ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Ввоз специалистов в США из других стран


Зависимость Америки от зарубежных специалистов развилась за 90-е годы прошлого века. Импорт специалистов в различных областях науки встроен в американскую экономическую систему, но и зависит от экономического благополучия страны-импортера. Возможность легко привлечь специалистов мирового класса на работу на благо страны позволила Америке в какой-то мере закрыть глаза на снижающееся качество собственной системы образования, особенно в области математики и других точных наук. Все еще известная качеством своих аспирантур, Америка уже не может похвастаться ни системой школьного образования, ни, за малым исключением, своими университетами. Растущие долговые обязательства, вкупе с упадком качества “человеческого капитала”, могут создать для Америки сложнейшие проблемы в ближайшем будущем. Подъем серьезных политических и экономических конкурентов на мировой арене способен в худшем варианте сделать эти проблемы хронически неразрешимыми. Статус Америки как единственной мировой супердержавы находится под растущей угрозой. (19)



половина программистов, которые решают наиболее сложные задачи в США, — из нашей страны. Неудивительно: целые лаборатории, к сожалению, оказались вынуждены уехать из России. (253)



40% ученых, работающих в США, - европейцы. Большинство из них остаются в Америке.
"Чтобы получить премию Нобеля, нужен паспорт США"



2004. Представители фирмы «Боинг» из Сиэтла, приезжавшие недавно в Москву, рассказывали, что не могли бы поддерживать высокий технический уровень своих разработок без помощи иностранцев, подготовленных лучше, чем американские школьники, — японцев, китайцев и русских, которых в школах до сих пор продолжают учить как основам фундаментальных наук, так и умению думать и решать нетривиальные задачи. Но фирма опасается, что американизация обучения вскоре ликвидирует и этот источник кадров, и хотела бы помочь сохранить в России высокий уровень школьного образования».
C.Г.Кара-Мурза "Уничтожение интеллекта"



компания «Боинг» воспользовалась развалом. В ее московском конструкторском центре, где в момент открытия в 1992 г. работало всего 10 российских ученых, сейчас около 650 инженеров, ученых и специалистов по компьютерам из крупнейших авиационных конструкторских бюро России. «Боинг» заключает контракты с российскими компаниями, включая фирмы Ильюшина и Туполева, которые потом имеют возможность платить зарплату, в 10 раз превышающую среднее жалованье российского конструктора, составляющее 200-500 долларов в месяц. Западных производителей привлекает в Россию ее высококвалифицированная рабочая сила, отмечают руководители компании. Россия - единственная страна, помимо США, где «Боинг» имеет такой конструкторский центр.

http://www.duel.ru/200133/?33_8_1



в наше время Индия может похвастаться, например, вторым местом в мире по численности ученых и инженеров. И даже США, сверхдержава мира, дающая всем фору по уровню развития компьютерных технологий, стали таковыми во многом благодаря индийцам. Именно они составляют 38% всех работающих в Соединенных Штатах врачей, 12% ученых, 36% специалистов НАСА и 34% работников компьютерного гиганта «Майкрософт».

http://www.duel.ru/200423/?23_8_1



"Утечка мозгов" из России на Запад ежегодно обходится нашей стране в $25 миллиардов


(сокр.)
Полина КАНЕВСКАЯ

"Утечка мозгов" из России на Запад ежегодно обходится нашей стране в $25 млрд. Почти четверть американской индустрии высоких технологий держится на выходцах из России. Однако министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко не видит опасности в отъезде российских специалистов за рубеж. Он предлагает сделать этот процесс взаимным и создать условия для приезда западных ученых в нашу страну. Как это сделать - министр не уточнил.

"Слухи об опасности "утечки мозгов" из России сегодня сильно преувеличены", - заявил в начале недели министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, выступая на международном семинаре "Поддержка развития научной карьеры и академической мобильности между РФ и ЕС". Глава Минобразования убежден, что этот процесс происходит в рамках "естественной миграции".

Любопытно, что эксперты дают прямо противоположную оценку эмиграции российских ученых. По данным национального доклада о развитии человеческого потенциала в России за 2004 г., подготовленного российскими специалистами при поддержке представительства Программы развития ООН (ПРООН), экономическая оценка "естественной миграции" ученых на Запад составляет $25 млрд. в год. При этом Россия занимает меньше 1% (0.8%) на мировом рынке наукоемкой продукции. Между тем, как отмечается в исследовании информационно-аналитического агентства "МиК", наши эмигранты, живущие в США, обеспечивают, по разным оценкам, 20-25% производства американского хай-тека, что составляет около 10% мирового рынка. США стоят на первом месте в списке стран, в которые мигрируют российские специалисты. На долю США, по данным ГУ-ВШЭ и Центра научных, информационных и образовательных программ, приходится 30.1% выезжающих за рубеж исследователей. На втором месте находится Германия - 20.5%.

http://www.finiz.ru/cfin/tmpl-art_oo/id_art-891515



ПОТОКИ МОЗГОВ


6 СЕНТЯБРЯ 2005 г.

Из Европы в США и Канаду наблюдается отток молодых научных и технических кадров в сфере фундаментальных дисциплин и высоких технологий. При сохранении нынешних темпов «утечки мозгов» за океан Европа рискует через 10 лет остаться без молодой научной смены. Такие выводы содержатся в первом исследовании по проблеме «утечки мозгов», проведенном по заказу Еврокомиссии Национальным исследовательским советом Италии, университетами Маастрихта /Нидерланды/ и Будапешта /Венгрия/. По данным исследования, в 1999-2001 годах из 15 тыс. докторов наук из стран ЕС, завершивших обучение в американских университетах, 11 тыс. решили остаться работать за океаном. Только в 2003 году в США из стран ЕС иммигрировало около 100 тыс. высококвалифицированных специалистов в области науки и высоких технологий. На первом месте по этому показателю стоит Великобритания /31 тыс. человек/, затем Франция /15 тыс./, Германия /13 тыс./, Италия /5,9 тыс./, Испания /5,8 тыс./. Чтобы противостоять этой тенденции, страны ЕС принимают программы, направленные на возвращение специалистов на родину, а также привлечение новых, в основном из стран третьего мира /Индия/ и Восточной Европы /в том числе из России/.

Алан БАДОВ
http://www.duel.ru/200536/?36_7_8



РАБОТА НА ДЯДЮ. СЭМА


НЬЮ-ЙОРК. Газета «Уолл-стрит джорнэл» опубликовала статью Кристи Эссик, в которой, в частности, говорится: «Фрито-Лей», предприятие компании «Пепсико», производит картофельные чипсы, а «Боинг» строит реактивные самолеты, но у этих двух компаний есть одно общее: обе они открыли для себя российских программистов. И не только они. Стремясь сократить издержки, американские и европейские компании все чаще обращаются к России в поисках соисполнителей для некоторых своих проектов разработок программного обеспечения. Даже в нынешние тяжелые для экономики времена программисты высшего уровня стоят на Западе очень дорого. Но в России, где экономика все еще слишком слаба, чтобы поддерживать собственную мощную промышленность высоких технологий, некоторых из лучших в мире умов можно нанять за ничтожную плату. «Если вы хотите, чтобы ваши сложные проблемы решали ученые-ракетчики, поезжайте в Россию, потому что там есть в избытке ученые-ракетчики, готовые работать», - говорит Эстер Дайсон, председатель совета директоров нью-йоркской инвестиционной компании «Эдвенчур холдингз», которая финансирует компании информационных технологий в России и Восточной Европе. Согласно недавно опубликованному докладу Американской торговой палаты в России, Россия может похвастаться ростом «оффшорного» рынка разработок программного обеспечения, объединяющего около 8000 программистов, работающих на мелкие и крупные фирмы, которые привлекают к выполнению контрактных работ внешних исполнителей и предлагают свои услуги иностранным компаниям. Объем оффшорного рынка разработок программного обеспечения в России, по оценкам, составил в прошлом году около 150 млн долларов. Объем рынка программного обеспечения в Индии, крупнейшего в мире, составил в прошлом году более 6 млрд. долларов.

Тем не менее российские разработчики быстро приобретают приверженцев, во всяком случае среди американских бизнесменов. Как утверждает научно-исследовательская и консультативная фирма «Оффшор дивелопмент груп», доходы российских фирм, предоставляющих специалистов, работающих по контракту на американских клиентов, растут на 70-80 проц. в год, а доходы индийских фирм, полученные в США, - всего на 30-40 проц. в год. Российские компании по найму контрактников, надеясь соперничать с индийской сферой влияния на рынке программного обеспечения, делают ставку на одно преимущество: на своих инженеров. До развала Советского Союза лучшие технические специалисты России, как, например, выпускники Московского государственного технического университета имени Баумана, обычно получали работу в правительственных учреждениях. Теперь эти престижные посты исчезли, а многие инженеры уехали в США.

Создавая технические рабочие места в России, компании по найму контрактников пытаются остановить «утечку умов», в то же время давая понять иностранным клиентам, что они могут получить российских программистов по российским ценам. «Боинг» сэкономил не менее 50 процентов на расходах по развитию базирующейся на Интернете системы для составления и продаж инженерных схем, наняв контрактников через компанию «Люксофт», самостоятельное дочернее предприятие ИБС, крупнейшей российской фирмы по розничной продаже компьютеров, а также информационно-технологических услуг. «Боинг» мог бы сэкономить еще больше, если бы не непредвиденные расходы на связь, поездки и управление, связанные с этим рассчитанным на год проектом, сказал Энтони Бастиан, менеджер по развитию в компании «Боинг», которая снова заинтересована в сотрудничестве с российскими программистами. «Русские действительно прекрасно разбираются в информационных технологиях и обладают колоссальным множеством талантов и энергией», - говорит Бастиан. «Боинг» также ищет внешних соисполнителей для некоторых из своих разработок программирования в Индии, но, по мнению Бастиана, русские программисты более искусны в сложных разработках, чем их индийские коллеги. «Индийцы лучше работают в области эксплуатации, русские же добираются до сути дела и выдают исчерпывающие решения», - отметил он.

«Дизайн билд стор», поставщик лидирующих по продаже шкафов, полов из твердой древесины и кованых железных лестниц из Торонто, нанял корпорацию «ТерраЛинк текнолоджиз», канадскую фирму информационно-технологических услуг с дочерней фирмой в Москве, для создания своего сайта в Интернете. Сравнив предложение «ТерраЛинк» с предложениями нескольких фирм в США и Канаде, эта компания поняла, что может сэкономить 40 проц. средств, если будет работать с этим российским филиалом, а также сократить цикл разработок на один месяц. Для крупных иностранных компаний стало ясно, что российские разработчики дешевы и прекрасно разбираются в технике. «Креди Сюисс груп», «Делл компьютер», «Интернэшнл бизнес машинз», «Филип Моррис» и «Цюрих файнэншл сервисиз», а также американское министерство энергетики являются клиентами компании «Люксофт», крупнейшей компании по найму контрактников в России. Число работников «Люксофт» со времени ее основания в 2000 году выросло до 350 человек, и она открыла свои представительства в Вашингтоне и Сиэтле. В прошлом году доходы «Люксофт» составили 12 млн. долларов, причем 10 млн. из них поступили от американских клиентов, и она ожидает, что в ближайшем времени доходы будут продолжать расти не менее чем на 40 проц. в год. Хотя спад в американской экономике означает, что число компаний, которые тратят деньги на разработки программ, уменьшается, «Люксофт», утверждает ее генеральный директор Дмитрий Лощинин, фактически переживает экономический подъем. «Нас отличает то, что мы не индийцы, - говорит Лощинин, затрагивая вопрос об индийско-российском соперничестве, которое, по-видимому, волнует многие российские фирмы, занимающиеся наймом контрактников. - США теперь считают Индию небезопасным районом, поэтому Россия выглядит все более и более привлекательно». Сотрудничество с российскими компаниями по найму контрактиков - один из путей, благодаря которым глобализация помогает компаниям сокращать расходы.

Но в деле разработок программного обеспечения в России есть коварный недостаток: это отсутствие доверия. Нельзя сказать, что репутация России как коррумпированной среды для бизнеса абсолютно не соответствует действительности, и многие международные компании все еще боятся доверять российским фирмам разработку проектов высокого уровня. На другом уровне некоторые иностранные компании также составили представление о России как о второразрядной стране в том, что касается технологии, предпочитая умалчивать тот факт, что они используют российских разработчиков проектов. «На Западе существует странное разъединение понятий, когда, несмотря на то, что все знают, что русские производят ядерные бомбы и строят космические станции, существует мнение, что русские не могут производить пакеты программ», - говорит Роб Левин, директор компании «ТерраЛинк». Тем не менее, американские и европейские компании по-прежнему продолжают свои усилия в поисках российских разработчиков для своей продукции. На недавнем семинаре по найму контрактников для производства программ в Санкт-Петербурге интерес к потенциальным российским партнерам проявили такие компании, как «Хьюлитт-Паккард», «Интел», «Майкрософт», «Моторола», «Сименс» и «Сонера». «Это очень интересно как для команд в России, так и для «Боинга», которые работают над этими проектами, - сказал Бастиан. - Совместная работа позволяет работникам «Боинга» становиться управляющими, а русским - творцами, которые действительно знают эту технологию».

http://www.duel.ru/200234/?34_7_1



Только в США в обход российского патентного ведомства зарегистрировано несколько сотен патентов на технологии военного и двойного назначения, их авторами являются российские изобретатели, но обладателями патентов стали американские фирмы или сами Соединенные Штаты в лице министра торговли США. Александр Яшин, зам. Председателя Комитета Государственной Думы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям

http://www.duel.ru/200241/?41_8_3



2006
В США постоянно увеличивается так называемый "приток мозгов". Если еще в 1999 году иностранные граждане составляли 15% ученых и инженеров, работающих в США, то в 2003 году их доля выросла до 22,5%. Такие данные Национального Фонда Науки США приводит The Washington Profile.

По мнению авторов доклада, эта тенденция будет усиливаться: за период с 1983 по 2003 год доля иностранных студентов на технических, естественных и пр. факультетах университетов США, готовящих кадры для науки и производства, выросло с 19% до 27%. В 2003 году иностранцы занимали 32% в аспирантурах США. При этом, в компьютерных науках, математике и сельскохозяйственных дисциплинах доля иностранцев, получивших докторскую степень, достигла 43%, а в сфере инженерных наук - 55%. Сейчас в высших учебных заведениях США учатся 40% студентов, решивших получить образование за пределами своих родных стран (данные 2004 года).

Ежегодно в США переезжают 65 тысяч иностранных ученых и инженеров (для них создан особый тип визы - H-1B). Планируется, что в ближайшем будущем эта квота будет увеличена до 115 тысяч.
"Приток мозгов" в США растет с каждым годом: ежегодно в страну переезжают 65 тысяч ученых"



Как сообщила венская "Der Standard", своим благосостоянием Америка обязана исключительно эмиграции, т.е. завозу к себе в страну иностранных работников. На паразитизм Америки обратил внимание мировой общественности профессор Ягдишь Бхагвати из Колумбийского университета США в ходе своего выступления на Всемирной конференции Международной Торговой Палаты в Будапеште. Индийский эмигрант сообщил, что сейчас 40% новых компьютерных фирм в Кремниевой Долине в Калифорнии основаны индусами.

http://www.duel.ru/200026/?26_7_10



..."утечка мозгов" из Африки в развитые страны мира ежегодно лишает Черный континент десятков тысяч квалифицированных специалистов и сотен миллионов долларов, потраченных на их подготовку. Ежегодно 23 тыс. африканских специалистов в области медицины покидают родной континент и перебираются в богатые страны. Только в 2000 году Великобритания завербовала свыше 8 тыс. медсестер и акушерок из неевропейских стран. В США в этом же году работали свыше 20 тыс. дипломированных врачей из Нигерии. А во Франции трудится больше бенинских врачей, чем на родине, в Бенине. В результате в 24 африканских странах южнее Сахары на 100 тыс. жителей приходится меньше десяти врачей. Для сравнения, в Великобритании показатель составляет 164, а в США - 279.

http://www.duel.ru/200527/?27_8_1



Конгресс США выделил на 2000 г. 7,5 млн. долларов для вывоза из России специалистов по ядерному, биологическому и химическому оружию, которые отныне будут работать на США.

http://www.duel.ru/200026/?26_7_10



Пентагон и Бизнес... Контракты...


Скинули ссылку:

http://www.dodsbir.net/selections/sttr1_05.htm

Проекты Пентагона....

Смотрю и:

PI: Dr. Sergei Krivoshlykov
(508) 845-5349
Title: Silicon-Based Photonic Crystal Lasers

PI: Dr. Andrew V. Pakhomov
(256) 824-2830
Contract #: FA9550-05-C-0138
Title: Technology to Enable Rapid Application of Laser Propulsion

PI: Mr. Andrej Cedilnik
(518) 371-3971
Contract #: W911NF-05-C-0097
Title: Rapid, Hardware Accelerated, Large Data Visualization

PI: Dr. Vladimir M. Shalaev
(765) 494-9855
Contract #: W911NF-05-C-0104
Title: Tunable Super-Lens for Nanoscale Optical Bio-Imaging

PI: Dr. Mikhail Kaluzhny
(781) 275-7501
Contract #:
Title: Ruggedized Multifunction Fiber-Optic Transceiver Optical Subassembly

PI: Dr. V. V. Tatarskii
(404) 894-9224
Contract #:
Title: Radar Scattering from the Ocean Surface

PI: Dr. Vadim Polonichko
(858) 546-8327
Contract #:
Title: Littoral Sensors for Naval Special Forces

PI: Dr. Andrey Morozov
(508) 548-2077
Contract #:
Title: Underwater Acoustic Communications

Вот урроды (с) Брат-2
http://www.livejournal.com/users/xblp/22274.html



INTEL «УКРАДЕТ» РОССИЙСКИХ УЧЕНЫХ


Американская корпорация Intel открыла в Нижнем Новгороде новый центр по поддержке маркетинговой деятельности в России и странах СНГ. С одной стороны, это поможет местным ученым получить высокооплачиваемую работу, а с другой – может привести к оттоку кадров из расположенных в Нижегородской области закрытых научных городов

На этой неделе компания Intel объявила о создании в Нижнем Новгороде центра по поддержке маркетинговой деятельности. Как утверждают в американской компании, со временем нижегородский центр станет основным офисом «по поддержке маркетинговой деятельности в России и других странах СНГ, в то время как московский офис компании будет продолжать играть роль штаб-квартиры по продажам, поддержанию отношений с госучреждениями и осуществлению деятельности Intel Capital в регионе». По информации RBC daily, в будущем Intel также рассчитывает сформировать в Нижнем Новгороде собственный образовательный центр, который будет «ковать кадры», а заодно и заниматься научными разработками для корпорации. Как отмечают независимые эксперты, интерес Intel к российской глубинке, безусловно, является позитивным моментом – корпорация обеспечит высокооплачиваемой работой бедствующие научные кадры. Правда, есть и другой аспект экспансии американцев: Intel просто переманит лучшие кадры из научных городов, расположенных в области, тем самым серьезно подорвав их научный потенциал.

Американская корпорация Intel, оборот которой в прошлом году превысил 30 млрд долл., начала активно развивать свой бизнес в Нижнем Новгороде с мая 2000 г. Тогда в городе был открыт центр по разработке программного обеспечения, который занимается разработкой библиотек трехмерной графики, компиляторов и средств оптимизации. В настоящий момент в этом центре работает около 500 человек, причем руководство Intel неоднократно заявляло о том, что собирается его расширить за счет найма еще «нескольких сотен специалистов». «Мы убеждены в необходимости и дальше наращивать масштабы нашей деятельности в России и других странах СНГ. Нам необходимо налаживать еще более тесные связи с нашими заказчиками на этом развивающемся рынке. Создание этого центра обеспечит нас инфраструктурой, необходимой для дальнейшего роста и расширения нашей деятельности», – говорит вице-президент Intel Кристиан Моралес (Christian Morales).

Интерес американской корпорации к России в первую очередь имеет чисто коммерческую основу. В настоящий момент, например, каждый четвертый ноутбук, продаваемый в России, создан на базе технологии Intel Centrino. Между тем рынок мобильных ПК в России стремительно развивается – по некоторым оценкам, объем продаж ноутбуков в прошлом году увеличился на 60%. В этой ситуации компания Intel, естественно, заинтересована в дальнейшем продвижении своих технологий на российский рынок. Однако, судя по всему, наибольшую выгоду американская компания собирается извлечь из высокого и при этом дешевого научного потенциала Нижегородской области. В Нижнем Новгороде расположен один из крупнейших в России университетов – Нижегородский государственный университет, с которым Intel уже активно сотрудничает, а в самой Нижегородской области действует несколько научных городов, работающих на отечественный ВПК, вроде Сарова. По информации RBC daily, в дальнейшем Intel собирается создать в Нижнем Новгороде собственный научно-образовательный центр, который будет готовить кадры для американской корпорации. Правда, в самой компании Intel получить комментарий по этому вопросу RBC daily не удалось.

По мнению независимых экспертов, рост инвестиций Intel в российскую науку, безусловно, является позитивным моментом, так как может помочь сохранить от развала научный потенциал региона. Однако при этом важно учитывать другое обстоятельство – создавая собственный научный центр, Intel будет автоматически переманивать туда ученых из крупных нижегородских научных центров с помощью более высоких зарплат: в этом году Intel собирается потратить на НИОКР порядка 4,8 млрд долл., тогда как все расходы России на оборонку запланированы на уровне 10 млрд долл. Характерно, что уже сейчас компания активно сотрудничает с Саровом, работающим на ВПК (в городе, в частности, находится исследовательский реактор). «Грубо говоря, компания, которая готова вложить, скажем, миллион долларов в российскую глубинку, становится там вне конкуренции во всех отраслях. Естественно, в Нижнем Новгороде никто не сможет составить адекватную конкуренцию Intel», – сказал RBC daily президент «Восточной финансовой компании» и центра «Другие реформы» Андрей Годзинский. Правда, другие эксперты призывают к более сдержанной реакции. «Пусть лучше будут иностранцы вкладывать в российские оборонные центры, чем ученые оттуда просто разбегутся из-за отсутствия нормального финансирования», – считает заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

Безусловно, работающие на иностранные корпорации российские ученые в целом смогут поддерживать научно-техническую базу в стране на приемлемом уровне. Проблема заключается в том, что России в этом случае придется отказаться от самостоятельной разработки новых технологий. Во времена СССР общее технологическое развитие страны преимущественно обеспечивал ВПК – эта система на макроэкономическом уровне сохраняется и по сей день, и ее вполне можно перестроить с учетом рыночных реалий. По мнению экспертов, проблема заключается в том, что эти технологии, как и в СССР, пока являются очень дорогими из-за неэффективного управления «оборонкой». «Раньше ВПК был основой экономики, и на него работала вся страна. Но в итоге высокие технологии для государства обходились очень дорого, – сказала RBC daily директор департамента консультирования компании BKG Анастасия Варечкина. – Для того чтобы сделать их более дешевыми, нужны деньги для обучения людей, закупки оборудования и т.д. На это потребуется от 5 до 20 лет». По мнению г-жи Варечкиной, эти деньги, как ни странно, найти можно. Нужно только осознать перспективность развития новых технологий и расширить горизонт возврата инвестиций. «Для возрождения ВПК сейчас требуются сотни, а возможно, и миллиарды долларов, – считает эксперт. – Сегодня такие деньги найти можно. Проблема заключается в том, что из-за рубежа их получить невозможно – государство же не может раскрывать свои оборонные секреты. Внутри страны деньги найти сложно по другой причине: есть розничные сети, нефтяные компании и ряд других отраслей, в которых уже через год можно получать отдачу на вложенный капитал. А в оборонке этот процесс существенно больше растянут во времени, хотя и заработать в ней в итоге можно гораздо больше».

Олег Леонов
22.01.2004
http://www.livenews.ru/read/2513



Новый визовый режим оставит Гейтса без программистов


01.02.2005

Ужесточение процедуры выдачи американских виз привело к резкому сокращению обучающихся в США студентов-программистов. Как сообщает Financial Times, к этой проблеме привлек внимание глава корпорации Microsoft Билл Гейтс, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе.
По его мнению, сложившаяся ситуация угрожает подорвать лидирующие позиции США в области производства программного обеспечения. В компании Microsoft работает много иностранных граждан, и Гейтс опасается, что уменьшение числа зарубежных студентов обернется настоящей катастрофой.

Он отметил, что число азиатских программистов, приезжающих в США на учебу, снизилось уже на 35 процентов. При этом Гейтс подчеркнул, что в Индии и Китае 40 процентов студентов обучаются техническим специальностям, тогда как в США эта цифра составляет всего 4 процента.

Ранее озабоченность снижением притока иностранных студентов выразили ведущие американские университеты. По словам президента Гарвардского университета Ларри Саммерса, США очень много потеряют, если следующее поколение зарубежных лидеров будет обучаться в других странах.

http://www.lenta.ru/economy/2005/01/31/gates/



СПЕЦИАЛЬНОСТЬ – "ЭМИГРАНТ"


Игорь ИГРИЦКИЙ

Одна моя давняя знакомая, выпавшая из поля зрения в связи с учебой за границей, по приезде рассказала мне несколько забавных эпизодов, которые я предложу вниманию читателей.

Для начала должен заметить, что девушка эта ездила в Америку получать магистерскую степень в Гарварде после того, как окончила тут два института, оба с красным дипломом. Кроме того, ей удалось в процессе обучения в Штатах выбраться на каникулы в родные края и защитить кандидатскую диссертацию. Ее основная специальность юриспруденция, хотя первое образование филологическое. Теперь она имеет еще и диплом самого престижного американского университета. Для таких специалистов обычно открыты двери международных организаций, и ничего удивительного, что моя знакомая теперь выбирает, куда устроиться на работу – в структуры ООН, Интерпола , "Human Rights Watch" или еще куда покруче...

Единственным препятствием, точнее двумя, является наличие российского паспорта (как показывает опыт, дело поправимое) и... возраст. Девушке, несмотря на семью и ребенка, всего 25 лет. Тягаться же ей приходится в процессе разного рода интервью с солидными мужами. И в глазах нанимателей, по ее словам, то и дело, несмотря на все косметические усилия, порой занимающие несколько часов, дабы по возможности "состарить" девичий румянец, читается немой вопрос: "Девочка, а кто твой папа?".

В общем, я не сомневаюсь, что со временем увижу ее симпатичную фотографию на обложке какого-нибудь "Newsweek" или "Economist". Но речь сейчас не об успехах этого практически вундеркинда. Мало ли в мире людей с выдающимися способностями... Я расспрашивал ее все больше о ситуации с учебой в Америке.

Ну и оказалось, по ее словам, что практически весь город Бостон (в котором находится Гарвард) наводнен выпускниками престижных (с научной точки зрения) московских вузов. Например, почти все физико-математические специальности МИФИ, ФИЗТЕХа, МИЭМ, равно как и факультета биологии МГУ и тому подобных институтов представлены нашими выпускниками, бывшими аспирантами и незащищенными кандидатами. Больше только китайцев и индийцев. Но наших ценят за высокий образовательный уровень, за базовые знания.

Это, конечно, никакой не секрет, но поражают собственно масштабы. Люди целыми институтскими потоками, как я понимаю, эмигрируют на Запад, получив тут дефицитную специальность какого-нибудь физика-теоретика или математика-прикладника.

Самое смешное, что если юриспруденция востребована как у нас, так и на международном уровне, почему моя знакомая в принципе и не рассматривает эмиграцию как единственный выход из ситуации полного безденежья, то ее муж-физик, сидящий в докторантуре американского института, при всем желании не может ничего поделать. На родине его сложная наука (он спец по каким-то особым системам, описывающим хаотические процессы) абсолютно никому не нужна; больше чем на ставку младшего научного сотрудника с окладом "согласно штатному расписанию" – типа долларов семидесяти в месяц в рублях по курсу ММВБ – претендовать он не может.

Другой мой знакомый, совсем недавно получивший в США вид на жительство по инициативе работодателя, здесь пахавший в институте Биофизики ассистентом, не выдержал подобных напрягов после того, как в очередной раз, придя с утра на работу, увидел на соседней двери табличку "Лаборатория закрыта, все сотрудники уволились". На практике это означало, что вся без исключения контора, возглавляемая известным профессором, дружно отвалила за рубеж.

Думаю, что среди моих читателей добрый процент таких, кто может рассказать о собственном опыте подобных кульбитов.

В общем и целом ситуация такова. Россия окончательно стала не только сырьевым придатком Запада, но и интеллектуальным донором. И неизвестно еще, от чего Западу большая выгода – от нашего газа и нефти или от башковитых студентов. Думаю, что в отдаленной перспективе от второго выгода будет поболе. Нефть рано или поздно закончится, а вот технологии, позволяющие (к примеру) использовать вместо бензина (предположим) солнечный свет с той же эффективностью, которые придумают (а вдруг) бывшие отличники физтеха, – будут обогащать в первую очередь их работодателей.

Интересно – что бы ни говорили о современном уровне образования "там" и у нас, все равно то и дело оказывается, что базисные знания у наших студентов самые что ни на есть преотличные. И талантами русский народ Творец не обидел. И, что кажется странным на первый взгляд, довольно неуклюжая система обучения "всему и сразу" в чем-то прогрессивнее, что видимым образом явлено именно в специальных, в основном технических дисциплинах.

С исчезновением в последние годы идиотских идеологических предметов, типа истории КПСС и политэкономии социализма, учиться стало проще и эффективней, а разница в подходах стала ощутимей. И перевес оказался далеко не в "их" пользу. У американцев вся система обучения рассчитана на узкую специализацию, на "жестких" профессионалов; у нас обучение поставлено на самую что ни на есть широкую ногу. Свои плюсы и минусы присутствуют тут и там, но именно в области теоретических наук наш подход оказывается эффективнее.

Можно согласиться, что, скажем, в медицине узкая специализация важнее, и никто не спорит, что уровень врачебной подготовки может быть лучше на Западе. Впрочем, и это не доказанный факт, просто технологии там принципиально иные. Но вот что касается математики, физики, химии, биологии и т.п., как теоретической, так и прикладной – важным оказался начальный уровень подготовки студента плюс, конечно, личные способности.

Наши ребята с подобных факультетов довольно быстро освоили несложный механизм. Диплом без троек по специальности, минимальный разговорный и хороший "технический" язык, резюме в десяток международных исследовательских центров – и примерно с 22-летнего возраста ты гражданин мира. Повторюсь, моя оценка такого процесса – целиком положительная.

Американские институты тоже не лыком шиты: без затрат на высшее образование студентов (кои порой громадны) получить в свое распоряжение практически готовых специалистов, способных за незначительную стипендию (на родине этих людей приравненную к зарплате десятка докторов наук) делать почти всю грязную работу, а если повезет, попутно совершать открытия.

Со временем все эти спецы хотят натурализоваться, и что? Не беженцы же с голодающей Кубы, а образованные "белые воротнички" из бывшей сверхдержавы. Правда, преуспели в подобном экспорте мозгов больше всех китайцы, но их и в процентном отношении ко всем остальным народам в десятки раз больше.

Старушка Европа поздновато, но тоже спохватилась. В Германии осуществляется программа "green card" для программистов из России. Триста тысяч отечественных специалистов получат одновременно с разрешением на работу вид на жительство в стране, которую их деды когда-то победили в войне. Подобным же "бизнесом" занято сейчас правительство Великобритании, несмотря на строгости натурализации. Да и во всех более-менее развитых в научном плане державах актуальна проблема не где взять деньги, а где найти достойных людей. И Россия-матушка им в этом большая помощница.

Хотя, в общем, получается довольно печальная картина. Академическая наука за время дикого капитализма в России рухнула. То, что осталось от нее в образовательных институтах, стремительно эмигрирует – а это лучшие кадры. Причем потрясает узость мышления госчиновников. Учить на свои деньги армию студентов для иностранного "дяди" – хуже, чем воровать у самого себя. Мало того, что ничего реально ценного не остается в стране, не производится научный продукт, – серьезно подрывается моральный дух нации. Умный студент с первого курса начинает готовить резюме на иностранном языке.

Вернуться хотя бы к истории, с которой я начал. Моя знакомая не хочет, пожив год в Америке, там оставаться. По разным причинам. Не нравится страна, само общество другое, ну мало ли чего. Ее гуманитарная специальность вполне позволяет получить престижную должность и не будучи привязанной к стране проживания. А муж-физик нигде, кроме США, работать по специальности не может. Или нужно бросать исследовательскую работу, на которую угрохано несколько лет. Про возвращение обратно, понятное дело, речь не идет просто в силу элементарных экономических обстоятельств.

В Америке у вчерашнего студента МИФИ – половина дома, машина, страховка, устроенный быт для маленького ребенка и мощная перспектива роста. Тут – сами догадайтесь. Кто способен бросить камень?

И дилемма для жены хоть с трижды патриотическими (как у моей знакомой) взглядами: потерять семью или все-таки жить там, где поначалу всё нелюбо. Тем более что вопросы адаптации серьезно стоят лишь в первые год-два. Я еще спросил свою приятельницу – а что, если тебе пойти в наши органы? Ты же хотела следователем быть, специально закончила второй именно юридический институт? Смотри, как неплохо живут наши полицейские. Да, говорит, была такая мысль. Даже попробовала. Тут никаких проблем, с руками оторвут с моим резюме. Но – будь, говорит, тут хоть трижды порядочным и честным, не дают нормально работать. Не ты, так твой начальник хочет "жить по-человечески". А это значит: взятки и еще раз взятки.

Вот я и думаю, сколько лет надо правителям моей страны, чтобы осознать несколько простых базовых истин? Что жить, торгуя ресурсами – любыми, что природными, что интеллектуальными, – это предательство национальных интересов. "Растление нации", о котором так любят орать ура-патриоты на уровне телевидения или СМИ, – семечки по сравнению с тем, что в реальности происходит каждый день и на что уже не принято обращать внимание. В этом смысле, конечно, удобнее отвлекаться на "телепузиков" или португальскую корриду.

http://www.utro.ru/column/2001082802104532170.shtml



21.7.2005

Когда-то мы умели летать



В исторической перспективе

Я родился, рос и учился в СССР. Когда началась Афганская война я слушал лекцию по электродинамике на втором курсе института. Читал нам ее автор учебника, довольно молодой и энергичный профессор. В институте его считали гением. Много лет спустя я пытался устроить его на работу в Америке, сейчас он, кажется, живет в Канаде.

Когда умер Брежнев, меня не пускали на работу – центр был оцеплен. Я уже работал стажером-исследователем с окладом 120 рублей в академическом институте, расположенном напротив Кремля. Сотрудники нашей лаборатории, в основном молодые и энергичные выпускники физтеха нервно курили и гадали, что же будет дальше. Они выдернули из какой-то установки небольшой телевизор. Лаборатория была в подвале, приема не было и покойный ныне Сашка, гениальный физик-экспериментатор соорудил антенну. Выли гудки – из телевизора и с улицы, гроб с генсеком уронили в могилу.

Потом все вернулось на круги своя. Мои сверстники вкалывали по 10-12 часов в день. Они строили установки, ломали стены, выносили мусор, дежурили по ночам. У них получалась наука, шли эксперименты. За деньги никто не работал – единственным способом их добыть оставалось поехать в стройотряд (шабашку) во время отпуска. Зарплаты хватало на прожиточный минимум, крыша над головой была – у кого общежитие, у кого квартирка в хрущевской пятиэтажке. Рома, самородок из Архангельской области, по виду молотобоец, кровь с молоком, работал допоздна, поддерживая себя крепчайшим чаем «Бодрость» и сухарями. Однажды вечером он потерял сознание от переутомления. Андрей творил чудеса с жидким гелием и хитрыми приборчиками – ему не было равных и установка его некоторое время была лучшей в России и вроде бы даже в Европе.

Много лет спустя Рома купил дом под Сан Франциско, но вынужден был его продать. Андрей мне звонил на днях, жаловался на то, что в Нью Мексико очень жарко – он теперь там работает.

Когда появился Горбачев я защищал диссертацию. Рома защищался в тот же день, или на следующий. Строгий зал заседаний ученого совета, кафедра, портреты основоположников. Сашка к тому времени развелся и женился на симпатичной девушке. Она стала первой моей студенткой и сделала исключительно красивую работу – там была и биофизика, и мозг, и волновые процессы. Статья стала сенсацией, так тогда нам казалось.

Ленка должна заехать в гости на следующей неделе – она уже несколько лет живет где-то под Вашингтоном, с Сашкой давно развелась. Пару лет назад Саша умер – инсульт, в день своего рождения.

Я начал преподавать – большинство студентов были из Московского физтеха. Скромница Юля передвала недавно привет из Канады через знакомых, это было для меня неожиданностью. На другой своей дипломнице я женился несколько лет спустя, когда она заканчивала диссертацию в Голландии. Мы живем вместе в Калифорнии. Еще один бывший студент Рома недавно звонил, он давно уже в Калифорнии, хотя много лет работал где-то в Мериленде. Феерическая личность, закончил физтех за четыре года вместо шести, о нем роман можно написать. Сергей, талантливый математик теперь тоже поблизости – он делает машинку для обнаружения террористов в аэропорту, надеется заработать деньги. Еще один бывший дипломник Андрей недавно заходил в гости.
И так далее. Сейчас начинаю припоминать, получается, что ни одного из моих дипломников в России не осталось. Последний из них защищался году в 90-м, кажется...

А начиналось все неплохо. При Горбачеве были ослаблены ограничения на научные контакты. И вот молодой, подающий надежды кандидат наук едет в Италию, потом по программе сотрудничества с Королевским Обществом – в Лондон на полтора месяца. А сколько интересных и ярких людей вокруг, я уже руководитель небольшой группы-лаборатории. Мда.


Как мы дошли до такой жизни

Первые шорохи раздались примерно к концу 1988 года. Неожиданно оказалось, что прожить на старую зарплату в 160 рублей (или 180, не помню, сколько там платили кандидату в Академии Наук) стало невозможно. Одновременно оказалось, что если подсуетиться, часть «ненастоящих» денег можно обратить в зарплату. Наш заведующий отделом (он теперь в Нью Джерси) почувствовал, что коллектив может развалиться и пробил что-то по тем временам новомодное, типа какого-то научного и очень творческого коллектива. Мы начали получать 600 рублей. Но вскоре оказалось, что и этого не хватает, к тому же в массах началось брожение.

Первым откололся Рома, сделавший несколько интереснейших работ по биофизике. Уже не помню, кооператив это был, или что-нибудь еще, начали они с научных разработок и попыток их внедрения, но вскоре закончили выгодным проектом на автоматизацию каких-то металлургических производств, а впоследствии и просто куплей-продажей. Новая жизнь затянула в воронку, выбраться из которой было не так-то просто. Несколько хороших ученых для науки пропали, первый осколочек...

Ситуация стремительно ухудшалась. Несмотря на судорожные попытки нашего заведующего удержать ситуацию, система сломалась. В воздухе была атмосфера разброда, людям надо было как-то жить, все искали подработки, брали левые халтуры. Из лаборатори начали исчезать приборы. Наш молодой аспирант с двумя дипломами (врача и физика) оживленно обсуждал схему купли-продажи партии персональных компьютеров, на которой можно было заработать сумасшедшие деньги. Он искал группу охраны - боялся мафии. Наука его больше не интересовала.

Я решил уезжать. Я не умел и не хотел заниматься бизнесом. Мне хотелось университетских кафедр, библиотек, журналов, статей, конференций.

В Шереметьево меня провожали два старых друга. Они уезжать не собирались, хотя про науку уже начали забывать. Оба верили, что все будет нормально и хорошо, что хаос скоро закончится. К тому же, они собирались выпускать и продавать приборы, которые незадолго до того разработали.

Через неделю оба они придут на встречу с Леной у нас дома, мы уже много лет соседи.


Наши за рубежом

Ну и опять о тех, кто должен бы был сейчас учить студентов и работать в лабораториях.

Осенью я был на большой конференции во Флориде. Типичный американский городок Джаксонвилл, пропахший гарью – здесь делают то, что в Америке называют кофе (компания Maxwell House, если не ошибаюсь). За безликим даунтауном начинаются столь же безликие одноэтажные развалюхи и бродят неприкаянные черные люди. По дороге из аэропорта я заблудился, вечерело. На улицу выползали аборигены. Спрашивать у них дорогу я побоялся.

Две с половиной тысячи докладов, суета. Здесь бродят соотечественники. Некоторые сессии, в основном теоретические - полностью «русские». Соотечественники спорят между собой на английском языке. У одного парнишки случился французский акцент, но оказалось, что зовут его Игорь и он много лет жил во Франции.

То, чего добились отечественные физики в 60-х 70-х годах (речь идет о теории магнетизма) аборигенам известно плохо и непонятно. Они пользуются довольно простыми приближениями, более сложные вещи, не имеющие прямого практического приложения их не интересуют, вернее начали интересовать в последние годы – в связи с недавним развитием этой области оказалось, что старые модели не описывают экспериментальные данные. Достижения «советской» науки медленно завоевывают себе место под солнцем.
Соотечественников как правило видно в толпе. Кто они теперь, бывшие советские научные сотрудники?

Некоторые из них получили кафедры в университетах. Таких немного. Это отдельная и интересная тема. «Русское» присутствие в американских университетах не такое уж и большое, его не сравнить с количеством кафедр, занятых эмигрантами из Китая и Индии. Хотя, например, в Минессоте на физическом факультете целая кафедра теорфизики состоит из русских, а в коридоре видел своими глазами доску, на которой написаны объявления мелом «Витя, я сегодня задержусь, не забудь послать мне рецензию». Но там возникло «гнездо» - профессора Ленинградского физтеха, один перетащил другого и пошло-поехало.

Скажу прямо: американская университетская система мне не понравилась, хотя я поначалу и хотел в нее попасть. Я несколько лет читал лекции в Стенфордском университете, числился профессором-консультантом. Слушатели мои почти все были из Азии и Индии, белые на естественно-научные факультеты как правило идти не хотят. К тому же, университетская жизнь, политика, бесконечное писание заявок и грантов, - посмотрев на своего китайского коллегу – профессора, с которым мы вместе читали этот курс, я решил, что пожалуй не хочу такой жизни. А он как раз замечательно вписался в эти обезъяньи гонки, устанавливал контакты и связи, занимался политикой, выбивал фонды...

Забавно, что сейчас в Штатах возникает новое поколение «русских» профессоров. Это ребята помоложе, из тех, кто даже не успел стать моими дипломниками в России. В последние годы наметилась тенденция – люди заканчивают хороший ВУЗ (МГУ или физтех) и уезжают доучиваться либо делать диссертацию в Америку. Вот эти-то американские выпускники и попадают в академию, они успевают привыкнуть и вписаться в систему.

У кандидатов и докторов наук из более старых времен ситуация далеко не всегда блестящая. Вот такие истории я услышал в Джаксонвилле, штат Флорида во время перекуров.

Зачем люди выходят на улицу? Правильно, покурить. Кто у нас курящий? Азия и Европа, преимущественно любящие жизнь французы и итальянцы. Ну и еще русские, конечно.

Несколько раз повторилось одно и то же. Рядом присел соотечественник, закурил, поздоровался (ни одного из них я раньше не видел), разговорился. Стандартный разговор за сигаретой "а вы где, а вы откуда, а давно в Америке, а чем занимаетесь".Поразила меня исключительная повторяемость услышанных историй.

1. "А вы где" - одна из национальных физических лабораторий или университет
2. "А вы давно в Америке?" - Лет пять-семь
3. "А вы кто?" - младшенький исследователь (Assistant Researcher), пост-док или временный контракт в Университете. У двух из троих собеседников не было даже вида на жительство (грин-карты). Стандартный вариант - шеф-китаец, тянет, играет в игры, эксплуатирует. Все сменили уже по две-три лаборатории-университета.
4. "А вы откуда?" - Московский физтех, Московский физтех, Питерский физтех. Два кандидата наук, один доктор физ-мат наук.
5. "А как попали в Штаты?" Это, пожалуй, самая интересная часть истории.. Совершенно экзотические варианты. Получить работу в Штатах из России удавалось не всем. Отечественные ученые разбредались по свету:
Южная Африка (2 года), Бразилия (2 года), Америка
Польша (1.5 года), Гон-Конг (3 года), Сингапур (1.5года) – Америка
Тайвань (2 года), Япония (1.5 года) – Америка

Поскольку я знаю еще с десяток знакомых, попавших сюда подобными путями, то ситуация представляется довольно типичной.
«Унизительно» - это я услышал от людей. – И деньги маленькие, но зато работать можно.


Когда-то мы умели летать

Много лет назад мне прислали в подарок из Москвы бутылку водки с этикеткой, напечатанной умельцами из нашей лаборатории. В середине этикетки был портрет нашего шефа, тоже живущего в Америке. По краям – два десятка медалей, на которых были фамилии уехавших сотрудников.

Через полгода автор этой этикетки тоже оказался в наших краях.

Мотивы, побудившие моих друзей к отъезду из России были разными. У меня - наука и карьера. У других – желание быть в «центре жизни», если понимать под жизнью научно-технический прогресс. Рассуждая абстрактно, кому из программистов не хотелось бы поработать в Микрософте (пример далеко не лучший, я понимаю). У третьих (и, как мне кажется, у большинства) – усталость от творившегося Российского беспредела и бардака. Несколько из моих друзей бросив науку влились в мелкий и средний бизнес, они зарабатывали в Москве больше, чем получали по приезду в Америке. Они просто устали от уголовщины – в начале девяностых нормальный бизнес, производство, торговлю вести было очень непросто.

Прошло много лет. Никто из нас не разбогател, хотя нескольким это почти удалось. Все хорошие специалисты, неплохо устроены, почти все купили в рассрочку дома, кто-то сделал стремительную карьеру и стал большим начальником в большой американской корпорации, кто-то остался в науке (таких меньшинство). У некоторых из нас работа с утра до вечера, авралы, у других почти свободный режим, но практически у всех огромные долги – дома, машины, обучение детей. А я осуществил мечту своей молодости – издал научную книгу в издательстве «Academic Press». Издательство это я с тех пор возненавидел, но это отдельная история.

В общем, обычная жизнь. Счастливы ли мы, - это другой вопрос. У всех по разному. Сходимся мы лишь в одном – с улыбкой и печалью вспоминаем наш отдел в Академии Наук, работу и коллектив. Кто-то склонен приписывать это ностальгии по молодости, хотя я буду беспощаден: «Когда-то мы умели летать» - эту картинку я случайно увидел в Интернете.


Александр Торин
http://www.rustrana.ru/article.php?nid=11000



28.7.2005

Мы обязательно вспомним?


Как правило, в первые годы жизни на Западе предаваться ностальгии некогда, надо пробивать себе место под солнцем, работать, делать карьеру. По достижении определенной черты в жизни начинаешь задумываться – а стоило ли оно того, и хочешь ли ты жить вдали от родины до конца своих дней.

У всех это происходит по-разному. Вот мой бывший дипломник и старый приятель получил хорошую должность в Московском филиале той же американской компании, на которую работал в Штатах и вернулся в Москву. Иногда заезжает в командировку в наши края, недавно был в гостях. И другой мой бывший дипломник и старый приятель вдруг взял, да уехал по контракту в Москву. Прожил полгода, сейчас опять в Америке что-то программирует. «Долги у меня в местной зарплате», - признался он, отдавать как-то надо.

А вот мой старый друг (когда я пишу эти строки он в Москве) уже который год одержим мыслью о возвращении, но приличной работы найти себе не может – он хардварный инженер высокого класса, а в отечестве сейчас профессионально этим почти не занимаются, программистам все же легче устроиться. К тому же всем нам уже за сорок...

В науке совсем грустно. Академию Наук того и гляди закроют, преподаватель в ВУЗе получает смешные деньги.

Каждый раз, когда я ненадолго приезжаю в Москву (а бывает это не чаще раза в год), мне кажется, что я никуда отсюда не уезжал. Что так было всегда, что завтра я сяду на автобус, заберусь в метро и поеду на работу. Но увы, работы у меня нет, и прошлого времени уже не будет... Я часто думаю, что будь я одиноким, вернулся бы читать студентам лекции, лишь бы хватало на абсолютный минимум. И встречал многих бывших «научников» с похожими ощущениями. Но большинство все-таки живет в реальном мире. У всех моих сверстников дети, которых надо учить и кормить, в России крыши над головой нет, и так далее, и тому подобное.

Узнав, что бывшая моя дипломница Лена будет проездом в наших краях и хочет встретиться со старыми друзьями, я начал обзванивать знакомых. Написал и Андрею, тому, который когда-то возился в нашей лаборатории с жидким гелием – может быть заедешь в наши края?

Выпускник физтеха, уроженец Ставропольского края, простой деревенский парень, он когда-то добился больших успехов в своей науке измерения сверхслабых магнитных полей с помощью квантовых датчиков. Его работы цитировались, имя было известным. В конце концов, он принял предложение от одной из известных американских компаний, занимающихся разработкой приборов в этой области. Компания давно разорилась, и Андрей осел в в знаменитой национальной Лос-Аламосской лаборатории, в которой когда-то сделали атомную бомбу. В каком-то смысле ему повезло – он продолжает заниматься той наукой, с которой начал свою карьеру в Москве.
На днях раздался телефонный звонок – звонил Андрей. Сообщил, что приехать в гости он не сможет. Пожаловался на жуткую жару и солнце, голос у него был усталым.

Андрей рассказал о своей поездке в Москву, он провел там несколько месяцев. У отца была тяжелая операция, рак, приходилось дежурить в больнице.

- Ну и как впечатления? – спросил я. – Возвращаться не решил еще?

- Нет, знаешь, я был рад, когда вернулся в Америку.

Тут у меня открылся рот. Уж кто-кто, а Андрей всегда довольно трезво и скептически относился к местным реалиям.

- А что так?

- Ну знаешь, первые две недели изумительно, я наслаждался звукам речи, воздуху, всему. А потом все начало доставать. Вот, например, я должен был зарегистрироваться. Иду в ДЭЗ, плати квитанцию 50 рублей. Бегу в сберкассу, там очередь, стою больше часа. Бегу назад – ДЭЗ закрылся. Прихожу на следующий день – теперь иди в милицию. Там тоже очередь. Три дня бегал с этой чепухой, чуть не взбесился. Паспорт менял – фотография истекла. Та же самая история, пока не дал взятку не раскрутился. А в больнице что творится – хорошо хоть дядька за операцию заплатил, это не с нашими местными зарплатами потянуть. За все тянут, любой чих в палате с няньками – обязательно надо дать. И так во всем, всюду, ты знаешь, через месяц я начал злиться, все через жопу. Здесь тоже, конечно, всего достаточно, но все-таки устроено как-то нормально, по-разумному. Может я старым становлюсь, а может и разбаловался, не знаю... И потом, куда возвращаться? Там науку скоро вообще разгонят, одна нефть останется.

А вот другой Андрей (который вернулся из Калифорнии работать в филиале местной фирмы) недавно нанимал на работу людей в Москве. Программистов.

Интервьюировал выпускников физтеха, МИФИ. В результате взял человека с дипломом врача и еще одного - музыканта-альтиста. Громко ругался.

Надежды на то, что ситуация изменится, а измениться она должна радикально – мало. Петра Первого на горизонте не видно. А может быть он теперь в Китае.

Несколько лет назад в нашей конторе появился молодой PhD из приличного Американского университета. Как и почти все обладатели степени в нашей области, он был китайцем. Довольно толковый мальчик, хотя звезд с неба не хватал. Вскоре начался спад, увольнения, и мальчик загрустил. Мы разговорились, он собирался возвращаться в Китай.

Правительство КНР приняло программу возвращения ученых и инженеров на родину. Боюсь соврать, но из слов парнишки следовало, что инженерной и научной «элите» (обладателям ученой степени, выпускникам университетов в Америке) предоставлялся режим наибольшего благоприятствования. Зарплата, соответствующая американской, государственное жилье, скидки и чуть ли не машина с шофером.

Худенький мальчик действительно скоро уехал. Через пару лет он появился снова – с уверенной походкой, в хорошем костюме и с громким голосом. Он создал в Китае свою фирму (что-то в хай-теке), она преуспевала, а мальчик приехал набирать сотрудников из соотечественников-китайцев. И я поймал себя на мысли о том, что завидую ему.


Заграница нам поможет

Часто можно услышать мнения о том, что наука в современном мире утрачивает свою роль. Научно-технический прогресс замедлился, открытия, сделанные где-нибудь в Америке публикуются и становятся доступными во всем мире. Приводятся примеры благополучных стран, практически не имеющих своей науки и промышленности. Мы же будем качать нефть и наслаждаться жизнью, а все необходимое покупать где-нибудь в Японии. Более того, популярно мнение о том, что советские ученые, доценты с кандидатами, которые разлагали молекулы на атомы, на самом деле паразитировали на трудовом народе и привели к его обнищанию.

Обсуждать эту тему можно до бесконечности. Конец науки предсказывали давно, в начале 20 века говорили о «конце физики» - все уже сделано, все понято. А через несколько лет случилась революция в физике. Задумаемся на секунду, что бы стало с Россией, если бы в конце второй мировой войны американцы получили монополию на атомное оружие?

В моем академическом институте была лаборатория, заведовал которой относительно молодой и энергичный доктор наук Валентин Гапонцев. Лаборатория занималась кондовой лазерной физикой.

Когда начались смутные времена, Гапонцев попытался реализовать свои научные разработки в России. Вот что он пишет в своем интервью: «Превращаться в спекулянта компьютерами желания не было, хотя знал, как это делается, и мог преуспеть. Не было и желания податься в услужение за рубеж, хотя связи и репутацию в США имел. Хотелось создать серьезную научно-техническую фирму, способную выйти на мировой рынок и успешно конкурировать на нем»

В течение нескольких лет он пытался создать производство в России, рисковал, брал кредиты, бился головой об лед. В результате были потеряны годы, и пришлось перебираться в Европу, а оттуда – в Америку.

Пару лет назад Гапонцев был признан «человеком года» - лучшим бизнесменом Новой Англии. Он создал в Америке фирму, выпускающую уникальные сверхмощные лазеры для будущих линий связи. Пока ни одна западная компания не может повторить его разработок.

В Америке тоже не все было гладко. ФБР заподозрило русских в краже технологических секретов у конкурентов. Например, твердотельный лазер киловаттной мощности компания Гапонцева разработала всего за несколько месяцев, тогда как несколько ведущих компаний мира безрезультатно потратили на это более миллиарда долларов и 15 лет. Никто не верил, что небольшой группе научных сотрудников такое под силу, началось расследование, которое продолжалось несколько лет. Все это время Гапонцева пускали к своим сотрудникам в США только по специальному разрешению Госдепартамента. Пришлось хитрить. Гапонцев предложил пост президента компании бывшему секретарю Военно-морского флота США адмиралу Джону Далтону. Недавно фирма получила несколько заказов от закрытых институтов Министерства обороны США.

Сейчас у Гапонцева работают более 500 сотрудников, большинство из них русские. «Я хочу сохранить российское начало, чтобы не превратить фирму в солянку из китайцев или индийцев, — говорит он. — Я тащу и "выращиваю" здесь наших ученых, которым плачу раза в полтора больше, чем американцам. Им ведь надо обжиться, машину купить». С 1996 г. на деньги Гапонцева в Московском физико-техническом институте была создана кафедра «Лазерная и волоконная оптика», которая готовит для компании IPG свои кадры. «Мы платим студентам стипендию в $300, оплачиваем преподавателей, покупаем оборудование, а после окончания института забираем на работу». — подытоживает Гапонцев (Н.Максимов, журнал "Русский Newsweek).

Вот такая история. А ведь эта фирма, и деньги, и заказы, и престиж, и ученики – все могло быть в России.

И еще, я почему-то сомневаюсь, что закрытые институты Министерства обороны США охотно поделятся с Минобороны России своими разработками, основанными на аппаратуре Валентина Гапонцева.


Потерянное поколение

Как ни крути, почти целое поколение (на самом деле несколько поколений) оказались выбиты из Российской академической среды и высшей школы.

Преемственность поколений в науке – вещь необходимая и естественная. Это удивительное ощущение – видеть и слушать живых, хотя и седовласых классиков, по учебникам которых мы учились в детстве. Как этот человек мог доказать то, что теперь известно всем – меня всегда это удивляло. Казалось, находясь рядом с ними чему-то учишься, хотя бы обыденности того, что казалось великим. У меня в жизни было несколько таких людей, за что благодарен судьбе.

Классики тоже возникли не на пустом месте. Их учителями было предыдущее поколение – громкие имена, создавшие научную школу в разоренной после революции стране. Ленинградский физтех, МГУ. В лаборатории нашего института на втором этаже висела табличка «Здесь П. Лебедев открыл давление света», год забыл, 1911 кажется. И у того поколения были учителя и свои авторитеты, и так пошло с тех времен, когда Петр привез в Россию Эйлера и Бернулли и десяток других выдающихся европейских светил и основал Академию Наук.

Меня учили ученики старшего поколения, среди которых тоже возникали свои звезды. Я начал учить студентов.

И тут цепочка порвалась. Нет, не совсем, не все уехали, не все ушли в бизнес, конечно же остались в России ученые. Но урон, нанесенный разрухой и по сути вымыванием из науки и преподавания почти целого поколения (даже нескольких поколений) больше, чем последствия Октябрьской революции для Российской научной школы.

Сейчас многие говорят о катастрофической ситуации в Российской науке и образовании – старики стареют, молодые еще не подросли, а среднее поколение почти отсутствует. Средний возраст кандидата наук сейчас в России 53 года, а доктора уже подбирается к семидесяти....Кто предсказывает крах и развал российской школы, кто заявляет, что государство прекрасно проживет и без науки...
Такое уже было в истории. Отъезд ученых из России после 1917 года привел к созданию нескольких крупных западных научных школ. Механики и химики, именами которых до сих пор названы кафедры и научные общества в крупных университетах, авиапромышленность Сикорского, изобретатель телевидения Зворыкин, и тысячи других, менее известных примеров.

Я часто проезжаю мимо вывески AMPEX, расположенной около многорядного хайвея неподалеку от Стенфордского университета. Эта известная в свое время компания положила начало техники записи видеоинформации на магнитную ленту, а впоследствии и прогрессу магнитных дисков. Расшифровывается эта надпись Aлександр Михайлович Понятов, его превосходительство (AMP his Excellency) – компанию создал бывший полковник царской армии и выдающийся инженер.

Тем не менее, наука и образование в большевистской России выжили и добились немалых успехов. Большевики поняли, что во многом изолированное государство не сможет выжить без собственных научных и инженерных кадров. Профессия инженера, преподавателя, ученого была почетна.

Что будет сейчас? Преодолеет ли страна этот разрыв поколений, возникнет ли следующее поколение интеллектуальной элиты нации? Мне хочется надеяться, что да, несмотря ни на что, и как всегда вопреки всему. Вера эта скорее иррациональна. Потому что иначе – конец, а в это поверить не хочется.

И еще один несколько эгоистический вопрос, который волнует меня в последнее время: потеряно ли мое поколение навсегда, или у него есть еще шанс...

Александр Торин
http://www.rustrana.ru/article.php?nid=11229



СЕБЕ НАВРЕДИМ, НО ЗАПАДУ УГОДИМ


России для мощного экономического рывка нужны инновации, нужны новые технологии, нужны фундаментальные и прикладные исследования. То, что мы видим изобилие товаров в магазинах, даже если они отечественного производства, не является показателем успешной работы экономики. Настоящие деньги, обеспечивающие мощь государства, дают только новые научные достижения.
В мире существует, как минимум, 25 технологий, которые будут определять лицо цивилизации в XXI веке, но освоить их в нашем текущем состоянии мы вряд ли сможем, так как для этого нет достаточной материальной базы. Кроме того, уходит интеллектуальный фонд. Уходит как естественным образом, средний возраст учёных на сегодня составляет 58 лет, так и в результате оттока зарубеж.

По оценкам специалистов, только за первую половину 1990-х годов из России выехало около 80 тысяч ученых, прямые потери бюджета составили 60 млрд долларов. Если начать считать с 1970-х годов, Россия потеряла еще больше. Подсчёты показывают, что если бы все те кадры, которые за это время уехали на Запад, учились в университетах США, то на их подготовку пришлось бы потратить более 1 трлн. долларов. То есть, мы подарили Западу 1 трлн. долларов, отдали самый ликвидный товар – знания.

На прошлой неделе состоялось заседание Национального комитета "Интеллектуальные ресурсы России", но дальше констатации печальных тенденций разговоры не пошли. Организаторы, а это Российская партия жизни во главе со спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым, попытались найти хорошее в плохом. Что поделаешь, жизнеутверждающее название партии обязывает. Впрочем, получилось довольно вульгарно, одним словом, заседание выдало интеллектуальную халтуру.

Общий тон выступающих был окрашен одним тезисом: «посадим Запад на интеллектуальную иглу». Звучит вроде бы заманчиво, а на проверку оказывается бредом. Да, действительно, фундаментальные науки в Европе и США хромают, ситуацию выправляют наши специалисты: математики, химики, физики. То есть, воспитываем их мы, а выгоду получает всемогущая Заграница. При этом запад существенно экономит собственные бюджетные средства на образовании. Конечно, можно гордиться тем, что технологическое могущество нашим стратегическим противникам обеспечивают сыны нашей же Родины. Но это равноценно, тому как глупый муж гордится качествами своей жены перед её любовником. Анекдот, да и только.

Заключительным итогом заседания стало выступление господина Кузнецова, который посоветовал России брать пример у Китая. Китай, мол послал своих специалистов учиться опыту других стран и они, вернувшись, обеспечили китайское чудо. Бред очевидный. Если Пётр I посылал купеческих и крестьянских детей наукам иностранным обучаться, и в ту пору это было оправдано, то теперь ситуация иная: мы не обретаем знания, а напротив, теряем интеллектуальный фонд, накопленный ещё при СССР. В общем, никаких практических выводов на заседании сделано не было.

А выводы нужны такие: 1- Государство должно существенно вложиться в систему национального образования: необходимо поднять зарплату педагогам, обновить библиотеки, техническое обеспечение лабораторий, в конце концов, многие институты надо просто покрасить, чтобы они не были похожи на тюрмы. 2 - Государство должно профинансировать в полной мере внедрение в жизнь тех перспективных технологий и новаций, которые уже имеются в портфелях отечественных НИИ, а их не так уж мало. Но помимо, финансирования государство должно проконтролировать и отдачу, иначе это будет пустой тратой средств.

Государство в целях национальной безопасности обязано взять под жёсткий контроль, распространение новаций и технологий, которые сегодня раздаются за гроши западой промышленности. Технологиями надо умело торговать, также как и вооружением. При всём этом рассчитывать, что новациями займётся частник – наивно. У наших предпринимателей до села с текстильной промышленностью никак руки не дойдут, а до новаций и через 200 лет не доберутся. 3 – Сама наша система образования имеет хорошую репутацию за рубежом, и мы можем зарабатывать на обучении студентов из Европы и США миллионы долларов, как это делает Англия и та же Америка, образование у нас не хуже, а вот общаги находятся в жутком состоянии, тараканы, крысы, антисатинария и прочее. Для того чтобы начать зарабатывать на образовании, надо создать элементарные жилищные условия, к примеру, на базе научных городков построить коттеджный посёлок, создать современные лаборатории.

И на это деньги в казне имеются, это средства, полученные от продажи нефти по сверхвысоким ценам. Но вместо прямых и выгодных инвестиций в собственную науку, промышленность и образование, правительство Касьянова перевело сбережения накопительного фонда в иностранные банки под нулевые проценты.

28.01.2004


Библиография