ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

СТР. 4: "СЛОБОДАН МИЛОШЕВИЧ НАЗВАЛ ОРГАНИЗАТОРОВ "РЕЗНИ" В СРЕБРЕНИЦЕ В 1995 Г."


Содержание страницы:

  • Слободан Милошевич назвал организаторов "резни" в Сребренице в 1995 г."

  • "СКЛАДЫВАЯ ВМЕСТЕ ТРИ ЛЖИ, НЕ ПОЛУЧИШЬ ПРАВДУ - А ТОЛЬКО ЕЩЁ БОЛЬШУЮ ЛОЖЬ".

  • Майкл ПЕРЬЕ "МИЛОШЕВИЧ ДОВЕЛ СУДЬЮ ДО РУЧКИ".

  • Ю. КУРЬЯНОВ "ПОСЛЕ 45-го АМЕРИКА НЕ ПОБЕЖДАЛА (потери НАТО в Югославии)".

  • "ВЕСНА ОСВОБОЖДЕНИЯ: мелкий предприниматель или корпорация?"

  • "СЕРБИЯ: ТРИ ГОДА КОШМАРА"

  • Борислав МИЛОШЕВИЧ «Трибунал» оглох. 300 свидетелей отказались выступать на бесправном процессе в Гааге"



Слободан Милошевич назвал организаторов "резни" в Сребренице в 1995 г.


На "судебном процессе" в Международном "трибунале" по делам бывшей Югославии экс-президент СРЮ Слободан Милошевич обвинил французские секретные службы в убийстве 7 тысяч человек в Боснии. По словам бывшего главы югославского государства, спецслужбы Франции причастны к организации резни в Сребренице в 1995 году, в результате которой погибли семь тысяч мусульман. Как сказал С.Милошевич, это массовое убийство "было совершено наемниками, которые приводили в исполнение приказы секретных французских служб", передает El Mundo.

В связи с этим, экс-президент СРЮ сообщил, что в 1995 году состоялась встреча генерала французской армии Бернара Жанвье, руководившего тогда силами ООН в Югославии, и представителей правительства Боснии и Герцеговины. Как утверждает С. Милошевич, именно на этой встрече обсуждалось, каким образом возложить вину за произошедшее в Сребренице на сербов. Таким образом, была достигнута договоренность "сфабриковать дело о геноциде" и взвалить ответственность за него на сербов, чтобы тем самым обосновать военное вторжение НАТО в Сербию, заключил бывший президент Югославии.

Напомним, что первая часть "судебного процесса" над С.Милошевичем, касающаяся "обвинения" бывшего югославского лидера в "военных преступлениях на территории Косово", была окончена 10 сентября. После двухнедельного перерыва, необходимого для изучения собранных материалов, расследование продолжится, и "суд" займется заслушиванием "показаний", затрагивающих более ранние события в Хорватии и Боснии - в период 1991-95 гг.




СКЛАДЫВАЯ ВМЕСТЕ ТРИ ЛЖИ, НЕ ПОЛУЧИШЬ ПРАВДУ - А ТОЛЬКО ЕЩЁ БОЛЬШУЮ ЛОЖЬ


Президент Слободан Милошевич в Гааге,
30 января 2002 года (расшифровка стенограммы)

Президент Милошевич:

Складывая вместе три лжи, не получишь правду - а только ещё большую ложь.

Все три обвинительных акта в действительности - если использовать выражение, которое я здесь уже слышал - нанизаны на одну нить. Общее между ними - продолжающееся преступление против Югославии и против моего народа.

Здесь налицо очевидное, колоссальное злоупотребление властью, чтобы сработать исторический подлог, благодаря которому те, кто выступал за сохранение Югославии, были бы призваны к ответу за её разрушение; те, кто защищал страну, были бы обвинены в преступлениях; и те, кто поддерживал и осуществлял распад, поддерживал сепаратизм и терроризм, получили бы амнистию - потому что они пользовались покровительством сил, которые желают установить контроль над Балканами, с тем чтобы использовать эту стратегически важную позицию для установления контроля в дальнейшем - где-нибудь ещё.

Как мы слышали, вы говорили о трёх событиях, связанных между собой. Как могли "разоблачители" этого так называемого плана, о котором они высказываются так самоуверенно - как они только посмели сделать эти заявления о Боснии и Хорватии по прошествии десяти лет? К тому же эти заявления абсурдны и бессмысленны, главным образом потому, что об этом говорит вся политика сербов - Сербия и лично я относительно Хорватии и Боснии были настроены на мир, а не на войну. Мы использовали всё наше влияние, чтобы достичь мира как можно скорее.

В самом начале конфликта в Хорватии мы выступали за политическое решение. На основании этого предложения, были установлены Защищённые Зоны ООН, и положение сразу стало спокойнее. Но 24 марта 1992 года, тогдашний хорватский руководитель Туджман обратился к своему народу с площади Бан Йелачич (Ban Jelacic) [в Загребе], говоря буквально следующее: "Не было бы войны, если бы Хорватия не хотела её, но мы рассудили, что это был единственный способ достичь независимости."

Конечно, войны бы не было, если бы Хорватия не желала её. Сербия никогда в этой войне не участвовала так или иначе. Это был внутренний конфликт.

Но почему Хорватия хотела войны? Уж конечно, не для того, чтобы хорватский народ использовал своё право на самоопределение и отделение (Македония, например, провозгласила это право и отделилась от Югославии), но для того, чтобы достичь следующей цели: выслать полмиллиона сербов из Хорватии - Сербской Краины - которые жили там столетиями на своей собственной земле, а не как оккупанты.

До прихода этого хорватского режима, который хотел войны и признавал это публично, Хорватия имела Конституцию, описывающую страну как государство хорватов, сербов и других народов, жительствующих в нём. Эта Конституция была изменена. Сербы утратили свои права, в том числе конституционный статус в Хорватии, и подняли восстание. А в то время мало кто в Сербии знал, что в какой-то части Хорватии жили сербы.

Вы говорите о плане, по которому, при германской поддержке, Хорватия была преждевременно признана как независимое государство в конце 1991 года, и её признали, не дождавшись политического решения, что вызвало противостояние, в котором участие Сербии - повторяю - выразилось только в том, что она нашла мирное решение со всей возможной быстротой. Даже хорватское правительство никогда не возлагало на нас ответственности за этот конфликт, но, - как я здесь сегодня слышу - у нас было что-то вроде плана для этого?

Фактически, был план - ясный план действий, направленных против государства, которое, я бы сказал, в то время было моделью будущего европейского федерализма. Этим государством была Югославия, в которой многочисленные народы жили в федерации, на равных условиях, успешно, имея возможность процветать и развиваться, и показывать всему миру, что сосуществование - возможно.

Всё это время мы сражались за Югославию, за сохранение Югославии. В конце концов, все факты доказывают, что я говорю правду. Только Союзная Республика Югославия, которая существует сейчас, сохранила свой этнический состав. С самого начала до самого конца югославского кризиса не было никаких массовых высылок по этническому признаку. Все остальные республики изменили свой этнический состав. Полмиллиона сербов было изгнано из Хорватии, и все мы знаем, что произошло в Боснии, не говоря о других частях Югославии.

Поэтому я бы сказал, что это злоумышленный, крайне враждебный процесс, нацеленный на оправдание преступления против моей страны, и этот "суд" используется как оружие против моей страны и моего народа.

Посмотрите на Боснию-Герцеговину. Повсюду там мы с самого начала старались обеспечить и сохранить мир. Что произошло с Планом Кутильеро, который все поддержали? Исламистское боснийское правительство отвергло его под диктовку американского посла, и конфликт начался. Как можно Сербию обвинить в чём-либо относительно Боснии, когда хорошо известно, что, пытаясь использовать своё влияние для достижения мира, мы не только поддерживали все мирные предложения, но также и пытались привести их в исполнение?

В 1993 году, в Афинах, состоялась встреча, на которой был подписан Мирный план Вэнса-Оуэна. Все подписали его. Я отправился в Пале с [греческим премьер-министром] Мицотакисом и бывшим югославским президентом Добрицей Чосичем, и мы поддержали принятие этого плана. К сожалению, он был отвергнут - 3-го или 5-го мая 1993 года, я не помню точно. Но даже тогда мы по собственной инициативе установили блокаду Сербской Республики для того, чтобы принудить её руководство принять этот план. Это была роль Сербии - попытаться достичь мира.

Мы неизменно подчёркивали, что единственная формула достижения мира в Боснии - это одинаковая защита интересов всех трёх народов Боснии-Герцеговины: сербов, мусульман и хорватов. Дэйтонское соглашение сработало, потому что эта формула была принята - потому что национальные интересы всех трёх народов были защищены одинаково.

Теперь я слышу, что в Дэйтоне должны были обсуждать Косово. Это нонсенс. Дэйтонские переговоры были созваны, чтобы установить мир в Боснии-Герцеговине, и никто даже не думал обратиться к проблеме Косова. Это было внутренним делом Сербии, и никто не мог даже и мечтать, что кто-то попытается интернационализировать его.

Вы никоим образом не можете связать Сербию или политику Сербии с какого-либо рода преступлениями. И тем более вы не можете законно предъявить нам иск десять лет спустя по поводу того, чего никто нам не приписывал даже тогда. Мы заслужили только уважение и положительные отзывы за те гигантские усилия, которые были приложены Сербией и её политикой для достижения мира.

Говоря о Боснии: вы знаете, что 70.000 мусульманских беженцев искали убежища в Сербии во время Боснийского конфликта? Вы думаете, кто-то стал бы бежать из своего дома и находить пристанище на той самой территории, от которой ему угрожала опасность? Сколько жизней мы спасли, сколько наших заложников мы спасли из Боснии - от миротворцев ООН до пилотов - и на скольких мирных договорах мы настояли и тем самым сделали их возможными? В конечном итоге, мы сделали больше всех для успеха Дэйтонских переговоров, и мир был достигнут.

Это был всеобщий мир, полное снятие напряжённости повсюду, но потом... Я скажу вам, как это всё началось в Косове. Для выполнения плана по установлению контроля над Балканами, над территорией бывшей Югославии, были приложены усилия к дестабилизации Косова именно тогда, когда, казалось, что всё могло быть разрешено мирно.

В ноябре 1997 года на острове Крит состоялась встреча глав государств и правительств Юго-Восточной Европы. Тогда мы обсуждали - по нашей инициативе - устранение барьеров, тарифов, интеграцию в Юго-Восточной Европе и улучшение нашего взаимного сотрудничества. У меня состоялся прямой диалог с албанским Премьер-Министром Фатосом Нано. Мы говорили о нормализации наших отношений, устранении виз и пошлин, развитии транспортных и торговых связей и так далее. Фатос Нано и я вышли перед телекамерами, и тогда он сказал, после разговоров о сотрудничестве и улучшении наших взаимоотношений, что Косово - это сербское внутреннее дело. Это было обещание мира, мирных решений всех проблем.

Но это стало тревожным сигналом для всех сил, которые продолжали действовать преступно против моей страны, пытаясь дестабилизировать Югославию и вмешаться своими способами. Через месяц или два после того, мы получили письмо от [германского министра иностранных дел] Кинкеля и [французского министра иностранных дел] Ведрина, в котором они заявили, что взволнованы ситуацией в Косове. За десять лет с тех пор как, вы заявляете, Сербия "захватила" контроль над собственной территорией, в Косове не было ни убийств, ни высылок, ни разорений, ни поджогов, ни арестов. У нас не было ни одного политического заключённого в Югославии - ни одного. В Косове было 20 газет и других печатных изданий на албанском языке, которые каждый мог купить на улице на любом углу. Ни одного номера, ни одного экземпляра никогда не было запрещено. Албанские политические партии, даже сепаратистские, работали свободно. Кто-то здесь сказал, что мы терпели их. Нет, на наш взгляд, всё должно было быть разрешено - кроме насилия.

Тогда силы, стоявшие за разрушением и оккупацией Югославии, согнали преступников со всей Западной Европы и послали их в Косово, чтобы создать террористическую организацию. Они начали террористические нападения весной 1998 года. Тогда они были разгромлены. К осени 1998 года они были полностью уничтожены, сдавая целыми грузовиками оружие, которое до этого контрабандно протащили туда.

В течение этого года они убивали в основном албанцев. У меня нет сейчас с собой цифр, отражающих это удельное соотношение, поскольку я не знал, что мне будет дана возможность говорить сегодня. Меня только вчера известили о том, что я появлюсь сегодня здесь, и я не знал, что именно будет обсуждаться. Так что у меня нет всей конкретной информации, но я скажу вам то, что знаю. В два с половиной раза...

Клод Жорда:

Г-н Милошевич, пожалуйста позвольте...

Президент Милошевич:

... больше албанцев, чем сербов, было убито террористами в 1998 году. Они убивали албанских полицейских чинов, почтальонов, лесников, даже пенсионеров - только потому, что они получали свои пенсии от государства. Они пытались вселить страх в сердца албанцев, так же как и убивать сербов. Мы защищали своих граждан - и сербов и албанцев - от терроризма, и эта операция была закончена к осени 1998 года. Тогда [американский представитель] Холбрук явился потребовать Контрольной Миссии для того, чтобы создать предлог для нападения на Югославию. Позвольте сказать вам...

Клод Жорда:

Г-н Милошевич, позвольте мне только на минутку. Пожалуйста. Только одну минутку. Я не отниму вашего времени, я непременно дам его вам. Даже этот Международный Трибунал, чью законность вы оспариваете, даёт вам возможность полностью изложить своё дело. Мне кажется, прежде всего, что вы уже готовы начать процесс - даже сегодня, как кажется. Это делает вам честь. Вы готовы. Но я должен вернуть вас к... Пожалуйста, постарайтесь не потерять полностью представление о том, что мы обсуждаем сегодня. Мы - не та палата, которая будет вести ваш процесс. Мы хорошо понимаем, что ваша главная идея достаточно противоположна - что это гонения на вашу страну. Это было услышано и понято.

Хорошо бы, г-н Милошевич, вы не вводили себя в заблуждение относительно палаты, которая будет судить вас. У вас то же количество времени, что и у прокурора здесь. Как председатель этой палаты я гарантирую это. Пожалуйста, в дальнейшем не теряйте представления о теме, которую мы обсуждаем.

У вас есть тезиз, который вы пытаетесь защитить, и у вас есть это право - и у вас будет это право. Так или иначе, я должен напомнить вам, что эта Апелляционная палата стоит перед важным процедурным вопросом. Это может не представлять важности для вас, но это важно для нас, поскольку мы стараемся соблюсти нормы справедливой и беспристрастной процедуры. Мы хотели бы узнать: хотели бы вы отделить ваш процесс по Косову от процесса по Боснии и Хорватии, или вы предпочли бы совместить их.Я понимаю, что вы можете ответить на это, говоря издалека. Я, конечно, разрешу вам говорить. Вы - ответчик, находящийся в добром умственном здравии и с ясностью мысли. Поэтому я прошу вас попытаться ответить на этот вопрос. Спасибо вам заранее. Вам предоставляется слово снова.

Президент Милошевич:

Прежде всего, это единственный раз, когда я не был перебит, первый раз, когда я могу сказать что-то, и я буду использовать каждую возможность обратиться к обществу относительно преступления, которое совершается против моей страны. Я это делаю не из-за процедуры, потому что процедура не интересует меня, но для того, чтобы ответить на нападения на мою страну и мой народ, и продолжающиеся преступления против них. Я хочу, чтобы общество знало, что после агрессии...

Клод Жорда:

Пожалуйста, подождите, г-н Милошевич. Вы понимаете, что в вашем распоряжении много времени, но у вас будет его ещё больше, когда процесс начнётся. Это, конечно, не предмет сегодняшнего обсуждения. У вас есть право продолжить. Но вы сейчас обращаетесь к людям за пределами этого зала судебных заседаний. Г-н Милошевич, я должен сказать вам, что у вас будет право обратиться к обществу. Международное сообщество создало этот процесс и я безусловно хочу, чтобы все правила, относящиеся к судопроизводству, к вам и к цивилизованному миру -уважались. Сегодняшний разговор - о том, как процесс будет иметь место в другой палате. У меня нет намерения перебивать вас и я вычту время, которое я использовал для своих перебиваний вас. Вы можете продолжать теперь.

Президент Милошевич:

Я хочу подчеркнуть, что преступление против моей страны продолжилось. Самое последнее убийство серба в Косове, о котором я слышал, произошло в Рождество этого года. Около 350.000 было изгнано из Косова под покровительством ООН, в то время как албанская террористическая деятельность была защищена ООН. С момента прибытия так называемых миротворцев ООН, которых обязала Резолюция №1244 [Совета Безопасности ООН] гарантировать безопасность личности и собственности каждого жителя Косова, албанские террористы изгнали 350.000 человек и сожгли десятки тысяч домов. Иногда они сжигали по 50, по 60 сербских домов, все сербские дома в деревне, на глазах войск [ООН]. Они - на самом деле оккупационные войска, которые пришли [в Косово] под знаменем ООН, только чтобы за ночь преобразовать себя в оккупантов и союзников террористов, которые убивали, которые искалечили и которые пытали столь многих, и так много сожгли, и продолжают делать это даже сегодня. И они говорят, что они не были осведомлены о происходившем.

Может кто-нибудь поверить, что войска там могли быть не осведомлены о том, что десятки тысяч домов сжигались? Может кто-нибудь повредить и разрушить... с тех пор, как войска ООН пришли, 107 сербских церквей было разрушено. Может кто-нибудь разрушить целую церковь и сжечь её без ведома войск ООН?

Это "объединённая преступная инициатива" - сил, которые совершали преступления против Югославии с наркомафией и албанскими террористами в Косове, умышленные преступления не только против сербов, но и против всех остальных неалбанцев, и даже против албанцев-католиков. И даже против тех албанцев, которые, каким угодно образом - даже обналичивая чеки, которые им присылались государством для получения пенсии - показывали какую-либо лояльность Республике Сербия как их государству.

Здесь происходит практически реабилитация политики, проводившейся Гитлером и Муссолини. Эта болтовня о "Великой Сербии", эта приписывая нам идея, которая никогда в действительности не существовала, поднята только, чтобы замаскировать создание "Великой Албании" - точно той же самой, которая была сотворена Гитлером и Муссолини во время Второй мировой войны. Посмотрите на неё, тогдашнюю, и посмотрите, что делается сейчас, что они хотят отхватить от Сербии, Черногории, Македонии - а завтра, может, от северной Греции, когда греко-турецкие отношения остаются напряжёнными по приказу общего властителя.

Очевидно, что это преступление, и общая нить, проходящая через всё это - очевидно, что это преступление именно против Югославии. Но я хочу обратить ваше внимание на то, что, тем не менее, фальсификация исторических фактов - дело нелёгкое. Это непросто даже тогда, когда эти факты известны только избранной группе людей, и совершенно невозможно, когда миллионы людей, целые народы, знают факты. При всём должном уважении, настоящие судьи этого процесса - не вы, облачённые в эти мантии - а те, кто приняли решение убивать детей моей страны, кто предпринял НАТОвскую агрессию и сбросил 25 тысяч тонн бомб за 78 дней, убивая в основном пожилых людей, детей и женщин.

Они хотят играть эту роль. Но они не будут судьями.

Настоящий судья здесь - это народ. Не только народ Югославии, но и народы всех стран, которым не безразличны свобода и равенство. Не просто так говорится, что суд народа - это суд Божий. Мы все предстаём перед этим судом, не только я - а я встречаю здесь попытку привлечь меня к ответственности, вместо должного признания моих заслуг - но также и вы, и ваши наниматели, особенно те из них, которые совершали преступления против моей страны.

Раз уж вы хотите от меня, чтобы я что-то от вас потребовал, позвольте мне потребовать вот что: освободите меня. Я требую освобождения, потому что вы и весь мир должен теперь знать, что я не сбегу с поля боя за мой народ и мою страну. У меня нет намерения бежать. Но этому учреждению не делает чести содержание меня под стражей здесь, в позорных условиях, для того, чтобы лишить меня равенства с вами в заявлении своих аргументов - даже если бы это учреждение было законным, а вы знаете очень хорошо, что это не так.

Так что если вы не знаете - а я обращаюсь не лично к вам, а ко всем учреждению - тогда бы вы приняли предложение эксперта (amici curiae) спросить консультативного мнения у Международного Суда Правосудия о законности этого трибунала. Вы не спросили его, потому что результат был бы совершенно предсказуем.

В общем, я думаю, что такого преступного подхода в виде попытки выставить жертву - преступником, и в отношении моей страны, и в отношении моего народа и меня самого, ещё никогда не отмечалось в истории. Имея это в виду, я считаю и логичным и справедливым выпустить меня немедленно. Я не сбегу, и я готов принять участие в любом из этих споров, потому что это тот бой, в котором я безусловно обязан бороться.




МИЛОШЕВИЧ ДОВЕЛ СУДЬЮ ДО РУЧКИ


Пока США выбивают у европейцев согласие на войну с Ираком, у их союзников появилась другая головная боль, о которой старается не писать пресса и не рассказывает телевидение. В Гааге с треском разваливается разрекламированный процесс Международного трибунала над бывшим президентом Югославии Слободаном Милошевичем, с титаническими усилиями выкраденным англичанами из Белграда. Суд должен был стать своего рода Нюрнбергским процессом и оправдать нападение НАТО на Сербию. Однако сейчас о происходящем в Гааге западные политики предпочитают молчать.

Ключевым свидетелем по делу Милошевича должен был стать на днях доставленный из югославской тюрьмы Радомир Маркович - бывший руководитель секретной службы. Уже существовала договоренность, что он даст решающее подтверждение, что Милошевич лично распорядился о проведении в Косово этнической чистки. Свидетельства Марковича были на вес золота, так как предыдущий главный свидетель на суде крупно опозорился. Радомир Танич, который предварительно заявлял, что лично присутствовал при отдании Милошевичем приказа убивать албанцев, при перекрестном допросе грустно признался, что был секретным агентом сразу нескольких западных разведок. Тем не менее крутой разведчик Танич оказался настолько не в курсе дела, что не мог даже сказать, на каком этаже президентского дворца в Белграде находился офис Милошевича.

Танич с позором покинул зал суда. То же самое случилось и с другим свидетелем, албанским активистом, который предъявил список якобы жертв сербской полиции. Выяснилось, что официальный документ из Косово был неграмотно по-сербски написан в Гааге с большими ошибками как в грамматике, так и в именах.

В результате вся надежда была на Марковича. Но тот изменил свои первоначальные показания и целых 3 часа уверял, что Милошевич никогда не приказывал изгонять албанцев из Косово, а распорядился всего лишь защищать мирное население от террористов. За 3 часа показаний он оправдал Милошевича по всем статьям, что было встречено в зале скорбным молчанием. Журналистам было не о чем писать, и телевизионщики быстро убрали свои камеры. Кроме того, Маркович рассказал, как новый министр внутренних дел в Белграде привез его из тюрьмы отобедать в дорогом ресторане и пообещал ему свободу, новое место жительства и смену личности, если он согласится выступить на процессе против своего бывшего босса. Маркович также заявил, что его письменные показания были сфальсифицированы следователями в Гааге. Судья на процессе британец Ричард Мей был в ужасе, что весь план провалился. Он то и дело прерывал Милошевича и даже выключал его микрофон, чтобы зал ничего не услышал. Мей сразу затыкал рот Марковичу, когда тот начинал выступать с обвинениями сегодняшних белградских властей и их западных союзников. Под конец судья уже вышел из себя и буквально орал на Милошевича, что тот не имеет права обвинять трибунал. Как рассказывает крупнейшая британская газета «Мейл он санди», судью Мея в Англии откровенно презирают, считая его несовместимым с правосудием, и, как отмечает газета, уже ни у кого не осталось сомнений, что Международный трибунал - не что иное, как сфабрикованное орудие расправы, находящееся всецело в руках Запада.

Однако теперь, если следовать логике гаагских обвинителей, уже ничто не помешает ряду антизападно настроенных стран призвать к ответу «военного преступника» премьер-министра Великобритании Тони Блэра, если он поддержит вторжение США в Ирак. Поэтому, как советует газета своему премьер-министру, в следующую свою поездку он должен не забыть прихватить зубную щетку - на случай, если прямо из аэропорта где-нибудь в столице Зимбабве будет доставлен в тюремную камеру.

Майкл ПЕРЬЕ
http://www.duel.ru/200246/?46_3_4




ПОСЛЕ 45-го АМЕРИКА НЕ ПОБЕЖДАЛА
(потери НАТО в Югославии)


Прошло уже три года со времени войны бло- ка НАТО против Югославии. Огромная во- енная машина североатлантического блока обрушилась на Югославию, все население которой было меньше, чем число жителей в одном Нью-Йорке. Операция под кодовым наименованием «Союзническая сила» была обречена на успех. В этой небольшой статье хотелось бы хоть кратко ответить на вопрос: действительно ли для американцев и других участников коалиции победа была бескровной?

По официальным сообщениям представителей военного командования НАТО, операция против Югославии была бескровной: югославской ПВО за 78 дней воздушных налетов удалось сбить всего несколько самолетов - короче, полный триумф. Этому поверили не только в странах НАТО, но и практически во всем мире. И лишь после окончания военных действий постепенно стали проясняться масштабы союзнических потерь, эффективность действия натовских войск. В деле превращения своих потерь в «невидимые» соответствующие натовские структуры оказались гораздо более результативными, чем американские «невидимки» «стелс», сбитые югославскими зенитчиками. Но часть правды все равно вышла наружу.

С югославской стороны данные давало командование ВВС, в чьем подчинении находились войска ПВО. Кроме них работала также ПВО сухопутных войск и ПВО Отдельного Приштинского корпуса, развернутого в Косово и Метохии (подчиненного непосредственно Белграду). По данным Ю.П. Савельева, бывавшего на театре военных действий, югославами было сбито 115 пилотируемых летательных аппаратов НАТО. Дополнительным стимулом СФРЮ скрывать свои успехи может быть то, что часть катапультировавшихся НАТОвских пилотов со сбитых самолетов была убита местными жителями (которых они перед этим бомбили) до того, как попала в руки военной полиции сербов, - а это уже может быть объявлено «военным преступлением».

Вот данные югославской стороны: 61 самолет, 7 вертолетов, 30 БПЛА (беспилотных летательных аппаратов) и 238 крылатых ракет. Можно, конечно, утверждать, что это все пропаганда югославов, но почему тогда данные о натовских потерях, приводимые Главным Разведывательным Управлением (ГРУ) российской армии, близки к данным югославов? Данные ГРУ, опубликованные в ряде российских газет, получались от радиотехнической разведки, с разведывательных спутников и кораблей, находившихся в Средиземном море. Наше ГРУ, учитывая официальную позицию политического руководства России, просто не могло участвовать в пропагандистских акциях югославских военных. Значит, эти данные близки к истинным. Схожие с ними цифры потерь авиации НАТО приводят и китайские военные источники.

Но самое важное, что постоянно проговаривались о подлинных потерях и сами официальные представители НАТО, и некоторые западные газеты (контроль за ними был не таким плотным, как над электронными СМИ). Например, в самом начале войны британский министр обороны Робертсон признал потерю в небе над Югославией трех английских истребителей-бомбардировщиков «Торнадо», однако в окончательной сводке потерь НАТО о них «забыли». Некоторые независимые аналитические центры на Западе также не разделяли официальный оптимизм. Так, американская Международная ассоциация стратегических исследований спустя всего лишь первый месяц боевых действий (а всего они продолжались более двух с половиной месяцев) утверждала, что потери авиации союзников уже составляют 38 самолетов, 6 вертолетов и 7 БПЛА. Эти данные совпадают с данными ВВС СФРЮ на апрель 1999 г. (примечания переславшего). Правда, по окончании войны итоговых данных по потерям эта ассоциация не опубликовала - видимо, не захотела дискредитировать свою репутацию натовским «официозом», а подлинные цифры ей «посоветовали» не приводить. Таких примеров очень много, но можно использовать и другой подход, если можно так выразиться, «методику косвенных доказательств».

Например, в НАТО официально признали потерю 32 БПЛА (даже больше той цифры, что приводили югославы). И это психологически объяснимо. Можно не скрывать потери беспилотных самолетов, ведь это не связано с потерями летчиков, а техники у западных армий очень много. Но именно данные по потерям БПЛА позволяют судить о довольно высокой эффективности югославской ПВО. Ведь сбить БПЛА порой даже сложнее, чем пилотируемый самолет. Несмотря на малую скорость полета, БПЛА обладает малой радиолокационной поверхностью рассеяния, что крайне затрудняет использование против них зенитных ракет, управляемых РЛС, тепловое излучение аппаратов также очень мало и поэтому зенитно-ракетные комплексы с инфракрасным наведением также не очень эффективны, малые размеры снижают возможность поражения артиллерийским огнем. Так что большие потери натовских БПЛА - признак результативности югославских ПВО. Но ведь она касается не только беспилотных самолетов!

Одним из аргументов натовской пропаганды было то, что югославы не смогли предъявить обломков сбитых самолетов. Но авиация союзников действовала на высоте 15 км и выше. Югославия страна маленькая, и обломки сбитых машин с такой высоты падали либо на территории сопредельных, союзных НАТО стран, либо в Адриатическое море. Впрочем, остатки нескольких натовских самолетов югославы все-таки продемонстрировали, и среди них был один «невидимка».

С этими «стелсами» у американцев вообще вышел полный конфуз. ВВС США получили целый флот истребителей «Ф-117», изготовленных по технологии радиолокационной невидимости. На это были израсходованы гигантские средства. Но оказалось, что состоящие на вооружении югославской армии советские РЛС довольно легко обнаруживают «невидимок». После потери трех «стелсов» командование американских ВВС приказало прекратить их боевое использование. Югославы доказали, что «невидимки» годятся разве что для съемок голливудских блокбастеров о непобедимости американской авиации.

Выработали югославы дешевые и эффективные средства борьбы с низколетящими крылатыми ракетами. Против них, кроме традиционных средств ПВО, довольно успешно применялись теперь уже почти забытые аэростаты воздушного заграждения и поднимаемые в воздух сети.

В то же время, уже после окончания боевых действий, западные военные специалисты признали, что потери югославской армии оказались минимальными. Например, в Косове натовцы обнаружили остатки большого количества муляжей и деревянных макетов танков, БТР и орудий, пораженных в ходе воздушных ударов. Выходит, что, расходуя большое количество высокоточного оружия (а только американцам война против Югославии стоила полмиллиарда долларов в день), натовцы поражали деревянные и надувные муляжи военной техники, которые почти ничего не стоили югославам. Единственное, в чем американцы и их сателлиты преуспели, - это в ударах по городам, мостам, электростанциям и т.д.

Маленькая Югославия продемонстрировала миру, что даже колоссальной военной машине НАТО и США можно успешно противостоять. А Запад показал, что в вопросах пропаганды и психологической войны он достойно продолжает дело доктора Геббельса. Об этом нужно помнить, когда сейчас мы слышим победные реляции американцев о «бескровной победе» в Афганистане.

Единственно, что плохо, - те же самые американцы уверовали, что они, начиная со времен «Бури в пустыне», одерживают только легкие и бескровные победы. А ведь все, кто хорошо знает новейшую историю, вспомнят, что последняя бесспорная военная победа американцев была ими достигнута вместе с союзниками по антигитлеровской коалиции. Потом были либо поражения (Корея, Вьетнам, Куба и много «горячих точек» третьего мира), либо «пирровы победы» (Ближний Восток, Афганистан, Ирак, Балканы). Но Америка убеждена, что она только и делала, что побеждала. И, похоже, американцам придется очень дорого заплатить за эту иллюзию.

Ю. КУРЬЯНОВ
http://www.duel.ru/200307/?07_03_2



ВЕСНА ОСВОБОЖДЕНИЯ:
мелкий предприниматель или корпорация?


Вдумаемся в ситуацию. Натовские войска во главе с США бомбят и обстреливают ракетами Югославию. Президент, правительство и большинство депутатов Госдумы гневно осуждают агрессию, грозят "адекватными" мерами. Хвалят главу правительства за его разворот над Атлантикой. Но когда оппозиционный большинству выступающих депутат предлагает отозвать из США вице-премьера Кулика, ведущего переговоры о гуманитарной помощи России, ни Дума, ни правительство не реагируют. В Санкт-Петербурге уже разгрузили "гуманитарную" кукурузу из США. В Москву для переговоров о выдаче России очередного "транша" МВФ прибыл его исполнительный директор. Из того самого Вашингтона. В СМИ нагнетаются страхи вокруг МВФ: даст "зелёные" иль не даст? И иная бабушка-пенсионерка действительно пугается: не дадут - не будет пенсии, а внукам - зарплаты! Ведь простому человеку не вдомёк, что эти доллары от МВФ уйдут нашим же кредиторам для "обслуживания" ранее взятых долгов, лишь увеличив нашу задолженность и экономическую зависимость. Поэтому, когда правительство протягивает руку за новым "траншем", стоит пугаться, но только не за то, что не дадут, а за то, что дадут!..

У нас есть, чем помочь Югославии для отражения агрессии. Наше оружие пока ещё способно противостоять натовскому. Так давать оружие Югославии? А если дадим, Запад запретит поставки продовольствия - не "гуманитарного", а того, что у них "челноки" покупают за деньги, - и в Россию пожалует "господин голод"! К слову, например, на овощебазах нашего города с осени заложили на хранение не 220 тысяч тонн овощей, что соответствует потребностям города, а всего-навсего 45 тысяч. И так всюду и во всём.

Поэтому единственная адекватная мера против натовских бомбардировок - это, как сказал недавно депутат Госдумы Ю.Нестеров, - "сильная экономика России". Прекрасные слова, но сказаны поздновато. Ибо было время, когда тот же Нестеров был одним из самых активных проводников в нашу жизнь ельцинских "радикальных рыночных реформ", обескровивших и разрушивших экономический потенциал могучего Советского Союза.

Разве не нашими голосами были избраны 10 лет назад радетели за "свободу и демократию" на Съезд народных депутатов СССР? И вот такие нестеровы убеждали нас: только его величество Рынок - основа демократии, свободы личности и экономического процветания страны.

И 97 процентов населения бросились покупать ваучеры, чтобы "по кирпичику" разобрать созданную за 70 лет могучую крепость - советскую экономику, под защиту которой тянулись индусы и китайцы, африканцы и латиноамериканцы, не говоря уж о восточных европейских народах и въетнамцах.

Но прошло десять лет "рыночной" войны с народом и со всем тем, что было им создано, и Россия, я уж не говорю о бывших республиках Советского союза, стоит перед полным экономическим крахом...

Теперь даже Эдуард Тополь берёт на себя смелость просвещать нашего читателя насчёт могущества советской системы: "А основной капитал коммунисты не трогали... Земля, полезные ископаемые, вся рабочая сила и интеллект нации - это было святой и неприкосновенной корпоративной собственностью. За её счёт коммунисты создали армию, бесплатную медицину, ядерную мощь и знаменитый русский балет... При коммунистах вся государственная система выполняла одну задачу: охраняла их собственность мечём и законом... Поэтому система держалась семьдесят лет - её собственность была священна! Конечно, и тогда были жулики, но никто не мог украсть больше, чем он мог спрятать у себя в холодильнике. А уж про то, чтобы отправить украденное за границу, и речи быть не могло. ...Всё, что принадлежало коммунистам, - даже ворованное - оставалось внутри страны" (Э.Тополь. Китайский проезд. "Аст-ЛТД", М., 1998, с.252).

Конечно, антикоммунист Тополь не призывает всё это вернуть. Более того, он пытается создать иллюзию (навести тень на плетень!), что, мол, всеми богатствами страны пользовались только коммунисты. На самом же деле все 286 млн. граждан страны имели гарантированную работу и зарплату (аккуратно выплачиваемую два раза в месяц) в этой "корпорации", а дивиденды получали в виде бесплатного жилья (квартиры распределялись), пенсий и стипендий, на которые можно было не только жить, но и учиться детям, независимо от доходов родителей. Правда, "бяки-коммуняки" ещё заставляли (какие деспоты!) всех детей посещать школы, а всех граждан - проходить медосмотры и делать прививки. И всё это - бесплатно. Ужасный тоталитаризм!..

Зато теперь - жизнь, полная свободы: свободы воровать - кто сколько может! "В тюрьму здесь сажают теперь не тех, кто ворует, - продолжает своё исследование писатель-эмигрант, - а тех, кто знает, где, сколько и кем украдено..." (там же, с.253). Пример Скуратова с его отстранением от должности указом Ельцина от 2 апреля - ярчайший тому пример. Но что же предлагает Тополь, так хорошо изучивший экономику и общество советского периода, для вывода экономики России из создавшегося кризиса сегодня? Оказывается, он "дарит" нам рецепт "троянского коня": "единственный слой, - убеждает он, - который, как в Германии или США, мог бы, действительно, стать опорой процветания этой страны - мелкие частные предприниматели. А больше - никто"!

Для человека, у которого мозги не заражены "рыночным вирусом" и с логическим мышлением всё в порядке, подобная рекомендация была бы более чем странной. Могучей силой СССР стал как раз благодаря объединению мелких производителей в единую "корпорацию", какой и выступало государство! Она же - эта "корпорация", - конечно же, требовала хорошего управления в интересах всех её участников, а, следовательно, и участия в управлении ею всех, кто был заинтересован в её процветании. Но, может быть, скажете вы, это было правильно только при коммунистах, а у цивилизованного капитализма все успехи экономики как раз держатся на "мелком частном предпринимательстве"?

Но вот, чему учат американскую молодёжь (я цитирую популярный учебник "Экономикс", т.I, с.113): "Несмотря на большие отраслевые отличия, правомерно заключить, что в американском "экономическом ландшафте" доминируют крупнейшие корпорации, и есть основания называть экономику Соединённых Штатов экономикой большого бизнеса".

Сегодня в США 9/10 объёма товаров и услуг приходится на долю корпораций, а на мелкое частное предпринимательство - 1/10. 800 крупнейших корпораций (0,005% общего числа фирм) владеют почти половиной общего объёма материальных ценностей страны и дают приблизительно четверть всех рабочих мест (см. там же, с.112). Одна "Дженерал моторз" имеет годовой объём продаж $102 млрд (1987 г.), и по этому показателю её опережают только 22-24 государства в мире. И всё же есть сфера, в которой США отстают от Японии и Западной Европы! "Для США характерны отношения относительного антагонизма между управленческим аппаратом и рядовыми работниками. (Заметьте, здесь не идёт речь о хозяевах-капиталистах и наёмных работниках, ибо и управленческий персонал и рядовые работники - все являются наёмными работниками корпораций. Современный капитализм оставил фигуру индивидуалиста-капиталиста малому бизнесу, эксплуатация которого крупным корпоративным капиталом подчас сильнее, чем наёмного персонала корпорации, а доходы - меньше зарплаты наёмных управляющих - Г.К.).

Отчуждение наёмных работников от нанимателя не даёт им возможности участвовать в принятии производственных решений. Они не отождествляют своё благополучие с благополучием фирмы, и потому у них нет стимулов работать более интенсивно и производительно. Оценка мотивации и вознаграждение работы менеджеров определяются краткосрочными задачами извлечения максимальной прибыли. В результате долгосрочным перспективам ускорения производительности труда уделяется мало внимания.

В Японии же, напротив, значительной части наёмных работников гарантирован пожизненный найм, они активно вовлекаются в процесс принятия решений, а премии, начисляемые из прибыли компании, обеспечивают благополучие фирмы и доходы её сотрудников, при этом сокращается потребность в руководящих работниках другого звена" (там же, с.390).

Теперь вспомним, что у нас, в СССР, был пожизненный найм, как в Японии, и даже лучше: объединения, колхозы и совхозы имели своё жильё, поликлиники, детские сады и ясли, дома отдыха, профилактории и санатории, а число наших объединений и главков равнялось числу крупнейших корпораций США. Но корпорации Японии, благодаря вовлечению рядовых работников в управление, умеют преодолевать относительный антагонизм между управленческим аппаратом и рядовыми работниками, а американские и наши - нет. Однако, когда началась горбачёвская "перестройка", мы пригласили в консультанты не японцев, а американцев. А те, свои проблемы не решив, бросились разваливать нашу "корпорацию", чтобы уничтожить своего главного конкурента на мировом рынке. А те, кто называли себя коммунистами, на деле оказались заражёнными мелкобуржуазной идеологией и при создании соответствующих условий развили свой частнособственнический инстинкт - бросились "прихватизировать" государственное имущество "в особо крупных размерах", в результате чего стали крупными грабителями. Про нашу оппозицию они теперь говорят, что она, мол, рвётся к власти лишь для того, чтобы дограбить оставшееся. И народ в это верит, ибо сам заражён тем же вирусом частной собственности, которая в их сознании связывается с мелким хозяйством.

Тем не менее сегодня в Японии около половины экономистов являются явно или неявно сторонниками экономического учения К.Маркса, и в том научная основа их успеха в экономике. Мы же, отказавшись от собственного опыта (на котором учились японцы!) и стремясь во всём подражать американцам, даже не обратили внимания на то, что последние не только не разрушают свои крупнейшие корпорации, но стараются перенять опыт японцев, в связи с чем "кружки качества" и "вовлечение работников в принятие решений" становятся всё более распространёнными в американской экономике" (с.390). То есть американцы вслед за японцами вынуждены всё больше перенимать наш прошлый опыт (опыт экономики СССР), а для нас вырабатывают рекомендации для дальнейшего развала страны, до полной её деградации и окончательного распада по "югославскому сценарию".

Пора нам перестать смотреть на "корыто с вкусным пойлом" для западных хрюшек, а лучше позаботиться, чтобы свои не сдыхали! Если наш многострадальный народ усвоит, наконец, что Западу и США не нужна сильная в экономическом плане Россия, и, критически пересмотрев опыт хозяйствования в бывшем СССР, "опьянение рыночным пойлом" пройдёт. "Похмелье" и так уже везде тяжело переживается. Но, может быть, хватит десяток лет подряд "опохмеляться"? Пора, наконец, освободиться от этой заразы - "рыночной зависимости".

Чтобы наш осторожный и оглушённый гласностью читатель не узрел в том выводе возрождения "коммунистической пропаганды", от которой, как сегодня ещё можно услышать, некоторых "тошнит", в заключение приведу цитату из - ну совершенно независимой и свободной от всякого тоталитаризма "Новой газеты", которая, в свою очередь, с удовольствием цитирует лучшего друга всех поверивших в "капитализм с человеческим лицом" советских учёных, миллиардера Джорджа Сороса: "Система разбойного капитализма, возникшая в России, настолько антигуманна и беззаконна, что отчаявшиеся люди готовы приветствовать харизматического лидера, обещающего национальное возрождение в обмен на гражданские права". Так Сорос писал для западного читателя в ежемесячнике "Атлантик" в этом, 1999 году. Видимо, для того, чтобы американцы не пошли по нашему пути, дабы не лишиться гражданских прав. А дальше, уже в "НГ", Сорос доказывает, что после крушения нацизма и коммунизма (как его понимает Дж.Сорос), "именно свободный рыночный (цивилизованный!) капитализм представляет главную угрозу для человечества".

Рыночное распределение на основе конкуренции уже, считает Сорос, не обеспечивает наилучшего распределения ресурсов! Балом правят не спрос и предложение, а финансы. И теория равновесия цен в современном мире больше не работает. Не работает уже и геополитическая теория, утверждающая приоритет национальных интересов перед общими, мировыми интересами человечества" ("Новая газета" N10/153, 22-28 марта 1999. А.Чернов "Свет в конце тоннеля"). А дальше снова Дж.Сорос: "Реклама, маркетинг и даже упаковка товаров сначала формируют спрос, а лишь затем, в соответствии с теорией свободного капитализма, его удовлетворяют... Что лучше, то дороже. Изменения в общественном сознании привели к тому, что считавшееся раньше сомнительным, заняло место фундаментальных ценностей. Многие профессии превратились в бизнес. Культ успеха подменил нравственные принципы. Общество утратило устойчивость" (там же).

Так что события в Югославии - это только начало потери устойчивости. Освободимся от пут "свободного рыночного капитализма", - спасёмся.

http://members.fortunecity.com/butov/5osv/000/f000-03.htm




СЕРБИЯ: ТРИ ГОДА КОШМАРА


16 октября 2003 г.

Моральное самоубийство

Богата эта осень на трагические памятные даты. 11 сентября — тридцатая годовщина чилийского военного переворота, когда был свергнут и убит законный президент Сальвадор Альенде и страна надолго погрузилась в кровавый мрак пиночетовщины. 3—4 октября — десятилетний «юбилей» ельцинского расстрела парламента, установления буржуазно-криминальной диктатуры в России. А 5—6 октября — трехлетняя годовщина мафиозно-коллаборационистского переворота в братской Югославии.

Попытаюсь вкратце напомнить, что произошло в Белграде в те дни. 24 сентября 2000 года состоялись выборы президента Югославии. Действующий президент С.Милошевич набрал около 40% голосов, а его основной кандидат, поддержанный натовскими спецслужбами, В.Коштуница — около 49%. (Кстати, сербы Черногории и Косова, сполна испытавшие на себе все «прелести» «либерального» правления, не поддались на удочку Запада и в подавляющем большинстве голосовали за Милошевича. Но, к сожалению, их голосов оказалось недостаточно — все решили жители Сербии.) По закону должен был состояться второй тур. Однако продажная «оппозиция», пользуясь активной поддержкой США и НАТО, пошла на противостояние. Развязка наступила 5—6 октября. Толпы обезумевших обывателей, напичканных халявным пивом и наркотиками, сожгли здание парламента и захватили телецентр. Подкупленные американскими баксами «забастовщики» остановили работу предприятий. Жизнь Югославии была парализована. Из-за океана полился грязный шантаж, что, если президент Милошевич не уступит власть, начнется «военная операция». Армия и полиция благодаря подкупу перешли на сторону «оппозиции».

Законный президент Слободан Милошевич был вынужден в таких условиях подать в отставку, чтобы спасти страну от новой натовской агрессии, кровавой братоубийственной бойни и прямой оккупации войсками США — НАТО. К тому же Милошевич не Ельцин, на расстрел собственного народа не пошел. В те дни обманутые сербы совершили коллективное моральное самоубийство, посадив себе на шею натовских холуев.

Вся «либеральная общественность» злорадствовала, видя, как горе-«революционеры» с цыплячьими мозгами громили Скупщину и телецентр. Как вороватые сторонники Коштуницы мародерствовали в разгромленных зданиях, а затем продавали наворованные вещи на рынках. Как натовцы запивали славянской кровью тосты за победу своего ставленника, а над миром кружила зловещая тень Карлы дель-Понте. Команда НТВ радостно смаковала подробности инаугурации Коштуницы, а народ России остался равнодушным к трагедии братского народа, который, одержав «победу» сам над собой, обрек себя на рабство и унижение.

С тех черных дней прошло три года. Три года кошмара. Три года развала экономики, падения жизненного уровня. Три года страшного национального унижения. Три года преследования всех прогрессивных сил.

Последствия власти сербских «демократов» ужасны. Остались без работы тысячи талантливых специалистов, сочувствующих прежней власти. На предприятиях внедрили так называемые «кризисные комитеты», состоящие в основном из людей некомпетентных, но лояльных к самозванцам, взошедшим на трон. В результате югославская промышленность, эффективно работающая при правлении социалистов, приказала долго жить. Цены на необходимые товары выросли в десятки раз, ударяя по самым беззащитным слоям населения. Грабительская приватизация привела к энергетическому кризису — а ведь проблем с электроэнергией было намного меньше даже в годы бесчеловечных санкций, даже во время натовских бомбардировок.

Но, помимо развала экономики и ухудшения уровня жизни большинства населения, «новая власть» ударила по самым основам государственности и нанесла стране ущерб, сумма которого не может быть выражена никакой денежной суммой. Началась бесконечная цепь предательств, моральные раны от которых затянутся очень не скоро...

Узурпаторы сразу же восстановили дипломатические отношения со странами-агрессорами без всяких условий, не дожидаясь от них возмещения огромного ущерба. Что это, если не холуйство? А как назвать сотрудничество с пресловутым гаагским трибуналом, когда его продажная прокурорша приезжает в Белград, как к себе домой, и диктует, кого надо арестовать? На крови многострадального народа коллаборационисты Коштуница и Джинджич сделали политическую карьеру. Югославская «бархатная революция» была тщательно спланирована расчетливыми негодяями из ЦРУ, исполнена пьяными, обезумевшими от животного страха фанатиками, а ее плодами воспользовались негодяи и предатели.

Разберем самые тяжкие грехи «новой власти».


Повторение иудина греха

Когда кандидат «оппозиции» Коштуница шел к власти, он обещал, что не будет выдавать Слободана Милошевича и его соратников так называемому «гаагскому трибуналу». Понятно, почему было дано такое обещание. Народ Сербии был к этому еще не готов. Еще слишком жива была память о недавней натовской агрессии. И, естественно, многие задавали вопрос: почему «трибунал» выдвигает обвинения против президента расстреливаемой страны, а не против палачей-агрессоров?

Не случайно лидеры «оппозиции» и их иностранные хозяева сделали ставку именно на Коштуницу. Они нашли фигуру, с одной стороны, полностью управляемую, с другой — еще не слишком запятнанную сотрудничеством с внешним врагом. Народ Югославии устал от почти 10-летнего противостояния, от блокады, от международной изоляции, от войн и агрессий. Но он далеко не отличался любовью к агрессорам и их агентуре. Поэтому поддерживать «патриотический имидж» кандидату от «оппозиции» было просто необходимо.

Естественно, выдавать президента страны на расправу внешнему врагу — это подлость с моральной точки зрения. Но, помимо моральной стороны, существует еще один аспект — государственная безопасность. Ни одна страна не должна выдавать людей, занимавших высокий пост, иностранным государствам. Ибо эти люди обладают информацией, которая ни в коем случае не должна стать достоянием иностранных спецслужб. Здесь речь не о Милошевиче — он свою страну не предал и не предаст. А, предположим, на его месте оказался бы менее стойкий лидер — и враги выпытали бы у него госсекреты... Потому ни один уважающий себя руководитель страны не должен поступать так, как поступили сербские новоявленные иуды.

Несмотря на то, что Коштуница бил себя в грудь, что не выдаст президента на расправу, всем известно, чего стоили эти клятвы. Трагический день 28 июня 2001 года навсегда ляжет черным пятном на историю всех славян, так же, как на евреев лег поступок Иуды...

С.Милошевич был выдан трибуналу натовских палачей без судебной апелляции, вопреки мнению премьер-министра Югославии и решению Конституционного суда. Напрасно Коштуница пытался «умыть руки», заявляя о своей непричастности к этому позорному акту. Если он действительно «не знал», то возникает вопрос: что же это за президент, который не знает, какое у него под носом творится беззаконие? Однако в газете «Nedeljini Telegraf» появились публикации о том, что перед выдачей Милошевича между Джинджичем и Коштуницей состоялся разговор следующего содержания:

Джинджич: Что я должен сказать американскому послу Монтомегри?

Коштуница молчит.

Джинджич: Хорошо, тогда я ухожу; бери на себя всю полноту власти и руководи страной в одиночку.

Коштуница: Подожди, не надо так. Давай не будем делать из этого проблему.

Джинджич: Так что я должен ему сказать, да или нет?

Коштуница: Да.

Когда Коштуница заявил о том, что он непричастен к незаконной выдаче Милошевича, у Джинджича лопнуло терпение, и он обнародовал данный диалог. Коштуница проявил себя в этой ситуации как трус, а Джинджич — как негодяй и подлец.

На следующий день состоялась конференция по предоставлению помощи Югославии, на которой «демократам» была обещана финансовая «помощь» в размере более миллиарда долларов. Но когда иуды раскрыли карман для получения своих сребреников, выяснилось, что НАТО не спешит платить своим холуям, что большая часть этой суммы пойдет на погашение долгов, а оставшуюся часть югославы получат не деньгами, а поставками электроэнергии и прочими «услугами», цены на которые будут определять сами поставщики.

После этого Джинджич, как побитый пес, устраивал пресс-конференции, на которых униженно призывал западных хозяев «войти в положение», и жаловался, что если финансовая помощь не поступит, то будущее югославской «демократии» окажется под угрозой. Вот оно, лицо западных лакеев!

К сожалению, этот урок ничему не научил натовских прихвостней. Предательство не прекратилось. Более того, оно узаконилось. В конце марта 2002 г. был принят официальный закон о сотрудничестве с «гаагским трибуналом». «Демократов» не смутило, что этот юридический опус явно противоречил конституции. Торговля людьми продолжилась. Один из ближайших соратников С.Милошевича Влайко Стоилькович покончил с собой через несколько часов после принятия «закона», чтобы избежать бесчеловечной расправы. Уходя из жизни, он оставил письмо, в котором выразил надежду, что за его смерть отомстят...

Когда начался суд над Слободаном Милошевичем, «сербские власти» делали (и продолжают делать) все возможное, чтобы помочь обвинительной стороне. (Это неслыханно, так как обычно страна старается заступиться за своего гражданина, если он становится жертвой юридической машины других государств.) Они отказываются предоставить С.Милошевичу необходимые для защиты материалы, зато активно передают «компромат» на него сотрудникам незаконного судилища.

Помимо «гаагского трибунала», над социалистами и патриотами всегда готова расправиться и юстиция узурпаторов. Так, во время агрессии США — НАТО весь мир потрясла бомбардировка Национального сербского радио и телевидения в Белграде, когда погибли 16 сотрудников. Вместо того чтобы потребовать суда над их убийцами, власти обвинили в случившемся... директора этой станции Драголюба Милановича. Его осудили на 10 лет по нелепейшему обвинению в гибели журналистов. В то время как в Белград спокойно ездил их настоящий убийца — Хавьер Солана.

После событий в США 11 сентября 2001 г. в прессе появились публикации о том, что после того, как самолет врезался в одну из башен Всемирного торгового центра, сотрудники из другой башни пытались покинуть помещения. Но голос из репродукторов приказал им оставаться на рабочих местах. Администрация заявляла, что опасность людям не угрожает. И когда самолет врезался и во вторую башню, погибли многие из тех, кто послушался приказа администрации. Почему не арестовывают руководство Всемирного торгового центра по обвинению в гибели этих людей? Ведь их вина несоизмеримо выше, чем вина Д.Милановича, который сам лишь чудом не погиб при бомбардировке сербского телецентра. Истинная причина его преследования — то, что честный журналист не перешел на сторону фашиствующих «демократов», как это поспешили сделать многие из его коллег.

Зато просто поражает «гуманизм» властей по отношению к врагам своей страны. После победы Коштуница объявил амнистию многим албанским бандитам, осужденным при Милошевиче. Свободу получили и другие преступники — в частности, продажный журналист М.Филипович, обвиняемый в шпионаже в пользу НАТО во время косовской войны; банда из четырех голландцев, которые сами признались в том, что готовили покушение на президента Милошевича; а также двое англичан и двое канадцев, задержанных в Югославии с оружием и взрывчаткой перед президентскими выборами. Уже позже, в апреле 2002 г., был проявлен «гуманизм» и к Момчило Перишичу, пойманному с поличным во время передачи американскому дипломату секретных сведений. Враги югославского народа получили свободу, а защитники родины были брошены в тюрьмы. Похоже на ситуацию в нашей стране, когда разных бабицких и пасько выпускают на свободу, а судят истинных патриотов — например Юрия Буданова.


Окончательный развал Югославии

США и НАТО давно добивались развала Югославии. Их целью было разделение Балкан на ряд маленьких подконтрольных территорий. Казалось бы, в начале 90-х годов они почти достигли желаемого. СФРЮ развалилась, националисты Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении, Македонии поспешили объявить о «самостийности». Но президент Милошевич сделал все возможное и невозможное, чтобы сохранить страну. В апреле 1992 года была провозглашена новая Югославия. В ее состав вошли Сербия и Черногория. С тех пор США и НАТО всячески пытались убить это государство, оторвать Черногорию от Сербии, разрушить многовековые связи южнославянских народов.

На руку внешним врагам оказалось отступничество черногорского президента Мило Джукановича. Используя его как орудие борьбы против неугодного Слободана Милошевича, они всячески поддерживали сепаратистские настроения черногорского «лидера». Когда экономика Сербии «удерживалась на плаву» лишь ценой титанических усилий, преодолевая варварские экономические санкции, — Черногория щедро подкармливалась Западом. Однако, пока федеральная власть была в руках социалистов, вбить клин между двумя республиками было не так-то просто.

Ситуация изменилась после реакционного переворота. «Новая власть» оказалась не в силах противостоять развалу. У Коштуницы не хватило смелости защитить даже свой собственный пост, не говоря уже о стране. И вот в апреле 2003 года Югославия была упразднена как государство. То, что народ во главе с президентом Милошевичем свято хранил и пронес сквозь натовский перекрестный огонь, то, во имя чего погибли тысячи граждан, во имя чего С.Милошевич и его соратники приняли свою мученическую судьбу, было уничтожено в одночасье господами Коштуницей, Джукановичем и Джинджичем при посредничестве Х.Соланы. Взамен образовался некий аморфный «Союз Сербии и Черногории», который тут же был неофициально окрещен «Соланией»...

На этом американские «стратеги» не успокоились. Продолжаются попытки окончательно и навсегда оторвать от Сербии ее священную территорию — Косово и Метохию. Хотя «бедным» косовским албанцам, во имя которых США и НАТО разбомбили страну, этой территории уже мало, они говорят о «Великом Косово», столицей которого видят даже не Приштину, а македонские города Тетово или Скопье. (Это урок македонцам, которые в 1999 г. поддержали натовскую «операцию» против братьев-славян.) Еще одна «мечта» американских агрессоров и их сателлитов — отделить от Сербии и Воеводину, тем более что «новые власти» предоставили Воеводине большую автономию. Если так пойдет дальше, сербы рискуют вообще остаться без родины...


Массовые репрессии

12 марта 2003 года в Белграде был убит премьер-министр Сербии, один из главных организаторов бандитского переворота 5—6 октября 2000 г. З.Джинджич.

Убийство было совершено столь профессионально, что вряд ли к нему могли быть причастны патриотические силы, которые, как известно, разрознены и оставлены фактически без лидеров. (Судите сами — лидер социалистической партии Сербии — в застенках Гааги. Туда же под давлением властей был вынужден отправиться и В.Шешель.) Скорее всего Джинджича убрали «свои», не поделив власть и западные подачки.

Сразу же после убийства нововылупленный «премьер» З.Живкович объявил чрезвычайное положение. По всей стране начались массовые аресты. Был принят ряд драконовских «законов», по которым можно было арестовывать и держать людей в тюрьме 30 дней без предъявления обвинения. Репрессии коснулись в основном представителей патриотической и социалистической оппозиции. Были арестованы и провели больше месяца в тюрьме лидеры комитета «Свобода», близкие соратники и помощники президента Милошевича Б.Белица, У.Шувакович и Г.Матич.

Всего по обвинению к причастности к убийству Джинджича было арестовано свыше 10 тысяч человек! И после этого у кого-то еще поворачивался язык назвать диктатором С.Милошевича! А разве при его правлении не было убийств государственных деятелей? Еще как были! Несколько покушений было и на самого президента, и на его соратников. Достаточно вспомнить убийство министра обороны Павле Булатовича в начале 2000 г. Но не вводилось же никакого чрезвычайного положения! Не было массовых арестов! А при «демократической» власти — репрессии, произвол, пытки и избиения политзаключенных, увольнения судей, чистка в армии и спецслужбах. Ясно, что антинародный режим перепугался до смерти. А, как известно, трусость — мать жестокости! Запад, естественно, полностью поддержал действия своих холуев. И никто не вякнул ни слова против подобного беспредела.

Но даже этого сербским иудам-либералам показалось мало. Они вырыли труп известного «оппозиционерчика» И.Стамболича, убитого в августе 2000 г., и поспешили обвинить в его убийстве... С.Милошевича и его супругу М.Маркович (однако непонятно, для чего Милошевичу было убивать Стамболича, если кандидатом в президенты от оппозиции уже тогда был выдвинут Коштуница. Наверное, те, кто выкопал Стамболича, недолго искали, где тот зарыт). В результате этого обвинения (а также еще более мелких и абсурдных обвинений в «коррупции») Маркович была объявлена в международный розыск и лишена возможности навещать С.Милошевича в тюрьме, что послужило гаагским палачам еще одной возможностью оказания на него давления). Вообще-то вся эта свистопляска с массовыми арестами была связана, помимо желания властей окончательно задавить патриотическую оппозицию, еще и с возможностью оказать помощь гаагскому трибуналу. Так, от некоторых арестованных стали требовать дачи показания против президента Милошевича в Гааге.

В любом случае власти использовали убийство Джинджича для укрепления своего диктаторского режима, для ареста и запугивания представителей оппозиции, для создания в Сербии атмосферы страха и ужаса, для отвлечения народа от его насущных проблем и в итоге — для продления своей агонии...

* * *

В черные дни 5—6 октября народ Сербии совершил роковую ошибку, приведшую его к ужасным последствиям. Пусть же их судьба послужит уроком для других народов!

Нашей стране в ближайшее время тоже предстоят выборы. Хотелось бы, чтобы наш народ сделал из собственных ошибок и из ошибок братьев-славян вывод о том, что голосование — это ответственный гражданский акт, к которому надо относиться со всей серьезностью. От того, где вы, граждане, поставите галочку в бюллетене, зависит будущее и страны, и каждого отдельного гражданина. Так отнеситесь же внимательно к предстоящему гражданскому долгу! И не голосуйте за тех, кто, как и сербские «демократы», является ставленником США и НАТО!

Сербский народ уже в основном понял, осознал свою ошибку и раскаялся в своей былой беспечности. Так, в конце прошлого года он фактически отправил в политическое небытие современного Пилата — Коштуницу, не оказав ему доверия на выборах президента Сербии. Не получил поддержки и экономист гайдаровско-джинджичевского разлива М.Лабус. Выборы дважды были сорваны. Народ показал коалиции ДОС фигу в кармане...

Правда, говорить о победе патриотических сил тоже еще рано. Так, кандидат патриотов, поддержанный и Слободаном Милошевичем — В.Шешель, также не смог выиграть выборы. Оппозиция прозападному режиму слаба и разрозненна. Однако произошло главное — народ потерял доверие к некогда поддержанной им коалиции ДОС, состоявшей из продажных политиканов, готовых не только продавать своих сограждан за медный грош, но и насмерть разлаяться между собой при дележке этого гроша. А значит, победа патриотов — вопрос времени. Верю, что со временем будет по достоинству оценено и трагическое величие фигуры Балканского Великомученика Слободана Милошевича, и народ воссоединенной Югославии еще будет гордиться тем, что он ими правил, что памятник ему поставят не только в центре Белграда, но и в Москве — столице Воскрешенного Советского Союза! А пока... Шагает ночь по сонному Белграду — по городу несбывшейся Мечты...

http://www.sovross.ru/2003/116/116_5_3.htm



«Трибунал» оглох
300 свидетелей отказались выступать на бесправном процессе в Гааге


15 сентября гаагский Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) решил приостановить процесс против Слободана Милошевича до 12 октября. Такое решение принято с целью дать возможность адвокатам, навязанным обвиняемому (английским юристам С.Кэю и Дж.Хиггинс), подготовить свидетелей защиты. Одновременно судьи отклонили предложение С.Кэя предоставить бывшему президенту Югославии право первым опрашивать свидетелей и самостоятельно защищаться. Они также отвергли его предложение провести повторное медицинское обследование С.Милошевича.

Как известно, предлогом для навязывания С. Милошевичу адвоката послужило заключение бельгийского врача, назначенного «трибуналом», что Милошевич неспособен сам защищаться. И то «бельгийское» обследование было предложено «суду» именно С.Кэем еще летом. Сам Милошевич 1 сентября, в самом начале защитной части «процесса», потребовал повторного обследования с участием независимых врачей из России, Сербии, Греции. Ибо теперь, после полугодового перерыва в тяжелейшем, изнурительном процессе, состояние здоровья С. Милошевича лучше, чем раньше. Но суд уже навязал ему адвоката и ничего менять не собирается...

На заседании «суда» 15 сентября С.Милошевич подчеркнул, что не хочет оказывать никакого воздействия на свидетелей, и процитировал выдержки из писем ряда свидетелей, отказавшихся участвовать в «процессе» в данных условиях. Например, бывший посол Канады в Югославии Джеймс Биссет написал Милошевичу, что не хочет принимать участия в «этой пародии на правосудие». А американский дипломат, бывший начальник отдела Югославии в Госдепартаменте США Джордж Кенней, признал проходящие слушания «несправедливыми». С.Милошевич вновь потребовал вернуть ему отнятое право на защиту, но «суд» снял этот вопрос, как уже «решенный». Подсудимому, назвавшему этот процесс «правовой фикцией», отключили микрофон. Вообще как только он пытается что-то сказать о своих правах, ему сразу отключают микрофон.

Одновременно с заседанием «суда», пытающегося спасти «процесс», приостанавливая его (ибо свидетелей практически нет), в Белграде опубликовано заявление еще 29 свидетелей защиты С.Милошевича, отказавшихся выступать в МТБЮ. Теперь число отказавшихся свидетелей достигло почти 300 человек. Заявление подписали выдающиеся представители сербской науки и культуры, академики, профессора, писатели и поэты, депутаты, бывшие крупные государственные деятели, генералы. Многие из них известны русской общественности. Например, действительные члены Сербской академии наук и искусства, профессора М.Екмечич, В.Крестич, Ч.Попов, К.Чавошки, профессора Р.Маркович, С.Терзич, М.Зуровац, поэты Р.Петров Ного, Г.Джого, писатель и художник М.Капор, митрополит Милешевский Сербской православной церквы Филарет, генералы Б. Тодорович, Т.Симович, Д.Вилич, депутаты Скупщины Сербии и Черногории М.Мрконич, М.Вучелич. Среди них бывший президент Черногории и премьер-министр Югославии М. Булатович и другие.

Эти известные люди отказываются от участия в «процессе» против С.Милошевича, в котором у обвиняемого, по их словам, «отнято последнее оставшееся человеческое право — право на защиту». Без него он — бесправный узник этого суда. В таком процессе, отмечают они, Гаагский трибунал слышит только одну сторону (обвинение), а другая (защита) его вообще не касается. Так истину не узнать никогда. А если суд не заботится об истине, это значит, что он знает приговор и без «процесса», говорится в заявлении. «Поэтому, — подчеркивают авторы этого документа, — мы можем предстать перед Гаагским трибуналом в качестве свидетелей только против своей воли, приведенными туда насильственно, или по своей воле, по прямому желанию обвиняемого Слободана Милошевича».

Заметим, что за отказ свидетеля предстать перед МТБЮ предусмотрено наказание до 7 лет заключения и до 50.000 евро. Будет интересно понаблюдать, как МТБЮ будет направлять сотни «распоряжений о принудительной доставке свидетеля в суд», причем высокопоставленным лицам не только из Сербии и Черногории, а также из правительств других стран, послам и генералам, отказывающимся сотрудничать с Гаагским «трибуналом». Несложно предположить, что у МТБЮ могут возникнуть серьезные трудности.

Повальный отказ свидетелей защиты предстать перед «трибуналом», поскольку С.Милошевич лишен законного права лично осуществлять свою защиту, поставил продолжение «процесса» под вопрос. Ответственность за это несет сам МТБЮ, принявший противозаконное, политическое решение. А его («трибунала») главный адвокат в «деле» Милошевича, г-н Кэй, который взялся за защиту, теперь несет полную ответственность за свидетелей. Он должен их отбирать, готовить к свидетельским показаниям, приводить в «трибунал», опрашивать, представлять доказательства.

Однако он в жизни не видел свидетелей Милошевича, никогда с ними не общался, не знаком с письменными, материальными доказательствами защиты, а их тысячи. Он ничего не знает о стратегии С. Милошевича по защите. Опрометчивость? Просчет «суда»? Конечно, нет. Просто натовский «трибунал», следуя инструкциям своих хозяев, мобилизует всех и все для обеспечения обвинительного приговора, для оправдания преступлений Запада. Если хозяева этого «суда», который выглядит театром кукол, где нити тянут из-за кулис, заранее вынесли такой приговор, так и будет. Но это не убедит международную общественность. В частности, сербский народ. И историю, которая является верховным судьей.

Однако этот политический «процесс» против С.Милошевича можно сорвать. Огромную роль в этом играют международная общественность, СМИ, юридические, научные круги, парламентские фракции и группы, партии и общественные организации, личности...

Россия в 1993 году проголосовала в Совете Безопасности ООН за создание МТБЮ. Но, как известно, впоследствии его деятельность постоянно подвергалась резкой критике российских государственных и политических деятелей и органов, в частности Государственной думы. Вот выдержки из выступления Постоянного представителя РФ при ООН С. В. Лаврова на заседании Совета Безопасности ООН 21 ноября 2000 года. Отметив, что МТБЮ создавался, исходя из того, что он внесет важный вклад в урегулирование кризиса на территории бывшей Югославии и будет выполнять эту задачу независимо от политических соображений, Сергей Лавров заявил: «Однако вместо этого с самого начала деятельность МТБЮ оказалась политизированной. Трибунал взял явный антисербский крен...». «Когда речь шла о сообщениях относительно возможных нарушений со стороны СРЮ, обвинителем с ходу выдвигались обвинения. В случае же гибели мирного югославского населения и разрушения гражданских объектов СРЮ в результате авиационных ударов НАТО трибунал не нашел основания для расследования. Информация о расследовании трагедии в Рачаке (село в Косове, где произошел бой сербского спецназа с албанскими боевиками, изображенный Западом как резня мирного албанского населения. — Прим. Б.М), несмотря на наши запросы, утаивается от членов СБ».

С.Лавров констатировал, что «в последние годы трибунал, вместо того чтобы строго применять существующие нормы международного гуманитарного права, неоднократно «подправлял» их в нужном ему направлении, давал им удобные для себя трактовки. В этой связи мы разделяем мнение председателя Международного суда, что подобная деятельность создает угрозу целостности международного права».

Думается, что эти слова не нуждаются в комментарии. Актуальнее некуда.

Борислав МИЛОШЕВИЧ
http://www.sovross.ru/2004/121/121_3_2.htm