ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Куба. Как Америка терроризирует эту страну. Часть 1


Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6


Содержание страницы:

  • Геннадий КОМКОВ "ИМПЕРИЯ ЗЛА УГРОЖАЕТ КУБЕ"

  • Сергей Телегин "Обыкновеннный терроризм"

  • А. Харламенко "Почему Куба стала Островом Свободы?"

  • В. Бубнов "Сейчас Ирак, а завтра – Куба"

  • "Most Wanted! Как США охотилась на иностранных государственных лидеров"

  • "Настоящие террористы свободно разгуливают по Майами"

  • Юрий ЧЕРНОРЯЗСКИЙ "ПРЕДАТЕЛЬСТВО (Куба и Вьетнам оставляются на растерзание мировому жандарму)"

  • П. Богомолов "Джеймс Бонд в Белом доме"

  • "Буш решил взять Кубу измором"

  • Игорь ВАРЛАМОВ "ЦРУ НЕ ПРОЩАЕТ (ГАВАНА)"

  • Николай ПАЛАГИЧЕВ "НЕ ДАЕТ ПОКОЯ ФИДЕЛЬ"

  • Фидель Кастро "ПРОГРАММА МОНКАДЫ ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА"




ИМПЕРИЯ ЗЛА УГРОЖАЕТ КУБЕ


19-04-2004

В четверг эксперты по правам человека ООН поддержали резолюцию, одобренную США и критикующую положение вещей на Кубе. Они также призвали руководство этого карибского государства принять у себя международных наблюдателей.

Комиссия по правам человека ООН 22 голосами против 21-го и с 10-ю воздержавшимися приняла это решение, заявив, что Куба «должна воздержаться от принятия мер, которые могли нанести непоправимый вред фундаментальным правам человека, включая свободу слова».

С большинством в один голос США вновь удалось протащить антикубинскую резолюцию в Комиссии ООН по правам человека. Американская администрация действует жестко и настойчиво, добиваясь нужного ей результата. А статистами в этой игре в последние годы выступают самые слабые и зависимые от сверхдержавы латиноамериканские страны. На этот раз роль главного обвинителя взял на себя не вполне добровольно (как и в случае посылки национального военного контингента в Ирак) президент Гондураса Рикардо Мадуро. На него был оказан сильнейший нажим сперва в Мадриде, где уходящий премьер Хосе Мария Аснар совещался с лидерами стран Центральной Америки, а затем в Вашингтоне на встрече с госсекретарем Колином Пауэллом, который в благодарность за услуги пообещал включить Гондурас в число беднейших стран для получения помощи.

По оценке левой Партии демократического единства, правительство Гондураса является выразителем воли Вашингтона и выполняет за американцев грязную работу. Это отвечает интересам США, которые постоянно нацелены на устранение Фиделя Кастро.

Чилийский сенатор социалист Хайме Гасмури подвергает сомнению объективность Комиссии ООН, которая действует избирательно, осуждая одних и не обращая внимания на вопиющие нарушения в других странах.

О каких нарушениях на Кубе может идти речь? Здесь нет «пропавших без вести», как это случается в соседних с ней странах, никто не подвергается оскорблениям и пыткам. Недовольные режимом могут выехать в США, если их там примут. С осужденными диссидентами имеют возможность встретиться не только иностранные журналисты, но и влиятельные политики из других стран.

Скорее надо ставить вопрос о нарушениях прав человека в США. Это на их границах убивают мексиканских и гондурасских мигрантов. Это там выносят смертные приговоры несовершеннолетним. Это на военной базе Гуантанамо на территории Кубы находятся длительное время с нарушением всех международных норм граждане различных стран, захваченные в Афганистане. Это Вашингтон не дает разрешения на въезд в США специальному представителю ООН для проведения расследования деятельности кубинских контрреволюционеров, обосновавшихся под сенью статуи Свободы.

Антикубинская истерия в Америке принимает характер буйного помешательства. Так, руководитель Агентства по международному развитию США Эндрю Натсиос потребовал от Гаваны «прекратить антидемократические беззакония» и предупредил, что «день расплаты близится». Наглый тон заявления высокопоставленного американского чиновника свидетельствует об ужесточении тщательно спланированной и щедро проплаченной кампании.

С начала года антикубинские выпады следуют по нарастающей. США обвиняют Кубу в том, что она дестабилизирует ситуацию в Латинской Америке. Далее озвучиваются рекомендации, как предотвратить «возможный гуманитарный кризис на Кубе в ходе возможного процесса перехода к демократии». На фоне навязчивых спекуляций о состоянии здоровья кубинского лидера появляется чрезвычайный план на случай его смерти.

Вопреки международному праву, США вводят санкции против 10 иностранных компаний, которые подозреваются в связях с правительством Кубы. Через пару недель Джордж Буш ужесточает нормы судоходства между американскими и кубинскими портами. США представляют себя поборниками свободного обмена информацией и научными знаниями. Однако американское правительство запретило поездку сотне ученых в Гавану для участия в международной встрече по медицине. Это напоминает времена холодной войны.

Если идти еще дальше, то т.н. «Комиссия помощи свободной Кубе» под председательством госсекретаря Колина Пауэлла собирается представить президенту Джорджу Бушу 1 мая «план содействия по построению демократической Кубы». Ставка при этом делается на кубинскую эмиграцию и внутреннюю оппозицию на острове. Тот же Натсиос заявляет: «президент Буш будет продолжать поддержку групп, которые борются за демократию на Кубе».

Агентство по международному развитию не остается в стороне. Из его фонда уже выплачено 28 миллионов долларов для финансирования перехода Кубы к демократии по-американски, и в новом году на эти цели выделяется еще 6 миллионов.

«Антидемократическим беззаконием» Эндрю Натсиос называет действия административных и судебных органов в отношении подрывных элементов. А как же иначе? Революция должна уметь защищаться, о чем в свое время запамятовало замшелое руководство КПСС.

На нашем примере кубинцы убедились, к чему могут привести игры с диссидентами в «демократию». И когда их диссиденты представили 11 тысяч подписей с требованием произвести в стране изменения в духе «представительной демократии», народ дал сокрушительный отпор. В ходе референдума подавляющее число участников — 99,25 процента — высказалось за сохранение и укрепление социализма.

Вот как характеризует кубинскую оппозицию представитель левой интеллигенции Мексики Хильберто Лопес Ривас:

«Диссиденты не борются за какую-либо идеологию на Кубе, а по заказу США стремятся дестабилизировать положение в этой карибской стране».

Мнение депутата мексиканского конгресса Хосе Наварро Сеспедеса:

«Совершенно очевидно, что правительство президента Фиделя Кастро борется не против диссидентов, а против наемников, которые действуют по приказу неолибералов, милитаристов и глобализаторов нашего мира».

Как же представляют себе враги социализма возвращение назад, в прошлое? Да путем приватизации общественного достояния. И не по экономическим причинам, а по политическим и социальным (на российский манер, где не было экономических оправданий для реставрации капитализма). А это прежде всего восстановление частной собственности — краеугольного камня « индивидуалистского рынка».

Кубинцы проходили это, когда их остров называли «американской сахарницей» и «публичным домом». Чтобы сбросить вековое проклятье, они и совершили в 1959 году революцию.

Американцев и кубинскую диаспору в США пытаются убедить, что социалистическая Куба живет за чужой счет. Вот как об этом пишет газета «Уолл стрит джорнел»: «Без лишнего шума левое правительство Венесуэлы превратилось в главную финансовую опору Кубы с тех пор, как Советский Союз отказал в поддержке Фиделю Кастро более десяти лет назад».

Авторы публикации умалчивают, что Куба получает нефть из Венесуэлы в обмен за предоставление услуг в области образования, здравоохранения, строительства, сельского хозяйства, туризма. Куба сама с 1991 года увеличила добычу нефти в 7,6 раза, и за этот счет на острове вырабатывается 90 процентов электроэнергии. И вообще назло врагам экономическое положение социалистической республики выравнивается.

Куба ушла далеко вперед от проклятого прошлого. А соседняя Гаити, с ее «индивидуалистским рынком», кувыркается в нищете и кровавых раздорах. Кубинские учителя и медики едут в Гватемалу, Гондурас, Венесуэлу, Парагвай, чтобы оказать помощь в ликвидации неграмотности и защитить от болезней беднейшую часть населения этих стран. По ряду показателей (низкая детская смертность, бесплатное образование и медицинское обслуживанье, социальные гарантии) Куба превосходит Соединенные Штаты, которые норовят учить ее уму-разуму.

В Вашингтоне на официальном уровне давно признано, что после распада советского блока Куба не представляет более угрозы для национальной безопасности США. Испытывая сильнейшую неприязнь к Кастро, Буш является сторонником жесткого курса в отношении Гаваны. Это совпадает с интересами мощного антикастровского лобби, голоса которого во Флориде обеспечили ему выигрыш на прошлых выборах. Буш и на этот раз активно разыгрывает кубинскую карту, рассчитывая на поддержку кубино-американцев в этом и других регионах Америки.

Но вернемся к итогам голосования в Комиссии ООН по правам человека. Разыгранный в Женеве фарс никого не может обмануть. Всем известно, что текст пресловутой резолюции загодя сочинили в госдепе США, и гондурасскому представителю в Комиссии оставалось только его озвучить. Священник-иезуит из Гондураса Исмаэль Морено так прямо и указывает:

«Антикубинская резолюция отвечает стремлению Соединенных Штатов развязать в Карибском бассейне войну, подобную той, что они ведут в Ираке».

Однако всему есть предел. Нападки империи зла на остров Свободы являются грубейшим вмешательством во внутренние дела суверенной страны.

Геннадий КОМКОВ.
http://www.rednews.ru/article.phtml?id=3888



Сергей Телегин.

Обыкновеннный терроризм


Советская Россия 20.11.2001 г.

11 сентября 2001 года стало черным днем американской истории. Нескоро граждане США, потрясенные трагическими событиями, узнают об истинных авторах чудовищных терактов. Именно истинных, а не тех на кого сразу же указали начальственным перстом из Белого дома. Прикрываясь дымовой завесой рухнувших нью-йоркских небоскребов, вашингтонские ястребы пытаются разорвать человеческую цивилизацию на два враждующих лагеря. Третьего никому не позволено. В типичном для янки духе признаются только две позиции - американская и неправильная. Определять, кто есть кто, будут они сами.

Послушать Дж. Буша и его окружение - получается, что международный терроризм возник как серьезная опасность миру, если не 11 сентября, то уж где-то в последние годы и связан, в первую очередь с распространением исламского фундаментализма. Однако, все это выглядит, по меньшей мере, несерьезным. Далеко не всегда Соединенные Штаты представали в роли "невинной жертвы". Государственный терроризм в течение многих десятилетий являлся неотъемлемой составляющей их внешней политики. Одним из главных инструментом в его осуществлении выступало Центральное разведывательное управление США. Оно занималось террористической деятельностью как непосредственно, так и приложило руку к формированию террористических структур практически во всех уголках мира. Можно перечислить десятки стран, где разворачивалась эта деятельность, жертвами которой пали многие правительства, лидеры государств, партий, революционных и национально-освободительных движений. В результате заговоров, осуществленных в разные годы агентами ЦРУ, погибли премьер-министр Цейлона Соломон Бандаранайке, премьер-министр Конго Патрис Лумумба, председатель Фронта освобождения Мозамбика Эдуардо Мондлане, генеральный секретарь Африканской партии независимости Гвинеи-Биссау Амилкар Кабрал, президент Чили Сальвадор Альенде, экс-министры в его правительстве - генерал Пратс и Орландо Летельер, президент Народной Республики Конго Мариен Нгуаби и многие другие выдающиеся политические деятели. Можно привести массу самых свежих примеров, в ряду которых поддержка албанских террористов, организованное американскими спецслужбами свержение президента Югославии Слободана Милошевича и его экстрадиция в Гаагу. Весь мир знает о той роли, которую ЦРУ сыграло в политической карьере Усама бен Ладена и многих других так называемых "исламских" международных террористов. Исследователям еще предстоит написать многотомную историю государственного терроризма США на международной арене.

Одним из наиболее ярких эпизодов преступной деятельности Вашингтона в указанной области, является его политика по отношению к небольшому и нелюбимому им латиноамериканскому соседу Кубе в последние четыре десятилетия. 11 сентября, когда пришла весть об американской трагедии, кубинское правительство одним из первых откликнулось на это событие. В заявлении, обнародованном в тот же день, было высказано решительное осуждение совершенных нападений, выражено соболезнование американскому народу, заявлено о солидарности и готовности оказать всю возможную помощь жертвам преступления. Одновременно в нем говорилось: "Позиция Кубы, выступающей против любых террористических действий известна. Невозможно забывать о том, что наш народ более 40 лет является жертвой таких действий, организуемых с территории самих Соединенных Штатов".

Ничем неспровацированные террористические акты против Кубы начались практически сразу после победы там революции 1 января 1959 года. Вашингтон, привыкший считать Латинскую Америку своей вотчиной, а Карибский бассейн - "задним двором", был взбешен появлением подлинно независимого государства. Оно посмело нарушить статус-кво, обеспечивавший США сеньориальные права в отношении государств Западного полушария, провозглашенные еще доктриной Монро. 2 февраля 1959 года, в территориальное пространство Острова вторгся первый пиратский самолет, которым управлял американский гражданин, намеревавшийся совершить покушение на Ф.Кастро. Затем последовали воздушные налеты для обстрела Гаваны, поджога плантаций сахарного тростника и бомбежки сахарных заводов. Когда кубинское правительство в целях защиты страны попыталось закупить оружие за рубежом, США всячески мешали этому. С огромным трудом Куба приобрела в Бельгии небольшую партию боевого снаряжения для своей армии, которое было доставлено на Остров французским судном "Ла Кубр". 4 марта 1960 года во время разгрузки в результате террористического акта, организованного агентами ЦРУ, пароход был взорван вместе с доставленным им грузом. Погибли 101 человек, в том числе - 6 французских моряков. Сотни людей были ранены. Материальный ущерб составил 15 млн. долларов.

С 1960 года началась массированная засылка на Остров подготовленных в США вооруженных групп из числа контрреволюционных кубинских эмигрантов, которые совершали террористические акты против экономических и военных объектов, убивали учителей, студентов и старшеклассников-добровольцев, направившихся в сельскую местность для ликвидации неграммотности.

На первом этапе связи террористов с ЦРУ держались в секрете, чтобы создать иллюзию их самостоятельности. Центром антикубинской деятельности в США стал Майами, где осело большинство враждебно настроенных эмигрантов. В этом городе обосновалось руководство Кубино-американского национального фонда - праворадикальной организации, претендующей на представительство интересов полуторамиллионной кубинской колонии в Соединенных Штатов. Именно здесь началось формирование основных вооруженных террористических антикастровских групп, хотя первая из них под экзотическим названием "Белая роза" была создана при содействии американских спецслужб в Нью-Йорке еще в январе 1959 года. По "иронии судьбы", ее штаб-квартира располагалась в нескольких кварталах от печально известных небоскребов. Центральное разведывательное управление США обеспечивало их оружием, боевым снаряжением, обучало, финансировало. В 1960 г. в Майами был организован оперативный центр - "Бюро", который на протяжении ряда лет руководил и координировал контрреволюционную деятельность кубинских эмигрантов. В этот центр входили два оперативных подразделения: группа засылки, чья задача заключалась в создании подпольной террористической сети, в подготовке агентов ЦРУ, заброске оружия, секретных материалов, взрывчатки и группа особого назначения.

В январе 1960 года "Бюро" насчитывало 40 человек. Через год его численность была доведена до 500 человек. Оно стало одним из самых крупных подразделений среди нелегальных служб ЦРУ. Только в 1960-1961 годах на Кубу были переброшены 34 диверсионных группы. В этих чисто террористических операциях ЦРУ использовало 13 принадлежавших ему судов. В общей сложности в первой половине 60-х годов ЦРУ создало из числа кубинских контрреволюционеров 299 террористических банд, в которых насчитывалось 3995 наемников.

В марте 1960 г. президент США республиканец Дуайт Эйзенхауэр отдал секретное распоряжение об оказании помощи антикастровским силам для организации вооруженного вторжения на Кубу. Руководство подготовкой этой операции было возложено на директора ЦРУ Алена Даллеса. Он предложил повторить на Кубе "гватемальский вариант" 1954 года и высадить на острове десант. Идея была одобрена Эйзенхауэром и он подписал специальное указание Центральному разведывательному управлению. Практическую разработку операции поручили замдиректора этого ведомства Бисселу, аппарат которого размещался непосредственно в Белом доме. 19 ноября 1960 года вновь избранный президент США Джон Кеннеди был детально ознакомлен руководством ЦРУ с планом вторжения на Кубу, получившим название "Плуто". Интересно напомнить, что все это осуществлялось против страны, с которой США в тот момент еще имели дипломатические отношения, которая являлась членом ООН и ОАГ, и никогда не предпринимала враждебных действий в отношении территории Соединенных Штатов.

Лишь, 2 января 1961 года, когда подготовка операции вступила в завершающую фазу, США заявили о разрыве дипломатических отношений с Кубой. В конце того же месяца состоялось расширенное заседание Совета национальной безопасности, на котором подготовка "армии освобождения" поручалась ЦРУ, а контроль возлагался на Пентагон. 15 апреля американские бомбардировщики, с наспех намалеванными на них кубинскими опознавательными знаками, нанесли бомбовые удары по военным аэродромам на Острове. 17 апреля военно-транспортные суда США начали высадку бригады американских наемников на Плая-Хирон. Кубинский народ дал достойный отпор интервенции. 19 апреля полуторатысячная бригада вторжения была полностью разгромлена. Дж.Кеннеди заявил, что берет на себя всю полноту ответственности за вторжение.

Операция "Плуто", столь тщательно готовившаяся ЦРУ и Пентагоном закончилась военным и политическим провалом. Возглавлявший тогда госдепартамент Артур Шлесинджер в книге "Тысяча дней", посвященной администрации Кеннеди, написал по этому поводу: "Правда состоит в том, что Фидель Кастро оказался значительно более выдающимся человеком и руководителем гораздо лучше организованного государства, чем можно было предположить".

США не могли смириться со столь позорным фиаско. 1 февраля 1962 года Кеннеди подписал декрет № 3447 о введении полной экономической блокады Кубы. Одновременно США начали готовить прямое военное вторжение на Кубу. Этот факт подтвержден в опубликованном государственным департаментом в 1997 году томе документов, относящихся к 1961-1963 годам. В августе 1962 года начальник объединенного комитета штабов генерал Д.Максвелл Тейлор резюмировал в докладе президенту Кеннеди, что кубинское правительство невозможно свергнуть без прямого военного вторжения Соединенных Штатов. Кеннеди дал санкцию начать такую операцию, заявив, что "это безотлагательный вопрос". Достоверная информация о планах Вашингтона вскоре стала известна на Кубе и в СССР. Гавана была вынуждена обратиться за военной помощью к Москве. В октябре того же года разразился знаменитый Карибский ракетный кризис. Только, заглянув в пропасть ядерной катастрофы, тогдашнее американское руководство во главе с Кеннеди смогло понять, что Америка живет в мире, где небезопасно пренебрежительно относиться к национальным интересам других стран. На многие годы Вашингтон отказался от идеи решения кубинского вопроса путем прямой вооруженной интервенции - крайней формы международного терроризма. Однако террористические акции против Кубы продолжались с большей или меньшей интенсивностью и в дальнейшем.

В 1963-1965 годах окрепли Революционные вооруженные силы и другие силовые структуры Кубы. Активную борьбу с подрывными элементами развернула самая массовая общественная организация страны Комитеты защиты революции. Благодаря этому кубинцам удалось ликвидировать остатки диверсионных групп, засланных в их страну. США были вынуждены значительно снизить количество своих агентов на Кубе. ЦРУ отдало приказ оставшимся там террористам действовать самостоятельно и глубже законспирироваться. В 1969 г. прекратил свое существование оперативный центр в Майами. С тех пор заброской диверсантов на Остров стали руководить центральные органы ЦРУ. Они были вынуждены отказаться от активных вооруженных форм борьбы и перейти к новым более изощренным методам террористической деятельности, рассчитанной на длительный период.

Одной из основных целей деятельности ЦРУ в течение всех этих лет являлось физическое уничтожение руководителей кубинской революции и, в первую очередь Ф.Кастро. Еще 11 декабря 1959 года начальник управления ЦРУ, занимавшегося Западным полушарием полковник, Х.К.Кинг написал в секретном меморандуме директору агентства Алену Даллесу: "Необходимо обратить серьезное внимание на вопрос уничтожения Фиделя Кастро. Никто из его окружения, ни его брат Рауль, или его товарищ Че Гевара, не имеют такого огромного влияния на массы. Многие информированные люди считают, что исчезновение Фиделя намного ускорит падение настоящего правительства".

Периодически достоянием гласности становились те или иные официальные американские документы о подрывной деятельности ЦРУ против других государств. Так, например, в конце 1975 году сенатской комиссией США во главе с Фрэнком Черчем был опубликован отчет о расследовании деятельности ЦРУ, преследовавшей физическое уничтожение руководителей других стран. Многие из запланированных убийств были совершены. Отчет насчитывает сотни страниц, значительная часть из них посвящена деятельности и планам ЦРУ по физическому устранению кубинских руководителей. Когда читаешь эти документы просто "волосы встают дыбом". Если бы все это было описано в детективном романе, то читатели, скорее всего, сочли бы рассказанное в нем сатанинской фантастикой, настолько чудовищные планы вынашивались и часто осуществлялись ЦРУ. В случае с Кубой им повезло меньше. Благодаря высокопрофессиональной, героической деятельности кубинской контрразведки и других силовых структур, беззаветно преданных своей родине и революции, всегда опиравшихся на активную поддержку народа, большая часть адских планов была сорвана. За 42 года было зафиксировано 638 покушений на жизнь Фиделя Кастро подготовленных с участием ЦРУ.

Есть конкретные доказательства, зафиксированные в отчетах сенатских комиссий и других специальных публикациях. В них подробно рассказывается, что в ходе упомянутых операций предпринимались попытки использовать отравленные сигары, различные типы яда и методы его доставки "адресату". В 1967 г. по заданию ЦРУ разрабатывалась специальная модель шариковой ручки, снабженной тонким шприцем для подкожных инъекций яда, неосязаемых для "пациента". Ее предполагалось использовать при интервьюировании Ф.Кастро. Эксперименты по совершенствованию технических средств, предназначавшихся для уничтожения кубинских лидеров продолжались и в последующие годы, как и попытки их применения.

Особую страницу в террористической деятельности США против Кубы составляет бактериологическая война, которую ЦРУ вело наиболее активно в 70-80-е годы. В начале 1971 года это ведомство перебросило своей агентуре на Кубе контейнер, содержащий вирус африканской свиной лихорадки. Вскоре на Острове вспыхнула первая в Западном полушарии эпизоотия. Когда через полтора месяца эпидемия достигла своего пика, санитарные службы Кубы были вынуждены прибегнуть к забою полумиллиона свиней, чтобы остановить дальнейшее распространение болезни. Экономике был нанесен серьезный ущерб.

В 1981 году на Кубе была зафиксирована эпидемия лихорадки-денге. За несколько недель заболели более 344 тысяч человек. Треть из них пришлось госпитализировать. От нее погибли 158 человек, большинство из которых - дети. Страна была вынуждена предпринять поистине титанические усилия, чтобы ликвидировать эпидемию. Были потрачены огромные суммы на приобретение за рубежом лекарств, технических средств и аэрозолей для уничтожения москитов-переносчиков инфекции. Медико-биологические исследования, проведенные совместно кубинскими и зарубежными специалистами, привели к неопровержимому выводу о том, что эпидемия была искусстенно вызвана в результате завоза агентами ЦРУ контейнеров с зараженными этим вирусом москитами. Было установлено, что американские специалисты по бактериологической войне были единственными обладателями москитов типа aedes aegypti, которые являются переносчиком данной болезни. Об этом, в частности заявлял за два года до этого на XIV Международном тихоокеанском конгрессе полковник Филип Рассел. Позднее, в 1984 году, главарь террористической организации "Омега-7" Эдуардо Аросена цинично похвалялся во время судебного процесса, проводившегося в США, что он лично организовал ввоз контейнеров с зараженными москитами на Кубу при помощи кубинцев, постоянно проживающих в Соединенных Штатах. Так что письма со спорами сибирской язвы, рассылаемые ныне в США маньяками-одиночками - жалкие "цветочки", по сравнению с теми "ягодками", которые подбрасывали кубинскому народу профессиональные агенты ЦРУ. О бактериологической войне против Кубы, осуществлявшейся американскими спецслужбами, подробно рассказывается в вышедшей в свет в 1981 году книге бывшего сотрудника ФБР Уильяма Тернера и журналиста Уорена Хинкла, а также в ряде других публикаций.

В течение многих лет США поощряли и организовывали воздушный терроризм против Кубы. Первым случаем, положившим начало этому направлению антикубинской деятельности, стал угон 16 апреля 1959 года пасажирского самолета, совершавшего рейс из Гаваны на остров Пинос, несколькими бывшими сотрудниками полиции свергнутого диктатора Батисты, запятнавших себя кровавыми преступлениями. Они заставили пилота сойти с курса и направиться в Майами. Эти преступники не только не были наказаны, наоборот американские власти осыпали их всевозможными милостями и предоставили убежище в США. С 1959 по 1996 годы были угнаны 50 кубинских самолетов. Все они без исключения были приняты в США. Многие из этих самолетов не были возвращены Кубе. Несколько самолетов было уничтожено или серьезно повреждено в ходе несостоявшихся угонов. В результате этих террористических актов погибли десятки пилотов, стюардес, пассажиров.

Однако бумеранг терроризма, брошенный в Кубу, возвратился в США. Очень скоро дурной пример, поощряемый Вашингтоном, распространился в самих Соединенных Штатах. Террористы американского или латиноамериканского происхождения начали захватывать самолеты в США и угонять их на Кубу. Благодаря усилиям кубинских властей, при посадке не произошло ни одной аварии, пассажирам и членам экипажей всегда оказывали должное внимание, и их сразу же возвращали обратно. Большая часть таких угонов пришлась на 1969-1973 годы. С сентября 1968 года по декабрь 1984 года был зарегистрирован 71 случай угона американских самолетов на Кубу. Все организаторы угонов были осуждены кубинскими судами, в зависимости от тяжести совершенных преступлений на срок от 3 до 20 лет. Уже тогда среди угонщиков были люди, которые грозили в случае отказа удовлетворить их требования направить авиалайнер на атомную электростанцию в Оак-Ридж.

Кубинское правительство обратилось к президенту Р.Никсону с предложением заключить двустороннее соглашение о противодействии угону самолетов и морских судов, которые также были объектом террористических действий. Предложение было принято. 16 февраля 1973 года состоялось его подписание. В результате жестких мер, принятых Кубой против воздушного пиратства, в течение последних 17 лет не было ни одного случая угона американского самолета на Кубу. Однако США вели себя иначе. С 1959 года и по сей день власти этой страны, так пекущейся нынче о борьбе с терроризмом, не наказали ни одного из угонщиков кубинских самолетов, даже совершивших убийства на борту авиалайнеров. Это является ярчайшим свидетельством лицемерия правящих кругов США, отсутствия в его поведении при выполнении взятых на себя обязательств элементарной взаимности, приверженности политике двойных стандартов.

После того как 20 ноября 1975 года комиссия Сената США представила свой знаменитый отчет о планах покушений на руководителей зарубежных стран, Конгресс принял в следующем году закон, запретивший ЦРУ уничтожать неугодных политических лидеров других стран. Кстати, после трагических событий 11 сентября его действие приостановлено. Упомянутые разоблачения вынудили ЦРУ хотя бы формально отмежеваться от антикубинских террористических групп. Однако они не утратили связей с этим ведомством, продолжали пользоваться его поддержкой. Одновременно - обрели большую самостоятельность. Для их координации ЦРУ создало единый центр кубинских террористических групп в США - КОРУ. В 1976 году были предприняты попытки активизировать подрывную деятельность против Кубы под его эгидой. Был совершен ряд терактов. Самым чудовищным среди них стал взрыв над Барбадосом кубинского авиалайнера, совершавшего регулярный рейс по маршруту Каракас - Барбадос - Гавана. Погибли 73 человека. Среди них находилась большая группа кубинских спортсменов, членов женской и мужской молодежных сборных по фехтованию, которые возвращались домой, завоевав все золотые медали на центрально-американском чемпионате.

В ходе следствия и суда над террористами, проходившего в Венесуэле было доказано, что организаторы преступления Луис Посада Каррилес и Орландо Бош были связаны с ЦРУ с 1960 года. Л.Пасаду, приговоренного к пожизненному заключению, спас Кубино-американский национальный фонд, пославший через Панаму 50 тысяч долларов, чтобы оплатить его побег 18 августа 1985 года. Несколько часов спустя он уже был в Сальвадоре. Там его встретили руководители КАНФ. В это время шла грязная война контрас против Никарагуа, организованная ЦРУ. Его тут же подключили к выполнению важных "деликатных" заданий Белого дома. Он стал активным участником известной операции "Иран - контрас", которая вызвала колоссальный политический скандал в США. Пасада Коррилес отвечал за склады и распределение оружия и организовывал его поставку воздушным путем контрреволюционным бандам в Никарагуа. В июле 1990 года американским спецслужбам удалось добиться "амнистии" для другого своего агента, Орландо Боша, которого пытались судить в США. Последний обязан освобождением папе нынешнего борца с международным терроризмом - Дж.Бушу-старшему, даровавшему ему президентское "прощение". В настоящее время О.Бош преспокойно продолжает заниматься прежней деятельностью в Майами.

Оба упомянутых персонажа неоднократно давали интервью американским СМИ, в которых громогласно афишировали свои террористические "подвиги" против Кубы. В июле 1998 года в "Нью-Йорк Таймс" была опубликована пространная запись беседы корреспондента этой газеты с Посадой Карилесом, во время которой самый известный террорист Западного полушария взял на себя ответственность за несколько взрывов, осуществленных в Гаване в 1997 году и приведших к человеческим жертвам. Тогда же он поведал, какие щедрые подачки получает для реализации диверсионных акций от КАНФ, и о тесных связях со своими бывшими коллегами по ЦРУ. Чуть позже он повторил свое интервью телевизионному каналу во Флориде. Тем не менее правоохранительные органы США не предприняли никаких мер, чтобы препроводить ни одного, ни другого в камеры, оставленные ими досрочно, или возбудить дело по новым фактам преступлений, в которых оба публично признались.

Пользуясь покровительством американских властей контрреволюционные организации развернули в 90-е годы очередную компанию террора против Острова. Они спешили использовать благоприятную для них конъюнктуру, сложившуюся в после развала СССР. Предпринимались попытки засылки террористических групп, заброски отдельных диверсантов для осуществления взрывов в общественных местах, туристских центрах, обстрелы с катеров хозяйственных объектов на побережье Кубы, нападения на торговые и рыболовецкие суда и т.д. Береговая охрана США и подразделения ФБР неоднократно задерживали террористов с поличным, когда они направлялись на "дело" или возвращались после терактов. Однако всегда преступники оказывались на свободе.

В мае 1991 года была сформирована так называемая группа "Братьев-спасателей" во главе с агентом ЦРУ известным террористом Хосе Басульто, участником высадки на Плая-Хирон. Он выпросил у президента Дж.Буша-старшего 3 самолета типа 0-2, военная модель "Cessna", принадлежавших американским ВВС, которые использовались во время войны в Сальвадоре. В июле 1992 г. эти самолеты были получены. Ими также были приобретены несколько других легких самолетов, вертолетов и быстроходных катеров для осуществления рейдов на Кубу. В летных школах были подготовлены пилоты из числа кубинских эмигрантов. "Братья спасатели" провели ряд террористических актов против Кубы. Кубинские власти неоднократно обращались к американской стороне с требованием пресечь эту террористическую деятельность, осуществлявшуюся с их территории. На что не последовало никакой реакции. Тогда кубинские ВВС получили приказ сбивать воздушных пиратов. Это было сделано во время их очередной вылазки 24 февраля 1996 года. В ответ в США развернулась истерическая антикубинская кампания, были предприняты шаги по ужесточению экономической блокады Острова, однако нарушения его воздушного пространства прекратились. Иск США против Гаваны, направленный в Международную организацию гражданской авиации (ИКАО) в связи с упомянутым инцидентом, позорно провалился. Была доказана правомерность действий кубинской стороны.

Агенты ЦРУ предпринимали попытки организации террористических акций против Кубы и в последнее время. 17 ноября 2000 года панамские власти, после получения информации от кубинской контрразведки, задержали группу террористов во главе с упоминавшимся Пасадой Каррилесом. Последние по поддельным документам прибыли в Панаму для совершения покушения на Фиделя Кастро во время Х Ибероамериканской встречи глав государств и правительств. У них были захвачены оружие, взрывчатка и схема маршрута и мест публичных мероприятий кубинского руководителя. КАНФ немедленно профинансировал группу лучших адвокатов, которым поручена защита террористов. В течение 2001 году с американской территории вновь неоднократно предпринимались попытки засылки диверсионных групп на Кубы, которые были пресечены кубинскими пограничниками. Если суммировать все террористические акты, которые были осуществлены с территории США против Кубы и те, которые были сорваны кубинскими органами госбезопасности и разведки, только в течение последнего десятилетия, то их общее число приблизится к двумстам, а за сорок два года их наберутся тысячи. В результате террористических акций, совершенных против Кубы агентами ЦРУ в течение четырех десятилетий погибли 3 478 граждан Кубы, а 2099 - остались инвалидами. Общий материальный и иной ущерб оценен в иске, предъявленном массовыми общественными организациями Кубы, к правительству США в сумме, превышающей 181 млрд. долларов.

Кубинские руководители настолько хорошо изучили деятельность контрреволюционного отребья, обосновавшегося в США, что раньше вашингтонских правителей увидели опасность, которую оно может представлять не только для Кубы или других латиноамериканских стран, но и для самого американского общества. По инициативе Гаваны в конце 90-х годов состоялись встречи представителей кубинских и американских компетентных органов. Представителям ФБР и других правительственных структур Соединенных Штатов были переданы сведения, которые помогли бы им предпринять действия против террористов, обосновавшихся на их территории. Заинтересованные стороны неоднократно обменивались мнениями и посланиями по этому вопросу на самом высоком уровне. 16-17 июня 1998 года Гавану посетила официальная делегация, включавшая двух крупных руководителей ФБР. Им была предоставлена обширная информация, включавшая оперативные материалы, в том числе видиокассеты и аудиозаписи, служащие доказательством террористической деятельности сорока наиболее крупных преступников, живущих в США. Американцы пообещали дать ответ через две недели, но этого так и не произошло. ФБР не приняло никаких мер в отношении террористов, действия которых были подтверждены многочисленными и неоспоримыми доказательствами.

С приходом в Белый дом республиканской администрации во главе с Дж.Бушем резко усилилась антикубинская составляющая внешней политики США. Для обеспечения этой линии нынешний президент назначил на ключевые должности ряд лиц, широко известных своим участием в необъявленной террористической войне против Кубы. Некоторых из них, без преувеличения, можно назвать "террористами в законе".

Уже давно серьезную нишу на американской политической сцене занял упоминавшийся Кубино-американский национальный фонд. Его возглавляют акулы мафиозного капитала, которые контролируют десятки миллиардов долларов, полученных от торговли наркотиками и вложенных преимущественно в игорный и ресторанно-гостиничный бизнес. Это мощная политическая сила, которая ведет свою собственную политическую игру с дальним прицелом. Тесно связанные с ним эмигрантские террористические группировки, созданные американскими спецслужбами для борьбы "без правил" против социалистической Кубы, постепенно начали выполнять небезобидную роль во внутриполитических схватках в США, постоянно блокируясь с крайне правыми силами. Именно КАНФ помог вырвать практически из клюва победу у Альберта Гора на президентских выборах, обеспечив Бушу минимальный "перевес" во Флориде далеко не самыми демократическими методами. Информация о их грязных делах, в том числе террористической деятельности внутри страны и раньше неоднократно всплывала то в ходе сенатского расследования убийства Дж.Кеннеди, то уотергейтской или иной скандальной истории.

Фонд был инициатором и спонсором первого визита Б.Ельцина в США в 1989 году. Во время многочасовых застолий и прогулок на яхте ныне покойного главы Фонда Мас Каносы с будущим российским президентом ему настойчиво внушалась мысль о необходимости разрыва связей нашей страны с Кубой. Одним из первых внешнеполитических заявлений, которое Ельцин сделал в начале сентября 1991 г. стало решение о выводе советского воинского контингента с Кубы. Эту работу десять лет спустя доделал его назначенец В.Путин, объявивший "экспромтом" о ликвидации Российского центра электронной разведки в Лурдесе под Гаваной. Хороший подарок Бушу и кубинской мафии в США.

КАНФ давно уже превратился в международную террористическую силу. Он осуществляет свою деятельность не только с территории Соединенных Штатов с привлечением наемников кубинского происхождения, проживающих там, но также из Центральной Америки, вербуя здесь террористов, которые действуют под руководством Л.Пасады Каррилеса и других агентов ЦРУ. От них нити тянутся к криминальному бизнесу и террористам на Ближнем Востоке. Достаточно вспомнить операцию "Иран - контрас".

"Сон разума рождает чудовище". Еще 9 марта 1962 года аппарат секретаря обороны США подготовил для руководства объединенного комитета начальников штабов пакет мер под заголовком "Предлог для оправдания военной интервенции Соединенных Штатов на Кубу". В нем, в частности говорилось о возможности организации силами контролируемых ЦРУ законспирированных организаций "кубино-коммунистической террористической кампании в районе Маями, в других городах Флориды и в Вашингтоне. Кампания террора могла бы быть направлена против кубинских беженцев, которые ищут убежище в Соединенных Штатах".

Рассматривалась также возможность "организации взрывов пластиковых бомб в тщательно выбранных для этого местах, задержание некоторых кубинских агентов и предание широкой огласке подготовленных документов с компрометацией Кубы". Здесь же говорилось о возможности "использования самолетов типа МИГ, пилотируемых американскими летчиками для проведения дополнительных провокационных действий".

В частности, предлагалось "инсценировать инцидент, который бы убедительно показал как кубинский самолет нападал и сбивал гражданский самолет, взятый в аренду и направлявшийся из Соединенных Штатов на Ямайку, в Гватемалу, Панаму или Венесуэлу. Пассажирами могла бы стать группа университетских студентов или же любая другая группа людей". После осуществления всех возможных провокаций в документе предлагалось развернуть мощную пропагандистскую кампанию. "Списки потерь, опубликованные в американской печати,- подчеркивали разработчики плана,- могли бы вызвать благоприятную волну национального негодования". Комментарии, как говорится, излишни. Как это все напоминает произошедшее в сентябре нынешнего года.

Правящие круги Соединенных Штатов, ЦРУ четыре десятилетия пестовали кубинские контрреволюционные террористические организации, сквозь пальцы смотрели на криминальный бизнес, которым занимался КАНФ, поощряли, организовывали, финансировали их террористическую деятельность против Кубы, обучали методам политических провокаций. Однако джин, выпущенный из бутылки, рано или поздно должен был сыграть злую шутку со своим патроном. Кубинские террористические организации, видя бесплодность усилий по свержению социалистического режима на Кубе, давно уже начали задумываться над поисками других путей решения своих проблем. Один из возможных - подталкивание правящих кругов Соединенных Штатов вправо, к фашизации существующей там политической системы и переходу к прямому использованию огромной военной машины империи для реализации поставленных задач.

Силы, стоящие за терактами 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне, скорее всего, находятся в самом "чреве чудовища", как называл США Хосе Марти - апостол независиости Кубы. Следуя политической логике резонно предположить, что террористические организации кубинской контрреволюционной эмиграции, обладающие большими финансовыми и кадровыми ресурсами, могут играть в "зловещем оркестре" не последнюю "скрипку". Не исключено, что увертюра американской трагедии была сыграна именно при их участии. Истинная причина, произошедших событий, состоит в том, что США стали инкубатором и пристанищем для международных террористических организаций. Все это хорошо просматривается на упомянутых примерах. Логика терроризма неумолима - "сеящий ветер - пожнет бурю".

http://www.cuba.ru/view/docs/doc_read.php3?id_object=1262&id_rubr=1375



А. Харламенко, Communist.Ru

Почему Куба стала Островом Свободы?


21.05.2003

Комментарий КомРу:

Предлагаемый вниманию читателей фрагмент великолепной статьи А.Харламенко на наш взгляд, ставит окончательную точку в недавней дискуссии о путях развития кубинской революции. Данная статья рассматривает исторический аспект проблемы, однако в ней в полной мере отражена природа социализма на Кубе во всей ее политической, экономической, социальной совокупности.

Данная статья, несомненно, заслуживает особого, самого пристального внимания.

В начале 80-х годов двадцатого века вышла книга гаитянского ученого и политика Жерара Пьера Шарля, посвященная революционной ситуации в Карибском регионе, - "Карибы в час Кубы". Но еще за двадцать - двадцать пять лет до того "час Кубы" настал для всей Латинской Америки. Превращение сахарницы дяди Сэма и злачного места мафиози в Остров Свободы не только в корне изменило судьбу кубинцев, но и наложило неизгладимый отпечаток на последующую историю всего мира.

Прошли десятилетия. Мировой социализм пережил и новые победы, и тягчайшие поражения. Много революций - и старше, и моложе Кубинской - ушли в историю. Кубинская революция, свершившаяся едва ли не в самых тяжелых международных условиях, под носом у главной империалистической метрополии, живет и борется уже пятидесятый год, считая от геройского штурма казармы Монкада 26 июля 1953 г. Какие бы испытания ни ожидали кубинцев и всех нас впереди, неоспорим исторический факт: Куба уже проявила беспрецедентную стойкость перед лицом империалистической реакции, одержавшей пиррову победу почти над всем миром.

Стараясь понять, как такое стало возможным, и извлечь уроки на будущее, мы новыми глазами смотрим на пройденный Кубинской революцией путь. Методология материалистического понимания истории требует начать с предпосылок революции и условий, определивших ее победу, - тем более, что на этот счет существует масса уводящих от истины стереотипов, от которых давно пора избавляться.

* * *

Вынесенный в заголовок вопрос отнюдь не нелеп, как может показаться сохранившим левые убеждения людям поколений, с детства воспринимавших эти слова как синонимы. Перед нами серьезная теоретическая проблема. В самом деле, почему ключевая роль в латиноамериканской - а возможно, и не только латиноамериканской - революции на протяжении всей второй половины ХХ и начала XXI века выпала на долю небольшой островной страны? Ведь в Латинской Америке уже полвека назад были страны более развитые в промышленном отношении, с более многочисленными отрядами индустриальных рабочих: Аргентина, Чили, Уругвай, Мексика, Бразилия. На их фоне и уж подавно на фоне цивилизованных Европы и США многие в то время считали Кубу "отсталой аграрной страной", где ввиду недостаточного развития промышленности предпосылок социалистической революции просто не могло быть. История, однако, распорядилась иначе. Преподнесенный ею "сюрприз" сразу же стали трактовать либо как уникальное исключение из всех правил, вызванное харизмой Фиделя Кастро, происками Москвы и просчетами Вашингтона, либо как очередное опровержение марксизма и подтверждение идей разных других "социализмов": народническо-крестьянских, национальных, религиозных и т.д.

Рассуждения эти, с отголосками которых приходится сталкиваться и теперь, как две капли воды похожи на некоторые интерпретации российского Октября 1917 г. К примеру, молодой А. Грамши назвал его "революцией против "Капитала"". Но не подтверждают ли такие оценки правоту ленинского суждения: "никто из марксистов не понял "Капитала""? Стоит ли спешить сбрасывать классиков с корабля современности? Не лучше ли отделить их концепцию от, мягко говоря, упрощенных ее трактовок теоретиками типа К. Каутского и Э. Бернштейна?

Ортодоксальный марксизм не утверждает ни того, что пролетарии суть непременно индустриальные рабочие, ни того, что предпосылки социалистической революции создаются развитием одной городской промышленности. Напротив, он рассматривает производственные отношения капитализма как единую систему, охватывающую все отрасли общественного производства.

В частности, не всякий аграрный сектор является отсталым в смысле капитализма. Основу экономики предреволюционной Кубы составляло крупное и крупнейшее производство сахара для экспорта в США. 25% лучших земель, в том числе 51,6% площадей под сахарным тростником, 36 крупнейших и технически передовых сахарных заводов-сентралей принадлежало United Fruit и другим корпорациям США. На их долю приходилось 42% производства сахара и около 40% рабочей силы отрасли. Но и остальная часть сахарного производства, принадлежавшая вроде бы "национальному" капиталу, на деле контролировалась "великим северным соседом" посредством квоты на сахарном рынке США, предоставлявшейся государством.

Сахарная отрасль была ведущей, но не единственной сферой деятельности монополий США. Они контролировали 23% остальной промышленности, 90% электрической и телефонной сети, 50% железных дорог, месторождения стратегического сырья - никеля. Особое влияние имели "прототранснациональные" корпорации. Так, телеграф и телефон принадлежали филиалу ITT, а электроснабжение провинции Орьенте, как и лучшие земли, были в руках Cuban American Sugar Company; обе компании были связаны через банковскую группу Морганов и пользовались особым покровительством госдепартамента и ЦРУ, во главе которых стояли братья Даллесы.

"Национальная" буржуазия Кубы уже более полувека была ассоциирована с североамериканским капиталом, зачастую имея в Майами не меньше интересов, чем на острове. Появилась и новейшая форма ассоциирования местного капитала с иностранным: многие корпорации перешли к организации на острове филиалов, предоставляя определенную долю участия кубинскому капиталу. Таким образом, весь агропромышленный комплекс сахарной отрасли, включавший плантации, разбросанные по всей стране сентрали, электростанции, транспортную и прочую инфраструктуру, централизованно управлялся из США - либо непосредственно монополиями, либо выполнявшей их волю вашингтонской администрацией.

Кубинский историк К. Таблада отмечает, что ко времени революции в стране имелась "приемлемая сеть дорог, хорошая сеть связи, включавшая телекс, телефон, коротковолновую связь, кабели, телеграф и телевидение. Некоторые иностранные корпорации уже ввели в нашей стране самую передовую технику организации, руководства, контроля, программирования производства и бухгалтерии экономического управления государственно-монополистического капитализма. Многие иностранные предприятия уже ввели централизованный контроль, осуществлявшийся из Гаваны или из Соединенных Штатов".

Таким образом, интеграция промышленности и сельского хозяйства, степень капиталистического обобществления всего хозяйственного комплекса были одними из высочайших в тогдашнем мире, во многом предвосхищали нынешний транснациональный империализм.

Некоторые теоретики упорно утверждали, что Куба - крестьянская, а, следовательно, мелкобуржуазная страна. На самом деле основная масса крестьян подверглась экспроприации хотя и позже, чем в большинстве стран Латинской Америки, но все же задолго до революции - в начале ХХ века, когда государственные и общинные земли были скуплены за гроши у "независимых" правительств или просто захвачены корпорациями США и местными латифундистами. Часть крестьян вынуждена была стать у них наемными рабочими, часть - арендаторами, издольщиками и так называемыми колонами, которым латифундисты давали во временное пользование худшие земли, часть - самовольно занять государственные земли, сохранившиеся еще в мало пригодных для земледелия горах.

Только третью группу, самую малочисленную, и можно считать крестьянами по социальному положению, и то с натяжкой: они не имели ни достаточных для устойчивого товарного хозяйства земельных площадей, ни техники, ни электричества, ни школ, ни больниц, жили в крайней бедности и зачастую нуждались в отходных заработках. Для крестьянина, не имевшего возможности давать взятки чиновникам, оформить права собственности на землю было делом безнадежным. Поэтому "независимых хозяев" всегда могли согнать с земли, стоило кофейной или скотоводческой компании положить глаз на земли на горных склонах. Остальные мелкие земледельцы не имели и такой "независимости". По условиям контракта с сахарной или табачной компанией они должны были, кроме внесения арендной платы, брать у нее кредит под высокие проценты и продавать продукцию только ей. Они эксплуатировались капиталом втройне-вчетверо: посредством взимания ренты, ростовщических процентов и оценки их продукции - разумеется, в пользу не производителя, а капиталиста, - а многие еще и как наемные рабочие. В табачной отрасли часть процесса переработки листьев производилась в местах их выращивания, и тысячи крестьян и членов их семей трудились на этих предприятиях вместе с остальными рабочими. Встречались, конечно, арендаторы побогаче, сами эксплуатировавшие батраков, но не они делали погоду. Господство империалистических корпораций и послушного им государства ущемляло интересы всех без исключения арендаторов. Им приходилось сбывать продукцию по монопольно низким ценам, к тому же в целях борьбы с перепроизводством площади под сахарным тростником, табаком, кофе принудительно сокращались за счет мелких и средних производителей, тогда как корпорации увеличивали производство тех же продуктов на землях, возделывавшихся наемными рабочими.

Многие латифундисты вообще не заключали письменных договоров с арендаторами, чтобы иметь возможность согнать их с земли в любой момент. Не имея документов на свои участки, арендаторы не могли брать в банке кредиты, дававшиеся только под залог официально оформленных прав на землю. Оставалось идти к ростовщику - тому же латифундисту, который кроме арендной платы получал проценты по кабальному займу. "Восемьдесят пять процентов мелких земледельцев Кубы платят арендную плату под постоянной угрозой изгнания со своих участков.., - говорил Ф. Кастро перед батистовским судом. - 200 тысяч семей крестьян не имеют и клочка земли, где они могли бы вырастить хотя бы овощи для своих голодных детей, при этом 300 тысяч кабальерий плодородной земли, находящейся в руках могущественных монополий, не обрабатывается". Разве здесь описано положение сельской мелкой буржуазии? Разве это не ярко выраженная характеристика сельского полупролетариата?

Самой же многочисленной - 60% - группой сельских трудящихся были стопроцентные пролетарии, постоянные и временные рабочие сахарных плантаций и сентралей. Они составляли свыше половины всего кубинского пролетариата, причем именно в сахарной отрасли концентрация рабочих была наибольшей.

Абсолютное большинство населения Кубы - не менее 55% - в классовом отношении было пролетарским. Правда, это был преимущественно неиндустриальный пролетариат, не прошедший школы фабричной дисциплины труда. Но обусловлено это было не какими-либо пережитками, а положением страны в международном капиталистическом разделении труда. Именно оно жестко ограничивало возможности развития промышленности и в то же время требовало огромной армии полубезработных сезонников, находивших работу только в месяцы сафры. Характер крупного аграрного производства практически исключал аграрную реформу мелкобуржуазного типа, которая привела бы, как в некоторых европейских и латино-американских (Мексика, Боливия) странах, к окрестьяниванию части сельского пролетариата. На Кубе такая реформа сразу оставила бы агробизнес - основу могущества местной буржуазии и корпораций США - без дешевой рабочей силы и подрубила капиталистическое "процветание" под корень. Показательно, что и сами сельские пролетарии добивались не передела земли и не государственных субсидий, а создания рабочих мест. Требование аграрной реформы приобретало поэтому антиимпериалистический и антикапиталистический характер и становилось реально выполнимым не иначе как в социалистической перспективе.

На эксплуатируемое большинство нации ложились все тяготы зависимого развития капитализма, сопровождавшегося не только относительным, но и абсолютным обнищанием народных масс. Реальный доход на душу населения упал в 50-х годах по сравнению с 1945 г. почти вдвое и составлял пятую часть душевого дохода в США. 33,5% экономически активного населения было полностью или частично безработным. Из сельских пролетариев, опрошенных Католическим университетским объединением в 1956-57 гг., лишь 4% потребляли мясо, 1% - рыбу, 11% - молоко, 3% - хлеб; основу рациона составляли рис, фасоль и сахар, от чего к 30-40 годам терялись зубы. Лишь 6% имели дома водопровод. 43% были неграмотны . Монокультурная экономика была обречена на катастрофический кризис при любом падении цен или спроса на сахар на североамериканском рынке. Североамериканские корпорации эксплуатировали фактически всю страну, например, повышая по своему произволу тарифы на электроэнергию и телефон (в благодарность за поддержку в этом вопросе ITT подарила Батисте телефонный аппарат из чистого золота). Рауль Кастро недавно вспоминал, что небольшое хозяйство его отца, иммигранта из Испании, со всех сторон окружали гигантские владения североамериканских сахарных и никелевых корпораций; первым проблеском политического сознания мальчика была мысль: "Что же здесь принадлежит нам, кубинцам?".

Куба была превращена не только в "сахарницу", но и в место специфического проведения досуга толстосумов США. Раньше, чем где-либо в мире, в масштабах целой страны получила гипертрофированное развитие сфера услуг "общества потребления" - индустрия развлечений, в первую очередь игорный бизнес, который контролировала североамериканская "Коза ностра", а также секс-туризм.

На Кубе достиг наивысшего в то время развития и новейший механизм политической зависимости - не прямой, колониальной, а косвенной, через посредство местной олигархии и ее государственных институтов. Олигархия, "Коза ностра" и спецслужбы создали систему тотальной коррупции, пронизавшей госаппарат, буржуазные партии, реформистские профсоюзы. Коррумпирование кадров дополнялось систематическим истреблением неугодных и непокорных. Это делалось не столько по каналам буржуазного "закона и порядка", сколько руками действовавших вне всякого закона террористических банд, связанных с государственными репрессивными органами, - прообраза будущих "эскадронов смерти" в других странах Латинской Америки и не только там. Именно так были убиты основатель первой Коммунистической партии Хулио Антонио Мелья, лидер "Молодой Кубы" 30-х годов Антонио Гитерас, организатор профсоюзов в сахарной отрасли Хесус Менендес, крестьянский лидер Нисето Перес. При Батисте подобные убийства стали системой. В то же время общество находилось под прессом североамериканских и контролируемых ими местных СМИ, внушавших потребительские установки, стереотипы низкопробной массовой культуры, чудовищные бредни о "коммунизме". Все это влияло на сознание народных масс, грозя загнать рабочее движение в социально-политическое гетто.

В то же время политическая система, восходившая к установленной в 1902 г. североамериканскими оккупантами "неоколониальной республике", не давала буржуазии таких возможностей маневра, как в то время в других странах региона. Массовых партий не сложилось (как нет их и при теперешнем транснациональном капитализме). Тотальная коррупция и криминализация власти (сродни теперешнему миру, где все буржуазные правительства только и делают, что "борются" с коррупцией и криминалом) отталкивали от нее всех уважавших себя и страну людей. Это была поистине "адская чума", как говорилось в гимне "Движения 26 июля", и протест против нее объединял большинство народа. Объединяла его и традиция не столь давней и более массовой, чем в других странах, национально-освободительной борьбы с испанскими колонизаторами (1868-1898 гг.) и североамериканскими интервентами (1898-1902, 1906-1909, 1912, 1917-22 гг.). Одним из последствий этой борьбы было ослабление влияния католической церкви (в других странах региона ее позиции пошатнулись только в нынешнюю эпоху транснационализации капитала). Состоявший из испанцев католический клир имел влияние главным образом на зажиточных горожан, но не на угнетенные массы города и особенно деревни, были широко распространены полуязыческие афро-индейско-христианские верования.

Все это вместе привело к тому, что между крестьянством, городскими средними слоями и пролетариями не было таких социально-психологических барьеров, как в ряде других стран. Особенно характерно совпадение непосредственных интересов рабочих и мелких земледельцев. У тех и других был, как правило, единый эксплуататор, против которого и выступать приходилось вместе. Крестьянское движение еще с начала ХХ века - фактически с момента зарождения - было тесно связано с рабочим. Мелкие земледельцы, связанные с сентралями или табачными фабриками, вместе с рабочими участвовали в стачках. Земледельцы снабжали бастовавших рабочих продовольствием, а те вставали на защиту крестьян от сгона с земли, поддерживали требования мелких земледельцев в вопросах оплаты продукции.

Поскольку основными работодателями в крупном производстве, крупнейшими латифундистами, главными экспроприаторами крестьянской земли были корпорации США, зависимость страны от империалистического капитала выступала в наиболее чистом и капиталистически развитом виде. Создавались условия для слияния антиимпериалистической и классовой борьбы на объективно пролетарской основе.

Таким образом, превращение "сахарницы" и "казино" янки в Остров Свободы не было ни случайностью, ни опровержением марксистской теории, а произошло в полном соответствии с ней. Куба была не капиталистически слаборазвитой страной, а страной высокоразвитого зависимого капитализма, узлом всех противоречий империализма середины ХХ века - классическим "слабым звеном" в его цепи. В то же время она одной из первых испытала на себе новые формы империалистического господства, ставшие преобладающими в мире лишь позже, к концу столетия. Трудности, с которыми сталкивались левые силы, имели причиной не "недозрелость" капитализма, а скорее его некоторую "перезрелость". Ею же были обусловлены и новые по сравнению с прежними революциями возможности антиимпериалистической борьбы.

На Кубе еще с 1925 г. действовала Коммунистическая партия, с 40-х гг. в целях легализации назвавшаяся Народно-социалистической (НСП). Почему же в ходе вызревания и развертывания революции возникли еще две организации - Движение 26 июля (Д-26-7) и Революционный директорат 13 марта (РД-13-3)? Почему одна из них - Д-26-7 - сыграла решающую роль на этапе вооруженной борьбы с режимом Батисты?

Для буржуазных авторов и "новых левых" теоретиков, большей частью подвизавшихся в западноевропейских и североамериканских университетах, ответ ясен: классики марксизма заблуждались, их идеи устарели. Не слишком утруждая себя поиском фактов и аргументов, эти авторы отводили авангардную роль в революциях ХХ века, по крайней мере второй его половины, кому угодно: интеллигенции, крестьянству, средним слоям, маргиналам - только не пролетариату. С такой позиции представляется, что революцию возглавила не пролетарская партия, а некое аморфное движение, которому лишь ради вынужденного союза с СССР пришлось надеть коммунистические одежды.

Стремясь опровергнуть эти построения, многие исследователи марксистской ориентации поддавались соблазну простейшего решения вопроса: коммунисты, конечно же, - партия пролетариата, а остальные могут быть только революционными демократами, в капиталистической стране взяться им неоткуда, кроме как из мелкобуржуазной среды. Следовательно, Д-26-7 и РД-13-3 представляли левое крыло революционной демократии в среде радикальной мелкой буржуазии, исходный пункт их идейной эволюции был буржуазно-демократическим или мелкобуржуазным. Это потом уже в ходе борьбы они приобрели политический опыт, позволивший перейти на идейные позиции пролетариата.

Вроде все логично, но только на первый взгляд. В самом деле: в других странах Латинской Америки, и не только там, революционных демократов мелкобуржуазного толка было более чем достаточно, но почему-то никто из них не смог возглавить революцию и при этом почти в полном составе перейти на позиции другого класса. Да и возможно ли такое в принципе, с точки зрения материалистического понимания истории?

Другое мнение состоит в том, что Д-26-7 и подобные организации в других странах Латинской Америки исходно выражают не интересы какого-либо определенного класса или социальной группы, но совокупный протест эксплуатируемых и угнетенных против правящей олигархии и ее главной опоры - империалистического господства. Эта точка зрения избавляет от необходимости притягивать за уши мелкобуржуазность, но никак не согласуется с высоким уровнем развития капитализма. Социально не дифференцированный протест трудящихся и эксплуатируемых был тогда еще возможен где-нибудь в Тропической Африке, но в Латинской Америке, а на Кубе в особенности, представить его себе трудно.

Обе точки зрения отправлялись от обязательного до недавнего времени тезиса: партия, называющая себя коммунистической, есть непременно партия пролетариата в целом, и никаких других партий, выражающих его классовые интересы, в стране быть не может. Но этот тезис, возводивший пункт устава Коминтерна - в каждой стране должна быть одна компартия - в ранг теоретического принципа, не учитывал, что до такого положения надо, как говорил Ленин, доработаться. Представление, будто компартия уже по определению есть партия всего пролетариата, игнорирует известное ленинское положение: социалистическое сознание необходимо внести в рабочее движение и добиться этого бывает не так-то просто.

Конкретный социально-политический опыт свидетельствует, что влияние коммунистов распространяется прежде всего на те отряды пролетариата и его союзников, которые в силу своего положения в общественном производстве имеют реальную возможность систематически отстаивать свои права и интересы. На Кубе это были прежде всего рабочие - сахарники, табачники, железнодорожники. Это ядро кубинского пролетариата вместе с примыкавшими к нему группами мелких производителей накопило большой опыт как нелегальных, так и легальных форм борьбы. Главным его оружием были всеобщие забастовки, в том числе политические. Действовал боевой профцентр - Конфедерация трудящихся Кубы. При активном участии коммунистов организационно оформилось движение мелких земледельцев, проводились общенациональные крестьянские конгрессы, на местах создавались крестьянские федерации и комитеты. При поддержке рабочих они активно сопротивлялись сгону с земли, отстаивали от покушений корпораций янки государственные земли, создавали в деревнях школы, библиотеки.

В отличие от большинства стран Латинской Америки, на Кубе ни одному диктатору не удавалось разгромить рабочее и крестьянское движение и потопить его в крови на долгие годы. Выступления трудящихся привели к тому, что в конституцию 1940 г. были включены демократические положения, в том числе о ликвидации латифундий; одно время в буржуазные правительства входили коммунисты. Опыт Кубы, как и других стран, показал, что массовое движение организованных трудящихся может при благоприятных внутренних и международных условиях добиться от господствующего класса определенных уступок, а главное - значительно продвинуться по пути организации и просвещения ядра пролетариата, без чего дальнейшее развитие его классовой борьбы невозможно. Но любое изменение условий ставит эти достижения под угрозу.

С 40-х гг. еще при формально сохранявшейся буржуазной демократии трудящихся стали отсекать от нее, навязывая всеми методами, от подкупа до террора, рабочим - коррумпированную профбюрократию, крестьянам - отраслевые ассоциации с принудительным членством. Признававшиеся буржуазным законом объединения трудящихся стали превращаться в свою противоположность. К иным же формам борьбы организованное ядро пролетариата не всегда готово. Следует учитывать, что ему с определенного момента есть "что терять". Это, конечно, не средства производства, а стоившие долгой борьбы завоевания - социально-экономические гарантии и политические права, в частности, легальная организация. Рисковать ими рабочее движение не склонно. Это и есть главная социальная причина влияния "рабочей бюрократии" в рабочем движении.

Речь идет не об "обуржуазивании" ядра пролетариата, а об объективном сочетании его сильных и слабых сторон. С точки зрения организованности и сознательности, это ядро в революционную эпоху приближается к состоянию "класса для себя". Однако, стать таковым в полной мере, обрести способность к победе над капиталом и осуществлению своей власти может только весь пролетариат, а не часть его. Между тем, формы классовой борьбы, эффективные до поры до времени в крупном производстве, доступны далеко не всем пролетариям и даже не большинству их.

Социальное ядро пролетариата, неточно называемое рабочим классом, со всех сторон окружено иными слоями того же класса, поставленными в иные социальные условия. Почти полный их список дает нам первый программный документ Д-26-7 - речь Фиделя Кастро перед батистовским судом: "Когда речь идет о борьбе, мы называем народом 600 тысяч кубинцев, которые не имеют работы и хотят честно зарабатывать хлеб, а не быть вынужденными эмигрировать из страны в поисках средств к существованию; 500 тысяч сельскохозяйственных рабочих, живущих в жалких хижинах и работающих всего четыре месяца в году..; 400 тысяч промышленных рабочих и чернорабочих..; мы говорим также о 100 тысячах мелких земледельцев, которые живут и умирают, обрабатывая землю, не принадлежащую им... Мы говорим также о 30 тысячах самоотверженных учителей и преподавателей, принесенных в жертву, людей столь необходимых для лучших судеб будущих поколений, с которыми так плохо обращаются, им так мало платят за труд; мы говорим и о 20 тысячах мелких торговцев, отягощенных долгами, разоряемых кризисами и окончательно добиваемых множеством грабителей-чиновников...о 10 тысячах молодых специалистов...которые покидают учебные аудитории с дипломами, с желанием бороться, полные надежд, а попадают в тупик, натыкаясь повсюду на закрытые двери, безразличие к их просьбам и требованиям. Вот это и есть народ - те, кто переживает все несчастья и поэтому готов бороться со всей отвагой!".

Изложенная здесь трактовка понятия "народ" совпадает с пониманием его классиками марксизма-ленинизма лишь с одним отличием: те говорили о "народе" применительно к буржуазной революции и включали в него на этом этапе часть эксплуататорских классов, Фидель же перечисляет в основном пролетариев и полупролетариев. Из названных социальных групп лишь мелких торговцев можно в какой-то мере отнести к мелкой буржуазии, и то едва ли: их "бизнес" - как и ныне в "постсоветских" странах - зачастую был вынужденным занятием безработных, обремененная долгами "собственность" носила мнимый характер, а многие были попросту наемными работниками капиталистической торговли.

Но у всех перечисленных групп, кроме рабочих крупных предприятий, есть общая социальная черта - неустойчивость, текучесть положения: сегодня рабочий, завтра безработный, послезавтра мелкий арендатор или торговец, потом снова рабочий; сегодня студент, завтра безработный, послезавтра учитель или мелкий служащий, потом опять безработный и т.д. Это - не "рабочий класс", но и не маргиналы и тем более не люмпены, сжившиеся со своим положением и по-своему, вопреки некоторым теоретикам, интегрированные в социальную структуру капитализма. Здесь перед нами группы, подобные тем, что советский историк Б.Ф. Поршнев назвал "социально неспокойными" применительно к переходу от Средних веков к новому времени. Реальных возможностей систематической организованной борьбы за свои права у них намного меньше, чем у работников крупного производства, или почти нет - по крайней мере при стабильном, мирном состоянии капиталистического общества. Их классовое положение и классовые интересы в сущности те же, что у ядра пролетариата, но в отличие от него социально неочевидны. Специфически пролетарскому мировоззрению у них взяться неоткуда. Составляя в совокупности большинство пролетариата и полупролетариата, они приходят в движение под влиянием других социальных групп, вовлекающих их в борьбу за цели общенациональные, общедемократические, антиолигархические. В масштабе по-настоящему массовом "социально неспокойные" группы включаются в классовую борьбу, когда она принимает характер гражданской или национально-освободительной войны.

Как известно, социалистическое сознание в рабочее движение вносит революционная часть интеллигенции. Такую же роль она играет и для "социально неспокойных" групп, только в еще большей степени, на протяжении более длительного времени и в несколько иных формах. Так возникает ориентированное прежде всего на эти группы политическое течение. Учитывая, что именно они более всех склонны осознавать себя как "народ", это течение можно назвать народно-демократическим. На Кубе, в отличие от других стран, оно было непосредственным преемником антиколониальной борьбы. У истоков его стоял национальный герой Хосе Марти, соединивший революционный демократизм с антиимпериалистическим патриотизмом и идеей солидарности борцов за освобождение всей Латинской Америки. В годы первой кубинской революции (1933-1935) эту традицию продолжило движение "Молодая Куба" во главе с А. Гитерасом, а в конце 40-х - начале 50-х годов - левое, преимущественно молодежное, крыло Партии кубинского народа, иначе называвшей себя "ортодоксами" - сторонниками возрождения опошленных и извращенных политиканами идей Х. Марти.

Во главе этой партии стояли довольно обычные для Латинской Америки той поры политики популистского толка. Пожалуй, ее лидер Эдуардо Чибас был честнее и искреннее многих собратьев в других странах, но, как и они, не мыслил никаких методов борьбы, кроме выборов. Однако, его горячие филиппики против коррупции и засилья корпораций янки привлекли в ряды "ортодоксов" молодежь, настроенную куда радикальнее. Обращает на себя внимание, что борьба "ортодоксов" была направлена в первую очередь против "прототранснациональных" корпораций: они добивались национализации энергетических компаний и филиала ITT, снижения тарифов на электроэнергию и телефон, государственного контроля над добычей никеля. Эти требования всего активнее пропагандировались левыми "ортодоксами", среди которых был Ф. Кастро. Они успешно вели легальную работу в массах.

Неизбежность победы "ортодоксов" на выборах вынудила североамериканских покровителей Батисты санкционировать военный переворот. Э. Чибас, почувствовав приближение переворота, в знак протеста застрелился во время предвыборного выступления по телевидению, но трансляцию успели отключить. Во время переворота его преемники, как их коллеги от Гватемалы до Аргентины, отказались руководить молодежью, готовой сражаться. Партия распалась. Поскольку легальные пути были закрыты, молодые революционеры по необходимости встали на путь вооруженной борьбы. После штурма казармы "Монкада" они вместе с новыми товарищами создали Д-26-7.

Несколько особняком стояло студенческое движение, также с давними традициями борьбы против империалистического господства, диктаторских режимов, коррупции и произвола. За 11 лет до всемирной волны университетских восстаний 60-х гг. на Кубе был создан Революционный студенческий директорат. Его возглавил Хосе Антонио Эчеверрия, с 1954 г. руководивший Федерацией университетских студентов, один из инициаторов массового движения против предоставления ITT новых привилегий. 13 марта 1957 г. - в тот день, когда Батиста выполнил требования корпорации и получил от нее золотой подарок, - бойцы Директората атаковали президентский дворец и захватили радиостанцию, передав в эфир призыв к народу подняться на борьбу с тиранией. После этого организация стала называться Революционным директоратом 13 марта (РД-13-3) - не только в память о павших в тот день товарищах, но и чтобы подчеркнуть цель - выйти за рамки студенческого движения, слить его воедино с борьбой всего народа. Так что деятельность РД-13-3 - не столько проявление интересов новых средних слоев как особой социальной группы, сколько еще один, обусловленный спецификой латиноамериканской университетской среды, путь политической самоорганизации "социально неспокойной" части трудящихся и эксплуатируемых.

Факты не подтверждают характеристики Д-26-7 и РД-13-3 как революционных демократов из среды радикальной мелкой буржуазии. Абсолютное большинство участников штурма Монкады и высадки с "Гранмы", городских подпольщиков были по социальному положению рабочими или иными наемными работниками, т.е. пролетариями. В годы подпольной и повстанческой борьбы Д-26-7 уделяло первостепенное внимание привлечению в свои ряды рабочих.

И в идейном отношении ни Д-26-7, ни РД-13-3 никогда не стояли на буржуазно-демократических или мелкобуржуазных позициях. Уже на начальном этапе они проявили четкую народно-демократическую, пролетарскую в широком смысле направленность взглядов и политики, интерес к марксистско-ленинским идеям.

Таким образом, на Кубе впервые во весь рост встала проблема единства левых революционных сил, имеющих общие классовые ориентиры, но различающихся по социальной базе, непосредственным мотивам, особенностям сознания. Отсутствие классового антагонизма, вообще говоря, не означает простоты и легкости проблемы единства. Наоборот, опыт многих стран показывает, что борьба партий за "свой" класс может приводить к самым печальным последствиям. К счастью, в годы Кубинской революции проблема единства еще не отягощалась расколом мирового коммунистического движения и идеологизацией тактических разногласий. При всех различиях методов, три организации относились друг к другу не как к соперникам, а как к товарищам по борьбе с общим врагом. Рауль Кастро, впоследствии один из руководителей Д-26-7, в июне 1953 года вступил в НСП. Его товарищи по штурму Монкады, хотя и не состояли в компартии, "глубоко уважали и почитали старых коммунистов, которые на протяжении многих героических и трудных лет боролись за социальные преобразования и с непоколебимой твердостью высоко держали славное знамя марксизма-ленинизма".

Для кубинских левых антикоммунизм был невозможен прежде всего потому, что означал бы враждебность к СССР - стране, в которой они справедливо видели единственный противовес империализму янки. Молодые революционеры формировались в годы победы советского народа над фашизмом и утверждения социализма в новых странах Европы и Азии. Авторитет СССР и социалистического лагеря был огромен. Р. Кастро стал коммунистом после поездки в Вену на Всемирный конгресс в защиту прав молодежи, откуда его пригласили в Румынию.

Органичной чертой мироощущения молодых революционеров был интернационализм. Ф. Кастро еще юношей, добавив себе лишний год, едва не отправился сражаться с Трухильо в отряде доминиканских революционеров; власти Гаваны задержали экспедиционеров, а Фидель ушел от ареста, переплыв залив, где, к счастью, не оказалось акул. На двадцать первом году он участвовал в Bogotazo. Эрнесто Гевара еще до Кубы видел революцию в Боливии и сражался с контрреволюцией в Гватемале. Молодые "ортодоксы" вместе с коммунистами организовали кампанию солидарности с патриотами Пуэрто-Рико, восставшими в 1950 г. против североамериканских колонизаторов. Уже в 1953 г. Ф. Кастро и его товарищи намеревались провозгласить, что "Куба будет проводить в Америке политику тесной солидарности со всеми демократическими странами континента и что политические эмигранты, преследуемые кровавыми тираниями, угнетающими братские народы, найдут на родине Марти не преследование, голод и предательство, как в настоящее время, а великодушное убежище, братство и хлеб. Куба должна была быть бастионом свободы, а не позорным звеном в цепи деспотизма". Интернациональная солидарность не ограничивалась Латинской Америкой. Коммунисты и "ортодоксы" подняли народ на массовый протест против отправки кубинских солдат на войну в Корею и заставили правительство отказать в этом Вашингтону. В те самые часы, когда замолкли орудия в Корее, раздались выстрелы у стен Монкады. Куба приняла эстафету сражения с империализмом.

Первым программным документом революции стала речь Ф. Кастро на суде "История меня оправдает", знаменательная во многих отношениях. Прежде всего, она была обращена, в отличие от многочисленных популистских манифестов, не ко всей нации, угнетаемой тиранией или чужеземцами, а к трудящимся и эксплуатируемым. Ее социально-экономические требования можно счесть умеренными (аграрная реформа с передачей земли мелким арендаторам) и даже в чем-то утопическими (участие рабочих в прибылях предприятий). Большего могли тогда требовать только организованные пролетарии, шедшие за коммунистами. Но в условиях Кубы и эти меры подорвали бы основу зависимо-капиталистической сверхэксплуатации и подвели бы массы к дальнейшему углублению революции, тем более, что дополнялись таким "умеренным" требованием, как национализация североамериканских трестов - электрического и телефонного.

Еще одним принципиально новым моментом было отмежевание от популистских претензий освободить и облагодетельствовать народ. Напротив, четко - прямо в духе известных строк "Интернационала" - говорилось, что трудящиеся могут только освободить себя сами: "Этому народу, печальные пути которого вымощены фальшивыми обещаниями и ложью, - этому народу мы не скажем: "Мы вам все дадим". Мы ему скажем: "Отдай борьбе все свои силы, чтобы свобода и счастье стали твоим достоянием!"

Напрасно псевдомарксистские догматики упрекали Фиделя и его товарищей в бланкизме, мелкобуржуазном революционаризме и т.п. грехах. Если бы молодые революционеры стремились по-бланкистски совершить революцию силами своей организации, они попытались бы поднять восстание в столице. Но они избрали для выступления провинцию Орьенте, где были самые глубокие традиции народного повстанческого движения и сопротивления корпорациям США. Это свидетельствует, что повстанцы ставили целью вовлечение в борьбу народных масс. Хотя достичь этой цели удалось не сразу, самоотверженное выступление имело по крайней мере один непосредственный результат: вывело передовую часть народа из состояния растерянности перед лицом наглого произвола угнетателей, поддержало в ней гражданское и человеческое достоинство, ощущение возможности и необходимости активной борьбы. Название праздника 26 июля - Dнa de la Rebeldнa Nacional - ? нашей стране переводили как "День национального восстания". Но национального-то восстания тогда не произошло; революционеры и позже не поддались искушению превознести свою роль, а выбрали из нескольких близких по смыслу испанских слов именно то, которое означает не восстание в собственном смысле, а "мятежность" или "непокорность". И в языковом, и в политическом плане точнее было бы перевести название праздника как "День непокорности нации".

Вторая попытка поднять народ на борьбу - попытка восстания в Сантьяго 30 ноября 1956 года и высадка отряда революционеров с яхты "Гранма" 2 декабря - также непосредственно не достигла цели. Однако, она положила начало более чем двухлетней вооруженной борьбе, которая впервые в Латинской Америке привела к созданию Повстанческой армии и победе над армией буржуазного государства; 2 декабря с полным основанием празднуется ныне как день Революционных вооруженных сил.

Многие интерпретаторы кубинского опыта сужали его либо до вооруженной борьбы, либо даже до одной из ее форм - партизанской войны. Однако, вооруженная борьба задолго до Кубинской революции была наиболее распространенной в Латинской Америке формой политического действия. Причем специфика региона состояла в том, что "критика оружием" велась не только в революционных ситуациях. Военные мятежи и перевороты, городские восстания, крестьянские войны были буднями многих стран на протяжении почти всего периода их государственного существования. Истоки этой традиции восходят к Конкисте и индейским восстаниям, войнам за независимость и гражданским войнам XIX в. Поскольку демократические свободы либо отсутствовали вовсе, либо не распространялись на большинство народа, в массовом сознании почти всех стран региона глубоко укоренилось убеждение, что даже самых куцых реформ иначе чем вооруженной силой не добьешься. Поэтому к вооруженной борьбе прибегали все без исключения политические силы.

Осмотрительнее всех относились к ней коммунисты, что понятно: латиноамериканский пролетариат имел долгий и кровавый опыт борьбы за не свое дело. Не раз и не два по его телам взбирались к власти беспринципные каудильо, назавтра предававшие павших и живых. Именно в этом горьком опыте главная причина осторожного отношения организованных рабочих к вооруженным выступлениям даже против самых ненавистных диктаторов. И на Кубе рабочие начали по-настоящему включаться в революционную борьбу только с середины 1958 г., когда убедились, что она ведется всерьез и ведут ее в самом деле свои. Можно поэтому понять коммунистов, не спешивших ставить свои жизни и судьбу создававшейся многие годы партии на карту повстанческого выступления, пока не было уверенности в его серьезности.

Партизанская форма вооруженной борьбы была в Испании и Латинской Америке настолько традиционной, что ее испанское название guerrilla - букв. "малая война" - вошло во все европейские языки за полтораста лет до вступления барбудос в Гавану. Повстанцы-герильерос не единожды добивались падения антинародных режимов, ухода колонизаторов или интервентов. Но они не могли ни сломать до конца старый репрессивный аппарат, ни стать ядром новой власти. Всякий раз буржуазная оппозиция перехватывала в последний момент власть у рухнувшего режима, разоружала восставший народ, устраняла его вождей. Почему же на сей раз исход борьбы был иным?

Дело, по-видимому, не в вооруженной борьбе или партизанской войне как таковой, а в изменении ее характера. Прежде коммунисты и другие левые ставили во главу угла одну форму вооруженной борьбы - восстание. Имея целью немедленное свержение власти эксплуататоров или по крайней мере реакционного режима, оно предполагало нанесение главного удара в крупных городах, в первую очередь в столице; опору на всеобщую политическую забастовку; переход хотя бы части армии на сторону восставших. Партизанским формированиям отводилась вспомогательная роль.

Такой стратегии первоначально следовали и кубинские революционеры. Однако, ее возможности в Латинской Америке оказались гораздо меньшими, чем в России начала ХХ в. Большинство народа было задавлено нищетой и перманентным террором. Буржуазная армия в середине ХХ века была скорее жандармерией, чем армией в европейском понимании: она ориентировалась на борьбу не с внешним врагом, а с "врагом внутренним", и если переходила на сторону восставших, то лишь для того, чтобы помочь своему классу оседлать революцию или подавить ее (именно так начиналась карьера Трухильо, Сомосы, Батисты и многих им подобных). По всему этому столичные восстания даже при ведущей роли рабочих оказывались под контролем буржуазии, имевшей именно в столице наибольшее влияние на массы. Как подчеркивал Ф. Кастро, если бы революционеры приняли "реакционную теорию, сводившуюся к тому, что революцию можно осуществить с армией или без армии, но никогда против армии", это "безусловно, парализовало бы всякую революционную деятельность в нашей стране."

Практика Кубинской революции, как и некоторых других революций середины ХХ века, выработала более сложную стратегию: создание повстанческой армии, вырастающей из партизанских отрядов, началось до полного вызревания революционной ситуации. Необходимым условием такой стратегии была высокая политизация народа, без чего не могла бы создаться такая достаточно массовая организация революционеров, как Д-26-7; без разветвленного городского подполья и без сочувствия крестьян Сьерра-Маэстры повстанцы были бы уничтожены очень скоро. Но и сама борьба в Сьерра-Маэстре по мере развертывания становилась все более мощным фактором политического просвещения и организации именно наиболее эксплуатируемых масс села и провинции. Благодаря ей на части острова уже проводились революционные преобразования, массы включались в борьбу и вооружались. Создавались народные организации, сопоставимые с Советами (попытки их создания на Кубе делались еще в 30-е гг.).

Первой реформой, которую еще до победы начали проводить революционеры, была аграрная. Уже в апреле 1958 г. в зоне действий Второго фронта Повстанческой армии, которым командовал Р. Кастро, - в районе, где крестьянское движение всегда было самым боевым, - начала претворяться в жизнь аграрная программа революционеров. Крестьянские лидеры во главе с Хосе Рамиресом создали оргкомитет крестьянского конгресса. Тысячи крестьян освобожденных районов на собраниях выработали предложения по аграрной реформе. 21 сентября под председательством Р. Кастро начал работу крестьянский конгресс Второго фронта. Крестьяне провинции Орьенте впервые в истории сами решали свои дела.

На основе предложений делегатов командованием Повстанческой армии 10 октября 1958 г. был издан исторический "Закон № 3", провозгласивший право сельских трудящихся на землю. В освобожденных районах началась передача земель крестьянам.

По мере развертывания наступления повстанцев революционные преобразования распространялись на районы с преимущественно пролетарским населением. По пути следования колонн Че Гевары и Камило Сьенфуэгоса промышленные и сельскохозяйственные рабочие избирали новых руководителей вместо навязанных прежними властями профбюрократов. Именно с этого времени рабочие стали во множестве вступать в повстанческую армию и было достигнуто единство действий Д-26-7 и НСП.

Революционный подъем захватил и городскую мелкую буржуазию, и представителей новых средних слоев. Большинство из них и раньше питали отвращение к антинациональному коррумпированному режиму Батисты, но выжидали, опасаясь и репрессий режима, и интервенции янки, и призрака коммунизма. Теперь они почувствовали, что за революцией не только правда, но и сила.

Таким образом, вооруженная борьба внесла огромный вклад в дозревание революционной ситуации путем формирования "наивысшей активности масс" в общенациональном масштабе.

В ходе борьбы развивались возглавлявшие ее революционные организации. Сектантские элементы в Д-26-7, не желавшие совместных действий с НСП, в апреле 1958 г. провалили всеобщую забастовку, после чего руководство организацией полностью перешло к командованию Повстанческой армии во главе с Ф. Кастро. Руководители НСП во главе с Бласом Рока также пришли к пониманию необходимости прочного союза с Д-26-7. Показателем возросшего влияния революционеров стал успешный бойкот выборов, посредством которых буржуазная олигархия и США хотели сохранить основы режима без Батисты.

Кубинский опыт отнюдь не опроверг известную ленинскую мысль: для общенародного восстания требуется, чтобы революционный кризис назрел вполне. На Кубе это произошло в декабре 1958 г. Тогда наступление Повстанческой армии слилось с восстанием в городах, прежде всего Санта-Кларе, Сантьяго и Гаване, и всеобщей политической стачкой. Именно потому, что в решающий момент революция уже располагала ядром новой военной и политической организации, а восставший народ и его руководители гибко сочетали все формы борьбы, удалось сломать буржуазный аппарат насилия и сорвать военный переворот.

Овладев ключевыми позициями реальной власти, можно было с учетом международной и внутриполитической ситуации, уровня сознания масс идти на тактические союзы с буржуазной оппозицией. В первые месяцы после свержения Батисты на посты президента и премьера были назначены либерально-буржуазные деятели. Однако реальный характер революционного государства определялся не этим, а устранением механизмов буржуазного насилия над народом и рождением качественно новых органов власти. В документе руководства НСП уже в январе 1959 г. отмечалось: "Власть перешла к повстанческим силам, возглавляемым и руководимым Фиделем Кастро и его Движением 26 июля, состоящим на 90% из крестьян, сельскохозяйственных рабочих, городских рабочих и студентов... Эти силы овладели властью, не связав себе рук никаким компромиссом, после разрушения всей структуры органов прежней военной и гражданской власти... Вооруженные силы находятся полностью в руках повстанческих сил и их командования, а должности гражданской власти переходят к тем, кого те назначают или одобряют... Создавшиеся политические условия таковы, что временное правительство может действовать и принимать решения без иных ограничений, кроме его собственной программы, ориентации и воздействия революционных организаций и мобилизации народа... Революция принесла смену власти не только лиц, но и классов и социальных сил."

Батистовские палачи, не успевшие сбежать во Флориду, были наказаны, вконец дискредитировавшие себя буржуазные партии распущены, продажные профлидеры смещены. Трудящиеся получили возможность свободно избрать своих представителей. На попытку временного президента повернуть революцию в буржуазное русло пролетариат ответил всеобщей забастовкой в поддержку Фиделя, и президенту пришлось уйти в отставку.

17 мая 1959 г., в 13-ю годовщину гибели Нисето Переса, был подписан Закон об аграрной реформе. Решение вопроса о земле соответствовало уровню реального обобществления производства и требованиям самих сельских трудящихся. Бывшие латифундии, где применялся наемный труд, не подверглись разделу, а перешли в государственную собственность. Был установлен максимум земельного владения (первоначально 400 гектаров). Более 100 000 арендаторов получили арендуемую землю в полное владение без всякого выкупа. Корпорациям США, напрямую затронутым аграрной реформой, предложили компенсацию с рассрочкой на 20 лет. Госдепартамент, конечно, потребовал выплаты наличными и немедленно. Революционная власть, однако, направила скромные средства, которыми располагала, не на расчеты с "великим северным соседом", и без того выкачавшим с Кубы миллиарды, а на другие цели. Например, впервые была создана простая и удобная система государственного кредитования крестьян, освободившая их от гнета ростовщиков; все необходимые операции проводила прямо в деревне первичная организация Ассоциации мелких земледельцев.

Сразу начали строить жилье для бедняков, квартплату снизили на 50%. Взяли под государственный контроль телефонную и электрическую компании и принудительно снизили тарифы. В деревнях начали строить больницы. Образование стало бесплатным; развернулась всенародная кампания ликвидации безграмотности. Ассигнования на образование возросли с 75 млн. песо в 1958 г. до 128 млн.(с учетом ликбеза и строительства школ -170 млн.) в 1961 г.

Когда заходит речь о социальных статьях бюджета, буржуазные политиканы всегда и везде кричат одно: "Нет денег!" На далеко не богатом острове деньги нашли. Буржуазные правительства повышают жалованье самим себе - кубинское его снизило. Впервые в истории Кубы конфисковали собственность, приобретенную незаконным путем. Ее оказалось так много, что понадобилось особое "Министерство возвращения незаконно присвоенного имущества". Так значительная доля промышленности, торговли, сферы услуг оказалась в руках государства. Думается, что в революциях XXI века эта доля будет еще больше, а в пост-советских странах вообще приблизится к 100%.

Революционная программа-минимум, исходя из цели развития национальной промышленности, естественной, как казалось революционерам, для "национальной буржуазии", имела в виду союз с ней. В марте 1959 г. Ф. Кастро говорил, что от революции выиграет не только "народ", но (показательно противопоставление) и имущие: "Коммерсант будет получать более высокую прибыль, промышленность будет расширяться, кубинские банки будут иметь возможность вкладывать капиталы в промышленность, сотрудничать с революционным правительством, предоставляя и мобилизуя кредит..."

Но очень скоро обнаружилось, что у буржуазии совсем иные интересы. Чтобы строительство предприятий было рентабельным, правительство снижало цену отводимых под них земельных участков, буржуазия же предпочитала не строить заводы, а спекулировать землей (что-то родное и близкое, не правда ли?). Правительство привлекало к суду коррупционеров, а буржуазный суд их оправдывал.

Программа-минимум, которую Ф. Кастро называл гуманистической и демократической, исходила из того, что "не может быть подлинной демократии, когда люди голодают, поскольку подлинная демократия должна основываться на социальной справедливости для всех". Эта программа, которую некоторые считали буржуазно-демократической, на самом деле оказалась несовместимой с капитализмом. Кубинская буржуазия и повела себя соответственно, финансируя и организуя контрреволюционные банды либо уезжая и увозя капиталы в недалекую Флориду. США, не допускавшие и мысли об экспроприации собственности своих монополий у себя под боком, взяли курс на свержение революционной власти.

Революция оказалась перед выбором: погибнуть или быстро перейти к следующему этапу, подрывающему основы как зависимости, так и капитализма. Предпосылкой его явилась объективная и субъективная зрелость революционного процесса, выражавшаяся и в преимущественно пролетарском и полупролетарском положении народных масс, и в их высокой организованности, и в том, что власть сверху донизу была уже их властью, при которой они сами на деле меняли жизнь к лучшему. Революционные преобразования осуществлялись не сверху, не через бюрократический механизм буржуазного государства, а при участии массовых организаций трудящихся. Трудовой народ сам делал революцию и защищал ее в рядах народной милиции и Комитетов защиты революции, единого профцентра, Ассоциации мелких земледельцев. В этих условиях даже самые дикие предрассудки, насажденные буржуазной пропагандой, изживались очень быстро.

Однажды на митинге Ф. Кастро спросил крестьян: "Вы за социализм?" "Нет!" - закричали люди, наслушавшиеся страшных сказок о социализме. "Но вы за аграрную реформу? - Да! - закричали все. - Вы за то, чтобы монополии янки больше не сгоняли вас с земли? - Да! - Вы за ликвидацию неграмотности? - Да! - Вы за то, чтобы ваши дети могли учиться в университете? - Да! - Вы за то, чтобы в ваших местах работали врачи, чтобы вы лечились бесплатно? - Да! - Вот это все и есть социализм!" - заключил Фидель.

Выражением высокого уровня организованности народа и вместе с тем необходимым условием развития революции было единство левых сил. Руководство трех революционных организаций полностью отдавало себе в этом отчет и вело сознательную политику объединения их сил. Однако, понадобилось много усилий для преодоления сектантских предубеждений как у части кадров Д-26-7, так и у части НСП. Тем весомее итог, пока что не знающий себе равных в мире, - формирование объединенного партийного авангарда с коллективным руководством. Три основные политические силы сплотились в рядах Объединенных революционных организаций, преобразовавшихся затем в Единую партию социалистической революции и позже - в Коммунистическую партию Кубы. Это было достигнуто без серьезных расколов и репрессий, без нарушения диалога революционной власти с народом и демократического обсуждения всех вопросов. Огромный авторитет Ф. Кастро никогда не перерастал в культ. Такой характер политического руководства обеспечил последовательное развитие революции, выдвижение на каждом этапе лозунгов, соответствовавших объективным его задачам и состоянию сознания масс. В этом плане показательна и смена названий авангардной политической организации. Руководители революции политически и идейно росли вместе с ней.

Специфика исторического момента позволила Кубинской революции во многом застигнуть врасплох своих врагов. Причина была не только и не столько в их субъективных просчетах и уж подавно не в чьей-то хитрости, а в объективных исторических сдвигах, происшедших за считанные годы, если не месяцы.

До конца 1960 - начала 1961 г. в кубинском революционном движении, пролетарском по классовой сущности, почти никто - ни большинство участников, ни попутчики из буржуазных либералов, ни североамериканские эксперты по латиноамериканским делам - не видел "призрака коммунизма". Конечно, правые обзывали революционеров "коммунистами", но это была привычная всем демагогия. Местные и вашингтонские олигархи привыкли спокойно относиться к антиолигархическим и антибуржуазным лозунгам, ибо не принимали возможность социализма всерьез - как и их братья по классу в Восточном полушарии до октября 1917 г. В Вашингтоне считали, что происходит традиционное для Латинской Америки движение народных низов, которого нечего особенно опасаться: не сегодня - завтра его взнуздает и оседлает очередной популистский лидер, и ни к чему, кроме некоторой модернизации капиталистической экономики и политики, оно не приведет.

США назначили послом в Гавану бывшего посла в Боливии, явно рассчитывая на повторение боливийского опыта. Когда этого не получилось, они попытались расправиться с Кубинской революцией так, как неполных семь лет назад с гватемальской, скопировав не только стратегию, но и тактические приемы. Однако, на этот раз вместо бессильных лидеров, готовых к путчу генералов и безоружного народа враги натолкнулись на железную волю, спаявшую всех от Фиделя до рядового милисиано: Patria o muerte! - Родина или смерть! Трудовому народу было что защищать. Когда в день начала агрессии Фидель провозгласил революцию социалистической, это не был лозунг - это была констатация реальности.

* * *

В чем актуальность опыта Кубинской революции для нас сегодня? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, что нового внесла она в опыт мировой истории.

Впервые социалистическая революция самостоятельно победила в стране, где пролетариат составлял большинство, а масса мелких производителей и средних слоев была непосредственно связана с крупным капиталистическим производством.

Впервые трудовой народ одержал победу над одной из зрелых форм господства империализма над зависимой периферией, имевшей "прототранснациональные" черты.

Впервые социалистическая революция произошла не в связи с мировой войной и не в переплетении с буржуазной революцией.

Впервые левые организации не боролись друг с другом, ибо не представляли антагонистические классовые линии, и смогли вовремя объединиться против общего врага.

Впервые в ходе антиимпериалистической борьбы были изжиты иллюзии по поводу "национальной буржуазии" как прогрессивной и даже революционной силы, способной добиться национальной независимости, демократии, "социально ориентированного хозяйства". Практика показала: ставить под угрозу основы зависимости смертельно опасно для "национальной" буржуазии, ибо тем самым подрываются основы капитализма как такового. Несовместимо с капитализмом и реальное развитие демократии трудящегося большинства, и серьезное изменение приоритетов социальной политики в пользу трудового народа. Поэтому антиимпериалистический патриотизм, демократизм, гуманизм в последовательном выражении логически подводят к социализму. Если революции, направленные против колониализма и иных ранних форм империалистического господства, могли происходить при участии и даже гегемонии буржуазии, то борьба против современного империализма по классовой сущности может быть только пролетарской.

Однако, эта единая сущность не исключает, а предполагает многообразие социальных форм ее проявления и соответственно - путей подхода масс к революции и социализму. Их многообразие - главная объективная причина возникновения внутри пролетарского по классовой сущности революционного движения различных идейно-политических течений. Это многообразие пролетарско-революционного лагеря может стать источником и силы, и слабости - смотря как решается проблема его единства.

Опыт Кубы полностью подтверждает ленинскую концепцию революционной ситуации, ведущим объективным признаком которой выступает наивысшая активность масс. Помимо складывания такой ситуации формирование ее субъективного фактора невозможно. Однако, субъективный фактор начинает формироваться не тогда, когда революционная ситуация достигает пика, - тогда обычно бывает уже поздно, - а в процессе ее складывания, выступая его мощным катализатором. В условиях второй половины ХХ века для победы революции оказалось необходимо к кульминационному моменту революционного кризиса создать основу новой политической и военной организации.

Авангардом нельзя назваться, им можно стать, сумев своевременно уловить объективные возможности, даваемые исторической ситуацией, и выдвинуть верные лозунги в верный момент. При этом надо отдавать себе отчет в том, что "моя" партия не может заменить все другие, что их существование вызывается не одними ошибками, амбициями и т.п. субъективными причинами, а прежде всего объективно действующими социальными факторами. С этими факторами, не зависящими от чьего-либо желания, надо считаться, добиваясь единства на общей классовой основе. Только так может быть сформирована организация, способная не на словах, а на деле быть авангардом современного пролетариата и всего революционного народа. По крайней мере, латиноамериканский опыт второй половины ХХ века приводит к такому выводу. Первой этим путем прошла Куба.

Еще один урок Кубы состоит в том, что международно организованному империализму может противостоять только интернационально организованный класс. Сила кубинского революционного движения, чуждого национальной ограниченности, заключалась в том числе в диалектическом соединении патриотизма и интернационализма. Решающим фактором защиты революции и утверждения социализма явилась революционная решимость и высокая организация народа вместе с поддержкой мирового социализма как главной в то время классовой организации интернационального пролетариата.

Все основные черты Кубинской революции показывают, что она оказалась наиболее зрелой из раннесоциалистических революций. Вобрав в себя революционный опыт ХХ века, она во многом предвосхищает грядущие революции.

http://www.kprf.ru/articles/12226.shtml



В. Бубнов, Правда.Ру

"Сейчас Ирак, а завтра – Куба"!


10.06.2003

Фидель Кастро: "Мы должны быть спокойными, терпеливыми, потому что к империалистам-янки присоединилась мафиозная банда, позорно прислуживающая национал-фашистскому правительству США".

Это слова не об эмигрантах, осевших во Флориде. Так кубинский лидер отозвался о Евросоюзе, который до недавних пор относился к Гаване гораздо лояльнее, нежели Соединенные Штаты. Все изменилось после апрельских событий, когда по приказу Кастро на Кубе были расстреляны три угонщика парома, пытавшихся бежать в Америку. Тогда же были арестованы несколько десятков диссидентов, приговоренных впоследствии к длительным срокам тюремного заключения. После этого от Кастро отвернулся не только Евросоюз, но и левые интеллектуалы, до сей поры активно защищавшие кубинский режим. Впрочем, вряд ли Фидель Кастро сильно расстроился. Наоборот, можно сказать, что 76-летний кубинский лидер обрел второе дыхание.

Последние полтора месяца по всей Кубе проводятся многотысячные митинги в поддержку правительства. Собственно, нельзя сказать, что этого не было раньше. Но тот задор, с которым выступает сам Фидель, заставляют вспомнить 60-е годы прошлого столетия, когда он только-только пришел к власти.

Впрочем, есть и отличие. Если раньше проклятия в адрес «американского империализма» носили, если так можно выразиться, ритуальный характер, то теперь на Кубе открыто говорят о неизбежном военном столкновении с США. Причем после окончания войны в Ираке кубинцы практически уверовали в то, что следующей целью Вашингтона станут не Иран или Северная Корея, а именно Куба.

Основания для такого вывода у кубинцев есть. Президент США Джордж Буш уже неоднократно говорил о том, что «диктаторам не место на американском континенте». И если во времена Билла Клинтона казалось, что Вашингтон просто дожидается ухода с политической сцены Фиделя Кастро, уповая на то, что после этого режим рухнет сам по себе, то нынешняя администрация поблажек Гаване давать не собирается. Все это значит, что давление на Кубу – политическое, идеологическое, экономическое – будет только усиливаться, что, собственно, уже и происходит. Аресты диссидентов и репрессии против кубинцев, пытающихся бежать во Флориду, дают Вашингтону прекрасный повод вмешаться в развитие событий на острове.

Кстати говоря, не стоит забывать, что губернатором во Флориде является Джеб Буш, который не скрывает своих тесных связей с представителями 2-миллионной кубинской диаспоры. Собственно, давно уже не секрет, что диаспора пользуется огромным влиянием на все, что так или иначе касается Кубы. И не только Джеб Буш, а любой другой губернатор, заботящийся о своей политической карьере, не смог бы ее игнорировать. Другое дело, что далеко не все губернаторы могут похвастаться братом-президентом (к тому же обязанным своей победой).

Ненависть эмигрантов к режиму Кастро также известна очень хорошо. Не секрет, что пассивность администрации Клинтона в отношении Кубы вызывала ярость в эмигрантской среде. Нынешний президент и его окружение такой пассивностью не страдают. Кубой наверняка занялись бы раньше, если бы не 11 сентября и последовавшие за ним операции в Афганистане и Ираке. Сейчас, можно сказать, настал звездный час эмигрантов, требующих военного вторжения на Кубу. Хотя, с другой стороны, это вовсе не означает, что Белый дом немедленно бросится удовлетворять все их требования. Но если уж на то пошло, то устроить «маленькую победоносную войну» накануне выборов все-таки легче на Кубе, нежели в Иране или КНДР. Тем более, что и территориально остров расположен совсем близко от баз армии и флота США. До Ки-Уэста – каких-то 90 миль… А уж свержение режима Кастро будет наверняка пользоваться в США благосклонностью общественного мнения, тем более, что для многих американцев Фидель гораздо худший диктатор, нежели Саддам.

Конечно, рано говорить о том, что американская армия непременно вторгнется на Кубу. Пока лишь положено начало очередной пропагандисткой кампании по устранению «последнего диктатора» Западного полушария. Сам диктатор, похоже, не очень по этому поводу печалится. «Война нервов» может продлиться сколь угодно долго (с поправкой, разумеется, на возраст Фиделя Кастро – хотя, с другой стороны, слава кубинской медицины давно уже переросла рамки острова). И еще не факт, что в этой «войне» победителем окажется нынешний американский президент.

http://www.kprf.ru/articles/13052.shtml



Most Wanted! Как США охотилась на иностранных государственных лидеров


Президент Кубы Фидель Кастро. Считается, что Кастро стал рекордсменом по выживанию - он пережил 637 покушений, многие из которых (в 1959 - 1962 годы) были подготовлены при участии спецслужб США. Американская разведка использовала для этого самые экзотические виды оружия: заминированные сигары, ручки, стреляющие отравленными пулями, заминированные морские раковины, которые были разбросаны на любимом пляже Кастро и даже яд, который должен был вызвать облысение Кастро и повлечь утрату его знаменитой бороды.

После победы революции на Кубе, Кастро безуспешно пытался наладить отношения с США. Однако он потерпел неудачу из-за того, что затронул интересы американских компаний, действовавших на Кубе. В частности, были национализированы кубинская национальная телефонная компания (принадлежала американской ITT), отделения американских банков (пострадали The First National Bank of Boston, First National City Bank of New York и Chase Manhattan Bank) и сельскохозяйственные земли, принадлежащие могущественной United Fruit. Любопытно, что попытки ЦРУ убить Кастро были предприняты еще до того, как он начал сотрудничать с СССР и объявил о том, что Куба начинает строить социалистическое общество.

В 1961 году провалилось вторжение кубинских контрреволюционеров на Кубу (известно как высадка в Заливе Свиней или Заливе Кочинос). Взятые в плен контрреволюционеры дали показания, что их вторжение было подготовлено с помощью ЦРУ. После того, как одна из попыток покушения на кубинского лидера провалилась, президент США Джон Кеннеди\John Kennedy заявил: "Когда я приказывал убрать Кастро, я отнюдь не имел в виду, что его надо убить".

В последние десятилетия США неоднократно обвиняли Кубу в нарушениях прав человека, экспорте революции, поддержке террористических группировок и разработке биологического оружия. По иронии судьбы, в 1998 году суд Пуэрто-Рико (находится в юрисдикции США) приговорил группу кубинских эмигрантов к тюремному заключению за попытку убить Кастро.

http://www.rol.ru/news/misc/news/03/08/07_026.htm



Настоящие террористы свободно разгуливают по Майами


Май 2002 г. - Гавана (Гранма)

Преступная диверсия в гостинице Копакабана, когда погиб молодой итальянец, была совершена по приказу Посады Каррилеса, террориста, пользующегося покровительством майамской мафии и финансируемого ею. Показатель того, что означают человеческие жизни для контрреволюционных террористов.

Несколько американских администраций давали поручения ЦРУ физически уничтожить Фиделя. С 1959 г. территория США стала надежным укрытием для убийц, палачей и мошенников, на которых не закрыты их уголовные дела в кубинских органах юстиции. Там же им дают передвигаться безнаказанно, чтобы они могли продолжать совершать злодеяния против нашего народа.

В ходе дальнейшей дискуссии Круглого стола по теме «Кто же является настоящими террористами?» с очевидностью выявлено лицемерие правительства США, которое включает Кубу в список стран, якобы покровительствующих терроризу, а в действительности как раз они финансируют, организуют и осуществляют подготовку его исполнителей.

Один из выступавших, научный сотрудник Центра исторических исследований государственной безопасности (CIHSE) Хосе Луис Мендес, показав действия кубинской контрреволюции против более 18 стран, в том числе и против самих США, пришел к выводу, с которым были согласны все участники обсуждения: настоящие террористы свободно разгуливают по Майами.

По вопросу об истории действий правительства США, направленных на уничтожение Фиделя, выступил исследователь из МВД Хосе Перес Фернандес. Еще до победы Революции они пытались внедрить в Повстанческую армию своих агентов, чтобы убить Вождя Революции. После 1959 г. они толкали на выполнение этой миссии батистовских шпионов, таких как Роландо Масферрер.

Уже в марте 1959 г. в Гаване была арестована группа боевиков, пытавшаяся убить Фиделя. От достижения этой цели они не отказались и до настоящего времени, подчеркнул Перес Фернандес, и о том свидетельствует количество террористов, причастных к планам убийства Главнокомандующего, которые присутствовали 20 мая на встрече в Майами, когда выступил Буш.

Сотрудник МВД продемонстрировал, как богаты были 60-е годы разработкой весьма опасных планов. В них были даже варианты убийства других лиц и он привел примеры попыток совершения убийств Хуана Маринельо, Карлоса Рафаэля Родригеса и Рауля Роа с тем, чтобы совершить покушение на Вождя во время их похорон.

Также изобиловали интригами таких планов и 90-е годы и так же, как в тех двух случаях, когда готовились осуществить покушения на саммитах на острове Маргарита и в Панаме, террористов выявили. Выступавший особенно выделил роль Национального кубино-американского фонда (FNCA), который финансировал эти попытки и его усилия по вызволению замешанных в этих действиях, как это делается и сейчас в отношении Посады Каррилеса и задержанных на родине Торрихоса.

Директор Отдела исторических исследований Государственного Совета историк Педро Альварес Табио сказал, что первым проявлением враждебности по отношению к кубинской Революции был прием, который стал оказывать Вашингтон палачам, убийцам и мошенникам сразу после Первого января 1959 г. Несмотря на то, что тогда оставался в силе договор между двумя странами об экстрадикции, и на постоянные запросы кубинского Правительства, соседняя страна не только оказала покровительство этим преступникам, разыскивавшимся органами юститции нашей страны, но их даже приглашали в Конгресс для выступлений с их суждениями.

Прямая ответственность США за развертывание террористических действий против Кубы была показана журналистом Ласаро Барредо, который привел в качестве аргумента то, что станция JM Wave сконцентрировала у себя 400 и более 3000 агентов, что стало ядром всех контрреволюционных организаций, действовавших в полной безнаказанности с американской территории.

Все террористические антикубинские организации, свободно функционирующие в Майми, перечислил директор газеты «Хувентуд Ребельде» Рохелио Поланко. Он подчеркнул, что ни одна из них не фигурирует в списках причастных к терроризму, которые публикует Вашингтон, и их членам не запрещается въезд и пребывание в США, не замораживаются их счета, не запрещается их появление в средствах массовой информации, несмотря на то, что они откровенно завляли в газетах и радиопередачах о своих агрессивных намерениях в отношении кубинского народа.

Научные работники CIHSE Мануэдь Эйва и Хосе Луис Мендес говорили о том, что американский народ также является жертвой антикубинских террористических действий, начиная с 1967 г. Они отметили, что на территории США было совершено более 260 таких акций, их которых 166 – непосредственно в отношении учреждений и граждан этой страны.

В числе преступных действий они упомянули события Уотергейта, в которых были замешаны кубинские контрреволюционеры, и убийство чилийского министра иностранных дел Орландо Летельера, при совершении которого погибла и одна американская гражданка.

Журанлист Арлеэн Родригес высказал обеспокоенность по поводу постоянного оправдания известных террористов в судах Майами. Относительно последнего случая, когда было снято обвинение против Рамона Саула Санчеса, который, проникнув незаконно в воды нашей юрисдикции, нарушил закон, подписанный самим Бушем, он квалифицировал как опасный прецедент, позволяющий любому террористу совершать преступления против кубинского народа, стимулирующий к этому.

http://www.posolstvo-cuba.ru/news/0024.htm



ПРЕДАТЕЛЬСТВО
(Куба и Вьетнам оставляются на растерзание мировому жандарму)


Date: 13-11-2001

Россия отказалась от вооруженного присутствия в двух странах некогда братских, но и сейчас вполне дружественных. Принято решение об отказе от радиолокационной станции в городе Лурдесе (Куба) и военной базы на полуострове Камрань (Вьетнам).

Центр радиоэлектронной разведки в Лурдесе был развернут в период с 1964 по 1967 гг., вскоре после Карибского кризиса, когда СССР вынудили отказаться от размещения на Кубе ракет. Центр был чудом радиоразведки. Считалось, что Лурдес поставляет до 75% вообще всей разведывательной информации, которой располагает Россия. Его не тронули даже в конце 80-х, начале 90-х, когда казалось, что Россия за право стать "цивилизованным миром" готова заплатить любую цену. Более того, в 96-м Лурдес начали модернизировать, по обнародованным данным ЦРУ, за три года, с 96-го по 99-й, базу оснастили новым оборудованием на сумму 3 миллиарда долларов, но то, что не решился сделать западник Горбачев, сделал "государственник" Путин.

База в Камрани была построена американцами в 60-х. После поражения США правительство Вьетнама в 1979 передало Камраньскую базу в безвозмездную аренду СССР сроком на 25 лет. Советский Союз перестроил американскую базу, модернизировал оборудование, дополнил комплекс объектами материально-технического обеспечения, радиолокационной станцией и средствами радиоразведки. Более крупной базы за рубежом у СССР не было. В Камрани находился штаб 15-й эскадры Тихоокеанского флота и 169-й гвардейский авиаполк. В Камрани единовременно находились до 10000 советских военнослужащих и военспецов. На базе ремонтировались и пополняли запасы корабли, совершающие океанские походы, база вела радионаблюдения за Японией, США и Китаем, полноценное существование Тихоокеанского флота без нее было бы невозможным.

Упразднение российских военных баз сопровождалось комментарием о дороговизне их содержания, о рвачестве правительств, предоставивших территорию для них, о возможности использовать эти деньги с большей пользой.

База в Лурдесе до 1992 года существовала бесплатно, СССР не выплачивал Кубе за Лурдес ни копейки, кубинцам и в голову не приходило наживаться на общей для них и для русских товарищей борьбе с мировым империализмом. После того как Россия, не согласуя ничего с кубинским правительством, вышла из всех соглашений и перестала быть оплотом мирового социализма, естественно, встал вопрос об оплате аренды базы в Лурдесе.

По российско-кубинскому соглашению было выплачено в 1992 году 90 миллионов долларов, 160 миллионов в 1993 г., 1994 г. и в 1995 г. С 1996 г. Россия выплачивала 200 миллионов в год. Такие суммы аренды за иностранные военные базы являются в современной мировой практике достаточно умеренными.

За Камрань Вьетнаму Россия не выплачивала ничего. 25-летняя безвозмездная аренда этой базы истекает только в 2004 г. Вьетнам, правда, заявлял, что в дальнейшем планирует запрашивать 300 миллионов долларов ежегодно, но оставили-то мы Камрань сейчас, за 3 года до истечения срока. Справедливости ради надо заметить, что для поддержания Камрани в рабочем состоянии тратился примерно 1 миллион долларов в год, но Кремль предпочел отказаться от Камраня, а не от президентских резиденций где-нибудь в Шуйской Чупе или на Красной Поляне.

Почему это случилось? Меркантильными соображениями нельзя объяснить случившееся. Более того, Лурдес приносил реальный доход. Кубинскую радиоразведку все больше переориентировали на экономический шпионаж. В 1992 году на подписание соглашения о продлении использования Лурдеса Кремль послал не военного чиновника, а Александра Шохина, отвечавшего тогда в правительстве за международную экономическую деятельность. По данным английского еженедельника Financial Mail, в 1996 г. Борис Ельцин поручил российским разведслужбам усилить деятельность по добыче американских торговых и экономических секретов, а в качестве основного источника этих секретов назывался центр на Кубе. Директор американской военной разведки DIA генерал-лейтенант Патрик Хьюз на слушаниях в Конгрессе 22 февраля 1996 года заявил: "...ФАПСИ сейчас использует Лурдес в интересах российской экономики".

Ни Куба, ни Вьетнам не желали ухода русских. Более того, Куба отказалась признать законность одностороннего выхода России из соглашения о базе в Лурдесе.

Экономические объяснения не годятся еще и потому, что в последние годы правления Ельцина произошла одна из самых дорогостоящих модернизаций кубинской радиолокационной станции. Зачем вкладывать деньги в то, что очевидно не по карману? Это можно было бы списать на параноидальную раздвоенность ельцинского режима, но в декабре 2000 г. Кубу посетил Путин и подтвердил свою заинтересованность в существовании и развитии базы в Лурдесе.

Можно предположить, что отказ от военных баз связан с ультимативным требованием США поддержать их войну с исламскими террористами, и в качестве демонстрации лояльности Путина вынудили отказаться от военного присутствия под боком у США. С этим не вяжется тот факт, что кубинское правительство поставили в известность о планах отказа от Лурдеса еще в августе этого года, то есть до таранов нью-йоркских небоскребов. Тогда Илья Клебанов публично солгал, сообщив, что слухи о планах ликвидации российской радиоразведки в Лурдесе к декабрю 2001 года не соответствуют действительности.

Более здравым выглядит объяснение о том, что уход с Кубы был непременным условием списания российских долгов, об этом летом прошлого года была принята специальная резолюция в конгрессе США. Однако мы все помним, как Путин заявлял, что Россия готова платить по своим долгам и не настаивает на реструктуризации собственного долга.

Все приведенные выше обстоятельства, даже будучи суммированными, не могут объяснить резкого поворота российской политики в сторону США. Очевидно, что это преступление было задумано заранее. Сдача Лурдеса и Камрани есть продолжение козыревско-бакатинской политики, когда в ЦРУ передавались схемы прослушки посольства США в Москве, в Моссад списки палестинских революционеров, связанных с КГБ и ГРУ, когда левых революционеров выдавали для публичных судов западным спецслужбам.

Предательство революционных Кубы и Вьетнама отдает их на растерзание американскому империализму. Можно с уверенностью предсказать, что в ближайшие годы злопамятный мировой жандарм захочет отомстить народам этих стран со всей жестокостью.

И проклятие их пролитой крови падет на путинских марионеток Вашингтона

Юрий ЧЕРНОРЯЗСКИЙ
http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/01/415/56.html



П. Богомолов, "Правда"

Джеймс Бонд в Белом доме


07.08.2003

Это теперь уже доказано: удушение Кубы планировалось Белым домом по... легковесно-детективным сценариям Флеминга.

На только что состоявшемся семинаре в университете американского штата Индиана предъявлены конкретные улики: президент Джон Ф. Кеннеди проводил свой антигаванский курс вовсе не по рекомендациям солидных аналитиков, как, по идее, подобало бы Соединенным Штатам. Диверсии за Флоридским проливом копировались со шпионских книжек о Джеймсе Бонде!

СВИДЕТЕЛЬСТВА ПОЗОРНОГО, словно в немыслимой буффонаде, стремления хозяина Белого дома воплотить в жизнь плоды буйного воображения английского экс-разведчика и писателя-детективиста Иана Флеминга отнюдь не подтасованы. Доказательства представил сообществу архивистов, историков и политологов профессор Скип Уиллман. Это его документально подтвержденный доклад произвел нынче в читающем мире Америки да и Запада в целом эффект разорвавшейся бомбы.

...Выздоравливая в 1955 году после хирургической операции, Кеннеди запоем прочитал один из романов “Бондианы” — “Казино “Рояль”. Прошло немного времени, и он назвал своим любимым литературным шедевром (!) очередную, насквозь пропитанную антикоммунизмом книгу о вездесущем британском агенте 007 — “Из России — с любовью”. А брат будущего президента Роберт, который вскоре станет министром юстиции, был покорен романом о победах Бонда над международной преступностью — “Алмазы — это навсегда".

Казалось бы, что тут особенного — у каждого свои вкусы в области изящной словесности. Проблема, однако, в том, что еще до своей победы на всеобщих выборах кандидат на пост главы могущественной сверхдержавы уже всерьез советовался с Флемингом. Речь шла отнюдь не о творческой лаборатории последнего, а о том, каким образом можно применить буйные писательские выдумки для свержения революционного правительства на Кубе.

Флеминг заявил завтрашнему президенту, что кубинцы, мол, интересуются всего лишь тремя вещами — сексом, религией и деньгами, гласит отчет о той беседе. (Ничего не скажешь, достойного советника подобрал себе Кеннеди для противоборства с “гаванским режимом”! —П. Б.).

В итоге Флеминг, продолжают очевидцы, предложил подорвать кубинскую экономику путем наводнения острова фальшивыми долларами, а также с помощью разбрасывания параноидально-клеветнических листовок о Фиделе Кастро. В тексте требовалось подчеркнуть, что бородачи — это, дескать, половые импотенты, поскольку бороды неким образом притягивают к себе и аккумулируют вредную для здоровья радиацию из атмосферы (!)

Представьте себе, что присутствовавший на той “высокоинтеллектуальной” беседе функционер ЦРУ по имени Джон Бросс тут же пригласил легендарного шефа американской разведки Аллена Даллеса. Он-то и подхватил большинство образчиков бондовской бредятины для разработки антикубинской операции под кодовым названием “Мангуста”. В ход и впрямь пошли типичные кинотрюки — от специально отравленных для Фиделя сигар до взрывавшихся под аквалангистами раковин. Да и чему удивляться, если Кеннеди, прочитав к тому времени очередной роман Флеминга “Лицензия на убийство”, вероломно отменил существовавшую до этого “джентльменскую договоренность” ведущих мировых спецслужб о взаимном отказе от покушений на зарубежных лидеров.

Имиджем Бонда президент США был очарован настолько, что, судя по запоздалым свидетельствам доверенных лиц, Кеннеди буквально бредил о том, чтобы завести любовную интрижку с какой-нибудь иностранной шпионкой. Ну прямо как у любвеобильного Бонда получилось с соблазненной им сотрудницей КГБ по имени Татьяна в романе “Из России — с любовью”.

Балансируя на грани термоядерного конфликта с Москвой в период карибского кризиса, хозяин Белого дома одновременно преуспел в копировании своего любимого героя и по этой “плейбойской” части. Дескать, одно другому не мешает. Тайной избранницей неуемного Кеннеди стала на сей раз Инга Мари Арвад — аккредитованная в Вашингтоне датская журналистка, которую ФБР и впрямь подозревало в шпионаже. Так или иначе, вездесущее ведомство приснопамятного Дж. Эдгара Гувера на всякий случай записало на видеопленку — втайне от Кеннеди — постельное “интервью” президента с эффектной датчанкой, невзирая на высшую государственную должность поклонника “Бондианы”.

Дальше — больше. Заинтригованный раздутыми в романах Флеминга щупальцами восточногерманской разведки “Штази” и умелым обращением Бонда с немками из-за “железного занавеса”, Кеннеди признался друзьям: пора, мол, под стать Бонду, добыть подружку с противоположной стороны Бранденбургских ворот. Сказано — сделано. Президент занялся сексом с осевшей в Америке экс-активисткой Союза свободной немецкой молодежи Эллен Рометч. Напуганный “марксистской родословной” очередной любовницы брата, осторожный Роберт приказал своему министерству юстиции депортировать “неудобную красавицу” обратно в ГДР. Испугавшись “задним числом”, президент, как говорят, раскаялся. И заодно оборвал все свои связи с Сузи Чанг — лондонской проституткой из круга подруг британского министра обороны Джона Профьюмо, чья карьера рухнула из-за половой неразборчивости.

Такие вот нешуточные параллели не только с описанными плодовитым Флемингом покушениями на “неугодных Америке диктаторов”, но и с эротическими сценами из книжек того же автора об агенте 007...

К несчастью для Кеннеди, его соотечественник Ли Харви Освальд (который, возможно, и убил президента в 1963 году) тоже начитался произведений Флеминга. Во всяким случае, это подтверждают регистрационные документы публичной библиотеки Нью-Орлеана и мемуары ее посетителей. Судя по их словам, парень азартно перечитывал главы “Из России — с любовью”, приговаривая, что ему импонирует решивший изменить Америке “антигерой” Флеминга — киноренегат по имени Донован Грант и по кличке Красный. “К тому же, — мечтательно добавлял Освальд, — он думал о побеге из США, как и я, давно — со времен своей службы в Японии”.

В общем, совпадений хватало.

Прошли считанные недели — и Освальд, словно в самодеятельности, решил сыграть своего книжного любимца на очередном витке сумасшествия. Так или иначе, он оказался причастным к роковым событиям в Далласе, когда его (хотя, быть может, и не его) пули оборвали жизнь Кеннеди.

...Да, воистину безумен американский политический мир, где в силу образовательной ограниченности, аморальности и распущенности “первых лиц” подлинные события и процессы переплетаются с преступными “инсценировками наяву”. И где на судьбы миллионов людей влияет калейдоскоп псевдодокументов, сдобренных пропагандистской подливой. И события в Ираке вновь остро ставят вопрос о компетентности тех, кто принимает решения в США. Некоторым обитателям американского олимпа настолько же нравится ковбойская стрельба, насколько Джону Кеннеди нравились похождения “любимого агента Ее Величества”. А ведь под рукой у облеченных властью людей с подобными вкусами — ядерная кнопка.



Буш решил взять Кубу измором


Не справившись с задачей «маленькой и победоносной» демократизации Ирака, Джордж Буш решил срочно дожать еще один непослушный режим — кубинский. В среду в силу вступили новые драконовские санкции, с помощью которых американская администрация надеется взять кубинцев измором и задушить кубинскую революцию, под флагом которой они уже почти 50 лет противостоят американской колонизации. И это после того, как кубинское руководство в знак уважения к памяти жертв 11 сентября, предложило США прислать на многолетнее бесплатное лечение малоимущих американцев, страдающих пороками сердца.

По плану, который придумал госсекретарь Колин Пауэлл, кубинцы, уже более 40 лет находящиеся под гнетом экономических санкций, теперь должны лишиться и возможности видеться со своими близкими, переехавшими в США в поисках лучшей доли. В свое время американцы сами призывали кубинцев предпочесть режиму Фиделя Кастро свободные берега Флориды. До сих пор американские кубинцы имели возможность ежегодно навещать своих родственников на Острове свободы и оказывать им кое-какую финансовую помощь. Теперь размеры этих сумм сокращены до 100 долларов, а поездки будут возможны не чаще раза в три года, не более чем на две недели и при предъявлении документа о прямом родстве. При этом штраф за нарушение новых правил составит 7500 долларов.

Возмущены этими мерами не только на Кубе и не только сторонники Кастро. С протестом против «глупых» мер Буша и его администрации уже выступили главные сторонники антикастровской политики США, например, Национальный кубино-американский альянс. Его президент Дельвис Фернандес заявил, что «оскорблен до глубины души такими мерами». В Майами, где проживает несколько сот тысяч кубинцев, уже организуются акции протеста. Они утверждают, что Буш потерял в их лице своих сторонников, а подобные санкции ни в коей мере не будут способствовать «переходу Кубы к демократическому правлению», как утверждают авторы идеи в Белом доме. По словам Фернандеса, подобная тактика Белого дома «лишь еще больше объединит кубинский народ, включая тех, кто живет в Штатах», а кубинцам, чтобы повидать своих родных, придется ездить на родину через третьи страны.

Между тем, в США поговаривают о том, что Буш не вовремя предпринял столь непопулярную акцию. Тем более, что кубинцы Флориды отдали именно ему на выборах 2000 года свои голоса. Говорят, что именно эти 800 тысяч голосов сыграли решающую роль в перевесе, который оказался на стороне нынешнего президента. Теперь они ему явно не светят.

Помимо мер, которые в первую очередь ударят по простым кубинцам, план Пауэлла предусматривает ужесточение экономической блокады острова, а также широкомасштабную пропагандистскую кампанию с использованием самолетов С-130, которые должны обеспечить прохождение на Кубу сигнала «ТВ и радио Марти», вещающих из Майами. Параллельно будет вестись подготовка к свержению Кастро и установлению нового правительства. Однако антинародные меры Белого дома могут лишить Вашингтон поддержки даже среди оппозиционеров острова.

Выступая на днях перед собравшимися на митинг кубинцами (более 200 тысяч человек), Фидель Кастро заявил, что Вашингтону не удастся «поставить на колени» кубинский народ. «Наша страна выдержит любые экономические санкции, какие бы не принимали США», — сказал кубинский лидер. Об этом он сообщил и лично Джорджу Бушу в специальном послании, в котором также говорится о том, что Куба готова к отражению возможной агрессии со стороны США, несмотря на то, что северный сосед обладает огромными военными и экономическими ресурсами. «Наша страна может оказаться стертой с лица земли, однако никогда не согласится с тем, чтобы вновь оказаться в унизительном положении колонии США», — заявил Кастро, который верит, что и после его смерти кубинская революция будет жить.

СМИ заговорили о «страшной мести» Фиделя, который якобы намеревается устроить Штатам второе маргинальное нашествие. Прецедент действительно был. Ровно 10 лет назад, когда Куба оказалась в очень плачевном положении после развала СССР, Кастро разрешил всем «гусанос» (то есть «червям» — так на Кубе называют противников режима) покинуть остров. Впоследствии Вашингтон обвинил кубинского лидера в том, что страну покинули специально выпущенные на свободу уголовники и психбольные.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=13737



ЦРУ НЕ ПРОЩАЕТ (ГАВАНА)


(Игорь ВАРЛАМОВ)

Перед ЦРУ поставлена задача: собрать по всему миру информацию о компаниях и предпринимателях, которые, вопреки принятому в США законодательству, ужесточающему блокаду Кубы, занимаются бизнесом на острове. Оно делает все, чтобы заставить деловых людей прервать контракты с Кубой, пуская при этом в ход давление и шантаж. С таким заявлением выступил в Гаване 62-летний Филип Эйджи, бывший агент ЦРУ, работавший на латиноамериканском направлении.

В интервью агентству Пренса Латина Эйджи, приехавший в Гавану в качестве гостя XIV Всемирного фестиваля молодежи и студентов, также поделился воспоминаниями о событиях минувших десятилетий. По его словам, резидентуры ЦРУ в Западном полушарии в свое время много усилий прилагали к выяснению того, где и к каким действиям готовился Эрнесто Че Гевара, считавшийся в Лэнгли одним из самых опасных партизанских лидеров континента. Досье на Че ЦРУ завело еще в 1954 г., когда будущий команданте примкнул в Гватемале к патриотам, которые требовали дать им оружие, чтобы противостоять вооруженной интервенции, осуществленной ЦРУ руками наемников с территории соседнего Гондураса.

У ЦРУ к Че Геваре позже появились собственные счеты. В 1959 г. оно направило в Гавану своего агента Эндрю Сент-Джорджа, который ранее как "журналист" брал интервью у Фиделя Кастро и Че Гевары, партизанивших в горах Сьерра-Маэстра. Сент-Джордж должен был, используя факт личного знакомства, попытаться вступиться за бывшего замначальника так называемого "Бюро по подавлению коммунистической деятельности", приговоренного новыми властями к смертной казни. Че Гевара ответил просителю по-революционному прямо: "Мы его все равно расстреляем, потому что он убивал и пытал кубинцев и потому что знаем, что он агент ЦРУ".

Комментарий резидента ЦРУ на Кубе по поводу случившегося был лаконичен: "Это - объявление войны".

http://www.duel.ru/199802/?2_6_5



НЕ ДАЕТ ПОКОЯ ФИДЕЛЬ


В Панаме арестован венесуэльский террорист Луис Посада Каррилес. Имена и национальная принадлежность остальных задержанных в отеле "Корал Сьютс" мужчин пока не разглашаются. Прибывший накануне в панамскую столицу для участия в 10-м Ибероамериканском саммите председатель Госсовета и правительства Кубы Фидель Кастро сообщил, что на него готовится покушение террористов и призвал панамские власти предпринять меры по задержанию Каррилеса вместе с сообщниками и предать их суду за нарушение национальных и международных законов. "Я спокоен и могу ходить по улицам Панамы, - сообщил журналистам в панамской столице Фидель Кастро, после того, как известил о готовящемся на него покушении. - Наша служба безопасности предупреждена, обладает опытом и является ветераном борьбы против засад и агрессивных замыслов". По словам кубинского лидера, "террористы были засланы с территории США Национальным кубинско-американским фондом" с целью "физического уничтожения" Ф. Кастро.

Он сообщил также, что печально известный Луис Посада Каррилес возглавляет группу террористов, которая находится в панамской столице с оружием и взрывчаткой. По данным кубинских властей, Посада Каррилес был "автором взрыва" самолета кубинской авиакомпании 6 октября 1976 года, в котором погибли 73 человека. Сбежав из венесуэльской тюрьмы в августе 1985 года, Каррилес активно участвовал в операциях по поставке оружия в Никарагуа для ведения войны против Сандинистского правительства, использовал наемников из Сальвадора и Гватемалы для организации терактов в отелях Гаваны. Попытка совершить нападение на Ф. Кастро уже предпринималась во время 4-го Ибероамериканского саммита в июне 1994 года в Картахене. По его словам, "банда Национального кубинско-американского фонда" планировала покушение и во время 7-й Ибероамериканской встречи на высшем уровне, проходившей на острове Маргарита в ноябре 1997 года.

Тогда она была задержана американской береговой охраной, когда ее лодка проходила поблизости от Пуэрто-Рико. Американская береговая охрана остановила террористов по подозрению в контрабанде наркотиков, но обнаружили большое количество оружия, среди которого находились две полуавтоматические снайперские винтовки 50-го калибра с дальностью стрельбы 1500 метров, которые могут использоваться и днем, и ночью. Вся эта группа была потом оправдана на суде в Пуэрто-Рико.

Николай ПАЛАГИЧЕВ
http://www.duel.ru/200050/?50_7_8



ПРОГРАММА МОНКАДЫ ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА

Народы скажут последнее слово


ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ КУБА ФИДЕЛЯ КАСТРО РУС НА ТОРЖЕСТВЕННОМ СОБРАНИИ В САНТЬЯГО-де-КУБА 26 ИЮЛЯ 2003 ГОДА ПО СЛУЧАЮ 50-Й ГОДОВЩИНЫ ШТУРМА КАЗАРМ «МОНКАДА» И «КАРЛОС МАНУЭЛЬ де СЕСПЕДЕС»

***

Кажется чем-то невероятным — находиться здесь, в этом самом месте, через 50 лет после событий, происшедших в то утро 26 июля 1953 года, годовщину которых мы отмечаем сегодня. Мне было тогда 26 лет, а сейчас за моими плечами еще 50 лет борьбы.

В тот далекий миг я и на секунду не мог представить себе, что сегодняшним вечером мы — те немногие участники этой акции, кто еще остался в живых, — соберемся вместе с теми, кто, находясь здесь или слушая нас во всей стране, испытал влияние или активно участвовал в Революции; вместе с теми, кто тогда был детьми, подростками или молодыми людьми; с теми, кто в то время еще не родился, а сейчас они уже сами отцы или даже деды; с целыми контингентами настоящих мужчин и женщин, овеянных славой, с революционным и интернационалистским прошлым за плечами, с солдатами и офицерами, состоящими на действительной службе и находящимися в резерве; с гражданскими лицами, совершившими подлинные подвиги; с бесчисленным, как кажется, отрядом молодых бойцов; с усердными трудящимися и полными энтузиазма учащимися или теми, кто является тем и другим одновременно, и с миллионами пионеров, щедро вознаграждающих наше воображение вечных мечтателей. И снова жизнь предоставляет мне особую привилегию обратиться к вам со словами.

Я говорю здесь не от себя лично. Я говорю во имя героических усилий нашего народа и от имени тысяч бойцов, отдавших свою жизнь на протяжении полувека. Я делаю это, кроме того, с гордостью за то грандиозное дело, которое они были способны совершить, за преодоленные ими препятствия и за невозможное, которое они сделали возможным.

В невероятные печальные дни, последовавшие за нашей акцией, я объяснил суду, который меня судил, какие причины привели нас к этой борьбе.

Население Кубы тогда не достигало шести миллионов. Воспользовавшись известными в то время сведениями, я грубо, на основании приблизительных цифр, обрисовал положение нашего народа через 55 лет после американского вмешательства в войну с Испанией, уже разбитой в военном отношении благодаря упорству и героизму кубинских патриотов, которое перечеркнуло цели нашей долгой борьбы за независимость и привело к установлению в 1902 году полного политического и экономического господства над Кубой.

Включение силой в нашу первую Конституцию права правительства Соединенных Штатов совершать интервенцию на Кубу и занятие нашей национальной территории под военно-морские базы вместе с полным господством над нашей экономикой и природными ресурсами страны практически свело на нет наш национальный суверенитет.

Я приведу только отдельные фразы и очень короткие абзацы из моих заявлений на суде, проходившим 16 октября 1953 года.

«600 тысяч кубинцев не имеют работы».

«500 тысяч сельскохозяйственных рабочих работают 4 месяца в году, а остальное время голодают».

«400 тысяч промышленных рабочих и чернорабочих, чьи пенсионные кассы целиком разворованы, живут в ужасающих жилищах, а их заработок из рук хозяина попадает прямо в руки ростовщика; людей, жизнь которых — это постоянная работа, а отдых — только могила».

«10 тысяч молодых специалистов — врачей, инженеров, адвокатов, ветеринаров, педагогов, зубных врачей, фармацевтов, журналистов, художников, скульпторов и т.д., — которые покидают учебные аудитории с дипломами, с желанием бороться, полные надежд, а попадают в тупик, натыкаясь повсюду на закрытые двери».

«85 процентов мелких земледельцев Кубы платят арендную плату под постоянной угрозой изгнания со своих участков».

«200 тысяч крестьянских семей не имеют и клочка земли, где они могли бы вырастить хотя бы овощи для своих голодных детей».

«Более половины наиболее плодородных обрабатываемых земель находится в руках иностранцев».

«Около 300 тысяч кабальерий (более трех миллионов гектаров) не обрабатывается».

«2 миллиона 200 тысяч наших городских жителей платят за квартиру от пятой до третьей части своих доходов».

«2 миллиона 800 тысяч человек, живущих в деревнях и в городских пригородах, не имеют электрического света».

«Общественные школы в деревне посещают босые, полураздетые и полуголодные дети, да и они составляют менее половины всех детей школьного возраста».

«90 процентов деревенских детей страдают от паразитов».

«Общество остается безразличным к факту массового убийства стольких тысяч детей, которые умирают ежегодно из-за отсутствия средств».

«С мая и по декабрь миллион человек на Кубе не имеет работы при населении в 5,5 миллиона человек».

«Если глава семьи работает лишь четыре месяца в году, на что он может купить одежду и лекарства своим детям? Они будут расти рахитичными и к 30 годам не будут уже иметь во рту ни одного здорового зуба, они услышат десять миллионов речей, но умрут в конце концов от нищеты и разочарования. Доступ во всегда переполненные государственные больницы возможен только по рекомендации какого-либо политического босса, который потребует за это у несчастного на выборах его голос и голоса всех членов его семьи, дабы Куба вечно оставалась в том же или еще худшем состоянии».

Быть может, самое важное из сказанного мною об экономике и социальном положении было следующее.

«Будущее нации и разрешение стоящих перед ней проблем не может продолжать зависеть от эгоистических интересов дюжины финансистов, от хладнокровных подсчетов прибылей, которые производят в своих кабинетах с кондиционированным воздухом десять или двенадцать финансовых магнатов. Страна не может более просить на коленях о чуде перед несколькими золотыми тельцами, которые, как и тот из Ветхого Завета, которого уничтожил гнев пророка, не могут сотворить никакого чуда... И не с государственными деятелями, чья деятельность заключается лишь в стремлении оставить все так, как есть, бормоча глупости об «абсолютной свободе предпринимательства», о «гарантиях для вложенного капитала» и о «законе спроса и предложения», должны быть разрешены такие проблемы».

«В современном мире ни одна социальная проблема не решается сама по себе».

Эти фразы и мысли отражали целый подспудный комплекс идей о капиталистической экономической и социальной системе, которую надо было просто уничтожить. В сущности, они выражали идею новой политической и социальной системы для Кубы, хотя было бы рискованно ставить об этом вопрос среди океана предрассудков и всего идеологического яда, который сеяли господствующие классы — союзники империи, обрушивая их на население, где 90 процентов было неграмотным и полуграмотным, с образованием, не достигавшим шести классов; непримиримым, боевым и мятежным, но неспособным глубоко распознать столь острую и глубокую проблему. С тех пор у меня сложилось самое прочное и твердое убеждение, что невежество было наиболее могучим и страшным оружием эксплуататоров на протяжении всей истории.

Воспитывать народ в правде, силой неопровержимых слов и дел было, возможно, главным фактором грандиозного подвига, который он совершил.

С теми унизительными фактами было покончено, несмотря на блокады, угрозы, акты агрессии, массовый терроризм и использование ad libitum против нашей Революции самых мощных средств информации из когда-либо существовавших.



***


Цифры не терпят возражений.

Стало известно с большей точностью, что реальное население Кубы в 1953 году, согласно данным переписи того года, было 5 820 000 человек. Теперь, по переписи, прошедшей в сентябре 2002 года, уже на последней стадии обработки данных оно составляет 11 177 743 человека.

Показатели свидетельствуют, что в 1953 году было 807 700 неграмотных — 22, 3 процента, число, которое, несомненно, увеличилось за семь лет батистовской тирании; в 2002 году их было только 38 183 человека — 0,5 процента. Министерство образования считает, что эта цифра еще меньше, поскольку в ходе тщательных поисков лиц, которых обучали чтению и письму на уровне округов и кварталов, посещая дом за домом, оказалось очень трудно их выявить. Подсчеты Министерства, скорректированные по мере даже более точных опросов, чем перепись населения, дают 18 тысяч, что равно 0,2 процента. Конечно, обе цифры исключают лиц, которых по умственным или физическим причинам было невозможно обучить.

В 1953 году число лиц с полным средним образованием составляло 139 984 человека — 3,2 процента населения с десяти лет и старше. В 2002 году их было 5 733 243 человека, то есть в 41 раз больше, и это равнялось 58,9 процента населения той же возрастной группы.

Число лиц с высшим образованием с 53 490 человек в 1953 году возросло до 712 672 в 2002 году.

Безработица, несмотря на то, что перепись 1953 года была проведена в разгар сафры — этапа, когда существует максимальный спрос на рабочую силу, — составляла 8,4 процента экономически активного населения. Согласно переписи 2002 года, проходившей в сентябре, этот показатель сегодня составляет на Кубе только 3,1 процента, несмотря на то, что экономически активное население, которое в 1953 году было только 2 059 659 человек, в прошлом году составило 4 427 028 человек. Самым убедительным является то, что в будущем году, когда безработица сократится до менее 3 процентов, Куба перейдет в категорию страны с полной занятостью — нечто, что при современном экономическом положении в мире немыслимо ни в одной другой стране Латинской Америки и в так называемых экономически развитых странах.

Не углубляясь в другие области, где отмечаются значительные социальные успехи, я только добавлю, что между 1953 и 2002 годами население почти удвоилось, количество жилищ утроилось, и число человек на жилье сократилось с 4,64 в 1953 году до 3,16 в 2002 году. 75,4 процента жилищ было построено после победы Революции.

Из общего количества жилищ, имеющихся в стране, процент сельских хижин сократился с 33,3 процента в 1953 году до 5,7 процента в 2002 году, а электрификация жилищ с 55,6 процента в 1953 году возросла до 95,5 процента в 2002 году.

Однако цифры говорят не все. В холодных числах не фигурирует качество, а в нем как раз и заключаются по-настоящему поразительные успехи, достигнутые Кубой.

Сегодня наша страна занимает первое место в мире — далеко обогнав тех, кто следует за ней, — по числу учителей, преподавателей и воспитателей на душу населения. В целом активный преподавательский персонал достиг высочайшей цифры — 290 574 человека.

Согласно исследованиям по ряду главных показателей в образовании, Куба также занимает первое место и опережает развитые страны. Максимум в 20 учеников на одного учителя в начальной школе, что уже достигнуто, и один преподаватель на каждые 15 учеников в неполной средней школе — седьмом, восьмом и девятом классах, — что произойдет в будущем учебном году, это нечто, о чем даже мечтать не могут самые богатые и развитые страны планеты.

Число врачей составляет 67 079 человек. Из них 45 599 специалистов и 8 858 находятся в процессе формирования. Средний медицинский персонал составляет 81 459 человек, а количество технических работников здравоохранения — 66 339, так что в целом число врачей, среднего медицинского персонала и техников в сфере здравоохранения достигает 214 877 человек.

Продолжительность жизни равняется 76,15 года; детская смертность — 6,5 на каждую тысячу родившихся живыми на первом году жизни, самая низкая среди всех стран «третьего мира» и ряда развитых стран.

Количество преподавателей физического воспитания, спорта и активного досуга составляет 35 902 человек, что намного больше, чем общее число учителей и преподавателей, существовавших в сфере образования до Революции.

Куба активно занимается делом преобразования собственной системы образования, культуры и здравоохранения, где добилась таких успехов, чтобы на основе достигнутого опыта и новых технических возможностей поднять их на такой исключительный уровень, о каком ранее и не мечталось.

Когда эти программы будут уже полностью осуществляться, предполагается, что нынешние знания, которые приобретают дети, подростки и молодые люди, будут с каждым новым курсом утраиваться, в то время как не более чем за пятилетний период продолжительность жизни должна возрасти до 80 лет. Самые развитые и богатые страны никогда не добьются ни того, чтобы иметь в начальной школе по 20 учеников на одного учителя, ни того, чтобы иметь одного преподавателя на каждые 15 учеников в средней школе, ни того, чтобы принести высшее образование в муниципии всей страны и сделать его доступным для всего народа, ни того, чтобы бесплатно предоставлять превосходное образование и превосходные медицинские услуги всем гражданам. Их экономические и политические системы не предназначены для этого.

На Кубе кошмар в социальной и гуманитарной сфере, обличенный нами в 1953 году, который стал причиной нашей борьбы, остался позади через несколько лет после победы в 1959 году. Скоро не стало ни безземельных крестьян, ни субарендаторов, ни издольщиков, ни выплаты арендной платы; все были хозяевами занимаемых ими участков; не было истощенных, босых, страдавших от паразитов детей, без школ и учителей, дававших уроки хотя бы под деревом; уже не было среди них массовых смертей от голода, болезней, отсутствия средств или отсутствия медицинской помощи; исчезли долгие месяцы, когда люди оставались без работы; в сельских местностях больше не видно было безработных мужчин и женщин. Начинался новый этап создания и строительства учебных заведений, медицинских учреждений, общежитий, спортивных и других объектов социального характера наряду с тысячами километров дорог, плотинами, оросительными каналами, сельскохозяйственными сооружениями, электростанциями и линиями электропередачи, агропромышленными объектами, металлообрабатывающими заводами, заводами стройматериалов и всем необходимым для устойчивого развития страны.

Потребность в рабочей силе была такой большой, что в течение многих лет было необходимо мобилизовывать в городах значительные контингенты мужчин и женщин на сельскохозяйственные, строительные и промышленно-производственные работы, что заложило основы чрезвычайного социального развития, достигнутого нашей Родиной, о котором я упоминал раньше.

Я говорю так, словно страна была идиллической мирной заводью, словно не было более четырех десятилетий суровой блокады и экономической войны, всяческих актов агрессии, массовых диверсий, террористических акций, планов убийств и бесконечного списка враждебных проявлений в адрес нашей Родины, на которых я не хотел делать главный упор в этом выступлении, чтобы сконцентрироваться на основных идеях современности.

Достаточно сказать, что только задачи обороны потребовали постоянной работы сотен тысяч человек и значительных материальных ресурсов.

Тяжелейшая борьба закаляла наш народ, научила его бороться одновременно на многих трудных фронтах, делать многое очень малыми средствами и никогда не падать духом перед лицом трудностей.

Решающим испытанием было его героическое поведение, его упорство и его неколебимая твердость, когда исчез социалистический лагерь и распался Советский Союз. Страница, написанная тогда, когда никто в мире не поставил бы ни гроша на выживание Революции, войдет в историю как один из самых великих когда-либо совершенных подвигов. Народ совершил его, не нарушая ни единого из этических и гуманитарных принципов Революции, несмотря на вопли и клевету наших врагов.

Программа «Монкады» была выполнена и перевыполнена. Уже давно нас ведут более высокие и не мыслимые ранее мечты.

Сегодня идут большие битвы в области идей, и мы сталкиваемся с проблемами, связанными с всемирной ситуацией, быть может, самой критической из всех, какую когда-либо переживало человечество. Этому я должен неизбежно посвятить часть моего выступления.

Несколько недель назад, в начале июня, Европейский союз принял подлую резолюцию, выработанную группкой бюрократов, без предварительного анализа с собственными министрами иностранных дел, побудителем которой был Хосе Мария Аснар — личность фашистского характера с фашистской идеологией. Эта резолюция представляла собой трусливый и отвратительный акт, добавлявшийся к враждебности, угрозам и опасностям, которые означает для Кубы агрессивная политика гегемонистской сверхдержавы.

Они решили отменить или сократить до минимума то, что расценивается ими как «гуманитарная помощь» Кубе.

Какова была эта помощь в последние годы — трудные для экономики нашей страны? В 2000 году так называемая гуманитарная помощь, полученная от Европейского союза, составила 3,6 миллиона долларов; в 2001 году — 8,5 миллиона, в 2002 году — 0,6 миллиона. Еще не были применены справедливые меры, принятые Кубой на абсолютно законных основаниях, чтобы защитить безопасность нашего народа от серьезных угроз империалистической агрессии, — нечто, известное всем.

Как можно видеть, все это составляет в среднем 4,2 миллиона долларов в год, а в 2002 году это сократилось до менее миллиона.

Что значит реально эта цифра для страны, которая между ноябрем 2001 года и октябрем 2002 года пострадала от трех ураганов, причинивших стране ущерб в 2,5 миллиарда долларов, к которым добавились сокрушительные для наших доходов последствия снижения туризма в результате террористических актов 11 сентября 2002 года в Соединенных Штатах, падение цен на сахар и никель ввиду международного экономического кризиса и значительное повышение цен на нефть в силу различных факторов? Что она значит по сравнению с 72 миллиардами, в которые обошлась экономическая блокада, навязываемая правительствами Соединенных Штатов на протяжении четырех десятилетий, и в силу которой, в связи с экстерриториальным и жестоким законом Хелмса-Бертона, затрагивавшим собственные экономические интересы Европейского союза, он пришел к постыдному взаимопониманию, посредством которого обязался не поддерживать своих предпринимателей, когда они будут вести дела с Кубой, в обмен на туманные обещания, что этот закон не будет применяться к их инвестициям в Соединенных Штатах?

Предоставляя субсидии на производство сахара, страны Европейского союза на протяжении всего времени, что длится блокада Кубы, причинили доходам нашей страны убытки в миллиарды долларов.

Платежи Кубы странам Европейского союза по статье импорта товаров в последние 5 лет достигли 7,5 миллиарда долларов — в среднем примерно 1,5 миллиарда долларов в год. И напротив, эти страны приобрели на Кубе за последние пять лет товаров в среднем на 571 миллион в год. Кто кому в действительности помогает?

Кроме того, знаменитая гуманитарная помощь обычно сопровождается бюрократическими задержками и неприемлемыми условиями, как, например, требованием создавать уравновешивающие фонды в национальной валюте по ставке наших обменных пунктов, чтобы финансировать в национальной валюте другие проекты, решения по которым должны приниматься с участием третьей стороны.

Это означает, что если Европейская комиссия передавала миллион долларов, она намеревалась потребовать у кубинской стороны уплатить за этот миллион 27 миллионов кубинских песо, чтобы финансировать на эту сумму другие проекты в национальной валюте, для выполнения которых в принятии решений должны были бы участвовать европейские неправительственные организации. Это абсурдное условие, которое никогда не было принято, практически парализовало поток помощи для одной группы проектов на три года и затем значительно ограничило его.

В период с октября 2000 года по декабрь 2002 года Европейская комиссия формально одобрила четыре проекта на сумму примерно в 10,6 миллиона долларов (почти все для технической помощи в административных, юридических и экономических вопросах) и только 1,9 миллиона долларов для обеспечения страны продуктами питания. Ничто из этого не было выполнено вследствие медленности бюрократических механизмов этой организации. Однако во всех отчетах Европейского союза эти суммы фигурируют как «одобренные для Кубы«, хотя в действительности до сегодняшнего дня в нашу страну не поступило ни цента из этих фондов.

Следует принимать во внимание, что дополнительно во все отчеты по помощи Кубе Европейская комиссия и страны-члены включают так называемые косвенные затраты, такие, как билеты на самолеты их собственных авиалиний, расходы на проживание, суточные, заработную плату и роскошь на уровне первого мира. Предположительная помощь в наличных, прямо отражающаяся на проекте, уменьшается в силу этих расходов, которые, в конце концов, не представляют выгоды для страны, однако в явно рекламных целях засчитываются как часть их «щедрости».

Поистине возмутительно пытаться оказывать нажим и запугивать Кубу этими мерами. Куба — маленькая страна, живущая в условиях осады и блокады, — была способна не только выжить, но также и помогать многим странам третьего мира, которые в течение веков подвергались эксплуатации европейских метрополий.

За 40 лет на Кубе закончили учебные заведения более 40 тысяч юношей и девушек из более чем 100 стран третьего мира, они получили высшее и техническое образование совершенно бесплатно, 30 тысяч из них — из стран Африки, причем наша страна не украла у них ни одного человека, как делают страны Европейского союза со многими из лучших талантов. С другой стороны, на протяжении этого времени более 52 тысяч кубинских врачей и работников здравоохранения, спасшие миллионы человек, добровольно и бесплатно работали в 93 странах.

Хотя страна даже еще не вышла полностью из особого периода, в прошлом 2002 году уже более 16 тысяч молодых людей из стран третьего мира бесплатно получали высшее образование в нашей стране, в том числе более 8 тысяч обучаются медицине. Если подсчитать, сколько они должны были бы заплатить в Соединенных Штатах и в Европе, это равнялось бы пожертвованию более 450 миллионов долларов каждый год. Если к этому прибавить 3 700 врачей, которые работают за рубежом в самых отдаленных и труднодоступных местах, следовало бы добавить еще почти 200 миллионов, если брать за базу расчета заработную плату, которую платит ВОЗ за врача за год. В целом это примерно 700 миллионов долларов. То, что может делать наша страна не на основе своих финансовых ресурсов, а на основе чрезвычайного человеческого капитала, созданного Революцией, должно было бы послужить примером Европейскому союзу и заставить его устыдиться жалкой и неэффективной помощи, которую он оказывает этим странам.

В то время как кубинские бойцы проливали свою кровь, сражаясь против солдат апартеида, страны Европейского союза обменивались с южноафриканскими расистами товарами на миллиарды долларов ежегодно и через свои инвестиции получали выгоды от полурабского и дешевого труда южноафриканского населения.

***

21 июля, меньше недели назад, Европейский союз на широко растрезвоненной встрече с целью проверки их постыдной Общей позиции ратифицировал гнусные меры, принятые против Кубы 5 июня, и заявил, что считает, что следует продолжать политический диалог, «чтобы стремиться к более эффективным поискам достижения целей, поставленных Общей позицией».

Правительство Кубы в силу элементарного чувства достоинства отказывается от любой помощи или остатков гуманитарной помощи, которую может предложить Комиссия и правительства Европейского союза. Наша страна приняла бы такую помощь, какой бы скромной она ни была, только от региональных и местных автономий, от неправительственных организаций и движений солидарности, которые не навязывают Кубе политических условий.

Европейский союз строит иллюзии, утверждая, что политический диалог надо продолжать. Суверенитет и достоинство народа не подлежат обсуждению ни с кем, тем более с группой бывших колониальных держав, исторически ответственных за работорговлю, грабеж и даже уничтожение целых народов, виновных в отсталости и нищете, в какой живут сегодня миллиарды людей, которых продолжают грабить путем неравного обмена, эксплуатации и расхищения их природных ресурсов, внешнего долга, который невозможно выплатить, кражи их лучших умов и других процедур.

У Европейского союза нет достаточной свободы, чтобы вести диалог с полной независимостью. Его обязательства перед НАТО и Соединенными Штатами, его поведение в Женеве, где он действует заодно с теми, кто хочет уничтожить Кубу, делают его неспособным к конструктивному обмену. К нему скоро примкнут страны из бывшего социалистического сообщества. Возглавляющие их оппортунистические руководители, более верные интересам Соединенных Штатов, чем Европы, будут троянскими конями сверхдержавы в лоне Европейского союза. Они полны ненависти к Кубе, которую оставили в одиночестве, и не прощают ей того, что она выстояла и доказала, что социализм способен создать общество, в тысячу раз более справедливое и гуманное, чем прогнившая система, которую они приняли.

Когда был создан Европейский союз, мы аплодировали ему, поскольку это было единственно разумным и полезным, что они могли сделать в противовес гегемонизму своего могущественного военного союзника и экономического конкурента. Мы также аплодировали евро как фактору, подходящему для мировой экономики в свете удушающей и почти абсолютной власти доллара.

И наоборот, когда он высокомерно и несправедливо, желая разделаться со своими комплексами или надеясь получить прощение у хозяев мира за свои капризы или отсутствие дисциплины, обижает Кубу, он не заслуживает от нашего народа ни малейшего почтения и уважения.

Диалог должен быть публичным на международных встречах и вестись с тем, чтобы обсуждать серьезные проблемы, угрожающие миру.

Мы не будем пытаться обсуждать принципы Европейского союза или Европейского разлада. В лице Кубы они найдут страну, которая не подчиняется хозяевам, не принимает угроз, не просит подачек и не лишена отваги, чтобы говорить правду.

Вы нуждаетесь в том, чтобы кто-нибудь высказал вам кое-какие истины, поскольку многие льстят вам из корысти или просто завороженные помпой прошлой европейской славы. Почему вы не критикуете Испанию или не помогаете ей улучшить бедственное состояние ее образования, которое, находясь на уровне банановой республики, является позором для Европы? Почему вы не оказываете помощь Великобритании, чтобы наркотики не уничтожили гордую нацию? Почему бы вам не проанализировать себя и не помочь самим себе, хотя вы так в этом нуждаетесь?

Европейский союз сделал бы лучше, если бы говорил меньше и делал больше ради истинных прав человека огромного большинства народов мира; если бы действовал с умом и достоинством, сталкиваясь с теми, кто не хочет оставить ему ни крох ресурсов планеты, которые они надеются завоевать; если бы защищал свою культурную самобытность перед лицом нашествия и проникновения мощных транснациональных корпораций американской индустрии развлечений; занялся своими безработными, число которых составляет десятки миллионов; обучил своих функциональных неграмотных; по-человечески обращался с иммигрантами; гарантировал подлинное социальное обеспечение и медицинское обслуживание всем своим гражданам, как это делает Куба; умерил свои потребительские и расточительные привычки; гарантировал, чтобы все его члены вносили один процент своего ВВП, как это уже делают некоторые, чтобы поддержать развитие стран третьего мира или, по крайней мере, облегчить без бюрократизма и демагогии их страшную бедность, отсутствие здоровых условий жизни и неграмотность; компенсировал Африке и другим регионам ущерб, который наносился им веками рабства и колониализма; пр

Фидель Кастро Рус
http://www.sovross.ru/2003/082/082_3_1.htm


Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6


см. тж. здесь (1961 - амер. агрессия в Кубе)

"Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964". Части 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8.

Фотогалерея: Куба против США, США против Кубы