ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

ТАЛИБАН: ИСТОРИЯ, ЛИДЕРЫ И ДЕЙСТВИЯ


1. Краткая характеристика обстановки, сложившейся в Афганистане после свержения Наджибуллы.

В 1992 году, лишившись финансовой и военной поддержки СССР, пал просоветский режим Афганистана. В марте 1992 года на севере страны поднял восстание генерал Абдул Рашид Дустум, командующий узбекской дивизией армии Наджибуллы. Четыре северные провинции вскоре оказались в руках мятежников.

В центре страны определенных военных успехов достигли силы Исламского общества Афганистана, возглавляемого бывшим профессором богословия Кабульского университета Бурханутддином Раббани и "панджшерским львом" Ахмад Шахом Масудом. В результате борьбы за власть и гегемонию в стране произошла дефрагментация Афганистана на зоны влияния, контролируемые локальными военно-политическими группировками. Вооруженная борьба афганских военно-политических группировок друг против друга закрепила раскол страны. Оппозиционные партии, входившие в сформированный при помощи США и Пакистана так называемый "Пешаварский альянс семи" (их руководителями были Хекматиар, Раббани, Халес, Мохаммади, Моджададди, Гилани, Сайяф), воевавшие ранее против правительства Наджибуллы, теперь повернули оружие друг против друга.

Бурханутддин Раббани и Гульбетддин Хекматиар начинали свою деятельность вместе в рядах организации "Мусульманская молодежь", созданной в 1969 году студентами и преподавателями Каубльского университета, но в 1973 году они разошлись по вопросу об отношении к военному антимонархическому перевороту, совершенному М.Даудом. В результате в 1974-75 году появились две организации - "Исламская партия Афганистана" под руководством Хекматиара, и более умеренное "Исламское общество Афганистана" Раббани.

Само по себе назначение Раббани, этнического таджика, на должность "президента Исламского государтсва Афганистан", не могло не вызвать активного неприятия со стороны пуштунской "элиты". Ведь централизованное государство в Афганистане всегда было государством, где доминировали этнические пуштуны. В моменты, когда центральная власть в Кабуле ослабевала, на передний план выдвигались пуштунские племенные вожди. Институты централизованного государства в Афганистане были почти полностью разрушены в 1992-94 гг. в ходе гражданской войны. На этом фоне северные провинции, населенные таджиками, туркменами, узбеками и хазарейцами, фактически отложились от кабульского правительства. Все это создало идеальные предпосылки для появления движения "Талибан", провозгласившего приверженность ценностям "чистого ислама" и курс на единство страны.


2. История движения "Талибан".

Движение было создано для решения конкретной политической цели - преодоление дефрагментации Афганистана. На политическую арену "Талибан" впервые вышел весной 1994 года. Центром зарождения движения стал Кандагар - город в юго-восточной части Афганистана. Движение "ищущих знаний" (именно так переводится на русский язык слово "таалиб") провозгласило своей целью создание так называемого "истинно исламского государства". По слухам, за "Талибаном" как за вооруженной силой с самого начала стоял Пакистан, вернейший союзник США в центральноазиатском регионе. Да и саму идею создания "Талибана" многие эксперты приписывают именно США. Соединенные Штаты преследовали в том числе и экономические задачи - американский консорциум Unocal намеревался построить через территорию Афганистана газопровод и нефтепровод из Туркмении к Индийскому океану. Альтернативный проект - газо- и нефтепровод через территорию Ирана - был невозможен, поскольку по американскому закону Д`Амато инвестиции в экономику Ирана запрещены. Но после 1992 года Афганистан представлял собой "зону нестабильности", раздираемый вооруженной борьбой между мождахедскими группировками, пришедшими к власти после свержения просоветского режима Наджибуллы. А главная "надежда и опора" США в борьбе против советских войск - Гульбеддин Хекматиар, которого "штатники" снабжали новейшим вооружением, в том числе и "Стингерами", в начале 1990-х годов занял резко антиамериканскую позицию в связи с агрессией США в Персидском заливе "Буря в пустыне"). Понадобилась новая политическая и военная сила, которая могла бы объединить Афганистан. Так родилась идея создания "Талибана".

Костяк движения составили молодые беженцы (по большей части "сироты афганской войны") из лагерей, в большинстве своем находящихся в Северо-Западной провинции Пакистана, прошедшие соответствующую идеологическую "обработку" в мусульманских школах. На роль основателя были выбраны мулла Мохаммад Омар (потерявший глаз во время войны против наших войск), и мулла Мохаммад Раббани (не путать с Бурханутдинном Раббани, этническим таджиком, ставшим президентом Афганистана в 1992 году). Моххамад Омару Ахунзада (таково его полное имя) осенью 1994 года шел 31-й год. Во время войны против прокоммунистического режима в Кабуле и советского присутствия в Афганистане он являлся полевым командиром небольшого отряда моджахедов, принадлежащего к партии Наби Мохаммади из состава Пешаварского альянса. Многие из окружения Омара были выпускниками медресе Хаккания, расположенного близ Пешавара и известного своими ультрарадикальными исламскими воззрениями. По слухам, небезызвестный Усама Бен Ладен, выращенный ЦРУ для войны против наших войск и чудом уцелевший после первого же боестолкновения с нашими десантниками, женат на старшей дочери муллы.

По некоторым данным, прямое финансирование, военная подготовка талибов и снабжение их современным оружием осуществлялись Корпусом пограничной стражи и элитными подразделениями пакистанских десантников под руководством министра внутренних дел Пакистана Насруллы Бабара. Позднее движение стало пользоваться и непосредственной поддержкой пакистанской спецслужбы ISI.

Своими врагами талибы объявили все военно-политические группировки (см. ч.1), пришедшие к власти в Афганистане после падения Наджибуллы. Все эти группировки на протяжении всей войны 1979-89 гг. финансировались из США, Пакистана и Саудовской Аравии. Но, придя к власти, они немедленно начали боевые действия между собой. В 1992-94 годах будущие лидеры так называемого "северного альянса" Абдул Рашид Дустум (бывший генерал армии Наджибуллы, этнический узбек) и "панджшерский лев" Ахмад Шах Масуд (этнический таджик) очень серьезно воевали между собой за контроль над северным Афганистаном, а этнический пуштун (народность, составляющая большинство населения Афганистана) Гульбетддин Хекматиар, сначала был премьер-министром Афганистана, а потом повернул оружие против отрядов, верных "президенту" Бурханутдинну Раббани. В общем, кто воевал против кого, понять было практически невозможно. В этих условиях нужна была "железная рука", готовая навести порядок (по задумке инициаторов этого проекта, американский "порядок").


3. Триумфальное шествие "Талибана" по Афганистану.

Первой акцией талибов, проведенной в начале 1994 года, было убийство в Кандагаре лидера местных моджахедов и его приближенных за то, что те напали на трех женщин и изнасиловали их. Событие имело символическое значение: предавшие идеи Корана, коррумпированные и жадные до власти моджахеды "изнасиловали" Афганистан! "Наказав" моджахедов, талибы резко повысили свой авторитет в народе. К февралю 1995 года "ищущие знаний" контролировали половину южных провинций, успешно ведя бои с разрозненными моджахедскими группировками и пуштунским племенным ополчением. Весной 1995 года их отряды взяли Герат - оплот шиитского населения на западе Афганистана. Губернатор одноименной провинции Исмаил-хан еле успел спастись бегством в соседнем Иране. Последней серьезной преградой на пути триумфального шествия талибов стали наконец-то объединившиеся отряды Дустума, Абдул Малика и Масуда, которые на протяжении довольно длительного времени удерживали практически весь север страны (почему их объединение и назвали "северный альянс") и главный город узбекской части Афганистана - Мазари-Шариф, но, в конце концов, пала и эта твердыня. Отряды "ищущих знаний" вплотную вышли к границам Узбекистана.

В августе 1996 года отряды "Талибана" захватили Кабул, и, прежде всего, повесили Наджибуллу и его брата, бывшего руководителя афганской службы безопасности, которые с 1992 года укрывались на территории миссии ООН. "Президент" Раббани бежал в эмиграцию, и больше с тех пор не появлялся на афганской политической арене.

Падение Мазари-Шарифа резко подорвало позиции "северного альянса".

Генерал Дустум, не отличавшийся особой храбростью, бросил на произвол судьбы остатки своих отрядов и бежал в Узбекистан, где и проживал вплоть до осени 2001 года. Оборону 4 северных провинций возглавил Ахмад Шах Масуд, бывший одним из наиболее серьезных противников советских войск в период войны 1979-89 гг.

Столь долгая оборона северных провинций отрядами антиталибской оппозиции объясняется той экономической, военной и моральной помощью, которую ей оказывали, в первую очередь, Иран, Узбекистан, другие страны Центральной Азии, и по некоторым данным, и Россия (правда, не напрямую, а через Таджикистан и Узбекистан).

Еще одной причиной триумфального шествия "студентов" был и тот факт, что люди, уставшие от четвертьвековой войны, с готовностью восприняли идеи отказа от благ европейской цивилизации, недоступных подавляющему большинству афганцев, идеи всеобщего равенства в исламской аскетической бедности. Мелкие торговцы, ремесленники, земледельцы, ведущие натуральное хозяйство, видят в талибах гарантию хоть какой-то стабильности. Они надеялись, что прекращение войны даст возможность спокойно трудиться на своей земле, зарабатывать средства к существованию.

Также, по некоторым данным, среди военных руководителей среднего и высшего звена "Талибана" довольно значительную часть составляли профессиональные военные афганской коммунистической армии, прошедшие неплохую школу войны под руководством советских военных инструкторов. И это естественно, ибо в рядах "Талибана" эти офицеры продолжали свою войну, войну против того врага, с которым они сражались в1980-х годах. А теперь их противник стали у руля власти в Афганистане (следует отметить, что и многие бывшие члены НДПА, преимущественно из фракции "Хальк" ("Народ"), нашли свою нишу в "Талибане"; между тем их "соратники-противники" из фракции "Парчам" ("Знамя") пополнили ряды так называемого "Северного альянса").


4. Первые шаги "Талибана" по установлению "нового исламского порядка".

Заняв Кабул в августе 1996 года, талибы провозгласили Афганистан исламским эмиратом. Мулла Омар был провозглашен амир-уль-муминином, то есть, "повелителем всех правоверных". Под руководством муллы они приступили к строительству в Афганистане мусульманского теократического государства, основанного на принципах "чистого ислама". Внутри движения большое значение придавалось духовному началу в его организации и управлении. Была образована так называемая Большая Шура, в состав которой входило около 50 человек, среди них самыми известными были мулла Мохаммад Раббани, мулла Аббас (талибский мэр Кандагара), мулла Мышр, мулла Хасан (губернатор провинции Кандагар), мулла Муттаки. Следует заметить, что не все члены высшего руководства "Талибана" по праву носили духовные звания. Эти звания были призваны подчеркнуть приоритет духовного в жизни мусульманского общества. Тем самым, движение "Талибан" сделало заявку о стремлении вернуться к принципам организации первоначальной мусульманской общины, когда руководство общины выполняло сразу обе функции управления - светскую и духовную.

На подконтрольных им территориях (а это было 95% территории страны) талибы ввели нормы шариатского правления, причем они обосновывали это ссылками на хадисы (изречения) пророка Мухаммеда, не вошедшие в Коран. Так, например, мужчинам строго предписывалось носить бороды и под страхом смерти запрещалось их брить. При этом талибы отсылали всех к хадисам почитаемого ими средневекового мусульманского богослова Аль-Бухари родом из афганской провинции Балх: "Пророк сказал: отличитесь от мушрикин (многобожники), отрастите бороду и усы". Всем женщинам предписывалось носить глухую паранджу, им запрещалось работать, учиться, посещать общественные мероприятия. Были запрещены инструментальная музыка (разрешались только религиозные исламские песнопения), западная одежда, западные прически, телевидение. По радио транслировались исключительно религиозные передачи.

Апофеозом установления "нового исламского порядка" был взрыв статуй Будды в провинции Бамиан. Его талибы оправдывали тем, что в Коране есть прямой запрет на изображение человека. Но был и еще один фактор: талибы считали буддизм языческой религией, поэтому они и уничтожили статуи, объявив их идолами.

Но, наряду с такими странными законами, талибами были изданы и вполне здравые указы. Так, за разные извращения виновных живьем закапывали в землю, также смертью каралась и супружеская неверность. Принимались жесточайшие меры к наркоторговцам.

Вероятнее всего, издание таких законов было лишь ответной защитной реакцией афганцев, у которых было очень сильно исламское мироощущение, на агрессивное наступление бездуховной западной цивилизации, которая постепенно проникала и в Афганистан. К тому же, выдвигаемые "Талибаном" идеи исламского аскетизма находили широкий отклик в душах афганцев, которые никогда не стремились к непонятным и ненужным, с их точки зрения, "благам цивилизации", потому что большинство из них и понятия не имело об этих "благах".

И еще. Талибы, взрощенные Соединенными Штатами, видели воочую все "прелести" западного образа жизни, неприемлимые для подавляющего большинства народов, и, соответственно, выработали своеобразный иммунитет против этой заразы, основанный, правда, на средневековых представлениях о жизни. Но ничего другого и не следовало ожидать от народа, который вплоть до начала XXI века жил в средневековье и просто не знаком с другими нормами морали, нравственности, духовности, с другим образом жизни. То есть, отвергнув американский образ жизни, действительно безуховный и чуждый всем народам Земли, талибы впали в другую крайность - полное отрицание всего неисламского, желая распространить по всему миру свое видение мира.


5. "Талибан" и наркобизнес.

После прекращения советской экономической помощи и последующего падения правительства Наджибуллы экономика Афганистана, находившаяся в эмбриональном состоянии, практически прекратила свое существование. Если раньше основными отраслями афганской экономики были сельское хозяйство, добыча при помощи советских специалистов газа и добыча лазурита (полудрагоценного поделочного камня, чьи месторождения сосредоточены почти исключительно в Афганистане), то с уходом советских специалистов газодобыча практически заглохла, лазуритовые месторождения попали в руки враждующих группировок, а сельское хозяйство было настолько слабым, что не могло прокормить все население. Моджахеды же, помимо получения "субсидий" на ведение войны с нашими войсками, выращивали в больших количествах опиумный мак. Причем, когда это было выгодно администрации США, на это закрывались глаза, хотя мак, выращенный в Афганистане, впоследствии превращался в героин на улицах Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Сан-Франциско, принося с каждого вложенного в выращивание мака доллара тысячу долларов чистого дохода афганским полевым командирам. Но в 1992-94 годах выращивание мака достигло таких громадных объемов, что США стали высказывать недовольство деятельностью афганских моджахедов в этой области.

Центральное правительство в Кабуле не могло, да и не хотело прикрыть этот бизнес, ибо это был практически единственный способ наполнения казны (а в большей мере - кармана людей, вставших у власти). В поисках новых рынков сбыта моджахеды обратили свой взор на север, на Россию. Чтобы проторить новую наркотропу, они пошли на штурм таджикско-афганской границы, охраняемой российскими пограничниками. В результате одного такого подлого нападения афганских моджахедов и боевиков таджикской антиправительственной оппозиции (в Таджикистане в то время полным ходом шла гражданская война) была практически полностью уничтожена 12-я погранзастава Московского погранотряда. Но и боевики понесли огромные потери и потому отказались от тактики массированного проникновения через границу.

Как бы то ни было, но в 1992-94 годах Афганистан вышел на первое место в мире по производству и экспорту наркотиков. Опиумный мак выращивали не только боевики-моджахеды, но и обычные крестьяне, чтобы прокормить свои семьи. При той экономической и политической ситуации, которая существовала в то время в Афганистане, это был единственный способ выжить.

Придя к власти, талибы, не имея другого источника доходов, поначалу тоже занимались выращиванием наркосодержащих растений. Отняв у своих противников маковые поля, талибы получили финансовый ресурс, который позволил им выйти из-под финансового контроля со стороны США и обрести финансовую независимость. Одновременно были взяты "на учет" все единоличные производители опиумного мака. Таким образом, талибы пытались систематизировать единственную "доходную статью" бюджета страны. Сбор опиумного мака был сокращен еще и потому, что на мировых рынках резко упала стоимость наркотиков, производимых на его основе.

В 2000 году мировое сообщество в лице ООН предоставило режиму "Талибана" экономическую помощь, выдвинув условие обязательного уничтожения всех маковых полей. Талибы стали активно уничтожать эти поля, тем не менее, не пуская инспекторов ООН на территорию Афганистана для наблюдения за процессами их уничтожения. Косвенным признаком того, что талибы всерьез взялись за производителей наркотиков, стало резкое снижение наркотраффика из Афганистана. Наркотики, в основном, шли из провинций, контролируемых отрядами Северного альянса.

Режимом талибов были приняты законы, согласно которым производители опиумного мака подвергались смертной казни. Сам мулла Омар выступил за публичное четвертование наркопроизводителей и наркоторговцев. В частности, по некоторым данным, в Кабуле, Герате, Кандагаре и других крупных городах талибы казнили более 300 человек, замеченных в выращивании опиумного мака. Казни проходили показательно, при большом стечении народа.

Видимо, начавшаяся борьба талибов с наркопроизводителями была одной из причин, подвигнувших США (определенные властные структуры которых, в том числе и ЦРУ, имеют свои "откаты" от наркоторговли) на военную агрессию против Афганистана с целью восстановить былой статус-кво в сфере мирового наркооборота. (После свержения режима "Талибана" наркотраффик из Афганистана вырос в 140 раз (!), и Афганистан вновь вышел на первое место в пире по производству наркотиков).


6. Афганистан после "Талибана".

После событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне (по слухам, инспирированными самими же США) американская администрация с молчаливого одобрения "мирового" сообщества развязала агрессию против Афганистана, попутно обосновавшись в бывших республиках СССР. Не способные противостоять массированным авианалетам, талибы были вынуждены перейти к тактике партизанской войны, которая приносит свои плоды. По информации, прорывающейся из-за "железного занавеса", которым США окружили все, что касается присутствия в Афганистане, их потери с октября 2001 года составили свыше 2,5 тысяч человек. Проамериканское же правительство Хамида Карзая, не признаваемое большинством пуштунских вождей, контролирует только крупные города, да и то не всегда. Попытки же навязать Афганистану конституцию и систему государственной власти, "срисованную" с США, могут вызвать активное неприятие со стороны большей части афганского общества.

К тому же, эксперты Международной организации по борьбе с распространением наркотиков считают, что в ближайшее время Исламская республика Афганистан может прекратить свое существование в качестве единого государства, распавшись на мелкие наркокартели. В настоящее время наркотическое сырье выращивается по меньшей мере в 28 из 32 афганских провинций. Такая ситуация крайне невыгодна для всех соседей Афганистана, в первую очередь - для России.


7. Выводы.

Теперь, про прошествии времени можно оценить то значение, которое оказала власть "Талибана" не только на Афганистан, но и на другие страны. Ведь их власть признали только три государства в мире - Саудовская Аравия, Пакистан и Объединенные Арабские Эмираты. Даже США, стоявшие у истоков "Талибана", открестились от своего детища.

На короткое время "Талибан" под своей железной рукой объединил почти весь Афганистан, практически прекратились межпуштунские распри и столкновения. Это, безусловно, положительный факт, ибо в единстве Афганистана кровно заинтересованы все его соседи, в первую очередь, Россия, Узбекистан и Таджикистан. Но в тоже время Афганистан стал одним огромным "учебным лагерем" для исламских экстремистов и террористов со всего мира, в том числе и из России. Там они изучали опыт талибов по построению "нового исламского порядка" с тем, чтобы применить его на практике в странах своего постоянного проживания. Опыт "Талибана" вдохновил их на борьбу с наступлением "нового мирового порядка" по-американски, который несет непосредственную угрозу традиционному мусульманскому мироощущению, традиционным ценностям и укладу. Причем большинство исламских экстремистов приезжали в Афганистан как раз из стран, наиболее сильно затронутых американским влиянием (Саудовская Аравия, Иордания, страны Персидского Залива). Это еще раз доказывает, что возникновение "Талибана" и других исламских ультрарадикальных группировок было лишь защитной реакцией на наступление бездуховной западной цивилизации во главе с США.

Россия в настоящее время тоже находится в сложной ситуации. С одной стороны, наша вера, культура, история, традиции подвергаются массированной агрессии со стороны западного бездуховно-сатанинского уклада жизни. С другой стороны, многочисленные исламские экстремистские организации выступают за исламизацию всей жизни России (один "деятель" даже призывает к свершению в России исламской революции). Но у России есть прекрасная духовная основа для успешного противостояния как одному, так и другому, неприемлемому для нее влиянию. И основа эта - Русское Православие, которое на протяжении всей истории было стержнем для объединения всех народов, населяющих Россию. Да, за последние десятилетия наш народ отошел от Православия, но не настолько, чтобы окончательно отпасть от него. Только объединив на основе традиционных православных ценностей все народы нашей страны, стоящие на позициях добра, можно успешно противостоять натиску как бездуховно-западного, так и средневеково-восточного мироощущения. Противостоять и победить!