ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Преступность в США. Подборка статей. Часть 1


Часть 1, 2


Содержание страницы:

  • подборка фактов

  • Роберт Рокауэй "Еврейские гангстеры в Америке"

  • "Очерки о борьбе с организованной преступностью в США"

  • "Самые страшные серийные убийцы в истории США"

  • "Из-за операций по украденным документам американских граждан бизнес в США ежегодно теряет $50 млрд - Джордж Буш"

  • "В США новорожденных 73 года обрабатывали ртутью. Родственникам кремированных выдавали не прах покойных, а цемент"

  • Юлия ВЕРНИК "Хорошенько подумав, грабитель вернул деньги в банк" (отрывок).

  • Михаил Оверченко, Александр Сафин "Нарисованные" $74,4 млрд. WorldCom подвела итог махинаций своих руководителей"

  • "Аль(фонс) Капоне"

  • Дэвид Мей "Скандал с Halliburton"

  • "Дырка от публики" (отрывок)

  • Владимир Богданов "Подстава в Америке по-русски"

  • Владимир РОГАЧЕВ "У ИСТОКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА"

  • У. ПИРС "Русская" мафия"

  • Константин Федоров "ДЕТИ И ДЕТСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ НА ЗАПАДЕ"

  • "Организованная преступность в Америке"

  • "Криминальная статистика США 1960 - 2000"

  • "Русская мафия в Aмерике (обзор американской литературы)"

  • "Американские мафиози остались без "крестного отца"

  • "Тюремные банды США"



  • В Америке ежегодно регистрируется 30-40 млн преступлений, из которых 4,5-5,5 млн относятся к разряду серьезных (в России, для сравнения, регистрируют всего около 3 млн преступлений в год). (22)

  • в США каждые 16 секунд происходят преступления с применением насилия, каждые 3 секунды уворовывается собственность, каждые 48 секунд -- ограбление, каждые 4 секунды -- воровство, каждые 11 секунд -- ограбление со взломом, каждые 20 секунд -- кража машин, каждые 5 минут -- изнасилование, каждые 20 минут -- убийства.(52)

  • Только в течение ХХ в. более 10 млн американцев стали жертвами тяжких преступлений и 10% из них, или 1089616 чел., были убиты с 1900 г. по 1997 г. "Полное" число "официально зарегистрированных" убийств, жертв физического разбоя при отягчающих обстоятельствах, грабежей и изнасилований с 1937 г. по 1970 г. составило 9816646 чел. Но это, конечно, неполный учет!

  • Каждый год в ХХ в., по крайней мере, 10% из совершенных преступлений были тяжкими преступлениями - убийствами, разбоями, изнасилованиями и грабежами. С 1900 г. по 1997 г. совершено 1089616 убийств. Как они были убиты? 375350 чел. - из огнестрельного оружия. Остальные погибли в результате применения других способов, включая избиение, удушение, поножовщину, утопление, отравление, сжигание и отсечение головы.

  • С 1900 г. по 1971 г. было убито 596984 американцев. С 1971 г. по 1997 г. еще 592616 чел. убито подобными способами.

  • Больше американцев убито другими американцами в ХХ в., чем погибло в испано-американской войне (11 тыс. "смертных случаев при исполнении служебных обязанностей"), первой мировой войне (116 тыс.), второй мировой войне (406 тыс.), полицейской акции в Корее (55 тыс.) и вьетнамской войне (109 тыс.). Статистика "смертных случаев при исполнении служебных обязанностей" больше, чем боевые смертные потери, и используется здесь, чтобы сделать контраст между уровнем военного и гражданского насилия еще более четким. (196)



    Еврейские гангстеры в Америке


    Бенджамин Сигел — Багси, Артур Флегенгеймер — Голландец Шульц, Мейер Лански — Малыш, Макс Хофф — Бу-Бу, Эбнер Цвиллман — Лонги — все они были гангстеры и евреи. Расцвет их деятельности пришелся на время между двумя мировыми войнами, они вместе с итальянцами сделали американскую преступность организованной, огромной, мощной и смертоносной.

    “Мы больше, чем U.S. Steel”, — якобы говорил Мейер Лански, один из главных действующих лиц нашей истории и долгожитель. Возможно, он был прав.

    Арнольд Ротстейн родился в Нью-Йорке в 1882 году. Его отец, Авраам, богатый и уважаемый торговец одеждой, был одним из столпов ортодоксальной еврейской общины Верхнего Вест-Сайда, филантропом и председателем совета нью-йоркской больницы “Бет Исраэл”. Его называли Справедливым за высокие принципы и честность при сделках.

    Арнольд был совсем другим. Он так и не добился того уважения, на которое надеялись его родные, но оправдал их ожидания в другом: ему едва исполнилось двадцать, а он уже был миллионером, и его знала вся Америка.

    С введением “сухого закона” Ротстейн стал развивать бутлегерство. Он заложил фундамент огромных прибылей эпохи “сухого закона”, создав организацию, которая закупала в Англии спиртные напитки высокого качества, перевозила их через океан и продавала оптом в Соединенных Штатах. Идея была подхвачена — и в скором времени этим занимались многие.

    Будучи по натуре одиночкой, Арнольд не желал становиться частью предприятия, которое он не мог контролировать сам. Но “сухой закон” был слишком большим куском, чтобы он — да и кто бы то ни был — смог проглотить его единолично. После этого он обратил свои таланты на контрабанду наркотиков, которая до того, как ею занялся Ротстейн, была совершенно не организована. Послав посредников через океан, в Европу и на Дальний Восток, и контролируя закупочные операции в Соединенных Штатах, Ротстейн превратил эту отрасль преступности в бизнес-машину. К 1926 году он был финансовым повелителем всего потока наркотиков, переправлявшихся в США.

    Начиная с Ротстейна, еврейские боссы преступного мира Америки открыто занимались контрабандой и оптовой торговлей опиумом и другими наркотиками на территории США. В двадцатые—тридцатые годы евреи боролись с итальянцами за доминирование в этой сфере преступной торговли. Итальянская мафия взяла верх во время Второй мировой войны. Причиной тому были нацисты. Когда немцы принялись истреблять евреев в Европе, под удар попали и преступники, поставлявшие товар в Америку.

    По свидетельствам участников опиумного бизнеса, с тех пор как евреи ушли со сцены, качество продукта ухудшилось. Еврейский дурман был чище и дешевле, чем у итальянцев, разбавлявших свой наркотик химией. Один из драгдилеров, работавший в этой сфере долгое время, отметил и другое отличие между еврейской и итальянской наркомафией предвоенного периода: “Евреи были бизнесменами. Они хотели сделать на тебе бакс сегодня и завтра, и так далее — по баксу в день. А эти чурки хотели червонец сегодня, а завтра могли и задушить за полтинник”. И это свидетельствует итальянец!

    Фрэнсис Скотт Фицджеральд обессмертил Ротстейна в “Великом Гэтсби”: «Мейер Вулфшим? Нет, он игрок. — Гэтсби на миг запнулся, потом хладнокровно добавил: — Это он устроил ту штуку с “Уорлд сириз” в 1919 году».

    Преступная жизнь Ротстейна, ни дня из которой он не провел в тюрьме, закончилась в 1928 году, когда его застрелили из-за карточного долга в нью-йоркской гостинице Park Central. К умирающему Ротстейну в больницу пришел детектив и спросил: “Кто стрелял в вас?” Ротстейн ответил: “Я не буду об этом говорить. Я сам разберусь”. Но он так и не успел сделать это.

    На момент смерти состояние Ротстейна составляло три миллиона долларов.

    После гибели Ротстейна никто и никогда уже не смог управлять дном Нью-Йорка в одиночку, как это делал он. Различные криминальные сферы были разделены, часть из них отошла его воспитанникам-евреям. Бутлегерство стало уделом Артура Флегенгеймера, Бенджамина Багси Сигела и Мейера Лански, объединившихся в шайку, известную как банда Багси и Мейера.

    Артур Флегенгеймер, больше известный как Голландец Шульц, родился в 1902 году. Он не был голландцем: его родители, Герман Флегенгеймер, владелец салуна и конюшни, и Эмма Ной Флегенгеймер, были немецкими евреями. Его отец оставил семью, когда Артуру было четырнадцать, и, чтобы содержать близких, мать начала работать прачкой. Артур внес свой вклад в благополучие семьи — присоединился к банде и стал взломщиком.

    В его семье соблюдались религиозные традиции. Однако при арестах Артур называл себя то иудеем, то католиком, то протестантом.

    Приятели прозвали его Голландец Шульц за голубые глаза, светло-каштановые волосы и коренастое телосложение — этим он напоминал убийцу из банды в Бронксе на рубеже веков. Артуру понравилось прозвище, и он захотел, чтобы его называли так и дальше. “Оно было достаточно коротким, чтобы попасть в заголовки. Если бы меня называли Флегенгеймер, никто бы обо мне и не услышал”, — говорил он.

    Голландец был одним из самых скупых и хладнокровных гангстеров эпохи “сухого закона”. Он почти ни у кого, считая и “своих” людей, не вызывал симпатии или уважения. Он платил приближенным настолько мало, насколько позволяли приличия, и мог впасть в убийственную ярость, когда кто-то просил прибавить.

    Лаки Лучано называл Шульца одним из самых скупых — почти скрягой. “Парень с парой лимонов баксов, а одет, как свинья. Хвастал, что не тратит на костюм больше 35 баксов, а штанов у него было две пары. Для него успех — это купить газету за два цента и читать там о себе”.

    Шульц думал на сей счет иначе: “Я считаю, только идиоты носят шелковые рубашки. В жизни ни одной не купил. Сосунок потратит на рубашку пятнадцать-двадцать баксов. Нормальный парень возьмет хорошую рубашку за два бакса”.

    По словам любимого адвоката Шульца Дикси Дэвиса, только одно по-настоящему бесило Шульца: “Можешь оскорбить девушку Артура, плюнуть ему в лицо, толкнуть его — он рассмеется. Но не укради ни доллара с его счетов. Сделал так — считай, мертвец”.

    Банду Багси и Мейера создали в 1921 году два человека из числа самых знаменитых деятелей еврейской организованной преступности XX века — Бенджамин Багси Сигел и Мейер Лански.

    Ко времени создания банды Сигелу было пятнадцать лет, а Лански — девятнадцать. Лански родился в 1902 году в польском городке Гродно и приехал в Штаты с родителями. Сигел родился в 1905 году в Нью-Йорке и вырос кинематографическим гангстером — красивым, вспыльчивым, амбициозным и жестоким. Прозвище Багси (Бешеный) он получил потому, что, разозлившись, словно сходил с ума. Сигел ненавидел это прозвище, и никто не осмеливался назвать его так в лицо.

    Образовавшийся альянс был грозным: мозги Лански и мускулы Сигела. Позже Лански любил утверждать, что банда никого не убивала, что они действовали, как бизнесмены, и стремились только к эффективности. «Это был чистый бизнес, мы были... ну, как компания “Форд”. Стрелять, убивать — это неэффективный способ ведения дел. Продавцы, торгующие “фордами”, не стреляют в продавцов, торгующих “шевроле”. Они стараются победить их ценами».

    Джозеф Док Стетчер родился в Польше в 1902 году и приехал в Ньюарк в возрасте 10 лет. В его досье — поджоги, грабежи, мошенничество, контрабанда и убийства. Он работал с Мейером Лански и Багси Сигелом, с другими еврейскими гангстерами.

    Позднее Лански выбрал Стетчера, чтобы тот возглавил строительство “Сэндз-отеля” в Лас-Вегасе и представлял там интересы банды. Стетчер также спонсировал кубинского диктатора Фульхенсио Батисту, который разрешил Лански и его компаньонам строить и управлять казино на острове.

    Несмотря на то что обвинения в адрес Лански сыпались градом, уличить его смогли лишь в 1963 году. Стетчера депортировали, вместо того чтобы посадить в тюрьму.

    Стетчер так никогда и не стал гражданином США, но в Польшу или Россию ехать отказался. К тому же закон запрещал депортацию в коммунистические страны, поэтому Стетчеру как еврею посоветовали вернуться в Израиль, что он и сделал в 1965 году. Док снял апартаменты в отеле “Шератон” на побережье Тель-Авива и наслаждался отпуском. Ежедневно его ждала машина с личным шофером. В возрасте 70 лет он завел себе 23-летнюю подружку, которая училась в Тель-Авивском университете.

    Док наслаждался Израилем, а израильтяне находили его забавным и благородным. Его щедрость привлекла внимание “Агудат-Исраэль”, ультраортодоксальной политической партии. Один из ее лидеров, рав Менахем Поруш, уговорил Стетчера вложить 100 тысяч долларов в строительство домов для ортодоксальных еврейских пар. Вместо того чтобы истратить деньги на эти цели, Поруш построил кошерный отель в Иерусалиме.

    Стетчер из-за этого поссорился с Порушем, и дело дошло до суда. Стетчер говорил, что вкладывал деньги в благотворительность. Сложилась довольно смешная ситуация: знаменитый американский гангстер был ограблен раввином. Но Стетчер выиграл дело, и Поруш был вынужден вернуть деньги.

    Мейер Лански тоже отправился в Израиль, прячась от американского правосудия. В 1970 году он захотел стать израильским гражданином. После долгого разбирательства просьба Лански была отвергнута, и он был выслан из страны в 1972 году.

    Процесс Лански породил немало дебатов в Израиле. Голде Меир было сказано, что Лански являлся негласным лидером мафии, поэтому если бы он остался, то Израиль стал бы пристанищем бандитов. Голда ничего не знала о Лански и не много — об американской преступности, но она была наслышана о мафии. Вот это-то и сыграло решающую роль в судьбе Лански в Израиле.

    “Мафия? — спросила Голда. — Никакой мафии в Израиле!”

    Голда выросла в Штатах и знала, что если Израиль даст пристанище криминальному боссу, то это может повлечь за собой нежелательные последствия для американских евреев. Она опасалась также, что если бы Лански обосновался в Израиле, то администрация Никсона, требовавшая его экстрадиции, могла бы отменить поставки бомбардировщиков и истребителей...

    Еврейские гангстеры весьма уважали своих родителей. Большинство держали матерей в блаженном неведении относительно своих темных делишек и обращались с ними почтительно и нежно.

    Мейер Лански обожал мать. Он помнил, с какой радостью она жертвовала собой ради детей. Еще мальчиком он поклялся, что когда вырастет, станет очень богатым — “и до конца жизни у нее будет все самое лучшее”. Добившись успехов в преступном мире, Мейер переселил своих родителей в прекрасные апартаменты с горничной в престижной части Бруклина. Когда в конце 1930-х мать Мейера перенесла операцию на сетчатке, он нанял ей сиделку, которая круглосуточно была при ней в больнице. Сиделка вспоминает, что Мейер принимал в судьбе своей матери “чрезвычайное участие”. Он навещал ее каждый день, сидел у ее постели, часами разговаривая с ней. Перед тем как уйти, он неизменно спрашивал сиделку, не нуждается ли его мать в чем-нибудь еще. Когда мать перевезли домой, он договорился с сиделкой, чтобы она осталась с больной до тех пор, пока та окончательно не поправится. Он продолжал ежедневно навещать ее дома, беседуя с ней на идише. Иногда он звонил домой, чтобы его дети пообщались с бабушкой. Сиделка, ухаживавшая за матерью Лански, была поражена теплыми отношениями матери и сына.

    Позднее Мейер поселил мать в уединенных апартаментах у моря, в Голливуде. Он регулярно приезжал к ней, оставаясь преданным и любящим сыном. Клятва, данная им в детстве, была выполнена.

    Гангстер из Чикаго Самуил Нейлз Мортон (урожденный Марковиц) был главарем банды Dion O’Banion. Мортон вел шикарный образ жизни и любил верховую езду Однажды погожим воскресным майским утром 1923 года во время конной прогулки по Линкольн-парку Мортон не удержался в седле и упал на землю. Лошадь занервничала и ударила его копытом по голове. Ранение оказалось смертельным.

    Товарищи Мортона жаждали возмездия. Во главе с Луи Олтери по кличке Два Ствола, патологическим убийцей и ближайшим другом Мортона в банде, они ворвались в конюшню и выкрали виновницу гибели Мортона. Они отвели лошадь туда, где погиб их главарь, и каждый выпустил пулю ей в голову Затем Олтери позвонил в конюшню и сказал, что они преподали урок этой чертовке, добавив: “Если вам нужно седло, приходите и забирайте его”.

    Банда устроила пышные проводы. Похоронная процессия растянулась на две мили, шесть лимузинов везли цветы. Пять тысяч евреев, включая раввинов, отдали дань Нейлзу.

    Местные репортеры были в шоке. Почему столько законопослушных евреев пожелали проститься с гангстером? Когда выяснились все подробности, о которых знали только посвященные, оказалось, что Мортон был ярым защитником евреев и выступал против антисемитизма.

    США вступили в Первую мировую войну в 1917 году, и Мортон записался в 131-й Иллинойский пехотный полк. Нейлз рос по службе, скоро стал старшим лейтенантом и получил французский Военный крест за отвагу: будучи раненным, он взял в плен немецкий пулеметный взвод.

    Для одних он был славным солдатом. Для других — защитником евреев. А для полиции остался гангстером.

    Чувство, что они обязаны защищать еврейский народ, повело еврейских гангстеров на борьбу с американскими нацистами и их сторонниками в 1930-е годы. Великая депрессия и рост популярности Гитлера и нацистов в Европе спровоцировали рост антисемитизма в Америке. Члены Нацистского союза были активны на Западном побережье, особенно в Лос-Анджелесе. Их было немного, но они доставляли беспокойство еврейскому сообществу. Летом 1938 года Микки Коэну довелось отбывать срок в тюрьме Лос-Анджелеса. Он читал газету, дожидаясь суда, когда Роберта Ноубла, местного нациста, и его сообщника привели на допрос. Коэн знал, кем был Ноубл, а Ноубл знал, кем был Коэн. Полиция совершила ошибку, посадив антисемита рядом с Микки и оставив их одних.

    Оба нациста попытались сбежать, но Коэн сгреб их.

    «Я начал бить их головами друг об друга, — вспоминает Коэн. — Эти двое ничего не могли со мной поделать. Я над ними хорошенько поработал. Они забрались на решетки, а я пытался их оттуда снять. Они так орали, что люди подумали — это бунт. Тюремный надзиратель Брайт, заслышав крик, с группой полицейских прибежал в камеру. Он пытался открыть дверь, а она не поддавалась. Те двое парней все висели на решетках и кричали: “Зачем вы поместили нас в камеру с этим животным?” К тому времени я вернулся в свой угол и поднял газету. Когда Брайт открыл дверь, я сидел и читал. Он подошел и спросил: “Что здесь произошло, сукин сын?” Я ему ответил: “О чем вы меня спрашиваете? Я сижу и читаю. Те два парня затеяли драку друг с другом. Я не знаю, что на них нашло, и не хотел им мешать”. На что Брайт мне заявил, что я лгу. Я не знал, кем были те парни, знал только, что они были против евреев. Но я расправился с ними, и мне было хорошо. Никто мне не платил за это. Это моя патриотическая обязанность. На свете нет таких денег, за которые можно было бы купить подобные вещи».

    Наверное, самая громкая история, связанная с нацистами, относится к Багси Сигелу. В 1938 году Геббельс и Геринг были с визитом у Муссолини и остановились в Риме на вилле графа Карло Ди Фрассо и его жены Дороти.

    Дороти Ди Фрассо встретила Сигела в Голливуде, и они закрутили роман. Графиня привезла Сигела в Рим в то же самое время, когда туда явились два высокопоставленных нациста. Когда Сигел узнал о том, с кем живет рядом, он захотел их убить. Графиня воскликнула: “Ты не можешь этого сделать!” Поняв ее не совсем правильно, Сигел ответил: “Запросто. Это легко организовать”.

    Сигел оставил эту идею побоку, когда графиня сказала ему, что в покушениях обвинят ее мужа. Со слов друзей Сигела, он очень сожалел, что не убил тогда Геббельса и Геринга.

    Роберт Рокауэй
    http://world.pravda.ru/world/2003/5/16/43/8997_gangster.html



    Очерки о борьбе с организованной преступностью в США


    АЛЛАН ПИНКЕРТОН

    Никто не предсказывал родившемуся в 1819 году в Глазго сыну бедного ирландского полицейского Пинкертона такое необыкновенное будущее. Прибыв в Новый Свет, он работал бондарем. Бондарем работал он и в Данди (штат Висконсин) до тех пор, пока случай в 1850 году не вывел его на стезю криминалиста. Дотлевающие угли костра на соседнем острове навели его на след шайки мошенников. Он моментально приобрел репутацию великого детектива в государстве, где самое сильное управление полиции (в Чикаго) насчитывало одиннадцать весьма сомнительного вида полицейских. Аллан Пинкертон использовал свой шанс и тут же основал Национальное детективное агентство Пинкертона. Эмблемой агентство избрало открытый глаз, а девизом: "Мы никогда не спим..."

    Пинкертон и поначалу всего девять его сотрудников вскоре доказали правдивость избранного ими девиза. Они были блестящими деловыми людьми, неподкупными и неутомимыми детективами. Беглых преступников они преследовали верхом на лошадях с такой же легкостью, как и на крышах поездов, кативших на Дикий Запад. Они были отличными психологами, прекрасными наблюдателями, асами маскировки, перевоплощения, отчаянными смельчаками и мастерами стрельбы из револьверов. За несколько лет "пинкертоны" превратились в наиболее успешно работающих криминалистов Северной Америки.

    Славе Аллана Пинкертона способствовал один случай. Переодетый биржевым маклером Аллан, идя по следу одной шайки фальшивомонетчиков, раскрыл в 1861 году заговор против американского президента Линкольна. Но это был всего лишь эпизод на его полном приключений пути. То же самое относится к роли его агентства в период Гражданской войны в Америке, когда оно выступало как разведывательная организация Северных штатов. Однако полем деятельности самого Пинкертона была и осталась криминалистика.

    После Гражданской войны огромную популярность приобрели Западные штаты. Переселенцы тянулись туда в поисках золота и серебра, пастбищ и плодородных земель, и этот Запад стал поистине Диким Западом. Переселенцы попадали в страну, в которой десятилетиям господствовал один закон - закон сильного и того, кто стрелял первым. Повседневным явлением стали уличные ограбления, нападения на почтовые кареты и железнодорожные поезда, конокрадство, ограбления банков, наемные убийства. Были шерифы, занимавшие эти должности только потому, что убийства под прикрытием закона было более безопасным делом.

    В этом мире "пинкертоны" вовсю пожинали свои лавры. Для железнодорожных компаний, постоянно находившихся под угрозой ограбления, они были единственной полицейской силой, на которую можно было положиться. Методы работы "пинкертонов" были методами своего времени. Правда, услуги доносчиков из преступного мира были у них не в чести. Зато они в сотнях обличий проникали в самое логово крупных шаек, властвовавших в городах Дикого Запада.

    В центре Сеймура, в цитадели банды Рино, совершившей 6 октября 1866 года первое нападение на поезд, поселился под видом бармена агент Пинкетрона Дик Уинскотт. Через несколько недель он подружился с членами шайки Рино. Его же самого Уинскотт заманил на железнодорожную станцию Сеймура как раз в тот момент, когда туда небольшим специальным поездом прибыл Аллан Пинкертон с шестью помощниками. Джона Рино схватили, и поезд с арестованным отбыл прежде, чем остальные бандиты сообразили, что произошло.

    В 1878 году "пинкертоны" ликвидировали одно из опаснейших кровавых тайных обществ Пенсильвании - ирландское общество под названием "Молли Магвайрс". Это общество использовало социальные столкновения в угольном районе Пенсильвании для установления кровавого господства главарей банд. Один из лучших агентов Пинкертона, Мак Палэнд, стал членом общества и оставался им (постоянно находясь под угрозой смерти, так как за предательство была неминуема смерть) на протяжении трех лет, до тех пор, пока не смог выступить свидетелем против главарей "Молли Магвайрс". Многие сотрудники Пинкертона поплатились за свою деятельность жизнью: Джеймс Уичер проник в кровавую банду Джесси Джеймса, по следу которой "пинкертоны" шли тысячи миль, но был распознан и убит. Сам Джесси Джеймс месяцами разыскивал в Чикаго своего врага номер 1 - Аллана Пинкертона, чтобы всадить в него пулю.

    "Пинкертоны" чувствовали себя как дома не только на Диком Западе, но и в городах восточного побережья страны. Вероятнее всего, они были первыми в Америке, кто использовал фотографии в деле расследования преступлений. Когда в 1866 году Дик Уинскотт получал задание уничтожить банду Рино, он взял с собой фотоаппарат. Во время одной попойки он убедил Фреда и Джона Рино сфотографироваться. Копии снимков он тут же тайно послал Аллану Пинкертону. Это были первые фотографии Рино, и вскоре они появились в объявлениях о розыске, рассылавшихся Пинкертоном. Аллан Пинкертон создал первый в Америке альбом преступников. В другом альбоме содержались снимки и описания тысяч скаковых лошадей, для того чтобы иметь возможность во время скачек отличить их от подставных. Пинкертон и его сыновья заложили основу самой большой в мире специальной картотеки воров, занимавшихся кражами ювелирных изделий, и их укрывателей.

    Когда в 1884 году Аллан Пинкертон умер, его агентство продолжало возвышаться над хаосом, царившим в американской полиции, как непоколебимая скала.

    Как уже говорилось выше, провал балтиморского заговора интересен и важен не только тем, что удалось сохранить жизнь Линкольну, которому суждено было спасти Американский Союз, но и тем, что он продемонстрировал отличную координацию действий секретной службы и контршпионажа. Пинкертон и его сотрудники вернулись в Чикаго; но их совместные операции в критические недели, предшествовавшие 4 марта 1861 года, так зарекомендовали агентство Пинкертона в кругах нового республиканского правительства, что глава агентства и Тимоти Уэбстер были снова вызваны в Вашингтон.

    Перед страной встала угроза неизбежной войны. Организованный мятеж охватил девять южных штатов, а у федерального правительства имелась лишь плохо организованная и морально неустойчивая армия. Каждый сколько-нибудь значительный штаб Севера кишел шпионами; секретной службы для борьбы с этими шпионами у федерального правительства не было и в помине.

    В понедельник 15 апреля, после того как мятежные артиллеристы Чарстона, в Южной Каролине, прекратили стрельбу по форту Самнер, президент Линкольн объявил первый призыв 75 000 волонтеров. 19 апреля 6-й Массачусетский пехотный полк высадился в Балтиморе, чтобы, промаршировав по городу, следовать в Вашингтон. И тогда оправдались самые худшие предсказания сыщиков. Начались беспорядки. Агитация Фернандины и его последователей, нескрываемая враждебность местных чиновников, вроде полицейского маршала Кейна, наконец-то нашли себе цель, и пехотинцам-"янки", осажденным огромной толпой, подстрекаемой к зверским насилиям, пришлось отстаивать свою жизнь штыками и боевыми патронами.

    За этим кровавым бунтом последовала вторая демонстрация, о возможности которой еще за две месяца предупреждали пинкертоновские агенты. На заре 20 апреля были сожжены мосты у Молвейла, Рили-хауза и Кокисвилла, на Гаррисббургской дороге, а также через реки Буш, Ганпаудер и Гаррис-Крик. Сообщение между столицей, и Севером было прервано, телеграфные провода перерезаны.

    Правительство оказалось запертым в Вашингтоне, где находилось несколько батальонов солдат и двойное количество хотя и недисциплинированных, но все же деятельных сторонников раскола.

    Одним из первых эмиссаров Севера, посланных для обследования этого края, был Тимоти Уэбстер. В подкладку его жилета и в воротник пальто миссис Кет Уорн вшила дюжину мелко исписанных посланий от друзей президента. Этот пинкертоновский агент не только весьма быстро доставил их секретарю Линкольна, но и привез с собой устные сообщения, в результате которых был арестован один из видных заговорщиков.

    Арест этой крупной дичи являлся обнадеживающим началом, Линкольн послал за Уэбстером, желая лично поздравить его. За каких-нибудь три месяца Тимоти Уэбстер превратился из частного сыщика в секретного агента и шпиона-профессионала, в шпиона-двойника, в поездного наблюдателя, в правительственного курьера и, наконец, в контрразведчика - все это без предварительной подготовки, но с неизменным успехом. Так он исполнил все основные роли в системе секретной службы. Конечно, часть его успехов обуславливалась дезорганизацией, царившей в лагере южан.

    Одно из писем Линкольна, спрятанное в выдолбленной трости Уэбстера, было адресовано его начальнику Пинкертону Президент приглашал Аллана Пинкертона прибыть в столицу и обсудить с ним и членами кабинета вопрос об учреждении "отдела секретной службы" в Вашингтоне

    Пинкертон согласился. Тучи агентов Юга без устали следили за приготовлениями Севера к войне Никто не угрожал им, никто не призывал их к порядку Если бы существовали контршпионы, которые мешали бы им посылать донесения о приготовлениях Севера, южане мобилизовались бы не с таким явным ликованием.

    Главным руководителем вновь организованной и утвержденной свыше федеральной секретной службы США был назначен Пинкертон, прирожденный контрразведчик, осмотрительный, вдумчивый и осторожный. До этого своего назначения он не сидел сложа руки, а практиковался в искусстве военной разведки в качестве "майора Аллена", офицера при штабе генерала Джорджа Мак-Клеллана.

    Федеральная секретная служба под руководством Пинкертона сняла для своего штаба дом на 1-й улице. После разгрома у Манассаса стало ясно, что перед правительством стоит серьезная проблема подавления шпионов Юга. Но генералу Мак-Клеллану хотелось, чтобы Аллан Пинкертон сопровождал его в качестве штабного офицера новой секретной службы. Вероятно, и штаб Мак-Клеллана притягивал к себе шпионов, как магнит. Однако Вашингтон оставался более опасной зоной, где обнаружить шпионов было еще труднее и где они могли принести наибольший вред; если не сам Пинкертон, то его главнокомандующий должен был понимать это.

    Вскоре новая федеральная секретная служба показала все свои возможности в отношении одного весьма опасного агента Конфедерации (объединения рабовладельческих штатов). Тогдашний помощник военного министра Скотт посетил Пинкертона, чтобы указать ему на зловредную деятельность миссис Розы Гринхау, проживающей в столице на углу 13-й и 1-й улиц. Эта вдова, слывшая богатой женщиной, была агентом мятежников, причем даже не пыталась прикрыть свое сочувствие Югу хотя бы показным нейтралитетом.

    В одном из многочисленных докладов генералу Мак-Клеллану Пинкертон говорил о подозрительных лицах, имеющих "доступ в золоченый салон аристократических предателей". Эта столь презрительно сформулированная привилегия принадлежала миссис Гринхау по естественному праву и базировалась на ее получившей широкую известность фразе, что она "не любит и не почитает старого звездно-полосатого флага", а видит в нем лишь символ "аболиционизма" - убийств, грабежа, угнетения и позора".

    Свою шпионскую деятельность она начала в апреле 1861 года, а в ноябре того же года военное министерство и Аллан Пинкертон были сильно обеспокоены ее непрерывным пребыванием в столице. Помощник министра Скотт утверждал, что Роза Гринхау опаснейшая шпионка, легкомысленно пренебрегающая маскировкой своих откровенных высказываний. И как только Аллан Пинкертон и некоторые его агенты начали вести наблюдение за этой дамой, они обнаружили не только правильность этого утверждения, но и неопровержимые доказательства измены одного федерального чиновника, которого она открыто старалась завербовать.

    Окна квартиры Гринхау были расположены слишком высоко, поэтому, чтобы что-нибудь увидеть с тротуара, сыщики Пинкертона обычно снимали обувь и становились на плечи друг другу, Слежка, проводимая по такому "гимнастическому" методу", принесла обильные плоды, и в скором времени миссис Гринхау была заключена в тюрьму Олд-Кэпитал.

    Аллан Пинкертон попытался использовать фешенебельную квартиру миссис Гринхау как ловушку. К его большому удивлению, в день ареста миссис Гринхау на ее квартиру не пришел ни один человек, хотя бы сколько-нибудь замешанный в сотрудничестве с Югом, Агенты секретной службы, находясь в засаде, тщетно дожидались их появления, ибо восьмилетняя дочь миссис Гринхау залезла на дерево и оттуда кричала всем знакомым ей лицам: "Маму арестовали!.. Мама арестована!"

    Благодаря давлению, оказанному ее многочисленными друзьям, Розе Гринхау не пришлось подвергнуться военному суду или даже длительному заточению. Наоборот, вскоре ей разрешили проехать в Ричмонд на пароходе, защищенном флагом перемирия.


    Тимоти Уэбстер

    Тем временем Тимоти Уэбстер состязался с Алланом Пинкертоном в подвигах контршпионажа: он еще глубже проник в ряды сторонников Юга в Мэриленде, которые чувствовали себя "отрезанными" от своего сецессионистского отечества. Разыгрывая из себя заядлого мятежника, Уэбстер изображал каждую из своих дерзких поездок в Виргинию как подвиг, совершенный в пользу Юга и его приверженцев. Когда рьяный федеральный сыщик Мак-Фейл добился ареста Уэбстера в Балтиморе, Пинкертон посетил и допросил этого "подозрительного субъекта". Во время этой встречи было у словлено, что Уэбстера, как мятежника, препроводят в форт Мак-Генри, там ему дадут возможность бежать из-под стражи, а охраняющие его солдаты получат приказ стрелять в воздух. Так и произошло. Уэбстер вернулся в Балтимору глухой ночью, был встречен там ликованиями, оставался среди мятежников трое суток, а затем снова улизнул для доклада Аллану Пинкертону. В начале второго года гражданской войны Тимоти Уэбстер достиг уже полного расцвета карьеры. Когда молодой человек по фамилии Камилер, известный сторонник Юга в округе Леонардстаун, рискнул пересечь Потомак, он тотчас же был арестован по подозрению в шпионаже. Одного слова Уэбстера, сказанного начальнику тюрьмы, куда посадили Камилера, было вполне достаточно для его освобождения.

    Здоровье Уэбстера к тому времени пошатнулось; одно время он болел ревматизмом, приступы которого долго мучили его. Вскоре должен был начаться поход Мак-Клеллана на полуостров. Секретная служба бросила все свои силы для выяснения численности гарнизона и системы обороны Ричмонда. Уэбстер внезапно замолчал - от него не поступало никаких сведений, хотя срок получения очередного донесения уже давно миновал. И Аллан Пинкертон решил встать на путь, который привел к гибели Уэбстера. Два федеральных агента, Прайс Льюис и Джон Скалли, вызвались проникнуть в Ричмонд и попытаться наладить связь с Уэбстером.

    В это время тяжело больной Уэбстер находился в Ричмонде, он страдал острым суставным ревматизмом и не мог даже встать с постели. Скалли и Льюис увиделись с ним в гостинице, где за ним нежно ухаживала миссис Лоутон и заботилось местное население. Новоприбывшие, как этого опасался и сам Уэбстер, были немедленно взяты под наблюдение сыщиками. Обоих агентов Аллана Пинкертона заподозрили в шпионаже, внезапно заключили под стражу и пригрозили им виселицей.

    Под влиянием сильнейшего давления, а также необходимостью сделать выбор между повешением и полным признанием Скалли сдал. После этого и Льюис решил быть откровенным с начальником полиции. Оба они явились главными свидетелями на процессе Уэбстера. Накидывая своими показаниями петлю на шею Уэбстера, они спасали себя от смертной казни. В итоге к повешению был приговорен только Уэбстер.

    Генерал Мак-Клеллан сильно взволновался, когда было получено известие о судьбе, постигшей Уэбстера. По предложению Мак-Клеллана Аллан Пинкертон спешно выехал в Вашингтон, чтобы любым видом официального вмешательства побудить Ричмонд отсрочить казнь Уэбстера. Президент Линкольн согласился созвать заседание кабинета министров и попытаться что-нибудь сделать для человека, которому правительство было столь многим обязано. Военный министр Стэнтон заявил, что он использует все имеющиеся в его распоряжении средства для спасения Уэбстера; что касается Скалли и Льюиса, предавших Уэбстера ради спасения собственной шкуры, то они не заслуживают официального заступничества.

    Решено было отправить по телефону и на специальном судне руководителям южан сообщение, в котором указывалось на снисходительное отношение федеральных властей к южанам и напоминалось, что многие из них, вроде миссис Розы Гринхау, после недолгого заключения были освобождены; что никто из обвинявшихся в шпионаже в пользу южан не был судим как за преступление, наказуемое смертной казнью, и не приговаривался к смерти. Южанам давалось понять, что если они казнят Уэбстера, то федеральное правительство отомстит за него. В это время крепости и другие места заключения на Севере были переполнены сторонниками Юга; строгий военный режим в отношении мятежников дал бы президенту южан Дэвису Джефферсону представление о конкретных репрессивных мерах, которые правительство предпримет против мятежников, если Уэбстер, Скалли и Льюис будут повешены. Но сообщение военного министра было составлено в таких дипломатических выражениях, что политические руководители мятежников истолковали его как разрешение следовать по намеченному пути без особой опаски, в полном соответствии с тактикой их генералов. Так они и поступали до тех пор, пока смелые полководцы Грант и Шерман не возглавили борьбу против них.

    Тем временем Мак-Клеллан медленно продвигался к Ричмонду и был всего в 4 милях от него, когда десант Гаррисона вынудил его отступить. Мак-Клеллан был американским наблюдателем в Крымской войне 1854-1855 годов. Эта война, по-видимому, и научила Клеллана осторожности в наступлении.

    Решение Пинкертона отправить Скалли и Льюиса на поиски Тимоти Уэбстера стоило американцам жизни этого даровитейшего работника секретной службы. Но внезапная отставка Пинкертона с должности начальника секретной службы не имела никакого отношения к гибели Уэбстера. Дело в том, что после победы правительственных войск у Антитама командование армией было вверено Амброзу Бернсайду. И Пинкертон резко осудил президента Линкольна, демонстративно отказавшись руководить шпионажем и контршпионажем для нового командующего, сменившего обожаемого им генерала Мак-Клеллана.


    Мартин Леви

    29 ноября 1971 года Мартин Леви, исполняющий обязанности заведующего отделом борьбы с организованной преступностью в министерстве юстиции США, признал связь преступности с экономикой. Цитируем: "Организованная преступность - не просто присваивание денег. Когда бизнес развивается вяло, открывается простор для организованной преступности. Начавший кредитором становится партнером".

    Умозаключения Леви, хоть и были связаны с текущим моментом, абсолютно применимы к ситуации, сложившейся в стране после 29 октября 1929 года - "Черного вторника". В этот день Уолл-стрит охватила паника, и эпохе, начавшейся с Гардинга и "возвращения к нормальной жизни" и включившей в себя период "гуверовского процветания", неожиданно пришел скандальный конец.

    В последовавшие за "Черным вторником" месяцы и годы Великая депрессия постепенно охватила всю страну, неся с собой безработицу, банкротство, нищету. Условия жизни неуклонно ухудшались: кризис достиг наивысшей точки в начале 1933 года, когда захлопнулись двери последних уцелевших банков. Деньги - по горькой иронии судьбы - сохранились лишь у бутлегеров.

    Это был самый важный момент в истории организованной преступности, который проморгали блюстители законности, первым обратил на него ,внимание Леви только в 1971 году. У бутлегеров .скопились наличные деньги - многие миллионы долларов, спрятанных в коробках от обуви под кроватями, в домашних тайниках, в чуланах, в зарытых во дворе консервных банках. Иными словами, появились ликвидные, то есть легко реализуемые средства.

    Дельцы, пытавшиеся поставить преступный бизнес на организованную основу, успели разбогатеть до наступления "Черного вторника", что, конечно же, давало определенные преимущества, хотя и не слишком значительные: многие бизнесмены, не нарушавшие законов, тоже обладали немалыми состояниями. Другое дело - иметь наличные, когда ни у. кого больше их нет, когда банкиры, брокеры, крупнейшие воротилы бизнеса выбрасываются из окон своих контор или, укрывшись от людских глаз, пускают себе пулю в лоб.

    В дальнейшем на протяжении трех лет - пока Франклин Д. Рузвельт не убедил своих сограждан, что бояться им некого, кроме самих себя, - тысячи дельцов, не наложивших на себя руки, поневоле стали обращаться к единственным кредитоспособным людям - а такими людьми были гангстеры. Бизнесмены приходили к ним униженными просителями и уходили, обзаведясь оборотным капиталом и партнерами. Вот тогда организованная преступность начала проникать в большой бизнес, особенно в те его отрасли, где происходила постоянная циркуляция наличных денег (например, в сферу потребления, кинопроизводство, швейную и пищевую промышленность, рестораны и прочее). Начав с малого, лидеры организованной преступности подчинили себе целые компании. Превосходной стартовой площадкой для этого оказалось бутлегерство. Когда после отмены сухого закона в 1933 году - уже совершенно легально - стали возникать новые компании, в правления многих из них вошли такие гангстеры, как Торрио, Лански и Костелло.

    Происшедшие за это время существенные перемены на политическом фронте также определялись диктатом денег. Прежде всего политики обращались к бизнесменам, когда нуждались в средствах для проведения предвыборных кампаний. Гангстер тоже в той или иной степени зависел от избранного должностного лица. До введения сухого закона политические лидеры часто прибегали к помощи городских банд для укрепления внутрипартийной дисциплины. Однако внезапно рычаги управления оказались в руках у гангстера. Теперь он отдавал распоряжения политику. Больше того: со временем он стал указывать партиям, каких выдвигать кандидатов.

    Отныне кандидаты домогались поддержки гангстеров и в случае победы на выборах расплачивались за прошлую и будущую поддержку не словами, а делами.

    Изменение традиционных порядков наглядно проиллюстрировал съезд Демократической партии, состоявшийся в 1932 году в Чикаго. Подавляющее большинство делегатов считали, что выдвинутый съездом кандидат станет очередным президентом. Претендентов было двое: Рузвельт и "веселый боец" Эл Смит, баллотировавшийся в президенты на выборах 1928 года. В нью-йоркской делегации произошел раскол. С. Маринелли из Таммани-холла возглавил группу, выдвинувшую Смита, а вест-сайдский лидер Джимми Хайнс - другую, намеренную бороться за Рузвельта. В этом не было ничего необычного, но на сей раз Элберта Маринелли поддерживал "Счастливчик" Лучано, а Хайнса - Фрэнк Костелло. Кто бы ни выиграл в этой борьбе, у гангстеров в лагере победителя имелись надежные друзья.

    После победы в Чикаго и затем на всеобщих выборах Рузвельт приступил к планомерному подрыву могущества политических магнатов в больших городах. Сосредоточив управление благотворительными программами в Вашингтоне, он лишил боссов старого пошиба одного из источников популярности: бедняки привыкли рассчитывать на их помощь - или деньгами при крайней нужде, или углем в суровую зиму. Больше всего - при Рузвельте разведывательной службе Бюро внутренних доходов было поручено искоренить банды гангстеров и крупных городах. Первым делом специальные агенты занялись Хью Лонгом, губернатором Луизианы, поскольку тот одно время грозил превратиться в опасного соперника Рузвельта. Другой мишенью был Накки Джонсон, председательствовавший на съезде гангстеров в Атлантик-Сити в 1929 году. Под обстрел попала также организация Пендергаста в Канзас-сити.

    Все эти акции, хотя и преследовали прямо противоположные цели, сыграли на руку гангстерам. По мере разрушения старых порядков последние все активнее выходили на сцену и мало-помалу захватывали невидимые бразды правления. Перемены в разных городах и штатах протекали по-разному, однако в целом порочный союз преступности, бизнеса и политики упрочился (что было недоступно пониманию среднего американца). Одно, правда, оставалось неизменным: всеобщее стремление к максимально быстрому обогащению.

    Другим переломным моментом этого переходного периода стала отмена сухого закона. Самые здравомыслящие лидеры преступного мира, предвидя, что золотой поток рано или поздно иссякает, приготовились к неизбежному. Хотя Директор Федерального бюро расследований Дж. Эдгар Гувер предупреждал, что основным видом рэкета теперь станет похищение людей, такие мудрецы, как Лански, переключились на азартные игры. Эксплуатация этого, схожего с пьянством социального порока - при отсутствии реального противодействия общества (если не считать формальных ограничений со стороны закона) - сулила большие прибыли. На секс и азартные игры, полагал Лански, можно ставить всегда. Эту точку зрения разделяли его друзья из Кливленда: на четвертой, и последней, стадии эпохи сухого закона Кливлендский синдикат занялся игорным бизнесом.

    Тем временем наличные капиталы истощались, а налоги на легальные производство и торговлю спиртным грозили стать непомерно высокими для страны, страдающей от экономической депрессии. Отсюда следовало, что рынок сбыта дешевых, но качественных напитков сохранится даже после отмены сухого закона. Новым связанным с торговлей спиртным компаниям, многие из которых контролировались гангстерами, понадобятся больше количества товара, и они не станут интересоваться его происхождением.

    25 ноября 1933 года - дата официального рождения акционерного общества "Моляска"; ровно через десять дней торговля алкогольными напитками вновь обрела законные права. Председателем правления "Моляски" стал Джон Дрю (настоящее имя - Джейкоб Стейн) - человек, в "благопристойные" времена президентства Гардинга -заключивший тайный союз с Гастоном Б. Минсом. Позднее обнаружилось, что и другие члены правления - за одним исключением - были ставленниками главарей Кливлендского синдиката: Далица, Таккера и "Чака" Полицци. Исключение составлял Мозес Сайтрон из Нью-Йорка, помощник казначея. Он оказался тестем Мейера Лански.

    Таковы официальные данные. Впоследствии кропотливое расследование показало, что с "Моляской" были связаны и другие главари банд как Восточного побережья, так и Среднего Запада: Питер Ликаволи, "Большой Эл" Полицци, Джо Адонис, "Верзила" Цвиллман и прочие. В действительности акционерное общество "Моляска" стало стартовой площадкой для образования Национального преступного синдиката - с его помощью был проведен заключительный эксперимент на пути установления межрегионального сотрудничества.

    Целью "Моляски" было создание и эксплуатация больших подпольных винокуренных заводов - самых крупных из когда-либо существовавших в Штатах. Главный из них в конце концов был обнаружен в Зейнсвилле, штат Огайо; другой, почти такой же большой, - в Элизабет, штат Нью-Джерси. Сколько осталось невыявленными, известно только руководителям Преступного Синдиката. Не исключено, что некоторые действуют и по сей день. На этих заводах производились и разливались миллионы галлонов высококачественного спиртного. Не облагаемое налогом виски выгодно было продавать даже за половину официальной цены. Но и такие огромные винокурни не могли полностью удовлетворять спрос. На зейнсвиллском заводе в бродильные чаны загружалось 48 600 фунтов сахара и 15 200 фунтов "моляски". ("Моляска" - торговое названием дегидратированной мелассы, заменителя сахара, который акционерное общество "Моляска" якобы должно было производить). Из этих ингредиентов вырабатывалось 36 506 галлонов сусла в день. Непрерывный процесс производства позволил получать 5000 галлонов стоградусного спирта в сутки. Оптовая его цена была 2 доллара за галлон, розничная - 2.50 за кварту. Себестоимость - с учетом охраны, затраченного труда, топлива и сырья - составляла 50 центов за галлон.

    Завод в Зейнсвилле, целиком размещавшийся под землей, туннелем соединялся с подвалом соседнего дома, где жила женщина, на которую возлагалась "единственная задача: в случае необходимости обеспечить бегство по туннелю". Там, кроме всего прочего, имелось оборудование, рассчитанное на производство 35 506 галлонов пива в день. Вывозилось пиво, как и крепкие напитки, в крытых товарных вагонах, стоявших на запасных путях близлежащей железнодорожной станции. Полная стоимость завода составляла "по меньшей мере 250 тысяч долларов", такой завод был лишь одним из многих.

    Представители закона, как правило, терялись при столкновении с организованной преступностью. Взять хотя бы такой забавный факт: в то время как одно финансовое управление пыталось доказать, что зейнсвиллский винокуренный завод принадлежит Кливлендскому синдикату, другое обсуждало с членами Синдиката, какое возмещение тем причитается за ущерб, нанесенный в результате налета полиции. Бизнесмены преступного мира прекрасно умели обходить острые углы Не жалея денег, они нанимали к себе на службу лучших адвокатов и финансистов.

    Спиртное, производившееся как законным, так и незаконным путем, оставалось важным источником дохода Синдиката, однако существование "Моляски" как совместного предприятия доказывало, что общенациональная организация не только возможна, но и рентабельна, поскольку позволяет объединить ресурсы. По мере развития игорного бизнеса в стране росла популярность игры в "совместные предприятия" внутри общей системы.

    Идея объединения сил преступного мира оказалась необычайно мудрой. Лучший тому пример - соперничество между желавшими сохранить независимость Уокси Гордоном и "немцем Шульцем", от которого выиграл только отдел разведки Бюро внутренних доходов. Гордон, старейший гангстер, управлявший нелегальными маклерскими конторами Арнольда Ротштайна в канун введения сухого закона, разбогател, занявшись - раньше других - контрабандой спиртных напитков. Правда, с ростом конкуренции Гордон переключился на пиво и обосновался в Нью-Джерси.

    Шульц был одним из немногих главарей банд, которые могли похвастаться, что родились в Америке. Его мать, Эмма Флегенхаймер, особа набожная и мечтательная, не случайно назвала ребенка Артуром - в ее воображении витал образ короля Артура из Камелота. Однако бесплатная средняя школа № 12 на Фрисби-стрйт в Нью-Йорке оказалась неподходящим заведением для воспитания будущих королей, и мальчик связался с уличной "Бандой Бердженсов". После того, как он показал себя с лучшей стороны, участвуя во многих ограблениях и просидев пятнадцать месяцев за решеткой", Бердженсы прозвали его "Немцем Шульцем" - в честь известного буяна, прославившегося на улицах Бронкса своей жестокостью. После введения сухого закона "Немец" собрал целую армию головорезов и создал собственную державу. Начав с торговли спиртным, он постепенно расширил дело, занявшись бегами, подпольной лотереей, контрабандой наркотиков, ресторанным и прочими видами рэкета, и в конце концов решил, что сможет без труда прибрать к рукам пивную империю Гордона. Вскоре между Гордоном и Шульцем завязались борьба не на жизнь, а на смерть, развивающийся Синдикат оба игнорировали. Каждый, естественно" надеялся после отмены сухого закона стать легальным монополистом.

    Меньше чем через две недели после того как торговля пивом была разрешена законом, в номер гостиницы "Картрет" в Элизабет, штат Нью-Джерси, где жил Гордон, ворвались нанятые Шульцем убийцы. Уокси выскочил из окна и скрылся; двое его людей, спавших в соседней комнате - Макси Гринберг и Макс Хассел, - были убиты. Спустя десять дней, 23 апреля 1933 года. Гордон был обвинен по четырем статьям закона в неуплате налогов. Его годовой доход превышал два миллиона, а в налоговых декларациях он указывал сумму 8125 долларов. Специальные агенты обнаружили, что Уокси снимал за 6000 долларов в год квартиру, где была библиотека, оцениваемая в 3800 долларов, ни одна из книг ни разу не раскрывалась.

    Гордона разыскали и приговорили к десяти годам тюремного заключения. Вскоре он был условно освобожден, однако снова угодил за решетку за махинации на черном рынке во время второй мировой войны. Шульцу пришлось гораздо хуже. Он явился с повинной и в конце был оправдан, но, пока Бюро внутренних доходов собирало материал для нового обвинения, "Немец" пал первой жертвой только что созданного "акционерного общества убийств" - "Мердер инкорпорейтед". Попытка помешать объединению гангстеров не осталась безнаказанной..



    Аль Капоне

    16 января 1920 г. в Соединенных Штатах вступила в силу, принятая в конгрессе большинством голосов, 18-я поправка к конституции страны. Первый раздел гласил: "Через год после ратификации настоящей статьи в Соединенных Штатах и на всех подвластных им территориях запрещаются производство, продажа или перевозка, а также ввоз или вывоз опьяняющих напитков для потребления".

    16 января 1920 г. в городе Норфолк, штат Вирджиния, евангелист Билли Санди во время церемонии символического погребения гроба с Джоном Ячменное Зерно, олицетворением опьяняющих напитков, произнес вдохновенную проповедь. Патетически воздев руки, Санди воскликнул: "Прощай, Джон! Ты был подлинным врагом бога и другом дьявола! Я всей душой ненавижу тебя!"

    16 января 1920 г. в Соединенных Штатах был введен "сухой закон". Легально нельзя было хранить ни ячменное пиво, ни виски. Однако не все граждане в "богом избранной стране" до глубины души ненавидели алкоголь. Напротив, люди, не проявлявшие ранее интереса к алкоголю, после запрета начали выпивать. Спрос на горячительные напитки стал выше, чем прежде. В алкогольной индустрии появились новые понятия: муншайнер, бутлеггер, спикизи. Муншайнер - подпольный самогонщик - тайно, по ночам, при свете луны, изготовлял виски. Бутлеггер - контрабандист - доставлял в страну запрещенное зелье через океан или через канадскую границу. В спикизи -нелегальном притоне - шепотом с многозначительным подмигиванием заказывали чай и в чайной чашке получали горячительный напиток. На нелегальной торговле алкогольными напитками можно было заработать фантастические прибыли. Бутылка виски, приобретенная за 15 долл. за пределами США, приносила прибыль от 70 до 80 долл. Однако контрабанда алкогольных напитков была отнюдь не безопасным занятием. В борьбе с полицией приходилось прибегать к всевозможным уловкам и, прежде всего, нужно было иметь хорошо налаженную организацию. Таким образом, торговля алкогольными напитками стала сферой деятельности растущих как на дрожжах или уже существовавших гангстерских банд. Лишь они могли скоординировать множество '"профессий", связанных с торговлей алкоголем.

    В этом деле нужен был моряк, который бы доставлял виски через море или океан. Банда должна была быть уверена в том, что он, получив для оплаты товара несколько десятков тысяч долларов, не возвратится с пустыми руками и не расскажет какую-нибудь историю о нападении, во время которого у него отняли все деньги. Далее, необходим был владелец грузовика, который находился бы вне подозрений у полиции и к тому же сумел бы подкупить полицейского, дать ему сколько следует - не слишком много, но и не слишком мало. Наконец, следовало создать обширный аппарат для продажи товара.

    Еще в 1920 г. гангстеры вошли в большой бизнес. На время Чикаго стал столицей алкогольной контрабанды. В число банд, занимавшихся этим бизнесом, входила также "Черная рука". В лице Большого Джима Колозимо она долгое время имела опытного и осторожного вожака. В 1915 г. другой мафиозо, Джонни Торрио, переселился из Нью-Йорка в Чикаго и дослужился здесь до адъютанта Колозимо. В Нью-Йорке с 1911 г. он держал под жестким контролем порт, за что получил кличку Грозный Джон.

    В 20-х годах в Чикаго проживало уже около 130 тыс. итальянцев, составлявших надежный источник для дальнейшего расширения власти "Черной руки". К моменту вступления в силу "сухого закона", запрета на изготовление и сбыт спиртных напитков, Колозимо уже держал под своим контролем северную часть Чикаго. Именно в эти годы Торрио вызвал из Нью-Йорка молодого Аль (Альфонса) Капоне, который оказывал ему услуги в Нью-Йорке.

    Капоне не был сицилийцем, он родился в Неаполе в 1899 г., позднее вместе с родителями эмигрировал в Америку. Альфонс вырос в "Малой Италии" в Нью-Йорке, в трущобах итальянского гетто, где нашли прибежище нищие иммигранты из Сицилии. Для преступлений здесь была особенно благодатная почва, Подростком Капоне входил в молодежную банду, члены которой, следуя примеру взрослых, обкрадывали овощные лавки. В одной из драк он получил глубокую ножевую рану на левой щеке. С этих пор Альфонс носил кличку "Лицо со шрамом". Молодой мафиозо был принят в банду Грозного Джона. С этого времени Торрио становится кумиром Капоне, со своей стороны Торрио убеждается в способностях молодого мафиозо.

    В 1920 г. Колозимо был убит. Его дело наследовал Джонни Торрио. К тому времени доход мафии Чикаго составлял около 100 тыс. долларов в неделю. Со смертью Колозимо борьба между конкурирующими бандами не окончилась. Основным противником была банда Дайона О`Бениона, состоявшая главным образом из ирландских иммигрантов. Торрио и его адъютант Капоне решили нанести соперникам сокрушительный удар. Несколько мафиози, специализировавшихся на убийствах, - триггермены, называемые так потому, что они постоянно держали палец на спусковом крючке пистолета, или, как их еще называли, торпедос, получили от них особое задание. В 1924 г. чикагский "пивной король" Дайон О'Бенион умер от нескольких точных выстрелов, прогремевших в то время, когда с букетом сирени в руках он выходил из цветочного магазина.

    Банда О`Бениона замышляла месть. Хайми Вайс, преемник убитого, хотел собственноручно прикончить Торрио. В своей акции он использовал новое в гангстерской среде оружие - автомат. Из своего автомобиля Вайс обстрелял автомобиль Торрио. Шофер дона чикагской мафии скончался на месте, однако сам грозный Джон отделался лишь парой дырок в шляпе. Несколько дней спустя в подъезде одного дома триггермены банды О`Бениона вновь устроили засаду. На этот раз они стреляли точнее: из пятидесяти выпущенных по Грозному Джону пуль три достигли цели. Месяц глава чикагской мафии находился между жизнью и смертью. Выйдя из больницы, Торрио решил оставить дела. У него было достаточно денег для беззаботной жизни. Впоследствии он еще долго помогал мафиози своими советами. Трон босса чикагских мафиози был свободен.

    Перед уходом в отставку Торрио собрал всех капи. К тому времени у бандитов возродились старые традиции Сицилии: четкая иерархия с доном во главе и подчинявшиеся ему капи - "лейтенантами", как называли их американские газеты. Торрио внес сенсационное предложение: его преемником должен стать Капоне. Конечно, в бандах мафии было много несицилийцев и даже неитальянцев. Однако, для того, чтобы занять командный пост, до сих пор было необходимо обязательно быть родом с острова в Средиземном море. Торрио описал высокие достоинства своего протеже - его осмотрительность, организаторский талант. Капи приняли его предложение. Это был единственный в истории мафии случай, когда несицилиец был произведен в доны.

    Лицо со шрамом, Капоне, неаполитанец, оправдал ожидания мафии. Американская общественность могла догадаться о смене трона мафии в городе на озере Мичиган по полицейским отчетам. Война гангстеров приняла невиданные до сих пор размеры. Только между 1924 и 1929 гг. в Чикаго было застрелено более пятисот гангстеров. Капоне беспощадно истребил банду О'Бениона, банды Доуэрти и Билла Морана. К автоматам присоединились пулеметы и ручные гранаты. В гангстерскую практику вошли устанавливаемые в автомобилях взрывные устройства, которые срабатывали после включения стартера.

    Начало этой серии убийств вошло в историю американской криминалистики под названием '"Резня в день св. Валентина". Операцию Аль Капоне назначил на 14 февраля 1924 г. Этот день случайно совпал с церковным праздником св. Валентина. В назначенный час члены банды Капоне в форме чикагских полицейских ворвались в гараж, где банда Морана организовала склад контрабандного виски. Люди Морана, захваченные врасплох, подняли руки вверх, будучи убеждены в подлинности полицейских. Покорно выстроились они у стенки, но вместо ожидаемого обыска раздались выстрелы. Семь человек были убиты, среди них и главарь банды. Привлеченные выстрелами прохожие столпились перед гаражом. Они были чрезмерно удивлены расторопностью блюстителей порядка, когда парни Капоне в новой, как с иголочки, форме покинули место кровавой бойни.

    "Способности" Аль Капоне не ограничились организацией убийств. У него был особый нюх на бизнес, он видел возможности для выгодного вложения прибылей от контрабанды спиртными напитками. Капоне стал подлинным изобретателем рэкета, проводимого в широких масштабах.

    Первоначально слово "рэкет" не имело того значения, которое приобрело позднее. Согласно одной из версий, оно происходит от английского "рэкит" - "ракетка", изготовление которой в 1897 г. было монополизировано в Чикаго, По другой - считается, что это понятие возникло в конце прошлого века, когда некоторые клубы в Нью-Йорке имели обыкновение устраивать балы. которые называли "рэкиты" (ракетки). Продажа билетов на балы была основным источником доходов этих клубов. Администрации клубов приходилось обычно немного "содействовать" продаже, вынуждая людей покупать билеты.

    Обратив внимание мафии на возможность организации рэкета в широких масштабах, и введя его впервые в Чикаго, Капоне использовал в работе опыт, накопленный в свое время "Черной рукой": банановую "пошлину" в Новом Орлеане и мясную торговлю в Сент-Луисе. Рэкетиры тех лет действовали таким образом: парни из банды Капоне обходили, к примеру, несколько сот прачечных Чикаго, заявляя при этом их владельцам, что хотели бы получать всего десять долларов в месяц "вознаграждения за охрану". Если хозяева платить не желали, то они лишались зашиты. А это означало разбитые витрины, двери, облитые кислотой, сорванные вывески, испорченное белье клиентов. Вскоре платить стали все.

    Эти методы можно было использовать "по вертикали" - в различных видах ремесел и торговли - и "по горизонтали" - внутри какой-либо одной отрасли. Так Капоне открыл для мафии новый источник доходов. Сначала его банда взялась за "охрану" публичного дома, со временем доведя эту систему до совершенства. Основой бизнеса было: 50 процентов - мафии, 50 - проституткам. Но это отнюдь не означало, что возможности извлечения мафией прибылей из этой отрасли были полностью исчерпаны. Проститутки эксплуатировались как рабыни, и полиция с полным правом говорила о "белом рабстве".

    В этой связи интересны показания одной проститутки: "Я заколачиваю 556 долларов в неделю. Половину из них загребает хозяйка дома, значит, остается 278 долларов. 25 долларов, хочешь - не хочешь, нужно отдать Казери, моему посреднику в этом доме, и 36 долларов - Перуччио, который меня туда устроил. 15 долларов уходит на жратву, 5 долларов я плачу за ежеденелельный врачебный осмотр, 25 долларов вымогают у нас для какого-нибудь "политического фонда", 10 долларов - за билеты на спортивный праздник копов, 10 долларов - на пикник шерифа 50 долларов уходит на очередное вечернее платье, которые постоянно навязывает одна из банд. Хозяйка дома сказала нам, что мы должны покупать их, или банда поднимет дом на воздух. Я не говорю уже о том, что каждые два дня должна укладывать волосы, - это доставляет огромную радость какому-нибудь местному политикану, а мне обходится в 15 долларов в неделю. Прибавьте к тому же еще примерно 4 доллара за проезд на транспорте. Комната обходится мне в 10 долларов. Однажды мы узнали, что пара полицейских собирается организовать в доме облаву, и это обошлось нам по пятерке с носа, вычтите и их тоже. Таким образом, мои недельные расходы составляют 221,30 доллара, значит, мне достается 56,70 доллара; их, разумеется, я отдаю Раймонду, своему сутенеру, которого обычно встречаю в конце недели. Тогда мы идем куда-нибудь и напиваемся вдрызг".

    Почему, спрашивается, эти преступления: убийства, нелегальная торговля спиртными напитками, вымогательство, эксплуатация проституток - могли происходить безнаказанно? Надо сказать, что Аль Капоне довел налаженную его предшественниками систему до совершенства. При гигантских прибылях его организации Аль Капоне мог позволить себе купить не только всю полицию, но и большинство политических деятелей города в придачу. К немалому удивлению чикагцев, защитником на судебном процессе Торрио, на котором он, разумеется, был оправдан, выступил близкий друг председателя демократической партии Чикаго. Как выяснилось позднее, Аль Капоне имел обыкновение такие связи расширять, о чем свидетельствовало несколько примечательных документов, обнаруженных властями в связи со скандальными разоблачениями тесного сотрудничества мафии с американским правосудием. Среди них было и письмо чикагского судьи Джонсона Максу Вольпе, одному из капи банды Аль Капоне: "Дорогой Макс. Благодарю вас за помощь, оказанную мне в день выборов. Вы, как нельзя лучше, позаботились об их проведении. Без вас я бы не смог выйти с честью из затруднительного положения, в котором находился. Спасибо, старина! Я никогда этого не забуду. Надеюсь на скорую встречу с вами".

    Влияние Аль Капоне было столь велико, что к нему, как утверждали, обратились даже за консультацией по поводу проведения президентских выборов 1928г., опасаясь вмешательства мафии в ход предвыборной кампании. Во всяком случае, между Фрэнком Дж. Лотшем, шефом чикагской уголовной полиции, задачей которого являлась борьба с преступностью, и "великим Капоне" состоялась приватная дружеская беседа. Капоне обещал Лотшу держаться в стороне от президентских выборов. Что предложил Лотш в качестве ответной услуги - история умалчивает. Однако, в те годы отказ мафии от участия в предвыборной президентской кампании играл лишь второстепенную роль и отнюдь не означал, что претенденты на высшую в Америке государственную должность вообще не воспользовались помощью гангстеров. По единодушному мнению прессы, мафия была лишь частью широко разветвленной организованной преступности.

    Агентов службы "сухого закона", в задачу которых входил контроль за соблюдением 18-й поправки к Конституции США, Капоне также крепко держал в руках. Агент, которому государство платило за его труд 44 доллара в неделю, получал от другой заинтересованной стороны в два-три раза больше, если смотрел на свои обязанности сквозь пальцы. Надо сказать, многие из них так и поступали.

    И если полиции в те времена Аль Капоне совершенно не боялся, то у него были основания опасаться своих дружков из Нью-Йорка. В середине 20-х годов мафии как всеобъемлющей, единой организации в США еще не существовало. Местные банды мафии - "семьи" - не были связаны друг с другом и, забывая о национальной общности, ожесточенно боролись между собой за сферы влияния. Одного из нью-йоркских главарей мафии звали Джузеппе Айелло.

    Айелло люто ненавидел Лицо со шрамом, так как не смог смириться с мыслью, что во главе "семьи" мафии стоит не сицилиец, который командует сицилийцами. Поначалу эта ненависть Айелло проявилась в косвенных действиях против Капоне. В городе Сисеро, близ Чикаго, парни Айелло пристрелили коммерсанта Антонио Ломбарди, которого Капоне сделал своим капо. Следующее покушение - на закадычного друга и соратника Аль Капоне Паскуале Лолардо было организовано Айелло в традиционном стиле мафии.

    Парни Джузеппе Айелло навестили Лолардо в его прекрасно обставленной чикагской квартире, представившись деловыми партнерами одного общего знакомого в Нью-Йорке. Они принесли с собой подарок и цветы для жены Лолардо. Она сервировала столик, поставила вино и скрылась на кухне, чтобы не мешать мужу разговаривать о "делах". Жена Лолардо возилась на кухне, как вдруг услышала выстрелы. Она бросилась в комнату. На поду в луже крови с размозженной головой лежал ее муж. "Знакомые" из Нью-Йорка исчезли.

    Сгоряча жена Лолардо описала полицейским приметы одного из убийц. Однако позднее она отказалась от своих показаний, заявив, что ничего не знает. Жены мафиози также обязаны соблюдать закон молчания.

    Джузеппе Айелло не остановился на этих "предостережениях". Он попытался разложить банду Аль Капоне изнутри. За крупную сумму босс нью-йоркской мафии подкупил двух доверенных людей Капоне -Джованни Скаличе и Альберто Ансельмо. Оба они вместе с братьями Дженна работали в отделе бутлеггеров чикагской мафии, и, надо сказать, с большим успехом. Братья Дженна являлись владельцами внешне ничем не примечательной и вполне легальной фирмы, которая служила прикрытием для их бизнеса спиртными напитками. Братья-мафиози командовали практически всей полицией городского района. Еженедельно служащие полиции выстраивались в очередь к кассе фирмы братьев Дженна. Там выплата взяток контролировалась с помощью списка, доставлявшегося специальным посыльным из полицейского управления на Максвелл-стрит.

    Два детектива, не входившие в этот список, попытались провалить фирму братьев Дженна. Их постигла печальная участь: они погибли от выстрелов Ансельмо и Скаличе. На судебном процессе, как этого и следовало ожидать в Чикаго, убийцы были оправданы. Однако в ходе судебного разбирательства всплыли данные о коррупции полиции в "Джен-на-лэнде" - "вотчине братьев Дженна", как называла народная молва этот городской район, поэтому власти были вынуждены принять "строгие меры'": уличенных в коррупции полицейских... перевели на другие участки.

    К Скаличе и Ансельмо вскоре присоединился Джузеппе Джунтас, которого они рекомендовали на руководящий пост чикагской мафии. Аль Капоне поручил своей организации "Джи-2" прощупать Джунтаса. Эта организация была новейшим изобретением Капоне и представляла собой службу информации, шпионажа и контршпионажа. Парикмахеры и бармены, служащие отелей, портье и чистильщики обуви, служащие мэрии, полицейские и шоферы такси во всем Чикаго знали номер телефона на тот случай, если они могли сообщить "великому Капоне" что-либо интересное. Вскоре "Джи-2" установила: Джузеппе Джунтас был у Лжузеппе Дйелло "торпедос" - исполнителем смертных приговоров, которому было поручено при удобных обстоятельствах прикончить Аль Капоне и захватить власть в чикагской мафии в качестве "вице-короля" нью-йоркской банды Айелло. Скаличе и Днсельмо должны были помочь ему при захвате власти.

    Аль Капоне пригласил всех мафиози на торжественный обед. Предлогом послужило назначение Джунтаса на должность капо. Мафиози собрались в банкетном зале ресторана. Предварительно они были проинструктированы Аль Капоне, как себя вести. "Великий Капоне" лично принимал гостей, любезно улыбался всем, для каждого находил дружеское слово, крепко пожимал руки и был особенно учтив и приветлив со Скаличе, Ансельмо и Джунтасом. Принесли традиционные блюла со спагетти, благоухающую пиццу, пузатые бутылки с кьянти,

    Как почетный гость Джунтас занял место во главе стола, Скалнче и Ансельмо, "заслужившие" повышение, сели по обе стороны от него.

    Капоне поднялся с бокалом шампанского в руке. Все напряженно ожидали тоста. Однако неожиданно улыбка исчезла с его лица, оно страшно исказилось, стало мертвенно-бледным, шрам на левой щеке налился кровью. "Предатели! Дерьмо! Вонючие собаки!" - истошно заорал он и бросил бокал в лицо оцепеневшему Джунтасу. Другой рукой Капоне достал из-под стода тяжелую бейсбольную биту. Участники банкета выхватили пистолеты и направили их на трех предателей. Капоне медленно обошел вокруг стола и остановился позади Скаличе. Затем он несколько раз ударил его по голове тяжелой битой. Также Капоне разделался с Джунтасом и Ансельмо.

    После этого "король Чикаго" бросил окровавленную бейсбольную биту на пол, сделал своим "солдатам" знак. чтобы они убрали трупы, и стремительно вышел из зала. Ансельмо и Джунтас были еще живы. Мафиози пристрелили их.

    На следующий день на шоссе недалеко от Чикаго в придорожной канаве полиция нашла три трупа. Имя убийцы было известно всем. Однако никаких улик против него не было.

    После совершения этого убийства прошло несколько недель. Доны мафии в разных концах Соединенных Штатов получили приглашение приехать в Атлантик-Сити, где гангстеры наметили провести конференцию. Все банды мафии в США: в Нью-Йорке, Детройте, Чикаго, Кливленде, в Филадельфии и Бостоне, в Сент-Луисе и Новом Орлеане - направили на нее своих представителей. Главарь мафии Чикаго Аль Капоне хотел приступить к осуществлению идеи своего предшественника Джонни Торрио: разделить и разграничить сферы влияния, договориться о взаимной помощи и постоянном сотрудничестве и навсегда положить конец борьбе мафиози между собой.

    За год до этого в Кливленде состоялась первая встреча. Курьезная случайность нарушила планы мафиози. Администратор отеля, в котором они остановились, при виде 21 постояльца в одинаковых костюмах и шляпах, подозрительно озиравшихся по сторонам, изумился настолько, что тут же позвонил в полицию. Во время обыска у каждого из них полицейские обнаружили пистолет, причем ни один из владельцев оружия не смог предъявить блюстителям порядка официального разрешения на его ношение. Таким образом, запланированная конференция мафии не состоялась, вместо этого собравшихся на нее приговорили к тюремному заключению, разумеется, условно, и к денежному штрафу по 50 долл. с каждого.

    В мае 1929 г. элита мафии приехала на роскошный приморский курорт Атлантик-Сити. На этот раз мафиози были более предусмотрительны. Повсюду их сопровождали телохранители, ни на миг не оставляя своих хозяев без присмотра. Под куртками у них на специальных ремнях наготове были кольты.

    На этот раз Аль Капоне повел себя как дипломат высшего класса. Глядя на него, нельзя было подумать, что незадолго до этого он зверски убил бейсбольной битой нескольких мафиози из конкурирующей "семьи".

    Капоне выложил собравшимся мафиози предложения - свои собственные и Джонни Торрио, духовного отца этой встречи. Он заявил, что необходимо наконец покончить с раздробленностью и соперничеством внутри мафии ради общего дела. Главарь чикагской мафии нарисовал картину, как организация, объединив свои силы, могла бы распространить свое влияние по всей стране. Он сказал, что "сухой закон" в скором времени может быть отменен и что необходимо приготовиться к этому моменту. Следовало открыть новые отрасли дохода: азартные игры, проституцию, рэкет, букмекерство, торговлю наркотиками.

    На встрече в Атлантик-Сити мафиози согласовали конкретные мероприятия:

    1. Американские банды мафии объединяются по образцу отечественной сицилийской мафии в единый союз, который отныне должен носить название "Коза ностра" ("Наше дело").

    2. "Семьи" мафии образуются из отдельных банд.

    3. Каждую "семью" возглавляет дон, который отдает приказы подчиненным ему капи.

    4. Уже на этой конференции в Атлантик-Сити "Коза ностра" отводит отдельным "семьям" районы их действия, границы которых необходимо строго соблюдать.

    5. Союз "Коза ностра" возглавляет верховный совет, в который входят все доны - главари "семей" мафии. Этот совет улаживает все возникшие разногласия и конфликты.

    6. Совместная работа с несицилийскими гангстерами не только возможна, но и желательна, для того, чтобы поставить под контроль "Коза ностры" весь американский преступный мир. Однако, в этой совместной работе в любом случае союзу "Коза ностра'' отводится руководящая роль.

    7. В "Коза ностре", как и в сицилийской мафии, действует омерта, непреложный закон молчания.

    Принятием этих пунктов "Коза ностра" создала свой неписаный кодекс. Под соглашением в Атлантик-Сити не стояло ни подписей, ни печати, оно не было даже зафиксировано на бумаге, и все же оно имело не меньшую силу, чем договор, заключенный у нотариуса.

    Неаполитанец Альфонс Капоне в Атлантик-Сити пережил час своего наивысшего триумфа. Однако вскоре после этого его настигла рука закона. На обратном пути в Чикаго ему пришлось несколько часов ожидать пересадки в Филадельфии. Чтобы как-то скоротать время, Капоне отправился со своими телохранителями в кино. После кино, когда главарь чикагской мафии возвращался на вокзал, его опознали и задержали два сотрудника уголовной полиции. При обыске в полицейском участке у него был найден пистолет в декоративно отделанной кобуре ручной работы. Капоне спокойно предъявил выданное ему в Чикаго разрешение на ношение оружия, уверенный в том, что после этого инцидент будет исчерпан.

    "Сожалею, мистер Капоне, - спокойно сказал служащий полицейского управления. Здесь этого недостаточно. Вы арестованы!"

    Сложный правовой статус США мафия часто с большим успехом использовала ранее, да и поныне извлекает из этого немалую выгоду. Преступления, наказуемые в одном штате Америки, не карались законом в других. За них могли преследовать лишь в том штате, в котором они были совершены, в соседнем штате рука закона уже не могла достать преступника. К тому же полицейская служба была организационно раздроблена: полиция крупных городов, шерифы в небольших общинах и полиция того или иного штата работали совершенно обособленно друг от друга. Федеральное бюро расследования, подчиняющееся правительству США, ничего не могло с этим поделать и принимало решительные меры лишь в тех случаях, когда нарушался государственный закон. Независимо от всех этих учреждений министерство финансов Соединенных Штатов через подчинявшиеся ему налоговое управление, береговую охрану и службу по борьбе с контрабандой наркотиков решало те же задачи, что и полиция. Эта организационная путаница была на руку организованной преступности, однако на этот раз дело обернулось иначе.

    Полчаса спустя после обыска удивленный Капоне уже сидел в кабинете приветливо улыбавшегося шефа филадельфийской полиции. Капоне также пребывал в благодушном настроении. Он уверял, что вот уже несколько лет не имеет никаких связей с преступным миром, собственно говоря, он хотел перебраться во Флориду, чтобы уйти на покой. Разумеется, он нажил себе врагов, которые угрожали ему и его семье. Только поэтому он был вынужден постоянно носить при себе оружие.

    Шеф филадельфийской полиции приятно улыбался. Улыбался Капоне. Улыбались полицейские, находившиеся в кабинете. Пожатие рук. Капоне повернулся, чтобы уйти. Тогда шеф полиции Филадельфии непринужденным тоном бросил своим подчиненным: "Увести!" А еще через сутки Капоне предстал перед судом присяжных и получил максимальный срок: гол тюрьмы. На год всесильный босс мафии исчез за толстыми стенами тюрьмы Хольмсбург. Правда, как и многим влиятельным мафиози, ему была предоставлена льгота - работа в тюремной библиотеке.

    Сообщение об аресте Аль Капоне вспугнуло весь американский преступный мир. Суеверные видели в этом роковую неизбежность: "В тринадцатый раз это и не могло кончиться иначе!" Ло сих пор полиция двенадцать раз арестовывала Аль Капоне, двенадцать раз его отпускала или дело улаживалось с помощью денежного штрафа, который, естественно, абсолютно не обременял его:

    1919 г. -За Телесное повреждение - дело прекращено;

    1922 г. - в Чикаго за контрабанду алкогольных напитков - дело прокрашено;

    1923 г. - в Чикаго за сводничество и азартные игры - 150 долл. штрафа;

    1924 г. - в Чикаго за убийство - дело прекращено;

    1925 г. - в штате Нью-Йорк за "хулиганские действия" - дело прекращено;

    1926 г. - в городе Стикни, штат Иллинойс, за махинации во время проведения выборов - дело прекращено;

    1926 г. - в Чикаго еще раз за контрабанду алкогольных напитков - вновь дело прекращено;

    1926 г. - в Чикаго за убийство - жалоба взята истцами обратно;

    1927 г. - в Чикаго за отказ от дачи свидетельских показаний - дело прокрашено;

    1927 г. - в городе Джолиет, штат Иллинойс, за хранение оружия без надлежащего разрешения - 2600 долл. штрафа:

    1929 г. - во Флориде за неявку в суд без уважительной причины - денежный штраф.

    Пока Капоне отбывал положенный срок наказания (в это время мафией Чикаго управлял его брат Ральф) американское налоговое управление спокойно занялось его финансовыми делами. Основной целью расследования была оценка прибылей различных отделений "фирмы" Капоне. В итоге работы было установлено, что 50 тыс. долл. "фирма" получала от контрабанды алкоголя, 25 тыс. долл. - от запрещенных азартных игр, 10 тыс. долл. - от проституции. Во Флориде Капоне имел несколько вилл, яхты, самые современные и самые дорогие автомобили. Служащие налогового управления изучили его налоговые декларации. Гангстер мог как угодно нарушать уголовные законы, но при этом он не должен был забывать о своевременной уплате налогов

    Ценнейшую информацию служащие налогового управления получили от "Тайной шестерки" - объединения чикагских бизнесменов, искавших возможности противодействовать мафии, деятельность которой существенно снижала их собственные прибыли. "Тайная шестерка" подсчитала, что ежегодно только на взятки полиции Капоне тратил 15 тыс. долл. Поэтому, проводя расследование, объединение чикагских бизнесменов, естественно, не ожидало никакой поддержки со стороны местной полиции.

    Расследование налогового управления было дополнительно затруднено еще и тем, что мафия вела расчеты наличными. Причем, в лице Якоба Гузика, по кличке Замусоленный Палец, Капоне имел отличного финансового советника. Гузик мастерски, как фокусник, жонглировал миллионами; они то бесследно исчезали, то неожиданно появлялись вновь. Покупка информации для мафии также не представляла проблем. На след преступников служащих налогового управления навел лишь случай, когда "война нервов" внесла смятение в ряды гангстеров.

    В 1930 г. Аль Капоне возвратился из тюремного заключения в Чикаго, где его ожидала поистине королевская встреча. Ему сразу же пришлось вступить в борьбу со своим заклятым врагом - Элиотом Нессом, служащим американского министерства юстиции. В результате трудной и кропотливой работы Несс разыскал тайные склады и пивоварни мафии и при помощи хитроумно спланированной операции молниеносно захватил их. За то время, что Капоне перебирал книги в тюрьме Хольмсбург, было ликвидировано более тридцати нелегальных заводов по изготовлению виски и тайных складов, оборудование стоимостью в несколько миллионов долларов и конфисковано более пятидесяти грузовиков, принадлежавших мафии.

    Когда главарь мафии прибыл в "свой" город, Несс начал "войну нервов". Среди гангстеров он распустил слухи, которые должны были внести смуту в ряды мафиози и посеять недоверие к Капоне. Это обещало принести успех, поскольку, нимб "человека со шрамом на лице" после неудачи в Филадельфии несколько померк. Однажды в апартаментах Капоне в отеле Лексингтон на Мичиган-авеню зазвонил телефон. Неизвестный сообщил: "В одиннадцать часов перед отелем произойдет нечто интересное".

    Аль Капоне овладело любопытство. Из окна своего номера через жалюзи он незаметно мог наблюдать за Мичиган-авеню. С ним вместе наблюдали телохранители и друзья.

    Ровно в 11 часов, на удивление мафиози, мимо отеля медленно проехала странная процессия: сорок пять мощных грузовиков, ранее принадлежавших мафии, а на них вооруженные до зубов полицейские.

    От этой картины "король Чикаго" пришел в бешенство и начал крушить все вокруг, при этом он кричал, что убьет Элиота Несса как собаку.

    Однако Несс остался жить. И не "война нервов" решила дальнейшую судьбу Капоне, а тихая и кропотливая работа Фрэнка Дж. Вильсона, агента налогового управления. Этот с виду ничем не приметный человек, специально посланный в Чикаго для расследования "дела Капоне'", случайно завладел бухгалтерскими книгами игорного лома "Шип", предприятия с годовым оборотом 3 млн. долл. В течение нескольких месяцев Вильсон изучал почерки в книгах, сличал их с образцами почерков сотен чикагских гангстеров. Наконец он установил, что эти книги вел Луис Шамуэй, один из бухгалтеров и курьеров Аль Капоне. Шамуэй был поставлен служащими налогового управления перед дилеммой: либо немедленный арест, либо показания против Аль Капоне. Шамуэй выбрал последнее.

    Однако Вильсон этим не удовлетворился. Он приказал наблюдать за неким Фрэдом Риссом, который ежедневно собирал выручку всех игорных домов и в "Пайнкерт бэнк оф Чикаго" обменивал деньги на чеки. Когда эти чеки были переданы Аль Капоне, агент налогового управления замкнул последнее звено в цепи доказательств.

    16 июня 1931 г. Аль Капоне, его брат Ральф и 68 других мафиози и гангстеров предстали прел судом присяжных по обвинению в уклонении от уплаты подоходного налога. Процесс начался с сенсации. Аль Капоне сразу сознался в 5000 случаев уклонения от уплаты налогов. Теоретически по американским законам за это его ожидало 25000 лет тюремного заключения!

    Легкость, с которой Аль Капоне сделал признание, не была случайностью, душевной слабостью или акцией благоразумия. Этому предшествовал длительный и обстоятельный торг между властями и адвокатами Капоне. Для покрытия задолженности по налогам адвокаты предложили 5 млн. долл. Условия были приняты. Защитники Капоне предложили отсрочить слушание дела и освободить главаря мафии под залог. Суд пошел и на это.

    30 июля 1931 г. состоялось второе слушание дела. Бросалась в глаза холодная сдержанность судьи, детально остановившегося на ходатайстве адвокатов. В своей речи судья, в частности, заявил: "Подсудимый должен понять, что мера наказания не может быть определена до окончания процесса. С судом торговаться нельзя!"

    Слушание дела было отложено и на этот раз. Этого было достаточно, чтобы Аль Капоне предстал в совершенно новой роли - великого гуманиста и филантропа. США были охвачены глубоким экономическим кризисом, сопровождавшимся массовой безработицей и нищетой. В 1932 г. число безработных достигло 13,2 млн. человек. По Соединенным Штатам прокатились массовые демонстрации безработных.

    Главарь чикагской мафии решил организовать для безработных столовую, в которой голодающие могли бесплатно питаться. Аль Капоне лично являлся к раздаче пищи, приветливо беседовал, сочувственно хлопал их по плечу.

    "Случай" дал Капоне еще одну возможность продемонстрировать "человеколюбие" всей стране. Как раз в это время в Чикаго гангстеры похитили богатого владельца конюшен скаковых лошадей Линча. Друзья Линча попросили Аль Капоне использовать все свое влияние в преступном мире, чтобы содействовать освобождению Линча. И, о чудо! Спустя несколько часов Линча снова можно было увидеть в кругу близких друзей. Правда, это уже был холостой выстрел. По городу поползли слухи, что Капоне сам организовал похищение Линча, чтобы разыграть роль спасителя. Тогда главарь мафии устроил шумную пресс-конференцию, на которой объявил "войну не на жизнь, а на смерть всем киднэпперам" и неутешно рыдал над печальной судьбой семей похищенных. Этот спектакль Аль Капоне разыграл за пять дней до последнего слушания дела в суде.

    Между тем капи чикагской мафии не сидели без дела. С оружием в руках и пачками стодолларовых банкнот в карманах они посетили более сотни людей, среди них двенадцать присяжных заседателей процесса над Капоне. Однако счастье отвернулось от "великого Капоне": буквально в последнюю минуту были назначены новые присяжные заседатели.

    6 октября началось последнее слушание дела, которое продолжалось двенадцать дней, а еще через неделю был объявлен приговор: за сокрытие доходов в период с 1925 по 1929 гг. 11 лет тюрьмы, 50 тыс. долл. штрафа, компенсация судебных издержек, которые, между прочим, составляли 30 тыс. долл.

    При объявлении приговора Капоне был совершенно подавлен. Напрасно его адвокаты пытались добиться отсрочки приведения приговора в действие. Капоне был отправлен в тюрьму в Атланте.

    17 ноября 1939 г. не отбывший полностью срока заключения Капоне был выпущен на свободу: тюремные врачи обнаружили у него неизлечимую форму сифилиса. Как предполагают, у него еще оставалось около 5 млн. долл. После освобождения он удалился на шикарную виллу в Майами, во Флориде. Там 25 января 1947 г. в возрасте 48 лет Адь Капоне мирно почил.

    Попькен К., Сиепоник X. Кто не молчит, тот должен умереть. - М.: Мысль, 1982


    Томас И. Дьюи

    Действие порождает противодействие: политики не замедлили воспользоваться открывшимися возможностями. С одной стороны, время благоприятствовало походу против организованной преступности, и помощник Генерального прокурора США Томас И. Дьюи готов был этот поход начать. С другой стороны, сам Дьюи, честолюбивый политик, способствовал созданию атмосферы, необходимой для такой акции.

    Профессия банкира, булочника, мелкого ремесленника после 1929 года перестала считаться уважаемой. Восстановлению общественного доверия никак не способствовали сомнительные доходные сделки, с некоторых пор ставшие привилегией гангстеров. Однако при вечно улыбающемся Рузвельте в Штатах всколыхнулась новая волна идеализма. Ширилось недоверие к старому порядку, к теории финансовой элиты, к лозунгу "Дело страны - бизнес". Некоторые оппозиционеры из числа республиканцев утверждали, что новый курс - результат коммунистического заговора таких, правда, было немного. Нападки Рузвельта на политических боссов крупных городов, хоть и способствовали развитию преступного синдиката, все же привлекли внимание общественности к взяточничеству и коррупции. При этом представления о двадцатых годах как о веселом и беззаботном периоде не выдержали проверки временем.

    Дж. Эдгар Гувер, директор реорганизованного Федерального бюро расследований, уловил настроение американцев и обрушился на последователей Джесси Джеймса - независимых грабителей, обворовывавших банки не только ради денег, но и "из любви к искусству". Пока ФБР охотилось за Джоном, Диллинджером и Элвином "Гаденышем" Карписом, подлинные главари преступного мира создавали могучую империю с неограниченными возможностями развития.

    Инициаторами давления на Национальный преступный синдикат были Элмер Ирей, руководитель разведывательной службы департамента внутренних дел, и Томас И. Дьюи. Люди Ирея арестовали в Чикаго Аль Капоне и начали кампанию против нью-йоркских гангстеров. Первой жертвой стал Уокси Гордон, именно тогда Дьюи, в то время помощник генерального прокурора Соединенных Штатов, обратил на себя внимание, успешно выступив обвинителем на процессе Уокси, привлеченного к суду за неуплату налогов.

    Крестным отцом Дьюи на профессиональном поприще можно считать Джоджа 3. Мидали, генерального прокурора, который в марте 1931 года убедил молодого юриста перейти на государственную службу. Пять месяцев спустя Дьюи осудил грозного налетчика "Краснобая" Даймонгда, но тот был убит во время обжалования приговора. Правда, Дьюи не сумел доказать вину Чарльза Б. Митчелла, бывшего председателя Национального муниципального банка и активного республиканца. Трудно сказать, было ли это дело заранее обречено на провал или начинающий юрист смотрел далеко вперед.. В ходе суда над Уокси Гордоном в ноябре 1933 года республиканец Мидали смирился с политической реальностью и заявил о своей отставке. Дьюи добился обвинительного приговора и затем тоже ушел в отставку. Казалось, его расчет сделать карьеру на борьбе с рэкетом провалился - по крайней мере, пока республиканцы не вернутся к власти.

    Однако судьба распорядилась иначе. Большому жюри присяжных, пытавшемуся разобраться с подпольной лотереей в Нью-Йорке, надоело бесплодно топтаться на месте, и оно затребовало себе в помощь специального государственного обвинителя. Подпольная лотерея почти полностью была в руках "Немца Шульца", а тот находился под надежным крылышком политиков и Джимми Хайнса. Вероятно, догадываясь об этой политической подоплеке, официальный прокурор округа предпочел не ставить свою партию под удар.

    Для гарантии расследования губернатор-демократ Герберт Г. Леман предложил возложить руководство работой Большого жюри на четырех республиканцев. По неизвестной причине его предложение было отклонено, и выбор в конце концов пал на Дьюи, нужного человека на нужном месте и в нужное время.

    Дьюи разоблачил Хайнса и добился его осуждения. Справиться с Шульцем оказалось труднее. Агенты Ирея арестовали его, но на первом судебном разбирательстве суд не смог принять едино-дущного решения, а на втором вынес Шульцу оправдательный приговор. Тогда за дело взялись гангстеры из "Мердер инкорпорейтед".

    23 октября 1935 года когда Шульц зашел в туалет ресторана "Палас Чопхаус" в Ньюарке, штат Нью-Джерси. Когда он мыл руки, некий Чарльз "Клоп" Уокман, его предполагаемый убийца, приоткрыв дверь в туалет, выстрелил; Шульц упал. Застрелены были также трое его телохранителей. Умирая, "Немец" вспомнил мать с ее возвышенными мечтами. "Мать - самая надежная защита, она не позволит сатане слишком быстро тебя уволочь", - слабеющим голосом пробормотал он.

    Шульц был человеком горячим, властным и при этом подлым и скаредным, так что никто его особенно не жалел. Главари Синдиката поделили немалую державу "Немца". Хватило всем. Даже Кливлендскому синдикату достался ипподром вблизи Цинциннати - тот самый, который Шульц использовал для игры в числа. Смерть "Немца" ознаменовала собой окончание войн между независимыми группировками и стихийной конкуренции.

    Упустив Шульца, Дьюи сосредоточил огонь на "Счастливчике" Лучано, которого прочили на пост нового капо "Итальянской организации" - так тогда называли Мафию немногие посвященные, имевшее право хоть как-то ее называть. Дьюи начал действовать, зная, что Фьорелло Ла Гардиа, став в 1934 году мэром, первым делом распорядился арестовать Лучано. Доказательствами Ла Гардиа не располагал, но растущая известность "Счастливчика" подсказывала, что в мире организованной преступности он занимает высокое положение. Дьюи охотно включился в игру, и они с Ла Гардиа превратили Лучано в сущего монстра, хотя сам он считал себя всего лишь скромным исполнителем. Дьюи, впрочем, намеревался к моменту его ареста собрать весомые улики.

    Год понадобился для того, чтобы обвинить Лучано как заместителя босса нью-йоркской мафии по девяноста одной статье за вымогательство и принуждение к проституции. "Счастливчик" утверждал, что его оклеветали, что он - жертва честолюбивых замыслов Дьюи и доказательства получены частным образом из близких к тому источников. Так или иначе, арест "Счастливчика" помог Дьюи одержать победу на выборах прокурора в 1937 году; авторитет его упрочился, чем он и пользовался, выступая в роли специального государственного обвинителя. Для преступного синдиката могли бы настать черные дни, удовлетворись Дьюи достигнутым, но он метил выше. Окружной прокурор мечтал стать президентом, а для этого необходимо было пройти промежуточный этап - занять пост губернатора штата Нью-Йорк.

    Если осуждение Лучано открыло дверь Дьюи, Мейеру Лански он помог вовлечь Мафию в более тесное сотрудничество с Национальным преступным синдикатом. Лански - давний друг и соратник "Счастливчика" - пообещал Лучано вызволить его из тюрьмы. Перед тем как отправиться отбывать свой срок от тридцати до пятидесяти лет, "Счастливчик" отдал Почетному обществу последнее распоряжение: "Сотрудничайте с Мейером". Возглавившему Мафию Джо Адонису вменялось в обязанность помогать Лучано и исполнять приказания Лански, однако вся ответственность была возложена на "Малыша", как ласково называли Мейера друзья. И первоочередной задачей Мафии стало освобождение босса. Времени для этого потребовалось больше, чем предполагалось, главным образом из-за такого неожиданного события, как вторая мировая война, и все же в конце концов Лански выполнил свое обещание.

    Расправившись с Лучано, Дьюи занялся "Лепке" Бухгалтером; победа над этим гангстером сулила ему высокую награду, признание прессы и общественности. "Лепке", возглавивший боевиков Синдиката, представлял собой идеальную мишень для честолюбивых политиков. Федеральное бюро по борьбе с наркотиками тоже за ним охотилось, и даже директор ФБР Гувер публично объявил "Лепке" "самым опасным преступником на территории Америки". Гувер был не дурак: он понимал, что Дьюи и Ирей подрывают его репутацию главного борца с преступностью. Тем временем "Лепке", заявив, что его нельзя осудить при отсутствии свидетелей, скрылся и нанял убийц из "Мердер инкорпорейтед", поручив им убрать кое-кого из бывших дружков, которых он считал наиболее для себя опасными. Началась своего рода гонка с преследованием: "Лепке" пытались отыскать прежде, чем он успеет расправиться со всеми свидетелями. Охота приняла буквально всемирный масштаб, но шли месяцы, а "Лепке" все еще оставался на свободе в Нью-Йорке.

    Это было время "большой охоты", и многим гангстерам пришлось искать безопасное убежище в отдаленных уголках страны. Главари, поняв, что политикам выгодно искоренить банды в Нью-Йорке, стали подыскивать новые базы в глухой провинции. Лански приступил к созданию империи на Кубе. С диктатором Фульгенсио Батистой он был знаком еще со времен сухого закона; эти два человека, добившиеся успеха исключительно собственными силами, относились друг к другу с уважением. Гавана была излюбленным местом отдыха богатых туристов, и Лански решил прибрать к рукам тамошние игорные дома и ипподромы. Партнер Лански, Багси Сигел, перебрался в Лос-Анджелес с намерением завоевать Калифорнию и Неваду. Фрэнк Костелло, войдя в долю с Лански и Касте-лом, заключил сделку с Хью Лонгом и развернул широкую сеть игорных домов в Новом Орлеане. Внимания удостоились даже пески Аризоны: нью-йоркские и кливлендские гангстеры, объединившись, начали вкладывать в этот район капиталы.

    Лански, Торрио, и некоторые другие понимали, что крупные города - всего лишь малая часть огромной страны, однако большинство бандитов восприняли необходимость покинуть насиженные места в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Чикаго и Кливленде как тяжкий удар судьбы. Тем не менее многие из них быстро приспособились к новым обстоятельствам. К освоению "песков и ящериц" Таксона, по выражению одного из гангстеров, они не были готовы, но их привлек внешний облик Беверли-хиллс и Золотого берега во Флориде. Особенно им пришелся по душе Голливуд, штат Флорида, расположенный примерно в двенадцати милях к северу от Майами-Бич; многие известные воротилы преступного мира купили или построили там дома.

    Аль Капоне приобрел дом на Пальм-Айленд в Майами-Бич, где и поселился, после освобождения из тюрьмы. Он умер, не успев завоевать в тех краях репутацию филантропа, однако другим в последующие годы это вполне удалось. Гангстеры, бывшие в первую очередь опытными дельцами, вскоре убедились, сколь выгодно осваивать курортные местности, и принялись вкладывать свободные средства в земельные участки, гостиницы и ночные клубы. Местные бизнесмены, все еще жаждавшие обогащения, приветствовали такие вложения, видя в них гарантию грядущего вкладчика. Деньги вызывали безоговорочное уважение.

    Заработанные бутлегерами в больших городах доллары рассеялись по стране как семена. Со временем им предстояло не только принести огромные барыши, но и способствовать росту коррупции, что в свою очередь было чревато новыми преступлениями. Кольцо вокруг "Лепке" сжималось, однако преступность уже пустила прочные корни, и судьба отдельного Человека не имела никакого значения. В тот период, когда охота на "Лепке" ужесточилась, когда преследования гангстеров стали ощутимо препятствовать их повседневной деятельности и планируемой экспансии, в дело вмешался совет руководителей Синдиката. Его члены - правда, неохотно, но единодушно (за исключением Альберта Анастасиа) - приняли решение пожертвовать старым товарищем во имя общего блага. "Лепке" предоставили нехитрый выбор либо сдаться властям, что было бы для него наилучшим выходом, либо расстаться с жизнью.

    Лански убедил "Лепке", что тому будет легче выпутаться, если он добровольно отдается в руки федеральным агентам. Горячее всех возражал против этого Анастасиа - "Лепке" был его кумиром. "Большой Альберт" нелегально прибыл в Соединенные Штаты в 1917 году и накачал мышцы в доках Бруклина. Затем он возглавил бруклинскую банду головорезов, продававших свои услуги любому, что в состоянии был платить. Джо Адонис всячески использовал Альберта и продвигал его по "служебной" лестнице Синдиката, но Анастасиа сохранял верность "Лепке".

    В период "большой охоты" Анастасиа по собственной инициативе взял на себя заботу об удобствах и безопасности "Лепке". Осуждая Мейера Лански за решение отдать Бухгалтера в руки правосудия, он объявил вендетту, что в конечном итоге привело к серьезному обострению отношений между Синдикатом и Мафией, а карьере Анастасиа мгновенно пришел конец. При посредничестве газетного фельетониста Уолтера Винчелла "Лепке" ночью 24 августа 1939 года сдался Дж. Эдгару Гуверу, на этом "большая охота" завершилась. Гуверу "Лепке" не был нужен: его нельзя было обвинить даже в нарушении запрета перелетать из штата в штат; поскольку он не покидал Нью-Йорка. Бухгалтер был передан Федеральному бюро по борьбе с наркотиками, которое выдвинуло против него ряд обвинений. Однако не это Бюро решило его судьбу: разоблачил "Мердер инкорпорейтед" и отправил "Лепке" на электрический стул за убийство помощник прокурора бруклинского округа Бертон Теркус.

    "Лепке" был единственным из крупнейших главарей банд, которого за всю полувековую историю Синдиката государство приговорило к смертной казни. Лански, например, считал себя глубоко несчастным, когда в 1953 году ему пришлось провести три месяца в нью-йоркской тюрьме. Случившееся с "Лепке" послужило уроком на будущее: гангстеры поняли, что перемены неизбежны и необходимо приспосабливаться к новым условиям. "Лепке", в двадцатые годы прославившийся, своим умом, слишком долго опирался на террор. Лански, который был еще умнее, оставался в тени, ожидая дальнейшего разворота событий и по возможности влияя на их развитие. Он недолго горевал о "Лепке", друге молодости, считая, что тот сам виноват в своей печальной участи. Обладая большой внутренней дисциплиной и умеренными аппетитами, .Лански умел извлекать выгоду из слабостей отдельных людей и всего общества. По его глубокому убеждению, разумный человек способен любую ситуация обернуть в свою пользу; и "большая охота" в этом смысле не составляла исключения.

    К 1950 году смрад коррупции начал забивать сладкий аромат успеха. Республиканцы, испытавшие горькое разочарование, когда Гарри С. Трумэн в 1948 году одержал победу над Дьюи, оспорили результаты выборов как это делали демократы в 20-е годы. Скандал, связанный с Трумэном, был не таким громким и не столь далеко идущих последствий, как скандал, разразившийся вокруг Гардинга, однако спровоцировал всплеск новых настроений в обществе.


    Эстес Кефовер

    В 1950 году сенатор Эстес Кефовер, молодой человек из Теннесси, сумел уговорить своих коллег вплотную заняться расследованием роли преступных организаций в торговле между штатами. Кефовер обладал некоторым опытом борьбы с преступностью и коррупцией: сенатором он стал после того, как ликвидировал организацию "Босса Крампа" в своем родном штате. Собрав группу образованных молодых людей, Кефовер убедил их, что обстоятельства открывают перед ними блестящие перспективы. Если большую часть проводившихся сенатом расследований можно было сравнить с боронованием уже вспаханной почвы, то команда Кефовера взялась за обработку целины. Его соратники, в частности Джозеф Л. Неллис, возглавлявший расследование деятельности Кливлендского синдиката, за очень короткий срок собрали громадное количество новых материалов.

    Слушание дела стало телевизионной сенсацией - настолько громкой, что кое-кем из гангстеров, появившихся в качестве "звезд" на экранах, вероятно, овладели смешанные чувства. Такие люди, как Лански и Костелло, охотно вкладывали средства в новые виды индустрии, в том числе в телевидение. Однако инстинкт самосохранения заставлял некоторых пренебречь уже сделанными капиталовложениями, и они отказывались говорить перед телевизионной камерой.

    Группа Кефовера, изучив события прошлого, включая эпоху сухого закона, убедилась в существовании альянса преступности, политики и большого бизнеса, начало которому положил "черный вторник" 1929 года. Подобного рода "деловые связи" обнаруживались в одном городе за другим. Подтвердилась роль Мафии - не как огромной контролирующей организации, а как "цементирующего начала", объединяющего самые разные интересы. На свет божий были извлечены - по крайней мере, частично - материалы операции "Дно" и выявлены связи администрации района Ньюпорта - Ковингтона с преступным миром. Открылась грязная подоплека деятельности Синдиката на громадной территории - от Лас-Вегаса, где комиссия расследовала убийство Сигела, до Майами-Бич, где ее внимание сосредотачивалось на попытках Чикагского синдиката силой разделаться с местной фракцией, известной под названием "Эс и Джи Синдиката". Но кто прислушался к выводам комиссии?

    Американцы наблюдали за развитием драмы так, словно это был очередной душещипательный телесериал. Поколению, которому внушили, что ФБР давно расправилось с гангстерами и что политики, произносящие высокие слова о Знамении и Отечестве, не могут совершать неблаговерные поступки, трудно было поверить в реальность того, о чем ему рассказали. Правда, рядовые граждане стали организовывать комиссии по борьбе с преступностью, а репортеры некоторых газет даже получили звание "специалистов по преступлениям", но в целом интерес общества к этой стороне дела жизни иссяк столь же быстро, сколь пробудился.

    Сенатор Джозеф Маккарти, с 1948 года накапливающий эффективную, хотя и не всегда достоверную информацию, постепенно вытеснил со страниц газет Кефовера, и многие с облегчением вздохнули. Куда патриотичнее было бороться с красной опасностью, чем разоблачать американских парней, которые всего-то-навсего хотели иметь немножко больше свободы в своей предпринимательской деятельности. В шумихе, поднявшейся в период маккартизма, об открытиях комиссии Кефовера почти забыли.

    Однако кое-какие ощутимые результаты работа комиссии все же принесла. Фрэнк Костелло, представленный обществу именно как "премьер-министр преступного мира", оказался ненужным Синдикату. Лански вынужден был закрыть свое нелегальные казино на Золотом берегу во Флориде. И прошлое Джо Адониса в конце концов сыграло против него. Джо долгое время обманывал блюстителей порядка, утверждая, что родился в США, тогда как в действительности его привезли из Италии в Нью-Йорк семилетним ребенком. В 1956 году, опасаясь привлечения к ответственности за ложные сведения и понимая, что тайна его рождения разоблачена, Адонис дал согласие на депортацию и уехал в Италию. Хотя Синдикат не свернул своей деятельности в Ньюпорте, Хот-Спрингс, Гретне (Новый Орлеан), Янгстауне, Сисеро, Билокси, Бомонте и т. д., а Лас-Вегас продолжал разрастаться с феерической быстротой, потеря Флориды нанесла преступному миру ощутимый удар. Возникла необходимость в организации нового игорного центра в этом регионе. Лански, заглядывая вперед, просчитал, что нелегальный игорный бизнес на территории любого штата - предприятие чересчур рискованное и недостаточно застрахованное от обвинений в безнравственности. Со временем, рассуждал он, возможно, и удастся создать новые центры законным путем, но пока лучше убраться подальше. В период действия Сухого закона основным средством передвижения для гангстеров служил автомобиль, позволяя совершать деловые операции между штатами. Теперь самолет, который уже перенес тысячи любителей острых ощущений в Лас-Вегас, мог переправлять их в другие экзотические местности, например, на Кубу. Синдикату гостеприимный остров был хорошо знаком, только обстановка там была недостаточно стабильной. В 1944 году Батисте пришлось разрешить свободные выборы, на которых он потерпел поражение и уехал во Флориду, не теряя, впрочем надежды заново обрести и власть. Лански решил поставить на бывшего кубинского диктатора. Меньше чем через год после роспуска комиссии Кефовера Батиста действительно вернулся на Кубу, а Лански приступил к созданию новой империи еще большего масштаба.

    Гавана стала Лас-Вегасом Карибских островов. Синдикат вложил миллионы в строительство небоскребов, совершенно изменивших облик кубинской столицы; в городе быстро расплодились всевозможные виды рэкета. Лански по своему обыкновению позволял другим наживаться, осуществляя общее руководство, чему способствовала его личная дружба с диктатором. Но, естественно, далеко не всем в Мафии это пришлось по вкусу - многие, как, например, Альберт Анастасиа, хотели большей свободы. Получив решительный отпор, Анастасиа взбаламутил весь Синдикат, настроив часть гангстеров против Лански. Мобилизовав свои силы в разных концах страны, тот без труда усмирил бунтарей, когда же Анастасиа, не желая сдаваться, созвал на совещание недовольных членов Мафии, Лански приказал его убрать. Анастасиа был убит 25 октября 1957 года в парикмахерской той же самой гостиницы, где двадцать лет назад было совершено нападение на Арнольда Ротштайна. Репортеры, придававшие большое значение подобным совпадениям, не знали, что в 20-е годы Ротштайн был компаньоном Чарльза А. Стоунхэма, владевшего рядом игорных домов и ипподромов в Гаване. Но даже если б и знали, вряд ли стали бы об этом говорить. Стоунхэма помнили прежде всего как спортсмена и владельца нью-йоркской бейсбольной команды "Джайнтс".

    Убийство Анастасиа напугало кое-кого из членов Мафии, и они на конференцию не явились, однако множество гангстеров в назначенное время прибыли в дом Джозефа Барбары в небольшой деревушке Апалачи штата Нью-Йорк. Местная полиция устроила облаву, делегаты попрятались в кустах... Охота на Мафию приобрела невиданный доселе размах.

    Министерство юстиции создало "специальную группу" для борьбы с организованной преступностью. Благодаря ее усилиям перед судом в Италии предстал Никола Джентиле; не забывшего давние обиды стареющего экс-уполномоченного по вопросам улаживания конфликтов обманом вынудили подробно рассказать о его прошлом. "Специальная группа" считала необходимым продолжить кампанию против Синдиката, но администрация Эйзенхауэра проигнорировала ее рекомендации. Когда шум по поводу апалачинского сборища утих, "специальная группа" была распущена. По иронии судьбы, после того как в 1961 году президентом стал Джон ф. Кеннеди, основные ее разработки были использованы на новом этапе войны с преступностью.

    Между тем бородатый кубинец по имени Фидель Кастро оказался более опасным для гаванской империи Мейера Лански, чем Анастасиа и Мафия. В Штатах все, включая администрацию Эйзенхауэра, умудрялись много месяцев не замечать стараний Кастро поднять на Кубе мятеж, зато бесправный и беззастенчиво эксплуатируемый кубинский народ видел в нем национального героя. К концу 1958 года недовольство Батистой и его союзниками-танстерами резко усилилось. Кубинская армия отказалась защищать своего президента, и ранним утром 1 января 1959 года Батиста во второй раз отправился в изгнание. Лански последовал за ним. Кубинцы в ожидании нового диктатора, которому отныне предстояло заботиться об их благе, первым делом уничтожили счетчики для оплаты стоянки автомобилей, а затем разбили и сами машины. Летя над сине-зелеными водами в своей дом, расположенный позади Гольфстрим-парка к северу от Майами, Лански строил планы создания империи на Багамских островах. Реактивные самолеты открывали доступ сколь угодно далеко - в Лондон, Париж, в Португалию и любые другие уголки земного шара, привлекательные для богатых бездельников.


    Роберт Ф. Кеннеди

    Восьмого ноября 1960 года в 6 часов 25 минут пополудни в штаб, расположенный в коттедже Роберта Ф. Кеннеди, в поместье семьи Кеннеди Хайаниспорте, поступили первые неутешительные известия о результатах выборов. Известия пришли из округа Кэмпбелл: штат Кентуки, главный город - Ньюпорт, основная индустрия - нелегальный игорный бизнес и иные формы порока.

    Несколькими месяцами ранее усталый Роберт Кеннеди стоял у окна в номере гостиницы в Цинциннати и смотрел на противоположный берег реки Огайо, обещая себе объявить войну преступности, если его брат будет избран президентом.

    Выборы в округе Кэмпбелл интересовали штаб кандидата в президенты не случайно: жители округа на протяжении ста с лишним лет ухитрялись угадывать победителей. Поначалу сообщения звучали оптимистически - в подсчитанных бюллетенях, составляющих половину от общего числа, голоса были отданы Джону Кеннеди, а не Ричарду Никсону.

    Четыре года назад республиканцы легко выиграли в Кэмпбелле, получив 64% голосов избирателей. Можно ли было считать, что новая тенденция означала переворот в национальном сознании? С каждым часом надежды на победу Кеннеди уменьшались: именно в округе Кэмпбелл он утратил первоначальное преимущество, Никсон получил там 54,2% голосов.

    В масштабе всей страны, однако, Кеннеди - с очень небольшим, правда, перевесом - вышел победителем. Промашку избирателей округа Кэмпбелл - в том числе и ньюпортцев - следовало посчитать дурным предзнаменованием.Через несколько месяцев Роберт Кеннеди, став министром юстиции Соединенных Штатов, избрал Ньюпорт главной мишенью в объявленной им "координированной борьбе с преступностью".

    Если Роберту Кеннеди и удалось в войне с организованной преступностью сделать больше, чем любому другому министру юстиции, то своими успехами он был обязан по меньшей мере двум особым обстоятельствам. Во-первых, за время сотрудничества с постоянным сенатским подкомитетом по расследованию Кеннеди сумел досконально изучить проблему; во-вторых, как брат президента США, он пользовался большим политическим влиянием. Работая юрисконсультом в подкомитете, более известном как "Комиссия Макклеллана", Кеннеди занимался профсоюзом водителей грузовиков и двумя его коррумпированными лидерами: Дейвом Бекком и Джеймсом Р. Хоффой. Бекк был посажен в тюрьму, с Хоффой же справиться оказалось непросто. В результате длительного расследования все же удалось установить, что пенсионный фонд профсоюза служил главным источником финансирования Синдиката. На деньги водителей грузовиков были построены отели-казино в Лас-Вегасе, ночные клубы в Майами-Бич и множество иных заведений в окрестностях. Хоффа состоял в приятельских отношениях с такими людьми, как Далиц, а тщательно подобранные им профсоюзные деятели во всей стране тесно сотрудничали с преступными организациями.

    Став министром юстиции, Роберт Кеннеди создал в рамках министерства юстиции два специальных подразделения: "Бригаду по делу Хоффы" и "Отдел по борьбе с организованной преступностью и рэкетом". Атмосфера в обоих подразделениях во многом напоминала ту, что царила десять лет назад в Комиссии Кефовера: юношеский идеализм сотрудников сочетался с ощущением реальной силы, обусловленной положением шефа.

    Новый дух просочился даже в засекреченные коридоры ФБР. Профессиональный бюрократ Дж. Эдгар Гувер понял, что впервые с 1933 года ему грозят серьезные личные неприятности, и во избежание этого решил изменить тактику. Раскрыв перед Гувером карты, Кеннеди рассчитывал на быструю победу, которая позволила бы ему доказать свою правоту циникам и приступить к осуществлению собственной программы. Пока он выбирал тактику, события подсказали, что начинать следует с Ньюпорта, штат Кентуки.

    Недовольство жителей Ньюпорта назревало уже с 1957 года. Фитиль к пороховой бочке поднес некий Монро Фрай, опубликовав в "Эсквайре" статью, где назвал Ньюпорт "греховным городом". Этот ярлык -еще сравнительно сдержанный - и некоторые пикантные подробности шокировали немногих добропорядочных обитателей города на берегу Огайо. И все же мобилизовать общественное мнение на борьбу с преступностью было нелегко: большинство честных, работящих, набожных ньюпортовцев отказывались верить, что их родной город заражен коррупцией. Они редко заглядывали в центр, где не было ни магазинов, ни гостиниц, ни культурных учреждений, способных конкурировать с подобными заведениями Цинциннати, отделенными всего лишь рекой. Двери казино и дешевых притонов были открыты для всех, однако мало кто из богобоязненных прихожан хоть раз переступал их порог. Когда в местной газете промелькнуло случайное упоминание об игорных домах и проституции, городские власти поспешили выступить с опровержением, назвав заметку "газетной уткой". Поверить, что чиновники лгут, выгораживая гангстеров, от которых получают взятки, оказалось не под силу почтенным обывателям. Гораздо проще было согласиться с тем, что газетчики руководствуются корыстными соображениями.

    Другое дело - статья Фрая в солидном журнале. Так, по крайней мере, считал Кристиан Зайфрид, ньюпортский почтальон средних лет. Посоветовавшись со своим духовным отцом, он заручился его поддержкой и организовал "Комитет общественных действий". С благословения пасторов других протестантских приходов небольшая группа "мирян" и молодых священнослужителей занялись изучением обстановки в Ньюпорте. Члены комитета посетили легальные казино, дешевые притоны и даже проникли в бордели, соседствующие с полицейскими участками. Убедившись, что дела действительно обстоят неважно, но с прежней наивностью неправильно оценивая причины неблагополучия, они отправились к властям Ньюпорта и округа Кэмбпелл с весомыми доказательствами нарушения закона. Вначале от них пытались отделаться туманными обещаниями, потом выгнали. Однако священники неторопливо и педантично продолжали расследование и через год обратились в большое жюри Кэмпбэлла. Их ждало новое разочарование. Большое жюри полностью подчинялось прокурору штата Уильяму Дж. Уайзу, повторно занявшему этот пост после того, как весь район перешел под контроль Кливлендского синдиката. Опять неудача.

    Но Зайфрид и его небольшая команда не сдавалась. И когда осенью 1958 года центральная газета штата "Курьер-джорнэл" направила репортера из Луисвилла за сто миль в Ньюпорт, Крис искренне поверил, что Бог внял его молитвам. Появившаяся в луисвиллской газете ядовитая заметка не только взбудоражила общественное мнение, но и заставила не желавшие отставать от конкурентов цинциннатские газеты включиться в эту кампанию. На протяжении 1959 и 1960 годов возмущение жителей Ньюпорта неуклонно нарастало. Преступные дельцы и коррумпированные власти недооценили степень недовольства и своими ответными действиями только долили масла в огонь. На беду, боссы Кливлендского синдиката в то время были заняты своими делами в Лас-Вегасе, и Ньюпорт оставался в руках их заместителей.

    Весной 1961 года мятежные настроения заразили горстку местных дельцов, понимавших, что подпольный игорный бизнес и прочие формы наживы на пороке тормозят развитие города. Население Ньюпорта по статистическим данным 1960 года за , последние пятьдесят лет несколько уменьшилось. Пока еще Ньюпорт оставался самым большим городом округа, однако за его пределами численность населения возросла в два с лишним раза. Наиболее практичные из местных бизнесменов, убедившись в связи политиков с гангстерами, решили, что изменить ситуацию можно только одним способом: избрав на ключевые административные должности честных людей. Как раз приближались выборы шерифа: на этот пост уговорили баллотироваться Джорджа Рэттермана, адвоката и биржевого маклера, в прошлом звезду профессионального футбола. И вновь воротилы игорного бизнеса и их политические союзники перестарались. Они накачали Рэттермана наркотиками, отвезли в нью-портский Тропикана-клуб и сунули в постель к стриптизерке. Купленные полицейские по телефонному звонку нагрянули в Тропикана-клуб. Застукав ничего не соображающего Рэттермана без штанов, они завернули его в простыню и доставили в участок. Однако сфабрикованные дела для жителей Ньюпорта к тому времени уже не были новинкой, и в эту историю никто не поверил. Больше того: у команды Кеннеди появилась долгожданная возможность вмешаться - ведь были попраны гражданские права Рэттермана.

    Началась долгая драматическая борьба, закончившаяся победой добропорядочных ньюпортцев: в ноябре Рэттерман был избран шерифом. Кеннеди в своем ежегодном отчете президенту смог с полным основанием заявить: "Игорному бизнесу в самом крупном его центре - Ньюпорте, штат Кентуки, практически положен конец".

    ФБР, в чьи полномочия входило расследование случаев нарушения гражданских прав, в ньюпортской истории заняло верную позицию и тем самым доказало, что знаменитое агентство может внести свой вклад в борьбу с преступностью, если Гувер включится в нее с полной отдачей. Руководителю ФБР связывало руки сделанное некогда заявление о том, что никакой организованной преступности не существует. Если б теперь ему удалось обнаружить новую организацию и получить за это кредит доверия, он бы вздохнул свободно.

    Еще при предыдущей администрации "специальная группа" хитростью заставила Николу Джентиле выложить все, что тот знал. Его рассказ о первых шагах Почетного общества занял толстый том, однако "специальная группа" была распущена прежде, чем успела пустить в дело полученную информацию. Теперь Гувер сумел бы извлечь пользу из исповеди Джентиле, если б слова последнего были подтверждены живым свидетелем. Такой свидетель найден: им стал Джозеф Валачи, заурядный гангстер из нью-йоркской Мафии, в 30-е годы замешанный в борьбу между Маранцано и Массериа. Валачи идеально подходил на роль "перебежчика" - он убил в тюрьме человека и готов был пойти на сделку. Кроме того, ему представлялся случай свести счеты с человеком, которого он ненавидел со всей страстью сицилийца. Человеком этим был Вито Дженовезе, глава одной из пяти нью-йоркских "семей".

    Оставался пустяк: подыскать название для новой грозной организации. Термин "мафия", после того как Гувер публично заявил, что такого зверя не было и нет, естественно, не годился. Название всплыло из бесед, записывавшихся ФБР при помощи запрещенных законом электронных "жучков". Члены Мафии между собой называли свою организацию "Коза ностра", что буквально означало всего лишь "Наше дело". Убедить общественное мнение в существовании новой опасности невозможно было без активной поддержки прессы, а скромное "Наше дело" не подходило для броских газетных заголовков. Тогда к названию решили добавить еще одно слово. "Ла коза ностра", - по сути, означало то же самое - определенной артикль "ла" ничего не менял, - однако у аббревиатуры ЛКН были шансы стать не менее популярной, чем ФБР. Уловка сработала, но со временем циничные газетчики вернулись к доброй старой Мафии, и ЛКН сохранилась только в официальных отчетах ФБР.

    Валачи был передан ФБР, а записи Джентиле - Валачи. Что из этого вышло, могли увидеть зрители телевизионных репортажей со слушаний в комиссии Макклеллана, вызвавших настоящую сенсацию. ФБР добилось своего: "Ла коза ностра" стала темой номер один. Все, что ставило под сомнение ее существование, либо извращалось, либо попросту игнорировалось. Помощники Кеннеди сардонически усмехались. "Гувер готов назвать Мафию хоть ХСЖМ (Христианский союз женской молодежи), - говорили они, только бы ФБР приобрело ореол борца с организованной преступностью";

    Те же помощники нисколько не переоценивали роли Мафии, или ЛКН, в руководстве всей организованной преступностью. Они видели Почетное общество таким, каким оно было в действительности,- небольшой сплоченный романтической организацией с непременной атрибутикой в форме скрепленных кровью клятв, омерт (обет молчания и круговой поруки) и вендетт. Но Национальный преступный синдикат был слишком велик, слишком разбросан и слишком прочно укоренен в политической и экономической жизни страны, чтобы это могло уложиться в уме среднего обывателя. Как и в Ньюпорте до 1957 года, защитой организованной преступности служила сама ее фантастичность. Верить легче в простые вещи, а "Ла коза ностра" как раз этому требованию отвечала. Соратники Кеннеди не смогли доказать: ФБР уверовало в созданный им самим миф и сосредоточило внимание на людях с, итальянскими фамилиями. Это было нетрудно: все знали, что ЛКН - враг, а членом ЛКН может быть только американец итальянского происхождения. Правда, по мере накопления информации об организованной преступности понадобилось объяснить роль таких людей, как Лански, Далиц и "Соня Луи" Левинсон, и тогда ФБР изобрело новый термин - "ассоциированный член".

    Если б Джон Кеннеди не был убит, бурную деятельность ФБР можно было бы контролировать. Однако Роберт Кеннеди после смерти брата в 1963 году стал, по определению Джеймса Хоффы, "всего-навсего обыкновенным прокурором" и потерял контроль над Гувером. Члены Синдиката облегченно вздохнули: широкомасштабная координированная борьба с преступностью выродилась и превратилась в преследование ФБР гангстеров с итальянскими фамилиями. Пока общественные страсти бушевали вокруг "Коза ностры", Лански преспокойно создал новую империю азартных игр на Багамах. К Золотому берегу она даже ближе, чем гаванские казино.


    Войны мафии

    Представители киноконцерна "Парамаунт пикчерс" были приглашены в Нью-Йорк на пресс-конференцию. Фирма приступала к экранизации дорогостоящего широкоэкранного зрелища, в которое вкладывались миллионы и на котором надеялись заработать еще больше миллионов. Марло Брандо должен был играть главную роль. Это было верное дело, так как "Парамаунт" экранизировал книгу, долгое время возглавлявшую список бестселлеров, - роман "Крестный отец" италоамериканиа Марио Пьюзо.

    Для пресс-конференции было выбрано довольно странное место: штаб-квартира лиги зашиты гражданских прав италоамериканцев в нью-йоркском районе Бруклине. Рядом с продюсером "Крестного отца'' Элом Радди сидел представитель лиги - некий Энтони Коломбо. Когда Эл Радли заявил, что в будущем кинофильме ни разу не будет упомянуто слово "мафия". Мистер Коломбо удовлетворенно кивнул головой. А когда Ралди добавил, что это решение было принято "без угроз или запугивания с чьей-либо стороны", мистер Коломбо не удержался от реплики: "Мистер Раяди прав. Никаких угроз!"

    Эта пресс-конференция, проходившая в марте 1971 г., была второй победой лиги защиты гражданских прав италоамериканцев. Казалось, безвозвратно прошли те времена, когда можно было открыто поносить мафию, как, например, это сделал в 1966 г. в американской палате представителей шеф ФБР Эдгар Гувер, заявивший, что "Коза ностра" - "Уголовное братство итальянцев по рождению или происхождению'". В июле 1970 г. министр юстиции США Митчелл распорядился, чтобы впредь слов "мафия" и "Коза ностра" в открытой печати и в публичных выступлениях не употребляли, поскольку италоамериканцы могут воспринять их как дискриминирующие и оскорбляющие наиию, к которой они принадлежат. Поэтому с июля 1970 г., касаясь вопросов, связанных с крупнейшим в истории "братством" организованных преступников, в лучшем случае говорили "М".

    Год спустя после знаменательной пресс-конференции американский журнал "Ньюсуик" писал по поводу премьеры "Крестного отца": "У этого мастерски сделанного. красивого, душераздирающего фильма... есть один недостаток - это восхваление гангстерской жизни. увод на второй план жертв насилия, акцентирование внимания на ритуальных и полуиивилизованных обычаях мафии в ущерб прямому описанию ее циничных действий". "Конечно же, это романтическая история, - признался Пьюзо, автор и один из сценаристов "Крестного отца"... Конечно, мафия несколько романтизирована.. . Но от фильма и не ждали серьезной социологии и реализма..." То, что искусная реклама принесла фильму "Крестный отец" колоссальный успех и что миллионы зрителей узнали "Коза ностру" наконец-то как нечто человечное, можно поставить в заслугу одному из ее ведущих донов - Лжозефу (Джо) Коломбо, отпрыск которого, Энтони, сидел рядом с продюсером Элом Радди на той памятной пресс-конференции.

    В те дни американские газеты могли сообщить лишь, что "Джо Коломбо - маклер земельных участков из Бруклина". Но это была ничтожная доля истины. Джо-зеф Коломбо родился в 1923 г. Карьеру преступника он начал в нью-йоркской "семье" мафии Джузеппе Профачи и медленно, но верно прокладывал себе путь наверх, возглавив наконец в 1962 г. бруклинскую "семью". Благодаря значительному залогу Коломбо оказался на свободе, и, поскольку апелляционные инстанции работали очень медленно, ему не пришлось отбывать наказание за лжесвидетельство, судебные же процессы за кражу драгоценностей и укрывательство имущества от обложения налогом еще предстояли. Прокурор заявил: "Этот обвиняемый с ног до головы опутан нескончаемой вереницей гангстерских связей, начало которым было положено в конце тридцатых годов отношениями его отца с преступным миром". Коломбо, по словам прокурора, занимался в Бруклине ростовщичеством и нелегальным букмекерством. "Детективы установили, что Коломбо имеет один из бруклинских клубов, в котором он неясным для нас образом улаживал свои дела".

    Все эти обвинения Джо Коломбо воспринимал хладнокровно. Впервые он впал в ярость, когда ФБР арестовала его сына Джоя. Наследник, на которого дон возлагал немалые надежды, был пойман с полич ным, когда переплавлял серебряные монеты в слитки. чтобы потом сбыть благородный металл с хорошей прибылью. А это в США карается законом.

    Дон Коломбо извлек из своего американского опыта уроки. Он прекрасно знал, какой огромной силой обладают союзы, основанные на общности интересов определенных групп людей, знал, что они могут добиться многого. Итак, с помошью своей "семьи" мафии ему не стоило большого труда вывести на улицы города тысячи италоамериканиев. Каждую ночь демонстранты пикетировали здание нью-йоркского отделения ФБР, требуя освобождения Джо Коломбо. Так родилась лига защиты гражданских прав италоамериканиев. Официальная программа этого союза, число членов которого быстро выросло до нескольких десятков тысяч членов, гласила: защита италоаме-риканцев (только в Нью-Йорке их проживало 859 тыс.) от дискриминации. По сути это было справедливое устремление, так как в США можно повсюду наблюдать дискриминацию этнических меньшинств. В руках ''Коза ностры" эта организация стала идеальным орудием борьбы с правосудием и полицией. Сын Джо Коломбо Энтони был назначен вице-президентом лиги.

    В июне 1970 г. лига вновь организовала на улицах Нью-Йорка шествие с участием около 100 тыс. человек. Демонстрация проходила у монумента великому генуэзцу Христофору Колумбу. "Мы не потерпим более, чтобы нас подозревали только потому. что мы носим итальянские имена!" Большинство присутствующих, конечно, пришли сюда с благими намерениями и верой в справедливость. Джо Коломбо, которого в этот день чествовали как народного героя, торжествовал. Пол тысячеголосый рев толпы: "Джо! Джо!" - он взобрался на трибуну и обратился к толпе: "Истинно говорю вам, против меня и всех итало-американцев существует заговор. Но сегодня на вас и Джо Коломбо обращено око божье, и все, кто стоит у нас поперек дороги, почувствуют его карающую руку!"

    И они почувствовали ее. Министр юстиции Митчелл счел необходимым ввести запрет на слово "мафия", "Форд моторз компани" в одной из финансируемых ею серий экранизации на телевидении уголовных романов предложила авторам вычеркнуть из сценариев любое упоминание о "Коза ностре". Серьезная газета "Нью-Йорк тайме", после того как банды молодчиков из лиги Коломбо помешали выпуску номера. впредь остерегалась сообщать о преступлениях и преступниках из мафии. На "благотворительном концерте" лиги выступил друг и компаньон мафиозо Фрэнк Синатра. А патер Луис Джиганте из Бронкса благословил всех собравшихся на торжественный обед лиги: "Благословляю этот вечер, благословляю Джо Коломбо и все то доброе, что он сотворил. Аминь!"

    Эта идиллия длилась около года. 29 июня 1971 г. у монумента Колумбу вновь состоялся День итало-американского единства. Снова, встреченный бурей восторженных аплодисментов, на трибуне появился Джо Коломбо.

    Но не успел начать речь перед своими сторонниками, как молодой черный американец, находившийся в толпе фоторепортеров и журналистов около трибуны, несколько раз выстрелил в него. Две пули попали в голову дона мафии. Телохранители Коломбо открыли ответный огонь.

    И в то время как покушавшийся - 26-летний Джером Джонсон - был уже мертв, а дона спешно везли в больницу, два "лейтенанта" Коломбо - Кармине Персико, по прозвищу Змея, и Гуго Макинтош прыгнули в машину и скрылись. Служащие уголовной полиции, присутствовавшие на сборище, заметив быстрое исчезновение двух гангстеров, посчитали их за соучастников убийства. Они бросились в погоню. Наконец на углу Атлантик и Утика-авеню в небольшом баре, который к этому часу был совершенно пустым, следы Персико и Макинтоша оборвались. У полиции были основания подозревать, что люди Коломбо шли именно сюда. Этот бар был штаб-квартирой Джо Галло.

    Для прессы это было находкой. В последний раз в лона мафии - Фрэнка Костелло - стреляли в 1957 г. Напали ли на этот раз на верный след? Эксперт нью-йоркской полиции сказал: "Организованная преступность стала более скрытой. Если кого-то действительно необходимо убрать, то это происходит на каком-нибудь пирсе в четыре часа утра и так, чтобы никто этого не заметил. Есть лишь один человек, который настолько безрассуден, что способен совершить убийство среди бела дня на глазах у тысяч людей, и это Безумный Джо!"

    Была ли у Безумного Джо причина? Джо Галло обязан своей кличке Безумный судебному психиатру, который однажды засвидетельствовал, что тот "не способен осознать свою вину, так как в настоящее время болен". Этот Джо Галло, как и его братья Альберт и Ларри, с начала 60-х годов был хорошо известен нью-йоркской полиции. Братья Галло служили у дона мафии Вито Дженовезе профессиональными убийцами и, когда тот отошел от руководства своей "семьей", они попытались стать "самостоятельными". Но в Нью-Йорке это было возможно только за счет ущемления сферы влияния другой "семьи''. Итак, они вошли в конфликт с "семьей" Профачи. Когда братья Джо похитили зятя Профачи Мальоч-чо. по кличке Жирный Джо, дон мафии Бруклина был вынужден заключить перемирие. "Независимые гангстеры" объявили войну бруклинской "семье" мафии. Междоусобная борьба стоила жизни 98 гангстерам и закончилась арестом и осуждением Джо Гал-ло. Но и в тюрьме Безумный Джо не отказался от своих планов вытеснить "семью" Профачи из ее бруклинских владений. Как стало известно, он познакомился с "цветными" заключенными- Верный традиции мафии использовать для черной работы неитальянцев, по выходе на свободу Галло сколотил вокруг себя большую банду из негров. Полиция, по-видимому, была на верном пути, поскольку за покушение на Коломбо Джонсону были обещаны 200 тыс. долл. и укрытие от преследований. В своих подозрениях полиция шла дальше: не мог ли Персико быть причастен к заговору в обмен на обещание стать преемником Коломбо? И какую роль в этом деле сыграл "босс боссов" - 72-летний Карло Гамби-но? Действительно ли Гамбино, преемника Счастливчика Лучано, настораживала растущая популярность Коломбо? Мог ли он, чья власть над всеми "семьями" мафии была неоспоримой, специально подстрекать донов к войне, чтобы еще более упрочить свое владычество?

    Как и следовало ожидать, выстрелы у памятника Колумбу развязали новую войну среди гангстеров, как в добрые времена в Чикаго. Далее, по выражению Марио Пьюзо в "Крестном отце", события развивались, "как в постели". Безумный Джо забаррикадировался в своей штаб-квартире на Президент-стрит в южном Бруклине. Однако это не спасло его от мести клана Коломбо.

    8 апреля 1972 г. Галло торжественно праздновал 43-ю годовщину своего рождения. Вечером он с друзьями отправился в кабаре. После представления Галло, его невеста и ее десятилетняя дочка, сестра Джо и его телохранитель поехали в "Раковину Умберто", ресторан неподалеку от здания полицейского управления Манхэттена.

    Едва успели заказать ужин, как в ресторан вошел мужчина среднего роста, приблизительно сорока лет, в светлом твидовом пальто с револьвером 38-го калибра в руке, готовым к стрельбе. Ни слова не говоря, он направился к Джо Галло и выстрелил. Досталось и телохранителю Питеру Диапиуласу. Безумный Джо нашел в себе силы подняться. Шатаясь, он прошел по залу. В пятнадцати шагах от входа он рухнул, примерно в ста метрах от того места, где за год до этого в ярком освещении прожекторов "Парамаунта" дон Вито Корлеоне, он же Марлон Брандо, пал жертвой подобного нападения.

    Джо Галло был погребен в бронзовом гробу стоимостью 5 тыс. долл. Его телохранитель Питер Диапиулас, отказавшийся давать какие-либо показания полиции, был осужден за незаконное ношение оружия.

    Война мафии шла полным ходом. Газеты пестрели сообщениями о все новых и новых убийствах среди мафиози. Резня среди гангстеров серьезно встревожила общественность. Губернатор Нью-Йорка Линдсей заявил: "Мы прогоним гангстеров из нашего города. Но вначале мы попытаемся лишить их материальной опоры".

    Итак, снова, вот уже в который раз, было дано стереотипное обещание навсегда покончить с организованной преступностью. Однако на этот раз полиция, кажется, серьезно взялась за дело.

    Все началось с того, что четверо переодетых служащих уголовной полиции развернули торговлю рождественскими елками у входа в один из бруклинских баров, который охотно посещался мафиози. Из обрывков разговоров полицейским удалось узнать о местонахождении логова гангстеров. Так полиция натолкнулась на жилой фургон на автомобильном кладбище в Бруклине. Среди аккуратно расставленных автомобильных обломков окруженная забором из колючей проволоки и охраняемая овчарками расположилась хорошо замаскированная и звукоизолированная штаб-квартира "Коза ностры". Несмотря на строгую охрану, полицейские все же установили на крыше этого фургона подслушивающее устройство и сделали отвод от телефонного кабеля вагончика. В школе, расположенной напротив, полицейские оборудовали наблюдательный пункт, оснащенный кинокамерой. Каждый посетитель фургона на автомобильном кладбище в Бруклине был заснят на пленку

    . Несколько месяцев спустя (война гангстеров в Нью-Йорке была в полном разгаре, и губернатор Линдсей только что произнес свою угрозу) полиция уже располагала несколькими миллионами метров киноленты с записями разговоров о рэкете, разбойных нападениях, похищениях людей, подлогах со страховками.

    Решаюший удар полиция нанесла в октябре 1972 г., когда был отдан приказ об аресте 667 мафиози, которые навешали жилой фургон в Бруклине или были опознаны по телефонным разговорам. Более того, были взяты под стражу сотни полицейских, находившихся на содержании "Коза ностры"! Из посетителей жилого фургона безнаказанными остались лишь несколько десятков нью-йоркских бизнесменов. По этому поводу прокурор заявил, что в данном случае дело касается представителей тех двухсот нью-йоркских фирм, которые контролировались мафией.

    Нью-йоркские газеты задавали вопрос: "Уж не сочтены ли дни "Коза ностры"? Но арестованные полицией мафиози еше были далеко не изобличены и тем более не осуждены. К тому же не следовало забывать, что даже осужденный дон мафии и из тюрьмы беспрепятственно мог руководить своей "семьей". Никто не мог сказать с достоверностью, что приказы об арестах от октября 1972 г. (кстати, нью-йоркская полиция так и не сообщила, сколько таких приказов было отдано в действительности; до сих пор не состоялось ни одного судебного процесса против кого-либо из обвиненных) как-то повлияли на деятельность "Коза ностры". Вместо этого произошло то, что описал Марио Пьюзо в романе "Крестный отец": был заключен мир "между всеми враждующими партиями".

    Последним отзвуком войны мафиози Нью-Йорка, начавшейся с убийства Джо Коломбо, было сообщение 24 января 1973 г. о том, что найден труп Эмануэля Гамбино, похищенного в июне 1972 г. И вот два видных мафиози решились нарушить омерта. В начале 1973 г. в полицию, опасаясь быть убитым, пришел с повинной Джозеф Лупарелли. Лупарелли "запел". Он рассказал, в частности, что 8 апреля 1972 г. Кармине де Бязе, член "семьи" Коломбо, обнаружил Безумного Джо - Галло в "Раковине Умберто". После этого Джозеф Яковелли, преемник Коломбо, отдал приказ убить Галло.

    Вторым мафиозо, добровольно сдавшимся в руки полиции, был сам Яковелли. После признания, сделанного Лупарелли, у него появились основания серьезно опасаться за свою жизнь. 28 февраля 1974 г. он явился с повинной в ФБР. где тотчас же был отдан приказ об его аресте с формулировкой: "за препятствие раскрытию преступления''. Яковелли должен был выступить главным свидетелем в деле об убийстве Галло- Дон "Коза ностры", добровольно явив- шийся в ФБР?! В одном из отчетов из Нью-Йорка по этому поводу говорилось: "Его неожиданная добровольная явка в полицию связана с тем, что "семья" Коломбо срочно хочет назначить нового главаря". Явка Яковелли с повинной была, таким образом, лишь бегством от возможного окончательного расчета в его "семье".

    В марте 1972 г, американский иллюстрированный журнал "Лайф" утверждал: "Не столь важна точная дата начала конца, а важно то. что итальянскому стилю организованной преступности в этой стране (США) пришел конец".

    Как пришел журнал к столь смелому выводу? Было подсчитано, что к концу 1971 г. в тюрьмах находилось примерно 3200 мафиози, среди них даже некоторые доны вроде Раймонда Патриарки (глава "семьи" из Новой Англии), Карлоса Марчелло (шеф "семьи" из Нью-Джерси). Доказательством конца "Коза ностры" мог бы служить и тот факт, что некоторые доны обратились за помощью к общественности: Джо Коломбо со своими речами у монумента Колумбу и Сальваторе Бонанно, который решил поведать о своем опыте и переживаниях писателю Гэю Талезе для его книги "Доброе имя отца твоего".

    Журнал "Лайф" обошел молчанием то, что конец американской мафии предсказывался каждый раз, когда со сцены сходило старое поколение донов, уступая место молодым людям с "современными идеями". Эту тенденцию можно проследить на примере развития пяти нью-йоркских "семей" мафии.

    В 1899 г. Игнацио Сайетта вызвал к жизни мафию в Нью-Йорке. Когда его приговорили к тридцати годам тюремного заключения, мафия в Нью-Йорке распалась и ей, казалось, пришел конец. Однако в 1920 г. в мафии воцарился Джо Массериа. Контрабанда алкоголя сделалась важнее убийств и разбоя.

    В 1931 г. Джо Массериа и его преемник Сальваторе Маранцано были убиты. Снова, казалось, наступил конец организованной преступности. Однако вопреки этому возникли пять "семей" мафии, которых возглавили энергичные доны нового поколения. На смену контрабанде алкоголя пришли азартные игры и, наконец, контрабанда наркотиков. Когда Счастливчик Лучано, считавшийся "боссом боссов", в 1946 г. был выслан в Италию, его "семью" принял Франческо Скаличи. В 1957 г. он был убит. С того момента до 1976 г. этой "семьей" мафии руководил Карло Гамбино, который одновременно заявил претензию на титул "босса боссов".

    С 1931 г. вторую нью-йоркскую "семью" мафии возглавил Фрэнк Костелло. В 1957 г. на него было совершено покушение. Он умер естественной смертью в феврале 1973 г. от инфаркта сердца. Его преемник Томас Люкезе, по кличке Трехпалый Браун, также умер естественной смертью. Встал вопрос о новой сильной личности. Новый дон, Стефано Ла Салле, был слишком стар, а его потенциальный преемник Кармине Трамунти был одним из тех, кого полиция взяла под наблюдение в известном фургончике в Бруклине.

    Третьей "семьей" мафии Нью-Йорка с 1931 г. руководил Джо Профачи. После его смерти в 1962 г. Джо Коломбо занял место главы "семьи". В результате ожесточенной борьбы за власть, разыгравшейся в этой "семье" после убийства Коломбо и добровольной явки с повинной в полицию Яковелди, наиболее вероятным кандидатом на этот пост считался Джозеф Мальоччо, тем более что он уже временно руководил этой "семьей".

    Нью-йоркская "семья" мафии № 4 с 1931 г. находилась в руках Джо Адониса. В 1956 г. он был депортирован в Италию, где и умер в ноябре 1971 г. Его преемником стал Джо Бонанно. Джо Бонанно заставил полицию изрядно потрудиться, когда в очередной раз был предсказан коней "Коза ностры".

    21 октября 1964 г. в полночь на аристократической Парк-авеню в Нью-Йорке остановилось такси, из которого вышли адвокат Уильям Мейлони и 59-летний Джозеф Бонанно- Оба направились к роскошному особняку, в котором жил Мейлони. Неожиданно из тени парадного входа вышли двое в непромокаемых плащах и в шляпах, глубоко надвинутых на лоб. Оба незнакомца схватили Джо Бонанно за руки. "Пошли, Джо, - прошипел один из них. - Мой босс хочет поговорить с тобой!"

    Бонанно даже не попытался сопротивляться. Мейлони, наоборот, начал протестовать: "Черт побери, что происходит? Этот человек мой клиент!" Но парни в макинтошах не были расположены в столь поздний час дискутировать с адвокатом. "Проваливай!" - прикрикнул на него один из незнакомцев. Адвокат проворно шмыгнул в подъезд лома, пригнувшись под выстрелами, которыми гангстеры подкрепили свое требование. Неизвестные потащили Бонанно. На значительном расстоянии, прижимаясь к стенам домов, за ними последовал Мейлони. Осторожно выглянув из-за угла, он успел заметить, как Бонанно втолкнули в светлый лимузин.

    Несколько минут спустя Уильям Мейлони сообщил о случившемся в полицию. Заработал телетайп, дикторы радиостанций штата Нью-Джерси поспешно передали сообщение: "Похищен Джо Бонанно!" В архивах крупнейших газетных редакций лихорадочно искали сведения о жертве похищения. Но данные архивов были весьма разноречивы. Одних вариантов его имени было великое множество: Джозеф Бонанно, Джозеф Бононо, Джо Бананни, Джо Бананас. Но выяснилось и кое-что другое.

    Джузеппе Бонанно родился на Сицилии в 1906 г. В 1924 г. он иммигрировал в США. В 1930 г. во время транспортировки оружия, нелегально переправ-1яемого из Нью-Йорка в Чикаго для банды Аль Капо-не, он был впервые арестован. В 1938 г. Бонанно на короткое время исчез из США, но вскоре вернулся через Канаду и получил американское гражданство. Джо Бонанно был разносторонним бизнесменом: он владел похоронными конторами и прачечными, швейными предприятиями и фирмами по импорту оливко-зого масла и сыра. В 1957 г. за участие в гангстерской конференции в Апалачине Джо Бонанно был зновь арестован.

    И этого человека похитили! Заметную фигуру преступного мира! Выдвигались различные предположения и догадки. Информационное агенство ЮПИ со-эбшало: "Полиция серьезно опасается, что Джо Бонанно лал жертвой убийства, которое было совершено ган-менами*. похитившими его на Парк-авеню". - Если бы меня спросили, я бы ответил, Джо Бонанно лежит где-нибудь на дне реки, - заявил один служащий министерства юстиции. - Едва ли мы его увидим живым - так полагал старший инспектор Уолтер Ф.Хеннинг. - Мы ищем его, - заявил один нью-йоркский криминалист, - нам хочется с ним поговорить.

    Джо Бонанно исчез в тот момент, когда ему предстоял допрос. На следующий день он должен был давать показания в суде об уголовной деятельности своей банды. Не было никакого сомнения, что почтенный бизнесмен занимался торговлей наркотиками и рэкетом. Может быть, его устранила конкурирующая банда? А может, собственная, опасаясь, что Бонанно даст в суде показания против своих дружков? Или, что кажется менее вероятным, Джо Бонанно сам организовал свое похищение, чтобы уйти от допроса? А может быть, он действительно был уже мертв?

    18 декабря 1964 г. Уильям Мейлони сделал нью-йоркской прессе сенсационное сообщение, что его клиент жив, здоров и чувствует себя хорошо. Они условились встретиться через три дня. Однако ни в назначенное время, ни позднее Джо Бонанно так и не появился в офисе Мейлони. Тем временем судебная комиссия обстоятельно занималась деятельностью Джо Бонанно и его "семьи" мафии. Было допрошено 35 свидетелей и установлено, что эта "семья" состояла приблизительно из шестидесяти гангстеров, действовавших на западе США и на восточном побережье - от Нью-Йорка до канадской границы.

    Прошло почти полтора года. Неожиданно 17 мая 1966 г. поступило сообщение, что Джозеф Бонанно появился в офисе генерального прокурора Моргентау в Нью-Йорке. Бонанно, однако, упорно отказывался говорить, где находился все это время. Его "семьей" уже давно управлял Гаспаре ди Грегорио, по прозвищу Маленький Гаспар.

    Тот, кто полагал, что Джо Бонанно вскоре предстанет перед судом, глубоко заблуждался. Генеральный прокурор Моргентау освободил Бонанно пол крупный залог в 150 тыс. долл.

    31 декабря 1966 г. в "Нью-Йорк тайме" появилось сообщение, что Джозеф Бонанно, по данным американского правительства, является владельцем ряда игорных домов в центральноамериканской островной Республике Гаити и что его "лейтенант" Вито ди Филиппе уже в ноябре 1965 г. вошел в тесный контакт с гаитянским диктатором Дювалье и за солидную взятку получил от него концессию на казино "Интернейшнл" в центре столицы Гаити Порт-о-Пренсе.

    Сегодня уже известно, что в 1964 г. Джо Бонанно пытался захватить власть над всеми пятью нью-йоркскими "семьями" мафии. Когда сделать это ему не удалось, он инсценировал свое похищение, укрывшись в Канале, пока дело не поросло травой и доны не успокоились. Тем временем в Тусоне, штат Аризона, Бонанно создал маленькое гангстерское государство с широкими связями. Гаспаре ди Грегорио "по старости" передал руководство бывшей "семьей" Бонанно Натале Эрволе. Но полиция "накрыла" Эрволу в жилом фургоне на автомобильном кладбище в Бруклине.

    Остается пятая "семья" того самого лона Вито Лженовезе, который умер от сердечного приступа 14 февраля 1969 г. в тюрьме Спрингфилда, штат Миссури. После ареста Дженовезе в 1959 г. главой "семьи" стал Энтони Стролло, руководивший ею до тех пор, пока однажды ночью бесследно не исчез. Тогда руководство поделили между собой д-вое: Дженардо Катана (за отказ от дачи свидетельских показаний он был вскоре приговорен к тюремному заключению) и Томас Эболи.

    Итак, в четырех из пяти "семей" вновь произошла смена поколений. Старые боссы, сколотив себе огромные состояния, сошли со сцены. А доходы были колоссальными. Прибыль мафия получала буквально со всего.

    Самые высокие барыши "Коза ностра" извлекала из торговли наркотиками ( в 1969 г. они оценивались в 350 млн. долл.), ростовщичества, нелегальных игорных залов и профсоюзного рэкета (шантаж фирм и создание псевдопрофсоюзов) и, конечно же, из бизнеса на порнографии. Нью-йоркские фирмы, изготовлявшие порнографическую продукцию, контролировал Джозеф Броккини, друг Томаса Люкезе. В 1970 г. доход мафии от этого предприятия достиг 500 тыс. долл. Однако эта сумма составляет лишь незначительную часть доходов "Коза ностры". Министерство юстиции Соединенных Штатов заявило, будто располагает документами, из которых следует, что более 200 тыс. человек на различных предприятиях и в фирмах "тем или иным образом" принадлежат к "Коза ностре", либо связаны с ней.

    Новые возможности обогащения открылись у самого мощного синдиката организованных преступников, когда были введены так называемые кредитные карты. Поскольку чуть ли не каждый день американские газеты сообщали об очередном мошенничестве с чеками. ни один бизнесмен уже не решался продавать свой товар на чеки. Последствия этого первыми ощутили мелкие банки и кредитные общества, денежные вклады в которые сильно сократились. Солидные, крупные банки были защищены тем, что для открытия в них лицевого счета требовался довольно значительный первоначальный взнос, который не могли себе позволить мелкие мошенники. Чеки таких банков принимались с большим доверием, тем более что в подавляющем числе случаев крупные банки, чтобы не подрывать свой авторитет, оплачивали и непокрытые чеки.

    Так сберегательные кассы и мелкие банки пришли к мысли основать кредитные клубы, члены которых во всех связанных с ними фирмах, ресторанах и отелях по предъявлении кредитной карты получали товары и услуги, не внося наличные деньги, ибо до определенного уровня их расходы покрывало кредитное общество.

    Хотя кредитные общества воздвигли целую систему зашиты от мошенничества, преступники все же нашли лазейку. Потери кредитных обществ, практиковавших систему кредитных карт, в результате мошеннических манипуляций оценивались в 100 млн. долл. И если жулики-одиночки попадались с поличным довольно часто, то синдикатам преступников это не грозило: в большинстве случаев они действовали более оперативно, чем система контроля.

    Вложение гигантских прибылей от организованной преступности в различные отрасли американской экономики, создание концерна мафии коренным образом изменили "условия работы" "Коза ностры'". Это не могло не отразиться и на "стиле руководства". Итак, вновь встал вопрос, какими качествами должен обладать дон "Коза ностры". Мафия не признавала никакого "порядка наследования", при котором титул и "дело" переходили бы по наследству. И так повторялось все тридцать - сорок лет кровавой борьбы за власть в американской мафии. Из старой гвардии донов остался лишь один Карло Гамбино, иммигрировавший в США из Палермо в 1921 г. Гамбино жил на широкую ногу.

    У него были роскошная квартира на Оушен-парк-уэй в Бруклине и дорогая вилла в аристократическом квартале на Кони-Дйленд. У Гамбино всегда хватало выдержки держаться в стороне от случайных афер и борьбы за власть других "семей". Его оставили в покое, когда полиция производила расследование деятельности "Коза ностры" после конференции в Дпалачине. Его "семья" постоянно извлекала выгоду из борьбы других "семей". Поэтому вполне возможно, что именно Гамбино, оставаясь за кулисами, разжигал борьбу между Коломбо и Галло. чтобы укрепить собственное могущество. 31 июля 1972 г. американский журнал "Тайм" писал: "Убийство Томаса Эболи расчищает дорогу старейшему лону мафии Карло Гамбино к эффективному контролю над "семьей" Дженовезе, поскольку Джерардо Катена находится в тюрьме, в то время как другому боссу этой "семьи" - 78-летнему Майку Миранде не позволяет более играть руководящую роль его преклонный возраст".

    Сам Карло Гамбино уже давно вышел из юношеского возраста. Это обстоятельство не позволило ему защитить интересы опытного мафиозо 58-летнего Аньелло Деллакроче, одного из тех, кто в свое время принимал участие в покушении на шефа "Корпорации убийц" Альберта Анастазия.

    Неужели дни "Коза ностры" сочтены? Вот сообщение из Нью-Йорка от апреля 1973 г. через полгола после захвата нью-йоркской полицией визитеров жилого фургона мафии на автомобильном кладбище в Бруклине: "После выхода на экраны фильма "Крестный отец" Карло Гамбино начал пользоваться громадной популярностью. На происходившей недавно на Лонг-Айленде свадьбе супружеская пара опустилась перед ним на колени и целовала ему руки. Когда же хозяин произнес тост за здоровье Гамбино, хор исполнил мелодию из "Крестного отца". Один репортер задал "боссу боссов" вопрос, понравился ли ему фильм "Крестный отец". "Хорошо, очень хорошо", - пробормотал дряхлеющий король гангстеров и усмехнулся".

    Дон Карло Гамбино недолго пожинал плоды своей кровавой интриги в борьбе за трон верховного вла стителя "Коза ностры": в октябре 1976 г. 74-летний "Крестный отеи" американской мафии после сердечного приступа отправился на тот свет из своего роскошного стотысячедолларового коттеджа на Кони-Айленд в Нью-Йорке. Более 100 телекомпаний различных стран транслировали королевские похороны лона Карло. На пышной церемонии отпевания в бруклинской церкви Пресвятой девы Марии присутствовал весь цвет "Коза ностры". В последний путь "босса всех боссов' провожала длинная вереница черных лимузинов. В надгробных речах превозносились заслуги и достоинства усопшего как патриота, благодетеля и мецената.

    Вскоре после этого в небольшом мотеле неподалеку от нью-йоркского аэропорта имени Джона Кеннеди доны и консильери всех "семей" возвели на осиротевший трон "Коза ностры" нового короля - Кармине Галанте. По мнению исследователей американской мафии, это избрание произошло при поддержке влиятельного босса "Коза ностры" Джо Бонанно, ближайшим помощником и другом которого в нью-йоркский период "работы" считался Галанте. Одним из адъютантов нового "босса всех боссов" стал сын Джо Бонанно - Сальваторе.

    Как и дон Вито Дженовезе, Кармине Галанте всегда прикидывался "мелкой рыбешкой", и поэтому, несмотря на огромные связи и видное место в организованном преступном мире США, он старался не привлекать к себе особого внимания властей и полиции. Соседи по фешенебельному району Манхэттена знали Галанте как скромного респектабельного бизнесмена, владельца химчистки. Когда седовласый господин в костюме от лучшего портного прогуливал собачку по берегу Ист-Ривер, никому и в голову не приходило, что рядом опаснейший гангстер, который, по самому скромному счету, собственноручно убил более сотни человек.

    В 1978 г. Кармине Галанте ненадолго попал за решетку по обвинению в контрабандной торговле наркотиками, В центральной нью-йоркской тюрьме его с одинаковым усердием стерегли и тюремные сторожа, и вооруженная до зубов личная гвардия дона мафии.

    12 июля 1979 г. Кармите Галанте обедал вместе со своими телохранителями и доверенными на веранде уютного итальянского ресторанчика в Манхэттене. Неожиданно трапеза была прервана появлением четырех неизвестных в масках и с автоматами... Когда на место происшествия прибыла полиция, бывший боксер-тяжеловес, бывший убийца, бывший "босс всех боссов" американской мафии Кармине Галанте, по кличке Сигарный Лилло, лежал уткнувшись лицом в каменный пол. Рядом дымилась его любимая черная сигара... Подозревали, что убийство совершил Анд-жело Далакроче, один из членов верховного совета "Коза ностры" и соперник Кармнно Галанте в борьбе за власть в американской мафии.

    В марте 1980 г. был застрелен в своем автомобиле 69-летний Днджело Бруно, бессменный босс филадельфийской "семьи'', державшей под контролем новую столицу мирового игорного бизнеса Атлантик-Сити, штат Нью-Джерси. Через месяц полиция обнаружила труп одного из доверенных Бруно, участвовавшего в убийстве своего босса. Тело, из которого судебные эксперты извлекли 14 пуль, было засунуто в пластиковый мешок вместе с надорванными наполовину 20-долларовыми банкнотами; это, по обычаям "новой"' мафии, означало, что убитый проявил непомерную жадность. Полиция предполагает, что мотивом убийства Анджело Бруно послужило столкновение интересов в сфере игорного бизнеса в Атлантик-Сити его "семьи" и нью-йоркской "семьи" Гамбино, ныне возглавляемой Полом Кастеллано. Итак, за долгие годы существования "Онората сочьеты" мало что изменилось в характере его взаимоотношений с обществом.

    Существует поговорка: боссы приходят и уходят - их дела остаются. Смена поколений в мафии, практически не затрагивая ее святая святых - структуру и обычаи, всегда сопровождалась расширением границ преступного бизнеса, сфер приложения капитала и арсенала "приемов работы" - от традиционного мелкого вымогательства до высших форм - "чистой", или "беловоротничковой", преступности. Современная "Коза ностра" состоит из 24 "семей", объединяющих около 5 тыс. членов, а "валовой оборот" "ее дела", по осторожным оценкам министерства юстиции США, достигает уже 120 млрд. долл. Для сравнения скажем, что годовой национальный бюджет Франции с населением 53,5 млн. человек составляет примерно половину этой суммы.
    Полькен К., Сцепоник К. Кто не молчит, тот должен умереть. - М.: Мысль, 1982


    МАФИЯ ИЗМЕНИЛАСЬ


    После смерти Вито Дженовезе в 1969 году, через десять лет после заключения в тюрьму за распространение наркотиков, его могущественная преступная империя в руках его преемников - исполняющего обязанности главы семейства Джерардо Катены, его заместителя Томаса Эболи и consigtiere Майкла Миранды, была на грани распада.

    После убийства Эболи в июле 1972 года положение банды еще больше ухудшилось. Номинальный глава империи Дженовезе - Энтони Салерно находился в тюрьме, осужденный за рэкетирство по делу 1986 года о комиссии, к заключению на срок в сто лет, как и другие Крестные Отцы остальных четырех наиболее опасных преступных семейств Америки.

    Наследник Карло Гамбино - Пол Кастеллано был убит 16 декабря 1985 года у входа в ресторан "Спаркс Стекхауз" на западной стороне Манхэттана.

    Но перед тем, как смолкло эхо выстрелов, Джон Готти, который в год заключения Дженовезе в тюрьму был девятнадцатилетним уличным хулиганом, стал. когда ему исполнилось сорок пять, новым Крестным Отцом семейства.

    Многие люди, как среди бандитов, так и среди сотрудников правоохранительных органов, полагали, что именно он, Готти, убил Пола Кастеллано.

    Во всяком случае, Джон Готти взял в свои руки остатки банды Гамбино и поступал так же, как поступали новые руководители остальных преступных семейств, а именно: вел банду к дальнейшему распаду. Но ему удалось то, что не вышло у других руководителей банд. Он ушел от правосудия в результате длительного судебного процесса в бруклинском Федеральном суде, продолжавшегося семнадцать месяцев и окончившегося 13 марта 1987 года. Готти был привлечен к суду по обвинению в руководстве бандами рэкетиров на протяжении восемнадцати лет.

    Как Крестного Отца образца 80-х годов его привлекли к суду с шестью сообщниками, которые вместе с Готти могли быть приговорены к сорокалетнему сроку тюремного заключения. Но присяжные заседатели - шестеро мужчин и шесть женщин, признали их невиновными. Это было сокрушительное поражение властей, первое поражение с момента начала действий министерства юстиции по уничтожению организованной преступности.

    Такой стала мафия, которая еще недавно казалась несокрушимой. Прошлые авторитеты в новых условиях выглядели как карикатуры: престарелые крестные отцы. проживающие за высокими стенами своих поместий, участники тайных ритуалов из туманного прошлого, принимающие клятву отомстить врагам, направляющие убийц, чтобы прикончить своих соперников. Это были атрибуты приключенческих романов и кино - но все это действительно было.

    Но в последние несколько лет главари организованной преступности и их подчиненные оказались под ударами наступавших на них властей. Вереница предателей и проникнувших в ряды мафии агентов правоохранительных органов парализовали руководителей и нанесли ущерб, какой просто невозможно было себе представить еще несколько лет тому назад.

    Самые секретные сведения о преступном мире и его операциях оказались раскрытыми, чего не случалось никогда в прошлом. Сегодня мафия делится на старое и новое поколения, которые придерживаются различных взглядов. Новое поколение мафиози в большинстве своем родилось в Америке и не соглашается жить и работать по стандартам прошедших лет. Представители его хотят быть подпольными юппи и пользоваться славой мафиози начала 80-х голов.

    Суд по делам о распространении наркотиков через пиццерии и о комиссии внес опустошение в мафиозную иерархию руководителей. Давление правоохранительных органов заставило бандитов изменить некоторые формы руководства. Члены комиссии теперь не собираются на большие ритуальные совещания для решения своих территориальных споров. ФБР так широко использует подслушивание телефонных разговоров и установку микрофонов (жучков), что совещания не стали самым лучшим вариантом встреч для обсуждения деловых вопросов. Даже совместные обеды и завтраки в ресторанах уходят в прошлое. Все чаше и чаше главари используют посыльных для передачи подчиненным своих указаний.

    Но одно остается неизменным: нравы и обычаи участников организованной преступности. Члены банлы называют друг друга "Уайз Гайз" (умники), и правила этих "умников" строго определяют нормы их поведения. Например, члена банды, поручившегося за кого-нибудь, кто впоследствии становится предателем, организация убивает, обычно даже перед тем, как будут приняты меры против самого предателя. Или продавец наркотиков, получивший кредит, должен вернуть то, что он обещал. Он не может оправдываться или предлагать компенсацию,

    Это только два из многочисленных старых правил. которые все еше в моле. Многие другие среди новой мафиозной элиты больше уже не действуют. Но в целом бандиты в конце концов начали возвращаться к старым правилам, которые так хорошо себя зарекомендовали в прошлом.

    Эта трансформация была совершена родившимися на Сицилии головорезами, которые начали въезжать в Соединенные Штаты толпами. Такая практика была начата еше в 1970 году старомодными руководителями, такими, как, например, Карло Гамбино и Стефано Магаддино. Сотни сицилийских мафиози были секретно переправлены в Соединенные штаты через канадскую и мексиканскую границы, чтобы влить жизненную силу в загнивающих мафиози нового поколения, добавив к ним носителей старых крепких традиций.

    Описывая то, что происходило, окружной прокурор района Носсо на Лонг-Айлэнде Денис Диллон, возглавлявший объединенную группу по борьбе с организованной преступностью в Бруклине, перед тем как стать прокурором, заметил:

    "Я не могу сказать, что происходит у них в головах, но кажется, старые руководители не считают, что второе поколение итальянцев достаточно надежное. В бандах возникли проблемы с дисциплиной, и новые мафиози из Сицилии будут способствовать их сплочению, потому что так они были воспитаны на своей прежней родине.

    На первых порах дисциплина укреплялась насильственными методами такими сицилийскими мафиози, как Томазо Бушетта. которого привезли в Соединенные Штаты и дали carte blanche для внедрения жесточайших правил во всех пяти мафиозных семействах в районе Большого Нью-Йорка. С тех пор от девятисот до тысячи сицилийских мафиози, многие из которых скрывались от итальянской полиции, были нелегально переправлены не только в Нью-Йорк, но и в Чикаго, Кливленд. Канзас-Сити. Лас-Вегас, Лос-Анджелес, Сан-Франциско и в другие города - оплоты американской мафии.

    Так называемые "Zips", эти импортированные мафиози, постепенно укрепляли свои позиции в преступных семействах по всей стране. По настоянию старых мафиози они брали на себя уличные операции, такие, как проведение политических кампаний, ростовшнчество, угон автотранспорта, вымогательство, рэкет вокруг сбора бытового мусора, и многие другие.

    Эти нелегальные иммигранты-мафиози взяли на себя роль киллеров в бандах и показали возрастающее мастерство в осуществлении убийств. Они никогда не оставляют после себя улик.

    Первым указанием на то. что в Соединенных Штатах сицилийские убийцы приступили к работе, был обнаруженный возле тела Томаса Эболи автомат с глушителем. Были ли на нем отпечатки пальцев? Нет, так как, вероятнее всего, из него стрелял один из нелегальных иммигрантов, отпечатки пальцев которых вряд ли имеются в картотеке ФБР.

    Успешность, с какой пришлые мафиози перехватили власть у молодого поколения местных бандитов, объясняют главным образом тем, что пришлым были предоставлены широкие возможности для операций на территориях, где молодые, родившиеся в Америке члены организованной преступности, уже имели прочные позиции. Но иностранцы имели явное преимущество по сравнению со своими местными соперниками. У полиции не было никаких данных на них: не было ни номера карточки социального страхования, ни военных билетов, никаких школьных друзей, разочаровавшихся жен или завистливых соседей, которые могли бы донести в полицию или в налоговую службу.

    Эти импортированные рекруты были как раз такими, каких искали старые руководители мафии: серьезные, без глупостей, старательные рэкетиры и умелые убийцы. И, самое главное, они трудились, скрываясь от общества. Вы не найдете их среди лиц, проинтервьюированных Телом Компеллом для его программы "60 минут", среди помогавших Длу Рудди создать кинофильм "Крестный отец", или среди побеседовавших с Гэем Талезе с целью помочь ему написать книгу "Чти отца своего", или с Николасом Пиледжи о книге "Уайз Гайз".

    "Мы начинаем второй круг борьбы с мафией", -заявил Артур Груберт, бывший помощник Главного инспектора Разведывательного подразделения департамента полиции города Нью-Йорка. "Власти сейчас теряют контроль над операциями банд. Вновь прибывающие берут на себя все большую часть уличных операций".

    Проникновение новых достигло, по словам одного официального лица, таких размеров, что стало сравнимо с эпидемией. Первые зримые признаки наплыва нелегальных сицилийцев появились пятнадцать лет назад, когда полиция заметила, что нелегальные иммигранты начинают слишком часто фигурировать в делах, связанных с наркотиками, грабежами и убийствами. Вот один из примеров того времени.

    Розарио Гамбино. племянник главаря мафии Карло Гамбино, был арестован в Бруклине за то, что угрожал полицейскому при попытке вымогательства. Проведенное расследование выявило факт его выдворения из Соединенных Штатов как нелегального иностранца. Каким-то образом он вновь очутился на территории США. Представители властей не имели никакого представления о том, когда и как Розарио вновь проник в США. Его выслали еше раз. Однако никто не поручится, что он вновь не окажется среди американцев.

    Не все ввозимые мафиози обладают иммунитетом против ареста. Их ловят, несмотря на соблюдение ими секретности и их тайные маневры.

    Иностранцы из Сицилии были замешаны в двух крупных делах, связанных с наркотиками. Первое дело касалось обнаружения более одного миллиона долларов наличными в стене дома торговца наркотиками Луиса Чирилло. Другое дело касалось захвата чемодана, содержащего девятьсот шестьдесят пять тысяч долларов, который принадлежал сицилийцу, присоединившемуся к семейству Гамбино.

    Семейство Гамбино фигурировало также в многомиллионном деле о подделке документов, в котором участвовали исключительно нелегальные иностранцы. Они занимались подделкой любых документов, начиная от паспортов и кончая водительскими правами.

    Вначале доставляемые в США нелегальные сицилийские мафиози использовались исключительно как боевики. Сегодня положение изменилось. Иностранцы все в большей мере прибирают к рукам принадлежавший молодым поколениям, родившимся в США, уличный бизнес.

    Один управляющий кафе, который платил деньги "итальянос", как их называют, покачал головой, рисуя создавшееся положение.

    "Я имел неплохое дело, и местные "Уайз Гайз" меня не беспокоили. Конечно, они приходили, кушали и ухолили не заплатив. Ну, с этим приходилось мириться. Они все же оставляли нас в покое. Есть хороший бизнес... есть несколько обедов дармовых. Я же кормлю все время полицейских...

    Но вот приходят сюда эти иностранцы. Вы не поверите, как агрессивно они себя ведут. Они обложили меня еженедельной данью в сто долларов "за страховку от пожара". Я сказал им, что у меня есть страховка от пожара в компании "Глоб". Но они заявили мне, что страховка от "Глоб" не распространяется на поджог...

    Я не мог этому поверить. Местные ребята смеялись над ними вначале. Эти одеваются слишком вызывающе. Носят остроносые дорогие кожаные ботинки, длинные волосы, носят свои пиджаки, набросив на плечи. Местные парни предпочитают не трогать их. У них своя компания, свои клубы. Вы чувствуете, что они подлые и что они представляют тот тип "Уайз Гайз", с которым лучше не связываться.

    Я наблюдал и видел, что способствует их успеху. Они великие интриганы, а также великие махинаторы. Они могут начать с продажи ювелирных изделий (ворованных) у заднего хода небольшой пиццерии. А вскоре выполняют уже задание для какого-то Большого босса - заботятся об этом, занимаются этим, разговаривая друг с другом на Scidgie (сицилийском диалекте), и все время строят проекты, где и как достать денег.

    Они голодны. Вы отвернетесь на секунду, и с ними уже племянник, а чуть позже уже двое. Сегодня местные парни боятся их. На этих итальяшек нет управы, потому-то их и зовут "Zips". Но как бы вы ни называли их, они добиваются своего. Когда они начинали, то были покладисты и любезны. Но теперь они больше не просят, они требуют".

    С одобрения высших руководителей мафии, ощущавших ослабление своего контроля из-за того, что все больше молодежи нового поколения выражало недовольство и отказывалось выполнять приказы, иммигрантам предоставлялось все более широкое поле деятельности. Им даже позволялось вымогать деньги у местных вымогателей-виртуозов.

    Руководители типа Гамбино считали это единственным средством заставить свои организации вернуть себе то положение и влияние, которое они имели прежде.

    Примером может служить Джозеф Коломбо, который обещал "пресечь все жалобы на то, как он управляет семейством..." и который, как только взял в свои руки бразды правления, стал весьма заметной фигурой, когда пикетировал ФБР за преследование итало-американских бандитов и проводил политические кампании по другим поводам. Но он не принес бандитам ничего, кроме несчастий. К тому времени, как его прикончили, две трети из пяти тысяч членов мафии (по подсчетам Сенатского комитета, возглавляемого Маккелланом) в начале шестидесятых годов были или в тюрьме, или под следствием, или убиты.

    А родившиеся в Америке бандиты, призванные заменить этих павших гангстеров, доказали свою полную несостоятельность. И это открыло путь для вторжения Zips из Сицилии.

    Взаимоуважение членов мафии - основное правило старых поколений мафиози, подвергалось значительной эрозии в шестидесятые, семидесятые и особенно в первые годы восьмидесятых. Это видно, например, из записанного тайно в 1985 голу устного выговора заместителя Гамбино - Анжело Деллакроче одному из своих подчиненных за то, что тот, минуя его, обратился по какому-то вопросу прямо к боссу. "Я не хочу больше иметь с тобой дела, - журил парня Деллакроче. - Понятно? Я не хочу здороваться с тобой. Двадцать лет тому назад такие, как ты, очутились бы в какой-нибудь дыре у черта на куличках..."

    "Ты прав", - отвечал кающийся подчиненный. "Ты понимаешь, что я имею в виду? - настаивал Деллакроче. - Нормы поведения меняются, потому что слишком много конфликтов. Люди делают все, что им придет в голову. Они не обучают больше своих подчиненных. Больше нет уважения. Если ты не можешь оставаться искренним, не можешь быть честным со своими друзьями - то забудь обо всем. Ты ничего не добьешься".

    Старые руководители мафии, пережившие драматические перемены, сегодня во многом похожи на уставших служащих корпорации. Они встречают каждый новый день с возрастающим желанием уйти в отставку.

    В другом разговоре, тайно записанном в убежище Энтони Салерно, главы семейства Дженовезе, он и Тони Коралло наставляли молодого своевольного бандита, который неуважительно назвал босса семейства кличкой "Жирный Тони", которую тот не выносил.

    "Я не знаю, что и делать, - жаловался Салерно. -Клянусь, не знаю". - "И ты бежишь из города, когда тебе самому нужно что-то сделать?" - спросил Коралло. "Нет, я уйду в отставку. Мне это не нужно. Слушай, Тони, если бы не я, сегодня не было бы и банды. Я воспитал всех ребят. И все они хорошие парни. Этот парень ничего не понимает. Я трудился - Боже мой, как человек может стать таким, а?"

    Он упомянул, что парень назвал его в лицо Жирным Тони .

    "Я знаю, как он разговаривает. - посочувствовал Коралло. - Убей его. Избавься от него. Застрели его. Убей! Но продолжать возиться с ним - это отвратительно".

    Большую часть ран мафия получила от своих членов. Тайные агенты, выступавшие как воры и убийцы, проникли в недавно еще недоступную мафию и собрали много информации о контрактах на убийства, заговорах против руководства и даже о повседневной жизни бандитов. (Среди собираемой по крохам информации были, например, сведения о том, что мафия никогда не работает в День матери).

    Используя в качестве приманки программу защиты свидетелей, а, с другой стороны, угрозу длительного тюремного заключения, властям удавалось склонить члена мафии нарушить когда-то священную клятву омерта и дать показания против своих прежних друзей. И, конечно, широкое использование современных электронных подслушивающих устройств и техники слежки, которые были разрешены законом "RICO".

    Хотя последние судебные процессы оставили после себя в руководстве мафии и в некоторых ее наиболее прибыльных сферах деятельности полнейший беспорядок, организованная преступность далеко не искоренена. Она продолжает получать огромные прибыли от тысячи различных огромных предприятий, и даже самые большие оптимисты среди официальных представителей правоохранительных органов не готовы утверждать, что погребальный колокол по мафии уже прозвучал.

    Прокурор Соединенных Штатов Рудольф Лжулиани, отправивший в тюрьму больше членов мафии, чем какой-либо другой прокурор, лелеял надежду, что наступление на мафию за последнюю пару лет даст заметный успех. Однако он не мог предсказать, как поведет себя новое возрождающееся руководство мафии и какой курс оно примет, чтобы вновь получить доступ ко многим традиционным областям рэкета и к восстановлению сети по распространению наркотиков, которая была разрушена местными и федеральными властями.

    "Это был для мафии наихудший год, - сказал Джулиани, провожая 1988 год. Мы продолжали наступление, а они по-прежнему отступали. Если нам удастся отбить у организованной преступности профсоюзы и законные виды бизнеса, мафия в конце концов опустится до уровня еще одной уличной банды".

    Томас Шир, глава отделения ФБР в Нью-Йорке и эксперт в области организованной преступности, видит нынешнее положение в другом свете:

    "Руководство мафии, его способность заключать секретные сделки и устанавливать сферы влияния были серьезно ослаблены. Семейства двинулись в сторону друг от друга..."

    Одно очевидно. Родившиеся в Америке бандиты несравнимы с Zips, которые привозят с собой обычаи старых времен на американскую землю. Местные бандиты не могут не согласиться, что слишком долго находились под наблюдением, которое с легкостью идентифицирует их, что почти не позволяет им начать активно действовать без того, чтобы это не обнаружилось.

    "Как я могу действовать? - жаловался один молодой американский мафиози сыщику. - Обо мне снимают кинофильм прямо в квартале, где я живу...

    Этот самый местный мафиози, бросив оценивающий взгляд на сицилийских мафиози, которые продолжают приезжать в США для восстановления старых ценностей в среде мафии, заявляет:

    "Итальянцы могут работать как черти, потому что парень - назовем его Сонни - вынужден залечь. Сонни настолько засвечен, что он не может даже купить газету, не рискуя, что его схватят полицейские или агенты ФБР. Он вынужден залечь и позволить итальяшкам снимать сливки, а самому довольствоваться тем, что достается от них".

    Вам не обязательно называть его Сонни. Его имя - Джон Готти, и он служит прекрасным примером полностью засветившегося руководителя мафии. Во время суда над ним вместе с другими руководителями мафии были проиграны многочасовые записи, полученные через подслушивающие устройства, установленные в доме помощника Готти, Анжело Руджерио, также видеозаписи из клуба банды, которые сделали достоянием широкой публики деятельность сегодняшней мафии.

    На суде также выступил Джеймс Кардиналли, тридцатилетний бывший мафиози и порученец, который называл Готти самым лучшим человеком, какого он когда-либо встречал. Личный счет Кардиналли включал пять убийств, кражу наркотиков, избиение священника пистолетом и злоупотребление наркотиками.

    Получив "прошение" за четыре убийства, в которых он признался, Кардиналли рассказал суду, что говорил Готти о чудесах преступности в промежутках между поездками в банк с большими деньгами.

    В годы правления прежних боссов его свидетельские показания никогда бы не дошли до зала судебных заседаний. Рулжерио и Кардиналли были бы замурованы в бетоне реконструируемого шоссе на Лонг-Айлэнде. Анжело, за то, что проморгал установку в своем доме подслушивающих устройств, а Карлиналли за сотрудничество с властями. Ни один из них никогда не увидел бы зала судебных заседаний изнутри.

    То же самое можно сказать и о пятидесятилетнем Доменике Лафаро, "специалист" по азартным играм, который стал свидетелем обвинения после того, как его поймали с партией героина, достаточной, чтобы обеспечить ему тюремное заключение на все оставшиеся ему годы жизни.

    Заключив сделку с федеральными властями, он носил на себе портативный магнитофон и записывал разговоры Готти о делах, связанных с азартными играми, а также высказывания других членов мафии, называвших Готти "гангстером среди гангстеров".

    На протяжении всего процесса Готти смеялся и делал иронические замечания по поводу высказываний помощника прокурора Дайаны Джикалоне и ее обращений к суду. Каждое утро он снимал с себя тюремную одежду (он содержался в тюрьме, так как ему было отказано в освобождении под залог) и одевался в сшитые на заказ костюмы, ботинки ручной работы, накрахмаленные рубашки. Он сидел на скамье подсудимых, но выглядел как преподаватель школы права, а не как человек, которого в свое время исключили из школы. Во время перерывов он проявлял демонстративную заботу о состоянии одежды остальных обвиняемых, подтягивал им галстуки, поправляя воротнички и так далее. Он держался уверенно и нахально.

    Очевидно, присяжным заседателям понравилось то, что они увидели в этом Крестном Отце мафии, и они его оправдали. Но неприятности Готти на этом не кончились. Ему предстоит еще один суд, и даже если он опять выйдет сухим из воды, изменения в криминальной среде таковы, что он все равно окажется проигравшим, поскольку у все большего числа сицилийских бандитов возрастает влияние на все пять семейств района Нью-Йорка. Засвеченному человеку, каким является Готти, уготовано слишком короткое будущее при новых порядках, которые, по существу, являются порядками стариков". В 1992 г. Джона Готти приговорили к пожизненному заключению без права на помилование.

    Но как далеко пойдут эти сицилийские мафиози в восстановлении былых ценностей и возрождении пошатнувшихся основ "Синдиката"?

    Некоторые представители правоохранительных органов высказывают мнение, что дни мафии, как руководителя организованной преступности, сочтены и что даже ''Zips" не смогут спасти ее от разложения.

    Они утверждают, что это всего лишь вопрос времени и вскоре вновь прибывшие из Сицилии станут так же хорошо известны полиции, как и их американские cugini (двоюродные братья). Служба иммиграции и натурализации уже составляет досье на некоторых из них. А управление полиции города Нью-Йорка создает специальное подразделение для борьбы с нелегально въехавшими в США мафиози. В подразделение зачисляются полицейские, выходцы из Сицилии, которые уже начали перевод накопившихся многочасовых магнитофонных записей подслушанных разговоров на сицилийском диалекте, хранившихся ранее как "не поддающиеся расшифровке".

    Однако приток мафиози из Сицилии продолжается, как если бы прекрасное многообещающее будущее открывалось перед мафией. Создавая команду молодых мафиози из Старого Света, руководители мафии продолжают следовать в восьмидесятых годах тому, что работало на них полстолетия назад и вплоть до недавнего времени.

    Ненасытный наставник банды Аль Капоне начал в 1923 году перевозить членов банды из центра Чикаго на новое место жительства, западную окраину города. Азартные игры и стрельба нарушили сонную атмосферу еще недавно спокойного пригородного сисеро. Тамошние городские власти попали целиком в руки "Синдиката'" после выборов, в которых было убито четверо и ранено сорок человек.

    После отмены закона о запрете на спиртные напитки выросшие в пригороде бизнесмены-убийцы двинулись в районы богачей - Оук Парк и Ривер Форест, великолепный пригород, архитектором которого был Фрэнк Ллойд Райт.

    Конечно, пригород хорош для воспитания детей, для того, чтобы заиметь дом с тремя спальнями на разных уровнях, и очаг для поджаривания мяса на открытом воздухе, но это не то, чего хотели боссы первых поколений. Те вполне были готовы прожить свою жизнь в перенаселенных многоквартирных домах в районах трущоб.

    Хорошо подстриженные лужайки с подрезанным кустарником и деревьями, мир и спокойствие никогда не были мечтой сицилийских мафиози в Соединенных Штатах.

    Молодые новобранцы крестных отцов скажут вам это, если вы их спросите. Если, конечно, вам удастся их найти.

    Уипьям Бальзамо, Джордж Карпоци. Мафия. - М.: Олма-Пресс, 1996

    http://www.rusgal.ru/usa/content/crim02.html



    Самые страшные серийные убийцы в истории США


    Генри Ли Лукас\Henry Lee Lucas и Отис Тул\Ottis Toole. В 1970-е-1980-е годы убили более 200 человек.

    Отец Генри Лукаса потерял нижнюю часть тела в железнодорожной катастрофе и покончил с собой после того, как его жена - мать Генри - начала постоянно издеваться над ним. Мать Генри была проституткой и часто избивала сына, более того, она заставляла его ходить в школу в женском платье и макияже. Подросший Генри зарезал свою мать и изнасиловал её труп, за что был осужден на десять лет.

    Выйдя на свободу в 1976 году, он встретил трансвестита Отиса Тула. Вместе они занялись убийствами. Лукас и Тул часто ездили по пустынным дорогам и подбирали в машину одиноких людей, просящих их подвезти. Все пассажиры были убиты. Тул был людоедом, но Лукас отказался поедать человечину, потому что, как он потом объяснил в суде, ему не нравился соус, в котором Тул варил мясо. Лукас предпочитал садизм, некрофилию и зоофилию, которой занимался с живыми и мертвыми животными. Тандем убийц распался, после того как семилетняя племянница Тула стала любовницей Лукаса. Через восемь лет её тело было найдено разрезанным на куски.

    Лукаса арестовали в 1984 году, и он признал своё участие в убийствах более 200 человек в 26 штатах США. Отиса также арестовали и признали шизофреником, неспособным отвечать за свои поступки. Он признался в убийстве 6-летнего мальчика. В 1996 году Тул умер в тюрьме из-за болезни печени. В 1998 году Лукас был приговорен к смертной казни в Техасе, но Джордж Буш-младший, который тогда был губернатором штата, отменил его казнь, так как не было представлено достаточно улик, чтобы доказать, что Лукас действительно совершил одно из своих убийств Техасе.


    Доктор Холмс \H.H. Holmes. Конец 19 века. Более 200 жертв.

    Доктор Холмс начал красть трупы из университетского госпиталя, когда был студентом. После получения медицинского образования, он создал сеть аптек, преуспел и стал миллионером. На эти деньги он построил себе замок, в котором было более ста комнат, секретные коридоры, фальшивые стены, тайники и т.д. Он сдавал комнаты постояльцам, а по ночам пробирался к ним и убивал. В подвале замка он препарировал трупы и проводил медицинские эксперименты. Когда полиция вышла на его след, он поджёг замок и сбежал. В руинах замка были найдены останки более двухсот человек. Холмс был пойман и повешен в 1896 году.


    Пи Ви Гэскинс\Pee Wee Gaskins. 1960-е-1970-е годы. Более 100 жертв.

    Как Гэскинс позже написал в своих мемуарах, он впервые заинтересовался смертью, когда увидел кобру, пожирающую крысу. Щуплый и невысокий Гэскинс провёл детство в тюрьмах, где был сексуальной игрушкой других заключенных. Однако Гэскинс вырвался из сексуального рабства, после того как убил одного из местных авторитетов, когда тот попытался его изнасиловать.

    В 1969 году, после выхода на свободу, Гэскинс начал регулярно убивать - часто он ездил по пустынным дорогам и сбивал машиной любого человека, попадавшегося ему на глаза. Он зарабатывал деньги продажей украденных машин. Для этого он часто нанимал молодых преступников. После того как они пригоняли ему украденную машину, Гэскинс убивал их.

    В 1982 году Гескинс был приговорен к пожизненному заключению. Однако в том же году в тюрьме он убил другого заключенного, за что был приговорён к смертной казни. Он провёл последние несколько лет жизни, работая над мемуарами, в которых он признался в убийстве более 200 человек (полиция смогла инкриминировать ему только 100 убийств). В мемуарах он написал, что Бог дал ему "специальный разум" и "разрешение убивать".


    Майкл Сванго\Michael Swango. 1970-е-1990-е годы. Более 60 убийств.

    За 10 лет доктор Сванго отравил около 60 людей в пяти штатах США и Зимбабве. Долгое время он работал в разных госпиталях, где его пациенты умирали при странных обстоятельствах. Сванго всегда переезжал на новое место, до того как полиция начинала разбирательство.

    В 1984 году его коллеги заподозрили неладное: они заметили, что их самочувствие ухудшалось каждый раз после того, как Сванго угощал их блюдами собственного приготовления. Когда один из служащих госпиталя обнаружил смесь сахара и мышьяка в кабинете доктора Сванго, полиция обыскала его дом. Были найдены пистолеты, бутылки с ядами, а также сатанистские книги и инструкции по созданию химического и биологического оружия.

    Сванго был арестован и осужден, но так как никто из его коллег не умер, он получил только пять лет тюремного заключения. Через два с половиной года его выпустили на свободу,и Сванго продолжал работать в госпиталях, постоянно меняя места работы. Считается, что в одном нью-йоркском госпитале, более 140 пациентов досрочно отправились в лучший мир при помощи доктора Сванго. В 1993 году, после того как полиция вышла на его след, Сванго бежал в Зимбабве. Там он работал деревенским доктором, пока местные жители не выгнали его из-за того, что пять пациентов внезапно умерли после того, как он оказал им медицинскую помощь.

    Сванго переехал в ЮАР, потом ему предложили работу в Саудовской Аравии. Для переезда ему потребовались документы, оставленные в США, и он отправился за ними. Прямо в аэропорту он был арестован. Ему инкриминировали довольно мелкие преступления, так как не хватало улик чтобы обвинить его в смерти пациентов. Сванго до сих пор отбывает наказание в американской тюрьме.


    Тед Банди\Ted Bundy. 1970-е годы. Более 22-ух убийств.

    Банди считается одним из самых известных серийных убийц в американской истории и имеет неформальный титул "Пикассо Серийных Убийств". Банди был стройный, высокий, обаятельный и интеллигентный мужчина, он получил хорошее образование и вырос в прекрасной семье. За четыре года (1974 -1978) он похитил и убил более 22-ух молодых женщин.

    Чтобы не испугать потенциальную жертву, Банди любил одевать повязку на руку, чтобы показать, что он слаб и беззащитен. У магазинов он просил женщин помочь ему занести купленные продукты в машину. После этого он внезапно оглушал их ударом дубинки и заталкивал в машину. Жертв он привозил домой, привязывал к стулу, кусал и насиловал. Отпечатки зубов, оставленные им на теле жертв, помогли следствию вычислить маньяка и арестовать его в 1975 году. В 1977 году, Банди выпрыгнул из окна здания суда, где ожидал вынесения приговора, и бежал. Две недели спустя, он убил двух девочек и серьёзно ранил других двух за одну ночь - беспрецедентный случай жестокости для серийных убийц. Еще через две недели, он убил 12-летнюю девочку, но скоро вновь был пойман в украденной машине.

    Процесс над Банди продолжался 11 лет. Банди, имеющий юридическое образование, успешно защищался. Он регулярно получал письма от поклонниц с предложениями руки и сердца. В 1989 году его приговорили к смертной казни.

    http://www.infohouse.us/idsec265-1.html



    Из-за операций по украденным документам американских граждан бизнес в США ежегодно теряет $50 млрд - Джордж Буш


    http://www.rbc.ru 16.07.2004
    ВАШИНГТОН, РИА "Новости", Аркадий Орлов.

    Одним из самых быстрорастущих видов финансовой преступности в США сегодня является кража личных данных американских граждан.
    Об этом в четверг в Белом доме заявил президент США Джордж Буш, который поставил свою подпись под законом, ужесточающим уголовное наказание за преступления, включающие кражу данных о финансовых и банковских счетах, кредитных картах, паспортных данных и других документов граждан США.

    "Только в течение минувшего года почти 10 миллионов американцев стали жертвами преступников, которые украли у них личные данные. Преступники украли у них и бизнеса страны почти $50 млрд посредством финансовых операций по подложным документам", - заявил Буш.

    Подписанный президентом закон увеличивает сроки тюремного заключения для лиц, уличенных в краже личных данных американцев, и предусматривает ответственность работников организаций, служб и компаний, имеющих дело с личными данными клиентов.

    http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=15191



    В США новорожденных 73 года обрабатывали ртутью. Родственникам кремированных выдавали не прах покойных, а цемент


    Несмотря на то, что коллективные иски помогают добиться справедливости тысячам пострадавших американцев, в последнее десятилетие у закона, регулирующего дела по коллективным искам, появилось много противников.

    Основной выдвигаемый ими аргумент - непропорциональный рост числа коллективных исков и громадные суммы возмещения ущерба.

    Это бьет по карману не только частного бизнеса, но и потребителей. Компании, опасающиеся судебных процессов, стараются застраховать себя от возможных неприятностей и платят больше и больше денег на страховку, что приводит к повышению цен на их товары и услуги.

    Этот механизм представляется особенно неэффективным, если причина для обращения в суд не была сопряжена с серьезным ущербом, как, например, обсчет группы клиентов телефонной компании на несколько долларов. Так как обсчитанные граждане отстаивают справедливость коллективно, сумма возмещения ущерба для компании исчисляется не в долларах, а в миллионах долларов. Потерпевшие граждане получают свои деньги, но зато потом все остальные клиенты (включая самих потерпевших) звонят по повышенному тарифу.

    Недовольство также вызывает и то, что юристы, выигрывающие дела по коллективным искам, получают миллионные компенсации за свои услуги. Соблазн быстрого обогащения поощряет представителей Фемиды активно искать возможности по содействию подачи такого рода исков, что способствует увеличению их количества. По данным профессора юриспруденции Корнуэллского Университета Теодора Айзенберга\Theodore Eisenberg и его коллеги из Университета Нью-Йорка Джеффри Миллера/Geoffrey Miller, в 2000 году четыре коллективных процесса закончились выплатами сумм, превышающих миллиард долларов каждый, что привело к тому, что средняя сумма компенсации за юридические услуги поднялась до сенсационных $31млн. Несмотря на то, что в последующие два года компенсации равнялись в среднем $10 млн., их размеры продолжают расти. Как правило, в 10% самых крупных дел - с выплатами пострадавшим около $929 млн. - адвокаты получают 12% от общей суммы компенсации, присужденной судом. В 10% самых мелких дел, в которых пострадавшие стороны получают около $800 тыс., юристы довольствуются 30% от выигранной суммы. Принятие нового законодательства, призванного ограничить коллективные иски, считается одним из приоритетов администрации президента Джорджа Буша\George Bush и многих республиканцев, входящих в состав Конгресса США\US Congress.

    В настоящее время судами разных штатов рассматриваются пять крупных дел, инициированных группами пострадавших и получивших широкую общественную огласку. Как сообщает Американская Ассоциация Судебных Юристов\Аssociation of Trial Lawyers of America, в графстве Brazoria, штат Техас, возбуждено дело против фармацевтической компании Eli Lilly, производящей, в том числе, вакцину для новорожденных. Как доказывают истцы, после вакцинации, мозг ребенка испытывал серьезную травму, последствия которой неустранимы. Документы, изъятые из архивов компании, показали, что ее руководство знало о том, что одно из веществ, использованных при приготовлении препарата, произведено на основе ртути и опасно для людей. За 73 года, прошедшие с момента начала выпуска вакцины, пострадало огромное количество новорожденных.

    В штате Флорида имела место не менее печальная история. Одна из самых крупных похоронных компаний США, представленная похоронными домами Menorah Gardens и Funeral Chapels, будет ответчиком по коллективному иску, поданному в связи с вопиющими фактами обращения с покойниками. Services Corporation International, техасская корпорация, владеющая провинившимися похоронными домами, обвинена во взломах кладбищенских склепов - туда складывали новых покойников, для которых не хватало места на кладбище. Работники похоронных домов даже закапывали тела покойников в близлежащем лесу, а также не гнушались смешивать части тел, принадлежащих разным индивидуумам, в одной могиле.

    Любопытно, что в пятерку самых громких дел входит дело, вовлекшее другую похоронную компанию - крематорий из штата Джорджия. Компания Tri-State Crematory занималась всем, чем угодно, но только не заявленной деятельностью. Разлагающиеся трупы были разбросаны по всей территории, принадлежащей компании, а кремированные останки, которые возвращались семьям умерших, зачастую оказывались не чем иным, как цементным порошком или землей, изначально предназначенной для выращивания комнатных цветов. Два коллективных иска были поданы в штате Теннесси против похоронных бюро этого штата, которые пользовались услугами этого крематория.

    Процесс в штате Аризона также имеет отношение к сфере, где люди меньше всего ожидают стать жертвами обмана и злоупотреблений. Финансовая организация, созданная бизнесменами- баптистами из штата Аризона\Arizona Baptist Foundation, принимала вклады от частных лиц и обещала направлять их на богоугодные дела. Когда организация неожиданно обанкротилась, инвесторы потеряли $590 млн. Ревизорская фирма Andersen Consulting, осуществлявшая надзор за деятельностью предприимчивых баптистов, скрыла информацию о неблагополучном финансовым состоянии организации, выражавшемся в огромных убытках. Если потерпевшие инвесторы выиграют дело против Andersen Consulting, то фирма должна будет компенсировать им потери.

    В суде графства Санта Клара, штат Калифорния, идет судопроизводство по делу против компании Pay Pal. Компания получила широкую известность своими посредническими услугами при совершении покупок и ведении бизнеса в Интернете. Многие клиенты Pay Pal потерпели значительные убытки, перечисляя свои деньги через электронные каналы компании. Пока что это объясняется главным образом несовершенством электронных программ, которые Pay Pal использует для обслуживания клиентов в Интернете. Среди других обвинений, предъявленных компании, также намеренное сокрытие контактной информации, которая обычно используется, чтобы связаться со специальной службой, ответственной за общение с покупателями и разрешение всех возможных недоразумений.

    http://vlasti.net/index.php?Screen=news&id=46965



    Ограбление банков - традиционно американский вид "промысла". С 1999 г. эти преступления в Штатах прочно вошли в моду, и в 2003 г. количество налетов на банки достигло рекордного уровня - 180 ограблений. В США правоохранители успели поднатореть на раскрытии таких дел – у них даже составлена специальная статистика: кто, где, когда и сколько "вынес" из того или иного финансового ведомства. СМИ, регулярно и с удовольствием оповещающие обо всех сенсационных ограблениях, также подводят "преступные итоги", и результаты их бывают, порой, весьма любопытными.

    Если простой обыватель считает, что банки обязательно грабят "крутые парни", то статистика утверждает совсем противоположное: зачастую преступники оказываются либо глупыми, либо вовсе непроходимыми тупицами. Если хотят навести ужас на окружающих или кассиров, или просто скрыть свою внешность, то напяливают такие наряды, что оказываются потом главными героями юмористических рубрик. При этом замечено, что возраст и профессия преступников не имеют принципиального значения при возникновении желания ограбить банк. Также почти все любители легкой наживы – фатальные неудачники. Примеров тому масса.

    Пример непроходимой тупости - серийный грабитель банков, прозванный в народе Грабителем Эрнхардтом и ранее претендовавший на звание самого неуловимого. Покидая банк с выданной ему наличностью, он впопыхах забыл свое портмоне, в котором, среди прочего, находилось и его удостоверение личности. По словам детективов, фотография Хемрика полностью соответствует описанию Грабителя Эрнхардта. Преступник получил такое экстравагантное прозвище, так как обычно на дело он надевает кепку, подобную той, которую носил знаменитый автогонщик Дейл Эрнхардт — с традиционным третьим стартовым номером. После этого поймать его было делом техники.

    Юлия ВЕРНИК "Хорошенько подумав, грабитель вернул деньги в банк".
    http://www.utro.ru/articles/2004/06/08/316848.shtml



    "Нарисованные" $74,4 млрд
    WorldCom подвела итог махинаций своих руководителей


    Михаил Оверченко, Александр Сафин

    Прежние руководители американской корпорации MCI (бывшая WorldCom) поставили мировой рекорд по превращению убытков в прибыль. Второй по величине оператор дальней связи США пририсовал в своей бухгалтерской отчетности $74,4 млрд несуществующей прибыли, чтобы скрыть от акционеров и партнеров убытки в $64,5 млрд.

    Крупнейший банкрот в истории США теперь официально может считаться и крупнейшим корпоративным мошенником. В пятницу MCI направила в Комиссию по ценным бумагам и биржам итоговые материалы по делу WorldCom, включая аудированные финансовые отчеты за 2000 - 2002 гг. Прибыль до уплаты налогов в 2000 и 2001 гг. была урезана на $74,4 млрд.

    На волне телекоммуникационного бума в 1999 г. акции WorldCom стоили $74, а рыночная капитализация достигала $185 млрд. Но уже в следующем году, как свидетельствуют свежие данные MCI, компания понесла убыток в $48,9 млрд (в отчетности была указана прибыль в $4,6 млрд). Но эта фальсификация не выручила WorldCom, и в 2001 г. компания снова нарисовала прибыль в $2,1 млрд вместо реального убытка в $15,6 млрд.

    WorldCom, в частности, раздувала прибыли, искусственно занижая издержки (объем таких махинаций составил $4,8 млрд). Например, текущие издержки, которые необходимо сразу же вычитать из доходов, учитывались как капитальные расходы, которые можно списывать в течение многих лет. А нарушения в учете при поглощениях составили $5,8 млрд. Чтобы не портить свои финансовые показатели, WorldCom в 2000 - 2001 гг. не стала переоценивать купленные ранее активы, хотя уже тогда было очевидно, что они сильно подешевели из-за обвала в секторе технологий и телекоммуникаций. Сейчас MCI объявила о списании активов на $59,8 млрд.

    Факты искажения бухгалтерской отчетности корпорации вскрылись в июне 2002 г. , а уже в июле компания объявила о банкротстве. На тот момент она располагала активами на $107 млрд, а ее убытки в 2002 г. составили $9,2 млрд. Сегодня акции MCI торгуются только на внебиржевом рынке по $0,12.

    Обнародовав полные сведения о допущенных в отчетности нарушениях, MCI надеется выйти из банкротства к концу апреля. Председатель совета директоров и гендиректор Майкл Капеллас надеялся сделать это раньше, но пересмотр финансовых результатов оказался слишком трудной задачей. Бухгалтерские книги WorldCom были фактически переписаны заново при участии аудиторской компании KPMG. "Уверен, что никто никогда раньше не проводил столь масштабного пересмотра финансовой отчетности", - признает Роберт Блэкли, финансовый директор MCI. По его словам, более чем 500 аудиторам и бухгалтерам пришлось переписать почти 3 млн бухгалтерских записей в отчетности WorldCom. Сама эта работа обошлась компании в $250 млн.

    Действительно, прочие случаи корпоративного мошенничества в США меркнут по сравнению с масштабами WorldCom. Так, Enron завысила прибыль более чем на $1 млрд и скрывала долги на $8 млрд. Объем выявленных в 2003 г. нарушений в компании HealthSouth (один из крупнейших операторов больниц в США) составил $4,6 млрд, Xerox в 2002 г. призналась в приписках на $6,4 млрд, а Qwest Communications завысила свои доходы в 2000 - 2001 гг. на $2,5 млрд.

    Две недели назад бывшему гендиректору WorldCom Бернарду Эбберсу было предъявлено обвинение в мошенничестве с ценными бумагами, заговоре и предоставлении ложных сведений регулирующим органам. Эбберс отверг эти обвинения, но бывший финансовый директор корпорации Скотт Салливан, которому грозило тюремное заключение сроком до 165 лет, признал себя виновным и пообещал сотрудничать со следствием. А MCI, чтобы урегулировать обвинения в мошенничестве, еще в мае 2003 г. согласилась заплатить инвесторам $750 млн. (Использованы материалы WSJ. )

    http://compromat.ru/main/ne_rossiya/worldcom.htm



    Аль(фонс) Капоне


    (17.01.1899 года - 25.01.1947 года)
    США

    За 14 лет правления Аль Капоне в Чикаго произошло 700 убийств, совершенных мафией; из них 400 - по приказу самого Капоне.


    Альфонс Фьорелло Капони куда более известен по кличке Аль Капоне. Родился он, по собственному утверждению, в Неаполе в 1899 году (по другой версии - в Кастеламаро четырьмя годами раньше). В 1909 году семья Капони, как и многие другие итальянцы, в поисках счастья переехала в Нью-Йорк. Ришар (Ричард) Капони, старший сын, стал полицейским. Его брат Альфонсо (Аль Капоне) избрал противоположную стезю. Но начинал он довольно безобидно - помощником мясника в Бруклине. Впрочем, скоро криминальная среда затянула его.

    Для начала Аль Капоне подвизался в одной из местных банд в качестве мальчика на подхвате, но способности его были замечены скоро, и парню помогли переквалифицироваться в профессионального убийцу. Его первое "мокрое дело" - убийство строптивого китайца, не желавшего делиться доходами от своего ресторанчика.

    Тем временем в стране разворачивалась борьба за президентство в "сицилийском союзе". В ходе борьбы Фрэнк Айелло уничтожил главу союза Большого Джима Колосимо, чтобы посадить на его место Джонни Торрио. Фрэнк Айелло и Джонни Торрио в середине 1920-х годов пригласили Каноне в Чикаго. Капоне, пройдя стадии работы барменом и вышибалой, принимает кличку Аль Браун и становится помощником Торрио. Отныне он бутлегер, то есть человек, занимающийся нелегальной продажей спиртного (в США в то время действовал сухой закон). Одновременно Аль Капоне создал надежную группу боевого прикрытия.

    Возникший в начале века "сицилийский союз" гангстеров сделал массовой профессию наемного убийцы. В рамках содружества мафиозных кланов в 1930-х годах была даже создана так называемая "Корпорация убийц", объединявшая штатных курков - исполнителей смертных приговоров мафии.

    Когда в 1940 году полиции удалось заставить говорить некоторых арестованных мафиози, открылась, как пишут исследователи мафии, "картина существования подлинной индустрии смерти по заказу - гигантского предприятия убийц, которое распространило свои щупальца по всей территории страны и функционировало в невероятных масштабах с пунктуальностью, точностью и необычайной эффективностью хорошо смазанного механизма..."

    Почва для создания своеобразного сообщества по совершению убийств была подготовлена во время проведения встречи лидеров преступного мира в Атлантик-Сити в 1929 году. На этой встрече, кроме Аль Капоне, присутствовали Джо Торрио, Лаки Лючиано, Датч Шульц. Во время создания синдиката преступлений, распределения территорий и секторов деятельности, представители верхушки американского преступного мира поклялись строго выполнять секретный кодекс, который они разработали и который отныне должен был регулировать отношения между различными бандами.

    Каждый главарь шайки бандитов имел право распоряжаться жизнью и смертью своих людей в пределах установленной компетенции. Вне руководимой им банды, пусть даже на своей территории, ему было запрещено самостоятельно вершить суд. Он должен был в обязательном порядке вынести возникший вопрос на обсуждение высшего совета преступного синдиката, состоящего из наиболее могущественных главарей, призванных следить за соблюдением порядка внутри организации, рассматривать все спорные вопросы, грозящие привести к кровопролитным стычкам, и решительно пресекать любые начинания, которые могли бы нанести вред синдикату.

    Высший совет принимал решение простым большинством голосов после своеобразного судебного разбирательства, где обвиняемого, который, как правило, отсутствовал, защищал один из членов ареопага. Оправдательный приговор выносился очень редко, в основном высший совет высказывался за применение одной меры наказания - смерти.

    Исполнение приговоров возлагалось на "Корпорацию убийц". Палачей для этих целей поставляли банды из разных регионов США. Наибольшим успехом пользовались люди из банды под названием "Бруклинский союз".

    Став лидером организованной преступности в Чикаго, Аль Капоне отдает приказы о ликвидации своих противников в гангстерской среде - как настоящих, так и потенциальных. Чтобы обезопасить себя, Аль Капоне заказал персональный "кадиллак" весом 3,5 тонны. Машина имела мощную броню, пуленепробиваемые стекла и съемное заднее стекло для стрельбы по преследователям.

    Аль Капоне повел войну и против своего бывшего благодетеля - Фрэнка Айелло - и его братьев. Семья Айелло содержала целую армию наемных убийц, но парни Аль Капоне оказались проворнее в этой битве спрутов. Были убиты Фрэнк Айелло, несколько его братьев и племянников. Оставшиеся в живых члены клана Айелло наняли блестящего профессионального убийцу 22-летнего Джузеппе Джанта по кличке Скачущая жаба, а также подкупили двух людей из окружения Аль Капоне - Альберта Ансельми и Джона Скализе.

    "Трио, безусловно, выполнило бы задание, - пишут журналисты, - если бы подозрительный Аль Капоне на глазах у всех не избил бы своего самого верного помощника, Фрэнка Рио, не без его на то согласия, конечно. Хитрость удалась, и Джанта, не задумываясь, предложил Рио свою помощь, полагая, что тот захочет отомстить за нанесенную обиду. Франк Рио долго торговался о цене своего предательства, а затем прямиком отправился к шефу и все ему рассказал.

    Капоне в ярости буквально раскрошил своими толстыми в перстнях пальцами гаванскую сигару, которая в этот момент оказалась у него в руках. И, безусловно, не ограничился этим. Как глава крупнейшего преступного сообщества, он пригласил при посредничестве Рио всех троих на большой сицилийский прием в качестве особо почетных гостей. Обед должен был состояться в отдельном зале шикарного ресторана "Оберж де Гаммонд". Капоне, который никогда не останавливался перед затратами, с отвращением смотрел, как гости обжираются деликатесами, приготовленными специально для прощального обеда. Поднимая свой бокал с красным вином, Аль Капоне произнес очередной тост:

    - Долгих тебе лет, Джузеппе, тебе, Альберт, и тебе также, Джон... И успеха вам в ваших начинаниях.

    Гости хором подхватили:

    - И успеха в ваших начинаниях...

    От обилия еды и вина многие начали снимать пиджаки, расстегивать пояса. Запели старые песни родной земли. К полуночи насытившиеся гости отставили свои тарелки. На том конце стола, где сидел Капоне, возникло оживление. Хозяин вновь поднял свой бокал и произнес очередной тост в честь сидевшей неподалеку троицы, но вместо того, чтобы выпить, выплеснул содержимое бокала им в лица, разбил бокал об пол и завопил:

    - Сволочи, я заставлю вас блевать тем, чем вы здесь наглотались, потому что вы предали друга, который кормит вас...

    Со стремительностью, удивительной для человека его комплекции, он бросился на них. Франк Рио и Джек Макгорн уже направили на предателей свое оружие. Фрэнк обошел их сзади, обмотал веревкой и привязал к спинкам стульев. Затем он заставил всех троих повернуться в сторону Капоне. Присутствовавшие надолго запомнили эту сцену.

    У Аль Капоне в руках появилась бита для игры в бейсбол. Первый удар пришелся в ключицу Скализе. По мере того как опускалась бита, безумие сатаны из Чикаго возрастало. На толстых губах появилась пена, он стонал от возбуждения, тогда как подвергнутые варварскому избиению вопили, молили о пощаде.

    Их не пощадили..."

    По приказу Аль Капоне произошло и знаменитое побоище в день Святого Валентина. В январе 1929 года люди из банды Багса Морана (настоящее имя - Джордж Миллер) украли грузовики Аль Капоне и взорвали несколько принадлежавших ему баров. Главный боевик Капоне - Джек Макгорн по прозвищу Пулемет - попал в засаду и с трудом ушел живым. Это и заставило Капоне ликвидировать банду Морана.

    14 февраля 1929 года один из людей Капоне позвонил Морану и сообщил, что угнал грузовик с контрабандным спиртным. Моран велел пригнать грузовик в гараж, служивший тайным складом спиртного. Когда гангстеры Морана собрались для приемки груза, к гаражу подъехала машина, из которой вышли четверо - причем двое в полицейской форме. Мнимые полицейские велели людям Морана встать лицом к стене, достали автоматы и открыли огонь. Так были застрелены шесть гангстеров, и еще один умер от ранений в больнице, успев перед смертью заявить: "В меня никто не стрелял". Моран на встречу опоздал и уцелел.

    У самого Капоне в день бойни было, разумеется, прочное алиби.

    "Империя" Капоне приносила ему 60 миллионов долларов в год, но и тратил он много. На одних только скачках проигрывал в год до миллиона. Его дома во Флориде и Чикаго охранялись круглые сутки, и вооруженные телохранители сопровождали босса повсюду. У него был свой секретный вход в чикагские отели - сначала в скромный "Метрополь", где 50 комнат бронировались для его свиты, а затем в роскошный "Лексингтон". Жена Капоне, ирландка Мэй, на которой он женился еще в юном возрасте, как правило, находилась в почетной ссылке. Он содержал кучу любовниц и отбирал все новых девиц из своих борделей.

    Во время краха на Уолл-стрите и экономического кризиса Аль Капоне, дабы завоевать общественную благосклонность, одним из первых учредил бесплатные столовые для безработных. Он одним из первых поставил на широкую ногу дело подкупа прессы. Его консультант по общественным связям - репортер из "Чигако трибюн" Джек Лингл - почти еженедельно организовывал статьи, восхвалявшие Аль Капоне. Официально Лингл получал в газете 65 долларов в неделю, но тайная его зарплата составляла 60 тысяч в год. Лингл был застрелен 9 июня 1930 года, накануне встречи с агентами ФБР, искавшими компромат на Капоне.

    За 14 лет правления Аль Капоне в Чикаго произошло 700 убийств, совершенных мафией; из них 400 - по приказу самого Капоне. 17 профессиональным убийцам были предъявлены официальные обвинения, однако засадить гангстеров за решетку удавалось в редких случаях.

    В 1930-х годах, когда ФБР возглавил Эдвард Гувер, американская юстиция разработала новые методы борьбы с мафией. Поскольку крайне трудно было доказать причастность мафиози к убийствам, их отправляли в тюрьму по обвинению в более мелких преступлениях. Так, в 1929 году Аль Капоне осудили за ношение оружия без разрешения; в тюрьме он провел 10 месяцев. Впрочем, и сидя в тюрьме, он принимал кого хотел и свободно пользовался телефоном, круглые сутки руководя своей империей.

    Вторично босс боссов получил срок за неуплату налогов в размере 388 тысяч долларов. Адвокаты Аль Капоне пытались торговаться с судьей, но тот был непреклонен. Тогда они взялись за присяжных, но в день заседания судья заменил присяжных другими. 22 октября 1931 года присяжные вынесли обвинительный вердикт, что и позволило судье приговорить гангстера к 11 годам тюрьмы.

    Находясь в местной тюрьме, Аль Капоне продолжал руководить своими людьми, но, когда его перевели в федеральную тюрьму в Атланте (штат Джорджиа), это стало невозможным. А в 1934 году Аль Капоне и вовсе перекрыли воздух, отправив его в знаменитую тюрьму на острове Алькатрас. Это означало конец карьеры короля гангстеров.

    В тюрьме Аль Капоне держался особняком от других, но когда его лишили привилегий и заставили работать уборщиком, заключенные стали называть его "босс со шваброй". Однажды, когда он отказался принять участие в забастовке заключенных, кто-то ранил его в спину ножницами.

    Аль Капоне стала изменять память; здоровье его ухудшилось. Медицинское обследование выявило у него сифилис на поздней стадии. В 1939 году Аль Капоне частично парализовало, и его освободили досрочно.

    Последние годы своей жизни он жил в своем доме во Флориде. Умер Аль Капоне 25 января 1947 года от инфаркта и воспаления легких. Перед смертью, как и полагается католику, он успел причаститься святых тайн. Неизвестно, сказал ли он в предсмертной исповеди о сотнях людей, убитых по его приказу, и о тех сорока, которых он убил собственной рукой.

    Похоронили Аль Капоне на кладбище Монт Оливец в Чикаго, но на его могилу приезжало столько туристов, что семья была вынуждена перенести прах гангстера на другое кладбище.

    http://www.peoples.ru/state/criminal/capone/



    Скандал с Halliburton


    В череде корпоративных скандалах сотрясающих США, разразился еще один. На этот раз он касается энергетического гиганта компанию Halliburton, которой управляет вице-президент Дик Чейни. Недавно он был вынужден объявить, что вернет правительству более 27,4 миллионов долларов, после того как выяснилось, что компания завышала цену на поставки еды военнослужащим США расквартированным в Ираке. Так же агенты Halliburton, наживались на поставках топлива.

    Эти явные случаи коррупции, только вершина айсберга, являются обычным явлением для американского империализма. Такая откровенная коррупция не есть, что-то уникальное, присущее только Halliburton или администрации Буша. Взаимопроникновение капитала и государства, так глубоки не только в Америке Дж. Буша, но присущи всем капиталистическим странам.

    Halliburton смог получить контракт на 8 миллиардов долларов, на обеспечение пищей солдат находящихся в Ираке, а так же контракт на восстановление иракских месторождений нефти на юге, на 1,2 миллиарда. И все это только благодаря высокому государственному положению Чейни. Но не только Чейни был замечен в коррупции, так, например, Буш «покровительствовал» строительной фирме и техасской компании Exxon-Mobil. Конечно, это не впервые, когда крупные американские компании, финансирующие предвыборную компанию, Республиканцев или Демократов, влияют на внешнюю политику государства и получают экономическую выгоду из этого. Фактически, американское правительство используется несколькими банками и компаниями.

    Самые известные из них: Заграничная Частная Инвестиционная Корпорация, Банк Импорта и экспорта Соединенных Штатов и самый крупный Международный Валютный Фонд, базирующийся в Нью-Йорке. Правительство всячески помогало компании Энрон в получении контракта в 2,4 миллиона долларов на строительство электростанции в Нагпале, в Индии.

    Halliburton, сегодня, преследуется французскими судами в деле о взятках на 180 миллионов долларов, которые они давали нигерийским чиновникам, чтобы выиграть тендер на разработку газовых месторождений, в деле так же были замешаны: Текнипом (Франция), ENI (Италия) и японская Бензиновая Корпорация.

    Империалистические войны всегда служили для деловых «возможностей» -- и нынешняя война в Ираке не исключение. Это характерная черта, загнивающего капитализма.

    Вот характерное высказывание американского адмирала: «Я помог сделать из Мексики зону для американских нефтяных интересов в 1914. Я помог сделать из Кубы и Гаити удобное место для американских банков. Я помогал в давлении на полдюжины центральноамериканских республик ради выгод Уолл Стрит. Рэкетирский счет бесконечен. Я помог »очистить« Никарагуа ради международного банкирского дома Братьев Брайан в 1909-1912. Я боролся за интересы американских, сахарных компаний в Доминиканской Республике в 1916 году. В Китае я помог Стандард Ойл закрепиться в стране. В течение всех этих лет я был просто рэкетиром». (Генерал Смедлей Батлер, речь в 1933.) Ленин в своей работе о Империализме, отмечал, что самая высокая стадия капитализма, современный империализм, есть борьба между наиболее передовыми капиталистическими странами за рынки, сырье и сферы влияния. Капиталисты развитых стран конкурируют друг с другом за контроль над всеми рынками. Государство в такой ситуации является всего лишь орудием в руках правящего класса -- буржуазии. В борьбе за свои корыстные интересы своей собственной национальной буржуазии, государство вступает в конфликт не только со странами колониального и «третьего мира», в которых оно старается доминировать материально и политически, но и со своими империалистическими конкурентами.

    В результате этой исторической ситуации государство и капитал объединяются все теснее и теснее. Из-за своей роли в обществе государство, кажется над «обществом», но, тем не менее, оно не есть беспристрастный арбитр между классами. Государство служит интересам правящего класса. В США это единство государства и капиталистов настолько развито, что маленькие группы людей, владеющих большинством национального богатства, являются самыми главными государственными чиновниками. Дж. Буш прекрасный пример этого. По окончании колледжа отец передал ему в управление нефтяную компанию. В дальнейшем он стал соуправляющим и других отцовских нефтяных компаний. Не заблистав в мире бизнеса, Буш-младший ринулся в политику. Он был избран губернатором Техаса. На этом посту он сократил бюджет на образование, отменил госконтроль над промышленностью, посетил Аргентину, где помог своему другу Кену Лей (Энрон) получить контракт в этой стране. Наконец, Дж. Буш по стопам своего папы в 2000 г., смог въехать в Белый Дом, только благодаря махинаций с выборными бюллетенями и саботажа во Флориде, которой управлял его брат Джеб Буш. Капитал очень глубоко проник в государство. Клан Буша -- только один из самых известных политических семейств. Так клан Кеннеди представляющее Демократов, было представлено в Конгрессе 50-х и ответственно во Вьетнамской войне и вторжению на Кубу в 1962 году.

    Джон Керри, один из членов этого клана, выдвинут как кандидат от Демократов на 2004 год. Однако, традиции семьи и предложения Керри увеличить число американских войск в Ираке тревожно напоминают расширение вмешательство США во Вьетнаме при Кеннеди. К тому же, предвыборная компания Керри финансируется е из общественных фондов, а из его личных средств полученных им в результате брака с Терезой Хейз «королевой кетчупа». Кланы Буша и Кеннеди -- всего лишь два из 150 семейств, владеющими США.

    Государство далеко не посредник между классами. Оно защищает интересы капиталистов, как внутри страны, с помощью законов, полиции, армии, судей и тюрем, так и за ее пределами, торговыми договорами, эмбарго, субсидиями, тарифами и империалистическими войнами. Промышленные магнаты регулярно входят в правительство.

    Прямые интересы Halliburton в войне с Ираком, не должны никого удивлять, это только наиболее яркий пример, капиталистического грабежа.

    В прошлые десятилетия, федеральные и государственные правительства постоянно урезали социальные программы и наступали на интересы рабочего класса и сокращали налоги на богатых. Транспорт, образование, здравоохранение, зарплаты бюджетников, техника безопасности на рабочих местах сокращались все больше и больше. Сокращение денег на образование сочеталось с его клерикализацией (хотя церковь и отделена от государства), что нанесло по образованию серьезный удар. Многие американские студенты, сегодня, не могут найти на карте даже Канаду. Зарплата бюджетников самая низкая за последние 25 лет. Десятки тысяч рабочих ежегодно гибнут на своих рабочих местах. Тяжелее всего положение с медициной для молодежи, пенсионеров и бедняков, миллионы американцев неспособны, сегодня, получить необходимое лечение. Неслучайно, прошлым летом фильм, в котором отец берет заложника, чтобы его сын смог сделать операцию по пересадке сердца, стал одним из самых кассовых.

    Грабеж народа ТНК типа Halliburton -- ясно показывает, что в современном капитализме не осталось ничего прогрессивного. Вместо того, чтобы развиваться и реконструировать производство, как это было 200 лет назад, теперь капиталисты сидят на шее государства. Капитализм не может предложить нам ничего хорошего, ведет к уменьшению зарплат и условий жизни, империалистическим войнам и грабежам, кризису и варварству. Только социалистическая революция сможет вырвать нас из этого страшного и порочного круга.

    Дэвид Мей
    Скандал с Halliburton
    http://www.1917.com/Economy/General/1079950536.html



    Финансовый скандал


    Лучшей иллюстрацией ключевой роли СМИ в раскручивании скандалов может считаться история с Bank of New York, который обвинили в отмывании денег русской мафии.[...]

    В конце августа 1999 года, ссылаясь на анонимные источники в ФБР, СМИ со обшили, что русская мафия якобы отмы ла в старейшем американском баню $10 млрд. В течение двух недель сумма называвшаяся в публикациях, выросла в десять раз, а авторы стали говорить уже о многих банках, в которых хозяйничают русские мафиози.

    В раздувание скандала были вовлечены не только таблоиды, но и респектабельная пресса. Хотя сотрудники ФБР не уставали повторять, что их расследование еще в самом начале и на это, возможно, уйдут многие месяцы, СМИ сделали свой вывод за считаные дни. Журна Newsweek озаглавил статью о проникновении российской преступности в США «Страна гангстеров», а газета New York Times назвала историю с Bank of New York «крупной операцией по отмыванию денег российской организованной преступностью». Кто, сколько, как и через кого отмыл, не уточнялось. Нигде не были названы и источники информации. Зато на зловещие прогнозы газеты не скупились: США вот-вот завоюет (а может, уже завоевал) российский криминальный мир. Надо срочно менять американскую финансовую систему, поставить ее под контроль государства, выловить все грязные деньги и посадить всех финансовых махинаторов.

    Кампанию, основывающуюся на «достоверных сведениях» из неназванных источников, не могли остановить даже заявления таких авторитетов, как директор распорядитель МВФ Мишель Камдессю, который назвал поток газетных публикаций «безответственной белибердой». В комитете по банкам и финансам палаты представителей конгресса начались слушания, быстро превратившиеся в пропагандистскую кампанию на тему «Кто потерял Россию». О вопросе, с которого все началось — каков механизм отмывания криминальных денег,— к этому моменту уже забыли: республиканцы использовали скандал для атаки на вице-президента Альберта Гора, отвечавшего за российское направление, которому через год предстояло баллотироваться в президенты.

    Как и другие скандалы, эта история кончилась ничем. К концу 1999 года республиканцы решили, что извлекли максимум возможного, и утратили к ней всякий интерес. А пресса, не имея никакой новой информации, не могла больше поддерживать тему. Страшилки о русской мафии, завоевывающей Америку, ушли с первых полос и благополучно забылись. Скандал никак не сказался и на будущем Альберта Гора: выборы он проиграл, но вовсе не из-за провалов в своей российской политике. Не изменилась и финансовая система США: попытки поставить ее под госконтроль натолкнулись на жесткое сопротивление банковских кругов («Душат свободу предпринимательства!»). Судебному преследованию подверглись лишь мелкие клерки из Bank of New York.


    Энергетический скандал-1

    Клинтон ушел, пришел Буш, но ничего не изменилось. В январе прошлого года бывший техасский губернатор переехал в Овальный кабинет, а уже весной начался первый за время его президентства скандал. В прессе появилось предположение, что разработчики новой энергетической доктрины США руководствовались не государственными интересами, а выполняли заказ крупных нефтегазовых компаний. Если учесть, что сам президент происходит из нефтяного Техаса, а вице-президент Чейни до прихода в большую политику был крупной фигурой в энергетическом бизнесе, скандал обещал стать для политических оппонентов Буша весьма перспективным.

    «Энергетическая концепция — это безвозмездный подарок для старых друзей Буша — рыночных спекулянтов и махинаторов»,— говорил видный представитель демократов. «Господин Чейни сознательно игнорирует энергосберегающие программы, так как имеет свои интересы в отрасли»,— писала New York Times, ссылаясь на «ряд аналитиков».

    Ричард Чейни, однако, отказался даже назвать список тех, кто под его руководством участвовал в разработке стратегии. Никаких фактов, подтверждающих звучавшие в СМИ обвинения, не нашлось. Скандал просуществовал каких-то два месяца и погас так же стремительно, как и вспыхнул. А вопрос, который задавали СМИ в самом начале — кто и на основе каких критериев формировал энергетическую стратегию,— так и остался без ответа.


    Энергетический скандал-2

    Когда затихла история с энергетической стратегией, случилось событие, которое дало журналистам пищу для нового скандала: прошлой осенью разорилась Enron, седьмая по величине компания США, название которой долгое время было символом высочайших стандартов американского свободного предпринимательства.

    Газеты и телепередачи наполнились многочисленными прогнозами того, какие последствия крах Enron будет иметь для Америки. Журнал Newsweek предсказывал, что вскоре США «взорвет волна финансовых скандалов», а газета New York Times — что страну ждет изменение всей экономической модели.

    Довольно скоро, впрочем, вопросы о том, кто виноват в крушении идеалов, что потеряла Америка и что надо делать, чтобы, избежать новых разорений, отошли на второй план. Журнал Time дал понять, что финансовый скандал превращается в политический, а в центре его теперь находятся не функционеры Enron, а Джордж Буш и его команда. Руководство Enron, в частности ушедший в отставку руководитель компании Кеннет Лей, стал интересовать прессу и занимающихся расследованием конгрессменов лишь в связи с громкими именами в администрации. «Один из первых вопросов, который зададут Лею на слушаниях, будет вопрос о том, насколько близок он был к Джорджу Бушу, когда тот был губернатором Техаса»,— писал Time.

    Как бы то ни было, никаких серьезных последствий ни для одного из его участников скандал не имел. Продолжавшиеся в течение зимы и весны сенатские слушания так и не позволили добыть против Джорджа Буша какие-либо серьезные улики. Когда это выяснилось, интерес СМИ к этой истории стал стремительно убывать. Поток публикаций иссяк. Предсказания ужасных последствий краха Enron не сбылись.

    Дырка от публики
    http://compromat.ru/main/ne_rossiya/dyrka.htm



    Владимир Богданов
    Дата публикации 21 августа 2003 г.

    Подстава в Америке по-русски


    Более чем 600 иммигрантов из бывшего СССР и России обвинены в США в мошенничестве и сотрудничестве с так называемой "русской мафией"

    По словам окружного прокурора графства Саффолк (штат Нью-Йорк) Томаса Споты, преступная группировка махинациями в сфере страхования похитила у компании "Стейт фарм" более 48 миллионов долларов. Среди подозреваемых по этому делу - в основном врачи и юристы. Почти все они - бывшие наши соотечественники, проживающие в нью-йоркском районе Бруклин.

    Исполнительный директор Национального бюро по борьбе с преступлениями в области страхования Майкл Фелла назвал дело бруклинских мошенников крупнейшим за всю историю США. Он рассказал, как действовали преступники. Злоумышленники, разъезжая на полуразвалившихся драндулетах, имитировали автоаварии и требовали от страховщиков крупных выплат за поврежденные машины и якобы причиненный вред здоровью. При этом основными жертвами мошенников становились женщины или пожилые водители. Благодаря тому, что в преступную группу входило много врачей и юристов, им не составляло труда оформлять соответствующие документы о повреждении автомобилей и об ущербе здоровью.

    Подставной водитель, как правило, получал 500 долларов. Остальное шло организаторам. Согласно законам, действующим в Нью-Йорке, любой пострадавший в автомобильной аварии может получить до 50 тысяч долларов в качестве страховки. Роберт Клиффорд, пресс-секретарь Споты, заявил: "Следствие уверено, что значительная часть прибыли, полученной преступной группой, поступала сообщникам в России". Обращает на себя внимание, что это уже не первая попытка американских правоохранителей приписать многие преступления, которые совершаются на территории США, так называемой "русской мафии".

    Не так давно был выпущен под крупный залог арестованный 25 апреля этого года в Филадельфии профессор Яков Богатин, также обвиненный в связях с "русской мафией". Тогда пресс-служба ФБР США распространила очередное заявление о так называемой "русской мафии" и, в частности, о том, что "русские отмывают деньги и проводят разные махинации на территории США". ФБР привело некоторые фамилии, среди которых Семен Могилевич, Игорь Фишерман, Анатолий Цоура и уже упомянутый Яков Богатин. Этим людям приписываются финансовые мошенничества через компанию "Ю-би-эм магнекс". При проверке вышеизложенных сведений адвокаты обвиняемых заявили о грубых нестыковках в версии ФБР.

    Как сообщил один из сотрудников компании, ранее имевший отношение к ФБР, эту акцию можно расценивать как очередную антироссийскую кампанию, санкционированную Вашингтоном в качестве "своеобразного наказания" за отказ России участвовать в антииракской коалиции. Эта информация подтверждается и тем, что из всех пяти тысяч сотрудников "Ю-би-эм магнекс" обвиняются только те, которые являются выходцами из бывшего СССР. По словам сотрудника компании, с 1998 года профессору Богатину неоднократно предлагали сотрудничать как с ЦРУ, так и с ФБР, от чего ученый отказался. Это также могло послужить причиной того, чтобы назвать Богатина "главарем мафии".

    Однако на самом деле он является ученым с мировым именем и одним из ведущих специалистов по порошковой металлургии, имеет свыше 300 уникальных патентов, из которых более 50 зарегистрированы на территории России. Другого фигуранта этого дела, Семена Могилевича, ФБР уже неоднократно пыталось обвинить в различных преступлениях: и в дружбе с бен Ладеном, и в отмывании 10 миллиардов долларов, и в участии в махинациях в деле Бэнк оф Нью-Йорк, и во многом другом. Однако ни одно из этих обвинений не получило реального подтверждения.

    Правда, справедливости ради, надо сказать, что повод для беспокойства у американской полиции все-таки есть. В качестве примера американские СМИ приводят историю июньского ареста членов "Бригады с Брайтон-Бич", созданной в Бруклине выходцами из России в январе 2000 года. Как считают нью-йоркские детективы, предположительно "бригадмильцы" начинали с преступлений, связанных с кражей чеков из почтовых ящиков и машин, перевозящих почту, - так они похитили тысячи долларов.

    Однако банда, возглавляемая 39-летним Зиновием Бари, легальным эмигрантом из России, быстро нашла свою нишу и начала специализироваться в "крышевании" интернет-кафе, вымогательстве, торговле "экстази", подкупе свидетелей и гангстерском ростовщичестве. Как установило следствие, преступники терроризировали своих бывших соотечественников - бизнесменов из России.

    Вопреки распространенному мнению о вездесущей и жестокой русской мафии у нее вполне человеческое лицо, и в США она даже имеет хорошую (!) репутацию. Русскоязычный преступный мир в Америке не совершает маниакальных зверских преступлений и не складывает трупы штабелями, а специализируется по мирным преступлениям. Как заявил помощник генерального прокурора Бруклина Томас Файерстоун, получивший недавно назначение в американское посольство в Москве в качестве постоянного представителя министерства юстиции Соединенных Штатов по правовым вопросам, "в Америке русские уголовники специализируются по так называемым преступлениям "белых воротничков" (надо полагать, интеллектуальным преступлениям. - "РГ")."

    Американский эксперт даже похвалил наших соотечественников за изобретательность. "Преступники из России просто придумали новые схемы, новые махинации, и именно этими схемами они отличались от других американских уголовников", - добавил помощник генпрокурора Бруклина.

    http://www.rg.ru/2003/08/21/PodstavavAmerikeporusski.html



    У ИСТОКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА


    Каждому, кто впервые приезжает в Лос-Анджелес, необходимо сразу же усвоить, что центр и юг - самые опасные районы города. В принципе, здесь все быстро узнают, что центральная часть города категорически не подходит для вечерних пеших прогулок. С заходом солнца и закрытием офисов она переходит практически в полное владение многотысячной армии бездомных. Ее представители отнюдь не отличаются изысканностью манер и дружелюбным отношением к непрошеным гостям. О южной части огромного города, расположенной южнее автомагистрали номер 10, говорят реже.

    Но она считается куда более опасным местом. Если «прогулка» в неурочное время по центру грозит, скорее всего, некоторыми финансовыми потерями, сравнительно легким испугом и моральным ущербом, то в Южном Лос-Анджелесе последствия могут оказаться несравненно более серьезными даже и в дневное время. В этих краях царят уличные банды, которые устанавливают свои правила игры, и, чтобы не стать жертвами их разборок, нужно знать существующие здесь негласные законы.

    Для непосвященных это может звучать просто неправдоподобно, однако местные жители твердо знают, что нельзя носить одежду красного или голубого цвета, поскольку это означает принадлежность к определенным группировкам. Нельзя использовать и желтый цвет, но уже по другой причине - он слишком ярок и привлекает внимание, а именно этого следует здесь избегать. По той же причине не следует надевать украшения, броскую одежду или обувь. Здесь также следует следить за своей речью, поскольку неосторожно использованное слово может на местном жаргоне иметь совсем иное значение и повлечь крупные неприятности.

    То же самое касается и музыки - некоторые песни в этой части города - это прямое приглашение к конфликту. Не стоит громко включать музыку даже в своей машине, поскольку она может заглушить мелодию, «льющуюся» из соседнего автомобиля, что будет воспринято как вызов. В этой части города каждый день кто-нибудь гибнет, и, как пишет «Лос-Анджелес таймс», местные жители недоумевают, почему их страна столь озабочена международным терроризмом, когда внутри ее самой есть такие места, как это.

    «Что касается меня, то я не понимаю, почему нам надо отправляться за море, чтобы вести войну с терроризмом, когда нас терроризируют здесь», - сказала одна местная жительница, собирающаяся покинуть Лос-Анджелес и уехать жить в Африку. Количество убийств в Лос-Анджелесе, значительная часть которых приходится на его южную часть, превысило в 2002 году 612. Город сползает к уровню 1996 года, когда было совершено 707 убийств. Но рекордного значения этот страшный показатель достиг в 1992 году, когда было убито 1092 человека.

    Владимир РОГАЧЕВ
    http://www.duel.ru/200304/?04_7_10



    "Русская" мафия


    Большинство американцев совершенно не подозревает об этом рэкете. Мы теперь не только имеем в Соединенных Штатах несколько сот тысяч евреев, которые, ни дня не проработав в нашей стране, получают каждый месяц государственные пособия, имеют субсидированное жилье, но мы также предоставили "Организации" плацдарм в нашей стране, о чем нам еще придется горько пожалеть. Конечно, большинство евреев, прибывших сюда из Советского Союза, не гангстеры - однако около 10% из них являются гангстерами, согласно оценкам полиции, которой приходится заниматься ими. Если бы они не были евреями, то их бы не впустили в страну. Для этого было бы достаточно их судимостей и связей с преступными группировками. Но они находятся здесь из-за их уникального статуса, который евреи создали себе здесь так же, как и повсеместно. ФБР и многим другим полицейским органам в Америке известно, какую угрозу представляет "Организция" или "Русская мафия", как СМИ настойчиво называют ее, чтобы скрыть от публики ее еврейскую природу.

    Организованные еврейские гангстеры из бывшего Советского Союза приобретают все возрастающее влияние в таких сферах организованной преступности в Соединенных Штатах, как отмывка денег, наркотики, азартные игры, работорговля, детская проституция, незаконная торговля оружием, организованная кража автомобилей, мошенничество со страховками и ценными бумагами. Тем не менее мало что делается, чтобы остановить их. Одна из причин в том, что у всех у них израильские паспорта, и, когда над кем-либо из них нависает опасность ареста, он просто садится на ближайший самолет до Тель-Авива, где ему не угрожает выдача. Однако здесь присутствуют еще и другие факторы, которые делают "Организацию" неизмеримо более опасной, чем когда-либо доводилось быть итальянской мафии. Полицейские органы, включая ФБР, крайне неохотно занимаются этими еврейскими гангстерами по той причине, что они евреи, и первое, что делает еврейский гангстер, когда его арестовывают - он заявляет, что он невиновен, и обвиняет арестовавших его полицейских в том, что они "антисемиты" и что они используют "нацистскую тактику". Полицейские органы приучены быть чувствительными к этим словам. Всякий раз, когда они их слышат, то съеживаются, вбирают голову и стараются куда-нибудь исчезнуть.

    Еще более надежным щитом для "Организации" является коррупция. Итальянская мафия, конечно, подкупала полицейских, судей, прокуроров, мэров, губернаторов и других политиков, чтобы удержаться в своем бизнесе. Разница в том, что евреи используют коррупцию намного эффективнее, чем это когда-либо делала итальянская мафия. Коррумпированному политику, берущему деньги от мафии, приходилось всегда опасаться разоблачения в средствах массовой информации. Итальянцы не контролировали СМИ. Однако политик в кармане у "Организации" может не опасаться, что он когда-либо увидит в еврейской газете заголовок, обвиняющий его в получении взятки от евреев. Советских еврейских гангстеров приглашают в Белый дом и на собрания Демократической партии по сбору финансовых средств, где они фотографируются вместе с Биллом Клинтоном. С итальянской мафией такого не бывало.

    Д-р У. ПИРС
    http://www.duel.ru/200047/?47_7_1



    ДЕТИ И ДЕТСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ НА ЗАПАДЕ


    Константин Федоров

    Русская первая эмиграция (1920-ые годы) и вторая (1940-ые годы) в основном жила и живет своими семейными заботами, Церковью и Россией и мало вмешивается или пишет о местной жизни. Внизу следует одна из редких статей правдиво и хорошо описывающая положение на Западе с детьми и вообще с молодежью. Автор, является сотрудником газеты «Русская Жизнь», в Сан-Франциско, которая издается с 1921 г. (статья «Детская преступность» была опубликована 2-го апреля 1998 г.). Основная проблема в том, что для того чтобы жить на Западе, в мире материализма, индивидуализма, эгоизма, криминала, насилия и оболванивающих и развращающих либеральных средств массовой информации, нужно иметь здоровые духовные ориентиры. «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом исходящим из уст Божиих» (Мат. 4:4).

    Теперешние школы воспитанием не занимаются, а только образованием и то очень плохо. О поведении и нравственности детям запрещено говорить, так как делая это вы «насилуете ребенка и не даете ему естественно развиваться». Обыкновенно оба родителя работают, а дети «впитывают» в себя местную развращающую «псевдокультуру». Проблема усугубляется еще и тем, что в английском языке нет слова «воспитание». Несчастные, ни в чем неповинные дети, без здорового жизненного ориентира, сбиваются с прямой дороги, а некоторые из них даже становятся убийцами и этим калечат свою и чужую жизни. Трагедия еще и в том, что власть имеющие и вообще большинство взрослых разводят руками и не знают что делать.

    Вопрос детской преступности всегда существовал почти во всех странах и государствах во все времена. Были, да и сейчас есть, более благополучные страны, где детской преступности мало. В других странах, она если существует, то не представляет проблемы такого масштаба, какого она достигла в Соединенных Штатах. В этом кратком обзоре мы не будем касаться этой же проблемы в России не только потому, что она чрезвычайно серьезная и болезненная, но и потому, что у нас не имеется достаточно данных, чтобы заниматься ею авторитетно и с какой-то долей надежды на успех.

    Иначе дело обстоит в Америке. Живя здесь, наблюдая жизнь этой страны, давшей приют многочисленным беженцам, включая и нас, русских, прибывших сюда после революции, или по окончании Второй мировой войны, мы испытываем чувство глубокой благодарности приютившей нас стране, и не можем оставаться равнодушными, когда в ней происходит нечто такое, что заставляет содрогнуться наши сердца. Это - ничем не оправданная, ненужная и трагическая детская преступность. Но мы имеем возможность проследить происходящее благодаря широкой «гласности» - да простит нас читатель за это словцо, - когда всякое происшествие немедленно становится достоянием самых широких кругов общества.

    Последние недели Великого поста оказались омрачены жуткими преступлениями, совершенными как взрослыми, так в еще большей мере несовершеннолетними. По числу преступлений, возможно, взрослые опережают детей, но убийства, совершаемые детьми, естественно, выплескиваются на страницы газет и экраны телевизоров и создают тревожное настроение.

    Это настроение выявилось в ряде статей, появившихся в печати в результате убийства двумя мальчиками нескольких своих одноклассников и учительницы в штате Арканзасе. Подобные преступления происходили и раньше, но последнее происшествие действительно вызвало беспокойство лиц, ответственных за воспитание и образование детей, которые через какие-то 10-15 лет займут свои места в обществе и будут в свою очередь воспитывать собственных детей.

    Сначала скажем несколько слов о случаях преступной деятельности учеников в школах. В мае 1992 г. бывший ученик школы Эрик Хьюстон, 20 л. убил четырех человек и ранил 10, подвергнув фактической осаде здание школы в районе Юба в Калифорнии. Его приговорили к смертной казни, но, как известно смертная казнь затягивается на десяток или больше лет (и обходится государству буквально миллионы долларов!).

    В январе 1993 г. Скотт Пеннингтон, 17 л., вошел в класс где учитель вел урок английского языка и убил его наповал выстрелом в голову. Затем подстрелил швейцара и ушел. Его приговорили к заключению на 25 лет. Наверно существовали оправдательные мотивы, вроде того, что учитель заставлял изучать Шекспира.

    2 февраля 1996 г. 14-летний подросток (молодеем!...) вошел в класс, в штате Вашингтон, убил учителя алгебра и двух одноклассников. Приговорен к пожизненному заключению.

    19 февраля 1997 г. 16-летний ученик открыл огонь из охотничьего ружья в школе. Убил директора школы и одного товарища; двое других ранены. Ученик Эван Рэмзи приговорен к пожизненному заключению.

    1 октября 1997 г. 16-летний недоросль в штате Миссиссипи убил свою мать, затем отправился в школу и тяжело ранил девятерых одноклассников, из которых двое умерли от ран. Власти обвинили шестерых его друзей в сговоре.

    1 декабря 1997 г. 14-летний ученик открыл в школе в штате Кентаки огонь по своим товарищам. Трое убитых, пять ранено.

    Вот краткий перечень наиболее вопиющих происшествий. Но, как мы уже сказали - преступники молодеют! Этим двоим кузенам в Арканзасе, убивших четырех девочек в возрасте 11 и 12 л., и свою учительницу, было по 11 и 13.

    Список подобных преступлений очень длинный. Дети бросаются на своих учителей с ножами, пытаются их отравить, стреляют по товарищам и педагогам... Что же происходят?

    Происходит то, что мы, эмигранты, прибывшие сюда 40, 50 или 70 лет тому назад, сразу заметили, и что нам бросилось в глаза: либеральная система воспитания детей. Все вы видели мамаш с двухлетним отпрыском, ревущим во все горло, требующим конфетку или еще что-то, когда она стоит в очереди у кассы. Мамаши как правило делают вид, что не слышат воплей. Так же поступают кассирши, вся очередь и все окружающие. Все действует по правилам демократии и либерального воспитания. А правила такие:

    Правило номер один: мое дитя, и даже не пытайся учить меня, как воспитывать ребенка. (Иными словами, попробуй только сказать, мол, утихомирьте ребенка, пожалуйста. Потом сами рады не будете).

    Правило номер два: ребенку нельзя мешать «развиваться». Он обязан дойти до всего сам, без вмешательства родителей, педагогов и уж более случайных свидетелей, у которых в голове звон стоит от детского визга!

    Иными словами, дети в Америке растут как сорная трава, и действительно доходят до всего сами. Или учатся жизни в школе, на улице и в других местах, не говоря про телевидение, главной задачей которого является стремление приучить детей к насилию, крови, разврату, так как, это, ведь, жизнь, с которой им все равно придется столкнуться!

    Таким образом, принцип американского воспитания таков: не вмешивайтесь в рост ребенка. Не насилуйте его нежный развивающийся характер. Не стесняйте ребенка в его запросах. Ведь расти приходится ему, а не вам, а рост, о это большое и трудное испытание... Не вбивайте в его головку идей, которые помешают ему развиваться. Нельзя все время делать ребенку замечаний, это тормозит его развитие. Нельзя заставлять его заниматься уроками, это есть насилие над свободной личностью. Он должен сам понять, что учение уроков идет ему на пользу и когда он это поймет, то будет заниматься.

    Об этой бессистемной «системе» можно было бы рассуждать еще два дня, и все равно результат остался бы тот же: дети в Америке наполовину «самовоспитываются». Ну, и наполовину, быть может, им стараются что-то преподать. У несозревшей личности ребенка создается раздвоение: с одной стороны, «делай, как ты сам находишь нужным», а с другой «учи уроки, а то останешься дураком». Возникает проблема: дураком не хочется оставаться, а учить уроки хочется еще меньше.

    Десятки статей, заметок, мнений, появившиеся в СМИ после наступившей волны преступлений, полны стонов о случившемся, советов, как избежать в будущем повторения преступлений, вообще о том, «как дошли мы до жизни такой». И нужно сказать, на удивление всему свету, что люди не знают, что делать! Одни предлагают запретить огнестрельное оружие. Другие - больше контролировать программы ТВ. Третьи - судить детей, как взрослых. И еще десятки подобных предложений. И никто ни разу прямо не сказал: в корне пересмотреть не только систему воспитания, но и сотрудничество родителей и школы. Иными словами, родителей тоже надо начать воспитывать, то есть координировать школьное и домашнее воспитание. И поставить во главу угла девиз: Если нельзя, значит нельзя. И точка!

    Из детей вырастают взрослые, но детское раздвоение личности, неразрешенные проблемы, отсутствие сдерживающих центров остаются. Вот молодая мать залепила пластырем рты своим трем детям и задушила их. Вот другая молодая мать топит своих деток в озере. Вот любовник матери душит младенца, «потому что он очень кричал». Хотите еще десяток-другой примеров? Возьмите любую газету и там их найдете.

    Такие вещи происходят с теми людьми, у которых в раннем возрасте не было ничего запретного, или очень мало. Он привык требовать и привык получать то, что ему (ей) вздумается. Во многих мировых религиях представлены эти принципы запрета и сдержанности, но наиболее четко они представлены в христианской религии. Упрощенный, даже как будто наивный рассказ об искушении первых людей является совершенно гениальным в этой своей простоте и непосредственности. Было сказано: нельзя! И это означало НЕЛЬЗЯ! Вот именно этого «нельзя» не хватает в американском воспитании. И когда ребенок становится взрослым, у него отсутствует привычка сдерживать свои порывы, потому что ему никто не внушал, что «нельзя» означает «нельзя», и ничего другого; поэтому и сказать самому себе «нельзя» он тоже не умеет, не знает, не может. Иными словами, отсутствуют сдерживающие центры, не говоря про совесть, боязнь греха, любовь и уважение к человеку. А отсюда рукой подать к преступлению, насилию, убийству.

    В заключение, хотелось бы сказать о главном. В то время, как в Америке существуют разные секты, некоторые из которых даже стараются воспитывать своих детей (частные католические школы, протестантские конвенты, частные кадетские корпуса, женские колледжи и т. д.) в общественных («публичных» - public) школах ничего этого нет. Молитва запрещена, учители работают за гроши, дети тащат в школы ножи, оружие, наркотики, порнографию. Иными словами, нет ничего действительно запретного. А если говорят о Боге, то только как о добром дедушке, который поможет выучить урок, сделает так, что Ваня полюбит Маню, уговорит папу построить песику собачью будку, словом, ищут Божией помощи в мелких, житейских делах, но мало говорят об отвлеченном: ответственности за свои поступки, старании быть лучше, добрее, прощать обиды...

    Помнится, с каким глубоким, трепетным чувством выходили мы, дети 15-ти, 16-ти лет от исповеди, готовясь к принятию св. Таин. Даже ходили и ступали осторожно, чтобы нечаянно не нарушить этого торжественного настроения. Многим ли американским детям из «публичных школ» (public schools) доводится испытать подобное ?! Вместе с тем, маленькую девочку, взявшую по ошибке сандвич своей матери и обнаружившую в пакете ножик, выгнали из школы! Принесла, видите ли, в школу оружие! (Правда, девочку вернули через несколько дней в школу, после того, как история разошлась по всей Америке).

    Американцы боятся излишними запретами повредить «свободной развивающейся личности». В этом видимо и заключается вся проблема. Но нужно же отличать «лишнее от нелишнего». Часто ребенок сам подсознательно хотел бы, чтобы его поставили на правильный путь, указали его место, потребовали послушания. Вместо этого, перед детьми раскланиваются, когда они выполняют то, что должны были бы делать без напоминания: «Подними ложку. Спасибо!» «Завяжи шнурки. Спасибо!» «Не обижай сестрицу. Спасибо!» «Не плюй в тарелку. Спасибо!» Это называется «обучение вежливости».

    С другой стороны, предоставляя ребенку возможность «свободно развиваться», родители и педагоги часто ставят перед этой неразвившейся еще личностью невыполнимую задачу. Часто ребенок еще не в состоянии решить, что, собственно, ему нужно, чего он хочет? Роль взрослых - направить ребенка, подтолкнуть его, посоветовать. Это порой и делается но далеко не в той мере, в какой какой этого требует правильное, просвещенное воспитание.

    Мнение и взгляды, высказанные в этой статье являются результатом размышлений автора, и ни в какой степени не претендуют на признание их «единственно верными, потому что они правильны». Но если они хоть отчасти сходятся со взглядами кого-то из читателей, то автор будет считать, что недаром отстукивал два часа на машинке свои соображения.



    Библиография

    1. Газета «Русская Жизнь».
    Russian Life, 2460 Sutter St., San Francisco, CA 94115.
    Tel: (415) 921-5380, Fax: (415) 921-8726
    Узел Интернета: http://www.russiancentersf.com/
    (Издается с 1921 г.).

    2. Журнал Ассоциации Американской Семьи (по анг.)
    AFA Journal.
    American Family Association, P.O.Drawer 2440, Tupelo, MS 38803.
    Выходит два раза в месяц, $15.00 в год.
    Узел Интернета: http://www.afa.net
    (Ассоциация борется с нравственным развратом и разложением в обществе).

    3. Др. Джеймс Добсон, Фокус на семью (по анг.)
    Focus on Family.
    Dr. James C. Dobson, PhD, President
    Colorado Springs, CO 80995-0353
    Узел интернета: http://www.family.org
    (Радио программа (Focus on Family) и листок (Family News From Dr. James Dobson) посвященные семье и защите нравственности).

    4. Силвия Энн Хьюлет и Корнел Уест. Война против родителей (по анг.)
    Sylvia Ann Hewlett and Cornel West. The War against Parents.
    1998, Houghton Mifflin Company, New York, NY.
    302 pages, soft cover, ISBN 0-395-95797-4, $14.00.

    5. Дэйв Гроссмэн и Глория ДэГэтано. Перестаньте учить наших детей убивать. Призыв начать движение против показа насилия по ТВ, в фильмах и в видео играх (по анг.).
    Lt. Col. Dave Grossman and Gloria DeGaetano. Stop Teaching Our Kids To Kill. A Call To Action Against TV, Movie and Video Games Violence.
    1999, Crown Publishers, New York, NY.
    196 pages, hard cover, ISBN 0-609-60613-1, $20.00.

    6. Кристина Хофф Саммерс. Война против мальчиков. О том как ошибочный феминизм вредит нашим молодым людям (по анг.).
    Christina Hoff Sommers. The War Against Boys. How Misguided Feminism Is Harming Our Young Men.
    2000, Simon and Schuster, New York, NY.
    253 pages, hard cover, ISBN-0-684-84956-9, $25.00.
    (Женщина ученый, написала насыщенную фактами книгу о том как программы феминисток в школах, без правильного ориентира - последствие крайне-либеральной культурной революции начатой в 1960-ых годах - калечит мальчиков, юношей и вообще молодых людей).

    7. Мартин Л. Гросс. Конспирация незнания. Провал в американских государственных школах (по анг.).
    Martin L. Gross. The Conspiracy of Ignorance. The Failure of American Public Schools.
    1999, Harper Collins Publishers, New York, NY.
    291 pages, hard cover, ISBN 0-06-019458-8, $25.00.
    (Известный обозреватель и критик пишет о провале в государственных школах. Ответственные за учебу - нахальные самодуры, самоуверенные в своих «модерных теориях» преподавания - довели школы до того, что ученики получившие «среднее образование» (диплом High School) не умеют читать, писать и считать).

    http://www.dorogadomoj.com/z22det.html




    Организованная преступность в Америке



    1. Представление о Ла Коза Ностра.

    Ла Коза Ностру определяют зарубежные авторы как наиболее влиятельную организованную преступность. Этот термин используется ФБР в отношении традиционной американской мафии в отличие от преступных группировок, образованных в Италии.



    1.1. Понятие Ла Коза Ностра ( LCN).

    Понятие Ла Коза Ностра и мафия нередко используются в средствах массовой информации.

    Существуют различные теории происхождения слова “мафия”. По одной версии это слово означает “пристанище”, которое мафиозные организации предоставляли своим членам для их защиты от чужеземцев, которые управляли в те времена землями настоящей (сегодняшней) Италии. Другие авторы считают, что слово “мафия” пришло от арабского слова “махиас”, означающее “смелость” или “самоуверенность”. По другой версии, это слово происходит от сицилийского прилагательного “мафиусу”, которое употреблялось сицилийцами с XVIII века, чтобы описать предметы как прекрасные или великолепные. Однако, письменного источника определения слова мафия не было обнаружено до 1870 г., когда оно впервые появилось в сицилийском словаре и определялось как “символ беспредельно дерзкой выходки”.

    Тем не менее, каким бы ни было происхождение этого слова, конкретные мафиозные традиции сформировались ко II веку н. э., например, омерта или закон молчания, вендетта или кровная месть.

    Для того, чтобы уяснить это понятие, ФБР использует термин “Ла Коза Ностра” или аббревиатуру LCN в отношении 25 этнических итальянских преступных групп, действующих в США. При этом организованные преступные группы, действующие в Италии или Сицилии , образуют преступное итальянское сообщество ( ICE).

    LCN представляет собой многонациональный союз, который имеет свои собственные членские критерии, впервые провозглашенные в 1963 году Джозефом Валачи.

    Членство в LCN является закрытым. Во времена руководства Валачи членом могло быть только лицо мужского пола итальянского происхождения по отцовской линии и должно быть представлено видным членом “семьи”. Кроме того, условием для членства являлось совершение убийства в интересах его будущей “семьи” (сведение счетов). Постепенно это лицо должно было заручиться поддержкой “Капо” и хорошими “заслугами”. Его кандидатура утверждается и проходит церемонию посвящения, где то лицо клянется в своей верности к семье и жить, и умирать по законам LCN. Таких как:

    1. ставить организацию выше жены, детей, страны или религии;
    2. исполнять указания его босса беспрекословно, включая убийство;
    3. не предоставлять информацию или помощь правоохранительным органам;
    4. платить взносы, налагаемые его боссом независимо от их цели;
    5. не рассказывать ничего об организации посторонним;
    6. уважать всех членов, несмотря на личные чувства, платить долги по долгам других членов, никогда не причинять вред друг другу и добывать умаляющие сведения о других членах;
    7. воздерживаться от связей с женами, сестрами или дочерьми других членов, за исключением благородных намерений.


    Членство в LCN дает право каждому участвовать в осуществлении незаконной деятельности.



    1.2. Структура LCN.

    LCN имеет пирамидальную структуру, которая включает следующие уровни:

    1. союзники - отдельные лица, которые не являются членами LCN, но чьи действия зависят от LCN;
    2. солдаты - солдат, исполнитель, посыльный, новобранец – тот , кто прошел церемонию посвящения;
    3. команда - группа солдат под руководством и контролем “Капо”;
    4. капо - каподецина (босс десяти), лейтенант, помощники лейтенанта, которые подотчетны Боссу;
    5. поверенный Босса - второй по власти в организации;
    6. советник - главным образом старейший член, который дает советы Боссу и служит посредником между солдатами и Боссом;
    7. Босс - глава LCN семьи, осуществляет руководство;
    8. семья - союз отдельных лиц LCN, включающих Босса, поверенного, советника, несколько команд солдат и их руководителей.



    1.3. Краткая история мафии в Америке.

    Массовая миграция итальянцев в США началась в 1870 г. Их приблизительно 5,3 миллионов переселенцев около 80% были из сельской части юга Италии и около 25% - из Сицилии. Эта массовая миграция была вызвана бедностью населения, инфляцией, общественной и экономической неподвижностью (застоем), резким увеличением численности населения, антимафиозной кампанией, проводимой итальянским правительством в 1877 - 1878 гг.

    Среди сицилийцев образовались маленькие независимые банды, которые получили название “черная рука”. Они совершали традиционные преступления, которые существовали в Италии веками, включая похищение детей, мошенничество, вымогательство.

    Формировались также иные банды, но , главным образом , они были независимы друг от друга и носили локальный или территориальный характер.

    Импульсом для их объединения послужила принятая 16 января 1920 года 18 поправка к конституции о запрете продажи и употребления алкогольных напитков, а также разногласия с другими этническими преступными группами привели к национализации организованной преступности.

    LCN отказывалась объединяться с другими преступными группами, в частности, с ирландскими и еврейскими бандами.

    В конце 30- х годов до начала ВМВ новые боссы LCN объединили свои основные силы и победили ирландскую , еврейскую и другие этнические группы как наиболее влиятельные и сильные преступные организации в Америке. Таким образом , LCN вскоре стала неоспоримым, независимым руководителем организованной преступности в США.



    2. Борьба с организованной преступностью в Америке.

    Первая реакция американских правоохранительных органов на национальную преступную организацию имела место во время расследования убийства, проводимое районной администрацией в Бруклине (Нью-Йорк) по обвинению Аби Рилиса. Он рассказал о существовании так называемой Miirder Inc, а также о 50 преступлениях, в которых он участвовал как член данной организации. На основании показаний Рилиса были арестованы 61 человек - представители семей LCN по всей стране (60- е годы).

    Начиная приблизительно с 1978 года , федеральное правительство приложило чрезвычайные усилия для искоренения LCN, используя электронный контроль, секретных правительственных агентов, содействие граждан, ФБР и федеральные силы по борьбе с организованной преступностью, которые действовали совместно и организованно по всей стране. Возросло число судебных преследований, были обнаружены организованные преступные семьи. Данная проблема стала решаться также на законодательном уровне, например, Закон “О коррупции и бандитизме”, Программа RICO, по обеспечению безопасности свидетелей и др.

    Закон 1968 года “О всестороннем контроле за преступностью и безопасности улиц” устанавливает порядок использования подслушивающих устройств правоохранительными органами. Поправки к нему 1980 года дали большую возможность использования этих средств для выслеживания и выявления преступников.

    В настоящее время электронное прослушивание играет важную роль почти в каждом судебном расследовании. Так, к концу десятилетия практически не было ни одного места, где члены LCN могли бы переговорить без каких-либо определенных правительственных подслушивающих устройств.

    Исторически нежелание жертв и других свидетелей давать показания затрудняет обвинение в организованной преступности. Программа по обеспечению свидетелей стала гарантией безопасности свидетелей, которые согласились дать показания по производству уголовных дел, связанных с организованной преступностью. Согласно этой Программе , свидетелям предоставляется защита до, во время и после судебного разбирательства, а также во время нахождения преступника в тюремном заключении. А в случае их освобождения , государство обеспечивает свидетелей новой работой, жильем в новой местности и новыми документами.

    Таким образом, американской мафии был нанесен серьезный урон. Правоохранительные органы сделали важный шаг в борьбе с организованной преступностью. Однако об окончательной победе над LCN, согласно западным авторам, говорить пока рано.



    3. Преемники Ла Коза Ностра.

    Хотя LCN остается значительной преступной организацией, она уже не имеет неоспоримую власть над преступным сообществом в США как раньше.

    Сегодня потенциально новые криминальные группировки, населяющие США: русские, китайцы - появились на горизонте американских правоохранительных органов.

    Русские и китайцы уже достигли расцвета своей деятельности повсеместно.

    Первоначально наплыв русских иммигрантов (около 300 тысяч ) имел место в конце 70 -х, начале 80 -х годов, когда иммиграционные преграды были временно убраны, чтобы позволить преследуемым евреям покинуть Советский Союз. Большинство этих иммигрантов, однако, не были евреями и включали в себя преступные элементы. Они поселились , главным образом , на Брайтон Бич, в районе Бруклина (Нью-Йорк), который быстро получил название маленькая Одесса.



    3.1. Азиатская организованная преступность.

    Этнические китайские организованные преступные группы в США составляют три вида: триады, тонги и уличные банды (например, Тень призрака, Белые тигры).

    Триады - это тайные преступные общины, главным образом управляемые с Гонг-Конга и Тайваня.

    Тонги - это бизнес ассоциации, расположенные во многих городах США, занимающиеся как законной, так и незаконной деятельностью (мнимый бизнес).

    Уличные банды часто действуют под руководством или по поручительству тонгов, но могут также действовать независимо.

    И тонги , и триады представляют собой так называемую триадскую подкультуру.

    Современные триады ведут свою историю от тайных политических обществ, сформированных в Китае в течение 17 столетий с целью свергнуть династию Минг.

    Термин “триада” позже был придуман британскими властями в Гонг-Конге на основе треугольного символа, который изображался на флагах, знаменах первых тайных обществ . Символ означает три важных элемента: небо, земля и человек.

    Триады имеют иерархичную структуру, члены которых распределены по рангам. Каждый ранг носит название и номер (например, глава триады известен как голова дракона и имеет номер 489, обычные члены или солдаты имеют номер 49).

    Отношения среди членов триад основаны на связях между Дай-Лос (старшие братья) и Сай-Лос (младшие братья), где последние клянутся в верности и поддержке старшим братьям.

    Несмотря на иерархию, триады строго не контролируются верхушкой, как например LCN. Вместо этого члены триад часто отделены от их преступной корпорации. Более того, денежные доходы от преступной деятельности членов триад, как правило, не идут напрямую к верхушке преступной организации (например, через подарки). Триады также не имеют строгой “дисциплинарной” организованной структуры.

    В настоящее время главной деятельностью триад в США является импорт “белого” (из Китая) чистейшего героина, который стал самым быстродействующим наркотиком почти по всей стране. Триады и тонги организуют незаконный ввоз десятков тысяч китайских иммигрантов, которые затем вынуждены работать и получать жалкую зарплату в различных промышленных и сервисных сетях, принадлежащих китайским преступным организациям, пока они не выплатят им от 30 тыс. до 50 тыс.$ .



    3.2. Колумбийские картели.

    Помимо Русской мафии и азиатской организованной преступности, серьезную проблему представляют колумбийские наркотические картели.

    В отличие от русских и китайцев , колумбийские магнаты не имеют намерения обосновываться в США, предпочитая оставаться на своей родине, где они и собирают миллионы $ , полученные в результате производства и торговли смертоносного зелья в США.

    Кроме того, колумбийские торговцы наркотиков заключили союз с преступными организациями в Мексике, который принес выгоды для обеих сторон. Традиционно, торговцы из Мексики занимались контрабандой марихуаны, героина, кокаина в США и установили крепкие торговые пути через границу. Так как колумбийские организации беспокоились о безопасности своего груза, то они заключили коммерческую сделку с торговцами из Мексики, которые уменьшили их потенциальные потери.

    По этому соглашению колумбийцы перевозили кокаин из региона Эндин к мексиканским организациям, которые брали на себя ответственность за отправку наркотиков в США.

    Таким образом, американским правоохранительным органам очень трудно, а иногда практически невозможно арестовать лидеров этих преступных организаций без помощи правоохранительных органов других стран.

    В связи с этим обстоятельством , в 1996 году США и Мексика подписали Меморандум о взаимопонимании, который в общих чертах изложил работу правительств США и Мексики по проведению совместного расследования в отношении наркотических организаций.



    4. Будущее организованной преступности в Америке.

    Первые размышления о кончине итальянской мафии появились в 80 -х годах, когда администрация Рейгана начала активную войну с организованной преступностью.

    Вместе с тем возник вопрос о том, какие преступные группы займут место итальянцев в центре деятельности организованной преступности.

    Некоторые западные авторы считали, что черные и испанские (латинские) преступные группы могут занять это место.

    В начале 80 -х годов стали говорить о мотоциклистских бандах, в 84 году - об азиатской организованной преступности.

    В настоящее время внимание было обращено на Русскую мафию, как потенциального претендента на главное место в преступном сообществе.

    Однако ни одна из этих точек зрения не основывается на реальности.



    4.1. Черные гангстеры.

    Больше половины афро-американского населения в настоящее время оказались в нищете. В результате чего единственным выходом для большей части молодого поколения остается торговля наркотиками, которая носит локальный характер и, как правило, не выходит за рамки одного города. Определенно, черный преступный мир продолжает принимать форму организованной преступности, и наркотики, без сомнения, в ближайшем будущем останутся основным предметом торговли. Однако черные гангстеры никогда не смогут достичь уровня организаций, который позволит им выйти в своей деятельности за рамки города и стать независимыми от других преступных групп.



    4.2. Латиноамериканские преступные группы.

    По мнению западных авторов , у латиноамериканских преступных групп есть будущее в организованной преступности. Однако их роль труднее предсказать.

    Кубинские и доминиканские банды являются наиболее организованными среди латиноамериканских преступных групп, но они имеют аспект или носят характер непостоянства. Так, кубинцы работают и с другими преступными группами.

    Однако они играют большую роль в перемещении наркотиков (кокаина и героина).

    Без сомнения, что следующим шагом будет построение ими хорошо организованной наследуемой преступной группы с широкой сферой деятельности.



    4.3. Китайская организованная преступность.

    Китайские банды, тонги, триады все вместе занимаю второе место после итальянской мафии среди местных преступных групп по количеству совершенных преступлений.

    Как итальянские “собратья”, китайские гангстеры являются преемниками тайных преступных сообществ, которые существуют столетия и чьи традиции практически неизменно продолжают действовать.

    Прежде всего, эти традиции позволяют поддерживать сильную внутреннюю связь организации в чужой стране для того , чтобы осуществлять перевозку наркотиков через весь мир, но и обеспечить источник новых рекрутов.

    Однако китайские гангстеры не владели даже частицей влияния, которую имела итальянская мафия в XX столетии, но есть сомнения, что они когда - либо имели такое влияние.

    За 30 лет их существования , китайские преступные организации остаются, главным образом, иммиграционным феноменом с маленьким влиянием за пределами китайского общества.



    4.4. Другие преступные группы.

    Будущее Русской мафии трудно представить, т.к. это достаточно новая в этой стране и относительно малоизвестная преступная группа.

    Русские иммигранты составляют маленькое число по сравнению с азиатами и латиноамериканцами. А поскольку многие русские, пришедшие в Америку, хорошо образованы и целенаправленны, то, очевидно, что русское общество не останется в пределах города.

    С другой стороны, если отношения между русской и итальянской мафиями будут продолжаться развиваться, то первая может занять место Ла Коза Ностра. Вполне возможно, что эти 2 группы смогли бы объединить свои силы и создать единую организацию.

    Кроме того, вполне вероятно, что могут появиться на арене действия организованной преступности иные новые этнические преступные группы. Например, японская Якудза является сильнейшей преступной группой в пределах Азии, делая “организованные набеги” на рынок США.

    Завтрашние рэкетиры, по мнению западных авторов, это не итальянцы, китайцы, черные, латиноамериканцы или русские.

    Главная опасность - в объединении этих преступных групп, в консолидации их сил.



    5. Вывод.

    Большие успехи правоохранительных органов возросли после объединения усилий федеральных и местных властей за последнее десятилетие.

    Тем не менее , американским правоохранительным органам трудно справится с организованной преступностью в одиночку. Поэтому необходимо сотрудничество и помощь государственных органов других государств.

    А поскольку одна из вещей, привлекающей мировую преступность в США - чрезвычайно богатый рынок для наркотиков, то организованная преступность представляет огромную опасность для благополучия американского населения. Однако это требует более значительных затрат на борьбу с ней и культурного развития “многокультурной” нации.

    http://www.crime.vl.ru/docs/stats/stud/orgpam.htm



    Криминальная статистика США 1960 - 2000





    Коэффициент преступности в США из расчета на 100.000 жителей



    http://www.crime.vl.ru/docs/stats/uscrime.htm



    Русская мафия в Aмерике (обзор американской литературы)


    Приходько А.А., студентка международно-правового факультета Юридического института Дальневосточного гос.университета.

    Владивосток

    2000



    СОДЕРЖАНИЕ:

    Социальная основа организованной преступности (ОП) и С.

    причины ее устойчивости в обществе 1

    I. Мафия и Русская мафия: 4 1. Сицилийская мафия 4

    2.Русские иммигранты в США 5

    3.Понятие "Воровского мира" 9

    4. Русский "Крестный отец" в Нью-Йорке

    (Япончик) 11


    II. Структура Мафии 14

    III. Формы проявления деятельности ОП 15

    IY. Сфера деятельности ОП 17

    Y. Законы мафии 21

    YI. Борьба с ОП 23

    Литература 24


    Социальная основа организованной преступности (ОП) и причины ее устойчивости в обществе


    Практически все западные авторы сходятся во мнении, что ОП – явление социальное. Если каждое отдельное преступление может быть каким-либо образом объяснено за счет психических или физических отклонений конкретного индивида, то существование в стране на протяжении десятилетий многочисленной армии преступников, постоянно пополняющейся из всех слоев населения, никак не может быть объяснено с позиции антропологического направления в криминологии. ОП – объективное явление , и причины ее возникновения и многолетнего процветания также кроются в объективных условиях существования общества. Из анализа высказываний многих западных авторов на данную тему можно сделать следующий вывод: организованная преступность возникает как регулирующая сила, как альтернатива закону и государству, которые по тем или иным причинам не в состоянии выполнять роль общественного регулятора. Вот почему ОП процветала (и процветает) в странах с нестабильной политической системой, в трущобах больших городов, куда остерегаются заглядывать даже полицейские, в обществах с неограниченной конкуренцией. "Я полагаю, - писал Уолтер Липпмаш в своей работе " The UnderWorld as a servant", - рэкет во всех его формах обычно возникает в условиях жесточайшего соревнования".(1)

    В США, например, идея ОП всегда имела благоприятную почву. На протяжении многих лет, начиная с основания первых английских колоний, средний американец постоянно жил в условиях "открытой границы". Нормой существования был "дух беззакония…когда каждый творил свой собственный закон с помощью пары кулаков и револьвера", как считает Гас Тайлер в книге " Organized crime in America".(2) Именно в такой обстановке, когда правительственные органы молодой страны только начинали устанавливаться, когда менталитет населения определял крайний индивидуализм и стяжательство, - только тогда и могли появиться "воровские бароны" вроде Вандербильдов, Рокфеллеров, Гарриманов, которые, "не имея вначале ничего, кроме пары крепких кулаков и острого ума, скопили поистине королевские богатства". (3)

    Здесь показателен пример Сицилии. Этот остров, как никакая другая часть Европы, может похвастаться хроникой завоеваний. На протяжении более чем двух тысячелетий его оккупировали греки, карфагеняне, римляне, франки, византийцы, генуэзцы, французы. Все завоеватели утверждали свою власть силой оружия, и их государственный аппарат больше предназначался для подавления местного населения, нежели для его защиты. В этих условиях, когда государственные органы рассматривались, как нечто обязательно враждебное, когда человек мог доверять только ближайшим родственникам, и возникла сицилийская мафия – совокупность семейных кланов, где все члены непременно поддерживают и защищают друг друга. "Итальянский исследователь или журналист скажет, что мафия – это образ жизни, а не организация", - отмечает Франсис Янни. (4) И действительно, как будет сказано дальше, мафия в качестве единой структуры с централизованным руководством и общей координацией действий никогда не существовала. Правильнее было бы охарактеризовать мафию, как модель сицилийской культуры. (5)

    Образование преступного китайского синдиката "Триада" относится к первой половине Х YII в., когда маньчжурские завоеватели свергли династию Минь и проводили политику жесткого подавления местного населения. У истоков "Триады" стоят подпольные группировки китайской феодальной знати, объединявшиеся для тайной борьбы с захватчиками. (6)

    Если указанные выше причины объединяют происхождение ОП, то непонятно, почему мафия, "Триада", "Коза Ностра", "Якудза" продолжают процветать в обществах с отлаженной политической системой, где исполнение закона находится на должном уровне. Большинство западных авторов склоняются к парадоксальному выводу: в существовании ОП повинно…само общество.

    И дело не только в защитной, регулирующей функции, которую может выполнять ОП в условиях социального хаоса. ОП имеет в западных странах исключительную монополию на предоставление товаров и услуг, которые, хотя и запрещены законом, пользуются активным спросом у значительной части населения. "Если бы с лица Земли каким-то чудодейственным образом, - писал один из крупнейших специалистов по ОП в США Дональд Криси, - исчезли все взломщики, это вряд ли огорчило бы кого-то, кроме страховых компаний, производителей замков, скупщиков краденного и кое-кого из полицейских. Но, если бы исчезла организация людей, занимающаяся подпольным бизнесом , это вызвало бы бурю эмоций у тысяч рядовых граждан, чьи запросы остались бы без удовлетворения".

    Даже самый законопослушный обитатель американского города, требующий в петициях к правительству и губернатору сломать хребет "Коза Ностра", охотно делает ставки в бегах у подпольного букмекера или посещает нелегальное казино в подвале ближайшего кафе, игнорируя тот факт, что и ставки, и казино предоставляются ему под крышей той самой "Коза Ностра". О таких аферах "бизнеса", как торговля краденным, наркотиками, проституция не приходится и говорить – это основные объекты, где ОП собирает богатый урожай с момента своего становления.

    Как заметил американский исследователь Джозе Альбини, "распространенное заблуждение, будто ОП была "завезена" в Америку из-за рубежа и существует исключительно по вине иностранных иммигрантов, мешает многим осознать тот факт, что именно население Америки желает, чтобы ОП оставалась в стране". (8)



    I. Мафия и русская мафия

    "Мафия" – это универсальный термин, ставший синонимом ОП и иногда подразумевающий широкий спектр агентов и деятельности, не имеющий ничего общего с действительно существующей мафией ( real estate Mafia). Слово "Mafia" - это термин, используемый журналистами, продюсерами и популярными писателями, т.к. формирует представление у тысяч читателей и зрителей, не требуя дальнейших пояснений. Полиция и прокуратура также используют термин "мафия", но именование преступных организаций (ПО) мафией может привести к значительным последствиям. Например, это может привести к ложному умозаключению, что ПО обладает чертами, которых она вовсе не имеет, либо, что ПО не является проблемой ОП, поскольку не соответствует мафиозному стереотипу. Очевидно, что только исследовав концепцию "мафиози", возможно ответить на вопрос о существовании русской мафии.

    Наиболее известной сегодня является оригинальная Сицилийская версия, которая конкурирует с Китайской, Нигерийской, Албанской мафией, с сородичами Каморы и Коза Ностра. Лучшим способом уяснения последующих версий является обращение к первоначальной модели. Для этого отправимся в небольшую поездку на Сицилию.


    1. Сицилийская мафия.

    Раньше основу мафии составлял семейный клан. Несколько дружественных семейств (или одно многочисленное) образовывали преступную группу, называемую cosca. Отношения в cosca строились на патриархальной основе по принципу повиновения младших старшему. Группой руководил старейшина наиболее влиятельной семьи. Сегодня эксперты спорят о существовании какой-то единой организации, которая могла бы называться Мафией. Традиционной ее характеристикой является практика нарушений, преступная деятельность, управляемая вне правительства. Такая "частная" преступность опровергает принцип, что только государство имеет законную власть использовать принуждение для управления субъектами – используется ли это по отношению к аресту, преступников или для разжигания войны. Мафия – защитный бизнес, что-то вроде гражданского суда или отдела по улучшению бизнеса. Мафиози – это продавец доверия, это человек, систематически нарушающий закон как средство общественного контроля. Такая деятельность осуществляется "авторитетами", работающими совместно с чиновниками правительственного аппарата. Т.е. мафия имеет привилегии одновременно и снаружи, и изнутри правительства. Сицилийская мафия скорее тип поведения, способ мышления, вид власти, чем формальная организация или секретное общество.

    Мафиози – человек уважения и чести, слова и дела, тот, кто улаживает спор несколькими словами, способен проникать в самую суть проблемы, ничего не боится, не прощает оскорблений. Положение мафиози - от обычного бандита до респектабельного члена местной элиты – узнается и поддерживается представителями легальной власти. Только при наличии всех элементов преступной сицилийской культуры, включая omerta (закон молчания или правила для мужчин) организация может претендовать на название "мафия". Так что сицилийская мафия может быть рассмотрена как "мать всех мафий". (9)

    Тем не менее, можно обнаружить рассмотренные условия, но не найти "мафию", т.к. эти условия не значительны в ее развитии. Этой базой можно руководствоваться при определении русской мафии и в США, и в России.



    2. Русские преступники в США (иммигранты)

    По мнению американских ученых , для достоверного понимания природы русских, нужно обратиться к их корням. "Их корни в сумасшедшей России, бывшем Советском Союзе и сегодняшней России".(10) Их корни в тюрьмах и лагерях ГУЛАГа, породивших класс безжалостных профессиональных преступников.

    Первая волна иммигрантов приходится на конец Х IХ – начало ХХ века – евреи обосновались в Нью-Йорке. Вторая волна – после Первой Мировой войны, третья – после ВОВ. Между серединой 1970-х и 1991 годом наблюдалось четвертая волна, и пятая – после распада Советского Союза. И хотя каждая группа иммигрантов имеет свои характерные черты, язык и происхождение – общие. Экономический опыт и взаимодействие с преступностью и коррупцией являются элементом общего происхождения.

    Стоит отметить, что российско-американские отношения как до, так и после распада Союза являются уникальными. Советский Союз в течение полувека рассматривался как враг США, экономическая, политическая и социальная система которого очень отличалась от американских , и который в одиночку противостоял Штатам в международной сфере влияния, в области ядерного оружия и космических программ. С 1991 года целью внешней политики США стало поддержание борьбы за демократию в России, но борьба была разрушена разросшейся ОП и коррупцией.

    По мнению американских ученых, ни в одной стране мира ОП не имеет такого влияния в высших эшелонах власти, как в России. Преступная власть и контроль достигли огромного размаха, ОП давно уже вышла за границы государства. Среди русских "предприятий" на международной арене сегодня действует перевозка оружия, наркотиков, дерева, нефти, ядерных материалов, а также отмывание денег.

    Русские иммигранты в США населяют места типа Брайтон-Бич, Нью-Джерси, Лонг-Айленд, Филадельфия. Русские – не единственная этническая общность, появившаяся в США, также не единственная группа, в которой обнаруживаются преступники и ПО. Достаточно посмотреть на китайских, нигерийских, доминиканских и, в меньшей степени, вьетнамских и корейских иммигрантов, чтобы найти доказательства схожих моментов. Чем же отличаются русские ?

    В начале 1980-х годов появляются газетные статьи о преступлениях русских иммигрантов, наиболее частых в районе Брайтон-Бич и Филадельфии. Как обычно в таких ситуациях полиция и другие правоохранительные органы были главными источниками информации для СМИ. Репортеры беседовали с чиновниками правоохранительных органов на счет расследований, которым посвящены их статьи; полицейские агенты кропотливо собирали и анализировали сюжеты СМИ, использовали показания очевидцев и свидетелей, одни полицейские участки делились сведениями с другими участками, а последние вновь спрашивались журналистами. Круг разрастался, но основная информация оставалась той же. Это один из способов рождения Мафии.

    Процесс становится очевидным при анализе нескольких примеров из СМИ. Статья, опубликованная в мае 1983 года в журнале "Филадельфия" начинается так: "В северо-восточной Филадельфии появилась "малина". Представьте совершенно новую Мафию в этой стране. Каждый крупный город имеет ее "подразделение", организационные связи расширяются и в Европе. "Малина" – та же Мафия, считают американцы. Это международный уголовный заговор, который проявится в любом преступлении, от убийства до шпионажа, распространения наркотиков и ювелирной кражи. Многие члены заговора приехали в страну как советские евреи. Мафия растет…". (11)

    Один из детективов полицейского департамента Нью-Йорка, контролирующего Брайтон-Бич, считает: "… русские создали свою форму мафии здесь. То, что потребовало от итальянцев 300 лет совершенствования, русские освоили за пару лет".(12) Понятно, что из-за отсутствия сотрудничества между американскими и российскими правоохранительными органами по поводу таких дел, мало было известно об особенностях природы и значимости российской преступности за рубежом, и еще меньше о том, как и насколько хорошо она может быть организована. Поэтому американские СМИ пытаются определиться с этим, основываясь на идее перемещения лиц, уже связанных с преступным миром из Союза в США. Так, согласно одной их теорий, Советское Правительство (в частности КГБ) освобождало заключенных из тюрем и вместе с евреями давало разрешение уехать за границу в середине 1970-х годов. Предполагается, что это делалось для дискредитации российского сообщества в других странах, включая США, и сделать эмиграцию непривлекательной для российских граждан.

    Другая версия предлагается американскими правоохранительными органами: члены преступных группировок из украинского города Одессы проникали в США под видом законных иммигрантов, вычислив личности мертвых или отбывающих заключение евреев в Советском Союзе. Эта версия называется "псевдо-еврейской ".

    Но какое объяснение не было бы принято, ясно одно: россияне, вовлеченные в преступную деятельность на родине, продолжают ее после прибытия в США. Яркими примерами являются авторитеты, управляющие Брайтон-Бич в конце 1970-х – начале 1980-х годов, известные гангстеры, среди которых Евсей Аргон, Марат Балагула, Эмиль Пизурецкий и Борис Нофельд. Их биографии изучены американскими учеными, анализ и обобщение полученных материалов дают представление о традициях "воровского" мира.



    3. Воровской мир

    "Воры в законе" представляют собой элиту профессиональных преступников, чьи корни находятся в русских тюрьмах и чья история берет начало с царских времен.(13) Воры в законе – преступные главари. Имея транснациональную природу, русская мафия обладает глобальной причастностью, т.е. действует повсюду, и, возможно, что некоторые иммигранты, занимающиеся незаконной деятельностью в США, были частью советской бюрократии, включавшейся в советскую мафию. Это служит доказательством того, что они – воры в законе.

    Управление делами воровского мира – сфера деятельности "авторитетов", имеющих своих менеджеров, директоров, управляющих предприятиями различной ориентации. Подробно об этом говорится в главе "Структура ОП". Во времена Советского Союза существовал симбиоз между "верхним" и "нижним" миром: "беловоротничковой" преступностью занималась советская мафия, "небеловортничковыми" преступлениями – воровской мир . Черный рынок и теневая экономика были поделены. Это мнение Джеймса Финкенауэра. На мой взгляд, сегодня все настолько взаимосвязано (еще больший симбиоз), что уже трудно выделить, какие тут элементы посторонние, т.е одна управляющая сила занимается всем.

    В известной современной работе Евгения Сухова "Я – вор в законе " говорится, что вором может стать не каждый бандит. Это человек, отсидевший в тюрьме и завоевавший "безупречную" репутацию "вора с понятием" с точки зрения соблюдения воровских традиций. Чем больше страданий, перенесенных достойно, выпало на долю "соискателя" высокого звания, тем больше шансов он имеет получить его. Как правило, настоящими ворами становятся талантливые, умные люди с феноменальными способностями организовать не только сокамерников, но и заключенных всей тюрьмы; подчинить их своей воле и мудро решать любые междоусобицы. Например, в вышеуказанной книге "Я – вор в законе" приводится описание "смотрящего по России" Варяга. Он имел незаурядный интеллект, знал английский и французский языки в совершенстве, закончил юридический факультет МГУ с красным дипломом, защитил диссертацию, имел феноменальную память (увидев мельком – запоминал навсегда). Он прошел всю лестницу воровского мира, начав с подростковой "отрицаловки" и закончив держателем "общака" великой державы. Варяг всегда работал на воровской мир. Упрощенно "работа" воров выглядит так: все, что зарабатывает на жизнь незаконными способами (от карманника до местного главаря) складывают определенную часть в "общак". Сюда же идут деньги, которые платят рестораны, казино и прочие заведения. "Общак" нужен для поддержания преступного мира, в первую очередь, "зоны". Средства из "общака" идут на посылки "зэкам" отбывающим срок, на выплаты вдовам убитых членов мафии и т.д. Понятно, что чем эффективнее "налоговая полиция", тем больше средств в "общаке", тем выше уровень обеспечения нуждающихся. Увеличить общак – задача каждого "смотрящего", от регионального до всероссийского.

    Примерно так работает и живет воровской мир. Сегодня воровские традиции трансформируются, часто титул вора покупается. Но настоящего "коронованного тюремным братством на великие дела" отличают знаки – воровские наколки, иметь которые – честь. Быть "коронованным" означает заслужить авторитет своими преступными делами и похождениями. По наколке остальные воры понимают, что перед ними – законный. Такой окружен уважением и почетом. На воле "законный" контролирует регионы, планирует крупные акции, а, попав "на зону" (т.е. в "родной дом"), подчиняет ее себе и борется с лагерными властями. С развитием транснациональной преступности (ОП), участились случаи отъезда крупных авторитетов за границу, где они продолжают свою деятельность. Одним из таких является Вячеслав Кириллович Иваньков ("Япончик") – глава солнцевской группировки в Нью-Йорке.



    4. Япончик – "Красный крестный отец Нью-Йорка"


    Вячеслав Иваньков, так называемый "Япончик", после прибытия в США в 1992 году до его ареста ФБР в 1995 году был загадочной и даже мифической личностью. Слухи вокруг него создали ему имидж человека, называемого "отцом вымогательства" и "наиболее влиятельным вором в Советском Союзе". Он был ведущим преступным главарем Дальнего Востока России,а одна из крупнейших Нью-йоркских газет называла его "Красным крестным отцом", посланным в Нью-Йорк ворами, чтобы организовать и контролировать преступную деятельность там. Американские власти, особенно ФБР, определенно считали Иванькова главным организатором. Кто же этот Иваньков, известный как "Япончик"? Что он делал в США? Был ли он действительно главой мафии? Дело Иванькова может быть основной значительной демонстрацией того, как и почему создается мафия.



    Происхождение

    Япончик предположительно родился в Советской республике Грузия и вырос в Москве. Был чемпионом по борьбе в юности, первый раз сел в тюрьму за драку в баре, в которой (по словам его московского адвоката) он защищал честь женщины. После освобождения он начал восхождение по преступной лестнице , как многие другие – занимался краденым товаром на черном рынке.

    Согласно информации русских правоохранительных органов, Япончик создал преступную группировку ("солнцевские") примерно в 1980 г. Среди прочей деятельности, они занимались фальшивыми полицейскими документами для изучения домов обеспеченных хозяев, проникновением и кражей денег и других ценностей. В 1982 году Япончика арестовали и осудили за ограбление, ношение оружия и поставку наркотиков. Он был приговорен к 14 годам тюремного заключения, во время которого (отсидел 10 лет) был коронован как "вор в законе".

    Как говорил сам Япончик, его тюремная деятельность в то время противостояла Министерству иностранных дел, объединившееся с ФБР против него. В 1995 году Япончик сказал московскому журналисту, что Министерство не могло простить ему деятельность, направленную на реформирование Советской тюремной системы, во время заключения в Сибири.



    Деятельность в США

    Япончик прибыл в США в марте 1992 года с постоянной бизнес-визой, определяющей, что он работал в киноиндустрии. Как мог человек с судимостью, с 10-летним тюремным стажем и репутацией одного из наиболее влиятельных преступников в России получить въездную визу в США ? Иммиграционный отдел заявил, что Московский департамент был переполнен и не имел ни времени, ни средств проверять преступное прошлое всех соискателей визы.

    Настоящая причина нахождения Япончика в Штатах обсуждается. Российский МИД сообщал ФБР в январе 1993 года, что Япончик прибыл в США для управления и контролирования РОП. Но американская полиция отрицает, что они получали такие сведения. Александр Грант, редактор отдела новостей газеты "Новое русское слово", сообщил, что Япончик уехал из России из-за опасности пребывания там, т.к. появились молодые мафиози, не уважающие таких , как Япончик.

    По одной из версий, подразделение Солнцевской банды в Нью-Йорке насчитывает около 100 членов и организовано тем же способов, что и русская группировка в Бруклине. В июне 1995 года Япончик был арестован ФБР по обвинению в вымогательстве нескольких миллионов долларов у двух русских бизнесменов. Он и три соучастника были осуждены в июле 1996 года.



    Был ли Япончик главой Мафии ?

    По мнению Джеймса Финкенауэра и Элина Уоринга , Иваньков, безусловно, серьезный преступник. Сведения, полученные от российских властей, тюремный опыт и даже его татуировки говорят о том, что он вор. Он, вероятно, самый жестокий русский преступник в США, но сомнительно, что он был или является мафиозным боссом. Нет доказательств, что он пытался монополизировать контроль над каким-либо направлением преступного бизнеса или это он систематически практиковал нарушение закона и занимался коррупцией. Основываясь на одном преступлении, довольно трудно обобщить экономический, физический, психологический и социальный фактор пагубных последствий его правонарушений. Описание самого преступления, однако, предполагает, что это был довольно неумный труд. Наконец, ходили слухи, что Япончик имеет только группу из 10 человек.

    Между тем, Япончик приговорен к 9 годам и 7 месяцам лишения свободы в федеральной тюрьме США. В последнем интервью из тюрьмы Япончик обвинил ФБР в создании мифа о русской мафии. "Они просто донкихотствуют",- сказал он. По словам Япончика, не должно быть мифа об ОП в России, т.к. каждый знает, что "Россия – это одно нескончаемое преступное болото. Преступники в Кремле и в Думе, и любой, кто считает меня главой всех этих "бандитов", просто бредит".



    II Структура ОП

    В западной литературе понятие "ОП" может трактоваться по-разному. Кресси отмечает, что "в США этот термин-синоним для синдиката, картеля, преступной конфедерации, но не для других, менее организованных форм преступности" (13). Аналогичной позиции придерживается Джозеф Альбини: "Организованность – главное отличие ОП от всякой прочей…" (14)

    Альбини сформулировал следующие критерии организации преступников:

    1. она создается для определенных целей;
    2. в ней присутствует разделение труда, полномочий и ответственности;
    3. имеется руководящий центр, координирующий действия всех преступников, способный оценивать эффективность всей структуры и поведение отдельных членов;
    4. в группе есть место для звена, занимающегося подбором, перемещением и смещением "кадров".


    Возможно разделить ОП на формально и неформально организованные группы. Неформальные группы складываются на основе общности интересов, наклонностей и не имеют рационально продуманной структуры. Ее члены могут оказывать друг другу содействие, однако, это не связано с достижением какой-либо заранее поставленной цели. Примером неформальных организаций могут служить молодежные уличные банды.

    Формальные группы имеют рациональную структуру, что означает:

    1. наличие разделения труда в соответствии со структурой группы;
    2. деятельность каждого члена координируется с деятельностью других членов с помощью правил и норм;
    3. наличие заранее определенной задачи, для достижения которой и создается группа.


    Грань между формальными и неформальными группами тонка и эти разновидности могут плавно трансформироваться одна в другую.


    ОПГ имеет задачу: совершать преступления, что и делает их преступными, хотя бы они и занимались иной законной деятельностью. Нужно отличать от сказанного "корпоративную" преступность, осуществляемую легальными предприятиями для достижения законных целей, для которых они и были созданы, например, промышленный шпионаж.


    I. Формы проявления деятельности мафии

    1. "Комиссия" представляет собой высший уровень ОП на национальном уровне. Этот орган выполняет функции правительства, высшего суда, арбитражной коллегии для наиболее влиятельных группировок, контролирующих территорию страны. Путем образования Комиссии преступные кланы чем-то ограничивают свою самостоятельность, зато приобретают взамен монопольный контроль над определенной территорией и могут не опасаться. Что их господство будет кем-то оспорено. В остальном же они остаются автономными.

    2. "Семейство" – многочисленное преступное формирование со сплошной разветвленной структурой. Имеет следующие уровни:


    а) Лидер формирования (Босс, дон), которого можно сравнить с президентом корпорации; осуществляет стратегическое планирование деятельности Семейства и поддерживает согласие среди его членов.

    б) Заместители и советники, отвечающие за какое-либо направление деятельности Семейства и исполняющие функции Босса в его отсутствие. Советниками становятся члены, отошедшие от активной преступной деятельности, однако, обладающие существенным опытом. Сюда же входит "посредник", сообщающий решения руководства на нижний уровень.

    Эти два уровня – штаб Семейства. Следующие два – исполнительные звенья.

    в) "Лейтенанты" ( caporegima), контролирующие работу рядовых исполнителей на определенном участке.

    г) "Солдаты" обычно контролируют "точку" предоставления незаконных услуг и товаров. Не всегда являются членами Семейства, это могут быть представители других формирований, получивших от Босса право заниматься незаконной деятельностью на его территории за определенный процент от прибыли.

    Эта структура вертикальная.

    Существует, согласно Кресси, и функциональная, которая состоит из коррупционера (член Семейства, ответственный за налаживание коррумпированных связей), коррумпированного чиновника и исполнителя. Коррупционером может быть любой член Семейства, от "солдата", платящего 10 $ патрульному полицейскому, до Босса, имеющего близкие отношения с губернатором штата. На "исполнителя" возлагается обязанность применения санкций к нарушителям законов Семейства. В его обязанности не входит непосредственное совершение убийств, избиений и т.д., но он проводит организационную работу: подбор боевиков, продумать план операции…

    Опираясь на выводы Кресси, я полагаю, что русская мафия (= ОП) имеет бюрократическую основу, т.е. ее деятельность не зависит от кадровых перестановок и аресты лидеров крупнейших Семейств не разрушают ее. Безусловно, поначалу возможны трудности, связанные с отсутствием опыта у преемника, но со временем все придет в норму. "Незаменимых людей нет. Организация, структура, а не лица придают Коза Ностре непотопляемость". (15)


    I. Группировка с "прикрытием" – совокупность преступников, для которых характерны следующие признаки:

    II. сициализация на каком-либо одном виде преступлений, обеспечивающем максимальную безопасность и прибыльность;

    III. субординация в соответствии с индивидуальными способностями каждого члена;

    IV. способность противодействовать пресечению деятельности группы со стороны правоохранительных органов.


    IY. Группировка со стратегическим планированием

    Отличительный признак – лидер, определяющий постоянную направленность ее деятельности, обеспечивающий безопасность всем членам. Такой лидер знает, когда преступную деятельность следует прекратить, чтобы не быть арестованным.


    Y. Группировка с тактическим планированием – состоит из исполнителей и лидера, который распределяет между ними обязанности. Совершение преступления предварительно планируется, но формирование немногочисленно и неустойчиво.


    YI. Группировка с оперативным управлением – здесь четкое лидерство отсутствует, признаки организованности возникают лишь в момент непосредственного совершения преступления, когда один из соучастников спонтанно принимает на себя роль руководителя и отдает распоряжение остальным.



    IY. Сферы деятельности ОП

    Описывая деятельность русской мафии, отмечу, что она занимается буквально всеми видами, существующими в мире и приносящими доход. Понятно, что, занимаясь этим на территории своей страны, россияне продолжают "свои дела" и вне ее пределов. В зависимости от сферы интересов группировок Джозеф Альбини выделяет следующие разновидности ОП:

    1. политико-социальную (например, Ку Клус Клан);
    2. корыстную (вооруженные банды);
    3. синдикатную (обе вышеуказанные группировки) ;
    4. групповую ("Ангелы Ада").

    Основной интерес представляет собой деятельность синдикатной преступности, поскольку именно в ней наиболее четко отражается опасность и размах этого социального зла.


    I.Злоупотребления в области трудовых отношений.

    Они имеют место с конца 20-х годов, популярны благодаря исключительной доходности, практикуются практически всеми известными Семействами. Известен пример в Нью-Йорке, когда Голландец Шульц, захватив контроль над профсоюзом работников кафе и ресторанов, вымогал из владельцев этих заведений баснословные суммы, угрожая в противном случае стачкой.

    Русские гангстеры отличаются неправомерным использованием профсоюзных фондов: это социальные выплаты "мертвым душам", инвестирование денег в дутые "социальные проекты" и т.д. Подобного рода деятельностью занимался "первый босс Русской Мафии в США" небезысвестный Евсей Аргон, вершивший суд среди ресторанов на Брайтон-Бич, владевший прокатом лимузинов. Одна из американских газет писала, что к 1980 году доходы Аргона равнялись более чем 50 000 $ в неделю от бизнесменов Брайтон-Бич. Те, кто отказывался платить, были жестоко избиты, иногда самим Доном.


    II. Кража грузов.

    Благодаря контролю над транспортными профсоюзами и налаженной сети сбыта краденых вещей кража перевозимых товаров может быть поставлена на индустриальную основу. По мнению представителей США, в 1970 году потери от краж на транспорте составили более 1 миллиарда $. По сообщениям из федеральных источников, в США в 1977 году на перевозках пропало около 1, 5 т. плутония. Как видно, угроза от этого вида деятельности гораздо серьезнее, чем может показаться.


    Реализация краденых вещей.

    Этот подпольный бизнес, обороты которого исчисляются миллиардами $, не остался без внимания РОП. Известен пример с Маратом Балагула, финансовым директором Аргона, который отлично владел искусством продажи краденого золота и произведений искусства туристам круизных лайнеров.



    Y.Азартные игры.

    Это одна из наиболее устойчивых сфер подпольного бизнеса. Доходы от него в США превышают доходы автомобильной индустрии. Азартные игры многообразны: карты, игральные автоматы, лото, разного рода лотереи, рулетка, ставки на результаты бегов. Примером российско-американской причастности служит Давид Шастер, украинский еврей, вор-карманник с 17 лет, прибывший в Бруклин в 1980 году. Он добывал деньги на жизнь в США тем же преступным способом, что и в Советском Союзе, а также профессионально играл в карты в частных клубах Бруклина. Когда его спросили, были ли эти карточные игры законными, Шастер ответил: "Для меня это было легально. Но я понимаю, что по закону это нелегально".



    YI. Ростовщичество.

    Одной из давних сфер преступного бизнеса является предоставление кредитов под высокие проценты. Мафия использует очень высокие проценты и жестокие санкции к неисправным должникам. Русская мафия считается самой жестокой и беспощадной, "мафиози считают, что они вольны забирать человеческие жизни, у них нет ни стандартов, ни ограничений"(16). Дальше Джеймс Финкенауэр говорит, что русские – атеисты, они ничего не боятся, они считают, что Бога нет; они не уважают никого; 70 лет бедности сделали русских очень раздражительными. Удивительно, но часть опрошенных граждан относительно русской мафии пошли еще дальше: "Итальянцы не позволяют вовлечь себя в убийство, если в этом нет действительной необходимости. А у русских с этим нет проблем, потому что они всегда сражались за свою жизнь – во время Второй Мировой Войны, в Афганистане, внутренней войне. И это сделало их безчувственными к человеческой боли и страданиям" (17). У мафии обеспечением возврата долга является тело должника. Известно много случаев пыток, зверских избиений тех, кто не смог вовремя вернуть взятую сумму.



    YI. Проституция.

    ОП издавна контролирует этот прибыльный бизнес. Иногда криминальные формирования сами содержат подпольные дома свиданий под вывесками салонов красоты, массажных салонов, но чаще контроль заключается в собирании дани с проституток, сводников. Взамен предоставляются услуги по охране, поддержанию порядка и коррумпированному прикрытию.



    YII. Торговля наркотиками.

    В данном случае прибыль формируется за счет следующих операций:

    • производство наркотиков;
    • транзит наркотиков;
    • распространение

    Достаточно назвать фамилии русских гангстеров, осужденных в США за перевозку "дурмана": Борис Коуфилд (поставка героина), Давид Подлог (героин, кокаин), Моня Эльсон (героин).



    YIII. Незаконная миграция.

    Прибыльность участия в незаконных миграциях обуславливается двумя факторами: с одной стороны, сами мигранты платят за возможность оказаться в стране, куда они не смогли бы перебраться законным путем. С другой стороны, многие предприниматели и фермеры охотно приобретают у преступных группировок дешевую рабочую силу, готовую браться за самую черную работу и не защищенную профсоюзом. В этом случае незаконная миграция начинает приобретать черты работорговли.


    IХ. Проникновение в легальную экономику.

    Прибыли, полученные ОП от нелегального бизнеса, все чаще инвестируются не в теневую, а в легальную экономику. Это можно объяснить как субъективными причинами (желание гангстерских вожаков приобрести респектабельность в глазах общества), так и объективными (стремление изыскать новые источники доходов и способов обогащения)(18).

    Незаконные способы приобретения бывают разными. Существенную роль среди них играет получение доли в счет уплаты долгов; иногда используется грубое принуждение. Известен случай, когда банда рэкетиров вымогала у преуспевающего бизнесмена 25 % акций его компании и в качестве меры устрашения избила его жену. В июле 1995 года ФБР арестовало небезызвестного Япончика и трех его товарищей по обвинению в вымогательстве нескольких миллионов долларов у двух русских предпринимателей, управляющих инверстиционной компанией. Обвинительный приговор был вынесен в июле 1996 года.



    Х. Злоупотребления на потребительском рынке.

    ОПГ изобрели неисчислимое количество способов выманивания денег у населения. Сюда относятся махинации с продажей недвижимости, дутыми благотворительными фондами, поддельными товарами известных фирм. Например, преступный итальянский синдикат изготовляет на своих фабриках поддельные часы "ролекс", шотландские виски, духи "Шанель". Относительно русских мафиози известен случай, когда сомнительная компания продавала земельные участки в разных точках планеты для сезонного отдыха владельцев. Действовала четко отлаженная система анкетного опроса, последующего отбора потенциальных клиентов (как правило, довольно обеспеченных), приглашение их на презентации и склонение к покупке "заветных квадратов". Немало людей заплатили солидные суммы, чтобы ежегодный курорт обходился "дешевле". Но, на самом деле никакой действительной продажи не происходило, так как понятно, насколько сложен механизм заключения договора купли-продажи недвижимости, когда покупатель иностранец.



    Х I. Коррупция.

    С помощью коррупции ОП вмешивается в деятельность различных органов и влияет на них так, что те перестают соответствующе осуществлять свои функции: политики вместо того, чтобы представлять интересы избирателей, представляют интересы гангстеров, полицейские не предпринимают никаких мер по пресечению преступлений, судьи оправдывают явно виновных. Коррупция, по мнению Огюста Бекваи, идет по следующим направлениям:

    • коррупция правоохранительных органов;
    • коррупция прокуратуры;
    • коррупция прокуратуры;
    • коррупция судебной системы;
    • коррупция административного аппарата (19).

    Русская мафия в США наиболее известна деятельностью по коррумпированию правоохранительных органов. Схема довольно распространена: выдавая "лицензию", полиция берет на себя обязательство не вмешиваться в нелегальный бизнес группировки, а также тех, кому группировка отдает бизнес на откуп; пресекать всякие нарушения монополии группировки. С другой стороны, преступники обязуются предоставлять коррумпированным чиновникам разного рода материальные блага, не допускать нарушений общественного спокойствия и обязуются помогать поддерживать контроль за криминальной обстановкой.



    Y. Законы ОП.

    Первые упоминания о постоянно действующем своде правил преступного мира связаны с сицилийской мафией. Неписаный закон этого синдиката назывался " omerta", т. е "правила для мужчин". Законы мафии у русских – это моральные заповеди заключенных в тюрьмах:

    1. быть осторожным, не вмешиваться в дела товарищей;
    2. не создавать конфликтов;
    3. не стараться приобрести каких-либо преимуществ перед товарищами с помощью насилия, предательства и обмана;
    4. стараться заслужить уважение товарищей;
    5. соблюдать верность воровскому миру;
    6. никому не говорить о нем, кроме доверенных лиц.

    Можно продолжать и далее, однако, суть такого кодекса в том, что он регулирует отношения в группе людей, оказавшихся во враждебном окружении, которым не на кого рассчитывать кроме как друг на друга. По мнению Кресси, свод этих правил используется высшим руководством преступных формирований для придания законности своей деспотической власти и защиты ее от посягательств правоохранительных органов, враждебных кланов и собственных приближенных.



    YI. Борьба с ОП.

    Методы борьбы с ОП, предлагаемые западными авторами, условно можно разделить на репрессивные и социальные. К репрессивным относятся меры, направленные на совершенствование уголовного законодательства, улучшение работы правоохранительных органов и т.д. Сторонники социальных методов хотят сломить ОП, уничтожив ее опору в обществе.

    Долгое время с ОП боролись исключительно репрессивными мерами. Однако до настоящего времени все эти меры позволяли сдерживать ОП, но не устранить ее. Кресси считает ОП социальной проблемой, которая исчезнет только с исчезновением ее места в обществе. Могущество ОП определяется ее монопольным положением поставщика запрещенных товаров и услуг, требуемых частью населения. Следовательно, базис мафии можно подорвать, к примеру, легализовав те сферы бизнеса, где сейчас она получает свои сверхдоходы.

    В данном случае возникает две проблемы: во-первых, как показал опыт легализованныз казино Лас-Вегаса, контроль на вдруг открытым бизнесом захватят те, кто управлял им и раньше, и имеет для этого опыт и деньги. Во-вторых, ОП обладает высочайшей мобильностью и с одного нелегального бизнеса способна быстро переключиться на другой (20).

    Большинство западных авторов признает, что губительна для ОП среда тоталитарного режима, где люди не осмеливаются требовать запрещенных товаров и услуг. По мнению Огюста Бекваи, главная опасность ОП в том, что она подрывает веру народа в демократические институты и способствует установлению авторитарного правления.


    Литература

    1-3. Tyler, Gus. Organized crime in America. The Univercity of Michigan Press. 1962.

    4-5. Janni, Francis A.J. A Family buisiness. Routlidge & Kegan Paul. London.1972.

    6. Booth, Martin. The Triads. Harper Collins Publishers. London.1990.

    7,13a,15,18 Cressey, Donald. Theft of the nation. Harper & Row Publishers. New York.1969.

    8,14 Albini, Joseph L. The American mafia. Appletion-centure-Profits. New York.1971.

    9-13,13,17 Lames O.Finekenauer, E.J. Waring. Russian Mafia in America. Immigration, cultire & crime.- Northeastern Univercity. Boston.1998.

    19,20 А.И.Котов. Западные авторы об организованной преступности.// Следователь. 1998, № 6.

    http://www.crime.vl.ru/docs/stats/stud/ruinam.htm




    Американские мафиози остались без "крестного отца"


    21.01.2004

    Клан Бонанно был одной из пяти наиболее мощных группировок сицилийской мафии на побережье США
    В Нью-Йорке в результате широкомасштабной полицейской операции арестованы более 20-ти членов крупнейшего мафиозного клана Бонанно. Им уже предъявлены обвинения в причастности к многочисленным убийствам и ограблениям. Одновременно в канадском городе Монреале арестован "крестный отец" клана Вито Риццутто. В ближайшее время он будет выдан американскому правосудию.

    Расследование деятельности этой "семьи" длилось больше четырех лет. Власти считают, что произведенные аресты позволили обезглавить мафиозный клан, некогда один из самых могущественных в Нью-Йорке.

    Джозеф Бонанно родился в январе 1905 года на Сицилии, в городке Кастелламаре-дель-Гольфо в семье состоятельных родителей. Окончив школу, юноша по совету ближайших родственников эмигрировал в США - так в ту пору поступали многие итальянцы. Правда, сначала Бонанно прибыл на Кубу, а уже оттуда с помощью своего кузена Стефано Магаддино (который к тому времени уже был главарем сицилийских бандитов в Буффало) нелегально перебрался в Штаты.

    Любопытна история зарождения клана Бонанно на американской земле. Ее начало приходится на стык XIX и XX столетий, когда в Бруклине обосновались первые представители семейства, прибывшие туда, как и 19-летний Джозеф Бонанно, из городка Кастелламаре. Еще три большие группы сицилийских иммигрантов примерно в это же время поселились в Буффало, Детройте и Чикаго. Их главным «авторитетом» стал Джо Айелло - первый «крестный отец» заокеанской итальянской мафии, сохранявший свое влияние вплоть до середины 20-х годов.


    Выбор хозяина

    В 1926 году между Айелло и молодым гангстером Аль Капоне разгорелась нешуточная битва за контроль над пивоваренной промышленностью Чикаго. Напомним, что в это время в США действовал «сухой закон» и пиво было, по сути, единственным алкогольным напитком, продававшимся легально. Покупательский спрос на него был необычайно высок. Не менее высоки были и «откупные», которые выплачивали «крыше» владельцы пивоваренных заводов восточного побережья США.

    Впоследствии противостояние Аль Капоне и его соперников вошло в историю Нью-Йорка под названием «кастелламарской войны». Эксперты, изучающие феномен заокеанской мафии, оценивают ее итоги как переворот в истории американской коза ностра, приведшей к крупнейшему переделу сфер влияния сицилийской мафии на всем пространстве от Филадельфии до Тампы.

    20-летний Бонанно с самого начала прибился к семейству Аль Капоне, где долгое время оставался на низовых ролях, выполняя наиболее простую гангстерскую работу - разъезжал по городу в качестве курьера, охранял бандитские сходки.

    Спустя некоторое время Аль Капоне, присмотревшись к новичку, дал ему более серьезное поручение - руководить группой гангстеров, которые под видом обычных коммивояжеров должны были доставлять в Нью-Йорк партии новейшего по тем временам оружия - автоматов «Томсон», - нелегально приобретенного на складах американской армии. Транспортировка автоматов производилась в автофургонах, обычно использующихся для перевозки... бананов. Так за Бонанно закрепилась его знаменитая кличка - Банановый Джо.


    На нарах мужчина мужает

    Свое прозвище будущий «крестный отец» не переваривал. Во-первых, потому что был с детства безразличен к бананам, а во-вторых, потому что с этими тропическими фруктами у него были связаны не самые приятные воспоминания - ведь именно за контрабандную доставку оружия Бонанно в начале 1930 года и был впервые отправлен за решетку.

    Пока Банановый Джо кормил тюремных клопов, «кастелламарская война» перешла в заключительную фазу. Вооруженные до зубов суперсовременным автоматическим оружием «гориллы» Аль Капоне перестреляли своих противников, пытавшихся оказать им сопротивление при помощи допотопных смит-вессонов. Противостояние Аль Капоне с Марио Маранцано и Джозефом Массери закончилось в середине 1931 года, когда с интервалом в 4 месяца оба его конкурента были превращены в решето.

    На первой же сходке Аль Капоне был единодушно избран главой «Синдиката», в который теперь входило пять наиболее мощных сицилийских кланов. Одновременно были де-факто закреплены результаты передела сфер влияния. Аль Капоне не забыл и о Бонанно, все еще продолжавшем томиться в Нью-йоркском централе и успевшем до ареста переправить своему боссу десятки стволов, сыгравших решающую роль в исходе сражения. «Подмазав» кого надо, Аль Капоне вызволил Бананового Джо на свободу, отдав ему под контроль бывшее «хозяйство» Маранцано.

    Так собачья преданность Аль Капоне позволила Джозефу Бонанно в неполные 26 лет выдвинуться в главари нью-йоркского «Синдиката». «Коронация» нового «крестного отца» в сентябре 1931 года совпала по времени с его свадьбой. Джозеф женился на сицилианке Фей Лабрузо, с которой они прожили вместе более 50 лет. Супруги вырастили троих детей - Сальваторе, Кэтрин и Джозефа-младшего. Все трое впоследствии активно участвовали в криминальной деятельности.


    Кусок от праздничного пирога

    Следует заметить, что своим стремительным восхождением на вершину «Синдиката» Бонанно был во многом обязан не только личным достоинствам, подмеченным Аль Капоне, но и протекции своего кузена Стефано Магаддино - того самого, который несколькими годами раньше помог Бонанно перебраться в Штаты. Сам Магаддино к указанному времени был мафиози средней руки и втайне мечтал о том, чтобы самому войти в руководство «Синдиката». Аль Капоне недолюбливал Магаддино, но когда последний предложил своему боссу кандидатуру Бонанно, тот с неожиданной легкостью согласился.

    Выступая в роли протеже, Магаддино втайне рассчитывал, что Бонанно, закрепившись на вершине «Синдиката», должным образом отблагодарит родственника. Однако его ждало жестокое разочарование - за всю жизнь Бонанно ни разу не вспомнил об этом.


    Бизнес, замешанный на крови

    ...После захвата власти в Буффало люди Бонанно господствовали уже не только в Нью-Йорке - они хозяйничали повсеместно на восточном побережье США. Рэкет и похищение людей, торговля наркотиками и оружием, проституция и порнография, казино и игровые автоматы - эти и другие отрасли подпольного бизнеса в течение трех десятков лет находились под безраздельной властью Бонанно. Это был многомиллионный бизнес, замешанный на крови.

    Щупальца этого бизнеса со временем протянулись еще дальше, за пределы США - в Канаду. Монреаль стал главным пунктом транзита героина, ввозимого в Соединенные Штаты Америки из Европы. Именно доходы от наркоторговли составили основу финансового благосостояния Бонанно, причем благодаря сложной системе отмывания денег, которую он сам разработал, на протяжении 10 лет ему удавалось придавать происхождению наркодолларов вполне легальный характер.

    В 1942 году Джозеф Бонанно, наконец, получил американское гражданство. После рождения третьего ребенка «крестный отец» решил, что пора начать вести более-менее оседлый образ жизни. Местом своей постоянной резиденции сентиментальный гангстер избрал маленький Туксон на юге Аризоны, который внешне очень напоминал ему о родном Кастелламаре. Он купил в Туксоне богатый дом, обзавелся хозяйством.

    Вплоть до начала 50-х Бонанно, продолжавший через своих помощников и доверенных лиц заправлять преступными делами, был известен своим соседям - туксонским бизнесменам - как... частный предприниматель, владелец мелкой хлопковой фермы «Марана» и фабрички по производству сыра. Бонанно пытался представить себя окружающим как бизнес-партнера тех людей, которые (по вполне понятным причинам) приходили к нему «за помощью и советом». Тех, кто пренебрегал визитом к Бонанно, вскоре начинали преследовать несчастья...

    Впрочем, вскоре федеральные власти США выяснили, что бизнес «частного предпринимателя» Джозефа Бонанно сыром даже не пахнет. На «крестного отца» посыпались неприятности. Первый звонок прозвучал для него в 1953 году, когда федеральные власти под внешне благовидным предлогом вознамерились лишить Бананового Джо американского гражданства. Правда, гангстеру удалось избежать этого, заплатив чиновникам крупную взятку, и его на время оставили в покое.

    Второй звонок раздался в ноябре 1957 года, когда имя Джозефа Бонанно было впервые включено в официальный список лидеров сицилийской мафии, подлежащих задержанию полицией в ходе очередной коллегии «Синдиката» в Нью-Йорке. Подкупив агентов ФБР, Банановый Джо избежал ареста. Но последующие события показали, что гораздо большей опасности ему следует ожидать от своих конкурентов по преступному бизнесу...


    Начало конца

    Уже с середины 1958 года влияние Джозефа Бонанно стало постепенно уменьшаться. Началось все с гибели его ближайшего помощника Альберто Анастасио, павшего от руки другого известного мафиози - Карло Гамбино, который сам метил на это место. Чуть позже скоропостижно скончался давний друг Бонанно Джо Профаси, глава крупного семейства Коломбо. Профаси, как выяснилось позже, был отравлен людьми Стефано Магаддино, с которым у «крестного отца» к этому периоду до предела обострились отношения. Магаддино очень не нравились попытки Бонанно подмять под себя его новую вотчину - прибыльный игорный бизнес в канадском Торонто. Кроме того, он не забыл ему прошлых обид и решил, что час возмездия, наконец, пробил...

    В начале 1962 года по тайному указанию Магаддино был убит еще один из верных соратников Бонанно - Люка Маглиокка, кассир клана. Это убийство стало формальным поводом для того, чтобы созвать внеочередное заседание коллегии «Синдиката». Однако вместо обсуждения «текущего момента» соратники Магаддино вынесли на повестку дня заранее заготовленный вопрос о переизбрании «крестного отца» сицилийцев. Большинство присутствовавших высказалось за то, чтобы передать бразды правления Магаддино. Бонанно, однако, воспротивился этому решению и вскоре начал безнадежное сражение за восстановление своего былого влияния. Сражение, которое он в конечном счете проиграл...

    Пытаясь досадить Магаддино, Бонанно пустился во все тяжкие и организовал похищение его жены. Тот, однако, не поддался шантажу и, прибегнув к помощи федеральных властей, сумел добиться ее освобождения. В ответ люди Бонанно совершили несколько дерзких налетов на нью-йоркские банки и полицейские учреждения. В перестрелках на улицах города погибло несколько десятков человек, в основном случайных прохожих. «Банановая война» началась...

    «Война Бонанно» с переменным успехом длилась с 1964 по 1969 год. В ходе «боевых действий» были пролиты реки крови. Ее отголосками стали, кстати, и громкие политические убийства конца 60-х - в частности, министра юстиции США Р.Кеннеди (брат которого, президент Дж. Кеннеди, был убит - предположительно сицилианской мафией - шестью годами раньше. Еще одна предполагаемая жертва сицилианцев - голливудская суперзвезда, любовница братьев Кеннеди Мэрилин Монро. - Прим. авт.). В наиболее решительный момент схватки Бонанно приказал своим людям прикончить двух главных сторонников Магаддино - Карло Гамбино и Томмазо Луччезо. Однако обоим, несмотря на ряд покушений, удалось уцелеть и умереть... от старости. А спустя некоторое время после неудавшихся покушений с «поля сражения» исчез... сам Бонанно. Как ни крут был Joe Bananas, его соперники в конечном счете оказались еще круче, вынудив низложенного «крестного отца» удалиться в туксонскую ссылку.


    В домашних тапочках, но с кольтом

    Но даже «уйдя на покой», Бонанно все равно оставался объектом пристального внимания федеральных властей США - тем более что дело отца теперь достойно продолжали его сыновья и дочь.

    http://accidents.pravda.ru/accidents/2004/10/72/202/15798_BONANNO.html



    Тюремные банды США


    В тюрьмах расовая сегрегация становится более заметной и острой, конфликты на расовой и национальной почве возникают постоянно. В результате образуются неформальные группы и банды, члены которых совместно защищаются от других групп и банд. Шесть тюремных банд в США приобрели влияние и мощь, позволяющую им активно действовать за пределами зон, огражденных колючей проволокой.

    По данным Министерства Юстиции США\US Department of Justice, в 2002 году в США было более 2 млн. заключенных, что составляет 476 заключенных на каждые 100 тыс. жителей страны. 45.1% заключенных - чернокожие, 34.2% - белые, 18.1% - латиноамериканцы.

    Изначально создание и присоединение к тюремным бандам было основано на расистских предубеждениях и инстинкте самосохранения. В Калифорнии еще существует федеральная тюрьма Ломпок, в которой запрещается представителям разных рас жить в одной камере. Белые банды предоставляли защиту своим белым собратьям, присоединившимся к ним, а афроамериканские банды защищали черных. По прошествии небольшого времени, эти банды превратились в мощные преступные синдикаты.


    "Арийское братство"\Aryan Brotherhood

    Самой известной и могущественной из банд является группировка "Арийское братство", которая предоставляет защиту белым заключенным и основана на принципах расизма. Созданная, как чисто тюремная организация в 1967 году в тюрьме Сен-Квентин, эта банда превратилась в преступный синдикат с крепкими связями с мексиканской и итальянской мафиями.

    Своими самыми ярыми врагами Братство считает афроамериканцев. Нередко между "арийцами" и черными бандами проходят настоящие войны. Братство даже поддерживает некоторые черные группировки, для того чтобы те первыми начали беспорядки в тюрьме. Стать членом банды могут только белые заключенные и пожизненная верность своим собратьям является необходимым условием вступления в организацию. В подавляющем большинстве случаев, полное членство допускается только тогда, когда кандидат совершает какое-либо серьезное преступление. Более того, каждого кандидата тщательно проверяют. Поэтому испытательный срок может затянуться больше, чем на год.

    Члены банды следуют неонацистской идеологии, однако в отличии от своих идеологических предков - германских нацистов, они поощряют принятие в свои ряды евреев. Более того, из-за подобного либерализма, они отказываются иметь дело с членами Ку-Клукс-Клана (ККК в равной степени негативно относится к черным и евреям). Члены Братства подчеркнуто аполитичны. Символами банды считаются свастика, ирландский четырехлистник или инициалы AB, которые члены организации вытатуировывают на спине или запястье.

    Банда активно занимается торговлей наркотиками, рэкетом и избиениями "в воспитательных целях" как внутри тюрьмы, так и на воле. Внутри тюремных стен, "Арийское Братство" занимается контрабандой неразрешенных предметов (в том числе, оружия и алкоголя) и торговлей наркотиками.

    Организация также известна своими жестокими методами. С 1975 до 1992 год только в калифорнийских тюрьмах члены банды совершили 66 убийств заключенных, также убив трех охранников. Более того, "Арийское Братство" также занимается заказными убийствами. Заказы могут поступить как от их собратьев, так и от представителей мафий. По данным ФБР\FBI в течение 23 лет банде были "заказаны" 32 убийства, 16 "заказов" были успешно выполнены. Убийства совершаются по разным причинам. Например, одного из бывших заключенных преследовали из-за того, что его жена отказалась пронести наркотики в тюрьму.

    В декабре 2002 года федеральные власти США заявили, что они уничтожили "Арийское Братство", арестовав всех их лидеров. Двадцати трем главарям банды грозит смертная казнь. Однако немногие верят, что "Арийское Братство" возможно уничтожить. Несмотря на то, что арестованных авторитетов поместили в наиболее строго охраняемую тюрьму в федеральной системе США, заключенные смогли и оттуда продолжить руководить делами организации.


    "Нета"\Neta

    В ряды банды "Нета" входят американцы латиноамериканского происхождения, в основном пуэрториканцы. Организация была создана в 1970 году в тюрьме Педрас, в Пуэрто-Рико (государство, присоединившееся к США). Ее первичной целью была остановка насилия среди заключенных. Ныне банда предпочитает выступать как культурологическая организация и предпочитает оставаться в тени более жестоких, но менее многочисленных преступных структур, созданных преступниками-латиноамериканцами. "Нета" занимается наркобизнесом и вымогательством, для чего налаживает связи с молодежными уличными бандами.

    Члены банды "Нета" очень патриотичны и утверждают, что борются за свободу Пуэрто-Рико, "угнетенной нации, недовольной управлением США". Символом организации считается сердце, проколотое флагом Пуэрто-Рико, а также кисть руки со скрещенными пальцами, что в языке глухонемых означает букву "Н", а также символизирует единство. Цветами банды считаются красный, белый и синий, иногда и черный. Членов банды можно распознать по одежде, бандане или бусам этих цветов. Большинство членов организации вытатуировывают сердце с буквой N между указательным и большим пальцем руки.

    Неуважение к одному члену банды считается оскорблением всей организации и, в большинстве случаев, карается жестокой смертью. 30-ого числа каждого месяца члены "Нета" собираются вместе, чтобы почтить память павших товарищей. Новобранцев "Нета" отбирает очень тщательно. Каждый новый член банды обязуется обеспечить вербовку еще 20 человек. Кандидат в банду носит белые бусы. После того как он доказывает свою лояльность банде и его принимают в ряды организации, ему позволяется носить белые и черные бусы, с одной красной бусинкой посередине.

    "Нета" считается очень опасной. Члены банды постоянно ходят с огнестрельным оружием. Присутствие полиции или вооруженных охранников не останавливает их в намерении совершить преступление. Многие преступники стараются щадить полицейских, поскольку за убийство служителя закона им грозит смертная казнь. Но члены "Нета" никогда не останавливались перед убийством полицейских.


    "Семья Черных Партизан"\Black Guerilla Family

    Могущественная афроамериканская тюремная банда была основана в 1966 году в тюрьме Сен- Квентин, годом раньше "Арийского Братства". Эта банда является самой политизированной из всех известных тюремных групп США. Она были создана как революционная организация, чья идеология составляет причудливую смесь марксизма-ленинизма и маоизма.

    Изначально "партизаны" выступали за искоренение расизма, сохранение достоинства угнетенных чернокожих и свержение правительства США. Эта антиправительственная идеология отражена в их символике: наиболее известны два символа - "дракон, атакующий тюремную башню" или "скрещенные мечи и револьвер".

    Членами банды могут стать только чернокожие заключенные, а также члены уличных банд. Членство в банде пожизненное, выход из организации карается смертью.


    "Мексиканская Мафия"\Mexican Mafia

    Банда была создана в 1950-х годах в исправительном учреждении для малолетних правонарушителей. Ныне эта организация считается самой активной бандой в федеральных тюрьмах США по частоте инцидентов с ее участием. "Мафиози" вербуют только латиноамериканцев, их самым серьезным кровным врагом считается еще одна латиноамериканская тюремная банда "Наша Семья"\La Nuestra Familia. "Мексиканская Мафия" знаменита также тем, что она предоставляет защиту заключенным членам легендарного итальянского преступного синдиката "Коза Ностра"\Cosa Nostra.

    Идеология банды основана на этнической солидарности. "Мексиканская Мафия" занимается торговлей и контрабандой наркотиков и вымогательством. Организация часто практикует убийства, чтобы наказать отступников и чтобы приобрести уважение со стороны членов других преступных групп. Убийства, совершенные бандой, отличаются особой жестокостью.

    Жены, девушки и родные членов банды пользуются большим уважением, так как они помогают проводить сделки с наркотиками и обеспечивают контакты заключенных с внешним миром.


    "Наша Семья"\La Nuestra Familia

    Эта банда была создана в середине 1960-х годов в Калифорнии изначально для защиты от "Мексиканской Мафии". Вражда этих двух групп основана на культурных и психологических различиях между мексиканцами: выходцами из городов ("Мафия") и из сельской местности ("Семья"). Взаимная ненависть этих двух банд так сильна, что тюремные власти активно изолируют друг от друга выявленных членов этих групп.

    В "Нашу Семью", в основном, входят этнические мексиканцы из провинциальных районов США. Организация считает своей главной целью защиту более молодых и новоприбывших заключенных. Однако борьба за власть превратила организацию в криминальную банду, целью которой является контроль за поступлением в тюрьмы контрабанды.

    Членов La Nuestra Familia можно распознать по красному лоскутку на одежде, но самым главным их отличием считаются обширные татуировки по всей спине. На татуировках изображены сомбреро с кинжалом или инициалы LNF.


    "Техасский Синдикат"\Texas Syndicate

    Банда была основана в начале 1970-х годов в тюрьме Фолсом в Калифорнии. Как и многие подобные структуры, "Синдикат" был создан для самозащиты от других банд. Идеология банды основана на идее превосходства латиноамериканского этноса. Ныне в банду могут вступить уроженцы Колумбии, Кубы и Мексики. Члена "Техасского Синдиката" называют "Братом"\Carnal, новобранца - "Кардиналом"\Cardinal, а лидера - "Председателем"\Chairman.

    Символом банды, который ее члены татуируют не правом предплечье, является буква T, которую усердно маскируют среди других татуировок, обычно изображающих дракона, орла, змею и кинжал. Банда часто прибегает к насилию. Как и другие банды она занимается торговлей наркотиками и рэкетом.

    Как заявляет организация American Civil Liberties, факт того, что число и могущество тюремных банд так быстро растет доказывает то, что американской тюремной системе не удается перевоспитать преступников. Мощь этих организаций так возросла, что в некоторых тюрьмах создалась угроза, что реальный контроль над пенитициарным учреждением перейдет в руки банд.

    http://www.infohouse.us/idsec260-1.html



    Библиография


    Часть 1, 2