ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Медицина в США


  • Медицинское обслуживание. США - единственная из ведущих индустриальных держав, не принявшая систему обязательного медицинского страхования. 108 млн. американцев не могут себе позволить сходить к зубному врачу. У 45 млн. американцев нет мед. cтраховки, среди них 10 млн. детей. Для многих американцев болезнь - прямой путь к разорению. Сногсшибательная стоимость лечения отчасти объясняется тем, что в нее заложена стоимость потенциальных судебных разбирательств. Если, например, рождается неполноценный младенец, врачу-акушеру грозит возможность суда, в результате которого с него стрясут миллионы долларов на пожизненное содержание ребенка. Соответственно, является призрак страхования от медицинской ошибки, набавляющий долларов пятьсот к стоимости родов. Добавим то, что у американцев явный недостаток отдыха (среднестатистический отпуск всего 13 дней), постоянный стресс из-за работы (т.к. нынешняя философия работодателей заключается в том, что чем больше сотрудник боится быть уволенным, тем усердней работает, а значит, имеет смысл его попугать), отсутствие возможности уйти на больничный (какому начальнику нужен болеющий подчинённый?), вот и получается особая склонность к переутомлениям, постоянным недомоганиям, жизни на грани и за гранью срывов. Потому американцы исправно кормятся многочисленными таблетками и витаминами ежедневно , надеясь избежать встречи с врачом. (1, 2)

  • Ежегодно почти сто тысяч человек по всей Америке гибнут из-за медицинских ошибок (101).

  • Среди людей, лишенных медицинской помощи, около 88% работают, но многие не зарабатывают достаточно для того, чтобы оплатить частную медицинскую страховку. В то же время они не могут получить государственную страховку для бедных, поскольку их доход превышает официальный уровень бедности. В случае неоплаченного лечения действует право наложения ареста на имущество должника и человек может остаться бездомным, так как медицинские счета легко могут составить 20 тыс. долларов и более. Однако дороговизна медицинского обслуживания не гарантирует его добросовестности. По оценкам, более половины смертей в госпиталях можно было бы предотвратить. Исследования, проведенные в 1986 году Национальным центром медицинской статистики, показали, что американцев с годовым семейным доходом 9 тыс. долларов и менее умирает в три раза больше, чем американцев с семейным доходом 25 тыс. долларов и более. (1)

  • Ненужные хирургические операции - бич платной медицины. Все дорогостоящие виды медобслуживания зачастую назначаются только ради выгоды, чтоб выбить максимум денег из пациентов. Врачи в принципе не заинтересованы в излечении больного, т.к. это лишает их доходов. Потому в США один за другим проходят процессы, где пострадавшие пытаются отсудить у клиник деньги за навязанное им "лечение", которое не только разоряет огромное количество людей, но и может окончиться инвалидностью или смертью. Один из таких случаев описывался в декабре 2004 года Reuters. Представители Tenet Healthcare заявили 21 декабря, что компания готова заплатить 395 миллионов долларов, чтобы уладить судебный процесс с пациентами. Пострадавшие утверждают, что в медицинском центре компании в Калифорнии выполнялись ненужные хирургические операции на сердце. Деньги будут распределены между приблизительно 750 пострадавшими пациентами (каждый получит около 500 тыс. долларов). Теперь, после разразившегося скандала, Tenet Healthcare опасается, что претензии пациентов могут превысить сумму в 1 млрд долларов. Чтобы не вступать в длительную судебную тяжбу, было принято решение договориться с пациентами и выплатить компенсации, сообщают представители компании. (258)

  • Средний период ожидания в отделениях скорой помощи США составляет 7 часов. Если больной не доставлен в больницу на машине "скорой помощи", то существующая процедура требует, чтобы он зарегистрировался в регистратуре, а потом медсестра проводит поверхностный осмотр чтобы определить сложность ситуации. После этой процедуры больной может часами ждать осмотра врачом. Если, при всем этом, требуется сдать анализы или сделать рентген, то ожидание может занять более 12-ти часов. Этот вывод был сделан специалистами Центра по Контролю и Предотвращению Болезней/Center for Disease Control And Prevention. Причина таких задержек заключается в безмерной переполненности отделений скорой помощи. По последним данным Регионального Медицинского Центра Виа Кристи/Via Christi Regional Medical Center, число людей обратившихся в отделения скорой помощи в больницах США возросло на 36% и составило 147 749 млн. больных в 2002 году по сравнению с 108 739 млн. в 1997 году. (48)

  • в США подан иск против компании Tenet Healthcare Corp., владеющей сетью из 114 больниц в 16 штатах и обеспечивающей их работу. Руководство компании и восемь врачей ее клиник обвиняются в систематическом проведении не требовавшихся операций на сердце. 51 пациент из 366 перенесших операции на сердце без необходимости скончался. В иске говорится о том, что смерть некоторых из них наступила в результате перенесенной операции. Представители компании отказались давать комментарии. Tenet - вторая по величине прибыли сеть больниц в США. (97)


  • Как когда-то говорил Михаил Жванецкий, «Америка – хорошая страна, пока не заболеешь». В то время, как я уже категорически не согласен с первой частью этого высказывания, я целиком и полностью согласен с его второй частью.

    В Америке можно позволить себе заболеть, только если вы зарабатываете очень большие деньги или являетесь знаменитостью. Медицина в США, как и все остальное, основана на делании денег, а вовсе не на помощи людям – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если в России врачами становятся по призванию, то здесь это делают в подавляющем большинстве своем ради денег. Результаты этой системы очень плачевны, а наличие медицинской страховки дает лишь частичное облегчение.

    Если вы хотите, чтобы ваша страховка все покрывала, и чтобы вам не нужно было доплачивать ничего из своего кармана, то вы приехали не туда. Если вы хотите доплачивать минимум, то вам придется месяцами ждать разрешения на прием у специалиста, к которому вы можете попасть только по направлению лечащего врача, и обоих вы можете выбрать только из списка, предоставляемого вам страховой компанией.

    Другой вариант заключается в том, что у вас есть относительная свобода выбора специалиста (правда, тоже по списку) без направления лечащего врача, но в этом случае вам придется доплачивать, как правило, 20 процентов стоимости всех медицинских услуг из своего кармана. В дополнение к страховке, конечно.

    Если вам понадобилась срочная помощь, а врач, оказавший ее вам, не входит в предоставленный страховой компанией список врачей, то вам придется заплатить по полной стоимости, что составляет в среднем около $200-$300 за один прием! У вас есть страховка? Нет, у этого врача нет контракта с этой страховой компанией. Извольте заплатить по полной стоимости!

    Чтобы не быть голословным, приведу пример. Наш сосед по дому сломал ногу и летал в Москву накладывать гипс, потому что ему перелет туда и обратно плюс неделя проживания в Москве обошлись дешевле, чем стоила бы накладка гипса в любом местном госпитале!

    Я вскоре сам убедился в правдивости его слов, когда мне сделали операцию по удалению дефекта косточки на большом пальце ноги. Операция длилась всего час и стоила $7000, из которых $1500 я заплатил из своего кармана. Это при том, что я плачу за медицинскую страховку $350 каждый месяц. Ведь действительно мне было бы дешевле слетать в Москву, где мне бы сделали эту же самую операцию за одну десятую стоимости в лучшей клинике не менее квалифицированные специалисты, плюс у меня бы еще остались деньги на цветы для женщин и на обед с ними же в хорошем ресторане.

    К сожалению, безумная стоимость медицинского обслуживания это еще полбеды. Найти хорошего врача в Америке сложнее, чем белые грибы в феврале у стен Кремля.

    Когда я обратился к ортопеду с болями в ноге (я много играю в футбол, поэтому травмы ног для меня – нормальное явление), он сделал мне рентгеновский снимок. Посмотрев на него, врач с умным видом заключил, что он ничего не видит на нем, и у меня вскоре должно все пройти само собой. Я уже тогда перестал сомневаться в квалификации этого гения мировой медицины, но на всякий случай поинтересовался, почему у меня в течение шести предыдущих месяцев ничего не проходило. В ответ он пожал плечами и сказал, что он просто не имеет понятия. Больше информации из него вытянуть мне не удалось. В итоге, я потратил еще год на хождения по врачам, пока не нашел такого, который мне смог поставить диагноз и вылечить проблему единственным уколом!

    Это всего лишь один пример из моих многочисленных столкновений с хваленой американской медициной. Не буду их приводить здесь, но могу с уверенностью утверждать, что такого уровня некомпетентности и безразличия к больному невозможно представить ни в одном страшном сне.

    По последним данным, из 19 цивилизованных стран США имеет самое низкое качество медицинского обслуживания, которое выражается, как это ни печально, в самой высокой детской смертности. (KABC Radio) (46)


  • Шестьдесят миллионов американцев (практически четвертая часть населения) не в состоянии оплатить себе ежегодную медицинскую страховку. То есть все эти люди вынуждены выбирать между оплатой страховки, что равнозначно для них практически полному разорению, и существованием без гарантии покрытия расходов на медицинское обслуживание.

    В последнее время в стране, где работают лучшие в мире врачи и построены лучшие в мире больницы, ситуация с медицинским обслуживанием значительно ухудшилась. В Техасе, например, из-за урезания финансирования число детей, не получающих бесплатного медицинского обслуживания, увеличится еще на 275000 человек. Этому американскому штату уже принадлежала пальма первенства в области лишения детей права на бесплатную медицинскую помощь - наследие, оставленное прежним губернатором Джорджем Бушем.

    На одной из встреч с губернаторами штатов американский президент заявил, что они не должны рассчитывать на Вашингтон при решении своих финансовых проблем: «Мы живем в очень сложное время, страна находится в состоянии войны». Но и после окончания войны по-прежнему нет возможности компенсировать лечение и медикаменты неимущим больным. Драконовские налоги, установленные для производителей табачных изделий, и прочие меры, принятые в экстренном порядке, практически ни к чему не привели. И все это, не говоря об астрономических ценах на медикаменты - в Соединенных Штатах лекарственные средства стоят дороже, чем в любой другой стране мира, и при этом фармацевтические производства получают до 73% прибыли. Многие из американцев вынуждены ездить в соседние Канаду и Мексику, чтобы покупать там необходимые им лекарства. Особенно остро эта проблема стоит во Флориде - золотом раю для пенсионеров: в Соединенных Штатах затраты на лекарственные средства у людей пожилого возраста составляют 3000 долларов в год. (129)


  • Проблема медицинской помощи - одна из острейших в США. Расходы на медицину составляют астрономическую сумму - примерно 14% ВВП страны, при этом многие жители США не имеют средств на оплату визита к врачу и покупку лекарств. В 2003 году среднестатистический житель США потратил на медицинские цели $5 440. Жители США потратили на медицинские цели на 9.3% больше, чем в 2002 году. При этом, затраты на покупку медикаментов выросли более, чем на 15% (все данные правительственной организации Centers for Medicare and Medicaid Services). К примеру, стоимость посещения терапевта, в среднем по стране, составляет $120. В среднем по США, медицинские расходы на душу населения (расходы, которые житель США оплачивает из собственного кармана или погашает страховая компания) составляют $3 759 в год. Ежегодно более 18 тыс. американцев погибают только из-за того, что у них нет медицинской страховки, и они не в состоянии оплатить медицинскую помощь. Согласно исследованию, проведенному Institute of Medicine (негосударственной организации, проводящей независимые экспертизы в медицинской сфере для Конгресса США), незастрахованные люди, у которых обнаружен рак груди, имеют на 50% больше шансов умереть, чем застрахованные. Также значительно больше шансов расстаться с жизнью у жертв несчастных случаев, диабетиков и гипертоников. 77 млн. американцев имеют так называемую "прерывную страховку", т.е. в определенные периоды не имеют никакой (например, в случае потери работы). (136)


  • В США болеть накладно

    Не секрет, что секрет многих успехов американской науки и техники кроется в привлечении мозгов со всего света. США создают талантливым людям все условия для творческой работы и быстро претворяют в жизнь их наработки. Вместе с тем система труда здесь такова, что забирает у человека фактически все его силы и здоровье.


    На дом врач не придет

    НАРЯДУ с прекрасным оснащением большинства госпиталей система здравоохранения США, на мой взгляд, недостаточно хорошо организована. Человек не имеет возможности длительно лечиться, как у нас, или вызвать врача на дом. При любом самочувствии и любой температуре он должен сам идти или ехать к своему терапевту, у которого состоит на учете. Там ему могут измерить кровяное давление, взять анализы крови и мочи; если требуются другие исследования (УЗИ, рентген), то дают направление в городскую лабораторию. При необходимости направляют на консультацию к другому врачу — кардиологу, невропатологу и т. д. Но для того, чтобы попасть на прием к любому из этих врачей, включая «своего» терапевта, больной должен по телефону договориться о дне и времени приема. За день до назначенного срока вам обязательно позвонит сестра из офиса и напомнит о дате и времени приема. Что делать в промежутке (а это может быть не день и не два) между посещениями врачей? Ждать и болеть.

    В каждом городе имеются многочисленные частные офисы врачей, а в районах проживания русских иммигрантов — офисы русскоязычных врачей — тоже из иммигрантов, подтвердивших свой медицинский диплом и получивших право заниматься врачебной практикой. Эти врачи принадлежат в основном к первой волне иммиграции из бывшего СССР, проживают в США давно и хорошо владеют английским языком. Профессия врача является в США одной из наиболее престижных, и с каждым годом подтвердить свой иностранный диплом становится все труднее. Для этого необходимо успешно сдать конкурсные экзамены, например, в Нью-Йоркскую медицинскую школу (или медицинский факультет любого университета), прозаниматься там три года, после чего, сдав выпускные экзамены, пройти стажировку в ординатуре. Столь длительная и напряженная учеба по силам лишь молодым врачам-иммигрантам, поэтому прибывшие в США врачи среднего и пожилого возраста, будь они у себя на родине хоть академиками, довольствуются работой в регистратуре какого-нибудь медицинского офиса или работой в качестве медицинской сестры в одном из госпиталей.

    Эмиграция - это суровый мир, в котором существуют свои законы, нравственные ценности и правила жизни, не говоря уже о языке, который порой весьма далек от английского. Но без хорошего знания языка невозможно поступить на учебу и работу, а ведь есть врачебные специализации, где русскоязычного доктора не встретишь, как, например, уролог, онколог и др. В этом случае пациенту придется раскошелиться на услуги переводчика.


    Нескорая помощь

    В США не применяется большинство европейских лекарств, к которым мы привыкли. Там в аптеках готовят только свои, американские препараты, в соответствии с выписанным больному рецептом. Если на подготовку лекарств требуется немного времени — хорошо, а когда для его приготовления в аптеке в данный момент нет требуемых компонентов, то лекарство вам привезут домой в тот же день или на следующий. Прежде чем принять ваш рецепт, фармацевты проверяют с помощью компьютера ваши данные в соответствии с предъявленной карточкой страховой компании, а также, может ли данная страховая компания покрыть расходы на лекарства. Иногда оказывается, что страховка стоимость лекарства не покрывает. Тогда вам предлагают позвонить врачу, который выписал рецепт, и сообщить ему об этом. Врач должен позвонить в страховую компанию и подтвердить необходимость именно этого лекарства. Только тогда вы сможете его приобрести. Но чаще вам просто подбирается более дешевый аналог. Должен заметить, что бесплатно лекарства отпускаются лишь иммигрантам в возрасте старше 65 лет, имеющим страховку.

    Если вам потребуется вызвать «скорую помощь», то не ждите, что к вам приедет врач. В бригаде будут водитель и фельдшер, которые, оказав минимальную подмогу, отвезут вас в госпиталь, где, возможно, врача вам придется ждать не один час. Часов через десять ожидания вас поднимут на лифте из приемного отделения в сам госпиталь, но и там врач тоже придет не сразу. Конечно, жертвы уличных происшествий обслуживаются немедленно, но мы ведем речь об обычных больных, с болями, кровотечением и т. п., как это произошло с автором этих строк.


    Пациент или деталь

    ПРИ дооперационном обследовании больного используется новейшая медицинская техника. Приведу пример. В Московском городском онкологическом диспансере взятие биопсии из предстательной железы больного производится врачом вручную — «на глазок». В США эта процедура производится прибором, вставляемым в прямую кишку. Прибор сам условно делит железу на несколько участков (четыре-пять) и автоматически производит биопсию. Подобного рода приборы следовало производить и у нас по образцу американских, это намного улучшило бы качество и облегчило работу медиков. Но такого типа приборы имеются у нас лишь в академических и элитных медицинских центрах. Однако наличие великолепного оборудования не дает должного эффекта без мастерства врача и его контакта с больным. Согласно докладу института медицины Национальной академии наук в США только в госпиталях в результате медицинских ошибок умирает от 44 до 98 тысяч пациентов в год. Эта цифра превышает число смертей от автодорожных аварий (43500) или количество умерших от рака груди (42 300) в 1999 г. В докладе указывается, что все эти человеческие ошибки вполне можно было предотвратить, если повысить ответственность врачей и фармацевтов. Более 7000 пациентов в год умирает от неправильно выписанных лекарств.

    Одна из нью-йоркских газет указывает, что «иногда причина ошибки кроется в отношении медицинского персонала к больному, черствости и равнодушии американских врачей. Иногда попавший в госпиталь человек чувствует себя деталью, проходящей через конвейер».

    Мне лично операция была сделана более чем скверно и не улучшила, а ухудшила состояние. А оперировавший хирург уверял меня в том, что операция дала нужный результат. Однако после сделанных по моей же инициативе исследований — через несколько месяцев страданий — выявился откровенный обман со стороны хирурга, говорившего о положительных результатах операции. В другом госпитале, куда я попал по рекомендации своего лечащего врача, обследовавший меня хирург сообщил лечащему врачу (своему приятелю), что операция была сделана настолько неудачно, что, по его словам, «больного искалечили, и повторную операцию можно делать по истечении не менее полугода, если состояние улучшится, иначе он вообще может стать калекой».

    К счастью, эта печальная история закончилась благополучно, и операция, сделанная вторично в другом госпитале, прошла успешно. Случай откровенного обмана русскоязычных иммигрантов со стороны некоторых врачей я познал на собственном опыте, подобное со стороны американских врачей бывает часто, так как их куда больше заботит не здоровье больного, а собственный заработок. Поэтому они заинтересованы в том, чтобы больные посещали их как можно чаще, чтобы снимать деньги с их страховок. Мало того, имеют место случаи, когда врач-кардиолог, несмотря на относительно благополучные ЭКГ и эхограмму, пугает больного, говоря, что у него предынфарктное состояние, и направляет в госпиталь на коронарную ангиографию, которая по сути является небольшой, но довольно дорогостоящей операцией. После операции тот же врач, который в офисе направлял больного в госпиталь, говорит ему о том, что у него прекрасные сосуды (как у молодого!). Цель достигнута: хирург-кардиолог «отстегнул» приличную сумму со страховки пациента. Таких случаев я знаю несколько.


    Хороший уход и неважные врачи

    ОСОБО хочется рассказать о самих госпиталях. Как правило, каждый из них в некоторой степени монументален и состоит из нескольких многоэтажных зданий, соединенных внутренними переходами. В непосредственной близости от госпиталя расположена многоэтажная открытая стоянка для легковых автомобилей. У входа в госпиталь автомобилю не разрешается задерживаться долго: он подъезжает только для высадки или приема больного. После операции больному не разрешается выходить из госпиталя на ногах: его вывозит на кресле-каталке медсестра и довозит до ожидающего автомобиля.

    Назначенный на операцию больной поднимается в зал предоперационной подготовки. Здесь он раздевается. Пижам в госпитале не носят, на больного надевают два тонких халата-распашонки с короткими рукавами (один закрывает спину, второй — переднюю часть тела). Каждого больного готовят к операции в отдельной секции, снабженной шторками-занавесками. Он сразу попадает в руки медицинских сестер, которые активно производят все необходимые измерения и процедуры. Нужно отметить высокий уровень квалификации и отличную работу медицинских сестер как при подготовке больного к операции, так и после операции — в реанимационном отделении.

    В большинстве госпиталей каждый больной находится в отдельной одноместной небольшой секции, к которой примыкает индивидуальный туалет. У изголовья больного стоит тумбочка с телефонным аппаратом. С другой стороны — стол, на котором разносчик устанавливает горячую еду, помещенную в специальную герметичную тару. Больного держат в госпитале не более двух-трех дней даже после серьезной операции, затем выписывают. Это связано с высокой стоимостью пребывания в госпитале (за каждые сутки — примерно 2400 долларов) и невысоким уровнем платежеспособности страховых компаний. Нужно заметить, что в крупных госпиталях наиболее квалифицированные хирурги не оперируют больных, имеющих страховку, а лишь тех, кто в состоянии платить наличными. У менее опытных хирургов нередки осложнения у больных после операции и медицинские ошибки.

    Богатые американцы лечатся в лучших госпиталях, хотя и те, где мне приходилось бывать, находятся на достаточно высоком уровне обслуживания больных. (180)


  • - Всемирная Организация Здравоохранения "создала рейтинг стран мира по общему состоянию здравоохранения, и США оказались...37-ми". По качеству здравоохранения, мы на 54-м месте. "Ирония в том, что в здравоохранении США тратят на душу населения больше, чем любая другая страна мира" ("Европейская мечта", стp.79-80) Платишь больше, получаешь меньше, намного меньше.

    - "США и ЮАР - две единственные развитые страны мира, которые не обеспечивают медицинскую помощь для всех своих граждан" ("Европейская мечта", стp.80) Извините, но с каких это пор ЮАР - "развитая" страна? Как бы то ни было, вот кому мы составляем компанию.

    - США на 41-м месте в мире по уровню детской смертности. У Кубы показатели лучше.(New York Times, 12 января 2005).

    - У женщин в США вероятность умереть при родах на 70% выше, чем в Европе (New York Times, 12 января 2005).

    Майкл Вентура "Страна номер 1? Только цифры и факты". 12.09.2005.


  • Ежегодно 98 тыс. пациентов американских клиник погибают в результате непрофессиональных действий медицинских работников. Врачебные ошибки входят в число пяти самых распространенных причин смерти в США, среди которых - сердечно-сосудистые, онкологические заболевания, инсульты и заболевания легких. По мнению ученых, число случаев смерти американцев в результате врачебных ошибок превышает число летальных исходов, вызванных раком груди, автомобильными авариями или СПИДом. Диапазон допускаемых ошибок, которые приводят к трагическим последствиям, достаточно широк - от путаницы в названиях лекарств во время беседы врача и медсестры до неточностей при программировании сложного медицинского оборудования. Причиной трагического исхода может стать ошибочно наклеенный на колбу с анализом крови ярлычок, неясная маркировка на упаковке с лекарствами, неправильный расчет дозировки препарата и недостаточность информации при переводе пациента из одного медучреждения в другое. Зачастую совершенно разные лекарства имеют схожие названия, что вносит путаницу при их назначении больным. Пациенты могут получить не тот препарат, или не ту дозировку, или же лекарство будет выдано не тому больному. (228)

  • Не менее 4,5 тыс. детей стали за 2003 год жертвами врачебных ошибок в США. Об этом пишет авторитетный американский медицинский журнал Pediatrics. По информации издания, которое рассматривает статистику детской смертности в Соединенных Штатах за последние десятилетия, данный показатель остается относительно стабильным и никогда не опускается ниже 4 тыс. случаев в год. Автор статьи доктор Мэрлин Миллер из педиатрического центра Джона Хопкинса в Балтиморе отмечает, что все случаи ятрогенной (вызванной действиями врачей) детской смертности могли быть предотвращены. Наиболее подвержены врачебным ошибкам дети в возрасте до 1 года, а также пациенты, которым оказывалось лечение в рамках государственной страховой программы Medicaid, направленной в помощь малообеспеченным слоям населения. В статье обращается особое внимание на то, что большинство детей, которые умирают в отделениях интенсивной терапии или после хирургических вмешательств не могут быть подвергнуты основательному патологоанатомическому исследованию и им устанавливаются неясные диагнозы вроде "послеоперационная смерть в результате расстройства функций организма" или "внезапная смерть". В то же время нередко в качестве окончательного диагноза у погибшего ребенка установлено "оставление в организме постороннего предмета после оперативного вмешательства или медицинской процедуры".(240)


  • ЕЖЕГОДНО более полутора тысяч различных хирургических инструментов оставляют американские хирурги в телах прооперированных больных. Об этом свидетельствуют результаты исследования, проведенного крупными госпиталями и здравоохранительными центрами Бостона. Однако специалисты утверждают, что реальная статистика значительно выше, поскольку клиники не обязаны сообщать о случаях обнаружения посторонних предметов в теле больного после операции. Поэтому исследователи пользовались неполными данными. Основной причиной «забывчивости» хирургов, по мнению исследователей, является стрессовое состояние, вызванное срочностью операции или неожиданностями в ходе ее проведения. Чаще всего это происходит при оперировании тучных больных в связи с обширностью оперируемой площади.(181)

  • В 2003 году почти 15% американских семей не принимают лекарств, которые им выписывают врачи. Причиной этого стал рост цен на медикаменты: примерно 16 млн. американцев не в состоянии оплачивать их. По данным исследования, проведенного компанией Ipsos - Pharm Trends, в 2002 году американцев, не способных заплатить за необходимые им лекарства было на 12% меньше. Обычно стоимость прописанных врачом лекарств полностью или частично оплачивают медицинские страховые компании. Однако за последние годы в США значительно увеличилось число людей, у которых нет медицинской страховки. Кроме того, лекарства постоянно дорожают. Причиной являются значительные инвестиции в научные исследования, которые делают фармацевтические компании. Парадоксально, что более совершенные лекарства оказываются не в состоянии помочь больным, потому что они не просто могут купить их. (204)

  • 2004: в графстве Brazoria, штат Техас, возбуждено дело против фармацевтической компании Eli Lilly, производящей, в том числе, вакцину для новорожденных. Как доказывают истцы, после вакцинации, мозг ребенка испытывал серьезную травму, последствия которой неустранимы. Документы, изъятые из архивов компании, показали, что ее руководство знало о том, что одно из веществ, использованных при приготовлении препарата, произведено на основе ртути и опасно для людей. За 73 года, прошедшие с момента начала выпуска вакцины, пострадало огромное количество новорожденных. (141)






Бесплатная медицина по-американски или поход в госпиталь Cook County


С. Исаков

Предисловие

Кук Каунти госпиталь в Чикаго известен на всю страну и, даже, как говорят, на весь мир. Открытый в начале века, как гопиталь, обслуживающий всех жителей графства Кук, куда входит город Чикаго, он прославился своим знаменитым реанимационным отделением, где, как писали местные газеты, кудесники-врачи смогли вернуть жизнь десяткам тысяч людей, пострадавших в ходе аварий, несчастных случаев а также, уличных разборок, главным образом, на южной стороне города. Каждый день, в реанимационное отделение госпиталя свозили в сопровождении полицейских, людей, в основном, афроамериканцев, с простреленными органами, ножевыми ранениями, свернутыми челюстями и т.д и т.п. В начале 2003 года, за сумасшедшие деньги было построено новое здание госпиталя, после чего, всех пациентов из старого,огромного здания под звуки фанфар перевезли в новое, не такое высокое, но зато супернавороченное, оснащенное по последнему слову медицины.

В Кук Каунти лечили всех пациентов, в не зависимости от их статуса и наличия или отсутствия страховки, поэтому, для многих тысяч жителей Чикаго, Кук Каунти оставался единственной возможностью хоть как-то поправить здоровье, при полном или частичном отсутствии финансов. Закон о том, что госпиталь обязуется принимать всех пациентов,был принят после того, как лет десять назад, прямо у дверей госпиталя умер человек, который пришел в госпиталь и сказал, что плохо себя чувствует, но с ним никто не стал разговаривать. "Ты должен поступить к нам через скорую помощь, тогда мы будем тебя лечить, а так - извини, без страховки, мы тебя не примем. Позвони в скорую, пусть они тебя привезут". Человек вышел из здания и скончался прямо перед входом, после чего в городе был большой скандал.

Как-то раз мой приятель Нимаз сильно порезал на работе руку острым ножом (он работал на кухне в русском ресторане), открывая огромную консервную банку, после чего, в целях экономии денег, обратился за помощью к одному русскому фельдшеру, который за $60 заклеил ему рану лейкопластырем. Через неделю, вскрыв лейкопластырь, Нимазу показалось, что рана начала гноиться и мы решили срочно ехать в Кук Каунти, поскольку, страховки у моего приятеля не было и не намечалось. Мы встретились в Понедельник днем и поехали в госпиталь на моей машине. В госпиталь мы приехали в районе трех часов дня и сразу отправились в отделение emergency. Все последующие события я буду передавать, строго придерживаясь хронологии по часам.



3.15p.m



Мы заходим в отделение emergency. В огромной комнате, слегка напоминающей зал ожидания в советском аэропорту, установлены ряды пластмассовых кресел на которых сидят люди, десятки людей. В толпе явно преобладают афро-американцы а также мексиканцы, среди лиц попадаются и белые, преимущественно иммигранты, в основном, поляки и югославы, американцев в зале практически нет. Мы проходим через зал в огромное фойе госпиталя к солидной гранитной стойке с не менее солидной надписью "регистрация" и пристраиваемся в хвост очереди. Очередь двигается медленно, у стойки регистрации работает одна девушка-медсестра. Через минут десять к стойке подходит работник госпиталя -афро-американец после чего очередь начинает двигаться быстрее, хотя ненамного.. Наконец, мы подходим к стойке и афроамериканц цепляет на руку Нимазу небольшой пластмассовый браслет с наклеенной бумажкой оранжевого цвета, на которой шариковой ручкой выведен номер 180. " Ваш номер 180, - радостным обнадеживающим тоном сообщает афроамериканец, - сейчас уже идет 167-й номер так что ждать придется недолго, всего лишь несколько минут. Проходите в зал ожидания и вас вызовут по номеру.



3.45 p.m



Ждать придется недолго - эта фраза светлым пятном откладывается в нашем сознании. Уже вызвали 167 номер а у нас - 180-й - крутилось у меня в голове беспрерывно.

Мы прошли в огромный зал ожидания и уселись на скамьи, перед дверью, куда периодически заходил народ. Каждые пятнадцать минут из этой двери выходила медсестра с кучей каких-то папок в руках и громко называла фамилии людей, в основном по две-три фамилии за один раз, иногда сразу по четыре-пять фамилий. Временами из этой же самой двери выходили люди, больше похожие на врачей и тоже выкрикивали фамилии, после чего, люди в зале ожидания, чьи фамилии были названы, поднимались со своих мест и удалялись вместе с медсестрой или врачем в неизвестном направлении. Наконец, крайне редко, появлявшаяся перед народом медсестра, вместо фамилий называла намера. Люди, чьи номера были названиы, точно также поднимались со своих мест и исчезали за дверью напротив. Я также обратил внимание на то, как, люди исчезавшие за дверью, по происшествии некоторого времени, выходили из другой двери и почему-то возвращались обратно в зал ожидания.



5.45p.m



Пролетело два часа. За это время медсестра успела вызвать по номерам человек десять, не больше, всех остальных вызывали, в основном, по фамилиям. Чтобы хоть как-то убить время, мы с Нимазом принялись рассматривать сидящую в зале публику, среди которой было немало весьма экзотических персонажей. Особенно выделялся один худощавый афроамериканец, с ног до головы наряженный в рокерскую экипировку, с прической, делавший его похожим на звезду голландской сборной по футболу Гуллита. В emergency госпиталя он появился с полностью опухшей переломанной рукой, на которую было страшно смотреть - по всей видимости он только что грохнулся на полной скорости со своего Харли Дейвидсона. Рокер-афроамериканец все время общался с какими-то приятелями, его компания состояла из афро-американцев бомжоидного вида, которые сразу вызвали у меня подозрение - они почему-то показались мне завсегдатаями emergency отделения. На тот час я даже не подозревал о том, что ближе к ночи, зал ожидания emergency Кук Каунти госпиталя помимо своего основного предназначения одновременно превращается в филиал чикагской ночлежки для лиц БОМЖ. Время продолжало бежать, несколько минут ожидания, которые были обещаны нам афроамериканцем у стойки регистрации, постепенно превратились в три часа и не было никакой гарантии в том, нас сейчас, наконец, вызовут.



6.45p.m



Ура! Наш номер, наконец, назвали. Мы оба вскочили со своих мест и ринулись к двери, из которой выходили медсестры и врачи. "А ты оставайся здесь - сказал мне серьезного вида афроамериканец в белом халате, если понадобится, мы тебя позовем." "Мой друг совсем не говорит по-английски", - сделал я робкую попытку возразить, но моя попытка оказалась безуспешной. - Если ты нам потребуешься, тебя позовут, - решительным, не терпящим возражений тоном, сообщил мне афро-американец в белом халате после чего я ретировался обратно в комнату ожидания.



Нимаз исчез за дверью, которая вела в небольшую комнату, где начинался первый этап пересылки пациентов emergency room, если , конечно, не считать регистрации и выдачи пластмассового браслета. Комната эта сообщалась со второй, более крупной комнатой, куда также вела отдельная дверь со стороны холла, где находилась стойка регистрации пациентов. В небольшой комнате вновь прибывшим пациентам меряли давление, после чего ленивая медсестра-афроамериканка что-то кликала на своем компьютере и пациента далее отправляли в большую комнату, где был свой собственный небольшой зал ожидания с одним рядом стульев, идущих вдоль стены.



7.15



Через пол-часа я зашел в дверь малого зала ожидания через ту самую дверь, о которой я упомянул и обнаружил там Нимаза, сидящего на стуле. "Мне сказали ждать здесь покуда меня не вызовут", сказал мне он и мы стали ждать вдвоем, тем более что отсюда никто никого не выгонял. Помещение это представляло собой большую комнату, перегороженную на шесть будок, в каждой из которых были установлены компьютеры и время от времени туда заходили ленивые медсестры - афроамериканки и начинали медленно выкликивать что-то на своих компьютерах. Иногда одна из медсестер выкрикивала фамилии пациентов:" Пациент такой-то - будка номер 6", после чего пациент отправлялся в будку где медсестра очень долго вводила какие-то данные в компьютер. Помимо медсестер-афроамериканок, в углу помещения за столом колдовал один врач, похожий на филиппинца, по крайней мере я сразу же определил его как филиппинца, который тоже выкрикивал фамилии очень громким тоном - так обычно кричат коты, перед тем как их собираются сварить в кипящем бульоне. Крикливый тон и своеобразный шепелявый акцент делали его похожим на злого индейца из американского мультфильма.



8.45p.m



О нас, как будто все позабыли, по крайней мере создается впечатление, что никому до нас нет никакого дела. Не выдержав, я решаю, наконец, проявить инициативу, встаю со своего места и отправляюсь вначале к медсестре а затем, к филиппинцу, пытаясь выяснить, почему нас никто не вызывает. По залу ожидания бесконечно возят туда-сюда какого-то мужчину лет 60-ти в инвалидном кресле-качалке, с полностью красным лицом, лицо мужчины до предела измождено, видно, что ему очень плохо. Еще когда мы сидели в большом зале ожидания, мы обратили внимание на этого мужчину в тележке. За последние три часа его успели раз пять прокатить из одного угла помещения в другой.



9p.m



Моя инициатива возымела действие. "Нимаз Римаз " -на весь Кук Каунти прогремел вопль филиппинца и мы рванули в угол комнаты, со скоростью стайеров, стартующих на финальном олимпийском стометровом забеге.

"Ждите здесь -, проревел филиппинец указав пальцем на стоящий рядом с его тумбой стул и враз куда-то сгинул. Через некоторое время он вновь появился и начал колдовать перед компьютером, устремив свой взгляд на экран дисплея, на котором вспыхивали красивые разноцветные квадратики, пытаясь уловить в их мерцании только одному ему ведомый мистический смысл. Наконец, насытившись созерцанием цифр, филиппинец прогремел:' Вы были вчера здесь, почему не показали руку врачу". "Он думал что рука у него заживает, поэтому и не показал, а к врачу он ходил по поводу ноги"- робко перевел я фразу Нимаза. Казалось, что филиппинец меня совершенно не слушал, его сознание в этот момент пребывало в совершенно другом измерении. Поколдовав еще минут десять над своим компьютером, филиппинец наклонился к руке Нимаза и резким движением содрал с руки лейкопластырь, даже не взглянув при этом на рану, после чего, вновь минут на пятнадцать уткнулся носом в свой компьютер.Далее, филиппинец, вдруг, резко вскочил со своего места и прокричал:"Все, теперь возвращайтесь в зал ожидания и вас вызовут к врачу". С этими словами он куда-то убежал и больше долго не появлялся.

В какой зал ожидания возвращаться? К какому врачу нас должны вызвать? Нескончаемый рой вопросов крутился в наших головах не находя ответа.



10p.m.



Прошел час с того момента как мы пообщались с филиппинцем. О нас давным давно все позабыли. Мы сидели в тупом ожидании непонятно чего и было совершенно неясно , кто и куда нас должен был на этот раз позвать; наблюдая за местной публикой мы уже могли определить, что после прохождения странного врача-филиппинца большинство пациентов возвращались в большой зал ожидания, правда, перед этим они все должны были пройти процедуру заполнения каких-то данных в той самой комнате, где принимал филиппинец. И вот этот момент оказался для нас самым непонятным - должны ли были нас вызвать к медсестре до похода к филиппинцу или после?

Нам ужасно хотелось есть. В большом зале ожидания мы заприметили небольшую комнату, в которой было установлено несколько аппаратов по продаже софт-дринков, чипсов и прочей закусочной хренотени. Возле задней стенки комнатенки на шатающейся тумбочке стояли две засаленных микроволновки, одна на другой. Верхняя микроволновка не работала, и худощавый афроамериканец из разряда лиц БОМЖ лихорадочно тыркал пальцем в пластмассовую крышку, от чего вся эта хлипкая пирамида шаталась из стороны в сторону, как при землетрясении. Нижняя микроволновка, по счастью работала и в ней мы разогрели какой-то пирог с сыром и курицей. Подкрепившись суррогатным сэндвичем, мы вернулись в комнату ожидания, где нас принимал филиппинец. Наконец я не выдержал и подошел к одной из медсестер- афроамериканок, колдовавших перед компьютером. "Нам сказали, что нас вызовут к врачу, но нас никто никуда не зовет - робко пробормотал я". "А вы уже прошли регистрацию у медсестры?" "Какую регистрацию? - удивился я. - Нас уже смотрел доктор и сказал, что нас должны вызвать к врачу?". "Какой доктор вас смотрел?- спросила афроамериканка. Вон тот джентльмен в углу - я показал пальцем в угол, где колдовал филиппинец. "Как ваша фамилия? - спросила афроамериканка."Замиров -, это мой друг - сказал я, мы здесь уже с трех часов ждем." Поколдовав минут пять возле компьютера, афроамериканка произнесла:" Вам нужно зарегистрироваться у медсестры, перед тем как вас вызовут к доктору, возвращайтесь на свое место и вас вызовут на регистрацию." Раздосадованные тем что нас не приняли сразу но, одновременно, обрадованные тем фактом, что о нас все-таки не забыли, мы вернулись в небольшой зал ожидания, правда, места наши уже кто-то занял. За последние два часа народу в небольшом зале ожидания заметно прибыло и мы постоянно пересаживались с места на место.



11p.m



О нас, похоже, окончательно забыли. Народ постоянно вызывали к медсестрам, которые долго колдовали возле своих компьютеров, вводя информацию в базу данных. Филиппинец тем временем продолжал бегать туда -сюда. Не выдержав, я вскочил с места и отправился к крупной афроамериканке, показавшейся главной среди всех медсестер, находившихся в комнате. "Мы уже два часа сидим но нас никто никуда не вызывает, в чем дело? - возмутился я, - Нам сказали, что мы должны пройти какую-то регистрацию перед тем как нас вызовут к врачу, но нас никто никуда не вызывает." " Два часа, - лениво произнесла афроамериканка, - Сегодня понедельник, что вы хотите, люди ждут по двенадцать часов. Какая ваша фамилия?- "Замиров - ответил я, это мой друг, вот он идет."

Афроамериканка принялась кликать мышкой и изучать экран компьютера. По экрану бежали красивые разноцветные строчки. Афроамериканка взирала на них точно так же как новорожденный младенец смотрит на логарифмическую линейку - в ее взгляде читалось полное отсутствие всякого присутствия. Наконец, минут через десять, поймав нужную строчку, она поизнесла важным тоном:" Ну вот теперь вы зарегистрированы. Отправляйтесь в большой зал ожидания, тот откуда вы пришли вначале и ждите, покуда не назовут вашу фамилию и не вызовут к доктору." "Ура, - мысленно прокричал я, теперь мы на финишной прямой. Мы зарегистрированы и осталось дождаться, когда назовут нашу фамилию." Впереди - встреча с врачом и долгожданное излечение от страшной болезни, вдобавок бесплатно. (К тому времени, к слову говоря, Нимаз, изучив свою рану, уже понял, что она постепенно начала заживать а то, что изначально было принято за нагноение, оказалось ничем иным как запрелой кожей, беловатой на вид так что тревога оказалось напрасной).



11.20.



Мы возвращаемся в главный зал ожидания, откуда начали свой путь и занимаем места в одном из рядов, так чтобы можно было удобнее наблюдать за публикой в зале.



11.45



Мы сильно проголодались. Я вновь отправляюсь в каморку с автоматами по продаже снеди, чтобы купить банку овощного сока. В каморке стоит невыносимая духота и постоянно толчется народ. Я пытаюсь пробиться к автомату, стоящему в самом углу каморки но доступ к нему мне загораживает спина бомжа-афроамериканца, с аппетитом поедающего бобы из консервной банки, которую он примостил на шатающуюся тумбочку, на которой стоят две микроволновки. "Простите, мне нужно пройти к машине, и я не знаю как ей пользоваться". Бомж оказывается на редкость вежливым и дружелюбным. Он показывает мне как пользоваться машиной. Вытащив банку сока я удаляюсь и возвращаюсь на свое место со смаком цедя сок из металлической банки.



12.00



Полночь. В зале ожидания скапливается огромная масса народа. Наблюдая за обитателями emergency room мы, постепенно, начинаем улавливать тайную сторону жизни этого заведения, приходя к выводу, что в зале ожидания, помимо настоящих пациентов с травмами, ожидающих вызова к врачу, происходит целая масса интересных вещей, перед нашими глазами разворачивается своя, ни на что не похожая жизнь; постепенно зал ожидания заполняют местные бомжи, использующие это место в качестве ночлежки. Большинство бомжей ведет себя тихо, расположившись на скамьях в разных частях огромного зала, если не считать одного странного афроамериканца в наушниках, который постоянно слоняется взад и вперед по залу, издавая странные звуки, похожие на кукарекание. Похоже, афроамериканец этот страдает особой формой психического расстройства. Прошлявшись таким образом час, кукарекающий афроамериканец в наушниках усаживается на скамью, несколькими рядами позади нас. Вначале он сидит тихо, но потом, начинает выделывать непонятные кренделя, кричать и громко стучать ногами по полу. В этот момент выходит суровая медсестра - афроамериканка зачитывать очередной список имен на вызов к врачу и слышит странный топот. Она проходит чуть вперед и, увидев странного человека, грозно и молча смотрит на него, делая знак полицейским. К бомжу- шизофренику подходят два ухмыляющихся амбала полицейских - афроамериканца, и беззвучно выводят нарушителя за пределы госпиталя не меняя при этом выражения лица.

С этого момента, в течение получаса, в зале осуществляется планомерная облава на бомжей. Пара полицейских охватив людей наметанным взглядом, прочесывают зал и пытаются выставить лиц БОМЖ за дверь госпиталя. Больше всего они, почему-то цепляются к тому самому интеллигентному бомжу, который поедал бобы в каморке и объяснил мне, как пользоваться автоматом по продаже софт-дринков. Они выводят его за шкирку из зала ожидания, но , ровно через минуту, бомж появляется вновь и как ни в чем не бывало, усаживается почти на том же самом месте. Еще через минуту полицейские появляются опять, и вся операция по выдворению повторяется. Бомжа выкидывают, но ровно через минуту он вновь появляется, на сей раз, заняв место в соседнем ряду. И вновь, настойчивые полицейские вычисляют несчастного бомжа и выкидывают его за дверь. На третий раз бомж появляеся с пластмассовым браслетом на руке, как официально зарегистрированный пациент но и это не останавливает полицейских. Они вновь его вычисляют. Несчастный бомж пихает им руку с напяленным браслетом, но полицейских это еще больше выводит из себя. Они срывают браслет с руки бомжа и выставляют афроамериканца за дверь. Так повторяется еще два раза. После пятого раза полицейские исчезают на сей раз до утра, оставляя бедного бомжа, наконец, в покое, равно как и всех остальных бомжей, заполнивших зал ожидания. До утра бомжей никто не трогает. Возможно, что часть из них, действительно, официально зарегистрировалась на прием к врачу. Современный зал ожидания в emergency госпиталя Cook County предоставляет местным бомжам великолепную возможность переночевать в чистом , теплом и охраняемом помещении. Могу только себе представить, что здесь происходит зимой.



2a.m



Два часа утра. По-прежнему очень хочется есть и спать. Суровая медсестра-афроамериканка, появлявшаяся до этого каждые полчаса, куда-то сгинула и последние полтора часа к врачам вообще никого не вызывали. Похоже, у врачей в эти часы происходила пересменка и в это время никого не принимали. Народ в зале ожидания коротал часы кто как мог. Многие спали, кто-то жевал купленные в автомате чипсы. Непотопляемый вежливый бомж-афроамериканец, которого полицейские так и не смогли выкинуть из зала, возник на своем месте как птица-феникс и вновь отправился в каморку кушать бобы. Мы решили выйти на свежий воздух и прогуляться до ближайшего МакДональдса, но оказалось, что в радиусе одной мили от госпиталя нету ни одной фаст фудовой точки. Пришлось нам не солоно хлебавши возвращаться на свои места. Нимаз решил сходить в каморку и изжарить в микроволновке пачку поп-корна. Через час, недоеденную пачку поп-корна, стоявшую на соседнем пустовавшем кресле, украл проходящий мимо бомж-афроамериканец. Между рядами с пациентами всю ночь прохаживался взад и вперед худощавого вида мексиканец, похожий на бандита из кинофильма, и предлагал всем остальным мексиканцам купить за два доллара дешевые колечки из какой-то картонной фирменной упаковки. Я обратил внимание на то, что мексиканца этого никто не трогал, полиция на него не обращала никакого внимания а со всеми медсестрами он, похоже был баш на баш. Под утро, к слову говоря, я заглянул любопытства ради, к нему в эту самую коробку, когда он проходил мимо нашего ряда и обнаружил, что большая часть колечек была продана - вот так он делал свой ночной бизнес.

Бедняга рокер-афроамериканец с разбитой рукой, тот самый, похожий на звезду голландского футбола, вновь появился в зале ожидания, не смотря на то, что уже несколько раз был у врача, к тому моменту рука у него еще больше распухла. Позади нас сидели два молодых мекса, у одного рука была перевязана бинтами, и сквозт бинты было видно как обильно сочилась кровь. Напротив нас, возле стенки, сидела крупная бесформенная женщина в разорванной одежде, рядом с ней, накрывшись покрывалом, мирно спал мексиканец - бомж. Среди ночи в зале оказался еще один странный бомж-мексиканец интеллигентного виды, в джинсах, вельветовом пиджаке и галстуке-бабочке, в руках он нес саквояж из красной мексиканской кожи, на ногах у него были обуты ковбойские ботинки. Похоже, что мексиканец этот совсем недавно прилетел в Чикаго и на первых порах решил забомжевать в Cook County госпитале. Под утро он тихо и незаметно испарился. Через главную дверь отделения emergency всю ночь завозили на тележках каких-то афроамериканцев с пулевыми ранениями - жертв ночных разборок. Это, похоже, били единственные пациенты emergency, которым не нужно было ждать в очереди. Впрочем, мы им не завидовали.



5.30a.m



Всю ночь очередь практически не двигалась с мертвой точки. Приблизительно один раз каждые сорок пять минут к народу выходила суровая медсестра -афроамериканка, на которую тотчас устремлялись с мольбой изможденные долгим ожиданием сотни взглядов пациентов, ее появления ждали с,пожалуй, еще большей надеждой, чем явление Христа народу. Мы не были исключением из правила. Каждый раз, когда она выходила из-за двери, держа в руках папку с делами, мы, затаив дыхание, вслушивались в какофонию странных имен, где имена афроамериканцев перемешивались с именами месксиканцев, поляков, арабов, индусов, югославов и всего остального нищего чикагского интернационала.

Увы, надеждам нашим не суждено было сбыться, имя Нимаза , казалось, навсегда растворилось в бесконечном ворохе папок с медицинскими историями пациентов. И вот уже я обратил внимание на то, что большинство тех людей, которые стояли вместе с нами в очереди в малом зале ожидания, там где принимал неутомимый филиппинец, исчезли, и зал давно заполнился новыми людьми. Возникало ощущение, что нашу папку суровая медсестра каждый раз во время очередного выхода к народу, специально запихивала на дно пачки и что в ее выборе пациентов, определенных на выход к доктору, полностью отсутствовала какая-либо логика.

К этому часу большая часть ожидающих тихо дремала в своих креслах. Мы пересели на другой ряд, поближе к тому месту откуда суровая медсестра зачитывала имена чтобы не дай бог не пропустить наше. Справа от нас, один из бомжей-афроамериканцев уже почти два часа с упоением поедал поп-корн, который сыпался у него изо рта и сухими фонтанами рассыпался по одежде.

Мы начали терять терпение.



6.30a.m



В очередной раз к народу из двери вышла суровая медсестра-афроамериканка с пачкой дел. За три часа до этого, во время очередного выхода, она пообещала народу, что очередь пойдет быстрее, по ускоренной программе, правда, после чего и в самом деле сразу было вызвано человек десять, после чего очередь замерла в одной точке, казалось уже навсгда. Мы уже стояли наизготове. После того, как она зачитал в очередной раз список пациентов и Нимаза в нем в очередной раз не оказалось, мы сразу же подошли к ней и я, робким тоном, начал свою речь. "Мы извиняем, - сказал я, но мы уже 14 часов здесь сидим и создается впечатление, что о нас просто забыли. "Как имя?- быстро обрубила мою тоскливую тираду медсестра. "Нимаз Заримов - ответил я. "Вы в списке есть - решительным, не терпящим возражений тоном ответила медсестра, ждите и вас вызовут.



7a.m



К этому часу в зале появляется два работника госпиталя и просят всех пересесть в одну часть огромной залы - пришло время уборки. В течение десяти минут из под новеньких пластмассовых кресел выгребаются залежи пустых бутылок из-под кока-колы, картонок и бумажных оберток. Неожиданно, в зале вновь возникают полицейские из новой смены; со свежими силами они вновь начинают утренний отлов бомжей, который на сей раз длится не долго и как-то вяло - к утру большинство бомжей уже покинуло помещение emergency, поэтому, ловить полицейским особенно некого. Краем глаза я отмечаю, что по коридору, по направлению к выходу направляется рокер с перевязанной рукой - ему, наконец, наложили гипс. Из старого эшелона гвардейцев остались одни мы - какая несправедливость.



7.15a.m



Нас вызвали! Уррра-а-а-а-а-а-а-а.......!!!!!!!!!!!!! Появившаяся с толстой пачкой папок суровая медсестра-афроамериканка назвала фамилию Нимаза, в самом конце, когда шансов уже практически не оставалось, наверное, в тайне догадываясь, что если не назовет сейчас, произойдет что-нибудь ужасное. "Следуйте за мной - раздается команда в сторону группы съежившихся от близкого присутствия грозной медсестры пациентов среди которых - Нимаз. Медленным шагом группа уходит вслед за медсестрой по длинному коридору. "Слава богу,- с облегчением говорю я, теперь можно и поспать. Моя голова откидывается назад, прислонившись к стене, на глаза наплывает белая пелена и я мгновенно забываюсь в утренней дреме.



8.30a.m



Меня будит Нимаз. Медленно раскрывая глаза я вижу смущенного Нимаза."Ну вот, говорю я - тебя, наконец вылечили, можно ехать домой отсыпаться."Какое-там вылечили, обо мне все забыли. Меня привели в палату к врачам, посадили на скамейку и сказали ждать. Я прождал полтора часа, но ко мне так никто и не подошел. Похоже обо мне все забыли. Я попытался им что-то объяснить, но они меня не поняли и я пошел за тобой. Пойдем, ты им объяснишь, что мы не можем больше ждать, что тебе нужно утром ехать на работу". "Е-мое, только этого еще и не хватало" - вдвоем мы бредем по утреннему коридору знаменитого чикагского госпиталя в сторону палаты реанимационного отделения.



8.35



Мы в палате реанимационного отделения. По центру огромной палаты стоят столы с новехонькими компьютерами, за которыми сидят толстые медсестры-афроамериканки, по краям палаты сделаны отдельные боксы-приемные для пациентов, где последних принимают врачи. Сами врачи время от времени заходят в боксы к пациентам, но по большей части прохаживаются вдоль столов с медсестрами, общаясь с молодыми практикантами, проходящими в госпитале ординатуру. На нас никто не обращает никакого внимания. Я выхожу на разведку и , обозначив одного молодого мужчину в белом халате ка врача, подхожу к нему. "Мы вот здесь уже сутки ждем, о нас, похоже все позабыли" - начинаю я фразу. "Так, - бодрым тоном отвечает врач, сейчас разберемся, как ваша фамилия, - молодой врач колдует возле компьютера. - Покажи-как руку - говорит он Нимазу - н-да, тебе нужно пойти и на всякий случай сделать рентген, чтобы убедиться в том, что кость не задета." "Да не задета у меня кость - отвечает Нимаз. "Все равно нужно сделать рентген - это много времени не займет. Вот, вы выйдете из этой палаты, далее по коридору направо, потом налево - увидите вывеску. Все, можете идти, я вашу карточку уже туда направил.



8.40a.m



Мы выходим из палаты, проходим еще через одну огромную палату, и, выйдя в коридор, доходим до рентгенологического отделения, состоящего из трех комнат. В первой комнате слева располагается стол медсестры с компьютером, правда сама медсестра на рабочем месте отсутствует. В комнате кроме нас никого нет. Мы робко проходим во вторую комнату, где стоит один из рентгеновских аппаратов. Возле аппарата молча стоит двое врачей, один из которых, с бородкой средних лет, очень похож на профессора Фрейда. Врачи стоят совершенно молча, как буд-то бы совершая сеанс утренней медитации. Несколько раз я пытаюсь с ними заговорить но безуспешно - они не обращают на меня никакого внимания. Мы проходим в третью, самую дальнюю комнату, где стоит еще один рентгеновский аппарат. В этой комнате я обнаруживаю одну афроамериканку в белом халате, то ли врача, то ли медсестру. "А вот мы, а вот мой друг, у него направление на рентген руки". "Возвращайтесь в комнату ожидания и вас вызовут - прерывает меня на полуслове афроамериканка". Мы возвращаемся в первую комнату, где стоят стулья и диванчик. В углу комнаты размещен какой-то ящик - игра для детей и Нимаз в течение десяти минут развлекается тем, что при помощи магнита, прикрепленного к днищу ящика, двигает фигурки в песочнице. Неожиданно в комнату вкатывают медицинскую каталку на которой возлежит без движения афроамериканец, укрытый белыми простынями и перевязанный с ног до головы. Афроамериканца, по всей видимости, привезли с пулевыми ранениями и собирались сделать рентген.

Просидев так полчаса я не выдерживаю и вновь иду узнавать в чем там дело, почему нас никто не вызывает. Оказавшись во второй комнате я отмечаю для себя что "профессор Фрейд" в белом халате продолжает стоять в той же самой позе молча - за те полчаса что пролетели с того момента когда я видел его последний раз ничего не изменилось. Я захожу в третью комнату и вновь пытаюсь апеллировать к афроамериканке но она и на сей раз меня обрывает. "Возвращайтесь на свое место и ждите когда вас вызовут" - произносит контрольную фразу афроамериканка. Я подчиняюсь. У Нимаза тем временем начинается небольшое кровотечение на ране и он удаляется в соседнюю палату чтобы попросисть кусок бинта. Через пять минут он возвращается несолоно хлебавши - бинт ему никто давать не захотел. Обойдя всю палату он обратился к одной медсестре кореянке, а может быть филиппинке, или даже - китаянке - лично я до сих пор их плохо различаю, и, для наглядности сунул ей под нос руку в крови. "Бинт, бинт, дайте мне бинт, вот кровь идет - тыкал ей под нос рукой Нимаз. "Я не понимаю, о чем ты говоришь - сказала ему медсестра и бинт не дала.



9a.m



Наконец появляется медсестра-афроамериканка из отделения рентгенологии с букетом желтых цветов. Минут десять она треплется с какой-то подружкой по телефону, не обращая на нас никакого внимания.



9.10a.m



Уррра-а-а-а-а-а-а-а! Нимаза вызвали на рентген, который занял две минуты.



9.20.



Мы возвращаемся в палату с врачами и медсестрами. В палате за это время ничего не поменялось. Все те же ленивые медсестры-афроамериканки мучили свои новенькие компьютеры, редкие врачи и огромная масса студентов и студенток практиканток вокруг; на нас как всегда - ноль внимания. Мы пытаемся вычислить того самого врача, который направил нас на рентген. Наконец нам это удается. "Ну как рентген сделали, молодцы - на рентгене ничего нет, кость не задета, так что все нормально. Ну вы заходите в бокс, ... так вот этот бокс у нас свободен ... да, вот сюда, в бокс номер десять и ждите, к вам придет врач.



9.30



Мы коротаем время в боксе, наблюдая за тем что происходит в палате. Неожиданно в палату врывается целая толпа народу, человек шесть молодых практикантов во главе с врачем-инструктором. "Значится так, - говорит врач, подойдя к Нимазу и беря его за больную руку, - ну-с, мы имеем дело с таким-то таким-то ножевым порезом, теперь ответьте как мне, что вы должны спросить у пациента, чтобы определить степень пореза, как вы должны проверить глубину раны, что сделать, как правильно согнуть пальцы и ..... пошло, поехало. Минут пятнадцать мы с великим удивлением наблюдали за тем, как практиканты крутили и вертели руку Нимаза, отвечая а вопросы шефа, будто бы на выпускном экзамене в университете, исполюзуя его руку в качестве своеобразного наглядного пособия. После того, как каждый практикант выдал на гора свои глубокие познания в области резаных травм, вся эта толпа покинула наш бокс так же быстро как и вошла. Лишь шеф-доктор на полминуты задержался на выходе и произнес: "Так, ну что, сейчас я пришлю к вам медсестру, она сделает укол против столбняка, промоет и перевяжет рану и вы можете после этого идти"- произнеся эту фразу, он удалися.



10a.m



Вот уже полчаса как мы сидим вдвоем с Нимазом в пустом боксе. К нам так никто и не пришел. Более того, похоже, и не собирался приходить. Толстая медсестра-американка, сидевшая напротив входа в бокс, продолжала сидеть, тыркая рукой в компьютер и перебирая папки на столе, не обращая на нас никакого внимания. Врач, тот что приходил к нам с группой практикантов, навсегда испарился в бесконечных просторах отделения emergency, с той поры мы его не видели. Практиканты разбрелись по палате, оказывая помощь другим пациентом. О нас в очередной раз все позабыли. "Слушай, может быть, пойдем домой - сказал мне Нимаз, - и вообще, зачем мне нужен укол от столбняка, ведь я порезал руку больше недели назад". "Он же сказал тебе, что , на всякий случай нужно сделать укол, потому что если, вдруг, начнется заражение, ты можешь умереть".



10.05a.m



Поняв, что о нас все позабыли, я подхожу к толстой медсестре. "Простите, мы вот здесь сидим и ждем, врач сказал что к нам придет медсестра, сделает укол, обработает и перевяжет рану но никто так и не пришел." "Как фамилия - проворчала медсестра, тыркая в клавиши компьютера. "Заримов". Протыркав пару минут клавиатуру, афроамериканка произнесла:"Так вам что, еще не сделали укол?" "Да нам с трех часов прошлого дня вообще ничего не сделали", - возопили мы. "O.K" - возвращайтесь обратно в бокс, сейчас я приду и сделаю укол,- сказала нам толстая медсестра афроамериканка, поднимаясь со своего стула. Изнутри бокса мы наблюдали за тем, как медсестра прошла в конец палаты, взяла шприц и какую-то коробочку, после чего направилась в сторону нашего бокса. Войдя в бокс она сделала Нимазу укол, после чего, не промыв Нимазу руку, выдавила на рану из небольшого тюбика какую-то мазь и, не перевязывая руку, заклеила рану двумя небольшими кусками лейкопластыря, которые она оторвала от общего рулона. На всю процедуру, включая укол, у нее ушло две с половиной минуты.

"Ну вот и все, теперь можете идти, - обрадовала нас медсестра-афроамериканка. "Может быть вы дадите мне еще лейкопластырь", - робко попросил Нимаз. "У нас здесь в палате мы ничего не можем дать, но я выпишу вам рецепт, с этим рецептом вы должны пойти в бесплатную аптеку госпиталя и там вам без очереди все отпустят".



10.20



Ошарашенные, мы выходим из реанимационного отделения и тихо бредем в сторону аптеки. В аптеке, действительно без очереди, нам отпускают рулон бинтов и лейкопластырь.



10.35



Мы выезжаем с паркинг лота госпиталя Сооk County в сторону дома на моей машине. Конец истории.



Итог.



Ровно 19 часов 20 минут нам понадобилось, чтобы получить бесплатную медицинскую помощь в одном из самых лучших госпиталей мира - госпитале Cook County что в Чикаго. Само оказание бесплатной медицинской помощи - укол против столбняка, наложение мази на рану с последующим заклеиванием раны двумя обрывками лейкопластыря заняло - 2 минуты 30 секунд. Лейкопластырь и мазь можно было за деньги приобрести в любом магазине Wallmart за $5.



Хронологию пребывания в госпитале я фиксировал по часам и записывал в свою записную книжку с точностью до минуты.

Июль-Август 2003, Чикаго, США
http://world.lib.ru/s/serzh_i/cookcountyhospital.shtml



НУЖНО ЛИ НАМ ДОГОНЯТЬ АМЕРИКУ В ОБЛАСТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ?


[А. Глебов, по материалам Washington ProFile]

Соединенные Штаты Америки, безусловно, являются флагманом современного капиталистического развития. В том числе и в области здравоохранения. Ну какой, скажите, “нормальный” украинский патриот не хотел бы, чтобы у нас было так, как в Америке? У них рыночная экономика, и у нас. У них страховая медицина, и у нас должна быть такая.

То, что украинская медицина находится в катастрофическом положении, – доказывать не приходится. Достаточно попасть в нашу больницу – лекарства и прочие материалы приходится покупать за свой счет. А стоят они дорого. (Справедливо ради отметим, что некоторое исключение из этого правила составляет детская медицина, которую буржуазные власти пока еще оберегают от влияния рынка. Видимо, побаиваются, что при весьма неблагоприятной демографической ситуации в Украине разрушение системы бесплатного детского здравоохранения обернется полнейшей катастрофой. Да и кто же нас тогда пустит в Европу, если младенческая смертность в Украине будет на уровне африканских стран?).

Выходом, говорят нам, является переход к страховой медицине. Об этом говорят все буржуазные политики. И Янукович, и Ющенко, несмотря на различия, демонстрируют поистине трогательное единство взглядов в таком важном деле, как организация системы здравоохранения. Законопроект на эту тему давно готов и пылится в соответствующем комитете Верховной Рады. Не исключено, что после выборов нового президента, его таки протолкнут через парламент.

Но решит ли переход к страховой модели проблемы украинской медицины? В какой-то мере помочь ответить на этот вопрос может знакомство с некоторыми фактами, относящимися к страховой медицине США.

По данным Организации Экономического Сотрудничества и Развития, в 2001 г. США израсходовали на цели здравоохранения 13,9% ВВП или $4 887 на душу населения. Это самый высокий показатель в мире. В первую пятерку наиболее щедрых в этом плане стран вошли: Швейцария (11% ВВП или $3322), Норвегия (8% или $2920), Германия (10,7% или $2808) и Канада (9,7% или $2792).

При этом в США работает относительно немного медиков и мало коек в больницах – 2,7 медицинских работника и 2,9 больничных койки на 1 тыс. человек. Для сравнения, в Германии – 3,3 и 6,3; в Швейцарии – 3,5 и 3,9. Меньше только в Канаде – 2,1 и 2,2. Таким образом, с чисто экономической точки зрения американская система здравоохранения кажется весьма привлекательной. Ей присущи высокие денежные вложения и высокая производительность медицинского труда из-за небольшого количества занятых медработников.

Но исследования показывают, что большие затраты на здравоохранение не гарантируют высокого качества медобслуживания. В рамках исследования, проведенного медицинским факультетом Университета Джона Хопкинса, были подвергнуты сравнению системы здравоохранения США, Великобритании, Канады, Новой Зеландии и Австралии. Системы оценивались по 21 показателю, в частности по уровню выживаемости после онкологических операций и количеству смертных случаев в результате инфаркта. Несмотря на то, что из всех изученных стран США тратят больше всех средств на медицинское обслуживание населения, результаты работы американской системы здравоохранения практически не отличаются от результатов, показанных медиками остальных стран.

Средняя продолжительность жизни в этих странах также отличается не в пользу США: в США этот показатель равен 77 годам, тогда как, например, в Швейцарии – 80. Еще больший диссонанс возникает при сравнении США и Кубы. В этих странах продолжительность жизни приблизительно одинаковая, при том, что затраты на медицину на Кубе – одни из самых низких в мире: $186 на душу населения.

С 1999 г. Всемирная Организация здравоохранения (ВОЗ) стала активно использовать новый индикатор – «продолжительность здоровой жизни». Этот критерий более корректно описывает эффективность системы здравоохранения в различных странах. По этому показателю мировым лидером является Япония, где граждане проживают в среднем 74,5 года здоровой жизни. В числе других лидеров по продолжительности здоровой жизни – Австралия, Франция, Швеция, Испания, Италия, Греция, Швейцария, Монако и Андорра. Что касается США, то они занимают 24 место в рейтинге, или в среднем 70 лет здоровой жизни для новорожденных 1999 года.

Почему же высокие расходы на американскую медицину себя не оправдывают? Главная причина заключается в том, что далеко не все американцы имеют доступ к качественному медицинскому обслуживанию. Как полагают американские эксперты, за среднестатистическими показателями затрат на здравоохранение скрывается реальное неравенство различных слоев населения США в доступе к медицинским услугам.

Американцы – народ относительно небедный и оптимистичный. Но у 37% граждан этой страны вызывает беспокойство высокая стоимость медицинских услуг и лекарств. В 2003 г. из-за дороговизны почти 15% американских семей не принимали лекарств, которые им выписывали врачи.

В Америке лекарства дорожают постоянно (причем особенно они подорожали за годы правления президента Буша). Причиной являются значительные инвестиции в научные исследования, которые делают фармацевтические компании. Парадоксально, но в условиях капитализма, чем более совершенными оказываются лекарства, тем меньше они могут помочь больным, поскольку те просто не могут их купить.

Обычно стоимость прописанных врачом лекарств полностью или частично оплачивают медицинские страховые компании. Однако за последние годы в США значительно увеличилось число людей, у которых вообще нет медицинской страховки. Таковых на сегодняшний день в США насчитывается около 43 млн. человек.

Медицинская страховка стоит дорого и работодатели не торопятся ее оплачивать своим работникам. Доля американцев, имеющих медицинскую страховку, предоставляемую работодателем, уменьшилась с 67% в 2001 г. до 63% в 2003 г. Таким образом работодатели реагируют на неблагоприятные экономические условия, пытаясь экономить на важных социальных программах.

Организация по защите прав потребителей Семьи США сообщила, что приблизительно 82 млн. американцев, или треть населения страны в возрасте до 65 лет, не имели медицинской страховки на протяжении какого либо периода в течение 2002-2003 гг. Среди штатов-лидеров этой неблагоприятной статистики оказались Техас, где 43,4% населения в возрасте до 65 лет не имели медицинской страховки на протяжении последних лет. Еще в 13-ти штатах доля незастрахованных превышала треть трудоспособного населения. В это число входят Нью-Мексико (42,4%), Калифорния (37%), Невада (36,8%) и другие штаты.

По мнению экспертов проблема отсутствия медицинских страховок приобрела эпидемический характер, и ее острота требует принятия решений на национальном уровне. В число американцев без медицинской страховки входит много людей, которых, в соответствии с их уровнем доходов, традиционно относят к среднему классу. Например, среди людей, чей доход в 3-4 раза превышает федеральный уровень бедности (или $55980-$74640 годового дохода семьи из четырех человек в 2003 г.), более четверти не имели страховки на протяжении последних двух лет.

По данным Бюро Переписи Населения США, в этой сфере особо заметно проявляются этнические различия. Приблизительно 23,5% белых американцев были незастрахованными, среди чернокожих американцев эта доля заметно выше – 42,9%, среди американцев латиноамериканского происхождения больше половины (59,5%) не имели медицинской страховки.

Американцам, не имеющим медицинской страховки, приходится выкручиваться всеми возможными способами. Как правило, они являются основными посетителями общественных центров здоровья, где можно получить бесплатную медицинскую помощь. Исследования показывают, что в некоторых центрах здоровья доля пациентов, не имеющих медицинской страховки, достигает 73%.

Другой метод избежать покупки дорогостоящей медицинской страховки – обратиться в отделение скорой помощи, где, согласно закону, медицинская помощь должна быть предоставлена независимо от наличия страховки. По данным Национальной Ассоциации Общественных Центров Здоровья, в последние годы в США резко возросло количество визитов в больничные отделения скорой помощи. В 1998 г. количество визитов равнялось 89,8 млн., а в 2002 году – выросло до 110,2 млн. Американцы «бегут» из системы страховой медицины.

В итоге, несмотря на хваленную эффективность американской страховой медицины 47% американцев боятся тяжелых болезней или травм, которые могут повлечь значительные расходы на лечение и реабилитацию. Страховая медицина США трещит по всем швам и сама нуждается в скорой помощи.

Вот и возникает вопрос: а нужно ли нам внедрять такую модель медицины в Украине? Украина ведь не Америка. И даже не Россия, как писал в свое время Кучма. Здесь у капиталистов нет и не будет таких денег, как там. Страховая система не решает проблем даже самой богатой капиталистической страны мира. Тем более не спасет она и Украину. Внедрение медицинского страхования лишь усугубит уже имеющиеся в украинском здравоохранении проблемы. Идти нужно другим путем: восстановив политическую власть трудящихся, национализировав заводы и фабрики, финансировать медицину в должных объемах из бюджета, тем самым сохраняя ее общедоступный характер.

http://rk.org.ua/rk/22/337_1.html



За право лечиться! Забастовка американских продавцов


Впервые в истории США 100 тысяч работников бакалейных магазинов бастуют или уже стали жертвами локаута, в Калифорнии, Сент-Луисе, Западной Виргинии, Огайо и Кентукки. Они требуют остановить наступление боссов на одно из главных завоеваний рабочих: доступное здравоохранение. Компании не только пытаются переложить большую часть платы за лечение на плечи работников, но и, вообще, движутся по примеру сети «Wal-Mart», где продавцы не имеют никаких прав. Стремление корпораций к прибылям столкнулось с желанием миллионов работников сохранить свое здоровье. Рецессия заставляет корпорации разрушать здоровье рабочих, ради сохранения прибылей. Рабочие движение сопротивляется, несмотря на предательство руководства и влияние Демократической партии.

100 000 членов профсоюза (UFCW) (Объединенные Работники Торговли и Пищевой промышленности) бастуют. 71 000 -- с 31 октября -- в южной Калифорнии, 10 000 в Сент-Луисе и еще 3300 в районе Аппалачей в Западной Виргинии, Огайо и Кентукки. Забастовкой охвачено более 1000 магазинов из них 895 в Калифорнии. Это сети: «Вон», «Ральф», «Павильон», «Альбертсон», «Крюгер», «Шнак», «Диберг» и «Shop & Save».

Забастовки были вызваны нежеланием боссов искать компромисс в вопросах оплаты труда, медицинского страхования и пенсий. Несмотря на огромные прибыли и ирреальные бонусы топ-менеджеров, компании не пожелали уступить. И это при том, что прибыль трех крупнейших бакалейных сетей Калифорнии выросла за 4 года на 91%, а личные доходы 15 боссов этих компаний составляют $70 миллионов в год! «Сэйфвэй», владеющая сетями «Ральф» и «Крюгер», на вопрос о перспективе переговоров с профсоюзами прямо заявила, что планирует сэкономить $130 млн. долларов за три года, за счет медицинских страховок. Они готовы терпеть убытки в ходе стачки, надеясь отыграть больше в перспективе. Вот оно, подлинное лицо капитализма!

Забастовка началась в Сент-Луисе, где локал (местная профсоюзная организация) 655 проголосовал за стачку 7 октября 4 252 голосами против 1,670. 10 октября сторонники стачки набрали 90% голосов на юге Калифорнии. Корпорации привезли штрейкбрехеров из других штатов, когда-то Джек Лондон писал о них: «Там где у человека сердце, у них опухоль крысиных законов», -- эти слова верны и сегодня. Развернулась большая компания солидарности: демонстрации, пикеты солидарности, активные бойкоты магазинов с живыми цепями. Это не случайно, миллионы рабочих сталкиваются с теми же проблемами, что и забастовщики.

16 октября в Лос-Анжелесе 700 человек участвовали в демонстрации, включая делегатов от профсоюза водителей грузовиков. Также демонстрации прошли в других городах южной Калифорнии. Пикетчики в Сент-Луисе были буквально завалены едой и напитками, которые приносили сочувствующие члены профсоюзов и даже простые покупатели. Солидарность проявили пожарные, автомобилестроители, металлурги, водители грузовиков. Полицейские отказались пересечь линию пикетов в знак солидарности с бастующими! 16 октября несколько сот человек прошли по городу.

Локал 655 выпустил специальную листовку, где разъяснялось кто имеет (старики, прислуга) и кто не имеет моральное право покупать товары в бастующих магазинах. Все это обеспечило поддержку местных жителей. Несмотря на отсутствие блокады, выручка в магазинах снизилась в 5 раз. На парковке у пикета в котором стоял автор статьи 9 из 10 машин принадлежали штрейкбрехерам!

Рядовые члены АФТ-КПП сыграли огромную роль в стачке, но только на базе здорового классового инстинкта, но и осознавая важность вопроса для них самих. Массы пытались расширить стачку, перейти к более жестким мерам -- бюрократия останавливала их. Не было попыток захвата магазинов, покупателей в пикетах просто уговаривали не ходить в магазин и так далее. Наконец была сорвана всеамериканская стачка продавцов. Профсоюзные бонзы подрывали стачечное движение ради их альянса с Демократической Партией. Так например они отказались от организации совместных действий с насчитывающим 2200 членов Объединенным Союзом Транспортников Лос-Анжелеса, бастовавшим в то же время и по тем же причинам.

Вмешательство федеральных посредников привело к тому, что в Сент-Луисе продавцы сумели защитить свои страховки, сохранив минимум собственных трат на лечение на уровне от 200 до 400 долларов в месяц, но зато не смогли проиндексировать зарплату с уровнем инфляции. В Калифорнии руководители профсоюзов сняли пикеты с магазинов «Ральф», несмотря на то, что там продолжается локаут! В пресс релизе они написали: «Горожане терпят слишком много, забастовки транспортников и продавцов, лесные пожары. Им нужны хорошие новости.» Но продавцы не поджигали леса! Почему они должны расплачиваться за альянс АФТ-КПП с Демократами? Вот живой пример показывающий необходимость создания массовой рабочей партии!

Боссы оправдывают свои действия наступлением крупнейшей с США не охваченной союзами сети «Wal-Mart» -- одного из самых жестоких врагов профсоюзов. Да эта сеть быстро развивается, но с прямой конкуренцией сейчас сталкивается лишь четверть магазинов трех калифорнийских сетей. Так же как и «Wal-Mart» эти сети входят в список «Fortune 500». Они отнюдь не находятся на грани банкротства, просто им хочется «уоллмартизовать» свои рабочие места. Что это означает? Работники сети «Wal-Mart» самые низкооплачиваемые трудящиеся в США, при этом они получают право на компенсацию медицинских расходов лишь после 2-х лет работы в сети (временные рабочие -- 6 месяцев), причем лечение на сумму менее $1000 (в 4 раза больше чем обычно) они должны оплачивать сами. Не оплачиваются: вакцинация, услуги окулиста, костоправа и так далее. Наконец, не оплачивается лечение хронически болезней уже имевшихся в момент найма. По сути дела, от такой медицинской страховки нет никакого толку!

Это не удивительно в стране где 45 миллионов не охвачены системой медицинского страхования и еще миллионы могут расчитывать лишь на самую незначительную помощь. Самая дорогая система здравоохранения обеспечивает самый минимальный сервис. В то время как корпорации медицинского менеджмента (HMO) и фармацевтические гиганты наживают миллиарды долларов каждый год, рабочие оплачивают лечение по сумасшедшим расценкам. Продавцы из Сент-Луиса платят сейчас по $75 за трехмесячный курс лекарств, их хотели заставить платить $175!

«Право» грабить рабочий класс даровано корпорациям федеральным правительством, сейчас, когда идет четвертый год стагнации, они еще больше взвинчивают цены. Работодатели перекладывают эту ношу на рабочих. Те возмущаются, а профсоюзы предлагают потерпеть, утверждая, что бесплатное и качественно здравоохранение -- якобы невозможно... Их принуждают к этому Демократы, спонсируемых боссами большого бизнеса. Демократов не беспокоит, то, что дети рабочих не могут получить необходимое лечение. Так зачем же тогда АФТ-КПП тратит деньги рабочих на избирательные компании Демократов?

Нужна подлинно рабочая партия, опирающаяся на профсоюзы и оснащенная социалистической программой. Необходимо национализировать систему здравоохранения, что позволит обеспечить право на лечение от колыбели до могилы. Надо национализировать и фармацевтические компании в интересах масс. Но сперва надо порвать с Демократами и создать Рабочую партию!

Дэвид Мэй
Ноябрь 2003 года
www.1917.com




АМЕРИКАНСКАЯ МЕДИЦИНА КАК ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ?


В последнее время правительство вновь охватил реформационный зуд. Как из ведра валятся на нас предложения, планы, стратегии, концепции и законы о реформировании буквально всех сторон жизни еще живого общества.

У всех предлагаемых реформ есть как минимум две общие черты: во-первых, суть всех реформ сводится к реформе не собственно отрасли (ЖКХ, образование, социальная сфера и далее по плану работы правительства), а прежде всего финансирования этой отрасли.

Во-вторых, одним из самых «серьезных» аргументов реформаторов является то, что «так заведено на Западе». Это, собственно, не аргумент, а некий «символ веры». Он и рассчитан только на слепую веру, так как никакой серьезной критики не выдерживает.

Вот и наши ученые и специалисты из центра и регионов при поддержке соответствующих программ (США же и оплачиваемых) проторили дорогу в Штаты и, не всегда правильно оценивая то, что увидели за очень короткий срок пребывания там, пытаются целиком и полностью использовать американский опыт в наших условиях. Именно в этом - в американских стандартах - видится им будущее российского здравоохранения. Как же иначе - «американское - значит, лучшее», «Америка - родина врачей»...

Давайте посмотрим, что есть американское здравоохранение сегодня.

Начнем с того, что проведенные в разные годы опросы общественного мнения показали, что американцы, обычно проявляющие здоровый консерватизм и не желающие больших перемен, в своем большинстве (до 85%) в той или иной степени проявляли неудовлетворенность своей системой здравоохранения. Значит, дело не только в уровне медицинской помощи и постоянно обновляемых технологиях (а они достаточно высоки), но и в организации помощи, т.е. в ее доступности, охвате, иерархии, системности, платности, качестве и многих других аспектах. Здравоохранение - это система, государственная система, а не частности вроде цветов в приемном покое и марки машины у практикующего стоматолога.

На каких же основах создавалась, существует и развивается американская система здравоохранения? Да на тех же, на которых строится вся Америка, которые составляют фундаментальное в мировоззрении американцев.

Во-первых, во главу угла ставится частное предпринимательство с конечной целью - прибыль как мера всего.

Во-вторых, индивидуальность и права личности возведены в культ. Гомосексуализм - право каждого, и плевать, что это один из основных факторов распространения СПИДа.

В-третьих, стремление к конкуренции, что ужесточает не только правила игры на рынке, но и характеры людей. Право выбора и соревновательный эффект порой важнее требований здравого смысла.

В-четвертых, святая до наивности вера в адресную благотворительность, которая своей сентиментальностью компенсирует жесткость нравов.

И, наконец, в-пятых, это недоверие ко всем государственным структурам, что приводит к нежеланию большинства американцев иметь сильное правительство. И уж тем более - позволять этому правительству устанавливать «правила игры» для общества (точнее - не общества, а групп индивидов).

...15 % всего ВВП США уходит на здравоохранение.

И это святая правда. В 1997 г. расходы на здравоохранение составили 1 трлн. 77,2 млрд. долларов - 15,0% от ВВП, в 4 раза больше чем на оборону.

Доли расходов распределялись следующим образом:

54% - частная оплата, в том числе через добровольное страхование и т.д.,

33% - федеральные расходы,

12,9% - расходы штатов.

Следует отметить имеющий место рост национальных расходов на здравоохранение: 1960 - 5,3% ВВП, 1966 г. (введение программы Медикэр и Медикейд) - 5,9%,
1977 г. - 7,5%, 1980 г. - 9,2%, 1982 г. - 10,2%, 1989 г. - 11,6%, 1990 г. - 12,2%, 1995 г. - 14%.

Следует также добавить, что, по данным Фонда исследования занятости (Employment Policy Foundation) за 2004 год в первую десятку наиболее высокооплачиваемых профессий в США входят: терапевт/хирург ($147 тыс. в год), дантист ($90 тыс. в год), фармацевт ($85,5 тыс. в год). Для сравнения: пилот коммерческих авиакомпаний - $133,5 тыс. в год, топ-менеджер - $116 тыс. в год, судья/адвокат - $99,8 тыс. в год.

Но столь высокие доходы американских врачей - отнюдь не из государственного источника (см. выше долю расходов). Врачам в первую очередь платят фармацевтические компании (за приоритетное назначение больным препаратов той или иной фирмы - вне зависимости от того, насколько это полезно), частные медицинские фонды и т.д.

Да, скажете вы, - это же прекрасно, с такими доходами они становятся сверхпрофессионалами!?

Вот как эти сверхпрофессионалы вы-глядят по оценкам Национального Института Медицины (National Institute of Medicine - отчет за 2004 год):

«Ежегодно от 44 до 98 тысяч пациентов погибают в результате медицинских ошибок. Наиболее распространенными являются ошибки в обращении с медицинской техникой; несогласованность в действиях докторов, в случаях, когда больной проходит курсы лечения у нескольких специалистов; пренебрежение базовыми санитарными нормами со стороны докторов и медсестер при обслуживании пациентов...

Ежегодно выписывается 2,4 млн. рецептов, в которых содержатся какие-либо ошибки...

От медицинских ошибок погибает больше людей, чем от рака груди, СПИДа или дорожно-транспортных происшествий...

Ежегодный материальный ущерб, наносимый врачебными ошибками, оценивается приблизительно в $2 миллиарда. Прямые и непрямые убытки, вызываемые медицинскими ошибками, составляют $37,6 млрд. ежегодно...

Национальная Академия медицинских наук США пришла к выводу, что 70% ошибок были предотвратимы, 6% - потенциально предотвратимы, 24% предотвратить было невозможно...».

Ошибки есть везде - возразит сторонник «американской модели».

Но в целом ведь американцы - здоровая нация!

Может быть, кто-то так и считает. Но только не сами американцы. Официальные источники говорят о том, что 68,3 миллиона американцев (из 264,6 млн. населения Штатов) страдают имбецильностью. 39,7% американцев страдают от ожирения и так далее, и тому подобное... Слишком много места заняла бы официальная американская статистика о количественных и качественных показателях болезней «здоровой нации».

И одна из основных причин такого положения - именно «американская модель здравоохранения», которую нам усиленно навязывают.

И самое интересное, что и в мире эта модель, мягко говоря, популярностью не пользуется.

Ее радетели исключительно по забывчивости избегают цифр Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которые говорят о следующем:


1. Да, США тратит колоссальные средства на здравоохранение.

2. Однако, качество медицинской помощи не зависит напрямую от размеров страны, численности населения и состояния экономики. По мнению ВОЗ, лучшей в мире (по состоянию на 2003 год) считается на сегодня общественная система здравоохранения во Франции, на втором месте - Италия. Кроме того, в первой десятке Мальта, Сингапур, Испания, Оман, Австрия. США в этом списке - на 35 месте (Куба, кстати - на 37). Россия - на 130. Беларусь - на 72-м.

Таковы факты, упрямо твердящие о том, что собственно деньги - далеко не гарантия лучшего. Астрономические по российским меркам суммы - 1 трлн. 77,2 млрд. долларов, 15% ВВП не обеспечили главного - доступности медицинских услуг. Сегодня количество людей, лишенных доступа к медицинскому обслуживанию, приближается по разным оценкам (прежде всего - из официальных американских источников) к 53-55 миллионам человек.

Что и неудивительно. Ведь обеспечение медицинской страховкой нанимателем - главный источник финансирования здравоохранения - является частной и добровольной инициативой. По закону наниматель не обязан обеспечивать своих работников медицинской страховкой, однако решение Федерального правительства об установлении налоговых льгот для предпринимателей, предоставляющих медицинские пособия своим работникам, и об освобождении работников от уплаты налогов за предоставляемые их нанимателем медицинские платежи до 80-х годов способствовало развитию частного медицинского страхования, когда 73% от общего числа имеющих медицинскую страховку получили ее по месту работы. Доля страховых выплат увеличивалась пропорционально размерам предприятий: от 27% в компаниях с числом работающих менее 10 человек до 98% в крупных компаниях.

Однако за последние годы доля населения, охваченного частным медицинским страхованием, снизилась до 65%, а к 1998 году 15,5% всего населения США из 264,6 млн. человек, т.е. 41,1 млн. человек, не имели вообще никакой страховки.

Вот статистика 1998 года: «Среди всех незастрахованных на лиц в возрасте до 18 лет приходилось 25,5%, 18-24 года - 17,4%, 25-34 года - 21,7%, 35-44 года - 17,3%, 45-54 года - 10,9%, 55-61 год - 5,0%, 62-64 года - 2,2% . Еще более высокая доля незастрахованных будет, если взять не все население, а лишь лиц моложе 65 лет. Если среди них незастрахованных в 1980 г. было 12,5%, в 1984 г. - 15,4%, в 1992 г. - 17,2%, то в 1995 г. эта величина достигла 26,8%. Из общего числа незастрахованных более 20% приходится на детей, 17% на неработающих и 63% составляют рабочие, занятые в мелких фирмах или занимающиеся индивидуальной деятельностью. Почти 45% всей взрослой молодежи (18-24) не были покрыты страхованием в течение месяца и более ежегодно».

Уместно также подчеркнуть, что с потерей работы человек теряет право на полученную по месту работы медицинскую страховку. Кстати, сумма страхового взноса не зависит от зарплаты и, как правило, 70% ее вносит работодатель и 30% работник.


Подведем итоги.

На сегодняшний день по оценкам самих американцев в США сложилась крайне дорогая и крайне неэффективная модель здравоохранения, т.к. по показателям здоровья среди 20 развитых стран США занимают последнее место (за исключением средней продолжительности жизни для лиц пенсионных возрастов), значительно опережая все страны по затратам. Более того, при таких высоких затратах для 41,1 млн. американцев в 1998 году медицинская помощь была практически недоступна, а еще для 30% оказывалась и оказывается в неполном объеме. Характерно, что рост затрат на здравоохранение во многом был обусловлен непроизводительными тратами. Так, за последнее десятилетие рост числа медицинских администраторов опередил рост числа врачей в 16 раз (число врачей выросло на 18%, а число администраторов на 300%). Знакомая картина для нас, не правда ли? Сопоставим среднюю зарплату российского врача (человека в медицине) и среднюю зарплату сотрудника ФОМСа (человека при медицине).

85% населения США считают свою систему неудовлетворительной и требующей реформирования. Уже само это делает ее непригодной к использованию в качестве образца для реформы здравоохранения в нашей стране.

Кстати, одним из важнейших выводов Люблянской конференции руководителей здравоохранения 50 стран европейского региона (1996 г.) был такой: в отличие от экономиста Милтона Фридмана, считавшего, что государство должно уйти из рынка, государство на самом деле должно планировать и регулировать рынок, но не контролировать его. "Государство должно меньше грести и больше рулить". В здравоохранении это осуществляется через стратегии и концепции, федеральные программы, планирование развития системы, стандартизацию (в том числе установление федеральных стандартов), законодательство, координацию.

Второй, не менее важный вывод Люблянской конференции, показавший ошибочность ряда последующих преобразований в США, да и в России тоже, особенно в рамках программы "Здравреформ", заключался в том, что реформы в здравоохранении успешны только тогда, когда они нацелены на тех, кто оказывает помощь (медицинские учреждения и кадры), а не на тех, кто ее оплачивает (фонды, страховые компании и т.д.). И это правильно, так как деньги - это только средство, а не цель.

Что можно добавить к этим выводам европейского медицинского сообщества?

Ведь помимо прочего, суть американской системы здравоохранения заключается в превращении пациента в источник доходов для частных страховых компаний, частных клиник, частных фармацевтических корпораций. По большому счету в американской модели здоровье человека - личное дело этого человека, не более. Принимаем мы такой подход или отвергаем? Вопрос для каждого. Вопрос, на который каждый отвечает прежде всего самому себе. А уж потом принимает американское здравоохранение как пример для подражания.

Татьяна ГОНЧАРОВА, депутат Красноярского городского совета,
магистр здравоохранения США/ Public Health,
член Американской Ассоциации здравоохранения

http://www.duel.ru/200511/?11_3_1



Америка усиленно себя "залечивает"


19.04.2005

Америка потребляет больше всех в мире лекарств на душу населения. Ежемесячно около 130 миллионов американцев (практически половина населения страны) тем или иным способом вводят в себя тот или иной препарат, сообщает Associated Press. В год отпускаются 3,5 миллиарда только рецептурных медикаментов, а количество "съедаемых" безрецептурных лекарств вообще не поддается оценке.

Исследования, проводимые различными экспертами, в том числе специалистами Центра по контролю и предотвращению заболеваний (CDC) свидетельствую о том, что Америка усиленно "залечивает" себя. Около 125 тысяч американцев ежегодно погибают от побочных эффектов лекарственных препаратов, эта причина смерти вышла уже на четвертое место, уступив только заболеваниям сердца, онкологической патологии и инсультам. Лекарства, которые нас убивают.

Объемы продаж фармацевтических компаний в стране за последний год достигли 250 миллиардов долларов - столько же, сколько суммарный доход всех автозаправочных станций Америки. При этом, по оценкам Управления по пищевым продуктам и лекарственным средствам (FDA), подавляющее большинство препаратов - не новые, а лишь слегка измененные старые. В 2004 году таких медикаментов оказалось три четверти от одобренных Управлением. Таким образом, фармкомпании идут "по накатанной дорожке", используя старые, хорошо работающие бренды.

Напомним, что по информации FDA, у лекарств за прошедший год обнаружено рекордное количество побочных эффектов - за 2004 год в Управление поступило более 422500 отчетов о различных побочных эффектах тех или иных медикаментов (в 2003 году таких отчетов было 370887). Причем эксперты связывают такой рост именно с увеличением количества потребления медикаментов, а не с возрастанием их опасности

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/46994



Американцы умирают от лекарств


В США в прошлом году 125 тыс. человек умерли от побочных эффектов лекарств, а фармацевтические концерны продолжают активно рекламировать свои препараты

Согласно опубликованным в середине апреля исследованиям Центра по контролю и предотвращению заболеваний США (CDC), около 130 млн американцев ежемесячно употребляют различные лекарства. По данным аналитиков, ежегодно в США отпускается 3,5 млрд препаратов по рецепту, а количество употребляемых безрецептурных лекарств не поддается оценке. Число смертельных случаев от побочных эффектов медицинских препаратов достигло в стране 125 тыс. в год, причем эта причина смерти вышла на четвертое место после заболеваний сердца, онкологической патологии и инсультов. Американские врачи и эксперты в области фармацевтики бьют тревогу, считая, что ситуацию еще более усугубляет отношение покупателей к лекарствам как обычным потребительским товарам, сродни продуктам питания. Фармацевтические компании, имеющие сильное лобби в правительстве Соединенных Штатов, широко рекламируют даже рецептурные лекарства, что в конечном итоге подрывает здоровье рядовых американцев.

Объемы продаж лекарственных препаратов ежегодно растут не только в США, но и во всем мире. Так, по данным аналитической компании RMBS, мировые продажи лекарств в 2001 г. выросли на 12%, в 2002 г. – на 9%, в 2003 г. – на 10%, а в 2004 г. их рост составил 7%, объем продаж достиг 550 млн долл. Причем, говорят аналитики, на долю Северной Америки приходится 47,8% всего фармацевтического рынка (страны Европейского Союза занимают 27,8% рынка). По официальным данным, объемы продаж фармацевтических компаний в США в 2004 г. достигли 250 млрд долл. «В мире рост фармацевтической отрасли происходит за счет препаратов, которые применяются при болезнях или состояниях, которые больше всего беспокоят население», – сказал в беседе с RBC daily исполнительный директор компании «Фармэксперт» Николай Демидов. По данным IMS Health, по объемам продаж на мировых рынках лидируют средства против избыточного содержания холестерина в крови: выручка в данном сегменте мирового рынка составила 26,6 млрд долл., что на 11,7% больше показателя 2003 г. Препарат Lipitor производства Pfizer Inc. остался самым популярным в мире, объем его продаж – 10,6 млрд долл.

При этом Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (FDA) в минувшем году зафиксировало рекордное количество побочных эффектов у лекарств. Официальный представитель FDA Лаура Элви (Laura Alvey) заявляла, что в 2004 г. в управление поступило более 422,5 тыс. отчетов о различных побочных эффектах некоторых медикаментов (в 2003 г. – 370,9 тыс. отчетов). FDA запрещает фармацевтическим концернам реализовывать препараты, у которых обнаруживаются серьезные побочные эффекты, зачастую приводящие к смерти. В частности, в сентябре минувшего года во всем мире были изъяты из продаж обезболивающие препараты Vioxx американской компании Merck, а также Bextra и Celebrex производства Pfizer и другие. Эксперты говорят о нескольких возможных причинах появления опасных препаратов на рынке. «Когда в FDA одобряли эти лекарства, вероятно, еще не было достаточного количества данных, которые бы говорили о серьезных последствиях для сердечно-сосудистой системы. Есть и иная возможная причина: Merck могла замалчивать имеющиеся данные об этом и не отдавать их в FDA», – сказала RBC daily директор Кокрановского центра США (US Cochrane Center), профессор университета Браун (штат Род Айленд) Кей Дикерсин (Kay Dickersin).

Эксперты связывают резкое увеличение числа побочных эффектов скорее не с возрастанием их опасности, а с увеличением количества потребления медикаментов, что, в свою очередь, непосредственно зависит от рекламы и продвижения препаратов на рынке. В настоящее время в США нередко можно увидеть рекламу различных лекарств, в том числе и отпускающихся по рецепту врача. Более того, рекламодатели не обязаны по закону страны включать в рекламные материалы медпрепаратов информацию о возможном вреде здоровью, поскольку такое предупреждение содержится на упаковке или в инструкции к лекарству. По мнению г-жи Дикерсин, «продвижение рецептурных лекарств в журналах, на телевидении и в Интернете становится частью американской и мировой культуры», однако распространение подобной рекламы на улицах (наружная реклама, реклама на предметах) вызывает сильное беспокойство. Благодаря такой «агрессивной» рекламной политике фармацевтических компаний у потребителей вырабатывается отношение к лекарствам как к обыкновенным потребительским товарам, выбор которых зависит по большому счету только от вкусовых предпочтений. Следовательно, потребители могут недооценивать риски возможных нежелательных побочных эффектов от употребления медикаментов. Кроме того, рекламные материалы лекарств, как правило, не содержат информации о разрешенных сроках продажи препарата и могут распространяться после запрещения его продажи или выпуска предупреждений об обнаруженных побочных эффектах. Наконец, отмечают эксперты, масштабные рекламные компании провоцируют увеличение случаев самолечения, порой приносящих серьезный ущерб здоровью.

Эксперты убеждены, что рекламирование лекарств как обыкновенных потребительских товаров негативно сказывается на здоровье американской нации, о чем красноречиво говорят исследования CDC, FDA и других организаций. Однако такая ситуация вряд ли может измениться в ближайшее время. «Фармацевтические компании имеют очень влиятельное лобби. У них есть много денег, и успешно убежденное ими консервативное правительство учитывает интересы индустрии вопреки интересам потребителей. Я не думаю, что это хорошая идея», – подчеркнула профессор Кей Дикерсин.

Ольга Соколик, 19.04.2005
http://www.rbcdaily.ru/news/company/index.shtml?2005/04/19/201494



Американцы становятся жертвами лекарств


2006

Ежегодно жертвами ошибок, связанных с неправильным употреблением лекарств, становятся полтора миллиона американцев.

Около 7 тысяч из них умирают из-за недосмотра медиков и фармацевтов. Ущерб достигает 3,5 млрд. долларов, сообщает Washington Profile со ссылкой на данные Института Медицины, входящего в структуру Национальной Академии наук США.

Ошибки фиксируются абсолютно на всех уровнях работы с пациентом. К примеру, ежегодно в американских больницах 400 тысяч раз делают ошибочные назначения, выдают больным неправильные дозы лекарств или вообще не те препараты. В домах престарелых, детских садах и т.п. подобные ошибки совершаются 800 тысяч раз в год. Всего американские медики имеют в своем распоряжении арсенал из 15 тысяч препаратов, передает “Newsru.com”.

Ранее организации по защите прав потребителей обвинили крупные фармацевтические компании в недобросовестной рекламе, которая наносит вред людям. Хотя на большинстве мировых рынков прямая реклама распространяемых по рецепту медицинских препаратов запрещена, компании используют обходные пути для продвижения своей продукции.

В частности, утверждают защитники прав потребителя, производители убеждают потенциальных покупателей в том, что те страдают тем или иным недугом. В результате люди просят врачей прописать им навязанные фармацевтами и, по сути, ненужные им препараты.

Кроме того, фармацевтические фирмы подкупают врачей и неправильно интерпретируют результаты клинических тестов препаратов. Среди новых методов - и организация конференций по отдельным заболеваниям. Спонсорская поддержка фармацевтических гигантов зачастую не афишируется.

http://for-ua.com/fun/2006/07/21/152105.html



Вы думали, что с оплатой за медицину в Штатах лучше, чем в России?


Больше половины банкротств в США происходит из-за неспособности расплатиться за медицинские услуги, и эта цифра имеет тенденцию к росту, пишет LA Times. К такому выводу пришли американские ученые из Гарвардского университета (Harvard University) и Университета Огайо (Ohio University), впервые обозначившие медицинские расходы как причину банкротств.

По данным исследования, за период с 1980 по 2001 годы число лиц, объявивших себя банкротами именно из-за непомерных медицинских счетов, вырос в 23 раза. Большая часть обанкротившихся принадлежали к среднему классу, и к моменту возникновения у них проблем со здоровьем были "защищены" медицинской страховкой. Как выяснили ученые, от банкротства не спасает даже медстраховка, предоставляемая работодателем.

Как отмечает один из авторов исследования, профессор Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren) из юридического колледжа при Гарвардском университете, все пострадавшие - это люди, которые много работают и "играют по правилам", они убеждены, что все под контролем, до тех пор пока не окажутся "в одном диагнозе от финансовой катастрофы".

У тех, кого к банкротству вынудили именно медицинские расходы, медицинская страховка зачастую была просрочена - либо из-за недостатка средств для ее оплаты, либо из-за того, что она пошла на покрытие счетов за предыдущие проблемы со здоровьем. Таким образом ситуация складывалась у 75 процентов опрошенных исследователями.

Треть опрошенных все еще испытывают трудности с оплатой счетов. По словам Элизабет Уоррен, эти люди могут поправиться физически, но никогда уже не поправятся в финансовом плане.



Бесплатной медицины не бывает


С некоторыми отраслями медицины страховщики не свяжутся никогда. Это, в первую очередь, косметология, венерические заболевания и бесплодие. И это не единственные отрасли такого "нестрахового" рода...

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=38382


Библиография