ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Война в Корее, 1950–1953. Часть 1




Коллектив авторов
Война в Корее, 1950–1953

«Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: Полигон, 2003.
Книга на сайте: militera.lib.ru/h/korea_50_53/index.html
Иллюстрации: militera.lib.ru/h/korea_50_53/ill.html
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так обозначены страницы. Номер страницы предшествует странице.
{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Война в Корее, 1950–1953. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003. — 923 с. — (Военно-историческая библиотека). Тираж 5100 экз. ISBN 5–89173–145–2

Аннотация издательства: Настоящий военно-исторический очерк войны в Корее 1950–1953 гг. был разработан еще в 1950-е годы коллективом авторов под руководством С.С. Потоцкого и являлся закрытым трудом, предназначавшимся для генералов и офицеров. Книга рассказывает о событиях, которые долгие годы скрывались за грифом секретности от широкого круга читателей, а также об уроках и итогах первой послевоенной «пробы сил» в локальном конфликте.

Содержание

Введение [3]
Краткая характеристика района боевых действий [21]

Глава первая. Состояние вооруженных сил и основные взгляды на ведение боевых действий воюющих сторон к началу войны [29]

1. Вооруженные силы Корейской Народно-Демократической Республики [29]
2. Войска китайских добровольцев [39]
3. Вооруженные силы Южной Кореи [42]
4. Вооруженные силы США на Дальнем Востоке [46]

Глава вторая. Начало войны в Корее (Первый этап войны: 25 июня — 14 сентября 1950 г.)[56]

1. Планы и развертывание сил сторон [56]
2. Начало военного конфликта в Корее [60]
3. Разгром группировки противника в районе Сеула и выход на рубеж р. Ханган, Капнын (28 июня — 2 июля) [72]
4. Развитие наступления и выход войск Корейской народной армии на рубеж Посон, Кымсан, Ендон, Ёнчжю, Йопдок (3-25 июля) [76]
5. Наступление Корейской народной армии в направлении Пусан (26 июля — 20 августа 1950 г.) [85]
6. Борьба за пусанский плацдарм (21 августа — 14 сентября 1950 г.) [92]
7. Общие итоги и характерные черты боевых действий войск в первом этапе [99]

Глава третья. Контрнаступление американских и южнокорейских войск и выход их в северные районы КНДР (Второй этап войны: 15 сентября — 24 октября 1950 г.) [112]

1. Высадка морского десанта в Инчхоне и переход в контрнаступление из района Тайгу (15 сентября — 8 октября 1950 г.) [112]
2. Продолжение наступления войск ООН и южпокорсйских войск к северу от 38-й параллели (11-24 октября 1950 г.) [132]
3. Общие итоги и характерные черты боевых действий воИск во втором этапе [143]

Глава четвертая. Вступление в войну китайских добровольцев. Отступление войск ООН и южнокорейской армии из КНДР. Боевые действия в районах, прилегающих к 38-й параллели (Третий этап войны: 25 октября 1950 г. — 9 июля 1951 г.) [153]

1. Обстановка, состояние и группировка войск сторон к началу третьего этапа войны [153]
2. Контрудар 13-й армейской группы китайских добровольцев в районе Унзап, Хичсп, Токчён (29 октября — 5 ноября 1950 г.) [156]
3. Боевые действия войск китайских добровольцев и Корейской народной армии с 6 по 24 ноября 1950 г [161]
4. Контрнаступление китайских добровольцев и Корейской народной армии в Северной Корее (25 ноября — 18 декабря 1950г.) [163]
5. Наступление китайских добровольцев и Корейской народной армии с рубежа 38-й параллели (31 декабря 1950 г. — 9 января 1951 г.) [180]
6. Оборонительные действия и отступление китайских добровольцев и Корейской народной армии к 38-й параллели (25 января — 21 апреля 1951 г.) [189]
7. Боевые действия войск китайских добровольцев и Корейской народной армии с 22 апреля по 9 июля 1951 г [209]
8. Общие итоги и характерные черты боевых действий сторон в третьем этапе войны в Корее [233]

Глава пятая. Боевые действия сторон в ходе переговоров о перемирии (Четвертый этап войны: 10 июля 1951 г. — 27 июля 1953 г.) [246]

1. Обстановка и группировка войск сторон в Корее к 10 июля 1951 г [246]
2. Боевые действия сторон и ход переговоров в 1951 г. [255]
3. Боевые действия сторон и ход переговоров в 1952 г. [266]
4. Боевые действия сторон и ход переговоров в 1953 г. [279]
5. Общие итоги и характерные черты боевых действий войск сторон в четвертом этапе войны [288]

Глава шестая. Политическая работа в войсках [298]

1. Организация политической работы в войсках Корейской народной армии и китайских добровольцев [298]
2. Мероприятия командования и политорганов Корейской народной армии и китайских добровольцев по психологическому воздействию на войска противника [315]

Глава седьмая. Применение танков и самоходно-артиллерийских установок [319]

1. Бронетанковые войска Корейской народной армии и китайских добровольцев [319]
2. Бронетанковые войска американской и южнокорейской армий [337]

Глава восьмая. Применение артиллерии [354]

1. Артиллерия Корейской народной армии и китайских добровольцев [354]
2. Артиллерия американских и южнокорейских войск [371]

Глава девятая. Боевое применение военно-воздушных сил [391]

1. Военно-воздушные силы Корейской народной армии и китайских добровольцев [391]
2. Боевое применение военно-воздушных сил США [428]

Глава десятая. Боевые действия военно-морских сил [474]

1. Военно-морской флот Корейской Народно-Демократической Республики [474]
2. Военно-морской флот США [486]

Глава одиннадцатая. Применение воздушно-десантных войск армией США [526]

Глава двенадцатая. Организация противовоздушной обороны объектов тыла и путей сообщения зенитно-артиллерийскими средствами [541]

1. Организация ПВО объектов тыла и путей сообщения войсками Корейской народной армии и китайских добровольцев [541]
2. Использование зенитной артиллерии войсками ООН для прикрытия объектов тыла [572]

Глава тринадцатая. Инженерное обеспечение [574]

1. Инженерное обеспечение боевых действий войск Корейской народной армии и китайских добровольцев [574]
2. Инженерное обеспечение боевых действий американских и южнокорейских войск [619]

Глава четырнадцатая. Организация связи [659]

1. Связь в войсках Корейской народной армии и китайских добровольцев [659]
2. Связь в войсках американской и южнокорейской армий [680]

Глава пятнадцатая. Применение огнеметно-зажигательных средств и отравляющих веществ вооруженными силами США и некоторые меры защиты от них [691]

1. Огнеметно-зажигательные средства [691]
2. Боевое применение огнеметно-зажигательных средств [700]
3. Воздействие огнеметно-зажигательной смеси напалм наличный состав и боевую технику [706]
4. Меры защиты от огнеметно-зажигательных средств [708]
5. Химические войска армии США в Корее и их боевое использование [711]
6. Применение войсками США в Корее отравляющих веществ [718]

Глава шестнадцатая. Организация и работа тыла [721]

1. Тыл войск Корейской народной армии и китайских добровольцев [721]
2. Некоторые вопросы организации и работы тыла армии США [783]

Заключение [797]

Приложения [825]

Приложение 1. Организация высших органов управления КНА по состоянию на 25.6.1950 г.
Приложение 2. Организация пехотной дивизии КНА к началу войны в Корее
Приложение 3. Сравнительная таблица организации боевых частей и подразделений пехотных дивизий сторон
Приложение 4. Сравнительная таблица изменения количества личного состава и вооружения дивизий сторон в ходе войны
Приложение 5. Сравнительная таблица изменения огневых возможностей дивизий сторон в ходе войны
Приложение 6. Сравнительная таблица изменений возможностей дивизий сторон в ходе войны по созданию плотностей сил, средств, количества пуль и веса металла на один километр фронта в наступлении и обороне
Приложение 7. Организация танковой бригады КНА к началу войны в Корее
Приложение 8. Организация отдельного полка связи КНА на 25.6.1950 г.
Приложение 9. Тактико-технические данные основных образцов стрелкового вооружения КНА и КНД
Приложение 10. Тактико-технические данные основных образцов артиллерийского вооружения КНА и КНД
Приложение 11. Тактико-технические данные танков и самоходно-артиллерийских установок Корейской народной армии и китайских добровольцев, применявшихся в войне в Корее
Приложение 12. Тактико-технические данные самолетов Корейской народной армии и китайских добровольцев
Приложение 13. Организация артиллерийской дивизии КНД
Приложение 14. Организация пехотной дивизии КНД к началу третьего этапа войны
Приложение 15. Организация пехотной дивизии китайских добровольцев в четвертом этапе войны
Окончание прилож. 15. Организация танко-самоходного полка пехотной дивизии китайских добровольцев в четвертом этапе войны
Приложение 16. Организация высших органов военного управления южнокорейских вооруженных сил к началу войны
Приложение 17. Организация пехотной дивизии южнокорейской армии к началу войны в Корее
Приложение 18. Организация пехотной дивизии южнокорейской армии с изменениями на 15.9. 1950 г.
Приложение 19. Организация пехотной дивизии южнокорейской армии с изменениями на 1952 г.
Приложение 20. Тактико-технические данные основных образцов стрелкового вооружения американской и южнокорейской армий
Приложение 21. Тактико-технические данные основных образцов артиллерийского вооружения американской и южнокорейской армий
Приложение 22. Тактико-технические данные основных образцов танков, самоходных орудий и бронетранспортеров американской и южнокорейской армий
Приложение 23. Тактико-технические данные самолетов ВВС США, применявшихся в войне в Корее
Приложение 24. Организация пехотной дивизии армии США к началу войны в Корее
Приложение 25. Тактико-технические данные самолетов воздушных сил флота интервентов
Приложение 26. Тактико-технические данные основных классов кораблей сил ООН
Приложение 27. Состав и численность соединений, частей и подразделений, принимавших участие в войне в корее в составе сил ООН (кроме США)
Приложение 28. Организация управления Корейской народной армии в конце июня 1950 г.
Приложение 29. Организация управления Корейской народной армии к концу июля 1950 г.
Приложение 30. График боевого использования соединений Корейской народной армии с 25.6 по 14.9. 1950 г.
Приложение 31. Организация управления войсками китайских добровольцев в Корее на 15.11.1950 г.
Приложение 32. Численный состав истребительной авиации Корейской народной армии и китайских добровольцев, принимавших участие во время войны в Корее
Приложение 33. Общая численность самолетов США и других стран, принимавших участие в боевых действиях в Корее
Приложение 34. Боевой состав сухопутной авиации США, принимавшей участие в боевых действиях в Корее
Приложение 35. Организация дивизии морской пехоты
Приложение 36. Принципиальная организация сил и командования в инчхонской десантной операции
Приложение 37. Штатная численность личного состава и материальной части основных частей и подразделений инженерных войск американской и южнокорейскои армии
Приложение 38. Краткая характеристика инженерной техники, применявшейся американцами в Корее
Приложение 39. Организация фронтового отдельного полка связи (июль - сентябрь 1950 г.)
Приложение 40. Организация отдельного линейного батальона связи фронтового подчинения (июль - сентябрь 1950 г.)
Приложение 41. Организация отдельной линейной роты связи фронтового подчинения (июль - сентябрь 1950 г.)
Приложение 42. Организация войск связи Корейской народной армии к концу августа 1950 г.
Приложение 43. Организация войск связи Корейской народной армии центрального, фронтового и армейского подчинения (февраль - март 1951 г.)
Приложение 44. Организация радиосвязи ГШ КНА в первом этапе войны
Приложение 45. Организация радиосвязи ГШ КНА при наличии ВПУ в Чороне
Приложение 46. Организация радиосвязи главного командования Корейской народной армии в начале третьего этапа войны
Приложение 47. Организация радиосвязи Корейской народной армии на 20.3.1951 г. а) радиосвязь главкома
Приложение 48. Организация радиосвязи корейской народной армии на 20.3.1951 г. б) радиосвязь командующего фронтом
Приложение 49. Организация радиосвязи пехотной дивизии Корейской народной армии в наступательном бою при достаточной обеспеченности радиосредствами
Приложение 50. Организация радиосвязи пехотной дивизии Корейской народной армии в наступательном бою при ограниченных радиосредствах
Приложение 51. Организация проводной связи 1-й армии КНА в первом этапе войны
Приложение 52. Организация проводной связи 2-й армии КНА в первом этапе войны
Приложение 53. Организация радиосвязи 8-й армии США по состоянию на май 1953 г. (основные сети)
Приложение 54. Тактико-технические данные американских радиостанций
Приложение 55. Характеристика зажигательных веществ, применявшихся в войне в Корее
Приложение 56. Структура центральных органов тыла Корейской народной армии в начале войны
Приложение 57. Структура центральных органов тыла Корейской народной армии на 1.4. 1951 г.
Приложение 58. Организация дорожного управления тыла Корейской народной армии в 1951 г.
Приложение 59. Организация тыла китайских добровольцев на 1.4. 1951 г.
Приложение 60. Организация тыла китайских добровольцев в Корее на 9.11. 1951 г.
Приложение 61. Организация тыла 40-й армии КНД на 23.1. 1951 г.
Приложение 62. Организация тыла пехотного полка
Приложение 63. Схема подземного паровозоремонтного завода на ст. Сынхори
Приложение 64. Организация дивизии китайских железнодорожных войск
Приложение 65. Организация медицинской службы Корейской народной армии в конце 1951 г.
Приложение 66. Организация медицинского обеспечения войск китайских добровольцев на различных этапах войны в Корее
Приложение 67. Организация управления тылом американских войск в Японии и Корее
Приложение 68. Организация тыла и дислокация штабов районных командований тыла американских войск в Японии и Корее на 1.1.1953 г.
Приложение 69. Организация тыла полевой армии США
Приложение 70. Организация тыла пехотной дивизии США
Приложение 71. Организация квартирмейстерской роты пехотой дивизии США

Примечания
Список иллюстраций

 

 

 

 

 
Введение

Сейчас о Корейской войне 1950–1953 гг. знают только понаслышке и едва ли многим известно, что она чуть не привела к третьей мировой войне. Кроме того, история зарождения конфликта на Корейском полуострове, сама Корейская война и ее последствия самым непосредственным образом связаны с современностью, с дальнейшим развитием военного искусства, особенно взглядов на ведение боевых действий в локальных войнах.

Как же развивались события, приведшие к войне на Корейском полуострове? Напомним, что Корея, оккупированная Японией в результате русско-японской войны 1904–1905 гг., должна была согласно решениям Каирской конференции союзных держав (1 декабря 1943 г.) обрести независимость. Решение это было подтверждено Потсдамской декларацией (26 июля 1945 г.). На заключительном этапе Второй мировой войны командования СССР и США пришли к соглашению считать 38-ю параллель разграничительной линией военных действий американских и советских войск на Корейском полуострове. В соответствии с этим решением советские войска должны были принять капитуляцию японских войск в Корее к северу, а американские войска — к югу от 38-й параллели. Таким образом, единственной целью временного раздела Кореи на две зоны было принятие капитуляции японских войск. Однако в условиях «холодной войны», которая разразилась между СССР и США практически сразу после окончания Второй мировой, 38-я параллель превратилась по существу [4] в границу между Севером и Югом Кореи. Корейский вопрос обсуждался на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (декабрь 1945 г.), на котором было принято советское предложение, предусматривавшее воссоединение Кореи как единого, независимого государства, формирование общекорейского правительства и создание условий для развития страны на демократических началах. Но реализация этого плана с самого начала натолкнулась на серьезные трудности.

В северной части Кореи сразу же после освобождения были ликвидированы японские органы колониального аппарата, проведена земельная реформа, национализированы промышленность, транспорт, средства связи, банки и т. д. При этом советская военная администрация способствовала созданию структуры партийной и государственной власти по образу и подобию модели, существовавшей в те годы в СССР. С другой стороны, на юге Корейского полуострова США, декларировав приверженность принципам парламентаризма и демократии, на деле способствовала устранению авторитарного режима, во всем зависимого от Вашингтона.

Поэтому при столь глубоких различиях в подходах к государственному устройству Кореи совместная советско-американская комиссия по Корее, созданная в соответствии с решением Московского совещания для практической реализации принятых решений, так и не смогла выработать приемлемую формулу образования корейского государства.

Через два года безуспешных попыток прийти к соглашению Вашингтон избрал другой путь. Рассчитывая использовать в Организации Объединенных Наций (ООН) механическое большинство голосов, находившееся в то время под американским контролем, США передали рассмотрение корейского вопроса в ООН с тем, чтобы решить его на своих условиях. В результате такой политики Соединенные Штаты сумели провести в Южной Корее выборы в национальное собрание и сформировать южнокорейское правительство во главе с Ли Сын Маном. 15 августа 1948 г. было провозглашено образование Республики Корея со столицей в Сеуле. [5]

Объявив этот акт незаконным, власти Северной Кореи при поддержке советской военной администрации провели аналогичную работу на Севере, и 9 сентября 1948 г. была образована Корейская Народно-Демократическая Республика со столицей в Пхеньяне. Вслед за образованием КНДР Пхеньян добился объединения партийных организаций Севера и Юга в Трудовую партию Кореи (ГПК) и создал Единый демократический отечественный фронт (ЕДОФ) Кореи, основными задачами которого провозглашалась борьба за независимость и объединение страны, за немедленный вывод из Южной Кореи американских войск. Советские воинские части были выведены из Северной Кореи в конце 1947 г.

После создания ЕДОФ партизанское движение в Южной Корее, руководимое коммунистами, активизировалось. Оно сопровождалось крестьянскими восстаниями и забастовками рабочих, массовыми митингами и демонстрациями. В начале июня 1950 г. Единый демократический отечественный фронт вновь поставил вопрос об объединении страны и объявил о своем отказе рассматривать 38-ю параллель государственной границей.

По-видимому, в Пхеньяне считали: ситуация на Корейском полуострове созрела для перехода к решительным действиям в деле объединения Кореи в единое государство. При этом принималось во внимание наличие благоприятной обстановки международной обстановки. В соседнем Китае победила народная революция. 1 октября 1949 г. было провозглашено образование Китайской Народной Республики. В феврале 1950 г. Советский Союз и КНР заключили Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Успешное развитие экономического и военного потенциала КНДР, решающую роль в котором играла помощь со стороны Советского Союза, создавало в представлении северокорейского руководства материальную основу для объединения корейской нации.

Как реагировал на такой ход событий Вашингтон? Международная военно-политическая обстановка на Дальнем Востоке в первые послевоенные годы для США складывалась неудовлетворительно. Хотя «главный враг» — милитаристская Япония — был повергнут и США прочно [6] утвердились в этой стране, осуществляя там фактически единоличный контроль, но пришли в движение на волне одержанной победы практически все страны и народы Восточной Азии, начался всеобщий подъем национально-освободительной борьбы. Народы стремились сбросить оковы колониализма, обрести национальную и социальную свободу. Во Вьетнаме развернулось мощное наступление против французских колонизаторов; непрекращающиеся забастовки рабочих, партизанские бои прокатились по всему югу Корейского полуострова; вели упорную борьбу за свои права японские трудящиеся.

Особенно болезненно переживали в США крах своей политики в Китае. Истратив миллиарды долларов на экономическую и военную помощь Гоминьдану, Соединенные Штаты пытались спасти коррумпированный, полностью обанкротившийся режим Чан Кайши. Однако под напором китайской революции все эти усилия завершились полной неудачей. В этих условиях главная задача администрации США заключалась в том, чтобы стабилизировать положение на Дальнем Востоке, передислоцировать американские вооруженные силы таким образом, чтобы не допустить дальнейшего ухудшения своих позиций.

В руководящих кругах Вашингтона формировалось убеждение в необходимости отказа от вовлеченности в дела на материковой части Восточной Азии и закрепления на цепи островов, расположенных вдоль азиатско-тихоокеанского побережья. Объединенный комитет начальников штабов (ОКНШ) предложил, чтобы США установили «оборонный периметр» на Тихом океане вне азиатского континента, то есть определили некий рубеж для целей стратегического планирования. Это позволило бы Пентагону, исходя из имевшихся у него сил и возможностей, наметить те страны в регионе, которые он должен был защищать в случае, если они будут атакованы. В этой связи в Соединенных Штатах пришли к заключению, что Южная Корея для них стала помехой. По оценке ОКНШ, американские вооруженные силы, распыленные по всему миру, не располагали ресурсами для защиты южнокорейского режима. ОКНШ рекомендовал вывести американские войска из Кореи. Г. Трумэн одобрил эти рекомендации. [7]

Вашингтон, сделав упор на оснащение лисынмановской армии необходимыми вооружениями и пообещав Сеулу дополнительную военную и экономическую помощь, в июне 1949 г. вывел свои боевые части из Южной Кореи. Там осталось только 500 советников.

Ли Сын Ман понимал, что без американской поддержки и военной помощи его режим неминуемо рухнет. Поэтому он яростно выступал против вывода американских войск из Южной Кореи. Когда в июне 1949 г. они все же были выведены, южнокорейский лидер всячески стремился привлечь внимание Соединенных Штатов к положению в Корее и с этой целью санкционировал сотни вооруженных провокаций в районе 38-й параллели, что потенциально могло втянуть США помимо их желания в войну. Поэтому Вашингтон стремился сдерживать агрессивные устремления Ли Сын Мана, используя в качестве рычага давления обещания дополнительной экономической и военной помощи. Именно с этой целью в Сеуле побывал Дж. Даллес, который в самый канун Корейской войны — 18 июня 1950 г. — посетил район 38-й параллели.

Как же события развивались дальше? 25 июня 1950 г. рано утром по всей протяженности 38-й параллели начались военные действия между частями КНА и лисынмановскими войсками. В этой связи возникает вопрос, который непременно фигурирует при любом рассмотрении корейской проблемы: кто первым начал военные действия, Юг или Север?

На этот счет существуют две совершенно противоположные точки зрения. Одна — северокорейская, которую официально поддержали Советский Союз, Китай и другие социалистические страны. В дальнейшем именно на этой версии базировались все действия советской дипломатии. На ней основывались публикации советской прессы, а также все работы советских обществоведов, посвященных Корейской войне, суть которых сохраняется и поныне. Другой точки зрения придерживаются США, их союзники, а также большинство афроазиатских и латиноамериканских стран.

Рассмотрим обе версии подробнее. [8]

Итак, как сообщила «Правда», 25 июня 1950 г. радио Пхеньяна передало два заявления правительства КНДР. В первом из них сообщалось, что рано утром этого дня «южнокорейская армия численностью до 10 дивизий совершила внезапное нападение на территорию Северной Кореи по всей линии 38-й параллели». Ей удалось вторгнуться на северокорейскую территорию на глубину от 2 до 3 км. Во втором сообщении говорилось: «Действуя совместно с частями Народной армии, охранные отряды республики полностью отбили атаки врагов, проникших на север от 38-й параллели, и перешли в контрнаступление». Под ударами частей Корейской народной армии лисынмановские войска оказались деморализованными и начали отступать. Развивая наступление в глубь территории Южной Кореи, КНА через три дня заняла Сеул. К концу сентября 1950 г. части Народной армии вели боевые действия уже на самом юге Корейского полуострова у г. Пусан, 95% всей территории Кореи оказались под контролем Пхеньяна.

Прямо противоположного мнения о начале военных действий в Корее придерживались США, Англия, Франция, другие западные государства. Они получили информацию о «неспровоцированном нападении» КНДР на Республику Корея от комиссии ООН в Корее, а также от посла США в Сеуле Дж. Муччо, который телеграфировал в Вашингтон, что «северокорейские войска вторглись в нескольких пунктах на территорию Южной Кореи».

Вот как излагается ход развития событий того злополучного дня в американской историографии. Рано утром 25 июня 1950 г. Северная Корея предприняла «неожиданное вторжение» в Южную Корею. 75-тысячная армия Севера устремилась через 38-ю параллель, атаковав шесть главных пунктов вдоль нее и высадив морской десант в двух пунктах на восточном побережье Южной Кореи. Северокорейское радио начало немедленно заявлять, что атака была «оборонительной» и что Южная Корея предприняла наступление, танковая колонна частей КНА продвигалась в направлении Сеула, который уже 28 июня был занят северокорейскими войсками.

Свою оценку началу Корейской войны дал и командующий американскими войсками на Дальнем Востоке генерал [9] Д. Макартур. В телеграмме, которую он направил президенту Г. Трумэну, говорилось: нет никаких надежд, что южнокорейская армия сможет устоять перед натиском частей КНА. В телеграмме подчеркивалось: «Потери Южной Кореи, как это показали боевые действия, не свидетельствуют о соответствующих способностях к сопротивлению либо воле сражаться, и, по нашей оценке, нависла угроза полного краха».

25 июня по требованию США состоялось заседание Совета Безопасности, на котором была предпринята предложенная американской стороной резолюция, обвинившая КНДР в агрессии, т. е. нападении на Республику Корея, и представлявшая последнюю в качестве жертвы агрессии. В ней содержалось также требование о немедленном прекращении огня в Корее и выводе северокорейских войск за 38-ю параллель. 27 июня была принята еще одна резолюция, в которой содержались рекомендации членам ООН предоставить «Республике Корея такую помощь, которая может быть необходима для того, чтобы отразить вооруженное нападение и восстановить международный мир и безопасность в этом районе».

Последняя часть принятой резолюции стала основанием для расширения масштабов американской поддержки южнокорейских войск, которая накануне уже была предпринята по распоряжению администрации США. 27 июня Г. Трумэн объявил, что он отдал приказ военно-воздушным и военно-морским силам США на Дальнем Востоке прийти на помощь Южной Корее. Он распорядился также, чтобы 7-й тихоокеанский флот, уже крейсировавший в направлении Тайваньского пролива, предотвратил любую атаку со стороны Китая на Тайвань. Одновременно Г. Трумэн приказал расширить предоставление военной помощи французским силам в Индокитае и укрепить американские войска на Филиппинах. 30 июня президент США обязал генерала Д. Макартура двинуть сухопутные войска из Японии в Корею. Он также приказал американским ВМС блокировать все корейское побережье и дал распоряжение бомбардировать территорию Северной Кореи. Вмешательство Соединенных Штатов в военные действия на Корейском полуострове приняло всеобъемлющий, [10] полномасштабный характер. 7 июня американская администрация провела в Совете Безопасности новую резолюцию, в которой содержались положения о представлении членами ООН вооруженных сил и иных средств в распоряжение объединенного командования под руководством США, о просьбе к Соединенным Штатам назначить командующего такими силами и об использовании флага ООН в ходе боевых действий в Корее. Это решение Совета Безопасности поддержали 53 государства. Однако только 15 из них, связанные союзническими соглашениями с Вашингтоном или находившиеся в сильной зависимости от США, послали свои вооруженные силы в Корею. Более того, две трети «войск ООН» составляли американские военнослужащие (ВВС — 93,4%, ВМС — 85,9%, сухопутные силы — 50,3%). 8 июля Г. Трумэн назначил генерала Д. Маркартура командующим войсками ООН в Корее.

Советский Союз в это время не принимал участия в работе Организации Объединенных Наций. Дело в том, что после образования Китайской Народной Республики СССР энергично поддерживал требование китайского правительства об изгнании из Совета Безопасности представителя Чан Кайши и его замене представителем Народного Китая. Однако США и их сторонники отказались допустить в ООН представителя КНР. В знак протеста против этой незаконной акции советский представитель в ООН Я. Малик 13 января 1950 г. заявил, что Советский Союз не будет участвовать в работе Совета Безопасности и других органов ООН и признавать их решения до тех пор, пока чанкайшист не будет изгнан из Организации Объединенных Наций. Эта кардинальная русская ошибка открыла пять месяцев спустя путь к объединению ООН против атаки на Южную Корею. Это был дипломатический просчет И. В. Сталина. После начала Корейской войны и вмешательства в нее США правительство СССР сочло необходимым возобновить свое участие в Совете Безопасности, и 1 августа 1950 г. советский представитель занял в нем свое место.

Таким образом, с точки зрения международного права столкновение Севера и Юга в начальный период носило характер внутреннего конфликта между противостоящими друг другу различными частями одной нации, т. е. это [11] была гражданская война. Однако Соединенные Штаты вмешались во внутрикорейские дела, что стало актом открытой агрессии, в корне меняло характер разразившейся на Корейском полуострове гражданской войны.

К военным действиям готовились и Юг, и Север. США создали и вооружили южнокорейскую армию. В Северной Корее с помощью Советского Союза была создана Корейская народная армия. Вооруженные стычки вдоль 38-й параллели происходили с разной степенью интенсивности и до 25 июня 1950 г. Особенно часто они случались в 1949 — первой половине 1950 г., исчисляясь сотнями. Иногда в этих стычках участвовало более чем по тысяче человек с каждой стороны.

Политические деятели Севера и Юга, пользуясь терминологией «холодной войны», предавались недипломатической риторике, обвиняя друг друга в предательстве интересов корейского народа. При этом в Сеуле звучали провокационные призывы «объединить нацию» силой оружия, имевшие своей целью поддержание напряженности на Корейском полуострове с тем, чтобы вначале (до июня 1949 г.) не допустить или замедлить вывод американских войск из Южной Кореи, а позже — добиваться от США получения максимально возможной военной и экономической помощи.

В настоящий момент на основе имеющихся у исследователей данных невозможно абсолютно точно установить, было ли осуществлено нападение южнокорейских войск с углублением на территорию КНДР до 2–3 км, как утверждал Пхеньян, или имела место неспровоцированная агрессия Севера, как заявляли Сеул и Вашингтон. Анализируя происшедшее, важно иметь в виду следующее. До 25 июня 1950 г. вооруженные столкновения разной степени ожесточенности исчислялись сотнями, однако никогда не вызывали столь масштабной реакции КНДР. Можно утверждать, что даже в том случае, если имела место провокация со стороны Сеула, реакция Пхеньяна была неадекватной, она далеко выходила за рамки «отпора» или «наказания». Следовательно, на этот раз было принято политическое решение начать вооруженные действия по всей 38-й параллели. Ведь такая акция [12] требует тщательной подготовки: накопления достаточных сил, обеспечения необходимого запаса снаряжения, горючего, продовольствия и т. д.

Из теории военного искусства известно, что нападающая сторона для достижения успеха должна по численности в несколько раз превосходить своего противника. И трудно предположить, что южнокорейская сторона, тщательно подготовившись к походу на Север и развязав неожиданное генеральное наступление, смогла продвинуться только на несколько километров в глубь северокорейской территории. Более того, в считанные часы она была разгромлена и отброшена Народной армией, да так, что через три дня потеряла свою столицу Сеул, куда вошли части КНА.

КНДР, будучи зависимой в экономическом и военном отношении от Советского Союза, конечно же, не могла не согласовать свою политику с Москвой. Какие-либо серьезные политические решения, которые принимались бы корейскими руководителями в те годы сепаратно, думается, исключались. Это в полной мере относится и к военным действиям против Южной Кореи.

Можно предположить, что Сталин, оценивая военно-политическую обстановку на Дальнем Востоке, полагал возможным достичь быстрой победы и добиться объединения Севера и Юга военным путем посредством развязывания гражданской войны на Корейском полуострове. На фоне убедительной победы китайской революции 1949 г., когда Народно-освободительная армия Китая разгромила чанкайшистские войска, пользовавшиеся огромной военной помощью со стороны Соединенных Штатов, Сталин, видимо, считал, что того же можно достичь и в Корее. При этом предполагалось, что США не решаться прямо вмешиваться в вооруженный конфликт, слишком сокрушительным выглядело их поражение в Китае, да и в американском обществе существовал своего рода «китайский синдром».

То, что военные действия начала именно северокорейская армия, подтверждают высказывания очевидца этих событий — ответственного партийного работника КНДР Кан Сан Хо, который в первые дни боев находился в районе [13] 38-й параллели. После анализа обстановки на месте боев он пришел к такому выводу: «Надо быть слепым или идиотом, чтобы не понять, что войну, несомненно, начал Ким Ир Сен».

Такой же вывод следует из воспоминаний Н. С. Хрущева. Бывший советский руководитель утверждал, что Ким Ир Сен сумел убедить Сталина в том, что революционная ситуация на Юге Кореи созрела. Там, мол, только ждут сигнала с Севера, чтобы свергнуть Ли Сын Мана.

Анализ опубликованных в то время документов позволяет достаточно ясно представить себе советские подходы к корейской проблеме. Так, в заявлении заместителя министра иностранных дел А. А. Громыко об американской вооруженной интервенции в Корее от 4 июля 1950 г. говорилось, что «корейцы имеют такое же право устроить по своему усмотрению свои внутренние национальные дела в области объединения Юга и Севера в единое национальное государство, какое имели и осуществили североамериканцы в 60-х годах прошлого века, когда они объединили Север и Юг в единое государство».

Однако Соединенные Штаты все же вмешались в корейские дела, кардинально отойдя от выработанной ранее стратегии «сдерживания коммунизма» в Азии. Недооценка такого поворота событий стала крупнейшим дипломатическим просчетом советского руководства.

Какими же обстоятельствами определялись действия Вашингтона в отношении событий в Корее? Отбросим как пропагандистские и риторические заявления американских деятелей о «защите свободы и демократии» в Корее от происков коммунистов, что лежало в основе обоснования вмешательства США в корейский конфликт. С точки зрения реальной политики Белый дом, видимо, пришел к заключению, что после «потери» Китая возможность образования единого корейского государства, дружественного Советскому Союзу, неминуемо создаст серьезную угрозу американским интересам в Японии, крайне затруднит положение Соединенных Штатов в азиатско-тихоокеанском регионе. Нависла угроза краха всей азиатской политики США. [14]

Как же в дальнейшем развивались военные действия на Корейском полуострове? Пытаясь предотвратить полное поражение лисынмановских войск, США 15 сентября высадили десант в тылу КНА в районе Инчхона (16 миль от Сеула) — 50 тыс. пехоты с танками и артиллерией. Высадку десанта прикрывали 800 самолетов и 300 военных кораблей. Одновременно американское командование подготовило мощный контрудар на Пусанско-Тэгуском плацдарме, где против 70-тысячной северокорейской армии были сосредоточены вдвое большие силы войск ООН. В результате этих действий части КНА попали в трудное положение, многие из них были окружены и вынуждены с тяжелыми боями прорываться на Север, неся большие потери.

Тем временем США, предвкушая скорую победу, добивались на 5-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН согласия последней на переход «войсками ООН» 38-й параллели. Это в действительности давало им карт-бланш на захват всей территории КНДР. Развивая наступление, американо-южнокорейские войска в октябре 1950 г. вышли в отдельных местах к пограничным с Китаем рекам Яла и Тумынь, что создавало непосредственную угрозу безопасности Китайской Народной Республики.

КНР не могла смириться с перспективой установления на Корейском полуострове американского контроля, т. е. с возможностью появления враждебных сил на китайско-корейской границе протяженностью 700 км. Поэтому 25 октября 1950 г. китайские добровольцы были направлены в Корею и присоединились к частям КНА. После упорных оборонительных боев КНА и китайские добровольцы отбросили противника и перешли в контрнаступление. Американо-южнокорейские войска, понеся большие потери, начали отступать. К середине декабря 1950 г. территория КНДР была освобождена.

В дальнейшем военные действия развивались с разной степенью интенсивности, а с середины 1951 г. стабилизировались на 38-й параллели, т. е. примерно там, где они и начались 25 июня 1950 г.

Ноябрьско-декабрьское (1950 г.) поражение американских войск в Корее вызвало взрыв истерии среди военных, импульсивные и мало продуманные рекомендации [15] командующего силами ООН Д. Макартура. Он разработал программу «решительных действий», которая, по словам генерала, должна была быстро привести к победоносному завершению войны. Для этого он предложил перенести военные действия на китайскую территорию, используя стратегическую авиацию для бомбардировки военных и промышленных объектов в Маньчжурии, а также перекрытия путей снабжения китайской армии со стороны СССР. Макартур настаивал на необходимости полностью заблокировать китайское побережье. Он считал возможным использовать чанкайшистские войска для ведения военных действий на юге Китая, а также на корейском фронте.

Однако президент Г. Трумэн, госсекретарь Д. Ачесон, министр обороны Д. Маршалл (сменивший Л. Джонсона в октябре 1950 г.) не решились приступить к осуществлению этих опасных планов. В правящих кругах США развернулась длительная и острая дискуссия, так называемый большой спор. Как бы подытоживая его, председатель ОКНШ О. Брэдли заявил, что если бы было осуществлено предлагавшееся Макартуром распространение войны на Китай, то это вовлекло бы США «не в ту войну, не в том месте, не в тот момент и не с тем противником».

Американская администрация, оценивая возможные последствия нападения на КНР, принимала в расчет наличие Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, подписанного СССР и Китаем 14 февраля 1950 г. Сколь серьезное значение придавалось в США наличию этого договора, свидетельствуют многочисленные высказывания высших руководителей этой страны, а также ведущих американских исследователей. Вот что писал по этому поводу Г. Трумэн: «Без сомнения, мы достигли момента, когда надо было принимать серьезное решение. Если бы мы избрали путь разжигания войны в отношении Китая, нам следовало бы ожидать возмездия. Пекин и Москва были союзниками как идеологически, так и по договору. Если бы мы напали на коммунистический Китай, то должны были ожидать русского вмешательства».

Рассуждения американских стратегов в общем виде сводились к следующему: США пока не готовы к «большой» войне с Советским Союзом. По их оценкам, у Соединенных [16] Штатов не было для этого достаточного количества войск и ресурсов. Положение в Европе характеризовалось как нестабильное, западноевропейские союзники США испытывали большие экономические трудности и без американской поддержки были уязвимы, НАТО находилась только в зародыше. Поэтому главная опасность для США заключалась в возможности потерять Западную Европу, которая якобы легко могла попасть в руки Советов. Кроме того после переброски американских сухопутных частей с Японских островов на корейский театр военных действий уязвимой оставалась Япония, которая входила в «периметр безопасности» США и потеря которой для них также считалась неприемлемой.

В этой связи Белый дом не решился расширить масштабы войны в Корее и отверг рекомендации Макартура по перенесению военных действий на территорию Китая, что неминуемо вызвало бы полномасштабную войну с КНР и вынудило Советский Союз в силу союзнических обязательств с этой страной встать на сторону Китая. «Генерал Макартур был готов пойти на риск всеобщей войны, — свидетельствует Трумэн. — Я не был готов к этому».

Отстаивая свою позицию, Д. Макартур активно выступал в прессе, от имени США делал заявления для печати, обращался с разного рода предложениями и даже ультиматумами к корейско-китайскому командованию, иногда в противовес официальной точке зрения Вашингтона, что вызвало крайне негативную реакцию Белого дома, поэтому 11 апреля 1951 г. генерал Д. Макартур был смещен со всех командных постов на Дальнем Востоке.

Здесь следует отметить, что американское командование также допустило огромный дипломатический просчет в отношении оценки возможности включения в Корейскую войну воинских частей Китайской Народной Республики. 2 мая 1951 г. на слушаниях в американском конгрессе впервые было оглашено содержание беседы Г. Трумэна и Д. Макартура, которая состоялась в середине октября 1950 г. на острове Уэйк. Из нее следовало, что президент США был введен в заблуждение утверждениями командующего силам ООН по вопросу о возможности вмешательства КНР в Корейскую войну. [17]

В сообщении отмечалось, что Китай вряд ли сможет переправить через пограничную р. Яла из Маньчжурии войска численностью более 50–60 тыс. человек. При этом он утверждал, что американская авиация сможет «искромсать» их до того, как они достигнут Пхеньяна.

Однако в действительности события развивались по-иному. По американским оценкам, численность отрядов китайских добровольцев составила 200 тыс. человек и вооружены они были первоклассными советскими танками, реактивным оружием, в небе Кореи появились лучшие по тем временам истребители МиГ-15, что позволило дать противнику сокрушительный отпор, а затем прочно удерживать позиции вдоль 38-й параллели вплоть до подписания Соглашения о перемирии.

Вопрос о прекращении огня в Корее встал на повестку дня международной жизни практически с первых дней Корейской войны. Вначале этого потребовали США и их сторонники в Совете Безопасности, а затем и Советский Союз, когда вмешательство Соединенных Штатов и войск ООН в гражданскую войну в Корее стало свершившимся фактом.

После ноябрьско-декабрьского поражения войск ООН и стабилизации военных действий вдоль 38-й параллели в Соединенных Штатах стали раздаваться голоса о необходимости поисков путей к установлению мира в Корее. В этих условиях Я. Малик, выступая 23 июня 1951 г. в Нью-Йорке с речью по радио, предложил в качестве первого шага мирного урегулирования корейского конфликта приступить к переговорам о прекращении огня и перемирии. На этот раз США, убедившись в невозможности одержать победу военным путем, согласились на переговоры, которые продолжались почти два года. 27 июня 1953 г. Соглашение о перемирии в Корее было подписано.

Каковы основные итоги и уроки Корейской войны? Что удалось достигнуть вовлеченным в нее противоборствующим силам?

Прежде всего нужно еще раз подчеркнуть, что война закончилась практически на тех же позициях вдоль 38-й параллели, где она разразилась. Ни Северу, ни Югу не удалось с помощью кровопролитных сражений военным [18] путем завершить «объединение родины» на своих условиях, добиться реализации своих классовых интересов. Вспомним, что за каждой из воюющих сторон стояли великие державы, принадлежащие к различным социальным системам. Это означало, что первая послевоенная «проба сил» в локальном военном конфликте между ними никому не принесла политических дивидендов. Соотношение сил на мировой арене сложилось таким образом, что ни одна из великих держав не располагала больше возможностями безнаказанно проводить в жизнь свои великодержавные замыслы. К сожалению, этот исторический урок вскоре был забыт, и Соединенные Штаты ввязались в гражданскую войну во Вьетнаме, а Советский Союз вмешался во внутренние дела соседнего Афганистана. Печальные итоги этой политики общеизвестны.

«Ограниченная война» в Корее привела к огромным человеческим потерям всех вовлеченных в нее государств. По официальным американским данным, в Корейской войне США потеряли 54 246 человек убитыми и 103 284 человека ранеными. Потери китайских частей, включая раненых, составили около 1 млн человек.

Но самые страшные потери понес корейский народ: погибло 9 млн человек, их них 84% — мирные жители.

Что касается советских людей, то известно, что потери 4-го истребительного авиационного корпуса участвовавшего в боевых действиях на Корейском полуострове, составили 120 летчиков. Но из литературных источников, в том числе мемуарных, известно, что во время Корейской войны гибли наши советники, связисты, медработники, дипломаты, другие специалисты, оказывавшие помощь народной Корее. Подробная информация о их потерях еще не давалась в печати.

Следующий итог Корейской войны — резкое усиление милитаристских тенденций во всем мире, скачкообразный рост военных расходов, возрастание до критических масштабов международной напряженности не только на Дальнем Востоке, но прежде всего в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке.

По официальным данным американской статистики, с 1949 по 1953 г. военные ассигнования США выросли с [19] 12,9 млрд долл. (32,7% бюджета) до 50,4 млрд (67,8% бюджета). Всего же за 1950–1953 гг. на военные цели было истрачено 130 млрд долл., т. е. почти на 50 млрд больше, чем в предшествующем четырехлетии. Численность вооруженных сил США за три года войны увеличилась на 2 млн человек. К ее концу в американской армии находилось 3,6 млн человек.

Таким образом, война в Корее детонировала переход Соединенных Штатов на военное положение, перевод ее экономики на военные рельсы. Это привело к существенному росту военного потенциала США. Резко возросла агрессивность Вашингтона, который все в большей мере стал опираться на военно-силовые методы разрешения международных проблем.

Конфликт на Корейском полуострове оказал самое непосредственное воздействие на всю глобальную систему международных отношений, способствовал активизации деятельности НАТО, что привело к усилению напряженности в Европе. «Холодная война» между Западом и Востоком, а точнее — между США и СССР достигла своего апогея.

Вполне естественно, что в этих условиях Советскому Союзу для сохранения военного паритета также пришлось резко увеличить расходы на оборону. И это в то время, когда мы только-только стали выбираться из руин Второй мировой войны.

Война в Корее — яркий пример того, какое значение имеет для страны взвешенная, глубоко продуманная на коллективной основе внешняя политика. Ее неудача оборачивается неисчислимыми потерями для всего народа.

Войну в Корее, в целях лучшего понимания развивавшихся событий, по характеру боевых действий сторон и военно-политических результатов можно подразделить на четыре этапа.

Первый этап — начало войны, наступление Корейской народной армии (КНА) до р. Нактонган (25 июня — 14 сентября 1950 г.)

Второй этап - контрнаступление американских и южнокорейских войск и выход их в северные районы КНДР (15 сентября — 24 октября 1950 г.) [20]

Третий этап — вступление в войну китайских народных добровольцев (КНД). Отступление американских и южнокорейских войск из Корейской Народно-Демократической Республики. Боевые действия войск сторон в районах, прилегающих к 38-й параллели (25 октября — 9 июля 1951 г.)

Четвертый этап - боевые действия сторон в ходе переговоров о перемирии (10 июля 1951 г. — 27 июля 1953 г.) [21]

 

 

 
Краткая характеристика района боевых действий

Боевые действия в Корее велись на территории полуострова Корея и прилегающих к нему островов. Корея омывается тремя морями: Желтым, Японским и Восточно-Китайским. На севере она граничила с Советским Союзом по р. Тумыньцзян (15 км) и с Китайской Народной Республикой по р. Ялуцзян (885 км). От японских островов Хонсю и Кюсю Корея отделена Корейским и Цусимским проливами, ширина которых в самой узкой части достигает 210 км.

Протяженность территории Кореи с севера на юг — 800 км, ширина полуострова — 200–300 км. Общая площадь полуострова достигает 221 тыс. кв. км, в том числе многочисленные острова (около 3,5 тыс.) занимают более 5 тыс. кв. км. На Корейскую Народно-Демократическую Республику приходится около 47% общей площади страны.

Численность населения Кореи к 1950 г. достигала 30 млн человек, из которых 98% составляли корейцы. До 85% населения занималось сельским хозяйством, остальные проживали в городах. Из общего числа населения более 10 млн человек проживало в КНДР.

Большую часть поверхности Кореи занимают горы — Северо-Корейские, Хокудайхо и Восточно-Корейские. Горы невысокие, но с каменистыми крутыми скатами, с узкими долинами. К морским побережьям горы понижаются и более доступны для боевых действий войск.

Северо-Корейские горы высотой в 1500–2000 м являются самой мощной естественной преградой в северных [22] районах Кореи. Основными проходами для войск в горах служили долины рек Чандзинган, Токноган и Чёнчёнган.

Горы Хокудайхо высотой 400–1200 м скалисты и труднопроходимы. Они представляют собой крупную естественную преграду, прикрывающую Пхеньянскую равнину со стороны морского побережья на участке Вонсан, Хамхын.

Восточно-Корейские горы расположены в основном в Южной Корее. Главные хребты этих гор вытянуты вдоль восточного побережья на 500 км.

Наиболее доступным для боевых действий войск являлось западное побережье. Здесь находятся самые обширные в Корее равнины — Пхеньянская, Сеульская, Кунсанская. Поверхность равнин холмистая, с многочисленными низкогорными (300–700 м) кряжами, командующими над окружающей местностью. Низкие и ровные участки заняты рисовыми полями. Побережье сильно изрезано глубоко вдающимися в сушу заливами. Прибрежная полоса моря мелководна, с многочисленными островами. Высота приливов — 3–6 м, а местами — 9–10 м. Приливы и отливы, чередующиеся через каждые 6 ч 25 мин, то затопляют, то обнажают широкую (до 10 км) прибрежную полосу. Это сильно затрудняло как оборону побережья, так и высадку морских десантов. Важными портами, в районе которых осуществлялась высадка крупных морских десантов, являлись Нампхо, Инчхон, Кунсан.

Южное побережье также сильно изрезано заливами, но в отличие от западного более гористо; прибрежная полоса моря глубже, приливная волна меньше, отливные течения слабее. Здесь находится самый крупный порт Кореи — Пусан, связанный с японскими портами железнодорожным паромом.

Восточное побережье — самое гористое, слабо изрезанное заливами; море у берегов глубокое, приливная волна небольшая (1–2 м). К берегу могли подходить корабли всех классов как для высадки морских десантов, так и для поддержки сухопутных войск огнем корабельной артиллерии. Однако гористый характер побережья затруднял непосредственную высадку десантов на берег и развитие ими успеха. Наиболее удобным для высадки [23] морских десантов являлся участок побережья от Вонсана до Хамхына длиной 120 км, где местность на глубину до 40 км от берега преимущественно равнинная и холмистая.

Реки Кореи с быстрым течением и каменистым дном. Режим рек весьма неустойчивый. С сентября по май многие реки пересыхают или мелеют, а в период сильных дождей — с июля по август — становятся многоводными, бурными, иногда затопляют долины. Реки замерзают на севере с ноября по март, на юге — с декабря по январь. Весенние паводки небольшие. Только в период сильных дождей реки представляют серьезное препятствие для войск. Долины рек в большинстве узкие, лишь на отдельных участках они расширяются до 3–5 км и более и становятся доступными для широкого использования боевой техники на механической тяге.

Большие реки Кореи — Чёнчёнган, Тэдонган, Ханган, Кымган и Нактонган — в своем среднем и нижнем течении являются крупными естественными преградами для войск. В устьях они образуют широкие лиманы, которые на несколько километров в глубь территории подвержены морским приливам, дважды в сутки повышающим уровень воды, а при отливах увеличивающим скорость течения до 3–5 м/с. Эти особенности в режиме рек сильно влияли на организацию и устройство переправ, усложняли эксплуатацию наплавных мостов и паромов. Кроме того, на подходах к рекам образовывалось много залитых водой пространств, которые затрудняли выход войск к берегам рек.

Вода в реках и озерах Кореи, за исключением дождливых дней, чистая, годная для питья.

В Корее преобладают скальные грунты, затрудняющие подготовку местности в инженерном отношении. Грунты из песка, гравия и гальки залегают в долинах и на равнинах. Глинистые грунты находятся на плоских участках равнин; илистые, топкие почти весь год грунты — на рисовых полях и болотах. Инженерные работы на равнинах были затруднены высоким уровнем грунтовых вод, повышающимся после сильных дождей.

На равнинах, в горных долинах и в котловинах преобладает безлесная местность. Здесь много рисовых заливных [24] полей, на холмах местами растет кустарник, имеются небольшие рощи. Горы Северо-Корейские и Хокудайхо покрыты густым лесом. Южнее 38-й параллели лесов мало, поэтому здесь войска испытывали нужду в топливе и древесном строительном материале.

Климат Кореи в значительной степени зависит от муссонов — ветров, дующих зимой с материка в океан, а летом — с океана на материк. Поэтому зима в Корее относительно сухая, с большим количеством ясных дней, чем лето; лето — влажное, дождливое, пасмурное и теплое, а на юге — жаркое. Летом выпадает до 80% годовых осадков. Средняя температура января на севере составляет — 12°, на юге — около 0° и выше.

Климат оказывал существенное влияние на боевые действия войск. Обилие осадков, выпадающих большей частью летом, затрудняло использование боевой техники: глинистые грунты и насыпные дороги на рисовых полях находились в непроезжем состоянии; увеличивалась сложность форсирования рек, которые становились многоводными и с быстрым течением; на аэродромах без искусственных взлетно-посадочных полос исключались взлет и посадка самолетов; повышался уровень грунтовых вод, что угрожало затоплением инженерных сооружений. Высокая влажность воздуха и частые дожди способствовали возникновению в войсках заболеваний, а высокая температура на юге Кореи вызывала тепловые удары.

В Корее имеется сравнительно густая для горной местности сеть дорог — железных и автомобильных — и, кроме того, много вьючных троп. Важнейшими узлами дорог являются Сеул и Пхеньян. Дороги проходят главным образом по долинам рек. На дорогах много мостов, туннелей, крутых поворотов и больших уклонов.

Железные дороги Кореи преимущественно однопутные; ширина колеи — 1435 мм (уже российской колеи на 89 мм), пропускная способность — 8–18 пар поездов в сутки, состав поезда — 8–15 четырехосных вагонов, вес поезда — 240–450 т (нетто). Двухпутная дорога имеется всего одна: Синыйчжу, Пхеньян, Сеул, Тайгу, Пусан (950 км); ее пропускная способность — около 40 пар поездов в сутки, состав поезда — 26–36 четырехосных вагонов, [25] вес поезда — 800–1100 т (нетто), средняя техническая скорость движения поездов 40 км/ч.

Из северных районов КНДР к 38-й параллели и далее на юг проходят две железные дороги (из них одна двухпутная) общей пропускной способностью 56 пар поездов в сутки. Эти дороги связаны между собой несколькими рокадами и ветками с морскими портами. К Советскому Союзу из Кореи подходила одна железная дорога, пропускная способность которой равнялась 16 пар поездов в сутки. С Китайской Народной Республикой Корея связана тремя железными дорогами общей пропускной способностью 63 пары поездов в сутки. Для связи с японскими железными дорогами от порта Пусан имелись железнодорожные паромы. Железная дорога, проходящая по восточному побережью, на многих участках была подвержена обстрелу корабельной артиллерии.

Автомобильные дороги Кореи имеют прочное основание, но ширина полотна даже на небольших участках различна: на равнинах — 5–8 м, в горах — 4–4,5 м, на перевалах — 2,5–3 м. Крутые и узкие повороты на дорогах, а также большие уклоны ограничивали скорость движения автомашин до 10 и даже 5 км/ч. Мосты на дорогах прочные, преимущественно железобетонные, грузоподъемностью 30–60 т, деревянные мосты имели грузоподъемность 10–30 т. Через рисовые поля дороги проложены по насыпям.

Из северных районов КНДР через 38-ю параллель до южного побережья страны проходили три автомобильные дороги. Рокадные дороги, связывавшие морские порты западного и восточного побережий, имелись через 60–80 км. С Советским Союзом Корея была связана одной, с Китайской Народной Республикой — девятью автомобильными и улучшенными грунтовыми дорогами.

Средства связи в Корее в основном были развиты хорошо. Вдоль основных коммуникаций от северной государственной границы до южных портов страны проходили две главные линии проводной связи емкостью на разных участках 10–48 проводов. Кроме того, вдоль железных дорог были проведены линии связи емкостью 8–13 проводов. Более 10 проводных линий пересекало полуостров с запада [26] на восток, связывая морские порты; емкость этих линий составляла 2–12 проводов. Города Синыйчжу и Пусан, Сеул и Вонсан связаны подземными кабелями.

Южные порты Кореи — Пусан, Масан — и о. Чэчжюдо связаны с японскими островами Хонсю, Рюкю и Цусима морскими подводными кабелями. Подводные кабели проложены также между Вонсан и Мацуэ (Япония), Сунчхон и Дальний (Китай).

Сравнительно хорошо была развита в Корее радиосвязь. Мощность большинства радиостанций составляла 0,25–5 кВт. Наиболее крупные узлы связи имелись в Пхеньяне, Сеуле, Пусане, Чинчжу, Тэчжоне и Тайгу.

В Корее было около 96 аэродромов и 30 посадочных площадок общей емкостью 2400 боевых самолетов. Из общего числа аэродромов в Южной Корее находилось 60 аэродромов, из них 30 с искусственными взлетно-посадочными полосами, в том числе 9 для базирования тяжелых бомбардировщиков. На некоторых аэродромах имелись по две бетонные или асфальтовые взлетно-посадочные полосы, авиамастерские, система слепой посадки, большие склады ГСМ и боеприпасов. Кроме того, в Южной Корее было 16 посадочных площадок. Большинство аэродромов построено на равнинах — у железных и автомобильных дорог и у морских портов.

Наиболее благоприятный период для полетов и боевой деятельности авиации — октябрь — март, когда устанавливается относительно сухая и ясная погода. Визуальная и радиолокационная ориентировка в Корее облегчалась береговой линией моря, островами, дорогами, городами и хребтами. Контрастная местность позволяла успешно применять панорамные радиолокационные прицелы. Вместе с тем при полетах следовало постоянно учитывать наличие морских приливов и отливов, которые резко изменяли конфигурацию берегов материка и островов.

Населенные пункты в Корее преимущественно сельского типа, дома глинобитные или из камня, крыши соломенные или черепичные, улицы кривые и узкие. Городов мало, большинство их расположено на морском побережье. В центрах городов улицы широкие, дома двух — и четырехэтажные, окраины мало отличаются от деревень. [27]

Корея — преимущественно сельскохозяйственная страна. В предвоенные годы в стране собиралось около 4,2 млн т риса, 1,2 млн т ячменя, 0,9 млн т проса, 0,7 млн т бобов, 0,4 млн т пшеницы, 0,8 млн т картофеля. Рис и ячмень возделываются главным образом на равнинах южного и западного побережий, пшеница и просо — на Пхеньянской равнине, овощи — всюду. В Южной Корее урожай этих продуктов собирается дважды в год. Животноводство в Корее было развито слабо, поэтому товарная продукция мяса не превышала 200 тыс. т в год.

В Корее добывался каменный уголь, железная руда, вольфрам, обнаружены залежи урановых руд (в районах Кусон и Чорон).

Мощность всех электростанций Кореи в 1944 г. составляла около 1,5 млн кВт. Электроэнергии вырабатывалось 3,2 млрд кВт-ч, из которых 92% приходилось на Северную Корею. Самая крупная гидростанция — Супундонская, расположена на р. Ялуцзян.

Металлургия сосредоточена главным образом на севере страны, в городах Ченгчжин, Ким Чак (Сенгчжин), Сеул, Пусан.

В Корее была развита химическая и судостроительная промышленность, в меньшей степени — металлообрабатывающая, текстильная и машиностроительная. Основные химические заводы расположены в Северной Корее.

В целом территория Кореи с ее горным рельефом и относительно развитой дорожной сетью позволяла проводить фронтовые и армейские операции во взаимодействии с авиацией и военно-морским флотом. Преобладающая в стране горная местность затрудняла в ходе боевых действий широкое использование бронетанковых войск, артиллерии на мехтяге, а также автотранспорта.

Боевые действия в войне 1950–1953 гг. развертывались по трем направлениям: западному, центральному и восточному.

Западное направление — Пхеньян, Сеул, Кванчжу — отличалось большей емкостью. Протяженность его составляла 500 км. Обширные равнины этого направления — Пхеньянская, Сеульская и Кунсанская — доступны для широкого использования всех родов войск, а также организации [28] маневра с целью захвата с ходу речных рубежей, проходов в горах, городов и портов. На западном направлении, в полосе шириной 90–120 км, — наиболее плотное население. Здесь расположены крупные города Пхеньян, Сеул, имелась самая густая сеть дорог и находились важные порты — Нампхо, Инчхон, Кунсан, Мокпхо. В полосе этого направления имелась одна железная, три автомобильные дороги и много рокад.

Центральное направление — Чорон, Чунчжу, Тайгу, Пусан — выводило к крупнейшему порту Кореи — Пусан. Протяженность направления — 360 км, ширина — 75–120 км. Гористый характер местности этого направления в ходе боевых действий ограничивал возможность использования танков. Только местность Нактонганской долины позволяла широко маневрировать всеми родами войск. В полосе этого направления имелись одна железная и одна-две автомобильные дороги.

Восточное направление проходило вдоль всего восточного побережья Кореи, ширина его не более 35–50 км. Эта полоса заполнена крутыми труднопроходимыми отрогами гор с небольшими равнинными участками в устьях рек, в пределах которых и развертывались боевые действия частей и соединений. [29]

 

 

 
Глава первая.
Состояние вооруженных сил и основные взгляды на ведение боевых действий воюющих сторон к началу войны

 

1. Вооруженные силы Корейской Народно-Демократической Республики

С целью защиты независимости своего государства Временный Народный Комитет Северной Кореи в первой половине 1946 г. принял решение о проведении подготовительной работы по созданию вооруженных сил. В соответствии с этим решением в середине 1946 г. была сформирована одна пехотная бригада для охраны железнодорожных линий, мостов и туннелей и две школы по подготовке командного и политического состава для армии. В конце 1946 г. были сформированы две пехотные дивизии.

Комплектование войск рядовым составом производилось на основе принципа добровольности при активной помощи со стороны общественных организаций. Армия комплектовалась из рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции по нарядам Народного комитета.

В связи с тем, что южнокорейское правительство стремилось захватить КНДР и постоянно организовывало провокации в районе 38-й параллели, правительство Корейской Народно-Демократической Республики вынуждено было принимать меры к дальнейшему укреплению своих вооруженных сил.

В 1947–1949 гг. были дополнительно сформированы одна пехотная дивизия, отдельная танковая бригада, отдельные артиллерийский, зенитно-артиллерийский, инженерный полки, полк связи; началось формирование отдельной авиационной дивизии, а также создание военно-морского флота. Кроме того, в состав Корейской народной армии были включены прибывшие из Китая [30] две корейские пехотные дивизии (5-я и 6-я), которые сражались в составе Народно-освободительной армии Китая против гоминьдановцев.

В первой половине 1950 г., в связи с усилением угрозы военного нападения со стороны Южной Кореи, было принято решение о переформировании одной пехотной бригады в пехотную дивизию и о сформировании трех новых пехотных дивизий. В апреле этого года из Китая прибыла еще одна отдельная корейская дивизия, которая была включена в состав КНА как 12-я пехотная дивизия, а также отдельный пехотный полк.

Таким образом, в течение 1946–1950 гг. усилиями Трудовой партии и правительства КНДР в стране были созданы вооруженные силы, призванные охранять трудящихся республики и их демократические завоевания{1}. К началу войны вооруженные силы КНДР состояли из сухопутных войск, военно-воздушных сил и военно-морского флота. Руководство всеми вооруженными силами осуществлялось Министерством национальной обороны через Генеральный штаб и командующих видами вооруженных сил и родов войск. Военные округа, армейские или корпусные управления не создавались{2}. Сухопутные войска имели в своем [32] составе: десять пехотных дивизий{3} (1, 2, 3, 4, 5, 6, 10, 12 13, 15-ю), из них четыре (4, 10, 13, 15-я) находились в стадии формирования; 105-ю танковую бригаду{4}, 603-й мотоциклетный полк; отдельный артиллерийский полк (12 122-мм гаубиц и 24 122-мм пушки); отдельный зенитно-артиллерийский полк (24 37-мм орудия МЗА, 12 85-мм орудий СЗА и 30 крупнокалиберных зенитных пулеметов); отдельные полки: связи{5}, инженерно-саперный{6}, охранный; три отдельных батальона (два пехотных, один охраны); четыре отдельные бригады внутренней и пограничной охраны; три военных училища и одни курсы усовершенствования. Общая численность сухопутных войск составляла 175 тыс. человек.

Военно-воздушные силы состояли из одной авиационной дивизии (штурмовой, истребительный и учебный авиаполки, два авиатехнических батальона), насчитывавшей 2829 человек и 239 самолетов, в том числе 93 штурмовика (Ил-10), 79 истребителей (Як-9), 67 специальных самолетов (учебных, связи и др.).

Военно-морской флот имел в своем составе: четыре дивизиона кораблей (дивизион сторожевых кораблей — три морских охотника типа ОД-200, дивизион торпедных катеров — пять катеров типа Г-5, дивизион тральщиков — два бывших американских тральщика типа УМС и один бывший японский, дивизион строящихся кораблей — 7 кораблей водоизмещением 250 и 800 т), одну плавучую базу, один военный транспорт водоизмещением 2000 т (бывший американский, перешедший из Южной Кореи в октябре 1949 г.), шесть разных катеров и шхун (водоизмещением 60–80 т), два полка морской пехоты, артиллерийский полк береговой обороны, зенитно-артиллерийский полк (24 37-мм орудия МЗА и 12 85-мм орудий СЗА), три военно-морские базы и одно [33] военно-морское училище. Общая численность военно-морского флота составляла 10 297 человек, в том числе 3680 человек корабельного состава, 5483 человека морской пехоты и 1134 человека береговой обороны.

В общей сложности вооруженные силы КНДР вместе с войсками Министерства внутренних дел к началу войны насчитывали около 188 тыс. человек.

Ядром руководящих командных и политических кадров Корейской народной армии послужили кадры партизанских отрядов, сражавшихся против японских империалистов. Они занимали руководящие посты в Министерстве национальной обороны и должности командиров соединений.

Подготовка младших офицерских кадров для сухопутных войск производилась в 1-м центральном офицерском училище, на курсах усовершенствования при этом училище, во 2-м политическом и артиллерийском училищах. На 1 марта 1950 г. эти училища выпустили 6346 человек, к этому времени в них обучалось 3239 человек. В связи с тем, что эти училища в 1949–1950 гг. неполностью обеспечивали потребности армии в офицерских кадрах, в училищах производились досрочные выпуски.

Офицерские кадры для военно-морского флота готовились в военно-морском училище, в котором в мае 1950 г. обучалось 612 человек.

Летный состав для военно-воздушных сил до начала боевых действий готовился в учебном полку авиационной дивизии. К маю 1950 г. имелось подготовленных кадров: летчиков на боевых самолетах — 32{7}, летчиков на учебных самолетах — 151, авиатехников — 17. Обучение проходили 120 летчиков, 60 авиатехников и 67 авиаспециалистов и механиков по вооружению.

К началу войны большая часть пехотных соединений в основном была укомплектована личным составом и стрелковым вооружением по штатам. Укомплектованность артиллерийским вооружением была недостаточной и достигала: 50–60% по 45-мм, 76-мм пушкам и 122-мм [34] гаубицам, 45–55% по 120-мм минометам, 60–70% по 82-мм минометам. Особенно плохо были обеспечены вооружением, транспортом и средствами связи 5, 6, 10, 12, 13 и 15-я дивизии (5-я пехотная дивизия была вооружена трофейным оружием){8}.

Штабы артиллерии пехотных дивизий были укомплектованы неполностью и недостаточно опытными офицерами, в значительной части даже не артиллеристами. Несколько лучше были подготовлены к управлению огнем командиры дивизионов и батарей, но штабы дивизионов и батарей почти не располагали средствами связи. Недостаточно подготовленной к ведению огня была батальонная и полковая артиллерия.

Не совсем благополучно обстояло дело с организацией связи. Отдельный полк связи, предназначавшийся для обеспечения связи Верховного Главнокомандования и Генерального штаба, был сформирован в начале марта 1950 г. и из-за недостаточной технической оснащенности и подготовленности личного состава не мог справиться с возлагаемыми на него задачами. Удаление Генерального штаба от войск на 120–200 км требовало использования для проводной связи постоянных линий. В полку связи имелась только одна телеграфно-эксплуатационная рота, которая не могла обеспечить строительство, эксплуатацию и восстановление постоянных линий связи. Не было [35] и базы для развертывания этих частей в военное время. Отсутствие достаточного количества средств проводной связи нельзя было восполнить радиосредствами, так как в радиобатальоне полка связи имелись лишь 3 коротковолновые станции типа РАФ, 4 радиостанции РСБ и 10 РБМ. Радиоприемников и коммутационных устройств, позволявших эффективно использовать имеющиеся радиопередатчики, не было. Не могла быть использована в полной мере и рота подвижных средств связи. Мотоциклы, которыми она располагала, в условиях гор и при высоких температурах быстро выходили из строя. И, наконец, учебная рота полка связи, имевшая 60 курсантов, не смогла обеспечить подготовку необходимого количества младших командиров-специалистов даже для нужд самого полка.

Штабы частей и соединений как органы управления в полной мере также подготовлены не были. Сказывалось отсутствие достаточного количества обученных штабных офицеров и опыта работы штабов.

Тыловые органы лишь начали развертываться и поэтому к началу войны не могли в полной мере бесперебойно обеспечивать войска всем необходимьм.

Теоретическая и практическая подготовка войск и штабов к ведению боевых действий производилась на основе изучения военного искусства Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне с учетом национальных особенностей и характера местности Кореи, а также на основе опыта партизанской борьбы корейского и китайского народов на Дальнем Востоке.

Подготовка сухопутных войск проводилась на основе следующих взглядов на ведение боевых действий. Бой, являющийся единственным средством для достижения победы, рассматривался как общевойсковой бой, успех которого достигается взаимно согласованными по цели, месту и времени усилиями всех родов войск.

Основными видами боя считались наступление и оборона. Однако подчеркивалось, что только решительным наступлением можно разгромить врага. При наличии у противника сплошной обороны наступление должно было носить форму прорыва, осуществляемого из положения непосредственного соприкосновения с противником. [36]

Прорыв рассматривался как средство создания условий для маневра. Основными видами маневра считались охват и обход, а также сочетание того и другого с целью окружения и уничтожения противника.

Одним из важнейших условий успеха считалось сосредоточение основных усилий войск на направлении главного удара. Главный удар должен наноситься в направлении, имеющем решающее значение для разгрома основной группировки противника.

Ширина фронта наступления и участка главного удара определялась поставленной задачей, наличием сил и средств, условиями местности и характером обороны противника.

Учитывая условия местности в Корее, предусматривалась возможность наступления частей и даже подразделений на отдельных направлениях — вдоль горных дорог и троп в сочетании с обходами через горные хребты с целью захвата в тылу и на флангах противника перевалов, командных высот. При этом учитывалось, что для обеспечения боевых действий в этих условиях большое значение имеют огонь минометов и автоматического оружия, а также ручные гранаты.

Артиллерийское обеспечение действий войск в наступлении предусматривало проведение артиллерийской подготовки атаки, артиллерийской поддержки атаки и обеспечение наступления пехоты и танков в глубине. При осуществлении артиллерийской подготовки атаки большое значение придавалось стрельбе прямой наводкой. [37]

Артиллерийская поддержка атаки должна была осуществляться последовательным сосредоточением огня, а также огнем орудий и минометов, находящихся непосредственно в боевых порядках пехоты.

Имеющиеся в КНА танковая бригада и мотоциклетный полк готовились для действий в качестве средства развития успеха на главном направлении. Танковых частей и подразделений, предназначавшихся для непосредственной поддержки пехоты, не было. Считалось возможным при прорыве обороны на главных направлениях использовать для непосредственной поддержки пехоты часть танков танковой бригады.

Штурмовая авиация готовилась для поражения огневых средств, резервов противника, скопления его войск в теснинах и ущельях в интересах обеспечения успеха наступления наземных войск.

Оборона рассматривалась как вид боя, в котором войска, используя выгодные условия местности, ее инженерное оборудование и силу огня, могут удержать занимаемые позиции при наступлении превосходящих сил врага, нанести им значительные потери и сорвать наступление противника. Оборона должна была строиться как глубокая, активная, противотанковая, противовоздушная, противоартиллерийская и противодесантная. Наибольшее развитие обороны предусматривалось на танкодоступных направлениях в долинах. При построении боевых порядков предполагалось выделение резервов для обеспечения флангов и тыла.

Передний край обороны выбирался обычно на скатах, обращенных к противнику. Все важные высоты на переднем крае и в глубине обороны превращались в опорные пункты и приспосабливались к круговой обороне. Резервы располагались, как правило, в узлах дорог на важнейших направлениях.

Большое внимание уделялось организации системы огня в обороне. Система пехотного огня строилась с расчетом поражения противника на подступах к переднему краю с широким использованием фланкирующего, косоприцельного и кинжального огня. Предусматривалась организация многоярусного огня. Минометы и гаубичная [38] артиллерия использовались для обстрела ближайших подступов, «мертвых» пространств.

Противотанковая оборона основывалась на сочетании огня противотанковых ружей, артиллерии, расположенной на открытых и закрытых позициях, и противотанковых заграждений. Для усиления противотанковой обороны первых эшелонов на важнейших направлениях привлекались самоходно-артиллерийские установки, а в отдельных случаях и танки, которые располагались во втором эшелоне и использовались для контратак.

Боевая подготовка войск проводилась с полным учетом особенностей местности. Войска готовились вести боевые действия днем и ночью.

Политической работой в армии руководило культурно-просветительное управление Министерства национальной обороны. В соединениях существовали культурно-просветительные отделы, в частях и подразделениях — заместители командиров по культурно-просветительной работе. Войска Корейской народной армии воспитывались в духе любви и уважения к своему народу, защиты демократических прав и свободы народа КНДР. Морально-политическое состояние войск было высоким. [39]

В целом к началу боевых действий КНА представляла собой вполне сплоченный организм. Однако боевого опыта войны с сильным противником она не имела.

 

2. Войска китайских добровольцев

В войне в Корее против американских и южнокорейских войск на стороне вооруженных сил Корейской Народно-Демократической Республики с октября 1950 г. и до конца войны активное участие принимали китайские народные добровольцы (КНД).

В связи с вторжением американских и южнокорейских войск на территорию КНДР и создавшейся угрозой безопасности границ Северо-Восточного Китая в первой половине октября 1950 г. по всему Китаю развернулось всенародное движение за оказание помощи братскому корейскому народу. Это позволило Коммунистической партии и правительству Китая в короткий срок сформировать из народных добровольцев тридцать пехотных и четыре артиллерийские дивизий{9}.

Ядром этих дивизий явились добровольцы, прибывшие из кадров регулярной армии. За основу организационно-штатной структуры пехотной дивизии народных добровольцев была взята существовавшая в то время структура пехотной дивизии Народно-освободительной армии Китая{10}.

Соединения китайских добровольцев были вооружены различными образцами оружия отечественного и иностранного производства{11}. Пехотные дивизии народных добровольцев были укомплектованы артиллерией и минометами всего лишь на 40–50%. Дивизии имели мало зенитной и противотанковой артиллерии, приборов наблюдения и управления огнем и совершенно не имели [40] танков и артиллерии крупных калибров. Ощущался недостаток в боеприпасах, средствах связи и автотранспорте. Китайские добровольцы не располагали ни флотом, ни авиацией. Несмотря на это, они были полны решимости оказать помощь корейскому народу и дать отпор врагу.

Уровень военной подготовки китайских народных добровольцев характеризовался наличием у них значительного боевого опыта, приобретенного в революционных и национально-освободительных войнах, а также при изучении боевого опыта Советских Вооруженных Сил во Второй мировой войне. Основной линией поведения в национально-освободительных войнах было истощение превосходящих сил противника, сохранение своих сил и создание условий для решительного разгрома врага. Большого опыта ведения борьбы с противником, хорошо оснащенным боевой техникой и обладавшим огромным превосходством в воздухе, китайские добровольцы не имели.

Основные взгляды китайских народных добровольцев по вопросам организации и ведения боевых действий были следующими.

Наступательные действия считались основным и решающим видом боевых действий войск, так как только решительное наступление приводит к полному разгрому противника. При этом особое внимание уделялось первому сражению. Первое сражение должно быть выиграно. Вступать в бой следует, лишь имея уверенность в успехе. В противном случае лучше отступить, действовать осмотрительно и выжидать момент, когда противник утратит свое превосходство в силах и положении. В бою необходимо иметь численное превосходство, действовать скрытно и стремительно, главным образом ночью, добиваясь быстрого завершения боя в короткий срок. Удары должны наноситься на нескольких направлениях, по слабым местам обороны, с тем чтобы рассредоточить силы и средства врага и скрыть направления основных ударов своих войск.

В наступлении войска должны избегать затяжных боев с главными силами противника, занявшими оборону на заранее подготовленных позициях. Противника следует бить по частям, когда он находится в движении, используя для этого всю мощь пехотного и артиллерийского оружия в ближнем бою. [41]

К действиям на окружение и уничтожение крупных группировок противника войскам следует прибегать тогда, когда они имеют абсолютное превосходство в силах и в состоянии ликвидировать окруженную группировку в короткий срок до подхода вражеских оперативных резервов. В случае отступления противника войска должны вести смелое и решительное преследование невзирая ни на какие трудности.

Оборона считалась временным и вынужденным видом боя, имеющим целью измотать противника, выиграть время и создать необходимые условия для перехода в наступление. Оборона предполагалась маневренной, глубокой и активной. Боевые порядки войск в обороне должны строиться по принципу «меньше сил впереди и больше сзади». Главные силы рекомендовалось сохранять для решительных активных действий.

При ведении обороны войска должны были даже за счет временной потери пространства избегать упорных боев с превосходящими силами противника. Перемещением обороны с рубежа на рубеж в тыл они должны были измотать противника и создать благоприятные условия для перехода главных сил в контрнаступление.

В контрнаступление рекомендовалось переходить внезапно, всеми силами, после того, как противник утратит свое превосходство и углубится на территорию, невыгодную для него.

Большое внимание уделялось преднамеренному отступлению. К преднамеренному отступлению как маневру войскам предлагалось прибегать при столкновении с превосходящими силами противника, чтобы измотать их за счет временной потери пространства, сохранить свои силы, выиграть время и создать благоприятные условия для перехода главных сил в наступление.

Отступление главных сил должно осуществляться планомерно с рубежа на рубеж, под прикрытием сильных арьергардов. Для изматывания ударных группировок противника между основными рубежами рекомендовалось создавать промежуточные позиции.

Основные рубежи и промежуточные позиции должны избираться на местности, затрудняющей противнику [42] использование боевой техники и обеспечивающей хорошие условия для укрытия и маскировки своих войск. Боевые действия войск при осуществлении преднамеренных отступлений должны носить маневренный и активный характер с тем, чтобы вынудить противника менять направление своих основных ударов и расходовать резервы. Отойдя на конечный рубеж отступления, главные силы должны закончить подготовку и перейти в контрнаступление до того, как противник займет оборону и приведет свои войска в порядок.

Партийно-политическая работа в войсках китайских добровольцев проводилась политорганами объединений, соединений и частей. Основное внимание этих политорганов было сосредоточено на воспитании у личного состава любви к своей Родине, братской дружбы к корейскому народу и боевой активности.

 

3. Вооруженные силы Южной Кореи

Вооруженные силы Южной Кореи начали создаваться в конце 1945 г., когда при американской военной администрации в Сеуле была учреждена канцелярия национальной обороны в составе трех бюро: сухопутных войск, морской охраны и полиции.

В марте 1946 г. канцелярия национальной обороны была реорганизована в военный департамент, при котором затем были учреждены главный штаб сухопутных войск и штаб береговой охраны.

После образования американцами правительства Южной Кореи военная администрация США в августе 1948 г. формально передала ему руководство южнокорейскими войсками. Военный департамент был преобразован в Министерство национальной обороны. Были созданы штабы сухопутной армии и военно-морского флота, а также учреждена должность начальника Генерального штаба{12}. Обязанности [43] верховного главнокомандующего вооруженными силами формально были возложены на президента Южной Кореи. Фактически вооруженные силы полностью подчинялись американскому военному командованию.

В 1948–1950 гг. южнокорейское командование с помощью американцев провело еще ряд организационных мероприятий. При верховном главнокомандующем вооруженными силами были учреждены Верховный совет национальной обороны (консультативный орган, состоящий из министров обороны, внутренних дел, иностранных дел, финансов и начальника Генштаба), военный совет (совещательный орган, назначаемый президентом из генералов, находящихся на службе, и генералов в отставке), комитет ресурсов и главное информационное (разведывательное) управление{13}.

Вновь созданному штабу военно-воздушных сил подчинялись авиационные части и части противовоздушной обороны. Береговая охрана была реорганизована в военно-морские силы.

В составе сухопутной армии все пехотные бригады были реорганизованы в пехотные дивизии, вновь сформированы два штаба армейских корпусов. Были проведены мероприятия по повышению уровня боевой подготовки, перевооружению армии американским оружием и увеличению численности военнообученного резерва, для подготовки которого была создана территориальная армия.

К июню 1950 г. вооруженные силы Южной Кореи состояли из сухопутных войск, военно-воздушных сил, военно-морских сил и территориальной армии.

Сухопутные войска насчитывали 93 тыс. человек и состояли из восьми пехотных дивизий{14} (1, 2, 3, 5, 6, 7, 8-й и Столичной), отдельного кавалерийского полка, пяти отдельных батальонов (три пехотных, батальоны связи и военной полиции), трех отдельных артиллерийских дивизионов и семи специальных батальонов (саперный, связи, [44] два батальона вооружения, военно-этапный, арттехнического снабжения, медицинский).

Военно-воздушные силы насчитывали 3 тыс. человек и имели в своем составе: авиационный отряд (40 самолетов, из них 25 истребителей, 9 транспортных, 5 учебно-тренировочных и связи), батальон аэродромного обслуживания, дивизион противовоздушной обороны (6 37-мм пушек, 4 крупнокалиберных пулемета), военное училище (21 учебный самолет).

Военно-морские силы состояли из пяти дивизионов (отрядов) кораблей (1, 2, 3-й, учебный и отряд военно-морской базы в Чинхэ), полка морской пехоты, девяти отрядов береговой охраны, двух военно-морских учебных заведений и насчитывали 15 тыс. человек и 71 корабль (2 охотника за подводными лодками, 21 базовый тральщик, 5 десантных кораблей, 43 вспомогательных судна).

В состав территориальной армии к началу войны входили пять бригад (101, 102, 103, 105, 106-я), имевшие по три полка, кроме 105-й бригады, в которой было два полка. Общая численность территориальной армии составляла около 50 тыс. человек. Территориальная армия, являясь организованным резервом сухопутной армии, использовалась также для подавления демократического движения в Южной Корее. Командные должности в территориальной армии занимали кадровые офицеры.

Кроме того, в Южной Корее имелось более 60 тыс. человек полиции. Свыше 20 тыс. из них несли службу в отрядах по охране демаркационной линии по 38-й параллели и состояли в специальных отрядах, проводивших карательные экспедиции против партизан.

Таким образом, всего в вооруженных силах Южной Кореи, с учетом 20 тыс. охранных войск, к началу войны насчитывалось 181 тыс. человек. [45]

Сухопутная армия и военно-воздушные силы Южной Кореи были вооружены американским оружием{15}. На вооружении территориальной армии и полиции имелись японские винтовки обр. «99» 1939 г. (калибр 7,7 мм) и 6,5-мм японские ручные пулеметы обр. «96» 1936 г.

На вооружении военно-морского флота были американские тральщики типа УМС, американские десантные баржи, японские тральщики и вспомогательные суда.

Все руководство обучением, снабжением и использованием вооруженных сил Южной Кореи находилось в руках американцев и осуществлялось при помощи группы американских военных советников. Эта группа к началу войны насчитывала до 500 человек и возглавлялась главным военным советником, которому подчинялись штаб, состоявший из девятнадцати отделов, группы советников корпусов и дивизий, советники отдельных частей, военных школ и пунктов подготовки пополнения. Американские советники находились во всех военных учреждениях и в войсках, причем в строевых частях — до батальона, а в некоторых подразделениях обслуживания — до роты включительно.

Обучение южнокорейской армии велось по американским уставам, поэтому тактика южнокорейской армии по существу ничем не отличалась от тактики американских войск.

Американские военные советники и южнокорейское командование уделяли серьезное внимание политико-моральному состоянию войск. Для проведения идеологической обработки личного состава в армии был создан специальный аппарат, который именовался «органы политподготовки». Непосредственное руководство идеологической обработкой личного состава формально осуществлялось «управлением политической подготовки». Фактически вся эта работа направлялась американскими советниками. Личный состав южнокорейской армии воспитывался по американскому образцу в духе вражды и ненависти к Советскому Союзу и другим странам социалистического лагеря.

В целом южнокорейская армия была неплохо подготовлена и вооружена, но не имела боевого опыта. [46]

 

4. Вооруженные силы США на Дальнем Востоке

К началу войны в Корее вооруженные силы США на Дальнем Востоке состояли из сухопутных войск, военно-воздушных сил и военно-морского флота. Командование вооруженными силами США на Дальнем Востоке осуществлялось главнокомандующим Дальневосточной зоной, штаб которого размещался в Токио.

Из сухопутных войск в Японии дислоцировалась американская 8-я армия в составе 7, 24, 25-й пехотных и 1-й кавалерийской{16} дивизий.

На островах Рюкю дислоцировался 29-й отдельный пехотный полк и на Гавайских островах — 5-й отдельный пехотный полк. Около 5 тыс. человек находилось на островах Гуам, Маршалловых и Каролинских, до 5 тыс. — на Филиппинах. Кроме того, на Гавайских островах дислоцировались два отдельных полка национальной гвардии.

В целом численность регулярных войск США на Дальнем Востоке достигала 143 тыс. человек и 6 тыс. человек национальной гвардии.

Пехотные дивизии и отдельные полки были укомплектованы (за исключением танкового вооружения) полностью по штатам военного времени{17}. Танковые батальоны лишь в начале войны были спешно переброшены из США и включены в состав пехотных дивизий.

Дивизионы артиллерии РГК имели организацию, сходную с организацией дивизионов пехотных дивизий. Исключение составляли дивизионы 155-мм пушек и 203,2-мм гаубиц, где батареи были четырехорудийного состава, и зенитные дивизионы 90-мм и 120-мм пушек РГК, имевшие по четыре зенитные батареи.

В штат американского армейского корпуса входили дивизионы артиллерийской инструментальной разведки (АИР). Дивизион АИР состоял из штаба, штабной батареи, трех батарей АИР, в которых имелись подразделения [47] звуковой, оптической и радиолокационной разведки, а также топографические подразделения.

Военно-воздушные силы США, действовавшие в Корее, организационно входили в состав ВВС Дальневосточной зоны и к началу войны имели следующий боевой состав.

5-я воздушная армия, дислоцировавшаяся в Японии, состояла из 3-й и 38-й авиагрупп средних бомбардировщиков, 8, 35, 49, 347-й авиагрупп истребителей, 374-й и 1503-й авиагрупп транспортной авиации, 4-й и 6-й отдельных авиаэскадрилий истребителей, 512-й разведывательной авиаэскадрильи.

20-я воздушная армия, дислоцировавшаяся на о. Окинава, имела в своем составе 51-ю авиагруппу истребительной авиации.

13-я воздушная армия, находившаяся на Филиппинских островах, состояла из 18-й авиагруппы и 419-й авиаэскадрильи истребителей.

На Марианских островах находились 19-я авиагруппа тяжелых бомбардировщиков, 21-я отдельная транспортная авиаэскадрилья и 514-я разведывательная авиаэскадрилья. На Каролинских островах располагались одна авиагруппа и две авиаэскадрильи.

На Гавайских островах дислоцировались 7-я авиационная дивизия и 1500-я транспортная авиагруппа{18}. [48]

5, 13 и-20-я воздушные армии, а также авиация, дислоцировавшаяся на Марианских, Каролинских и Гавайских островах, подчинялись штабу военно-воздушных сил Дальневосточной зоны, который находился в Токио.

Все указанные авиационные соединения в общей сложности насчитывали 60 самолетов стратегической авиации (из них 30 тяжелых бомбардировщиков и 30 стратегических разведчиков), 720 самолетов тактической авиации (из них 140 легких бомбардировщиков, 520 истребителей и 60 разведчиков) и 260 транспортных самолетов, а всего 1040 самолетов. Из этого количества 570 самолетов тактической авиации и 160 транспортных самолетов находились в Японии. Кроме того, в районе Дальнего Востока базировались американская и английская авиационные группы ВВС военно-морских сил (122 истребителя и 18 палубных бомбардировщиков); и одна истребительная эскадрилья (40 самолетов) ВВС Австралии{19}.

Военно-морские силы США в западной части Тихого океана включали 7-й флот, базировавшийся на район Филиппинских островов и о. Гуам, и военно-морские силы Дальнего Востока, базировавшиеся на район Японии, Южной Кореи и о. Рюкю. В общей сложности они насчитывали 26 кораблей, в том числе тяжелый авианосец, тяжелый крейсер, легкий крейсер, 12 эскадренных миноносцев, 4 подводные лодки и 7 тральщиков, около 140 самолетов и до 10 200 человек личного состава. Кроме того, в водах Дальнего Востока находилось 20 боевых кораблей, принадлежавших Великобритании, среди которых были легкий авианосец, 2 легких крейсера, 2 эскадренных миноносца и 5 сторожевых кораблей{20}.

Американские вооруженные силы, дислоцировавшиеся на Дальнем Востоке, получили боевой опыт во Второй мировой войне. Управление 8-й армии и ее соединения в период этой войны участвовали в боях по захвату островов Новая Гвинея, Филиппинских, Маршалловых и Окинава в бассейне Тихого океана. 5-я и 13-я воздушные [49] армии оказывали поддержку сухопутным войскам в этих операциях. 20-я воздушная армия наносила бомбовые удары по глубоким тылам японских войск и по промышленным центрам Японии, Китая и Кореи. Корабли военно-морского флота участвовали в боевых действиях на различных театрах военных действий и получили большой опыт ведения войны на море.

Все американские войска к началу войны имели вполне современное вооружение{21}. Значительная часть стрелкового, артиллерийского, танкового и авиационного вооружения была проверена на полях сражений Второй мировой войны.

К недостаткам вооружения американской армии, имевшегося к началу войны в Корее, следует отнести, во-первых, наличие некоторых устаревших образцов вооружения (легкий танк М24 и средние танки М26, М5АЗЕ8), во-вторых, слабость некоторых образцов минометного вооружения (60-мм минометы) и недостаточную эффективность противотанкового вооружения пехоты (60-мм реактивные противотанковые ружья, 57-мм безоткатные орудия).

Подготовка вооруженных сил США перед войной в Корее проводилась на основе уставов, наставлений, инструкций и директив, разработанных с учетом опыта Второй мировой войны и послевоенных учений. Считалось, что бой является единственным средством для достижения победы. Современные боевые действия ведутся при участии всех родов войск и видов вооруженных сил. Успех боя возможен только при наличии превосходства над противником в воздухе, на море и на суше. Основными видами боя считались наступление и оборона.

Наступление в нагорной местности, подобной Корее, американцы рассматривали как действия войск в особых условиях. Вместе с тем в уставах подчеркивалось, что наступление в горах проводится в соответствии с общетактическими принципами, применяемыми во всех других условиях местности, с учетом лишь этих [50] особенностей. Наиболее распространенными формами наступательных действий, по американским взглядам, считались охват, обход и прорыв. Охват рекомендовалось применять при наличии у противника открытых флангов. Обход должен был совершаться с целью нанести удар по важному объекту в глубоком тылу противника. Когда обстановка не благоприятствует охвату и обходу, должен осуществляться фронтальный удар с целью прорыва фронта противника.

Для прорыва обороны армия в зависимости от ее состава, поставленной задачи и условий местности должна наносить один главный удар (в редких случаях два) и один (или более) вспомогательный удар. На горной местности главный удар должен наноситься, как правило, вдоль больших долин на узком участке фронта при сильной поддержке артиллерии, танков, авиации с применением глубокого эшелонирования войск. На труднодоступной горной местности рекомендовалось применять отдельные подразделения численностью до усиленного батальона. Применение бронетанковых войск в наступлении в горных условиях считалось крайне ограниченным.

При наступлении войск в горах важнейшими объектами должны были являться горные перевалы (проходы), узлы коммуникаций и высоты, господствующие над ними.

Во всех условиях наступление армии не мыслилось без артиллерийского и авиационного обеспечения.

Артиллерийское обеспечение делилось на период артиллерийской подготовки и период артиллерийской поддержки.

Продолжительность артиллерийской подготовки в зависимости от характера обороны и количества сил противника, наличия своей артиллерии и боеприпасов, а также от задач войск в наступлении могла колебаться от нескольких минут до нескольких часов. При прорыве заблаговременно оборудованных позиций рекомендовалось создавать плотность от 100 до 200 орудий и минометов на 1 км фронта.

Артиллерийская поддержка войск могла осуществляться методом последовательного сосредоточения огня по рубежам (или по объектам), или методом подавления [51] (уничтожения) отдельных целей, или же путем комбинированного применения обоих методов одновременно.

Авиационное обеспечение складывалось из предварительной авиационной подготовки, непосредственной авиационной подготовки и авиационной поддержки наступающих войск.

Предварительная авиационная подготовка должна была проводиться в зависимости от обстановки, например, при прорыве сильно укрепленной оборонительной полосы и при высадке морских десантов. Для ее проведения могла привлекаться тактическая, а в некоторых случаях и стратегическая авиация. Продолжительность предварительной авиационной подготовки определялась в зависимости от поставленных задач, наличия привлекаемой авиации и характера укреплений противника и колебалась от нескольких дней до нескольких недель и даже месяцев.

Непосредственная авиационная подготовка должна была проводиться обычно одновременно с артиллерийской подготовкой. Ее продолжительность по опыту боевых действий в Западной Европе колебалась от 1 до 5 ч, иногда и больше. Основные усилия авиации в этот период сосредоточивались на направлении главного удара, где плотность поражения доводилась до 100–200, а иногда 400 и более тонн бомб на 1 кв. км.

В тех случаях, когда боевые действия предполагалось вести на прибрежной территории, на полуострове или острове, наступление главных сил с фронта рекомендовалось сочетать с проведением морских десантных операций в тылу основной группировки противника.

Наряду с подготовкой к ведению наступления американские войска обучались организации и ведению обороны, которая в принципе в горных условиях организуется и ведется так же, как и на открытой местности.

Оборона в зависимости от задач, сил, средств и обстановки разделялась на позиционную оборону и отступательные действия. При этом основным видом считалась заблаговременно подготовленная (позиционная) оборона.

Позиционная оборона во всех условиях должна была организовываться с целью длительного удержания занятых рубежей и быть глубокой, упорной и активной. Глубина [52] обороны достигалась эшелонированием боевых порядков обороняющихся войск и оборонительных полос. Устойчивость обороны обеспечивалась использованием всей мощи огня всех видов оружия, в том числе и авиации, прочным удержанием господствующих районов и проведением контратак и контрударов.

Позиционная оборона должна была строиться по принципу отдельных районов обороны. Районы обороны создавались вокруг важных в тактическом отношении участков местности и объектов, от удержания которых зависела устойчивость всей обороны. В горных условиях к обороне особенно тщательно подготавливались господствующие высоты, с которых можно вести наблюдение и огонь по линиям коммуникаций и путям подхода противника.

Основные усилия войск в обороне сосредоточивались на направлении предполагаемых ударов противника. На труднодоступной местности и в горах частям и соединениям для обороны назначались более широкие участки, чем на равнинной местности.

Заблаговременно подготовленная позиционная оборона при ее полном развитии могла состоять из следующих элементов: полосы охранения глубиной 8–10 км; боевой позиции (первой полосы обороны) глубиной 4–10 км; полосы корпусных резервов (второй полосы обороны) глубиной до 5 км, создаваемой в 8–20 км от переднего края боевой позиции; армейского рубежа обороны, создаваемого [53] в 25–60 км от переднего края боевой позиции; отсечных, промежуточных позиций; артиллерийских позиций; позиций противотанковых резервов; различных инженерно-химических противопехотных и противотанковых заграждений.

Оборонительные полосы и рубежи оборудовались в инженерном отношении в зависимости от наличия времени. Наибольшее развитие получала боевая позиция. Все оборонительные районы батальонов первого эшелона подготавливались для круговой обороны.

Большое значение придавалось организации системы огня в обороне. Система пехотного огня строилась с таким расчетом, чтобы позиции по всему фронту прикрывались сплошным огнем. В горных условиях предусматривалась организация многоярусного огня. Для обстрела ближайших подступов и непростреливаемых ружейно-пулеметным огнем участков широко использовались гаубичная артиллерия и минометы.

Противотанковая оборона строилась на сочетании огня противотанковой артиллерии, реактивных противотанковых ружей и противотанковых заграждений. Для усиления противотанковой обороны первых эшелонов войск на важнейших направлениях привлекались танки.

Артиллерия в обороне использовалась для артиллерийской контрподготовки, ведения огня с целью отражения начавшегося наступления и поддержки контратак и контрударов своих войск.

Авиация в обороне применялась для завоевания и поддержания господства в воздухе, изоляции района боевых действий и оказания непосредственной авиационной поддержки сухопутным войскам на поле боя.

Танки в условиях позиционной обороны в горах рекомендовалось использовать в качестве огневых точек на переднем крае и для нанесения контратак из глубины.

Отступательные действия должны были применяться с целью уклониться от решающего сражения до того момента, пока не будут проведены соответствующие мероприятия для организации прочной обороны в тылу или для перехода в наступление. Они подразделялись на выход из боя, отход и сдерживающие действия. [54]

Выход из боя имел целью прервать бой с войсками противника, приобрести вновь или сохранить свободу действий. За выходом из боя могли следовать отход, сдерживающие действия или оборона на другой позиции. Выход из боя рекомендовалось производить главным образом ночью, под сильным прикрытием артиллерии и авиации.

Отход представлял собой отступательное движение, посредством которого войска стремятся отказаться от решительного боя в данных условиях и ускользнуть от противника. При отходе требовалось как можно дальше отрываться от противника, оставлять между ним и собой заграждения и части обеспечения (арьергарды).

Сдерживающие действия американские уставы рекомендовали вести, опираясь на ряд последовательных рубежей, чтобы заставить наступающего развертывать свои силы перед каждым рубежом и тратить время на подготовку наступления. Считалось, что потеря территории в ходе сдерживающих действий восполнится последующими наступательными действиями. Войска, ведущие сдерживающие действия, не должны ввязываться в крупные сражения; они должны всегда помнить об основной цели этой обороны и своевременно прерывать бой и отходить на указанный последующий рубеж.

Во всех видах боевой деятельности американские уставы требовали непрерывной организации боевого обеспечения войск. Главная задача боевого обеспечения состоит в том, чтобы воспрепятствовать внезапному нападению неприятельских воздушных и наземных сил, помешать наблюдению противника и обеспечить своим войскам свободу маневра, необходимую для принятия соответствующего боевого порядка. Боевое обеспечение войск складывалось из организации и ведения непрерывной разведки, надежной противотанковой и противовоздушной обороны, борьбы с воздушными десантами, противохимической защиты и маскировки.

В уставах большое внимание уделялось организации взаимодействия между родами войск и видами вооруженных сил и элементами боевого построения войск по месту, цели и времени на всю глубину боевой задачи соединения (объединения) по этапам боя. [55]

При подготовке американских войск, расположенных в Японии, особое внимание уделялось обучению их действиям в условиях Кореи и Китая. Они готовились к боевым действиям в основном днем и совершенно недостаточно были подготовлены к ведению боя ночью.

Идеологическая обработка личного состава американской армии проводилась широко разветвленным аппаратом, состоявшим из отдела «информации и просвещения», армейских капелланов и «специальной службы», занимавшейся организацией досуга. Офицерам и солдатам внушали мысль о непобедимости американской армии.

Таким образом, американские войска, составлявшие ядро войск ООН в Корее, были достаточно хорошо подготовлены и обладали значительным боевым опытом. Вместе с тем следует иметь в виду, что некоторые теоретические взгляды американского командования на ведение операции и боя в условиях горной местности Кореи в ходе этой войны были пересмотрены как не оправдавшие себя, о чем будет сказано в последующих главах.

Помимо американских войск в военных действиях интервенции против КНДР принимали участие отдельные соединения, части и подразделения английских, австралийских, бельгийских, голландских, греческих, канадских,к олумбийских, люксембургских, новозеландских, таиландских, турецких, филиппинских, французских, эфиопских и южноафриканских сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил{22}. Все эти соединения, части и подразделения были оснащены американским или английским вооружением и обучены по уставам и наставлениям армий США и Англии. Боевые действия они вели в составе американских частей и соединений. [56]

 

 

 
Глава вторая.
Начало войны в Корее. (Первый этап войны: 25 июня — 14 сентября 1950 г.)

 

1. Планы и развертывание сил сторон

В марте — апреле 1950 г. командование южнокорейской армии начало подтягивать к 38-й параллели новые части и усиливать имевшиеся здесь войска. Дивизии и полки укомплектовывались до штатной численности за счет нового призыва. Из частей, расположенных в глубине, изымалось тяжелое оружие и отправлялось в части, расположенные ближе к 38-й параллели. В соединениях и частях велась усиленная боевая подготовка. Укомплектованность и подготовка войск проверялись комиссиями из штаба южнокорейской армии и американскими советниками.

В первой половине мая 1950 г. генерал Робертс, оценивая состояние южнокорейской армии, указывал, что она укомплектована, вооружена и обучена по американским уставам и является вполне современной армией, способной вести успешную войну с армией, вдвое и даже втрое превосходящей ее по численности, при условии одинаковой технической оснащенности.

В конце мая — начале июня 1950 г. командование южнокорейской армии начало усиленно готовить армию к возможному конфликту с КНДР. Штабы дивизий и корпусов приступили к практической расстановке сил по плану возможного сценария действий. К середине июня южнокорейские войска были сосредоточены в исходных районах и приведены в полную боевую готовность.

Накануне вооруженного конфликта военный министр США Джонсон, начальник американского Генерального штаба генерал Брэдли и советник государственного [57] департамента Даллес совершили специальную поездку в Японию, где они совещались с генералом Макартуром по вопросу о возможных предстоящих военных действиях. Сразу же после этого совещания Даллес выехал в Южную Корею, где он ознакомился с состоянием южнокорейских войск, находящихся у 38-й параллели. Выступая 19 июня 1950 г. в «национальном собрании» Южной Кореи, Даллес одобрил подготовку войск к военным действиям и заявил, что США готовы оказать необходимую моральную и материальную поддержку Южной Корее в ее борьбе против северокорейцев.

Американские военные были уверены, что южнокорейские войска без особого труда смогут разгромить Корейскую народную армию и оккупировать КНДР. Поэтому лисынмановцам было объявлено, что с началом военного конфликта они получат поддержку лишь со стороны американской авиации и военно-морского флота. В случае же необходимости находившиеся в Японии американские дивизии могли быть быстро переброшены на помощь южнокорейской армии.

К началу лета 1950 г. из восьми пехотных дивизий (насчитывавших 21 пехотный полк), одного отдельного полка, двух отдельных пехотных батальонов, трех отдельных артиллерийских дивизионов и одного авиаотряда, имевшихся в южнокорейской армии, у 38-й параллели были сосредоточены пять дивизий, имевших в своем составе 15 пехотных полков (более 70% общего количества пехотных полков), отдельный кавалерийский полк, один отдельный батальон, три отдельных артиллерийских дивизиона и вся авиация. Наиболее сильная группировка войск была на пхеньянском направлении в районе Сеула и севернее. Следует отметить, что у 38-й параллели были сконцентрированы наиболее подготовленные дивизии, полностью укомплектованные личным составом и материальной частью.

В советской историографии отмечается, что командование южнокорейской армии и американские советники, рассчитывая в случае конфликта решить все задачи наступательными боевыми действиями, уделяли недостаточное внимание организации обороны. Оборона готовилась на небольшую глубину и без учета тактических свойств [58] местности. В основном она представляла собой ряд опорных пунктов и узлов сопротивления, прикрывавших важнейшие дороги и горные долины. Лишь на сеульском направлении (на участке Кайсен, Синыпни) имелась развитая система оборонительных сооружений и заграждений. На этом направлении глубина обороны достигала 20 км.

В мае 1950 г. правительство КНДР, готовясь к военному конфликту, также вело подготовку своих войск к боевым действиям. Прежде всего были приняты меры к усилению оборонительных рубежей непосредственно у 38-й параллели и в глубине территории, особенно на пхеньянском направлении. Дополнительно к имевшимся шести пехотным дивизиям было начато формирование еще четырех пехотных дивизий (4, 10, 13 и 15-й).

К 38-й параллели, кроме имевшихся там двух пограничных бригад и двух дивизий (1-й и 3-й), были сосредоточены еще семь пехотных дивизий (2, 4, 5, 6, 12, 13 и 15-я), 105-я танковая бригада и 603-й мотоциклетный полк. Основная группировка войск была развернута на участке Кымчхон, Унчхон для прикрытия пхеньянского направления. При этом войска были расположены в два эшелона с расчетом создания достаточной глубины обороны. 10-я пехотная дивизия находилась в районе Пхеньяна.

На западном побережье действовала 3-я пограничная бригада, усиленная одним пехотным полком, артиллерийским дивизионом и батареей самоходно-артиллерийских установок 6-й пехотной дивизии.

На пхеньянском направлении было развернуто шесть пехотных дивизий (1, 3, 4, 6, 13 и 15-я), 105-я танковая бригада и 17-й отдельный артиллерийский полк, причем 1,3,4 и 6-я дивизии находились в первом эшелоне, а 13-я и 15-я — во втором. Главные силы 105-й танковой бригады (без 203-го танкового полка) находились также во втором эшелоне, а 203-й танковый полк побатальонно был придан 1, 4 и 6-й пехотным дивизиям с целью усиления их обороны. 17-й отдельный артиллерийский полк был подивизионно придан 3,4 и 6-й пехотным дивизиям:

На хваченском направлении были развернуты две пехотные дивизии (2-я и 12-я) и 603-й мотоциклетный полк. Последний находился во втором эшелоне. [59]

На восточном побережье в первом эшелоне находилась 1-я пограничная бригада с 10-м пехотным полком, артиллерийским дивизионом и батареей самоходно-артиллерийских установок 5-й пехотной дивизии, а во втором эшелоне в районе Косон — главные силы 5-й пехотной дивизии.

В результате заблаговременной перегруппировки войск КНА из глубины страны к 38-й параллели соотношение сил было следующим (табл. 1){23}.

Таблица 1. (стр. 59)

 

  Войска КНА (1,3, 4, 6, 2 и 12 пд, 105 тбр, 17 оап) Южнокорейские войска (1,7, 6, 8 и Столичная пд, окп, два опб, три оад) Соотношение
На всем фронте
Батальонов 51 39 1,3:1
Орудий и минометов 787 699 1,1:1
Танков и САУ 185 31 5,9:1
Самолетов{~1} 32 25 1,2:1
Кораблей 19 43 1:2,2
На Онгдинском и Енанском полуостровах
Батальонов 1 4 1:1,3
Орудий и минометов 27 57 1:2
Танков и САУ 5  —  —
На пхеньянском направлении
Батальонов 27 19 1,4:1
Орудий и минометов 436 432 1:1
Танков и САУ 173 31 5,5: 1
На хваченском и косонском направлениях
Батальонов 21 21 1:1
Орудий и минометов 324 210 1,5:1
Танков и САУ 7  —  —

{~1} Всего в КНА было 172 боевых самолета, но имелось лишь 32 подготовленных летчика.

Таким образом, количественное и качественное превосходство войск КНА, сосредоточенных непосредственно у 38-й параллели и особенно на сеульском направлении, создавало благоприятные предпосылки для успешного выполнения задачи, поставленной перед КНА в ходе возможного военного конфликта. [60]

 

2. Начало военного конфликта в Корее

В советских источниках сообщается, что 19 июня 1950 г. начальник Генерального штаба южнокорейской армии отдал приказ о переходе войск в наступление. Однако наступление не состоялось, так как в штабе 1-го корпуса не было организовано управление и использование артиллерии. В штаб 1-го корпуса спешно выехала комиссия из штаба южнокорейской армии и большая группа американских военных советников. После расследования причин срыва наступления и наведения должного порядка наступление было назначено на 25 июня 1950 г. И с 23 июня южнокорейские войска начали систематический артиллерийский обстрел позиций КНА, а на рассвете 25 июня, при поддержке артиллерии и авиации, они перешли в наступление по всему фронту 38-й параллели и в некоторых местах вторглись на территорию Корейской Народно-Демократической Республики на 1–2 км. Войска Корейской народной армии оказали упорное сопротивление южнокорейским войскам и отбили их нападение. Лишь на направлениях Чорон и Кымчхон и севернее Онгдин южнокорейским войскам удалось удержаться на глубине 1–2 км севернее 38-й параллели.

Американские источники утверждают, что в воскресенье 25 июня 1950 г в 4 ч 00. мин северокорейские войска начали военную кампанию, политический целью которой являлось объединение всей Кореи под властью коммунистов. Военной целью кампании был захват и установление господства над Южной Кореей. Публикация ряда материалов в современной России косвенно подтверждают это.

Однако все стороны с самого начала подтверждают факт наступления КНА, начавшегося 25 июня 1950 г. Замысел этого наступления состоял в том, чтобы, нанося главный удар из района Кымчхон, Ёнчон, Чорон в общем направлении на Сеул, Сувон и вспомогательный — из района Хвачен, Индэ, Янгу в обход Сеула с юго-востока в направлении на Сувон, разгромить противостоящего противника, окружить и уничтожить его главные силы в районе Сеула и выйти на рубеж Сувон, Вон-чжу, Самчхок. [61]

На направлении главного удара (на Сеул) должны были наступать 6, 1, 4 и 3-я пехотные дивизии и 105-я танковая бригада.

2-я и 12-я пехотные дивизии и 603-й мотоциклетный полк получили задачу нанести удар в направлении Янгу, Сувон и отрезать пути отхода основным силам южнокорейской армии из района Сеула на юг и юго-восток.

1-я пограничная бригада с 10-м полком 5-й пехотной дивизии должна была наступать в направлении Каннын для соединения с морским десантом (два батальона морской пехоты и два курсантских батальона), который предполагалось высадить в районе Каннын с задачей овладеть Каннын и не допустить отхода противника на юг, а также подхода его резервов к линии фронта.

3-я пограничная бригада с полком 6-й пехотной дивизии, развернутые правее главной группировки, должны были освободить Онгдинский и Енанский полуострова.

В дальнейшем имелось в виду разгромить резервы противника и, развивая наступление в направлениях: Сувон, Чхёнан, Нонсан, Кванчжу, Мокпхо; Очонни, Чонгчжю, Тэчжон, Намвон, Ресу; Вончжу, Андон, Пусан, освободить всю территорию Южной Кореи.

25 июня после 30-минутной артиллерийской подготовки войска Корейской народной армии перешли в контрнаступление.

На сеульском направлении в результате хорошо организованной и проведенной артиллерийской подготовки система огня противника была подавлена, и части 1, 4 и 3-й пехотных дивизий и 105-й танковой бригады уже в первые часы боевых действий продвинулись на 6–8 км к югу от 38-й параллели, а части 6-й пехотной дивизии через 2 ч после начала контрнаступления овладели городом Кайсен.

Командование южнокорейских войск стремилось привести в порядок деморализованные части, действовавшие в первом эшелоне, и начало спешно подтягивать вторые эшелоны и резервы. Противнику удалось на ряде направлений занять тактически выгодные рубежи и оказать упорное сопротивление наступающим войскам КНА. В частности, противник контратаками и огнем задержал [64] до конца дня 25 июня наступление 1-й пехотной дивизии в 6–8 км южнее 38-й параллели.

6-я пехотная дивизия после разгрома вражеских войск в Кайсене начала преследование подразделений 12-го полка 1-й пехотной дивизии южнокорейцев и к исходу 25 июня вышла к р. Ханган на участке Ёнчонни, Байкоку (Схема 1).

4-я и 3-я пехотные дивизии, введя в бой вторые эшелоны, сломили сопротивление врага и к исходу дня завязали бои за Дондучен, Синыпни.

Таким образом, наступление на сеульском направлении в первый день в целом развивалось успешно. Наибольшего успеха в этот день добились 6, 4 и 3-я пехотные дивизии, которые, продвинувшись на 8–12 км, вклинились в оборону противника и охватили фланги вражеской группировки, действовавшей на сеульском направлении.

На Онгдинском полуострове части 3-й пограничной бригады, усиленной 1-м пехотным полком, артиллерийским дивизионом и батареей самоходно-артиллерийских установок 6-й пехотной дивизии, успешно атаковали противника и к исходу 25 июня сломили его организованное сопротивление. В ходе боев было захвачено в плен до 2 тыс. солдат и офицеров противника и вся боевая техника 17-го полка Столичной пехотной дивизии. В ночь на 26 июня остатки 17-го полка общей численностью до 400 человек на лодках и шаландах переправились на о. Тэёнпхёндо (29 июня гарнизон этого острова был эвакуирован в Кунсан). К 10 ч 30 мин 26 июня полуостров Онгдин был полностью очищен от противника. К этому же времени части 3-й пограничной бригады разгромили 1-й батальон 12-го полка 1-й пехотной дивизии противника и освободили Енанский полуостров.

Наступление на восточном участке фронта развивалось менее успешно. Части 2, 12-й пехотных дивизий и 1-й пограничной бригады, действуя в сложных условиях местности и встречая упорное сопротивление противника, продвинулись всего на 2–5 км. К вечеру 25 июня на восточном побережье в районе Каннын и Самчхок был высажен морской десант.

С утра 26 июня войска Корейской народной армии возобновили наступление. [65]

Частям 6-й пехотной дивизии, которые еще вечером 25 июня вышли к р. Ханган, предстояло форсировать это серьезное водное препятствие. Ширина реки в этом месте достигала 6 км, глубина — 5м. Из-за недостатка переправочных средств и некоторой неорганизованности к 6 ч 30 мин 26 июня на левый берег реки были переправлены лишь три батальона с двумя 76-мм полковыми пушками. Эти подразделения захватили плацдарм глубиной до 3 км. К утру 27 июня несмотря на усилившееся сопротивление противника на левый берег реки переправились главные силы 13-го и 15-го полков, две батареи артиллерийского полка и батарея 2-го дивизиона 17-го отдельного артиллерийского полка. Остальные силы дивизии переправились в ночь на 28 июня.

На рассвете 27 июня 13-й и 15-й пехотные полки после короткого артиллерийского налета атаковали противника и расширили плацдарм до 5–6 км. К исходу дня части дивизии вышли на рубеж Сиомари, Суйтанри. Дальнейшее их продвижение было остановлено огнем и контратаками остатков 12-го полка 1-й пехотной дивизии, 22-го полка 3-й пехотной дивизии, переброшенного из Тайгу, двух курсантских батальонов Сеульского пехотного училища и других подразделений противника, подошедших из Сеула.

1-я пехотная дивизия, введя в бой второй эшелон, с утра 26 июня возобновила наступление. Однако противник за ночь успел подтянуть из второго эшелона 11-й полк 1-й пехотной дивизии. Напряженные бои, не прекращавшиеся весь день 26 июня, не принесли успеха. Только к вечеру этого дня части 1-й пехотной дивизии сломили сопротивление врага и начали продвигаться вперед. К 16 ч 27 июня они овладели Мунсан, но, не организовав неотступного преследования противника, дали ему возможность вновь закрепиться на высотах в 7 км юго-восточнее Мунсан, поэтому все попытки продолжать наступление в этот день успеха не имели.

Части 4-й пехотной дивизии, перейдя в наступление с утра 26 июня, в результате умелых и решительных действий разгромили 1-й полк 7-й пехотной дивизии противника в районе Докчонни и продолжали развивать наступление на Ыденпу. [66]

3-я пехотная дивизия совместно с частями 105-й танковой бригады овладела Синыпни и, разгромив подразделения 3-го полка 7-й пехотной дивизии и переброшенного в этот район 5-го полка 2-й пехотной дивизии, также наступала на Ыденпу. В 17 ч 26 июня части 4, 3-й пехотных дивизий и 105-й танковой бригады атаковали противника в Ыденпу и после полуторачого боя овладели городом.

В 9 ч 27 июня 4, 3-я пехотные дивизии и 105-я танковая бригада возобновили наступление. Отходившие части 7-й пехотной дивизии и 5-й полк 2-й пехотной дивизии противника оказывали огневое сопротивление, разрушали мосты, дороги и на отдельных участках устанавливали мины. К 21 ч наступающие части вышли на рубеж в 4–7 км северо-западнее, севернее и северо-восточное Сеула.

2-я пехотная дивизия после двухдневных боев, вечером 27 июня, овладела Чунчен и к исходу 27 июня подошла к Капхён. В это же время один батальон 6-го полка, наступавший через горы, обошел Капхён и в 2 км западнее города перерезал железную дорогу, ведущую на Сеул. 12-я пехотная дивизия, медленно продвигаясь вперед, к исходу 27 июня вышла на рубеж в 14 км северо-восточнее Хончен. 1-я пограничная бригада к этому времени завязала бой за Каннын.

В результате трехдневного наступления войска КНА нанесли тяжелое поражение основным силам противника, сосредоточенным у 38-й параллели. Наибольшего успеха войска КНА добились на сеульском направлении, продвинувшись до 50 км и выйдя непосредственно на подступы к Сеулу.

Противник, стремясь приостановить продвижение наступающих войск КНА, спешно подтягивал резервы в район Сеула. Уже 26–27 июня в районах Сиомари и Консонри вступили в бои подразделения 22-го полка 3-й пехотной дивизии, а в районе южное Синыпни — 5-го полка 2-й пехотной дивизии. Позднее непосредственно у Сеула были отмечены другие части 2-й пехотной дивизии, а также 5-я пехотная дивизия противника.

Вступление в войну вооруженных сил ООН. Поражение основных сил южнокорейских войск и угроза полного и быстрого крушения лисынмановского режима вызвали [67] быструю реакцию США и ООН. На чрезвычайной сессии Совета Безопасности ООН (бойкотировавший это заседание СССР тем самым лишил себя возможности наложить на его решение вето) призвал к немедленному прекращению военных действий и отводу сил КНДР.

Сразу же после этого президент США Трумэн отдал приказ военно-воздушным и военно-морским силам США обеспечить прикрытие и поддержку южнокорейских войск. Одновременно Трумэн отдал приказ 7-му американскому флоту «предотвратить нападение на Формозу» и распорядился об ускорении военной помощи филиппинскому правительству, воюющему против своего народа, и войскам Франции, ведущим войну против Демократической Республики Вьетнам. Таким образом, правительство США, развязав вооруженный конфликт в Корее, предприняло одновременно прямой недоброжелюбный акт против Китайской Народной Республики, оккупировав о. Тайвань (Формозу), усилило вмешательство во внутренние дела Филиппин и стало на путь расширения военных действий против вьетнамского народа.

Американский генерал Уитни в своей книге «Макартур и его встреча с историей»{24} свидетельствовал, что американская авиация по приказу Макартура начала свои боевые действия в Южной Корее даже еще до того, как был отдан вышеупомянутый приказ Трумэна, а с 27 июня эти действия приняли характер массированных ударов не только по войскам КНА, но и по объектам на территории севернее 38-й параллели. В этот же день военно-морской флот США подверг обстрелу с моря корейские прибрежные селения.

Вечером 27 июня, т. е. тогда, когда американские вооруженные силы уже вели войну против КНДР, вновь был собран в неполном составе Совет Безопасности, который незаконно, прошедшим числом, принял резолюцию, одобряющую действия американских войск в Корее.

7 июля по требованию американского представителя было созвано экстренное заседание Совета Безопасности, на котором всем членам ООН, поддержавшим резолюцию [68] от 27 июня, было предложено предоставить вооруженные силы и другую помощь в распоряжение объединенного командования для войны против КНДР. Одновременно Совет Безопасности просил США назначить командующего этими силами и разрешил использовать по своему усмотрению флаг ООН в ходе операций против сил Северной Кореи одновременно с флагами прочих участвующих государств.

Американское правительство назначило командующим войсками ООН главнокомандующего вооруженными силами США в Дальневосточной зоне генерала Макартура.

С вступлением в войну американских вооруженных сил обстановка для КНА резко ухудшилась. Американское командование для обеспечения боевых действий наземных войск в Корее привлекло 19-ю американскую авиагруппу стратегической авиации, перебазированную с о. Гуам на о. Окинава, 5-ю американскую воздушную армию тактической авиации, находившуюся в Японии, две авианосные группы (5-я американская и 13-я английская), базировавшиеся на авианосцы «Велли Фордж» и «Триумф», и 77-ю отдельную австралийскую авиаэскадрилью, дислоцировавшуюся на аэродроме Ивауни (Япония). Из указанных соединений и частей для действий против КНДР в начале июля 1950 г. было выделено 740 самолетов (30 тяжелых и 90 средних бомбардировщиков, 430 истребителей, 90 разведчиков и 100 транспортных самолетов). Кроме того, с 13 июля 1950 г. в боевых действиях в Корее приняли участие 22-я и 92-я авиагруппы тяжелых бомбардировщиков (65 самолетов) 15-й воздушной армии стратегической авиации.

Американская авиация, стремясь прежде всего уничтожить авиацию КНА, совершила налет на аэродром в Пхеньяне, в результате которого было выведено из строя 19 самолетов. Одновременно американская авиация обрушила свои удары на промышленные объекты КНДР и приступила к разрушению основных железнодорожных узлов и коммуникаций. Систематическим бомбардировкам подверглись также боевые порядки, штабы и тылы наступающих войск КНА. [69]

Авиация КНА, значительно уступавшая по численности американской и понесшая в первые дни войны большие потери в личном составе и боевой технике (до 3 июля было потеряно 36 боевых самолетов), не могла противодействовать превосходящим силам противника и вынуждена была вести главным образом разведку в интересах наземных войск.

Корабли военно-морских сил США, находившиеся в территориальных водах Кореи, с 27 июня начали систематический артиллерийский обстрел прибрежных районов.

28 июня правительства Англии, Австралии и Новой Зеландии заявили о своей готовности предоставить в распоряжение американского командования свои военно-морские силы, находившиеся в районе Тихого океана. С этого времени в водах Кореи начали действовать 19 американских кораблей (тяжелый авианосец, тяжелый крейсер, легкий крейсер, 12 эскадренных миноносцев и 4 подводные лодки) и 23 английских и австралийских корабля (2 легких авианосца, 3 легких крейсера, 8 эскадренных миноносцев и 10 сторожевых кораблей).

Малочисленный военно-морской флот КНДР, состоявший из малых боевых кораблей и уже потерявший 3 торпедных катера и 2 морских охотника, не мог оказать достойного противодействия. Господство на море также было на стороне противника.

Однако сухопутные войска Южной Кореи продолжали отступать под ударами войск КНА. Американское командование, видя, что южнокорейские войска, несмотря на полное господство американской авиации и флота, терпят одно поражение за другим и не выполняют поставленных перед ними задач, с 1 июля начало переброску из Японии в Корею частей 24-й американской пехотной [70] дивизии. Один батальон этой дивизии был переброшен 2 июля в Тэчжон транспортной авиацией, а остальные силы дивизии были перевезены морем. В первый период вооруженного конфликта, когда в Корею начали прибывать только отдельные подразделения сухопутных войск США, управление ими было сосредоточено в руках начальника группы военных советников, которому подчинялся передовой штаб, созданный 27 июня в Корее. 2 июля командование американскими сухопутными войсками принял на себя командир 24-й пехотной дивизии генерал-майор Дин.

Командование КНА, учитывая возможность затяжки войны и отсутствие резервов, с 1 июля приступило к формированию 8-й и 9-й пехотных дивизий (на базе 1-й и 3-й пограничных бригад), двух пехотных бригад, двух бригад морской пехоты, двух танковых бригад, двух отдельных танковых полков, семи запасных полков, двух истребительно-противотанковых дивизионов и пяти отдельных зенитных дивизионов. Несколько позднее было начато формирование 7-й пехотной дивизии на базе 7-й пограничной бригады.

Численный состав вновь формируемых дивизий был сокращен по сравнению со штатной численностью ранее сформированных дивизий. По новому штату сократилось количество винтовок и карабинов и несколько увеличилось количество артиллерийско-минометного вооружения. В штат дивизии был введен зенитно-артиллерийский дивизион.

Пехотные бригады формировались в составе трех пехотных батальонов, артиллерийского полка, истребительно-противотанкового дивизиона, самоходно-артиллерийского дивизиона, дивизиона 120-мм минометов, батальонов автоматчиков, связи, саперного и медико-санитарного.

Штатная численность и вооружение вновь формируемых пехотных дивизий и бригад приведены в табл. 2.

Таблица 2. (стр. 71)

 

Соединения Пехотная дивизия Пехотная бригада
Личный состав 9689 6067
Винтовки и карабины 6547 3315
Автоматы 1932 772
Ручные пулеметы 345 162
Станковые пулеметы 202 60
Крупнокалиберные пулеметы (зенитные) 36 24
ПТР 129 72
37-мм зенитные орудия 12  —
45-мм орудия 52 18
76-мм и 122-мм орудия 48 36
82-мм и 120-мм минометы 105 51
САУ-76 16 12
Автомашины грузовые 285 156
Автомашины специальные 37 26

Танковые бригады формировались в составе двух танковых батальонов (по 21 танку в каждом), двух мотострелковых батальонов (по 450 человек), артиллерийского дивизиона (8 76-мм пушек), минометной роты и роты автоматчиков. [71]

Личный состав для вновь формируемых соединений и частей, а также для пополнения действующих войск получали главным образом за счет добровольцев и лишь частично путем призыва по нарядам органов власти.

Значительно труднее было комплектовать вновь формируемые части, а также пополнять действующие войска офицерским составом, так как к началу войны в КНА не было резерва офицерского состава. В связи с этим на руководящие должности в армию выдвигались партийные и государственные работники. Лучшими кадрами по-прежнему являлись офицеры из числа бывших командиров партизанских отрядов. Были приняты меры к расширению сети военно-учебных заведений для подготовки младших офицеров, а срок обучения курсантов в военных училищах был сокращен с одного года до двух месяцев. Были [72] созданы курсы усовершенствования командиров соединений и расширены курсы усовершенствования офицеров при 1-м Центральном училище.

 

3. Разгром группировки противника в районе Сеула и выход на рубеж р. Ханган, Каннын (28 июня — 2 июля)

Несмотря на сильное воздействие американской авиации войска КНА 28 июня продолжали наступление. Части 6-й пехотной дивизии на рассвете 28 июня атаковали противника на рубеже Сиомари, Суйтанри, отбросили его в район Кым-пхо и после десятичасового боя овладели городом. Чтобы задержать дальнейшее продвижение 6-й пехотной дивизии, противник перебросил в район Кымпхо 18-й полк Столичной пехотной дивизии. В течение 29 июня 6-я пехотная дивизия, отражая неоднократные контратаки противника, поддержанные огнем артиллерии и ударами авиации, вела ожесточенный бой за аэродром Кымпхо. С утра 30 июня дивизия вновь атаковала противника и, преодолевая его упорное сопротивление, продвинулась на 6–8 км, перерезав дорогу Сеул, Инчхон. В течение 1 и 2 июля части дивизии вели бои на достигнутом рубеже, отражая контратаки противника и подвергаясь при этом сильному воздействию авиации.

1-я пехотная дивизия в упорных боях, продолжавшихся весь день 28 июня, разгромила противника в районе Консонри. Остатки вражеских войск поспешно отступили на юг. После овладения Консонри 1-я пехотная дивизия была выведена во второй эшелон.

4-я и 3-я пехотные дивизии и 105-я танковая бригада, вышедшие к исходу 27 июня на подступы к Сеулу, встретили сопротивление противника на подготовленных оборонительных позициях. В течение ночи пехота заняла прилегающие к городу высоты. В 4 ч 30 мин 28 июня 3-я пехотная дивизия и 105-я танковая бригада атаковали противника. Спустя час перешла в наступление и 4-я пехотная дивизия. К 5 ч 30 мин 28 июня передовой отряд 105-й танковой бригады ворвался в Сеул, а в 6 ч подошедшие главные силы [73] бригады захватили радиостанцию, электростанцию, почту, телеграф и другие административные учреждения города. Части 4-й пехотной дивизии, ворвавшиеся в город почти одновременно с частями 105-й танковой бригады, к 16 ч овладели северной и центральной частями города. 3-я пехотная дивизия, обойдя Сеул с юга, к этому же времени заняла южную часть города. Противник, бросая боевую технику и снаряжение, поспешно отходил на южный берег р. Ханган.

Вследствие того, что командиры частей и соединений КНА, вышедших в район Сеула, немедленно не организовали форсирования р. Ханган и неотступного преследования противника, тот смог подорвать мост через реку и, подведя части 2-й и 5-й пехотных дивизий, усилил свою оборону по ее южному берегу.

Для усиления группировки войск в районе Сеула командование КНА перебросило из района Саннен 13-ю пехотную дивизию.

К этому времени была создана Ставка Главного командования с местом пребывания в Сопхо (12 км севернее Пхеньяна).

Большое удаление Генерального штаба от войск (120–300 км) и невозможность непосредственно руководить всеми соединениями вызвали необходимость создания двух оперативных групп с размещением их штабов в Ёнчоне и Янгу. 1-й оперативной группе были подчинены 1, 3, 4, 13 и 15-я пехотные дивизии, а 2-й оперативной группе — 2, 12-я пехотные дивизии и 603-й мотоциклетный полк. 5, 6 и 10-я пехотные и 105-я танковая дивизии{25} остались в непосредственном подчинении Главного командования. С целью приближения руководства к войскам в Чороне был организован вспомогательный пункт управления Генерального штаба{26}.

На рассвете 29 июня после 15-минутной артиллерийской подготовки передовой отряд 105-й танковой дивизии в составе батальона мотострелкового полка, роты танков и батареи САУ форсировал р. Ханган и захватил плацдарм до 2 км по фронту и до 1 км в глубину. Однако переправа войск [74] и наращивание сил на плацдарме вследствие недостатка переправочных средств и непрерывного воздействия американской авиации происходили медленно. Главные силы 3, 4-й пехотных и 105-й танковой дивизий в течение трех дней успеха не имели. С передовыми подразделениями переправилась незначительная часть артиллерии, да и та оказалась без средств тяги и без достаточного количества боеприпасов. Бои за плацдарм приняли ожесточенный затяжной характер. Главные силы 3-й пехотной дивизии полностью переправились через р. Ханган лишь к утру 2 июля, 4-й пехотной дивизии — к утру 3 июля, а 105-й танковой дивизии — 4 июля. Переправа 105-й танковой дивизии в основном производилась по мосту, восстановленному 3 июля саперными частями КНА с помощью местного населения.

2-я пехотная дивизия, действуя в трудных условиях местности и недостаточно умело используя свою артиллерию, медленно продвигалась вперед, преодолевая упорное сопротивление противника. К 30 июня дивизия вышла к р. Ханган и, форсировав ее, 2 июля овладела Кванчжу. 12-я пехотная дивизия наступала в общем направлении Оронри, Хончен, Хэнсен и 2 июля овладела Вончжу. В связи с тем, что наступление 2-й и 12-й пехотных дивизий с самого начала развивалось медленно, а разрыв между их фланговыми частями все увеличивался, командование КНА направило в этот разрыв 15-ю пехотную дивизию и 30 июня в районе Хончен ввело ее в бой совместно с мотоциклетным батальоном 603-го мотоциклетного полка в направлении Ипхоли. Дивизия к 2 июля вышла к р. Ханган на участке Ипхоли, Хынхоли и приступила к ее форсированию.

На восточном побережье 1-я пограничная бригада с 10-м полком 5-й пехотной дивизии к исходу 28 июня овладела Каннын и соединилась с морским десантом, высаженным 25 июня, а также с партизанами, действовавшими в тылу врага. После овладения Каннын 1-я пограничная бригада получила задачу оборонять побережье в районе Каннын и южнее. В районе Каннын в течение 29–30 июня сосредоточилась 5-я пехотная дивизия, которая с утра 1 июля начала наступление и 2 июля овладела Самчхон.

Таким образом, в результате боевых действий с 25 июня по 2 июля войска КНА, наступая со средним темпом до [75] 10 км в сутки, продвинулись на 75–80 км, освободили значительную территорию Южной Кореи со столицей Кореи — городом Сеул. Форсировав р. Ханган, они создали условия для развития дальнейшего наступления на юг.

В ходе боевых действий войска южнокорейской армии, сосредоточенные на сеульском направлении, понесли большие потери и фактически были разгромлены. Однако окружить и уничтожить сеульскую группировку противника, как это предусматривалось планом, войскам КНА не удалось.

Причины этого заключаются прежде всего в том, что наступление войск, действовавших на сеульском направлении, развивалось медленнее, чем это предусматривалось планом. 2, 12-я пехотные дивизии и 603-й мотоциклетный полк, которые должны были обойти Сеул с юго-востока и отрезать пути отхода сеульской группировке противника на юг и юго-восток, вследствие недостаточно четкого управления частями и подразделениями со стороны командиров дивизий, отставания артиллерии от наступающих войск и трудных условий местности не выполнили своей задачи. В то же время части 3, 4-й пехотных и 105-й танковой дивизий, овладевшие Сеулом, немедленно не организовали форсирования р. Ханган, что позволило противнику привести войска в порядок, организовать оборону на южном берегу реки и в дальнейшем отвести свои войска на юг.

Значительное влияние на понижение темпа наступления войск КНА оказала американская авиация, наносившая с 27 июня непрерывные удары по войскам, штабам и коммуникациям.

Отрицательно повлияли на успешное развитие наступления также недочеты в управлении войсками со стороны Министерства национальной обороны. Взяв на себя функции непосредственного руководства дивизиями, оно испытывало большие затруднения в управлении. Созданные из офицеров этого министерства штабы 1-й и 2-й оперативных групп не были сколочены и не имели достаточных средств связи. В то же время командиры ряда частей и соединений не стремились к поддержанию непрерывной связи с вышестоящими начальниками и соседями, нетвердо управляли подчиненными войсками и не уделяли должного внимания разведке. [76]

Нет сомнении в том, что если бы войскам КНА удалось окружить и уничтожить сеульскую группировку южнокорейской армии, дальнейшие события, безусловно, развивались бы более благоприятно для войск в Северной Корее.

 

4. Развитие наступления и выход войск Корейской народной армии на рубеж Посон, Кымсан, Ендон, Ёнчжю, Йондок (3–25 июля)

К 3 июля войска КНА на главном направлении удерживали плацдармы на левом берегу р. Ханган, обеспечивавшие условия для дальнейшего развития наступления. Наиболее сильная группировка войск была сосредоточена в районе Сеула на сувонском направлении (6, 4, 3, 2-я пехотные и 105-я танковая дивизии). На центральном направлении действовали 15-я и 12-я пехотные дивизии и 603-й мотоциклетный полк, а на восточном побережье — 5-я пехотная дивизия. В резерве Главного командования находились 13-я пехотная дивизия (в Сеуле), 1-я пехотная дивизия (западнее Ёнчённи) и 10-я пехотная дивизия (в Пхеньяне).

Основная группировка южнокорейских войск находилась также севернее Сувона. Здесь действовали 18-й полк Столичной дивизии, остатки 1-й и 7-й пехотных дивизий, 5-я и 2-я пехотные дивизии, 22-й полк 3-й пехотной дивизии. Перед 15-й и 12-й пехотными дивизиями КНА находились части 6-й пехотной дивизии и 2-й полк Столичной дивизии противника. 8-я пехотная дивизия южнокорейцев из района Каннын главными силами отходила на юго-запад, на Чечхон, а частью сил на Самчхок. Для усиления войск, действующих в районе Самчхок, спешно перебрасывались 23-й полк 3-й пехотной дивизия и 1-й отдельный пехотный батальон.

Поражение, понесенное южнокорейскими войсками в предыдущих боях, резко отразилось на их боеспособности и моральном состоянии. Это обстоятельство заставило американское командование по частям вводить в бой свои войска, перебрасываемые из Япония. [77]

В создавшейся обстановке командование КНА решило с утра 3 июля возобновить наступление.

Целью этого наступления являлся окончательный разгром южнокорейских и успевших прибыть в Корею американских войск, а также быстрый захват портов юго-восточного побережья Пусан, Ульсан, Пхохан. Захват этих портов лишал войска ООН возможности подбрасывать новые соединения и материальные средства.

Командование КНА для быстрого достижения поставленной цели решило основные усилия в предстоящем наступлении сосредоточить на центральном направлении, т. е. в полосе местности, ограниченной с запада условной линией Сувон, Тэчжон, Пусан и с востока — Вончжу, Андон, Пхохан.

Направление Сувон, Нонсан, Кванчжу, хотя и было удобным по условиям местности, однако не обеспечивало быстрого решения задачи, так как уводило в сторону от портов Пусан, Ульсан, Пхохан. Кратчайшим к этим портам было направление Каннын, Самчхок, Пхохан, но оно не обладало достаточной емкостью, было удалено от главной группировки войск КНА и к тому же являлось очень уязвимым со стороны флота и авиации неприятеля.

В 5 ч 3 июля после огневого налета артиллерии по огневым средствам и живой силе противника в районе Ендынпхо части 6-й пехотной дивизии ударом на юго-восток и части 4-й пехотной дивизии ударом на запад одновременно атаковали противника в Ендынпхо и к 9 ч 30 мин овладели городом. Остатки войск противника, оборонявшиеся в районе Ендынпхо, понесли большие потери и отступили частью сил на Инчхон и частью на Сувон. После освобождения Ендынпхо 13-й полк 6-й пехотной дивизии с 203-м танковым полком 105-й танковой дивизии начали развивать наступление на Инчхон и в 7 ч 40 мин 4 июля овладели этим портовым городом.

Одновременно с началом боев за Ендынпхо 3, 2-я пехотные и 105-я танковая дивизии также атаковали противостоявшего противника, сбили его с занимаемого рубежа и начали преследовать.

Потерпев поражение в боях за Ендынпхо и на левом берегу р. Ханган к югу и юго-востоку от Сеула, остатки [78] сеульской группировки противника начали поспешный отход. В то же время передовые подразделения 21-го полка 24-й американской пехотной дивизии, переброшенные из Японии самолетами, выдвигались в район Усан. Главные силы этого полка сосредоточивались в Чхёнан.

4 июля части 105-й танковой и 4-й пехотной дивизий овладели Сувон, разгромили в районе Усан батальон 24-й американской пехотной дивизии и 6 июля овладели Пхентхэк. 2-я пехотная дивизия к этому времени овладела Ансон.

Противник, пытаясь удержать за собой рубеж Чхёнан, Чинчхон, подготовил оба города к круговой обороне, разрушил и заминировал дороги, ведущие к этим городам с севера. Особенно сильно был разрушен и заминирован участок дороги Пхентхэк, Чхёнан. Американская авиация усилила активность, непрерывно нанося удары по войскам КНА, наступавшим на этом направлении.

С целью быстрейшего разгрома противника в Чхёнан 105-я танковая дивизия с артиллерийским дивизионом и дивизионом самоходно-артиллерийских установок 4-й пехотной дивизии по проселочным дорогам выдвигалась к Чхёнану с северо-запада. Одновременно 4-я пехотная дивизия по разрушенным дорогам продвигалась к городу с севера. В 4 ч 8 июля части обеих дивизий одновременно атаковали противника в Чхёнан, в ожесточенных боях разгромили 21-й американский пехотный полк и остатки двух пехотных полков южнокорейцев и 9 июля полностью овладели городом.

2-я пехотная дивизия, преодолевая сопротивление противника, 8 июля завязала бои за Чинчхон. В ходе трехдневных ожесточенных боев дивизия разгромила до двух пехотных полков южнокорейцев и 10 июля овладела городом.

2-я пехотная дивизия, преодолевая сопротивление противника, 8 июля завязала бои за Чинчхон. В ходе трехдневных ожесточенных боев дивизия разгромила до двух пехотных полков южнокорейцев и 10 июля овладела городом.

На центральном и восточном направлениях войска КНА, наступавшие в трудных условиях горной местности, медленно продвигались вперед. 15-я пехотная дивизия, форсировав р. Ханган, 4 июля овладела Чонжу, а [79] 8 июля — Мугыкли. 12-я пехотная дивизия 6 июля одним полком овладела Чунчжу, а 9 июля главными силами захватила Таньян. 5-я пехотная дивизия, развивая наступление вдоль восточного побережья, во взаимодействии с партизанами разгромила противника в районе Самчхок, 8 июля овладела Улчжин и продвинулась к югу от этого города. 9 июля противник при поддержке огня корабельной артиллерии высадил в районе Улчжин, в тылу главных сил 5-й пехотной дивизии, морской десант в составе до двух пехотных батальонов с целью отрезать и во взаимодействии с войсками, действующими с фронта, уничтожить части 5-й пехотной дивизии. Однако этот замысел был сорван. К месту высадки десанта были срочно подтянуты подразделения 5-й пехотной дивизии, и в результате их смелых и решительных действий вражеский десант 11 июля был окружен и уничтожен.

Таким образом, несмотря на полное господство своей авиации противник терпел поражение и вынужден был откатываться на юг. В результате ударов КНА южнокорейские войска были деморализованы и управление ими потеряно. В первых столкновениях с соединениями КНА передовые части 24-й американской пехотной дивизии также понесли серьезные потери. В связи с этим американское командование в период с 8 по 14 июля перебросило морским путем из Японии в Корею 25-ю пехотную дивизию. Одновременно готовилась к переброске из Японии и 1-я американская кавалерийская дивизия.

12 июля в Корею прибыла передовая группа штаба 8-й американской армии во главе с командующим генерал-лейтенантом Уолкером, который принял командование всеми сухопутными войсками США и Южной Кореи. Применяя самые жесткие меры, американцы до некоторой степени сумели привести в порядок южнокорейские войска. С целью создания резервов американское командование вывело на переформирование 5-ю южнокорейскую пехотную дивизию в Кванчжу и 7-ю пехотную дивизию в Намвон. В Пусане началось формирование 10-й пехотной дивизия, а на о. Санчжючадо — дивизии морской пехоты. Спешно пополнялись людьми и вооружением дивизии, действовавшие на фронте. [80]

Потерпев неудачу в попытке удержаться на рубеже Чхёнан, Чинчхон, Чунчжу, американское командование намеревалось остановить наступление войск КНА на рубеже р. Кымган, Поын, Ёнгу, Пхёэнхэ. С этой целью на рубеже р. Кымган в районах Кончжю, Чочивон развертывались главные силы 24-й американской пехотной дивизии, а на рубеже Поын, Ечхон, Ёнчжю — главные силы вновь прибывающей 25-й американской пехотной дивизии, от которых вперед высылались передовые отрады.

Командование КНА с целью наращивания усилий и разгрома противника на указанном рубеже решило ввести в сражение 3-ю и 6-ю пехотные дивизии на тэчжонском направлении, а 1-ю пехотную дивизию — в районе [81] Чунчжу для действий между 15-й и 12-й пехотными дивизиями. 603-й мотоциклетный полк из района Вончжу был перегруппирован в район Чхёнан для действий совместно с 6-й пехотной дивизией.

В интересах улучшения управления и приближения руководства к войскам 13 июля было создано фронтовое управление на базе вспомогательного пункта управления Генерального штаба, а на базе оперативных групп — две армейские группы{27} (армии) в составе: 1-я армейская группа — 2, 3, 4, 6-я пехотные, 105-я танковая дивизии и 603-й мотоциклетный полк; 2-я армейская группа — 1, 5, 12, 15-я пехотные дивизии. 13-я пехотная дивизия составляла резерв фронта, 10-я пехотная дивизия — резерв Главного командования.

Командованию фронта и армейских групп предоставлялись широкие права и самостоятельность в планировании и руководстве боевыми действиями войск. Однако решения командующего войсками фронта должно было утверждаться Главкомом, а командующих армейскими группами — командующим фронтом.

11 июля 6-я пехотная дивизия начала наступление 13-м полком по прибрежной дороге, а 14 июля главными силами совместно с 603-м мотоциклетным полком в направлении Ончонни, Кангэ. Успешно продвигаясь вперед и громя полицейские части, а также подбрасываемые противником из портов Мокпхо и Ресу батальоны морской пехоты, дивизия к 25 июля очистила от противника всю юго-западную часть Кореи. В ходе наступления вновь была разгромлена 5-я пехотная дивизия южнокорейцев, находившаяся на переформировании в районе Кванчжу и введенная 22 июля в бой в районе Чонып.

4-я пехотная дивизия, усиленная танковым батальоном 105-й танковой дивизии, после овладения Чхёнан развернула наступление на юг и 10 июля вышла на подступы к Кончжю, где встретила упорное сопротивление частей 24-й американской пехотной дивизии. В течение 11–13 июля части 4-й пехотной дивизии вели ожесточенные бои на подступах [82] к Кончжю и лишь к утру 14 июля разгромили врага на северном берегу р. Кымган. После короткой подготовки в 17 ч 30 мин 14 июля под прикрытием артиллерийского огня они форсировали реку в районах западнее и севернее Кончжю и к 22 ч овладели городом. В боях за город было уничтожено свыше 400 вражеских солдат и офицеров и захвачено 15 орудий, 8 зенитно-пулеметных установок, 40 автомашин, 20 радиостанций и другое вооружение. После овладения Кончжю дивизия получила задачу главными силами преследовать противника в направлении Кымсан, а одним полком с танковым батальоном нанести удар на Тэчжон с северо-запада, содействуя 3-й пехотной и 105-й танковой дивизиям в разгроме противника в этом районе.

105-я танковая и 3-я пехотная дивизии в течение 9–11 июля вели ожесточенные бои на подступах к Чочивон и только 12 июля овладели городом. Все дороги, ведущие из Чочивон на юг, противник разрушил и заминировал. В районе Фукони был оборудован сильный опорный пункт. В связи с этим было принято решение, прикрывшись с фронта частью сил, главные силы 105-й танковой{28} и 3-й пехотной дивизий направить в обход Фукони с запада. К 11 ч 13 июля главные силы этих дивизий вышли к р. Кымган в районе Тэпхенни, однако попытка форсировать ее с ходу была отражена огнем противника с противоположного берега. В течение 14 июля части обеих дивизий вели разведку противника и пунктов переправ, подтягивали артиллерию и в 20 ч 14 июля под прикрытием артиллерийского огня начали форсирование. Отдельным подразделениям 3-й пехотной дивизии и мотострелкового полка 105-й танковой дивизии удалось занять плацдарм на противоположном берегу. В течение 15 и 16 июля пехота и артиллерия обеих дивизий переправились на плацдарм, однако танки переправить не удалось, так как мост в этом районе не был восстановлен. Ввиду этого было принято решение 107-й и 109-й танковые полки 105-й танковой [83] дивизий переправить через р. Кымган в районе Кончжю, т. е. в полосе 4-й пехотной дивизии, что и было сделано к утру 17 июля.

Переправившись на южный берег р. Кымган, части 3-й пехотной и 105-й танковой дивизий совместно с частями 4-й пехотной дивизии 17 июля нанесли удар на юг, а затем на восток — в тыл 24-й американской пехотной дивизии, оборонявшейся по южному берегу р. Кымган южнее Фукони. Ввиду реальной угрозы окружения части 24-й пехотной дивизии, теснимые войсками КНА, с большими потерями поспешно отошли на Тэчжон.

В течение 19 июля 3-я пехотная и 105-я танковая дивизии приводили себя в порядок, вели разведку и готовились к атаке противника в Тэчжоне. В 4 ч 30 мин 20 июля части 4-й пехотной дивизии с запада, 3-я пехотная дивизия с северо-запада и 105-я танковая дивизия с северо-востока и севера начали наступление на Тэчжон. К 6 ч в город ворвались передовые танковые подразделения, а в 11 ч главные силы дивизий. В уличных боях противник понес большие потери и к исходу дня 20 июля был выбит из города.

В ходе боев на подступах к Тэчжону и в самом городе войска КНА уничтожили около 1200 солдат и офицеров противника, 40 автомашин, 4 орудия, 3 танка и захватили 60 орудий и минометов, 7 танков, 196 автомашин, 16 радиостанций и много другого военного имущества. Было взято в плен 108 вражеских солдат и офицеров, в том числе командир 34-го полка. Позднее был взят в плен и командир 24-й американской пехотной дивизии генерал-майор Дин. Остатки 24-й пехотной дивизии поспешно отошли на юго-восток. Вскоре эта дивизия была отведена в Тайгу на переформирование.

Развивая наступление на юго-восток, части 4-й пехотной дивизии 25 июля овладели Кымсан, а 3-я пехотная и 105-я танковая дивизии второй раз форсировали р. Кымган, разгромили передовые подразделения вновь перебрасываемой из Японии 1-й американской кавалерийской дивизии и овладели Ендон.

2-я пехотная дивизия, действуя недостаточно решительно и организованно, медленно продвигалась вперед и лишь к 22 июля заняла Поын. [84]

Тем временем войска 2-й армейской группы, преодолевая упорное сопротивление противника и наступая по труднодоступным горным дорогам и тропам, медленно продвигались вперед. К 25 июля 15, 1 и 12-я пехотные дивизии вышли на рубеж Тахейри, Докуни, севернее Ечхон, Ёнчжю, где вступили в бой с главными силами 25-й американской пехотной дивизия. Сопротивление противника заметно усилилось. Основные усилия враг сосредоточивал на удержании важных населенных пунктов и узлов дорог.

5-я пехотная дивизия 13 июля овладела Пхёэнхэ, а 20 июля — Йондок. Противник силами частей 3-й пехотной дивизии южнокорейцев, а также высаженной в Пхохан 1-й американской кавалерийской дивизии контратаковал части 5-й пехотной дивизии и потеснил их из города. В ночь на 23 июля дивизия внезапной ночной атакой вновь выбила противника из Йондок и закрепилась в нем.

Таким образом, войска КНА за месяц боев освободили большую часть Южной Кореи, продвинувшись своим правым флангом до 400 км и центром до 160–200 км. С 3 по 25 июля войска наступали со средним темпом 3,5–7 км в сутки, а 6-я пехотная дивизия и 603-й мотоциклетный полк — до 12 км в сутки. В ходе боев основные силы южнокорейской армии были разгромлены, большие потери понесла и 24-я американская пехотная дивизия.

Американское командование, стремясь оказать помощь наземным войскам, непрерывно увеличивало активность авиации, которая воздействовала не только на войска, но и подвергала систематическим бомбардировкам города и села Кореи, сжигала и разрушала школы, больницы и т. д. Военно-морской флот США блокировал побережье Кореи и подвергал систематическим артиллерийским обстрелам прибрежные населенные пункты.

Ввиду непрерывного воздействия вражеской авиации войска КНА с первой половины июля вынуждены были перейти почти исключительно к ночным действиям.

Большую помощь наступавшим частям Народной армии оказывали партизанские отряды, действовавшие в тылу противника. Они разрушали железнодорожные мосты [85] и дороги на путях отступавших лисынмановских войск, выводили из строя транспортные средства, совершали нападения на отступающие части и воинские эшелоны противника, атаковывали лисынмановскую полицию, истребляя живую силу и технику врага.

 

5. Наступление Корейской народной армии в направлении Пусан (26 июля — 20 августа 1950 г.)

В начале июля в Корею прибыли направленные американским командованием 24-я и 25-я пехотные дивизии. Однако этих сил оказалось недостаточно, чтобы остановить наступление войск КНА.

Американские дивизии, потерпев поражение, вынуждены были также отступать. Английская газета «Дейли телеграф энд Морнинг пост» писала: «Надежды на то, что участие американских наземных войск скажется на моральном состоянии северокорейцев, подорвет их наступательный дух, не оправдались».

В середине июля американское командование начало перебрасывать в Корею из Японии дополнительно 1-ю кавалерийскую дивизию и два отдельных пехотных полка. В это же время из США в спешном порядке начали перебрасываться 1-я пехотная дивизия, 1-е авиакрыло морской пехоты (с 14 июля) и 2-я пехотная дивизия (с 18 июля).

Американское командование попыталось создать резервы за счет южнокорейских войск и вывело с этой целью две дивизии на переформирование. Однако эта попытка не увенчалась успехом. Обе эти дивизии вскоре вновь были брошены в бой.

Ввиду того что имевшиеся на вооружении южнокорейских и американских войск противотанковые средства (60-мм противотанковые ружья «Базука», 57-мм безоткатные орудия) оказались малоэффективными в борьбе с танками КНА, американцы срочно пустили в производство 88,9-мм противотанковые ружья «Базука» и в конце июля перебросили первую партию этих ружей на самолетах в Корею. В конце июля — начале августа [86] началась переброска в Корею большого количества противотанковых мин.

К 26 июля группировка войск противника была следующей. В районе Сунчхон действовали остатки 5-й пехотной дивизии южнокорейцев, в районе Кымсан — части 7-й пехотной дивизии. В район Ендон спешно перебрасывалась 1-я американская кавалерийская дивизия. Ранее действовавшие здесь остатки 24-й пехотной дивизии отводились в район Тайгу на переформирование. В районе Поын и восточнее действовали 2-я и 1-я пехотные дивизии южнокорейцев и 35-й полк 25-й американской пехотной дивизии. На рубеже Ёнгу, южнее Ечхон, Ёнчжю действовали 6-я, Столичная и 8-я пехотные дивизии южнокорейцев, 27-й и 24-й полки 25-й американской дивизии. В районе южнее Йондок действовала 3-я пехотная дивизия южнокорейцев с 1-м отдельным пехотным батальоном.

Из изложенного видно, что американское командование старалось всемерно усилить войска, прикрывавшие направление Тайгу, Пусан с северо-запада и с севера. Здесь, на рубеже южнее Кымсан, южнее Ёнчжю, были сосредоточены две американские и пять южнокорейских дивизий. Фланги этой группировки противника были прикрыты слабо.

Главная группировка войск КНА в соответствии с ранее принятым решением была также сосредоточена на центральном направлении на рубеже Кымсан, Ёнчжю, где действовало семь дивизий из девяти, находившихся в первой линии. Войска, наступавшие на флангах главной группировки, достигли значительного успеха: 6-я пехотная дивизия с 603-м мотоциклетным полком, выйдя в район Мокпхо и на подступы к Сунчхону, освободила всю юго-западную часть Кореи, а 5-я пехотная дивизия, овладев Йондок, находилась всего лишь в 40 км от порта Пхохан. Однако развить достигнутый на этих направлениях успех не представлялось возможным из-за отсутствия там достаточных сил и средств.

Таким образом, КНА была еще далека от достижения конечной цели операции. Войска главной группировки находились в 100–150 км от портов Пусан, Ульсан, Пхохан. Между тем количество войск ООН, высадившихся в [87] Корее, с каждым днем увеличивалось, сопротивление врага возрастало, условия наступления в связи с действиями авиации противника усложнялись. Необходимо было всемерно усилить темп наступления главной группировки войск КНА.

Оценив сложившуюся обстановку, Главное командование КНА приняло решение, сосредоточивая по-прежнему основные усилия на центральном направлении, продолжать наступление, нанося удары силами 1-й армейской группы из района Ендон в направлении Кымчхон, Тайгу, а силами 2-й армейской группы — из района Ечхон, Ёнчжю в направлении Андон, Ёнчон. Для этого привлекались все имевшиеся здесь силы и средства и, кроме того, в состав 2-й армейской группы дополнительно подтягивались 8-я и 13-я пехотные дивизии.

4-я пехотная дивизия получила задачу наступать из района Кымсан в направлении Чинан, Хёпчон, Кочульдон. 3-й пехотной дивизии совместно с 105-й танковой и 2-й пехотной дивизиями было приказано продвигаться в направлении Кымчхон. 15-я и 1-я пехотные дивизии имели задачу наступать в направлении Санчжю. После овладения этим пунктом 15-я пехотная дивизия должна была наступать в направлении Кымчхон, а 1-я пехотная дивизия — в направлении Чонсан, Тайгу. 12-й пехотной дивизии ставилась задача нанести удар на Андон с последующим развитием успеха в направлении Ыйсон, Ёнчон.

6-й пехотной дивизии с 603-м мотоциклетным полком было приказано частью сил оборонять порт Мокпхо и южное побережье Кореи, а главными силами наступать из района Намвон, севернее Сунчхон в направлении Чинчжу. Для обороны побережья на участке Кунсан, Мокпхо, Сунчхон перебрасывалась, начавшая 20 июля формирование, 7-я пехотная дивизия. Кроме того, на усиление обороны южного и западного побережья несколько ранее были переброшены отдельный пехотный полк, два батальона морской пехоты и два полицейских батальона.

5-я пехотная дивизия временно (до подвоза боеприпасов) должна была перейти к обороне.

10-я пехотная дивизия, находившаяся в резерве Главного командования, перебрасывалась из Пхеньяна в район [88] Тэчжона. В районе Сеула находились вновь формировавшиеся 9-я пехотная дивизия и 16-я танковая бригада. В районе Пхеньяна на базе 17-й танковой бригады формировалась 17-я механизированная дивизия.

Анализ решения командования КНА показывает, что оно было правильным. В создавшейся обстановке, когда каждый потерянный день улучшал положение противника, единственным реальным способом достижения поставленной цели было ускорение наступления главной группировки войск и ввод в бой свежих сил на этом направлении. Перегруппировка сил в полосу 6-й или 5-й пехотных дивизий, где был достигнут наибольший территориальный успех, могла привести к потере времени, кроме того, была крайне затруднительна из-за условий местности и сильного воздействия авиации противника.

Для успешного выполнения принятого решения исключительно важное значение приобретали стремительные действия частей и соединений КНА, направленные на расчленение обороны противника, глубокое проникновение в его боевые порядки и быстрейший выход к юго-восточному побережью. Однако, как показали последующие бои, этого достичь не удалось.

Выполняя решение Главного командования, войска Народной армии 26 июля продолжали наступление в восточном и юго-восточном направлениях.

Войска 1-й армейской группы к исходу 4 августа вышли на правый берег р. Нактонган в районах восточнее Хёпчхон, Кымчхон, где завязали бои за переправы через реку. В это же время 6-я пехотная дивизия и 603-й мотоциклетный полк, наступавшие на правом фланге 1-й армейской группы, овладели Чинчжу, форсировали р. Намган и завязали бои за Хаман. После овладения Кымчхон 2-я пехотная дивизия КНА была выведена в резерв 1-й армейской группы и к 6 августа сосредоточилась в районе северо-восточнее Ендон. К 6 августа в районе Корё сосредоточилась 10-я пехотная дивизия, которая поступила в подчинение командующего 1-й армейской группой.

Американское командование, учитывая серьезную угрозу прорыва войск Народной армии вдоль южного побережья к Пусану, начало спешно перебрасывать свежие [89] войска на рубеж Масан, Чаннэ, Хёнпхун. На участок Чаннэ, Хёнпхун перебрасывались начавшие 31 июля выгрузку в портах юго-восточной части Кореи 2-я пехотная дивизия (без 38-го пехотного полка) и 1-я американская дивизия морской пехоты. В район Масан была перегруппирована 25-я американская пехотная дивизия, сюда же были направлены 29-й и 5-й отдельные пехотные полки. Действия американских войск в этом районе поддерживались, кроме авиации, огнем корабельной артиллерии из района Чинхэ.

К 7 августа 4-я пехотная дивизия в ожесточенных боях нанесла поражение частям 1-й американской дивизии морской пехотой и, форсировав р. Нактонган, завязала бой за Чаннэ. Противник подтягивал все новые и новые силы, в том числе части наспех пополненной 24-й американской пехотной дивизии, и при поддержке большого количества авиации начал контратаки. 4-я пехотная дивизия понесла большие потери и к исходу 20 августа была вынуждена отойти на левый берег реки.

К 8 августа 3-я пехотная и 105-я танковая дивизии также форсировали р. Нактонган, захватив небольшой плацдарм в районе Уйкван. Части 1-й кавалерийской дивизии американцев предприняли ряд контратак, пытаясь сбросить переправившиеся войска с плацдарма. Однако все их попытки не имели успеха.

13 августа была введена в бой 10-я пехотная дивизия. Она форсировала р. Нактонган в районе севернее Хёнпхун, но не смогла закрепить за собой плацдарм и под сильным воздействием противника к исходу дня отошла на левый берег реки. В этот же день противник высадил морской десант в районе Сачхон, стремясь выйти в тыл 6-й пехотной дивизии. Для разгрома десанта в район Чинчжу были подтянуты главные силы 7-й пехотной дивизии. Десант был уничтожен.

2-я армейская группа с 26 июля также продолжала наступление. 29 июля были введены в бой 13-я пехотная дивизия в направлении Санчжю и 8-я пехотная дивизия в направлении Ечхон. Сломив сопротивление 1, 6, 8-й и Столичной дивизий южнокорейцев, войска 2-й армейской группы овладели городами Санчжю, Ёнгу, [90] Андон и 2–4 августа вышли к р. Нактонган. 12-я пехотная дивизия и часть сил 8-й пехотной дивизии форсировали реку и захватили плацдарм на ее южном берегу.

В последующие два дня основные силы войск 2-й армейской группы форсировали р. Нактонган и, преодолевая упорное сопротивление противника, продвигались на юго-восток. К 20 августа 15, 13,1 и 8-я пехотные дивизия вышли на рубеж Индон, Хвасудон. Здесь они встретили организованное сопротивление противника и вынуждены были прекратить наступление.

Тем временем 5-я пехотная дивизия под сильным воздействием американской авиации и корабельной артиллерии, преодолевая сопротивление 3-й пехотной дивизии южнокорейцев, медленно продвигалась вдоль прибрежной дороги. В первых числах августа дивизия вышла в район Чонха. 30 июля противник высадил южнее Пхёэнхэ морской десант силой до двух рот. Десант был уничтожен.

Части 12-й пехотной дивизии, наступая из района Андон в юго-восточном направлении, вышли на восточное побережье и перерезали прибрежную дорогу в районе севернее Пхохана. В результате этого 3-я пехотная дивизия южнокорейцев была окружена. Противник, стремясь спасти [91] эту дивизию от полного уничтожения, вынужден был в ночь на 16 августа эвакуировать ее морем в район Упхоли.

С целью восстановления положения в районе Пхохана противник ввел в бой только что выгрузившийся в этом порту 38-й пехотный полк 2-й американской пехотной дивизии, который совместно с частями Столичной пехотной дивизии южнокорейцев предпринял несколько ожесточенных контратак. В результате дальнейшее продвижение 5-й пехотной дивизии КНА было остановлено на рубеже севернее Пхохан, а 12-я пехотная дивизия вынуждена была отойти в район северо-западнее Пхохана.

Следовательно, к 20 августа наступление войск КНА на всем фронте было остановлено упорным сопротивлением противника. На отдельных участках войска КНА под воздействием сильных контратак противника, поддерживаемых массированными ударами авиации и артиллерии, вынуждены были оставить занятые позиции. Особенно ожесточенные бои развернулись в районе Пхохана и на плацдармах на восточном берегу р. Нактонган в районах Чаннэ, Хёнпхун, Уйкван. Линия фронта в основном стабилизировалась по рубежу восточнее Хаман, р. Нактонган, Индон, Хвасудон, севернее Пхохана.

Таким образом, в результате наступления в период с 26 июля по 20 августа войска КНА продвинулись от 70 до 100 км и отбросили противника за р. Нактонган. Темп наступления войск КНА не превышал 1–4 км в сутки. В ходе наступления были разгромлены 2, 5 и 8-я пехотные дивизии, понесли тяжелые потери 1,3, 7-я и Столичная дивизии южнокорейцев, 1-я кавалерийская и 25-я пехотная дивизии американцев. Общие потери противника составили свыше 50 тыс. солдат и офицеров.

По мере продвижения войск КНА к рубежу р. Нактонган сопротивление противника, отошедшего за водную преграду и образовавшего так называемый пусанский плацдарм, непрерывно возрастало. Американское командование в начале августа ввело в сражение вновь переброшенные из США 2-ю пехотную дивизию, 1-ю дивизию морской пехоты, а также 5, 26 и 29-й отдельные пехотные полки. Все более активизировались действия американской авиации и военно-морского флота. [92]

 

6. Борьба за пусанский плацдарм (21 августа — 14 сентября 1950 г.)

К началу третьей декады августа для КНА на фронте сложилась напряженная обстановка.

Из имевшихся 14 дивизий 10 пехотных дивизий (6, 4, 10, 3, 15, 13, 1, 8, 12, 5-я), а также 105-я танковая дивизия действовали в первой линии. Три дивизии находились в резерве: 7-я пехотная дивизия — в Чинчжу, 9-я пехотная дивизия была переброшена из Сеула в район восточнее Хёпчхон, 2-я пехотная дивизия — из района северо-восточнее Ендон в район Сончжю. Вновь формируемая 17-я механизированная дивизия находилась в Пхеньяне. В районе восточнее Хёпчон была сосредоточена вновь сформированная 16-я танковая бригада. В районах Чунчен и Чорон формировались 18-я и 19-я пехотные бригады, в Нампхо и Вонсане — две бригады морской пехоты.

В ходе непрерывных наступательных действий войска понесли большие потери в людях и технике. Потери в артиллерии составляли около 40%, а в танках и САУ свыше 50%. В среднем пехотные дивизии к этому времени имели от 30 до 50% штатной численности личного состава и материальной части. Особенно большие потери в личном составе понесли 1, 3, 4, 6 и 15-я пехотные дивизии. Так, в полках 1-й и 3-й пехотных дивизий оставалось по 100–200 человек боевого состава. В 1-й пехотной дивизии имелось всего 63 орудия и миномета, в 5-й — 141, в 8-й — 85, в 12-й — 60, в 15-й — 92 из 203 положенных по штату, причем если действующие войска с начала войны и до 18 августа получали пополнение в людях, то материальная часть почти не восстанавливалась.

Коммуникации КНА были чрезвычайно растянуты и к тому же беспрерывно подвергались ожесточенным бомбардировкам вражеской авиации. Американская авиация, имея абсолютное господство в воздухе, ежедневно производила 500–1000 самолето-вылетов, нанося массированные удары по боевым порядкам войск, объектам тыла, дорогам, мостам, переправам. Поэтому всякое движение железнодорожного и автомобильного транспорта днем [93] было парализовано. Железные и автомобильные дороги могли работать только ночью.

Авиация КНА имела всего 21 исправный боевой самолет, из них 20 штурмовиков и 1 истребитель. В строю имелось 6 летчиков-истребителей и 17 летчиков-штурмовиков. При таком положении нельзя было рассчитывать на противодействие американской авиации. В зенитно-артиллерийских частях КНА в общей сложности имелось не более 80 37-мм и 85-мм зенитных орудий, что не обеспечивало прикрытия даже самых важных объектов как на фронте, так и в тылу.

Полное господство авиации противника в воздухе лишило КНА возможности совершать быстрые перегруппировки или маневрировать силами и средствами, а также до предела затруднило питание фронта из тыла. Фронт не получал своевременно и в достаточном количестве пополнения, боеприпасов, горючего и продовольствия.

Противник к концу августа сосредоточил на пусанском плацдарме 10 дивизий (1-я кавалерийская, 2, 24 и 25-я пехотные, 1-я дивизия морской пехоты американцев, 1, 3, 6, 7-я и Столичная пехотные дивизии южнокорейцев), 27-ю английскую пехотную бригаду{29} и пять отдельных полков.

2-я пехотная дивизия, 1-я дивизия морской пехоты американцев и 27-я пехотная бригада англичан были полностью укомплектованы людьми и вооружением. Остальные соединения и части, хотя и понесли потери в боях, быстро пополнялись людьми и боевой техникой.

По решению лисынмановского правительства в сентябре 1950 г. на территории, остававшейся под контролем южнокорейцев и американцев, в армию проводилась мобилизация всего мужского населения в возрасте от 18 до 30 лет. Эта мобилизация позволяла пополнять южнокорейские войска, действующие на фронте. Так, в начале сентября 3-я пехотная дивизия получила на пополнение 1600 человек. Столичная дивизия — 1500 человек и 6-я пехотная дивизия — 1000 человек. Получили пополнение и другие дивизия. [94]

Американские и южнокорейские войска своевременно и в достаточном количестве снабжались боеприпасами, продовольствием и горючим.

Обстановка на море также была неблагоприятной для КНА. Объединенные военно-морские силы противника были значительно увеличены и к 1 сентября имели в своем составе более 190 американских, британских, южнокорейских, голландских и французских боевых кораблей (в том числе 2 тяжелых, 2 легких и 2 конвойных авианосца, 4 тяжелых и 6 легких крейсеров, 47 эскадренных миноносцев, 13 сторожевых кораблей, 42 тральщика, более 60 транспортов, вспомогательных, десантных судов и других кораблей) и 449 самолетов морской авиации. Эти корабли полностью блокировали побережье Кореи, лишив КНА возможности производить морские перевозки.

Что касается военно-морского флота Корейской Народно-Демократической Республики, то к этому времени он понес большие потери и серьезного противодействия неприятельскому флоту оказать не мог.

Следовательно, господство в воздухе и на море продолжало оставаться полностью на стороне противника. В наземных войсках противник обладал двойным превосходством по пехоте и артиллерии и десятикратным по танкам.

Вместе с тем войска американцев и южнокорейцев, несмотря на громадное превосходство в технике, абсолютное господство на море и в воздухе, не имели таких моральных качеств, как КНА. Это сильно влияло на устойчивость положения войск США на пусанском плацдарме. Кроме того, инициатива действий продолжала находиться в руках северокорейцев.

Учитывая эти обстоятельства и стремясь быстрее завершить освобождение Южной Кореи, Главное командование КНА, несмотря на неблагоприятное соотношение сил, 20 августа приняло решение на подготовку и проведение наступления с целью разгрома противника на пусанском плацдарме и очищения всей территории страны от южнокорейских и американских войск.

Во исполнение этого решения войскам были поставлены следующие задачи: [95]

1-й армейской группе — силами пяти дивизий нанести удар правым флангом в общем направлении на Самночжин с задачей перерезать основную коммуникацию противника — Тайгу, Пусан, во взаимодействии со 2-й армейской группой окружить и уничтожить его группировку в районе Тайгу, а силами одной пехотной дивизии сковать противника от Пугокли до Уйкван.

2-й армейской группе — силами четырех дивизий нанести удар центром в общем направлении Ёнчон, Янсан с задачей перерезать коммуникацию Тайгу, Ульсан, Пусан, во взаимодействии с 1-й армейской группой окружить и уничтожить группировку противника в районе Тайгу, а частью сил обеспечивать левый фланг со стороны моря.

Готовность войск к наступлению была определена: для 1-й армейской группы — к исходу 30 августа, для 2-й армейской группы — к исходу 1 сентября.

Принимая это решение, командование КНА имело в виду сначала форсировать р. Нактонган и прорвать оборону противника в полосе 1-й армейской группы и только после того, как обозначится успех на этом направлении, начать наступление силами 2-й армейской группы.

В период подготовки операции необходимо было пополнить войска, подвезти боеприпасы, произвести перегруппировку войск и подготовить части к форсированию р. Нактонган, имевшей ширину до 700 м и глубину до 10 м. Вследствие непрерывных бомбардировок противника все перегруппировки и подготовка войск могли осуществляться только ночью и ограниченно днем при нелетной погоде.

Офицеры всех степеней интенсивно готовили свои подразделения, части и соединения к форсированию р. Нактонган. Тщательно изучался режим реки, а также система огня и инженерных заграждений противника на ее левом берегу. Ввиду отсутствия в войсках табельных переправочных средств были приняты меры к сбору подручных переправочных средств. В этом войскам активную помощь оказало население прифронтовой полосы.

В результате перегруппировки, произведенной в период с 20 по 31 августа, войска Народной армии заняли следующее положение. [96]

1-я армейская группа свою ударную группировку в составе пяти дивизий (6,7, 9, 4, 2-й) и 16-й танковой бригады развернула на 40-километровом участке Хаман, Пугокли. 10-я пехотная дивизия обеспечивала левый фланг ударной группировки на 60-километровом фронте от Пугокли до Уйкван.

Перед 1-й армейской группой оборонялись пять дивизий (1-я кавалерийская, 2, 24, 25-я пехотные, 1-я дивизия морской пехоты), два отдельных полка американцев и бригада англичан. На направлении главного удара против трех дивизий и двух отдельных полков противника было развернуто пять дивизий Народной армии.

2-я армейская группа крупных перегруппировок не производила. Ее семь дивизий (3,15,13,1,8,12,5-я) были развернуты на 100-километровом фронте против пяти дивизий и двух отдельных полков южнокорейцев.

Всего на 210-километровом фронте войска Народной армии имели 13 дивизий, одну танковую бригаду и один мотоциклетный полк при оперативной плотности в 15 км на одну дивизию. Противник на этом фронте имел десять дивизий, одну бригаду и пять отдельных полков, что составляло 17 км на одну дивизию. При этом следует учитывать, что укомплектованность пехотных дивизий КНА личным составом, вооружением и боевой техникой, а также обеспеченность их материальными средствами были значительно ниже, чем у войск ООН.

Оперативное построение войск КНА было одноэшелонным. В резерве фронта в районе юго-восточнее Кымчхон находилась 105-я танковая дивизия без танков, которая должна была к началу наступления получить пополнение в личном составе и материальной части. В район северо-западнее Андон ожидалось прибытие из Пхеньяна 17-й механизированной дивизии.

Войска противника были также построены в один эшелон. В резерве в районе Пусана имелись только отдельные части.

31 августа 1950 г. в 21 ч войска 1-й армейской группы перешли в наступление на участке Хаман, Пугокли. В первую ночь войска форсировали р. Нактонган и захватили плацдарм на ее противоположном берегу. Преодолевая [97] упорное сопротивление и отражая контратаки американских частей, поддерживаемых сильным огнем артиллерии и массированными ударами авиации, войска 1-й армейской группы за восемь дней напряженных боев продвинулись на 5–15 км и 8 сентября завязали бои за Есан, Чаннэ.

Американское командование для противодействия наступлению Народной армии перебросило на этот участок 27-й пехотный полк 25-й пехотной дивизии, находившийся в районе Тайгу, и 27-ю пехотную бригаду англичан.

Особенно ожесточенные бои разгорелись за Чаннэ, который несколько раз переходил из рук в руки. Американские и южнокорейские войска, сосредоточив значительные силы и средства в этом районе, выбили части 1-й армейской группы из Чаннэ и оттеснили их на запад. С 8 сентября войска 1-й армейской группы, отбивая многочисленные контратаки противника, вели ожесточенные бои на достигнутом рубеже.

Войска 2-й армейской группы перешли в наступление в 18 ч 2 сентября после короткой артиллерийской подготовки.

3, 13, 1 и 8-я пехотные дивизии, наступавшие на правом фланге, прорвали оборону 1-й кавалерийской дивизии американцев, 1-й и 6-й дивизий южнокорейцев и за два дня боев продвинулись до 10 км. Преодолевая упорное сопротивление противника, они в течение следующих четырех дней продолжали наступление, в ходе которого в районе севернее Тайгу окружили и разгромили до пехотного полка 1-й американской кавалерийской дивизии. В результате беспрерывных контратак наземных войск противника и массированных ударов авиации войска правого фланга 2-й армейской группы 8 сентября были вынуждены прекратить наступление.

15, 12 и 5-я пехотные дивизии, наступавшие на левом фланге группы в общем направлении на Кенчжю, успешно прорвали оборону противника и к 5 сентября вышли на рубеж севернее Ёнчон, Кенчжю, Пхохан. Для противодействия этим войскам противник перебросил в район Кенчжю 24-ю пехотную дивизию, нанес контрудар по 12-й пехотной дивизии КНА и несколько потеснил ее. К 8 сентября противнику удалось приостановить дальнейшее наступление войск 2-й армейской группы на этом направлении. [98]

Учитывая важное значение пусанского плацдарма, противник проявил исключительное упорство в боях за его удержание.

Широко маневрируя силами и средствами, он своевременно усиливал угрожаемые участки и наносил сильные контратаки и контрудары, поддерживаемые массированным огнем артиллерии и ударами авиации. В боях за удержание пусанского плацдарма американская авиация ежедневно совершала до 1500 самолето-вылетов, оказывая активную поддержку своим наземным войскам.

Во время этих боев американское командование широко использовало огонь корабельной артиллерии для поддержки обороняющихся сухопутных войск на побережье и для обеспечения их контратак. Наряду с этим корабли флота производили систематический артиллерийский обстрел побережья и тыловых районов, разрушая города Ченгчжин, Сенгчжин, Хамхын, Инчхон, а также объекты и скопления войск Народной армии в приморских районах. Авиация военно-морских сил противника совместно с авиацией военно-воздушных сил систематически производила налеты на мирные города Кореи и наносила удары по боевым порядкам Народной армии.

Таким образом, в ходе наступления, предпринятого в начале сентября с целью ликвидации пусанского плацдарма, войска КНА имели незначительный успех. Они форсировали на широком фронте крупное водное препятствие — р. Нактонган — и продвинулись на отдельных направлениях на 15–25 км, но развить наступление и полностью выполнить поставленную задачу не смогли. В ходе этих боев Народная армия нанесла врагу ощутимые потери, но и сама потеряла значительное количество личного состава и боевой техники, поэтому положение ее по сравнению с 20-ми числами августа, о чем говорилось выше, еще более усложнилось.

В создавшейся обстановке, по-видимому, целесообразно было перейти к обороне или начать преднамеренное отступление с целью вывода своих войск из-под намечавшегося удара противника. Между тем, как показывает анализ хода боевых действий, после 8 сентября командование КНА не отказывалось от продолжения наступательных действий. [99]

 

7. Общие итоги и характерные черты боевых действий войск в первом этапе

Общие итоги. В ходе первого этапа войны в Корее, продолжавшегося 82 дня, Корейская народная армия в короткий срок разгромила южнокорейские войска южнее 38-й параллели.

Развернув общее наступление по всему фронту и преследуя отступавшие соединения южнокорейской армии, а также громя вводимые в сражение американские войска, КНА в начале сентября очистила от противника более 90% территорий страны и освободила 92% ее населения.

Американское командование привлекло в течение первого этапа войны, помимо огромного количества авиации и многочисленного флота, пять пехотных дивизий, несколько отдельных пехотных полков, пять полков артиллерии РГК и четыре отдельных танковых батальона, оно предприняло также ряд срочных мер по пополнению людьми и боевой техникой южнокорейских войск.

Американские войска, будучи не в состояния сдержать удары КНА, вынуждены были отступать. Только отсутствие военно-воздушных и военно-морских сил в Народной армии, а также большие потери в живой силе и особенно в танках и артиллерии, понесенные от американской авиации и огня артиллерии, не позволили ей завершить разгром противника на пусанском плацдарме. Сами американцы вынуждены были признать, что «...северокорейскую армию лишь с величайшим трудом удалось задержать в пусанском районе»{30}.

Характерные черты в действиях войск Корейской народной армии. Контрнаступление войск КНА началось в той группировке, которая была создана для отражения агрессивного нападения лисынмановцев. Главное командование КНА, располагая данными о подготовке войск южнокорейцев, подтянуло свои войска из тыла к 38-й параллели, расположило их на оборонительных рубежах в два эшелона и выделило резерв. На сеульском направлении, где [100] была сосредоточена главная группировка противника, были размещены основные силы армии. Созданная группировка войск КНА обеспечивала успешное нанесение решительного удара.

Общий замысел наступления, заключавшийся в разгроме основных сил противника в районе Сеула с одновременным развитием наступления на других направлениях, всецело вытекал из сложившейся обстановки, так как в случае разгрома этих сил врага рушилась вся его оборона южнее 38-й параллели. Сеульское направление кратчайшими путями выводило войска КНА к главным объектам противника. Здесь же имелась наиболее развитая сеть шоссейных и железных дорог и простиралась широкая сеульская равнина, что облегчало действия всех родов войск.

Нанесение главного удара на Сеул с севера и вспомогательного в обход Сеула с северо-востока в общем направлении на Сувон с одновременным наступлением на западном и восточном побережье в случае успеха приводило к дроблению обороны противника на широком фронте, окружению и разгрому его главных сил в районе Сеула. Наступление на широком фронте лишало противника возможности осуществлять маневр вдоль фронта и усиливать свои войска на направлении главного удара действий КНА за счет снятия своих войск с второстепенных участков.

Замысел наступления в целом вытекал из реального учета как сил и возможностей Народной армии, так и сил южнокорейских войск.

Однако вступление в войну американских войск изменило соотношение сил. Корейской Народной армии пришлось сражаться в чрезвычайно невыгодных условиях. Вследствие этого после форсирования р. Ханган темп наступления войск КНА составлял всего 4,5–5 км в сутки.

В ходе наступления командованию Народной армии приходилось неоднократно производить перегруппировки войск, однако все они были ограниченными по своим масштабам. Осуществление перегруппировок затруднялось отсутствием достаточного количества транспортных средств, сильным воздействием авиации противника, а также условиями местности. Так, например, к концу июля сложилась обстановка, которая требовала быстрого [101] усиления войск на участке к югу от Ендона для стремительного и сильного удара по слабо прикрытому флангу основной группировки противника и развития наступления в направлении на Пусан. Между тем своевременно перегруппировать в этот район силы не удалось вследствие вышеуказанных причин. В последующем командование КНА приняло меры к усилению войск 1-й армейской группы, но было уже поздно, так как противник подбросил сюда крупные силы и прочно прикрыл свой левый фланг.

При планировании контрнаступления командование КНА, командиры соединений и частей исходили из необходимости обеспечения превосходства в силах и средствах на направлении главного удара, наращивания силы удара при развитии наступления, а также прикрытия флангов и тыла от внезапных ударов противника. Поэтому при прорыве обороны противника боевые порядки войск на главном направлении строились, как правило, в два эшелона, а на второстепенных направлениях — в один эшелон. В последнем случае выделялся резерв. Соединения и части, наступавшие на главном направлении, получали более узкие полосы для наступления, что было правильным.

По мере продвижения вперед войска Народной армии несли большие потери от авиации и артиллерии врага. Из-за отсутствия резервов и израсходования вторых эшелонов они лишались возможности наращивать усилия на избранных направлениях и наступление, как правило, замедлялось. Пополнение же войск за счет имевшихся весьма скудных резервов было слишком затруднено, а бесперебойное снабжение их всем необходимым для боя и жизни почти невозможно.

Анализ боевого использования соединений КНА{31} показывает, что если в начале контрнаступления во втором эшелоне находились три дивизии и одна дивизия в резерве Главного командования, то в конце июня и в июле три дивизии из четырех были введены в бой. При этом оперативные резервы, как правило, не восстанавливались. [102]

Большинство дивизий вели непрерывные бои в течение двух и более месяцев. В августе наращивание усилий действующих войск происходило почти исключительно за счет вновь сформированных соединений. В сентябре все войска КНА были втянуты в бой. В резерве оставалась лишь 105-я танковая дивизия без материальной части и только что сформированная 17-я механизированная дивизия.

В ходе наступления войска КНА применяли охваты и обходы, добиваясь окружения и уничтожения частей и подразделений противника. Для обхода неприятеля чаще всего использовались подразделения силой взвод, рота, а иногда — батальон, полк. Однако широкого размаха такой способ действий не получил. В ряде случаев атаки производились с фронта, бои принимали затяжной характер, противник не уничтожался, а вытеснялся. Это особенно ярко видно на примере боевых действий в районе Сеула, когда из-за медлительности частей 3, 4-й пехотных и 105-й танковой дивизий и неудовлетворительных действий 2-й пехотной дивизии и мотоциклетного полка противник в районе Сеула не был уничтожен. Не была полностью уничтожена и 24-я американская пехотная дивизия в районе Тэчжона. Подобные недочеты имели место и в боевых действиях войск 2-й армейской группы на рубеже Ёнгу, Андон, где войска КНА в течение почти 15 дней вели тяжелые бои, стремясь фронтальными ударами овладеть сильными опорными пунктами противника.

В начале войны боевые действия велись главным образом днем. Однако уже в середине июля ввиду абсолютного господства вражеской авиации войскам КНА пришлось перейти почти полностью к боевым действиям только ночью. Это не остановило успешного продвижения Народной армии, но значительно снизило темпы наступления. Наиболее характерным для действий войск Народной армии ночью являлась внезапная, стремительная атака противника, проводившаяся иногда и без артиллерийской подготовки.

В ходе наступления войскам Народной армии пришлось форсировать много рек, в том числе такие крупные, [103] как Ханган, Кымган, Намган, Нактонган. В большинстве случаев реки форсировались после подготовки в короткие сроки и реже — с ходу. Форсирование производилось обычно на широком фронте, ночью, при поддержке артиллерии, и прежде всего той ее части, которая была выставлена для ведения огня прямой наводкой. Пехота и легкое вооружение вследствие отсутствия в войсках табельных переправочных средств переправлялись на лодках, плотах и т. д., а танки, самоходно-артиллерийские установки, орудия — на паромах, захваченных у противника, или по восстановленным мостам. Иногда устраивались подводные мосты.

Большую роль в обеспечении успеха пехоты сыграли танки, САУ и артиллерия.

В первом этапе войны танки и САУ применялись почти исключительно для непосредственной поддержки пехоты, что в конкретных условиях обстановки было правильным. Однако в использовании танков имелись недочеты: неумение организовать артиллерийское обеспечение действий танков; слабое инженерное обеспечение их наступления, вследствие чего танки несли потери на минных полях противника; нерешительность действий танкистов.

При ограниченном количестве артиллерии, главным образом дивизионной, создание группировки артиллерии представляло известную трудность, особенно в условиях, когда пехотным полкам чаще приходилось действовать на самостоятельных направлениях. Поэтому полковые артиллерийские группы в составе не более двух дивизионов создавались обычно только в пехотных полках, действующих на главных направлениях. Полки же, развернутые на второстепенных направлениях, усиливались обычно одним дивизионом артиллерии.

При прорыве обороны противника проводилась артиллерийская подготовка атаки, а затем осуществлялась поддержка атаки пехоты и танков и сопровождение их при бое в глубине обороны противника. Продолжительность артиллерийской подготовки в зависимости от характера обороны противника, наличия артиллерии и боеприпасов колебалась от 20 до 40 мин. Поддержка атаки пехоты и танков производилась последовательным [104] сосредоточением огня на глубину 2,5–3 км. Сопровождение пехоты и танков при бое в глубине также осуществлялось последовательным сосредоточением огня, а также огнем орудий, двигавшихся непосредственно в боевых порядках пехоты.

Во время успешного наступления и при преследовании командиры соединений и частей не всегда уделяли должное внимание своевременному перемещению штатной артиллерии, не оказывали ей помощи. Все это вело к тому, что часть или соединение, встретив сопротивление противника в глубине обороны, оказывались не в состоянии своевременно подавить его огнем артиллерии. Требовалось известное время для подтягивания артиллерии. По мере развития наступления и накопления опыта этот недочет постепенно устранялся. Со вступлением в войну вооруженных сил США и установлением американской авиацией абсолютного господства в воздухе условия перемещения артиллерии и возможности ее маневра стали более ограниченными и она несла большие потери.

Авиация КНА ввиду ее малочисленности существенной роли в первом этапе войны не играла. В течение июня штурмовая авиация произвела 44 самолето-вылета, в июле — 46, в августе — 4, в сентябре — 4, а всего — 98 самолето-вылетов с общим налетом около 100 ч. Истребительная авиация в июне — августе провела 222 воздушных боя, сбив при этом 45 самолетов противника.

Военно-морской флот КНДР 25 июня успешно осуществил высадку морского десанта в районе Каннын, которая была проведена без потерь. В дальнейшем флот ввиду малочисленности активных действий не вел. Береговая и зенитная артиллерия и морская пехота организовали оборону важнейших военно-морских баз. Артиллерия вела борьбу с вражескими самолетами и кораблями, производившими бомбардировку военно-морских баз и побережья.

Противовоздушная оборона войск и объектов тыла из-за недостаточного количества средств была слабой. К тому же зенитно-артиллерийские батареи, действовавшие на фронте, нередко вынуждены были принимать участие в отражении контратак пехоты и танков, ведя огонь по наземным целям. [105]

Система управления войсками, существовавшая в мирное время, не обеспечивала своевременного развертывания органов управления, необходимых для организации непрерывного и устойчивого руководства войсками во время войны. Большое удаление в начале войны Генерального штаба от фронта сильно затрудняло непосредственное управление соединениями. После организации штаба фронта и штабов армейских групп на них было возложено руководство всеми боевыми действиями войск, находившихся на фронте. Планирование же и организация обороны западного и восточного побережья оставались в руках Генерального штаба. Однако все эти штабы не были сколочены и не имели достаточного количества средств связи. Генеральный штаб продолжал оставаться ослабленным и не являлся полноценным органом управления Главкома. Штабы армейских групп, имея в своем подчинении большое количество соединений (5–7), не справлялись с руководством ими, поэтому управление войсками было не всегда устойчивым.

Не лучше обстояло дело с управлением войсками и в звене дивизия — полк, что также объясняется неподготовленностью штабов и недостатком средств связи. Некоторые командиры соединений по двое и более суток не знали положения своих частей. Характерными недочетами в управлении войсками на первом этапе войны были: неумение штабов в короткий срок оформлять и доводить до войск решения командиров; отсутствие у ряда командиров частей и соединений практических навыков по непрерывному поддержанию взаимодействия между родами войск, частями и подразделениями, а также с соседями; неумение командиров и начальников штабов правильно располагать пункты управления; недооценка некоторыми командирами роли и места штаба в управлении войсками в современном бою и стремление управлять войсками лично без штаба; несвоевременность докладов и информации о положении своих войск и противника; слабая организация разведки.

В ходе боевых действий выявились недочеты в работе тыла Народной армии. Органы тыла не смогли организовать регулярное снабжение войск и эвакуацию раненых. [106]

В значительной степени это объясняется недостатком транспортных средств и сильным воздействием американской авиации по путям подвоза. Но вместе с тем здесь имели место и недочеты организационного порядка: нераспорядительность, неумение организовать работу. Были отдельные случаи посылки на фронт снарядов без взрывателей, пулеметов без стволов и т. д.

Характерные черты в действиях южнокорейских и американских войск. Командование южнокорейской армии не уделяло достаточного внимания организации обороны. Поэтому в результате артиллерийской подготовки и последовавших вслед за ней ударов войск КНА большая часть опорных пунктов и узлов сопротивления первой линии обороны южнокорейцев уже в первые часы боя была захвачена. Тем самым оборона противника была нарушена и распалась на отдельные изолированные очаги сопротивления. Эти очаги сопротивления, оборонявшиеся в значительной степени деморализованными и обладавшими невысокими моральными качествами войсками, довольно быстро ликвидировались наступавшими частями КНА.

Противник пытался восстановить нарушенную систему своей обороны путем ввода в бой резервов и вторых эшелонов, стремясь контратаками отбросить войска КНА в исходное положение. Контратака проводились силами батальона — полка, а на отдельных участках и двумя полками и поддерживались огнем артиллерии. Ожесточенные бои, длившиеся в течение 25 июня, а на ряде направлений продолжавшиеся и 26 июня, явились решающими в ходе всей борьбы за главную полосу обороны. Южнокорейские войска понесли в этих боях большие потери и были вынуждены отступать. Отступая, они стремились закрепиться на выгодных рубежах, главным образом в узлах дорог, на высотах, прикрывающих важные дороги, а также по берегам долин и рек. Но, как правило, с этих рубежей их быстро сбивали.

Со вступлением в войну в Корее вооруженных сил США американское командование принимало все меры к тому, чтобы задержать наступление КНА и закрепиться на выгодных рубежах. Стремясь выиграть время для занятия [107] обороны главными силами, оно выбрасывало вперед усиленные отрады, поддерживая их действия авиацией.

Во время отступления американские войска вели боевые действия на широком фронте (50–60 км на дивизию), сосредоточивая основные усилия вдоль важнейших дорог. Темп отступления американских войск колебался от 7 до 20 км в сутки. Отход частей и подразделений совершался, как правило, на автомашинах.

При отходе имелись недочеты в организации взаимодействия родов войск и соседей, особенно взаимодействия американских и южнокорейских войск. Нередко бывало так, что части не знали положения соседей. Например, в районе Пхохана американцы вели бой с южнокорейцами, нанося друг другу большие потери. Связь между американцами и южнокорейцами поддерживалась только последними. Американское командование при отходе часто бросало южнокорейцев на произвол судьбы.

К 20 августа американские и южнокорейские войска отступили на выгодные естественные рубежи, образовав так называемый пусанский плацдарм.

К моменту отхода на пусанский плацдарм ширина полос соединений и частей американских и южнокорейских войск значительно сократилась. В среднем на каждую пехотную дивизию приходилось 20 км фронта.

Оборона войск ООН на пусанском плацдарме состояла из системы опорных пунктов, оборудованных в населенных пунктах, на высотах и в узлах дорог. Промежутки между опорными пунктами прикрывались огнем и различными заграждениями.

Боевые порядки войск строились без глубокого эшелонирования, обычно в один эшелон с выделением резервов: в дивизии — силой до батальона, в полку — до роты.

В обороне американское командование, используя широкоразвитую сеть шоссейных дорог и автотранспорт, достаточно быстро маневрировало войсками, снимая их с неатакованных участков и перебрасывая на угрожаемые направления.

Пехота южнокорейской армии, имея достаточное количество реактивных ружей и безоткатных орудий, использовала их неумело. Противотанковая оборона [108] организовывалась на недостаточную глубину. Противотанковая артиллерия располагалась группами в 4–6 орудий, а в районах Ыденпу и Сеула отмечалось сосредоточение на узких участках до 8–12 орудий. В ходе боевых действий выявилось, что 60-мм реактивные противотанковые ружья оказались недостаточно эффективными в борьбе с танками КНА, поэтому они спешно заменялись 88,9-мм противотанковыми ружьями.

В начале боевых действий в Корее американские войска имели в своем составе незначительное количество танковых подразделений. Основной причиной этого являлась недооценка некоторыми военными руководителями армии США роли танков в условиях Кореи, являющейся по преимуществу горной страной. Считалось, что танки не смогут найти широкого применения в Корее или будут выполнять весьма ограниченные задачи. Успешные действия танков Народной армии заставили американское командование срочно начать переброску танковых подразделений в Корею. Первоначально были переброшены танковые подразделения из Японии, на вооружении которых находились устаревшие легкие танки «Чаффи» и средние танки «Шерман». Однако эти танки оказались [109] неэффективными. Затем начали прибывать танковые подразделения из США, на вооружении которых имелись преимущественно танки «Першинг» и «Паттон».

При отступлении американских войск к пусанскому плацдарму танки применялись для прикрытия выхода из боя и последующего отхода пехоты. Кроме того, танки использовались для обеспечения отходящих колонн от нападения партизан, для чего часть танков двигалась в голове колонны.

В обороне танки пехотных полков использовались для усиления противотанковой обороны пехоты, располагаясь в ее боевых порядках на танкодоступных направлениях, а танковые батальоны дивизий находились в резерве командиров дивизий и использовались для поддержки пехоты при контратаках.

В боевых действиях в первом этапе войны принимала участие артиллерия, организационно входившая в состав пехотных дивизий и отдельных пехотных полков{32}, а также артиллерия резерва Главного командования.

Опыт боев в первые дни войны показал, что артиллерия пехотной дивизии южнокорейской армии не может в полной мере обеспечить запросы пехоты. Командование южнокорейской армии могло создавать достаточную плотность эффективного артиллерийского огня только вдоль основной оси отхода, на важных дорогах. Стремясь восполнить недостающую мощь артиллерии, американское командование с 27 июня стало возлагать часть задач, которые должна была решать артиллерия, на авиацию.

Во время отхода американских войск к пусанскому плацдарму полевая артиллерия в большинстве случаев не развертывалась и не оказывала необходимой поддержки своей пехоте. Более того, артиллерия, как правило, отходила в первую очередь, вследствие чего войска часто оставались без артиллерийского прикрытия. В тех случаях, когда полевая артиллерия выделялась для непосредственного прикрытия отступавших войск, она [110] обычно располагалась вблизи дорог. Как только создавалась малейшая угроза выхода частей Народной армии во фланг или тыл американских войск, артиллерия снималась с огневых позиций и немедленно отводилась в тыл.

Во время боев на пусанском плацдарме использование артиллерии стало более организованным.

Для поддержки действий пехотных полков выделялись дивизионы 105-мм орудий, а дивизион 155-мм гаубиц использовался для общей поддержки дивизии. В пехотном полку каждый батальон поддерживался батареей. Зенитный дивизион автоматического оружия дивизии распределялся между гаубичными дивизионами по одной батарее на каждый дивизион и использовался в основном для ведения огня по наземным целям.

При отражении ночных атак Народной армии американская артиллерия обычно вела заградительный огонь. Контратаки американских войск поддерживались массированным артиллерийским огнем и авиацией.

Взаимодействие артиллерии с пехотой в масштабе полка организовывалось командиром пехотного полка и командиром артиллерийского дивизиона.

Основные задачи по инженерному обеспечению боевых действий решались обычно саперными батальонами дивизий, в то время как инженерные части РГК использовались в тылу войск первого эшелона.

При отходе саперные подразделения разрушали дороги и мосты, подрывали здания в городах, устраивали инженерные заграждения и препятствия, главным образом противотанковые.

Противотанковые мины в начале войны не применялись. Они начали поступать в Корею в начале августа. Отсутствие мин, по мнению американцев, было одной из ошибок американского командования в начале боевых действий. Противотанковые мины по мере поступления в войска использовались для минирования важнейших дорог, устройства «сюрпризов». Достаточно широко противотанковые мины стали использоваться при обороне пусанского плацдарма.

С самого начала войны в Корее американское командование уделяло большое внимание завоеванию господства [111] в воздухе. Кроме того, усилия американской авиации были направлены на выполнение задач по изоляции районов боевых действий и оказанию непосредственной поддержки наземным войскам.

Задачи по изоляции районов боевых действий выполнялись путем нанесения ударов по коммуникациям, железнодорожным узлам, мостам, складам, железнодорожным эшелонам и автотранспорту, по резервам и скоплениям живой силы и техники в тактической и оперативной глубине.

Задачи по оказанию непосредственной авиационной поддержки сухопутным войскам решались путем нанесения штурмовых и бомбардировочных ударов по войскам, артиллерийским позициям, танкам.

Планирование и контроль взаимодействия авиации с наземными войсками осуществлялись специальным органом — центром совместных действий, в котором были представлены офицеры оперативного и разведывательного отделов 8-й армии и 5-й воздушной армии.

Использование авиации в первом этапе характеризовалось достаточно четким взаимодействием с наземными войсками.

С первых дней вооруженного конфликта в Корее активное участие в боевых действиях принял флот, перед которым была поставлена основная задача — блокировать морское побережье Кореи. При этом западное побережье было блокировано в основном кораблями «британского содружества наций», а восточное — американскими, которые всячески препятствовали морским перевозкам, вели борьбу с флотом КНДР, обстреливали прибрежные населенные пункты, содействовали своим войскам при действиях на приморских направлениях. Наряду с этим военно-морской флот обеспечивал высадку морских десантов, в основном тактических и диверсионных, а также производил эвакуацию южнокорейских войск, которым грозило уничтожение. Авиация флота во взаимодействии с военно-воздушными силами США производила бомбардировку боевых порядков войск КНА и тыловых объектов Кореи. [112]

 

 

 
Глава третья.
Контрнаступление американских и южнокорейских войск и выход их в северные районы КНДР (Второй этап войны: 15 сентября — 24 октября 1950 г.)

 

1. Высадка морского десанта в Инчхоне и переход в контрнаступление из района Тайгу (15 сентября — 8 октября 1950 г.)

Командование вооруженными силами США, опасаясь, что остатки южнокорейских войск и американских частей могут быть окончательно уничтожены и Народная армия полностью освободит Корею, прилагало все усилия к тому, чтобы задержать дальнейшее продвижение войск КНА. С этой целью в Корею, в район Масан, Кенчжю, Тайгу, непрерывно перебрасывались новые силы сухопутных войск. Военно-морские силы США к началу сентября полностью блокировали все побережье Кореи и держали под постоянным контролем коммуникации КНА, проходившие вдоль побережья. Авиация противника в течение августа и первой половины сентября непрерывно наносила нараставшие по силе бомбовые удары по боевым порядкам войск, штабам и тылам.

Войска КНА вследствие значительного превосходства противника в технических средствах борьбы несли исключительно тяжелые потери от его авиации и огня артиллерии. Ввиду отсутствия авиации и крайне недостаточного количества артиллерии и танков части и соединения были вынуждены вести наступательные действия только ночью. Управление войсками армейских групп часто нарушалось. Предпринимая неоднократные попытки наступления, КНА не только не смогла сбросить неприятеля в море, но была вынуждена под воздействием сильных контрударов американских и южнокорейских [113] войск отойти на некоторых участках фронта на правый (западный) берег р. Нактонган, отказаться от дальнейшего наступления и в середине сентября перейти к обороне на достигнутых рубежах.

Южнокорейские войска ООН, окончательно остановив к 8 сентября наступление КНА, приступили к непосредственной подготовке контрнаступления с целью разгрома войск КНДР и оккупации всей территории Кореи.

Планируя контрнаступление, американское командование объединило войска, находившиеся в районе Кенчжю, Тайгу, Пусан, в 1-й и 9-й американские и 1-й и 2-й южнокорейские корпуса, которые были подчинены командующему 8-й армией. Для проведения морской десантной операции был создан 10-й армейский корпус американцев.

Замысел операции состоял в том, чтобы одновременным ударом сухопутных войск из района Тайгу и морского десанта, высаженного в Инчхоне, в направлениях на Чунчен и Ансон окружить и уничтожить основные силы КНА в южной части Кореи и, резко изменив тем самым обстановку в свою пользу, закончить войну до наступления холодов.

С этой целью были созданы две ударные группировки.

Для наступления из района Тайгу — в составе 1-го американского армейского корпуса (1-я и 24-я американские пехотные дивизии и 27-я английская пехотная бригада) и 2-го корпуса южнокорейских войск (1, 6, 7 и 8-я пехотные дивизии). Всего шесть пехотных дивизий и одна пехотная бригада, усиленные значительным количеством артиллерии и танков.

Для морского десанта — в составе 10-го армейского корпуса (1-я дивизия морской пехоты и 7-я пехотная дивизия американцев, английский отряд «Командос» и части южнокорейских войск). Для обеспечения морской десантной операции привлекался 7-й флот США.

В соответствии с общим замыслом операции перед южнокорейскими и войсками ООН были поставлены следующие задачи.

1-й американский армейский корпус получил задачу прорвать оборону войск 1-й армейской группы КНА [114] северо-западнее Тайгу, форсировать р. Нактонган и во взаимодействии со 2-м корпусом южнокорейских войск уничтожить части 2, 10 и 3-й пехотных дивизий. В ходе дальнейшего наступления в направлении Кымчхон, Тэчжон, Ансон войскам этого корпуса предстояло расчленить КНА, соединиться в Ансоне с 10-м американским армейским корпусом, наступавшим из района Инчхона, и завершить окружение и разгром основных сил 1-й армейской группы КНА.

2-й корпус южнокорейских войск, взаимодействуя с 1-м американским армейским корпусом, должен был прорвать оборону 2-й армейской группы КНА на фронте Уйкван, Ёнчон, уничтожить части 13, 1 и 8-й пехотных дивизий и, развивая главными силами наступление в направлении Гуньи, Ечхон, разгромить войска этой группы. В дальнейшем соединениям этого корпуса предстояло форсировать р. Нактонган на фронте Хамчан, Андон и продолжать наступление на север в общем направлении Таньян, Чунчен.

Действия 2-го корпуса южнокорейских войск и 1-го американского армейского корпуса обеспечивались на правом фланге наступлением 1-го корпуса южнокорейских войск вдоль восточного побережья в направлении Йондок, Пхёнхэ, Яян, Косон и на левом фланге наступлением 9-го американского армейского корпуса на Кочан и Чинчжу. Для действий вдоль южного побережья Кореи предназначались 5-й отдельный пехотный полк и батальон морской пехоты.

Перед 10-м американским армейским корпусом была поставлена задача высадиться в порту Инчхон, уничтожить противостоящие ему части КНА и овладеть портом и городом. Развивая наступление в восточном и юго-восточном направлении, войска этого корпуса должны были овладеть Сеулом и соединиться с 1-м американским армейским корпусом, наступавшим из района Тайгу.

В дальнейшем 10-й и 1-й американские армейские корпуса должны были наступать в направлении Кайсен и выйти на рубеж 38-й параллели.

Наступление войск ООН в Южной Корее с воздуха планировалось поддерживать 1120 самолетами (170 тяжелых бомбардировщиков, 180 средних бомбардировщиков, [115] 750 истребителей-бомбардировщиков, 20 разведчиков). При этом только для обеспечения высадки 10-го армейского корпуса в районе Инчхона привлекалось до 500 самолетов и вертолетов.

Общее руководство операциями на суше, на море и в воздухе должен был осуществлять командующий объединенными вооруженными силами ООН в Корее генерал Макартур.

В связи с особыми задачами и значительным территориальным отрывом 10-го армейского корпуса от войск 1-го и 9-го армейских корпусов, для более четкой организации и правильного руководства войсками, действовавшими в различных районах, было создано «южное» командование, возглавляемое командующим 8-й армией генералом Уолкером, и «северное», возглавляемое непосредственно генералом Макартуром.

Подготовка контрнаступления началась в конце августа еще в ходе упорных оборонительных боев южнокорейских и американских войск.

К началу сентября 1950 г. в район боевых действий из США, Японии и других районов было переброшено в общей сложности до шести американских дивизий, одна английская бригада, девять танковых батальонов, двадцать семь артиллерийских дивизионов полевой артиллерии, 105-мм и 155-мм пушек и гаубиц, девять дивизионов зенитной артиллерии, 800 минометов и 1700 безоткатных орудий и реактивных противотанковых ружей. К этому времени в Корею начали прибывать отдельные пехотные батальоны австралийских и филиппинских войск. Численность каждого пехотного батальона достигала 1200 солдат и офицеров. Кроме того, в результате проведенной в сентябре 1950 г. мобилизации в Южной Корее в войска было направлено на пополнение частей и соединений более 25 тыс. человек.

В начале сентября американское командование приступило к перегруппировке войск и сосредоточению основных сил и средств на направлении главного удара. 7-я пехотная дивизия южнокорейских войск, разгромленная в боях за Сеул, была вновь восстановлена и 11 сентября введена в первую линию действовавших войск в районе [116] Ёнчон. 24-я американская пехотная дивизия, пополненная до штата, срочно перебрасывалась из района Кенчжю на направление главного удара западнее Тайгу. В этом же районе сосредоточивались 1-я американская кавалерийская дивизия и 27-я английская пехотная бригада, а восточнее Тайгу — 1, 6 и 8-я южнокорейские пехотные дивизии.

В результате проведенных перегруппировок и значительного усиления войск техническими средствами борьбы противник к началу наступления сосредоточил в районе Кенчжю, Тайгу, Пусан десять пехотных дивизий, одну пехотную бригаду, три отдельных пехотных полка, полк морской пехоты, три отдельных пехотных батальона, четыре отдельных танковых батальона и значительное количество артиллерийских средств.

Подготовка морской десантной операции, так же как и наступление с пусанского плацдарма, началась еще в ходе первого этапа войны.

В первой половине июля 1950 г., когда шли опорные бои на рубеже р. Ханган и южнокорейские войска интервентов откатывались к югу от 38-й параллели, американское командование приступило к переброске из США в Японию частей 1-й дивизии и 1-го авиакрыла морской пехоты, а в августе была переброшена 7-я американская пехотная дивизия усиленного состава. В течение июля и августа 1950 г. шло усиленное сосредоточение в водах Японии и Кореи танконосцев, десантных и высадочных средств и торговых судов, зафрахтованных у частных компаний.

В августе 1950 г. в заливе Сагами (западнее Токийского залива) было проведено несколько учений по высадке морского десанта, в которых принимали участие боевые корабли, десантные суда, авиация и сухопутные войска{33}.

В период со второй половины августа до середины сентября американское командование произвело высадку диверсионно-разведывательных групп на восточном и западном побережье Кореи. Наиболее сильные группы [117] были высажены в районе Пхохан на восточном побережье и в районе Кунсан на западном побережье, а также на островах в районе Инчхона. В задачу этих групп входила разведка системы обороны побережья, уничтожение радиостанций, железнодорожных мостов и туннелей и других объектов, а также захват отдельных островов и создание на них опорных баз.

С 25 августа по 5 сентября ВВС США произвели свыше 5 тыс. самолето-вылетов. Бомбовые удары наносились преимущественно по коммуникациям, промышленным и военным объектам, городам и железнодорожным узлам, расположенным на территории, освобожденной КНА, а также по войскам, размещенным в долине р. Нактонган и западнее Масан.

В первой половине сентября подготовка к наступлению из района Тайгу и проведению морской десантной операции была полностью закончена. К 15 сентября войска заняли исходное положение в следующей группировке.

На фронте от Косон до Сильвон оборонялись 5-й отдельный пехотный полк и подразделения морской пехоты. Севернее, на фронте Сильвон, Чоннэдон, оборону занимал 9-й американский армейский корпус в составе двух американских пехотных дивизий. 1-й американский армейский корпус в составе двух американских пехотных дивизий и одной английской пехотной бригады занял исходное положение для наступления на узком 15-километровом участке от Чоннэдон до Синдон. 2-й корпус южнокорейских войск в составе четырех пехотных дивизий занял исходное положение для наступления на 50-километровом участке от Синдон до Ёнчон. 1-й корпус южнокорейских войск в составе двух пехотных дивизий оборонялся на 40-километровом фронте от Ёнчон до Масандон.

Все корпуса были развернуты в одном эшелоне, вторые эшелоны не создавались, резервы не выделялись. Только в распоряжении командующего 8-й армией находились 29-й отдельный пехотный полк, сосредоточенный в районе Тутомэ, и 26-й отдельный пехотный полк, расположенный в районе Ульсан. В район Пусана выдвигались выведенные из боя части 1-й дивизии морской пехоты, которые предназначались для морской десантной операции. [118]

Таким образом, на направлении главного удара на фронте Чоннэдон, Ёнчон (около 70 км) было развернуто шесть пехотных дивизий и одна пехотная бригада, усиленные тремя артиллерийскими дивизионами общего резерва и тремя отдельными танковыми батальонами, что составляло в среднем 10 км на одну дивизию при оперативной плотности на всем фронте свыше 20 км на одну дивизию.

К началу наступления в американских пехотных дивизиях были созданы временные тактические группы, каждая в составе пехотного батальона и десяти танков, усиленные артиллерией. В задачу этих групп входило неотступное преследование войск КНА в случае их отхода, захват и удержание до подхода главных сил важных объектов и рубежей и стремительное выдвижение в указанных направлениях для соединения с войсками, наступавшими из Инчхона. Действие групп должны были поддерживаться авиацией.

Военно-морские силы, специальные и другие суда, предназначенные для десантной операции, были сведены в 7-й объединенный флот специального назначения под командованием вице-адмирала Страбла. [119]

Всего в морской десантной операции должно было принять участие около 260 кораблей и различных судов. Высадку десанта и его действия на берегу предполагалось поддержать авиацией военно-морских сил и артиллерийским огнем с боевых кораблей.

Все десантные силы и средства были рассредоточены по различным портам и базам Японии и Кореи, из которых морской десант ночными переходами, начиная с 6 сентября, должен был начать выдвижение в район высадки.

Соединения и части, предназначенные для участия в морской десантной операции, были полностью укомплектованы, прошли специальную тренировку и были вполне подготовлены к выполнению поставленных перед ними задач. На 10 сентября 1950 г. численность этих войск превышала 40 тыс. человек.

Войска КНА к середине сентября занимали следующее положение. Против войск интервентов, укрепившихся на рубеже р. Нактонган, действовали 1-я и 2-я армейские группы КНА. 1-я армейская группа обороняла побережье от Косона до Масана и далее рубеж по правому берегу р. Нактонган до Уйкван. 2-я армейская группа, отражая контратаки противника, вела боевые действия на рубеже севернее Тайгу, Синнэ, Ёнчон и Пхохан. Против ударной группировки противника на рубеже Чоннэдон, Ёнчон оборонялись части 10, 3, 13, 1 и 8-й пехотных дивизий КНА, понесшие большие потери в предыдущих боях и имевшие значительный некомплект в людях и боевой технике.

Численность дивизий КНА к началу наступления противника не превышала 50% штатного состава.

Построение войск КНА было одноэшелонное. Вторых эшелонов и резервов в дивизиях не было. Усиление местности в инженерном отношении не проводилось. Танкоопасные направления артиллерийскими и инженерными средствами не перекрывались.

Еще слабее была оборона в районе Инчхона. К моменту высадки десанта неприятеля в этом районе имелось: один формировавшийся полк морской пехоты в составе трех батальонов, роты связи, саперной роты и артиллерийского дивизиона; полицейский и отдельный пехотный батальоны общей численностью около 3 тыс. [120] солдат и офицеров при семи 76-мм орудиях и шести 37-мм зенитных орудиях.

Остров Уолми, прикрывавший порт с запада и соединенный с материком дамбой, обороняли всего две роты морской пехоты, усиленные тремя 76-мм орудиями и двумя 37-мм орудиями. Из оборонительных сооружений в районе Инчхона подготавливалось 34 дзота и необходимое количество открытых позиций для батарей и других огневых средств. Но земляные работы были выполнены только на 40–50%. На подходах к порту с моря было установлено всего 26 якорных морских мин.

Из резервов, расположенных южнее 38-й параллели, которые могли быть привлечены для отражения наступления противника в ближайшие два-три дня, Главное командование КНА имело части 17-й механизированной дивизии (севернее Андон) и подразделения вновь формируемой 1-й танковой бригады (в районе юго-восточнее Кымчхон).

70-й отдельный пехотный и отдельный танковый полки, находившиеся в стадии формирования в районе Сувон, были слишком удалены от линии фронта. В районе Сеула находилась 18-я пехотная бригада в составе шести батальонов и саперные подразделения.

Севернее 38-й параллели в районах Саривон, Синге, Нампхо и Пхеньян, а также в Вонсан и Хамхын шло формирование новых частей и соединений, но они имели большой некомплект в личном составе и вооружении и не могли быть использованы в первые дни наступления противника.

Ввиду отсутствия вооружения не могли быть использованы 25-я и 27-я бригады укрепленного района, сосредоточенные в Чороне и Кайсен.

Соотношение сил и средств на 15 сентября 1950 г. на всем фронте показано в табл. 3.

Таблица 3. (стр. 121)

 

  Войска КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
Дивизий 13 (12)36{~1} 1:3
Танков 40 500 1:12,5
Орудий и минометов 811 1634 1:2
Самолетов  — 1120 Абсолютное господство противника

{~1} Ввиду того что численность дивизий КНА не превышала 4 тыс. человек, а войск ООН достигала 12 тыс. и 14 тыс. солдат и офицеров, количество дивизий противника без скобок взято с коэффициентом 3. В скобках указано фактическое число дивизий.

Соотношение сил и средств на направлении главного удара северо-западнее Тайгу показано в табл. 4.

Таблица 4. (стр. 121)

 

  Войска КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
Дивизий Около 4 (7)21{~1} 1:5,2
Танков 20 360 1:18
Орудий и минометов 236 Около 1100 1:4,6

{~1} См. табл. 3

Еще менее благоприятное для войск Народной армии было соотношение сил в районе Инчхона. К моменту высадки десанта американское командование имело здесь почти двадцатикратное превосходство в живой силе, артиллерии и танках и абсолютное господство в воздухе и на море. [121]

Таким образом, наличие в бассейне Тихого океана крупных американских военно-морских сил, авиации, а также значительного количества сухопутных войск при выгодном географическом положении полуострова Кореи создало вооруженным силам ООН широкие возможности для проведения десантных операций в больших масштабах, особенно на западном побережье в районах Инчхон, Кунсан, Нампхо.

Командование КНА не могло не учитывать этой опасности и должно было бы организовать надежную противодесантную оборону, ориентировать командиров всех степеней на возможность высадки десантов и заранее предусмотреть мероприятия по уничтожению десантных войск на море и суше.

Однако анализ обстановки показывает, что несмотря на огромные объективные трудности, обороне западного побережья должного внимания уделено не было, что предопределило неблагоприятное для войск КНА дальнейшее развитие хода событий.

Погрузка морского десанта на суда и выход десантных отрядов из района сосредоточения начались в ночь [122] на 7 сентября. Высадке десанта предшествовала многодневная тщательная воздушная и морская разведка и мощная продолжительная артиллерийская и авиационная обработка районов, намеченных для десантирования.

10 сентября две авиационные группы по 30 самолетов в каждой бомбили о. Уолми, закрывающий вход в порт Инчхон. 11 и 12 сентября группа в 50 самолетов В-29 бомбила гарнизон острова. 13 сентября до 300 самолетов непрерывно воздействовали на боевые порядки войск КНА на острове и в Инчхоне. Одновременно до 40 боевых кораблей вели по острову интенсивный артиллерийский огонь.

14 сентября все силы, выделенные для десантной операции, прибыли в залив Канхваман.

В результате непрерывной авиационной и артиллерийской обработки гарнизон о. Уолми понес большие потери. Из огневых средств осталось всего два орудия и один станковый пулемет. Для усиления гарнизона в ночь на 14 сентября на остров была переброшена еще одна рота, которая совместно с остатками гарнизона отразила все попытки врага высадить десант 14 сентября.

В ночь на 15 сентября Главное командование КНА для усиления обороны Инчхона направило в этот район из Сеула пехотный полк формируемой 18-й пехотной дивизии{34}.

15 сентября после 45-минутной авиационной и артиллерийской подготовки передовые части войск ООН, не встречая сопротивления, так как весь гарнизон, оборонявший остров, почти полностью погиб, высадились на берег и обеспечили высадку частей 1-й дивизии морской пехоты непосредственно в порту.

Атака Инчхона началась во второй половине дня одновременным наступлением южнокорейских и американских войск с запада, севера и юга.

Оказывая упорное сопротивление, остатки подразделений КНА, неся большие потери от авиации и огня артиллерии противника, были вынуждены отходить в восточном направлении. 16 сентября неприятель полностью овладел портом и городом и продвинулся в восточном направлении на 4–6 км. [123]

Неувядаемой славой покрыли себя защитники порта и города Инчхон. Исключительный героизм проявили моряки, оборонявшие непосредственно Инчхон. Только после пятидневных бомбардировок с воздуха и обстрелов артиллерии, когда были выведены из строя вся артиллерия, пулеметы и другие огневые средства и значительная часть славных защитников города пала смертью героев, противнику удалось овладеть Инчхоном.

В течение 14–16 сентября авиация военно-морских сил США непрерывно наносила бомбовые удары по войскам КНА в районе Сеула и частям, двигавшимся к Инчхону. Полк 18-й пехотной дивизии, направленный в Инчхон, был рассеян и не смог оказать помощь защитникам города.

С захватом города и порта Инчхон войска ООН развернули наступление главными силами на сеульском направлении и частью сил в направлениях на Кымпхо, крупнейший аэродром Кореи, и на Сувон, где была развернута воздушная база. До 17 сентября бои с наступавшим противником на этих направлениях вели отдельные саперные подразделения и части 18-й пехотной дивизии.

В ночь на 17 сентября один отряд заграждения, созданный из саперных подразделений, вышел в район Фухей и установил на дороге Инчхон, Кымпхо 500 противотанковых мин. На восточном берегу р. Анчунчон велись работы по созданию оборонительного рубежа. Однако необходимых войск для занятия его не было.

В связи с возросшей опасностью прорыва противника в Сеул Главное командование КНА приняло решение провести 17 сентября контратаку по флангу неприятеля, наступавшего к р. Ханган, силами 70-го отдельного пехотного и отдельного танкового полков, находившихся в районе Сувон. Но это мероприятие не было осуществлено, так как войска противника, введя в бой танки, при поддержке авиации разгромили в районе Фухей и Тоцугенри подразделения выдвигавшейся 18-й пехотной дивизии, сожгли 16 танков и 17 сентября, сбив слабые отряды прикрытия, заняли аэродром Кымпхо. Одновременно они приступили к форсированию р. Ханган северо-западнее Сеула и вышли в район Ендынпхо. После захвата аэродрома Кымпхо американское командование перебазировало на него [124] боевую авиацию (1-е авиакрыло морской пехоты). С 19 сентября на этот аэродром транспортная авиация доставляла вооружение, боеприпасы и продовольствие.

В связи с выходом передовых частей врага в район Кымпхо и Ендынпхо командование КНА было вынуждено направить из Сувона в этот район два батальона 70-го пехотного полка с девятью танками. В Сувоне остался всего один батальон, который не мог осуществить намеченную контратаку. [125]

Для организации обороны сеульского направления 17 сентября была создана сеульская группа войск под командованием министра национальной обороны Цой Ен Гена. В состав группы должны были войти три бригады укрепленного района, девять отдельных пехотных полков, четыре танковых полка по 15 танков в каждом, полицейский полк и ряд специальных подразделений. Кроме того, по приказу Главного командования КНА в район Сеула перебрасывались снимаемые с фронта части 1, 9-й пехотных и 17-й механизированной дивизий.

Однако вследствие слабой организации связи, отсутствия четкого управления и неполной боевой готовности выделенных войск к 19 сентября в районе Сеула сосредоточились лишь полицейский и пограничный полки, 78-й и 70-й отдельные пехотные полки, два полка 18-й пехотной дивизии, железнодорожный и саперный батальоны. Этим частям и подразделениям до подхода остальных войск было приказано занять оборону по правому берегу р. Ханган от устья р. Имзинган до Хисю силами полицейского и пограничного полков, от Хисю до железнодорожного моста силами 78-го отдельного пехотного полка, от Ендынпхо до Хори силами двух полков 18-й пехотной дивизии и 70-го отдельного пехотного полка. Железнодорожный мост через р. Ханган должны были оборонять железнодорожный и саперный батальоны.

В Сеуле укреплялись пригороды, строились баррикады. В мастерских и цехах уцелевших заводов изготовлялись противопехотные и противотанковые мины, ежи из рельсов, металлические противобашенные барьеры и другие препятствия. К оборонительным работам привлекались десятки тысяч жителей города, проявлявших исключительный патриотизм. К 22 сентября в целях оказания помощи войскам в организации обороны Сеула было мобилизовано свыше 100 тыс. жителей города, которые построили более 700 баррикад.

К этому времени войска ООН форсировали р. Ханган северо-западнее Сеула на участке к югу от Хисю. Для переправы пехоты и легкой артиллерии были использованы амфибии «Джемси», а танки перевозились [126] на самоходных танконосцах. Всего к 22 сентября на левый берег реки было переброшено 65 бронеединиц.

16 сентября после короткой, но мощной авиационной и артиллерийской подготовки войска ударной группировки противника перешли в наступление из района Тайгу в северном и северо-западном направлениях.

Соединения 1-го американского армейского корпуса, наносившие главный удар в направлении Кымчхон, Тэчжон, Сеул, в ходе шестидневных упорных боев прорвали оборону 3-й пехотной дивизии в районе Уйкван, захватили этот населенный пункт и форсировали р. Нактонган к югу от Уйкван. 13-я и 3-я пехотные дивизии 2-й армейской группы и 10-я пехотная дивизия 1-й армейской группы КНА, занимавшие оборону на широком фронте и не имевшие хорошо оборудованных позиций, понесли большие потери от огня артиллерии и авиации противника и не смогли сдержать его наступление.

Соединения 2-го корпуса южнокорейских войск, действуя в общем направлении на Ыйсон, Андон, в первые дни наступления встретили упорное сопротивление войск 2-й армейской группы и в течение четырех дней вели бой на переднем крае. Только к исходу 19 сентября врагу удалось при значительной поддержке авиации и артиллерии прорвать оборону на стыке 1-й и 8-й пехотных дивизий, обойти фланги 1-й и 13-й пехотных дивизий и 21 сентября выйти в район Гуньи, создав угрозу выхода в тыл войскам, оборонявшимся севернее Ёнчон.

На вспомогательных направлениях наступление противника развивалось гораздо медленнее. 9-й американский армейский корпус, действовавший на левом фланге ударной группировки, к исходу 21 сентября вышел к р. Нактонган и форсировал ее одним полком в районе Юльчили. 1-й корпус южнокорейских войск, потеснив части 1, 2-й и 5-й пехотных дивизий к северу от Пхохан, смог овладеть населенным пунктом лишь к исходу 21 сентября.

Таким образом, несмотря на большое превосходство в силах и средствах и абсолютное господство на море и в воздухе войска ООН с трудом прорвали оборону КНА и за шесть дней боев продвинулись местами на глубину всего до 20 км. [127]

После прорыва обороны КНА временные тактические группы начали быстро выдвигаться по основным маршрутам вперед, стремясь не допустить отхода войск КНА и занятия ими обороны на речных преградах и выгодных естественных рубежах.

К 21 сентября войска КНА, понеся исключительно большие потери в живой силе и особенно в артиллерии и танках при отсутствии связи между частями и соединениями из-за непрерывного воздействия авиации противника по коммуникациям, узлам связи и пунктам управления, отошли на рубеж Гинэй, Юльчили, Намгэдон, Гуньи, Мокутон, севернее Пхохан.

В результате высадки морского десанта в Инчхоне и развернувшегося с рубежа р. Нактонган наступления в Корее образовалось два самостоятельных направления, удаленных одно от другого на 200–250 км. Войскам КНА вследствие этого пришлось вести боевые действия в двух различных районах страны, между которыми имелась недостаточно развитая сеть дорог, находившаяся к тому же под постоянным воздействием американской авиации.

В создавшейся обстановке командующий войсками 2-й армейской группы принял 21 сентября решение на проведение контрудара в районе Гуньи с целью восстановления положения. Для осуществления этой задачи предполагалось привлечь отошедшие части 13,1 и 8-й пехотных дивизий, а также 17-ю механизированную дивизию из резерва.

Но осуществить этот контрудар не удалось. Части 13, 1 и 8-й пехотных дивизий, отошедшие под ударами противника, понесли большие потери и поэтому не могли быть использованы для нанесения контрудара. Части 17-й механизированной дивизии, сосредоточенные в районе Андона, еще 17 сентября по приказу Главного командования КНА были включены в состав сеульской группы войск.

То, что командующий 2-й армейской группой поставил задачу 17-й механизированной дивизии нанести контрудар в районе Гуньи, можно объяснить лишь плохой организацией связи, вследствие чего командующий не знал решения Главного командования КНА. [128]

Между тем обстановка на сеульском направлении осложнялась с каждым днем. Войска неприятеля ввели в сражение на этом направлении все силы морского десанта, сломили сопротивление разрозненных частей и подразделений КНА, вышли 21 сентября к р. Ханган и приступили к форсированию ее на широком фронте.

С 21 сентября ожесточенные бои развернулись на всех направлениях и проходили преимущественно вдоль дорог. Войска ООН, имевшие значительное превосходство в силах и средствах и абсолютное господство в воздухе, за пять последующих дней наступления продвинулись из района Тайгу на 20–40 км и к исходу 25 сентября вышли на фронт Чинчжу, Хёпчон, Кымчхон, Хамчан, Андон, Йондок. Передовой отряд 1-й кавалерийской дивизии в это время завязал бои за Поын.

На сеульском направлении противник захватил плацдарм на р. Ханган северо-западнее Сеула. В течение 21 и 22 сентября он неоднократно пытался овладеть Сеулом, нанося удары с северо-запада. Войска КНА, отражая атаки, уничтожили семь танков и вынудили врага отойти в исходное положение. 23 сентября, после мощной авиационной и артиллерийской подготовки при поддержке большого количества танков, вражеская пехота вновь перешла в наступление, нанося удар одновременно с северо-запада и запада.

В разгоревшемся упорном бою войска КНА уничтожили 17 танков, но остановить противника не смогли. Враг, имевший значительное превосходство в живой силе и особенно в боевой технике, ворвался в город. Завязались ожесточенные уличные бои.

Часть сил 7-й американской пехотной дивизии, введенная в бой еще 18 сентября, наступала на Сувон. В районе Сувона в это время оборонялись оставшиеся подразделения 70-го отдельного пехотного полка. 23 сентября к Сувону подошли передовые подразделения 1-й танковой бригады и с ходу вступили в бой. В завязавшемся бою противник уничтожил восемь танков и, преодолевая упорное сопротивление, тесня остатки 70-го отдельного полка и танковой бригады, начал медленно продвигаться на юг. К исходу 25 сентября враг захватил Сувон и, продолжая наступление [129] в южном направлении, 27 сентября соединился в районе к югу от Усана с передовыми частями 1-й кавалерийской дивизии, наступавшими из района Тайгу. Этими действиями было завершено оперативное окружение войск 1-й армейской группы в южной части Кореи.

За десять дней операции (с 16 по 25 сентября) американские и южнокорейские войска, наступавшие с пусанского плацдарма, продвинулись на глубину 30–60 км (средний темп наступления — 3–6 км в сутки). На сеульском направлении части морского десанта за это же время продвинулись всего лишь на 25–30 км (3 км в сутки).

Главное командование КНА, учитывая, что противник своими действиями на тэчжонском направлении может окончательно рассечь фронт, отрезать соединения 1-й армейской группы от баз снабжения и уничтожить их, приняло 25 сентября решение на отвод войск этой группы за 38-ю параллель в общем направлении Тэчжон, Сеул.

Прикрываясь арьергардами и широко используя инженерные заграждения, части и соединения 1-й армейской группы должны были последовательно отойти на рубеж Чхёнан, Вончжу.

С целью обеспечения отвода войск 1-й армейской группы командующему 2-й армейской группой было приказано закрепиться на рубеже Кымчхон, Санчжю, Хамчан, Ечхон, Андон, Йондок и не допустить прорыва противником этого рубежа. При этом главное внимание обращалось на прикрытие направлений Кымчхон, Тэчжон; Хамчан, Мункён и Андон, Ёнчжю. Кроме того, командующий 2-й армейской группой должен был вывести в резерв 12-ю пехотную дивизию и сосредоточить ее в районе Чекан для обороны в последующем рубежа Янпхен, Иочжу.

Одновременно командующему сеульской группой войск приказывалось сохранить прибывающие резервы, занять оборону севернее, восточнее и южнее Сеула и воспрепятствовать продвижению противника в восточном и юго-восточном направлениях.

Однако эти мероприятия уже не могли оказать существенного влияния на ход событий. Управление войсками со стороны штабов фронта и армейских групп было нарушено. Войска КНА отступали на север разрозненными [130] группами, оказывая упорное сопротивление врагу лишь на отдельных направлениях. Связь с войсками 1-й армейской группы была совершенно нарушена.

26 сентября части 8-й пехотной дивизии южнокорейских войск форсировали р. Нактонган западнее Андон и вышли на подступы к Ечхон. Два дня шли упорные бои за город. Отошедшие в этот район подразделения 1-й пехотной дивизии КНА в ночь на 29 сентября под натиском превосходящих сил, при непрерывных бомбардировках вражеской авиации были вынуждены оставить Ечхон. Войска 2-й армейской группы на всем фронте начали отступать на север, к 38-й параллели.

На сеульском направлении Главное командование КНА, стремясь не допустить перехвата противником коммуникаций и выхода его к 38-й параллели, приняло ряд срочных мер по усилению обороны. На это направление были выдвинуты полицейские полки и 25-я бригада укрепленного района, сформированная в районе Чорон. Эта бригада получила задачу вместе с 31-й сеульской пехотной дивизией{35} занять оборону в районе Ыденпу и надежно прикрыть дорогу Сеул, Чорон.

Американское командование 24 и 25 сентября перебросило из Японии на аэродром Кымпхо 187-й парашютно-десантный полк для усиления своих войск, наступавших на Сеул с северо-запада. Стремясь добиться более существенных результатов, американская авиация произвела мощную бомбардировку города с применением горючей жидкости. В городе вспыхнули пожары. Разрушались целые районы.

Войска КНА героически отстаивали город, нанося врагу большой урон. Только под давлением превосходящих сил противника, поддерживаемых многочисленной авиацией, части КНА вынуждены были 28 сентября оставить город, отступить на север и занять оборону на фронте Консонри, выс. 638.

Для прикрытия чунченского направления на рубеже Иоотири, Кансенри оборону заняли подразделения 76-го, [131] 78-го пехотных полков и 17-й механизированной дивизии. Восточнее, к рубежу 38-й параллели, отходили остатки войск 2-й армейской группы.

Численность дивизий КНА к этому времени едва достигала 20% штатного состава. В пехотных полках, действовавших на фронте, оставалось по 100–120 солдат и офицеров, подчас совершенно не вооруженных, без артиллерии и танков. Войска не снабжались всем необходимым для боя.

В сложившейся обстановке Главное командование КНА приняло решение на отвод всех войск за 38-ю параллель. С этой целью войскам сеульской группы было приказано сдержать наступление противника на фронте Консонри, Ыденпу, Иоотири, Кансенри и к 5 октября обеспечить отход 2-й армейской группы на заранее подготовленный рубеж обороны по линии 38-й параллели.

С конца сентября основные события развивались на пхеньянском, чоронском и вонсанском направлениях.

На пхеньянском направлении с утра 29 сентября части 1-й дивизии морской пехоты, 1-й кавалерийской дивизии американских и 8-й пехотной дивизии южнокорейских войск после мощной авиационной и артиллерийской подготовки атаковали войска КНА в районе Ыденпу. Части сеульской группы сдержали наступление противника и в течение пяти дней отражали его яростные атаки. Только к исходу 5 октября войска ООН, введя в бой дополнительные силы, усилив их артиллерией, танками и поддерживая массированными ударами авиации (группами по 20–30 самолетов, а всего 2500 самолето-вылетов в день), с трудом вышли к 38-й параллели на фронте Кайсен, южнее Чандон.

На чоронском и вонсанском направлениях продолжали наступать части 2-го и 1-го корпусов южнокорейских войск. Преодолевая слабое сопротивление разрозненных отдельных частей 2-й армейской группы КНА, отходивших на север, войска этих корпусов к 8 октября овладели Индэ и завязали бои за Симпори, Хвачен, Янгу. Отдельным подразделениям 3-й пехотной дивизии южнокорейских войск удалось достигнуть Кодзе. Упорное сопротивление лисынмановцам было оказано [132] подразделениями 24-й бригады морской пехоты, оборонявшими побережье.

Таким образом, наступление противника из района Тайгу продолжалось 23 дня. За это время его войска продвинулись на глубину 240–300 км и пересекли на восточном участке фронта 38-ю параллель. Среднесуточный темп наступления не превышал 10–13 км.

Южнокорейским и американским войскам несмотря на абсолютное господство в воздухе и на море лишь на третий день удалось овладеть городом и портом Инчхон и на 15-й день наступления захватить Сеул. За 24 дня части морского десанта продвинулись на 100 км, что составляло среднесуточный темп 4 км. В отдельные дни продвижение противника не превышало двух-трех километров.

Выход 8 октября американских и южнокорейских войск на рубеж 38-й параллели, а в районе Хыксыакни и севернее ее создал для КНДР исключительно тяжелое положение. Чтобы остановить продвижение неприятеля, Главное командование КНА вынуждено было направлять на угрожаемые участки отдельные, даже плохо обученные и вооруженные подразделения.

 

2. Продолжение наступления войск ООН и южнокорейских войск к северу от 38-й параллели (11–24 октября 1950 г.)

После выхода войск ООН к 38-й параллели американское командование приняло решение на проведение новой наступательной операции с целью окончательного разгрома остатков КНА и оккупации всей Северной Кореи.

Общий замысел операции заключался в расчленении войск КНА и уничтожении их по частям путем одновременного нанесения двух ударов по сходящимся направлениям на Пхеньян: одного — из района севернее Сеула и второго — из Вонсана. Наступление сухопутных войск должно было проводиться во взаимодействии с воздушным десантом, который предполагалось выбросить в районе Сукчен и Сунчхон. После овладения Пхеньяном войскам предстояло продвигаться на север с целью [133] быстрейшего выхода к границам Китайской Народной Республики и Советского Союза.

Главный удар намечалось нанести на западном участке фронта с рубежа Кайсен, Мансэкёли силами трех корпусов, построенных в два эшелона.

Задача этих войск заключалась в том, чтобы прорвать оборону соединений КНА на рубеже Синсенри, Гоинри, уничтожить войска сеульской группы и, развивая успех в северо-западном направлении, совместно с морским и воздушным десантами овладеть Пхеньяном.

Второй удар должен был нанести 10-й американский армейский корпус, который перебрасывался из Инчхона и Пусана в район Вонсана морем. Задача этого корпуса состояла в том, чтобы захватить порты Хамхын и Вонсан, развить наступление в западном направлении с целью отрезать пути отхода на север группировке войск КНА, действовавшей в районе Чорон, Хвачен, Вонсан, и совместно с главной группировкой овладеть Пхеньяном.

Воздушный десант (187-й парашютно-десантный полк), который предполагалось выбросить в район Сукчен и Сунчхон, должен был перехватить все пути, идущие из Пхеньяна на север, и не допустить отхода войск КНА из Пхеньяна.

Вдоль восточного побережья Кореи намечалось наступление 1-го корпуса южнокорейских войск.

Наступление войск предусматривалось поддержать всеми силами сухопутных и морских военно-воздушных сил.

Главное командование КНА, отведя остатки своих сохранившихся войск на 38-ю параллель, прилагало все усилия к тому, чтобы не допустить противника севернее этой линии. Вместе с тем оставшиеся в тылу врага части и подразделения КНА переходили к партизанским действиям.

В тылу страны шло усиленное формирование новых соединений и частей, доукомплектовывались дивизии 2-й армейской группы, спешно готовились офицерские кадры, создавались новые армии.

Кроме того, Главное командование КНА планировало создать оборонительные рубежи в глубине, на которых можно было бы войсками, отступавшими с фронта, [134] усилив их резервами, выдвинутыми из глубины, оказать сопротивление американским войскам.

Первый оборонительный рубеж намечался на удалении около 160 км от 38-й параллели на фронте Сукчен, Кован и второй на удалении около 240 км по линии правого берега р. Чёнчёнган до Хичен и далее на восток до Хончхон.

Подготовка войск ООН к наступлению севернее 38-й параллели началась в ходе завершения первой операции.

Американское командование с целью создания ударных группировок проводило перегруппировку войск и переброску в Корею новых частей и соединений.

На усиление войск ООН в конце сентября и начале октября в район Пусана прибыли 65-й американский отдельный пехотный полк, 50, 76 и 78-й отдельные зенитно-артиллерийские дивизионы, 17-й и 65-й отдельные дивизионы полевой артиллерии, а также таиландский пехотный полк численностью 2 тыс. солдат и офицеров и два отдельных пехотных батальона австралийских и филиппинских войск по тысяче человек в каждом. Начали прибывать также части 3-й американской пехотной дивизии. Кроме того, из Англии в Корею были отправлены три батальона 29-й пехотной бригады, 7-й танковый полк, артиллерийские и саперные части общей численностью 10 тыс. человек.

В составе южнокорейских войск была полностью восстановлена 7-я пехотная дивизия, сформированы новые 5-я и 11-я пехотные дивизии численностью каждая по 12 тыс. солдат и офицеров. Численный состав остальных дивизий был также доведен до штата и достигал 11–12 тыс. человек.

Американские и южнокорейские войска к 11 октября заняли следующее положение:

1-й американский армейский корпус в составе 1-й и 24-й американских пехотных дивизий, 1-й дивизии южнокорейских войск и 27-й английской пехотной бригады исходное положение для наступления занял на участке Кайсен, (иск.) выс. 675.

2-й корпус южнокорейских войск развернулся на фронте выс. 675, Янгу, имея основные силы (8-ю и 7-ю пехотные дивизии) на участке выс. 675, Чокмокни, в готовности наступать в северо-западном направлении для обхода Пхеньяна с востока. 6-я пехотная дивизия этого корпуса, [135] имевшая задачу наступать с фронта (иск.) Чокмокни, Янгу, должна была обеспечить стык 2-го корпуса с 1-м корпусом южнокорейских войск. Последний действовал вдоль восточного побережья Кореи.

Второй эшелон главной группировки войск ООН составляли соединения 9-го американского армейского корпуса, которые располагались: 2-я американская пехотная дивизия — в Сувоне, 25-я американская пехотная дивизия — в Тэчжоне и Поыне и 11-я пехотная дивизия южнокорейских войск — в Тайгу.

Кроме того, в южной части Кореи находились части 5-й южнокорейской и 3-й американской пехотных дивизий, составлявшие резерв командования южнокорейских войск.

10-й американский армейский корпус (1-я дивизия морской пехоты и 7-я пехотная дивизия) сосредоточился в районах Инчхона и Пусана для пополнения и переброски морским путем в Вонсан, а 187-й парашютно-десантный полк находился в районе Кымпхо.

Таким образом, к началу наступательной операции в октябре 1950 г. лисынмановцы сосредоточили в Корее пятнадцать пехотных дивизий, одну пехотную бригаду, пять отдельных пехотных полков, девять отдельных пехотных батальонов, четыре отдельных танковых батальона и значительное количество артиллерийских средств РГК. Общая численность этих войск превышала 200 тыс. человек. На направлении главного удара было развернуто восемь пехотных дивизий и одна пехотная бригада общей численностью около 120 тыс. солдат и офицеров, а также 500 танков. К этому же времени американское командование имело с учетом морской авиации 1415 боевых самолетов (170 тяжелых бомбардировщиков, 180 средних бомбардировщиков, 975 истребителей и 90 разведчиков).

Объединенный морской флот войск ООН в своем составе насчитывал 1 линкор, 11 авианосцев, 10 крейсеров, 48 эсминцев, 13 сторожевых кораблей, 45 тральщиков, 4 подводные лодки, более 100 транспортов, вспомогательных судов и других кораблей. Военно-морские силы должны были обеспечить переброску 10-го армейского корпуса в Вонсан и поддержать огнем корабельной артиллерии и авианосной авиации действия войск в прибрежной полосе. [136]

Подготовка КНА к отражению наступления противника проходила в исключительно тяжелой обстановке. На рубеж 38-й параллели из войск КНА наиболее организованно, хотя и с большими потерями, отошли лишь части сеульской группы войск до двух пехотных дивизий и остатки трех пехотных дивизий 2-й армейской группы.

Вследствие того что на вонсанском направлении фронт фактически оказался открытым, Главное командование КНА было вынуждено выдвинуть на это направление тыловые, запасные части и части, не закончившие формирование. Так, были введены в бой 18-я пехотная дивизия, 25-я и 27-я бригады укрепленных районов, почти не имевшие вооружения. В начале октября часть сил 19-й пехотной дивизии, также слабо вооруженная, была направлена из Пхеньяна к 38-й параллели, а 92-й запасный полк был брошен из района Чорон в Симпори на усиление отошедших в этот район остатков 1-й и 12-й пехотных дивизий 2-й армейской группы. Все эти войска, плохо обученные и недостаточно вооруженные, вступили в бой со значительно превосходящими силами противника и с трудом сдерживали врага на рубеже 38-й параллели.

Таким образом, в начале октября на рубеже 38-й параллели, протяженностью около 200 км, из войск КНА находились 97-й запасный полк, пограничный и полицейский полки, пехотный и танковый полки 19-й пехотной дивизии, 26-я и 27-я бригады укрепленного района, 92-й запасный полк и остатки 1,3, 12 и 9-й пехотных дивизий 2-й армейской группы.

Ближайшие резервы находились в районе Саннен (25-я бригада укрепленного района), Чорон (части 31-й пехотной дивизии), Чипори (остатки 18-й пехотной дивизии и 33-го отдельного пехотного полка). В Намчёне сосредоточивались части 19-й пехотной дивизии, а в районе Пхенгкан находилась на деформировании 32-я пехотная бригада.

Морское побережье в начале октября охраняли три бригады морской пехоты, каждая из которых состояла из шести батальонов. 25-я бригада с одним артиллерийским полком прикрывала западное побережье на 300-километровом фронте от Нампхо до Онгдин. Сейсинская и 24-я бригады [137] (последняя была усилена артиллерийским полком) прикрывали порты восточного побережья: первая на участке Юки, Иуон и вторая на участке Симпо, Вонсан. Общий фронт обороны этих бригад составлял около 700 км. Батальоны морской пехоты и артиллерийские батареи располагались отдельными гарнизонами в портах и прибрежных населенных пунктах, т. е. в наиболее вероятных местах высадки противником морских десантов.

В районах Хэчжу, Нампхо, Вонсан, Нанам формировались 43,46,42,41-я пехотные дивизии, 41-й и 45-й танковые полки и другие части и подразделения, а в районе Пхеньяна на переформировании находились 17-я механизированная и 105-я танковая дивизии. Численный состав каждой из формируемых пехотных дивизий не превышал 10 тыс., а каждого полка — 3 тыс. человек. Положение усугублялось еще и тем, что КНА совершенно не имела ни авиации, ни военно-морских сил.

Оборонительные рубежи к этому времени не были еще подготовлены и не могли быть использованы войсками.

Общее соотношение сил и средств на всем фронте к 10 октября 1950 г. видно из табл. 5.

Таблица 5. (стр. 137)

 

  Войска КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
Людей 93498 203 888 1:2,2
Танков и САУ 96 800 1:12
Орудий и минометов 67/169 552/1760{~1} 1:9,7
Самолетов  — 1415 Абсолютное господство противника

{~1} Числитель — количество орудий, знаменатель — количество минометов.

В табл. 6 показано соотношение сил и средств на направлении главного удара на фронте Кайсен, Чандон.

Таблица 6. (стр. 137)

 

  Войска КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
Людей Около 30 000 120 000 1:4
Танков и САУ Около 40 Около 500 1:12,5
Орудий и минометов 24/143 492/1400 1:11,5
Самолетов  — 1415 Абсолютное господство противника

[138]

К началу наступления американская авиация разрушила в Северной Корее 18 мостов, 11 станций и прогонов и 2 туннеля, парализовав движение на железных дорогах КНДР.

Наступление противника началось утром 11 октября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки. Войска КНА были атакованы на фронте устье р. Есонган, (иск.) Чандон.

Части 19-й пехотной дивизии и 27-й бригады укрепленного района, оказывая упорное сопротивление американским и южнокорейским войскам, отразили все попытки врага прорваться к Кымчену. Американское командование, чтобы прорвать оборону КНА на кымченском направлении, вынуждено было уже в первый день боя ввести в бой все части 1-й и 7-й пехотных дивизий южнокорейских войск и часть сил 24-й американской дивизии.

В направлении на Енан противник ввел в бой 27-ю английскую пехотную бригаду и начал теснить подразделения 97-го запасного полка в западном направлении. Командованию КНА пришлось ввести в бой на этом направлении части формировавшейся 43-й пехотной дивизии.

Оборонявшиеся на чоронском направлении подразделения 26-й бригады укрепленного района и 92-го запасного полка не выдержали непрерывных ударов авиации противника и отступили в горы, открыв направления на Ичен-Мен и Пхенгкан.

Слабо вооруженные 31-я пехотная дивизия (район Чорон), 25-я бригада укрепленного района (район Саннен) и подразделения 32-й пехотной бригады (район Пхенгкан) также не смогли оказать врагу сопротивления.

Части 8-й и 7-й пехотных дивизий южнокорейских войск, овладев Пхенгканом, продолжали наступление и, повернув главные силы на Ичен-Мен, к исходу 12 октября вышли к р. Пёганнхёне.

3-я пехотная и Столичная дивизии южнокорейских войск, наступавшие вдоль восточного побережья, овладели 11 октября Анбьен, Саым и продолжали развивать успех в направлении Вонсан. Город и порт Вонсан оборонялся тремя пехотными батальонами, инженерным и саперным батальонами 24-й бригады морской пехоты, [139] 96-м запасным полком и 41-м танковым полком (10 танков). Все эти подразделения имели большой некомплект в личном составе и вооружении. После боя, понеся значительные потери в людях и боевой технике, эти войска 12 октября оставили Вонсан.

Следовательно, уже 12 октября КНА оказалась в весьма тяжелом положении. Прорыв противником обороны на чоронском направлении, продвижение его войск на глубину до 50 км и овладение Вонсаном создали реальную угрозу для Пхеньяна. Главное командование КНА в целях облегчения положения своих войск, действовавших на кымченско-намчёнском направлении, приняло ряд срочных мер по усилению обороны восточного участка фронта. На вонсанском направлении в бой были введены части 42-й пехотной дивизии, а в направлении Енан — части 43-й пехотной дивизии. Спешно формировались группы и отряды связистов, саперов и других специальных родов войск.

19 октября были образованы два фронта. В состав 1-го фронта вошли соединения и части, действовавшие на пхеньянском направлении. 2-й фронт организовывался из войск, прикрывавших восточное побережье в границах Мунчен, Пукчанни{36}.

Американские и южнокорейские войска, продолжая наступать в северном и северо-западном направлениях, 15 октября вышли к р. Намган, форсировали ее в районе Симпен (80 км юго-восточнее Пхеньяна) и овладели городами Енан, Намчён, Симпен, Тонян и Човон.

Преследуя отходившие части КНА на пхеньянском направлении, американские и южнокорейские войска к 19 октября вышли к южной и восточной окраинам Пхеньяна и завязали силами двух корпусов бои за город.

Упорные бои за Пхеньян продолжались двое суток. Только 20 октября противнику удалось овладеть Пхеньяном. На исход боев за город оказал известное влияние воздушный десант, основные силы которого противник выбросил еще утром 20 октября в районе Сукчен, Сунчхон. [140]

Выброске десанта предшествовала интенсивная десятидневная бомбардировка районов предполагаемого десантирования. За полтора часа до выброски десанта была проведена непосредственная авиационная подготовка. Воздушный десант был выброшен в 45 км от линии фронта, где совершенно не было войск КНА, что позволило врагу беспрепятственно захватить Сукчен и Сунчхон и перехватить пути отхода из Пхеньяна{37}.

Командование КНА в целях воспрещения продвижения противника севернее р. Чёнчёнган приняло решение занять оборону силами пехотного полка 47-й пехотной дивизии и 17-й механизированной дивизии по северному берегу реки на участке Оченпури, севернее Кечён и не допустить выдвижения десанта в северо-западном направлении. Два пехотных полка этой дивизии должны были занять оборону на фронте Токсондон, Сансондон и прикрыть сосредоточение [141] войск китайских народных добровольцев (КНД) в районе Кусон и Бугдин. Один пехотный и один танковый полки располагались на рубеже Дибандон, Чюнгодон, обеспечивая переправу КНД в районе Синыйчжу.

Частям 46-й пехотной дивизии, занимавшим оборону на рубеже Ханчен, Янпори, было приказано уничтожить воздушный десант неприятеля. Однако дивизия этой задачи не выполнила и десант 21–22 октября соединился в районах Сукчена и Сунчхона с частями 1-й американской кавалерийской дивизии и южнокорейскими войсками, наступавшими из Пхеньяна. Части 46-й пехотной дивизии, оказавшиеся под ударами войск противника с севера и юга, были вынуждены отступать в северо-западном направлении.

Войска 1-го американского армейского корпуса вместе с воздушным десантом, развивая наступление, продвигались вдоль железной дороги и шоссе Пхеньян, Анчжу и 25 октября, овладев Анчжу, пытались с ходу форсировать р. Чёнчёнган.

2-й корпус южнокорейских войск также продолжал наступать вдоль дорог в направлении Токчён, Хичен и 25 октября овладел городами Унзан, Санвонтон, Удан и Хичен. Отдельным подразделениям 7-го полка 6-й пехотной дивизии южнокорейских войск удалось 26 октября выйти к р. Ялуцзян на границе Кореи и Китая и овладеть Чесан.

Попытки войск ООН форсировать р. Чёнчёнган в районе Анчжу и развить дальнейшее наступление на синыйчжуйском и бугдинском направлениях были сорваны упорной обороной 105-й танковой и 17-й механизированной дивизий, пехотным полком 47-й пехотной дивизии и остатками частей 19-й и 45-й пехотных дивизий 1-го фронта.

Значительную помощь КНА в удержании рубежа обороны по линии Намодон, Унзан, Санвонтон и Удан оказали передовые части китайских добровольцев, сосредоточивавшиеся в северо-западной части Кореи. Они предприняли ряд сильных контратак, нанесли серьезное поражение частям 6-й пехотной дивизии южнокорейских войск и остановили продвижение врага на этом направлении.

Однако обстановка в Корее продолжала оставаться весьма напряженной. Американское командование [142] с 20 по 25 октября произвело в районе Вонсана высадку частей 1-й дивизии морской пехоты и обеспечило тем самым дальнейшее продвижение Столичной и 3-й пехотной дивизий южнокорейских войск. К 25 октября части этих дивизий, не встречая почти никакого сопротивления, овладели Кочедон, Тохынри, Пукчён, Кунсон и устремились к северным границам КНДР.

В связи с прибытием в Корею китайских добровольцев сопротивление войск КНА на западном участке фронта значительно возросло. Американское командование было вынуждено выдвинуть из Пхеньяна в Анчжу 2-ю пехотную дивизию и принять другие меры по усилению действовавших войск. К 25 октября на фронт прибыл свежий 86-й танковый батальон. 18 октября в порту Пусан началась выгрузка подразделений турецкой бригады, которая через Тайгу направлялась к линии фронта. С 26 октября в районе Хамхын началась выгрузка 7-й американской пехотной дивизии.

Значительную помощь войскам КНА в ходе боевых действий севернее 38-й параллели оказали партизаны. Партизанскому движению командование КНА уделяло большое внимание. Из войск, оставшихся в тылу врага, была образована 2-я (партизанская) армия. В октябре 1950 г. партизанские силы КНДР насчитывали около 40 тыс. человек.

Наибольшую активность в этот период партизаны проявляли в районах южнее Вонсана и северо-западнее Тайгу. [143]

Так, например, подразделения 10-й пехотной дивизии, насчитывавшие около 7 тыс. человек, действуя на дороге Кумхуа, Ыденпу, освободили города Кумхуа, Хвачен и блокировали гарнизон противника в Чунчене. Отряд в 1500 человек из состава 9-й пехотной дивизии и отряд в тысячу человек из 3-й пехотной дивизии базировались в районе Коксан.

Крупные узлы шоссейных и железных дорог такие, как Ичхон, Чхёнан, Тэчжон, Чончжю, Кванчжу, Тайгу и другие, непрерывно подвергались нападениям партизан.

Американское командование, обеспокоенное растущей активностью партизан, было вынуждено бросать для борьбы с ними целые части, соединения и даже авиацию.

Борьбу с партизанами в указанных выше районах вели части 5, 9 и 11-й пехотных дивизий южнокорейских войск, турецкой пехотной бригады и др.

С 19 по 25 октября в операциях против партизан, действовавших в районе южнее Вонсан, участвовала в полном составе вся 2-я пехотная дивизия, а в районе Кодзе — части 3-й пехотной дивизии южнокорейских войск и 1-й американской дивизии морской пехоты.

Американское командование тщательно изучало методы и способы действий партизан, объявляло целые районы на осадном положении, широко использовало японских офицеров, принимавших участие в борьбе с партизанами в японо-китайской войне.

Наступление войск ООН с рубежа 38-й параллели продолжалось 15 дней (с 11 по 25 октября). За это время они продвинулись на глубину 250–280 км и вышли на западном участке фронта к р. Чёнчёнган, а на восточном — в северные районы КНДР. Средний темп продвижения составлял 16–18 км в сутки.

 

3. Общие итоги и характерные черты боевых действий войск во втором этапе

Общие итоги. Боевые действия войск КНА во втором этапе войны протекали в исключительно тяжелых условиях. Трудности этих действий определялись прежде всего [144] неравенством сил: крайне недостаточным количеством вооружения в войсках КНА и огромным численным превосходством войск ООН, до предела оснащенных разнообразной боевой техникой.

Войска КНА понесли от авиации и огня артиллерии противника значительные потери в живой силе и особенно в боевой технике и были вынуждены отступать в северные районы страны.

В силу этого войскам ООН в ходе двух последовательных наступательных операций удалось продвинуться на большую глубину по территории КНДР.

Характерные черты в действиях войск Корейской народной армии. Отступление войск, находившихся в непосредственном соприкосновении с противником, обладавшим огромным численным превосходством в силах и средствах, являлось одним из самых трудных и сложных видов боевых действий.

Оно требовало от войск, штабов и командиров всех степеней непрерывного изучения намерений врага и его группировки, всестороннего учета характера действий его войск, жесткого управления, твердой дисциплины и высокой сознательности.

Однако, как показал ход боевых действий, войска КНА не соблюдали этих требований в полной мере, что при непрерывном воздействии авиации неприятеля неизбежно приводило к потере управления войсками и осложнению обстановки на фронте.

Потеря управления в этот период усугублялась еще некоторой растерянностью в штабах армейских групп и фронта. Только решительное вмешательство Главного командования КНА помогло организовать отпор противнику в районе Сеула. Однако несмотря на ряд мероприятий по укреплению обороны Сеула и улучшению обстановки на фронте отдельные важные распоряжения командующими армейскими группами и командирами дивизий выполнены не были. Не выполненными в срок остались и указания о выводе из боя с рубежа р. Нактонган частей 1-й и 9-й пехотных дивизий и о направлении их в Сеул, а также о выдвижении частей 17-й механизированной дивизии в район Сувона. [145]

Потеря управления и неумение должностных лиц наладить связь с подчиненными войсками приводили к еще большей неорганизованности при отступлении.

К числу других существенных недочетов следует отнести отсутствие в тылу КНА подготовленных оборонительных рубежей, опорных пунктов, узлов сопротивления. На всей территории от р. Нактонган до северных границ КНДР не имелось ни одного оборонительного рубежа, на котором отступавшие войска могли бы закрепиться и оказать врагу сопротивление.

Рубеж р. Нактонган, достигнутый войсками КНА, не был укреплен в инженерном отношении. Не было траншей, ходов сообщения, укрытий и убежищ, инженерных заграждений и противотанковых препятствий, не говоря уже о глубоком эшелонировании инженерных сооружений. Между тем этот рубеж был удобен для организации на нем прочной обороны с использованием всех преимуществ гористой местности и крупной водной преграды.

Только при обороне Сеула войска, оборонявшие рубеж по левому берегу р. Ханган северо-западнее Сеула, в течение длительного времени сдерживали наступление морского десанта.

Севернее 38-й параллели по решению правительства КНДР силами инженерных частей фронта и местного населения должны были быть подготовлены два оборонительных рубежа. Однако работы на этих рубежах ни в сентябре, ни в октябре не производились. Позиции на втором оборонительном рубеже были подготовлены только по северо-западному берегу р. Чёнчёнган на участке Намодон, Хичен отошедшими в эти районы с 38-й параллели частями и подразделениями КНА.

Еще хуже обстояло дело с организацией противодесантной обороны побережья, а также обороны против воздушных десантов противника. Все это облегчило высадку войскам ООН морского десанта в Инчхоне, а также выброску парашютного десанта севернее Пхеньяна.

Одним из недостатков в действиях войск КНА являлось их плохое боевое обеспечение. Наземная, воздушная и морская разведка из-за отсутствия достаточных средств организовывалась плохо. Намерения американского [146] командования, группировка и состав войск ООН для командования КНА часто оставались нераскрытыми. По-видимому, это привело к тому, что на направлении главного удара противника северо-западнее Тайгу оборона была организована наиболее слабо, а районы вероятной высадки десантов (Инчхон, Сукчхон) недостаточно прикрыты резервами.

Существенные недочеты имелись и в организации противотанковой обороны. В отличие от первого этапа войны, когда организации противотанковой обороны не уделялось должного внимания из-за отсутствия у противника танков и САУ, во втором этапе войны противотанковая оборона почти не организовывалась не только вследствие острого недостатка в войсках КНА артиллерийско-противотанковых и инженерных средств, но и из-за недооценки этого вида обеспечения.

При отступлении наблюдались большие разрывы между частями и соединениями, однако командиры не всегда уделяли достаточное внимание вопросам обеспечения флангов и стыков.

Характерные черты в действиях войск ООН и южнокорейской армии. Осуществляя наступление, войска ООН и южнокорейской армии преследовали одну общую цель — уничтожение КНА, выход к северным границам КНДР для дальнейшего развития боевых действий.

Удар войск ООН с рубежа р. Нактонган в северном и северо-западном направлениях приходился по стыку 1-й и 2-й армейских групп КНА как по наиболее слабому месту в ее обороне. Наступавшие войска имели возможность полностью использовать широко развитую дорожную сеть и по кратчайшему расстоянию выйти на соединение с морским десантом, наступавшим из Инчхона.

При наступлении американских и южнокорейских войск севернее 38-й параллели главный удар приходился по наиболее плотной группировке войск КНА в обороне, от разгрома которой должна была нарушиться вся оборона по 38-й параллели.

Высадка морского десанта в Инчхоне и удар по флангу и тылу КНА оказали решающее влияние на весь последующий ход событий. Этому способствовало то, что [147] подготовка морского десанта проводилась вдалеке от Кореи, в основном в портах Японии, в районах, для ВВС и ВМС КНА не досягаемых. Инчхонская операция вооруженных сил ООН решительно изменила ход войны. В наступлении севернее 38-й параллели в октябре 1950 г. создававшаяся обстановка не вызывала необходимости проведения новой десантной операции. Фактически морской десант превратился в простую перевозку войск морем и был высажен на берег, уже занятый сухопутными войсками.

Главная группировка войск ООН в наступлении с рубежа р. Нактонган состояла из семи пехотных дивизий и всех средств усиления РГК. На 70-километровом участке прорыва, составлявшем 27% всего фронта, было сосредоточено около 70% пехотных соединений, артиллерийских и танковых средств.

Наступление к рубежу 38-й параллели планировалось на глубину около 240 км, а из района Инчхона — на 100 км. Операция продолжалась 23–24 дня. Темп наступления лисынмановцев достигал 10–12, а в районе Инчхона и Сеула всего лишь 3–4 км в сутки. В отдельные дни, из-за значительного сопротивления войск КНА, войска ООН продвигались всего на 2–3 км в сутки.

Наступление войск ООН севернее 38-й параллели осуществлялось на глубину 250 км с темпом продвижения 15–20 км в сутки.

В построении боевых порядков при наступлении к 38-й параллели и севернее ее наблюдается некоторое различие. Если в первой операции все американские и южнокорейские войска были развернуты в одном эшелоне с выделением небольшого армейского резерва (два отдельных пехотных полка), то во второй операции армия имела во втором эшелоне целый 9-й американский армейский корпус в составе трех пехотных дивизий. Кроме того, боевые порядки корпусов первого эшелона были также глубоко эшелонированы.

Такое положение, по-видимому, объяснялось достаточным количеством сил и средств, а также стремлением американского командования сохранить значительные силы для непрерывного наращивания усилий на направлении [148] главного удара с целью быстрейшего выхода к р. Ялуцзян, на границу Китайской Народной Республики.

Взаимодействие между сухопутными, воздушно-десантными войсками, военно-воздушными и военно-морскими силами выразилось в нанесении согласованных одновременных ударов войсками с фронта, флангов и тыла при непрерывной поддержке многочисленной авиации и огня корабельной артиллерии.

Достижению оперативного взаимодействия в значительной мере способствовало отсутствие в составе КНА военно-морских и военно-воздушных сил, а также достаточного количества артиллерийских и особенно зенитно-артиллерийских средств для организации противодесантной и противовоздушной обороны.

При наступлении американских и южнокорейских войск с рубежа р. Нактонган к 38-й параллели было достигнуто оперативное взаимодействие с морским десантом, высаженным на сутки раньше в Инчхоне и действовавшим в течение 12–13 суток в отрыве от главных сил. Согласованные удары с фронта, по флангу и с тыла при непрерывной поддержке авиации, наносившей удары по войскам, штабам, коммуникациям и объектам тыла, раскололи фронт КНА в первые же дни наступления врага и вынудили ее войска отступать к 38-й параллели.

Наступая с рубежа 38-й параллели, американское командование выбросило воздушный десант севернее Пхеньяна. Десант, действуя в течение двух суток в тылу КНА в 45 км от линии фронта, перехватил все пути отхода и эвакуации КНА на север и тем самым облегчил своим войскам борьбу за Пхеньян.

В ходе наступления американские и южнокорейские войска действовали на широком фронте по отдельным направлениям, на значительном удалении друг от друга и в основном вдоль дорог.

Наступление велось так называемыми полковыми группами, которые стремились захватывать узлы дорог и несмотря на остающиеся в тылу очаги сопротивления, как можно быстрее продвигаться вперед. Состав полковых групп в зависимости от обстановки был различен, но чаще они состояли из пехотного полка, одного дивизиона полевой [149] артиллерии, батареи зенитной артиллерии, саперной роты и танков. Наряду с полковыми группами широко применялись временные тактические группы, которые по существу выполняли роль передовых отрядов. Состав этих групп колебался от пехотного батальона до полка, усиленных артиллерией и танками.

Во втором этапе войны американское командование начало широко применять танки, Танковые подразделения пехотных полков и дивизий использовались главным образом для непосредственной поддержки пехоты. Чаще всего подразделения танкового батальона действовали с передовыми частями или подразделениями, выполнявшими роль передового отряда. Для решения самостоятельных задач танки не привлекались. Самой большой танковой единицей, принимавшей участие в боевых действиях, был танковый батальон.

В отдельных случаях, как, например, при наступлении с рубежа р. Нактонган, в районе 38-й параллели, а также в Инчхоне и Сеуле пехотные дивизии, наступавшие на направлении главного удара, кроме штатных танковых средств, получали на усиление отдельные танковые батальоны РГК. Наступление дивизии в этих случаях поддерживалось группой танков в 130–150 единиц. Однако несмотря на такое усиление танки действовали на широком фронте и, как правило, только совместно с пехотой.

В период преследования танки включались в состав временных тактических групп, в задачу которых входило преследование отходивших войск КНА, захват и удержание до подхода главных сил важных рубежей и объектов, а также соединение с воздушным и морским десантами.

В использовании артиллерии ничего нового по сравнению с опытом Второй мировой войны не отмечалось. Наступление американских и южнокорейских войск обычно начиналось артиллерийской и авиационной подготовкой, которая продолжалась 40–60 мин и включала один-два мощных огневых налета. Характерным в организации и проведении артиллерийской подготовки являлось привлечение к стрельбе с закрытых позиций танков и самоходных орудий. На направлениях главных ударов при наступлении севернее Тайгу, в боях за Сеул и в районе [150] 38-й параллели артиллерийская плотность достигала 100 орудий и минометов на 1 км фронта. На второстепенных участках эта плотность не превышала 40 орудий и минометов. В ходе наступления артиллерийская поддержка и сопровождение осуществлялись методом последовательного сосредоточения огня по наиболее важным объектам и целям, мешавшим продвижению войск.

В случае задержки наступления войск артиллерийская и авиационная подготовка проводилась вновь, но занимала не более 30 мин, и лишь после повторного неуспеха авиационная и артиллерийская обработка позиций КНА продолжалась в течение нескольких часов и даже суток. Так было в районе Инчхона и Сеула. После того как подразделения КНА сорвали первую попытку противника высадить десант, 14 сентября американское командование предприняло массированные удары авиации и обстрел корабельной артиллерией порта и города Инчхона. В районе Сеула после безуспешной попытки форсировать р. Ханган и овладеть городом с ходу неприятель предпринял трехдневную бомбардировку и обстрел города.

Для стрельбы по наземным целям вследствие отсутствия в составе КНА авиации американское командование широко привлекало зенитную артиллерию. Орудия зенитной артиллерии включались в состав временных тактических и разведывательных групп, а иногда и авангардов, и находились впереди пехоты. Зенитная артиллерия использовалась также для стрельбы прямой наводкой с дистанции 500–600 м для поддержки и сопровождения танков [151] путем подавления и уничтожения противотанковых средств борьбы, разрушения заграждений и прикрытия войск при перемещениях и передвижениях.

Инженерное обеспечение боевых действий войск ООН в основном сводилось к поспешному оборудованию захваченных рубежей, организации пунктов переправ на водных преградах, к постройке и содержанию взлетно-посадочных полос и полевых аэродромов; к работам по минированию, ремонту дорог и снабжению войск инженерным имуществом. Инженерная подготовка местности в исходном районе заключалась в разминировании, неполном оборудовании артиллерийских и минометных позиций и укрытий для командных пунктов и личного состава.

Форсирование водных преград проводилось, как правило, с ходу и часто превращалось в простую переправу. В тех случаях, когда части КНА на водных рубежах оказывали сопротивление, форсированию предшествовала мощная авиационная и артиллерийская обработка оборонительных позиций КНА.

Форсирование р. Нактонган в сентябре 1950 г. проводилось на широком фронте при наличии полного господства авиации войск ООН и сильной поддержки артиллерии и явилось простой переправой войск на противоположный берег. Аналогичная картина наблюдалась и в последующем, в ходе боевых действий при форсировании рек Кымган, Кымпхоган и др.

В связи с тем, что наступление американцев провалилось вдоль дорог, на ремонт этих дорог и содержание их в порядке обращалось большое внимание как при подготовке, так и в ходе наступления. Однако новых дорог американцы не строили, а ограничивались прокладкой небольших колонных и подъездных путей к огневым позициям. В наступлении каждая пехотная дивизия получала не более двух дорог.

Большое внимание уделялось также оборудованию взлетно-посадочных площадок (ВПП) и строительству полевых аэродромов на прямых и широких участках дорог и на ровных участках местности. Только с 29 сентября по 31 октября саперный батальон 24-й дивизии оборудовал десять ВПП. В среднем на оборудование одной [152] площадки или на сооружение аэродрома, при условии привлечения местного населения и южнокорейских войск, затрачивалось два — пять дней.

Для обеспечения наступления сухопутных войск широко привлекалась американская авиация. Действуя группами по 20–30 самолетов, она совершала ежедневно 1200–1500 самолето-вылетов, по войскам и 600–800 самолето-вылетов по тылам и коммуникациям КНА, нанося массированные удары по войскам, штабам, коммуникациям, а также военным и промышленным объектам КНДР.

Авиационная подготовка состояла из предварительной и непосредственной.

Предварительная авиационная подготовка приводилась на широком фронте за пять — десять дней до начала наступления в целях обеспечения высадки морского десанта в Инчхоне и выброски воздушного десанта в октябре 1950 г. севернее Пхеньяна.

Непосредственная подготовка проводилась за 1–3 ч до наступления одновременно с артиллерийской подготовкой атаки.

Наступательные операции и бои американских и южнокорейских войск во втором этапе войны в Корее показали ряд недостатков в действиях частей и соединений. Обращает внимание низкий темп наступления войск ООН. В ходе боев также выявилась недостаточная боевая подготовка войск противника, прибывших в Корею на пополнение, неумение их действовать ночью и использовать преимущества горного рельефа местности. Боевые порядки при наступлении строились так же, как и на равнинной местности. Наступление проводилось на всем фронте и только в дневное время. Обходного маневра с использованием горного рельефа не применялось. Пехота могла действовать только при непосредственном сопровождении артиллерии, танков и непрерывной поддержке авиацией.

Исключительная привязанность к дорогам, повышенная чувствительность к ударам по флангам и тылу, боязнь окружения — таковы характерные моменты, выявленные в действиях войск ООН во втором этапе войны. [153]

 

 

 
Глава четвертая.
Вступление в войну китайских добровольцев. Отступление войск ООН и южнокорейской армии из КНДР. Боевые действия в районах, прилегающих к 38-й параллели. (Третий этап войны: 25 октября 1950 г. — 9 июля 1951 г.)

 

1. Обстановка, состояние и группировка войск сторон к началу третьего этапа войны

В октябре 1950 г. для КНДР и ее вооруженных сил создалась исключительно тяжелая обстановка. Ослабленные войска Народной армии, до четырех дивизий 1-й армейской группы на синыйчжуйском направлении и остатки частей 2-й армейской группы на восточном побережье, под ударами превосходящих сил 1, 10-го американских армейских и 1, 2-го южнокорейских корпусов в крайне тяжелых условиях были вынуждены с боями отходить в глубь страны. Войска ООН 23 октября захватили Пхеньян и Хамхын. Достигнув 40-й параллели, они в ряде пунктов вышли к границам КНР, угрожая ее основной промышленной базе — Северо-Восточному Китаю.

В связи с создавшейся обстановкой с целью отразить наступление южнокорейских и американских войск и оказать помощь братскому корейскому народу 19 октября началось выдвижение из Китая на территорию КНДР тридцати пехотных и четырех артиллерийских дивизий китайских народных добровольцев, сведенных в две армейские группы. В целях координации боевых действий войск КНД и Народной армии было создано Объединенное командование, в состав которого входили представители КНА и КНД.

Управление корейскими войсками, действовавшими на фронте, осуществляло командование Народной армии. При [154] штабе войск КНД находился представитель Народной армии. В некоторых штабах армий и отдельных корпусах КНД имелись также представители корейского командования, которые являлись по существу офицерами связи.

С 25 октября передовые части 13-й армейской группы КНД на рубеже западнее Унзан, Санвонтон, севернее Хичен, Сангое, Уонпунни вступили в бой с американскими и южнокорейскими войсками и активными действиями остановили наступление противника на этом рубеже.

Группировка войск к исходу 28 октября 1950 г. была следующей. Правый берег р. Тэрконган до Косандон против соединений 1-го американского армейского корпуса обороняли войска 1-й армейской группы КНА. Северо-западнее Унзан, прикрываясь передовыми частями от 1-й южнокорейской пехотной дивизии, развернулась 39-я армия. В районе Бугдин и северо-восточнее его действовала 40-я армия, которая остановила наступавшие здесь части 6-й южнокорейской пехотной дивизии. Соединения 38-й армии, вышедшие в район севернее Хичен, задержали дальнейшее продвижение частей 8-й южнокорейской пехотной дивизии. 42-я армия, сдерживая наступление 3-й и Столичной южнокорейских пехотных дивизий, вела бои на рубеже Синпун, севернее Сангое и Уонпунни.

В резерве командования КНД находились соединения 50-й и 66-й армий, выдвигавшиеся из района Аньдунь в направлении Тонжу. 148-я пехотная дивизия 50-й армии сосредоточилась в Цзинань. В районе Сакчю и юго-восточнее были сосредоточены 1, 2 и 8-я артиллерийские дивизии. Кроме этих сил в Корею выдвигались также соединения 9-й армейской группы КНД.

На восточном побережье соединения 1-го южнокорейского корпуса теснили остатки частей 2-й армейской группы КНА на север. На этом направлении в районе Хамхын и южнее находились две дивизии 10-го американского армейского корпуса, которые были переброшены в Вонсан и Хамхын из Южной Кореи морем.

Таким образом, Объединенное командование КНА и КНД к 28 октября располагало непосредственно на фронте и в ближайшем тылу 16 пехотными, тремя артиллерийскими, одной танковой и одной механизированной [155] дивизиями. Кроме того, в числе оперативных резервов (без учета сил 9-й армейской группы) находилось шесть пехотных дивизий.

Американские и южнокорейские войска севернее 38-й параллели имели 11 пехотных дивизий (из них шесть южнокорейских), одну пехотную бригаду и один воздушно-десантный полк со средствами усиления. Четыре пехотные дивизии и одна пехотная бригада находились в резерве армии и располагались южнее 38-й параллели. Эти соединения вели боевые действия с корейскими партизанскими отрядами.

Общее соотношение сил сторон к концу октября представлено в табл. 7.

Таблица 7. (стр. 155)

 

  Войска КНД и КНА Войска 8-й американской армии Соотношение
КНД КНА всего американские и прочие ЮКА всего
Дивизий 18 4 2{~1} 6 6 12{~2} 1,8:1
Людей 203640 32840 236480 123000 88000 211000 1,1:1
Орудий 76-мм и выше 835 35 870 525 195 720 1,2:1
45-мм и безоткатных 57-мм и 75-мм 81 20 101 637 127 764 1:7,5
зенитных 37-мм и выше 42 5 47 270   270 1:5,7
Реактивных ружей 60-мм и 88,9-мм  —  —  — 2639 2175 4814  —
Минометов: 60-мм 1512  — 1512 487 562 1049 1,4:1
81-мм и выше 702 60 762 456 600 1050 1,3:1
Танков и САУ  — 41 41 790  — 790 1:19
Самолетов  —  —  — 1300{~3}  — 1300{~3}  —

{~1} Без учета дивизий 9-й армейской группы КНД;

{~2} В расчет взяты соединения войск ООН, находившиеся севернее 38-й параллели, При этом одна бригада и воздушно-десантный полк взяты за одну дивизию;

{~3} кроме того, имелось до 300 транспортных самолетов.

Из табл. 7 видно, что с вступлением в войну КНД соотношение сил в людях, хотя и незначительное, все же было в пользу китайских добровольцев и Народной армии. Однако в количестве и качестве боевой техники (артиллерии, танках и авиации) превосходство оставалось на стороне противника. [156]

 

2. Контрудар 13-й армейской группы китайских добровольцев в районе Унзан, Хичен, Токчён (29 октября — 5 ноября 1950 г.){38}

С целью приостановить дальнейшее продвижение американских и южнокорейских войск к границам КНР Объединенное командование решило нанести контрудар по группировке противника, прорвавшейся в район Унзан, Санвонтон, Хичен. Подготовка контрудара проводилась в ходе сосредоточения войск 13-й армейской группы КНД в северных районах КНДР.

Согласно плану войска должны были нанести удар из районов Течён и севернее Хичен в общем направлении на Нонбатон, разгромить противника в районе Унзан, Хичен, севернее Кудандон и выйти на рубеж р. Чёнчёнган.

В соответствии с замыслом войска получили следующие задачи.

39-й армии приказывалось из района севернее Течён нанести удар в направлении Нонбатон, навстречу войскам 38-й армии и совместно с ними разгромить 1, 6 и 8-ю южнокорейские пехотные дивизии. 38-я армия должна была наступать из района Хичен также в направлении Нонбатон.

Войска 40-й армии получили приказ прочно сковать силы противника на рубеже Унзан, Санвонтон, а затем перейти в наступление в юго-восточном направлении.

Для обеспечения левого фланга 38-й армии выделялась 125-я пехотная дивизия 42-й армии, которая из района Синпун должна была наступать на Кудандон. 124-й пехотной дивизии этой армии ставилась задача наступать в направлении Оричён. 1-я армейская группа КНА, обороняя занимаемый рубеж, должна была не допустить продвижения 1-го американского армейского корпуса в направлении Тонжу, Синыйчжу. С целью усиления обороны на этом направлении Объединенное командование решило сосредоточить в тылу 1-й армейской группы 66-ю армию КНД. [157]

Для нанесения контрудара против трех южнокорейских пехотных дивизий было сосредоточено десять пехотных дивизий, что давало более чем трехкратное превосходство над противником.

С утра 29 октября 39-я армия перешла в наступление. Нанеся в районе Унзан значительные потери 1-й южнокорейской пехотной дивизии, она отбросила ее части в южном направлении, овладела Унзаном и к исходу 3 ноября вышла на рубеж южные скаты горы Хянча-сан, Кандон, где встретила упорное сопротивление переброшенной в этот район 1-й американской кавалерийской дивизии.

40-я армия, перешедшая в наступление 30 октября в районе юго-восточнее Санвонтон, разгромила до двух пехотных полков 6-й южнокорейской пехотной дивизии и, развивая успешное наступление в направлении Нонбатон, 3 ноября овладела рубежом Санкудон, Тонсон. 118-я пехотная дивизия этой армии совместно с 148-й пехотной дивизией 50-й армии окружила и уничтожила в районе Кодан 7-й пехотный полк 6-й южнокорейской пехотной дивизии, отходивший из района Чёсан к югу.

38-я армия, перейдя в наступление 29 октября, выбила противника из Хичен, нанесла большие потери частям 8-й южнокорейской пехотной дивизии и, продолжая развивать успех в юго-западном направлении, 3 ноября овладела рубежом Чачак, Бавон. Продвинувшись до 60 км, войска армии вышли глубоко в тыл 1-му американскому армейскому корпусу. 125-я пехотная дивизия 42-й армии овладела городом Токчён.

На хамхынском направлении 124-я и 126-я пехотные дивизии 42-й армии, перейдя в наступление и тесня противника на юг, вели бои с частями 3-й южнокорейской пехотной дивизии и 1-й американской дивизии морской пехоты в районе Оричён.

На синыйчжуйском направлении ослабленные части 1-й армейской группы КНА не смогли оказать упорное сопротивление 1-му американскому армейскому корпусу и вынуждены были отходить в северо-западном направлении.

2 ноября американские войска достигли рубежа Тонним, гора Мунсу-сан, Ченнондон, Кусон, Синсандон, где были остановлены развернувшимися на этом рубеже войсками [160] 66-й армии КНД. Оказавшись не в силах прорваться в район Синыйчжу, а также в связи с создавшейся угрозой окружения северо-западнее Бакчон командование войск ООН 3 ноября вынуждено было начать отвод 1-го американского армейского корпуса к р. Чёнчёнган. Войска 1-й армейской группы КНА и 66-й армии КНД начали преследование противника ограниченными силами. Воспользовавшись этим, части 1-го американского армейского корпуса, прикрываясь арьергардами, отошли в район Анчжу. Чтобы не допустить дальнейшего наступления китайских добровольцев в южном направлении, противник подтянул находившиеся в резерве части 2-й американской и 7-й южнокорейской пехотных дивизий на рубеж Кечён, Токчён.

Войска 13-й армейской группы КНД и 1-й армейской группы КНА, продолжая наступление в южном направлении, отбросили американские и южнокорейские войска за р. Чёнчёнган и 5 ноября овладели рубежом севернее Анчжу, севернее Кечён, Токчён, Нёнвон, где встретили организованное сопротивление противника. К этому времени, израсходовав материальные запасы, войска КНД начали испытывать нужду в продовольствии и боеприпасах. Объединенное командование решило прекратить дальнейшее наступление, чтобы закрепить достигнутый успех и подготовить войска к новым наступательным действиям.

Таким образом, в результате боевых действий с 29 октября по 5 ноября войска 13-й армейской группы КНД и 1-й армейской группы КНА устранили угрозу прорыва противника на синыйчжуйском направлении к границам КНР. При этом тяжелые потери были нанесены 1, 6 и 8-й южнокорейским пехотным дивизиям. В ходе боевых действий войска взяли в плен более 4 тыс. солдат и офицеров противника, захватили до 120 орудий и минометов, 400 автомашин и много другого вооружения и снаряжения.

Общая глубина наступления составила около 45–50 км со средним темпом 5–6 км в сутки.

Следует отметить, что проведенная Объединенным командованием операция по разгрому противника в районе Унзан, Санвонтон, Хичен поставленной цели не достигла. Уничтожения соединений 2-го южнокорейского [161] корпуса не произошло. Опоздали с преследованием противника 1-я армейская группа КНА и 66-я армия КНД. Это позволило неприятелю отойти за р. Чёнчёнган.

Однако проведенный контрудар, являвшийся первым наступлением китайских народных добровольцев против лисынмановцев, показал, что вполне возможен разгром хорошо оснащенного противника войсками, уступающими ему в вооружении, но сильными своим морально-боевым духом. Этот успех еще более укрепил веру КНД и КНА в возможность победы над противником.

 

3. Боевые действия войск китайских добровольцев и Корейской народной армии с 6 по 24 ноября 1950 г.

Воспользовавшись прекращением наступления войск КНД и КНА и недооценивая их боеспособность, американское командование вновь возобновило наступление по всему фронту.

С утра 6 ноября без перегруппировки и подготовки в направлении Токчён, Хичен перешли в наступление войска 2-го южнокорейского корпуса, а 8 ноября на синыйчжуйском направлении — соединения 1-го американского армейского корпуса.

Войска КНД и КНА в первые дни оказали войскам ООН упорное сопротивление на занимаемых рубежах. Однако сдержать натиск врага им не удалось. На синыйчжуйском направлении 1-му американскому армейскому корпусу удалось форсировать в районе Анчжу р. Чёнчёнган и в ходе шестидневных упорных боев с соединениями 1-й армейской группы КНА, 39-й и 40-й армий КНД продвинуться на 6–10 км. 13 ноября противник овладел рубежом устье р. Тэрконган, Бакчон, Инри и севернее Бавон. На хиченском направлении соединения 38-й и 42-й армий КНД также были вынуждены отходить на север. 13 ноября соединения этих армий вели бои на рубеже севернее Танпори, Токчён, Менсан. Противник, используя свое техническое и огневое превосходство, напрягал все силы, чтобы разгромить войска КНД и КНА. Объединенное [162] командование решило отвести главные силы 1-й армейской группы КНА и 13-й армейской группы КНД на линию Коуксан, Панхён, севернее Течён, Унзан, Синфундон, Нёнвон, чтобы занять более выгодное фланговое положение, заставить противника растянуться по горным дорогам и затем, после окончания сосредоточения в районе Тонмунгори и южнее 9-й армейской группы КНД, перейти в контрнаступление на пхеньянском и хамхынском направлениях.

В ночь на 14 ноября войска КНД и КНА под прикрытием арьергардов начали отход.

Американское командование с целью выхода к северным границам КНДР 14 ноября возобновило наступление на всем фронте. Соединения 1-го американского армейского и 2-го южнокорейского корпусов, преодолевая сопротивление частей 1-й армейской группы КНА и 39-й и 40-й армий КНД, к 20 ноября продвинулись на 5–7 км северо-восточнее Бакчон и заняли Нейбин. Встретив упорное сопротивление китайских добровольцев, войска главной американской группировки приостановили наступление и приступили к перегруппировке сил, с тем чтобы продолжить наступление на этом направлении.

На хамхынском направлении и восточном побережье противник, введя в бой две свежие дивизии 10-го американского армейского корпуса, прорвал оборону частей 42-й армии КНД и 2-й армейской группы КНА в районах Оричён и Пукчён и развернул наступление в северном направлении. К 20 ноября 1-я американская дивизия морской пехоты вышла в район севернее Хагарури. 7-я американская пехотная дивизия 24 ноября вышла к корейско-китайской государственной границе в районе Хесандин. 3-я южнокорейская пехотная дивизия подходила к Пэгам, а Столичная южнокорейская пехотная дивизия вела бой с частями 4-й армии КНА в районе Хемун. Действовавшим вдоль восточного побережья войскам противника непрерывную огневую поддержку оказывали боевые корабли объединенного флота вооруженных сил ООН.

Американцам и южнокорейцам удалось на этих направлениях продвинуться на север и северо-запад на 60–80 км [163] и захватить ряд важных населенных пунктов в северо-восточной части КНДР.

К этому времени соединения 9-й армейской группы КНД полностью завершили сосредоточение в районах северо-западнее Чандзиганского водохранилища.

На хиченском направлении американское командование, чтобы овладеть городами Бугдин и Хичен, подтянуло из резерва 9-й американский армейский корпус (2-ю и 25-ю пехотные дивизии) и, произведя перегруппировку войск, с утра 24 ноября возобновило наступление силами 1, 9-го американских армейских и 2-го южнокорейского корпусов.

В результате наступления американским и южнокорейским войскам на синыйчжуйском и хиченском направлениях удалось продвинуться на север на 15–20 км и к исходу 24 ноября овладеть рубежом восточнее Тонжу, южнее Течён и Унзан, Кудандон и Нёнвон. В середине дня 25 ноября лисынмановские войска, после безуспешных попыток развить наступление на западном участке фронта, перешли к обороне на достигнутых рубежах.

Таким образом, в ходе двадцатидневных ожесточенных боев войскам КНД и КНА удалось на синыйчжуйском и хиченском направлениях не только задержать наступление противника, но и создать условия для подготовки наступательной операции.

 

4. Контрнаступление китайских добровольцев и Корейской народной армии в Северной Корее (25 ноября — 18 декабря 1950 г.) {39}

К 25 ноября войска ООН занимали следующее положение. На пхеньянском направлении 1-й американский армейский корпус в составе трех пехотных дивизий и одной пехотной бригады оборонял рубеж восточная окраина Тонжу, Косандон; 1-я кавалерийская дивизия этого корпуса составляла корпусной резерв и располагалась в районе [164] Сунчхон. 9-й американский армейский корпус в составе двух пехотных дивизий занимал рубеж (иск.) Косандон, вост. Кудандон. 2-й южнокорейский корпус в составе трех пехотных дивизий удерживал рубеж Саминдон, южнее Токхуа, имея 6-ю пехотную дивизию в резерве, в районе Токчён.

На хамхынском направлении 10-й американский армейский корпус частями 1-й дивизии морской пехоты удерживал Хагарури. 7-я пехотная дивизия этого корпуса вышла к корейско-китайской границе в районе Хесандин. 3-я американская пехотная дивизия находилась в резерве в Хамхын.

На восточном побережье 1-й южнокорейский корпус, состоявший из двух пехотных дивизий, частями Столичной дивизии вышел в район Нанам и вел бой за Ченгчжин; 3-я пехотная дивизия заняла Пэгам.

В оперативном резерве американского командования находились 2, 5, 9 и 11-я южнокорейские пехотные дивизии, 29-я английская и отдельная турецкая пехотные бригады, 17-й и 30-й отдельные южнокорейские пехотные полки, 187-й американский воздушно-десантный полк, 5-й гавайский пехотный полк и до десяти отдельных батальонов.

Войска, находившиеся в резерве противника, одновременно выполняли задачи по охране тыловых объектов и коммуникаций и вели борьбу с партизанскими отрядами.

Всего в составе сухопутных войск ООН насчитывалось десять южнокорейских и семь американских пехотных дивизий, две английские и одна турецкая пехотные бригады, четыре отдельных пехотных полка и до десяти отдельных пехотных батальонов, принадлежавших различным государствам. Кроме того, в составе войск имелось четыре отдельных танковых батальона, четырнадцать отдельных артиллерийских дивизионов и значительное количество зенитных артиллерийских и инженерных частей и специальных технических подразделений РГК. Средняя численность южнокорейских пехотных дивизий составляла 11–12 тыс. человек, американских — 17–18 тыс. 1-я дивизия морской пехоты имела около 23 тыс. человек. Английские и турецкая пехотные бригады, а также 187-й американский воздушно-десантный полк насчитывали примерно по 6 тыс. [165] человек. Всего в составе сухопутных войск ООН имелось около 360 тыс. человек, 2300 орудий и минометов и до тысячи танков и самоходных орудий.

Авиация войск ООН{40} к этому времени насчитывала около 1600 боевых и транспортных самолетов. Обладая полным господством в воздухе, она наносила систематические удары по районам сосредоточения и боевым порядкам войск, тыловым коммуникациям, базам снабжения, переправам через р. Ялуцзян, Супундонской гидроэлектростанции, аэродромам и другим важным объектам в тылу КНА и КНД.

Вдоль восточного и западного побережья Кореи в тесном взаимодействии с сухопутными войсками действовали военно-морские силы объединенного флота войск ООН, в составе которых насчитывалось свыше 170 боевых кораблей различных классов, в том числе 15 крупных боевых судов (линкоров, авианосцев, крейсеров). Для обеспечения действий флота в его составе имелось более 100 вспомогательных судов и 400 самолетов, базирующихся на авианосцы. Основные усилия флота противника направлялись на огневую поддержку сухопутных войск, наступавших вдоль побережья, на блокирование побережья и уничтожение живой силы, на разрушение путей сообщения и других объектов в тылу войск КНД и КНА.

Войска КНД и КНА, произведя одновременно с отходом в горы перегруппировку сил, к 25 ноября находились в районах: 50-я армия — западнее Тонжу, Панхён; 66-я армия — Течён, (иск.) Унзан.

В тылу этих армий, в районе Кусон и западнее, во втором эшелоне были сосредоточены ослабленные непрерывными боями войска 1-й армии КНА. 8-я пехотная дивизия этой армии находилась в районе Чёсан, на прикрытии переправ через р. Ялуцзян.

На фронте от Унзан до Копевон действовала 39-я армия; левее ее, в районе Хенганчям, гора Хёндзебён, развернулась 40-я армия. На рубеже Самкори, Ончанни находились 38-я и 42-я армии. [166]

В районе северо-западнее Санчанри сосредоточивались выходившие из вражеского тыла остатки 2, 4, 5 и 7-й пехотных дивизий бывшей 2-й армейской группы КНА{41}. [167]

В районах севернее и западнее Хагарури заканчивали сосредоточение войска 9-й армейской группы КНД.

20-я армия заняла исходное положение в районе Синпхорн, имея одну дивизию на рубеже юго-восточнее Санчанри.

Севернее Хагарури, в районе Токсильри, развернулась 27-я армия. В районе Упсанри сосредоточилась 26-я армия.

В составе 13-й и 9-й армейских групп КНД имелось тридцать пехотных дивизий (средняя численность каждой равнялась 10–11 тыс. человек), четыре гаубичные артиллерийские дивизии, одна зенитная артиллерийская дивизия и два инженерных полка. Всего в войсках китайских добровольцев вместе с подразделениями обслуживания, железнодорожными частями и учреждениями тыла насчитывалось 531 500 человек.

На восточном побережье, в районе города и порта Ченгчжин, продолжали оказывать сопротивление противнику ослабленные соединения 4-й армии КНА.

Главное командование КНА принимало решительные меры по укреплению боеспособности 1, 2 и 4-й армий и формированию новых резервных соединений. В районе Канге проходило доукомплектование и обучение войск 3-й и 5-й армий. На территории северо-восточной части Китая доукомплектовывались личным составом, вооружались и обучались соединения 6, 7 и 8-й армий.

В семнадцати дивизиях и одной бригаде 1, 2, 3,4 и 5-й армий КНА насчитывалось до 103 тыс. человек. Средняя численность дивизий равнялась 5,5 тыс. человек.

Общая численность войск КНД и КНА была свыше 600 тыс. человек. Эти войска имели 2492 орудия и миномета калибром от 76 мм и выше и до 67 средних танков и самоходных орудий.

Крайне малочисленной была авиация КНД, которая только частично могла прикрыть переправы через р. Ялуцзян в районе Аньдунь. Авиация КНА имела всего 30 боевых самолетов, которые использовались для подготовки летного состава.

Из военно-морских сил имелось несколько небольших шхун, которые использовались для охраны побережья.

Общее соотношение сил сторон показано в табл. 8. [168]

Таблица 8. (стр. 168)

 

  Войска КНД и КНА Войска 8-й американской армии Соотношение
КНД КНА всего американские и прочие ЮКА всего
Дивизий 31 17{~1} 48{~1} 11{~2} 10 21{~2} 2,3:1
Людей 531500 103000 634500 208500 151500 360000  
Орудий 76-мм и выше 1097 117 1214 604 180 784 1,5:1
45-мм и безоткатных 57-мм и 75-мм 141 67 208 990 180 1170 1:5
зенитных 37-мм и выше 128 27 155 308  — 308 1:2
Реактивных ружей 60-мм и 88,9-мм  —  —  — 3809 3020 6829  —
Минометов: 60-мм 2487  — 2487 697 840 1537 1,6:1
81-мм и выше 1048 230 1278 592 900 1492 1,1:1
Танков и САУ.  — 67 67 1000  — 1000 1:15
Самолетов 120 30 150 1300{~3}  — 1300{~3} 1:8,7

{~1} Без учета соединений 6, 7 и 8-й армий КНА;

{~2} с учетом бригад, полков и батальонов;

{~3} без транспортной авиации.

Таким образом, общее соотношение в людях и количестве дивизий было в пользу войск Объединенного командования, в численности артиллерии и минометов — примерно равное, по качеству артиллерии и минометов — на стороне противника. При этом войска ООН имели абсолютное превосходство в танках и полное господство в воздухе и на море.

С целью разгрома американских и южнокорейских войск на пхеньянском и хамхынском направлениях Объединенное командование решило провести контрнаступление.

Общий замысел контрнаступления был следующий. Войска 13-й армейской группы КНД и 1-й армии КНА{42} должны были на пхеньянском направлении нанести несколько ударов в общем направлении на Анчжу с целью разгрома в районе Тонжу, Кудандон, Нёнвон, Понвонри войск 1-го и 9-го американских армейских и 2-го южнокорейского корпусов. В дальнейшем они должны были наступать в южном направлении и овладеть Пхеньяном.

На хамхынском направлении 9-я армейская группа КНД должна была окружить и уничтожить 1-ю американскую [169] дивизию морской пехоты в районе Хагарури, выйти в район Хамхын и отрезать пути отхода американским и южнокорейским войскам, действовавшим в районах Хесандин, Пэгам и Ченгчжин.

Учитывая трудности наступления зимой в горной местности, в условиях бездорожья, а также наличие в войсках лишь пятидневного запаса продовольствия и боеприпасов, Объединенное командование как на пхеньянском, так и на хамхынском направлениях планировало операцию лишь на глубину 50–70 км.

В соответствии с решением командования войскам были поставлены следующие задачи.

На пхеньянском направлении 50-й и 66-й армиям приказывалось в первый день операции прочно удерживать занимаемый рубеж. На второй день операции они должны были начать наступление в направлении на Анчжу и во взаимодействии с 39-й и 40-й армиями разгромить противника в районе Бакчон и не допустить отхода его за р. Чёнчёнган.

39-я армия из района восточнее Унзан и 40-я армия из района горы Хёндзебён должны были наступать в направлении Нейбин, Анчжу с целью нанесения поражения частям 9-го и выхода на тылы 1-го американских армейских корпусов.

38-й и 42-й армиям было приказано ударом в направлении Нёнвон, Токчён уничтожить основные силы 2-го южнокорейского корпуса и, развивая наступление в направлении Понвонри, выйти в тыл 9-му американскому армейскому корпусу, действовавшему севернее р. Чёнчёнган. 38-я армия должна была наступать на день позже 42-й армии — с началом отхода частей 2-го южнокорейского корпуса.

Каждая армия 13-й армейской группы во втором эшелоне имела по одной пехотной дивизии.

1-я армия КНА должна была в районе западнее и северо-западнее Кусон пополниться личным составом и вооружением и действовать во втором эшелоне.

2-ю и 5-ю армии КНА, находившиеся в районах Канге и северо-западнее Санчанри в резерве, Объединенное командование планировало использовать на пхеньянском направлении. [170]

Таким образом, на пхеньянском направлении на 160-километровом фронте от Тонжу до Ончанни, с учетом резерва, была создана ударная группировка в количестве 29 пехотных и одной механизированной дивизий.

На хамхынском направлении 20-я и 27-я армии 9-й армейской группы КНД, частью сил прикрываясь с юга и востока, ударами с запада и севера должны были окружить и уничтожить части 1-й американской дивизии морской пехоты в районе Хагарури. В дальнейшем войскам обеих армий ставилась задача наступать на Хамхын и отрезать пути отхода американским и южнокорейским войскам, действовавшим в северо-восточной части Кореи. Находившаяся в районе Упсанри 26-я армия (второй эшелон) предназначалась для развития наступления на хамхынском направлении. В резерве Объединенного командования на этом направлении в районе Канге находилась 3-я армия КНА.

Всего в ударной группировке на хамхынском направлении на 110-километровом фронте (иск.) Ончанни, гора Чёнчэн-сан имелось 15 пехотных дивизий и одна танковая дивизия.

Соотношение сил по направлениям к началу контрнаступления показано в табл. 9.

Таблица 9. (стр. 171)

 

  Войска КНД и КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
На пхеньянском направлении
Дивизий 30{~1} 12{~2} 2,5:1
Орудий и минометов 1727{~3} 1400 1,2:1
Танков и САУ 26 700 1:27
На хамхынском направлении
Дивизий 16{~4} 4{~5} 4:1
Орудий и минометов 682{~6} 600 1,1:1
Танков и САУ 41 300 1:7

{~1} С учетом соединений 13-й армейской группы КНД, 1, 2 и 5-й армий КНА;

{~2} с учётом соединений 1, 9-го американских армейских и 2-го южнокорейского корпусов; 2-й и 5-й южнокорейских пехотных дивизий; 29-й английской и турецкой пехотных бригад и 187-го воздушно-десантного полка, находившихся в резерве 8-й армии,

{~3} с учетом артиллерии соединений 13-й армейской группы КНД, 1, 2 и 5-й армий КНА и трех артиллерийских дивизий РГК;

{~4} соединения 9-й армейской группы КНД и 3-й армии КНА;

{~5} соединения 10-го американского армейского корпуса и 3-я южнокорейская пехотная дивизия;

{~6} с учетом артиллерии соединений 9-й армейской группы КНД, 3-й армии КНА и одной артиллерийской дивизии РГК.

Из табл. 9 видно, что войска Объединенного командования на обоих направлениях превосходили войска противника в количестве дивизий, незначительно — в артиллерии и почти не имели танков.

В ночь на 26 ноября на пхеньянском направлении перешли в наступление 40, 38 и 42-я армии. Войска правого крыла 13-й армейской группы — 50, 66 и 39-я армии, которые должны были перейти в наступление на сутки позднее, используя промежутки в расположении противника, выслали в его тыл специально подготовленные разведывательно-диверсионные группы, чтобы нарушить управление, сковать действия американских войск и работу их тыла. С этой же целью в тыл противника, в направлении Токхуа, Яндок, были направлены вновь сформированные и включенные в состав 2-й армии КНА 5-я и 7-я пехотные дивизии сокращенной численности.

Сильный удар 38-й и 42-й армий КНД по частям 2-го южнокорейского корпуса вызвал среди лисынмановцев [171] растерянность, командование потеряло управление. Противник вынужден был начать поспешный и беспорядочный отход на юг, в направлении Нёнвон, Менсан.

В двухдневных наступательных боях войска 40, 38 и 42-й армий разгромили основные силы 2-го южнокорейского корпуса, нанесли тяжелое поражение частям 2-й американской пехотной дивизии 9-го американского армейского корпуса и, продвинувшись на юг до 30 км, овладели городами Нёнвон, Токчён, Менсан. К исходу 27 ноября войска этих армий вышли на рубеж Кудандон, Токчён, Менсан.

В связи с создавшейся угрозой обхода 2-го южнокорейского корпуса южнее Бавон командование вооруженных сил ООН, чтобы помочь этому корпусу, 27 ноября начало перегруппировку 1-й американской кавалерийской дивизии из Сунчхона в район юго-западнее Токчён. Одновременно к линии фронта начали выдвигаться усиленная батальоном тяжелых танков 29-я английская и отдельная турецкая пехотные бригады. [172]

В ночь на 27 ноября перешли в наступление 50, 66 и 39-я армии КНД. Войска 1-го и 9-го американских армейских корпусов, боясь окружения, под прикрытием арьергардов и при поддержке авиации начали отступление к р. Чёнчёнган. В ночь на 28 ноября на хамхынском направлении перешли в наступление войска 9-й армейской группы КНД.

13-я армейская группа, преследуя части 1-го и 9-го американских армейских корпусов и остатки разгромленных соединений 2-го южнокорейского корпуса, 28 ноября вышла на рубеж устье р. Тэрконган, Бакчон, Нейбин, Инри, Бавон, Торённи, Пукчан, Хяннери.

В целях окружения противника в районе севернее Анчжу командование 13-й армейской группы 28 ноября уточнило последующие задачи войскам: 50-й и 66-й армиям было приказано уничтожить части противника на северо-западном берегу р. Чёнчёнган; 39-я и 40-я армии получили задачу наступать в направлении Кечён, Анчжу; 38-я и 42-я армии должны были развивать наступление на Сунчхон и Сукчен, чтобы отрезать американским войскам пути отхода в южном направлении. Для обеспечения левого фланга от удара противника с юга 42-я армия получила задачу одной дивизией наступать из района Сончхон на Пхеньян.

29 и 30 ноября войска 13-й армейской группы, преодолевая сопротивление арьергардов противника и не давая им возможности закрепиться на промежуточных рубежах, продолжали развивать успешное наступление на всем фронте. 50-я и 66-я армии вышли к р. Чёнчёнган и от ее устья до Хатем; 39,40 и 42-я армии сломили сопротивление 25-й и 2-й пехотных и 1-й кавалерийской американских дивизий, нанесли тяжелые потери турецкой пехотной бригаде и к исходу 30 ноября вышли на рубеж Кечён, восточнее Сунчхон, Сончхон. Противник, прикрывшись частью сил на рубеже Сунчхон, Сукчен, сумел оторваться и отойти главными силами в район Пхеньяна.

Остатки 2-го южнокорейского корпуса, потерявшего до 60% личного состава и вооружения, 30 ноября были выведены из боя и отведены за 38-ю параллель для пополнения и восстановления. [173]

Ввиду недостаточной обеспеченности войск боеприпасами, продовольствием и зимним обмундированием, а также необходимости предоставления им времени для отдыха и приведения себя в порядок командование КНД 1 декабря приняло решение на два-три дня приостановить наступление 13-й армейской группы. Преследование отходящего противника было возложено на передовые дивизии 39-й и 42-й армий.

Таким образом, в результате пятидневных наступательных боев войска 13-й армейской группы нанесли значительное поражение 1-му и 9-му американским армейским корпусам, разгромили 2-й южнокорейский корпус и турецкую пехотную бригаду и, отбросив войска неприятеля на рубеж Анчжу, южнее Кечён, Сунчхон, Сончхон, продвинулись в южном направлении от 35 до 80 км со средним темпом наступления 7–16 км в сутки.

Американские и южнокорейские войска за это время потеряли убитыми, ранеными и пленными свыше 23 тыс. солдат и офицеров. Войска 13-й армейской группы в качестве трофеев захватили 170 полевых орудий, 135 минометов, около 400 пулеметов, много автоматов, винтовок и боеприпасов, 53 танка и 1950 автомашин.

Этот новый боевой успех китайских добровольцев еще выше поднял их моральный дух, укрепил веру в победу.

В течение 1–5 декабря войска 13-й армейской группы пополнялись боеприпасами и продовольствием и готовились к наступлению. 1-я армия КНА из района Кусон подтягивалась в район Бакчон.

В это же время, используя не занятые противником участки фронта, в направлении Токчён, Яндок, Чорон в тыл американским и южнокорейским войскам выдвигались соединения 2-й и 5-й армий КНА, имевшие задачу развернуть партизанские действия в районах восточнее и юго-восточнее Пхеньяна.

Выделенные для преследования отходившего противника две пехотные дивизии из состава 39-й и 42-й армий КНД 4 декабря достигли рубежа Сукчен, Намсан. Не встречая сопротивления врага, эти дивизии 6 декабря вступили в Пхеньян и Кандон, накануне оставленные американскими и южнокорейскими войсками. [174]

Ввиду того, что главные силы 13-й армейской группы не смогли в срок подготовиться к наступлению, командование китайских добровольцев продлило им время для подготовки до 15 декабря.

Войска ООН, пользуясь тем, что на пхеньянском направлении войска КНД прекратили преследование, к 18 декабря беспрепятственно отошли на 38-ю параллель. При этом 2-я американская пехотная дивизия из района Нампхо с 4 по 8 декабря была переброшена морским транспортом в район Инчхон. Силами отошедших войск и выдвинутыми из глубины 2, 5 и 9-й южнокорейских пехотных дивизий противник приступил к созданию обороны на 38-й параллели.

В течение 12–16 декабря войска 13-й армейской группы, совершив ночные марши, выдвинулись в районы восточнее Пхеньяна. 1-я армия КНА основными силами вышла в районы юго-западнее Пхеньяна и приступили к организации обороны западного побережья.

На хамхынском направлении перешедшие в наступление в ночь на 28 ноября войска 20-й и 27-й армий 9-й армейской группы КНД вели боевые действия в районе Хагарури, Юдамни и Сенунри-игу с частями 1-й американской дивизии морской пехоты.

20-я армия, сковывая противника с запада и прикрываясь одной дивизией со стороны Санчанри, куда к этому времени подходили части 3-й американской пехотной дивизии, наносила главный удар с юго-запада на Хагарури. К утру 28 ноября армия правым флангом вышла в район южнее и юго-восточнее Хагарури, перерезав таким образом железную и шоссейную дороги, связывающие этот район с Хамхыном.

27-я армия, прикрываясь одним полком 81-й пехотной дивизии в районе Кэкори с востока, наносила удары на Юдамни и Сасури с севера. Ночью войска армии на правом фланге и в центре, потеснив противника на 3–5 км, левым флангом соединились в районе восточнее Хагарури с частями 20-й армии. При этом в районе Хагарури были окружены 5-й и 7-й полки 1-й американской дивизии морской пехоты.

28 ноября командование китайских добровольцев обратило внимание командующего 9-й армейской группой [175] на то, что находившиеся в районе Оричен 1-й пехотный и 11-й артиллерийский полки 1-й американской дивизии морской пехоты могут прийти на помощь окруженным севернее Хагарури частям. Поэтому необходимо 20-й армии более надежно обеспечить подступы к району окружения с юга и начать наступление силами 26-й армии, находившейся во втором эшелоне 9-й армейской группы, в направлении Оричен. Однако значительная удаленность 26-й армии от этого района и отсутствие транспортных средств для переброски войск не позволили ей в короткий срок осуществить этот маневр.

Воспользовавшись тем, что части 20-й армии не успели закрепиться на занимаемых рубежах, 1-й полк и специальные части 1-й дивизии морской пехоты и подтянутый из района Пукчён 31-й пехотный полк 7-й американской пехотной дивизии при поддержке сильного артиллерийского огня и авиации к исходу 28 ноября прорвались с юга в район Хагарури. Одновременно из района Хесандин на помощь окруженным американским войскам срочно перебрасывался автотранспортом 32-й пехотный полк 7-й американской пехотной дивизии.

После прорыва 1-го и 31-го пехотных полков в район Хагарури с юга войскам 20-й армии в ночь на 29 ноября вновь удалось восстановить на южном участке фронт окружения противника. В окружении теперь оказалась вся 1-я дивизия морской пехоты и один полк 7-й американской пехотной дивизии. Численность окруженных войск противника достигала 25 тыс. человек.

Днем 29 ноября одновременно с атаками окруженных частей противник силой до полка пехоты с танками ударом с юга в направлении Санпёнри пытался освободить окруженные части, но, понеся тяжелые потери, был отброшен в южном направлении. Лишь 20 вражеским танкам удалось прорваться через боевые порядки китайских добровольцев и выйти в район Хагарури.

В течение 29 и 30 ноября части 3-й американской пехотной дивизии из района Санчанри пытались оказать помощь окруженным войскам. Они неоднократно предпринимали попытки наступать на север, в тыл войскам 20-й армии. Однако все их атаки успеха не имели. [176]

Продолжая уничтожать окруженного противника, войска 20-й и 27 армий 30 ноября расчленили 1-ю американскую дивизию морской пехоты на отдельные изолированные части. В районе Юдамни были окружены 5-й и 7-й полки, а в Хагарури — 1-й полк и специальные части дивизии. Для оказания помощи окруженным частям американское командование привлекло почти половину боевых самолетов, действовавших в Корее. Авиация противника бомбардировочными ударами и штурмовыми действиями наносила китайским добровольцам значительные потери и сильно ограничивала, особенно в дневное время, их боевые действия. Транспортная авиация американцев, используя лед Чандзинганского водохранилища в качестве аэродромов, непрерывно снабжала окруженные войска боеприпасами и продовольствием и ежедневно эвакуировала в тыл до 500–700 раненых.

Части 1-й дивизии морской пехоты и 31-й полк 7-й пехотной дивизии за это время потеряли убитыми и ранеными около 8600 человек и пленными до 2500 человек. Китайские добровольцы в качестве трофеев захватили 150 орудий и минометов, более 100 пулеметов, 9 танков, 430 автомашин и много другого военного имущества.

Неблагоприятно сложившаяся для противника на пхеньянском направлении обстановка, а также разгром частей 10-го американского армейского корпуса севернее Хагарури и угроза выхода 9-й армейской группы КНД в район Хамхына вынудили противников 29 ноября прекратить наступление 1-го южнокорейского корпуса вдоль восточного побережья КНДР, а 1 декабря начать поспешный отвод войск этого корпуса в южном направлении. При этом Столичная южнокорейская пехотная дивизия при поддержке артиллерийского огня боевых кораблей с моря отходила из Ченгчжин в район порта Сенгчжин. Вслед за ней 3-я южнокорейская пехотная дивизия под прикрытием арьергардов и при поддержке авиации отходила из Пэгам на Кильчу. Части 7-й американской пехотной дивизии из района Хесандин отходили на Пукчён и Хыннам.

Части 4-й армии КНА, преследуя противника, постепенно продвигались вдоль побережья в юго-западном направлении [177] и только севернее Кильчу 6 декабря встретили сопротивление подразделений 3-й южнокорейской пехотной дивизии, прикрывавших отход.

С 1 декабря окруженные севернее Хагарури части американских дивизий при сильной поддержке авиации предпринимали неоднократные попытки ударами в южном направлении прорваться из окружения. Одновременно с этим части 3-й и 7-й американских пехотных дивизий по-прежнему пытались со стороны Санчанри, Оричен и Синхын оказать помощь окруженным.

4 декабря 5-му и 7-му полкам, окруженным в районе Юдамни, в результате длительного и ожесточенного боя удалось прорвать кольцо окружения, созданное 59-й пехотной дивизией 20-й армии КНД, выйти в район Хагарури и соединиться с частями 1-й американской дивизии морской пехоты. С увеличением сил противника в районе Хагарури возросла возможность прорыва их в южном направлении.

С целью не допустить прорыва частей противника в южном направлении 5 декабря в бой была введена 26-я армия, находившаяся во втором эшелоне 9-й армейской группы, которая развернула наступление в направлении Юдамни, Хагарури. С этой же целью 1-я и 3-я пехотные дивизии 3-й армии КНА получили задачу из района Тонмунгори наступать в направлении Сохондэ, Синхын, Оричен, в тыл войскам 10-го американского армейского корпуса.

9 декабря значительной группе войск противника, наступавшей с юга, при сильной поддержке авиации удалось овладеть перевалом южнее Котори и частью сил, главным образом мотопехоте с танками, прорваться через боевые порядки 20-й армии и выйти в район южнее Хагарури. Одновременно с этим, собрав все оставшиеся силы, части 1-й американской дивизии морской пехоты, поддержанные с воздуха, ударом из Хагарури на юг прорвали фронт окружения и соединились с частями, наступавшими с юга. К утру 10 декабря остатки разгромленных частей 1-й и 7-й американских пехотных дивизий вышли из окружения и под прикрытием авиации отошли в район Хамхына. [178]

К этому времени 1-й южнокорейский корпус, эвакуировав морем часть своих войск из порта Сенгчжин на юг, основными силами вышел в район Хамхын и приступил к погрузке частей на морские транспорты для переброски их в районы южнее 38-й параллели.

10-й американский армейский корпус, прикрываясь частями 3-й американской и 3-й южнокорейской пехотных дивизий на рубеже восточнее, севернее и западнее Хамхына и задерживая продвижение китайских добровольцев активными действиями авиации, с 10 декабря также начал эвакуацию из Хамхына и Хыннама на юг Кореи, в районы портов Пхохан, Ульсан и Пусан.

Выделенные для преследования противника соединения 26-й и 27-й армий, не имея средств ПВО, неся большие потери от американской авиации и испытывая недостаток в артиллерии и боеприпасах, не смогли помешать отступлению и эвакуации войск ООН из Хамхына на юг.

15 декабря войска противника оставили Хамхын и отошли в район порта южнее Хыннама, где под прикрытием [179] большого количества самолетов до 24 декабря грузились на морские транспорты и эвакуировались на юг Кореи.

16 декабря передовые части 26-й армии вступили в Хамхын. Основные силы 26-й и 27-й армий в это время сосредоточились в районах северо-западнее и западнее Хамхына. 20-я армия была оставлена в районе Хагарури для пополнения и приведения частей в порядок. Войска 3-й армии КНА 18 декабря вышли в район западнее Вонсана и начали подготовку к новому наступлению.

Одновременно с наступлением войск КНД на пхеньянском и хамхынском направлениях в тылу неприятеля развернули активные боевые действия соединения 2-й и 5-й армий КНА и партизанские отряды из местного населения. Совершая нападения на вражеские колонны и гарнизоны, разрушая железнодорожные узлы, перегоны, мосты, склады, аэродромы и другие сооружения противника, войска и партизанские отряды наносили ему значительные потери.

После отхода войск ООН за 38-ю параллель основные силы 2-й и 5-й армий КНА сосредоточились в районах Кымчхон, Енчен, Хвачен, Кумхуа, Сибили.

Таким образом, в результате контрнаступления КНД и КНА на пхеньянском и хамхынском направлениях нанесли неприятелю тяжелые потери. Соединения 2-го южнокорейского корпуса, турецкая пехотная бригада и 1-я американская дивизия морской пехоты потеряли от 40 до 70% личного состава. Значительные потери (до 30%) имели 7-я и 3-я пехотные дивизии 10-го, а также отдельные части 1-го и 9-го американских армейских корпусов. Общие потери противника в этой операции составили более 30 тыс. человек, сотни орудий и минометов, тысячи автомашин и много другого вооружения и снаряжения.

Успешно начатое контрнаступление КНД и КНА в трудных зимних условиях и при недостаточной обеспеченности войск продовольствием, боеприпасами и теплым обмундированием завершилось полным освобождением КНДР от американских и южнокорейских войск. [180]

 

5. Наступление китайских добровольцев и Корейской народной армии с рубежа 38-й параллели (31 декабря 1950 г. — 9 января 1951 г.){43}

За время нахождения в районах Пхеньяна соединения 13-й армейской группы КНД и 1-й армии КНА пополнились личным составом и некоторыми видами материальных средств. Использовав наличный транспорт и специальные подразделения носильщиков из числа солдат и гражданского населения, Объединенное командование обеспечило войска патронами, снарядами и продовольствием на 4–5 суток.

Чтобы надежно обеспечить рубеж 38-й параллели, Объединенное командование решило подготовить новую наступательную операцию. Во второй половине декабря 1950 г. основные силы КНД и КНА начали перегруппировки с целью занятия исходного положения для наступления.

1-я армия КНА 30 декабря заняла исходное положение для наступления в районе Кайсен.

13-я армейская группа к 29 декабря ночными переходами была перегруппирована в район восточнее Кайсен, Чонгок, Хвачен, Чорон. Основные силы группы (50, 39, 40 и 38-я армии) были развернуты на сеульском направлении и две армии (42-я и 66-я) заняли исходное положение юго-западнее Хвачен для удара на Капхён.

Левее 13-й армейской группы, в районе южнее Хвачен, восточнее Индэ, Имдамни, развернулись основные силы 2-й и 5-й армий КНА. 3-я армия КНА 25 декабря была выведена в резерв и сосредоточилась в районе Чорон, Чхянгдори.

Учитывая большую протяженность береговой линии КНДР и возможность высадки крупных морских десантов противника на западном и восточном побережье, Объединенное командование выделило для противодесантной обороны побережья необходимое количество войск. [181]

4-я армия КНА обороняла западное побережье на участке от Тонжу до Нампхо. Войска 9-й армейской группы КНД совместно с двумя пехотными дивизиями и двумя бригадами КНА обороняли восточное побережье на участке Вонсан и Хамхын.

Из общего количества находившихся в КНДР сорока семи пехотных, одной механизированной и одной танковой дивизий и шести пехотных бригад на рубеже 38-й параллели было сосредоточено тридцать две дивизии и две бригады, что составляло 63% всех сил.

Кроме этих сил, в глубоком тылу заканчивалось доукомплектование, сколачивание и обучение 6, 7 и 8-й армий КНА.

Американские и южнокорейские войска, отойдя за 38-ю параллель, укрепляли занимаемые позиции на рубеже Мунсан, южнее Чонгок и Симпори, Яян.

За счет выдвижения в первую линию обороны трех пехотных дивизий из резерва армии и 1-го южнокорейского корпуса были значительно уплотнены боевые порядки оборонявшихся войск противника. Американское командование рассчитывало задержаться на этом рубеже, выиграть время, переформировать разбитые части, подтянуть резервы и в удобный момент снова начать наступление.

Группировка войск противника к концу декабря 1950 г. была следующей.

На участке от устья р. Ханган до Кахоосан оборонялся 1-й американский армейский корпус, имея две дивизии (25-ю американскую и 1-ю южнокорейскую) в первом эшелоне и одну бригаду (29-ю английскую) в резерве корпуса в районе Сувон.

9-й американский армейский корпус оборонял полосу от Кахоосан до Еонгон, имея также две дивизии (6-ю южнокорейскую и 24-ю американскую) в первом эшелоне и одну бригаду (27-ю английскую) в резерве корпуса в районе Сеула.

На участке Еонгон, Квандэ оборону занимал вновь созданный 3-й южнокорейский корпус (2,5 и 8-я пехотные дивизии). Все дивизии корпуса были развернуты в одном эшелоне. Полосу от Квандэ до Хадоб обороняла 3-я пехотная дивизия 2-го южнокорейского корпуса. Входившая [182] в состав этого корпуса 7-я пехотная дивизия находилась в резерве корпуса в районе Чунчен. На участке Хадоб, Яян оборону заняли 9-я и Столичная пехотные дивизии 1-го южнокорейского корпуса.

В армейском резерве находились 1-я американская кавалерийская дивизия в районе Капхён, 2-я американская пехотная дивизия в районе Чечхон и отдельная турецкая пехотная бригада в районе Канхва. Всего в первом эшелоне армии и в резерве противник имел тринадцать пехотных дивизий и три пехотные бригады, причем непосредственно в первом эшелоне обороны находилось восемь южнокорейских и две американские пехотные дивизии. Ширина полос обороны пехотных дивизий не превышала 13–15 км, и только в полосе 3-го южнокорейского корпуса пехотные дивизии не имели сплошного фронта обороны; их полосы достигали ширины 20–25 км.

Кроме того, в глубоком резерве командование войск ООН имело 10-й американский армейский корпус в составе трех дивизий, располагавшихся в районах: 1-я дивизия морской пехоты и 7-я пехотная дивизия — в Пхохан, Кенчжу; 3-я пехотная дивизия — в Кымчхон; а также 11-ю южнокорейскую пехотную дивизию, сосредоточенную в районе Кымсан, Чинан.

Характерным для группировки противника являлось то, что основные силы его были сосредоточены на сеульском направлении. При этом в первом эшелоне обороны находились преимущественно южнокорейские войска.

Общее соотношение сил сторон к началу операции показано в табл. 10.

Таблица 10. (стр. 183)

 

  Войска КНД и КНА Войска 8-й американской армии Соотношение
КНД КНА Всего американские и прочие ЮКА Всего
Дивизий 18 15 33{~1} 9 9 18{~2} 1,8:1
Людей 290000 106327 396327 117000 93000 210000 1,9:1
Орудий 76-мм и выше 829 91 920 610 90 700 1,3:1
45-мм и безоткатных 57-мм и 75-мм 100 69 169 680 150 830 1:5
зенитных 37-мм и выше 220 27 247 300  — 300  
Реактивных ружей 60-мм и 88,9-мм  —  —  — 2800 2100 4900  
Минометов: 60-мм 1640   1640 500 600 1100 1,5:1
81-мм и выше 740 241 981 520 850 1370 1:1,4
Танков и САУ  — 26 26 900  — 900 1:35
Самолетов  —  — 180 1600  — 1600 1:8,8

{~1} В общее количество включены 13-я армейская группа КНД, 1, 2, 3 и 5-я армии КНА. При подсчете соотношения сил две пехотные бригады 2-й армии КНА взяты за одну дивизию;

{~2} в расчет не вошли 11-я южнокорейская пехотная дивизия, не принимавшая участия в операции, а также отдельные охранные и обслуживающие части 8-й армии. При подсчете соотношения сил три пехотные бригады и воздушно-десантный полк взяты за две дивизии.

Оборонительные позиции американских и южнокорейских войск южнее 38-й параллели состояли из старых окопов и блиндажей, соединенных ходами сообщения. На важнейших направлениях, особенно на западном участке фронта, имелись деревоземляные огневые точки. В 200–300 м впереди позиций были установлены проволочные заграждения, малозаметные препятствия и минные поля. Заминированы были также все основные дороги, идущие к фронту и расположенные в полосе обороны. Американские части и подразделения, боясь окружения, [183] создавали круговую оборону своих позиций. В целом оборона противника на 38-й параллели не имела достаточной глубины и была сравнительно слабо развита в инженерном отношении.

В тылу противник силами местного населения строил несколько новых оборонительных рубежей. Первый из них проходил по южному берегу р. Ханган, второй — по линии Кунсан, южнее Тэчжон, Санчжю, Андон. Подготавливался также к обороне старый оборонительный рубеж, проходивший через Тайгу.

Замысел Объединенного командования КНД и КНА на наступательную операцию сводился к тому, чтобы ударами войск на ряде направлений расчленить группировку противника и уничтожить ее основные силы по частям. В дальнейшем, в случае отхода противника, наступавшие войска должны были овладеть столицей Кореи — городом Сеул, а также городами Капхён и Чунчен. [184]

Перед основной группировкой войск (50, 39, 40 и 38-я армии; всего 12 пехотных дивизий), действовавших на сеульском направлении, была поставлена задача ударом в направлении Чонгок, Сеул прорвать оборону противника и разгромить 1-ю и 6-ю южнокорейские пехотные дивизии. В дальнейшем, в случае отхода неприятеля, они должны были развивать наступление в южном направлении и овладеть Сеулом.

1-я армия КНА имела задачу наступлением в направлении Кайсен, Мунсан сковать силы 25-й американской пехотной дивизии и обеспечить правый фланг ударной группировки 13-й армейской группы, наступавшей в направлении Чонгок, Сеул.

Всего в составе ударной группировки на 65-километровом фронте Хотокури, Чандон имелось 14 пехотных и одна механизированная дивизия, до 1200 орудий и минометов и 26 танков{44}.

В полосе наступления ударной группировки оборонялись четыре пехотные дивизии, три пехотные бригады и воздушно-десантный полк противника при поддержке 600 орудий и минометов и до 290 танков{45}.

Китайские добровольцы и Народная армия на направлении главного удара превосходили противника по дивизиям в 2,5 раза и по артиллерии — в 2 раза. Превосходство в танках и особенно в авиации было на стороне войск ООН.

Вспомогательный удар в направлении Капхён наносили 42-я и 66-я армии КНД, имевшие задачу уничтожить 2-ю и 5-ю южнокорейские пехотные дивизии и овладеть Капхёном и Чунченом. Для обеспечения левого фланга этой группировки была выделена одна пехотная дивизия 66-й армии.

2-я и 5-я армии КНА получили задачу частью сил, сковывая войска 3-й, 9-й и Столичной южнокорейских пехотных [185] дивизий, ударом основных сил из района Янгу в направлении Хончен разгромить 8-ю и 7-ю южнокорейские пехотные дивизии и таким образом содействовать наступлению 42-й и 66-й армий.

3-я армия КНА должна была находиться в районе Пхенгкан в резерве командования.

В 17 ч 31 декабря 1950 г. войска 13-й армейской группы КНД, 1, 2 и 5-й армий КНА перешли в наступление, которое застало противника врасплох. Американские и южнокорейские войска, боясь обходов и окружений, не оказывая сопротивления, начали поспешно отходить по всему фронту.

В течение ночи войска КНД и КНА овладели всеми оборонительными позициями противника на 38-й параллели и продвинулись до 10–12 км. В результате ночных боев были окружены и взяты в плен в районе Синыпни несколько подразделений 24-й американской пехотной дивизии, а в районе горы Унак-сан войсками 42-й армии были разгромлены четыре батальона 2-й южнокорейской пехотной дивизии.

С утра 1 января 1951 г., прикрываясь арьергардами, усиленными танками, и широко используя для задержки наступления китайских добровольцев и Народной армии бомбардировочную и истребительную авиацию, американские и южнокорейские войска продолжали отходить. 1-й и 9-й американские армейские корпуса отступали в направлении Сеула и Кванчжу, основные силы 3-го и 2-го южнокорейских корпусов — на Хончен. Вдоль восточного побережья на Каннын отходили дивизии 1-го южнокорейского корпуса.

С целью задержания наступления войск КНД и КНА противник начал из района Пхохан выдвижение к фронту соединений 10-го американского армейского корпуса. 3-я пехотная дивизия этого корпуса двигалась на Пхентхэк, а 7-я пехотная дивизия — на Чечхон. 1-я дивизия морской пехоты продолжала оставаться в районе Пхохан.

Паника и смятение охватили все гражданские и военные учреждения войск ООН, расположенные в прифронтовой полосе. Находившиеся в Сеуле правительственные учреждения и военные штабы 1 января приступили к срочной эвакуации на юг Кореи. [186]

Объединенное командование, учитывая обстановку на фронте и поспешный отход противника на юг, 1 января поставило войскам новые, более глубокие задачи на наступление.

Главной ударной группировке китайских добровольцев (50, 39, 40 и 38-й армиям) было приказано всеми силами развивать наступление на сеульском направлении и овладеть Сеулом. В дальнейшем войска этой группировки должны были овладеть рубежом Сувои, Янпхен. Войскам 42-й и 66-й армий КНД была поставлена задача после овладения Капхёном и Чунченом выйти на рубеж Янпхен, Хончсн.

1-я армия КНА получила задачу развивать наступление в направлении Мунсан, Кымпхо, форсировать р. Ханган и овладеть рубежом Инчхон, Сеул, не допустить высадки морских десантов противника в районе Инчхон.

2-й и 5-й армиям КНА, часть сил которых с 25 декабря успешно действовала в расположении противника, ставилась задача наступать в направлении Чечхон.

Сбивая вражеские арьергарды, КНД и КНА к исходу 1 января продвинулись на глубину 15–25 км и вышли на рубеж Кымчхон, Синыпни, Капхён, Чунчен, Пхунамни, гора Ходай-сан. 2 и 3 января, не прекращая боевых действий ни днем, ни ночью и нанося значительные потери войскам противника, они успешно продолжали развивать наступление в южном направлении.

Американское командование, стремясь задержать наступление китайских добровольцев на сеульском направлении, с тем чтобы закончить эвакуацию Сеула, 3 января с рубежа Коян, Ыденпу предприняло контратаку частями 27-й и 29-й английских пехотных бригад и частью сил 6-й южнокорейской пехотной дивизии, усиленных 100 танками. Контратака была отражена, и китайские добровольцы, преодолевая упорное сопротивление противника, продолжали продвигаться к Сеулу.

42-я и 66-я армии КНД, наступая в трудных условиях горной местности, бездорожья и снежных заносов, при 25-градусном морозе продолжали медленно продвигаться вперед. 3 января войска вышли на рубеж Санюли, Сирансон. [187]

Особенно успешно развивались боевые действия 2-й и 5-й армий КНА, которые к исходу 3 января, продвинувшись в глубину расположения противника до 60 км, вышли в район южнее и юго-западнее Хончен и перерезали пути отхода к югу 5, 7, 8 и 3-й южнокорейским пехотным дивизиям.

Чтобы освободить пути отступления этим дивизиям, командование войск ООН с утра 4 января бросило против 2-й и 5-й армий КНА находившиеся в резерве в районе Чечхон 2-ю и подошедшую с юга 7-ю американские пехотные дивизии, которые из района Вончжу при поддержке крупных сил авиации развернули наступление в направлении Хэнсен, Хончен. Одновременно 5,7, 8 и 3-й южнокорейским пехотным дивизиям была поставлена задача ударом из района Хончен в южном направлении прорваться через боевые порядки войск 2-й и 5-й армий КНА и выйти в район Хэнсен.

В течение 4 января ударами с севера и с юга противнику удалось отбросить войска 2-й и 5-й армий КНА к востоку и обеспечить пути отступления для южнокорейских войск. После этого контрудара, стоившего неприятелю значительных потерь, южнокорейские и американские войска на хонченском направлении поспешно отошли на юг. Только слабо организованное взаимодействие между 42-й и 66-й армиями КНД и 2-й и 5-й армиями КНА позволило противнику избежать окружения и уничтожения.

На сеульском направлении американские и южнокорейские войска, преследуемые частями китайских добровольцев, 4 января оставили Сеул и, переправившись через р. Ханган, продолжали отходить на юг.

К исходу 4 января главные силы войск КНД и КНА вышли на рубеж: 1-я армия КНА — северо-восточный берег р. Ханган в 12–25 км северо-западнее Сеула; 50-я армия — 5–7 км севернее Сеула; 39-я армия достигла Чандонни и одной дивизией вступила в Сеул; 40-я и 38-я армии вышли на линию Ыденпу, Пупхённи, 42-я и 66-я армии находились в 4–6 км к югу от рубежа Санюли, Сирансон; 2-я и 5-я армии КНА вели упорные бои с противником на рубеже Хончен, (иск.) Хэнсен, Юдонли, Анхындон. [188]

В течение 5–7 января противнику удалось, используя автотранспорт для перевозки войск, главными силами оторваться от преследовавших частей, отойти и занять оборону на рубеже Пхентхэк, Ханним, Хынхоли, Чечхон, Нэволь, Чончхон, Сонгэли, Пальханни.

Объединенное командование КНД и КНА, учитывая острую нужду войск в продовольствии и боеприпасах, решило прекратить дальнейшее наступление и отвести их на отдых и пополнение в районы: 1-ю армию КНА — Кымпхо, Инчхон, юго-западная окраина Сеула; 38, 39 и 40-ю армии — Ыденпу, Сеул, Масокули; 50-я армия, преследовавшая противника на сеульском направлении, должна была оставаться в районе Сувон; 42-я и 66-я армии КНД сосредоточивались в районе юго-западнее Хончен; войска 2-й и 5-й армий КНА — восточнее и юго-восточнее Хэнсен. Армии должны были поддерживать соприкосновение с противником передовыми отрядами, подошедшими 8 января к рубежу Усан, Инчхон, Вончжу, севернее Нэволь и Чончхон.

Таким образом, наступательная операция КНД и КНА южнее 38-й параллели, осуществленная в суровых условиях зимы 1951 г., закончилась новой крупной победой. В ходе этой операции американские и южнокорейские войска потерпели серьезное поражение и были отброшены к югу от 38-й параллели на 90–110 км. Поражение войск противника южнее 38-й параллели усилило внутренние противоречия между странами, участвующими в войне в Корее. Моральный дух армии и военный престиж американского командования были поколеблены. Политический и военный авторитет войск КНД и КНА на международной арене значительно вырос.

В ходе боевых действий южнее 38-й параллели наиболее тяжелые потери понесли 2, 3, 5, 6 и 8-я южнокорейские и 24-я американская пехотные дивизии, 27-я и 29-я английские пехотные бригады. Общие потери противника в людях составляли более 5 тыс. человек убитыми и около 6 тыс. пленными. Войска КНД и КНА с 1 по 4 января захватили 370 орудий, более 400 станковых пулеметов, 25 танков, свыше 200 автомашин и много других трофеев. [189]

Крайне отрицательно на ходе операции сказались недостаточная обеспеченность войск КНД и КНА средствами противовоздушной и противотанковой обороны, а также малочисленность транспорта для подвоза материальных средств. Войска вынуждены были вести боевые действия преимущественно ночью, когда противник не мог эффективно использовать свою боевую технику и особенно многочисленную авиацию.

 

6. Оборонительные действия и отступление китайских добровольцев и Корейской народной армии к 38-й параллели (25 января — 21 апреля 1951 г.) {46}

Осенне-зимнее наступление китайских добровольцев и Народной армии в 1950–1951 гг. решительно изменило стратегическую и военно-политическую обстановку в Корее в их пользу. Однако войска ООН не были окончательно разгромлены и обладали значительным количественным и качественным превосходством в боевой технике. Учитывая это, а также то, что в связи с растяжкой коммуникаций усложнилось обеспечение войск КНД и КНА продовольствием и боеприпасами, а личный состав нуждался в отдыхе и медицинском обеспечении, Объединенное командование приказало войскам, находящимся южнее 38-й параллели, перейти к обороне. При этом предусматривалось создание устойчивой обороны на сеульском и чунченском направлениях.

Для обороны сеульского направления выделялось пять армий (1-я армия КНА, 38, 39, 40 и 50-я армии КНД). Этой группировке войск ставилась задача воспрепятствовать высадке морских десантов неприятеля в порту Инчхон, удерживать Сеул и не допустить прорыва его главных сил к 38-й параллели.

Чунченское направление должны были оборонять 42-я армия КНД и 5-я армия КНА, задачей которых было не [190] допустить прорыва противника в районы Хончен и Чунчен. 2-я армия КНА получила задачу оборонять рубеж от Пхёнчан до Пальханни. 66-я армия КНД выводилась севернее 38-й параллели в район Кумхуа. 3-я армия КНА располагалась в районе Чхянгдори.

К 25 января после перегруппировки главные силы 13-й армейской группы были сосредоточены в районах: 50-я армия — севернее Сувон; 39-я армия — северо-западнее Сеула; 40-я армия — Ыденпу и севернее; 38-я армия — восточнее Сеула, в районе Доксоли; 42-я армия — в районе Капхён; 66-я армия — севернее 38-й параллели в районе Кумхуа, Хвачен.

Главные силы армий КНА продолжали находиться в прежних районах: 1-я — западнее Сеула, 5-я — в районе Хэнсен и 2-я — в районе Пхёнчан.

Всего в составе войск КНА и КНД, предназначенных для действий южнее 38-й параллели, имелись тридцать одна пехотная и одна механизированная дивизии и три пехотные бригады. Численность пехотных дивизий КНА составляла в среднем 7–8 тыс. человек, а китайских добровольцев — 8–10 тыс. человек. В войсках КНД и КНА имелось 1850 орудий и минометов калибром 76 мм и выше и 60 танков.

Оборону побережий в тылу по-прежнему осуществляли: западного — 4-я армия КНА; восточного — 9-я армейская группа КНД, а также непосредственно подчиненные командованию Народной армии отдельные 24-я и 41-я пехотные дивизии, 63-я пехотная бригада и бригада морской пехоты. Всего для обороны побережья было выделено шестнадцать пехотных дивизий, одна танковая дивизия и четыре бригады.

Кроме этих войск, Объединенное командование имело в своем распоряжении довольно значительные резервы. В глубоком тылу заканчивали формирование 6, 7 и 8-я армии КНА, насчитывавшие в своем составе девять пехотных дивизий, которые выдвигались в район Пхеньяна, и 19-я армейская группа КНД в составе трех армий (63,64 и 65-й), имевших также девять дивизий. Всего Объединенное командование располагало 67 дивизиями и семью бригадами. [191]

Американское командование и политическое руководство после поражения в Корее сделали ряд попыток поднять свой пошатнувшийся престиж. 13 января 1951 г. правящие круги США обратились к 30 странам с меморандумом, содержавшим предложения ввести экономические и политические санкции в отношении Китайской Народной Республики. В последующем они добились принятия Генеральной ассамблеей ООН резолюции об объявлении КНР агрессором, совершившим «вооруженную интервенцию против Корейской Республики». Этим они рассчитывали заставить Китай отозвать своих добровольцев из Кореи.

В основе стратегического плана американского командования в Корее по-прежнему лежала идея решительных действий с целью уничтожения войск КНД и КНА и оккупации вооруженными силами территории КНДР. С 15 января 1951 г. американское командование приступило к подготовке наступательной операции. По плану операции войска 8-й американской армии должны были с рубежа Пхентхэк, Хынхоли, Нэволь, Пальханни наступать в трех направлениях: на Сеул; Хончен и из района Нэволь на Хачинпули. Для захвата Сеула планировалась высадка в порту Инчхон морского десанта.

В соответствии с этим планом войскам были поставлены следующие задачи.

1-й американский армейский корпус должен был наступать в направлении Сувон, Сеул с задачей разгромить находившиеся здесь части 1-й армии КНА и 50-й армии КНД и овладеть Сеулом.

9-й и 10-й американские армейские корпуса, наступая в направлении Хэнсен, Хончен, имели задачу разгромить в районе Хэнсен 5-ю армию КНА и овладеть Капхён и Чунчен.

3-й южнокорейский корпус должен был, взаимодействуя с 7-й американской пехотной дивизией 10-го американского армейского корпуса, разгромить 2-ю армию КНА в районе Пхёнчан, а в последующем наступать на Хачинпули.

Наступление предполагалось начать в конце января.

С целью получения разведывательных данных о группировке войск КНА и КНД американское командование [192] во второй половине января организовало боевые действия передовых и разведывательных отрядов на всем фронте. Особенно активный характер бои носили на рубеже Усан, Вончжу; эти бои не прекращались ни днем, ни ночью. В отдельных случаях передовым отрядам противника удавалось вклиниться в оборону китайских добровольцев и Народной армии, но всюду они наталкивались на организованное сопротивление и вынуждены были поспешно отходить в исходное положение.

К 25 января 1951 г. американские и южнокорейские войска после перегруппировки занимали следующее положение.

На 30-километровом фронте от Пхентхэк до Ансон исходное положение занял 1-й американский армейский корпус, имея в первой линии 25-ю и 3-ю американские и 1-ю южнокорейскую пехотные дивизии. В резерве корпуса в районе Чхёнан находились 29-я английская и отдельная турецкая пехотные бригады.

От Ансон, восточнее Хынхоли на фронте до 55 км развернулся 9-й американский армейский корпус. Все соединения этого корпуса (6-я южнокорейская, 1-я кавалерийская и 24-я американская пехотные дивизии и 27-я английская пехотная бригада) находились в одном эшелоне.

На рубеже (иск.) Хынхоли, Нэволь на фронте до 55 км занимали исходное положение 2-я и 7-я американские пехотные дивизии 10-го американского армейского корпуса. 2, 5 и 8-я южнокорейские пехотные дивизии этого корпуса находились в резерве в районах Чунчжу, Хамчан и Ёнчжю.

Участок от Нэволь до Пальханни протяжением до 75 км по-прежнему занимали соединения 3-го и 1-го южнокорейских корпусов. В резерве 3-го южнокорейского корпуса в районе Чуньян находилась 3-я южнокорейская пехотная дивизия.

В резерве 8-й американской армии находились 1-я американская дивизия морской пехоты в районе Андон, 11-я южнокорейская пехотная дивизия в районе Кымсан и 187-й воздушно-десантный полк в районе северо-западнее Ёнчжю.

Всего в составе войск ООН имелось семнадцать дивизий, три бригады и один воздушно-десантный полк, что при 230-километровой протяженности линии фронта составляло [193] среднюю оперативную плотность 12,5 км на одну дивизию. Противник имел до 2 тыс. полевых орудий и минометов калибром 75 мм и выше, до 800 танков и 1600 боевых самолетов.

Командование 8-й американской армии, готовя наступательную операцию, исходя из опыта предшествовавших боев и особенностей тактики войск КНД и КНА, дало ряд указаний по ведению наступления. В соответствии с этими указаниями дивизии должны были наступать, имея впереди усиленные передовые отряды. Главная роль в наступлении отводилась артиллерии, танкам и авиации, а пехота должна была закреплять достигнутый ими успех.

Таким способом действий командование 8-й американской армии надеялось уберечь свои главные силы от внезапных ударов войск КНД и КНА в ходе наступления и сохранить за этими силами свободу маневра.

Общее соотношение сил к 25 января показано в табл. 11.

Таблица 11. (стр. 193)

 

  Войска КНД и КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
Дивизий 33{~1} 19{~2} 1,8:1
Танков 276 000 200 000 1,4:1
Орудий (полевых) и минометов 1850 2000 1:1,1
Танков и САУ 60 800 1:13
Самолетов 140 1600 1:11,4

{~1} Кроме 32 дивизий, включены три бригады, принятые за одну дивизию;

{~2} три бригады и один полк взяты за две дивизии.

Из таблицы видно, что по живой силе и количеству пехотных дивизий соотношение было в пользу Объединенного командования. Однако оно уступало противнику в количестве артиллерии, танков и авиации.

Оборонительные действия китайских добровольцев и Корейской народной армии с 26 января по 10 февраля. 26 января 1951 г. войска 8-й американской армии перешли в наступление. После артиллерийской и авиационной подготовки передовые отряды 1-го и 9-го американских армейских корпусов атаковали на рубеже Усан, Ичхон, Вончжу передовые части и соединения 50, 38 и 42-й [194] армий КНД и 5-й армии КНА. В течение всего дня на этом рубеже происходили ожесточенные бои.

27 января войска ООН высадили в районе порта Инчхон морской десант — до 300 человек южнокорейских войск. Однако этот десант несмотря на поддержку корабельной артиллерии и морской авиации успеха не имел. После четырехчасового боя он был полностью уничтожен соединениями 1-й армии КНА.

Передовые части 2-й американской пехотной дивизии в этот день овладели Вончжу. 28 января противнику вводом в бой свежих сил удалось сбить с рубежа Усан, Ичхон передовые отряды китайских добровольцев и к исходу 29 января продвинуться на сеульском направлении на 10–15 км. Дальнейшее наступление войск ООН на этом направлении было остановлено главными силами 50, 38 и 42-й армий КНД и 1-й армии КНА.

На восточном побережье Столичной пехотной дивизии 1-го южнокорейского корпуса удалось на рубеже Сонгэли, Пальханни преодолеть сопротивление малочисленных передовых отрядов 2-й армии КНА и вынудить их отойти на север. 29 января на этом направлении была введена в бой 69-я пехотная бригада 3-й армии КНА. В результате боевых действий бригаде удалось отбить атаки противника и восстановить положение.

С 29 января по 4 февраля на сеульском направлении продолжались ожесточенные оборонительные бои 13-й армейской группы КНД с наступающими соединениями 1-го и 9-го американских армейских корпусов. Противник прилагал все усилия, чтобы овладеть Сеулом. Китайские добровольцы упорной обороной и контратаками не только сдержали натиск врага, но и нанесли ему большие потери.

Не добившись успеха на сеульском направлении, 4 февраля командование 8-й американской армии решило войсками 10-го американского армейского, 3-го и 1-го южнокорейских корпусов начать наступление на центральном и восточном участках фронта.

С утра 5 февраля после артиллерийской и авиационной подготовки войска противника перешли в наступление, нанося удары на Сеул, Хэнсен и Каннын. [195]

В ходе двухдневных боев им удалось добиться значительных успехов. На сеульском направлении противнику вводом в бой 29-й английской и турецкой пехотных бригад удалось прорвать оборону 50-й армии китайских добровольцев севернее Сувона и к исходу 6 февраля южнее Сеула отдельными отрядами выйти к р. Ханган. С прорывом противника в район Сувон и севернее создалась угроза изоляции частей 1-й армии КНА и 50-й армии КНД в районе Инчхон. Объединенное командование решило отвести войска этих армий на правый берег р. Ханган, где они должны были перейти к обороне.

10 февраля войска противника возобновили свои атаки на Сеул с юго-запада и юга. На этом направлении на стороне противника, при поддержке авиации, участвовало большое количество танков. Все попытки американских и южнокорейских войск 11 февраля форсировать р. Ханган в районе Сеула успеха не имели. Войска 1-й армии КНА и 50-й армии КНД прочно удерживали оборону по северному берегу р. Ханган.

В центре (на хонченском направлении) противнику вводом в бой двух свежих дивизий (5-й и 8-й южнокорейских) удалось севернее Вончжу вклиниться в оборону 5-й армии КНА. Под ударами превосходящих сил соединения этой армии вынуждены были отходить на север. К исходу 6 февраля передовые части 9-го и 10-го американских армейских корпусов завязали бои за Хэнсен. Главные силы этих корпусов, наступая вдоль берегов р. Ханган, пытались развить удар на Сеул с востока. Однако в 10–12 км южнее и юго-восточнее Янпхен они встретили упорное сопротивление соединений 38-й и 42-й армий КНД и были вынуждены прекратить дальнейшее наступление.

На восточном участке фронта американским и южнокорейским войскам удалось 11 февраля овладеть Каннын.

К исходу 11 февраля войска КНД и КНА вели боевые действия на рубеже Ёнгок, Сеул, Кванчжу, Янпхен, севернее Хэнсен и Канпхённи, Ингули. Таким образом, за 17 дней наступления американским и южнокорейским войскам удалось продвинуться вперед на 40–55 км со средним темпом около 3 км в сутки. [196]

Контрудар войск 13-й армейской группы КНД, 3-й и 5-й армий КНА с 11 по 16 февраля. В создавшейся обстановке, чтобы не допустить прорыва обороны на стыке 42-й армии КНД и 5-й армии КНА и развития наступления противника на Сеул, Объединенное командование еще 7 февраля приняло решение на подготовку контрудара по группировке противника, действовавшей в районе юго-восточнее Янпхен, Вончжу, Хаанхынни и Хэнсен.

Для достижения этой цели в районах северо-западнее и северо-восточнее Хэнсен создавались две ударные группировки: первая — в составе трех армий КНД (39, 40 и 66-й) в районе северо-восточнее Янпхен, вторая — в составе двух армий КНА (3-й и 5-й) в районе северо-восточнее Хэнсен. Первая ударная группировка должна была разгромить в районе юго-восточнее Янпхен части 2-й американской и 8-й южнокорейской пехотных дивизий, в последующем наступать в общем направлении на Чунчжу. Второй ударной группировке была поставлена задача уничтожить части 3-й и 5-й южнокорейских пехотных дивизий в районе северо-восточнее Вончжу, в последующем наступать в общем направлении на Нэволь. Начало контрудара было намечено на 11 февраля.

Для усиления обороны на западном участке фронта Объединенное командование решило 26-ю армию 9-й армейской группы КНД перебросить с восточного побережья на сеульское направление. Армия должна была к 15 февраля сосредоточиться в районе Енчен и южнее. [197]

В соответствии с этим решением войска начали перегруппировку и к 11 февраля развернулись в районах: 39, 40 и 66-я армии КНД — восточнее Янпхещ 3-я армия КНА — северо-восточнее Хончен. 5-я армия КНА продолжала вести боевые действия на рубеже севернее Хэнсен.

В 17 ч И февраля обе ударные группировки перешли в наступление. Наступавшие войска встретили ожесточенное сопротивление противника. Однако американские и южнокорейские войска вынуждены были на центральном участке фронта под прикрытием арьергардов начать поспешный отход на юг.

12 февраля на западном побережье в районе южнее Сончен противник высадил тактический морской десант. После боя с частями 6-й армии КНА десант вынужден был оставить этот район.

В результате четырехдневных боев главные силы 13-й армейской группы КНД во взаимодействии с 5-й и 3-й армиями КНА разгромили 8-ю и 3-ю и нанесли тяжелое поражение 5-й южнокорейским пехотным дивизиям. При этом они окружили в районе юго-восточнее Янпхен 23-й пехотный полк 2-й американской пехотной дивизии и завязали бои за Вончжу.

В связи с отступлением 9-го и 10-го американских армейских корпусов на центральном участке фронта командование 8-й армии решило отвести действовавшие на восточном участке фронта 3-й и 1-й южнокорейские корпуса на юг. Соединения 2-й армии и 69-я пехотная бригада КНА, обнаружив отход противника, начали преследование 7, 9-й и Столичной южнокорейских пехотных дивизий.

При отходе американские и южнокорейские войска с целью задержать наступление 2-й армии КНА широко использовали мины, разбрасывая их по земле, без всякой маскировки. Бомбардировочная и истребительная авиация противника усилила свои действия по коммуникациям и районам сосредоточения китайских добровольцев и Народной армии. Не имея средств борьбы с авиацией, главные силы войск КНД и КНА вынуждены были действовать преимущественно ночью. Днем боевые действия вели лишь передовые отряды. [198]

15 февраля командование войск ООН, опасаясь продолжения наступления КНД и КНА на центральном участке фронта, начало спешно перебрасывать с сеульского направления в район Йочжу части 1-й американской кавалерийской дивизии и 29-й английской пехотной бригады.

16 февраля войска 42, 39, 40 и 66-й армий КНД, 3, 5 и 2-й армий КНА на центральном и восточном участках фронта достигли рубежа Янпхен, Вончжу, севернее Нэволь, северо-западнее Чончхон, южнее Каннын, где, встретив упорное сопротивление американских и южнокорейских войск, приостановили свое наступление и начали закрепляться.

На сеульском направлении в течение всего этого времени войска 1-й армии КНА, 50-й и 38-й армий КНД продолжали оборонять прежние рубежи.

За пять суток наступления в условиях глубокого снежного покрова и низкой температуры (20–25° ниже нуля) КНД и КНА на центральном и восточном участках фронта продвинулись с боями на глубину 20–30 км со средним темпом 4–6 км в сутки.

Таким образом, в результате трехнедельных оборонительных боев в январе — феврале 1951 г. южнее 38-й параллели войскам КНД и КНА удалось не только остановить наступление превосходящих сил неприятеля, но и нанести контрудар.

Потери противника убитыми, ранеными и пленными составили более 12 тыс. человек. Особенно серьезные потери были нанесены частям 9-го и 10-го американских армейских корпусов.

Вместе с тем состояние войск КНД и КНА на фронте было крайне тяжелым. В связи с потерями значительно сократился численный состав дивизий. Войска испытывали острую нужду в боеприпасах, продовольствии, снаряжении, а также нуждались в медицинском обеспечении и отдыхе. Все это лишало их возможности не только развития наступления, но и дальнейшего удержания занимаемых рубежей.

Отступление китайских добровольцев и Корейской народной армии на рубеж 38-й параллели с 20 февраля по 21 апреля 1951 г. Объединенное командование, учитывая [199] обстановку и состояние войск на фронте, а также вероятный характер действий американских и южнокорейских войск, решило отвести войска 1, 2, 3 и 5-й армий КНА и 13-й армейской группы КНД с рубежа Сеул, Янпхен, Вончжу, Каннын на рубеж 38-й параллели. При этом учитывалось, что на данном рубеже местность наиболее удобна для развертывания крупной группировки войск и скрытной подготовки новой наступательной операции. Операцию ориентировочно предполагалось начать во второй половине апреля, после того как в районах севернее 38-й параллели будет закончено сосредоточение соединений 3, 9 и 19-й армейских групп китайских добровольцев, 7-й и 8-й армий КНА.

Находившиеся на фронте войска 13-й армии КНД и 1, 2, 3 и 5-й армий КНА должны были обороной на подготовленных рубежах изматывать американские и южнокорейские войска и последовательно отходить к 38-й параллели.

Планом предусматривалось создание трех рубежей обороны: первый — по северному берегу р. Ханган от Сеула до Янпхен, далее на Хэнсен и севернее Пхёнчан; второй — по линии Ыденпу, Хончен, Анхындон; третий — Мунсан, Синыпни, Чунчен. Расстояние между рубежами обороны не превышало 15–20 км. Отступление войск планировалось осуществить в три этапа. На первом этапе продолжительностью в 20 суток 13-я армия КНД (42,40 и 66-й армейские корпуса){47}, 3, 5 и 2-я армии КНА должны были с рубежа Вончжу, севернее Нэволь отойти на рубеж Янпхен, Хэнсен, севернее Пхёнчан.

Войска 1-й армии КНА и 50-го и 38-го армейских корпусов 13-й армии КНД должны были оставаться на прежних позициях по северному берегу р. Ханган. 2-ю армию КНА в связи с большими потерями предполагалось отправить в тыл на доукомплектование.

На первом рубеже обороны предусматривалось иметь в первом эшелоне три армии КНА (1, 3 и 5-ю) и четыре [200] армейских корпуса 13-й армии КНД (50, 38, 42 и 66-й); в резерве — два армейских корпуса этой армии (40-й и 39-й).

В ходе второго этапа продолжительностью около 30 суток войска должны были отходить по всему фронту на второй рубеж обороны. Как и на первом рубеже обороны, планировалось иметь в первом эшелоне четыре армейских корпуса 13-й армии КНД (26, 38, 40 и 39-й) и три армии КНА (1, 3 и 5-ю); в резерве — два армейских корпуса 13-й армии (42-й и 66-й). С выходом 50-го армейского корпуса 13-й армии в район Ыденпу его должен был сменить 26-й армейский корпус 9-й армии КНД{48}. 50-й армейский корпус предполагалось вывести в район Пхеньяна на отдых.

На третьем этапе, продолжительность которого предусматривалась в 20 суток, войска должны были отойти на третий рубеж обороны. Для обороны этого рубежа выделялось восемь дивизий. Главные силы 13-й армии КНД, 1, 2, 3 и 5-й армий КНА планировалось вывести в районы севернее 38-й параллели для доукомплектования.

В соответствии с общим планом Объединенное командование дало ряд указаний войскам по ведению обороны. Чтобы избежать потерь от ударов авиации и огня артиллерии противника, войска должны были вести боевые действия на широком фронте. В обороне частям и соединениям рекомендовалось основные силы располагать на обратных скатах высот, имея впереди подразделения разведки и охранения. Ввиду недостатка артиллерии предусматривалось большую часть ее иметь в первых эшелонах войск. Оборона должна быть активной. Контратаки войска должны осуществлять небольшими группами, накоротке и внезапно, когда противник находится в движении. В случае превосходства противника в силах войскам рекомендовалось избегать упорных боев, с тем чтобы удары противника приходились по пустому месту.

Организация работы тыла и материально-техническое обеспечение войск составляли один из наиболее трудных вопросов, поэтому Объединенное командование принимало [201] все меры к налаживанию работы тыла. При этом особое внимание обращалось на восстановление сети шоссейных и железных дорог, накопление запасов продовольствия и боеприпасов, а также на организацию медицинского обеспечения и создание условий для отдыха войск.

В соответствии с планом войска 42,40 и 66-го армейских корпусов КНД, 3, 5 и 2-й армий КНА в ночь на 20 февраля начали отход на первый рубеж обороны. Отход главных сил совершался под прикрытием арьергардов.

Установив отход соединений КНД и КНА, командование 8-й американской армии ввело для преследования передовые отряды 9-го и 10-го американских армейских, 1-го и 3-го южнокорейских корпусов. С утра 22 февраля вслед за передовыми отрядами начали выдвижение главные силы этих корпусов.

Одновременно американское командование усилило действия своего флота в районах портов Нампхо, Хыннам, Вонсан. Эти порты и прилегающие к ним районы подвергались систематическому обстрелу корабельной артиллерией.

В 4 ч 23 февраля противник высадил в районе Сукколь, юго-западнее Нампхо, морской десант в составе до 1500 человек, который вскоре был уничтожен частями 36-й пехотной дивизии 6-й армии КНА.

25 февраля неприятель севернее Вонсан захватил остров Син-Сом. Высадку морского десанта на остров прикрывало до 27 кораблей военно-морского флота США.

К 4 марта главные силы китайских добровольцев и Народной армии в полном порядке отошли на первый рубеж обороны.

К исходу 6 марта к рубежу юго-восточнее Янпхен, Хэнсен, севернее Пхёнчан, Чумунжин подошли передовые отряды, а вслед за ними и главные силы 9, 10-го американских армейских и 1, 3-го южнокорейских корпусов. Все попытки противника на участке Сеул, Янпхен форсировать р. Ханган и овладеть плацдармами на ее северном берегу были в этот период успешно отбиты войсками 1-й армии КНА, 50-го и 38-го армейских корпусов КНД. В ходе боевых действий американская авиация наносила удары по войскам в районах Сеул, южнее Чунчен, Хончен и Хэнсен, [202] а также бомбардировала Пхеньян и коммуникации на западном и восточном побережье КНДР.

Командование 8-й американской армии, чтобы разгромить войска КНД и КНА, решило продолжать наступление. Для достижения этих целей предполагалось осуществить два одновременных удара. Первый удар — силами 1-го американского армейского корпуса в обход Сеула с запада и востока в направлении на Ыденпу, Чонгок. Второй удар (главный) — силами 9-го и 10-го американских армейских корпусов в направлении на Хончен, Чунчен, Хвачен. Войскам 1-го и 3-го южнокорейских корпусов ставилась задача, преследуя войска КНА в своих полосах, развивать наступление в северном направлении.

С утра 7 марта американские и южнокорейские войска после артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление. В районе восточнее Сеула части 25-й американской пехотной дивизии на плавающих автомобилях (амфибиях) с ходу форсировали р. Ханган и захватили плацдарм на ее северном берегу.

На центральном участке фронта 9-й и 10-й американские армейские корпуса при поддержке танков и артиллерии возобновили наступление против частей левого фланга 13-й армии КНД и 5-й армии КНА. Несмотря на то что противник имел превосходство в боевой технике все попытки его развить удар на Хончен успеха не имели. В течение трех дней (7–9 марта) на этом участке фронта происходили ожесточенные бои с переменным успехом. На восточном участке фронта 3-я и 2-я армии КНА продолжали оборонять прежние рубежи.

В ночь на 10 марта, в соответствии с указаниями Объединенного командования, 13-я армия КНД, 1, 2, 3 и 5-я армии КНА начали по всему фронту планомерный отход на второй рубеж обороны. 14 марта был оставлен Сеул, который 15 марта заняли части 1-й южнокорейской пехотной дивизии.

Отход войск происходил в условиях начавшейся весенней распутицы. Движение вне дорог было ограничено, поэтому боевые действия велись в основном вдоль дорог. Скученность при отходе войск и тылов на дорогах и вблизи них затрудняла командованию осуществление [203] маневра, управление войсками, а также маскировку их от авиации неприятеля.

Американская авиация в этот период продолжала наносить удары как на фронте, так и по объектам, расположенным севернее 38-й параллели. Особенно ожесточенным ударам подверглись Пхеньян и порт Вонсан. Последний, кроме того, ежедневно обстреливался огнем корабельной артиллерии с моря. В эти дни авиация противника ежедневно совершала до тысячи и более самолето-вылетов.

К 16 марта китайские добровольцы и Народная армия отошли на второй рубеж, где и перешли к обороне. В первом эшелоне находились 19-я пехотная дивизия 6-й армии КНА, 38, 40, 42 и 39-й армейские корпуса 13-й армии КНД и 2-я армия КНА. В резерве находились 66-й армейский корпус КНД и 3-я армия КНА. 1-я и 5-я армии КНА и 50-й армейский корпус 13-й армии КНД выводились в тыл для отдыха и доукомплектован.

Прибывающие из КНР соединения 19-й армии КНД к 16 марта сосредоточились в районах: 64-й армейский корпус — Намчён, 63-й армейский корпус — Сибили и юго-восточнее, 65-й армейский корпус выдвигался из Пхеньяна. Вновь сформированная 3-я армия КНД в составе трех армейских корпусов (12, 15 и 60-го) с 15 марта начала выдвижение на территорию КНДР.

В связи с продолжавшимся наступлением противника на фронте и угрозой выхода главных сил его в районы севернее 38-й параллели Объединенное командование решило начать подготовку нового рубежа обороны по линии Циоэн, Кымчхон, Хвачен, Яян. Этот рубеж одновременно планировалось использовать как исходный рубеж для контрнаступления войск КНД и КНА.

17 марта бои продолжались на всем фронте. Как и в предшествующие дни, американские и южнокорейские войска наступали при поддержке артиллерии, танков и авиации. Сосредоточив на узком участке юго-западнее Хончен части 1-й американской кавалерийской дивизии, 27-й английской пехотной бригады и 1-й американской дивизии морской пехоты, неприятель прорвал оборону 42-го и 39-го армейских корпусов КНД западнее Хончен [204] и занял несколько плацдармов на р. Хончхонган. Несмотря на неоднократные контратаки частей 42-го и 39-го армейских корпусов, противнику удалось продвинуться на 1–3 км. Дальнейшее продвижение лисынмановцев на этом участке на север создавало угрозу окружения частей 39-го армейского корпуса восточнее Хончен и выхода к третьему рубежу обороны в районе Чунчен. Чтобы не допустить развития наступления противника на Чунчен и выхода его в тыл войскам 40, 42 и 39-го армейских корпусов, Объединенное командование решило отвести свои войска на третий рубеж обороны.

К исходу 22 марта американским войскам удалось на центральном участке фронта отбросить части китайских добровольцев и овладеть крупным населенным пунктом и важным узлом дорог городом Чунчен. Дальнейшее наступление войск ООН севернее Чунчена было остановлено соединениями 39-го армейского корпуса, занявшими оборону на третьем рубеже. Чтобы не допустить прорыва противника в районы севернее 38-й параллели, Объединенное командование подтянуло в район Хвачен две дивизии 8-й армии КНА{49}.

На западном участке фронта, севернее Сеула, все попытки американских и южнокорейских войск 17 марта развить удар на север были успешно отбиты частями 19-й пехотной дивизии 1-й армии КНА и 26-го армейского корпуса КНД.

22 марта противник вновь высадил в районе Сукколь морской десант, который был уничтожен частями 36-й пехотной дивизии 6-й армии КНА.

Встретив на западном участке фронта упорное сопротивление китайских добровольцев и Народной армии, американское командование 23–24 марта выбросило в районе северо-восточное Мунсан, в тылу 19-й пехотной дивизии 6-й армии КНА и 26-го армейского корпуса КНД, воздушный десант — 187-й воздушно-десантный полк. В этот же день 3-я американская пехотная дивизия овладела Ыденпу. В связи с отходом 19-й пехотной дивизии в [205] район Мунсан и на правый берег р. Имзинган между войсками образовался разрыв, вследствие чего соединения 26-го армейского корпуса были вынуждены начать отход на третий рубеж обороны.

На восточном участке фронта войска 2, 3 и 5-й армий КНА, ведя арьергардные бои с противником, в течение 17–26 марта продолжали медленно отходить к 38-й параллели.

К исходу 26 марта боевые действия войск велись юго-восточнее Мунсана, севернее Ыденпу, Капхён и Чунчен, Чаымни, Ингули.

Не достигнув в предшествующие дни успеха, американское командование усилило действия своих войск на западном и восточном участках фронта. В ходе боевых действий, происходивших с 27 марта по 4 апреля, американским и южнокорейским войска удалось на западном участке фронта севернее Дондучен прорвать оборону 26-го армейского корпуса КНД и начать выдвижение к 38-й параллели.

С целью не допустить продвижения противника на север командование КНД ввело в бой 63-й армейский корпус 19-й армии КНД. [206]

На восточном участке фронта южнокорейской Столичной пехотной дивизии удалось отбросить части 2-й армии КНА и 29 марта овладеть крупным населенным пунктом — городом Яян. К 4 апреля линия фронта проходила по правому берегу р. Имзинган, Чонгок, севернее Чунчен, Кёмни, Яян. 1-я и 5-я армии КНА были выведены в резерв в районы севернее 38-й параллели. К этому времени два корпуса 3-й армии КНД раньше установленного срока закончили сосредоточение в районе Коксан и юго-восточнее.

Командование 8-й американской армии, пытаясь овладеть важными узлами шоссейных и железных дорог Чорон, Пхенгкан, Кумхуа, решило продолжать наступление севернее 38-й параллели.

6 апреля после артиллерийской и авиационной подготовки американские и южнокорейские войска возобновили наступление. Однако на всех участках фронта они встретили упорное сопротивление китайских добровольцев и Народной армии. Бои носили крайне ожесточенный характер. Все попытки противника прорваться севернее 38-й параллели отражались огнем и контратаками войск КНД и КНА.

В 21 ч 30 мин 7 апреля под прикрытием авиации и кораблей военно-морского флота США противник высадил на восточном побережье Кореи в районах Ченгчжин, Кенгсен и Этэтин морские десанты. Однако эти десанты ввиду их малочисленности успеха не имели и были быстро уничтожены частями Народной армии.

С 7 апреля американская авиация усилила массированные налеты по переправам через р. Ялуцзян в районе Аньдунь. В результате налетов ей удалось нанести значительные повреждения основным переправам. В налетах по переправам участвовали самолеты типа Б-29. Бомбометание производилось с высоты 5–6 тыс. метров.

В ходе упорных боев с 7 по 11 апреля американским и южнокорейским войскам удалось на центральном участке фронта потеснить части 26, 40 и 39-го армейских корпусов КНД и продвинуться на 1–3 км севернее 38-й параллели.

В соответствии с решением Объединенного командования войска КНД и КНА 15 апреля начали отходить на [207] основной рубеж обороны севернее 38-й параллели. К исходу 21 апреля они заняли оборону на рубеже севернее Кайсен, северо-западнее Чонгок, Муньхоньли, Хвачен, Янгу, Чёндинни.

Таким образом, с 20 февраля по 21 апреля китайские добровольцы и Народная армия в соответствии с замыслом Объединенного командования отошли на север на 75–100 км. За это время противник потерял убитыми, ранеными и пленными свыше 30 тыс. солдат и офицеров.

11 апреля 1951 г. президент США Трумэн отстранил генерала Макартура от должности главнокомандующего вооруженными силами на Дальнем Востоке, а на его место назначил генерала Риджуэя, до этого командовавшего 8-й американской армией в Корее. Командующим 8-й американской армией был назначен генерал Ван Флит.

Являясь верховным главнокомандующим, президент воспользовался своей законной прерогативой. Генерал Дуглас Макартур не был сторонником ограничения зоны ведения войны лишь Корейским полуостровом и не считал нужным скрывать своего несогласия с тем, что проводимые им военные операции суживались определенным географическим пространством. Ранее, в одном из писем (20 марта) к Джозефу У. Мартину-младшему, члену Палаты представителей от штата Массачусетс, которое тот открыто предал гласности, Макартур писал, что «в этой войне нет альтернативы победе». Макартур не ратовал ни за применение атомной бомбы, ни за сухопутное вторжение в Китай. Он хотел лишь разрушить — при помощи обычных бомбардировок с воздуха — базы в Маньчжурии, которые использовались в качестве трамплина для вторжений в Корею. Именно он неоднократно предсказывал использование национальной армии Китая в Корейской войне, а также ратовал за то, чтобы предоставить генералиссимусу Чан Кайши возможность вернуться с Тайваня (Формозы) в континентальный Китай. Он был уверен, что Советский Союз не рискнет вступить в войну, придя на помощь Китаю, но если СССР все-таки и совершит эту ошибку, то у Соединенных Штатов не будет более благоприятного момента, чтобы осуществить свои планы в отношении [208] Кремля. Не проконсультировавшись с Вашингтоном, он предложил китайскому главнокомандующему в Корее капитулировать (25 марта) и дал ему понять, что в случае продолжения этой войны возможным ее последствием будут обстрелы с моря и воздушные бомбардировки коммунистического Китая.

Президент Трумэн был абсолютно не согласован с подобными воззрениями. Генерал Макартур не признавал таких понятий, как авторитет президента и обсуждение национальной политики. Приняв во внимание опасения свободного мира по поводу захвата Советского Союза с помощью атомной бомбы, Соединенные Штаты пошли на то, чтобы похоронить саму идею освобождения всей Кореи и лишь искали пути восстановления status quo в южной ее части. Бесцеременность, с которой произошла отставка Макартура — генерал узнал о ней из программы радионовостей, оскорбила многих. По возвращении в Соединенные Штаты Макартур был встречен как герой и получил приглашение выступить на объединенном заседании обеих палат Конгресса, которое не замедлил принять. Позднее, в результате сенатского расследования (май — июнь 1951 г.), были обнародованы все политические материалы; и если уж подводить общий итог, следует указать, что впоследствии политика Соединенных Штатов стала более жесткой.

Войска китайских добровольцев и Народной армии с 25 января по 21 апреля 1951 г. осуществили оборонительную операцию и преднамеренное отступление к 38-й параллели. В ходе боевых действий они измотали вражеские войска, выиграли необходимое время для сосредоточения резервов и создали благоприятные условия для последующих активных действий своих главных сил.

Объединенное командование искусно организовало и руководило боевыми действиями войск. Оборона войск носила ярко выраженный маневренный характер с применением активных контрдействий — контратак и контрудара. Глубокое расположение соединений в обороне и широкое использование маневра при отходе позволили войскам с наименьшей затратой сил удерживать выгодные объекты и рубежи, вынуждать противника [209] рассредоточивать свои ударные группировки и расходовать резервы.

Характерным в действиях противника в этот период являлось то, что наступление, как правило, начиналось после артиллерийской и авиационной подготовки. Войска наступали крайне осторожно, опасаясь внезапных ударов китайских добровольцев и Народной армии. Больше внимания стало уделяться разведке и охранению.

 

7. Боевые действия войск китайских добровольцев и Корейской народной армии с 22 апреля по 9 июля 1951 г.{50}

Боевые действия китайских добровольцев и Народной армии с 22 апреля по 9 июля 1951 г. имели большое стратегическое значение. Это был период напряженной вооруженной борьбы войск КНД и КНА за закрепление одержанной победы и удержание инициативы.

Контрнаступление китайских добровольцев и Корейской народной армии с 22 по 29 апреля 1951 г. Объединенное командование еще в феврале 1951 г. приняло решение на сосредоточение войск и подготовку контрнаступления. Окончательная разработка плана была закончена 17 апреля.

Планом контрнаступления предусматривался разгром основных сил 1-го и 9-го американских армейских корпусов в междуречье рек Имзинган и Букханган. В последующем войска должны были развивать наступление на всем фронте в направлениях Сеул, Пхёнчан, Каннын.

Для осуществления этого плана Объединенное командование поставило войскам следующие задачи.

1-я армия КНА и 19-я армия КНД должны были во взаимодействии с 15-м армейским корпусом 3-й армии КНД разгромить 1-ю южнокорейскую пехотную дивизию и 29-ю английскую пехотную бригаду на рубеже Кайсен, севернее Чонгок; в последующем, развивая наступление [210] главными силами на Сеул и частью сил на Мансэкёли, не допустить отхода вражеских войск к переправам через р. Ханган в районе Сеула.

3-й армии КНД ставилась задача разгромить 3-ю американскую пехотную дивизию и турецкую пехотную бригаду и, наступая в направлении Мансэкёли, во взаимодействии с частями 19-й армии КНД не допустить отхода вражеских войск к Сеулу.

9-я армия КНД (20, 26,27, 39 и 40-й армейские корпуса) получила задачу разгромить на рубеже южнее Чорон, Хвачен части 25, 24-й американских, 6-й южнокорейской пехотных дивизий и 27-й английской пехотной бригады, а в последующем развивать наступление на Капхён и Чунчен.

19-й и 3-й армиям придавалось по шесть гаубично-артиллерийских полков и по одному истребительно-противотанковому артиллерийскому полку; кроме того, 3-й армии придавался один танковый полк. 9-й армии придавались девять гаубично-артиллерийских полков и один истребительно-противотанковый артиллерийский полк.

Таким образом, для разгрома основной группировки противника на 120-километровом фронте Кайсен, Хвачен из сорока восьми дивизий было сосредоточено тридцать девять дивизий со средствами усиления, что давало оперативную плотность — одну дивизию на 3 км фронта.

3-я и 5-я армии КНА должны были наступать в своих полосах с целью лишить командование 8-й американской армии возможности перебрасывать войска с восточного на центральный участок фронта.

2-я армия КНА должна была находиться в районе Чхянгдори в резерве командования. 8-я армия КНА была расформирована. Входившие в ее состав пехотные дивизии были переданы на доукомплектование 2-й и 3-й армий КНА. Кроме 2-й армии, в резерве фронта находились три артиллерийских полка, два минометных полка (реактивных установок) и один истребительно-противотанковый артиллерийский полк. Оперативное построение фронта состояло из войск первого эшелона и резерва. [211]

Оперативное построение 19-й и 3-й армий КНД было в два эшелона. В первом эшелоне этих армий находились по два армейских корпуса и во втором эшелоне — по одному корпусу. Построение 9-й армии КНД было в один эшелон. Боевые порядки армейских корпусов КНД, как правило, строились в два эшелона. В первом эшелоне находились по две дивизии, во втором эшелоне — по одной дивизии. Оперативное построение корейских армий, состоявших из дивизий, было двухэшелонным.

Контрнаступление предполагалось начать 22 апреля.

К 21 апреля американские и южнокорейские войска на всем 185-километровом фронте имели в первом эшелоне до четырнадцати пехотных дивизий и бригад. В среднем на одно пехотное соединение приходилось до 13 км фронта. В резерве корпусов находились четыре пехотные дивизии, одна пехотная бригада и один воздушно-десантный полк; в резерве армии — две пехотные дивизии, которые размещались в центральной части Южной Кореи.

Командование 8-й американской армии, располагая, по-видимому, разведывательными данными о выдвижении свежих сил народных добровольцев из Китая в Корею и ожидая перехода войск КНД и КНА в наступление, еще в начале апреля начало подготовку двух оборонительных рубежей в тылу своих войск. Первый тыловой рубеж обороны готовился в 20–30 км южнее 38-й параллели по линии Ыденпу, Чунчен; второй предполагалось оборудовать в 40–50 км южнее первого по линии севернее Сувон, Вончжу.

Для усиления войск на восточном участке фронта американцы перебросили морем из центральной части Южной Кореи в район Яян 11-ю южнокорейскую пехотную дивизию.

Наряду с регулярно прибывавшими в Корею пополнениями из стран — сателлитов США американское командование заканчивало подготовку в Японии двух американских пехотных дивизий и одной английской пехотной бригады. Эти соединения в ближайшее время предполагалось также перебросить в Корею.

Общее соотношение сил сторон на фронте приведено в табл. 12.

Таблица 12. (стр. 212)

 

  Войска КНД и КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
Дивизий 48{~1} 19{~2} 2,5:1
Людей 469 000 270 000 1,7:1
Орудий (полевых) и минометов 2278 2100 1,1:1
Танков и САУ 140 1000 1:7
Самолетов 398 1600 1:4

{~1} Без соединений 4, 6 и 7-й армий КНА.

{~2} В расчет не вошли соединения 2-го южнокорейского корпуса, а также отдельные части и подразделения 8-й армии. При соотношении сил три пехотные бригады и воздушно-десантный полк взяты за две дивизии. [213]

Как видно из табл. 12, войска китайских добровольцев и Народной армии превосходили противника в пехоте, незначительно в артиллерии и по-прежнему уступали ему в танках и авиации. Авиация КНД и КНА прикрывала в основном объекты тыла.

Соотношение сил на фронте по участкам показано в табл. 13.

Таблица 13. (стр. 212)

 

  Войска КНД и КНА Войска США и Южной Кореи Соотношение
На участке Кайсен — Муньхоньли (протяжение 90 км)
Дивизий 25{~1} 4{~2} 6,2:1
Людей 258 000 58700 4,4:1
Орудий (полевых) и минометов 1236 430 2,8:1
Танков и САУ 100 230 1:2,3
На участке Муньхоньли — Янгу (протяжение 60 км)
Дивизий 14{~3} 5{~4} 2,8:1
Людей 116 000 81 300 1,4:1
Орудий (полевых) и минометов 670 670 1:1
Танков и САУ 40 470 1:11,7
На участке Янгу — Чёндинни (протяжение 50 км)
Дивизий 9{~5} 10{~6} 1:1,1
Людей 95000 130 000 1:1,4
Орудий (полевых) и минометов 372 1000 1:2,9
Танков и САУ  — 300  —

{~1} Учтены соединения 1-й армии КНА, 19-й и 3-й армий и 26-го армейского корпуса 9-й армии КНД.

{~2} 1-я южнокорейская и 3-я американская пехотные дивизии, 29-я английская и турецкая пехотные бригады, 187-й воздушно-десантный полк и часть сил 25-й американской пехотной дивизии.

{~3} Соединения 9-й армии КНД без 26-го армейского корпуса.

{~4} 24-я американская и 6-я южнокорейская пехотные дивизии, 1-я кавалерийская дивизия, 1-я дивизия морской пехоты, 27-я английская пехотная бригада и часть сил 25-й американской пехотной дивизии.

{~5} Соединения 2, 3 и 5-й армий КНА.

{~6} Соединения 10-го американского армейского, 1, 2 и 3-го южнокорейских корпусов.

Как видно из табл. 13, на западном и центральном участках фронта войска КНД и КНА значительно превосходили противника в силах, уступая ему лишь в танках.

На восточном участке фронта соотношение сил было в пользу войск ООН, особенно по артиллерии и танкам. Американские и южнокорейские войска на этом направлении превосходили войска КНД и КНА по артиллерии почти в три раза и имели абсолютное превосходство в танках.

Вечером 22 апреля после артиллерийской подготовки войска КНД и КНА на всем фронте перешли в наступление. Американские и южнокорейские войска, опираясь на подготовленные позиции, вначале оказали упорное сопротивление. Однако китайские и корейские пехотинцы под покровом темноты, используя складки местности, прорвали оборону и вышли в тыл врага. Опасаясь ударов с тыла, американские и южнокорейские войска на западном и центральном участках фронта были вынуждены начать отход.

23 апреля соединения 1-й армии КНА овладели крупным населенным пунктом Кайсен и начали преследование частей 1-й южнокорейской пехотной дивизии в направлении Мунсан. В этот же день войска 64-го и 63-го армейских корпусов 19-й армии КНД, нанеся поражение 29-й английской пехотной бригаде, передовыми отрядами с ходу форсировали р. Имзинган и овладели рядом плацдармов на ее левом берегу. В течение дня вражеские войска при поддержке авиации и артиллерии неоднократно пытались контратаками пехоты с танками уничтожить передовые части 19-й армии, однако успеха не имели. Китайские добровольцы не только отбили атаки противника, но и значительно расширили занимаемые плацдармы по фронту и в глубину.

Соединения 3-й армии, разгромив 3-ю американскую пехотную дивизию в районе северо-западнее Ёнчон, [214] 23 апреля овладели этим городом. 9-я армия, нанеся поражение 6-й южнокорейской пехотной дивизии в районе западнее Хвачен, овладела участком дороги севернее Симпори.

Особенно упорное сопротивление противник оказал войскам 26, 27 и 20-го армейских корпусов 9-й армии. Все их атаки с целью прорвать занимаемые противником позиции были отбиты частями 25-й и 24-й американских пехотных дивизий. Только в связи с угрозой выхода соединений 3-й армии и 40-го армейского корпуса 9-й армии КНД в тыл 25-й и 24-й американским пехотным дивизиям последние 24 апреля начали отход на юг. С 24 апреля под ударами китайских добровольцев и Народной армии американские и южнокорейские войска были вынуждены на западном и центральном участках фронта продолжать отходить на юг.

Преследуя войска ООН, 1-я армия КНА форсировала р. Имзинган северо-западнее Мунсан и 25 апреля овладела городом Мунсан, а соединения 19, 3 и 9-й армий КНД — Чонгок и вышли на рубеж юго-восточнее Мунсан, южнее Чонгок, Мансэкёли, севернее Капхён, Ючонни. При этом в ходе трехдневных боев они продвинулись вперед на 20–30 км с темпом 6–10 км в сутки.

На восточном участке фронта в течение этого времени велись упорные бои с частями 10-го американского армейского, 3-го и 1-го южнокорейских корпусов. Несмотря на то что 3-я и 5-я армии КНА в первые дни контрнаступления не имели успеха они не позволили противнику маневрировать своими резервами. Более того, вражеское командование было вынуждено подтянуть ближе к фронту находившиеся в резерве 7-ю американскую и 7-ю южнокорейскую пехотные дивизии.

Боевые действия войск КНД и КНА велись в весьма трудных условиях. Авиация противника в течение четырех дней беспрерывно бомбила и штурмовала войска на поле боя и в районах сосредоточения, нанося им значительные потери. Из-за этого наступление велось преимущественно в ночное время.

В ночь на 26 апреля КНД и КНА на западном и центральном участках фронта после короткой паузы вновь [215] возобновили наступление. Противник, произведя частичную перегруппировку сил, пытался оказать сопротивление. В сражение северо-восточнее Ыденпу была введена только что прибывшая в Корею 28-я английская пехотная бригада. Однако под ударами китайских добровольцев и Народной армии неприятель был вынужден под прикрытием арьергардов отходить на юг.

Американские и южнокорейские войска при поддержке авиации, артиллерии и танков все чаще и чаще стали переходить в контратаки против преследовавших их частей китайских добровольцев. Контратаки проводились внезапно и накоротке.

К исходу 29 апреля на западном и центральном участках фронта войска КНД и КНА достигли рубежа Коян, Ыденпу, Капхён, севернее Чунчен, продвинувшись за четыре дня наступления на 10–30 км. Средний темп наступления составлял 2,5–7,5 км в сутки.

На восточном участке фронта войска 3-й и 5-й армий КНА 26 апреля сбили вражеские части с занимаемых рубежей. Чтобы восстановить положение, противник ввел в бой части 7-й американской, 7-й и 9-й южнокорейских пехотных дивизий, но и они вынуждены были отходить. Преследуя вражеские части, 3-я и 5-я армии КНА к исходу 29 апреля продвинулись на 10–15 км и овладели рубежом Тегуни, Гомалгол, Мульчи. Средний темп наступления составлял 2,5–3,5 км в сутки. [216]

В связи с трудностями материального обеспечения войск, их острой нуждой в боеприпасах и продовольствии, а также физической усталостью Объединенное командование решило приостановить наступление и привести войска в порядок. Таким образом, в ходе наступления с 22 по 29 апреля КНД и КНА нанесли американским и южнокорейским войскам большие потери. За это время было убито, ранено и взято в плен до 20 тыс. солдат и офицеров американских и южнокорейских войск; сбит 81 и повреждено 20 самолетов противника; подбито 76 танков, 165 автомашин и 18 орудий. Войска захватили в качестве трофеев: 236 орудий и минометов, 490 пулеметов, 3600 винтовок, карабинов и автоматов, 39 танков, 498 автомашин и много другого боевого имущества.

В ходе наступления войска ООН были отброшены на юг на 10–50 км. Средний темп наступления войск КНД и КНА на западном и центральном участках фронта составлял 6–7 км в сутки. Однако несмотря на это китайским добровольцам и Народной армии выполнить поставленные задачи не удалось. Обладая большей подвижностью и господством авиации в воздухе, противник избежал разгрома и отошел на заблаговременно подготовленный рубеж обороны южнее 38-й параллели.

Отрицательно сказались на результатах наступления войск КНД и КНА имевшие место в ходе боевых действий перерывы в управлении. Частые остановки войск для уточнения задач, организации взаимодействия и приведения себя в порядок помешали им добиться большего успеха.

Оборонительные действия китайских добровольцев и Корейской народной армии с 30 апреля по 15 мая 1951 г. С целью подготовить новую наступательную операцию, а также обеспечить войскам КНД и КНА свободу маневра и не подвергать их излишним потерям от огня артиллерии и ударов авиации противника Объединенное командование решило на 10–12 суток отвести войска в районы: 1-ю армию КНА — восточнее Кымчхон; 19-ю армию КНД — севернее Ыденпу; 3-ю армию КНД — Чонгок, Чандон, Ёнчон; 9-ю армию КНД — в район Кумхуа; [217] 3-ю армию КНА — Янгу; 5-ю армию КНА — северо-восточнее Индэ. За это время предстояло доукомплектовать войска и пополнить их материальные запасы.

Для удержания занимаемых рубежей предполагалось оставить от каждой армии корейских войск по одной пехотной дивизии, от армий китайских добровольцев — по одному армейскому корпусу. Всего для этой цели выделялось двенадцать пехотных дивизий, из них десять дивизий должны были находиться на западном и центральном участках фронта общим протяжением до 100 км. В среднем на этих направлениях на одну дивизию приходилось до 10 км фронта. На восточном участке фронта протяжением до 70 км должны были занимать оборону две дивизии 3-й и 5-й армий КНА.

В ночь на 1 мая были отведены главные силы 3-й и 9-й армий КНД. На фронте Ыденпу, Чончонни были оставлены части 40-го и 39-го армейских корпусов КНД.

Главные силы 1, 3 и 5-й армий КНА и 19-й армии КНД были отведены в ночь на 2 мая. На фронте юго-западнее Ыденпу оставался 65-й армейский корпус КНД. К 5 мая все армии КНД и КНА полностью сосредоточились в указанных им районах.

В течение этого времени соединениям китайских добровольцев, прикрывавшим отход главных сил, удалось на западном и центральном участках фронта не только отбить все атаки противника, но и отбросить американские и южнокорейские войска на 5–10 км на юг. При этом 39-й армейский корпус КНД с ходу форсировал восточнее Капхён р. Букханган и овладел крупным населенным пунктом и узлом дорог городом Чунчен.

Чтобы задержать наступление китайских добровольцев, командование 8-й американской армии ввело в сражение северо-восточнее Сеула 25-ю американскую пехотную дивизию и восточнее Янпхен — 2-ю и 6-ю южнокорейские пехотные дивизии. Находившаяся в районе Хончен 7-я американская пехотная дивизия была переброшена в район Янпхен. Вводом в бой трех пехотных дивизий из резерва противнику удалось на западном и центральном участках фронта остановить наступление 65, 40 и 39-го армейских корпусов. [218]

К 5 мая фронт проходил по линии севернее Сеула, южнее Чунчен, Ононни, Мульчи. К этому времени противник на участке от Сеула до Ононни общим протяжением до 100 км имел в первом эшелоне девять пехотных дивизий и две пехотные бригады.

Американские и южнокорейские войска, установив, что перед ними действуют лишь отдельные части корейских и китайских войск, 6 мая перешли в наступление по всему фронту. Основные усилия войска ООН сосредоточили на западном участке фронта с целью рассечения фронта войск китайских добровольцев и овладения севернее 38-й параллели важным районом коммуникаций — Пхенгкан, Чорон, Кумхуа.

6 мая севернее Сеула противник отбросил соединения 1-й армии КНА и 65-го армейского корпуса КНД и к исходу дня овладел Ыденпу. Одновременно 2-й и 6-й южнокорейским пехотным дивизиям удалось форсировать р. Букханган южнее Капхён и овладеть плацдармом на ее левом берегу. В этот же день 1-я американская дивизия морской пехоты потеснила части 39-го армейского корпуса КНД и 7 мая овладела Чунчен.

С утра 8 мая американские и южнокорейские войска продолжали наступление на всех участках фронта. В ходе боевых действий противнику удалось на западном участке фронта отбросить части 1-й армии КНА и овладеть Кымчхон. Все попытки 1-го американского армейского корпуса [219] развить удар из района Ыденпу вдоль шоссе на Чонгок были успешно отражены частями 19-й армии КНД.

На центральном участке фронта противник, сосредоточив на плацдарме юго-западнее Капхён 28-ю английскую пехотную бригаду, 2-ю и 6-ю южнокорейские пехотные дивизии, атаковал соединения 40-го армейского корпуса и, развивая наступление в северо-восточном направлении, к исходу дня завязал бои за Капхён. Дальнейшее наступление противника на этом направлении создавало угрозу прорыва его войск в тыл 19-й армии и к 38-й параллели. Учитывая это, Объединенное командование решило перегруппировать соединения 3-й и 9-й армий КНД в районы северо-западнее и северо-восточнее Чунчен. В соответствии с решением Объединенного командования 3-я и 9-я армии КНД начали перегруппировку.

Чтобы сковать войска ООН на западном участке фронта и не допустить перегруппировки их на центральный участок, командование китайских народных добровольцев решило начать 11 мая наступление силами 19 и армии КНД в направлении Ыденпу.

9 мая в 22 ч неприятель высадил морской десант численностью до 400 человек в районе юго-западнее Нампхо. Однако этот десант был уничтожен частями 6-й армии КНА.

10 мая противнику удалось восточнее Капхён вводом в бой 7-й американской пехотной дивизии овладеть юго-западнее Чунчен плацдармом на правом берегу р. Букханган и отбросить части 39-го армейского корпуса на 1–2 км на север. С отходом частей 39-го армейского корпуса северо-восточнее Капхён на стыке 40-го и 39-го армейских корпусов КНД образовался разрыв.

В связи с угрозой выхода противника в тыл соединениям 19-й армии командование КНД было вынуждено начать отвод соединений 64-го и 63-го армейских корпусов в район Синхали.

К утру 11 мая в районах северо-западнее и северо-восточнее Чунчен начали сосредоточиваться соединения 3-й и 9-й армий КНД, которые с ходу вступали в бой.

На восточном участке фронта в течение этого времени соединения 3-й и 5-й армий КНА продолжали вести [220] бои с наступавшими частями противника и медленно отходили на север.

12 мая на всех участках фронта продолжались ожесточенные бои. К исходу 15 мая линия фронта проходила северо-западнее Кымчхон, Докчонни, Синхали, Чончонни, Индэ, Сокчё.

Таким образом, в ходе оборонительных боев КНД и КНА удалось не только обеспечить перегруппировку и подготовку своих главных сил к новому наступлению, но и отразить все попытки противника на западном и центральном участках фронта прорваться к 38-й параллели. За семь дней наступления американские и южнокорейские войска продвинулись вперед лишь на 10–20 км с темпом 1,5–3 км в сутки.

Наступление китайских добровольцев и Корейской народной армии с 16 по 20 мая 1951 г. Объединенное командование, оценив обстановку, сделало вывод, что несмотря на продолжавшееся абсолютное господство авиации в воздухе и военно-морского флота на море неприятель в настоящее время не имеет преимуществ на суше.

В соответствии с общей задачей, стоявшей перед китайскими добровольцами и Народной армией, Объединенное командование решило подготовить и провести новую наступательную операцию. Общий замысел операции сводился к нанесению трех ударов с целью расчленения фронта обороны противника, окружения и уничтожения его войск по частям.

Удары должны были наносить: на западном участке фронта — 19-я армия КНД; на восточном участке фронта — 9-я армия КНД и 2, 3 и 5-я армии КНА; 1-я армия КНА и 3-я армия КНД должны были, наступая в своих полосах, содействовать войскам ударных группировок в выполнении ими боевых задач.

Операция планировалась на глубину 50–60 км до рубежа Сувон, Вончжу, Имокчонни.

В соответствии с замыслом операции войскам были поставлены следующие задачи. 1-я армия КНА, наступая из района Кымчхон в общем направлении на Сеул, должна была разгромить 1-ю южнокорейскую пехотную дивизию [221] и во взаимодействии с частями 19-й армии КНД овладеть Сеулом.

19-я армия имела задачу ударом из района северо-восточнее Ыденпу разгромить противостоящие войска противника и наступать на Кванчжу и Янпхен, а частью сил содействовать 1-й армии КНА в овладении Сеулом. В дальнейшем армия должна была наступать на Сувон и Вончжу.

3-й армии КНД была поставлена задача из района северо-западнее Чунчен во взаимодействии с частями 9-й армии КНД разгромить 1-ю американскую дивизию морской пехоты, а в последующем наступать на Хончен.

9-я армия КНД получила задачу ударом из района южнее Янгу в направлении Хончен разгромить 2-ю американскую и 5-ю южнокорейскую пехотные дивизии. Частью сил армия должна была наступать в направлении Чаымни и во взаимодействии с 2-й и 3-й армиями КНА окружить и уничтожить в районе юго-восточнее Индэ 7-ю и 9-ю южнокорейские пехотные дивизии. В дальнейшем армии предстояло наступать в направлении на Имокчонни.

2,3 и 5-я армии КНА из района северо-восточнее Индэ, наступая в общем направлении на Имокчонни, должны были во взаимодействии с 9-й армией КНД разгромить 7, 9, 3, 11-ю и Столичную южнокорейские пехотные дивизии. Частью сил 5-я армия КНА должна была наступать в направлении Санун.

4, 6 и 7-я армия КНА должны были севернее 38-й параллели продолжать оборону западного и восточного побережья Кореи.

13-я армия КНД, находившаяся в резерве Объединенного командования, оставалась в прежних районах.

К 15 мая главные силы 3-й и 9-й армий КНД на центральном и восточном участках фронта, как предусматривалось планом, заняли исходное положение для наступления. На западном участке фронта 19-я армия КНД не смогла произвести перегруппировку своих сил, так как ее соединения продолжали вести боевые действия на 60-километровом фронте от Ыденпу до Капхён.

К этому времени в первом эшелоне американские и южнокорейские войска имели пятнадцать пехотных дивизий [222] и две пехотные бригады. В резерве корпусов находились две пехотные бригады и один воздушно-десантный полк; в резерве армии — одна пехотная дивизия. Основные силы американских и южнокорейских войск действовали на западном и центральном участках фронта. На этих участках противник имел в первом эшелоне и резерве корпусов девять пехотных дивизий, четыре пехотные бригады и воздушно-десантный полк. Это были наиболее боеспособные и хорошо оснащенные боевой техникой соединения войск ООН.

На западном и центральном участках фронта КНД и КНА имели двадцать одну пехотную дивизию{51}. Если по живой силе они имели почти двойное превосходство над противником, то значительно уступали ему в количестве боевой техники.

На восточном участке фронта против шести пехотных дивизий противника, в основном принадлежавших южнокорейской армии, со стороны войск КНД и КНА должна была наступать также двадцать одна пехотная дивизия{52}. Это давало более чем тройное превосходство в живой силе над противником.

Несмотря на не прекращавшиеся с 14 мая дожди, а также на то, что войскам КНД и КНА не удалось осуществить всех мероприятий, предусмотренных планом операции, Объединенное командование решило начать наступление.

16 мая в 18 ч войска китайских добровольцев и Народной армии на всех участках фронта главными силами перешли в наступление.

Вначале противник оказал упорное сопротивление на подготовленных оборонительных позициях. Только артиллерия 2-й американской пехотной дивизии 17 мая выпустила 30 тыс. снарядов. Однако под ударами КНД и КНА неприятель был вынужден, прикрываясь арьергардами, начать отход. Его авиация с целью обеспечения отхода войск усилила свои бомбардировочные действия по наступающим соединениям китайских добровольцев и Народной армии. [223]

17 мая на западном участке фронта 19-я армия овладела Ыденпу, а на центральном участке 3-я армия — Чунчен. На восточном участке фронта 9-я армия КНД, 3-я и 2-я армии КНА в этот день разгромили части 2-й американской и 9-й южнокорейской пехотных дивизий и, развивая наступление, 18 мая в районе севернее Чаымни окружили части 5-й и 7-й южнокорейских пехотных дивизий. 5-я армия КНА, наступая вдоль восточного побережья, в этот же день овладела Яян.

Попытки американских и южнокорейских войск оказать помощь своим окруженным частям извне успеха не имели. К исходу 20 мая части противника, окруженные в районе Чаымни, были полностью уничтожены.

Преодолевая сопротивление противника, войска 9-й армии КНД, 3-й и 5-й армий КНА продолжали продвигаться в южном направлении. Преследование неприятеля велось передовыми отрядами.

В связи с успешным наступлением китайских добровольцев и Корейской народной армии на восточном участке фронта американское командование было вынуждено начать перегруппировку своих сил с западного на центральный и восточный участки фронта. Так, была выведена в район Сеула 3-я американская пехотная дивизия. 8-я южнокорейская пехотная дивизия, находившаяся в резерве 8-й американской армии в районе Чочивон, сосредоточивалась в районе Чечхон.

Наступление войск 1-й армии КНА, 19-й и 3-й армий КНД 18 и 19 мая на западном и центральном участках фронта развивалось медленно. Главные силы этих армий наступали на широком фронте в группировке, сложившейся в ходе оборонительных боев. На этих участках фронта противник оказывал войскам КНД и КНА упорное сопротивление и неоднократно переходил в контратаки. Однако под ударами китайских добровольцев и Народной армии он был вынужден отходить на юг.

К исходу 20 мая войска КНД и КНА овладели рубежом севернее Ёнгок, Доксоли, Хончен, Пхунамни, Санун. Передовые отряды 9-й армии КНД, 3-й и 5-й армий КНА на восточном участке фронта достигли рубежа северо-восточнее Юдонли, Имокчонни, севернее Чумунжин. [224]

Ввиду того что войска КНД и КНА испытывали острую необходимость в боеприпасах и продовольствии, а также нуждались в отдыхе, Объединенное командование решило прекратить дальнейшее наступление.

Таким образом, за пять дней напряженных наступательных боев войска КНД и КНА продвинулись вперед на 20–40 км. Средний темп наступления главных сил составлял 4–8 км в сутки. Противник потерял убитыми, ранеными и пленными до 11,5 тыс. солдат и офицеров. В качестве трофеев войска захватили 113 орудий и минометов, 112 противотанковых ружей «Базука», 31 танк, 792 автомашины, 169 ручных и станковых пулеметов, 2174 винтовки и пистолета и много другого военного имущества.

Наступление КНД и КНА готовилось и началось в условиях, когда находившиеся на фронте войска вынуждены были вести тяжелые оборонительные бои с превосходящими силами противника. Несмотря на это Объединенному командованию удалось сохранить главные силы и начать операцию в установленные сроки.

Отступление китайских добровольцев и Корейской народной армии на рубеж Кайсен, Чорон, Имдамни, Кодин с 21 мая по 9 июля 1951 г. Для приведения в порядок войск и пополнения материальных запасов Объединенное командование решило отвести главные силы на рубеж 38-й параллели. При этом оно полагало, что отвод войск КНД и КНА на 38-ю параллель будет способствовать созданию благоприятных условий для ведения переговоров о прекращении войны в Корее. Отход должен был начаться в ночь на 23 мая. Для обороны занимаемого рубежа планировалось оставить не более одной трети сил. В случае перехода американских и южнокорейских вооруженных сил в наступление предусматривалось, что оборонявшиеся на фронте войска отойдут на рубеж севернее Кымчхон, Синыпни, Капхён, севернее Чунчен, Санун, который и должны будут прочно удерживать.

Одновременно было решено начать подготовку рубежа обороны по линии Кайсен, Чорон, Кумхуа, Чэдин. Этот рубеж намечалось занять главными силами китайских добровольцев и Народной армии в том случае, если американские и южнокорейские войска прорвутся севернее 38-й [225] параллели и создадут угрозу развития наступления на пхеньянском и вонсанском направлениях.

В соответствии с этим решением войскам были поставлены следующие задачи.

1-я армия КНА, оставив на фронте одну пехотную дивизию, главными силами должна была отойти в район южнее Кайсен.

19-й армии КНД было приказано один армейский корпус оставить на рубеже Ыденпу, Санюли, основные силы отвести в район Кымчхон, Вичолли, Сибили.

3-я армия КНД должна была один армейский корпус оставить на фронте Санюли, севернее Хончен, остальные корпуса отвести в район Чорон, Кумхуа.

9-я армия КНД должна была на рубеже Хончен, Пхунамни оставить одну пехотную дивизию, а главные силы отвести в район северо-западнее Хвачен.

5, 3 и 2-й армиям КНА было приказано для обороны участка фронта Пхунамни, Санун оставить две пехотные дивизии, а остальные силы отвести в район северо-восточнее Индэ.

Зная по опыту предшествовавших сражений, что войска КНД и КНА после наступления обычно отводят свои главные силы с фронта в тыл, американское командование решило использовать этот момент. Чтобы помешать планомерному отступлению китайских добровольцев и Народной армии, дивизиям первого эшелона 8-й американской армии было приказано начать наступление силами передовых отрядов. Передовые отряды в дивизиях создавались в составе одного-двух пехотных батальонов, одной-трех рот танков, артиллерийских и инженерных подразделений.

В ночь на 21 мая в соответствии с решением Объединенного командования войска КНД и КНА начали перегруппировку, чтобы 23 мая отвести главные силы к рубежу 38-й параллели.

С утра 21 мая американские и южнокорейские войска на западном и центральном участках фронта после артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление. Переход неприятеля в наступление для китайских добровольцев и Народной армии явился неожиданным. [226]

В результате этого войска КНД и КНА были вынуждены начать отступление к 38-й параллели раньше установленного срока.

21 мая на западном участке фронта соединения 65-го армейского корпуса КНД оставили Ыденпу. 1-я армия КНА после упорных боев северо-восточнее Кымчхон 22 мая оставила Мунсан и отошла на правый берег р. Имзинган. К исходу 22 мая 19-я армия КНД под ударами противника была вынуждена отойти на рубеж Докчонни, севернее Капхён.

На центральном участке фронта после ожесточенных боев 21 и 22 мая соединения 3-й армии КНД также оставили занимаемые позиции и отошли на 10–15 км на север.

Для развития наступления в направлении Ононни командование 8-й американской армии 23 мая из района северо-восточнее Хончен ввело в бой 3-ю американскую пехотную дивизию. Вводом в бой этой дивизии противнику удалось не только отбросить части 15-го армейского корпуса 3-й армии КНД, но и создать угрозу выхода на пути отхода 9-й армии КНД.

Чтобы не допустить прорыва противника в район Ононни, Объединенное командование ввело в бой 27-й и 12-й армейские корпуса 9-й армии КНД.

Находившиеся на восточном участке фронта соединения 9-й армии КНД, 2, 3 и 5-й армий КНА 23 мая под прикрытием арьергардов начали отход к 38-й параллели.

Чтобы помешать отходу войск 9-й армии КНД, противник 24 мая сбросил в районе северо-восточнее Ононни с четырех самолетов воздушный десант, который был уничтожен частями 9-й армии.

В связи с угрозой высадки противником морских десантов на восточном побережье в районах Кодзе и Косон Объединенное командование вывело 3-ю армию КНА в резерв. 26 мая армия сосредоточилась в районе Сенан.

К исходу 26 мая войска китайских добровольцев и Народной армии вели боевые действия на фронте Мунсан, Дондучен, севернее Чунчен, Ононни, Пхунамни, севернее Чумунжин. За шесть дней упорных боев войска КНД и КНА на западном и центральном участках фронта отошли на 25–30 км на север. [227]

27 мая американские и южнокорейские войска с целью овладения районом Чорон, Кумхуа. Пхенгкан, а также важными пунктами на восточном побережье — городами Яян и Конзан — возобновили наступление на всех участках фронта. Несмотря на все усилия войск КНД и КНА противнику удалось на западном участке фронта отбросить части 65-го армейского корпуса 19-й армии КНД и 28 мая овладеть Чонгок. В этот день американское командование из района севернее Синыпни в направлении Унчхон ввело в бой 25-ю канадскую пехотную бригаду{53}.

Утром 30 мая американцы высадили на западном побережье в районе юго-западнее Нампхо морской десант численностью до 500 человек. К полудню части 6-й армии КНА сбросили десант в море.

К исходу 30 мая фронт проходил по линии Мунсан, Ёнчон, Хвачен, южнее Янгу, севернее Индэ, Иёнчири.

За четыре дня отступления соединения китайских добровольцев и Народной армии отошли с боями на западном и центральном участках фронта на 15–20 км; на восточном — на 35–40 км.

В связи с прорывом южнокорейцев на западном и центральном участках фронта севернее 38-й параллели создалась угроза захвата противником важных узлов коммуникаций войск КНД и КНА в треугольнике Чорон, Кумхуа, Пхенгкан. Овладение этими районами создавало неприятелю благоприятные условия для наступления на пхеньянском и вонсанском направлениях.

Чтобы не допустить прорыва противника в район Чорон, Кумхуа, Пхенгкан, Объединенное командование приказало 3-й армии КНД занять оборону на рубеже Дайкори, Муньхоньли. Для прикрытия пхеньянского направления выделялись два корпуса (42-й и 47-й) 13-й армии КНД. 47-й армейский корпус{54} должен был к 16 июня сосредоточиться в районе Намчён, Синге; 42-й армейский корпус — к 8 июня в районе Инчен-Мен. Оборона вонсанского [228] направления возлагалась на 20-й и 26-й армейские корпуса 9-й армии КНД. Одновременно Объединенное командование приказало командующему 13-й армией КНД привести в боевую готовность соединения 38, 39, 40 и 50-го армейских корпусов.

31 мая в 18 ч под прикрытием авиации и при поддержке корабельной артиллерии американцы высадили на восточном побережье в районе Чаньдён морской десант в составе до полка пехоты. 1 июня этому десанту удалось овладеть Косон. Для уничтожения десанта были брошены части 15-й пехотной дивизии 3-й армии КНА. 3 июня после ожесточенных боев части 15-й пехотной дивизии разгромили морской десант противника и овладели Косон.

2 июня американские и южнокорейские войска после передышки вновь возобновили наступление на всем фронте.

4 июня 1-й южнокорейской пехотной дивизии удалось западнее Мунсан форсировать р. Имзинган и овладеть плацдармом на ее правом берегу. Чтобы не допустить прорыва войск ООН в район Кайсан, в бой были введены соединения 64-го армейского корпуса 19-й армии КНД. 1-я армия КНА и связи с большими потерями выводилась в район Цогам.

На западном и центральном участках фронта американские и южнокорейские войска, встретив упорное сопротивление [229] 19, 3 и 9-й армий КНД, в течение 2 и 3 июня успеха не имели. Все их атаки были отбиты. Для овладения Чорон и Кумхуа к 4 июня американское командование перегруппировало с восточного участка фронта в район Чандон 3-ю американскую и 9-ю южнокорейскую пехотные дивизии и в район Хвачен — 7-ю южнокорейскую пехотную дивизию.

С утра 5 июня американские и южнокорейские войска перешли в наступление. Несмотря на упорное сопротивление и контратаки китайских добровольцев, они прорвали на рубеже севернее Ёнчон, Унчхон оборону 19-й и 3-й армий КНД и к исходу 6 июня овладели Дайкори и Муньхоньли. Создалась угроза прорыва американских и южнокорейских войск на Пхенгкан. Объединенное командование, чтобы не допустить дальнейшего наступления противника на этом направлении, решило отвести войска 3-й армии КНД на новый рубеж обороны по линии Чорон, Кумхуа. Одновременно было начато выдвижение 47-го и 42-го армейских корпусов 13-й армии КНД на рубеж Суук, Мунпори, на котором они должны были сменить части 19-й и 3-й армий КНД.

С утра 8 июня, подтянув артиллерию, американские и южнокорейские войска после сильной артиллерийской подготовки и при поддержке танков атаковали войска 19, 3 и 9-й армий КНД на рубеже севернее Дайкори, Муньхоньли, Тыкуль. Здесь впервые американское командование применило вертолеты для выброски небольших тактических воздушных десантов в тылу китайских добровольцев на удалении 2–3 км от линии фронта. Однако эти десанты успеха не имели и быстро уничтожались войсками КНД.

11 июня, неся большие потери от ударов авиации противника, соединения 3-й и 9-й армий КНД оставили Чорон и Кумхуа. Чтобы не допустить дальнейшего наступления противника на север, в бои были введены 47,42 и 26-й армейские корпуса КНД. С вводом в бой этих корпусов соединения 19-й и 3-й армий КНД были отведены в тыл.

Встретив упорное сопротивление 47-го и 42-го армейских корпусов 13-й армии, 26-го и 20-го армейских корпусов 9-й армии КНД, противник вынужден был перейти к обороне на рубеже западнее Чонгок, севернее Чорон, Кумхуа, Танкори. [230]

На восточном участке фронта войска 5-й и 2-й армий КНА с 2 по 11 июня продолжали вести тяжелые оборонительные бои. Ввиду упорного сопротивления войск 5-й и 2-й армий КНА противник и на этом участке фронта также был вынужден перейти к обороне.

К исходу 12 июня линия фронта проходила северо-западнее Мунсан, западнее Чонгок, Чорон, Кумхуа, Танкори, выс. 1315, Кодин. За десять дней отступления КНД и КНА на западном и центральном участках фронта отошли на 15–20 км, на восточном участке фронта — на 15–30 км.

Не достигнув успеха в предшествующие дни, американское командование решило сузить фронт своих атак и сосредоточить основные усилия на вонсанском направлении.

13 июня после артиллерийской и авиационной подготовки 3-я и 25-я американские пехотные дивизии и 25-я канадская пехотная бригада перешли в наступление, нанося главный удар вдоль железной дороги на Пхенгкан. Атаки противника приняли исключительно ожесточенный характер. Враг стремился любой ценой прорваться в район Пхенгкан. Боевые действия велись днем и ночью. Неоднократные попытки китайских добровольцев ликвидировать группировку противника в районе южнее Пхенгкан успеха не имели. Создалась напряженная обстановка. Противник угрожал прорваться в районы севернее Пхенгкан. В этой обстановке командование КНД решило отвести 26-й и 20-й армейские корпуса на новые позиции севернее и северо-восточнее Пхенгкан.

16 июня части 26-го армейского корпуса оставили Пхенгкан и заняли оборону севернее и северо-восточнее этого населенного пункта. Все попытки противника развить наступление вдоль железной дороги на север успеха не имели.

В ночь на 18 июня, приведя себя в порядок, войска 26-го и 20-го армейских корпусов сами перешли в наступление и днем 18 июня вновь овладели Пхенгканом. Американские войска несмотря на упорное сопротивление были вынуждены поспешно отходить на юг. К исходу 22 июня китайские добровольцы заняли свои прежние позиции севернее Чорон, Кумхуа. На остальных участках фронта в течение этого времени существенных изменений в положении и группировке войск не произошло. [231]

Для усиления обороны побережья Объединенное командование решило сосредоточить в районе западнее Вонсан вновь сформированную 20-ю армию КНД (67-й и 68-й армейские корпуса). Сосредоточение армии планировалось закончить к 13 июля 1951 г.

С целью выхода в районах Енан и Кайсен к 38-й параллели американское командование в конце июня предприняло наступление силами 1-й южнокорейской пехотной дивизии.

Противнику удалось отбросить части 64-го армейского корпуса КНД и 1 июля овладеть Кайсен, а также высадить десант на мысе юго-восточнее Енан. Однако в результате контратак частей 1-й армии КНА и 64-го армейского корпуса КНД вражеские войска были разгромлены; а остатки их бежали на левый берег р. Имзинган.

С 1 июля 1951 г. воюющие стороны на всем фронте перешли к обороне.

Таким образом, в ходе боевых действий, продолжавшихся свыше полутора месяцев, китайские добровольцы и Народная армия сумели не только измотать неприятеля, но и сорвать все его попытки прорваться в глубь территории Северной Кореи. Только за период с 6 по 25 июня противник потерял убитыми, ранеными и пленными свыше 28 тыс. солдат и офицеров.

В ходе боевых действий, продолжавшихся с 22 апреля по 9 июля 1951 г., американские и южнокорейские войска потеряли убитыми, ранеными и пленными свыше 60 тыс. солдат и офицеров. Провал наступательной стратегии американского командования в Корее стал совершенно очевидным.

Боевые действия войск КНД и КНА в этот период явились ярким выражением дальнейшего роста их оперативного искусства и тактики. Повысилась боевая выучка войск, они овладели более совершенными приемами борьбы, тактика их стала более гибкой и маневренной. Возросло искусство командования в подготовке войск к боевым действиям и в управлении ими в бою. В наступлении войскам ставились решительные цели, на направлениях главных ударов сосредоточивались основные силы. Однако вследствие незначительного количества боевой техники [232] и особенно авиации наступательные действия развивались преимущественно в линейных формах от рубежа к рубежу, хотя по замыслу они и строились в расчете на охват, обход или окружение и уничтожение группировок противника.

Оборона войск КНД и КНА в этот период была глубокой, упорной и активной. Глубина обороны обеспечивалась соответствующим построением войск и заблаговременным созданием оборонительных рубежей в тылу. Активность в обороне достигалась широким маневром силами и средствами, а также проведением контратак по группировкам противника, прорвавшимся в глубину обороны.

Желая прекратить кровопролитие в Корее, Советский Союз в июне 1951 г. выступил с предложением о заключении перемирия в Корее.

23 июня Советское правительство через своего представителя в ООН заявило: «Советские народы верят в то, что в качестве первого шага следовало бы начать переговоры между воюющими сторонами о прекращении огня, о перемирии с взаимным отводом войск от 38-й параллели»{55}.

Правительство США под давлением общественного мнения и роста движения за мир вынуждено было пойти на открытие переговоров о перемирии.

8 июля на предварительной встрече представителей воюющих сторон были проведены подготовительные мероприятия к открытию предстоящих переговоров о перемирии. [233]

 

8. Общие итоги и характерные черты боевых действий сторон в третьем этапе войны в Корее

Общие итоги. Боевые действия войск китайских добровольцев и Народной армии в третьем этапе войны длились свыше восьми месяцев, с 25 октября 1950 г. по 9 июля 1951 г.

Этот этап войны был переломным. Перелом в ходе войны произошел в результате вступления в нее китайских народных добровольцев, что позволило правительству КНДР привести в порядок и восстановить значительную часть своих вооруженных сил. В ходе третьего этапа войны китайские добровольцы и Народная армия освободили территорию КНДР от войск ООН и нанесли им крупное поражение. По неполным данным, противник потерял убитыми, ранеными и пленными свыше 100 тыс. солдат и офицеров.

Успехи, достигнутые КНД и КНА, имели важное оперативно-стратегическое значение. Несмотря на яростные усилия, войскам ООН не удавалось добиться существенных результатов, не говоря уже о разрешении важных стратегических задач.

Характерные черты в действиях войск китайских добровольцев и Корейской народной армии. Боевые действия китайских добровольцев и Народной армии в третьем этапе войны характерны и поучительны разнообразием форм организации и ведения вооруженной борьбы в различных условиях обстановки.

Боевые действия носили решительный характер, шла напряженная борьба сторон за захват и удержание инициативы. Это был этап активной маневренной борьбы, в ходе которого наступательные операции и бои КНД и КНА сочетались с оборонительными и преднамеренными отступлениями. Умелое и целесообразное сочетание наступательных действий с оборонительными и преднамеренными отступлениями, а также целеустремленность, твердость и выдержка в вопросе накапливания и использования резервов, несмотря на некоторые тактические неудачи, позволили войскам КНД и КНА достичь осуществления поставленных целей. [234]

Характерно, что в наступательных операциях, проведенных КНД и КНА в октябре и ноябре 1950 г., не было ярко выраженного массирования сил и средств на направлениях главных ударов, а преобладало сравнительно равномерное распределение сил и средств по фронту. Это объясняется отсутствием у войск ООН в этот период сплошной и прочной обороны.

В наступательных операциях первой половины 1951 г., с переходом американских и южнокорейских войск к действиям на сплошном фронте, массирование сил на решающих направлениях стало находить более широкое применение.

Ввиду недостатка в войсках артиллерии, минометов, инженерных средств, танков и авиации основную тяжесть борьбы с войсками ООН несла пехота. Поэтому на направлениях главных ударов войска КНД и КНА имели превосходство в силах над противником лишь по пехоте. Стремясь максимально использовать это превосходство, китайские добровольцы и Народная армия наступление вели преимущественно в ночное время или в неблагоприятных метеорологических условиях, ограничивавших применение американцами авиации. В тех случаях, когда в ходе боя войска противника были сильно расстроены, боевые действия продолжались и днем.

Ночные действия войск в условиях превосходства противника в танках, артиллерии и авиации являлись единственным способом достижения цели. Темнота значительно ослабляла губительное действие техники вооруженных сил ООН, особенно их авиации. Внезапные ночные атаки оказывали сильное моральное воздействие на противника как в самом пункте атаки, так и на соседних участках. Ночными действиями войска КНД и КНА успешно выполняли не только тактические, но и оперативные задачи. Располагая войска на широком фронте и организуя одновременные удары по неприятелю на нескольких направлениях, командованию удалось значительно сократить потери войск от ударов авиации и огня артиллерии противника.

Объединенное командование постоянно ставило своим войскам задачи по обходу и окружению отдельных подразделений, частей и соединений противника, расчленению их и уничтожению. Однако применение глубоких обходов и [235] окружение крупных группировок противника войсками, не имевшими подвижных соединений и взаимодействующей с ними авиации, было исключительно сложной задачей.

Размах большинства наступательных операций, проведенных КНД и КНА, по глубине не превышал 50 км при среднем темпе наступления 6–8 км в сутки. По времени операции продолжались от пяти до девяти суток. Сравнительно небольшая глубина и продолжительность наступательных операций объясняется главным образом трудностями обеспечения войск боеприпасами и продовольствием как при подготовке к операции, так и в ходе боевых действий, поэтому Объединенное командование было лишено возможности проводить длительные и непрерывные наступательные бои. Большое влияние на замедление темпов операций оказали частые остановки войск в ходе наступления для восстановления нарушенного взаимодействия и приведения себя в порядок.

При подготовке наступательных операций в целях скрытности и избежания потерь от ударов американской авиации сближение войск с противником производилось обычно в ночное время. Исходное положение для наступления войска занимали также ничью, за одни-двое суток до начала атаки, чтобы не раскрыть замысла и времени начала операции. Объединенное командование избегало сосредоточения перед наступлением большого количества войск на ограниченных участках. В исходном положении войска тщательно укрывались и маскировались, изучали местность и оборону противника и проводили необходимые мероприятия по боевому и материальному обеспечению. Командиры дивизий, полков и батальонов уточняли на местности задачи войскам и организовывали взаимодействие.

Переход войск КНА и КНД в атаку производился часто без огневой подготовки, удары наносились внезапно и стремительно. Наступавшие войска избегали движения вдоль дорог и открытой местности, чтобы лишить артиллерию противника возможности вести массированный огонь по боевым порядкам войск и использовать танки для контратак.

Одновременно с наступлением главных сил с фронта часть войск, используя промежутки в обороне противника, [236] обходила его части и подразделения с флангов и тыла и просачивалась в глубину его обороны, нападала на огневые позиции артиллерии, командные пункты, нарушала связь, управление и работу тыла.

Опыт показал, что китайские добровольцы и Народная армия наибольших результатов в наступлении достигали в течение первой ночи боевых действий. Внезапно атакуя противника, они вынуждали его к отступлению.

С началом отступления войск ООН китайские добровольцы и Народная армия переходили к преследованию противника силами передовых отрядов. Главные силы продвигались за передовыми отрядами в расчлененных походных порядках или до наступления ночи располагались в укрытых районах. Передовые отряды, не прекращая боевых действий и днем, стремились не допустить закрепления противника на промежуточных рубежах. Однако, значительно уступая противнику в подвижности, они обычно быстро теряли соприкосновение с ним и по существу выполняли роль охранения.

Ввиду исключительной сложности и трудности наступления в горных условиях ночью, а также с целью выигрыша времени Объединенное командование иногда продолжало боевые действия в дневное время. При наступлении днем соединения и части применяли более расчлененные боевые порядки, стремясь возможно тщательнее использовать для маскировки и укрытия естественные условия местности.

При наступлении оперативное построение армий, боевые порядки армейских корпусов и пехотных дивизий состояли обычно из двух эшелонов. В первом эшелоне находилось две трети сил и во втором эшелоне — одна треть. В пехотных полках и батальонах также до одной трети сил выделялось во второй эшелон или в резерв.

После завершения сражения китайские добровольцы нередко производили прочесывание местности с целью вылавливания разбежавшихся солдат противника.

В ходе проведения операций при необходимости войска КНД и КНА приостанавливали успешное наступление и переходили к преднамеренному отступлению.

Первое отступление осуществлялось в период с 20 февраля по 21 апреля 1951 г. Поучительным в организации [237] этого отступления является его целеустремленность и четкое планирование. Отступление войск было спланировано по рубежам и времени с учетом боевых возможностей противника и характера его действий. Для обеспечения планомерного отхода было намечено три рубежа на удалении 15–20 км один от другого, что позволяло войскам в течение одной ночи совершать переход с одного рубежа на другой. Рубежи избирались на местности, имевшей впереди и на флангах естественные препятствия, хороший обзор перед фронтом и укрытия для скрытого отхода войск в тыл. Отступление главных сил совершалось под прикрытием арьергардов силой от одного до нескольких усиленных пехотных батальонов, выделяемых от каждой пехотной дивизии. Чтобы задержать противника на длительное время на этих рубежах, главные силы КНД и КНА строили боевые порядки, как правило, в два эшелона. С этой же целью практиковалось одновременное занятие войсками двух рубежей. Войска, прикрывавшие отход, на очередной рубеж отводились ночью.

Высокая активность при отходах составляла характерную черту боевой деятельности войск КНД и КНА.

Второе отступление войска КНД и КНА осуществили в период с 22 мая по 12 июня 1951 г. Отступление планировалось совершить под прикрытием сильных арьергардов без задержки главных сил на промежуточных рубежах. Однако в связи с тем, что войска китайских добровольцев и Народной армии были скованы на фронте боями с противником, отход главных сил осуществить скрытно не удалось. Отступление на этот раз осуществлялось в более сложных условиях, чем в феврале — апреле 1951 г. КНД и КНА были вынуждены на некоторых направлениях вводить в сражение главные силы и вести упорные оборонительные бои в невыгодных условиях. Опыт осуществления китайскими добровольцами и Народной армией второго отступления еще раз подтвердил большое значение обеспечения скрытности и внезапности при отходе.

В ходе третьего этапа войны КНД и КНА широко применяли также оборонительные действия.

Ввиду превосходства противника в огневых средствах войска КНД и КНА в обороне стремились избегать [238] длительных и упорных боев на одних и тех же позициях, широко используя маневр и смену позиций. В первую линию обороны выделялось до одной трети войск и до половины огневых средств. Главные силы сосредоточивались в глубине обороны в готовности к ведению контратак.

Позиции для обороны передовых частей и подразделений избирались преимущественно на высотах, что обеспечивало хороший обзор. На незанятых соседних высотах создавались ложные позиции и сооружения, а на танкоопасных направлениях устраивались минные поля и засады. Вперед от обороняющихся войск высылалось сильное боевое охранение. Для маскировки и укрытия войск от огня артиллерии и ударов авиации противника оборудовалось большое количество запасных окопов и убежищ.

В период артиллерийской и авиационной подготовки противника части оставляли на позициях наблюдателей, а главные силы отводили в укрытия. С переносом огня в глубину обороны они вновь занимали свои позиции и контратаками отражали наступление противника.

При невыгодном соотношении сил, а также в целях занятия в тылу более выгодных рубежей обороны войска КНД и КНА, прикрываясь арьергардами, с наступлением темноты отходили на новые оборонительные рубежи, вынуждая противника вновь организовывать наступление.

Успешными в этом этапе войны являлись мероприятия Объединенного командования по организации обороны морских побережий. К концу этапа оборона западного и восточного побережья уже исключала возможность внезапной высадки десантов противника и тем более неожиданные удары с тыла по находившимся на фронте войскам.

Основной особенностью боевого применения артиллерии войсками КНД и КНА являлось децентрализованное ее использование. В третьем этапе войны заметно увеличилось количество гаубичной артиллерии. Однако плотность насыщения боевых порядков войск артиллерией была невысокой и составляла 6–9 орудий и минометов на 1 км фронта.

Несмотря на трудности боевого применения артиллерии в условиях горно-лесистой местности при действиях [239] ночью артиллерийские и минометные части и подразделения оказывали эффективную огневую поддержку наступающей пехоте, обрушивая на противника внезапный огонь с близкого расстояния. Широко применялась артиллерия для стрельбы прямой наводкой.

Авиация, имевшаяся в распоряжении Объединенного командования, использовалась в третьем этапе войны в основном для прикрытая объектов тыла.

Основными мероприятиями по инженерному обеспечению наступления войск являлись: маскировка и укрытие личного состава и боевой техники от артиллерийского и минометного огня и ударов авиации противника; обеспечение продвижения, особенно артиллерии и автотранспорта; организация переправы войск через водные преграды; разминирование и разграждение препятствий противника. В обороне и при отходе войск инженерные части принимали участие в укреплении рубежей и создании различных препятствий на путях наступления противника.

Ведение боевых действий в сложных условиях требовало от войск КНД и КНА организации непрерывного боевого обеспечения. Однако в этом вопросе имелись серьезные пробелы и упущения.

В некоторых дивизиях и частях слабо велась разведка противника. Командиры и штабы ограничивались общими данными, получаемыми обычно с опозданием от высших штабов, или организацией лишь наблюдения за противником. Это приводило к тому, что войска внезапно наталкивались на различные препятствия, попадали под огонь противника и несли потери. Также недостаточно велась войсками разведка местности. Нередко соединения и части из-за незнания местности совершали много лишних передвижений и к началу столкновения с противником оказывались сильно утомленными длительным движением по горам.

Большое внимание в войсках КНД и КНА обращалось на обеспечение флангов и стыков. Прикрытие флангов в группах армий осуществлялось специально выделенными для этого соединениями. Иногда эта задача возлагалась на армии, действовавшие на флангах. Для обеспечения флангов и стыков в частях и соединениях выделялись [240] необходимые силы и средства и назначались командиры, отвечающие за это.

В условиях господства авиации противника важнейшим вопросом оперативного обеспечения являлась противовоздушная оборона войск. В третьем этапе войны организация ПВО несколько улучшилась. В войсках КНД и КНА возросло количество зенитно-артиллерийских средств, была организована более стройная система ВНОС, зародилось движение «охотников за самолетами противника», в войсках была изжита самолетобоязнь.

Группы численностью в 4–7 человек, вооруженные пулеметами и противотанковыми ружьями, располагались на высотах и вели огонь по низко летящим самолетам врага. Действия этих групп вынуждали самолеты противника увеличивать высоту полета и тем самым уменьшать точность бомбардировочных и штурмовых ударов.

Чтобы уменьшить потери в автотранспорте от налетов авиации противника, на всех дорогах в тылу по которым шло интенсивное движение автомашин, была организована служба предупреждения. Через каждые 2–3 км выставлялись сигнальные посты. Обнаружив приближение самолетов, посты подавали установленный сигнал. Все автомашины днем съезжали с дорог и маскировались, а ночью с выключенными фарами продолжали движение.

Мероприятиями по противотанковой обороне наряду с использованием для движения и расположения войск танконедоступной местности являлись: минирование вероятных направлений движения танков противника, разрушение дорог и мостов, устройство на дорогах рвов, завалов из бревен и камней. Для борьбы с танками противника, кроме противотанковой артиллерии, в частях и подразделениях были созданы группы истребителей танков, вооруженные противотанковыми ружьями, гранатами, бутылками с горючим и минами. Истребители танков, располагаясь в засадах, открывали внезапный огонь по растянувшимся вдоль дорог танковым колоннам противника и наносили им значительные потери.

Исключительно отрицательное влияние на успешное ведение операций китайскими добровольцами и Народной [241] армией оказывала недостаточная материально-техническая обеспеченность войск.

Железные дороги и автотранспортные части службы тыла ввиду частого разрушения дорог и мостов авиацией противника не могли бесперебойно и своевременно снабжать войска продовольствием и боеприпасами. Нередко были случаи, когда личный состав в течение нескольких суток испытывал нужду в продовольствии и боеприпасах, что вынуждало прекращать успешно начатые боевые действия.

Управление крупными силами войск в условиях ведения боевых действий в горах представляло весьма сложную задачу. Решение этой задачи затруднялось тем, что войска КНД и КНА не были достаточно обеспечены техническими средствами связи, не имели подготовленных связистов, а командный состав и штабы в своем большинстве не имели опыта руководства боевыми действиями в сложных условиях, поэтому в управлении войсками отмечались перебои.

Важное значение в успешном ведении боевых действий войсками КНД и КНА в третьем этапе войны имели активные действия в тылу противника многочисленных партизанских отрядов из местного населения. Разрушая коммуникации, склады, аэродромы и линии связи, нападая на штабы и узлы связи противника, партизанские отряды создавали в тылу неприятеля напряженную обстановку. Однако из-за трудности поддержания связи с ними и снабжения оружием, боеприпасами и медикаментами действия отрядов носили изолированный характер, что облегчало противнику борьбу с партизанами.

Характерные черты боевых действий войск ООН. В третьем этапе войны американские и южнокорейские войска вели как оборонительные, так и наступательные действия, а также вынуждены были совершать отступление.

На стороне войск ООН в третьем этапе войны участвовали преимущественно американские и южнокорейские войска, а также две английские, одна канадская и отдельная турецкая пехотные бригады.

Управление всеми войсками ООН в Корее осуществлялось американским командованием, которое в вопросах [242] ведения боевых действий руководствовалось существующими уставами американской армии.

В третьем этапе войны американскому командованию по существу не удалось провести ни одной крупной наступательной операции, а также ни одной операции сухопутных войск во взаимодействии с авиацией и военно-морским флотом.

Планирование наступательных операций, несмотря на большую протяженность фронта и значительное количество войск, командование 8-й американской армии часто перекладывало на штабы корпусов. Такой порядок планирования не обеспечивал необходимого взаимодействия между корпусами и приводил к ограниченности форм операций. Наибольшее применение нашел фронтальный удар на одном-двух направлениях. Охваты и обходы американское командование хотя и пыталось применять, но, как правило, они не достигали успеха. Оперативное построение армии во всех наступательных операциях было одноэшелонным. Боевые порядки корпусов также строились в большинстве случаев в один эшелон. Наступлению предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, имевшая целью максимально подавить живую силу и огневые средства войск КНД и КНА. При этом расходовалось огромное количество артиллерийских и авиационных боеприпасов. Однако, ввиду того что войска КНД и КНА избегали сосредоточения больших масс войск в одном районе и не придерживались принципа упорного и длительного удержания занимаемых позиций, артиллерийская и авиационная подготовка не всегда достигала цели. Опасаясь внезапных ударов китайских добровольцев и Народной армии, американские и южнокорейские войска обычно начинали наступление передовыми отрядами, которые назывались боевыми группами, тактическими группами, танко-пехотными группами. Главные силы пехотных дивизий в расчлененных порядках двигались в 10–15 км за передовыми отрядами. Наступление велось на широком фронте. При этом большое внимание уделялось обеспечению флангов и стыков между соединениями и частями, что достигалось маневром артиллерией и инженерными подразделениями и непрерывной [243] разведкой. Наступление велось обычно путем последовательного овладения объектами и рубежами. При упорном сопротивлении войск КНД и КНА американские и южнокорейские войска, как правило, приостанавливали наступление, пехота и танки отводились в укрытия и огневое подавление начиналось снова. Если и после этого наступление задерживалось, то на данный участок перебрасывались артиллерия, резервы и авиация и начиналась вновь подготовка наступления.

Темпы наступления войск ООН при прорыве обороны не превышали 1–2 км и при развитии наступления — 3–5 км в сутки. Преследование носило пассивный характер, хотя и осуществлялось одновременно крупными силами на нескольких направлениях. Велось оно обычно фронтально, что объяснялось слабой выучкой войск, неумением их вести боевые действия без поддержки артиллерии и авиации С наступлением темноты, опасаясь контратак китайских добровольцев и Народной армии, американские и южнокорейские войска, как правило, прекращали наступательные действия. Соединения и части переходили к обороне на достигнутых рубежах или отходили на более выгодные позиции.

Организация и ведение обороны американскими и южнокорейскими войсками в третьем этапе войны не были одинаковыми. В ноябре 1950 г. при обороне севернее р. Чёнчёнган войска ООН не создавали сплошного фронта. Их основные силы и средства группировались вблизи дорог. Это приводило к тому, что между соединениями и частями образовывались большие промежутки, которые не всегда обеспечивались даже наблюдением. Ширина полосы обороны пехотных дивизий колебалась от 12 до 30 км, а глубина расположения войск на направлениях важнейших дорог достигала 12–15 км. Оборонительные позиции строились по системе опорных пунктов и узлов сопротивления, находившихся между собой в огневой связи.

Наученные опытом предыдущих боев, в декабре 1950 г. при организации обороны на 38-й параллели вооруженные силы ООН стали строить оборону на сплошном фронте. Полоса обороны пехотной дивизии обычно не превышала 15–18 км по фронту и 7–9 км в глубину. При [244] этом не менее одной трети сил дивизии находилось во втором эшелоне или резерве. Основой обороны являлся огонь всех видов оружия. Для этого широко использовались огневые средства вторых эшелонов, зенитная артиллерия, а также танки, которые вели огонь как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Огонь велся с максимальным напряжением, без ограничения расхода боеприпасов. В ночное время артиллерия и минометы вели огонь по площадям; а также заградительный огонь по районам дорог, перевалов и лощин.

Несмотря на высокую насыщенность обороны огневыми средствами при внезапных ударах китайских добровольцев и Народной армии ночью и особенно при просачивании их в глубину войска ООН упорства не проявляли, быстро оставляли занимаемые позиции и отступали. Главные силы отходили под прикрытием арьергардов и авиации. Части прикрывавшие отход всемерно избегали ведения боя с преследовавшими их отрядами войск КНД и КНА на близких дистанциях.

В обороне и при отступлении войска ООН контратаки предпринимали редко. Проводились они накоротке, небольшими силами пехоты с танками при поддержке авиации.

Артиллерия южнокорейцев как в обороне, так и наступлении использовалась в основном децентрализованно. В наступлении и обороне американские пехотные дивизии обычно усиливались 3–4 артиллерийскими дивизионами.

В наступлении танки войск ООН использовались главным образом в составе передовых отрядов. В обороне большая их часть использовалась в качестве огневых точек для стрельбы прямой наводкой и с закрытых позиций. Часть танков оставлялась в резерве для действий совместно с пехотой и артиллерией против прорвавших оборону частей КНД и КНА. При отступлении танки прикрывали отход своих войск.

Основной задачей инженерных частей и подразделений в наступлении являлось обеспечение продвижения своих войск. Инженерно-саперные подразделения ремонтировали дороги и мосты и устраняли всевозможные препятствия. В обороне главной задачей инженерных частей [245] и подразделений являлось устройство различных заграждений, оборудование командных пунктов, артиллерийских, позиций и укрытий для войск. При отступлении инженерные части разрушали и минировали дороги и мосты, уничтожали промышленные сооружения и склады.

Большое место в третьем этапе войны войска ООН отводили авиации. Обладая полным господством в воздухе, она оказывала значительное влияние на ход боевых действий наземных войск.

В наступлении и обороне авиация американцев в первую очередь обрушивала сильные бомбардировочные и штурмовые удары на позиции и районы расположения войск КНД и КНА, препятствовала подходу резервов к полю бон, нарушала работу тыла и снабжения войск. Тесно взаимодействуя с наземными войсками она непрерывно поддерживала их в бою. Нередко группы самолетов по вызову командиров пехотных полков и батальонов вылетали для поражения различных целей по их целеуказанию.

Корабли и авиация военно-морского флота использовались для блокады побережий Кореи, обстрела коммуникаций войск КНД и КНА, поддержки своих войск, высадки в тылу войск КНД и КНА морских десантов, а также для обеспечения перевозок своих войск и грузов морем.

В организации связи и в управлении наземными войсками ООН следует отметить большую насыщенность американских соединений, частей и подразделений средствами связи, что позволяло командованию поддерживать непрерывную связь сверху донизу, быстро осуществлять взаимную информацию и своевременно отдавать боевые приказы и распоряжения. При этом необходимо отметить большое удаление командных пунктов от войск. Так, в наступлении и обороне штабы пехотных полков располагались в 5–8 км от своих подразделений, штабы пехотных дивизий — в 12–20 км, а штабы корпусов — в 30–40 км. [246]

 

 

 
Глава пятая.
Боевые действия сторон в ходе переговоров о перемирии (Четвертый этап войны: 10 июля 1951 г. — 27 июля 1953 г.)

 

1. Обстановка и группировка войск сторон в Корее к 10 июля 1951 г.

По предложению представителя СССР в ООН и Совета Безопасности 10 июля 1951 г. в городе Кайсен (Кесон) представители Верховного Командования Корейской народной армии и китайских добровольцев и представители американского командования начали переговоры о перемирии.

В соотношении сухопутных сил к этому времени установилось относительное равновесие. Войска обеих сторон перешли к обороне, и война в Корее приняла позиционный характер. При этом войска КНД и КНА перешли к обороне с целью прочного удержания своих позиций на фронте и отражения возможных десантов на побережье. Войска ООН же и южнокорейская армия вследствие господства их флота в водах Кореи обороняли только линию фронта.

Фронт, кроме района Кайсена, к началу переговоров проходил в 10–55 км севернее 38-й параллели по линии: устье р. Ёсонган, южнее Кайсен, Суук, Чорон, Кумхуа, Конколь, Ымочижон, Мацадин.

Группировка войск китайских добровольцев и Народной армии была следующей.

Западный и центральный участки фронта общим протяжением около 130 км обороняли войска КНД. 19-я армия в составе четырех армейских корпусов (47, 63, 64 и 65-й) обороняла 80-километровый рубеж от устья р. Ёсонган до Чорон. Рубеж от Чорон до р. Букханган протяжением в 50 км обороняла 9-я армия в составе трех армейских [247] корпусов (20, 26 и 27-й). Оперативное построение армий было в два эшелона.

Корпуса армий, имея в своем составе каждый по три дивизии, обороняли: 64-й армейский корпус полосу — устье р. Ёсонган, (иск.) Суук. Боевой порядок корпуса был построен в один эшелон. Полосу Суук, Хактори оборонял 47-й армейский корпус. Боевой порядок корпуса был построен в два эшелона: в первом эшелоне находилась одна дивизия, во втором — две дивизии. Полосу от Оричон до Гайсонри, имея боевой порядок в три эшелона, оборонял 63-й армейский корпус. Полосу Пхенгкан, (иск.) Кумхуа оборонял 26-й армейский корпус. Боевой порядок корпуса был построен в два эшелона. Рубеж Хасори, Мэтольбау, имея боевой порядок в один эшелон, оборонял 20-й армейский корпус. На стыке 19-й и 9-й армий и несколько уступом назад рубеж Тесудон, Сангапни, Чондон, имея боевой порядок в два эшелона, оборонял 42-й армейский корпус 13-й армии, находившийся в непосредственном подчинении Объединенного командования. Ширина полос обороны корпусов в зависимости от их задач, состава и характера местности колебалась от 15 до 55 км.

65-й армейский корпус 19-й армии и 27-й армейский корпус 9-й армии находились во втором эшелоне своих армий и располагались: первый — в районе западнее Синге, второй — в районе Чхингдори.

Для обороны района Енан и обеспечения правого фланга войск 19-й армии КНД на рубеже Ахённи, Хокуни, Теондон была развернута 1-я армия КНА в составе 8,19 и 47-й пехотных дивизий.

Рубеж от р. Букханган до морского побережья обороняли войска 5, 2 и 3-й армий КНА. 5-я армия (6,12 и 32-я пехотные дивизии) обороняла рубеж Сонумоку, Конколь. Левее, на рубеже перевал, что севернее Имдамни, Цзингоге, Сиэхири, (иск.) Сангол, оборонялась 2-я армия (2, 13, 27-я пехотные дивизии). В первом эшелоне этих армий находились две дивизии и во втором — одна дивизия. Полосу от Сангол до Мацадян обороняла 15-я пехотная дивизия 3-й армии. Две дивизии этой армии (45-я и 1-я) обороняли побережье на участке Косон, [248] Пэтчен. Ширина полос обороны армий КНА равнялась 20–30 км.

Таким образом, всего на 200-километровом сухопутном фронте было развернуто 36 пехотных дивизий, из них 24 — КНД и 12 — КНА, причем в первом эшелоне находилось 18 дивизий, четыре дивизии обеспечивали фланги, а остальные составляли вторые и третьи эшелоны армейских корпусов и вторые эшелоны армий. Средняя оперативная плотность была 6 км на одну пехотную дивизию{56}.

Наиболее плотная группировка сил и средств была в центре, на фронте Суук, р. Букханган. Средняя оперативная плотности на этом участке достигала 3,8 км на дивизию.

Западное побережье от Енампо до Хэчжу протяжением свыше 500 км обороняла войска 4-й и 6-й армий КНА и 13-й армии КНД.

4-я армия в составе 4, 5, 10-й пехотных дивизий, 105-й механизированной дивизии и 26-й морской бригады обороняла побережье от Анчжу до Нампхо на фронте в 140 км. Непосредственно побережье обороняли только подразделения 26-й морской бригады, а основные силы были сосредоточены в 20–25 км в глубине в готовности к выдвижению для нанесения контрудара по высадившемуся десанту противника в любом пункте побережья. 10-я пехотная дивизия была сосредоточена в районе Ундэн, 105-я механизированная дивизия — севернее и южнее Сукчен, 4-я пехотная дивизия — в районе Киянри и 5-я пехотная дивизия — юго-западнее Тинтири.

6-я армия в составе 9-й и 18-й пехотных дивизий, 17-й механизированной дивизии и 23-й морской бригады обороняла побережье от Нампхо до Хэчжу на фронте в 250 км. Непосредственно побережье обороняли только подразделения 23-й морской бригады, а основные силы армии были сосредоточены в 30–80 км в глубине в готовности к выдвижению для нанесения контрудара в западном и южном направлениях. 18-я пехотная дивизия была сосредоточена юго-западнее Сынхори, 17-я [249] механизированная дивизия — в районе Саривон и 9-я пехотная дивизия — западнее Течунни.

13-я армия в составе четырех армейских корпусов своим 50-м армейским корпусом обороняла побережье от Енампо до Анчжу (на фронте в 130 км), а остальными корпусами была в готовности к нанесению контрудара: 38-м и 39-м армейскими корпусами — в полосе 4-й армии и 40-м армейским корпусом — в полосе 6-й армии. Корпуса армии были сосредоточены в 50–70 км от побережья в районах: 38-й армейский корпус — Сунчхон, 39-й армейский корпус — севернее Сончхон и 40-й армейский корпус — в районе Фанчу.

Всего для обороны западного побережья на фронте от Енампо до Хэчжу было развернуто 17 пехотных дивизий, 2 механизированные дивизии и 2 морские бригады. Средняя оперативная плотность составляла 25 км на дивизию{57}. Наиболее плотная группировка сил и средств была на участке Тонжу, Нампхо. Средняя оперативная плотность здесь достигала 12,5 км на дивизию.

Восточное побережье от Пэтчен до Ченгчжин протяжением около 500 км обороняли войска 7-й армии КНА в составе четырех пехотных дивизий и двух морских бригад. Основные силы армии (три дивизии и одна бригада) были сосредоточены в районе Вонсан и располагались: 3-я дивизия — в районе Анбьсн, 37-я дивизия — западнее Соккен и 7-я дивизия — в районе Мацзанни. 46-я пехотная дивизия находилась в районе Хамхын, а 24-я и 63-я морские бригады обороняли непосредственно побережье: первая — в районе Вонсан, вторая — северо-восточнее Хамхын{58}. В районе Яндок, Тонян, Коча была сосредоточена 20-я армия КНД в составе 67-го и 68-го армейских корпусов в готовности к нанесению контрудара по высадившемуся десанту противника в районе Вонсан.

Всего для обороны восточного побережья было выделено 10 пехотных дивизий и 2 морские бригады. Средняя оперативная плотность составляла около 45 км на дивизию{59}. [250]

Наиболее плотная группировка сил и средств была в районе Вонсан на фронте Хеккок, Мунчен. Средняя оперативная плотность на этом участке достигала 5 км на дивизию.

В резерве Объединенного командования находилась 3-я армия КНД (12, 15 и 60-й корпуса), которая была сосредоточена в районе Коксан, Намден, Каречу.

Всего на территории КНДР было развернуто 72 пехотные и 2 механизированные дивизии, 4 морские бригады (из них 51 дивизия китайских добровольцев, 23 дивизии и 4 бригады Народной армии), 3 гаубичные артиллерийские дивизии, одна дивизия реактивной артиллерии, 2 истребительные противотанковые артиллерийские дивизии, 4 зенитные артиллерийские дивизии, отдельный гаубичный полк, отдельный минометный полк, 12 отдельных зенитных артиллерийских полков, 3 танковых полка{60}, И инженерных и саперных полков, 3 зенитных артиллерийских дивизиона, 4 отдельных танковых батальона и 2 отдельные танковые роты.

Средняя численность дивизии китайских добровольцев составляла 10 500 человек, а Народной армии — 9037 человек.

Военно-воздушные силы КНД и КНА действовали в составе Объединенной воздушной армии (ОВА), которая включала шесть истребительных, три штурмовые, две бомбардировочные и одну смешанную авиационные дивизии с общим числом 588 самолетов. Воздушная армия базировалась на аэродромы в районе Аньдунь, Синыйчжу, ГЭС «Супун» и выполняла задачи по прикрытию важных тыловых объектов.

Военно-морские силы КНДР боевых кораблей не имели и были в состоянии лишь ставить на побережье минные заграждения.

Таким образом, группировка войск КНД и КНА была создана с учетом необходимости прочного удержания занимаемых рубежей непосредственно на фронте и отражения возможных десантов на побережье. [251]

Общая численность и количество вооружения КНД и КНА показаны в табл. 14.

Таблица 14. (стр. 251)

 

  Войска КНД Войска КНА Всего
Людей 948299 393014 1 341 313
Орудий полевой артиллерии 1249 731 1980
Минометов 1664{~1} / 73{~2} 1248 2912/73
ПТ орудий 498 537 1035
Зенитных орудий 750 278 1028
Танков и САУ 118 243 361
Самолетов 452 136 588, из них 318 истребителей

{~1} Без 60-мм минометов;

{~2} в знаменателе показаны реактивные установки.

Артиллерийские части и подразделения КНД и КНА еще испытывали острый недостаток в приборах управления огнем, а личный состав был недостаточно хорошо подготовлен к ведению огня в горных условиях. Танкисты имели небольшие навыки вождения и правильной технической эксплуатации машин. Моторесурсы многих танков и самоходно-артиллерийских установок были на исходе. Запасных частей для ремонта танков не хватало. Ремонтные части не обеспечивали своевременного и качественного ремонта машин. В военно-воздушных силах КНА имелось лишь 60 хорошо подготовленных экипажей, что не обеспечивало полного использования всего самолетного парка. Кроме того, ВВС КНД и КНА испытывали острый недостаток в запасных частях, вследствие чего значительная часть самолетов находилась в неисправном состоянии. Снабжение войск КНД и КНА всеми видами довольствия из-за отсутствия необходимого количества транспорта и воздействия авиации противника по путям подвоза часто было несвоевременным.

Против войск КНД и КНА действовала 8-я американская армия в составе 1, 9 и 10-го американских армейских и 1-го южнокорейского корпусов.

1-й американский армейский корпус в составе 1-й кавалерийской, 3-й и 25-й американских, 1-й и 9-й южнокорейских пехотных дивизий, 28-й и 29-й английских, 25-й канадской и отдельной турецкой пехотных бригад, [252] имея одну дивизию в резерве, оборонял полосу от устья р. Имзинган до Кумхуа. Полосу от Кумхуа до р. Букханган оборонял 9-й американский армейский корпус в составе 7-й и 24-й американских, 2-й и 6-й южнокорейских пехотных дивизий. Все дивизии корпуса находились в одном эшелоне. Полосу от р. Букханган до Ымочижон, имея одну дивизию в резерве, оборонял 10-й американский армейский корпус в составе 1-й дивизии морской пехоты и 2-й пехотной дивизии американцев, 5, 7 и 8-й южнокорейских пехотных дивизий. 1-й южнокорейский корпус в составе 3,11-й и Столичной пехотных дивизий оборонял полосу от Ымочижон до побережья. Боевой порядок корпуса был построен в один эшелон. Ширина полос обороны корпусов колебалась от 30 до 100 км. Кроме того, в составе войск ООН непосредственно на фронте находились отдельный полк и батальон морской пехоты и два отряда береговой охраны южнокорейцев, отдельный таиландский пехотный полк и четыре отдельных пехотных батальона (французский, голландский, греческий, филиппинский).

В резерве американского и южнокорейского командования находились десять отдельных пехотных полков, одиннадцать отдельных пехотных и охранных батальонов и пять отдельных отрядов береговой охраны южнокорейских войск, американский воздушно-десантный полк, эфиопский и колумбийский отдельные пехотные батальоны.

Всего в Корее было развернуто 16 пехотных дивизий, одна дивизия морской пехоты (из них 7 американских и 10 южнокорейских), 4 пехотные бригады, 11 отдельных пехотных, 2 отдельных танковых, 2 отдельных полевых артиллерийских полка, воздушно-десантный полк, отдельный полк морской пехоты, 17 отдельных пехотных и охранных батальонов, отдельный батальон морской пехоты, 3 отдельных танковых батальона, 18 отдельных дивизионов полевой артиллерии, 9 отдельных зенитных артиллерийских дивизионов и 7 отдельных отрядов береговой охраны.

Средняя численность американской дивизии равнялась 16 тыс. человек, а дивизии южнокорейской армии — [253] 10 180 человек{61}. Средняя оперативная плотность составляла 8 км на дивизию{62}. Наиболее плотная группировка сил и средств была в центре, на фронте Чорон, р. Букханган. Средняя оперативная плотность на этом участке достигала 6 км на дивизию{63}.

Для пополнения дивизий, действующих на фронте, южнокорейское командование имело территориальную армию «защиты родины», в состав которой входили один штаб корпуса, семь резервных дивизий и один резервный полк.

Таким образом, все вооруженные силы ООН и южнокорейской армии были развернуты непосредственно на фронте, причем американские войска обороняли рубежи на направлениях, позволявших наиболее полно использовать мощь боевой техники. Южнокорейские же войска действовали в промежутках американских дивизий и на наиболее труднодоступной местности.

Помимо 5-й воздушной армии тактической авиации, в Корее действовали три авиационных крыла стратегических бомбардировщиков, авиационное крыло морской пехоты, а также авианосная и базовая авиация. Всего военно-воздушные силы ООН насчитывали 1595 самолетов. Авиация выполняла задачи как по непосредственной поддержке наземных войск, так и по разрушению и уничтожению промышленных центров, населенных пунктов, аэродромов и линий коммуникаций.

Военно-морские силы ООН и южнокорейской армии насчитывали 180 боевых кораблей и более 120 вспомогательных, десантных и транспортных судов. Они выполняли задачи по блокированию КНДР с моря, вели систематический обстрел портов, населенных пунктов и других объектов, расположенных на побережье, а также оказывали огневую поддержку сухопутным войскам, действовавшим на приморских участках фронта. Эти задачи корабли флота выполняли, как правило, во взаимодействии с авианосной авиацией. [254]

Численность и количество вооружения американской и южнокорейской армий показаны в табл. 15.

Таблица 15. (стр. 254)

 

  Войска США Войска ЮКА Прочие Всего
Людей 220 000 250000 35500 505500
Орудий полевой артиллерии 500 300 80 880
Минометов 400 700 56 1156
ПТ орудий 600 150 48 798
Зенитных орудий 400  —  — 400
Танков и САУ 700  — 120 820
Самолетов 1495  — 100 1595{~1}

{~1} Без учета транспортных самолетов в это количество входят 675 истребителей и истребителей-бомбардировщиков.

Общее соотношение сил, воевавших в Корее сторон, показано в табл. 16.

Таблица 16. (стр. 254)

 

  Войска КНД и КНА Войска ООН и ЮКА Соотношение
Людей 1 341 313 505000 2,7:
Орудий полевой артиллерии 1980 880 2,2:
Минометов 2912 1156 2,5:
ПТ орудий 1035 798 1,3:
Зенитных орудий 1028 400 2,6:
Танков и САУ 361 820 1:2,2
Самолетов 588 1595 1:2,7

Таким образом, общее превосходство в людях, артиллерии и минометах было на стороне китайских добровольцев и Народной армии, а в танках и самолетах — на стороне войск ООН и южнокорейской армии.

Однако непосредственно на фронте соотношение сил в людях, артиллерии и минометах было почти равным, а в танках и самолетах — большим в пользу американцев, [255] так как значительная часть сил и средств КНД и КНА (29 пехотных дивизий и 4 бригады со средствами усиления) была выделена для обороны западного и восточного побережья, а авиация выполняла задачи по прикрытию важных тыловых объектов.

Соотношение сил сторон непосредственно на фронте показано в табл. 17.

Таблица 17. (стр. 254)

 

  Войска КНД и КНА Войска ООН и ЮКА Соотношение
Людей 423416 345000 1,2:1
Орудий полевой артиллерии 1219 880 1,4:1
Минометов 1056/73{~1} 1156 1:1
ПТ орудий 539 798 1:1,5
Зенитных орудий 170 352 1:2
Танков и САУ 118 820 1:7
Самолетов  — 1020  —

{~1} В знаменателе показаны реактивные установки.

 

2. Боевые действия сторон и ход переговоров в 1951 г.

Пойдя на переговоры о перемирии в Корее, правящие круги США не стремились к быстрейшему прекращению развязанной ими войны и прилагали все усилия, чтобы сорвать эти переговоры. С этой целью американские представители выдвигали заведомо неприемлемые требования. Они настаивали на установлении демаркационной линии и создании демилитаризованной зоны глубоко в тылу позиций китайских добровольцев и Народной армии, чем хотели отторгнуть от КНДР территорию в 13 тыс. кв. км (схема 4).

Американские представители настаивали на праве контроля над тылом китайских добровольцев и Народной армии, т. е. стремились использовать переговоры для вмешательства во внутренние дела КНДР.

Наряду с этим американцы систематически провоцировали военные инциденты в нейтральной зоне Кайсена (Кесона) и тем самым создали невыносимые условия для работы корейско-китайской делегации, при которых проведение переговоров практически стало невозможным. 23 августа переговоры были прерваны.

С началом переговоров американцы с целью давления на корейско-китайскую сторону, а также с целью помешать последней извлечь выгоду из передышки активизировали действия своих войск.

Начиная с июля 1951 г. американцы постепенно перебазировали большую часть своей авиации (за исключением тяжелых бомбардировщиков типа В-29 и резерва истребителей) из Японии на аэродромы Южной [256] Кореи и резко увеличили воздушные бомбардировки войск и особенно тыловых объектов КНД и КНА. Каждые сутки американцы производили до 700 самолетовылетов.

Одновременно войска ООН увеличили обстрел корабельной артиллерией населенных пунктов, коммуникаций и других объектов на западном и восточном побережье, а также активизировали действия своих войск непосредственно на фронте.

18 августа на восточном участке фронта (от р. Букханган до побережья) противник силами восьми дивизий (2-й пехотной дивизии и 1-й дивизии морской пехоты американских, 3, 5, 7, 8, 11-й и Столичной южнокорейских дивизий) при поддержке корабельной артиллерии и авиации перешел в наступление против войск 5, 2 и 3-й армий КНА с целью отодвинуть линию фронта на север и тем самым содействовать необоснованному требованию американской делегации на конференции в Кайсене (Кесоне) об установлении демаркационной линии намного севернее 38-й параллели в тылу позиций КНД и КНА (схема 5).

Противник на всем этом фронте наступал отдельными усиленными полками и батальонами и единой крупной группировки сил и средств на каком-либо одном направлении не создавал. Дивизии, как правило, действовали в полосах 8–10 км. В ходе наступления опорные пункты и узлы обороны КНА последовательно подавлялись огнем артиллерии и ударами авиации, после чего занимались пехотными подразделениями. Наступление развивалось медленно, носило нерешительный характер и сводилось в основном к прямолинейному движению войск. Противник в течение нескольких дней продвинулся на север всего лишь на 1–5 км.

Сдержав наступление, войска 5, 2 и 3-й корейских армий 26 августа перешли в наступление и на ряде участков отбросили неприятеля, продвинувшись в глубь его расположения до 5 км. Противник предпринял многочисленные контратаки против вклинившихся частей КНА и в ходе ожесточенных боев вынудил их к 2 сентября отойти в исходное положение. [258]

С провалом наступления на восточном участке фронта противник в конце сентября активизировал свои действия на западном, а затем и на центральном участках фронта. 25 сентября 1951 г. командующий 8-й американской армией генерал Ван Флит заявил о начале осеннего наступления войск ООН и южнокорейской армии. Предпринимая это наступление, противник преследовал те же цели, что и в летнем наступлении.

3 октября 1951 г. три дивизии противника (1-я английская{64}, 1-я кавалерийская и 3-я пехотная американские) после сильной артиллерийской подготовки перешли в наступление против войск 64, 47 и 42-го армейских корпусов КНД на участке Маджан, Чорон (схема 6). Дивизии наступали в полосах до десяти и более километров [259] и имели задачу захватить отдельные тактически важные высоты в обороне войск КНД.

Противнику удалось захватить несколько высот и населенных пунктов в обороне китайских добровольцев, однако, встретив в дальнейшем упорное сопротивление и неся большие потери, он вынужден был 8 октября прекратить наступление. Наибольшая глубина продвижения войск ООН на этом участке составила 4–5 км.

13 октября 1951 г. противник силами четырех пехотных дивизий (24, 7-й американских и 2, 6-й южнокорейских) при поддержке до 200 танков и многочисленной авиации перешел в наступление на участке Кумхуа, р. Букханган против войск 67-го армейского корпуса 20-й армии КНД (схема 7).

Наступление на этом участке велось усиленными полками и батальонами на отдельных направлениях. В ходе наступления противник стремился обходить опорные пункты китайских добровольцев с целью атаковать их с фланга или тыла.

Бои приняли ожесточенный характер. Противник, используя превосходство в авиации и танках, к 20 октября подошел к Кимсону, вклинившись в оборону [260] войск КНД на глубину до 10 км. Дальнейшие его попытки наступать в северном направлении были отбиты частями КНД.

Таким образом, вслед за провалом летнего наступления вооруженных сил ООН потерпело крах и их так называемое осеннее наступление. При наступлении противника войска КНД, искусно используя условия горной местности, обходили фланги частей и подразделений неприятеля, смело контратаковывали. В случае превосходства сил противника и невозможности дальнейшего удержания своих позиций войска КНД отходили, одновременно подготавливая силы для нанесения контратак. Контратакующим частям обычно ставилась задача уничтожить прорвавшегося противника и восстановить положение. При неудаче контратаки повторялись по нескольку раз и проводились до тех пор, пока противник не был уничтожен или пока потери своих войск настолько возрастали, что дальнейшие действия становились невозможными.

С провалом летнего и осеннего наступлений войск ООН переговоры о перемирии в Корее возобновились. 25 октября делегации обеих сторон провели первое после перерыва заседание. По взаимному соглашению местом переговоров вместо Кайсена (Кесона) был избран Паньмыньчжон (Хаммонтэн), расположенный вблизи Кайсена.

27 ноября 1951 г. было достигнуто соглашение о демаркационной линии, установленной на основе существовавшей [261] к этому времени линии соприкосновения войск сторон, а в начале 1952 г. было достигнуто соглашение и по всем пунктам повестки дня, за исключением вопроса об обмене военнопленными.

По условиям соглашения установленная демаркационная линия не должна была изменяться, если соглашение о перемирии будет подписано в течение 30 дней. Если же в указанный срок соглашение о перемирии не будет подписано, то после достижения соглашения по всем пунктам повестки дня в демаркационную линию и демилитаризованную зону должны быть внесены необходимые изменения в соответствии с действительной линией соприкосновения войск.

Линия соприкосновения войск сторон протяжением в 225 км к 27 ноября 1951 г. проходила в основном севернее 38-й параллели через устье р. Ханган, Паньмыньчжон, Оричон, Хасори, южнее Кимсон, южнее Баугол, Чансон, Пхоедин. Эта линия с незначительными изменениями сохранилась до конца войны.

Группировка войск сторон к моменту заключения соглашения о демаркационной линии была следующей.

Рубеж от устья р. Есонган до Чунсимпо протяжением в 170 км обороняли войска КНД. 19-я армия (42,47, 63, 64, 65-й армейские корпуса) в одноэшелонном оперативном построении обороняла 100-километровый рубеж от устья р. Есонган до Волчхон. 20-я армия (12, 26, 67, 68-й корпуса), имея оперативное построение в два эшелона, обороняла 70-километровый рубеж от Волчхон до Чунсимпо. Второй эшелон армии — 67-й армейский корпус — был сосредоточен в районе Сэпори. Корпуса обороняли полосы шириной от 12 до 33 км, а боевые порядки их состояли из двух эшелонов.

Рубеж от Чунсимпо до восточного побережья шириной в 55 км обороняли войска Корейской народной армии. 2-я и 3-я армии, имея оперативное построение в два эшелона, обороняли полосы шириной по 15 км. 6-я армия непосредственно на фронте имела одну пехотную дивизию, которая обороняла 25-километровую полосу. Две пехотные дивизии этой армии (9-я и 18-я) обороняли побережье на фронте Косон, Пэтчен. [262]

Всего на фронте было развернуто 36 дивизий{65} (27 китайских и 9 корейских), из которых в первом эшелоне находилось 20 дивизий, а остальные составляли вторые эшелоны армейских корпусов и армий. Средняя оперативная плотность составляла 6,6 км на дивизию{66}.

Западное побережье от Енампо до устья р. Есонган обороняли войска 4-й и 1-й армий, 105-й механизированной и 10-й пехотной дивизий КНА, 13-й армии и 50-го армейского корпуса КНД — всего 17 дивизий и две артиллерийско-пулеметные бригады{67}. Основная группировка войск (13 дивизий и одна бригада) по-прежнему находилась на участке Анчжу, Нампхо.

Восточное побережье от Пэтчен до Пукчён обороняли войска 7-й и 5-й армий, 46-й пехотной дивизии и 24-й и 25-й артиллерийско-пулеметных бригад Народной армии, 9-й армии и 47-й пехотной дивизии китайских добровольцев — всего 14 дивизий и две бригады. Все эти силы, за исключением одной артиллерийско-пулеметной бригады, находились на участке Пэтчен, Хамхын.

Всего для обороны западного и восточного побережья были выделены 31 дивизия и 4 артиллерийско-пулеметные бригады.

В резерве Объединенного командования находилась 3-я армия (15-й и 60-й армейские корпуса), которая была сосредоточена южнее Коксан.

Эта группировка войск сохранилась до конца войны. Изменения в ней происходили главным образом за счет замены одних соединений другими.

Всего в Корее к 27 ноября 1951 г. находилось 75 дивизий{68} и 4 бригады, т. е. на одну дивизию больше, чем в начале переговоров.

Для более тесного взаимодействия войск КНД и КНА в начале октября 1951 г. были созданы объединенные управления [263] войск западного и восточного побережья, которым были подчинены войска, выполнявшие задачи по обороне побережья{69}.

Против войск КНД и КНА по-прежнему находились войска 1,9 и 10-го американских армейских и 1-го южнокорейского корпусов 8-й американской армии.

1-й армейский корпус (1-я кавалерийская и 3-я пехотная американские, 1-я английская, 1-я и 9-я южнокорейские пехотные дивизии и турецкая пехотная бригада) оборонял 90-километровую полосу от устья р. Ханган до Волчхон. От Волчхон до р. Букханган полосу шириной в 55 км оборонял 9-й армейский корпус (2, 24 и 25-я американские, 2-я и 6-я южнокорейские пехотные дивизии). Полосу от р. Букханган до Саченни шириной в 50 км оборонял 10-й армейский корпус (1-я дивизия морской пехоты и 7-я пехотная дивизия американцев, 3, 7 и 8-я южнокорейские пехотные дивизии), а от Саченни до побережья полосу шириной в 25 км оборонял 1-й южнокорейский корпус (5, 11-я и Столичная пехотные дивизии). Все корпуса имели по одной дивизии в резерве.

Всего на фронте противник имел 18 дивизий, одну бригаду, один отдельный полк и 19 отдельных батальонов, из которых в первом эшелоне действовали 14 дивизий и одна бригада, во втором — 4 дивизии. В резерве американского и южнокорейского командования находились один полк и 19 батальонов. Общее соотношение сил сторон к 27 ноября 1951 г., несмотря на потери, понесенные в августе — октябре 1951 г., почти не изменилось.

После установления демаркационной линии фронт в основном стабилизировался. Бои приняли местный характер и велись с целью разведки и захвата отдельных опорных пунктов и высот.

Совершенствуя свои позиции, войска КНД и КНА с ноября 1951 г. стали отрывать подземные убежища{70}.

Подземные убежища вначале представляли собой небольшие тупикового типа сооружения, которые отрывались на отделение — взвод и предназначались главным [264] образом только для укрытия личного состава и боевой техники от огня артиллерии и ударов авиации.

К концу 1951 г. войска КНД и КНА непосредственно на фронте имели два рубежа обороны: первый — с передним краем по линии соприкосновения войск сторон глубиной 5–12 км, второй — на удалении 10–40 км от линии соприкосновения с передним краем по линии Тамимен, Ичен-Мен, Сэпори, Хвачэнни глубиной 2–4 км (схема 8). Основой оборонительных рубежей являлась система опорных пунктов, причем второй рубеж был оборудован лишь на отдельных участках.

На западном побережье для отражения возможного десанта противника были подготовлены также два рубежа обороны: первый — от устья р. Чёнчёнган по морскому побережью до Нампхо глубиной 10 км и второй — с передним краем по линии Сунан, Пхеньян, Фанчу. От Нампхо по морскому побережью до Хэчжу и от устья р. Чёнчёнган до Тельсан в наиболее вероятных местах высадки десантов противника были созданы отдельные опорные пункты. Кроме того, оборонительные сооружения были построены и на рубеже Хэчжу, Чонсокту.

На восточном побережье инженерное оборудование местности производилось главным образом в районах Вонсан и Хамхын — в пунктах возможной высадки десанта неприятеля. В этих районах была создана целая система опорных пунктов на глубину 15–20 км.

Задача войск в обороне была поставлена, исходя из возможных действий неприятеля. План действий войск заключался в следующем. В случае наступления противника с фронта армейские корпуса первого эшелона войск КНД, а также 2, 3 и 1-я армии КНА должны были упорно оборонять свои позиции и наносить противнику возможно большие потери. При вклинении противника предусматривалось использование 38-го и 40-го армейских корпусов — в направлении Чунфа, Намчён; 15-го и 60-го корпусов — в направлении Ичен-Мен, а далее в зависимости от обстановки — или на центральном участке или на левом крыле фронта; 20-го армейского корпуса — вдоль железной дороги на Пхенгкан; 67-го армейского корпуса — в направлении Кимсон. [265]

В случае высадки крупных десантов в районах Нампхо и Вонсан при незначительной активности врага на фронте армейские корпуса первого эшелона, а также 2, 3 и 1-я армии КНА должны были отразить все попытки противника вклиниться в оборону. 15-й и 60-й армейские корпуса, выдвигаясь в направлении Фанчу, должны были усилить группировку войск западного побережья и совместно с ними уничтожить противника западнее линии Анчжу, Пхеньян, Чунфа. Войска, расположенные на восточном побережье, до выяснения обстановки на западном побережье должны были упорно оборонять занимаемые позиции, а затем в удобный момент нанести контрудар по десанту.

И, наконец, если противник будет высаживать крупный десант на западном побережье и одновременно наступать на фронте, а на восточном побережье производить демонстративные действия, то войска должны действовать по второму варианту. Кроме того, войска западного побережья усиливались еще одним корпусом с восточного побережья. [266]

Таким образом, план действий войск КНД и КНА был основан на упорной обороне занимаемого рубежа с усилением угрожаемых направлений за счет корпусов вторых эшелонов и резервов, что полностью отвечало создавшейся обстановке.

 

3. Боевые действия сторон и ход переговоров в 1952 г.

Не добившись значительных успехов в наступлении летом и осенью 1951 г., американские войска в январе 1952 г. начали массовые и систематические бомбардировки с воздуха объектов тыла, имеющих военное или экономическое значение, районов расположения войск, коммуникаций, а также мирных населенных пунктов{71}. Наряду с этим американские войска, попирая все международные нормы ведения войны, в январе 1952 г. начали применять бактериологическое и химическое оружие, применение которого запрещено международной конвенцией.

Из материалов международной комиссии по расследованию фактов ведения бактериологической войны следует, что бактериологическое оружие американская армия в Северной Корее применяла с 28 января по 24 апреля 1952 г. с общей площадью поражения в 347 кв. км, а в Северо-Восточном Китае с 29 февраля по 4 апреля 1952 г. с общей площадью поражения около 780 кв. км.

Бактериологическому нападению подвергались отдельные позиции войск КНД и КНА, частично объекты войскового тыла, линии коммуникаций, узлы железных и грунтовых дорог, некоторые промышленные и сельскохозяйственные районы, порты и в отдельных случаях водоисточники. Главным способом применения бактериологического оружия как в Корее, так и в Китае явилось распространение болезнетворных микробов (возбудителей чумы, азиатской холеры, сибирской язвы, брюшного тифа и др.) через живых переносчиков (мух, [267] блох, пауков и др.) и в меньшей мере через сброшенные предметы (перья, листья и др.). Живые переносчики и всевозможные предметы, зараженные болезнетворными микробами, сбрасывались в бактериальных бомбах и контейнерах, для чего использовались главным образом бомбардировщики В-26 и В-29.

При применении бактериологического оружия авиация совершала одиночные и групповые налеты. Наибольшее число самолетов, принимавших участие в одновременных налетах, не превышало 16. Бактериальные авиабомбы и контейнеры сбрасывались с горизонтального полета, с небольших высот, а иногда и с пикирования. В целях маскировки бактериологическое оружие сбрасывалось, как правило, в ночное время, в туманную, пасмурную или ненастную погоду и в сочетании с фугасными авиабомбами. Кроме того, распространение зараженных насекомых производилось американцами и путем рассеивания непосредственно с самолетов при помощи выливных авиационных приборов, приспособленных для этих целей.

Боевая эффективность применявшегося бактериологического оружия была незначительной. Это обусловливалось главным образом тем, что его применение не имело массового характера, а сами способы применения были малоэффективными. Предпринимавшиеся американцами попытки использования бактериологических средств нападения, по-видимому, имели лишь ограниченные задачи и представляли собой незначительные эксперименты, направленные на изучение отдельных вопросов, связанных с применением переносчиков болезнетворных микробов.

С началом применения бактериологического оружия в КНДР и КНР были проведены разносторонние санитарно-профилактические мероприятия, имевшие целью предотвратить возможность появления заболеваний, и мероприятия противоэпидемические, направленные непосредственно на быстрейшую ликвидацию последствий применения бактериологического оружия.

Боевые действия на фронте носили местный характер и с обеих сторон проводились с целью захвата отдельных опорных пунктов и высот. Одновременно продолжались работы по усовершенствованию обороны. [268]

Войска КНД и КНА, убедившись в том, что создаваемые ими подземные убежища надежно защищают от всех средств поражения, стали развивать их в боевые сооружения. Небольшие тупикового типа подземные ходы на отделение — взвод, служившие ранее главным образом только для укрытия личного состава от огня, войска в начале 1952 г. стали превращать в галереи, представлявшие собой сквозные подземные ходы с примыкавшими к ним подземными убежищами и местами для расположения боевой техники. Из этих галерей можно было вести огонь по наступающему противнику.

Галереи отрывались на взвод — роту и оборудовались главным образом на первой позиции и реже — в глубине обороны. Они надежно защищали войска и боевую технику от налетов авиации и ударов артиллерии, обеспечивали осуществление маневра в условиях интенсивного артиллерийского и авиационного воздействия и, наконец, обеспечивали связь огневых сооружений, расположенных на переднем крае, с тылом. Галереи в сочетании с системой траншей и ходов сообщения намного увеличили живучесть и устойчивость обороны.

В первое время галереи использовались неумело. Войска для укрытия от огня противника сосредоточивались в галереях, а траншеи и ходы сообщения дальнейшего развития не получали и войсками часто не занимались. В этих условиях огонь из подземных сооружений не мог обеспечить прикрытие всех подступов к обороне Не обеспечивалось создание многоярусного огня и резко сокращалось наблюдение за полем боя. Подразделения в силу этого были изолированы одно от другого, связь между ними отсутствовала, большая часть огневых средств при бое за передний край не использовалась. В результате этого оборона переднего края становилась пассивной. Подразделения находились в галереях, ведя обстрел ограниченным количеством огневых средств, пока утраченное положение не восстанавливалось контратаками вторых эшелонов или резервов.

Галереи в первое время строились не по плану, а по инициативе подразделений. Планирование боя в связи с этим осуществлялось в зависимости от уже построенных [269] галерей. Это приводило к тому, что инженерное оборудование местности становилось доминирующим, от него зависело планирование боевых действий.

Кроме того, подземные сооружения создавались в основном на вершинах высот, что приводило к увеличению «мертвых» пространств и противоречило требованиям зависимости расположения инженерных сооружений от тактической целесообразности использования огневых средств.

В мае 1952 г. Объединенное командование потребовало от войск создания более устойчивой обороны путем развития и усовершенствования оборонительных сооружений полевого типа и строительства на отдельных наиболее важных направлениях долговременных сооружений. Было приказано привести в порядок и усовершенствовать существующие инженерные сооружения в дивизиях первого эшелона; на отдельных участках достроить и, таким образом, создать сплошную вторую полосу обороны (дивизиями вторых эшелонов корпусов и корейских армий) с передним краем по линии Кайсен, Вичолли, Анхёб, Мунпори, Имданни, Чхянгдори, Согучён, выс. 1098; создать также силами вторых эшелонов армий и резервами сплошную третью полосу обороны с передним краем по линии Саривон, Сохын, Ичен-Мен, Сэпори, Хвачэнни; дополнительно построить железобетонные оборонительные сооружения в районах Сохын, Намчён, Нучён; в системе оборонительных сооружений полевого типа в наиболее важных местах, в районах Анчжу, Конгсо, Синкосан, построить отдельные железобетонные сооружения.

Основными сооружениями при оборудовании полос обороны определялись сооружения подземного типа, которые должны были стать костяком оборонительных укреплений. Строительство долговременных огневых сооружений (ДОС) было определено в районах Саривон, Сибили, Тозан, Сэпори, Чхянгдори, Мальхири, Мацзанни.

Общая глубина полос обороны непосредственно на фронте составляла 30–50 км. Намеченные работы к концу 1952 г. в основном были выполнены.

Войска ООН к этому времени подготовили оборонительную полосу «Эрминг» с передним краем по линии [270] соприкосновения с войсками КНД и КНА, промежуточную позицию «Вайоминг» с передним краем по линии Чочанни, Чихонтей, Сабангори, р. Букханган и оборонительную полосу «Канзас» с передним краем по линии устье р. Имзинган, Тосири, Чонгок, по южному берегу р. Хантанчхён до Унчхон, Хантусо, Симпори, Хвачен, Тонзури, гора Дайам-сан, выс. 1078, Чэдин.

Первую полосу обороны «Эрминг» и промежуточную позицию «Вайоминг» обороняли дивизии первых эшелонов армейских корпусов, а полосу «Канзас» — дивизии вторых эшелонов корпусов.

Основой всех полос обороны являлась система опорных пунктов и узлов сопротивления, прикрытых различными инженерными заграждениями. Пристальное внимание противник уделял обороне районов: Мунсан, Тосири, Хасюри; Ёнчон, выс. 832, пик Джюн-бён; Чорон; Симпори, Хвачен, Кодзйори; Худон, Санцчугольни, Сохори; Ымочижон, Саченни, выс. 1078. На главных направлениях были установлены прожекторы. Общая глубина полос составляла 15–45 км.

Кроме указанных оборонительных полос, противник имел еще подготовленные рубежи для обороны по линии Сувон, Инчхон, Иочжу, Вончжу и Масан, Тайгу, Кенчжю (по линии обороны бывшего пусанского плацдарма). Первый из них был оборудован в начале 1951 г. и являлся как бы армейским оборонительным рубежом, второй был оборудован еще в 1950 г. и являлся армейским тыловым оборонительным рубежом. Оба рубежа войсками не занимались, и инженерные работы на них не производились.

Таким образом, главное внимание противник уделял удержанию первых двух оборонительных полос и промежуточной позиции, где по существу и были сосредоточены все силы 8-й американской армии.

На конференции в Паньмыньчжоне американская сторона по-прежнему вела политику затягивания и срыва переговоров. Для этой цели был использован вопрос о репатриации военнопленных, который оставался единственным неразрешенным вопросом на пути достижения перемирия. [271]

Вопреки всем международным соглашениям американская сторона открыто отказалась репатриировать всех находящихся в руках американского командования военнопленных и предложила обмен из расчета один на один. Подобным маневром американское командование пыталось освободить всех своих военнопленных и в то же время задержать после подписания соглашения о перемирии значительную часть северокорейских и китайских военнопленных для использования их в своих целях.

Эти требования американских представителей были отвергнуты корейско-китайской стороной. Тогда американская сторона заявила о том, что военнопленные КНА и КНД не хотят возвращаться на родину, и выдвинула требование о так называемой «добровольной репатриации». Однако, убедившись, что для корейско-китайской стороны этот принцип решения вопроса о репатриации не приемлем, представители американского командования 8 октября 1952 г. демонстративно покинули совещание и таким образом снова сорвали переговоры.

После срыва переговоров войска ООН и южнокорейской армии 14 октября 1952 г. в районе Кумхуа перешли в наступление. Предпринимая это наступление, противник стремился захватить позиции китайских добровольцев на высотах севернее Кумхуа и таким образом ликвидировать выступ, вдававшийся в его оборону, выяснить систему галерейной обороны войск КНД и КНА и создать благоприятные условия для дальнейшего наступления на гору Осен-сан.

Днем позже противник, проводя крупные десантные учения в водах восточного побережья, в которых участвовало более 100 кораблей в районе Тхон-Чён и Кодзе имитировал высадку крупного десанта с целью обучения войск и определения контрмер, которые могут быть предприняты китайскими добровольцами и Народной армией на случай действительной высадки десанта.

Бои в районе севернее Кумхуа, развернувшиеся за выс. 597,9 и северную вершину выс. 537,7, носили ожесточенный характер и продолжались 43 дня{72}. [272]

Выс. 597,9 и северную вершину выс. 537,7 обороняли подразделения 8, 9 и 1-й рот 135-го пехотного полка 45-й пехотной дивизии 15-го армейского корпуса КНД.

За три дня до начала наступления противник активизировал действия своей артиллерии и авиации на фронте обороны всего 15-го армейского корпуса, причем основные усилия были сосредоточены по объектам предстоящей атаки — выс. 597,9 и северной вершине выс. 537,7.

С целью введения китайских народных добровольцев в заблуждение относительно направления своего главного удара противник несколько дней подряд перед наступлением имитировал отвод своей пехоты и танков из района Кумхуа на Чорон, чем хотел создать видимость готовящегося наступления западнее р. Хантанчхён на Схокимак.

В 4 ч 30 мин 14 октября после 150-минутной артиллерийской подготовки и ударов авиации, в результате чего почти все наземные инженерные сооружения (траншеи, ходы сообщения) на выс. 597,9 и северной вершине выс. 537,7 были разрушены, противник силами семи батальонов 7-й американской и 2-й южнокорейской пехотных дивизий при поддержке 27 танков и 300 орудий перешел в наступление.

Китайские добровольцы, умело используя инженерные сооружения и смело контратакуя, наносили противнику большие потери.

Однако, бросая в бой все новые и новые силы, противник 20 октября овладел всеми наземными инженерными сооружениями на выс. 597,9 и северной вершине выс. 537,7 и вынудил китайских добровольцев отойти в галереи. Завязались бои в галереях, продолжавшиеся до 29 октября.

Противник, используя взрывчатые вещества, огнеметы, а в некоторых случаях и отравляющие вещества, пытался сломить сопротивление защитников галерей и разрушить их. С этой целью он разрушал выходы из галерей, закрывал их камнями, мешками с песком, металлическими сетями и колючей проволокой, подрывал наиболее тонкие стенки галерей, забрасывал бутылками [273] с горючей смесью, химическими и зажигательными снарядами, применял огнеметы. Однако все его попытки были тщетны. Китайские добровольцы, используя галереи как исходные позиции, контратаковывали противника и наносили ему большие потери.

30 октября китайские добровольцы, подтянув новые силы, мощной контратакой сбросили противника с выс. 597,9 и, отбив его последующие атаки, окончательно закрепились на ней.

С 6 ноября основная тяжесть боев переместилась на северную вершину выс. 537,7. В ожесточенных боях, продолжавшихся в течение 20 дней, китайские добровольцы и здесь восстановили прежнее положение. К 25 ноября бои за выс. 597,9 и северную вершину выс. 537,7 прекратились.

Таким образом, попытки противника захватить позиции китайских добровольцев севернее Кумхуа не увенчались успехом. Понеся в этих боях крупные потери, он не смог добиться своей цели.

В боях за высоты севернее Кумхуа с обеих сторон приняли участие значительные силы, которые все вместе насчитывали около 100 тыс. человек. Для захвата высот севернее Кумхуа противник привлек части 7-й и 40-й{73} американских пехотных дивизий, 2, 9-й пехотных и 105-й учебной южнокорейских дивизий, 2, 3, 5 и 8-й южнокорейские полки учебного центра, 18 дивизионов артиллерии (300 орудий) и 120 танков. Всего со стороны противника действовало около 60 тыс. человек. Наступление поддерживалось 5-й американской авиагруппой.

С китайской стороны в боях за эти высоты приняли участие подразделения и части 45, 29, 31 и 34-й пехотных дивизий. Войска поддерживали 133 орудия полевой артиллерии, 292 миномета, 47 зенитных орудий. Общая численность войск КНД, принимавших участие в боях за эти высоты, достигала 40 тыс. человек.

Все эти силы как одной, так и другой стороной вводились в бой последовательно, в зависимости от обстановки, причем одновременно с каждой стороны в бою участвовало не более двух полков. [274]

Противник, как правило, наступал только днем. Однако сближение во многих случаях он производил в ночное время.

Наступлению подразделений обычно предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, в ходе которой для подавления войск на оборонительных позициях применялись также и зажигательные средства — напалм. Для подавления огневых средств на переднем крае применялись танки, выдвигавшиеся для стрельбы прямой наводкой.

Атаки противник производил последовательно, на нескольких направлениях и в течение всего дня. Если на одном участке его атаки отбивались, он атаковывал на другом. Если атаки противника отбивались и на новом участке, он атаковывал на прежнем.

В течение октября и в начале ноября противник с утра (до 8 ч) наступал обычно мелкими подразделениями, стремясь измотать китайских добровольцев и нанести им потери. После 8 ч противник вводил в бой свой первый эшелон. Потерпев неудачу, он после получасовой или часовой артиллерийской подготовки примерно в 12 ч вводил в бой вторые эшелоны и начинал повторное наступление. Потерпев неудачу и на этот раз, противник приводил свои подразделения в порядок, подтягивал резервы и после непродолжительной, но мощной артиллерийской подготовки примерно в 15 ч атаковывал всеми силами. Если противник терпел неудачу и на этот раз, он ставил дымовую завесу и под прикрытием небольших групп отходил в исходное положение. На следующий день противник атаковывал в том же порядке.

Таким образом, действия противника носили шаблонный характер, что с успехом было использовано китайскими добровольцами.

Боевые порядки частей и подразделений противника обычно строились в два эшелона с выделением резервов. Кроме того, создавалась огневая группа, в которую включались штатные и приданные огневые средства — пулеметы, безоткатные орудия, противотанковые реактивные ружья и минометы. Эти огневые средства поддерживали атаку пехоты. Сближение американцы производили в расчлененных строях, а атаку — скученными [275] боевыми порядками, в результате чего несли большие потери в живой силе.

Боевые порядки подразделений южнокорейской армии были более расчлененными, чем у американцев, а атака производилась настойчивей и стремительней. Потерпев неудачу, подразделения южнокорейцев быстро меняли направление атаки и способ действий, поэтому несли меньше потерь от огня китайских добровольцев.

При наступлении американские войска стремились обходить опорные пункты КНД и атаковывать их во фланг и тыл, однако, попадая сами часто в положение обойденных, поспешно отходили в исходное положение.

В целях организации взаимодействия с артиллерией противник иногда шел в атаку с большими красными флагами. Захватив позиции КНД, он устанавливал эти флаги, и артиллерия прекращала огонь. Если атака отбивалась, противник сворачивал их, а артиллерия возобновляла огонь.

После захвата позиций китайских добровольцев противник сразу же приступал к их закреплению. Однако войска КНД, быстро предпринимая контратаки, часто не давали неприятелю организовать систему огня и закрепить захваченные позиции, поэтому американцы не могли удержать их и под ударами китайских добровольцев отходили в исходное положение.

Взаимодействие между пехотой, артиллерией и авиацией у американцев было устойчивым и в ходе боев, как правило, не нарушалось. Артиллерия и авиация всегда оказывали пехоте своевременную и действенную поддержку. Взаимодействие же у южнокорейцев было слабее, неустойчивым и поэтому часто нарушалось.

В боях севернее Кумхуа противник, чтобы скрыть передвижение и маневр своих войск, широко применял дымы, для чего использовал артиллерию и авиацию.

В зависимости от поставленной цели противник ставил дымовые завесы в глубине своего расположения, в глубине обороны войск КНД и непосредственно на поле боя. Продолжительность дымопуска зависела от конкретно сложившейся обстановки и колебалась от нескольких минут до 8–10 ч. [276]

С целью создания выгодных условий для действий своих войск ночью противник в боях севернее Кумхуа широко применял осветительные средства — прожекторы, установленные на высотах в глубине его расположения, осветительные снаряды и бомбы. С захватом позиций КНД противник производил освещение местности особенно интенсивно и причем всю ночь.

Действия войск КНД в боях севернее Кумхуа были смелыми и активными. Во время артиллерийской и авиационной подготовки противника личный состав укрывался в галереях. На позициях оставались только наблюдатели (в большинстве это были взводные наблюдатели) и радисты, которые, тщательно наблюдая за противником, поддерживали связь с галереями и артиллерией. Как только противник переносил артиллерийский огонь в глубину, подразделения по сигналу наблюдателей быстро выходили из галерей и занимали наружные позиции для отражения атак.

Из галерей выводились не все подразделения, а только часть их, необходимая для отражения данной атаки. Остальные находились в резерве, в готовности поддержать подразделения, ведущие бой.

Огонь по атакующему противнику, как правило, открывался внезапно и с близкого расстояния. При отражении атак китайские добровольцы широко применяли ручные гранаты и заряды взрывчатых веществ (ВВ). После отражения атаки они, чтобы не нести потерь от артиллерийского огня противника, быстро возвращались в галереи.

В боях севернее Кумхуа китайские добровольцы проявляли высокую активность, контратакуя наступающего противника. Контратаки производились, как правило, внезапно и главным образом ночью и по противнику, который не успел еще закрепиться и привести себя в порядок.

С захватом противником наземных позиций китайские добровольцы отходили в галереи, откуда контратаками сковывали вражеские подразделения, не давали возможности использовать их в другом месте и, нанося им потери, создавали благоприятные условия для нанесения контратак из глубины. Их действия носили дерзкий [277] и смелый характер. Для действий на поверхности выделялись небольшие группы в 5–10 человек, вооруженные автоматами и зарядами ВВ. Эти группы под прикрытием темноты скрытно выходили из галерей и внезапным ударом наносили блокировавшему галереи противнику потери. Действуя из галерей, войска держали противника в напряжении, изнуряли его и не давали ему возможности разрушать галереи. Борьба за удержание галерей и уничтожение противника на наземных позициях велась во взаимодействии с частями, оборонявшимися вне галерей.

Особое внимание уделялось обороне входов в галереи. Входы обороняли специально выделенные для этой цели группы. Все попытки неприятеля блокировать, а затем разрушить галереи китайские добровольцы всякий раз срывали. Совместными действиями войск, оборонявших галереи, и войск, находившихся вне их, противник, захватывавший наземные позиции, или уничтожался, или отбрасывался в исходное положение.

Таким образом, бои севернее Кумхуа показали, что галереи в сочетании с системой траншей и ходов сообщений намного увеличивают стойкость и живучесть обороны. Мощный огонь артиллерии и массированные налеты авиации не смогли разрушить галереи и уничтожить их защитников. Оборона войск китайских добровольцев стала непреодолимой.

После боев севернее Кумхуа боевые действия сторон ограничились артиллерийской перестрелкой, ведением разведки и боями за отдельные высоты. В проводимых боях с обеих сторон принимали участие обычно мелкие подразделения от взвода до батальона, реже — два-три батальона или полк. При организации и проведении этих боев Объединенное командование КНД и КНА основной целью ставило уничтожение живой силы противника и приобретение войсками боевого опыта.

Боевые действия авиации КНД и КНА в течение 1952 г. ограничивались главным образом прикрытием важнейших объектов, расположенных в северных районах КНДР и в Северо-Восточном Китае, и частично прикрытием войск. [278]

Боевые действия американской авиации, несмотря на ограниченный масштаб действий на сухопутном фронте, были довольно активными. В среднем в сутки авиация войск ООН производила до 800 самолето-вылетов.

В 1952 г. в связи со значительным увеличением противодействия истребительной авиации КНД и КНА и возникновением в результате этого угрозы господству авиации войск ООН в воздухе американское командование вынуждено было усилить свою истребительную авиацию. Кроме того, большие потери, которые несли части тактической бомбардировочной авиации (вооруженные самолетами В-26) в дневное время, заставили американское командование использовать этот вид авиации для действий исключительно в ночное время.

Ход боевых действий в 1952 г. показал, что, несмотря на значительную активность авиации, она не могла достигнуть ожидаемых результатов и в целом не обеспечила осуществления замысла американского командования.

Военно-морские силы КНА обороняли западное и восточное побережье, а также производили минирование прибрежных вод.

Военно-морские силы ООН, имея к концу 1952 г. в водах Кореи около 180 боевых кораблей и более 120 вспомогательных и десантных судов, осуществляли блокаду побережья КНДР. При этом основная группировка кораблей находилась у восточного побережья. [279]

 

4. Боевые действия сторон и ход переговоров в 1953 г.

Объединенное командование, считая, что противник весной 1953 г. может перейти в наступление и высадить крупные десанты с моря, в январе — первой половине марта провело дополнительные мероприятия по усилению обороны, особенно западного и восточного побережья.

С этой целью из Китая в Корею были переброшены 1, 16 и 54-й армейские корпуса с частями усиления и проведены оперативные перегруппировки войск, в результате которых 15, 38 и 40-й армейские корпуса, имевшие большой боевой опыт, были сняты с фронта и переброшены:

38-й и 40-й — на усиление обороны западного побережья, а 15-й — на усиление обороны восточного побережья. Взамен их на фронт были направлены 23, 24 и 45-й армейские корпуса. Одновременно были проведены мероприятия по дальнейшему инженерному оборудованию обороны. Кроме того, чтобы сковать противника и нанести ему потери, в мае 1953 г. были запланированы и проведены наступательные действия на всем фронте, в результате которых было уничтожено около 7 тыс. солдат и офицеров.

Характер боевых действий авиации КНД и КНА не изменился и в 1953 г.

Боевые действия американской авиации в этот период были довольно активными. В среднем в сутки она производила от 700 до 1000 самолето-вылетов, наносила удары по боевым порядкам войск, объектам тыла и коммуникациям КНД и КНА, а также подвергала массированным бомбардировкам гидроэлектростанции каскадов Чанчинган (15–45 км северо-западнее Хамхын), Хотченган (125 км северо-восточнее Хамхын) и ГЭС «Супун» на р. Ялуцзян. Кроме того, вражеским налетам подвергались и города КНДР.

В ходе боевых действий способы использования противником авиации претерпели изменения. Если в 1952 г. авиация действовала мелкими группами от 8 до 24 самолетов, то в 1953 г. американцы начали применять ее уже группами от 70 до 200 самолетов. Для обеспечения действий [280] бомбардировщиков создавались группы непосредственного прикрытия и заслоны, состоявшие из 60–100 реактивных истребителей, патрулировавших впереди района действий бомбардировщиков или же на вероятных направлениях атак истребителей авиации КНД и КНА.

Активное участие в боевых действиях принимали и военно-морские силы ООН. Для блокады побережья КНДР противник одновременно привлекал 30–40 боевых кораблей, 20–25 кораблей специального назначения и до 350 самолетов авианосной и базовой авиации. Боевые корабли и самолеты военно-морских сил, действовавших в водах Кореи, несли дозорную службу, вели разведку, проводили траление, систематически обстреливали с моря порты и другие объекты на побережье, оказывали огневую поддержку войскам на приморском (восточном) участке фронта, а также наносили бомбовые и штурмовые удары по войскам и населенным пунктам как на побережье, так и во внутренних районах. Наиболее частому обстрелу с моря подвергались прибрежные города.

В начале 1953 г. правительства Китайской Народной Республики и Корейской Народно-Демократической Республики вновь проявили инициативу, направленную на достижение соглашения о перемирии и прекращении войны в Корее. 30 и 31 марта правительства КНР и КНДР опубликовали заявления, в которых подчеркивалась необходимость немедленно начать переговоры об обмене больными и ранеными военнопленными, а также выдвигались конкретные предложения об урегулировании вопроса о военнопленных в целом и достижении соглашения о прекращении войны в Корее.

Под давлением мирового общественного мнения правительство США вынуждено было возобновить прерванные им переговоры. 31 марта 1953 г. переговоры в Паньмыньчжоне начались.

В ходе переговоров вопрос о репатриации военнопленных был решен. 11 апреля было подписано соглашение о репатриации больных и раненых военнопленных, а 8 июня — соглашение и по вопросу о репатриации всех военнопленных. 16 июня была уточнена и согласована [281] демаркационная линия. Все пункты повестки дня конференции были согласованы.

Однако с возобновлением переговоров о перемирии южнокорейское правительство начало широкую кампанию, направленную на их срыв, угрожая продолжением боевых действий «самостоятельно». В связи с этим в июле 1953 г. командование китайских добровольцев приняло решение с 13 по 18 июля силами войск 20-й армии провести наступательную операцию с целью разгрома частей Столичной, 6, 8 и 3-й южнокорейских пехотных дивизий и овладения районом южнее и юго-восточнее Кимсон.

Главный удар решено было нанести силами 68-го армейского корпуса с рубежа Юльдон, Кимсон (фронт 8 км) в общем направлении Вольпони, Туюльтон с задачей разгромить части Столичной и 6-й южнокорейских пехотных дивизий и 67-го армейского корпуса с рубежа Хучхон, Самьендон (фронт 8 км) в направлении горы Кеамсан, Сизунни с задачей разгромить части 6-й и 8-й южнокорейских пехотных дивизий.

Вспомогательный удар наносил 60-й армейский корпус с рубежа Часудон, (иск.) выс. 994 (фронт 8 км) с задачей, наступая в юго-западном направлении, разгромить части 8-й и 3-й южнокорейских пехотных дивизий. Боевой порядок корпуса, в отличие от боевых порядков остальных корпусов, строился в два эшелона.

В целях надежного обеспечения правого фланга 68-го армейского корпуса соединениям 24-го армейского корпуса была поставлена задача наступать в общем направлении на Хасори, Сондон и не допустить контратак частей 9-й и левофланговых частей Столичной южнокорейских пехотных дивизий во фланг 68-му армейскому корпусу.

Для обеспечения левого фланга 60-го армейского корпуса соединениям 21-го армейского корпуса была поставлена задача активными действиями сковать части 7-й и 20-й южнокорейских пехотных дивизий.

Для развития успеха войск 68-го и 67-го армейских корпусов в общем направлении на Хвачен в резерв командующего 20-й армией были выделены 134-я и 135-я пехотные дивизии 54-го армейского корпуса, 202-я пехотная [282] дивизия 68-го армейского корпуса и 201-я пехотная дивизия 67-го армейского корпуса, которые располагались в районах Сэпори, Санбау, Тунамни и восточнее Чхянгдори. Всего для проведения операции привлекалось шестнадцать дивизий.

20-я армия должна была наступать на фронте 32 км (от Чучатон до выс. 994), имея семь дивизий в первом эшелоне, одну дивизию во втором эшелоне 60-го армейского корпуса и четыре дивизии в резерве. Средняя оперативная плотность составляла 2,7 км на дивизию.

Противник на этом направлении имел четыре пехотные дивизии в первом эшелоне (Столичная, 6, 8 и 3-я) и две дивизии в резерве (5-я и 11-я пехотные дивизии). Кроме того, в районе Синыпни находилась 2-я, а в районе Индэ 40-я американские пехотные дивизии.

Общее соотношение сил (без 2-й и 40-й американских пехотных дивизий) в полосе наступления армии составляло 2:1 в пользу китайских добровольцев. В авиации и танках было абсолютное превосходство на стороне противника.

В 21 ч 13 июля 1953 г. войска 20-й армии перешли в наступление. Преодолевая упорное сопротивление противника, они к 11 ч 14 июля 1953 г. продвинулись на 3–6 км в глубину вражеской обороны и вели бои на рубеже: 68-й армейский корпус — Туре, Кампунтон, (иск.) Сонгди; 67-й армейский корпус — Сонгди, Камоколь, гора Кеам-сан; 60-й армейский корпус — Чибсили, Квантетон, Янди.

Противник с целью сохранения живой силы и техники был вынужден поспешно отводить части Столичной, 6-Й и 8-й южнокорейских пехотных дивизий на юг. Одновременно, с целью остановить продвижение китайских добровольцев, он начал подтягивать к району боевых действий находившиеся в резерве части 5-й и 11-й пехотных дивизий.

Преследуя отходившего противника и используя при этом условия погоды (дождь), при которых противник не мог применить свою авиацию, войска 20-й армии к исходу 14 июля 1953 г. продвинулись еще на 3–8 км и вышли на рубеж: 68-й армейский корпус — Бандой, Кандихен, Туюльтон; [283] 67-й армейский корпус — (иск.) Туюльтон, Сизунни; 60-й армейский корпус — северный берег р. Кимсончхён. Корпуса получили задачу закрепиться на достигнутом рубеже, пополнить боеприпасы и продовольствие, эвакуировать трофейную технику, а передовыми отрадами продолжать преследование отходившего противника в южном направлении.

72-я и 74-я пехотные дивизии 24-го армейского корпуса, выполняя задачу по обеспечению правого фланга войск 68-го армейского корпуса, продвинулись в глубину вражеской обороны на 1–3 км и к исходу 14 июля главными силами занимали рубеж Галгол, выс. 432. Дивизии получили задачу закрепиться на этом рубеже, уделив особое внимание шоссе Кумхуа, Кимсон, а передовыми отрядами продолжать преследование противника в направлении Компоонри, Анколь.

Передовые отряды, выполняя поставленные задачи, к 17 ч 40 мин 16 июля вышли на рубеж Бонми, перевал Сынам-Когэ, Чупари, гора Хиньбау-сан, выс. 818, где встретили сопротивление и контратаки подошедших частей 3-й американской и 5, 1-й южнокорейских пехотных дивизий.

В течение 17-го и первой половины дня 18 июля соединения 24-го армейского корпуса 9-й армии, 68, 67, 60 и 54-го армейских корпусов 20-й армии вели упорные бои на достигнутом рубеже. Дальнейшее их продвижение было остановлено сильными контратаками частей Столичной, 6, 11, 5, 8, 3-й южнокорейских и 3-й американской пехотных дивизий, поддержанных массированными ударами авиации. В сложившейся обстановке командование войск КНД решило, сдерживая арьергардами контратакующие части противника, отвести главные силы 67-го и 60-го армейских корпусов на северный берег р. Кимсончхён, где и закрепиться. В первой половине дня 18 июля главные силы 67-го и 60-го армейских корпусов начали отход, а к концу дня соединения армии заняли для обороны рубеж: выс. 432, Исилгол, Туюльтон, Сизунни, северный берег р. Кимсончхён. Все попытки противника прорваться в северном направлении были отражены войсками 20-й армии. [284]

В ходе операции войска 20-й армии взяли в плен 3190 солдат и офицеров, захватили 153 орудия, 50 танков, 29 минометов, 187 автомашин, 110 пулеметов, сбили 10 и подбили 20 самолетов противников.

Наступление войск КНД в июле 1953 г. было одним из наиболее крупных наступлений, осуществленных ими в ходе четвертого этапа войны в Корее. Оно развернулось на фронте в 45 км и продолжалось трое суток{74}. Глубина продвижения составила 15 км со средним темпом наступления 5 км в сутки. В результате этого наступления противнику были нанесены новые потери. Выступ, вдававшийся в оборону китайских добровольцев, был ликвидирован, а линия фронта южнее Кимсона выровнена.

Это наступление показало возросшее мастерство и умение командования КНД организовать и осуществить наступление с прорывом подготовленной обороны противника. Войска КНД в ходе этой операции действовали смело и дерзко. Действуя главным образом ночью, они смело обходили опорные пункты неприятеля, вклинивались между ними и ударами во фланг и тыл уничтожали оборонявшегося противника. Их ночные действия лишали противника возможности в полной мере использовать силу своей авиации и уменьшали потери наступающих войск.

27 июля 1953 г. в 10 ч по корейскому времени воюющие стороны подписали в Паньмыньчжонс соглашение о перемирии. В соответствии с этим соглашением в 22 ч боевые действия по всему фронту были прекращены. Война в Корее закончилась.

Линия соприкосновения войск сторон к этому времени проходила по устью р. Имзинган, Оричхон, Сизунни, Чунсимпо, Чансон, Пхоедин. По этой линии и была установлена демаркационная линия. По условиям соглашения войска обеих сторон, разрушив оборонительные сооружения, 31 июля отошли на 2 км от этой линии, создав таким образом демилитаризованную зону. [285]

Группировка войск сторон к моменту подписания соглашения о перемирии была следующей.

Войска КНД обороняли рубеж от устья р. Есонган до Чунсимпо протяжением в 170 км, имея на переднем крае десять армейских корпусов 19, 9 и 20-й армий. 19-я армия тремя армейскими корпусами (65,46 и 1-м) обороняла 80-километровый рубеж от устья р. Есонган до Сыиян. 63-й армейский корпус оборонял побережье на участке Хэчжу, устье р. Есонган. 64-й армейский корпус был сосредоточен в районе Саривон, Течунни, Чунфа. 9-я армия в составе трех армейских корпусов, имея оперативное построение в один эшелон, обороняла рубеж Сыиян, Хасори протяжением в 45 км. Рубеж Хасори, Онголь протяжением в 30 км тремя армейскими корпусами обороняла 20-я армия. Второй эшелон этой армии — 54-й армейский корпус — был сосредоточен в районе северо-восточнее Сэпори. Полосу (иск.) Онголь, Чунсимпо шириной в 15 км оборонял 21-й отдельный армейский корпус.

От Чунсимпо до восточного побережья рубеж протяжением в 55 км обороняли войска 3-й и 7-й армий КНА, имея на этом участке пять дивизий.

Всего 225-километровый фронт обороняли 38 дивизий, из которых 32 были китайские и 6 корейских. Средняя оперативная плотность составляла 6 км на дивизию{75}.

Западное побережье от Догушань до устья р. Есонган обороняли войска 39, 50, 40 и 47-го отдельных армейских корпусов, 64-го и 63-го армейских корпусов 19-й армии и двух полков 114-й пехотной дивизии 38-го армейского корпуса КНД и войска 4-й армии КНА в количестве 23 пехотных дивизий, трех артиллерийско-пулеметных бригад и двух пехотных полков. Основная группировка войск (15 дивизий, одна артиллерийско-пулеметная бригада и два пехотных полка) была развернута на фронте Сончен Нампхо.

Восточное побережье от Унамни до Юки (80 км северо-восточнее Ченгдин) обороняли войска 1, 2 и 5-й армий КНА и 3-й армии КНД в количестве 15 дивизий [286] и 4 артиллерийско-пулеметных бригад. Все эти силы (кроме двух артиллерийско-пулеметных бригад) были развернуты на фронте Унамни, Хамхын.

Всего на территории КНДР к 27 июля 1953 г. находилось 76 дивизий и 7 артиллерийско-пулеметных бригад (58 китайских дивизий, 18 дивизий и 7 артиллерийско-пулеметных бригад КНА).

Численность личного состава сухопутных войск и вооружения КНД и КНА к 27 июля 1953 г. показана в табл. 18.

Таблица 18. (стр. 286)

 

  Войска КНД Войска КНА Всего
Людей 1 221 058 383 384 1 604442
Орудий полевой артиллерии 2018 1060 3078
Минометов 4981{~1}/203{~2} 3527 8508/203
ПТ орудий 2843 720 3563
Зенитных орудий 1135 736 1871
Танков и САУ 391 382 773
Самолетов 480 412 892, из них 635 истребителей

{~1} Без 60-мм минометов;

{~2} в знаменателе показаны реактивные установки.

Против войск КНД и КНА по состоянию на 27 июля 1953 г. оборонялись войска 1, 9 и 10-го американских армейских и 1, 2 и 3-го южнокорейских корпусов{76} в составе 24 дивизий и одной бригады (из них 7 американских, 1 английская и 16 южнокорейских). Кроме того, в распоряжении американского и южнокорейского командования имелось большое количество отдельных полков, батальонов и специальных частей и подразделений. Все эти силы по-прежнему находились непосредственно на фронте.

Численность личного состава сухопутных войск и вооружения американской и южнокорейской армий приведена в табл.19.

Таблица 19. (стр. 287)

 

  Войска США Войска ЮКА Прочие Всего
Людей 285000 415000 43600 743600
Орудий полевой артиллерии 1010 870 70 1950
Минометов 540 1020 100 1660
ПТ орудий 770 330 65 1165
Зенитных орудий 470  — 10 480
Танков и САУ 850 160 90 1100
Самолетов 1695  — 132 1827{~1}

{~1} Без учета транспортных самолетов; в это количество входят 1110 истребителей и истребителей-бомбардировщиков.

Количество войск и боевой техники к концу войны, несмотря на позиционный характер четвертого этапа, у обеих сторон увеличилось, что видно из табл. 20.

Таблица 20. (стр. 287)

 

  Войска КНД и КНА Войска ООН и ЮКА
  на 10.7 1951 г. на 27.7 1953 г. увеличение на 10.7 1951 г. на 27.7 1953 г. увеличение
Людей 1 341 313 1604442 263 129 505500 743600 238100
Орудий полевой артиллерии 1980 3078 1108 880 1950 1070
Минометов 1035 3563 2528 798 1165 367
ПТ орудий 2912 8508 5593 1156 1660 504
Зенитных орудий 1028 1871 843 400 480 80
Танков и САУ 361 773 412 820 1100 280
Самолетов 588 892 304 1595 1827 232

Общее соотношение сил к концу войны показано в табл. 21. [287]

Таблица 21. (стр. 287)

 

  Войска КНД и КНА Войска ООН и ЮКА Соотношение
Людей 1604442 743600 2,2:1
Орудий полевой артиллерии 3078 1950 1,6:1
Минометов 8508 1660 5:1
ПТ орудий 3563 1165 3:1
Зенитных орудий 1871 480 3,9:1
Танков и САУ 773 1100 1:1,4
Самолетов 892 1827 1,2:1

Таким образом, превосходство в людях, артиллерии и минометах к концу войны по-прежнему оставалось на стороне КНД и КНА, в то время как в танках и самолетах оно сохранилось на стороне войск ООН и южнокорейской армии. [288]

 

5. Общие итоги и характерные черты боевых действий войск сторон в четвертом этапе войны

Общие итоги. Начало переговоров о перемирии и переход американских войск к позиционным формам ведения войны показали полный крах их планов захвата всей Кореи. Политика «с позиции силы», представлявшая основу всего внешнеполитического курса США, обанкротилась. Все уловки дипломатического порядка и даже военный нажим в ходе переговоров не дали американцам ожидаемых результатов. Перемирие было заключено.

Характерные черты в действиях китайских добровольцев и Корейской народной армии. Оборона войск КНД и КНА в течение четвертого этапа войны в Корее создавалась с учетом прочного удержания своих позиций непосредственно на фронте и отражения возможных десантов на побережье. На выполнение этой задачи были направлены все усилия войск.

Оборона строилась на глубину 30–50 км и состояла из трех полос и отдельных укрепленных районов и узлов. На побережье, в районах наиболее вероятной высадки десанта неприятеля, оборона была построена на глубину 20–50 км. При этом полосы обороны оборудовались не на сплошном фронте, а только на важнейших направлениях, где они были наиболее развиты в инженерном отношении.

В силу горного характера местности инженерное оборудование полос как на фронте, так и на побережье носило очаговый характер. Полосы обороны оборудовались системой закрытых огневых сооружений, траншей и галерей, расположенных ярусами и связанных между собой ходами сообщения в пределах опорного пункта или узла обороны. Наиболее полно инженерное оборудование местности производилось на переднем крае и в меньшей степени — в глубине.

Ярусное расположение огневых сооружений и наличие наряду с траншеями большого количества галерей являлось одной из характерных и положительных черт [289] инженерного оборудования местности. Ярусное расположение огневых сооружений обеспечивало многослойность огня, огневую поддержку сооружений нижнего яруса и увеличивало плотность пехотного огня перед передним краем.

Наличие галерей в обороне войск КНД и КНА обеспечивало сохранение живой силы и техники во время артиллерийской и авиационной подготовки противника и быстрое открытие огня по нему при переходе его в атаку. Кроме того, галереи позволяли быстро, скрытно и без потерь выводить войска на рубеж развертывания для контратак и тем самым резко сокращали расход времени и сил для выхода на этот рубеж. Наряду с этим галереи обеспечивали внезапность нанесения контратак. Они оборудовались с таким расчетом, чтобы обеспечить эффективное использование огневых средств, быстрое занятие войсками своих наземных позиций, маневр живой силой в пределах опорного пункта или узла обороны, скрытное накапливание войск и внезапность контратак. При всех положительных качествах галерей и других подземных сооружений нисколько не уменьшались роль и значение траншей и ходов сообщения в обороне.

Для прочного удержания местности подразделения, части и соединения, в зависимости от ее характера и важности направления непосредственно на фронте, получали районы, участки и полосы шириной: рота — 0,7–2,7 км, батальон — 0,5–7, полк — 2–10, дивизия — 9–16, корпус (КНД), армия (КНА) — 15–30, а иногда и больше. На побережье ширина районов, участков и полос обороны была большей и составляла: роты — 2,5–3,5 км, батальона — 5–7, полка — 9–15, дивизии — 20–36, корпуса (корейской армии) — до 80 и больше. Основу обороны в горных районах как на фронте, так и на побережье составляли ротные опорные пункты, оборудованные галереями в сочетании с системой траншей и ходов сообщения. В широких долинах и на ровной местности основу обороны составляли батальонные районы обороны.

Действия войск КНД и КНА в обороне были стойкими, смелыми и активными, что составляло одну из характерных и присущих им черт ведения боя. Опираясь в своих [290] действиях на хорошо развитую систему инженерного оборудования местности, они отражали атаки численно превосходящего противника, нанося ему при этом большие потери. Огонь по атакующему противнику с целью нанесения ему наибольших потерь войска КНД и КНА, как правило, открывали с близких дистанций и внезапно. При этом широко применялись ручные гранаты. Такой огонь ошеломлял противника и являлся наиболее эффективным.

Контратаки по вклинившемуся противнику наносились внезапно и стремительно. Это составляло также одну из важных характерных и положительных черт действий войск КНД и КНА в обороне. Непрерывные и смелые действия войск изнуряли противника и не позволяли ему организовывать оборону на захваченных позициях. Кроме того, контратаки вырабатывали в войсках наступательный дух, приучали их к ведению наступления и прививали активность.

С целью уменьшения эффективности огня противника и налетов его авиации войска КНД и КНА наносили контратаки главным образом ночью, используя неподготовленность войск ООН к действиям в этих условиях. Учитывая сильные и слабые стороны противника, войска КНД и КНА, действуя смело и решительно, уничтожали вклинившегося противника или отбрасывали его в исходное положение.

Находясь в обороне, войска КНД и КНА против отдельных опорных пунктов неприятеля широко проводили наступательные бои силами рота — батальон. Выбор места и времени нанесения удара, расчет сил и средств, организация взаимодействия были представлены на решение командиров корпусов. План действий утверждался вышестоящими начальниками.

Для поддержки атаки роты обычно выделялось не более одной гаубичной или минометной батареи, а для поддержки атаки батальона — 2–3 дивизиона гаубичной артиллерии, а у КНД еще и один дивизион шестиствольных минометов и иногда 3–4 тяжелых танка.

Время для атаки выбиралось обычно с таким расчетом, чтобы подавление противника и разрушение его сооружений проходили непосредственно перед наступлением темноты. Сама же атака проводилась ночью. [291]

В период боя за опорный пункт, чтобы не дать возможности противнику отойти в глубину своей обороны, этот опорный пункт окаймлялся артиллерийским огнем с тыла и флангов.

Удержание захваченных опорных пунктов не входило в задачу наступавших подразделений, так как целью их действий было уничтожение живой силы и техники врага. Поэтому при переходе противника в контратаку войска, как правило, оставляли эти опорные пункты.

Характерной чертой действий войск КНД и КНА в обороне являлось широкое применение засад с целью уничтожения живой силы противника, воспрещения вражеской разведки, недопущения обхода и охвата противником опорных пунктов и, наконец, для захвата пленных.

В зависимости от задач засады устраивались перед передним краем, в промежутках между опорными пунктами, а иногда и в глубине вражеской обороны. В засады обычно выделялось отделение — взвод и реже рота. Внезапные действия из засад ошеломляли противника и создавали благоприятные условия для быстрого его разгрома.

При обороне большую роль играли танки и самоходно-артиллерийские установки. Они использовались как непосредственно на фронте, так и для обороны побережья. При этом на фронте действовали только танки и самоходно-артиллерийские установки китайских добровольцев, а на побережье — Народной армии.

Танки непосредственной поддержки пехоты в ходе наступательных боев с ограниченными задачами действовали мелкими группами (3–4 танка) и, как правило, ночью или при ограниченной видимости днем. В оборонительных боях танки широко применялись в засадах. При этом на танкодоступной местности основная часть танков находилась в резерве и предназначалась для проведения контратак. Танки в обороне в этом этапе войны широко применялись для стрельбы с закрытых позиций. В отдельных случаях танки использовались и для стрельбы прямой наводкой. Однако этот способ действий в обороне широкого применения не получил.

В обороне морского побережья танки в основном использовались в составе общевойсковых соединений и на направлении наиболее вероятной высадки вражеского десанта. [292]

Обычно непосредственно для обороны берега выделялась одна треть танков и самоходно-артиллерийских установок, остальные использовались в качестве танкового резерва и располагались в глубине обороны. Танки весьма эффективно использовались и для борьбы с кораблями неприятеля.

Характерной чертой использования артиллерии являлось то, что она действовала главным образом с закрытых позиций, оборудованных укрытиями туннельного типа. В исключительных случаях отдельные орудия выставлялись для стрельбы прямой наводкой.

Огневые позиции артиллерии оборудовались на склонах высот, в 4–8 км от переднего края, с таким расчетом, чтобы большая часть орудий имела возможность сосредоточивать огонь на направлении предполагаемого главного удара противника. Туннели надежно обеспечивали орудия от огня вражеской артиллерии и ударов авиации и этим повышали их живучесть. Однако они лишали артиллерию маневра огнем.

В обороне морского побережья большая часть артиллерии сосредоточивалась в местах наиболее вероятной высадки десанта. При этом главные усилия артиллерии направлялись на уничтожение десанта при подходе его к берегу и при высадке на берег. Огневые позиции оборудовались укрытиями туннельного типа, которые надежно обеспечивали орудия от огня корабельной артиллерии и ударов авиации противника. Борьба с кораблями противника, ведущими разведку побережья, возлагалась на специально выделенные для этого орудия, которые вели огонь с временных огневых позиций.

В ходе четвертого этапа войны войска КНД и КНА проводили и наступление. При этом наступали они главным образом ночью или при ограниченной видимости (в дождь, туман) днем. Это обусловливалось господством авиации противника и наличием в его обороне большого количества огневых средств.

Ночь облегчала маскировку сосредоточения войск, скрытность и внезапность их действий, и, главное, она сводила до минимума эффективность огня обороняющегося противника и действий его авиации. [293]

Используя эти преимущества, войска КНД и КНА, как правило, добивались победы. В значительной мере этому способствовала неподготовленность противника к ведению боя в ночных условиях.

Чтобы лишить противника возможности организованно отходить и закрепляться на новых позициях, войска КНД и КНА, перейдя в наступление, действовали стремительно и смело. Такие действия войск КНД и КНА сочетались с надежным закреплением местности, что позволяло им успешно отражать контратаки.

Для закрепления местности создавались инженерные сооружения, а также использовались подобные сооружения противника, которые войска быстро приспосабливали к обороне.

В ходе наступления войска КНД и КНА широко применяли маневр с целью обхода и охвата опорных пунктов противника, смело вклинивались в его оборону и ударами во фланг и тыл уничтожали неприятеля.

Характерные черты в действиях американских и южнокорейских войск. Оборона войск ООН и южнокорейской армии в отличие от обороны КНД и КНА строилась с учетом удержания местности только на фронте. Оборона на побережье в силу господства их флота в водах Кореи не создавалась.

Оборона строилась на глубину 15–45 км и состояла из двух полос, между которыми имелась промежуточная позиция. Основу обороны составляли батальонные узлы сопротивления, оборудованные системой закрытых огневых сооружений, траншей и ходами сообщения.

Узлы сопротивления оборудовались на важных в тактическом отношении участках местности и подготавливались для круговой обороны. Промежутки между узлами сопротивления прикрывались артиллерийским огнем и инженерными заграждениями. При наличии значительных промежутков между узлами сопротивления для их прикрытия выделялись небольшие группы пехоты, которые занимали и оборудовали там опорные пункты.

Для удержания местности войска в зависимости от важности направления получали районы, участки и полосы шириной; батальон — 2–3, полк — 5, дивизия — 10–18, [294] корпус — 30–70 км. Такая ширина районов, участков и полос обороны, несмотря на горный характер района боевых действий, приближалась к нормативам обороны на среднепересеченной местности.

Высокая активность войск КНД и КНА, особенно ночью, вынудила войска ООН широко применять противопехотные заграждения. При этом наибольшая плотность противопехотных заграждений создавалась перед передним краем, а также вдоль горных проходов, дорог и троп, пересекавших оборонительные позиции.

Активные ночные действия войск КНД и КНА обусловили широкое применение южнокорейцами сигнально-осветительных средств (ракеты, мины, фугасы), которые устанавливались на подступах к минным и проволочным заграждениям или непосредственно связывались с последними как средства, сигнализировавшие о преодолении противником этих заграждений и освещавшие местность в ночное время. Американцы применили новый вид заграждения против пехоты — напалмовые мины и фугасы, которые одновременно использовались и для освещения местности. Кроме того, в целях создания благоприятных условий для действий своих войск ночью американцы широко применяли прожекторы, установленные на высотах в глубине своего расположения, а также осветительные снаряды и бомбы.

При вклинении войск КНД и КНА в оборону вооруженные силы ООН переходили в контратаки, которые проводили только днем и, как правило, после артиллерийской и авиационной подготовки. Это позволяло войскам КНД и КНА в течение ночи закрепляться на захваченных позициях и в большинстве случаев с