ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Пакистан: как Вашингтон помог создать государство - «ядерного изгоя»


Норм Диксон
16 февраля 2004 года


В то время как появляются все новые доказательства того, что власти США постоянно врали о том, что Ирак владеет оружием массового поражения (ОМП), дабы оправдать вторжение в богатую нефтью страну, стала известна еще одна новость. Пакистан -один из ближайших союзников Вашингтона - более десяти лет подторговывал технологией производства атомного оружия.

4 февраля Абдул Кадер Хан, именуемый буржуазной прессой «отцом» пакистанской атомной бомбы, выступил в прямом эфире по государственному телевидению. Он признался, что в одиночку руководил сложной сетью продаж ядерных оружейных технологий Ирану, Северной Корее и Ливии, и все это - по крайней мере с 1989 года.

В тщательно составленном обращении, Хан заявил, что «он никогда, ни разу, не получал никакого разрешения на это от правительства».

Не прошло и суток, как пакистанский военный диктатор Первез Мушараф провозгласил, что прощает Хана по рекомендации Государственного Командования (ГК), в котором преобладают военные и правительства. (ГК контролирует пакистанский ядерный арсенал).

Вашингтон с не меньшим проворством признал полное отсутствие ответственности пакистанского военного правительства, при этом амнистия Хану была описана как «внутреннее дело». Ассошиэйтид Пресс сообщила 8 февраля, что, согласно министерству иностранных дел Пакистана, госсекретарь США Колин Пауэлл позвонил Мушарафу 6 февраля и выразил «одобрение результатами расследования и методами его провдения».


Глава ЦРУ Джордж Тенет 5 февраля заявил, что дело закрыто: «Хан и его агентура разгромлены»

Согласно пакистанскому военному, сделавшему официальное сообщение для прессы 1 февраля, Хан был «вдохновителем» изощренной сети подрядчиков и посредников, раскинувшейся не менее чем на три континента. Эта сеть производила, продавала или обменивала и доставляла оборудование для обогащение урана и чертежи в Иран, Северную Корею и Ливию. Вашингтон утверждает, что Ливия выдала проект ядерного оружия, проданный ей «сетью Хана».

Предположительно у Хана всегда были под рукой десятки миллионов долларов для оплаты своих соучастников (и при этом миллионы доставались ему лично). Он мог просто снять трубку и приказать транспортным самолетам пакистанских ВВС доставить детали атомного оружия в Северную Корею и привезти обратно детали ракет.

И каким-то образом все это продолжалось как минимум между 1989 и 2003 под носом у полновластных пакистанских военных и спецслужб, а те не имели об этом ни малейшего понятия. Как сообщила 3 февраля Вашингтон Пост, лабораторию Хана охраняют «две армейские бригады и команда пакистанского Межслужебного Разведывательного Агентства (ISI ).


Доктор Но?

Эта фантастическая история о зловещем джемсбондовском Докторе Но (только настоящем), руководящем всемирным «черным ядерным рынком» может обеспечить сенсационные статьи в бульварной капиталистической прессе, но это - не более чем смехотворная выдумка, с целью помочь пакистанскому военному режиму и его хозяевам в Вашингтоне выйти сухими из воды.

Даже для Вашингтон Пост это оказалось чересчур. Передовая статья от 5 февраля заявляет: «Более двух лет наше правительство держало мистера Мушарафа в стратегических союзниках и смотрело сквозь пальцы на его подавление пакистанской демократии и шашни с исламскими экстремистами. Теперь власть должна признать реальность: пакистанское генералы куда опаснее для США и мировой безопасности, чем Аль-Каида и Саддам Хуссейн. Не будь Пакистан якобы союзником США, его поведение вполне укладывалось бы в рамки, предполагающие необходимость военного удара, как она обозначена в планах национальной безопасности мистера Буша.»

После долгих лет отрицания торговли ядерной технологией, пакистанским военным пришлось сочинить какую-то байку, когда Международное Агентство Атомной Энергии (IAEA) сообщило, что его инспекторы в конце прошлого года с полной уверенностью опознали пакистанские детали в иранском оборудовании для обогащения урана. Завод, производивший топливо для иранских атомных станций, чрезвычайно похож на пакистанский. Документы, предьявленные Ираном в октябре, подтвердили, что продукция пакистанская.

Нажим на Мушарафа усилился после того, как Ливия в декабре показала инспекторам IAEA сотни неоткрытых ящиков с деталями центрифуг, многие из которых поступили в Ливию из Пакистана через Малайзию. Ливия также предоставила документы, уличающие Пакистан.

«Признание» Хана последовало за неделями переговоров с высокопоставленными военными, включая главу ISI генерал-лейтенанта Эхсана Уль-Хака. Нужно было заключить сделку, в результате которой Хан согласился бы стать козлом отпущения, сохраняя титул «национального героя» (и свое состояние) в обмен на помилование.

(Сообщалось, что дочь Хана находилась в Лондоне с документальным подтверждением соучастия пакистанской армии в торговле атомным оружием, чтобы опубликовать их в случае, если отца не помилуют).

Исламабад и Вашингтон имели все основания не судить Хана открытым судом. Согласно сообщению Вашингтон Пост от 3 февраля, Хан сказал следователям ISI, что о его действиях знало командование пакистанской армии, одобрившее их. А именно эти люди - подлинные правители Пакистана.


Одобрено командованием

Высокопоставленный пакистанский расследователь рассказал Вашингтон Пост, что Хан заявил, будто генерал Мирза Аслам Бег (начальник штаба пакистанской армии в 1988-1991 году) одобрил его сделку с Ираном. Хан призанлся, что Мушараф и генерал Джехангир Карамат (командующий армией с 1996 до 1998 года) знали о его обмене технологиями с Северной Кореей.

И в том же номере оставной командир сообщил, что обмен пакистанской атомной технологии на северокорейскую технологию баллистических ракет ускорился после визита премьер-министра Беназир Бхутто в Пхеньян в декабре 1993 года. Соглашение были заключены по настоянию генерала Абдул Вахида, главнокомандующего пакистанской армии. Мушараф тогда служил под началом Вахида в должности руководителя военных операций.

Вскоре после этого Хан возглавил делегацию пакистанских техников и офицеров в Северную Корею для обсуждения соглашения об обмене. Отставной военный добавил, что Карамат, заменивший Вахида на посту начальника генштаба в 1996 году, тайно посетил Северную Корею в декабре 1997 года. В апреле 1998 года Карамат был почетным гостем на успешных испытаниях ракеты Гаури, которая представляла собой переименованную северокорейскую ракету Нодонг. Мушараф принял командование над программой разработки Гаури, когда получил пост начальника генштаба в октябре 1998 года, рассказал газете следователь. Мушараф захватил власть в 1999 году.

Только представьте - начальники генштаба, включая самого Мушарафа и два премьер-министра не знали, или не побеспокоились спросить, что Пхеньян получал в обмен на ракетную технологию!

Однако офицер, проводивший пресс-конфренцию 1 февраля раскрыл капельку правды в тщательно сочиненной истории о деле Хана. «Все знали, что у нас была секретная программа (ядерного оружия и средств доставки), и каждое правительство и службы безопасности смотрели сквозь пальцы на сообщения о действиях доктора Хана ради достижения результатов и из-за доверия к нему лично», как передает Нью-Йорк Таймс от 3 февраля слова офицера.

Разумеется, все это было отнюдь не самодеятельностью жадных контрабандистов, как хотели бы заставить нас поверить Мушарраф и Вашингтон. Организованное воровство, шпионаж и контарабанда, как и секретные сделки между правительствами и армиями всегда были неотъемлемой частью пакистанских усилий для получения атомного оружия. Хотя Хан был важной шишкой, все эти сделки одобрялись и направлялись с самой вершины пакистанского государства и армии.

Согласно подробной истории пакистанской программы разработки атомного оружия, написанной Кэри Саблетт, эта программа была начата 24 января 1972 года, когда премьер-министр Зульфикар Али Бхутто собрал ведущих ядерных физиков страны после поражения Пакистана в бангладешской войне с Индией месяцем раньше.

По приказу Бхутто, написал журналист Тим Вейнер 1 июня 1998 года в Нью-Йорк Таймс: "Пакистан организовал всемирную сеть контрабанды чтобы покупать, копировать или воровать технологию производства атомного оружия, согласно американским официальным лицам и рассекреченным правительственным документам".

Связи пакистанских военных правителей с будущими "торговыми партнерами" установились в начале 70-х и 80-х гг. Бхутто провел ряд встреч в 1973 и 1974 годах с правительствами Ливии и Саудовской Аравии, для совместных усилий по финансированию пакистанской атомной программы. Явно предполагалось, что Пакистан поделиться результатами со своими спонсорами.

Хан занял место в этой сети в сентябре 1974 года. Тогда он был специалистом по металлургии, работающим на амстердамской фабрике, имеющей отношение к европейскому консорциуму по обогащению урана Уренко. При горячем одобрении Бхутто, Хан начал воровать чертежи центрифуги Уренко и информацию о поставщиках. На основании украденного Ханом, началась покупка комплектующих для секретной пакистанской программы обогащения урана в 1975 году.

В июле 1976 года Бхутто назначил Хана главой секретной программы по обогащению оружейного урана для пакистанских атомных зарядов в Лабораториях Инженерных Исследований (ЛИИ) в Кахута возле Исламабада.

Саблетт замечает, что ЛИИ купили многие детали, необходимые для центрифуги и проектов создания ядерного оружия, в открытую. Поставщики из Голландии, Германии, Швейцарии, Франции и Бельгии согласились продать Пакистану необходимое оборудование. Что нельзя было купить открыто и законно, ввезли контрабандой.

После свержения Бхутто в 1977 в результате военного переворота генерала Мохаммеда Зия Уль-Хака, программа ядерных вооружений продолжалась под жеским контролем военных. ISI играл ключевую роль в добывании и доставке необходимых комплектующих и технологий.

После убийства Зия во взорвавшемся самолете в 1988 году военные разрешили провести всеобщие выборы через три месяца и позволили дочери Бхутто Беназир Бхутто стать премьер-министром. Однако программа создания атомного оружия и ЛИИ оставалась под надзором генералов.

В 1990 году, опасаясь, что Вашингтон может ввести санкции из-за секретной подготовки военных к производству атомного оружия, Беназир Бхутто потребовала больше власти в этом вопросе. 6 августа президент Хулам Исхак Хан (бывший министр финансов Зия) отправил ее в отставку. Бхутто назвала это "ядерным переворотом".

Согласно Сублетт, в 1990 году Пакистан провел более 24 "холодных" испытаний ядерных устройств и создал достаточно небольшую бомбу, чтобы ее можно было доставить пакистанским военным самолетами Ф-16 (поставляемыми США). С ростом напряженности в отношениях с Индией в кашмирском вопросе в 1990, генералы приказали подготовить семь "бомбовых начинок" для быстрейшего создания атомного оружия.

7 февраля 1992 министр иностранных дел Пакистана Шахрияр Хан признал в Вашингтон Пост, что его страна располагает компонентами для как минимум одного ядерного заряда. Хотя Пакистан не проводил испытаний ядерного оружия взрывом до 1998 года, он уже принадлежал к числу государств, обладающих таким оружием.


Вашингтон смотрит сквозь пальцы

Пакистан не мог бы превратиться в ядерную державу без многолетней помощи и попустительства правительства США. В годы холодный войны США стремились укреплять армию Пакистана как противовес дружественным отношениям СССР с Индией. По программе "Мирный атом" Вашингтон обучил десятки пакистанских ядерных специалистов с 1956 по 1972 год. В 1962 году США передал Пакистанской Комиссии по Атомной Энергии (ПКАЭ) ее первый исследовательский реактор и запас ядерного топлива (стержней).

Хотя в 1976 году США приняли закон («поправка Симингтона»), обязывающий США приостановить экономическую и военную помощь государствам, не подписавшим договор о нераспространении атомного оружия и занимающихся обогащением урана, Вашингтон не реагировал на все более очевидную пакистанскую атомную программу. Не раньше конца президентства Джимми Картера (6 апреля 1979) помощь Пакистану - 85 миллионов долларов -была наконец приостановлена.

Однако эта умеренная озабоченность пакистанскими ядерными безобразиями продолжалась недолго. После ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года Картер предложил Пакистану возобновление экономической и военной помощи в размере 400 миллионов долларов. Исламабад потребовал прибавки.

В июне 1981 года президент Рональд Рейган объявил о соглашении с Пакистаном о предоставлении экономической и военной помощи - 3 200 000 000 на последующие 6 лет. В декабре 1981 года конгресс одобрил помощь и предоставил Пакистану шестилетнее исключение из подчинения поправке Симингтона.

Дополнительные миллиарды помощи пакистанские военные получили тайно от ЦРУ, Англии, Саудовской Аравии и других источников в 1980-ее годы. Пакистанские ISI были задействованы в передаче оружия и денег бандам, из которых составились силы "моджахедов", воюющих за свержение поддержиываемого СССР левого афганского правительства. Для Вашингтона победа над афганскими "коммунистами" и их советскими союзниками была важнее, чем укрощение ядерных амбиций Пакистана.

В июле 1985 года конгресс США одобрил еще один четырехмиллиардный шестилетний "пакет" помощи Пакистану, а также "поправку Пресслера", требующую от президента США подтверждать ежегодно, что Пакистан "не владеет ядерными устройствами" и не участвует в ядерной контрабанде, прежде чем помощь будет выделена.

Рейган безмятежно подтвердил пакистанское послушание в 19986 году, несмотря на то, что согласно Вашингтон Пост от 4 ноября 1986, разведслужбы США сообщали, и эксперты по нераспространению подтвердили, что Пакистану оставалось от двух недель до "двух поворотов отвертки" до получения полностью готовой бомбы".

В 1987 году конгресс одобрил еще 480 миллионов помощи для Пакистана и продлил исключение из действия поправки Симимнгтона еще на два с половиной года.

Несмотря на неопровержимые доказательства, включая публичную похвальбу пакистанских политиков и ученых, что Пакистан имеет атомную бомбу, Рейган и его наследник президент Джордж Буш-старший подтверждали неядерный статус Пакистана ежегодно до 1990 года (СССР вывел войска из Афганистана в начале 1989 года). В октябре 1990 года Вашингтон приостановил экономическую и военную помощь Исламабаду на сумму 564 миллионов и прекратил государственную продажу вооружений.

Однако ущерб уже был нанесен. Было уже слишком поздно загонять пакистанского ядерного джинна обратно в бутылку. Как сенатор Джон Гленн, один из предложивших поправку Симингтона, заметил 26 июня 1992 года в «Интернешенл Джеральд Трибьюн»: "Девять лет американской помощи привели к тому, что Пакистан смог выделить средства на ядерное оружие и получил средства его доставки".

В 1995 году конгресс США приостановил действие поправки Пресслера на год, чтобы позволить выделение Пакистану "нестратегического военного снаряжения" на 368 миллионов долларов, как часть возобновления "противотеррористической" военной подготовки.

Под действием Закона о Контроле над Экспортом Оружия США президент Билл Клинтон как будто должен был ввести военные и экономические санкции против как Пакистана, так и Индии после ядерных испытаний в мае 1998 года. Однако, из опасений повредить интересам американских сельскохозяйственных и прочих корпораций, спустя месяц после этих испытаний конгресс даровал обеим странам исключение из санкций на один года. Спустя несколько дней президент получил дополнительные полномочия в дальнейшем отменять санкции сроком на год каждый раз.

Клинтон немедленно восстановил помощь на военную подготовку и открыл коммерческие кредиты для обеих стран. Он также включил зеленый свет МВФ для выделения займов. Клинтон также дал Исламабаду разрешение получить 325 миллионов наличными и 140 миллионов товарами в уплату за 28 самолетов Ф-16, которые Пакистан частично оплатил, но не получил из-за санкций 1990 года.

После переворота Мушараффа Вашингтон на короткий срок ввел кое-какие новые санкции. Однако они ( и все санкции против Индии) были отменены спустя две недели после 11 сентября 2001 года, когда президент Джордж Буш младший немедленно завербовал обе страны как близких союзников в своей "войне против террора". Как и в случае в Зия, Вашингтон поставил стратегический союз с Мушараффом выше нужды сдерживать атомное "государство-изгоя".

Джон Гленн пророчески заявил в своей статье 1992 года, относительно нынешней политики банды Буша: "Рейган и Буш проводили политику ядерного нераспространения на грани беззакония. Они подорвали уважение других стран к американским законам и нанесли огромный ущерб попыткам обеспечить нераспространение ядерного оружия.

Имейте это в виду в следующий раз, когда кто-нибудь в правительстве начнет призывать к войне против какого-нибудь жадного до власти диктатора, желающего заполучить атомное оружие"

Оригинал опубликован на http://www.zmag.org/content/showarticle.cfm?SectionID=32&ItemID=4995
Перевод Аллы Никоновой.
http://www.left.ru/2004/4/dikson103.html



США оказывали «протекцию» отцу пакистанской атомной бомбы


09.08.2005

Нидерланды решили не предпринимать никаких действий в отношении пакистанского ядерного ученого в 1975 и 1986 годах по запросу американского ЦРУ. Об этом во вторник заявил бывший премьер-министр Нидерландов Рууд Любберс. По его словам, ЦРУ попросило Амстердам в 1975 году судебно не преследовать Абдул Кадыра Хана, который считается отцом пакистанской атомной бомбы, несмотря на подозрения, что он крадет информацию.

Любберс, являвшийся министром экономики в 1975 году, заявил, что голландская разведслужба рекомендовала правительству предпринять действия против Хана, работавшего тогда в Нидерландах инженером в компании по обогащению урана Urenco и подозревавшегося в индустриальном шпионаже. Однако поступил запрос от ЦРУ, и Хан спокойно покинул страну в том же году. «Американцы хотели проследить и посмотреть за Ханом, чтобы получить больше информации», - заявил Любберс голландскому радио.

Подобная же «протекция» со стороны США была и в середине 1980-х годов, когда под давлением Вашингтона Нидерланды не стали возобновлять дело в отношении Хана, четырехлетний приговор которому был отменен из-за формальностей.

Хан, представленный пакистанскими властями как человек, благодаря которому страна стала ядерной державой, в прошлом году признал, что он был источником утечки ядерных секретов в Иран, Ливию и КНДР. Эти заявления усилили в мире опасения, что атомное оружие может попасть в руки боевиков.

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/59540