ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Китай против США. Часть 1


Часть 1, 2, 3


Содержание страницы:

  • "Шутка по-пекински (Китай готовится к войне с США)"

  • "В Китае спущена на воду ударная подводная лодка нового типа, о строительстве которой американская разведка даже не подозревала"

  • "В противовес Пекину США отправляют в Тихий океан вторую ударную авианосную группу"

  • "Пентагон отрепетировал спасение Тайваня от Китая без помощи ядерного оружия"

  • Владимир Лещенко "Взгляд на Китай, где ГКЧП победил"

  • Сергей ЭДУАРДОВ "Китай утрет нос Америке через 5 лет"

  • "Атипичная пневмония - секретное оружие США?"

  • "Скончался лидер пекинской «оранжевой революции»"

  • Бочаров С. "Китай в зеркале лондонского либерализма"

  • "США выступают за эмбарго на поставку вооружений в Китай"

  • Кривохиж Светлана "ИСТОРИЯ КИТАЙСКОЙ ОБЩИНЫ В США"

  • Павлова Мария "Иммиграционная политика США по отношению к выходцам из Китая, 1850-1943 гг."

  • "США объявили о ведении экономических санкций против Китая"

  • Петер Франссен "Является ли Китай опасной сверхдержавой?"

  • Д. СМИТ "США И КИТАЙ"

  • Ю. КОТОВ "ДИПЛОМАТИЯ С «КИТАЙСКИМ ЛИЦОМ»"



Шутка по-пекински (Китай готовится к войне с США)


www.kommersant.ru 16.07.2004

Вчера гонконгская газета "Сянган вэньхуэйбао" со ссылкой на китайские военные источники сообщила, что на днях на заседании центрального военного совета КНР его глава Цзян Цзэминь поставил задачу: до 2020 года вернуть Тайвань под юрисдикцию материкового Китая любыми средствами, включая военные. Как следует из слов председателя совета, Пекин не остановится даже перед прямым конфликтом с США.

Тема Тайваня стала в последнее время ключевой в отношениях между Пекином и Вашингтоном. Об этом во время недавнего визита в Китай советника президента США по национальной безопасности Кондолизы Райс ей прямо сказал сначала бывший председатель КНР Цзян Цзэминь, возглавляющий центральный военный совет страны, а затем и нынешний председатель Ху Цзиньтао. Они заявили госпоже Райс, что очень озабочены намерением Белого дома продать тайваньцам крупную партию современного оружия, в том числе противовоздушные комплексы, противолодочные самолеты и подводные лодки. В ответ госпожа Райс напомнила, что КНР нацелила на Тайвань 500 ракет, что США независимости острова не поддерживают, но в случае военного конфликта в соответствии с военным договором вынуждены будут оказать ему военную помощь.

Поскольку стороны друг друга не услышали, во вторник тему Тайваня уже в Вашингтоне поднял на встрече с журналистами официальный представитель посольства КНР Сунь Вэйдэ. Он предупредил, что если американцы не откажутся продать оружие Тайваню, отношения между КНР и США серьезно осложнятся. Позицию США это не изменило. В среду официальный представитель госдепа Ричард Баучер, вновь заверив китайцев, что Соединенные Штаты не поддерживают независимости Тайваня, сказал, что США продолжат продажу Тайваню оборонительного оружия в соответствии с законом об отношениях с Тайванем.

КНР всегда болезненно реагировала на американские военные поставки острову, который она считает своей территорией и надеется рано или поздно вернуть, как Гонконг или Макао. Поэтому, когда бывшему президенту США Биллу Клинтону потребовалось укрепить отношения с Пекином, он заморозил проект продажи Тайваню комплексов ПВО и подводных лодок. Реанимировал сделку Джордж Буш. В Китае считают, что это совсем не случайно совпало с активизацией на острове движения за независимость. Как очередной шаг к независимости руководство КНР расценивает намерение нынешнего президента Тайваня Чень Шуйбяня принять поправки к конституции, которая изменит статус острова. Заверениям тайваньского лидера о том, что объявлять независимость он не хочет, в КНР не верят. Поэтому готовятся пресечь этот процесс силой.

Новым свидетельством этому стала вчерашняя публикация гонконгской газеты "Сянган вэньхуэйбао", считающейся рупором китайских военных. На первой полосе она поместила статью под заголовком "До 2020 года решить тайваньскую проблему", украшенную фотографией марширующих китайских солдат.

Со ссылкой на неназванный источник в Пекине в статье говорится, что на днях Цзян Цзэминь провел "очень важное" заседание центрального военного совета КНР, на котором заявил, что нерешенная проблема Тайваня и провокационные действия Чень Шуйбяня угрожают безопасности Китая. Поэтому бесконечно откладывать решение тайваньской проблемы нельзя.

Вину за обострение ситуации вокруг Тайваня пекинский источник "Сянган вэньхуэйбао" возложил на американцев: если бы власти Тайваня не имели поддержки со стороны США, они не отважились бы на столь дерзкие действия. Пекинские аналитики полагают, что главной угрозой для КНР по-прежнему остаются антикитайские силы в США. Поэтому, говорится в статье, хотя с "с учетом долговременных интересов КНР Пекин не желает прямого столкновения с США, но, если внешняя сила вмешается и поддержит независимость Тайваня, нам не останется ничего другого, как решить проблему силой оружия".

Как утверждает газета, для разгрома "заговора независимости Тайваня" и "защиты объединения страны" Цзян Цзэминь поставил задачу укрепления в ближайшие годы вооруженных сил и повышения их способности проводить комплексные морские десантные операции с высадкой на Тайвань.

АНДРЕЙ ИВАНОВ
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=15170




В Китае спущена на воду ударная подводная лодка нового типа, о строительстве которой американская разведка даже не подозревала


http://www.inosmi.ru 16.07.2004

По свидетельству официальных представителей министерства обороны США и американской разведки, в Китае в ходе осуществления программы укрепления ВМС спущена на воду ударная подводная лодка нового типа, о строительстве которой американская разведка даже не подозревала. Эта подводная лодка впервые была засечена несколько недель назад и получила условное наименование Пентагона тип "Юань" (Yuan-class).

На этой неделе на одном китайском веб-сайте был помещен фотоснимок построенной подводной лодки, которая стояла у стенки китайского кораблестроительного завода в городе Ухань (Wuhan). Один сотрудник министерства обороны США подтвердил, что это новая подводная лодка. Город Ухань расположен в глубине материка, примерно в 420 милях (1 сухопутная миля = 1,609 км) западнее города Шанхай.

Одно официальное лицо заявило, что новая подводная лодка явилась полной неожиданностью для американской разведки, которая не подозревала, что Пекин строит неатомную ударную подводную лодку нового типа. Разведывательные ведомства США почти не располагают данными о новой подводной лодке, но думают, что она имеет дизель-электрическую, а не атомную двигательную установку, заявили официальные лица, которые предпочли остаться неназванными.

Аналитики оборонных проблем говорят, что новая субмарина, которая, как представляется, являет собой сочетание китайского корпуса и механизмов с российскими системами оружия, заставляет предполагать, что Китай в ходе подготовки к вооруженному конфликту из-за Тайваня осуществляет наращивание своего подводного флота.

"Китай посчитал, что подводные лодки являются теперь кораблями первой линии, их лучшим шансом на выбивание авианосцев, - сказал Сид Треветан (Sid Trevethan), проживающий на Аляске специалист по вооруженным силам Китайской Народной Республики (КНР).- И тут Китай прав".

Остается только удивляться, какие огромные суммы вбухала Народно-освободительная армия Китая (НОАК) в строительство подводных лодок", - заявил специалист по китайским военным системам Ричард Фишер (Richard Fisher).

Китай строит также две атомные подводные лодки: одну типа 093, которая, как считается, базируется на конструкции подводной лодки типа "Виктор-3" (Victor III - условное наименование НАТО, присвоенное одному из типов советских подводных лодок - прим. пер.) и несет в качестве основного вооружения баллистические ракеты межконтинентальной дальности; другую типа 094 - ударную подводную лодку, которая, как считает Пентагон, имеет законченный постройкой корпус и будет готова к сдаче флоту в следующем году.

По мнению г-на Треветана, в настоящее время в боевом составе подводных сил ВМС КНР насчитывается 57 подводных лодок, в их числе одна атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) типа "Ксиа" (Xia-class), пять подводных лодок типа "Хань" (Han), четыре подводные лодки типа "Кило" (Kilo - условное наименование НАТО, присвоенное одному из типов советских подводных лодок - прим. пер.), семь подводных лодок типа "Сон" (Song), 18 подводных лодок типа "Мин" (Ming) и 22 подводные лодки советской конструкции типа "Ромео" (Romeo - условное наименование НАТО, присвоенное одному из типов советских подводных лодок - прим. пер.). Пекин также заказал в России еще восемь подводных лодок типа "Кило".

О новой китайской субмарине стало известно в то время, когда Соединенные Штаты пытаются продать восемь дизель-электрических подводных лодок Тайваню, который Пекин считает своей мятежной провинцией. В настоящее время Тайвань имеет всего две подводные лодки типа "Гуппи" постройки времен второй мировой войны и две голландские подводные лодки постройки 1980-х годов.

Г-н Фишер, аналитик Центра международных оценок и стратегии (International Assessment and Strategy Center), сказал, что, несмотря на неравенство сил в Тайваньском проливе в пользу Пекина, администрация Буша-младшего (George W. Bush) не торопится продавать Тайваню подводные лодки, которые она ему предложила еще в апреле 2001 года.

"Просто удивительно, что Соединенные Штаты не способны собраться с силами, чтобы организовать строительство восьми новых подводных лодок для Тайваня", - заявил г-н Фишер.

Представители министерства обороны США говорят, что задержки с выполнением заказа на строительство подводных лодок для Тайваня являются результатом проблем с бюджетом правительства в Тайпее.

Китайские руководители на прошлой неделе заявили советнику президента США по национальной безопасности Кондолизе Райс (Condoleezza Rice), что Китай "не станет сидеть сложа руки", когда Тайвань добивается формальной независимости, а президент Ху Дзиньтао (Hu Jintao) осудил продажу Соединенными Штатами оружия Тайваню.

Однако г-жа Райс сказала, что Соединенные Штаты продолжат выполнение своего плана продажи оружия Тайваню, учитывая то обстоятельство, что Китай осуществляет наращивание своих ракет напротив этого острова.

В одном из докладов Пентагона, ставшем достоянием общественности в мае с.г., сказано, что Китай осуществляет изменения в корабельном составе своих ВМС, стремясь к тому, чтобы его флот был способен решать не только задачи береговой обороны, но прежде всего задачи "активной обороны на дальних подступах" к побережью Китая.

"Изменение характера операций флота требует новых, более современных надводных кораблей и подводных лодок, способных действовать на большем удалении от побережья Китая в течение более продолжительного времени", сказано в докладе, где отмечается, что строительство подводных лодок в Китае считается делом первостепенной важности.

Г-н Фишер сказал, что строительство китайских субмарин должно подтолкнуть Пентагон к ускоренному наращиванию возможностей США по ведению противолодочной борьбы, которые, по мнению г-на Фишера, являются "самыми низкими за всю историю" вследствие уменьшения числа специализированных кораблей, самолетов и вертолетов противолодочной обороны (ПЛО).

Г-н Фишер заявил, что ВМС США следует подумать над тем, чтобы строить свои дизель-электрические ударные подводные лодки, способные "эффективно справляться с новой приливной волной китайских сумбарин, которые, если им не противодействовать, могут вскоре установить свое господство в прибрежных водах Азии".

Пентагон также наращивает силы ВМС США в зоне Тихого океана, намереваясь в ближайшие месяцы перебазировать на о. Гуам дополнительно до шести ударных подводных лодок, а также, возможно, направить на Гавайские о-ва авианосную ударную группу (АУГ).

Билл Герц (Bill Gertz),
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=15234



В противовес Пекину США отправляют в Тихий океан вторую ударную авианосную группу


http://www.newsru.com 16.07.2004

США планируют разместить на островах в Тихом океане вторую ударную авианосную группу - в дополнение к базирующемуся сейчас в Японии авианосцу Kitty Hawk. Об этом сообщает сегодня японская газета Asahi.

По данным издания, в течение ближайших 2-3 лет "еще один из американских авианосцев, помимо Kitty Hawk, в составе авианосной группы будет размещен либо на Гуаме, либо на Гавайских островах".

Как указывает Asahi, этот шаг Пентагон предпримет в соответствии с планами наращивания своего военного присутствия в западной части Тихого океана на фоне напряженности на Корейском полуострове и в отношениях между Пекином и Тайбэем.

В 2008 году оснащенный обычной двигательной установкой Kitty Hawk готовится к списанию, и на замену ему американцы планируют отправить в Японию атомный авианосец, сообщает ИТАР-ТАСС.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=15224



Пентагон отрепетировал спасение Тайваня от Китая без помощи ядерного оружия


Lenta.ru 16.07.2004

В Университете национальной обороны США разыграли сценарий вторжения Китая на Тайвань, передает Reuters.com.

Представитель университета Дэвид Томас (David Thomas) сообщил, что в ходе разработки сценария "Гром Дракона" был рассмотрен "ответ на все возрастающую возможность военных действий Китая против Тайваня".

Детали сценария, так же, как и полученные выводы, засекречены, но, как подчеркнул Томас, подобные сценарии должны быть как можно более реалистичными. "Эти учения должны дать представление о всем спектре политических решений, доступных США для того, чтобы восстановить стабильность Тайваньского пролива, избежав ядерного столкновения с Китаем", - сказал он.

В учениях принимали участие представители канцелярии министра обороны США Доналда Рамсфелда, Объединенного штаба Пентагона, Совета национальной безопасности Белого дома, Национального совета спецслужб, Государственного департамента, Министерства торговли США, и 14 членов Конгресса США.

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=15221



Взгляд на Китай, где ГКЧП победил


Владимир Лещенко

Пятнадцать лет назад, на площади Тянаньмынь, Китай выбрал свою судьбу. Четырнадцать лет назад Россия ее тоже выбрала – приняв «Декларацию о суверенитете», и что теперь?

В первой половине июня мы отметили две судьбоносные даты – пятнадцатую годовщину пекинских событий и четырнадцатую – принятия Декларации о государственном суверенитете России. Друг от друга их отделяет ровно год с небольшим. Это были моменты, когда действительно была решена судьба наших народов, и выбран путь дальнейшего развития – наш и КНР, без преувеличения – навсегда.

Но в данной статье речь пойдет в большей степени о КНР. Итак, вернемся на пятнадцать лет назад. Вокруг тех уже давних событий на главной площади Пекина в июне 1989, да и вокруг самого «китайского пути» в общественном сознании нагромождено немало мифов. И вкратце они сводятся к следующему.

Первое – задумывая и проводя свои реформы, власти КНР ограничились чисто экономическими мерами, не коснувшись основ системы (пресловутый «андроповский путь» по выражению А.Вольского).

Второе – в китайском руководстве не планировали и не желали никаких либеральных преобразований, и никого похожего на Ельцина или Горбачева там не было и быть не могло.

И третье, самое распространенное: на Тянаньмынь имела место мирная студенческая демонстрация, варварски подавленная властями.

Так вот – действительность выглядит совершенно иначе. В середине – конце 80х в КНР активно проводилась политическая перестройка и либерализация по советскому образцу, причем на фоне мощного движения против существующего режима. В КНР были и «китайский Горбачев» и даже «китайский Ельцин». И наконец – на Тяньаньмынь происходило что угодно, но не мирная демонстрация безоружных студентов. Все это было. И все это Китай сумел преодолеть. И сейчас, спустя пятнадцать лет, автор попробует разобраться – как и почему китайцам это удалось.

Вначале бросим взгляд на ситуацию в КНР в те, уже достаточно далекие дни. Это был десятый год осуществлявшейся в Китае широкой модернизации. К моменту ее активного начала – 1978–79 гг., это была страна, где 80% населения недоедало. Где лишь треть взрослых умела писать и читать, промышленность отставала от Запада на десятки лет, а основным транспортным средством был велосипед. Страна, получившая международное признание и вошедшая в число постоянных членов Совета Безопасности ООН всего за пять лет до того, в 1973 году – прежде это место занимали представители Тайваня. Страна, чьи союзники исчерпывались Албанией и Пакистаном. А главное, напрочь, казалось, подорванная утопическим «Великим скачком» и бессмысленной, разрушительной культурной революцией. Ведь, об этом забывают почти все, всего за пять лет до того, со смертью Мао Цзедуна, в Китае завершилась настоящая гражданская война, до сих пор стыдливо именуемая «Культурной революцией». Железные дороги блокировались бандами в десятки тысяч хунвейбинов (например, стратегическая магистраль Пекин–Шанхай была перекрыта больше года.). Города становились аренами сражений, с применением танков и даже авиации – как это произошло в 1968 году в Чунцине, (там погибли десятки, если не сотни тысяч человек). Достаточно сказать, что в высшем руководстве КПК не было ни одного(!) человека, который не был бы репрессирован в те годы. Более того – многие члены ЦК попали на свои посты прямо из «лагерей перевоспитания», или даже – как Ян Шанкунь – из–за тюремной решетки. (Сам лидер КНР Ден Сяопин попадал в тюрьму трижды, а его сын после хунвейбинских истязаний стал полным инвалидом.)

В отличие от СССР, Китай не имел ни колоссальных запасов сырья, позволявших нашей стране развивать промышленность за счет собственных ресурсов, и дававших ей неиссякаемый источник валюты, ни того количества плодородных земель, ни лесного сопоставимого богатства.

Зато в Китае было другое – миллиард человек, которых надо было хотя бы накормить досыта.

Как раз в 1979 в двух крупнейших провинциях КНР – Сычуани и Аньхой, разразился жестокий голод. Крестьяне просили подаяния на дорогах, целыми селениями снимались с места и бродили по стране. Очевидцы передают душераздирающие подробности о младенцах, умиравших на руках матерей и случаях каннибализма. (Вдумайтесь – все это было лишь четверть века назад!)

В результате проведенных под руководством Дэн Сяопина блестящих экономических реформ, к 1989му все это осталось в прошлом. Народ перестал голодать, у людей появился хотя и скромный, но несомненный достаток, и в любом случае они –все без исключения – стали жить заметно лучше, нежели за десять лет до того. Сейчас нет смысла подробно говорить о сути этих реформ: об этом немало писали и еще напишут. Отметим другое –что обычно ускользает от внимания наблюдателей. Одновременно с экономической, осуществлялась и весьма широкая политическая либерализация. Более того – лозунг о необходимости последовательной демократизации был провозглашен еще на съезде КПК 1978 года – как гарантии от повторения ужасов маоизма (точно такие же аргументы были и у наших «шестидесятников»). Лично Ден Сяопин не раз подчеркивал, что политическое реформы – одна из приоритетных задач руководства. Об этом важно сказать, хотя бы для того, чтобы раз и навсегда прекратить все разговоры о горбачевской перестройке, как о деянии «агентов влияния», ЦРУ или даже римского папы – как это можно прочесть и в достаточно серьезных публикациях. В противном случае пришлось бы записать в агенты ЦРУ и Ден Сяопина, а заодно – и все руководство КПК.

И реформы эти в основном совпадали с теми, что осуществлялись в нашей стране с 1985. Так, одним из ключевых пунктов перемен, стала гласность, именуемая по–китайски – «прозрачность»; проявившая себя, как и у нас, валом разоблачительных публикаций о коррупции, разложении, и злоупотреблении власть имущих. К примеру, в 1985 году прогремело знаменитое «хайнаньское дело» в котором было замешано порядка двух тысяч высших чиновников. Оно длилось три года, и вполне могло сравниться с «узбекским» в СССР. Взять национальный вопрос – и тут совпадения практически один к одному. Как раз во второй половине 80х годов на окраинах КНР прокатилась волна массовых беспорядков на национальной почве. 1 октября 1987 года (за четыре месяца до карабахской трагедии) во время празднования годовщины образования КНР, в Лхасе вспыхнул настоящий бунт под лозунгами: «Китайские собаки, убирайтесь вон из Тибета!» «Ату китайцев и их собак!» и тому подобное.

Отметим – и тут имела место почти зеркальная симметрия. Кровь в Карабахе и Тибете пролилась почти одновременно. Разве что лозунги в Лхасе были куда как откровеннее – поджигатели войны в Закавказье до поры до времени требовали всего лишь «возвращения к ленинской национальной политике».

Наконец, незадолго до тяньаньмыньских событий группа китайских интеллигентов выдвинула программу радикализации политических реформ. Предлагалось пересмотреть конституцию, исключив из нее упоминания о КПК, передать реальную власть парламенту, провозгласить разделение властей, снять все ограничение на создание политических партий, и «привести законодательство в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека». Именно эти требования выдвинет у нас почти тогда же знаменитая Межрегиональная группа депутатов – и блестяще осуществит. Со всеми, как говорится, вытекающими... И лозунги эти не остались достоянием какой – то узкой группы диссидентов – они стали для значительной части молодежи можно сказать, новой религией. Отметим и этот факт – если у нас молодежь перестроечных лет предпочитала тратить энергию на рок-концертах, в драках полубандитских группировок, и –в немалой степени –сжигать ее с помощью наркотиков, становившихся все доступнее буквально не по дням а по часам, то в КНР, напротив, ее политизация превосходила все возможные пределы. Уже в 1986 году в стране прошли студенческие волнения. На митингах и шествиях слышались требования ставшие пару лет спустя тривиальными для аналогичных демонстраций в СССР – о свободе, демократии, политической реформе. Беспорядки подавили, надо отдать должное, без пролития крови.

Но в том же году, осенью, молодой астрофизик Фан Личжи (ныне – один из лидеров антипекинской эмиграции), опубликовал в центральной газете КПК «Женьминь Жибао» ряд статей, где отстаивал путь демократизации западного образца (даже печатный орган ЦК перестал быть рупором партийных идей)! Фан Личжи уже тогда, в 1987 году, вызывающе заявил: «Марксизм... нужно отложить в сторону», – причем без всяких серьезных последствий для себя. И это в стране, где за десять с небольшим лет до того за несравненно меньшее могли просто забить бамбуковыми палками! Если это не перестройка и либерализация –то что?

История с Фан Личжи имела еще одно последствие – именно из–за него второй человек в КПК Ху Яобан, один из активнейших «демократизаторов», лишился должности генерального секретаря, хотя остался в числе высших руководителей государства. Не хочется проводить слишком смелые параллели, но... Вспомним, что аналогичное падение Ельцина в том же году с куда более низкого поста стоило жизни и СССР и КПСС. Совпадение тем удивительнее, если учесть, что Ху Яобан был самым популярным участником команды Ден Сяопина. Именно он стал настоящей иконой для либеральной интеллигенции, символом ее надежд на наступление «эры либерализма, демократии, свободы слова». (Впрочем, новый генсек КПК – Чжао Цзыян полностью разделял взгляды предшественника).

Даже такая деталь, что во второй половине 80х годов в КНР появилось великое множество гадалок, шаманов, астрологов, и резко вырос интерес к оккультизму, весьма узнаваема. Ведь именно тогда у нас замелькали – на страницах не «желтой прессы» а весьма уважаемых газет – рассуждения о тонких мирах и астрале, статьи о пришельцах и барабашках, появились целые табуны предсказателей и экстрасенсов. (Правда, отдадим должное – до заряжания воды по телевизору, и сеансов а–ля Кашпировский Китай все же не докатился.) Но все эти неурядицы не поколебали решимости властей проводить политические реформы. Даже старейший член ЦК КПК –Ся Ян, заявлял, что в области идеологии СССР обогнал КНР, и Китаю нужно срочно наверстать это упущение.
Низы тоже не дремали. Уже в 1987 году опросы засвидетельствовали, что более половины молодых пекинцев утратили доверие к правительству, а почти три четверти опрошенных говорили о «недостаточности демократических свобод в стране». С 1988 года начало разворачиваться широкое движение гражданского протеста. Только в первой половине года было подано около 1000 заявок на проведение манифестаций; на промышленных предприятиях прошло почти пять десятков политических забастовок. Летом того же 1988 года по Центральному телевидению Китая в прайм–тайм был показан шестисерийный документальный фильм «Элегия о Желтой реке». Чтобы читатель понял: что это означает, пусть представит, как советское ЦТ в том же году показывает многосерийную постановку по «Архипелагу ГУЛАГ».

Идея «Элегии» была не столько в том, что социализм – это плохо (это считалось, видимо, уже само собой разумеющееся). Открыто провозглашалось ее изначальное убожество и неспособность к развитию. Чтобы добиться хоть какого–то прогресса, страна, по мнению авторов фильма, должна отбросить свое тысячелетнее наследие, «неуместное в современном мире», срочно введя у себя свободомыслие, многопартийность и свободу слова. И, разумеется, отстранив КПК от власти. Как написал позже один из западных аналитиков, «Более рискованного, взрывного, и противоречивого сгустка идей вообразить себе было невозможно». Что характерно, руководство КПК, которому наши политологи потом задним числом припишут почти сверхчеловеческую прозорливость, умудрилось вообще не заметить этого фильма – его повторили еще несколько раз. Итак – подсчитаем: в наличии имелось мощное движение за тотальную либерализацию всего и вся, кровавые национальные конфликты, разочарование значительной части общества в существующем строе, и экономические проблемы, включая дефицит товаров (и это в рыночной экономике).

Наконец – два молодых динамичных лидера, соперничающих друг с другом, но одинаково жаждущих принять власть у прежнего руководства, и активно перестраивать страну –Чжао Цзыян и Ху Яобан (у последнего был даже тот самый ельцинский ореол безвинно обиженного).

Подведя итог – мы шли параллельными курсами, и КНР если и отставала от России, то ненамного. И вряд ли кто–то решиться спорить, что итог из этих предпосылок вытекал тот же, что и у нас.

Но история, как это и бывает, неожиданно сделала резкий поворот, застав всех –включая и участников –врасплох. 15 апреля 1989 года внезапно умирает Ху Яобан. А 18 апреля первая студенческая манифестация появилась на площади Тяньаньмынь. Была она невелика – около 1000 человек. И одним из главных их требований была... отменить «несправедливое» постановление о снятии покойного с должности генсека КПК (так сказать, посмертно реабилитировать) и провести достойные похороны. Одно это говорит –как надеялись противники существовавшего в Китае режима на этого человека. Не имею ввиду ничего такого – но представим, что будущий президент РФ по независящим от него причинам сходит с дистанции перед выборами депутатов РСФСР в том же году. Прикиньте возможную реакцию нашей демократической общественности, и уже не кажется удивительным, что весть о смерти проштрафившегося партийного деятеля вывела на улицы тысячи, а потом и сотни тысяч. (Это несравненно больше, нежели придут к «Белому дому» в августе 1991 года.)

Впрочем, первоначальные требования были быстро забыты, по мере ураганного роста числа демонстрантов. Уже 20 апреля на площади собрались больше ста тысяч человек, и у властей осталась два выхода – либо применить масштабное насилие, либо вступить в переговоры. Но правительство не сделало ни того ни другого, проявляя откровенную нерешительность, мало-помалу переходящую в растерянность. А между тем ситуация осложнялась с каждым днем. 26 апреля – спустя 10 дней после начала событий – «Женьминь Жибао» объявила происходящее, в стандартных партийных формулировках, «откровенным покушении на власть», «заговором», «нарушением общественного порядка». Утверждалось, что «кучка людей» стремиться ввергнуть Китай в хаос, и «под демократическими лозунгами попирает законы демократии». На фоне людского моря на площади, статья выглядела откровенным издевательством. Это стало крупнейшей ошибкой властей – на следующий день на Тянаньмынь собралось уже более полумиллиона человек. Раскол и растерянность в верхах, с каждым часом обострялись. Чжао Цзыян в беседе с представителем Азиатского банка развития, сообщил, что необходимы переговоры с демонстрантами, и более того – что студенты требуют того же, что и само правительство –борьбы с коррупцией и демократизации.

Умному достаточно – Чжао Цзыян заявил о претензии на единоличную власть, и полное устранение прежнего руководства. (У нас ведь было также – молодой энергичный генсек против «геронтократов»). Он же отдал приказ о том, чтобы информация о демонстрации появилась на Китайском ЦТ. Тем временем на главной площади Пекина творилось нечто невообразимое. Люди, словно завороженные происходящим, втягивались в него, как будто и в самом деле имело место некое злое колдовство. Сочувствие демонстрантам захватывало все новые слои общества. Сын одного из членов политбюро, прогулявшись на площадь, по возвращении заявил отцу: «Это – революция». Напомним – на дворе год бархатных революций в Восточной Европе, и Китай имел все шансы оказаться еще одним звеном в этой цепочке. А вернее – пережить свой «Великий Август». К концу апреля число демонстрантов превысило все показатели эпохи Мао. Учащиеся, затеявшие все это отныне оказались в меньшинстве (более того –целый ряд пекинских вузов на сходках принял решение отозвать своих студентов с площади). В толпе преобладали случайные прохожие, люди, в той или иной мере сочувствующие лозунгам, рабочие, служащие, даже крестьяне из пригородов. Но больше всего было совсем других: к тому моменту в столице скопилось около миллиона молодых безработных. Именно они стали главной ударной силой грядущего кровопролития – все последовавшие «ужасные бесчинства» (как деликатно выразились западные наблюдатели) были делом именно их рук. Растерявшиеся власти заговорили о том, что происходящее – результат происков зарубежных спецслужб. И, как признают иностранные обозреватели, агенты ЦРУ и тайваньской разведки на площади присутствовали, но их роль будто бы ограничивалась лишь передачей денег. Позволю усомниться, особенно с учетом того, что в 1991 между «Белым домом» и американским посольством поддерживались весьма плотные контакты, и той информационной поддержки, включая данные радиоперехватов ЦРУ, которую получали наши демократы.

Под влиянием событий в Пекине, начались демонстрации в других городах: прежде всего, как ни странно в Шанхае –на богатом и благополучном юге. Стало ясно – если власти не вмешаются сейчас, то перспектива падения КПК и всего существующего режима становится неизбежной. 30 мая власть попыталась мирно вытеснить людей с площади, но массы людей просто остановили колонны бронетехники своими телами. И тогда –только тогда – было принято решение –ударить по мятежникам всеми наличными силами –пока еще не поздно. В ночь с на июня части 29 армии китайских вооруженных сил вошли в город. Как и каким образом было принято решение пустить армию в ход, неизвестно до сих пор. По ряду сообщений, это произошло по настоянию «старой гвардии». Если так, то эти 70–80 летние ветераны КПК, несколько десятков стариков, фактически спасли Китай. Эти старцы очень хорошо помнили – что сделали со страной такие же бешеные юнцы меньше чем два десятилетия назад. И что ждало КНР если бы не эта праведная жестокость –жестокость во спасение, видно из случившегося потом. Как только войска начали выдвижение, на их пути как по волшебству возникли баррикады из автобусов, частных легковушек и такси, а внешне хаотичные толпы мгновенно организовались в настоящие подразделения, готовые закрыть путь танкам, став живым щитом, однако, вооруженным не только решимостью, но и «коктейлем Молотова». Однако, китайские генералы действовали куда грамотнее, нежели их советские коллеги два года спустя в Москве. Танки и бронемашины атаковали толпу на максимальной скорости, и прошли сквозь нее, даже не заметив; а баррикады были расстреляны с дальних дистанций.

Но это было лишь началом. В центре Пекина – отметим, по свидетельству иностранцев, а не данным китайского официоза – вспыхнуло настоящее сражение. Свидетели сообщали о стрельбе по армии из сотен и тысяч автоматов и гранатометов, о множестве убитых солдат и полицейских, чьи тела носили следы жестоких истязаний, об улицах, буквально забитых горящей бронетехникой. Выстрелы в разных частях города –включая и артиллерийский огонь, слышались еще несколько дней. Согласитесь, все это не очень напоминает мирное движение гражданского неповиновения, и подавление безоружных студентов! Напротив, очевидно, что имело место хорошо организованное, подготовленное, и яростное сопротивление. И вполне возможно, все планировалось задолго до официального начала событий... Потом было чрезвычайное положение в Пекине, продлившееся семь месяцев, наведение порядка (бескровное) в Шанхае и других городах, увольнение Чжао Цзыяна, и еще многое другое.

Но все это уже не так интересно да и не очень важно. Куда важнее другое –именно тогда, в дни трагедии на Таньаньмынь, Китай –сознательно или бессознательно сделал свой выбор, выбрав выживание страны и реальный прогресс, вместо распада и гниения, уготованного ему ходом событий. Именно начало мая 1989 года стало точкой бифуркации, точкой, определивших как теперь становиться все более очевидно, не только судьбу великой азиатской страны, но и, без преувеличения, судьбу мира.

Не знаю, войдет ли эта дата в труды историков и в учебники, но в Большую Историю она уже вошла. Само время подтвердило и правильность китайского выбора, и ошибочность нашего, сделанного даже не в августе 91, а всего год с небольшим спустя после Тянаньмынь, 12 июня 1990 года, когда была принята Декларация о суверенитете России, дату которой мы празднуем до сих пор. Чтобы подтвердить это, достаточно взглянуть на ударными темпами воздвигаемые за Амуром мегаполисы-гиганты с небоскребами и деловыми центрами, ярко освещенные и явно не страдающих от веерных отключений электроэнергии. И сравнить с лежащим рядом гниющим заживо российским приграничьем, где кое-где вместо центрального отопления в обиход возвращаются буржуйки любезно раздаваемые местной властью (хорошо хоть бесплатно). Или то, что лишь в одном Шанхае в год жилья вводиться больше, чем по всей РФ. Или сравнить доходы наших профессоров с цифрой в 500 долларов – такова ставка рядового преподавателя провинциального китайского вуза. Или... Впрочем, список китайских достижений и российских провалов может быть продолжен до бесконечности.

Можно сколько угодно говорить о «варварской жестокости», «коммунистической диктатуре», оплакивать невинные жертвы Тянаньмынь, которые всего-навсего хотели как лучше (не хочется повторять избитую сентенцию: куда вымощена дорога благими намерениями). Но что можно сказать в опровержении этих фактов? Тем любопытнее посмотреть на кое–какие предпосылки китайского выбора. Ведь у КНР не было за спиной всех тех подлинно великих побед и свершений что были у нас. Ни первого человека в космосе, ни современных городов, построенных в Сибири на пустом месте, ни того авторитета, которым обладал СССР в мире, ни уважения миллионов и миллионов во всем мире, ни хотя бы –Олимпиады –80. Даже своим избавлением от чужеземной оккупации, они обязаны не себе, а Красной Армии, разбившей японцев в Манчжурии. Зато хватало, и с избытком, крови и грязи, причем совсем свежей. И у населения КНР было, как будто, несравненно больше оснований потребовать «прекращения затянувшегося бесплодного коммунистического эксперимента», и «возврата к истокам». (Цитирую наших и китайских демократов –они говорили и писали об одном и том же) «Правильный» выбор было тем легче сделать, что совсем рядом (сто с небольшим километров пролива), находился Тайвань. С его репутацией «азиатского тигра», высоким уровнем жизни, и несмотря на диктатуру, не знавший ничего подобного кошмарам маоизма.

Но китайцы тем не менее поступили совсем иначе, не отвергнув того, с чем жили и боролись два поколения их соотечественников, не бросив сами и не дав другим растоптать, окончательно вышедшие из моды как казалось тогда, красные знамена. И легко представить, зная, что случилось у нас – какая судьба ждала Китай, если бы власти тогда дрогнули, и капитулировали перед взбесившимися студентами. Году к 1991–92 Китай перестал бы существовать, развалившись на «новые независимые государства Восточной Азии» –видимо так бы это называлось. (Это не авторские фантазии, а прогнозы ЦРУ.) И отделился бы не только Тибет с какой–нибудь Внутренней Монголией, но и все два десятка собственно китайских провинций стали бы суверенными, независимыми: прежде всего от здравого смысла – и нищими.

Нет, наверняка, находились бы деньги на политические кампании, непрерывные выборы с привлечением лучших зарубежных пиарщиков, на помпезные дворцы для парламентов, министерств, фондов, сооружение памятников борцам против коммунизма (только представить – сколько памятников Чан Кайши пришлось бы воздвигнуть). А сколько бы ушло на восстановление порушенных «богоборческой властью» пагод и дацанов? Куда уж тут до таких мелочей, как финансирование армии, науки, образования, не говоря уже о космонавтике! И в самом деле – зачем космонавтика несуществующему государству? А на китайских ракетных полигонах и космодромах ветер гулял бы над разрушающимися стартами и корпусами, да аборигены растаскивали сооружения в поисках цветных металлов. Или же, неизвестно что хуже – там хозяйничали бы звездно-полосатые «миротворцы». Десятки миллионов наркоманов, ураганное распространение СПИДа, китайские беженцы и нищие, заполнившие улицы городов соседних стран... И т.д., и т.п... А только подумать – какое приложение сил было бы на землях «посткитайского пространства» для недоброй памяти «Аум Синрекё»?! А какой доход могла извлечь секта Муна из труда новых миллионов добровольных рабов–сектантов? А какой неслыханный расцвет ждал бы «триады»?! Какие сериалы, наподобие отечественной «Бригады» были бы сняты на эту тему! Но ничего этого не произошло. Возможно, Будда оказался милостивее к своим детям, нежели христианский бог.

В конце семидесятых, в одной из авторитетных японских газет Китай был высокомерно назван: «Тощий дракон с большим аппетитом и пустым кошельком». Ныне, думаю, ни у кого не повернется язык сказать нечто подобное. А нынешняя Россия – заслуживает ли эпитета «дракон», пусть с какими угодно уничижительными прилагательными?

И в связи с этим хочется указать на одно важнейшее обстоятельство, почти никем не замечаемое, и уж точно никем должным образом не оцененное. Несмотря на жесткий политический режим, в том, что не касалось впрямую идеологии, Китай позволяет своим согражданам очень многое. Там до сих пор выносят смертные приговоры диссидентам, но при этом никому не придет в голову, например, запретить джинсы и бейсболки, или начать отнимать у граждан спутниковые антенны.Но зато китайцы не позволили себе одного – даже тени предположения, что они –хуже других. Ничего похожего на мерзкое слово «совок», или высокомерно–презрительное «эта страна» не прозвучало в их устах. Это важно понять –в Китае не просто кого–то раздавили танками, а кого–то посадили. Китайское общество преодолело ту всеразрушительную волну всеобщего распада, что поднималась в стране в конце 80х – такую же, что смела нас. И это был выбор не только старцев из ЦК КПК, но и крестьянских парней, сгоревших в танках на Площади Небесного Спокойствия. Китайцы не дали уничтожить свою страну во имя «общечеловеческих ценностей», не позволили превратить ее в поле реализации «проектов». Этот народ проявил тогда – может быть даже чисто инстинктивно – яростную волю к жизни, к победе, к величию в настоящем и грядущем. У нас же эта воля была повержена гробокопателями из «Мемориала», отвязанными журналистами, которым позволили все, плакальщиками по «России, которую – непонятно – кто и зачем потерял», и прекраснодушными шестидесятниками. Тогда, в конце весны 1989 года, Китай выиграл самый тяжелый раунд борьбы за статус сверхдержавы – первой сверхдержавы ХХI столетия, – борьбы с самим собой, с разрушительными силами, что таятся внутри любого общества. Это была нелегкая борьба и честная победа. Она была тем честнее, что китайскому народу было много тяжелее совершить свой выбор, нежели нам.

Китайцы победили в куда более тяжелых условиях, нежели проиграли мы – и хотя бы за это достойны глубокого уважения. Китай должен был, по логике, разделить участь СССР –но китайцы тогда сумели переломить ход истории –ход мировой истории, как это не покажется преувеличением.

Мы же по собственно воле избрали такое будущее, где нет ни величия, ни славы отцов и дедов, ни космических кораблей, ни дешевых путевок на Черное море. Зато есть гамбургеры, тампаксы, олигархи и свободная пресса, от которой (особенно от электронной) временами тошнит. Нам глупо завидовать КНР – у нас была возможность выбрать дорогу, и мы выбрали, сами. Мы проиграли тоже честно, и в этом тоже никто кроме нас не виноват.

Можно ли что- то исправить? Не знаю. Что сказать напоследок, в конце этой статьи, посвященной прошлому? Скажу о будущем. Будущее КНР просматривается неплохо. По утверждению японских экспертов – а у автора нет оснований им не верить – уже в ближайшие десятилетия она обгонит США, и окончательно станет сверхдержавой. Наше будущее мрачно и совершено непредсказуемо. Да простят меня читатели, но участь автономного района в составе азиатского гиганта – это еще не самый худший вариант его.
Напоследок –два высказывания двух разных политиков двух разных времен:

«Нам всем придется изучать русский...» – Дж. Кеннеди. 1959г.
«Моя дочка учит китайский... » – В.Путин. 2002

http://www.contr-tv.ru/article/events/2004-09-06/China_look



Китай утрет нос Америке через 5 лет


Сергей ЭДУАРДОВ, 05 ноября 2004

КНР неудержима в своем экономическом росте. В прошлом году валовой внутренний продукт страны вырос на 9,1%, достигнув 11,5 трлн юаней, или $1,4 млрд по обменному курсу. Если же считать по паритету покупательной способности (ППС) валют, то, согласно некоторым оценкам, с показателем ВВП в $6,0-6,5 трлн Китай прочно занимает второе место в мире, уступая лишь США. Доля КНР в мировой экономике по валютному курсу и ППС составила в 2003 г. соответственно 3,7% и 11-12% против 29% и 21% у США. В текущем году китайская экономика вырастет, как ожидается, еще на 8,5-9,0% – могло быть и больше, однако, когда в I квартале был зафиксирован рост на 9,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, правительство страны приняло ряд мер (в частности, по ограничению инвестиционной активности) для недопущения "перегрева" экономики.

В значительной степени столь стремительное экономическое развитие Китая определяется еще более стремительным наращиванием внешнеторгового оборота. Если китайская экономика в целом, по данным Центра экономических исследований Пекинского университета, выросла со времени начала экономических реформ в 1979 г. в 9,15 раза, то объем внешней торговли – в 41 раз. Четверть века назад Китай занимал по показателю товарооборота 34-е место в мире, а в прошлом году вышел на 4-е, обойдя Францию. В 2003 г. Китай стал четвертым по значимости мировым экспортером (после США, Германии и Японии) и третьим мировым импортером: внешний товарооборот страны увеличился по сравнению с предыдущим годом на 37,1%, достигнув $851,2 млрд, в том числе экспорт – $438,4 млрд (рост на 35%), импорт – $412,8 млрд (рост на 40%). При этом на Китай пришлось 32% экспорта Японии, 28% – Германии и 22% – США. В I полугодии 2004 г. внешний товарооборот КНР вырос по сравнению с соответствующим периодом прошлого года еще на 39,1%, достигнув $520 миллиардов. Согласно прогнозам министерства коммерции КНР, в целом за год объем внешней торговли страны увеличится примерно на 30% и превысит $1,1 трлн (для сравнения: товарооборот США в 2003 г. – около $2 триллионов.)

По данным американской исследовательской компании Bridgewater Associates, с 1999 по 2003 год доля Китая в мировом экспорте возросла на 3,2 процентных пункта, то есть в два раза – с 3,2% до 6,4%, тогда как доля США уменьшилась с 14,8% до 10,4%. Еще немного, еще чуть-чуть и по объемам поставок продукции за рубеж Китай обойдет Японию – у нее этот показатель в прошлом году был равен $490 миллиардам. Возможно, указанное событие произойдет уже в нынешнем году, по итогам которого прирост китайского экспорта должен составить 26-28%. Многие эксперты прогнозируют, что в последующие 5 лет экспорт КНР поднимется как минимум на $600 млрд и подберется к отметке $1,2 триллиона. По этому параметру Китай прочно обоснуется на верхней ступеньке мирового "пьедестала почета", заткнув за пояс США (их экспорт составил в 2003 г. $713,1 млрд, причем, как отмечает Bridgewater Associates, растет он крайне медленно – с 1999 г. всего на 4,3%).

Конечно, не все в Поднебесной так радужно, как хотелось бы китайским товарищам. Беспокойство вызывает, в частности, резкий скачок темпов наращивания импорта, заметно превышающих в последнее время относительное увеличение экспортных показателей. За первые 5 месяцев текущего года впервые за 10 лет в Китае было зафиксировано пассивное сальдо внешнеторгового баланса в размере около $9 миллиардов. Правда, к началу IV квартала, в результате предпринятых властями ограничительных мер, ситуация улучшилась, и по итогам года ожидается небольшое положительное сальдо – порядка $10 млрд (менее 1% товарооборота). Но это все равно колебание на грани.

Китайские специалисты отмечают и другие негативные моменты. Так, справедливо указывается на чрезмерную зависимость страны от внешней торговли – 61% ВВП. А развитие экспорта характеризуется как "экстенсивное": при значительных объемах зарубежных поставок доля в них товаров собственно китайских марок остается весьма малой, равно как по-прежнему низок размер добавленной стоимости. При этом по многим товарным группам цены на китайскую продукцию падают, так как на экспортных рынках наблюдается определенный дисбаланс между предложением и спросом.

Но главное, что волнует китайцев, – это торговая "дискриминация" со стороны Запада. Китай вступил в 2001 г. в ВТО, не получив статуса страны с рыночной экономикой. На двустороннем уровне отдельные государства этот статус за ним признали, но эти страны (такие, например, как ЮАР и Новая Зеландия) не принадлежат к числу значимых торговых партеров КНР. Теперь в Пекине жалуются, что после присоединения к ВТО количество антидемпинговых разбирательств против Китая только увеличилось. По словам заместителя министра коммерции КНР Юй Гуанчжоу, Китай стал одной из тех стран, которых наиболее часто обвиняют за "якобы демпинг", и китайское правительство будет предпринимать ответные меры: "Мы выступаем против тех стран и районов мира, которые злоупотребляют мерами по торговому протекционизму, поскольку это является дискриминационной политикой в отношении китайских предприятий".

Основные торговые партнеры КНР – это Япония, США и ЕС. В 2003 г. объем товарооборота с ними составил соответственно $133,6 млрд (увеличение относительно предыдущего года на 31,1%), $126,3 млрд (на 30%) и $125,2 млрд (на 44,4%). В сумме получается $385,1 млрд – прирост по сравнению с 2002 г. на 34,7%, что уступает темпам роста китайской внешней торговли в целом (37,1%, как уже отмечалось). Поэтому удельный вес "великолепной тройки" в валовых показателях снизился с 46,0% до 45,2%.

Похожая картина – только при гораздо меньших абсолютных цифрах – и в торговле Китая с Россией. За 1999-2003 гг. двусторонний товарооборот увеличился в 2,8 раза, в том числе в прошлом году – на 32,1%, достигнув $15,76 миллиарда. Тут, правда, есть дополнительный нюанс: наш экспорт в Поднебесную вырос лишь на 15,7% (до $9,73 млрд), тогда как импорт – аж на 71,4% (до $6,03 млрд); в результате положительное сальдо России ($3,7 млрд) сократилось на 24,3%. В I полугодии 2004 г. темпы роста взаимной торговли (до $9,46 млрд) тютелька в тютельку совпали с темпами роста всего внешнеторгового оборота КНР – 39,1%, однако продолжения данная тенденция пока не получила. По итогам 8 месяцев объемы взаимных поставок составили $12,87 млрд, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом 2003 г. на 35,4%, но этот, сам по себе высокий показатель опять оказался ниже "китайского среднего". Причем российский экспорт возрос на 25% (до $8,02 млрд), а импорт из КНР – на 57% (до $4,85 млрд); положительное сальдо РФ ($3,17 млрд) уменьшилось на 4,5%. В Минэкономразвития РФ с прискорбием отмечают также, что сырьевой характер нашего экспорта в Китай все более усугубляется: на четыре основные товарные группы (нефть и нефтепродукты, черные металлы, древесина, химические товары) приходится уже 67% поставок против 59% в 2003 году.

Среди торговых партнеров Китая Россия остается лишь на 9-м месте. Доля России в совокупном товарообороте КНР неуклонно снижается: в 2002 г. – 1,9%, в 2003 г. – 1,85%, в январе-августе текущего года – 1,79%. Уровень 1,79-1,81% будет, видимо, зафиксирован и по итогам 2004 г., если, как надеются стороны, двусторонний товарооборот достигнет $20 млрд (т.е. рост составит 27%).

В ходе недавнего визита Путина в Пекин была выдвинута амбициозная цель – довести к 2010 г. объем взаимной торговли до $60 миллиардов. Для этого он должен увеличиваться в среднем на 20% в год, что в общем-то вполне реально. Совокупный же товарооборот КНР, по экспертным оценкам, будет составлять к тому времени $2,2-2,4 триллиона. Соответственно, удельный вес РФ во внешней торговле Китая может подняться до 2,5-2,7%. Но это – максимум возможного.

http://www.utro.ru/articles/2004/11/05/370636.shtml



Атипичная пневмония - секретное оружие США?


[25/04/2003] Газета "Завтра" подтверждает предположения об искусственном происхождении вируса, сделанные ранее учеными из НИИ Гриппа РАМН

"Продолжающаяся шумиха вокруг "атипической пневмонии" является составной частью "войн нового поколения", которые активно апробируются американскими спецслужбами. Целью акции является зондаж системы медико-биологической защиты в КНР, а также экономических последствий массовой эпидемии в динамично развивающемся регионе Юго-Восточной Азии. На искусственное происхождение эпидемии указывают сверхбыстрые "мутации" вируса, вызывающего заболевания, единственным объяснением чего может быть только "введение в бой" всё новых заранее приготовленных штаммов возбудителя инфекции, — такая информация поступила из Шанхая…" - - пишет сегодня газета "Завтра".

Напомним: еще в ноябре 2002 года (когда официальной информации о начале атипичной пневмонии еще не поступало) директор Научно-исследовательского института гриппа РАМН Олег Киселев привел косвенные доказательства тому, что вирус "азиатского гриппа" мог быть подвергнут искусственной модификации.

– В 1957 году планету потрепала жестокая эпидемия гонконгского гриппа. Долетела она и до нас, бушевала примерно до 1962 года, косила всех подряд – молодых, пожилых, детей. Доходило до того, что на заводах случались дни, когда цеха пустовали. В школах вместо 40 человек в классе сидели 5-6. И тогда наши вирусологи, которые обладали при советской власти большим авторитетом, обратились в правительство с тем, чтобы создать учреждение, которое будет «отвечать» за эту инфекцию, делать вакцины и не допускать эпидемий в трудовых коллективах.

Была и другая причина, с грифом «секретно». После Второй мировой войны наши медики работали на Дальнем Востоке и столкнулись с японскими диверсантами, которые проникали на советскую территорию и распространяли сибирскую язву – заражали колодцы, скот. В результате вымирали целые села, что подвигло советских ученых вплотную заняться вирусными заболеваниями, пригодными для бактериологической войны.

– А грипп при чем?

– В восьмидесятые годы, прочитав перечень потенциальных агентов ведения биологической войны, я сам удивился, что там поименован грипп. Мне, молекулярному биологу, генному инженеру, всегда казалось, что грипп – это не более чем насморк и нечего, как говорится, усложнять. Но этот «насморк» стоял рядом с самыми страшными вирусами и бактериями, от которых точно помрешь. Рядом с геморрагической лихорадкой, сыпным тифом, сибирской язвой, чумой. Конечно, грипп с чумой равнять не стоит, но за неимением чумы и грипп «сгодится», ведь у него существуют и нейротропные штаммы. На свободе они не гуляют, но в лабораториях образцы хранятся.

Как бакоружием гриппом, в общем, не занимались, но имели в виду. По категории опасности он стоит на третьем месте...

http://vokruginfo.ru/news/news3507.html



17.01.2005

Скончался лидер пекинской «оранжевой революции»


В Пекине в возрасте 85 лет скончался бывший генеральный секретарь ЦК КПК Чжао Цзыян. Один из ближайших соратников архитектора китайских реформ Дэн Сяопина, Чжао Цзыян занимал пост премьера Госсовета (правительства) КНР с 1980 по 1987 год. Он сменил на этом посту Хуа Гофэна, неудачливого преемника Моа Цзедуна. В 1987 году Чжао Цзыян был избран генеральным секретарем ЦК КПК и ушел в отставку с поста премьера Госсовета КНР (новым главой правительства стал Ли Пэн). Блистательная карьера Чжао Цзыяна закончилась неожиданно. В ходе волнений студентов на площади Тяньаньмынь в мае 1989 года генсек занял сочувственную позицию по отношению к бунтарям.

Фактически, Чжао Цзыян представлял умеренное крыло китайского руководства, согласное на политические реформы и диалог со студентами. Дэн Сяопин колебался. Однако опасения, что в Китае произойдет революция и политический режим будет дестабилизирован, вынудили китайского лидера пойти на активные действия. По приказу Дэн Сяопина армия подавила выступления студентов. Чжао Цзыян был смещен с должности генерального секретаря и провел последние годы своей жизни под домашним арестом. После подавления революции китайская экономика развивалась фантастическими темпами и у бывшего генсека не было шанса вернуться в политику. Периодически распространялись слухи, что опала может завершиться. Однако этого не произошло. Как сообщило китайское правительственное агентство Синьхуа, после серии инсультов Чжао Цзыян впал в кому и скончался в понедельник в 7-00 по местному времени.

http://www.apn.ru/?chapter_name=events&data_id=1170&do=view_single



Китай в зеркале лондонского либерализма


«Западная демократия права по определению» — этот тезис воспринимается некоторыми как истина, не нуждающаяся в подтверждении. Тот факт, что под лозунгами свободы и демократии Лондоном и Брюсселем продвигается чаще всего реализация собственных политических амбиций, густо замешанных на применении двойных стандартов, не принимается многими из так называемых либералов во внимание (за что последние вполне заслуженно получили уничижительное прозвище «либерастов»). Попытка же разносторонне подойти к обсуждаемым проблемам, вынести взвешенную оценку событиям наталкивается на стену непонимания со стороны «либерастии», несогласие с официальной характеристикой, данной странами, выбравшими демократическую риторику в качестве внешнеполитического инструмента, оказывается тождественным с неприятием демократии вообще. Неудивительно, что главная ставка антироссийских сил на постсоветском пространстве и в Восточной Европе сделана на противополагание российской сферы влияния и приверженности идеалам свободы.

Одним из наиболее ярких примеров вышеописанной тенденции является описание событий на пекинской площади Тяньаньмэнь в 1989 году. В источниках наподобие сердца британской агитационной машины (корпорации BBC) подавление политических беспорядков рассматривается как кровавая расправа над свободолюбивой молодежью, вышедшей требовать для себя лучшей жизни. Соответственно, мнение Лондона как центра «западной цивилизации» предлагается воспринимать и в качестве международного. В то же время можно приподнять завесу пропаганды и посмотреть на те события незамутненным взглядом. Мне посчастливилось познакомиться с непосредственным участником пекинских беспорядков того времени. Его свидетельства и стали причиной написания данной статьи.

Китайские студенты вышли на площадь действительно с демократическими лозунгами. На этом сходство официальной западной версии и реальных событий заканчивается. Возможность нахождения компромисса организаторами беспорядков не рассматривалась изначально — их устраивала лишь передача власти существующей администрации оппозиционерам (невольно вспоминается ультиматум ющенковцев перед президентскими выборами — если мы не побеждаем, то объявляем результаты сфальсифицированными и выводим людей на улицы). Стражи правопорядка, как всегда и везде, оцепили место проведения и в течение нескольких дней на летящие в них камни отвечали только водометами. Однако, когда со стороны протестующих раздались первые выстрелы (фактически, переворот вступил в «горячую» фазу), пекинские военные отреагировали незамедлительно и по всем канонам вооруженного конфликта. Погибших, по словам непосредственного очевидца, было на порядок меньше, чем называемые хельсинкскими группами тысячные цифры, причем большинство жертв пострадали из-за несчастных случаев, а не преднамеренного расстрела. В целом, правительственные войска отвечали огнем только когда их атаковали. Особенно стоит отметить, что никаких репрессий после подавления мятежа не было — за исключением ареста нескольких главарей (вооруженного) мятежа, преследований участников не было вообще (самих арестованных через некоторые время освободили). Мой собеседник спокойно прожил в стране еще несколько лет, после чего беспрепятственно уехал в США.

На днях представитель китайского МИДа заявил, что принятое тогда решение о силовом варианте было верным — потрясающие темпы социально-экономического развития не оспариваются никем. Будь китайская власть в 1989 году чуть слабее, попробуй пекинские чиновники сыграть в двое ворот (как это сделала Служба Безопасности во время последних выборов на Украине) — и вместо одного из самых заметных геополитических игроков, скорее всего, сегодня мы бы видели конгломерат нищих и враждующих друг с другом квазигосударств, элиты в которых могли бы существовать исключительно на гранты соросовского фонда. Нагляднейшее тому доказательство — бывшая Югославия, которую разорвали на части под видом «демократизации», но до сих пор так и не предоставили ее гражданам иной свободы, кроме права получать гуманитарную помощь. Вот где настоящий урок истории, который стоит усвоить всем радетелям за «либертэ» и «эгалитэ» (особенно отечественным, которые очередной раз готовы повергнуть страну в пучину беззакония «стихийных митингов» и «революционной логики» ради построения рая на земле в отдаленном светлом будущем): существующие разногласия надо решать исключительно законными методами. Хватит социальных катаклизмов, дайте людям нормально пожить. А если зуд непреодолимо силен, отправляйтесь в туманный Альбион, стравливайте англичан с шотландцами, у них революций не было уже давно.

В заключение хочется сказать, что китайская угроза, о которой говорят сторонники евроинтеграции России (заметим, по схеме присоединения России к ЕС, а не равноправного сотрудничества), мягко говоря, весьма преувеличена. В Китае до сих пор рассматривают русских как братьев, а известный конфликт с СССР считают досадным инцидентом, который не должен омрачать стратегическое партнерство наших стран. Дело за малым — готовностью Москвы, помимо поставок оружия и энергетического диалога, рассматривать все иные сферы экономики. Инстинктивное дистанцирование от дикой азиатчины не имеет под собой реальных оснований (китайская культура куда древнее британской), не стоит отказываться от ориентации на Пекин в попытках утвердить европейский путь развития — тем более, потому что встречная предвзятость по отношению к России на этом пути не очевидна только слепому.

А между тем на берегах Ла Манша настойчивые призывы развивать отношения с Китаем звучат все чаще. Убеждение русского медведя посредством деятельности неправительственных организаций в том, что союз с Китаем — это не по-европейски и означает поворот к Западу (именно так, с почтительной заглавной буквы) азиатской рожей, не помешает сотрудничать тем же организациям с тем же Китаем на благо лондонской цивилизации. В общем, все как всегда — Quod licet Jovi, non licet bovi.

Бочаров С.
http://www.contrtv.ru/common/1022/



06-02-2005

США выступают за эмбарго на поставку вооружений в Китай


Палата представителей Конгресса США осудила планы ЕС по отмене эмбарго на поставку вооружений в Китай.

Подобное решение ставит под угрозу безопасность как американских, так и тайваньских войск, размещенных в Азии, считают в Палате представителей, передает АР. Как заявил представитель Республиканской партии Том Лантос, "безопасность американских войск ставится под угрозу подобной близорукой инициативой европейских стран".

Так, на прошлой неделе министр иностранных дел Великобритании Джек Стро заявил, что ЕС планирует отменить это эмбарго в ближайшие полгода. В декабре ЕС высказывался против немедленной отмены эмбарго, но это предложение все еще продолжает находиться в стадии обсуждения. За отмену санкций выступают такие крупные экспортеры вооружений, как Франция и Германия.

Напомним, США и ЕС ввели эмбарго на поставку вооружений в Китай в 1989г., после жестокого подавления китайскими властями студенческих демонстраций на площади Тяньаньмынь, проходивших под демократическими лозунгами.

Между тем госсекретарь США Кондолиза Райс уже предупредила Европу, что отмена эмбарго на продажу оружия Китаю может дезориентировать Пекин относительно взглядов ЕС на ситуации с правами человека в этой стране. По ее мнению, Китаю необходимо улучшить ситуацию с правами человека, поскольку санкции стали следствием тревоги, возникшей именно из-за тогдашних трагических событий в Пекине. По мнению К.Райс, если запрет на продажу оружия будет отменен, Китай может резко активизировать закупки вооружений. По словам К.Райс, вопрос об отмене эмбарго пока не решен, и США провели "конструктивный диалог" с Европой.

Также США опасаются, что закупленное вооружение может быть использованы Пекином для запугивания Тайваня, который Китай считает своей провинцией.

Кроме того, по мнению экспертов, Европейский союз является растущей мировой сверхдержавой, ЕС вскоре вполне может обогнать США и Японию по объемам торговли и инвестиций в Китай. По мнению Китая, после успешного запуска единой европейской валюты и в свете усилий по созданию единой внешней и правовой политики, а также политики безопасности ЕС имеет все шансы коренным образом изменить мировой расклад сил. В прошлом году имели место несколько совместных китайско-европейских проектов в космосе, была создана спутниковая навигационная система Galileo, а это бросает вызов американскому господству в космосе. Также Китай и ЕС совместно работают в области ядерных исследований. В июне 2003г. министр обороны Франции Мишель Алио-Мари предложила раскрыть Китаю некоторые секретные военные технологии, а также смягчить эмбарго на поставки вооружений этой стране.

http://vlasti.net/index/news/92639




САНКТ–ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАФЕДРА СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

КУРСОВАЯ РАБОТА ПО ДИСЦИПЛИНЕ

ИСТОРИЯ США:

ИСТОРИЯ КИТАЙСКОЙ ОБЩИНЫ В США


Выполнила: студентка 2 курса
Кривохиж Светлана Валентиновна
Научный Руководитель:
к.и.н., ст.пр.
Цветков Иван Александрович

Санкт-Петербург
2004


--------------------------------------------------------------------------------

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1.

Прибытие китайских иммигрантов в США:

цели, первые поселения и работа

Глава 2.

Антикитайская политика правительства и дискриминация со стороны населения

Глава 3.

Ассимиляция и быт китайцев в США

Заключение

Список литературы

--------------------------------------------------------------------------------


Введение


Население Америки складывалось, если не считать коренных жителей, в основном из переселенцев с других материков. После образования первого в Америке государства - США и возникновения американской нации, иммиграция оказала сильное влияние на экономическое, социальное, этническое и культурное развитие американского общества. Самыми крупными, и в то же время самыми дискриминируемыми иммигрантскими группами были выходцы из Азии, а в XIX веке, главным образом китайцы. Эта единственная этническая группа, въезд которой был в эпоху свободной иммиграции запрещен с 1882 г. Несмотря на это, китайская иммиграция имела большое экономическое, культурное и социальное значение для США. Этой группе иммигрантов и посвящена данная работа. В ней автор рассматривает период с 1820х годов, когда первые китайские иммигранты прибыли в Америку, до начала XX века.

Несмотря на то, что основная масса китайских иммигрантов осела в Калифорнии, нельзя не отметить, что отдельные группы поселились и в других штатах Америки. В рамках данной работы в основном будет исследоваться история калифорнийских китайцев, как самых многочисленных, а положение и жизнь китайцев из других областей будет освещена либо в меньшей степени, либо затронута только косвенно.

Цель данной работы - сформировать представление о жизни, проблемах и положении китайских иммигрантов в США в XIX веке, сформулировать предпосылки появления сильной китайской общины в современной Америке. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи: проанализировать причины прибытия китайцев в США, рассмотреть жизнь и быт в китайской общине, социальное положение иммигрантов и проблемы с которыми им пришлось столкнуться, оценить их вклад в экономическое, культурное и социальное развитие США в XIX веке.

Для достижения этих целей был привлечен широкий спектр источников и литературы. Проанализированы официальные документы, относящиеся к китайской иммиграции, такие как «Акт об исключении китайцев» 1882 года и различные постановления суда. Так же использовались исследования зарубежных и отечественных исследователей, такие как монографии Богиной Ш.А. «Иммигрантское население США» и книга Рональда Такаки «История мультикультурной Америки» цитаты и цифры из которой в большом количестве использованы в работе. Также использовались мемуары китайских иммигрантов.


Глава 1. Прибытие китайских иммигрантов в США: цели, первые поселения и работа


Первыми китайцами приехавшими в США были три молодых человека, привезенные миссионерами. Один из них стал в 1854 году выпускником Йельского университета. С тех пор многие американские китайцы закончили престижные американские университеты, трое получили нобелевскую премию за достижения в различных областях. Но, обычный американец до начала 20 века видел китайца лишь стирающим белье или разливающим чай в ресторане. Некоторые стереотипы были еще более оскорбительными и несправедливыми. Например то, что их называли «кули». «Кули – несвободные рабочие, которые силой перевезены в другую страну для работ»[1]. Большинство китайцев приехало в Америку добровольно, на свои деньги или в кредит, который потом выплачивался от зарплаты.

На самом деле, когда «западные варвары» были еще необразованны, китайская цивилизация, гораздо более древняя, чем европейская, уже имела достижения в искусстве, науке, философии, литературе, кухне, образовании и управлении. Просто Китайская империя была отстраненной от международных дел вплоть до 1800, и видимо поэтому европейские страны, а впоследствии и Америка, так заблуждались в отношении этой великой страны.

В XIX веке, в свете экспансионистских настроений в США, сенатор Томас Харт от Миссури провозгласил движение к Азии – судьбой Америки, с целью облагораживания диких народов. После приобретения Калифорнии не только Америка приблизилась к Азии, но и азиаты потянулись в Америку.

В 1848 году конгресс предложил план развития Сан-Франциско в котором говорилось, что китайский рабочие, должны быть импортированы для постройки железных дорог и для культивирования земель Калифорнии, так как никакая другая нация не сможет качественно ухаживать за землей и растениями как китайцы. В 1849 китайцы действительно начали прибывать а Америку, но по своим причинам. Многие искали убежище от постоянных социальных конфликтов в Китае, вызванных опиумными войнами и крестьянскими восстаниями, от трудных экономических условий, огромных налогов, которые накладывало правительство. Иммиграция стала привлекательной перспективой для миллионов.

В 1850 г. в густонаселенных районах Кантона и Гонг-Конга моряки с американских судов, забирая чай и шелк, рассказывали интересные истории, что, переплыв океан, в Калифорнии, легко добыть много золота. Пару лет с киркой и лопатой ,- и можно стать богатым человеком. Узнав о «Гам Саан» – золотой горе самые нетерпеливые и молодые уехали в Америку. Почти все они были необразованны, а Америка казалась богатой страной и легкой возможностью заработать деньги. То есть, фактически, обнаружение золота в Калифорнии можно считать стимулом и точкой отсчета китайской иммиграции в Соединенные Штаты Америки.

В портовых городах листовки, распространяемые посредниками нанимателей гласили: «Американцы очень богатые люди, они с радостью приглашают китайцев к себе в страну, здесь можно получить хороший заработок, огромные дома еду и одежду лучшего качества. Это замечательная страна без войн и солдат, здесь много денег!». Побывавшие в Америке китайцы заинтриговали остальных. Шестнадцатилетний Ли Чу вспоминает возвращение своего соседа из страны «американских чудес» – тот привез столько денег, что купил огромный кусок земли, построил там дворец и устроил пир для друзей»[2]. В 1860 г. китайский рабочий работая у себя в стране зарабатывал 3-5 долларов в месяц, в Калифорнии он мог заработать до 30 долларов в месяц.

Первая организованная группа из 300 китайцев «сорокадевятников» отправилось в Калифорнию в 1849 году. Годом позже в 1850 году уже 450 китайцев приехали в Америку. Затем цифры стали значительно увеличиваться: в 1851 году прибыло 2.716, 1852 году 20,026. К 1870 году в США было 63.000 китайцев - 77% из них осело в Калифорнии. Вскоре они стали составлять значительное число жителей некоторых штатов – 29% в Айдахо, 10% в Монтане, 9% в Калифорнии[3].

Сначала китайцев дружелюбно принимали, особенно Калифорнии. В 1852 газета «Альта Калифорния» писала: «Скоро китайцы начнут голосовать на выборах, посещать те же школы, что и американцы и молиться на том же алтаре, что и наши соотечественники» [4].

В 1860-х 24000 китайцев (2/3 китайского населения в Америке) работали на калифорнийских шахтах. Некоторые поодиночке, многие собирались в группы и организовывали небольшие компании.

Китайцы стали обычным явлением в Калифорнии особенно вдоль реки Юба, где они намывали золото, и ее притоков Лонг бар, Северо-восточный бар и Фостер бар. Они носили голубые хлопчатобумажные рубашки, широкие штаны, деревянные ботинки, широкополые шляпы и обязательно косички. Однако вскоре прибыль от золотодобычи начала уменьшаться, белые относились к китайцам все более враждебно и выгоняли с прибыльных шахт, заставляя работать на бедных, и китайцы стали покидать золотые поля. Тысячи перешли работать на строительство железных дорог. В 1865 г. первые 50 китайских рабочих было нанято на Трансконтинентальную железную дорогу. Сначала к этому явлению отнеслись скептически, - азиаты были худые и маленькие на вид и вряд ли смогли бы делать тяжелую работу. Но они оказались на редкость трудолюбивыми, выносливыми и неприхотливыми. Президент компании Лиленд Стэнфорд вспоминал: «В первый день они встали рано, проработали 12 часов без эмоций, приготовили себе рис и чай и вечером пошли спать» [5].

Когда белые рабочие затребовали, чтобы компания прекратила нанимать китайцев, управляющий Чарльз Крокер говорил: «У нас нет достаточно белых, чтобы закончить строительство этой дороги, а закончить мы должны, поэтому обязаны нанимать их. Если вы не хотите с ними общаться, есть только один выход. Вам придется уволиться, а мы наймем еще китайцев» [6]. За 2 года Крокер нанял 12 тыс. китайцев - 90 % всей рабочей силы. После трудной зимы 1866 года китайские рабочие впервые запротестовали и требовали повысить оплату с 30 до 45 долларов, и 8 часовой рабочий день. В газете «Сан-Франциско Альта» расценила эту акцию как сговор подготовленный соперничающей компанией, что действия и требования протестующих были тщательно ею составлены. Это указывало на то, что Американцы отказывали китайцам в какой-либо способности размышлять и отстаивать свои интересы. Руководство компании решило пойти на крайние меры и заблокировало китайских рабочих в шахтах прекратив снабжение продовольствием. Через неделю китайцы сдались и снова заработали. Из этого можно сделать вывод, что Тихоокеанской частью трансконтинентальной железной дороги американцы обязаны китайцам. Это один из самых крупных вкладов иммигрантского населения в развитие США.

После окончания работ на железной дороге в 1869 году, тысячи китайцев отправились в Сан-Франциско, где их соотечественники уже работали на фабриках и в сфере производства. Формирование городской китайской общины и промышленное развитие города шли параллельно. «В 1860 году 2.719 китайцев проживали в Сан-Франциско, что составляло 7,8% населения калифорнии. 10 лет спустя, их стало 12.022. В то время Сан-Франциско становился промышленным центром Калифорнии, в 1860 г. там было около 200 фирм и нанято 1.500 рабочих. В 1870 г. было нанято 12200 рабочих, а город оказался на 9 месте по развитию промышленности в США. Половину рабочей силы четырех важнейших отраслей промышленности – обувной, шерстяной, табачной и швейной составляли китайцы. Эти рабочие были низкооплачиваемы. Табачники получали примерно 287 долл. в год, и 92% были китайцы, портные же, например, получали около 588 долларов, здесь китайцев было всего 9%»[7]. Китайцы обычно работали раздельно и им платили меньше чем белым. На заводах где желтые и белые работали вместе, белые работали по профессии, а китайцы были прислугой. Даже если они выполняли одну и ту же работу, все равно получали гораздо меньше, чем белые сослуживцы.

За городом китайцы способствовали развитию сельского хозяйства Калифорнии. В обмен на землю, оборудование и сбыт урожая, они выращивали фрукты и овощи и затем делили прибыли с владельцами земли. По сути, китайцы помогли превратить фермерство в Калифорнии из пшеничного во фруктовое. Историк Кэрри МакВильямс писал, что китайцы были жизненно важным фактором, для этого перехода. Китайцы приехали и научили белых как сажать, культивировать и собирать урожай. В дельте реки Сакраменто они возвели ирригационные сооружения, осушили болота, превратив их в сельскохозяйственные земли. В результате этого улучшения стоимость земли увеличилась с 28 за акр в 1875 г. до 100 в 1877 году.

В 1880 г. китайцы представляли 86% сельскохозяйственной силы в графстве Сакраменто, 85% в Юбе и 67% в Солано. И здесь китайцы получали низкую зарплату, но они не всегда пассивно относились к своему положению. Например, в 1880 г. сборщики фруктов в графстве Санта-Клара вышли на забастовку.

Хотя большинство китайцев жило на западе, они были и в других районах США, в том числе и на юге. Через год после окончания гражданской войны плантаторы решили, что теперь вместо негров можно нанимать более спокойных и неприхотливых китайцев. После освобождения негров многие плантаторы оказались в заблуждении, так как не знали как обрабатывать землю и выращивать растения. Талантливые и трудолюбивые китайцы должны были помочь, и заодно показать пример черным работникам. В 1870 г. плантаторы наняли несколько сотен китайских рабочих, противопоставляли их черным, всячески хвалили за усердство. Скорее всего, все это делалось, чтобы пристыдить негров, отыграться за «предание хозяев» и впоследствии снова полностью начать регулировать их условия работы.

В период реконструкции хлопковые плантаторы Миссисипи ввезли себе 1200 китайцев в качестве издольщиков. Видимо, китайцы были недовольны тяжелой работой, имеются сведения о бунтах. Но в условиях Юга, другие виды работ- какими занимались китайцы на Дальнем западе, тоже были уделом негров. «Нью Орлеанс Таймс» писала, что китайцы предпочитают работать в городе, чем на полях. В 1880 г. около сотни китайцев жили в Новом Орлеане, где работали в прачечных, на табачных фабриках, поварами или плотниками. Миссисипские китайцы занялись бакалейной торговлей в городах. Китайские лавки действовали в негритянских кварталах, куда не ходили белые купцы и где не было торговцев-негров. Таким образом, китайцы заняли некую социальную «нишу», созданную структурой южного общества. Роль посредников, как отмечалось в литературе, часто выпадает в разных географических регионах на долю иммигрантов, этнически чуждых местному населению. Несмотря на браки и внебрачные связи с негритянками, китайцы ориентировались на общество белых, тянулись к нему и уже в XIX веке немало в этом преуспели. Экономическим успехам миссисипских китайцев немало способствовали крепкие и обширные семейные связи в китайской среде, характерные для всей китайско-американской группы. Но к тому времени на юге закончилась реставрация, возобновилась политическая власть над черными, и плантаторы потеряли интерес к китайцам.

Во второй половине XIX века в США начались экономические проблемы и это отразилось на отношении к иммигрантам, в первую очередь к китайцам. Этнический антагонизм в шахтах, фабриках и на полях заставил тысячи китайцев обратиться в собственный бизнес – магазины, рестораны и особенно прачечные. Китайские прачечные стали обычным делом еще с 1850 года. К 1890 г. в Калифорнии было 6.400 работников прачечных – 69% от всех работников. Китайцы научились этому делу у американцев, так как в самом Китае прачечных не было. Стирка в кадке была женским делом, и мужчины чтобы не понизить свой статус этим не занимались. Что же здесь заставило их взяться именно за это дело? В отличие от швейной мастерской или ресторана прачечная могла быть открыта с небольшим стартовым капиталом в 75-200 долларов. Требования были минимальны: печь, корыто, комната для сушки, спальное место и табличка «Laundry». К тому же для этого бизнеса не требовалось глубокое знание английского, достаточно было знать “yes” и “no”. Не обязательно было знать цифры. «Неграмотные китайцы придумали такой способ: они на бумаге рисовали кружки соответствующие размеру монеток в 25 и 10 центов, и посетители платили соответственно» [8]. Еще одна, и, пожалуй, главная причина, почему они этим занимались, - из других сфер их вытесняли недовольные белые. К 1900 г. каждый четвертый китаец работал в прачечной.

Середина и конец XIX века примечательны наибольшей агрессией и дискриминацией по отношению к китайскому населению США.


Глава 2. Антикитайская политика правительства и дискриминация со стороны населения


Со второй половины XIX века политический климат начал изменяться не в пользу иммигрантского населения. В частности в Калифорнии зазвучал призыв «Калифорния для американцев». В 1850 году был выпущен закон о сбирании налогов с золотодобытчиков, призванный сократить количество мексиканцев. В 1852 г. такой же закон появился и против китайцев. Он предполагал ежемесячную выплату размером в 3 доллара, для тех иммигрантов, которые не собирались становиться постоянными жителями США. Китайцы, даже если бы и хотели, не могли становиться гражданами США, так как по закону 1790 г. [9]. они являлись «неподходящими», и пройти натурализацию могли лишь белые иммигранты. В 1870 г. Акт о Гражданских правах[10] отменил налог, но к тому времени Калифорния собрала с китайцев около 5 млн. долл. (50% бюджета штата).

Вскоре экономическая депрессия привела к антикитайским восстаниям со стороны белых безработных в Калифорнии. На них нападали, избивали или заталкивали в поезда и вывозили из города. Непохожие на белых, китайцы всегда были самой притесняемой и виноватой группой. Антикитайское движение на Дальнем Западе распространилось на всю страну и открыло путь всеобщей травле иммигрантов. Скорее всего, нападки на китайцев были связаны не только с антииммигрантским движением, но и с внутренним антинегритянским расизмом. Белое население Америки было проникнуто расистскими предубеждениями по отношению к неграм и индейцам, китайцы же цветом кожи и другими признаками отличались от белых. В Калифорнии антикитайскому расизму способствовало и то обстоятельство, что около трети ее населения составляли выходцы из южных штатов, уже успевшие создать там расистский климат. В связи с этим, в отрицательный стереотип китайца вошли отдельные черты негритянского стереотипа. Например, специфический будто бы запах. Однако, в основном китайский стереотип носил общеиммигрантский характер и содержал черты не биологического, а социального и культурного характера.

Запрещение в 1882 (Акт об Исключении китайцев 1882) [11] въезжать в США было в значительной мере плодом этой кампании. В преследовании китайских иммигрантов проявили чрезвычайную активность профсоюзы Калифорнии, а потом и всей Америки. Главным стимулом к этому служила конкуренция на рынке труда, боязнь дешевизны китайской рабочей силы. Также говорилось, что китайцы довольствуются малым, быстро обучаются разным работам и подвержены различным порокам. 30 июня 1870 в Нью-Йорке прошел многолюдный антикитайский митинг по поводу появления китайских рабочих в Массачусетсе.

Здесь стоит отметить, что китайцы составляли меньше 10% от количества населения штата Калифорния, где их было больше всего. Они совсем не являлись большинством иностранных жителей в штате. К тому же, ежегодно они вносили около 14 млн. долл. в экономику разными налогами покупками и сборами. Но калифорнийцев не волновало это. Легислатура штата провела расследование в 1876 г. и выпустила брошюру, обвиняя их во всех грехах: «проституции, наркомании, и том, что они никогда не пытались адаптироваться к американской одежде, привычкам, системе образования, и не хотели стать полноценными гражданами» [12].

По сути, китайцам приписали то же что индейцам и неграм - неполноценность. В 1853 году Сан-Франциско Альта писала: «Все обвинения, которые отнести к неграм можно применить и к китайцам». Как и черные, китайцы считались язычниками, аморальными, дикими, несмышлеными людьми, буквально угрозой чистоты американской расы. В 1878г. на калифорнийском конституционном конвенте Джон Миллер сказал: «Если китайцы смешаются с нашей нацией, это будет самой ужасной ошибкой, результатом будет самый отвратительный гибрид» [13]. Два года спустя, были запрещены браки с представителями негроидной и монголоидной расы. Так же китайцы ассоциировались с индейцами, им предлагали резервации, чтобы не испортить страну.

Особенно ярко эти настроения выразились в решении Верховного Суда Калифорнии в 1854 году[14]. В 1853 г. некий Джордж Холл был обвинен в убийстве китайца Лин Сина. Во время суда три китайца давали показания, и суд приговорил Холла к повешению. Адвокат Холла подал апелляцию, утверждая, что закон Калифорнии гласит, что ни один черный, индеец или мулат не имеет право свидетельствовать в суде, суд рассмотрел апелляцию и постановил, что это подразумевает, что любой небелый американец не может свидетельствовать в суде.

По нашему мнению истинная причина этих гонений в том, что в Америке начались экономические проблемы, и необходимо было кого-то обвинить. Экономический кризис конца XIX в. привел к высокому уровню безработицы. В свете этого социально-экономического кризиса конгресс запретил въезд китайским рабочим, а тем кто уже въехал, отказал в натурализации. Шесть лет спустя, запретили въезд любому человеку китайской расы, хотя сделали исключение учителям, чиновникам, студентам, туристам и купцам.

Несмотря на стереотип о пассивном китайце, они боролись за свои права, даже иногда доводили дело до суда. В 1797 году Лин Син подал в суд на сборщика налогов Сан-Франциско, возмущенный тем, что на китайцев полагался больший налог чем на белых. По делу Лин Син против Уошбёрна Верховный суд Калифорнии постановил, что китайцы должны облагаться как остальные граждане. Важно что из -за этого дела закон штата был аннулирован, так как противоречил конституции.

Решение по Лин Сину выявило потребность федеральной охраны прав китайцев в США. Во время переговоров между Китаем и США относительно договора между двумя странами в 1868, Китайские Шесть Компаний (совет по делам китайской общины в Америке) потребовали включение статей о защите прав китайцев. Китай заявил, что благосклонное отношение к китайским иммигрантам повысит китайские инвестиции в США и увеличит торговлю. В 1868 г. был подписан Бёрлингеймский договор, устанавливающий свободную миграцию и эмиграцию китайцев в США в качестве посетителей торговцев или постоянных жителей.

Формально, китайцы могли пользоваться теми же правами и привилегиями, что и остальные жители страны. Одухотворенные победой, китайские торговцы с успехом настояли на включении их прав в Акт о правах человека 1870 г., который гласил, что все граждане имеют право заключать контракты, подавать в суд, давать показания, и пользоваться защитой государства наряду с белыми гражданами. Так же запрещались лишние налоги. К сожалению, гарантии данные законами и договором не соответствовали тому, что происходило на самом деле. Китайцы оставались жертвами расовой дискриминации. Они считались причиной бед белых рабочих и страдали от нападок. Убегали от мальчишек которые кидались в них камнями крича «чертовы китайцы». Современники вспоминали, что «к ним относились хуже чем к собакам, дергали за косички, плевали на улицах» [15]. На самом деле, иммигрантов из Европы прибывало гораздо больше, сотни тысяч, а пара тысяч китайцев злила американских рабочих.

Сами же китайцы считали, что им просто завидовали. Ли Чу говорил: “Рабочие завидовали, особенно ирландцы. Никто не наймет ирландца, немца, англичанина или итальянца если есть возможность нанять китайца, потому что наши соотечественники гораздо более честные, трудолюбивые, надежные и благоразумные. Китайцы преследовались не за пороки, а достоинства. Они могли бы стать более достойными и патриотичными гражданами Америки, чем другие» [16].

Несмотря на жесточайшую дискриминацию, погромы, запретительные меры китайская группа все же подвергалась ассимиляции по тем же путям, что и остальные иммигрантские национальности. Постепенно организовывала свой быт и адаптировалась к жизни в США.


Глава 3. Ассимиляция и быт китайцев в США


Как отмечалось выше, в основном китайцы приезжали в США на заработки, с твердым намерением вернуться на родину. Поэтому, в основном это были работоспособные мужчины. В 1852 году из 11,794 прибывших китайцев было только 7 женщин, в 1870 г. из 63,199 – 4,566 женщин, то есть 1:4. В 1900 г. из 89,863 – 4,522 (всего 5%) составляли женщины[17]. Этому было насколько причин.

Во-первых, китайская традиция и культура ограничивала миграцию женщин. Конфуцианство определяло место женщины в семейной иерархии – подчинятся отцу пока она дочь, мужу пока жена и старшему сыну когда станет вдовой. Женщина любого класса все равно считалась ниже мужчины любого класса. И эта известная традиция связывать ступни, чтобы они были маленькими, была не столько для красоты, сколько для того, чтобы женщина меньше ходила, больше сидела дома и занималась делами. Поэтому женщины из богатых семей не ехали в Америку с мужьями, так как им было трудно ходить, а женщины более низкого класса просто привыкли не отрываться от дома. К тому же следуя «теории залога» женщин оставляли дома, чтоб мужчины стремились вернуться. Оставляя жен и детей дома, родители уезжающего надеялись, что их дети вернуться и еще будут высылать деньги семье. Другими вескими причинами были тяжелые условия проживания в Калифорнии и расовая неприязнь к китайцам. И работа, которой занимались иммигранты (на ферме, на железной дороге) не позволяла содержать семью. К тому же многие белые считали, что пребывание не только рабочих, но и целых китайских семей нарушит расовую однородность и испортит население США. Многие антикитайские законы подразумевали и женщин. В 1875 году был издан закон против ввоза проституток, позже и просто жен. Закон 1882 года о запрете въезда рабочих так же предполагал и женщин. Все-таки некоторые смогли привезти жен. Например в 1862 году Чин Ге-Хэ приехал в Вашингтон и устроился работать там на мельнице. Через несколько лет к нему прибыла жена, и он устроил ее работать там же в столовой. В 1875 г. у них родился сын, Чин Лэмь. Считают, что это первый китаец родившийся на территории Вашингтона.

В 70е годы отмечалось увеличение потока китайских жен в США. Несмотря на то, что мужчины всячески отговаривали их и из-за традиций и трудных условий, жены считали, что тоже способны находиться там, где их мужья.

В США китайские семьи начинали мало-помалу формироваться когда мужчины стали уходить с шахт и железных дорог и начинали заниматься более безопасным и стабильным делом, как например фермерство или владение магазином. Еще одна область промышленности, которая способствовала созданию китайских семей - рыбная индустрия. В рыбацкой деревушке Поинт Алонес, например, около половины китайцев были женщины. Деревня была разделена на семейные компании, которые занимались ловлей, обработкой и продажей рыбы. К 1876 году там было уже более ста семей и детей рожденных в Америке.

В более раннее время, большинство китайских женщин прибывали одни, часто насильно привозились в Америку в качестве проституток. В переписи[18] 1870 г. 61% из 3.536 женщин в Калифорнии в графе «занимаемая должность» отметили именно эту профессию. Часто они привозились совсем маленькими девочками 6-10 лет и нередко продавались в Америку своими отцами, либо какой-то знакомый, побывавший в Америке, рассказывал о возможностях этой богатой страны, и семья с радостью отпускала своих дочерей на заработки даже не зная, что тем придется пережить. Некоторых брали в долг, то есть оплачивали их переезд в Америку, а они потом должны были отрабатывать эту сумму. Они работали повсюду - как при шахтах, или железных дорогах, так же и в Чайнатаунах. Обычно не поодиночке, а организованные в публичные дома. Владельцы домов получали огромные прибыли с этого бизнеса - примерно 38 центов с клиента и 7 клиентов за день. Молодая проститутка «зарабатывала» около 850 долларов в год, более опытная до трех тысяч. Содержание одной женщины обходилось владельцу в год не более 100 долларов[19]. Учитывая, что купить новую работницу можно было за 400-500 долларов, легко вычислить, что владельцы публичных домов получали приличную выгоду уже после первого года занятия этим бизнесом. Многие женщины становились опиумными наркоманками, пытаясь так забыться и пережить ежедневные оскорбления и унижения. Владельцы как правило, всегда были недовольны работой и часто били и запугивали женщин. Еще одной опасностью были разные заболевания, такие как сифилис и гонорея. Часто жизнь проституток была очень короткой, они либо были забиты до смерти владельцем или клиентом, либо умирали от передозировки наркотиков или кончали жизнь самоубийством. Количество проституток в Калифорнии резко сократилось после 1870 года. В переписи 1880 года[20] только 24% женщин штата продолжали работать в публичных домах. Зато увеличилось количество домработниц, (женщин занимающихся домашней работой без оплаты) с 21% в 1870 г. до 46% в 1880 году. Многие женщины к тому времени рассчитались с долгом и покинули работу, другие сбежали в пресвитерианскую общину в Сан-Франциско. Это был своеобразный приют для китайских женщин. Некоторых женщин примечали богатые китайцы- иммигранты и предлагали замужество. В основном женщины соглашались, так они были больше в безопасности.

Все-таки большинство иммигрантов не хотели устраивать семью в Америке. Это - так называемая «колония холостяков». Хотя многие считали себя временно проживающими в Америке, колонии китайцев все-таки больше походили на постоянные поселения с самого начала. В 1850 г. Чайнатаун в Сан-Франциско уже был оживленной колонией состоящий из 33 магазинов, 15 аптек, 5 ресторанов, 5 фитобаров, 3 пансионов, 5 мясных лавок и 3 швейных мастерских. Двери были увешены ленточками с иероглифами, улицы заполнены суетящимися китайцами в национальных костюмах и с косичками. К 1877 г. Чайнатаун простирался уже на 6 кварталов от Калифорния стрит до Бродвея.

Вывески на магазинах были крайне заманчивы: магазины оптовой торговли - «цветочный фонтан», «10000 выгод», рестораны - «вкус миндаля», «ароматы далеких стран», «благоухающий чай», казино – «неисчерпаемые богатства».

Китайцы организовывали Чайнатауны и в небольших городках, таких как Сакраменто, Мэрисвиль, Стоктон, эти общины чаще всего работали для обеспечения нужд шахтеров и фермеров. В 1860 г. было уже 121 китайских торговцев, владельцев магазинов в Сакраменто и Юбе. 20 лет спустя количество увеличилось до 174, и появилось еще 22 ресторана, 54 мясных лавки и 564 прачечных.

Там же, в Чайнатаунах формировались и тайные общества. В 1852 г. первое общество «Кван-тэк-тун» появилось в Калифорнии. Они происходили из антиправительственных движений в самом Китае, но так же они служили интересам в Китайской Америке. Общества налаживали связи между Чайнатаунами, создавали определенную защиту, контролировали торговлю опиумом в США, так же индустрию азартных игр и проституцию в китайских общинах. Иммигранты так же объединялись в «фуны» – организации состоящие из семьи или жителей одной деревни. У этих организаций были свои клубы и центры социальной помощи. Они строили храмы, передавали письма в Китай, и переправляли домой тела умерших. Так же они отвечали за принятие новых иммигрантов, обеспечения их жильем и работой. В Сан-Франциско Китайские Шесть Компаний помогали уладить конфликты и предоставляли обучение и здравоохранение для жителей. Лидерами компании были влиятельные торговцы, которые взаимодействовали с высшими слоями белого общества и имели доступ к чиновникам.

Постепенно китайцы организовывали свои общины в Америке. Они молились своим Богам и справляли свои праздники. В китайский новый год в январе или феврале китайцы сначала устраивали «чистку дома». По традиции после этого дом нельзя было мыть до окончания праздников, иначе удача, полученная в новый год может быть вымыта. Затем они провожали старый год львиными танцами и хлопушками. Во время празднеств белые так же присоединялись к веселью в Чайнатаунах. Когда часы пробивали последнюю минуту, все одновременно взрывали хлопушки, поджигали бумагу и таким образом отгоняли злых духов.

В качестве развлечения многие посещали китайские театры. Первый спектакль был показан в 1852 г. Тогда 123 китайских актера выступали на сцене американского театра в Сан-Франциско. В 1879 г. был построен первый китайский театр, 3х этажное кирпичное здание на 2500 мест. Входной билет стоил 35 центов. Во время спектакля первым рядам подавались мандарины и семечки, а так же разрешалось курить.

Что касается колонии холостяков, в ней у большинства мужчин не было семьи чтоб вместе с ней «выйти в свет». Они либо бродили по улицам, либо спали, либо ходили в казино. Или встречались с такими же холостяками и часами говорили о жизни. Они скучали по семьям, родителям, женам, детям, но возвратиться домой было не так то просто.

Дома их ожидала семья в надежде, что они привезут богатство и заживут отлично, а они сами еле-еле сводили концы с концами. Многие потратили на поездку все сбережения своей семьи. К сожалению, большинство китайцев, прибывших в поисках золотой горы, постигло разочарование. Они не имели равных прав, были отделены от семьи из-за акта об исключении. Хотя пока они и не могли стать полноценными гражданами, но пытались прижиться на второй родине и стать настоящими американцами. Как покажет дальнейшая история китайской общины в Америке, они не просто добились значительного успеха в этом деле, но и смогли стать одной из самых сильных и влиятельных общин в Соединенных Штатах Америки. К сожалению, к началу XX века, положение китайских иммигрантов оставалось плачевным.


Заключение


Китайский народ издавна славится своими ценными качествами, такими как трудолюбие, терпимость, решительность и стойкость в преодолении трудностей. Эти качества они смогли в полной мере проявить в совсем чужой и не всегда дружелюбной стране – США. Анализируя то, что им пришлось пережить в самом начале своего пребывания в Америке, и сравнивая это с достигнутыми результатами на современном этапе, можно утверждать, что китайцы – одна из самых уникальных групп, когда-либо прибывших в Соединенные Штаты. Благодаря их трудолюбию они смогли завоевать уважение среди рабочего класса, из-за приверженности традициям китайцы не только сохранили свой особенный стиль жизни, но и частично вовлекли в него остальное население чужой страны, смогли вызвать интерес и уважение к своей культуре. Несмотря на покладистый характер, китайские иммигранты рьяно отстаивали свои права и этим также добивались уважения и признания в незнакомом государстве. В отличие от многих других наций, которые пытались отстраниться от принадлежности к родной стране, стать как все, порой даже враждебно и с иронией относящихся к представителям своей же группы, китайцы не оставляли своих традиций, постоянно поддерживали друг друга, кооперировались, боролись за свое место под солнцем. К сожалению, им пришлось претерпеть много бед и унижений, но их упорство и терпение предопределили успех в будущем. Они смогли сохранить свою самобытность и единство и стать одной из самых влиятельных общин не только а США, но и во многих других странах мира.


Список источников и литературы

Источники:

1. Census online California-1870 census records:

http://www.census-online.com/links/CA/1870.html

2. Census online California- 1880 census records :

http://www.census-online.com/links/CA/1880.html

3. Chinese Exclusion Act 1882: PBS the west documents on anti Chinese immigration policy: http://www.pbs.org/weta/thewest/resources/archives/seven/chinxact.htm#act

4. Civil Rights Acts: http://aalto.arch.ksu.edu/jwkplan/law/Civil%20Rights%20Acts%20of1870.htm

5. Hall vs. People 1854: Ancestors in the Americas: http://www.cetel.org/1854_hall.html

6. Milestone historic documents /the naturalization act of 1790: http://www.earlyamerica.com/earlyamerica/milestones/naturalization/

Монографии:

7. Богина Ш.А. Иммиграция в США. М., 1965

8. Богина Ш.А. Иммигрантское население США 1865-1900 гг. Л., 1976

9. Богина Ш.А. Национальные процессы в США, М. 1973

10. Gordon Milton. Assimilation in American life, NY, Oxford University Press, 1964

11. Kingston Maxim. Hong China Men, NY, 1989

12. Takaki Ronald. A different mirror/ A history of multicultural America, LB&C Ltd. 1993, USA

13. Weisberger Bernard A. Many People One Nation, Houghton Mifflin Company, Boston 1987

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Bernard A. Weisberger Many People One Nation, Houghton Miffin Company, Boston, 1987. P. 187

[2] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 193

[3] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 194

[4] там же

[5] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 197

[6] там же

[7] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 198

[8] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 201

[9] Мilestone historic document /the naturalization act of 1790: http://www.earlyamerica.com/earlyamerica/milestones/naturalization/

[10] Civil Rights Acts: http://aalto.arch.ksu.edu/jwkplan/law/Civil%20Rights%20Acts%20of1870.htm

[11] PBS the west documents on anti Chinese immigration policy: http://www.pbs.org/weta/thewest/resources/archives/seven/chinxact.htm#act

[12] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 193

[13] Bernard A. Weisberger Many People One Nation, Houghton Miffin Company, Boston, 1987. P. 187ny

[14] Ancestors in the Americas: http://www.cetel.org/1854_hall.html

[15] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 193

[16] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 209

[17] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 209

[18] Census online California- 1870 census records http://www.census-online.com/links/CA/1870.html

[19] Ronald Takaki A different mirror/ A history of multicultural America -LB&C Ltd.: USA,1993. P. 213

[20] Census online California- 1880 census records : http://www.census-online.com/links/CA/1880.html

http://www.amstd.spb.ru/Library/student_works/sve_china.htm





Санкт-Петербургский Государственный Университет
Факультет Международных Отношений
Кафедра Североамериканских Исследований


Курсовая работа по дисциплине
«История США»:


Иммиграционная политика США по отношению к выходцам из Китая,
1850-1943 гг.


Выполнила:
студентка II курса
Павлова Мария

Научный руководитель:
кандидат исторических наук
старший преподаватель
Цветков Иван Александрович

Санкт-Петербург
2004



Оглавление


Введение


Первые иммигранты из Китая и первые антикитайские постановления

Закон об исключении китайцев и последующее антикитайское законодательство

XX век: от тюрьмы на острове к свободе по всей стране

Заключение

Список источников и литературы


Введение


You, whoever you are!...

All you continentals of Asia, Africa, Europe, Australia, indifferent of place!
All you on the numberless islands of the archipelagoes of the sea!
All you of centuries hence when you listen to me!
All you each and everywhere whom I specify not, but include just the same!
Health to you! good will to you all, from me and America sent!
Each of us is inevitable,
Each of us is limitless—each of us with his or her right upon the earth,
Each of us allow'd the eternal purports of the earth,
Each of us here as divinely as any is here [1] .

Walt Whitman

Соединённые Штаты – страна, основанная и построенная иммигрантами. Это уникальное, удивительное место, куда люди со всего света приезжали, чтобы получить новые возможности, начать новую жизнь.

«Отношение США к иммиграции и иммигрантам отражает веру граждан в Американскую мечту. Мы всегда верили, что любой человек, начав с самых низов, может подняться очень высоко, насколько позволяют его таланты и энергия. Ни расовая принадлежность, ни место рождения не влияют на это», - говорил Роберт Кеннеди [2] , словно забыв историческое развитие иммиграционной политики США, отношение американских граждан к людям, прибывшим из других стран, законы, которые американский Конгресс принимал, чтобы ограничить число иммигрантов, принизить их социальный статус и роль в обществе.

Иммигранты из самых разных стран на протяжении трёх веков американской истории испытывали притеснения и от самих американцев, и от правительства США. Но, наш взгляд, более всего пострадали выходцы из Китая. Их путь к одной из самых больших и влиятельных на сегодняшний момент общин США был трагичным, полным препятствий и унижений.

Именному этому пути и посвящена данная работа. В ней представлена попытка проанализировать политику Соединенных Штатов по отношению к китайским иммигрантам на протяжении XIX – XX веков, начиная с первых законов, принятых против китайских иммигрантов и заканчивая законом 1943 года, который завершил период жестокой дискриминации выходцев из Китая. В первой главе были рассмотрены причины столь активной иммиграции китайцев в США и проанализированы первые антикитайские постановления. Вторая глава данной работы посвящена анализу наиболее важного документа всей иммиграционной политики США по отношению к выходцам из Китая – Закону 1882 года, а также последующему антикитайскому законодательству. И, наконец, третья глава охватывает – несколько кратко и в общих чертах – законы, принятые Конгрессом США и касающиеся китайских иммигрантов в первой половине XX века.

Для раскрытия выбранной темы в первую очередь были использованы тексты законов, аналитические статьи политологов и историков, посвящённые анализу общеисторического и политического контекста вышеупомянутых законов, а также литература и статьи общеисторического характера.


Первые иммигранты из Китая и первые антикитайские постановления


50ые годы XX века разных стран разительно отличались друг от друга. Самая древняя цивилизация на планете переживает свой упадок: 50ые годы стали для Китая апогеем разрушения некогда мощной империи Цин. После опиумной войны 1840 года и унизительного Нанкинского договора, который серьёзно ущемлял суверенитет Китая, процесс развала великой некогда страны стал стремительным и неуправляемым. Из империи Китай превращался в полуколонию, полуфеодальное государство, где хозяйничали европейские страны. Как и обычно, более всех страдали простые люди, крестьяне. Не в силах более терпеть массовый голод, разруху и бездействие Цинского правительства, они подняли восстание Тайпинов [3] , которое, в общей сложности, длилось 16 лет и окончательно опустошило, обескровило государство. Многих крестьян заставили переселиться в юго-восточные провинции, в основной своей массе их оттесняли в Гуандун, где в дельте Жемчужной Реки находилось более всего иностранных кораблей, в том числе американских. Предприниматели из США быстро оценили выносливость и послушание китайцев и начали активно нанимать их на службу. Последние же жаждали уехать из хаоса, творящегося на родине. Так в США появились первые выходцы из Китая, рабочие, которых называли «кули».

А их усердие было необходимо, потому что в Соединённых Штатах Америки, наряду с назревающим конфликтом Севера и Юга, успешно развивается экономика, осваиваются Западные земли, начинается массовое строительство железных дорог,– одним словом, дешевая рабочая сила прибыла вовремя. В 1848 году никому неизвестный прораб Джеймс Маршалл, прогуливаясь по берегу реки Американская – там, недалеко от форта Саттел, недавно начали сроить лесопилку – заметил на песке ярко-жёлтые блестки, которые оказались калифорнийским золотом. Через несколько недель население Калифорнии увеличилось в несколько десятков раз, все города, расположенные поблизости обезлюдели, а жители Восточного побережья бросили работы, семьи и отправились в «золотую» Калифорнию.

Эмигранты из Китая, которые к тому времени в Калифорнии уже были, но тогда вызывали лишь интерес как экзотика [4] , чуждая американцам, и как трудолюбивые рабочие, готовые продать свой труд за сумму гораздо меньшую, чем все остальные, потрясённо наблюдали за тем, как люди наживают свои состояния за один день. Они и сами участвовали в этом – шахтёры они были не менее прилежные, чем строители. Восхищённые, они слали на родину письма, полностью посвящённые описанию «золотых гор» Америки, что вкупе с разорением Китая, безысходностью положения, многих, очень многих китайцев подвигло на решительный шаг – эмиграцию.

И вот «едва ли не каждый корабль, прибывавший в Сан-Франциско, был сверху до низу заполнен китайцами, численность их увеличивалось с каждым днём» [5] , что тогда совершенно не вызывало беспокойства – в первую очередь в Gum Saan Haak – «путешественниках к Золотой Горе» – видели усердных рабочих. А некоторые были уверены, что «вскоре китайцы будут участвовать в голосованиях, ходить в американские церкви, их дети будут учиться с американскими детьми» [6] . Такое предсказание спустя несколько лет стало вызывать опасения, а в 1852 году, когда в Калифорнии прибыло 20000 китайцев, вызвало настоящую бурю негодования и общественного противостояния. Калифорнийское Законодательное Собрание заявило о том, что «концентрация иммигрантов азиатского происхождения в штате достигла угрожающих размеров» [7] , а потому должны быть приняты надлежащие меры.

В мае 1852 года в штате Калифорния был принят закон «Об иностранных шахтёрах» [8] , согласно которому шахтёры, которые не являлись гражданами США (в первую очередь – именно китайцы) должны были обязаны выплачивать сумму в 3 доллара ежемесячно [9] для получения права работать в шахте. А так как ещё в 1790 году был издан федеральный закон, запрещавший людям, не принадлежавшим к евразийской расе, становится гражданами, а, следовательно, китайцы не могли претендовать на гражданство и были вынуждены выплачивать требуемые 3 доллара, к 1870 году прибыль от сборов с китайских шахтёров составит 5 миллионов долларов или 50 процентов всех доходов Калифорнии. Можно сказать, что подобное постановление явилось выразителем общественных настроений, которые в те времена можно охарактеризовать только как антикитайские. В газетах и иллюстрированных журналах [10] стали появляться антикитайские статьи, комиксы, карикатуры, изображавшие злых, узкоглазых пришельцев, которые так и остались для американцев загадкой.

И всё же, несмотря на подобные условия, приток китайских иммигрантов не уменьшался. Голод и нищета в Срединной империи лишь увеличивались, а в США была работа, была надежда на лучшее будущее, был пример бывших сограждан, которые уже прочно обосновались в Калифорнии, причём большая часть – 80% – китайцев проживала в сельскохозяйственных районах, остальные – в Сан-Франциско, причём проживали достаточно обособленно, в Чайна-таунах, куда белые американцы не рисковали заглядывать. Возможно, именно поэтому китайцы и их культура не поддавались ассимиляции и образовали собственный маленький мир, что и правительству, и простым американским гражданам нравиться не могло. Постепенно стали предприниматься дальнейшие шаги – пока ещё осторожные и небольшие – для дискриминации китайских иммигрантов.

В 1853 году американец Джеймс Холл совершил убийство китайца Лин Сина, против него в суде свидетельствовали троё китайских иммигрантов, правомерность чьих показаний была подвергнута сомнению адвокатом Холла. Он сослался на то, что по законам штат Калифорния ни один чёрный, индеец или мулат не имеет права давать показания в суде. После сообразного совещания Верховный Суд постановил, что речь идёт о небелых людях вообще, к которым, без сомнения, относятся китайцы. Таким образом, Холл был оправдан, а китайцы не могли более давать показания в суде.

Вскоре после 1854 года золотые запасы Калифорнии начали истощаться, лихорадка стала сходить на нет, а китайские иммигранты отправились на поиски новой работы. В феврале 1855 года 50 китайских рабочих поступили на стройку Центральной Тихоокеанской железной дороги, в 1857 году уже 12000 выходцев из Китая прокладывали рельсы к Восточному побережью. А так как они соглашались работать за небольшую плату, тем самым, понижая в целом уровень зарплаты и лишая мест белых рабочих, в обществе стали нарастать антикитайские настроения, выражением которых стало принятие целого ряда законов, явно направленных против китайских иммигрантов.

Прежде всего, это «Акт для уменьшения количества иммигрантов, которые не могли стать гражданами США» [11] 1855 года. Согласно этому закону каждый корабль, доставляющий китайских иммигрантов, был обложен пошлиной в 50 долларов. В 1859 было объявлено, что китайские дети не могли учиться в тех же школах, что и дети американцев. И, наконец, в 1862 году все китайские рабочие, которых к тому времени в США было около 40000, были обложены ежемесячным налогом в 2,5 долларов, согласно «Закону о защите труда белых рабочих в условиях растущей конкуренции со стороны китайских «кули» [12] .

В такт законам пульсировала в сердцах белых американцев злоба и ненависть к китайцам. «Американцы и раньше были против иммигрантов, но это нельзя сравнить с той ненавистью, которая пылала в их сердцах по отношению к китайцам в 1860-1870ые годы. Массовые погромы, линчевание, поголовное увольнение всех китайских рабочих и многие другие акции протеста изматывали выходцев из Китая, заставляя их страдать» [13] . Антикитайские группировки были сформированы в Сан-Франциско и за его пределами. Профсоюзы устраивали забастовки с требованиями выслать всех китайцев за пределы США. Массовое насилие и убийства китайцев стали привычным делом в эти года не только в Калифорнии, но и в штатах Вайоминг, Вашингтон и других.

Чтобы хоть как-то защитить своих соотечественников, правительство Китая пошло на невиданные никогда меры – оно обратилось к советнику американского посольства в Китае господину Арсону Барлингейму с просьбой присоединиться к китайской миссии, направляющейся в Вашингтон и добиться принятия закона, который бы защитил права китайских иммигрантов. Барлингейм оставил свой пост, польщённый тем доверием, которым проникся к нему китайский народ, и отправился с двумя посланниками Срединной империи в Вашингтон. Закончилась эта миссия подписанием Договора Барлингейма в июле 1868 года в столице США.

Согласно этого договору, за гражданами обеих стран закреплялось «неотчуждаемое и неотъемлемое право менять своё местопребывание и подданство». Договор был направлен на получение «взаимной выгоды от миграции граждан и поданных обеих стран, вызванной желанием увидеть новые места, организовать товарный обмен или остаться на постоянное жительство» [14] . Одна из статей договора оговаривала в качестве особого условия тот факт, что «китайские поданные, посещающие или проживающие в Соединённых Штатах Америки, пользовались всеми правами и привилегиями, что и граждане США». Этот пункт был направлен на то, чтобы защитить китайцев от насилия, дискриминации и необоснованного увольнения с работы. В результате подписания этого договора, в США хлынул поток китайских рабочих и торговцев. Их число возросло до 70000 человек. И на столько же возросло негодование, ненависть американцев.

Это не могло не сказаться на правительственном уровне: в 1868 году конгрессмен от штата Калифорния А. Джонсон выступил с речью, где заявлял об острой необходимости ограничить или хотя бы более серьёзно контролировать иммиграцию «китайцев и других примитивных рас» в США. И хотя никаких законов федерального уровня не последовало вслед за этой пылкой речью, конгрессмены всерьёз задумались, о поднятой проблеме. Результатом их раздумий стала серия мер в 1870 году, направленных против китайской иммиграции в США.

Во-первых, это акт, запрещающий «монгольским, китайским и японским женщинам с преступными или деморализующими целями въезжать в США» [15] , а согласно второму акту ввоз «рабов-кули» был объявлен неконституциональным.

В 1875 году Конгресс принимает Закон Пейджа [16] , названный в честь калифорнийского конгрессмена Хорэйса Ф. Пейджа, который внёс законопроект на рассмотрение. Этот закон запрещал въезд китайских, монгольских и японских рабочих, проституток и преступников. Результатом принятия Закона Пейджа стало значительное сокращение – на 69 процентов – количества китайских женщин-иммигранток. Из-за чего китайские иммигранты были вынуждены жить в одиночестве [17] - существовали целые городки-общины холостяков. Недостаток семейного уюта, стабильности бросал китайских мужчин в объятья проституток, азартных игр и прочих пороков, что ещё более усугубляло их негативную оценку американцами и окончательно закрепило за ними прозвище «Жёлтая угроза».

Однако этот закон существенно не снизил количества китайских иммигрантов-мужчин, они продолжали прибывать в США, из-за чего общественное давление на Конгресс возрастало с каждым днём. Люди требовали каким-либо образом ограничить въезд этих «мерзких жёлтых пришельцев» [18] .

В конце концов, в 1879 году Конгресс принимает так называемый «Билль пятнадцати пассажиров» [19] , который сократил число китайцев, прибывавших в любой порт США на каком-либо корабле до 15 человек. Президент Хейс немедленно наложил вето на этот законопроект, так как, по его мнению, билль нарушал договор Барлингейма. «Запретив свободную эмиграцию, - заявил президент, - мы тем самым аннулируем договор с дружественной нам нацией» [20] . Однако он был против не ограничения эмиграции китайцев, а способа эту эмиграцию ограничить, выбранный Конгрессом. В связи с чем, он объявил о пересмотре договора Барлингейма, несмотря на явное противостояние китайского правительства.

В начале 1880 года была создана специальная комиссия по пересмотру договора, во главе которой был Джеймс Эйнджелл, бывший президент Мичиганского университета. И уже в ноябре 1880 года был подписан новый договор, который получил название Договор Эйнджелла [21] . Этот документ пересматривал положения Договора Барлингейма и предоставлял США право «регулировать, сокращать и на некоторое время прекращать эмиграцию китайских рабочих» [22] , когда это представлялось целесообразным и необходимым для сохранения «стройного порядка» в Соединённых Штатах. Но «нация цветущего флага» [23] не имела права абсолютно запрещать въезд китайцев и ущемлять выходцев из Срединной империи в их правах и свободах. Договор вступил в силу 19 июня 1881 года. Но все условия, касающиеся соблюдения и защиты прав и свобод китайских иммигрантов, соблюдались только на бумаге.

Подводя итог всему вышесказанному, мы можем заметить следующее: начавшись в конце 1840-ых начале 1850-ых годов, китайская иммиграция вызывала по началу лишь положительные эмоции, интерес к экзотике, коей были темноволосые трудолюбивые люди, но как только их трудолюбие начало отбирать рабочие места у белых американцев, позитив испарился, уступив место антикитайским настроениям и выступлениям. Они выражались как на местном уровне – забастовки, выступления, массовое избиение китайцев и погромы в чайна-таунах, так и на федеральном – принятие первых антикитайских постановлений, законов, актов, целью которых было регулирование китайской иммиграции с частичным её сокращением. Но уже вскоре присутствие китайских рабочих стало совершенно нежелательно и невообразимо (из-за чрезвычайно негативного образа, созданного СМИ), а потому всё шло к принятию актов, которые бы окончательно запретили въезд китайцев в США. О том, что это были за законы, как они принимались и к чему привели, пойдёт речь в следующей главе.


Закон об исключении китайцев и последующее антикитайское законодательство


В предыдущей главе были подробно рассмотрены все законы, антикитайской направленности, принятые до 1882 года. Их было достаточно много, но все они являлись своего рода предтечей Закона 1882 года – Закона об исключении китайцев. Как он был принят, какие поправки были добавлены, какие последствия – а последствия надо заметить немалые – появились после вступления этого закона в силу – обо всём этом речь пойдёт ниже.

Надо заметить, что после пересмотра Договора Барлингейма, окончательный запрет на китайскую эмиграцию был лишь вопросом времени. Учитывая постоянные жалобы Калифорнии и многих других штатов, можно предположить, что время это измерялось отнюдь не десятилетиями. Уже в марте 1882 года Конгресс принял на рассмотрение законопроект, запрещающий китайским рабочим (как квалифицированным, так и чернорабочим) въезд на территорию США. Уже приехавшие китайцы обязаны были согласно этому законопроекту всюду предъявлять паспорта и, кроме того, им отказывалось в праве претендовать на гражданство США. Президент Артур наложил на законопроект вето, заявив, что этот документ нарушает Договор Эйнджелла и неотъемлемые права человека. Конгресс не смог преодолеть президентское вето. В тот день в Сан-Франциско были приспущены флаги.

Однако сторонники законопроекта не сдались. Она разработали компромиссный вариант, где предлагалось ограничить период запрета на эмиграцию китайских рабочих десятью годами. Уже приехавшим китайцам не вменялось в обязанность всюду предъявлять паспорт, они могли свободно путешествовать по территории Соединённых Штатов, как и предписывал Договор Эйнджелла, однако им было-таки отказано в праве претендовать на паспорт гражданина США. На этот раз президент был вынужден поставить свою подпись – и с 6го мая 1882 году в силу вступил так называемый Акт об исключении китайцев.

«Принимая во внимание тот факт, что въезд китайских рабочих на территорию Соединённых Штатов подвергает опасности добрый порядок, исторически сложившийся на территории страны, Правительство США считает своим долгом постановить...» [24] - так начинался это первый иммиграционный закон США, основанный на расовой принадлежности.

Согласно первой статье закона, по истечении девяти дней после его подписания и в течение последующих десяти лет въезд китайских рабочих на территорию США приостанавливался и объявлялся незаконным. Капитан, который «осознанно» бы позволил кули сойти на американский берег, осуждался в совершении мисдиминора и должен был выплатить штраф в 500 долларов за каждого китайца.

Четвёртая и пятая статьи закона были посвящены тем китайским рабочим, которые уже находились в стране 17 ноября 1880 года (подписание Договора Эйнджелла) или на момент подписания закона (или же прибудут в США в течение установленных законом девяти дней). За ними сохранялось право свободно передвигаться по стране, но для этого им сначала необходимо было явиться в специально созданные комитеты, где они должны были зарегистрироваться, указав всю возможную информацию о себе: имя, возраст, семейное положение, место жительства, дата приезда в США, профессия; составлялись письменные описания каждого из китайцев, которые тщательно хранились – и до сих пор хранятся! – в национальных архивах. Надо заметить, каждая такая «анкета» содержит не менее 20-30 листов убористого почерка чиновников. Если кули решал покинуть США, ему необходимо было явиться в соответствующий комитет и оставить там свои данные, но при этом у него была возможность впоследствии вернуться в страну «цветущего флага».

Шестая глава представляется особенно важной и интересной в том плане, что там оговариваются те группы китайского населения, за которыми оставляли право на въезд в США. Это были, прежде всего, купцы, студенты, учителя, а также ближайшие родственники эмигрировавших ранее китайцев. Причём каждый из них должен был быть снабжён «подробным рекомендательным письмом на английском языке от китайского правительства и тщательно заполненным документом, схожим с тем, что упоминается в четвёртой главе» [25] . Каждый, кто подделает вышеупомянутые документы, облагался штрафом в 1000 долларов или отправлялся в тюрьму на 5 лет.

Двенадцатая статья особо оговаривает процедуру регистрации китайских иммигрантов. Тринадцатая определяет особый статус американских и китайских дипломатов, к которым данный закон не имел касательства. Четырнадцатая одним предложением окончательно утверждает запрет на получение американского гражданства китайскими иммигрантами. И, наконец, пятнадцатая статья оговаривает то факт, что под китайскими рабочими понимаются как квалифицированные, так и неквалифицированные рабочие, а также китайские шахтёры.

Каковы же были основные результаты этого бессердечного, явно нарушающего права человека закона? Прежде и очевиднее всего – резкое, мгновенное сокращение количества китайских иммигрантов, большинство которых во все времена были рабочими, с 4000-5000 человек в год до 300 [26] . Это был первый иммиграционный закон США, который запрещал въезд в страну на основе принадлежности к определённой расе. Первый, но, к сожалению, не последний. Помимо этого, китайцам, уже проживающим в США, было отказано в приобретении гражданства, что надёжно защищало будущее американских граждан, их рабочие места и высокие нравственные идеалы. Последние у китайцев вообще, по мнению большинства американцев, отсутствовали, что явилось в свою очередь следствием активной антикитайской пропаганды, как на федеральном, так и местном уровнях.

Ещё одно из самых важных последствий принятия рассматриваемого закона – возникновение и быстрое развитие бюрократического аппарата, что объясняется предписанной необходимостью регистрировать всех китайских иммигрантов, составлять и тщательно проверять списки всех прибывающих пассажиров. Хранить их дела – это под силу было лишь разветвлённой системе управления и строго подчинения. Было создано Иммиграционное Бюро, которое существует и сейчас, но называется Бюро по делам гражданства США и иммиграции. За последующие тридцать лет Бюро и все сопутствующие службы развивались стремительно – и всё для того, чтобы регулировать китайскую эмиграцию.

В 1884 году Конгресс предложил пересмотреть Закон 1882 года, налагающий запрет на эмиграцию китайцев. Если раньше у китайцев было право свободно и без особых проблем уезжать и возвращаться в США, то теперь, по предложению конгрессменов, количество требуемых для въезда и регистрации бумаг резко возросло, причём утвердить их могло лишь федеральное правительство, а за регистрационными палатами оставалось право усомниться в подлинности предоставляемых бумаг [27] . В конце концов, Конгресс пришёл к заключению, что было бы целесообразным отнести условия Закона 1882 ко всем людям, принадлежавших к китайской нации. И, несмотря на бурные возражения, как самих китайцев, так и китайского правительства, которое до сих пор наивности своей или от безысходности ссылалось на Закон Эйнджелла, в 1884 году были приняты соответствующие поправки, которые окончательно сделали китайцев подобием неприкасаемых.

В 1888 году Актом Скотта было решено запретить возвращение выехавших из США китайских иммигрантов, оставив, таким образом, за пределами страны 30000 китайцев, ранее проживавших в Штатах.

И никто, собственно, не был удивлён, когда по истечении предусмотренных законом 10 лет, в 1892 году Томас Д. Джиари, демократ, представитель штата Калифорния, внёс на рассмотрение законопроект, предусматривающий продление действия закона 1882 года, а также всех законов, принятых по отношению к китайским иммигрантам, ещё на 10 лет. Он также ратовал за установление особой систему внутреннего паспортного контроля, которая предписывала китайским иммигрантам получить и постоянно иметь при себе так называемый «сертификат местопребывания». Отсутствие такого было равнозначно немедленной депортации или каторжным работам в течение одного года. Китайские иммигранты больше не могли давать свидетельские показания в суде, и, кроме того, было запрещено отпускать их под залог [28] . Немедленно прокатилась волна протестов со стороны китайцев, последовал ряд достаточно резких заявлений от китайского правительства, обличающих этот закон как антигуманный, что совершенно не помешало Верховному Суду США признать его конституциональным, не нарушающим никакие принципы и ввести его в силу в марте 1883 года.

1898 год знаменовался одним из самых громких судебных процессов, который вошёл в историю как «Соединённые Штаты против Вуна». Вун был китайцем по происхождению. Но рождённым уже на территории США, а согласно 14 поправки «каждый человек, рождённый в США... является гражданином Соединённых Штатов, не зависимо от расовой принадлежности...» [29] . После долгих перипетий судебной тяжбы Вун был признан гражданином США, имеющим право свободно уезжать из штатов и возвращаться туда. Но это был лишь один светлый эпизод начавшей эры под лозунгами «нет китайской эмиграции».

Так для китайских иммигрантов закончился XIX век, центральным событием которого стал, без сомнения, рассмотренный выше закон 1882 года, запрещавший легальный въезд китайских рабочих в США. Последствие, которые он за собой повлёк, оказались глубоки и серьёзны – резкое уменьшение китайских иммигрантов в стране, их изоляция, бурное развитие иммиграционных служб, разрастание их аппарата. Кроме того, принятие Закона 1882 года, а также последующих поправок предоставило правительству Соединённых Штатов практически полную свободу в деле окончательного уничижения китайских иммигрантов.


XX век: от тюрьмы на острове до свободы по всей стране


Наступал век XX . Для всех был очевиден тот факт, что американское правительство не остановится на достигнутом и продолжит сведение на нет иммиграции из Китая, вкупе с окончательным лишением прав уже приехавших китайцев.

В 1902 году Закон 1882 года продлили ещё на 10 лет, а в 1904 после долгих дебатов решено было сделать его бессрочным. 27 апреля 1904 года Теодор Рузвельт поставил свою подпись под словами: «данным актом запрещается въезд на территорию США, территории, находящиеся под юрисдикцией США, федеральный округ Колумбия китайцев и всех людей китайского происхождения на бессрочный период времени». Теперь всех, кто прибывал из Китая и других стран Азии, встречала не Статуя Свободы, а самый большой остров в заливе Сан-Франциско, находящийся под юрисдикцией США – Эйнджел Айленд. Там была основана Иммиграционная Станция Эйнджел Айленд, которая представляла собой бесконечные ряды двухэтажных деревянных сараев, раньше использовавшихся в качестве конюшен. Предполагалось, что там будут проживать все иммигранты из Азии, в ожидании разрешения переселиться на материк, но лишь китайцев большей их частью заставили жить там с января 1910 до 1940, тем самым, изолируя нежелательных пришельцев с их чудным языком, необычными традициями, страшными болезнями, жёлтым цветом кожи – «Жёлтую угрозу».

175000 китайцев прожили на этом острове много лет, ожидая решения относительно их будущей судьбы. А судьба решалась – Конгресс США и законодательное собрание штата Калифорния, начиная с 1913 года вплоть до 1940го, принимали всё новые постановления, сокращающие и так немногочисленные права выходцев из Китая. В 1913 году им запретили приобретать недвижимость или арендовать землю более трёх лет. В 1920 – запретили им арендовать землю вообще, а также – компаниям, которые хотя бы на 50 процентов состояли из китайских иммигрантов, было запрещено покупать недвижимость. В 1923 году китайцам было отказано в частной собственности. Этот список можно продолжать бесконечно, и неизвестно, чем бы он закончился, если бы не Вторая Мировая война. Китай выступил на стороне союзников, в связи с чем президент Франклин делано Рузвельт приказал разработать проект аннулирования Закона 1882 года [30] .

И вот 17 декабря 1943 года Конгресс США 78го созыва одобрил «Акт об аннулировании Закона 1882 года, установлении квот и др.», согласно которому «все законы или их части, касающиеся исключения или депортации лиц, принадлежащих китайской нации, настоящим документом аннулируются. Ежегодно был позволен въезд 105 китайским гражданам.

Таким образом, 60 лет жесточайшей изоляции китайских иммигрантов подошли к концу. Без сомнения, Акт об аннулировании Закона 1882 года не стал панацеей. Квоты для китайских иммигрантов были уничижительно малы по сравнению с квотами, которые предоставлялись выходцам из европейских стран. Но всё же это был настоящий прорыв в иммиграционной политике США по отношению к китайцам. Из резко негативной и унижающей достоинство китайских иммигрантов, она стала более толерантной, терпимой. Китайцам впервые за 60 лет был разрешён въезд в США.

Окончательно эта система преференции исчезла только в 1965 году – с принятием Иммиграционного Акта, который исключил национальную принадлежность как основу иммиграционной политики [31] .

На сегодняшний день китайская община является одной из самых многочисленных в США, её численность составляет более 3 миллионов человек, каждый из которых помнит тот страшный путь, которые выходцы из Китая прошли, чтобы добиться того положения в американском обществе, что у них есть сейчас.


Заключение


«Запад есть запад, восток есть восток, и вместе им никогда не сойтись», - писал великий Киплинг. Понимали ли это первые китайские иммигранты, приехавшие со своими мечтами к «Золотой горе», возвышающейся под «цветущим флагом»? Вряд ли. Ими двигал простой закон человеческого выживания – на родине было плохо, в «цветущих» Штатах – хорошо, значит надо ехать туда. Кто же знал тогда, в середине XVIII века, что мечты черноволосых людей с разрезом глаз не таким, как у белых американцев, будет мешать гражданам США добиваться своей мечты.

Почему так случилось, почему китайцы помешали американцам жить и работать – было рассмотрено в представленной работе, проанализирован узор иммиграционной политики США по отношению к выходцам из Китая. Исходя из него, можно сделать вывод о следующей зависимости: чем быстрее увеличивалось количество китайских иммигрантов в США, чем активнее они занимали рабочие места, тем сильнее и необратимее становились антикитайские настроения, а затем и движения. Выражением этих настроений в обществе на федеральном уровне стало принятие ряда законов, каждый из которых до закона 1943 года так или иначе регулировал, ограничивал, запрещал въезд китайских иммигрантов на территорию США. Главный закон, проанализированный тщательнее всего в силу своей судьбоносности и уникальности, - закон 1882 года явился в их череде переломным и решающим моментом, обозначившим начало эпохи китайской изоляции, болезненной и антигуманной.

Главным результатом такой политики было противостояние китайских иммигрантов, резкое сокращение их численности (и это ещё вопрос – насколько выиграли Штаты, потеряв такое количество дешёвой рабочей силы) и, помимо всего прочего, быстрое повсеместное развитие иммиграционных служб.

Современное положение китайской общины в США, возможно, несколько опровергает изречение Киплинга – китайцы прониклись темпом американской жизни, живут по её законам, напитавшись её культурой. И всё же они сохранили свои традиции, свою любовь к коллективу и соотечественникам. Попав в великий «плавильный котёл», оказавшись в центре Запада, они смогли образовать там свою частичку Востока, что американцы им, верно, никогда не простят, какую бы политику по отношению к китайским иммигрантам они ни проводили.


Список источников и литературы

Источники:

1. The Chinese Exclusionary Act, 1882 // CET: Ancestors in the Americas PBS video series ( http://www.cetel.org/1882_exclusion.html )

2. The Chinese Exclusion Extension Act, 1904 // CET: Ancestors in the Americas PBS video series ( http://www.cetel.org/1904_extension.html )

3. The Chinese Exclusion Repeal Act, 1943 // CET: Ancestors in the Americas PBS video series (http://www.cetel.org/1943_repeal.html)

4. The Page Law, 1875 // CET: Ancestors in the Americas PBS video series ( http://www.cetel.org/1875_page.html )

5. The People vs. Hall Process, 1854 // CET: Ancestors in the Americas PBS video series ( http://www.cetel.org/1854_hall.html )

6. The United States vs. Wong Process, 1898 // CET: Ancestors in the Americas PBS video series ( http://www.cetel.org/1898_wongkim.html )

Литература:

1. Бурстин А. Американцы: национальный опыт. М., 1993.

2. Гончаров С.Н. Зарубежные китайцы и программа "четырех модернизаций" КНР. М., 1999

3. Китай в мировой и региональной политике: история и современность. М., 2000

4. Согрин В.В. История США. СПб., 2003

5. История Китая. /под ред. Меликсетова А.В./ М., 2002

6. Current R., Williams T. H., Freidel F., Brinkley A. American History: a survey. 7th edition; New York, 1987.

7. Chinese immigration. The social, moral, and political effect of Chinese immigration. Testimony taken before a committee of the Senate of the state of California, appointed April 3d, 1876. California. Legislature. Senate. Special committee on Chinese immigration // Making of America (http://www.hti.umich.edu/cgi/t/text/text_5)

8. Hilton G. F. The U.S. Immigration policy. NY, 1966

9. Kung S. W. Chinese in American Life. Seattle, 1962

10. Miller S.C. The Unwelcome Immigrant. LA, 1960

11. Shih-Shan Henry Tsai. The Chinese Experience in America. Bloomington, 1986

12. William Wei. The Chinese-American Experience. NY, 1968

Периодика :

1. Иноземцев В. Иммиграция: новая проблема нового столетия: исторический очерк. Ноябрь 2003 // Русский Архипелаг
( http://www.archipelag.ru/search_new problemxxi.htm)

2. Лоуренс К. Четыре составляющие иммиграционной политики США. Декабрь 2003 // Русский архипелаг ( http://www.archipelag.ru/agenda/povestka/povestka-immigration/)

3. Ньюленд К. Политика иными средствами: Большое "почему?" иммиграции в Соединенные Штаты. Декабрь 2003 //Русский архипелаг ( http://www.archipelag.ru/agenda/povestka/povestka-immigration/ )

4. Braun T. The Heritage We Renounce. 19th Century Images and Stereotypes of Chinese/Chinese-Americans in the United States: Media Portrayal and Historical Basis. // AsAm121 Paper ( http://ereview.com/archive/erickao2/paper.html )

Ресурсы Интернет:

1. Chinese Immigration and the Chinese in the United States // NARA_ Articles ( http://www.ourdocuments.gov/doc.)

2. Saga of Chinese Immigration // Separated Lives, Broken Dreams ( http://www.naatanet.org/separatelivesbrokendreams/)

3. Topical Overview -- Chinese and Westward Expansion // The Chinese in California (http://memory.loc.gov.ammem/award99/cubhtml/theme1.html)




[1] Walt Whitman . Selected Poems . NY, 1991, p.69

[2] Цитаты американских политиков, Н. Новгород, 1989. стр. 175

[3] 1848-1864

[4] В 1850 году господин Барнум даже создал «Китайский Музей» в Калифорнии, где представил публике выставку восковых фигур, картин и скульптур, изображающих типичных представителей Китая. Пресса немедленно откликнулась на подобную сенсацию и 22 апреля 1850 года в газете «Нью-Йоркский Курьер» появилась заметка: «... одна из фигур изображает китайскую красавицу... крошечные ступни, изысканно уложенные смоляные волосы, очаровательное личико и нежная живость черт...». Эта выставка сформировала чрезвычайно позитивный образ китайского народа у американских граждан.

[5] Цит . по Braun T. 19th Century Images and Stereotypes of Chinese/Chinese-Americans in the United States: Media Portrayal and Historical Basis.

[6] см. выше

[7] Цит. по T . Braun . The Heritage We Renounce.

[8] Foreign Miners' License Tax Act

[9] постановлением 1855 года эта сумма была увеличена до 6 долларов, и было также оговорено, что каждый следующий год она будет повышаться на два доллара

[10] Например , журнал «The coming man»

[11] An Act to Discourage the Immigration to this State of Persons who Cannot Become Citizens Thereof

[12] An Act to Protect Free White Labor against competition with Chinese Coolie Labor

[13] Shih-Shan Henry Tsai. The Chinese Experience in America. Bloomington: Indiana University Press, 1986

[14] William Wei. The Chinese-American Experience.

[15] Цит . по T. Braun. The Heritage We Renounce.

[16] The Page Law

[17] смешанные браки были запрещены ещё в 1661 году, но из-за индейцев

[18] Цит . по Shih-Shan Henry Tsai. The Chinese Experience in America. Bloomington: Indiana University Press, 1986

[19] “Fifteen Passenger Bill”

[20] William Wei. The Chinese-American Experience.

[21] the Angell Treaty

[22] Цит . по T. Braun. The Heritage We Renounce .

[23] Так поэтично и любя называли китайцы США из-за флага, такого разноцветного и необычного.

[24] Цит . по The Chinese Exclusionary Act

[25] Цит . по The Chinese Exclusionary Act

[26] Braun T. The Heritage We Renounce. 19th Century Images and Stereotypes of Chinese/Chinese-Americans in the United States: Media Portrayal and Historical Basis.

[27] Miller S.C. The Unwelcome Immigrant. LA, 1960. p. 45-51

[28] Kung S. W. Chinese in American Life. Seattle, 1962. p. 112-115

[29] Цит . по Hilton G. F. The U.S. Immigration policy. NY, 1966 . p.72

[30] Braun T. The Heritage We Renounce. 19th Century Images and Stereotypes of Chinese/Chinese-Americans in the United States: Media Portrayal and Historical Basis.

[31] Hilton G. F. The U.S. Immigration policy. NY, 1966

http://www.amstd.spb.ru/Library/student_works/lighted_china.htm




США объявили о ведении экономических санкций против Китая


США объявили о ведении экономических санкций против правительства КНР и одной из китайских государственных компаний за передачу современных ракетных технологий стране, название которой в сообщении госдепартамента не приводится. Оно опубликовано в пятницу в федеральном сборнике официальных документов американской администрации.

Ранее против компании China North Industries Incorporated США уже вводили санкции за продажу таких технологий Ирану. Меры, объявленные госдепартаментом, включают двухлетний запрет на заключение с китайским правительством экспортных контрактов, связанных с "производством и развитием ракетного оборудования и технологий, а также электронных и космических систем и оборудования военной авиации".

Что касается импорта таких систем и оборудования из Китая в США, то вступление в силу двухлетнего запрета отложено на 12 месяцев, до 2004 года, "в интересах национальной безопасности США". Агентство France Press предполагает, что такая отсрочка может объясняться тем, что Вашингтон хочет дождаться выполнения уже заключенных с Пекином контрактов, передает сообщает РТР-Вести.Ru со ссылкой на "Интерфакс".

19-09-03



Петер Франссен

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ КИТАЙ ОПАСНОЙ СВЕРХДЕРЖАВОЙ?


Американское правительство и Евросоюз обьявили о принятии мер, направленных против ввоза текстильных продуктов из Китая. Американские и европейские работодатели заявили, что Китай представляет собой опасность для их экономик в недалеком будущем и готов забросать своей продукцией весь мир. Со всех сторон только и слышно: берегитесь Желтой Опасности! Что же происходит на самом деле?

Китай в течение ста лет был источником богатства для западных империалистов.

С 1840 по 1949 годы Китай являлся источником богатств для Запада (в широком смысле этого понятия). Англия, Франция, Япония, Соединенные Штаты организовывали одну войну за другой, с целью подчинения себе Китая и раздела этой страны между собой. Сегодня, когда Китай оставил позади это прошлое, Запад протестует…

В 1840 году разгорается Первая Опиумная война. Она начинается когда китайское государство издает запрет на торговлю опиумом. Эта торговля контролируется англичанами. Они уже завоевали Индию и оттуда организуют торговлю опиумом, приносящую им баснословные доходы, в результате которой миллионы китайцев становятся наркоманами, что облегчает завоевание Китая. Китайские власти не выпускают английские запасы опиума из Кантона. В ответ на это англичане посылают военные корабли. Китайские правители терпят в этой войне поражение. В 1842 году следует подписание Нанкинского договора, по которому город и порт Гонконг становится английской собственностью. 5 других портов, среди которых - Шанхай, открываются для британской торговли.

В 1858 году следует Вторая Опюмная война, на этот раз с Англией и Францией. Она снова заканчивается китайским поражением и подписанием договора в Тянджине, который открывает для Запада ещё десять китайских портов.

В 1884 году Франция вторгается во Вьетнам и заодно - в юго-западные провинции Китая и на Тайвань. Это приводит к новой войне и к договору в Тенцине, который ещё больше развязывает руки французам в Китае.

В 1900 году разражается крестьянское восстание против концессий иностранным державам. США, Британия, Япония, Германия, Россия, Франция, Италия и Австрия отвечают на него войной. Новое китайское поражение приводит к подписанию Протокола 1901 года, в котором записано, что иностранные державы имеют право на открытие военных баз в и вокруг Пекина и Тенцина, а часть восточного побережья Китая к тому же должна выплатить победителям крупные репарации.

Индустриализация Запада: сделано в Китае.

Так иностранные державы получают в собственность большие куски китайской территории. В 1911 году в порт Шанхай прибывает американский генерал-лейтенант Джозеф Стивелл. Историк Барбара Тучман написала книгу о приключениях Стивелла : "Первое, что привлекло его внимание в Шанхае, - это флот из иностранных военных кораблей: два японских, два французских, один британский, один немецкий и один американский, которые явно покачивались на коричневой как кофе воде этой гавани не в качестве гостей, а в качестве оккупантов. Эта созданная по заказу иностранных предпринимателей метрополия и деловая столица Китая управлялась как концессия в основном иностранцами. Город находится в устье реки Янцзы, - главной водной артерии страны с наиболее развитым судоходством в Азии. Половина китайской промышленности находится в её пределах, и через её набережные проходит половина китайской торговли." (1).

Иностранные державы прибирают к своим рукам главные порты Китая, они определяют уровень таможенных пошлин, наблюдают за работой таможни, котроллируют торговые пути внутри страны, как наземные, так и речные, морские и даже воздушное пространство. В главных городах и вокруг них они выстроили военные базы для защиты своей империи.

Китай практически превращен в колонию. Так же, как и другие крупные территории Азии и Африки. В 1900 году 90% Африки и 56% Азии является собственностью колонизаторов (2). Для Запада наступает золотое время. Грабеж Азии, Африки и Латинской Америки обеспечивает капитал, который делает возможным быструю индустриализацию Запада. Выход Западной Европы из средневекового феодализма в современность осуществляется за счёт финансирования Китаем и другими колониями Третьего Мира. Тем временем Запад уничтожает развивающуюся промышленность данных стран путем ввоза товаров и организацией местной промышленности под западным контролем. Запад вынуждает Китай выплачивать невероятно высокие "репарации" за различные войны. Тот немногий местный капитал, который ещё имеется, идет не на развитие собственной экономики, а на выплату этих "репараций". Экономический и финансовый базис для собственного китайского развития уничтожается.


Страх перед потерей рынков


В 1949 году китайская Революция под руководством Мао Цзедуна положила конец подобному положению вещей. Китай начинает строительство нового государства, из ничего, на руинах колониализма и феодализма. Страна ищет новый путь методом проб и ошибок, совершая большие и маленькие ошибки, но тем не менее находит собственный путь для развития.

За последние 25 лет китайская экономика росла в среднем на 9,4 %ежегодно, внешняя торговля - на 16,7%, а внутреннее потребление - на 7% в год. С начала 90х годов особенно развивается торговля с другими развивающимися странами. В 2004 году ввоз азиатских товаров в Китай производился на сумму в 254 миллиарда долларов - рост в 35% по сравнению с тем, что было за год до этого. Ввоз африканских продуктов в Китай вырос на 87% по сравнению с предыдущим годом, а латиноамериканских - на 77%.

Вы скажете : прекрасно, пусть и дальше продолжается в том же духе, ибо Третий Мир от этого только выигрывает! Но в среде многих американских и европейских капиталистов растет агрессивное отношение к Китаю. Они воочию наблюдают, как многие страны Третьего Мира благодаря Китаю получают шанс избежать их контроля. Они опасаются (и не без оснований), что потеря рынков в Африке, Азии и Латинской Америке может привести к фатальному кризису для Соединенных Штатов и Западной Европы. Агрессивность монополистов берет свои истоки в страхе перед тем, что развитие Третьего Мира с Китаем в качестве его важного мотора положит конец созданной ими эксплуатационной системе.

1 Barbara Tuchman, Stilwell en de Amerikaanse rol in China, Agon Amsterdam 1988, p. 37 · 2 Lenin, L'impérialisme, stade suprème du capitalisme, Oeuvres, Tome 22, Editions Sociales Parijs 1960, p.z. 274.

Берегитесь : Желтый Дракон!

Фа Кикс является председателем бельгийской федерации работодателей в текстильной промышленности. Он говорит: "Китай - это коммунистическая диктатура, выработавшая прекрасный план для заполнения своими продуктами всего мира. Китай, безо всякого сомнения, является угрозой." Коммунистическая, диктатура, никогда ранее не виданная угроза, заполнить весь мир… Вот слова, с помощью которых капиталисты создают новый образ врага.

В середине 70-х годов, когда стало очевидным, что экономический кризис является не кратковременным явлением, козлами отпущения стали мигранты. Их обвинили в "массовом переполнении рынка рабочей силы", обьявили "ответственными за большое число безработных".

Значительное количество работодателей и политиков после этого заявили, что причины кризиса нужно искать в том факте, что "рынок труда заполнили сотни тысяч женщин", которые "отбирают работу у мужчин".

Ещё позднее прозвучало, что безработица - "вина самих безработных, ибо они недостаточно усиленно ищут работу".

Сегодня в безработице на Западе обвиняют китайцев.

Но каковы факты? В бельгийской текстильной и швейной промышленности сегодня занято 36.000 человек. Это - 1/3 того, что было в 1975 году. 30 лет назад уже начался процесс закрытия предприятий и увольнений. Тогда ещё вовсе и речи не было о китайских текстильных продуктах на европейском рынке. С 1975 по 2000 год работодатели в текстильной промышленности уничтожили 75.000 рабочих мест. Сегодня производится столько же, сколько 30 лет назад, но всего лишь 1/3 от того числа рабочих. Дополнительная прибыль на выработанный продукт, то есть то, что хозяева кладут себе в карман, выросла за это время на 50%.

Работодатели уже в течение 30 лет постоянно уничтожают рабочие места.

В Соединенных Штатах наблюдается то же самое. Американские капиталисты от текстильной промышленности требуют от своего правительства наложения ограничений на ввоз китайских текстильных продуктов, ибо "нам пришлось в одном только этом году уже ликвидировать 17.000 рабочих мест" (1). Но с 1990 по 2000 год те же самые американские текстильные магнаты уже ликвидировали более миллиона рабочих мест,- задолго до того, как речь зашла о "китайском демпинге"(2).

В Западной Европе и в США вот уже 30 лет хозяева постоянно повышают продуктивность и свои прибыли путем технологических обновлений, заменой людей машинами, созданием безработицы. Технологичексое обновление не приносит рабочим и обслуживающему персоналу каких бы то ни было облегчений, а одну лишь безработицу.Для хозяев и акционеров, напротив, технологическое обновление означает только прибыль и новое богатство. Это доказывается невероятно высокими прибылями предприятий . Неужели это является неразрешимой проблемой? Нет, конечно же, нет. С какой стати развитие науки и техники не должно бы было идти людям на пользу? Почему на первом месте должна находится прибыль, а не люди? Если бы у нас была система производства, ставящая людей во главу угла, то технологический прогресс служил бы в ней для уменьшения стресса, снижения ритма работы и длительности рабочего дня, а люди постоянно ощущали бы на себе рост благосостояния и благополучия.

1 David Barboza, West's dilemma over China textiles, The New York Times, 4 april 2005 · 2 West blocks China's cotton route, Asia Times, 7 april 2005.

Работодатели не могут без неравноправия.

…Китай, с его 22% мирового населения. Внешняя торговля Китая составляет лишь 5, 8% мировой торговли.

Германия, с её 1,4% мирового населения. Но германская доля в международной торговле - 9,2%.

Соединенные Штаты: 4,9 % населения мира. Но их доля в мировой торговле составляет 10,4% (1). Обратите внимание: никто не кричит о "заполнении наших рынков" немецкими и американскими продуктами!

Западноевропейские и американские капиталисты постоянно в течение более столетия уже наводняют рынки стран Третьего Мира своими продуктами. Они таким путем делают невозможным собственное промышленное развитие этих стран. Таким образом, они несут отвстственнось за нищету и неразвитость и за десятки миллионов людей, умерших и умирающих и по сей день в результате этого.

Сегодня, когда Китай, Индия, Бразилия освобождаются из подобной ситуации, начинают развитие собственной промышленности и воходят на мировой рынок с её продукцией, крупные капиталисты вопят что есть мочи. Эта капиталистическя система, очевидно, может существовать только при условии неравенства и угнетения.

1 Thomas Rumbaugh en Nicholas Blancher, China: international trade and WTO accession, IMF, Working Paper 04/36, Washington, maart 2004, blz. 15, Tabel: Share in world exports

http://left.ru/2005/9/franssen126.phtml




США И КИТАЙ


Влиятельный журнал «Каунтерпанч» опубликовал статью полковника в отставке Дэна Смита, в которой суммируются прогнозы ведущих экспертов относительно перспектив развития Соединенных Штатов Америки и Китая. Все основные экономические показатели указывают на то, что в ближайшем будущем эти страны будут развиваться в прямо противоположном направлении и что в конечном итоге конфликт между ними практически неизбежен. Вот что пишет Дэн Смит:

После Второй мировой войны США создали самую настоящую империю, построив ее на том, что все страны были должны им деньги. Под видом дружеских советов формально независимым государствам навязывались рекомендации заключать контракты с крупными американскими компаниями, а для финансирования этих проектов брать займы у таких международных организаций, как Всемирный банк или Международный валютный фонд. Но сумма этих займов и проценты, под которые они выдавались, были настолько высоки, что рассчитаться с такими долгами оказывалось практически невозможно, и единственный выход состоял в том, чтобы послушно следовать в фарватере американской политики и никогда не сердить своих вашингтонских хозяев.

Однако сегодня этой империи угрожает серьезнейшая опасность. Многие официальные лица и простые граждане других стран видят в Соединенных Штатах «слона в посудной лавке», а политику нынешней администрации рассматривают как разрушительную для той системы договоров и международных организаций, на которой было построено американское могущество. Для того чтобы убедиться в том, насколько это впечатление справедливо, достаточно обратиться буквально к нескольким экономическим показателям (все они приводятся по данным конгресса и министерства финансов США).

В период с января 2001 по июль 2004 г. доля ценных бумаг американского казначейства, находящихся в руках у иностранцев, возросла с 30% до 42%.

В период с сентября 2003 по сентябрь 2004 г. общая сумма принадлежащих иностранцам облигаций государственного займа США возросла с 1,46 до 1,86 триллиона долларов. Эта составляющая 400 миллиардов разница практически равняется дефициту государственного бюджета за 2004 год. Таким образом получается, что дефицит этот, по сути, финансируется ино-странными государствами, что, естественно, вечно продолжаться не может.

По данным министерства финансов, пять из семи крупнейших иностранных держателей американских государственных облигаций находятся в Азии. Япония (696 миллиардов) и Китай (167 миллиардов) занимают первые два места, а Южная Корея (62 миллиарда), Тайвань (58 миллиардов) и Гонконг (50 миллиардов) - пятое, шестое и седьмое соответственно. В совокупности эти страны владеют американскими государственными облигациями на сумму около одного триллиона (!) долларов.

Несмотря на то, что общая сумма находящихся в руках иностранцев государственных облигаций США в календарном 2004 году возросла, в декабре было отмечено резкое сокращение объемов покупки выпускаемых казначейством ценных бумаг за рубежом. Покупки иностранных центральных банков упали на две трети (с 21 до 7 миллиардов долларов), а объем приобретения этих ценных бумаг частными лицами сократился почти на 75% (с 32,8 до 8,4 миллиарда долларов).

В конце февраля 2005 г. центральный банк Южной Кореи объявил о своем намерении диверсифицировать свои валютные резервы, переключившись с доллара на евро. Такое же решение приняли и многие другие страны мира, что грозит американской финансовой системе самой настоящей катастрофой.

Трещины в основании американской империи проявляются не только в таких экономических показателях, как слабая валюта, рост государственной задолженности и гигантский торговый дефицит. Может быть, еще более симптоматичны результаты очередного международного опроса общественного мнения, который был проведен в декабре 2004 г. и в ходе которого почти 23 тысячи человек из 22 стран высказали свои взгляды относительно роли США и Китая в современном мире. Так вот, в 14 странах большинство населения считает, что Китай оказывает положительное влияние на международную обстановку, а Соединенные Штаты, напротив, считают положительным фактором только в шести странах, а в пятнадцати рассматривают их роль в мире как негативную.

Особенно значительной поддержкой Китай пользуется среди своих соседей и стран Тихоокеанского региона (исключение тут составляет только Япония). Многочисленные договоры, которые КНР заключила со своими соседями, свидетельствуют о том, что Пекину удалось успокоить страхи и подозрения большинства близлежащих государств. Наиболее ярко это проявляется в отношениях с десятью странами, входящими в блок АСЕАН. С его шестью государствами-основателями (Бруней, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур и Таиланд) Китай подписал договор, предусматривающий в числе прочего создание зоны свободной торговли, а с остальными входящими в АСЕАН странами подписан целый ряд договоров и соглашений, гарантирующих дружеские отношения и тесные торговые связи.

Большую активность Китай проявляет и на своих северных и северо-западных границах. Созданная в 1996 г. Шанхайская организация сотрудничества (в которую входят КНР, Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и присоединившийся к ним в 1991 г. Узбекистан) признала право Китая на полное возвращение Макао, Гонконга, Тибета и Тайваня, а также подписала ряд документов, в которых были намечены пути к решению спорных пограничных вопросов между всеми входящими в ШОС государствами.

Интересно, что большой интерес к вступлению в эту организацию выражают и Пакистан и Индия. Если это действительно произойдет, то больше всех от такого поворота событий выиграет Китай, поскольку это в значительной степени осложнит попытки американцев создать вокруг КНР «сдерживающее кольцо».

А в том, что Америка целенаправленно изолирует Китай и весьма настороженно относится к перспективам его развития, нет никаких сомнений. Достаточно посмотреть на то, какие попытки предпринимаются американцами для того чтобы не допустить отмены эмбарго на поставки оружия в КНР, принятого западноевропейскими странами после разгона студенческих демонстраций в 1989 г. Сами китайцы говорят, что «устаревшее» и «дорогое» европейское оружие им не нужно, но очень серьезную обеспокоенность в Вашингтоне вызывает тот факт, что в Пекин могут попасть такие технологические новинки, как система спутниковой навигации «Галилей». Не остаются незамеченными и многочисленные попытки китайских военных наладить сотрудничество со странами Южной и Латинской Америки, особенно с теми, которых лишили американской военной помощи за отказ освободить солдат США от ответственности перед Международным судом.

В дополнение к этому по-прежнему антагонистическими отношения между США и Китаем остаются в корейском и тайваньском вопросах. Сегодня у Америки нет возможности решить корейскую проблему военным путем, но при этом администрация Джорджа Буша-младшего делает всё возможное для того чтобы этот регион на границе Китая оставался постоянным источником потенциального конфликта. За последние полтора года резко возросла и напряженность в Тайваньском проливе, где китайские военно-морские силы регулярно проводят учения, в ходе которых отрабатывается захват острова.

И хотя эксперты считают, что в ближайшие годы военный конфликт между КНР и США возможен только в случае объявления Тайванем своей независимости «de jure», отношения между этими двумя государствами будут всё более и более напряженными. Индустриальный бум, который переживает сегодня Китай, и серьезные геополитические амбиции, реализация которых необходима для дальнейшего экономического развития, обещают ему весьма реальный шанс на занятие места «сверхдержавы XXI века». Америка, естественно, допустить этого никак не может. По крайней мере, без борьбы она своего доминирующего положения в мире никому не уступит.

Д. СМИТ
http://www.duel.ru/200527/?27_3_3



19 июля 2005 г.

ДИПЛОМАТИЯ С «КИТАЙСКИМ ЛИЦОМ»
США и Китай — глобальные интересы


Отношения между Китаем и США все более выдвигаются в центр внимания мирового сообщества. Бурный экономический рост КНР позволяет руководству этой страны в ускоренном темпе решать вопросы наращивания военного потенциала и укрепления безопасности, развития науки и овладения современными технологиями, повышения жизненного уровня населения и выхода на внешние рынки. Сняв пограничные вопросы в отношениях с Россией и государствами Средней Азии, добившись успокоения на китайско-индийской границе, КНР уверенно утверждает свое влияние как региональная держава и может позволить себе занимать все более самостоятельную позицию по всем интересующим его вопросам международной жизни. И это не декларативная, а вполне реалистическая позиция, с которой нельзя не считаться.

Поскольку Китай быстро набирает силу, это не может не порождать множества прогнозов и спекуляций на тему о том, что в своем дальнейшем развитии он неизбежно должен войти в конфликт с нынешним претендентом на мировое господство — Соединенными Штатами Америки. Китайские руководители не упускают случая в ходе своих международных контактов подчеркивать, что не признают ни чьих претензий на единоличное руководство миром, ратуют за многополярность, уважение равноправия государств. Хотя при этом объект критики, как правило, не называется, всем понятно, о ком и о чем идет речь.

В последнее время китайская антигегемонистская политика обнаруживает признаки нарастающей смелости. На недавней встрече в верхах Шанхайской организации сотрудничества в Астане Китай потребовал ухода американцев из Средней Азии (правда, предпочтя на первый раз прикрыться авторитетом многосторонней международной организации, мнение которой он «разделил и поддержал»). Незадолго до этого парламент КНР принял закон, позволяющий применить силу в случае конфликта вокруг Тайваня.

Чураясь, как и прежде, двухсторонних политических и военных союзов, китайцы, однако, все более решительно начинают вводить в свою внешнюю политику понятие стратегического партнерства. Оно не предполагает взятия на себя каких-либо прямых обязательств, но в то же время обозначает намерение двигаться к этой цели с теми странами, которые являются для Китая привлекательными в плане реализации его целей. КНР строит стратегическое партнерство с Россией, а с недавних пор и с Казахстаном. На днях китайский премьер предложил стратегическое партнерство и диалог Евросоюзу. КНР весьма активно ухаживает за странами Латинской Америки и Африки, не говоря уже о систематической работе в Юго-Восточной Азии.

Важное место во внешней политике КНР стало отводиться выработке и подписанию международных документов с изложением взглядов на устройство мира в XXI веке. Это видение включает в себя в основном повторение известных принципов мирного сосуществования и равноправного сотрудничества государств. Но в нынешних условиях, когда США и их союзники пытаются пересмотреть традиционные международные отношения с помощью силы и угроз ею, подобные декларации не могут не производить впечатления. С одной стороны, они внушают мысль, что, в отличие от обуянных идеей гегемонизма американцев, Китай не имеет подобных амбиций и не представляет опасности ни для своих соседей, ни для более отдаленных государств. С другой, они демонстрируют возрастающую способность Китая участвовать в определении принципов мироустройства в третьем тысячелетии.

Заявка Китая на новую роль в мире повсеместно услышана. Она, разумеется, в разных местах воспринимается по-разному и кое где вызывает растущую тревогу, особенно за океаном. Там весьма опасаются, что Китай мягко стелет, пока еще набирает силу, но через сравнительно небольшой исторический период может заговорить и другим языком.

Это не новое опасение, которое традиционно играет важную роль в политике США. Но до сих пор существовала уверенность, что китайские амбиции еще долго не смогут быть подкреплены достаточной силой, и поэтому есть время, чтобы продолжать сдерживание, а если нужно, то и отбрасывание Китая, играя на тайваньском вопросе, традиционном японо-китайском конфликте, подозрительности соседей Китая к целям его политики; оказывая прямое силовое и экономическое давление на КНР; подыгрывая внутренней оппозиции и сепаратистским тенденциям в Поднебесной, а также коррумпируя китайскую верхушку. Надо, однако, признать, что набор этих рычагов обнаруживает все большее несовершенство и недостаточность. Все они задействованы, а Китай прет на всех парах вперед, проявляя при этом все большую самоуверенность.

Американская политика на китайском направлении становится все более нервозной. Визит следует за визитом, встреча за встречей. Недавно в Китае побывала и госсекретарь Райс, принятая для бесед всей китайской верхушкой. Судя по сообщениям печати, в центре внимания помимо текущих двухсторонних дел, находились Тайвань и ядерная программа КНДР. По Тайваню американцы не пошли дальше подтверждения готовности продолжить политику «одного, а не двух Китаев». Однако выразили обеспокоенность наращиванием китайских военных усилий в зоне Тайваньского пролива. В ответ китайцы подтвердили твердую решимость не потерпеть попыток провозглашения независимости Тайваня.

Что до ядерных планов КНДР, то Райс удалось уговорить китайцев подвигнуть Ким Чен Ира к возобновлению переговоров «шестерки». Китайцы направили к нему своего эмиссара и сейчас всячески подчеркивают свои заслуги в разблокировании переговорного тупика. Возобновляемые 25 июля переговоры, как отмечает китайская печать, должны дать толчок движению к созданию безъядерной зоны на Корейском полуострове. В остальном, однако, чего-либо примечательного в китайско-американских отношениях не произошло. Райс опять поднимала вопрос о Тибете, о Средней Азии, о правах человека в Китае и выслушивала нарекания Пекина по поводу политики ее японских союзников и шашней с новым тайваньским президентом.

Однако главное, что остается за кадром официальных сообщений о китайско-американских контактах, — это, наверное, поиск обеими сторонами способов пока не наступать без нужды на мозоли друг другу. При этом каждая из сторон надеется, что, в конце концов, время сработает в ее пользу. В этом плане больше активности, по понятным причинам, проявляет КНР, являющаяся на данном этапе более слабой стороной. Не успела Райс отбыть из Пекина, как вдогонку ей газета «Женминьжибао» опубликовала на первой полосе статью «Четыре стратегических возможности отношений между Китаем и США», которую, скорее всего, следует понимать как неофициальное предложение Вашингтону условий возможной договоренности. Автор статьи — некий Жен Бидзян. Авторская статья — это очень по-китайски, когда хочется сказать что-то серьезное и в то же время в любой момент откреститься от своих предложений.

«Женминьжибао» привлекает внимание Вашингтона к выраженной председателем КНР в беседе с Райс 10 июля готовности сотрудничать с США по широкому спектру вопросов. Такой договоренности, подчеркивает газета, не смогли бы воспрепятствовать никакие «внешние силы». И в краткосрочном, и в длительном плане отношения КНР с США имеют «широкий простор» для развития в условиях мира. Подъем Китая вовсе не обязательно должен «угрожать глобальным интересам США». Исходя из этого, для развития отношений КНР с США предлагается 4 возможных направления.

Во-первых, указывается, что есть глубокая взаимозависимость и потребность в соблюдении взаимных интересов в рамках глобализации. Объем китайско-американской торговли вырос с 500 млн. долларов в конце 70-х годов до 170 млрд. долларов в настоящее время. 70% из 660 млрд. долларов своих валютных запасов Китай вложил в бумаги американского казначейства, тесно связав себя тем самым с США. Разве станет в таких условиях Китай угрожать глобальным интересам Америки? Если бы США перестали «политизировать» вопросы торговли, то в развитии экономических связей дело пошло бы еще дальше.

Во-вторых, можно выстроить новую концепцию отношений двух великих держав, диктуемую нетрадиционными вызовами, такими как терроризм, нераспространение оружия массового уничтожения, охрана окружающей среды, борьба с эпидемиями. Эти вопросы в равной степени интересуют КНР и США. Кроме того, есть и прекрасные предпосылки для сотрудничества в области стратегической безопасности. Как намекает «Женминьжибао», их можно было бы тоже задействовать. Все дело тут во «взаимном доверии».
В-третьих, предлагается совместно заняться горячими точками в целях поддержания «международного порядка». Азиатско-Тихоокеанский район (АТР) предлагается рассматривать в этом контексте как «совместную площадку» для «развития» Китая и США. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы устранить в этом регионе наследие «холодной войны» и избежать войны горячей.

В-четвертых, глобализацию не надо понимать как столкновение между цивилизациями. Наоборот, это сосуществование и конвергенция, время интенсивных обменов и гармонии. Тут китайская сторона дает понять, что готова открыть для «культурных ресурсов и индустрии культуры США» свой рынок, а от Вашингтона ждет лишь «более глубокого понимания значения китайской культуры для сосуществования двух наций».

Что нужно для реализации этой далеко идущей программы? По мнению «Женминьжибао», не так уж и много. Отказаться от мышления категориями «холодной войны» и воздвижения идеологических и социальных барьеров. Отбросить претензию на культурное превосходство. Отрешиться от представлений, что «каждый новичок обязательно должен бросить вызов существующим великим державам».

Сухой остаток этих китайских предложений, видимо, состоит в том, чтобы продолжить экономическое научно-техническое и культурное сотрудничество с США, согласиться взаимодействовать с ними в глобальных вопросах, вроде экологии и борьбы с терроризмом, но получить при этом американское признание АТР в качестве района совместных интересов и не мешать там друг другу. Это своеобразная программа-минимум, которая, похоже, могла бы устроить на данном этапе Китай, стремящийся в своих отношениях с другими регионами мира, кроме АТР, в основном обеспечить поступление сырья и энергоносителей для своей экономики, чтобы и далее наращивать мускулы.

Обращает на себя внимание, что в последнее время в Китае началась кампания по восхвалению великого флотоводца адмирала Жен Хе, который 600 лет тому назад совершал далекие морские походы и нес идеи сотрудничества с Китаем народам Азии и Африки. Но заодно он создавал и китайский военно-морской флот, без которого Китай и сейчас не может обеспечивать эффективную защиту своих интересов. При этом не беда, что Жен Хе был в китайской истории почти начисто забыт, китайские ВМС после его смерти прекратили существование, и сам адмирал был не китайцем, а мусульманином и к тому же евнухом. Но вспоминают о нем сейчас не случайно. Китай расправляет плечи и делает это своим оригинальным образом.

«Слезами залит мир безбрежный», — поется в известной революционной песне. Ясно, однако, что КНР не готова приступать к осушению этих слез в ближайшее время, а те, кто хотел бы видеть ее в этой роли, выдают желаемое за действительное. Как пишет автор статьи о четырех возможностях развития отношений с США, «забота о том, что Китай станет осуществлять азиатскую версию доктрины Монро и локтями отталкивать США с их интересами, может быть отброшена». КНР и США «вполне могут совместно развиваться и сотрудничать на базе взаимной заботы об интересах друг друга». Американцам советуют отрешиться от неправильной оценки «социализма с китайским лицом», а заодно и китайской Компартии. При поддержании международного порядка и обеспечения его реформирования Китай и США несут особую ответственность, которую они «не могут снять с себя».

Только вот готовы ли США внять этим прозрачным авансам и признать КНР своим равноправным партнером хотя бы в региональном плане, как на это намекается в статье? Не сохраняется ли в Вашингтоне убеждение, что лучше и далее проявлять строгость и диктовать условия? После встречи Райс с Ху Цзиньтао лучший союзник США — Япония — приняла решение начать разведовательное бурение на нефть и газ на спорном участке Восточно-Китайского моря, что вызвало резкую реакцию МИД КНР. Одновременно глава объединенного комитета начальников штабов США Майерс обвинил Китай (и Россию) в подавлении демократии в странах Средней Азии и попытках натравливать эти страны на Америку. Следующий удар по Пекину нанес глава Еврокомиссии Баррозу, который потребовал, чтобы Китай до начала пекинской Олимпиады 2008 года мирно отрегулировал все вопросы взаимоотношений с Тайванем и провел демократизацию внутри своей страны.

Кажется, получив такой «ответ» на свои конструктивные инициативы, Пекин рассердился. На днях при встрече с иностранными журналистами генерал Чжу Чэнжу, декан университета национальной обороны НОАК, предупредил, что ежели американцы ударят своими ракетами по китайской территории, включая китайские корабли и самолеты, то последует ответный ядерный удар по территории США. Вот и поговорили. Только это не значит, что поиски договоренности «с китайским лицом» закончились...

Ю. КОТОВ.
http://www.sovross.ru/2005/96/96_3_2.htm


Часть 1, 2, 3