ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

NATO. Часть 1


Часть 1, 2, 3


Содержание страницы:

  • "ЧТО ТАКОЕ НАТО: ОТ ПОЛЮСА ДО ТРОПИКА РАКА" (ОТРЫВОК)

  • В.В. ТЕРЕЩУК "НАТО – УГРОЗА ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ!"

  • "НАТО УВЕЛИЧИЛОСЬ НА СЕМЬ ГОСУДАРСТВ И ВПЛОТНУЮ ПОДОШЛО К ГРАНИЦАМ РОССИИ"

  • НИКОЛАЙ ФОН КРЕЙТОР "АМЕРИКАНСКАЯ ПОЛИТИКА "ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ" И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК"

  • ВЛАДИМИР КИКИЛО "ПОТИРАЮТ РУКИ"



Организация Североатлантического договора (НАТО; англ. North Atlantic Treaty Organization, NATO) v это военно-политический союз, созданный на основе Североатлантического договора, подписанного 4 апреля 1949 в Вашингтоне США, Великобританией, Францией, Бельгией, Нидерландами, Люксембургом, Канадой, Италией, Португалией, Норвегией, Данией, Исландией. В соответствии со Статьёй 4 этого договора НАТО служит "трансатлантическим форумом" для проведения союзниками консультаций по любым вопросам, затрагивающим жизненно важные интересы его членов, включая события, способные поставить под угрозу их безопасность, и обеспечивает сдерживание любой формы агрессии в отношении территории любого государства-члена НАТО или защиту от неё.

В 1952 к НАТО присоединились Греция и Турция, в 1955 ФРГ, в 1982 Испания. В рамках НАТО создано объединенное военное командование. В 1966 из военной организации НАТО вышла Франция, в 1974 Греция (в 1980 вернулась в организацию); в военную организацию не входит Испания.

С принятием в НАТО 12 марта 1999 г. Венгрии, Польши и Чешской Республики число стран-участниц достигло 19.

Членами НАТО на данный момент являются: Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Соединенные Штаты Америки, Турция, Франция и Чешская Республика, Литва, Латвия, Эстония, Румыния, Болгария, Словакия и Словения.

Штаб-квартира НАТО находится в Брюсселе.
Что такое НАТО: от полюса до Тропика Рака
http://www.temadnya.ru/spravka/04oct2001/859.html



НАТО – угроза человечеству!


В.В. Терещук*

* Руководитель отдела зарубежных межпартийных связей ЦК Компартии Украины

После известных заявлений секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБОУ) Е. Марчука и Президента Украины Л. Кучмы об окончательном выборе пути, ведущему к вступлению Украины в НАТО, сделанных в конце мая 2002 года, украинские средства массовой информации подхватили высказанные этими политиками безапелляционные утверждения о том, что альтернативы вступлению Украины в НАТО и ЕС нет и что только этот путь гарантирует безопасность украинского государства.

Оба эти утверждения основываются на определенном искажении сути и роли НАТО в мировой системе безопасности. Самое главное, не дается ответ на вопрос: чему нет альтернативы, куда вталкивают Украину и действительно ли это создание системы безопасности? Для ответа на эти вопросы важно четко понимать, что из себя представляет эта международная организация.


1. Создание Североатлантического договора – реакционный шаг мирового империализма

После завершения второй мировой войны, разгрома фашистской Германии и империалистической Японии силами антигитлеровской коалиции в мире впервые за всю историю возникла ситуация, когда в результате завершения войны не усиливается один империалистический хищник (или блок хищников) за счет другого, а возникает действительно коллективная система международной безопасности. Такую систему представляла в тот момент антигитлеровская коалиция во главе с СССР, США, Англией и Францией. Механизм этой коллективной системы международной безопасности, гарантирующей от повторного возрождения фашизма, был создан решениями Ялтинской и Потсдамской конференций. Этот механизм мог стать основой постоянной политики мирного сосуществования государств с различным социальным строем, мог дать многим народам мира гарантии равноправного сотрудничества, утверждение своей государственной независимости и суверенитета.

Именно импульс коллективной безопасности, рожденный решениями Ялтинской и Потсдамской конференций, привел к рождению Организации Объединенных Наций, Устав которой, утвержденный 26 июня 1945 года, содержит в себе положения о коллективной ответственности за международную безопасность.

Дальнейший шаг по этому пути был сделан на Парижской мирной конференции 1946 года, закрепившей, благодаря настойчивым усилиям СССР, демократические принципы мирного урегулирования, открывшие для группы стран, входивших в фашистский блок, возможность демократического развития. Это был действительно новый шаг, резко отличавшийся от того, которому подверглись страны, проигравшие в первой мировой войне, в результате Версальского 1918 года мирного договора.

В то же время разгром мирового фашизма, рост международного авторитета СССР – главного фактора этого разгрома, стали толчком к развертыванию во многих странах мира борьбы трудящихся против капитализма, порождающего фашизм, привели к подъему народно-демократического и национально-освободительного движений. Усиление этих прогрессивных тенденций, ослабляющих империалистические государства, вызвало с их стороны ответные шаги, которые не только поставили под сомнение созданный механизм международной безопасности, но и фактически разрушили его.

25 января 1946 года новый Президент США Г. Трумэн выступил с меморандумом, положившим начало противостоянию США и СССР. 5 марта 1946 года фултонская речь Черчилля, произнесенная в присутствии Президента Трумэна и одобренная им, фактически стала объявлением «холодной войны» против СССР. Она положила начало ревизии англо-советского договора и стала краеугольным камнем англо-американского военно-политического блока, направленного против СССР и всех прогрессивных демократических сил.

3 декабря 1946 года США и Англия заключают сепаратное соглашение о слиянии американской и английской оккупационных зон в Германии, т.е. фактически отказываются от решений антигитлеровской коалиции, ведут к расколу Германии и создают условия для ее ремилитаризации. 12 марта 1947 г. Г. Трумэн призывает США поддержать действия против революционно-демократических сил в Греции и Турции, предложив Конгрессу США выделить для этого 400 млн. долл. США. Начинается период реакционной политики империалистических держав во главе с Соединенными Штатами Америки, получившей название «доктрины Трумэна».

5 июня 1947 г. госсекретарь США Дж. Маршалл объявляет о планах экономической помощи для экономического восстановления Европы («план Маршалла»). Причем эта помощь предлагается на строго оговоренных со стороны США политических условиях и в виде так называемых «связанных товарных кредитов». По сути, этим «планом» США стремились решить двуединую задачу: во-первых, спасти и стабилизировать европейский капитализм, который уже был не в состоянии сопротивляться росту борьбы трудящихся за социализм, во-вторых, усилить позиции американского монополистического капитала в Европе для установления, в конечном счете, мирового господства США.

17 марта 1948 года Англия, Франция и страны Бенилюкса подписали Брюссельский договор о коллективной обороне сроком на 50 лет, который подрывал принципы международной коллективной безопасности, заложенные в решениях Ялтинской и Потсдамской конференции, стал практическим шагом к военному противостоянию с СССР, стал основой для формирования Североатлантического договора. 10 декабря 1948 г. в Вашингтоне начинаются переговоры о заключении Североатлантического договора с участием государств Брюссельского договора, США и Канады, а 4 апреля 1949 года в Вашингтоне правительства Бельгии, Дании, Исландии, Италии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Соединенного Королевства (Англии), США и Франции подписывают этот договор. Несколько позже в него были включены Греция, Турция и Западная Германия. Нужно обратить внимание на то, что агрессивный характер этого блока проявлялся и в том, что в его состав были включены фашистская Салазаровская Португалия и Западная Германия, не только отколотая вопреки решениям антигитлеровской коалиции, но и активно вооружаемая, чей бундесвер со временем составит костяк сухопутных войск НАТО в Европе.

Так возникает НАТО (North Atlantic Treaty Organisation) – Организация североатлантического договора. Вместо организации коллективной международной безопасности в рамках ООН появляется военная организация, которая противопоставляет интересы крупных империалистических государств во главе с США интересам всего остального человечества, и в первую очередь СССР, который участники НАТО обвиняют в агрессивности. Но за пять послевоенных лет наша страна сократила свою армию с 6,5 млн. человек до 2,6 млн., то есть почти втрое. В то же время объединенные вооруженные силы стран НАТО превысили 6 млн. человек. За это время со стороны СССР и образовавшихся в Центральной и Восточной Европе стран народной демократии не делалось никаких организационных шагов, идущих вразрез с решениями Ялтинской и Потсдамской конференций.

На самом деле создание этой военной организации облегчало империалистической буржуазии западноевропейских стран борьбу против демократических движений в своих собственных странах и национально-освободительного движения в колониях. Ради этого монополистическая буржуазия пошла даже на предательство интересов своих стран, на потерю части своего суверенитета и независимости.


2. Подчинение европейских империалистических стран диктату США

Начало такому подчинению положило осуществление «плана Маршалла», который вел к подчинению европейского капитала американскому, позволял последнему вмешиваться во внутренние дела стран Европы. «Империализм США стремится подчинить своему господству многие государства, используя в качестве главных средств политику военных блоков и экономической «помощи». Он нарушает суверенитет и развитых капиталистических государств. Господствующая монополистическая буржуазия высокоразвитых капиталистических стран, вступившая в союз с американским империализмом, приносит в жертву суверенитет своих стран, рассчитывая при поддержке империалистов США подавить революционные освободительные силы, лишить трудящихся демократических свобод, воспрепятствовать борьбе народных масс за социальный прогресс» – говорилось в Заявлении Совещания представителей коммунистических и рабочих партий в Москве в ноябре 1960 года. Буржуазия стран Западной Европы в борьбе против рабочего класса стала возлагать надежды на иностранную помощь и иностранные войска.

По сути, «план Маршалла» продолжал ту же политику, которую провозгласила «доктрина Трумэна», но, учитывая резко негативное восприятие последней в Европе да и в США, этой политике была придана видимость «чисто экономической программы». Механизм осуществления этой политики сводился к следующему: государственные органы США за счет ежегодных средств федерального бюджета закупали по высоким ценам, преимущественно у американских монополий, производимую ими продукцию и передавали ее государственным органам европейских стран. Полученные товары продавались в этих странах по высоким рыночным ценам, а деньги, вырученные от продажи товаров, накапливались на специальных счетах в центральных эмиссионных банках, причем распоряжаться ими можно было лишь с согласия американской администрации.

При таком механизме финансирование этого «плана» покрывалось за счет налогов и неизбежно вело к усилению налогового ограбления американских трудящихся и ценовому ограблению европейских трудящихся, но дальнейшему обогащению американских монополий.

В то же время открытие европейских рынков для товаров американских монополий открывало также для них путь на рынки колоний европейских стран, позволяло укрепиться и там. Используя механизм «плана Маршалла», американский капитал установил свой контроль над богатыми месторождениями никеля в странах «Французского союза», олова – в голландских колониях, урановой руды – в Конго, каучука – в Малайе, хрома – в Турции и т.д.

Контроль за расходованием средств позволял определять, каким отраслям экономики развиваться, а каким нет, позволял расчищать путь американским товарам, защищая их от европейской конкуренции. К тому же, под предлогом «стабилизации» денежного обращения западноевропейских стран и сбалансирования их бюджетов, США получили также право на вмешательство в валютно-финансовую политику этих стран, что вело к подчинению западных валют американскому доллару.

Самое главное, предоставление «помощи» позволяло США диктовать политические условия для странам-получателям: сохранение свободного рынка, частной собственности, демократии американского образца. Помощь оказывалась не тем странам, которые наиболее пострадали от войны и фашистской агрессии, а тем, где правительства поддерживали агрессивную политику со стороны США. Одной из целей «плана Маршалла» была попытка принудить народно-демократические страны Европы, ставшие на путь социализма, к реставрации капиталистического строя посредством оговаривания таких условий получения кредитов, которые привели бы к отказу от проведения социалистических преобразований. Неслучайно и СССР, и страны народной демократии от такой «помощи» отказались.

В то же время осуществление этого «плана» вело к милитаризации экономик этих стран. Всего для осуществления этого «плана» США выделили 13,3 млрд. долл. США. Из них на прямые военные расходы было израсходовано более 2,5 млрд. долл. США, сооружено и расширено 135 военно-промышленных объектов. Постепенно администрация по осуществлению «плана Маршалла» стала превращаться в экономический орган Североатлантического блока, пока в 1950 году не было принято решение о передаче главных функций «Организации европейского экономического сотрудничества» органам НАТО.

Таким образом, чисто экономический инструмент превратился в военно-политический и позволил решить ряд военно-стратегических задач:

1) милитаризация западноевропейской экономики;

2) создание агрессивного военного блока НАТО;

3) строительство многочисленных военных баз США.

Начиная с 1952 года, «военная помощь США странам НАТО стала превышать «экономическую» более чем в 3 раза. США и НАТО развернули ускоренную подготовку к новой войне.


3. История НАТО – история гонки вооружений и агрессии

За полувековой период своего существования блока НАТО ярко продемонстрировал свою агрессивную милитаристскую сущность. Империалистические страны во главе с США превратили этот блок в военную дубинку мирового империализма, развернув для этого немыслимую гонку вооружений.

Тон в этой гонке задавали США, давшие ей старт 6 августа 1945 года взрывом атомной бомбы над Хиросимой. Для этого только за первые три года военные бюджеты стран НАТО были увеличены с 18,7 млрд. долл. США до 42,2 млрд. долл. США, а к 1953 году превысили 64 млрд. долл. США, то есть возросли более чем в три с половиной раза.

Американская интервенция в Корее в 1950 году была активно поддержана другими странами НАТО и открыла длинный перечень агрессивных действий стран Североатлантического альянса, направленных не только против СССР и стран, ставших на путь социалистического развития, но и против национально-освободительного движения. За полувековой период страны НАТО развязали 53 военных конфликта, в ряду которых войны во Вьетнаме, Камбодже, Конго, Алжире, Египте, интервенция против КНДР, оккупация Тайваня, интервенция против Гватемалы, Кубы и многие другие.

Особую угрозу блок НАТО представлял для системы безопасности в Европе. В 1950 году, в мирное время, создаются объединенные вооруженные силы НАТО, что означало создание сильного ударного кулака, находящегося в состоянии полной боевой готовности. Начиная с этого периода, военная доктрина НАТО рассматривает в качестве своей главной цели СССР и страны, ставшие на социалистический путь развития. Согласно этой доктрине армия США брала на себя функции ядерного «меча», а вооруженные силы стран Западной Европы – сухопутного «щита». В этой доктрине наглядно проявилась зависимость от империализма США европейских империалистических стран, которым отводилась роль «пушечного мяса».

Создание объединенных вооруженных сил вело к обострению международной напряженности. Усиление гонки вооружений и нарастание прямой угрозы интервенции НАТО в Европе вынудили страны Восточной и Центральной Европы пойти на создание оборонительного Варшавского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, который был подписан 14 мая 1955 года между СССР, Албанией, Болгарией, Венгрией, ГДР, Польшей, Румынией и Чехословакией. Только благодаря тому, что СССР выдерживал напряжение навязанной гонки вооружений, что его авторитет в мире значительно вырос, мировые империалистические круги во главе с США не решились развязать новую мировую войну ни в пятидесятые, ни в шестидесятые, ни в последующие годы. Но империалистические державы несут всю ответственность за развязывание «холодной войны».

Создание военного блока НАТО стало той основой, на которой выросло новое объединение всех основных империалистических государств, включая США, Англию, Францию, Италию, а затем и Западную Германию и Японию, которые подчинили со временем потенциал всего капиталистического мира через создание сети военных блоков. В сентябре 1951 года был создан военный блок АНЗЮС в составе США, Австралии и Новой Зеландии. В 1954 году создается военный блок СЕАТО в составе США, Англии, Франции, Австралии, Новой Зеландии, Филиппин и Пакистана. В 1955 году создается военный блок СЕНТО на Ближнем и Среднем Востоке в составе Англии, Турции, Ирана, Пакистана и Ирака. В 50-х годах США добились также усиления военной направленности Организации американских государств. Таким образом, на основе НАТО и системы военных блоков создавалась единая военно-политическая система, распространяемая на весь капиталистический мир, управляемая американским империализмом и ему послушная. Мир все ближе подходил к грани войны.

Учитывая опасность противостояния и стремясь возродить коллективную систему международной безопасности, СССР в 1954 году обратился с официальным предложением о присоединении страны к Североатлантическому договору. 7 мая 1954 года сессия совета НАТО отклонила это предложение, подтвердив тем самым его агрессивную направленность против СССР и других социалистических стран.

Попытка представить НАТО в качестве «миротворческой» организации, позволяющей не допускать межгосударственные и межнациональные конфликты, опровергается самой историей стран, входящих в этот блок. За весь период существования НАТО США более десяти раз осуществляли военные интервенции в Центральной и Латинской Америке. Великобритания уже более столетия не может решить незатухающий межнациональный конфликт, связанный с оккупацией Северной Ирландии. А также запятнала себя Фолклендской войной с Аргентиной. Испания, ставшая членом НАТО в 70-х годах, никак не может решить межнациональный конфликт с басками. Франция запятнала себя не только войной в Алжире, но и до сих пор не может решить проблему с корсиканским сепаратизмом. А чего стоит тщательно замалчиваемая всеми восхвалителями НАТО как гаранта мира война в 70-х годах между двумя членами этого блока – Грецией и Турцией и возникшая незаживающая рана Кипрской проблемы? Нельзя также назвать образцом для подражания периодическое установление военных режимов с странах НАТО, как это было в тех же Греции и Турции.

Остановить угрозу войны было возможно лишь активной борьбой за мир. В этих условиях по инициативе СССР развернулось международное движение в защиту мира, которое вскоре превратилось во всемирное. Первый Всемирный конгресс сторонников мира состоялся в 1949 году одновременно в Париже и Праге с участием более двух тысяч делегатов из 72 стран мира. В пятидесятых годах наша страна провозглашает политику, основанную на принципах мирного сосуществования, инициирует переговоры с США о запрещении испытаний оружия массового поражения, о сокращении вооружений. И это не смотря на преимущества СССР и в разработке ядерного оружия, и в создании космической техники, и выходе в космос. Эта политика давала свои успехи.

В июле 1963 г. СССР, США и Великобритания подписывают соглашение о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, космическом пространстве и под водой, а в октябре вступает в силу соответствующий Московский договор. В 60-х годах начинает работать Женевская конференция по разоружению. В 1970 году вступил в силу Договор о нераспространении ядерного оружия и начались переговоры между СССР и США об ограничении стратегических вооружений (ОСВ). В 1975 году вступил в силу процесс постоянного Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в результате подписания в Хельсинки Заключительного акта СБСЕ.

Но НАТО не спешило отказываться от агрессивных намерений. В декабре 1976 года Североатлантический совет отклонил предложения стран Варшавского договора об отказе от применения первыми ядерного оружия и об ограничении членства в НАТО. Несмотря на это мирный процесс требовал дальнейшего сокращения вооружений, который НАТО пыталось обходить. Так в 1979 году в Вене подписывается Договор ОСВ-II (который США в последствии не ратифицировало), и в том же году НАТО принимает решение о развертывании в Европе американских крылатых ракет наземного базирования и ракет «Першинг II». С 1983 года НАТО разворачивает в Европе ядерные силы средней дальности.

В целом следует сделать вывод, что Европа не пережила за этот период НАТО-вской агрессии только потому, что СССР и Варшавский договор их сдерживали тем, что были готовы дать достойный ответ. Но ситуация изменилась коренным образом после разрушения СССР и социалистического лагеря.


4. Разрушение социалистической системы и СССР и переход НАТО к «новой доктрине»

Мы не будем в этой статье анализировать причины развала СССР и социалистического лагеря, но рассмотрим последствия для международной системы безопасности исчезновения того фактора, который сторонники НАТО приводили в оправдание существования этого военного блока.

Начало 90-х годов ХХ века привело к прекращению существования не только СССР, но и Варшавского договора. Но за этим не последовала ликвидация НАТО. Переход к монополярному миру не привел к уменьшению агрессивных устремлений ведущих империалистических государств. Постепенно складывающаяся система их мирового господства во главе с США после исчезновения противовеса стран социализма в Восточной Европе резко ускорила свое утверждение. В мире утверждался «новый порядок», в котором группа империалистических стран, так называемый империалистический Центр («золотой миллиард»), поставил в полную зависимость от своих интересов остальной капиталистический мир – все более превращающийся в капиталистическую Периферию, теряющую право на развитие. Военному блоку НАТО в этой поляризации отводилась особая роль, которая быстро проявилась и в политике и на практике. В политике она воплотилась в новой Стратегической концепции Североатлантического союза, принятой советом НАТО в Риме, а на практике – во время войны против Ирака («Буря в пустыне» с участием войск НАТО), а затем против Союзной Республики Югославии.

«Новая доктрина», зафиксированная в Стратегической концепции Североатлантического союза, исходит из того, что у НАТО исчезли в Европе противники, но, несмотря на это, настаивает на развитии «Особого характера европейской безопасности и оборонной роли» (п. 2 и 3). Суть «Особого характера» проста – НАТО будет определять необходимые меры по безопасности, выбирать врагов этой безопасности. Если исчезла прямая угроза безопасности для Североатлантического союза, то сохраняется «довольно большая неопределенность в отношении будущего и некоторая угроза безопасности» (п. 6), которая «многогранна и имеет многостороннюю направленность» (п. 9). За этой расплывчатой формулировкой скрывается право НАТО судить и наказывать любого, кто ему покажется неугодным и опасным.

При этом главную опасность НАТО усматривает в такой агрессии, которая появляется «в результате неблагоприятных последствий нестабильности, которая может быть вызвана серьезными экономическими, социальными и политическими трудностями» (п.10). То есть главный противник теперь – трудящиеся собственных стран, которые могут возмутиться своим собственным экономическим, социальным и политическим положением, резко ухудшающемся в условиях очередного кризиса мировой системы капитализма. Дальше в этом пункте прямо говорится, что кризисы могут вести к вооруженным конфликтам. Таким образом, «Новая доктрина» НАТО прямо заявляет о том, что этот блок есть орудие реакционной империалистической буржуазии против трудящихся как собственных стран, так и других стран мира, которое необходимо для подавления революционного сопротивления трудящихся в условиях появления революционных ситуаций.

Но империалистическим странам мало господства на своей собственной территории. Вслед за заявлением США о том, что весь мир является зоной их «жизненных интересов», аналогичную позицию занимает и НАТО. Пункт 13 Стратегической концепции четко определяет глобальные интересы этого блока: 1) распространение оружия массового поражения; 2) нарушение потока жизненно важных ресурсов; 3) акты терроризма и саботажа. То есть ресурсы всего мира должны служить процветанию стран НАТО, а если кто будет сопротивляться такому порядку, саботировать его, или, тем более, бороться против него, то для таких и сохранена военная дубинка блока.

Не снимается и подозрительность со стран, переставших противостоять идеологически, но имеющих мощный военный потенциал, в том числе и СССР (а теперь Россия), как об этом говорится в п. 14. При этом Стратегическая концепция сохраняет подчиненное положение европейского империализма перед американским, отмечая в п.37, что присутствие североамериканских обычных вооруженных сил, а также ядерных сил США в Европе сохраняет свое жизненно важное значение для европейской безопасности».

«Новая доктрина» по сути, подтверждает агрессивную сущность НАТО, но теперь уровень претензий достигает всемирного масштаба. Оставалось только устранить последних «непокорных» в Европе.

В этот период военные расходы стран НАТО достигают астрономических величин: в 1980 году 255 млрд. 122 млн. долл. США, в 1985 – 327 млрд. 949 млн. долл., в 1990 – 503 млрд. 906 млн. долл., в 1992 – 509 млрд. 142 млн. долл. США.


5. Агрессия против СРЮ – практика «Новой доктрины»

Благодаря идеологическим, пропагандистским и экономическим усилиям страны НАТО провоцировали гражданский конфликт внутри Союзной Республики Югославии после чего было развязано вооруженное вмешательство. В 1994 году впервые после второй мировой войны войска НАТО открыто участвовали в военных действиях на территории Европы с участием военно-морского флота, авиации и наземных войск. Политики стран НАТО активно стимулировали сепаратизм внутри СРЮ, а потом всеми средствами добивались выполнения требований сепаратистов.

Но особо разрушительной и кровавой стала агрессия против СРЮ в 1999 году, которая по интенсивности и военной мощи уступала только второй мировой войне. Эту агрессию непосредственно осуществляло НАТО, союз 19 наиболее развитых стран, причем 10 из них активно участвовали в агрессии.

За период с 24 марта по 24 апреля в боевых действиях участвовали 1100 самолетов НАТО, которые совершили более 25200 боевых вылетов над территорией Югославии, сбросив при этом более 25 000 тонн взрывчатых веществ. Те страны НАТО, которые непосредственно в боевых действиях не участвовали, способствовали агрессии, предоставляя агрессорам свою территорию и инфраструктуру, содействуя войскам НАТО в тылу.

Боевые действия были начаты при вопиющем нарушении положения Статьи 2 Устава ООН, в отсутствие резолюции Совета Безопасности ООН. Это свидетельствовало о том, что страны НАТО во главе с США почувствовали свою безнаказанность и стали на путь игнорирования ООН как инструмента международной политики и международной безопасности.

В результате систематических ежедневных интенсивных бомбардировок военных и гражданских объектов на территории Югославии от бомб, снарядов и ракет, пострадали жилые районы, учреждения здравоохранения и образования, культурные и культовые сооружения, промышленные объекты, дороги, мосты, автобусы и поезда. В ходе этих бомбардировок пострадали сотни тысяч мирных жителей. Дети составляют 30 % убитых мирных жителей и 40% раненых. Повреждение электростанций и линий электропередачи на территории Югославии привели к полному прекращению снабжения водой и электричеством, вызвали настоящую гуманитарную катастрофу. А загрязнения окружающей среды в результате применения зарядов, содержащих уран, а также разрушения химических и нефтеперерабатывающих заводов нанесли непоправимый урон жизни и здоровью населения не только Югославии, но и их соседей, всей Европе.

Этими действиями НАТО нарушило международное гуманитарное право, основы прав человека, включая право на жизнь, а также положения международного права, по транспорту и охране окружающей среды.

Разрушение страны в центре Европы – вот последствие применения НАТО для «умиротворения» Югославии. И эти последствия являются вопиющим обвинением агрессивности НАТО.

Война против Югославии является в настоящее время наиболее полной реализацией новой доктрины деятельности НАТО. Первый пример новой доктрины, которая испробована на Балканах, в войне против Боснии-Герцеговины, завершившейся подписанием империалистического Дейтонского договора. В новых условиях новая доктрина НАТО отвечает усилиям империализма во главе с США и ЕС забронировать и застраховать мировую капиталистическую систему в западном полушарии от тех опасностей, которые ей угрожают.

На встрече в Кёльне 10 июня 1996 года государствами-членами ЕС, США, Россией, другими государствами юго-восточного региона Европы (кроме Югославии), а также крупными империалистическими организациями (ОБСЕ, МВФ, ОЭСБ, Мировым банком, и т.д.) был подписан так называемый “Пакт стабильности в юго-восточной Европе”. Пакт о стабильности предусматривает, в сущности, создание регионального империалистического механизма (“рабочими столами”: о демократии, об экономическом развитии, и о безопасности), благодаря которому ЕС, США и НАТО будут прямым образом вмешиваться во все сферы жизни балканских стран, от способа правления страной и экономической политики, до вопросов национальной обороны и безопасности. Этот механизм, согласно 10 статьи пакта, принимает на себя обязанности: о создании активных капиталистических “рыночных экономик”; о сохранении многонационального состава региона и защите меньшинств.

В п. 8 обязанности описываются следующим образом: “... страны региона, участвующие в Пакте стабильности обязуются продолжить демократические и экономические реформы..., двухстороннее и региональное сотрудничество между ними, чтобы способствовать их интеграции на индивидуальной основе в Евроатлантические структуры”.

К тому же, в статье 7 уточняется, что защита прав человека не является исключительно внутренним вопросом заинтересованных государств, а является вопросом прямого и дозволенного интереса всех государств, участвующих в Пакте через их членства в ОБСЕ. Таким образом, открыто сформулировано право империалистического вмешательства и упразднения национального суверенитета.

Эти действия империалистов включены в более обширную попытку установить новое мировое право, чтобы не считаться с нынешним международным правом, чтобы лучше добиться следующих своих целей:

– Утвердить и организовать капиталистическую эксплуатацию и капиталистическое господство в регионе, в котором имеется множество природных ископаемых, а также десятки миллионов трудящихся – потребителей.

– Проверить новые формы империалистической экспансии в регионе, модели реализации новой доктрины НАТО, а также практическое утверждение нынешнего баланса сил между крупными державами в мировом масштабе.

– Сформировать новые протектораты (например: Босния, Косово).

– Сохранить зоны постоянного напряжения между балканскими государствами, позволяющие империалистическое “судейство” (например: Воеводина, Фракия и т.д.).

– Ограничить суверенные права балканских стран в экономическом, политическом и военном уровнях.

– Ослабить Россию, оторвав ее от исторических союзников и отлучив от природных источников Каспия и Кавказа.

– Развалить Югославию и свергнуть ее избранное руководство.

Этим же пактом открывается новый период вмешательства империалистов. И это потому, что государства, подписавшие этот пакт не просто обязаны продолжить реформы так называемой “рыночной экономии” и “демократизации”, а потому что они согласились с тем, что вопрос защиты так называемых “прав человека” не является “исключительно внутренним вопросом данного государства”.


6. Расширение НАТО и его последствия

Одним из элементов «новой доктрины» НАТО стал процесс расширения этой военной организации. В конце 1993 года с целью развития Стратегической концепции разрабатывается программа «Партнерство ради мира», которая утверждается в начале 1994 года. Согласно этой программе НАТО намечает ряд мероприятий, направленных на установление сначала контроля со стороны НАТО за состоянием обороны и вооружений тех стран Европы, которые не входят в блок, в первую очередь стран Варшавского договора. Затем посредством ряда мероприятий планируется установление зависимости этих стран в военных вопросах от НАТО. Главная цель этой зависимости – лишить эти страны возможности ведения самостоятельной военной политики.

Установление такого контроля и зависимости предполагает в первую очередь ликвидацию в этих странах собственной оборонной промышленности – военно-промышленного комплекса. В Программе это направление было утверждено как оказание помощи государствам – партнерам в осуществлении конверсии оборонного сектора. Главный рычаг осуществления – приватизация, выведение оборонных предприятий из под контроля государства. Основные формы реализации: перепрофилирование, закрытие, прекращение обучения специалистов в военной промышленности.

Вторым важным для НАТО моментом создания системы зависимости этих стран в военных вопросах стал вопрос о рассекречивании важнейших научных разработок в военной области, скупке или получении в ходе «научных обменов», «курсов повышения квалификации» и др. соответствующих разработок. Следующим шагом стало переманивание ведущих научных специалистов в военной сфере на работу в страны НАТО – организация «утечки мозгов».

Третьим элементом установления контроля и зависимости стали программы «оптимизации» государственных бюджетов стран – партнеров в соотношении расходов на военные и невоенные нужды. Военные бюджеты этих стран начинают строиться по «рекомендациям» экспертов НАТО.

В условиях колоссального развала экономик бывших социалистических стран вследствие реставрации капитализма США и другие страны НАТО как непосредственно, так и посредством международных финансовых институтов, предлагают финансовую помощь и кредиты на таких условиях, которые позволяют сначала поставить под контроль финансовую политику страны, а потом и в целом экономику и военные расходы в особенности.

Для осуществления такого контроля и создания системы зависимости Программа предполагает создание на территории стран – партнеров системы «Информационных Центров» НАТО с институтом экспертов по различным направлениям. Одновременно задачей этих Центров становится формирование положительного имиджа НАТО и его действий среди местного населения с целью облегчения процесса подчинения этих стран и уменьшения протестного потенциала.

В области стратегии Программа «Партнерство ради мира» осуществляет ряд мероприятий по привитию национальной политике стран-партнеров НАТОвского видения и понимания сути миротворческих процессов, закрепленного в «новой доктрине». В первую очередь миротворческие мероприятия переориентируются на решение вопросов по «преодолению кризисов» внутри этих стран. Происходит перенацеливание военной доктрины на внутренние задачи, создание механизмов подавления возмущения собственного народа результатами капиталистических реформ. Вторым моментом становится борьба с распространением оружия массового уничтожения, что позволяет НАТО взять под свой контроль всю торговлю оружием в этих странах, использовать этот контроль для устранения конкуренции на рынке вооружений и техники. Третьим моментом стратегии становится подчинение внешней политике НАТО в вопросах определения и наказания «Неугодных» стран и народов под видом борьбы с терроризмом. Четвертым – использование стран-партнеров для установления контроля НАТО за основными мировыми потоками сырьевых, энергетических и прочих ресурсов в интересах стран НАТО.

В военной сфере программа открывает доступ НАТО в воздушное пространство стран-партнеров, позволяет установить контроль за средствами ПВО, контроль за состоянием мобилизационного резерва, состоянием перевооружения. Благодаря Программе для НАТО открывается возможность сначала навязать свои стандарты вооружений и техники, а потом и саму технику, вынуждая страны – партнеры покупать оружие НАТО.

Только в контексте перечисленных выше задач можно понять суть и направленность тех совместных учений, которые проводятся в рамках Программы «Партнерство ради мира».

В течение 1994 года 23 страны подписывают Рамочный документ программы «Партнерство ради мира» в такой последовательности: Румыния, Литва, Польша, Эстония, Венгрия, Украина (8 февраля), Словакия, Болгария, Латвия, Албания, Чехия, Молдова, Грузия, Словения, Азербайджан, Швеция, Финляндия, Туркменистан, Казахстан, Кыргызстан, Российская Федерация (22 июня!), Узбекистан и Армения. Для ряда стран подписываются Индивидуальные программы партнерства, которые становятся подготовкой этих стран к вступлению в НАТО.

Вскоре три страны: Чехия, Польша и Венгрия становятся членами НАТО, увеличив состав блока до 19 стран. Это расширение никак не повлияло на изменение агрессивной сути этого блока.

Хотелось бы обратить внимание на то, что втягивание бывших социалистических стран в Программу «партнерства» происходит на фоне начала первой агрессии НАТО против Югославии и служит формой нейтрализации возможного протеста со стороны этих стран.


7. Усиление мировой реакции после террористических актов в США 11.09.2001 г.

Через год после террористических актов 11 сентября в США стало предельно ясно, что они сыграли на пользу международному империализму, самым реакционным кругам внутри США. Перефразируя известное высказывание можно сказать: если бы Бен Ладена не было, то его следовало бы придумать. Борьба народов и движений за социальное освобождение от классового гнета, борьба за национальную независимость не связана с террористическими представлениями и практикой. Народы не ищут повода, для того чтобы действовать, так как за ними право. Повода ищут империалисты и угнетатели, для того чтобы придать «законность» своим действиям.

Объявленная война с терроризмом, по сути, стала превращаться в произвол США в отношении остального мира. С этого момента становится нормой единоличное принятие США решений о том, что соответствует, а что нет мировой безопасности. Само понятие мировой безопасности стало отождествляться с безопасностью США и интересов американских транснациональных корпораций.

То, что во время агрессии против Югославии было эпизодом, теперь становится нормой. В сторону отодвигается не только ООН, но и Совет безопасности. США самостоятельно определяют врага и способы его наказания. Именно так принимается решение о начале войны в Афганистане, последствия которой никак не связаны с устранением угрозы терроризма. Именно так выдвигаются обвинения в отношении других стран, объявляемых «осью зла» или «изгоями». США все больше действуют в роли мирового жандарма, а НАТО быстро превращается в послушный инструмент американской агрессивной политики.

В колеснице политики США временно оказывается и Россия, хотя внутри страны все громче голоса о том, что последствия американских действий на Среднем Востоке иные, чем борьба с терроризмом. Американцы создали на территории стран Средней Азии и Грузии свои военные базы, которые позволяют непосредственно вмешиваться в события и фактически взять под свой контроль стратегически богатый ресурсами прикаспийский регион, оттесняя Россию от влияния в этом регионе.

Именно США в течение тридцати лет вооружали Пакистан и поддерживали самые реакционные режимы в этой стране. Они способствовали созданию в Пакистане ядерного оружия и сделали все для обострения отношений между Индией и Пакистаном, подталкивая эти страны к войне, чреватой применением ядерного оружия. Легко усматривается прямой интерес введения после начала войны «миротворческого» контингента войск НАТО для полного подчинения этого региона своей политике и своим интересам. Самое главное, на этой волне можно успешно создать мощный плацдарм для будущей войны с Китаем.

США своей агрессивной политикой все сильнее подталкивают человечество к новому атомному кошмару третьей мировой войны. И НАТО стала, по сути, главным инструментом этой политики. НАТО новой доктриной и так называемым его «расширением» на Восток и Средиземноморье, созданием сил быстрого реагирования и так называемых «гуманистических» войн, старается не дать народам свободно выбирать свой путь развития. НАТО попирает существующее международное право и утверждает право сильнейшего.


8. Роль Украины в НАТО – «пушечное мясо»

Украина за последнее десятилетие стала зоной особого внимания со стороны внешней политики США и стран НАТО. Она одной из первых была включена в программу «Партнерство ради мира» и реализация всех тех задач этой программы, о которых говорилось выше, осуществлялась здесь с особой тщательностью. Ведь именно на территории Украины в СССР были сосредоточены важнейшие предприятия военно-промышленного комплекса и научно-исследовательские институты в военной сфере. Все это было подвергнуто конверсии самым глубоким образом под пристальным присмотром американских и натовских экспертов. Из нашей страны была организована самая массовая «утечка мозгов», работавших в ВПК.

После того, как вступление в НАТО Польши и Венгрии вплотную придвинуло этот блок к границам Украины, стране была предложена не индивидуальная программа (как это делалось в отношении будущих кандидатов в НАТО), а программа «особого партнерства». 9 июля 1997 года была подписана Хартия об особом партнерстве Украины с НАТО. Особенность этого партнерства заключалось в необходимости решения со стороны НАТО двух взаимоисключающих задач: максимально поставить Украину в зависимость от политики НАТО и, в то же время, сохранить лицо перед предостережением России о недопустимости включения в НАТО стран, входивших в СССР. Особенно это касалось Украины.

Хартия об особом партнерстве привела к тому, что те принципы НАТО, которые были сформулированы в «новой доктрине» применялись к Украине самым активным образом. Не случайно наша страна вышла на первое место по количеству совместных учений с участием воинских подразделений стран НАТО.

Последним шагом стало заявление секретаря Совета национальной безопасности и обороны Е. Марчука и Президента Украины Л. Кучмы о необходимости пересмотра внеблокового статуса Украины и официального обращения с заявкой на вступление нашей страны в НАТО. Под давлением прозападных, национал-экстремистских сил, поддерживаемых Западом, сделан новый опасный шаг на пути к полному подчинению внешней и оборонной политики Украины диктату заправил Северно-Атлантического альянса и Вашингтона.

Решение СНБОУ основывается на обмане общественности, что будто бы НАТО является инструментом европейской коллективной безопасности, и утверждено с демонстративным игнорированием того бесспорного факта, что, как указывалось в Постановлении Верховной Рады Украины от 23 апреля 1999 года: «Организация Северо-Атлантического Договора является агрессивным военным блоком, руководство которого присвоило себе право осуществлять суд и расправу над любым суверенным государством, на считаясь ни с Уставом Организации Объединенных Наций, ни с нормами международного права и человеческой морали». Об этом свидетельствует вся деятельность альянса и особенно его недавние насильственные действия против Ирака, суверенной Союзной Республики Югославия и другие, которые мировая общественность квалифицировала как преступные, неоправданные и антигуманные.

Утвердив стратегию сближения с НАТО, украинские властьимущие умалчивают о том, что вступление в НАТО будет требовать, кроме всего прочего, переоснащения Вооруженных Сил Украины военной техникой и вооружениями по натовским стандартам. Для этого будет необходимо направить огромные средства, исчисляемые десятками миллиардов долларов при мизерном (около 700 миллионов долларов в год) оборонном бюджете Украины. Это ляжет непосильным грузом на до конца истощенную, разрушенную кравчуковско-кучмовскими псевдореформами, отечественную экономику, еще более подчинит ее диктату международных финансовых олигархий, болезненно ударит по жизненному уровню нашего обездоленного народа.

Вступление в НАТО приведет к дальнейшему наступлению на демократические права и свободы внутри Украины под видом «антикризисных мероприятий, борьбы с терроризмом и саботежем».

Поскольку НАТО в соответствии с новой Доктриной все больше превращается в военный инструмент политики в интересах Соединенных Штатов Америки, используемый по указанию из-за океана в любой точке мира, и служит средством удушения «неугодных» стран и народов, постольку втягивание Украины в НАТО угрожает тем, что украинские солдаты будут использоваться как «пушечное мясо» для защиты интересов мирового капитала, транснациональных корпораций, но никак не интересов Украины.

Решение СНБОУ принято при игнорировании того, что большинство граждан Украины не поддерживают идею вступления Украины в НАТО. Авторитетные исследования, проводимые в течение десяти лет Институтом социологии НАН Украины, свидетельствуют о том, что положительное отношение к этой идее выразили в начале 2000 года 27,9%, а в марте нынешнего года – 18,96 % опрошенных, негативно – соответственно 33,5% и 38,14%. Еще более 40% респондентов каждый раз не могли дать ответ. Откровенным цинизмом является заявление секретаря СНБОУ Е. Марчука о том, что плавное втягивание Украины в НАТО теперь будет реализовать легче, поскольку «в Верховной Раде Украины уменьшилось влияние коммунистов, и к тому же ежегодно в Украине стают взрослыми 700-800 тысяч человек». Таким образом, делается ставка на приход в сознательную жизнь молодежи – не закаленной, неопытной, сбитой с толку националистической, прозападной, антикоммунистической пропагандой.

Решение СНБОУ игнорирует требование Верховной Рады Украины, сформулированное в Постановлении от 23 апреля 1999 года, о необходимости пересмотра этого комплекса взаимоотношений Украины с НАТО с оглядкой именно на агрессивный характер новой Доктрины и практики действий Организации Северо-Атлантического Договора.

Крайне опасным является решение об отказе от внеблокового, нейтрального статуса Украины. Этим разрушаются Основы, закрепленные в Декларации о государственном суверенитете Украины, что вносит нестабильность во внешнюю политику Украины, ее отношения с соседними государствами, прежде всего с Российской Федерацией, руководство которой неоднократно заявляло, что рассматривает расширение НАТО как политику, не содействующую укреплению безопасности ни стран, входящих в НАТО, ни ее новых членов. Не принимать во внимание это было бы неосторожным и опасным для интересов Украины.

Согласно Конституции Украины определение основ внутренней и внешней политики, и следовательно, принятие таких решений как вхождение Украины в международные союзы, является исключительной прерогативой Верховной Рады Украины. К сожалению, Президент, Правительство Украины систематически нарушают конституционные требования, в том числе при предоставлении воздушного пространства Украины для многомесячного использования авиацией США, и при принятии решений об участии воинских подразделений стран – членов НАТО в учениях на территории Украины.

Коммунисты Украины последовательно разоблачали агрессивную сущность НАТО и высупали против втягивания Украины в ее структуры. В предыдущих созывах Верховной Рады Украины активно действовало возглавляемое коммунистами депутатское объединение «Анти-НАТО». Несомненно вопросы обеспечения взаимопонимания стран – участниц НАТО и стран, не входящих в эту военно-политическую группировку, могут решаться только в контексте формирования Общеевропейской системы коллективной безопасности, начатой Хельсинским процессом, базирующейся на политических, а не военных факторах, на балансе национальных интересов государств-участников, при условии безоговорочного соблюдения в отношениях между ними, как и в отношениях с неевропейскими субъектами международного права, общепринятых норм и в первую очередь требований Устава Организации Объединенных Наций.

Таким образом, вступление Украины в НАТО не только не гарантирует страну от участия в международных военных конфликтах, но предполагает его. Кроме того, это участие готовит страну к внутренней войне, направлено на дальнейшее сворачивание социально-политических прав и свобод.

9. Альтернатива империалистической концепции «безопасности» и новой мировой войне есть. Мировое коммунистическое и рабочее движение в авангарде антиимпериалистической борьбы

Агрессивная сущность НАТО стала понятной мировой прогрессивной общественности еще с момента создания этого военного блока. Потому сразу же в качестве альтернативы этой политики и как общественное противодействие ей стало формироваться всемирное движение защиты мира.

Постоянным ядром этого движения было мировое коммунистическое и рабочее движение. По инициативе коммунистических и рабочих партий созывались всемирные конгрессы борьбы за мир, безопасность и сотрудничество. На международных встречах представителей коммунистических и рабочих партий последовательно разоблачались все агрессивные действия мирового империализма и созданные им системы военных блоков во главе с НАТО.

Особо следует отметить, что коммунистические партии всех стран – членов НАТО постоянно и последовательно выступали против агрессивной политики, проводимой правительствами своих стран в рамках этого блока, требовали выхода своих стран из него, роспуска этой агрессивной структуры.

Особенно остро эта борьба развернулась, начиная с 90-х годов ХХ века, когда в условиях превращения мира в монополярный принятие «новой доктрины» НАТО наглядно продемонстрировало, что этот блок во главе с США все больше превращается в мирового жандарма, несет угрозу всему человечеству. В этот период разрушается миф о том, что всемирная борьба за мир инспирирована СССР. После разрушения союза эта борьба не только не прекратилась, но стала нарастать перед лицом новых угроз со стороны политики США и НАТО.

Ярким примером такой борьбы стало создание Балканского антинатовского Центра в период военной агрессии против Югославии. Сразу же после начала агрессии (13.04.1999) 16 коммунистических, рабочих и левых партий стран – членов НАТО выступили с Призывом к народам, молодежи, движениям за мир, профсоюзам и остальным общественным движениям:

Осудить всеми способами и усилить свои акции протеста против агрессивного вмешательства НАТО и бомбардировок гражданского населения;

Потребовать срочного прекращения преступных бомбардировок и восстановления мира в регионе.

После событий 11-го сентября в Нью-Йорке и Пентагоне над всеми народами нависла опасность установления мировой диктатуры монополистического капитала при лидирующей роли США. Другие страны – члены НАТО, активизируя 5-ю статью (впервые в истории этой агрессивной организации со времен ее создания), участвуют также активно в агрессивной политике империализма, направленной против всего человечества. ЕС, принимая генеральную линию США, в то же время требует своей доли в мировом господстве. Не смотря на противоречия между ними, их стратегия остается общей.

Литература

1. Международные отношения после второй мировой войны. В 3-х томах. М., 1962-1965.
2. НАТО. Справочник. Брюссель, 1995.
3. Преступления НАТО в Югославии. Белград, 1999.
http://marx-journal.communist.ru/no22/Tereschuk.html





30.03.04

НАТО УВЕЛИЧИЛОСЬ НА СЕМЬ ГОСУДАРСТВ И ВПЛОТНУЮ ПОДОШЛО К ГРАНИЦАМ РОССИИ


В понедельник семь стран - Словения, Словакия, Румыния, Литва, Латвия, Эстония и Болгария стали новыми членами НАТО. Теперь альянс состоит из 26 государств. С сегодняшнего дня 40 процентов НАТО составляют бывшие страны коммунистического блока. Тем временем, официальный представитель МИД РФ Александр Яковенко заявил: "Расширение НАТО безусловно затрагивает политические, военные и в определенной степени экономические интересы России".

Новая волна расширения НАТО куда "круче", чем при вступлении Польши, Чехии и Венгрии. При этом существенно, что она серьезно меняет геополитическую ситуацию в Восточноевропейском регионе. Речь идет уже не только о трех бывших участниках Организации Варшавского договора, но и о бывших советских республиках - ныне странах Балтии.

Совершенно очевидно, что новая ситуация затрагивает сферу непосредственных жизненных интересов России, параметры ее безопасности. Вместо трех независимых соседей на наших северо-западных границах в лице стран Балтии появятся члены мощного военного альянса, подмявшего под себя уже едва ли не половину континента. А Калининградская область вообще окажется "в клещах НАТО" не только с польской, но и литовской стороны. На юге расширение натовского плацдарма на Румынию и Болгарию в сочетании со "старым" членом союза Турцией тоже напоминает в военно-политическом смысле охват России по периметру черноморских берегов.

Отныне Москве придется иметь дело с союзом, пространство которого, военный потенциал, экономические и человеческие ресурсы намного возросли. Если не считать небольшого польско-российского участка границы, у нас все-таки не было прямого соприкосновения с "территорией НАТО". Теоретически с прибалтийского передового рубежа проще дотянуться до ряда важнейших российских центров, начиная с Петербурга. А на юге перед полноправным появлением НАТО в Румынии и Болгарии парламент в Киеве, словно в дополнение, принял решение, автоматически допускающее проход войск альянса по территории Украины. Только вот куда?

Все это не может не вызывать озабоченности у политического и военного руководства России. Тем более что расширение Североатлантического союза происходит в отсутствие адаптированного к новым условиям Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Под разными предлогами, выдвигая к России не относящиеся к договору требования вроде ликвидации баз в Грузии, страны НАТО уклоняются от ратификации этого документа. В итоге, например, по фланговым ограничениям, предусмотренным ДОВСЕ, у НАТО только за счет Румынии и Болгарии превышение составит по танкам, бронемашинам и артиллерийским системам соответственно более 2200, 3300 и 2000 единиц.

Особое внимание в этой связи заслуживает складывающаяся ситуация в соседней Балтии. Литва, Латвия и Эстония не участвуют в ДОВСЕ, заключенном в 1990 году, когда они еще входили в состав СССР. При этом Таллин и Рига отказываются присоединиться к адаптированному в 1999 году договору, квалифицируя соответствующие пожелания Москвы не иначе как "давление". Кто им подсказывает подобное поведение, довольно ясно. Вот что прозвучало на днях со страниц влиятельной германской "Франкфуртер альгемайне цайтунг": "Москва не может всерьез ожидать, что новые члены союза, будь это даже бывшие советские республики, согласятся с тем, чтобы Россия определяла уровень их участия в НАТО".

Подоплека этой позиции постепенно проясняется. При неучастии стран Балтии в ДОВСЕ их территория вполне может превратиться в "серую зону" любых вооружений. Кое-что в этом отношении уже предпринимается. Сначала руководство альянса не рекомендовало своим будущим прибалтийским союзникам создавать свои собственные ВВС. Согласившись с этим, Литва, Латвия и Эстония обратились в штаб-квартиру альянса с "инициативой", чтобы с момента их полноправного членства союз взял на себя охрану и наблюдение за воздушным пространством Балтии. Судя по всему, в НАТО готовы к этому.

Пробным шаром стал недавний провокационный полет натовского самолета электронной разведки. А по сообщению датского телеграфного агентства Ритцаус, уже 31 марта намечено прибытие в Литву четырех датских самолетов-перехватчиков F-16, мобильной радарной установки, а также пилотов, техников, аэродромной охраны и другого обслуживающего персонала в количестве 100 датских военнослужащих. Таким образом, может возникнуть первая постоянная база НАТО в странах Балтии. И это станет еще одним нарушением, к сожалению, не зафиксированного в 1996 году в соглашении о Совете РФ-НАТО заверений, что альянс не имеет намерения обосновываться в этом регионе.

Выступая в феврале на Международной конференции по безопасности в Мюнхене, министр обороны РФ Сергей Иванов предупредил своих коллег из стран НАТО, что в существующем виде режим ДОВСЕ уже не в состоянии поддерживать стабильность и баланс интересов государств-участников в процессе продолжающихся военно-политических изменений в Европе. Прием в НАТО семерых новых членов без присоединения четырех из них к режиму Договора, окончательно делает систему его ограничительных положений несовершенной, слабо эффективной и оторванной от реальной действительности.

Важнейшей скобой, скрепляющей партнерство России и НАТО, остается борьба с международным терроризмом. Задачами этой борьбы руководство союза мотивирует и создание его инфраструктуры в странах Восточной Европы. В этой связи глава МО считает, что отдельные объекты в Болгарии и Румынии еще могут быть использованы в качестве баз "подскока" для операций на Ближнем и Среднем Востоке. "Но прошу объяснить мне, для борьбы с международным терроризмом в каком регионе планируется развертывание военной инфраструктуры НАТО в Польше или странах Балтии?"- интересовался Сергей Иванов в Мюнхене, но ответа не получил.

Евгений Григорьев "РОССИЯ В ЦЕПКИХ ОБЪЯТИЯХ НАТО".
http://nvo.ng.ru/wars/2004-03-26/1_nato.html



Николай фон Крейтор

Американская политика "открытых дверей" и новый мировой порядок


4 февраля 1996 года бывший министр обороны США Уильям Перри откровенно и безапелляционно заявил: "Расширение НАТО важно для обеспечения успеха политики "открытых дверей" и капитализма в странах Восточной Европы". "Увеличение НАТО неизбежно и оно произойдет", - добавил он тоном, который безошибочно напоминал ультиматум.

Тем самым были определены цели американской внешней политики: учреждение новой восточной границы или же, если следовать "пограничному тезису" Ф.Дж. Тернера - новая западная граница американской империи, а также главная миссия Североатлантического союза - основная функция НАТО заключается в обеспечении гарантий того, что двери Восточной Европы будут открыты и останутся открытыми в будущем. Расширенное НАТО станет стражем новой западной границы американской империи. По словам американского политолога Роберта Кокса, НАТО призвано заменить план Маршалла в качестве орудия экспансии американского рынка, экономического империализма и распространения геополитических принципов доктрины Монро на Восточную Европу и за ее пределы.

Если в эпоху раннего американского империализма геополитик адмирал Мэхэн рассматривал новые американские ВМС в качестве средства, поставленного на службу экспансионизму "открытых дверей" и "дипломатии канонерок", то в нынешние времена подобная функция предписывается НАТО. 24 марта 1999 г. эта аналогия была самым наглядным образом подтверждена началом агрессивной войны США и их сателлитов по НАТО против Югославии. Старая же "дипломатия канонерок" перевоплотилась в новую американскую дипломатию "Томагавков".

Бывший ответственный работник министерства обороны США и один из архитекторов "нового мирового порядка" З. Хализдад прямо указывал: американское экономическое процветание требует полного контроля над Восточной Европой. Экономические интересы Соединенных Штатов, а вместе с ними и периметр безопасности, значительно возрастают, ибо "Восточная Европа предлагает новые и потенциально широкие рынки для американских товаров, инвестиций и услуг". Более того, примерно в то же время сенатор Лугар провозгласил, что ради безопасности Соединенных Штатов в будущем необходим абсолютный и безусловный американский контроль над всей Евразией. (Не меньше и не больше!). К тем же выводам пришел и Зб.Бжезинский в своей книге "Большая шахматная доска".

Во всех этих декларациях четко просматривается традиционная американская политика "открытых дверей", сформулированная и применявшаяся еще президентом Теодором Рузвельтом в конце прошлого столетия. Именно при нем политика экспансии в соответствии с доктриной Монро начала применяться как наиболее эффективный метод расширения американской империи, создания новых рынков и колонизации экономик других стран. Концепция "открытых дверей" в сочетании с "пограничным тезисом" Тернера, является сущностью геополитической теории, требующей постоянного расширения Соединенных Штатов. Этой же цели служит интерпретация Бруксом Адамсом политических задач "открытых дверей": постоянный американский экспансионизм, ведущий к тому, что было названо им Всемирной американской империей. Не случайно немецкий геополитик Отто Мауль писал по поводу американской доктрины "открытых дверей", направленной на завоевание рынков, что "полное экономическое проникновение имеет тот же эффект, что и оккупация территории". По его определению, проведение политики "открытых дверей" - это, по сути, военные действия средствами экономики.

Американский геополитик Исайя Боуман определил политику "открытых дверей" как американскую версию германской доктрины "Лебенсраума", то есть "жизненного пространства". А выдающийся американский историк У. А.Уильямс справедливо указал, что "история "открытых дверей" стала историей американских внешнеполитических отношений в двадцатом столетии". Эта доктрина стала основой милитаризации внешней политики США.

Если в конце Второй мировой войны президент Ф.Д.Рузвельт заявил, что новая американская граница проходит вдоль Рейна, то после поражения Советского Союза в "холодной войне" администрация Клинтона проводит новую американскую границу уже в глубине России, вдоль Днепра и далее. Внешнеполитическая карта мира, напечатанная в журнале "Форин Афферс" (1993,№ 3) и иллюстрирующая геополитические планы США, показывает большую европейскую часть бывшего СССР под прочным американским контролем. Прибалтийские страны, Украина, Белоруссия, Молдавия и весь Кавказ включены в сферу применения доктрины Монро.


"Холодная война" как геополитическая концепция

Геополитические цели и внешняя политика США в период после "холодной войны" в основном совпадают с их экспансионистской политикой сразу же после окончании Второй мировой войны, завершение которой и привело к "холодной войне".

После Второй мировой войны цели американской внешней политики определились под влиянием геополитических идей Ф. Дж.Тернера, Б.Адамса, Х.МакКиндера, Н.Спайкмена и И.Боумана в сочетании с доктриной Монро, императивами экспансионизма "пограничного тезиса" и империализмом "открытых дверей". Эти цели, выраженные в главном и основополагающем документе "холодной войны" - Меморандуме Совета Национальной Безопасности № 68 (NSC-68) 1950 г., заключаются в следующем:

1. Предотвращение консолидации геополитического пространства Евразии под господством какой-либо иной силы, чем Соединенные Штаты.

2. Постоянное расчленение этого пространства для предотвращения нежелательной консолидации, которая в будущем может стать враждебной американской политике "открытых дверей".

3. Установление постоянного политического и военного присутствия Америки на европейском континенте. Расширение сферы американского влияния и распространение действия доктрины Монро на другую сторону Атлантического океана. Посредством этого США, помимо своей традиционной роли морской супердержавы, превратятся в силу, прочно утвердившуюся в Евразии, становясь, таким образом, также и континентальной силой.

4. Разрушение и расчленение Советского Союза как державы, занимающей стержневую позицию в сердцевине Евразии (то, что МакКиндер называл "Хартленд")

5. Установление режима "решительного перевеса сил" США в Евразии, то есть американской гегемонии над всей Европой.

Эти цели первоначально были лишь геополитическими, а не идеологическими (борьба и противопоставление, как подчеркивал Дин Ачесон, ведущей морской силы и ведущей континентальной силы), хотя американская пропагандистская машина сумела со временем идеологизировать их, демонизируя своего основного геополитического противника в контексте теологии "Предопределенной судьбы" Америки). Даже создатель стратегии "сдерживания" Дж.Кеннан видел американские стратегические задачи в узких геополитических понятиях.

Что касается плана Маршалла, то, как сказал его инициатор Дж.Маршалл, выступая в 1947 г. в Гарварде, он был "продолжением войны иными средствами - средствами экономики". А создание НАТО явилось, по словам сенатора Коннэлли, "логическим расширением принципов доктрины Монро". По поводу же доктрины Трумэна можно сказать, считает известный американский политолог У.ЛаФебр, что она означала конец "первой холодной войны", которая велась за контроль над Западной Европой и была предпринята Вудро Вильсоном еще после завершения Первой мировой войны, начиная с мирной конференции в Париже. С принятием плана Маршалла и созданием НАТО был установлен американский контроль над Западной Европой. Однако попытки Соединенных Штатов в конце Второй мировой войны включить и страны Восточной Европы в свою империю "открытых дверей" и таким образом расширить сферу влияния доктрины Монро и на эти страны, натолкнулись на сопротивление со стороны Советского Союза. В результате появилась на свет "холодная война", или то, что ЛаФебр называет "второй холодной войной".

Грядущая мировая американская гегемония была рассмотрена в широких геополитических понятиях. Концепция многополюсного баланса сил, иными словами - возврат к Вестфальской системе, расходилась с американской геополитической доктриной. Согласно этой доктрине, на место традиционного баланса сил должна прийти однополюсная мировая империя, которая явилась бы логическим завершением американского "пограничного тезиса" - распространением доктрины Монро на весь мир. Специалисты по истории и американским гегемонистским учениям могут вспомнить, что уже Вудро Вильсон в конце Первой мировой войны отверг общепринятую идею о разделе сфер влияния. Он искренне полагал, что весь мир должен стать американской сферой влияния. 27 ноября 1998 г. на дискуссии, посвященной грядущим американским планам завоевания балтийских стран и Украины, в которой участвовали большинство министров обороны последних десятилетий, Дж. Шлессинджер в духе Вудро Вильсона заявил: "США не признают никаких сфер влияния России. Более того, США не признают и сферы влияния каких бы то не было стран, ибо теперь весь мир - сфера влияния США".

В этом контексте можно сравнить геополитические доктрины гегемонии Великобритании и США. Великобритания испокон веков преследовала цель не допустить господства какой-либо державы в Европе. Парадигма гегемонии Великобритании заключалась в формуле "сравнительного преимущества Великобритании" в европейских делах, достигаемого прежде всего дипломатией и контролем над международной финансовой системой. Иными словами, Великобритания играла роль решающего рычага в системе баланса сил на континенте, который сохранялся в Европе еще со времен Венского конгресса.

Гегемония США, пришедшая на смену гегемонии Британской империи, унаследовали эти традиционные устремления Великобритании - прежде всего не допустить доминации континента какой бы то ни было континентальной державой. Но американская парадигма мирового владычества существенно отличалась от британской. США уже во время окончания Первой мировой войны отвергли принцип "баланса сил". На смену балансу сил США стремились установить систему решающего перевеса силы США. К тому же США не только стремились предотвратить господство континентальной державы на континенте, США сами претендовали на установление своего господства. Суть всех геополитических документов "холодной войны" заключается именно в этом. Провозгласив доктрину Трумэна, США поставили под свою доминацию не только всю Западную Европу, но и окраины Европы (Грецию, Турцию), Исландию, Гренландию - так называемый Римлэнд в геополитических концепциях Н.Спайкмена. После окончания же "холодной войны" США практически захватили вторую Европу - Восточную Европу, включая Балканский полуостров.

Когда Вудро Вильсон разглагольствовал на Парижской мирной конференции после окончания Первой мировой войны о том, что со сферами влияния необходимо раз и навсегда покончить, он, конечно, не имел в виду, что сферы влияния являются чем-то плохим, с чем необходимо покончить. Он лишь имел в виду, что сферы влияния других империалистических стран необходимо ликвидировать, с тем чтобы они отошли к США. Этого Вудро Вильсону не удалось добиться после окончания Первой мировой войны. Но после Второй мировой войны произошло именно это, о чем свидетельствуют все основные документы "холодной войны" и сама история. Лишь Советский Союз не попал в сферу гегемонии США.

Вот почему США воспринимают сегодня сильную и независимую Европу как излучающее силу геополитическое пространство, как главную угрозу своему владычеству.


Экономическая политика как геополитика

Вступив на тропу геополитического экспансионизма после окончания Второй мировой войны, Соединенные Штаты создали целый ряд институтов гегемонии для достижения своей цели. В том числе, например, Генеральное Соглашение по Тарифам и Торговле, Всемирный Банк, Международный фонд развития и ту же Организацию Объединенных Наций. Все они были задуманы как инструменты проведения американской политики "открытых дверей" в глобальном масштабе и, таким образом, глобализации американского "жизненного пространства". Главное внимание было уделено мировой политической экономике, в которой торговля и капитал могли бы свободно пересекать государственные границы в соответствии с законами спроса и предложения и политикой "открытых дверей" Соединенных Штатов. У.А.Уильямс назвал это эскизом для создания "мировой империи открытых дверей".

Глобальная экономическая политика была задумана в русле геополитических концепций США, и поэтому американская система экономического империализма подверглась милитаризации. Весь мир рассматривался США как один глобальный универсальный "абстрактный рынок", который необходимо структурировать, поддерживать и определять в соответствии с политикой "открытых дверей". Эта парадигма всемирной организации, перечеркивающая принципы национального суверенитета и автаркической (защищенной) национальной экономики, направлена на ничем не ограниченное возвышение Америки, вытекающее из тезиса "открытых дверей". Данная парадигма была сконструирована для того, чтобы наилучшим образом служить нуждам американского "жизненного пространства", защищать которое являлось делом НАТО.

Лорд Дж.М.Кейнс в 30-е гг. пытался примирить капитализм с внешней политикой невмешательства, предложив модель автаркического капитализма, называемую им "национальной самодостаточностью". Понятно, что эта концепция радикально расходилась с геополитической парадигмой американской империалистической экономики.

Госсекретарь США Д.Ачесон отвергал идеи создания самодостаточной американской экономики. Он указывал, что неограниченный доступ к иностранным рынкам является главным условием американского экономического развития и процветания. "Будущее процветание США", декларировал он, "требует неограниченного доступа к иностранным рынкам", новой границы для заморских экспансий, иными словами, американской системы интервенционизма и империализма. Автаркическая экономика, заявлял Ачесон, "должна полностью изменить нашу конституцию, наше отношение к собственности, к человеческой свободе, саму нашу концепцию права. И никто не собирается делать это. Следовательно, надлежит понять, что нам нужны новые рынки и они находятся за границей". Так Соединенные Штаты приступили к осуществлению политики "открытых дверей" в Европе - их собственной первоначальной версии политики "жизненного пространства", проводившейся впоследствии нацистской Германией.

Величайшая опасность для США, замечает Шварц, исходила не от Советского Союза, а от Германии и Японии, ибо мощь именно этих государств была потенциально угрожающей для мультинациональной экономики, создававшейся Соединенными Штатами. Национальный капитализм в этих странах мог бы стать серьезным противником глобального охвата мира американской политикой "открытых дверей". Международная капиталистическая экономика при доминировании Америки должна служить американским интересам - вот к чему стремились Соединенные Штаты.

Ключ к пониманию послевоенной политики США лежит в воле и способности Соединенных Штатов играть роль сверхдержавы-гегемона, устанавливающей систему международного, то есть американского, капитализма, направленного против национального капитализма других стран. Единственный путь к преодолению опасности национального капитализма и создания защищенных экономических пространств, состоит в образовании господствующей супердержавой гегемонических союзов с тем чтобы другие государства "не ощущали нужды в стремлении к автаркической политике или же к торговым блокам в попытках улучшения своих позиций. Главная цель американской политики после 1945 года заключалась не в противодействии пресловутой "советской угрозе", а скорее в усилиях по навязыванию специфической экономической модели, служащей американским интересам, всему непослушному миру.

Не стоит забывать о том, что независимая Западная Европа в свое время опрокинула Pax Britannica и глобальный экономический порядок под эгидой Великобритании. Приняв на себя роль мирового гегемона после Второй мировой войны и заменив Pax Britannica на Paх Americana, Соединенные Штаты восприняли независимость Западной Европы как угрозу для своего грядущего мирового господства. Западная Европа должна была быть нейтрализована как независимая геополитическая единица, которая могла бы в будущем превратиться в соперника Соединенных Штатов. Согласно планам заокеанских стратегов, Западную Европу следовало деполитизировать. Ее политическая воля должна была полностью совпадать с политической волей Вашингтона. Ее же рынки должны были подчиниться императивам стратегии "открытых дверей".

США хорошо помнили и понимали, что в распаде гегемонии Великобритании решающую роль играла политика конкурирующих государств, направленная на то, чтобы создать региональные автаркии. Эти центробежные силы приводили к устранению географических регионов из международной экономической системы "свободной торговли" под эгидой и гегемонией Великобритании.

Попытки создать региональные торговые блоки - Срединная Европа Германией и Северо-восточная Азия Японией - натолкнулись на мощь американской политики "открытых дверей. Жизненное пространство для Германии и Японии являлось омертвляющим пространством для американского империализма. Если бы две ведущие страны оси преуспели в своих намерениях, считал Вашингтон, тогда мировая система, и мировой рынок распались бы на четыре Большие пространства, организованные вокруг индустриальных центров в Западной Европе, Северной Америке, Советском Союзе и Японии. Во время президентства Ф.Д.Рузвельта такой мировой сценарий широко обсуждался. В американской истории он известен как "политика четвертьсферы" или как "американская крепость".

Как отмечает американский историк Т.МакКормик, правительство Рузвельта отвергло эту стратегию, считая, во-первых, что "политика четвертьсферы" требовала введения системы государственного капитализма и снижения прибыли для американских монополий. Во-вторых, это означало бы для США отказаться от трех четвертей мировой системы и мирового рынка в такой благоприятный исторический момент, когда все условия для воцарения американской мировой гегемонии были налицо, и США могли превратиться в мирового властелина. Вторая мировая война являлась для Соединенных Штатов средством для достижения гегемонии в мире. США стали мировым банкиром и мировой мастерской, мировым судьей (суперарбитром) и мировым жандармом. Потенциал для такого присвоение власти существовал уже после 1919 г., но теперь война обеспечила США недостающие составные части, а именно: волю к власти заправил Вашингтона и идеологическую легитимацию этой воли. К 1945 г. Вашингтону стало очевидно, что следующие условия должны быть выполнены для утверждения абсолютной гегемонии США:

1. Создание государства-гегемона, способного заставить другие государства следовать правилам международного поведения, созданным государством-гегемоном в целях экспансии политики "открытых дверей".

2. Способность государства-гегемона наказывать и изолировать те государства, которые отказывались следовать этим правилам (то есть подчиняться политике "открытых дверей").

Существование всемирной империи "открытых дверей" может быть гарантировано только при условии, если как Западная Европа, так и Япония будут навсегда уничтожены в плане геополитического соперничества, а страны Восточной Европы превращены в колониальные рынки для Соединенных Штатов. Предыдущая система баланса сил должна быть разрушена, вместо нее должно прийти господство "решающего перевеса силы США" в мире.

Таким образом, американская внешняя политика является империалистической, ибо она направлена на расширение гегемонии США во имя достижения экономических целей. Основная цель американской политики периода "холодной войны" имела мало общего со "сдерживанием" Советского Союза или с "советской угрозой", несмотря на то, что термин "советская угроза" использовался для оправдания послевоенного экспансионизма в глазах патриотической публики и Конгресса. Основополагающие принципы этой политики заключались в следующем:

1. Установление "решающего перевеса силы США" во всем мире, а значит и американского мирового господства.

2. Установление в глобальном масштабе режима "открытых дверей", то есть охват доктриной Монро всего мира и, таким образом, создание Imperium Monde (доктрины Монро для всего мира), называемой идеологическим аппаратом Вашингтона Pax Americanа, "свободным миром", "атлантическим сообществом" или "мировой экономикой свободного рынка".

Меморандум Совета Национальной Безопасности N 68 был эскизом для американского мирового господства: "способствовать образованию мировой среды, в которой бы американская гегемония могла существовать и процветать". Такую политику Соединенные Штаты проводили бы даже в том случае, если бы и не было ни "советской угрозы", ни Советского Союза.

Возражая против предложения Дж.Кеннана о нейтрализации Германии и выводе войск обеих супердержав с европейского континента, ЦРУ утверждало, что "суть германской проблемы (в данном случае речь идет о снижении напряженности в отношениях с Советами) состоит в том, чтобы на длительный срок получить контроль над германской силой", пишет историк Мельвин Леффлер в своей книге "Силовое превосходство". "К 1957 году Кеннан, носившейся с идеями о выводе американских и советских войск, казался "опасным еретиком" официальному Вашингтону. В своих мемуарах он был вынужден признать, что американские государственные деятели "не собирались выводить ни одного батальона с территории Западной Германии даже при условии, если бы русские пошли на то, чтобы в ответ на этот шаг согласились совсем уйти из Германии и Польши". "В то время как Кеннан долгое время полагал, что американская европейская политика мотивировалась идеологической реакцией на Советы, ныне он пришел к выводу, что она объяснялась устремлениями, никак не связанными с Советским Союзом". Взаимный вывод войск СССР и США из Западной Европе был, собственно говоря, невозможен. Система многополюсного баланса сил означала на практике восстановление Вестфальской системы Jus Publicum Europaeum, преобладавшей в Европе в прошлом, которая, как в доктринальном отношении, так и с точки зрения национальных интересов, была полностью неприемлемой для Соединенных Штатов.

Само существование подлинно независимых актеров на международной арене должно было быть непереносимым и полностью неприемлемым для США, ибо оно подрывало бы американскую гегемонию, являющуюся ключом к экономическому процветанию Соединенных Штатов. Такая концепция носит характер почти аксиомы, и она подчеркивает основную парадигму американской внешней политики - достижение и поддержание "решающего перевеса силы США в мире". Когда же Зб.Бжезинский написал недавно, что "американская гегемония в Европе является самоочевидной аксиомой", он просто подтвердил традиционные геополитические цели США. Миссия американской безопасности состоит в глобальном решающем силовом превосходстве, к такому заключению приходит Мельвин Леффлер.


Руководство Пентагона по оборонному планированию

Секретное "Руководство Пентагона по оборонному планированию" в период после "холодной войны", выдержки из которого были опубликованы в "Нью-Йорк Таймс" 8марта 1992 г., суммирует и обобщает парадигму американской мировой гегемонии и аксиомы стратегии "решающего перевеса силы США в мире", зеркально отражает цели "холодной войны" и подтверждает требования, выдвигаемые американской геополитикой: "ни целостной Европе, ни объединенной Германии, ни независимой Японии не должно быть позволено проявить себя в качестве третьей силы, способной стать конкурентом США".

В идеологической сфере глобальный американский геополитический экспансионизм, наблюдающийся по окончании "холодной войны", определяется в терминах, заимствованных из политической теологии доктрины Монро и находящих свое оправдание в потребностях глобальной безопасности.

В пентагоновском руководстве отражаются и геополитические теории МакКиндера в сочетании с экспансионистским устремлением "пограничного тезиса" Тернера. В результате экспансия НАТО переводится в действительности в "мирный" или же далеко не мирный, как в случае Югославии, захват Восточной Европы, Украины, прибалтийских стран, Кавказа и Центрально-азиатских республик.

В практическом отношении "Руководство Пентагона по оборонному планированию" может рассматриваться как осовремененный Меморандум 68. В нем формулируются и уточняются определенные задачи, направленные против всех потенциальных политических и геополитических противников, не только России, но, главным образом, Германии и Японии.

Представляется совершенно недопустимым существование какой бы то ни было независимой страны, не важно, капиталистической или социалистической, проводящей национальную политику или же имеющей национальные интересы, отличающиеся от интересов Соединенных Штатов. В этом отношении "новый мировой порядок" символизирует тотальное отвержение традиционной системы баланса сил, международного плюрализма и, в конце концов, самого принципа национального суверенитета.

Не случайно в приговоре, вынесенном на заключительной сессии Международного Трибунала по расследованию американских военных преступлений в Югославии под председательством бывшего министра юстиции США Р.Кларка "Руководство Пентагона по оборонному планированию" было заклеймено как основной документ, свидетельствующий о заговоре против мира правящей верхушки США.


Экспансионизм под прикрытием "озабоченности безопасностью"

Президент Клинтон заявил в 1993 г., что "мировая экономика изменилась таким образом, что связи между внутренней и внешней политикой, на мой взгляд, сделались неразделимыми". Он имел в виду, конечно, тот факт, что американский геополитический экспансионизм и захват новых рынков ныне приравниваются к внешней политике "открытых дверей", а экономическое империалистическое обогащение и процветание отождествляются с внутренней политикой, и, таким образом, внешняя и внутренняя политика становятся неотделимыми друг от друга.

НАТО отныне служит целям как внешней, так внутренней политики США. С одной стороны, Североатлантический союз является первичным инструментом контроля над Западной Европой, геополитического экспансионизма и захвата других стран, с другой - обслуживает местные экономические нужды, создавая новые рынки и содействуя, таким образом, империалистическому обогащению. Экспансионизм и экономическое процветание взаимосвязаны, а традиционный империализм и политика захвата в сфере идеологии представляются идеологическим аппаратом Вашингтона как вопрос безопасности. Американское процветание связано с американским контролем Европы, а НАТО является основным и всемогущим инструментом этого контроля. Поэтому любая угроза НАТО есть угроза и американской гегемонии и, следовательно, американскому экономическому процветанию. Как отмечает Шварц: "Начиная с конца сороковых годов, Соединенные Штаты определили свои жизненные интересы в Европе как связанные с противодействием нормальному ходу экономического и геополитического соперничества между государствами этого региона".

У.Р.Мид, первым выдвинувший идею аннексии Сибири и превращения ее в очередной американский штат, утверждал, что независимая Европа будет в экономическом аспекте закрытой для Соединенных Штатов. "Экономически закрытая Европа - револьвер, приставленный к голове Америки". Континентальная система, возглавляемая Германией, - смертельная угроза американской гегемонии и, следовательно, американской экономике. Создание такой системы явилось бы для США как геополитической, так и экономической катастрофой. Именно поэтому США должны навсегда остаться единственной сверхдержавой мира. Германия и Япония должны быть навсегда лишены возможности проявлять свою силу в Персидском заливе - там, где расположены крупнейшие ресурсы нефти. Проявление Японией и Германией самостоятельности во внешней и экономической политике - угроза для США. Этим странам, с точки зрения заокеанской державы, нельзя позволять демонстрировать свои силовые возможности для обеспечения безопасности ресурсов, имеющих стратегическое значение.

Недавно гарвардский экономист М.Фелдштейн написал во влиятельном журнале "Форин Афферс", отражающем взгляды правящих кругов Вашингтона, что "европейская экономическая интеграция и евро, и связанное с ними будущее экономическое соперничество объединенной Европы с Соединенными Штатами могут послужить поводом для войны"! К подобным выводам приходит и У. Пфафф в своей работе "Будущее столкновение Европы с Соединенными Штатами".

Однако то, что Америка называет "законной обеспокоенностью безопасностью", на деле сводится к геополитическому экспансионизму и колонизации новых стран, осуществляемых под идеологическим прикрытием образования всемирной империи "открытых дверей", глобального американского "жизненного пространства" или "нового мирового порядка". Соединенные Штаты проводят планомерную дестабилизацию международной среды, чтобы расширить свою военную власть и геополитический контроль, который выходит далеко за пределы того, чего требуют естественные нужды безопасности. Америка использует имеющуюся в ее распоряжении силу исключительно для неоколониальных захватов. Для Соединенных Штатов понятие "озабоченность безопасностью" не имеет ничего общего с законным "мирным" беспокойством или "обороной", для них она ассоциируется только лишь с разного рода интервенциями и международной агрессией. По определенным историческим, идеологическим, политическим и экономическим причинам американское руководство не способно содействовать делу стабилизации международного положения. Проводимая в жизнь Вашингтоном доктрина "легитимной безопасности" требует продолжения геополитического экспансионизма, который может вести лишь к дальнейшей дестабилизации мирового сообщества.

Но в итоге, как сказал У.Уильямс, главным противником Соединенных Штатов явится сама история.

http://marx-journal.communist.ru/no16/doors.shtml



ПОТИРАЮТ РУКИ


(Владимир КИКИЛО)

ВАШИНГТОН. Расширение НАТО хорошо для "Боинга", "Локхид-Мартин" и других компаний военно-промышленного комплекса США, поскольку сулит им миллиардные доходы от продажи военной техники и снаряжения странам Центральной и Восточной Европы - будущим членам альянса, - говорится в докладе, подготовленном исследовательской организацией Институт мировой политики. При этом корпорации ВПК пользуются активнейшей поддержкой администрации Клинтона, которая до предела "загрузила" федеральный бюджет всевозможными программами займов и безвозмездной помощи, представляющими, по существу, субсидии производителям оружия, расплачиваться за которые предстоит американским налогоплательщикам. Так, Пентагон уже "запустил" в общей сложности 19 новых двусторонних программ помощи, цель которых - помочь бывшим социалистическим странам Центральной и Восточной Европы "подготовиться к членству в НАТО".

Помимо этого, действует фонд правительственных гарантий займов для финансирования военного экспорта на сумму 15 млрд. долларов, по линии которого Румыния в 1997 г. получила кредит на приобретение беспилотных самолетов; а через центральноевропейский оборонный фонд поддержки займов странам этого региона уже предоставлено 644 млн. долларов. Используются, по словам авторов доклада, и другие механизмы "творческого финансирования", которые в числе прочего включают предоставление в дар избыточной военной техники, "бесплатную аренду" истребителей Ф-16 и Ф-18 и др.

Только за последние 3 года, говорится в докладе, правительство США израсходовало 1,2 млрд. долларов на займы, безвозмездную помощь, боевую подготовку и военные учения. Все это проходит по статье "подготовка к членству в НАТО" и уже в 3 раза превысило предполагаемую - по оценке Пентагона - долю США в общих затратах на экспансию НАТО на протяжении следующего десятилетия. Вряд ли стоит поэтому удивляться тому, что компании ВПК, по существу, возглавили лоббистскую кампанию в поддержку экспансии Североатлантического альянса, надеясь заполнить образовавшуюся с развалом СССР гигантскую брешь на рынке вооружений. Вице-президент "Локхид-Мартин" Брюс Джэксон, например, возглавил Американский комитет за расширение НАТО, проводящий "работу" с членами сената США, которым вскоре предстоит голосование по ратификации протоколов о принятии в НАТО Польши, Венгрии и Чехии.

"Боинг" подбрасывает денежки "Американскому комитету друзей Чешской Республики", а "Текстрон" энергично поддерживает заявку на вступление в НАТО Румынии. Производители оружия уже неоднократно посещали страны Восточной и Центральной Европы, обещая желающим вступить в НАТО политическую поддержку в обмен на обязательство закупок у них военной техники. Так, например, "Локхид-Мартин" организовала демонстрационные полеты Ф-16 на воздушных шоу в Венгрии и Польше, а также серию бесплатных семинаров для военных чиновников в Польше, Венгрии и Чехии, на которых учила их тому, как "определять свои военные потребности". Ее филиалы и подрядчики установили деловые контакты со 136 компаниями региона.

По свидетельству доклада, лоббистская кампания в поддержку расширения НАТО подкрепляется рекордными взносами корпораций ВПК в фонды избирательных кампаний обеих партий. Так, за первые 9 месяцев прошлого года они пожертвовали отдельным кандидатам и партийным комитетам 3,5 млн. долларов. "Локхид-Мартин" израсходовала на эти цели в политическом сезоне 1997-98 гг. 639 тыс. долларов. Причем глава корпорации Бернард Шварц лично внес в фонд демократической партии 255 тыс. долларов.
http://www.duel.ru/199816/?16_8_3


Часть 1, 2, 3