ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Война в Корее (1950-1953 гг.). Подборка материалов. Часть 3


Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


Содержание страницы:

  • "ИСТОРИЯ США". "НАУКА", МОСКВА 1985. ТОМ 4 (ОТРЫВОК)

  • КИМ ЧХОЛЬ МЕН "США - ЦАРСТВО ТЕРРОРА" (ОТРЫВОК)

  • "АМЕРИКАНСКИЕ ВОЙСКА РАССТРЕЛИВАЛИ КОРЕЙСКИХ БЕЖЕНЦЕВ С ВЕДОМА АДМИНИСТРАЦИИ США"



"История США". "Наука", Москва 1985. Том 4.

АГРЕССИЯ США В КОРЕЕ


Вступление 9 августа 1945 г. Советского Союза в войну с Японией привело к разгрому Квантунской армии, освобождению всей территории Кореи советскими войсками и долгожданному избавлению корейского народа от чужеземного гнета. 2 сентября 1945 г. японское правительство подписало акт о безоговорочной капитуляции. Уничтожение японского господства вызвало большой подъем политической активности корейского народа, приведшей к глубоким социально-экономическим переменам. По всей стране создавались народные комитеты как органы подлинно народной власти, представлявшей различные слои корейского народа. Руководящей и организующей силой в демократическом строительстве новой Kореи выступали коммунисты46.

46 История Кореи: В 2-х т. М., 1974, т. 2, с. 164.

В соответствии с договоренностью правительств СССР и США в целях принятия капитуляции японских войск, находившихся на территории Кореи, к северу от 38-й параллели была установлена зона военной ответственности СССР, к югу — зона военной ответственности США47.

Эта мера вызывалась также необходимостью подготовки условий для предоставления Корее независимости и обеспечения ее развития как единого демократического государства. Разделение страны должно было носить временный характер и окончиться с провозглашением независимого корейского государства48. Однако США воспрепятствовали решению корейского вопроса в духе, отвечающем интересам народа этой страны.

Корея, освобожденная от японского господства, занимала во внешнеполитических планах США особое место, прежде всего вследствие ее чрезвычайно выгодного стратегического положения и близости к границам социалистических стран. Монополии США стремились использовать свое военное присутствие в Корее в качестве базы для расширения экономической экспансии в Азии. Показательно, что американские войска высадились в порту Инчхон 8 сентября 1945 г., т. е. уже после капитуляции Японии и окончания войны. И уже первые месяцы их пребывания показали стремление правящих кругов США к закреплению расчленения Кореи и установлению своего военного и политического контроля на юге страны.

Положение в Корее было предметом обсуждения на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в декабре 1945 г. Государственный секретарь США Бирнс фактически предложил установить над Кореей опеку четырех держав: США, СССР, Англии и гоминьдановского Китая сроком на пять лет с возможным продлением ее в дальнейшем на такой же период. Американский проект послевоенного устройства Кореи не предусматривал образования общекорейского правительства. Предлагалось создать лишь союзническую администрацию во главе с двумя командующими, от СССР и США, которая должна была функционировать до установления гражданского административного управления Кореи 49.

Советский Союз, напротив, исходил из необходимости создания временного демократического правительства как реального органа осуществления корейским народом своих суверенных прав. Советский проект не отвергал опеку четырех держав, но подчеркивал, что такая опека должна осуществляться посредством временного корейского демократического правительства, призванного обеспечить национальные интересы корейского народа. Срок опеки ограничивался пятью годами50.

В результате острой дискуссии было достигнуто соглашение, согласно которому Корея должна была развиваться как единое независимое демократическое государство51. Для оказания содействия образованию временного корейского демократического правительства и предварительной разработки соответствующих мероприятий решением Московского совещания создавалась совместная комиссия из представителей командования американских войск в Южной Корее и командования советских войск в Северной Корее 52.

20 марта 1946 г. в Сеуле совместная Советско-американская комиссия приступила к подготовке рекомендаций относительно состава временного демократического правительства путем консультаций с демократическими организациями Кореи и к разработке мер помощи и содействия политическому, экономическому и социальному прогрессу корейского народа53.

Трудности в работе комиссии возникли сразу же, как только встал вопрос о выборе конкретных организаций для консультаций. Позиции СССР и США в этом вопросе были различными. Американская сторона всячески уклонялась от консультаций с демократическими организациями и политическими партиями юга страны, поддерживавшими решения Московского совещания54. Она ориентировалась в основном на консервативные группы п партии, отвергавшие совместно выработанные соглашения, что создавало серьезные препятствия в работе комиссии. Одновременно на юге страны все более усиливалось наступление на прогрессивные силы.

В течение февраля—апреля 1947 г. было арестовано более 2 тыс. представителей демократических партий и организаций 55.

Правящие круги США всячески содействовали возвращению в Южную Корею наиболее реакционной части корейской эмиграции, которая стала послушным орудием военной администрации США. В октябре 1945 г. на американском самолете в Южную Корею был доставлен Ли Сын Май, вставший во главе раскольнических сил. Опираясь на эти элементы. Соединенные Штаты стремились обойти решение Московского совещания и закрепить раскол Кореи. В этих условиях, несмотря на усилия СССР, совместная Советско-американская комиссия не смогла прийти к соглашению ни по одному вопросу. США блокировали все предложения советской стороны и, прервав работу комиссии, вынесли корейский вопрос на рассмотрение ООН 56.

Использовав механическое большинство в ООН, находившееся под контролем США, американской дипломатии удалось добиться решения Генеральной Ассамблеи о передаче вопроса о Корее на рассмотрение вновь созданной Временной комиссии ООН по Корее, в состав которой вошли представители Австралии, Индии, Канады, Сальвадора. Сирии, Филиппин, Франции и Китая. Делегация СССР в голосовании не участвовала. Под наблюдением этой комиссии не позже 31 марта 1948 г.

Должны были состояться выборы в Национальное собрание, которое впо

47 Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США п премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.: В 2-х т. М., 1976, т. 2, с. 281—282.
48 Международные отношения после второй мировой войны: В 3-х т. М., 1962—1965, т. 1, с. 186.
49 История дипломатии: В 5-ти т. М., 1959—1979, т. 5, кн. 1, с. 140; Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers, 1945: Vol. 1—9. Wash., 1960—1969, vol. 7.p. 642—643. (Далее: FRUS).
50 Советский Союз и корейский вопрос: Документы. М., 1948, с. 5—7, 12.
51 Московское совещание министров иностранных дел Советского Союза, Соединен ных Штатов Америки и Соединенного Королевства. М., 1946, с. 10.
52 Внешняя политика Советского Союза, 1945 год: Документы и материалы. М., 1949, с. 160—161.
53 Самсонов Г. Е. Борьба за мирное демократическое решение корейского вопроса. М., 1960, с. 28.
54 Советский Союз и корейский вопрос, с. 18, 19.
55 Международные отношения на Дальнем Востоке в послевоенные годы, 1945— 1957: В 2-х т. М., 1978, т. 1, с. 83.
56 История дипломатии, т. 5, кн. 1, с. 163.


следствии сформировало бы единое для всей Кореи правительство57.

Временная комиссия ООН прибыла в Сеул в начале 1948 г., но не нашла поддержки демократических сил Кореи. По всей стране развернулось широкое движение против иностранного вмешательства. В апреле 1948 г. в Пхеньяне состоялось совместное совещание представителей 56 политических партий и общественных организаций Северной и Южной Кореи, объединявших около 10 млн. человек. Совещание обратилось к правительствам США и СССР с требованием об одновременном выводе их войск и предоставления возможности провести всеобщие свободные выборы в целях создания единого демократического государства 58. Положение в стране становилось крайне тревожным. В этих условиях члены Временной комиссии ООН открыто выражали сомнение относительно возможности проведения свободных выборов, которые смогли бы привести к объединению Кореи и созданию подлинно национального правительства 59.

Тем не менее 10 мая 1948 г. в обстановке преследования демократических сил в Южной Корее были проведены сепаратные выборы в Национальное собрание, которое провозгласило создание Корейской республики во главе с Ли Сын Маном. Тем самым с санкции США раскол страны был конституционно закреплен. Секретный бюллетень Управления разведки госдепартамента отмечал, что «путем создания прочного и дружественного правительства в Корее США обеспечили частичную стабилизацию положения на Дальнем Востоке и компенсировали свои дипломатические неудачи в других частях Азии» 60.

В ответ на эти раскольнические действия 25 августа 1948 г. патриотические силы Кореи приняли решение провести выборы в Верховное народное собрание в обеих частях страны. На юге они проходили нелегально. В Верховное народное собрание были выбраны представители всех основных партий и социальных слоев Северной и Южной Кореи.

Из 572 депутатов 360 были избраны в Южной Корее 61. 8 сентября Верховное народное собрание приняло конституцию, политически закрепившую создание Корейской Народно-Демократической Республики. Провозглашая единство страны, свободу и независимость народа своей главной целью, правительство КНДР обратилось к СССР и США с просьбой об одновременном выводе всех войск. Советский Союз положительно откликнулся на этот призыв и к концу 1948 г. вывел своп войска из Кореи.

Вашингтон игнорировал рождение нового демократического государства и его требования и лишь «принял к сведению» решение Советского правительства об отводе войск. Под нажимом США Генеральная Ассамблея ООН признала правительство Южной Кореи законным, созданным на основе «свободных выборов» 62. Таким образом, в результате раскольнических, антидемократических действий Соединенных Штатов 38-я параллель надолго осталась линией раскола Кореи, по обе стороны которой

57 ООН. Официальный отчет второй сессии Генеральпой Ассамблеи: Резолюции, 1947, 16 сентября — 29 ноября 1947 г. Нью-Йорк, 1947, с. 13, 14.
58 Советский Союз и корейский вопрос, с. 89.
59 Международные отношения после второй мировой войны, т. 1, с. 192.
60 Documents and Materials Exposing the Instigators of the Civil War in Korea. Documents from the archives of the Lhee Sungman government. Pyongyang, 1950, p. 210.
61 История Кореи, т. 2, с. 203.
62 Rees D. Korea: The Limited War. Baltimore, 1964, p. 13.


были созданы и развивались разные по своим политическим и социальноэкономическим основам государства.

Летом 1949 г. Единый демократический национальный фронт Кореи обратился к генеральному секретарю ООН Трюгве Ли с требованием вывода американских войск из Южной Кореи и предоставления корейскому народу права самостоятельно решать судьбу своей страны. Под давлением общественного мнения США вынуждены были в июне 1949 г.

вывести войска. Сразу же после отвода американских войск положение лисынмановского режима, никогда не пользовавшегося поддержкой народа, стало критическим. Население все настойчивее требовало проведения демократических преобразований. Активизировалось партизанское движение в горах. По мнению Ли Сын Мана, в создавшейся ситуации только начало военных действий против Севера и возвращение американских войск могли спасти от гибели антинародный режим Южной Кореи.

Положение в Корее неоднократно являлось предметом обсуждения на заседаниях Совета национальной безопасности США. Еще весной 1948 г.

СНБ представил на рассмотрение президента ряд предложений о политике США в отношении Кореи. Президенту было рекомендовано всемерно поддерживать южнокорейский режим, обучая и оснащая его национальные военные силы и предоставляя экономическую помощь 63.

Рассматривая в течение 1949—1950 гг. проблемы, связанпые с политикой США в странах Азии, СНБ и Объединенный комитет начальников штабов во всех докладах и меморандумах президенту, министру обороны и государственному секретарю прежде всего отмечали, что «Азия стратегически важна для Соединенных Штатов» 64. В связи с этим указывалось, что, «помогая» решению политических, экономических, социальных и культурных проблем в этих странах, США «должны учитывать собственные интересы» и «оказывать помощь в таких вопросах, которые способствуют усилению влияния и престижа США в этом регионе» 65. Для достижения указанных целей правительству рекомендовалось опираться на антикоммунистические силы и реакционных политических деятелей этих стран. Политика Великобритании и Франции в Азии объявлялась ошибочной, вследствие чего США надлежало, как заявлялось, «взять на себя руководство западными партнерами в их политике в Азии, координируя планы и военные усилия» 66.

Особое значение в этом отношении имела директива СНБ-68, официально объявлявшая намерение США единолично решать судьбы народов и бесцеремонно вмешиваться во внутренние дела государств под предлогом защиты «свободного мира» 67. Меморандум СНБ 48/2 предлагал президенту продолжать оказывать всемерную политическую, экономическую, техническую, военную и иную помощь режиму Ли Сын Мана68.

63 Подробнее см.: Агафонова Г. А. Совет национальной безопасности США, 1947— 1960. М., 1973, с. 63.
64 US —Vietnam Relations, 1945—1967. Study Prepared by the Department of Defense, Book 8. Wash., 1971, p. 218, 226, 265, 282, 328, 341, 399.
65 Ibid., NSC 48/1, p. 269.
66 Ibid. JCS Memorandum, p. 315—317.
67 FRUS, Diplomatic Papers, 1950: Vol. 1—7. Wash., 1976—1980, vol. 1, p. 237—292.
68 US —Vietnam Relations, Book 8. Memorandum, NSC 48/2, p. 269.


Следуя этим рекомендациям, правительство Соединенных Штатов заключило с Южной Кореей ряд соглашений. Важнейшим среди них было соглашение 1950 г. «О взаимной помощи и обороне», ставшее своеобразной охранной грамотой режима Ли Сын Мана и подогревавшее его стремление начать «поход на Север» 69.

Опираясь на положения этого документа, американская военная миссия в Южной Корее во главе с генералом У. Робертсом занялась усиленной подготовкой лисынмановской армии. Обучение и идеологическая обработка личного состава проводились под руководством американских советников и инструкторов, численность которых достигала 500 человек 70. После вывода войск нз Кореи США передали Ли Сын Ману оружия на сумму 190 млн. долл.71 Срочно строились аэродромы в Йонджу и Вонджу. Военно-морские порты Инчхон, Пусан, Йосу, Мокпхо и военно-морская база в Чинхэ предоставлялись в распоряжение американского командования72. Восстанавливались старые и строились новые укрепления, стратегические дороги, фортификационные сооружения. Особенно интенсивное строительство велось вдоль 38-й параллели. К началу 1949 г. здесь было сосредоточено пять южиокорейских дивизий, вооруженных и обученных американцами, две полицейские дивизии и нерегулярные воинские формирования. Американский посол в Сеуле Дж. Муччо в беседе с министрами лисынмановского правительства говорил: «За вашей спиной стоят США. Надеюсь, вы будете добросовестно выполнять все наши советы и указания, доверяя нам во всем... Не сомневаюсь, что вы уделите все внимание делу подготовки, чтобы приблизить время всеобщего наступления на территорию севернее 38-й параллели, учитывая конкретную обстановку и наши намерения» 73.

Заручившись поддержкой Соединенных Штатов, Ли Сын Ман провозгласил «поход на Север» первейшей задачей 7\ По мнению южнокорейского командования, армия была готова к началу военных действий.

Однако американское правительство не решалось предоставить марионеточным войскам самостоятельность в действиях. В октябре 1949 г. генерал Роберте подчеркивал, что вторжение южнокорейской армии за 38-ю параллель будет осуществляться только по приказу военной миссии США 75.

Развертывая военные приготовления, лисынмановские войска провоцировали многочисленные вооруженные инциденты в пограничном районе. С января 1949 по апрель 1950 г. было совершено 1407 вторжений на территорию Северной Кореи с суши, воздуха и моря76. Генерал Роберте считал такие действия «прекрасной попыткой разжечь внутри страны междоусобную войну, живой проверкой сил в непосредственном столк

69 American Foreign Policy, 1950—1955. Basic Documents: Vol. 1, 2. Wash., 1957, vol. 2, p. 2529—2530.
70 Вооруженная борьба народов Азии за свободу и независимость. М., 1984, с. 129.
71 Documents and Materials Exposing the Instigators of the Civil War in Korea, p. 217.Подробнее см.: Кравцов Н. Агрессия американского империализма в Корее (1945— 1951). М., 1951, с. 296—301.
72 Ibid., p. 33, 111.
73 Ibid., p. 111.
74 Pritt D. N. New Light on Korea. L., 1951, p. 6; Пак М. Н. Как подготовлялась американская агрессия в Корее. М., 1951, с. 19.
75 Pritt D. N. Op. cit., p. 9.
76 История дипломатии, т. 5, кн. 1, с. 276.


новении с врагом» 77. По существу, это был призыв к ведению необъявленной войны южнокорейских регулярных войск против КНДР. Было проведено несколько операций. Наиболее крупной явилась кэсонская операция 25 июля 1949 г., планируя которую лисынмановское командование намеревалось захватить часть территории Северной Корен. Однако операция окончилась полным провалом, после чего по настоянию американцев началось спешное переформирование армии Южной Кореи и пополнение ее путем насильственной мобилизации. Усилился приток военного снаряжения и военной техники из США 78.

В мае 1950 г. переподготовка лисынмановской армии была завершена.

Руководитель американского управления экономической помощи Южной Корее Джонсон, выступая в комиссии палаты представителей, заявил, что стотысячная южнокорейская армия, оснащенная американским снаряжением и обученная американскими советниками, готова в любой момент начать войну79. Ход событий показал, что это заявление не было случайным. Оно отражало состояние политического и экономического хаоса в Южной Корее, начавшегося с весны 1950 г.

Кэсонская операция с новой силой всколыхнула антилисынмановские выступления народных масс в тылу, активизировалось партизанское движение, особенно в горных районах. Все это побуждало правительство Ли Сын Мана и его покровителей форсировать нападение на КНДР.

Войну рассматривали как выход из создавшегося положения. Именно в это критическое время в Японию прибыли военный министр США Л. Джонсон, начальник генерального штаба вооруженных сил США генерал О. Брэдли и советник госдепартамента Дж. Ф. Даллес, которые провели секретное совещание с генералом Д. Макартуром, командующим американскими вооруженными силами на Дальнем Востоке. Посетив затем Южную Корею, Даллес выступил 19 июня 1950 г. на заседании Национального собрания, заверив корейское правительство в том, что Соединенные Штаты окажут лисынмановцам необходимую моральную и материальную поддержку в их борьбе против коммунизма80. В ответной речи Ли Сын Ман обещал защищать «демократию», «если не в холодной, то в горячей войне» 81.

В сопровождении представителей командного состава южнокорейской армии Даллес предпринял инспекционную поездку в район 38-й параллели, где обратился к войскам с речью. «Еще в Америке,— говорил он.— я слышал о мужестве и боевой мощи вашей армии. Я увидел гораздо больше, чем слышал ранее. Вам не может противостоять даже самый сильный противник. Не долго ждать того момента, когда вы сможете проявить свою силу» 82. В интервью представителям агентства Ассошиэйтед Пресс 21 июня Даллес заявил, что вскоре следует ожидать «позитивных действий»83. Спустя три дня, 25 июня, на корейской земле

77 Documents and Materials Exposing the Instigators of the Civil War in Korea, p. 11.
78 Ibid., p. 118.
79 Истинная история того, как США развязали агрессивную воину в Корее. Пхеньян, 1967, с. 4.
80 Stone I. F. The Hidden History of the Korean War. N. Y.; L., 1952, p. 17.
81 Цит. по: Внешняя политика Советского Союза, 1950 год: Документы и материалы. М., 1953, с. 195.
82 Цит. по: Пак М. Н. Указ. соч., с. 24.
83 Stone I. F. Op. cit., p. 27.


вспыхнуло пламя войны. Лисынмановская армия начала вероломное наступление на территорию Северной Кореи по всей линии 38-й параллели.

Командование корейской Народной армии (КНА) и правительство КНДР, имевшие достаточную информацию о подготовке вторжения на Север, не дали застать себя врасплох и отбили наступление84.

Тем не менее сразу после начала военных действий правительство Корейской Народно-Демократической Республики обратилось к Ли Сын Ману с требованием прекратить агрессию 85. Однако вторжение с юга продолжалось, что вынудило Народную армию КНДР перейти в контрнаступление. 26 июля, выступая по радио, председатель кабинета министров КНДР Ким Ир Сен призвал народ защитить свою Родину86. В течение двух месяцев Народная армия при широкой поддержке населения победоносно продвигалась на юг и вышла к излучине р. Нактонган. В ожесточенных боях за Сеул, Тэджон, Мокпхо лисынмановцы понесли большие потери. Южнокорейская армия была деморализована и, по определению генерала Макартура, «не проявила способности к сопротивлению или желания вести борьбу» 87. Население Южной Кореи оказало Народной армии содействие.

Лисынмановский режим начал быстро разваливаться. На помощь ему Соединенные Штаты спешно перебросили из Японии четыре армейские дивизии, пять бронетанковых батальонов и другие части и подразделения 88. Военно-воздушные силы США, базировавшиеся в Японии, наносили бомбовые удары по частям корейской Народной армии. Однако это не могло сдержать наступления. К концу августа была освобождена почти вся Южная Корея, за исключением Пусанского плацдарма.

Спровоцировав и поддержав вооруженное нападение сеульского режима на КНДР, американские правящие круги не предполагали, что военные действия примут столь катастрофический оборот. Паническое бегство южнокорейских войск поставило под удар казавшиеся такими прочными позиции США в Корее. Потеря Корейского полуострова грозила серьезно поколебать позиции Вашингтона и на Тайване, и в Японии, являвшихся основными звеньями военно-политической стратегии США на Дальнем Востоке. Стремясь спасти положение и получив 25 июня сообщение американского посла в Сеуле Дж. Муччо о «вторжении северокорейских войск на территорию Южной Кореи» 89, США в тот же день настояли на созыве заседания Совета Безопасности ООН. Под нажимом Вашингтона Совет Безопасности в отсутствие советского делегата принял резолюцию, объявлявшую Северную Корею агрессором и требовавшую прекращения огня и отвода войск за 38-ю параллель под наблюдением Комиссии ООН 90.

84 Локальные войны: История и современность. М., 1981, с. 109—НО.
85 Заявление министра внутренних дел КНДР от 25 июня 1950 г.— Правда, 1950, 2Б июня.
88 Ким Ир Сен. Справедливая отечественная освободительная война корейского народа за свободу и независимость. Пхеньян, 1955, с. 13.
87 Цит. по: Truman H. S. Memoirs: Vol. I, 2. Garden City (N. Y.), 1955-1956, vol. 2, p. 337.
88 Мазуров В. М. Южная Корея и США. М., 1971, с. 13, 14.
89 American Foreign Policy, 1950—1955, vol. 2, p. 2536—2538.
90 Доклад Совета Безопасности Генеральной Ассамблеи за период времени с 16 июля 1949 г. по 15 июля 1950 г. Нью-Йорк, 1950, с. 24.


27 июня 1950 г. американские вооруженные силы на Дальнем Востоке получили приказ президента Трумэна обеспечить прикрытие и поддержку войскам Южной Кореи, т. е. начать открытую вооруженную интервенцию. Одновременно США увеличили вооруженные силы на Филиппинах, ускорили оказание военной помощи Франции в Индокитае.

Американскому военно-морскому флоту предписывалось «предотвратить нападение на Формозу» 91. Таким образом, правительство США перешло к прямым актам агрессии не только в Корее, но и в ряде стран Азии.

Открытое вооруженное вмешательство США во внутренний конфликт в Корее изменило характер войны. Если вначале столкновение Севера и Юга можно было рассматривать как гражданскую войну, то с вмешательством США она переросла в борьбу за освобождение страны от иностранных интервентов и их пособников на Юге Кореи.

Совет Безопасности, собравшийся на заседание 27 июня во второй половине дня, был поставлен перед свершившимся фактом военного вмешательства США в корейский конфликт. Не проведя никакого расследования, не заслушав мнения Северной Кореи. Совет Безопасности под нажимом США одобрил военное вмешательство США в Корее и рекомендовал членам ООН предоставить Южной Корее военную помощь92.

Действия Совета Безопасности шли вразрез с Уставом ООН, согласно которому решения по важным вопросам принимаются не менее чем семью голосами, включая голоса всех пяти постоянных членов Совета Безопасности (СССР, США, Китай, Великобритания, Франция). За принятую резолюцию проголосовали только шесть делегатов в отсутствие представителя СССР. Таким образом, резолюция ООН, в сущности одобряющая военную интервенцию США в Корее, не имела законной силы.

Советский Союз возражал против принятия подобной резолюции, указав на ее незаконность в ноте генеральному секретарю ООН Трюгве Ли от 29 июня и в заявлении заместителя министра иностранных дел СССР А. А. Громыко от 4 июля 1950 г.93 30 июня Трумэн, не дожидаясь присоединения союзников к навязанным им «коллективным санкциям», отдал приказ о начале бомбардировки отдельных военных объектов в Северной Корее и установлении морской блокады всего корейского побережья, введя в действие американские морские и наземные силы, что лишало Народную армию КНДР возможности использовать морские коммуникации для переброски войск и снаряжения 94.

Применяя тактику «свершившегося факта», Соединенные Штаты протащили в Совете Безопасности 7 июля резолюцию о создании «объединенного командования войсками ООН», которая предписывала всем членам ООН, выделявшим вооруженные силы или оказывавшим иную помощь Южной Корее, предоставлять ее в распоряжение «объединенного командования», возглавляемого Соединенными Штатами95. Главнокомандующим «войсками ООН» был назначен генерал Д. Макартур. 2/з войск,

91 US - Vietnam Relations, 1945-1967, Book 8, p. 336. Документ S/1511. Резолюция от 27 июня 1950 г.— В кн.: ООН. Резолюция и решения Совета Безопасности за 1950 г.: Официальные отчеты. Нью-Йорк, 1965, с. 3.
93 Внешняя политика Советского Союза, 1950 год, с. 190, 203.
94 FRUS, Diplomatic Papers, 1950, vol. 7, p. 158, 159. ' Документ S/1588. Резолюция от 7 июля 1950 г.—В кн.: ООН. Резолюции и решения Совета Безопасности за 1950 г., с. 4.


участвовавших в войне против корейского народа, составляли американские части 96. Лишь позже под нажимом США в агрессивной войне приняли участие незначительные контингенты еще 15 государств. Из общей численности войск на долю союзников США пришлось около 10% сухопутных, 7% военно-морских и 1% военно-воздушных сил. В состав «войск ООН» вошла вся армия Южной Кореи 97. Р. Мэрфи, получивший в 1952 г. пост посла США в Японии, впоследствии писал: «Хотя некоторые члены ООН послали войска в Корею и некоторые правительства предоставили невоенную помощь, корейская война была главным образом американо-корейским предприятием» 98.

Став главнокомандующим «войсками ООН», генерал Макартур получил полную свободу действий. Ярый сторонник вооруженного подавления национально-освободительного движения в Азии, Макартур постоянно стремился расширить корейский конфликт, открыто выступая за внешнеполитический курс, который мог привести только к третьей мировой войне.

15—16 сентября 1950 г. 50-тысячный десант «войск ООН» с танками и артиллерией высадился в Инчхоне под прикрытием 500 самолетов и 300 военных кораблей и оказался в тылу главных сил КНДР99. Американское командование придавало этой операции исключительно важное значение. Захват Инчхона и находившегося в 24 км от него Сеула давал возможность Макартуру перерезать растянувшиеся линии коммуникации корейской Народной армии, парализовав тем самым ее действия на юге.

Операция вторжения непрерывно поддерживалась свежими воинскими контингентами, боеприпасами, снаряжением и всеми необходимыми материалами, доставлявшимися из Японии, ставшей основной военной базой США и их союзников в корейской войне. Для подготовки и проведения интервенции правительство США в полной мере использовало не только разветвленную сеть своих баз на территории Японии, но и ее военный и промышленный потенциал. Власть Ли Сын Мана в Южной Корее была восстановлена штыками армии Макартура. 38-я параллель вновь разделила Корею на две части.

Вопрос о том, перейдут войска Макартура 38-ю параллель или начнутся переговоры с правительством Северной Кореи, был политическим, а не военным. Следовало ожидать, что решение его будет принято с учетом необходимости урегулирования дипломатическим путем возникшей чрезвычайно опасной для дела всеобщего мира ситуации. Однако события показали, что подобный подход к решению вопроса не соответствовал стратегическим замыслам США. 1 октября 1950 г. Макартур передал по радио обращение к командующему КНА с ультимативным требованием безоговорочной капитуляции 100.

В тот же день, действуя в соответствии) с санкцией Объединенного комитета начальников штабов и президента Трумэна, армия Макартура перешла 38-ю параллель и вступила на территорию Корейской Народно-Демократической Республики, нарушив тем самым решение Совета

98 Вооруженная борьба народов Азии за свободу и независимость, с. 134.
97 Goodrich L. M. Korea. A Study of US Policy in the United Nation. N. Y., 1956, p. 117.
98 Murphy R. Diplomat Among Warriors. N. Y., 1964, p. 349.
99 Монтросс Л., Кэнзона Н. Иньчхонь-сеульская операция. М., 1959, с. 10.
100 Spanier J. W. The Truman—MacArthur Controversy and the Korean War. N. Y., 1965, p. 91.


Безопасности, ограничивающее военные действия «войск ООН» только территорией Южной Кореи 101. 7 октября, опять задним числом, Соединенные Штаты провели в ООН резолюцию, разрешавшую ради «объединения Кореи» применение силы севернее 38-й параллели. V сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций санкционировала оккупацию Северной Кореи «войсками ООН» для установления «устойчивого положения» 102.

В условиях военной оккупации вновь созданной Комиссии ООН надлежало наблюдать за проведением общекорейских выборов на основе южнокорейской конституции. Была учреждена также Комиссия ООН по объединению и восстановлению Кореи, которая должна была взять на себя «всю ответственность за управление и гражданскую администрацию Северной Кореи» 103. Данная резолюция была принята в нарушение Устава ООН и также не имела законной силы, поскольку Генеральная Ассамблея не имеет права принимать решения о начале военных действий. Прикрываясь этим незаконным решением, войска Макартура форсировали наступление, захватив Пхеньян, Анджу, Хыннам, и в районах рек Ялуцзян и Тумыньцзян вышли непосредственно к корейскокитайской границе. Американские военно-воздушные силы начали совершать налеты на северо-восточные провинции КНР. За два с половиной осенних месяца 1950 г. самолеты США 90 раз нарушили границы Китая 104.

Переход войсками Макартура 38-й параллели и их продвижение к границам Китая и Советского Союза коренным образом меняли стратегическую обстановку в этом важном райопе. Защищая свою безопасность, обе страны могли быть втянуты в военные действия. Вашингтон пытался выяснить позиции и намерения СССР и Китая105. Учитывая возможность вступления КНР в военные действия, американское правительство категорически предупредило Китайскую Народную Республику «избегать вмешательства в вооруженный конфликт в Корее» 1О6. В случае вступления Китая в военные действия Объединенный комитет начальников штабов США планировал быстрый и полный разгром китайских войск, направленных в Корею, поскольку их численность, по данным штаба Макартура, не могла превысить 50—60 тыс. человек107. Исходя из этого, главнокомандующий «войсками ООН» заверял президента, что китайское правительство не решится начать военные действия.

Встреча президента Трумэна с Макартуром на о-ве Уэйк 15 октября показала, что Вашингтон одобряет план ведения войны, рекомендуя главнокомандующему «войсками ООН» лишь ограничить военные действия территорией Кореи108. Между тем приказы Макартура по войскам

101 Ridgeway M. В. The Korean War. N. Y., 1967, p. 45.
102Military Situation in the Far East, Hearing before the Committee on Armed Services and the Committee on Foreign Relations. US Senate, 82nd Congress, 1st Session, pt 3. Wash., 1951, p. 2258.
103 American Foreign Policy, 1950—1955, vol. 2, p. 2576—2578.
104 Капица М. С. КНР: три десятилетия — три политики. М., 1979, с. 53.Acheson D. Present at the Creation. My Years in the State Department. N. Y., 1969, 106 FRUS, Diplomatic Papers, 1950, vol. 7, p. 733.
107 American Foreign Policy, 1950—1955, vol. 2, p. 2619.
108 Политика США в странах Дальнего Востока. М., 1964, с. 122.


ни у кого не вызывали сомнений, что любая граница для него не преграда «в священной борьбе за свободу» 109.

Во избежание международного конфликта по решению Организации Объединенных Наций вдоль северной границы КНДР была создана «буферная зона» шириной в 40 км. «Войска ООН» не должны были вторгаться в ее пределы. На пресс-конференции в Вашингтоне 26 октября Трумэн подтвердил, что на заключительном этапе наступления район, прилегающий к северной границе Кореи, займут только южнокорейские войска 110. Однако штаб Макартура пренебрег и решением ООН, и заявлением президента. «Войска ООН» вошли в «буферную зону», сосредоточив главный удар в районах гидростанций на р. Ялуцзян, снабжавших электроэнергией как КНДР, так и пограничные районы Китайской Народной Республики. На северо-востоке интервенты захватили г. Чхонджин, расположенный недалеко от советской границы. Американские самолеты появились в 40 км от Владивостока. Выход «войск ООН» на этот рубеж создал угрозу для безопасности СССР и КНР.

Правительство Китайской Народной Республики через посла Индии в Пекине К. Паниккара неоднократно предупреждало Вашингтон, что не останется равнодушным к судьбе корейского народа111. 25 октября первые отряды китайских добровольцев вступили на территорию Кореи в целях оказания помощи освободительной борьбе корейского народа. Советский Союз, верный своему интернациональному долгу, оказывал помощь борющейся Корее оружием, боеприпасами, транспортными средствами, горючим, продовольствием, медикаментами. По просьбе китайского правительства в северо-восточных районах Китая было дислоцировано несколько советских авиационных дивизий. В боевых операциях участвовали опытные советские летчики, прикрывая северо-восточные районы Китая от воздушных нападений американской авиации112. Советское правительство было готово отправить на помощь Корее пять дивизий в случае ухудшения обстановки113. Одновременно СССР оказывал всемерную моральную и политическую помощь КНДР и КНР на международной арене.

С вступлением в военные действия китайских добровольцев ситуация на фронте изменилась. Даже Макартур вынужден был признать, что Соединенные Штаты стоят перед лицом совершенно новой войны 114. В 20-х числах октября 1950 г. корейская Народная армия совместно с китайскими добровольцами задержали наступление интервентов на северо-западном направлении в районе Анджу, а также севернее Хамхына и Сонджина. В результате 15-дневных ожесточенных боев «войска ООН» были отброшены на юг, потеряв при этом более 19 тыс. солдат и офицеров.

Американское командование спешно подтянуло все резервы и предприняло новое, «решающее» наступление сразу на нескольких направлениях. В этих боях участвовали американские, британские, австралийские, турецкие, французские, голландские и лисынмановские войска, общей чис

109 Stone I. F. Op. cit., p. 154, 155.
110 Международные отношения на Дальнем Востоке в послевоенные годы, т. 1, с. 146.
111 Whitting A. S. China Crosses the Yalu. The Decision to Enter the Korean War. N. Y., 1960, p. 108.
112 Капица М. С. Указ. соч., с. 53.
113 История внешней политики СССР, 1917—1980: В 2-х т. М., 1981, т. 2, с. 161; Международные отношения на Дальнем Востоке в послевоенные годы, т. 1, с. 146.
114 FRUS, Diplomatic Papers, 1950, vol. 7, p. 1255, 1257.


ленностью 100 тыс. человек. Макартур был уверен в победе. В беседе с американскими корреспондентами он хвастливо заявлял: «Скажите ребятам, если они достигнут реки Ялуцзян, то будут сидеть дома за рождественским столом» 115.

Однако и это наступление провалилось. Под стремительным натиском освободительной армии «войска ООН» поспешно отступали, оставляя тяжелое вооружение, автомашины, склады боеприпасов и горючего.

Обозреватель газеты «Крисчен сайенс монитор» сообщал с места событий: «Американские войска отступают к Сеулу с такой быстротой, какую только позволяют развить транспортные средства» 116. К концу декабря вся территория КНДР была вновь освобождена. Народно-освободительная армия, преследуя врага, перешла 38-ю параллель и 4 января 1951 г. освободила Сеул.

На заседании Объединенного комитета начальников штабов Макартур заявил, что создавшееся положение угрожает полным уничтожением войскам, находящимся под его командованием117. Армию интервентов охватила паника. В США было объявлено чрезвычайное положение. Еще 30 ноября президент Трумэн заявил, что США готовы использовать все военные средства, которыми располагают, включая атомную бомбу, чтобы «освободить Корею» 118. Макартур предлагал сбросить 30— 50 атомных бомб на военно-воздушные базы Китая и Кореи и создать зараженную радиоактивным кобальтом зону от Японского до Желтого моря 119. Он был готов даже пойти на риск «всеобщей войны» 12°.

Генерал был не одинок в своих стремлениях. Его поддерживали многие члены правительства, министерства обороны, сторонники так называемой азиатской ориентации во внешней политике в конгрессе, считавшие, что судьба капитализма решается в Азии. Однако президент Трумэн и стоявшая за ним часть демократической партии, придерживавшиеся европейской ориентации, главную задачу внешнеполитического курса США видели в сохранении капитализма в Западной Европе и упрочении связей между союзниками по НАТО. В связи с этим развязывание большой войны на Дальнем Востоке могло бы отвлечь силы США из Европы и тем самым ослабить там их позиции 121.

Конфликт в правящих кругах вылился в острую борьбу по внешнеполитическим вопросам, получившую название «великие дебаты». Генерал О. Брэдли, бывший в то время председателем Объединенного комитета начальников штабов, оценивая создавшееся положение, говорил, что Распространение войны на весь Азиатский материк вовлекло бы США «не в ту войну, не в том месте, не в тот момент и не с тем противником» т.

Угроза применения в корейской войне атомного оружия напугала союзников США. Заручившись поддержкой французского правительства и Установив «тождественность стремлений двух правительств в данной

115 Цит. по: Phillips С. The Truman Presidency. The History of a Triumphant Succession. N. Y., 1966, p. 326.
116 Цит. по: Труд, 1950, 15 дек.
117Truman H. S. Op. cit., vol. 2, p. 427.
118 Spanier J. W. Op. cit., p. 166.
119 История внешней политики СССР, т. 2, с. 162.
120 ТrитапH. S. Op. cit, vol. 2, p. 416.
121 Мазуров В. М. Указ. соч., с. 40.
122 Military Situation in the Far East, pt 2, p. 732.


ситуации»123, в начале декабря 1950 г. в Вашингтон прибыл премьерминистр Великобритании К. Эттли. В переговорах с президентом Трумэном он категорически возражал против расширения военных действий в Корее, которые могли бы повлечь за собой официальное вступление в войну Китая и СССР 124. От имени союзников Эттли выразил неудовлетворение руководством «войсками ООН» и предложил отстранить Макартура от командования, заменив его объединенным военным комитетом.

Трумэн отказался это сделать, согласившись лишь на консультации с союзниками по вопросам, касавшимся атомного оружия.

Встреча на высшем уровне проходила в напряженной для США обстановке. Постоянные неудачи американских войск в Корее усиливали противоречия между странами, воевавшими под флагом ООН. Союзники все решительнее уклонялись от отправки в Корею дополнительных воинских контингентов. Политика расширения конфликта натолкнулась на явное противодействие военных партнеров США, что ставило под угрозу саму идею «коллективных действий» — главного козыря в обосновании вооруженного американского вмешательства в корейскую войну. Перед Вашингтоном вырисовывалась перспектива внешнеполитической изоляции, если война не будет прекращена или в ближайшее время выиграна.

Трумэну во время встречи с Эттли потребовался максимум усилий, чтобы найти компромиссное решение и не довести Североатлантический союз до раскола. В коммюнике, опубликованном после встречи, американская сторона вынуждена была одобрить идею урегулирования корейского конфликта путем переговоров и выразить надежду, что международная обстановка никогда не потребует применения атомной бомбы 125.

Официально заявляя о стремлении к переговорам с КНДР, США вместе с тем не прекращали военные действия, и генерал Макартур — сторонник «решительных действий» и «расширения конфликта» — предпринял очередное наступление. Используя все доступные средства пропаганды, главнокомандующий «войсками ООН» распространял заведомо ложные сведения о «несметных полчищах китайцев, наводнивших Корею», их численности и военной активности, разжигая у американцев военный психоз и страх перед «коммунистическим нашествием». В начале апреля 1951 г. «войска ООН» вновь перешли 38-ю параллель, сея смерть и разрушения 126.

Однако расчеты США на успех в новом наступлении не оправдались.

Народная армия и отряды китайских добровольцев остановили интервентов по всему фронту. Это подействовало отрезвляющим образом на правящие круги США. Все настойчивее стали раздаваться голоса против расширения войны на Дальнем Востоке, которая могла перерасти во всеобщую войну с Советским Союзом и Китаем, к чему США не были готовы.

Учитывая создавшуюся ситуацию и стремясь произвести впечатление заинтересованности в окончании военных действий, правительство рекомендовало Макартуру предпринять определенные шаги к мирному урегулированию конфликта. 24 марта Макартур опубликовал заявление, в ко

123 Spanier /. W. Op. cit., p. 166.
124 Attlee С. R. As it Happened. Melbourne, 1954, p. 201; Truman H. S. Op. cit vol 2, p. 395, 402, 411.
125 US —Vietnam Relations, Book 8, p. 398; FRUS, Diplomatic Papers, 1950, vol 7, p. 1431.
126 Факты говорят. Пхеньян, 1960, с. 219—260.


тором выразил готовность встретиться с главнокомандующим вооруженными силами Народной армии Кореи, чтобы обсудить вопрос о перемирии. В том случае, если КНДР откажется от переговоров, генерал пригрозил перенести военные операции на береговые районы и внутренние базы Китая, что, по его мнению, приведет Китай к неминуемому военному краху. Заявление Макартура создавало впечатление, что вопрос о распространении военных действий на территорию Китайской Народной Республики зависит исключительно от решения американского военного командования. Это вызвало протест ряда стран — членов ООН.

Д. Ачесон вынужден был официально заявить, что Макартур затронул политические вопросы, не входящие в его компетенцию.

Не получив поддержки Белого дома, Макартур обратился к конгрессу, направив письмо лидеру республиканцев в палате представителей Дж. Мартину, в котором критически отозвался о внешнеполитическом курсе правительства, обвиняя его в непоследовательности. Он заявил, что сейчас именно в Азии решается вопрос о завоевании мира, и «если мы проиграем войну с коммунизмом в Азии, падение Европы станет неизбежным» 127. Письмо Макартура лидеру оппозиции вызвало явное неудовольствие Трумэна. Принимая во внимание неоднократно высказанное союзниками США неудовлетворение создавшимся военным положением в Корее 128 и возложив ответственность за военные неудачи на генерала Макартура, 11 апреля Трумэн отстранил его от должности верховного главнокомандующего американскими войсками на Дальнем Востоке и «войсками ООН» 129.

Занявший его пост генерал М. Риджуэй предпринял ряд новых наступлений, но ни одно из них не было успешным. Командование Народной армии Кореи после нескольких удачных операций отвело свои войска к 38-й параллели и перешло к активным оборонительным действиям.

Международная демократическая общественность все решительнее выступала в поддержку освободительной войны корейского народа. Огромную работу по мобилизации масс на борьбу с американской агрессией провела Всемирная федерация профсоюзов. Второй Всемирный конгресс сторонников мира, состоявшийся в Варшаве в ноябре 1950 г., гневно осудил агрессивную политику США в Корее. Манифест к народам мира, выпущенный конгрессом, призывал: «Мира не ждут— мир завоевывают. Объединим наши усилия и потребуем прекращения войны, которая сегодня опустошает Корею, а завтра будет угрожать пожаром всему миру!» 130. Призывы конгресса нашли горячий отклик в сердцах всех народов, борющихся за мир, демократию, социализм.

Корейская война становилась все более непопулярной в Соединенных Штатах. В стране развернулось широкое движение под лозунгом «Руки прочь от Кореи!». 29 июня 1950 г. секретариат Национального комитета Компартии США опубликовал воззвание к американскому народу, в котором характеризовал приказ Трумэна о посылке бомбардировщиков и военных кораблей для участия в операциях против корейского народа «авантюристическим, жестоким, агрессивным империалистическим пла

127 MacArthur D. Reminiscences. N. Y. etc., 1964, p. 27.
128 Miller A. Plain Speaking. An Oral Biography of Harry Truman. N. Y., 1974, p. 287.
129 Military Situation in the Far East, pt 5, p. 3179.
130 Цит. по: Правда, 1950, 23 нояб.


ном Уолл-стрит», рассчитанным на установление американского господства над всей Азией и Тихим океаном131. Компартия США называла политику Трумэна «губительной, приносящей бесчисленные бедствия для американского народа, народа Кореи и других стран Азии, создающей угрозу для всего мира» 132.

Под руководством Компартии прошли митинги во многих городах страны. С призывами: «Прекратить необъявленную войну», «Дать возможность корейскому народу решать свою судьбу», «Немедленно вывести американские войска из Кореи» — выступили многие политические, профсоюзные и общественные деятели страны. Лозунг «Руки прочь от Кореи!» стал знаменем борьбы прогрессивной Америки против интервенции.

Корейский вопрос стал предметом ожесточенных дебатов в конгрессе США. Его реакционное крыло считало решение президента об отправке войск в Южную Корею необходимым не только с точки зрения интересов нации, но и в «интересах международного мира» 133. Это решение рассматривалось как «начало сильной политики на Дальнем Востоке», которую следует поддерживать всеми возможными средствами, не допуская, однако, вовлечения США в большую войну 134.

Противники восточной ориентации, в частности члены комиссии по ассигнованиям палаты представителей, обсуждая предложенный президентом в августе 1950 г. законопроект о «чрезвычайных ассигнованиях», резко критиковали правительство. Председатель комиссии заявил: «События последних недель с полной ясностью показали, что основные военные концепции и военные планы не являются такими определенными, как это можно было бы пожелать» 135. В феврале 1951 г. член палаты представителей Л. Смит от имени 118 республиканцев огласил заявление, в котором говорилось, что народ потерял доверие к президенту и конгрессу и требует принятия необходимых мер для спасения американцев от катастрофы 136. 17 мая 1951 г. в конгресс была внесена резолюция о прекращении военных действий в Корее 137.

Основываясь на опросе общественного мнения, Дж. Гэллап в начале 1951 г. приходил к следующему выводу: «Если американские военные и дипломатические лидеры убеждены, что мы должны остаться в Корее, им предстоит трудная кампания, чтобы „продать" этот план американской общественности. Сила мнений в настоящее время решительно за то, чтобы уйти из Кореи как можно скорее» 138. Для американцев становилось все более ясно, что назревал кризис «дипломатии силы» в корейском вопросе.

Интервенция США на Дальнем Востоке создала чрезвычайно напряженную обстановку во всем мире, и особенно в Азии. В этих условиях ряд государств, в частности Индия, призвали к решению острой международной проблемы мирным путем в рамках Совета Безопасности с

131 Daily Worker, 1950, 29 June.
132 Ibid.
133 Congressional Record, vol. 96, pt 7, p. 9266.
134 Ibid., p. 9227, 9267, 9541, 9542.
135 Ibid., pt 10, p. 13015, 13352, 13968, 13969.
138 Ibid., vol. 97, pt 2, p. 1457.
137 История дипломатии, т. 5, кн. 1, с. 288.
138 Public Opinion News Service, 1951, Jan. 21.


участием пяти великих держав, включая КНР, или же путем неофициальных контактов между СССР, США и КНР и других государств 13Э. Эти предложения были отклонены США.

В деле мирного урегулирования корейского конфликта большое значение имели миролюбивые усилия Советского Союза. Еще 1 августа 1950 г., возобновив участие в работе ООН, Советское правительство внесло предложение о немедленном прекращении военных действий и выводе из Кореи иностранных войск 140. 2 октября на рассмотрение Генеральной Ассамблеи делегациями СССР, УССР, БССР, Польши и Чехословакии был внесен проект трех резолюций по корейскому вопросу: о независимости Кореи; о роспуске Комиссии ООН по Корее; о прекращении варварских бомбардировок американскими вооруженными силами мирного населения городов и населенных пунктов в Корее. Наряду с первоочередными задачами прекращения военных действий проект предусматривал ряд практических мер, направленных на обеспечение демократического развития Кореи: проведения общекорейских свободных выборов в Национальное собрание, создания для наблюдения за выборами комиссии из представителей обеих частей Кореи, разработки планов помощи корейскому народу через ООН для восстановления народного хозяйства и т. д.141 23 июня 1951 г. советский представитель в ООН выступил с предложением о начале переговоров между воюющими сторонами о прекращении огня и перемирии с взаимным отводом войск от 38-й параллели.

Советский Союз не связывал прекращение огня с выводом иностранных войск из Кореи и урегулированием политических проблем, что содействовало созданию единой позиции всех стран, заинтересованных в мире 142.

Оказавшиеся в тупике и искавшие выхода из создавшегося положения, Соединенные Штаты приняли предложение СССР. В условиях военного поражения, обострения противоречий между союзниками, не желавшими продолжать войну, самоотверженной борьбы корейского народа и осуждения экспансионистской политики США общественным мнением как внутри страны, так и за рубежом правительство Трумэна было вынуждено пойти на переговоры о перемирии в Корее.

10 июля 1951 г. переговоры начались в Кэсоне, а затем были перенесены в Пханмунджом. Переговоры проходили в трудной, напряженной атмосфере. США стремились навязать КНДР неравноправные условия перемирия, желая под видом «контроля» за выполнением соглашения узаконить вмешательство во внутренние дела КНДР. При рассмотрении вопса о демаркационной линии американская делегация настаивала установить ее не по 38-й параллели, как предлагала корейско-китайская сторона, а по линии фронта, отторгая тем самым часть территории КНДР.

Нарушая Женевскую конвенцию 1949 г., американская дипломатия оказывала большое давление на корейскую делегацию и в вопросе о военнопленных 143.

139 Внешняя политика Советского Союза, 1950 год, с. 27.
140 История дипломатии, т. 5, кн. 1, с. 281.
141Внешняя политика Советского Союза, 1950 год, с. 419—420.
142 Правда, 1951, 24 июня.
143 Женевская конвенция о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. М., 1954, с. 118: Капица М. С. Указ. соч., с. 56.


Начав переговоры о перемирии, США в то же время продолжали военные действия. Большие надежды американское командование возлагало на массированное использование авиации, подвергавшей планомерной бомбардировке районы севернее линии фронта, разрушая электростанции, ирригационные системы, коммуникации и промышленные центры. Стратеги Вашингтона стремились нанести максимальный ущерб народному хозяйству Кореи и сломить волю ее народа к сопротивлению.

По мнению полковника ВВС США Дж. Стюарта, эти наиболее жестокие удары преследовали одну цель — «вынудить северокорейцев принять условия перемирия» 144. Даже американская буржуазная печать расценивала бомбардировку гидроэлектростанций как средство военного давления на корейско-китайскую сторону в переговорах 145. Однако чем больше в самих Соединенных Штатах узнавали о жестокостях, творимых военщиной в далекой Корее, тем выше поднимался протест против этих варварских действий.

Вопрос о прекращении войны в Корее был одним из центральных в избирательной кампании 1952 г. Республиканская партия в предвыборной программе провозгласила целью внешней политики «бороться за мир и выиграть его» 146. Используя недовольство американцев военной политикой Трумэна, республиканцы обвиняли правительство в отсутствии гибкости и инициативы, подвергали сомнению законность его решения отправить американские войска в Корею без одобрения конгресса147.

Кандидат на пост президента от республиканской партии генерал Д. Эйзенхауэр в предвыборных выступлениях резко критиковал правительство в связи с войной в Корее и заверял избирателей, что, будучи избранным, немедленно отправится в Корею, чтобы добиться быстрого и почетного окончания войны. В ноябре 1952 г. Эйзенхауэр был избран президентом и уже в начале декабря предпринял поездку в Южную Корею, где посетил части «войск ООН». Он имел встречи с Ли Сын Маном, членами южнокорейского правительства, военными и советниками.

По возвращении в Нью-Йорк Эйзенхауэр, не упомянув о переговорах о перемирии, которые США неоднократно срывали, заявил, что не имеет простой формулы для достижения быстрого и победоносного окончания корейской войны 148. США требовали все новых уступок со стороны ксрейско-китайской делегации.

Между тем правители Южной Кореи еще раз попытались сорвать заключение соглашения, выступив за продолжение войны «до победного конца» собственными силами, без поддержки союзников. В апреле 1953 г.

южнокорейский посол в Вашингтоне вручил американскому правительству послание, в котором выражалось намерение Ли Сын Мана вывести свои войска из-под «командования ООН» в случае заключения соглашения, допускавшего пребывание китайских войск в какой-либо части Кореи149. Американскому правительству пришлось задобрить Сеул обещанием заключить договор о военной и экономической помощи, который рассматривался Соединенными Штатами как дальнейший шаг в

144 Стюарт Дж. Воздушная мощь — решающая сила в Корее. М., 1959 с, 94 145 New York Times, 1952, June 26.
146 Ibid., 12 July.
147 Taft R. A. A Foreign Policy for Americans. N. Y., 1951, p. 109 148 New York Times, 1952, July 15, Nov. 4.
149 United States in World Affairs, 1953. N. Y., 1955, p. 225.


организации широкой системы военных союзов в бассейне Тихого океана150.

27 июля 1953 г. соглашение о перемирии в Корее было подписано.

g преамбуле соглашения отмечалось, что целью перемирия является полное прекращение военных действий в Корее до окончательного мирного урегулирования151. Это означало, что соглашение о перемирии остается в силе независимо от срока урегулирования корейского вопроса. Определялась демаркационная линия в основном по 38-й параллели с демилитаризованной зоной в 2 км по обе стороны линии. Был установлен порядок замены вооружений и воинского персонала в зоне, утверждены функции и состав комиссий по перемирию из представителей нейтральных стран.

Подписание соглашения о перемирии знаменовало собой большую победу миролюбивых сил и серьезное поражение политики США. Оно показало возможность урегулирования острых международных конфликтов путем мирных переговоров, к чему всегда стремились Советский Союз и другие социалистические страны.

Перемирие означало окончание войны и начало урегулирования корейского вопроса дипломатическим путем. Однако правящие круги США продолжали добиваться в процессе переговоров того, чего не смогли добиться оружием. Так, в день заключения перемирия США и их союзники подписали декларацию, в которой заявляли, что «в случае возобновления вооруженного нападения» «войска ООН» вновь начнут военные действия и уже не ограничатся территорией Кореи 152.

На Женевской конференции, созванной согласно условиям перемирия и проходившей 26 апреля—15 июня 1954 г., представители США настаивали на объединении Кореи на основе сеульского режима, надеясь тем самым укрепить свое влияние на территории всей Кореи. Они отвергли предложение правительства КНДР дать возможность корейскому народу решить свою судьбу без иностранного вмешательства, путем проведения всеобщих свободных выборов в Национальное собрание и последующего создания общекорейского правительства153. Конструктивные предложения СССР, открывавшие путь к мирному воссоединению Кореи и образованию единого демократического государства, были также отклонены представителями США и их союзниками, стремившимися навязать свою программу решения корейского вопроса. Женевская конференция прервала работу, не выполнив поставленных перед ней задач. Корея осталась разделенной на две части — Северную и Южную.

Потерпев поражение в войне с КНДР, Соединенные Штаты стали укреплять Южную Корею как плацдарм для осушествления своих внешнеполитических планов в Азии. В полном соответствии с этими намерениями администрация Эйзенхауэра предприняла максимум усилий для скорейшего наращивания вооруженных сил Южной Кореи154. Этой цели способствовал «Договор о взаимной обороне между Корейской Респуб

150 Department of State Bulletin, 1953, June 15, p. 835—836.
151 Документ S/3079. ООН. Совет Безопасности. Официальные отчеты. Восьмой год.Дополнение за июль, август и сентябрь 1953 г. Нью-Йорк, 1967, с. 5, 13.
152 American Foreign Policy, 1950—1955, vol. 2, p. 2662.
153 Материалы по Женевскому совещанию. Пхеньян, 1954. с. 44; Korean Problem at the Geneva Conference, 26 April — 15 June, 1954. Wash., 1954.
154 United Stales in World Affairs, 1953, p. 23.


ликой и Соединенными Штатами», заключенный 1 октября 1953 г.155 Он предоставлял право США без всяких предварительных условий размещать свои сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы на территории Южной Кореи. Юридически оформляя военный союз США и Южной Кореи, договор отражал стремление Сеула к установлению господства над территорией всей Кореи, причем американское правительство обязывалось согласно договору признать юрисдикцию южнокорейских властей над теми территориями, которые в дальнейшем могут оказаться под их администрацией. Одновременно за Вашингтоном сохранялся контроль над южнокорейскими вооруженными силами через «командование ООН» 156 . Размещение американских войск и строительство баз на территории Южной Кореи закрепили ее военно-политическую зависимость от Вашингтона и превратили в опорный пункт стратегической системы США в Азии.


3. МИЛИТАРИЗМ И МИЛИТАРИЗАЦИЯ

Агрессивная война в Корее привела к тому, что влияние милитаризма и милитаристских настроений на всю линию поведения правящих кругов страны стало преобладающим. Этому сопутствовала и милитаризация сознания американцев157. Ведущий американский политический обозреватель У. Липпман в 1950 г. отмечал, что государственный департамент находится под контролем Пентагона и что «в стране развился милитаризм, а внешняя политика направляется военными» 158.

И в самом деле, роль военных в процессе принятия политических решений, касавшихся внешнеполитической стратегии, военной политики, многократно увеличилась. Известный американский социолог Р. Миллс в книге «Властвующая элита» писал, что «люди, стоящие на высших ступенях военной иерархии, проникли непосредственно в дипломатические и политические круги» 159. Планы достижения мирового господства вырабатывались Вашингтоном из расчета использования в международных кризисах американской военной мощи, включая атомное оружие. В сущности, война негласно признавалась главным средством государственной политики, причем приоритет отдавался оружию массового уничтожения 160.

Во второй половине 40-х и в 50-е годы во внешней и военной политике правящих кругов США важнейшее место занимала так называемая стратегия «обороны передовых рубежей», или «базовая стратегия», преследовавшая цель окружить социалистические страны системой военнополитических группировок и блоков капиталистических государств. Эта стратегия проявилась и в организации многочисленных военных (сухопутных, авиационных и морских) баз в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке. Задача облегчалась тем, что после второй мировой войны

155 История дипломатии, т. 5, кн. 1, с. 298.
158 Мазуров В. М. Указ. соч., с. 221.
157 Кунина А. Е. Идеологические основы внешней политики США. М., 1973, с. 40—41.
133 Cook F. The Warfare State. L.. 1960. p. 195-196.
159 Миллс Р. Властвующая элита. М., 1959, с. 277.
160 Rosenberg D. A. American Atomic Strategy and the Hydrogen Bomb Decision.— Journal of American History, 1979, June, p. 62—87.


США продолжали пользоваться 434 военно-морскими базами п 1333 базами ВВС и сухопутных войск 161.

Создание военных баз по всему миру Соединенные Штаты продолжили в рамках лихорадочной деятельности по сколачиванию под их эгидой военных блоков. В начале 50-х годов в систему военных союзов с США входили 70 стран. В 1952 г., когда численность вооруженных сил США возросла до 3,6 млн. военнослужащих, из которых 1,2 млн. были развернуты за пределами США, в распоряжении их вооруженных сил имелось свыше 400 крупных военных баз и до 3 тыс. более мелких баз и военных объектов162. Соединенные Штаты использовали территории стран, подписавших с ними «оборонительные» договоры, в качестве военных плацдармов. Они также взяли под контроль почти весь военно-экономический потенциал этих стран, включая строительство, подготовку и возможное использование их вооруженных сил.

В соответствии с утвержденной 23 сентября 1950 г. президентом Г. Трумэном секретной директивой СНБ-68 США приступили к осуществлению плана достижения решающего военного превосходства в мире путем переключения ресурсов страны на удовлетворение военных нужд.

В директиве утверждалось, что в случае чрезвычайного положения Соединенные Штаты могут выделить до 50% валового национального продукта на эти цели (как было во время второй мировой войны), и провозглашалось намерение США первыми применить в случае необходимости атомное оружие в стратегических и оперативно-тактических целях 163.

В 1953 г. военные расходы США составили уже 14% валового национального продукта (в 1949 г.—около 4%) 164. Военное производство в несколько раз возросло. В разгар корейской войны, когда военные расходы США достигли своего пика, они составляли 2/з федерального бюджета и почти половину всех государственных расходов — федеральных, штатных, местных. С 1950 по 1953 г. военные расходы США увеличились на 38 млрд. долл.165 Всего через войну в Корее прошли сотни тысяч американских военнослужащих, а численность американских сухопутных войск в Западной Европе увеличилась в 3 раза. В 1952 г.

в Азии и зоне Тихого океана США имели более 620 тыс. военнослужащих, а в Европе и Северной Атлантике — более 420 тыс.166 Американский империализм решительно встал на путь тотальной перестройки своей экономической стратегии под знаком наращивания военной мощи. Об этом свидетельствуют следующие данные. Соотношение ьоенных и невоенных государственных расходов (федеральных, а также штатов и местных органов управления) в 1953 г. составляло в ценах 1958 г. 58,5 млрд. и 48 млрд. долл., в то время как в 1950 г. соответственно - 16,7 и 43,3, а в 1939 г.- 2,7 млрд. и 40,4 млрд. долл.167

161 Милитаризм США: военная машина, блоки, базы и акты агрессии. М., 1985, с. 205.
162 Военная стратегия. М., 1968, с. 67; Откуда исходит угроза миру. М., 1982, с. 28; Зинн Г. США после второй мировой войны. М., 1977, с. 94; Raymond J. Power at the Pentagon. N. Y.. 1964, p. 108.
163 FRUS, Diplomatic Papers, 1950, vol. 1. p. 237—292.
164 Фарамазян Р. А.. США: милитаризм и экономика. М., 1970, с. 41.
165 Катасонов Ю. В. США: военная политика и бюджет. М., 1984, с. 168.
166 US Forces in Europe, Hearings 93rd Congress, 1st' Session, July 25 and 27, 1973. Wash., 1973, p. 149; US News and World Report, 1974, Dec. 30, p. 24—25.
167 The Economics of Defense Spending, Wash., 1972, p. 30.


Монополии США с восторгом поддержали этот курс, видя в нем выход из кризисного состояния, в котором оказалась экономика страны в 1948—1949 гг. Усилился нажим на правительство со стороны крупного капитала с целью добиться возобновления государственных заказов на вооружения и другое военное снаряжение на уровне военного времени.

Приобретение федеральным правительством товаров и услуг до начала американской агрессии в Корее составляло 8% ВНП — в 8 раз больше, чем в 1929 г., но в 5 раз меньше уровня второй мировой войны, когда оно равнялось 40% 168. Именно в послевоенном свертывании правительственных заказов многие представители деловых кругов усматривали причины кризисных явлений. С этим связано и высказывание государственного секретаря Д. Ачесона, который в Детройте в июне 1951 г. откровенно заявил, что причины перевооружения США кроются не только в войне в Корее.

Компартия США дала этим явлениям четкую оценку: «В поисках выхода из углубляющегося кризиса капиталистической экономики США,— говорил в 1951 г. на XV съезде Коммунистической партии США Гэс Холл,— Уолл-стрит начал еще быстрее действовать в направлении создания военной экономики. Стремясь к мировому господству, американский империализм перешел к прямым актам агрессии в Корее и Китае и ускорил подготовку к нападению на Советский Союз. Это привело к тому, что создание военной экономики стало определяющей чертой экономического развития США, которая изменила и придала иные черты путям и формам экономического кризиса, начавшегося осенью 1948 г.» 169.

Действительно, с конца 1949 г. под прямым воздействием милитаризации экономики и в связи с войной в Корее началось расширение производства в США. Достигнутое повышение уровня промышленного производства составило в 1953 г. 11%, а по сравнению с 1949 г. объем продукции увеличился на 37%. Это оказалось возможным благодаря значительному увеличению государственных расходов, большая часть которых направлялась на военные цели 170.

В сентябре 1950 г. Трумэн подписал закон о военном производстве, расширивший вторжение федерального правительства в экономику и социальные отношения. Он давал президенту право устанавливать очередность решения производственных проблем, распределять ресурсы, строить новые заводы, предоставлять налоговые льготы для капитала в целях поощрения военного производства, вводить контроль над ценами, заработной платой и кредитами. Были увеличены налоги на население.

Во главе управления военным производством США была поставлена служба оборонной мобилизации, а ее руководителем назначен президент корпорации «Дженерал электрик» Ч. Вильсон. В декабре 1950 г. Трумэн объявил чрезвычайное положение в стране, и уже в течение первого года войны в Корее численность вооруженных сил США увеличилась более чем в 2 раза, производство военных самолетов — в 5 раз, танков, бронетранспортеров и других видов вооружения — в 4,5 раза и т. д.171

168 Business Week, 1954, Sept. 4, p. 78.
169 Цит. по: Вехи боевой истории: 60 лет Коммунистической партии США. М., 1983, с. 206.
170 Economic Almanac, 1956, p. 455.
171 Фарамазян Р. А. Указ. соч., с. 41.


Число военных кораблей и судов к середине 1954 г. выросло с 2344 до 3200. Началось строительство ударных авианосцев типа «Форрестол» водоизмещением 60 тыс. т. Расходы на производство атомного и разработку термоядерного оружия в 1950—1953 гг. составили 5 млрд. долл., что более чем в 3 раза превышало затраты предыдущих лет. Число гражданских служащих Пентагона увеличилось почти на 1 млн 172.

Влияние военной конъюнктуры на повышение прибылей военно-промышленного комплекса побудило заинтересованную часть правящих кругов США потребовать еще больших расходов на вооруженные силы и военное производство. В первые месяцы агрессии в Корее милитаристы предлагали довести военные расходы США до 85 млрд. долл. в год, т. е. до уровня, близкого к периоду второй мировой войны. На принятии всеобъемлющей программы вооружения настаивали крайне реакционные политические деятели, доказывавшие, что якобы СССР вот-вот обрушится на США. Однако эта линия была реализована правительством лишь частично из опасения вызвать диспропорцию в экономике, свертывание невоенного производства и уменьшение занятости в этом секторе.

Несмотря на частичную неудачу в попытках добиться согласия правительства на неограниченный рост военных расходов, капитал, связанный с военным производством, добился значительного усиления своих позиций. Уже в первый год войны в Корее прибыли монополий до уплаты налогов составили 40,2 млрд. долл., увеличившись на 45% по сравнению с 1949 г.173 Прибыли крупнейших монополий превзошли уровни второй мировой войны. Так, прибыли корпорации «Боинг» после уплаты налогов в 1953 г. составляли 20,3 млн. долл. (в 1945 г.— 6,5 млн. долл.) 174.

За время войны в Корее в промышленность США было инвестировано до 30 млрд. долл., т. е. больше, чем за всю вторую мировую войну.

Право ускоренной амортизации было распространено на новые промышленные предприятия и оборудование стоимостью до 18 млрд. долл.

(в годы второй мировой войны — до 7,3 млрд. долл.) 175. Это означало, что в полную собственность монополий через пять лет перешло в 2,5 раза больше предприятий, чем в первые послевоенные годы, хотя новые заводы строились в расчете на смешанное (военное и гражданское) производство в основном на государственные средства. Один из руководителей военного бизнеса США, Г. Фаулер, откровенно заявил в январе 1952 г., что конечная цель перестройки промышленности — обеспечить возможность выпуска в год 50 тыс. самолетов, 35 тыс. танков и необходимого количества другого вооружения, что «достаточно для первого года всеобщей войны, в течение которого будет произведена полная мобилизация промышленности» 176.

Война в Корее дала возможность реакции преодолеть сопротивление введению в США всеобщей воинской повинности. 30 июля 1950 г.

Г. Трумэн подписал приказ, отменивший ранее установленный предел численности вооруженных сил. Максимальная численность вооруженных

172 Statistical Abstract of the United States, 1956. Wash, 1956, p. 235, 238, 234, 414.
173 Economic Report of the President, 1951. Wash., 1951, p. 24.
174 Business Week, 1955, Febr. 19, p. 41.
175 Lincoln G. Economics of National Security. N. Y., 1954, p. 345.
176 Ibid., p. 337.


сил устанавливалась в 5 млн человек. В июне 1951 г. был принят закон об обязательной военной службе юношей с 18 лет.

Воспользовавшись шовинистическими настроениями, которые преобладали в американском обществе на первых этапах войны в Корее, милитаристы потребовали увеличения численности американских войск в Европе. В начале 1951 г. конгресс приступил к обсуждению этого вопроса, продолжавшемуся три месяца. В итоге в апреле 1951 г.

69 голосами против 21 была одобрена резолюция об увеличении численности американской армии в Западной Европе с 2 до 6 дивизия. Одновременно были одобрены поправки о снятии ограничений на вооруженные силы Италии и об использовании людских и материальных ресурсов Западной Германии 177. И после подписания соглашения о перемирии в Корее Вашингтон продолжал делать упор на увеличение военного по тенциала США и их союзников по НАТО. Еще в конце февраля 1952 г.

в Лиссабоне была принята программа НАТО, предусматривавшая усиление гонки вооружений западноевропейских союзников США, а также вооружение Западной Германии и последующее включение ее в НАТО.

Администрация Д. Эйзенхауэра начала общую переоценку военной политики и военно-политической стратегии США и их союзников по военным блокам. Основы новой военно-политической стратегии, пришедшей на смену доктрине «сдерживания коммунизма», были сформулированы в документе, разработанном комитетом начальников штабов во главе с его председателем адмиралом Рэдфордом. Суть его раскрывалась в следующем положении: «...военное командование может рассчитывать на использование ядерного оружия, тактического и стратегического, когда в этом возникнет военная необходимость» 178.

Каждому было понятно, что стратегия «балансирования» на грани термоядерной войны имела провокационный, агрессивный характер в условиях, когда мощность термоядерного оружия уже в сотни раз превышала разрушительный потенциал атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. В США в этот период началось серийное производство новых тяжелых реактивных стратегических бомбардировщиков Б-52, предназначенных для нанесения ядерных ударов по административнопромышленным центрам Советского Союза, и развернута стратегическая система ПВО Североамериканского континента «Норад». Милитаристы США строили безумные планы нанесения первого ядерного удара по СССР в расчете на собственную неуязвимость, особенно с учетом того, что основные базы стратегической авиации США находились на территориях их союзников по военно-политическим блокам. Говоря современным языком, милитаристы США считали, что они приблизились к тому, что именуется способностью к нанесению «уничтожающего первого стратегического ядерного удара», а это „означало возникновение крайне опасной стратегической нестабильности, особенно в кризисных ситуациях.

Следует отметить, что переход к стратегии «массированного возмездия» был начат еще администрацией Г. Трумэна. В октябре 1951 г.

Совет национальной безопасности США принял решение об ускорении работ по производству термоядерного оружия, которое было создано в 1954 г., и об увеличении уровней вооруженных сил с упором на страте 177 Editorial Research Reports, 1952, vol. 1, p. 14.

178 Цит. по: Brown S. The Fases of Power. Constancy and Change in United States Foreign Policy from Truman to Johnson. N. Y.; L., 1969, p. 71—73.

гическую авиацию. К концу 1954 финансового года планировалось иметь 21 армейскую дивизию, 409 крупных кораблей ВМС, 3 дивизии и 3 авиакрыла 179 морской пехоты и 143 авиакрыла ВВС США. Эти силы представляли относительно небольшое увеличение в процентном отношении армии, ВМС и морской пехоты, но означали расширение ВВС более чем в 2 раза 180. Правительство Эйзенхауэра перенесло срок реализации этой программы па 1957 г., в связи с чем общие военные расходы и численность вооруженных сил США были несколько снижены (численность уменьшилась до 3,3 млн. в 1955 г. и до 2,9 млн. в 1957 г.). К середине 1958 г. ВВС США состояли из 128 авиакрыльев, в их составе было до 600 тяжелых бомбардировщиков В-52. Было начато создание баллистических ракет среднего и межконтинентального радиуса действия 181.

Несмотря на относительное сокращение военных расходов в валовом национальном продукте после окончания войны в Корее с 14 до 8% и некоторое уменьшение численности вооруженных сил США, степень милитаризации военно-политических блоков, созданных США, не понизилась, так как союзники США, и в первую очередь Англия, Западная Германия и Япония, начали наращивать свои военные расходы и численность вооруженных сил. В самих США был взят курс на ядерный шантаж стран социалистической системы и резкое наращивание стратегической авиации, вооруженной ядерными и термоядерными бомбами.

Многие американские политики понимали пагубность такого курса для самих Соединенных Штатов. Если США начнут войну, предупреждал Дж. Кеннан в книге, вышедшей в 1954 г., возникнет серьезная угроза внутри страны, так как «миллионы американцев в таком случае будут испытывать величайшие сомнения — необходима ли была катастрофа для человечества и разве не существовало путей для ее предотвращения.

И это случится, не говоря уже о том, что использование атомного оружия нанесет разрушения самой Америке» 182. Д. Ачесон в 1955 г. высказал еще более глубокие сомнения в отношении концепции превентивной войны против социалистических стран: «При планировании политики мы должны считаться с вероятностью того, что превентивная война с нашей стороны не предотвратит возмездия, а вызовет его. Что же произойдет тогда? Разве наш народ, выбравшийся из-под развалин своих городов, будет вести длительную войну до победного конца? Ответит ли он на это, как ответил на Пёрл-Харбор? Возможно. Но Пёрл-Харбор был предательским нападением на нас, а не возмездием за наше предательское нападение... Разве не может случиться так, что все они — наш народ и другие народы мира — категорически осудят руководителей, развязавших такую войну?» 183 Однако такого рода высказывания не оказывали сколько-нибудь существенного влияния на реальный политический курс США в рассматриваемый период. В 1958 г. американский историк Р. Миллс в книге «Причины третьей мировой войны» писал, что «внешняя политика Ва- шингтона всегда исходила из теории военного превосходства Запада и основывалась на „доктрине насилия", которая была и остается главной опорой обанкротившейся политики США» 184.

179 Авиакрыло — основное соединение ВВС США, примерно соответствующее авиационной дивизии.
180 Strauss-Нирё R., Possony S. Т. Air Power and National Security.— The Annals of
the American Academy of Political and Social Science, 1955, May, vol. 299, p. 70.
181 Яковлев Н. Н. Новейшая история США. М., 1961,. с. 569.
182 Кеппап G. F. Realities of American Foreign Policy. Princeton, 1954, p. 79.
183 Acheson D. A Democrat Looks at his Party. N. Y., 1955, p. 73.
184 Mills W. The Causes of World War Three. N. Y., 1958, p. 5—6.




Злейший преступник-террорист на Корейском полуострове


usatruth.by.ru: Текст взят со страницы правительства КНДР, так что пропаганда неизбежна, но есть и множество интересных фактов.
2003

Вся подноготная США как царства террора разоблачена актами государственного, военного террора, совершенными ими на Корейском полуострове.

Факт первый. После 15 августа 1945 г. до самого начала корейской войны (25 июня 1950 г.) американская военщина на Юге Корейского полуострова в широких масштабах вершила самый жестокий террор против мирных жителей.

«Дядя Сэм» давно обращал свой алчный взор на Корейский полуостров, который, по его мнению, является воротами на азиатский материк, стратегически важным военным плацдармом.8 сентября 1945 г. генерал Д. Макартур издал «Декрет №1» о введении в южной части Кореи военной администрации, которая, как известно, учреждается только в побежденной стране. А ведь Корея не была страной побежденной. Вслед за этим Ходж, командующий американскими войсками в Южной Корее, опубликовал жесткий приказ, в котором, в частности, говорилось: «Тот, кто не повинуется приказам военной администрации или выступает с клеветой на нее, подвергается наказанию». Согласно упомянутым декретам в Южной Корее были насильственно распущены все народные комитеты, созданные самим южнокорейским населением, открыто или исподтишка убиты многие патриоты – борцы за объединение Кореи.

19 июля 1947 г. среди бела дня на одной из сеульских улиц был убит Ре Ун Хен1 – корейский патриот, сторонник коалиции с коммунистами. 26 июня 1949 г. был из-за угла убит Ким Гу2, прошедший драматическую переориентацию от антикоммунизма к союзу с коммунизмом. В обоих случаях жестоким преступником был заокеанский Голиаф.

А потом последовала целая серия террористических актов. Вот некоторые из них.

– «Дело с фальшивыми бумажными деньгами в типографии Чонпхан»3 (май 1946 г.), когда террористами были убиты более 2000 жителей Сеула, в том числе много патриотов.

– «Дело, связанное с предложением о создании государственного университета»4 (август 1946 г.), когда жестокими репрессиями была подавлена демонстрация учащихся более пятидесяти южнокорейских учебных заведений, выступавших против насаждаемого в них колониально-рабского характера обучения. Демонстранты подверглись кровавой расправе.

– Террор против рабочих Хвасунской угольной шахты5 (август 1946 г.). Здесь были убиты сотни горняков, американцы пустили в ход бомбардировщики и танки.

– Жестокая расправа над крестьянами на острове Хаи6 (август 1946 г.). В ее процессе было убито более семисот человек, выступивших с требованием обеспечить демократию и право на существование.

– Террор против сентябрьской всеобщей забастовки7 (1946 г.). Жестоко подавлена всеобщая стачка с участием более 1,1 млн. человек.

– Подавление октябрьского народного восстания8 (октябрь 1946 г.). Оно привело к аресту и гибели десятков тысяч патриотов и мирных жителей.

– Кровавые события на острове Чечжу9 (3 апреля 1948 г.). Здесь было сожжено 295 населенных пунктов, убито более 70 тыс. человек, представлявших различные слои населения.

– Насильственное проведение «сепаратных выборов 10 мая»10 (1948 г.). В их ходе были арестованы 50 425 человек, а в сам день «выборов» убито свыше 500 человек.

Актами террористического подавления восстания в Ресу11 (октябрь 1948 г.) было убито более 6 тысяч человек, представляющих различные слои населения...

Маховик американского терроризма в Южной Корее неумолимо раскручивался. Только в период с сентября 1945 г. до начала войны (25 июня 1950 г.) в стране погибло свыше миллиона человек. Не случайно в марте 1950 г. американская газета «Нью-Йорк таймс» писала: «Во многих районах Республики Корея царит террор, не имеющий прецедента в мире».

Факт второй. США являют собой модель жестокого террористического криминала, будучи виновником физических расправ над гражданскими лицами, совершавшихся во всех районах Севера и Юга Кореи во время трехлетней корейской войны.

В документах по международному праву подчеркивается, что даже в военное время «запрещается нападать на мирных жителей и убивать их» и что следует «надежно охранять гражданских лиц».

Несмотря на это, командующий американской 8-й армией Уокер при проведении десантной операции в Инчхоне отдал своим солдатам чудовищный террористический приказ, в котором говорилось: «Не должны дрожать ваши руки, даже если перед вами будут стоять дети и старики.

Убивайте! Убивайте беспощадно!» За один только год, с лета 1950 г. до лета 1951 г., американские войска в южной части Кореи безжалостно расправились с более чем миллионом мирных жителей. Это число превышает жертвы целой войны.

Возле Кванчжу, например, были обнаружены могилы трех с лишним тысяч детей, убитых американскими пулями дум-дум («Нью-Йорк таймс» от 24 сентября 1950 г.).

В селе Рогын (уезд Ендон провинции Северный Чхунчхон) было убито более четырехсот мирных жителей12. В их уничтожении участвовали авиация и сухопутные войска, вооруженные тяжелым оружием. 22 августа 1950 г. свыше ста крестьян волости Рёндок, что в уезде Ырен провинции Южный Кенсан, погибли от бомбежек13. В 1951 г. в волости Енчхун (уезд Данян провинции Северный Чунчхон) от бомбежек погибло более 300 жителей14. А все террористические акты просто не перечислишь.

Сколько же мирных жителей погибло в городах Республики Корея от рук американских солдат? Вот цифры.

Убито в Чхунчхоне более 30 000 человек, в Пуе – свыше 2000, в Чхончжу – столько же, в Чхунчжу – 2060, в Тэчжоне – 8644 человек, в Чончжу – свыше 4000, в Кунсане – более 400, в Аняне – более 400, в Тоньене – свыше 800, в Кончжу – более 600, в Пхентхэке – более 600, в Инчхоне – более 57 200, в Ансоне – свыше 500, в Чочхивоне – 158 и, наконец, в Сеуле – более 72 390 человек («Южнокорейскоамериканским отношениям – 30 лет», 1976 г., стр.202 – 203).

Во время корейской войны, как видно, только на Юге страны миллионы мирных жителей стали жертвами жесткого военного террора. В период временной оккупации северной части Кореи американские войска прославились вопиющими терактами против мирных жителей. Страшны методы и масштабы их злодеяний.Так, в уезде Синчхон было убито 35 383 человек, или четверть всего населения уезда15, в Анаке – 19 072, в Сонхва – 5545, в Ыннюре – более 13 000, в Пхенсане – более 5290, в Хэчжу – более 6000, в Пхеньяне – более 15 000, в Нампхо – 1511, в Кансо – 1561, в Анчжу – более 5000, в Кэчхоне – 1342, в Пакчхоне – более 1400 человек («Следы американских войск в Корее», 1989 г., стр. 103).

Методы расправ применялись чудовищные.

Людей расстреливали, душили газом, топили со связанными руками и ногами, зарывали живьем в землю, жгли на кострах, бросали в шахты, четвертовали, заживо распиливали пилой, забивали в голову гвозди, выкалывали глаза, отрезали нос и уши, у женщин отрезали груди, у беременных распарывали живот, топтали солдатскими сапогами дитя в чреве, загоняли колья в половые органы...

Бактериологический и химический террор перешагнул даже рамки наземных условий. Корабль № 1091, приспособленный для бактериологических испытаний, стоял на якоре вблизи острова Кочжэ.

Здесь, на море, американские головорезы каждый день проводили более 3 тыс. различных испытаний и экспериментов над пленными бойцами Народной Армии. Их военные преступления были беспрецедентным по своим способам и масштабам в истории военным террором.

Факт третий. После войны США, движимые стремлением сохранить свой колониальный режим на Юге Кореи, продолжали проводить там политику разнузданного террора, совершая военный переворот, массовую расправу.

В мае 1964 г. бывший директор ЦРУ США А. Даллес, выступая перед телеаудиторией, признался: «В мою бытность в ЦРУ самой блестящей удачей в его зарубежной деятельности можно считать переворот 16 мая16» («Шпики из Америки», 1965 г.). Как видно из этого заявления, США, инспирировав военный переворот 16 мая, образно выражаясь, выбросили за борт стоявшую на краю палубы неустойчивую «власть» Чан Мена и чудом спасли свой колониальный режим от грядущего кризиса. 18 мая американцами была учинена массовая расправа в Кванчжу17. Город был залит морем крови, гора Мудын покрылась телами жертв.

Вертолеты американской 8-й армии, словно стаи голодных коршунов, носились над городом, подвергая места скопления людей беспощадному пулеметному обстрелу («Сэкай», август 1980 г.). З. Бжезинский, в то время помощник американского президента Дж. Картера по национальной безопасности, бросил призыв: «Раздавить железным кулаком мятежников Кванчжу!» Командующий американской армией в Южной Корее Уикхэм, организатор кровавой расправы 18 мая, перебросил на «поле боя» подчиненные ему силы, в том числе группы спецназа Чон Хо Ена и 20-ю дивизию Пак Чжун Бена. Сам же из-за кулис руководил всеми антинародными операциями. Кванчжу превратился в кровавую баню, в «город смерти с бродящими душами умерших», как его тогда называли. Только за десять дней там было убито около пяти тысяч человек, а раненых насчитывалось несколько десятков тысяч.

Истину не скроешь, а факты – упрямая вещь.

Америка – страна-террорист, применившая ядовитый газ. Не только в ходе войны, но и в после военные годы американцы поставляли Республике Корея гранаты со слезоточивым газом, которые использовались для подавления антиправительственных выступлений южнокорейцев. Только в 1994 году США снабдили южнокорейский правящий режим огромным количеством слезоточивых гранат.

Сколько жизней унес слезоточивый газ наряду с токсическими веществами, похожими на цианистый калий! Его жертвами стали студент Енсеского университета Ли Хан Рер, рабочий судоверфи «Тэу» Ли Сок Гю и многие другие жители страны.

С марта 1989 г. по июнь 1994 г. число пострадавших от этого вида террора превысило 7 тыс. человек. Среди них более 500 тяжелораненых.

Руки американских палачей обагрены кровью наших соотечественников. И их тела замараны кровью наших родителей, мужей, жен, детей, сестер и братьев, умерщвленных пулями дум-дум, бактериологическим оружием, ядовитым газом американского производства.

Прав был американский пацифист Роберт Джонсон, сказавший: «Правительство США без разбору применяло насилие против гражданских лиц третьего мира.

Кроме термина «терроризм», никаким иным словом это не назовешь».Администрация Дж. Буша-младшего, причислив Северную Корею к странам «оси зла», намеревается прибегнуть даже к ядерному терроризму против нее. Именно она сама является «средоточием зла», притоном крупнейших террористов в буквальном смысле этого слова.

Геноцид против гражданского населения, совершенный Америкой как на Севере, так и на Юге Кореи, лишний раз доказывает, что именно США являются мировым лидером государственного и военного терроризма.



Американские войска расстреливали корейских беженцев с ведома администрации США


30.05.2006

В США обнародован документ, доказывающий, что в 1950-х года американские войска в Корее расстреливали беженцев с ведома руководства страны, передает Independent.

В своей книге "Побочный ущерб", опубликованной в 2006 году, американский историк Сар Конуэй-Ланц (Sahr Conway-Lanz) приводит обнаруженное им в Национальных архивах США письмо посла США в Сеуле, в котором тот извещает Государственный департамент о том, что американские солдаты готовы расстрелять корейских беженцев, если те приблизятся к их позициям.

"Если беженцы подойдут к позициям американских войск с севера, будут сделаны предупредительные выстрелы, - говорится в письме. - Если они продолжат приближаться, они будут расстреляны".

В письме также приводится ссылка на некое решение, принятое непосредственно перед событиями в корейской деревне Но Гун Ри, где американские войска расстреляли в конце июля 1950 года несколько сот беженцев (по разным подсчетам, до 400 человек). Позже в ходе корейской войны подобные инциденты повторялись еще несколько раз.

В 1999-2000 годах Пентагон провел расследование событий в Но Гун Ри и пришел к выводу, что речь идет о "трагическом совпадении", а не о целенаправленном убийстве. По мнению военных, солдаты открыли огонь из страха, что к ним под прикрытием беженцев пытаются подобраться вражеские войска.

Конуэй-Ланц полагает, что обнародованное им письмо опровергает интерпретацию событий в Но Гун Ри, предложенную Пентагоном. Как отмечают журналисты, письмо было рассекречено в 1982 году и в ходе военного расследования представители Пентагона с ним ознакомились, однако в подготовленном ими рапорте оно не упоминается.

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/89823


Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7