ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

СТР. 30: "ГЕНЕРАЛ ЛЕОНИД ИВАШОВ: НА ТРИБУНАЛЕ УДАЛОСЬ РАЗВЕРНУТЬ ПРОЦЕСС В СТОРОНУ ОБВИНЕНИЯ ПОДЛИННЫХ ВИНОВНИКОВ – США И НАТО"...


Содержание страницы:

  • "Генерал Леонид Ивашов: На трибунале удалось развернуть процесс в сторону обвинения подлинных виновников – США и НАТО"

  • "Добрый папа"

  • Роман КРАМЕР "МЭДЕЛИН ОЛБРАЙТ - АВТОР ПРЕСТУПНОЙ ПОЛИТИКИ В ЮГОСЛАВИИ"

  • "Добро пожаловать в ад!"

  • Александр ТАРАСОВ "ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ ЮГОСЛАВСКОЙ ВОЙНЫ"

  • Дмитрий Николаев "Психологический прессинг - тоже война"

  • "Информационное противостояние"

  • Георгий Энгельгардт "Правда о Косово"

  • "Надписи на стенах Белграда"

  • "США признали существование подразделения для войны в компьютерных сетях"

  • Мишель Колон "Да, Кучнер врал..."

  • "Слободан Милошевич: США были союзниками албанских террористов"

  • Екатерина ПОЛЬГУЕВА "СУД ДЛИННЕЙ ЧЕМ ВОЙНА"

  • Джордж Богданич "Сребреница и политика военных преступлений"

  • В.Степанов "Операция «Объединенная сила»"

  • В.Степанов "ЮГОСЛАВИЯ - 99: УРОКИ И ВЫВОДЫ"



Генерал Леонид Ивашов: На трибунале удалось развернуть процесс в сторону обвинения подлинных виновников – США и НАТО


12.04.2005

...В начале 90-х годов господин Бжезинский заявил: «С коммунизмом покончено, на очереди – православие». Так что эта борьба продолжается. Цель ее – «перекрестить» нас в другую веру, а точнее сделать все, чтобы мы забыли свои религиозные и культурно-исторические корни. И тогда, наверное, мы станем послушными, такими как все сателлиты США и мирового финансового капитала. Гаагский трибунал – самый откровенный пример всего этого.

...Что делали сербы, если взять косовский эпизод, я имеют в виду югославское руководство во главе с Милошевичем? Они реагировали на развитие ситуации. События развивались следующим образом: балкано-кавказская и турецкая мафии на первом этапе, в начале 90-х гг. хотели развернуть там три перевалочных наркопункта – в Македонии, Северной Албании и в Приштине, на территории Косово. Для осуществления этого плана им нужно было взорвать ситуацию. Первые боевые террористические группы на Балканах были сформированы на деньги наркомафии и под ее руководством. Затем этому придали политическую окраску, элементы национально-освободительного движения. Так появилось достаточно разветвленная террористическая сеть. Как должен был реагировать на это Белград? Как любое уважающее себя государство – попытаться ликвидировать и подавить эту сеть. Но, начиная с 90-х гг. прошлого века, произошло сращивание наркотеррористической сети с определенными силами в Соединенных Штатах Америки. Затем США и НАТО навязали борьбу против геноцида и т.д. Этот союз для нас очевиден. Наркомафия преследовала свою цель, американцы и НАТО - свою. Причем между ними возникали «драчки». Там пытались проявлять активность турецкие и германские спецслужбы, после чего американцы подавили тех и других, взяв под контроль этот весьма важный район Балкан.

Дальше сербам выстроили коридор, обозначив границы - с одной стороны, согласие на добровольную оккупацию силами НАТО и уход с политической арены режима Милошевича. Если сербы не соглашались на этот вариант, то должны были подвергнуться бомбардировкам, за которыми следовала наземная операция. В этот узкий коридор Белград был загнан с 1990 года, шел на большой компромисс и уступки. Тем не менее, вся операция уже была запланирована и была доведена до конца.

Сербы, которые в силу своей государственной ответственности были обязаны бороться с террором и дестабилизацией, в силу международных обязательств должны были поддерживать стабильность в регионе и на своей территории, сегодня на скамье подсудимых. А главари террористов – на свободе, занимают руководящие посты, участвуют в международных конференциях, их торжественно принимают в западных столицах.

Слободану Милошевичу в Гааге предъявили обвинения по 66 (!) статьям, но ни по одной из этих статей ничего доказать не могут. Его обвиняют в геноциде албанского населения, но нет НИ ОДНОГО документа, где бы Милошевич или кто-то из его подчиненных – начальник Генштаба, министр и т.д. – ставили бы цель этнического подавления албанцев. Этого нигде нет! Наоборот, и это мы демонстрировали, - во всех приказах и директивах югославского руководства как раз выражалось осторожное и бережное отношение к мирному населению, в том числе и к албанцам.

Кроме того, Милошевичу инкриминируют стратегию создания так называемой «Великой Сербии», но опять же это не находит никакого подтверждения. Более того, я, в частности, показывал, что Милошевич, с моей точки зрения, не оказал должной поддержки и Сербской Краине, и Республике Сербской. Когда натовцы стали перевооружать Хорватию и Боснию, мы были готовы помочь перевооружить и оказать сербам поддержку, но Милошевич проявил пассивность. Он слепо следовал эмбарго на оказание военной и военно-технической помощи, которое было наложено, кстати, и с нашей помощью.

Милошевичу вменяют чрезмерное применение военной силы. Мы демонстрировали приказы Верховного главнокомандования, Генерального штаба, приказы по 1-му Приштинскому корпусу, в которых есть смешные, на мой взгляд, положения. Когда командир Приштинского корпуса ставит задачу армейским подразделениям – если на вас совершено внезапное нападение, то перед применением оружия вы призовите нападавших к прекращению огня и ведению переговоров. За это я критиковал начальника Генерального штаба генерала Драголюба Ойданича. На самом деле, никаких доказательств о чрезмерном применении сербами военной силы нет, и не было.

Такая картина складывается практически по всем эпизодам, что вменяются Милошевичу. Правда, есть такие «доказательства», которые ничего, кроме улыбки вызвать не могут. Например, в суд сторона обвинения привела молодого албанца, который заявил, что его расстреливали в Косово именно потому, что он – албанец. И для наглядности он продемонстрировал суду окровавленную рубашку с тремя огромными отверстиями в области груди. Албанец: «Вот как меня расстреливали». На это Милошевич спросил албанца: «Из какого оружия вас расстреливали?». Албанец ответил, глядя в бумажку: «Из крупнокалиберного пулемета». Милошевич попросил албанца поднять одежду и продемонстрировать суду раны, но тот ответил, что не может этого сделать как мусульманин. Последовал еще один вопрос «пострадавшему»: «С какого расстояния в вас стреляли?».

- С трех метров...

Такие вот свидетельские показания на грани идиотизма. Но в целом я хочу это подчеркнуть, что сегодня в Гааге судят православие, судят непокорный натовцам сербский народ, и это вполне наглядно и очевидно.

...США и НАТО достигли своей цели, сначала расчленив большую Югославию, потом Союзную Республику Югославию. И сегодня цельного государства нет – Сербия с Черногорией и довольно хрупкие отношения между ними. Это идеальный вариант для Запада. Да, выступает сербская оппозиция социалистической и патриотической ориентации. Но в результате «бархатной революции» к власти в Сербии приведены такие же, которые подконтрольны. В ходе слушаний в трибунале в Гааге я приводил некоторые факты, например, как госпожа Олбрайт звонила главному террористу Хашиму Тачи, требовала от него что-то, поддерживала отношения и т.д. Та же госпожа Олбрайт уже после подписания, по сути, акта о капитуляци, который наш господин Черномырдин преподнес, собирала демократическую оппозицию Сербии и Черногории в Германии – Джинжич, Джуканович и другие. Она буквально разговаривала с ними грубо и резко: вы должны, мы вам деньги даем и т.д. Так что тех лидеров, в которых они вложили средства, США контролируют. Джинжич по требованию американцев сдал Милошевича Гаагскому трибуналу, как сдал и других...

...На трибунале свидетелям из России удалось, на мой взгляд, главное – развернуть процесс в сторону обвинения подлинных виновников – США и НАТО. На конкретных аргументах и фактах мы показали, что в отношении Югославии состоялась агрессия, что был сговор с наркотеррористическими структурами, потом созрел замысел расчленения Югославии. Мы показали, что все эти переговорные процессы, миссии ОБСЕ и другие на самом деле были ширмой, маскировкой. Этот сценарий был доведен до конца.

Я привел эти аргументы на процессе и наращивал доказательства. В итоге прокурор отказался, чтобы в суде были представлены записи разговоров Олбрайт с главой террористов. Прокурор вдруг потребовал принести какие-то коды и шифры (!?) наших спецслужб. Меня и Россию пытались обвинить в том, что мы слушали переговоры первых лиц стран Запада. Я объяснил прокурору, что прослушивалась террористическая сеть, и уж кто туда попадает... В итоге прокурор отказался меня допрашивать, нервничал, допускал колкости. В общем, у обвинения нет аргументов. Были выступления Евгения Примакова.

Но суд признал, что наши показания меняют ситуацию в целом и возникли новые обстоятельства.

Правда, сегодня надеяться на то, что оправдают Милошевича и тех сербов, которые сидят вместе с ним на скамье подсудимых, не приходится. Оправдать Милошевича – значит обвинить США и НАТО. Процесс идет ни шатко, ни валко. Некоторые из подсудимых сидят уже более трех лет. До конца 2006 года в суде собираются завершить допрос сторон, до 2008 – вынести приговоры. И два года они хотят отвести на апелляцию, хотя не понятно, куда апеллировать.

Милошевич не признает легитимность этого суда, отказывается от адвокатов, защищается сам, выглядит уверенно. И мне показалось, что Милошевич владеет обстановкой в суде, имеет массу данных, серьезно подготовлен, опровергает все и вся. Что делает честь Милошевичу – он взял на себя вину всех подчиненных, включая министров и генералов, готов нести ответственность за каждое свое решение.

В Гааге от албанцев сидит мелкота – какие-то хулиганствующие элементы, в то время как с сербской стороны – по сути, все военно-политическое руководство - президент, министр обороны, он же начальник ГШ, командир корпуса, заместитель министра обороны, Воислав Шешель, президент Сербии и так далее.

__Генерал Леонид Ивашов, свидетель по делу Милошевича
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/46250



14 апреля 2005 г.

Добрый папа
Вся деятельность Иоанна Павла II была направлена на подчинение Православной Церкви Ватикану


В оглушительном хоре панегириков и славословий, которым западные СМИ встретили кончину Иоанна Павла II, любая заметка, автор которой позволяет себе хотя бы малейшую критику в адрес уже практически объявленного святым понтифика, привлекает особое внимание. Тем более невозможно оставить незамеченной статью Карла Савича "Балканский генерал: Изнанка папы римского: Балканское наследие Иоанна-Павла II", которая позволяет под несколько непривычным углом взглянуть на роль папы в весьма недавних событиях, сопутствовавших уничтожению Югославии. Впрочем, события эти хоть и недавние, однако помнят о них не все. Вот о чем считает необходимым напомнить многомиллионным толпам поклонников папы Савич.

В 1991 г. папа римский Иоанн Павел II первым в мире признал Хорватию независимым государством. Сделано это было в очень напряженный момент в истории Балканского полуострова — в момент, который требовал скорее диалога и переговоров, а не таких безответственных поступков. Намеренно преждевременное признание католической Хорватии Ватиканом придало легитимности ее борьбе, которую папа использовал в своих интересах, и способствовало началу гражданской войны, в результате которой погибли тысячи сербов и хорватов.

"Я не пацифист", — заявил в 1991 г. Иоанн-Павел II, когда речь зашла о первой войне в Персидском заливе. А несколько лет спустя, он уже требовал от Билла Клинтона и НАТО, чтобы они вмешались в боснийский конфликт, в котором хорватская армия терпела поражение от мусульман-боснийцев. Естественно, свои истинные цели он всегда маскировал теологической демагогией об "обязанности" мирового сообщества вмешаться в ситуацию, если она может привести к геноциду.

Однако в то же самое время, когда Иоанн Павел II делал всё от него зависящее, чтобы спасти католиков хорватов, судьба православных сербов, проживавших в Краине, была ему совершенно безразлична. Главный его интерес состоял в том, чтобы добиться международного признания Хорватии — римо-католического государства, вожди которого буквально боготворили Ватикан. Он полностью отвергал какие бы то ни было переговоры и компромиссы. Он молчал, когда в 1995 г. хорватские войска с помощью американских и натовских солдат "вычистили" из Краины 350 000 сербов. Это была самая масштабная этническая чистка за все годы балканского конфликта, в ходе которого считающийся "борцом за мир" папа римский продемонстрировал всё лицемерие своей позиции.

Хорватия испытывала на себе пламенную любовь папы, который видел в ней находящийся в непосредственной близости от Италии суррогат его родной Польши. Он был полон решимости уничтожить Югославскую федерацию и социализм точно так же, как он развалил Советский Союз.

Папская политика на Балканах выглядит особенно двусмысленно в свете его отношения к политическим деятелям с сомнительной репутацией. Так, например, Иоанн Павел II ни разу не выступил с критикой первого президента независимой Хорватии Франьо Туджмана, который был известен своими фашистскими взглядами, отрицал факт геноцида сербов в Хорватии в годы второй мировой войны, собирался аннексировать Боснию и Герцеговину и проводил политику этнических чисток в Сербской Краине. Но папе всё это было совершенно безразлично. Единственное, что его интересовало и занимало, это дальнейшее распространение и укрепление римо-католичества.

Во время своего второго официального визита в Хорватию Иоанн Павел II объявил о своем шокировавшем многих решении канонизировать хорватского архиепископа Алоизия Степинаца — человека, который во время второй мировой войны поддержал уничтожение усташами [1] сотен тысяч православных сербов, евреев и цыган. Беатификация (последний шаг перед причислением к лику святых в римо-католичестве) Степинаца состоялась 3 октября 1998 г. Это была грандиозная церемония, проведенная при огромном скоплении народа под открытым небом и продемонстрировавшая истинное отношение понтифика к сербам, Православной Церкви и памяти сотен тысяч людей, замученных и уничтоженных усташами в концлагерях по благословению Степинаца. Всё это не имело для Иоанна Павла II никакого значения по сравнению с тем, что Степинац был антикоммунистом, а, значит, в глазах папы, "мучеником".

Естественно, усташи — как организация, возникшая на основе католических структур — пользовались горячей поддержкой тогдашнего понтифика Пия XII, или, как его еще называли, "Гитлеровского папы". Несмотря на это, и его тоже Иоанн Павел II собирался причислить к лику святых. Не смущало его ни то, что многочисленные казни мирных жителей в Хорватии организовывались непосредственно католическими священниками, ни то, что во главе самого крупного на Балканах концлагеря Ясеновац стоял римо-католический прелат Мирослав Филипович. Мало того, Иоанн-Павел II сделал всё возможное для того, чтобы стереть память о геноциде православных сербов в Хорватии, и никогда не упоминал о нём — как будто ничего подобного в истории просто не было.

Но этот геноцид был, причем жестокость его поражала даже немцев. Вот что глава СД и второй человек в СС Рейнгард Гейдрих писал своему шефу, рейхсфюреру СС Генриху Гимлеру в 1942 году: "Число славян, уничтоженных хорватами с применением самых садистских методов, составляет примерно 300 000… Из этого прямо следует, что напряженность в сербско-хорватских отношениях является в значительной степени проявлением борьбы Католической Церкви против Православной Церкви."

Степинац сам не скрывал своего резко негативного отношения к Православию и называл геноцид сербов "деянием Божественной десницы", а многие римо-католические священники (например, Франьо Кралич и Мате Могус) с тех же "богословских" позиций оправдывали "окончательное решение еврейского вопроса" и уничтожение православных сербов и цыган. "До сих пор мы служили католической вере молитвенником и крестом, — писал Могус, — теперь пришло время поработать винтовкой и пистолетом."

В своих попытках фальсифицировать историю и скрыть разыгравшуюся в годы Второй мировой войны на Балканах трагедию Иоанн Павел II пытался представить Алоизия Степинаца праведником. Того самого Степинаца, который был главным викарием армии усташей; открыто поддерживал называвшего Гитлера "Божьим посланником" хорватского фашистского диктатора Анте Павелича и считал его "примерным католиком"; председательствовал на съезде епископов в Загребе, на котором было принято решение о насильственном переводе в римо-католичество православных сербов (это, кстати, сегодня рассматривается как проявление мягкости и "человечности" архиепископа); а также покрывал таких священников, как Сречко Перич, который призывал "убить и уничтожить всех сербов".

После войны Степинац был арестован освободившими Югославию коммунистами. Его судили и признали виновным в соучастии в военных преступлениях и массовых убийствах. Естественно, сегодняшние наследники усташей называют суд над Степинацом "показательным коммунистическим процессом", главная задача которого состояла в том, чтобы дискредитировать римо-католическую церковь (как будто, она еще недостаточно дискредитировала сама себя). Но на самом деле вина Степинаца была доказана бесчисленным множеством документов и фактов. Ни один из них не помешал Иоанну Павлу II объявить Алоизия Степинаца святым, и вот почему.

Всё дело в том, что сам папа не намного лучше относился к православному населению Балканского полуострова. Так, например, он ни разу не выступил в защиту православных за все годы кровопролитнейшей гражданской войны и продолжающегося по сегодняшний день геноцида сербского населения в Косово и Краине. В отличие от войны в Ираке, Иоанн Павел II не осудил ни варварские бомбардировки, которым США и Европа подвергли Югославию, ни последующую оккупацию этой страны войсками НАТО. Считается, что он по всему миру выступал в защиту и поддержку Христианства. Но почему же тогда он молчал, когда более 150 православных сербских храмов и монастырей были разграблены, осквернены и уничтожены албанскими мусульманами в Косово? А потому, что на самом деле Иоанн Павел II хотел не примириться с Православной Церковью, а подчинить ее Ватикану. Вся его деятельность только испортила отношения между православными и римо-католиками, и именно таким — не миротворцем, как его любят называть по телевидению, а врагом Православия — он и останется в памяти сербов. Собственно говоря, принципиальной разницы между ним и Алоизием Степинацом нет. Потому папа и канонизировал архиепископа-фашиста, что, будучи его единомышленником и духовным наследником, рассчитывал таким образом оправдать свою собственную балканскую политику. То есть ту самую политику агрессии, экспансии и войны на уничтожение, которую вот уже много веков ведет Ватикан по отношению к Православию. В этом смысле ничего оригинального папа Иоанн Павел II не придумал и не совершил.

[1] Усташи — националистическая, сепаратистская организация хорватских фашистов. Создана в январе 1929 за границей (имела базы в Италии, Австрии, Венгрии, Бельгии и др. странах) лидером Хорватской партии права А.Павеличем. В 1934 в Марселе усташи были исполнителями организованного гитлеровцами убийства югосл. короля Александра и франц. министра иностранных дел Л.Барту. После захвата Югославии (1941) фашистскими войсками усташи при поддержке оккупантов создали на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины марионеточное "Независимое государство Хорватия" во главе с Павеличем. Усташи — организаторы массовых убийств сотен тысяч жителей Югославии. После освобождения Югославии в 1945 от фашистских оккупантов многие члены организации усташей были приговорены к смертной казни.

http://www.pravaya.ru/news/2948



"Вестник" №8(215), 13 апреля 1999
Роман КРАМЕР (Нью-Йорк)

МЭДЕЛИН ОЛБРАЙТ - АВТОР ПРЕСТУПНОЙ ПОЛИТИКИ В ЮГОСЛАВИИ


За несколько дней до начала агрессии НАТО в Югославии президент Клинтона принимал в Белом доме премьер-министра Италии Массимо Д'Алема. К этому времени вопрос о бомбежках и ракетном обстреле югославской территории был практически решен, и гость поинтересовался, что произойдет, если президент Югославии Слободан Милошевич не только не прекратит репрессий против албанцев в Косово, а усилит их. Клинтон не знал ответа, и ему на помощь тут же пришел советник по национальной безопасности Сэнди Бергер.

- Мы усилим бомбардировки, - сказал он.

Как и предполагал итальянский премьер, бомбы и ракеты не запугали Милошевича, и события стали развиваться так, как и предсказал советник президента: бомбардировки и ракетный обстрел усилились. В первые дни мишенями НАТО были исключительно военные объекты. Затем стали бомбить мосты. На десятый день войны очередь дошла до зданий в Белграде. И если в первые дни Клинтон и европейцы исключали возможность введения в бой наземных сил - пехоты, танков, артиллерии, то уже через неделю после начала агрессии трудно было сомневаться в том, что дойдет очередь и до них. Возможно, что ко времени выхода в свет этого номера журнала НАТО уже объявит о расширении боевых действий и будет обсуждаться вопрос, сколько сотен тысяч солдат потребуется для вторжения в Югославию, и когда оно начнется.

Как бы события ни развивались, совершенно ясно одно: агрессия НАТО завершилась провалом. Речь идет не о числе уничтоженных в Югославии военных и гражданских объектов и не о гибели ни в чем не повинных людей под бомбами и ракетами. Речь идет о трагедии Косово. Организаторы акции говорили, что их цель - спасти албанцев, живущих в этой югославской провинции. На деле получилось обратное: тысячи, тысячи и тысячи беженцев - и не только албанцев. Люди бегут от войны, обрушившейся на их головы. Причем бегут и албанцы, и сербы. Усилиями НАТО Косово превращено в ад, теперь западные союзники намерены превратить в ад всю Югославию.

"Захватите Белград!" - призывает в газете Wall Street Journal бывший генерал и директор Совета национальной безопасности Уильям Одом, ныне научный сотрудник в Гудзоновском институте (Нью-Йорк), и мы не должны удивляться, если главнокомандующий американскими вооруженными силами Клинтон и командование НАТО отдадут такой приказ.

"На карту поставлен престиж НАТО", - пишет в газете USA Today сенатор Джон Маккэйн (республиканец от Аризоны), призывая "использовать все необходимые средства, чтобы добиться поставленных целей".

Речь уже ведется о том, чтобы войска НАТО оккупировали всю Югославию и находились там до тех пор, пока их командование не решит, что албанцам Косово больше ничто и никто не угрожает.

Кто сочинил это безумие? Кто настоял на его осуществлении? Кому мир обязан военной авантюрой?

У победы, как известно из истории, множество родителей, а поражение - всегда сирота. Однако на этот раз мы можем совершенно точно назвать имя родителя гуманитарной и военной катастрофы в Югославии. Это - государственный секретарь Соединенных Штатов Мэделин Олбрайт. Никто другой в мире не настаивал на агрессии так, как госпожа госсекретарь.

"Она - духовный вдохновитель всего этого", - считает бывший корреспондент газеты Washington Post Майкл Доббс, написавший об Олбрайт книгу, которая появится на прилавках магазинов в конце апреля - начале мая. В беседе с Арианной Хаффингтон, статьи которой печатает New York Post и десятки других газет, Доббс сказал, что детство родившейся в Чехословакии Олбрайт совпало со Второй мировой войной и началом "холодной войны", и это наложило неизгладимый отпечаток на ее мировоззрение.

- Я знаю, что происходит, когда диктатору позволяют делать в стране все, что он пожелает, - говорила Олбрайт Доббсу, имея в виду Милошевича и Косово.

Сослуживцы Олбрайт подтверждают, что в балканской политике она руководствуется своим жизненным опытом.

О жизни Олбрайт много говорили сразу же после того, как в январе 1997 года она возглавила Государственный департамент. В начала февраля того года Доббс рассказал в Washington Post историю семьи Олбрайт. Он был первым, кто упомянул о еврейских корнях нового госсекретаря. До публикации статьи Доббса Олбрайт утверждала, что ничего не знала о своем происхождении. Для нее будто бы явилось открытием, что многие ее родственники (в том числе бабушка и дедушка со стороны отца) погибли в фашистских лагерях смерти. Родители Олбрайт приняли католичество, но трудно - невозможно - поверить, чтобы она не знала о судьбе бабушки и дедушки.

"Олбрайт лжет, утверждая, что не знала о своем прошлом", - писал в New York Post И.В.Канторович. Но она лгала - и продолжает лгать - не только об этом.

Олбрайт не была жертвой нацистов и не была жертвой коммунистов. Во время Второй мировой войны ее родители купили дом в Англии, и здесь прошла часть ее детства. После войны она училась в пансионе в Швейцарии и время от времени навещала отца в Белграде: он был там послом Чехословакии. Когда же к власти в Чехословакии пришли коммунисты, семья переехала за океан.

Олбрайт, писал два года назад Канторович, "не заслуживает симпатии, потому что использует трагедию своей семьи, чтобы скрыть свою ложь". Она использовала трагедию семьи и для того, чтобы занять в администрации Клинтона позицию главного эксперта по Балканам.

При разделении внешнеполитическими советниками Клинтона "сфер влияния" Сэнди Бергеру был отдан Китай, заместителю госсекретаря Стробу Толбату - Россия, а специальному посланнику президента Ричарду Холбруку - Восточная Европа. И Олбрайт неприязненно относится к Холбруку, посягнувшему на "ее" территорию.

"Успех на Балканах - вот чем будет измеряться американская внешняя политика", - писала посол США в ООН Олбрайт в 1993 году в докладной записке президенту.

"Она давит на меня, давит, давит, и в конечном счете давление оказывается настолько сильным, что я поддаюсь", - эти слова президента Клинтона цитирует Энн Блекман - автор первой биографии Олбрайт.

И она "давит" не только на президента. В начале марта она давила на Конгресс, настаивая на том, чтоб законодатели не вздумали обсуждать политику в Косово. Олбрайт опасалась, что дебаты в Конгрессе приведут к расколу в НАТО.

Олбрайт принадлежала главная роль в решении Клинтона об агрессии. Она убедила президента игнорировать мнения тех, кто считал, что бомбами и ракетами можно только ухудшить положение в Косово. Сомневался ведь не только итальянский премьер. Центральное разведывательное управление предупредило Клинтона о возможных ответных мерах сербов против албанцев - в случае военных действий НАТО.

Чем же госпожа Олбрайт заслужила такое доверие президента? Стратегическим гением? Многолетним опытом в сфере внешней политики? Умением принимать верные решения в запутанных ситуациях?

По мнению Блекман, беседовавшей с десятками людей, которые работали и работают с Олбрайт, госсекретарь "никогда не была стратегом. Она не может рассчитать следующие шесть ходов. Она видит только один ход".

Такого же мнения придерживается об Олбрайт посол Британии в ООН сэр Джон Уэтсон, считающий ее главной чертой - упрямство. Узнав о назначении Олбрайт госсекретарем, Уэтсон передал из Нью-Йорка в Лондон депешу своему правительству: "Она не в состоянии разрабатывать детальный план игры в широкомасштабном деле... Когда события принимают непредсказуемый характер, она способна поддаться панике".

Когда Уоррен Кристофер - госсекретарь в первый президентский срок Клинтона решил уйти в отставку, на его пост было несколько кандидатов: бывшие сенаторы Джордж Митчелл и Сэм Нанн, упомянутый выше Ричард Холбрук и, наконец, посол США в ООН Мэделин Олбрайт. Президент остановил свой выбор на Олбрайт не потому, что она была лучшим кандидатом. Решающим в выборе Клинтона оказалось то, что никогда в истории пост госсекретаря не занимала женщина. Не знания, не опыт, не умение находить единственный правильный ответ в трудной ситуации. Вот так-то вожжи внешнеполитического курса и оказались в руках Олбрайт, и когда речь заходила о Балканах, ее голос весил больше, чем чей бы то ни было. Госсекретарь давила на Клинтона, и он слушался.

В начале 1997 года Олбрайт грозила Милошевичу бомбами.

- Ему не удастся сделать в Косово то, что он сделал в Боснии, - говорила госсекретарь, уверенная, что бомбами можно и должно решать проблемы.

Ее позиция находила поддержку у Клинтона, и не только в Югославии. Но ракеты и бомбы не заставили Саддама Хусейна отказаться от создания оружия массового уничтожения. Ракеты не покончили с террористами, скрывающимися в Афганистане. Ракета лишь сравняла с землей фабричку в Хартуме. Теперь вот бомбы и ракеты падают на Югославию.

Когда-то Ленин сказал, что при социализме каждая кухарка сможет управлять государством. Пророчество вождя мирового пролетариата сбывается в Соединенных Штатах - в капиталистической стране, которую он ненавидел больше всех других. В конце ХХ века кухарка, действиями которой руководят детские воспоминания, управляет внешней политикой великой державы. А во главе армии этой державы стоит человек, который обманным путем избежал военной службы и, по его собственному признанию, всегда "испытывал отвращение" к людям в военной форме. Теперь он обладает законным правом посылать на смерть граждан своей страны, одетых в эту форму.

http://www.vestnik.com/issues/1999/0413/win/kramer.htm



Добро пожаловать в ад!


В последнее время информация о Косово практически исчезла со страниц газет. Край находится под контролем международных сил, и мало кто из посторонних бывает там. Как оказалось, на то есть веские причины. Один из немногих, кто смог побывать в этой отторгнутой части бывшей Югославии, - эксперт информационного агентства "РосБизнесКолсалтинг" (РБК) Михаил Чернов.
Он проехал через весь край в составе делегации российского Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы, которая везла косовским сербам гуманитарную помощь.

"Русский журнал": Существует «каноническая версия» трагедии Косово – сербские каратели устроили этнические чистки, и мировое сообщество вынуждено было вмешаться…


Михаил Чернов: На самом деле, война началась с того, что албанцы в Косово стали требовать автономии, создали свою нелегальную армию и начали нападать на правительственные войска. Албанские формирования были хорошо обеспечены деньгами за счет албанской диаспоры, которая к тому времени уже контролировала значительную часть наркопотоков и проституции в Европе и обладала большими финансовыми и лоббистскими возможностями. Им помогали и американцы, и европейцы, которым по своим причинам была нужна дестабилизация в этом регионе. Кроме того, албанцам, как мусульманам, активно помогал Иран…

Р.Ж.: Албанцы живущие сейчас в Косово религиозные люди?

М.Ч.: Нет. Албанцы - еще те мусульмане. Мы проехали на машинах половину территории албанского Косово, и мечети, которые мы видели из окна автобуса, можно пересчитать по пальцам. Тогда как в нормальном мусульманском городе они всегда бросаются в глаза. Более того, получив власть в Косово, албанцы разрушили большинство старых турецких мечетей, и на их месте построили свои. При этом, мера эта совершенно непонятна – ведь и у турок, и у албанцев одно и то же направление ислама. Но мечетей, повторю, очень мало. По особенностям архитектуры некоторых их них видно, что они построены на арабские деньги…

Р.Ж.: Как развивались события после того, как начались столкновения между правительственными сербскими войсками, сербским ополчением и силами нелегальной Армии освобождения Косова (УЧК)?

М.Ч.: С военной точки зрения победа осталась за сербами… Когда едешь по Косово, то вдоль дорог очень часто встречаются памятники погибшим албанским полевым командирам. Их так много, что становится ясно - потери албанские силы понесли большие. И если бы не вмешательство Запада, то сербы просто зачистили бы край… При всех отличиях у сербов и у албанцев есть общее: это горные народы, а значит резать они умеют - это для них не проблема. Но в результате военной кампании НАТО против Югославии сербов заставили вывести свои войска из Косово и из созданной на границе края с сербской стороны демилитаризованной зоны.

Р.Ж.: "Косовский вариант" пропагандируется Западом как одна из лучших моделей по урегулированию межэтнических столкновений. Именно такой вариант предлагается на Кавказе, в Южной Осетии и в Карабахе, Приднестровье, а также в Израиле. Скажите как очевидец – пример Косово можно признать удачным? Что из себя представляет «примиренное» Косово сегодня?

М.Ч.: Меня глубоко поразило в Косово то, что там, по сути, существуют три параллельных мира. Они абсолютно разные, мало соприкасаются между собой и представляют какое-то фантасмагорическое сочетание… Мы прилетели в Белград, на машинах проехали через Сербию и въехали в Косово через приграничный, населенный сербами косовский город Косовска-Митровица. Последний албанский дом взорвали 17 марта 2000 года в ответ на нападения албанцев на сербов в других частях Косово. Вся остальная часть Косова в основном вычищена от сербов - оттуда изгнали порядка 200-250 тысяч человек. Их деревни и отдельные дома стоят вдоль дорог разрушенными: албанцы туда не заселяются. В Косово осталось около 100 тысяч сербов против 2 миллионов албанцев, причем более половины сербского населения живет в примыкающей к Сербии северной части края. Остальные разбросаны в немногих сохранившихся деревнях и поселках центрального и южного Косово. Живя там, сербы ежедневно рискуют жизнью, они лишены возможности защитить себя, и их никто не охраняет. Албанцы совершенно спокойно заходят в сербские населенные пункты в центральном Косово. Сербам же за пределы своих районов выходить очень опасно.

На территории, подконтрольной албанцам, идет тотальное строительство - ничего подобного ни в Сербии, ни в сербском Косово нет. Строят большие, добротные, красивые, албанского типа дома, гостиницы, автосалоны европейских и азиатских автомобильных фирм. Промышленных предприятий не строят. Мечетей тоже практически не возводят. В албанском Косово очень хорошая земля - прекрасный плодородный чернозем, но землю албанцы, в отличие от сербов, не обрабатывают, предпочитая застраивать этот чернозем домами. Там практически нет никакого производства, единственное, что видно, - сфера обслуживания. Из промышленных предприятий в крае имеются лишь горнорудные предприятия в сербской части и построенные Югославией два блока электростанции Обилич, в районе, сейчас зачищенном от сербов. Самое интересное, что албанцы там не работают, а работают на станции хорваты, которых завозят вахтовым методом. Точно также поддерживаются в рабочем состоянии коммунальные системы столицы края Приштины. Все строительство там ведется на деньги, присылаемые извне, - доходы албанской косовской диаспоры от торговли наркотиками, поставок живого товара в европейские бордели, контрабанды в ЕС табака.

Р.Ж.: То есть, албанское население в Косово не бедствует?

М.Ч.: Наоборот! Это потрясающая картина: строятся красивые дома, гостиницы, ездят дорогое машины - гораздо лучше, чем в Сербии. Из этих красивых машин выходят албанцы - такие респектабельные, красиво одетые господа... На их фоне солдаты КФОР выглядят запуганными «бедными родственниками». Для них любой выезд в город и вообще куда-либо – большой риск. Например, переезд нашей делегации из Градчаниц в село Липляны, который обеспечивали миротворцы из Швеции, готовился как настоящая военная операция. Базы международных сил представляют собой сильно укрепленные пункты. Причем так эти базы выглядят только в албанской части, в сербских районах, в северной части Косова, где албанцев нет, обстановка совершенно другая, никаких мер безопасности силы ООН не предпринимают, укреплений нет: так, шлагбаум, и все.

С албанцами силы ООН предпочитают не связываться. Зато отыгрываются на сербах. Могут между двумя сербскими селами перекрыть дорогу и не пускать сербских детей в школу. Среди враждебного албанского окружения подобный произвол просто невозможен. Кроме того, в албанской части полиция ООН почти полностью состоит из албанцев. Служат в ней бывшие боевики Сил освобождения Косово.

Таким образом, в Косово мы имеем несколько параллельных миров. Мир албанцев - абсолютно неподконтрольный, экономически процветающий, получающий деньги из-за границы. Второй мир - мир сербов, которые окружены и подавлены. И мир «миротворцев».

Р.Ж.: Судя по вашему описанию, положение сербов там похоже на положение жителей еврейских поселений в арабском окружении…

М.Ч.: Сербам значительно хуже, чем евреям в Иудее и Самарии. Евреи могут передвигаться на обычных рейсовых автобусах, автостопом. Но если в Градчаницах, рядом со столицей, серб еще может выйти из городка, то в отдаленных маленьких населенных пунктах это просто невозможно. Так, я был в селе Липляны. Там все село - улица в двести метров, и за ее пределы серб выйти не может - иначе «секир башка».

То, что происходит там, - это этнические чистки в чистом виде. Последняя этого геноцида была год назад - 17 марта 2004 года, когда одновременно во всех албанских районах начались сербские погромы, несколько десятков деревень было вычищено от сербов, многие жители убиты, многие дома сожжены. Международные силы, которые согласно их мандату должны обеспечивать безопасность в крае, не защищали сербов, а сосредоточились на их эвакуации. То есть, фактически действовали в интересах албанцев: те устраивали беспорядки, а миротворческие силы осуществляли эвакуацию сербов, то есть проводили этническую чистку. Сербы удержались только в тех районах, где, как в Градчаницах, создали ополчение, которое отбивало в течение нескольких дней атаки албанцев. Все это важно знать, так как "косовский опыт", сейчас настойчиво предлагается по всему миру. В том числе, для Приднестровья, Южной Осетии, Израиля.

Р.Ж.: Но как понять Европейский союз, Америку, ООН, которые собственными руками создали бандитское государство в центре Европы?

М.Ч.: А почему после прихода американцев в Афганистан производство наркотиков там выросло в несколько десятков раз? А что вызят из Афганистана американские военные самолеты, которые никто, кроме американских военных, не досматривает? А что возят самолеты ООН и КФОР в Косово и вывозят оттуда?

Ведь это аксиома – в такой креминогенной обстановке офицерам любых международных сил, вне зависимости от национальности, неизбежно приходится устанавливать контакты с местными (это просто особенности психологии) будут устанавливать какие-то контакты с местными ребятами. Можно предположить – что это за контакты. Известно, что операции по борьбе с наркотрафиком всегда координируются спецслужбами. О связи сотрудников ЦРУ с наркобаронами в разных частях света, тоже известно – о них много говорилось во время громких скандалов в 70-е и 80-е годы. Достоверной информации на этот счет нет и быть не может, но оснований для серьезных подозрений на этот счет – сколько угодно.

Р.Ж.: Сербы смирились с поражением?

М.Ч.: Если речь идет о правящем слове, то приходится признать, что он полностью сращен с криминалитетом и мыслит поэтому соответствующими понятиями. «Родина», «достоинство», «возмездие» - это слова не из их словаря.

Однако, в отличие от продажных югославских политиков сами косовские сербы настроены очень принципиально: речи о сдачи Косово не идет. "Вот выведут войска – и мы начинаем резать албанцев. Это наша земля. Мы отсюда никуда не уйдем"... По дороге на Косово часто встречаются надписи: "Партия сербского единства" и "Аркан" (национальный герой сербов, убитый несколько лет назад в Белграде).

Р.Ж.: Можно сказать, что политика компромисса, которой отдавал предпочтение Милошевич, себя не оправдала?

М.Ч.: Безусловно. И новые Сербские власти, которые выдали Милошевича, тоже счастья Сербии не принесли. По сравнению с другими бывшими югославскими республиками Хорватией или Словенией, Сербия сегодня – очень бедная страна. А ведь Белград выполнил все международные требования: сербские генералы пачками едут сдаваться в Гаагу, выполнены все условия НАТО. Но никаких обещанных при капитуляции денег, никакой международной помощи, никаких инвестиций туда не идет. Идет общий упадок экономики, упадок всех инфраструктур. Например, дороги в Сербии очень плохие, почти как в России, с выбоинами и колдобинами, а еще несколько лет назад, при Милошивиче, они были идеальны. История в очередной раз показала: никто не даст деньги тому, кто допустил разрушение своей страны. Пообещать могут. Дать – никогда!

В Косово надо устраивать экскурсии - чтобы посмотреть на свое будущее, на то будущее, что может быть у нас всех, которое может быть у очень многих народов постсоветского пространства, которое может быть у Израиля. Это и наше будущее - если мы не будем отстаивать свои интересы, не защищать свою Родину, а продавать ее.

http://www.contr-tv.ru/common/1147/



Александр ТАРАСОВ

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ ЮГОСЛАВСКОЙ ВОЙНЫ


Две подряд Югославские войны, прошедшие у нас на глазах в 90-е годы, продемонстрировали всем неприглядную роль СМИ, которые выступали в югославском кризисе в качестве основного орудия насильственного оглупления общественности. Когда СМИ провозглашают виновником войны одного-двух человек (неважно, Клинтона с Моникой, как это делают наши «патриоты», или Милошевича, как западные СМИ и наши неолибералы) - они низводят зрителей и читателей до уровня развития неграмотного и забитого русского крестьянина начала XIX в., верившего, что Наполеон - это Антихрист.

Стыдно за журналистов, которые на пороге XXI века пытаются внушить аудитории, что мощнейшая военная машина в мире - НАТО - может быть задействована только ради того, чтобы наказать одного-единственного человека - Милошевича, и что на Западе все до такой степени разучились считать деньги, что ради наказания одного-единственного человека готовы выбросить на ветер десятки миллиардов долларов. Стыдно за журналистов, внушающих аудитории, что Милошевич - «диктатор» и «фашист», хотя Милошевич был избран на всеобщих выборах и в условиях его «фашистской диктатуры» 8 лет назад 20 тысяч оппозиционеров, устроив стрельбу, пытались взять штурмом здания Гостелерадио, Парламента и МВД - а «фашист» Милошевич за это даже под суд никого не отдал, а тех, кто был задержан, отпустил! А всего лишь 4 года назад у «фашиста» Милошевича оппозиция проводила в Белграде беспрерывные митинги - и кончилось это тем, что одного из лидеров оппозиции пригласили в правительство! Настоящий фашист давно бы уже загнал всех демонстрантов в концлагерь, а кое-кого для острастки расстрелял бы, выстроив вдоль стен (Пиночет, например, поступил именно так, но Пиночет, если верить журналистам - не фашист, а борец за демократию).

На самом деле причины Югославских войн, как обычно - экономические. Все грамотные специалисты это знают.


МВФ как детонатор Югославии

Реальным инициатором Югославских войн является МВФ. Почему-то считается, что МВФ - это такой экономический господь бог, всезнающий и никогда не ошибающийся, хотя доказательств обратного - уйма. Например, программа «экономического оздоровления», которую МВФ навязал Руанде, привела к краху руандийской экономики и резне между тутси и хуту, унесшей жизни свыше 1 млн человек. Проводившаяся в Мексике под руководством МВФ «салинастройка» привела к знаменитому финансовому краху, для ликвидации последствий которого за последние 5 лет в Мексику пришлось «закачать» 92 млрд долл. Индонезия с 1992 г. года добросовестно перестраивала свою экономику по рецептам МВФ - к чему это привело, все видели. Еще раньше совершенно аналогично развивались события в Бразилии, где последнее военное правительство, безропотно выполнявшее все указания МВФ, завело экономику в тупик и потеряло власть.

Югославия была первой страной «восточного блока», которая начала перестраивать свою экономику по рецептам МВФ (еще с 1980 г.). Именно МВФ потребовал от югославского руководства отказаться от «социалистических планов» выравнивания экономического развития всех регионов страны, что лишило традиционно отсталое Косово огромных государственных дотаций и дало возможность ходжаистской тогда Албании использовать недовольство местного населения «новой экономической политикой» для создания в Косове албанского сталинистского подполья. Первый косовский кризис был в 1981 г., когда сталинистское подполье развязало террор против неалбанского населения и спровоцировало уличные столкновения. Было убито 30 человек, 20 тысяч сербов, черногорцев и евреев бежало из Косова.

К 1984-му югославская госбезопасность разгромила 3 подпольные сталинистские «компартии» в Косове и плюс подпольную ходжаистскую организацию «Путь к свободе». Всё это обошлось югославской казне в сумму, равную 70% займов, полученных от МВФ. Еще почти 25% ушли на оплату услуг экспертов МВФ! Кончилось тем, что в 1986 г. МВФ установил над экономикой Югославии полный контроль. Отказ от «выравнивания» вызвал теперь уже недовольство в Сербии, так как закреплял отставание этой республики от Хорватии и Словении, наиболее промышленно развитых. Так МВФ возродил в Югославии сербский национализм (с которым Тито - хорват по национальности - боролся безжалостно, вплоть до выселения сербов из других республик). И именно по рекомендации МВФ Милошевич ответил на новый всплеск насилия в Косове в 1989-1990 гг. принятием поправок к конституции, которые урезали права автономных краев по сравнению с республиками: без этого оказалось просто невозможно проводить экономическую политику МВФ - руководство Косова прямо заявляло, что такая политика противоречит югославской конституции.

По требованию МВФ югославское правительство приняло в 1989 г. закон о приватизации. Как выяснилось через 2 года, приватизация была обязательным условием «доктрины Ноува - Хоу», жизнеспособность которой МВФ проверял на Югославии.


«Доктрина Ноува - Хоу»

«Доктрина Ноува - Хоу» была разработана в 1982 г. и ставила своей целью «ликвидацию экономической и военной мощи многонациональных государств восточного блока».

Доктрина предполагала: внедрение под контролем и на условиях МВФ в этих странах рыночных механизмов, проведение приватизации и открытие экономики этих стран для западного капитала при одновременном сохранении технологического разрыва с ведущими западными странами. По мнению разработчиков «доктрины», это должно было за собой повлечь (стадиально):

в политике: а) перерождение или ликвидацию правящих компартий, б) возникновение в результате идеологического вакуума, в) перманентный правительственный кризис;

в общественной жизни: а) дезинтеграцию общества на основе роста рыночного эгоизма населения (распадение общества на противоборствующие слои, группы, страты, круги), б) возникновение межэтнических, межконфессиональных, территориальных, клановых и социальных конфликтов с перспективой их милитаризации;

в экономике: а) нарастание инфляции, б) промышленный спад и технологический регресс и, наконец, в) необратимый подрыв промышленности и обороноспособности.

В прямом смысле слова «многонациональных государств восточного блока» было всего три: Югославия, СССР и КНР. В Югославии «доктрина Ноува - Хоу» сработала блестяще, что говорит о чрезвычайно высоком профессиональном уровне разработчиков доктрины. Социалистическая Федеративная Республика Югославия развалилась, подорванная «рыночным эгоизмом». Но с Сербией возникли проблемы.


«Открытие» Сербии военным путем

Закон о приватизации был принят в СФРЮ в 1989 г., но западный капитал он не удовлетворил, так как практически сводил на нет любые попытки западных банков и компаний взять под контроль экономику Югославии. Поэтому Югославию пришлось развалить. В бывших югославских республиках приватизация пошла на основе новых, республиканских, законов. В Хорватии и Словении эти законы вполне удовлетворили Запад. Основным претендентом на захват хорватской и словенской экономики был германский капитал - и сегодня практически вся экономика Хорватии и Словении (прямо или косвенно) контролируется капиталом ФРГ. Причем сплошь и рядом германские концерны, купив хорватские предприятия, закрывали их, сохраняя тем самым рабочие места на однопрофильных собственно немецких предприятиях - и искусственно завышая таким образом цены на товары этих предприятий на международных рынках. Так и стоят теперь по всей Хорватии закрытые заводы - давно уже разворованные и демонтированные местным населением, ставшим безработным.

Но сербский республиканский закон о приватизации 1991 г. закладывал гарантии от такого развития событий. По этому закону, ориентированному на создание в Сербии «народного капитализма», западный капитал мог рассчитывать только на 10% капитала приватизированного предприятия. Западные корпорации были недовольны этим обстоятельством, но формальных претензий к закону предъявить не могли, так как внешне он удовлетворял всем условиям МВФ: основное число экономических субъектов Сербии превратилось в частные (в акционерные общества).

То, что в Сербии был принят именно такой, а не другой закон, зависело не от Милошевича. Большинство предприятий в СФРЮ были предприятиями коллективной формы собственности (собственности трудовых коллективов). Именно эти собственники (трудовые коллективы) и возражали против иных вариантов приватизации. Они добились того, чтобы их коллективные предприятия были превращены в АО, в которых трудовые коллективы становились владельцами акций. Фактически изменилась лишь форма владения, но не суть. Против превращения своих предприятий в классические частные югославские рабочие решительно выступали, поскольку Югославия всегда жила по сути по рыночным законам - и рабочие знали, что первое, что сделает новый хозяин-частник - это сократит рабочие места, срежет зарплаты и социальные льготы (так и случилось в Хорватии и Словении).

Кроме того, югославские рабочие добились, чтобы в законе был зафиксирован принцип сугубой добровольности процесса приватизации (то есть государство могло принудительно приватизировать только те коллективные предприятия, которые оказались в положении банкротов).

В результате к 1997 г. доля капитала частных предприятий в сербской экономике составляла лишь ... 4%! Западные корпорации не получили практически ничего, хотя, конечно западный капитал несравнимо мощнее сербского.

Между тем, существуют сектора сербской экономики, о которых давно мечтает западный, в частности, германский и американский, капитал. Это, например, весь комплекс медной промышленности Сербии. Медь сегодня - самое необходимое сырье для быстро развивающейся электронной промышленности ФРГ. Для германских концернов сербская медь (с учетом смехотворных транспортных расходов и возможности платить сербским рабочим очень низкую зарплату) - это «золотое дно», позволяющее одномоментно увеличить прибыли на 520-550%! Но сербское законодательство не дает германскому капиталу захватить сербскую медную промышленность.

Другой пример. В Косове расположены крупнейшие в Европе (а по мнению некоторых специалистов, и в Евразии вообще) разведанные запасы высококачественного каменного угля. Они не разрабатываются, поскольку это экономически нерентабельно в условиях, когда в Европу поступает по трубопроводам дешевые российские нефть и газ. Но если этот нефтегазовый поток вдруг иссякнет - тот, кто владеет Косовом, будет диктовать правила игры всей европейской энергетике. По нынешнему законодательству, западный капитал не может скупать недра на территории Сербии - недра вообще не являются объектом приватизации (так же, как естественные монополии).

Единственный выход для западных монополий - это сменить власть в Сербии. Законным путем это сделать не удалось - сербы на выборах проголосовали за Социалистическую партию. В немалой степени, голосуя за социалистов, сербы за голосовали за тот проект трансформации собственности, при котором трудовые коллективы в той или иной форме (в коллективной или в акционерной) оставались собственниками своих предприятий. То есть Милошевич тут совершенно не причем. Сам по себе Милошевич - типичный партократ, на каких мы насмотрелись и у себя в стране. Персонально Милошевич, насколько можно судить, ничего не имеет против такой приватизации, которая устроила бы Запад (семья Милошевича - семья миллионеров, частных собственников). Но он вынужден придерживаться официальной партийной линии в вопросе о собственности, а Социалистическая партия не может отказаться от этой линии, не рискуя потерять большинство своих членов и поддержку своего электората - работников коллективных предприятий. Не случайно в знаменитых акциях протеста в Белграде несколько лет назад участвовали в основном студенты, мелкие торговцы и представители гуманитарной интеллигенции, но не рабочие. Рабочие знали, ЧТО они получили по закону о приватизации, а вот студенты и интеллигенты (журналисты, в первую очередь), не являвшиеся коллективными собственниками, наивно полагали, что если сменить власть - они все станут миллионерами. Понятное заблуждение: у нас, помнится, журналисты тоже рвались когда-то «на волю» и прославляли «ваучеризацию» - а теперь выклянчивают у государства дотации и жалуются на «социальную незащищенность».

То, что мы наблюдаем на Балканах, - это попытка «открыть» для Запада экономику Югославии силовыми методами. Это - чудовищный регресс международных отношений: до уровня середины XIX в., когда Запад точно такими же методами «открывал» для себя Китай - посредством «опиумных войн».


Устранение конкурента

Существует еще одна экономическая причина Югославских войн. Авиация США, уничтожая предприятия на югославской территории, не только разрушала то, что не дали купить американскому капиталу, но и устраняла конкурентов этого капитала. Только этим можно объяснить, зачем с такой тщательностью уничтожали самолеты НАТО югославскую табачную промышленность. Югославский табак успешно конкурировал с западной продукцией в Восточной Европе и (особенно) в Средиземноморье. Теперь этот удачливый конкурент уничтожен.

Мало кто у нас в стране знает, но еще в 80-е гг. югославская легковушка «юго» пользовалась большой популярностью в США. «Юго» имела репутацию исключительно надежной и экономичной машины, стоившей - по американским меркам - сущие копейки (СФРЮ, заинтересованная в западной валюте, продавала «юго» в США по ценам ниже, чем в самой Югославии). Американцы выстаивали долгие-долгие очереди для того, чтобы купить «юго»! Автомобильное лобби в США билось в истерике: «юго» вместе с японскими машинами считались основной угрозой американской автопромышленности. Продавец «юго» в США - компания «Глобал моторз», принадлежавшая югославскому заводу «Чрвена застава», - богател и развивался бешеными темпами, ведущие представители американского истеблишмента считали за честь сотрудничать с «Глобал моторз». Сам Лоуренс Иглбергер (ставший позже госсекретарем при президенте Буше) входил в правление «Глобал моторз»! Как только против Югославии ввели санкции - «юго» исчезли с американского рынка, грандиозные счета «Глобал моторз» были заморожены. Американское автомобильное лобби, не сумев вытеснить югославских конкурентов экономическим путем, вытеснило их политическим. Теперь, когда заводы, производившие «юго», разбомблены, победа стала окончательной. Заодно американские автомобильные компании показательно высекли собственного потребителя - за «недостаточный патриотизм»: где теперь американские владельцы «юго» найдут запчасти для своих дешевых и экономичных автомобилей?

Еще пример. Основной статьей доходов казны СФРЮ был экспорт вооружений. Основными покупателями югославского оружия были: Ирак, Ливия, Иран, Судан, Эфиопия, Алжир, Сомали, Уганда, КНДР. Нетрудно догадаться, что США по одним только политическим причинам были заинтересованы в уничтожении югославского ВПК. Но были и экономические причины. Дело в том, что с рынков, занятых югославскими продавцами вооружений, вытеснить их было практически невозможно: югославское оружие было очень высокого качества (югославы производили оружие в основном на основе сложных западных - в том числе американских - технологий, закупив лицензии), а стоило оно очень дешево - Югославия продавала оружие за твердую валюту, а зарплаты в югославском ВПК платились в быстро обесценивавшихся динарах. Сегодня югославского ВПК, разбомбленного авиацией НАТО, не существует. США лишили поставщиков оружия многих своих противников на международной арене, во-первых, и открыли для своих торговцев оружием новые рынки - во-вторых.


Они любить умеют лишь покорных

Разумеется, западные корпорации не могут прямо сказать: мы ведем войну в Югославии ради своих сверхприбылей. Поэтому нам рассказывают сказки о «фашисте» Милошевиче - хотя это не Милошевич, а «хороший» президент Хорватии Ф. Туджман прославился словами «слава богу, моя жена - не сербка и не жидовка» и «мы должны быть благодарны богатырям-усташам (то есть хорватским фашистам времен II Мировой войны) за то, что они сделали Хорватию хорватской - без цыган и жидов».

Поэтому же Запад так благоволит Вуку Драшковичу, обещающему провести «настоящую приватизацию» - хотя на Западе, конечно, знают, что Драшкович - сербский националист ничем не лучше Шешеля, такой же сторонник «Великой Сербии» (и разница только в том, что Драшкович - прозападный сербский националист, а Шелель - антизападный).

Поэтому на Западе любят и президента Черногории Мило Джукановича: в Черногории приватизация носит совсем другой характер, не такой, как в Сербии. В Черногории коллективные предприятия насильственно упразднены, а вся собственность захвачена узким кругом государственной номенклатуры (формально - несколькими фондами, брокерскими и консалтинговыми фирмами). Все это, кстати, завело экономику в тупик, и поэтому сейчас в Черногории действует уже следующий, второй, план приватизации, который полностью скопирован с чубайсовской «ваучеризации». Очевидно, «ваучеризация» Черногории проводится в учетом печального российского опыта и, следовательно, черногорское руководство сознательно ставит своей целью создание в республике криминально-бюрократического капитализма а-ля Гайдар и Чубайс. Западный капитал это устраивает, поскольку еще в 1998 г. черногорское руководство заявило о готовности продать западным концернам контрольные пакеты акций 6 крупнейших черногорских компаний за смехотворную сумму в 1 млрд долл. Уже сейчас известно, какая из западных компаний купит какое черногорское предприятие (например, нефтеперерабатывающий завод «Югопетрол» в Котаре, алюминиевый комбинат в Подгорице и т.п.). Именно поэтому западная авиация и не бомбила эти предприятия (точно так же, кстати, как и предприятия медного комплекса в самой Сербии!).

Совершенно очевидно, что приватизация по Чубайсу, справедливо названная «грабительской», не может быть грабительской в России и не грабительской в Черногории. Конечно, на Западе это понимают. Но когда речь идет о сверхприбылях, о таких «мелочах», естественно, забывают. Не зря же США прямо заявили, что выделили 15 млн долл. на свержение Милошевича - законно избранного президента суверенного государства.

Остается дождаться, когда Милошевича свергнут, - и посмотреть, какие настроения будут в Югославии потом, спустя несколько лет. У меня есть знакомые на Украине, которые очень радовались развалу Советского Союза, «освобождению от власти москалей», которые «объедали Украину», и мечтали присоединиться к НАТО. Вот уже лет пять, как все они дружно кроют «незалежность», трогательно любят «москалей» и ненавидят НАТО.

6 августа 1999
http://saint-juste.narod.ru/yugo.htm



"Психологический прессинг - тоже война"


Целенаправленная информационная кампания служит одной из составных частей операции НАТО на юге Европе

Одной из важнейших составляющих частей операции НАТО против Югославии являются психологические операции (ПсО). В странах альянса, особенно в США, Великобритании, ФРГ, Франции, они давно стали одним из действенных средств достижения националтных целей как в мирное, так и в военное время. Мероприятия ПсО носят дифференцированный, избирательный характер, имеют конкретный адресат и обьект воздействия. Под последним имеются в виду все составляющие общественного сознания.
Цель психологических операций - оказание влияния на мнения, чуства и поведение конкретного обьекта воздействия в нужном направлении для достижения политических и военных целей.

Решение на проведение ПсО принимает сам президент Соединенных Штатов. Его личное участие говорито том, что в США психологические операции поставлены в один ряд с боевыми и операциями спецслужб.

Определены объекты воздействия : на стратегическом уровне - общественность стран НАТО и мировая общественность, на оперативном и тактическом - население Югославии.

План операции согласован со всеми странами - участниками НАТО, от которых выделены воинские контингенты.

В США основную нагрузку в развернутой против мирового сообщества и Югославии психологической войне несут государственный депатамент, информационное агенство США (ЮСИА) со всеми своими подразделениями (международные сутниковые телесети, радиостанции "Голос Америки", "Свобода", "Свободная Европа"), Центральное разведывательное управление и силы психологических операций Пентагона.

Структурные подразделения ЮСИА, не ограничивают свою деятельность передачами в эфир. "Голос Америки", например, рассылает бесплатно в адрес тысяч радиостанций многих стран мира свои передачи в записи на пленку, издает различные инфорсационные бюллетени. Большое значение в деятельности ЮСИА придается реализации американских материалов в зарубежной прессе. Необходимо отметить тот факт, что распространение продукции самого ЮСИА внутри США сторго запрещено.

Ничуть не уступает ЮСИА по масштабам информационно-психологической деятельности ЦРУ, ежегодно расходующее на эти цели сотни миллионов долларов. Оно создало собственную глобальную информационную сеть, став не только одним из руководящих центров ПсО, но и поставляя информационным агенствам мира и СМИ собственную информацию, устанавливая тем самым свои правила проведения психологических операций, обеспечивая их международную координацию. В свое время американский журнал "Роллинг стоун" отмечал , что на протяжении многих лет тайные задания ЦРУ выполняли более 400 американских журналистов их агенств АП, ЮПИ, Эй-Би-Си, Эн-Би-Си, газет "Нью-Йорк таймс", "Вашингтон пост", "Ньюсуик" и т.д.

Большим аппаратом ПсО располагает Министерство обороны США. Вся его мощь задействована против Югославии.

Заслуживают внимания задачи, решаемые в ходе проведения ПсО. Это прежде всего попытка дестабилизации внутриполитического положения в Югославии, ослабления ее экономических и общественно - политических структур, деморализация населения и военнослужащих, создание в их среде различных оппозиционых существующему строю политических партий и союзов, введение потивника в заблуждение (дезинформация).

В качестве вспомогательной деятельности по оказанию психологического давления на "несговорчивых" югославов американские специалисты могут дополнительно избрать угрозу введения против Югославии экономической блокады, инсценировку (провоцирование) гражданского неповиновения, массовых митингов и демонстраций протеста, нелегальные подрывные и террористические акции. Решением этих задач руководство США и НАТО планирует оказать влияние на решение военно-политического руководства СРЮ, поведения военнослужащих и гражданкого населения

Однако , как показывает анализ событий, то что было приемлемо для скажем, Панамы или Ирака, против Югославии практически не срабатывает. Эффективность проводимых мероприятий ПсО довольно низкая. Более того , реализуемые мероприятия психологоческих операций зачастую приводят к обратным результатам. Именно многократное появление на экранах телевизоров отказника Билла Клинтона, в свое время уклонившегося от службы в армии во время войны во Вьетнаме, вызвало во многих странах мира откровенные насмешки по поводу искренности его заявлений о необходимости применения военной силы против маленькой балканской страны.

Что касается непосредственно народа Югославии, то в ответ на бомбардировки и массированное психологическое давление он демонстрирует объединение еще недавно непримиримых политических сил против общего врага.



"Война за умы станет интенсивнее"


Американские генералы развертывают возле Югославии службы психологической обработки

НА ДНЯХ корреспондент "НГ" Максим Шевченко ("НГ", N 63) сообщил из Приштины подробностити массированного налета натовской авиации в ночь с 6 на 7 апреля. Он стал свидетелем прямого попадания крылатой ракеты в дом албанца Масуда Гаши. Из всех членов большой семьи в живых остался только один двухлетний мальчик. Побывал он и у развалин приштинской почты, разрушенной семью ракетами, под развалинами которой погибли по крайней мере пять человек. Но натовская пропаганда утверждает, что эти взрывы проводят сами сербы, а затем обвиняют летчиков НАТО в бомбежках мирных объектов. .

По имеющейся информации, в дополнение к уже проводимой стратегической психологической операции (ПсО) НАТО готова начать оперативную. Ее составной частью станет увеличение времени вещания радиостанций"Голос Америки" и "Свобода" на сербскохорватском и албанском языках. Для этого планируется дополнительно задействовать с территорий прилегающих к Югославии государств три передатчика УКВ-диапазона. .

Чтобы окончательно заставить замолчать югославское радио и телевидение, в самое ближайшее время ожидаются ракетные удары по телецентру Белграда. После вывода его из строя Югославия может окончательноотдать всю инициативу в руки служб психологических операций НАТО. На аэродромах Германии уже готовы к выброске над территорией Югославии простейшие транзисторные радиоприемники, способные приниматьтолько передачи конкретных западных станций. Так было во время войны в зоне Персидского залива: гражданское население зоны конфликта должно ежедневно получать информацию только из одного источника. .

Основные задачи в предстоящей оперативной ПсО будут решать подразделения 4-й группы психологических операций армии США. Пункт дислокации группы - Форт Брэгг (штат Северная Каролина). Ее подразделения принимали активное участие во всех войнах, которые вели за последние два десятилетия вооруженные силы США, в том числе против Гренады, Панамы, в Северном Курдистане, Сомали. .

Часть подразделений 4-й группы ПсО на протяжении длительного времени действует в составе воинского контингента Международных сил по выполнению Дейтонского соглашения на территории Боснии и Герцеговины(БиГ). Ими накоплен опыт подготовки информационных и пропагандистских материалов на сербском языке, работы с местным населением. В состав оперативного формирования ПсО, действующего в БиГ входит несколькотактических подразделений, оснащенных автомобильными звуковещательными станциями, а также подразделения по обслуживанию полиграфической, радио - и телепередающей техники. Помимо подразделений ПсО к решению задач по созданию благоприятного для войск НАТО морального климата будут привлечены также части по работе с гражданским населением сухопутных войск США. .

В ходе наземной операции специалистам ПсО поручено убеждать сербов в бесперспективности дальнейшего сопротивления войскам НАТО и необходимости свержения режима Милошевича. В Белом доме и штаб-квартире НАТО также отлично представляют, что от успеха наземной операции во многом зависит имидж Североатлантического альянса. Сотрудники органов внешней пропаганды и армейских подразделений ПсОполучили жесткое указание сделать все возможное, чтобы сформировать из НАТО образ миротворца, главного гаранта безопасности не только в Европе, но и в мире. .

Дмитрий Николаев
http://boycott.chat.ru/i_war1.htm



Информационное противостояние


Удаляйся от неправды
и не умерщвляй невинного и правого,
ибо Я не оправдаю беззаконника.

Исх.23:7

Крайне важным аспектом является также информационное противостояние. В этой области война идет и на территории Югославии, и на территории России, и на территории всего мира. Об информационной войне, развернувшейся на территории России (она, конечно, идет уже очень давно, но в последние дни стала более отчетливой) красноречиво говорит изменившаяся тональность, причем почти одновременно, в освещении событий многочисленными российскими СМИ, значительное замалчивание ими событий, связанных с войной в Югославии, происходящих по всему миру, особенено антивоенных (статья писалась на второй неделе войны - прим. мое). В связи с этим достойна внимания информация , промелькнувшая в газете "Завтра" (от 30.03.99), о том что:

"Согласно поступившей от источника в одном из "демократических" фондов информации, режим работы в чрезвычайных обстоятельствах введен из-за югославского кризиса. Полагают, что "смертельную опасность" для завоевания России имеет разворачивающийся патриотический подъем, охватывающий все слои населения. В этой связи все ТВ-каналы и основные СМИ, в т.ч. через Интернет, развернули идеологическую кампанию под условным лозунгом "Остановить просербскую истерию". Главными ведущими кампании назначены Киселев, Малашенко (НТВ), Сванидзе, Лесин (РТР), Шабдурасулов (ОРТ), демократы первой волны (Е.Яковлев, Голембиовский, Лошак и др.). Координатором и главой кампании является А.Н.Яковлев... ".

О желании "остановить просербскую истерию(?)" в Интернете можно судить по таким И-изданиям, как Газета.ру, Полит.Ру (в меньшей степени), такого сайта, как "Нет антиамериканской и антиНАТОвской истерике(?)" , и мн. др. Со всей этой информацией тесно перекликается статья "Психологический прессинг - тоже война." в отнюдь не опозиционной "Независимой газете", где дан хороший обзор информационной кампании, развернутой США по поводу войны в Югославии.

Вообще , информационной войне для обеспечения своих интересов США уделяют чрезвычайно пристальное внимание, начиная еще с середины нынешнего века, а еще вернее со времен Второй мировой войны. Зачем воевать с противником, если можно сделать так , что бы он сам приполз на коленях, да еще в полной уверенности, что он этого хочет. Об этом была недавно очень хорошая статья "Америка без берегов". Если же говорить конкретно о понимании "свободы слова" НАТОвцами, то наиболее показательны бомбардировки авиацией НАТО югославских телестанций котрые были обьявлены военными целями: "ввиду того, что югославское телевидение ведет пропаганду по отношению к населению своей страны и неверно трактует события в СРЮ, силы Североатлантического альянса приступят к бомбардировкам телевизионных передатчиков"(из сообщений РБК). Это при том, что югославы готовы были ретранслировать западные передачи, при условии, что и югославские будут соответственно ретранслироваться на Запад (из сообщений РБК). Гитлеровцы сжигали книги, в которых было написано что-либо неугодное им, натовцы уничтожают телевидение...

Однако вернемся непосредственно к теме использования информационных возможностей для остановки либо ослабления войны. К сожалению и Россия, и Югославия сейчас значительно проигрывают в этой области. Наши спецслужбы, которые по идее должны заниматься этим профессионально, в силу своих обязанностей, работают неэффективно, либо не работают вообще, либо работают вопреки интересам общества. Но в такой ситуации и обычные граждане могут кое-что предпринять в этой области, доступными им средствами.

В частности, используя Интернет-форумы, а также в личной переписке, возможно попытаться убедить в неправоте тех людей на Западе, которые поддерживают НАТО в их действиях. Необходимо показать истинную причину войны (далеко не единственную, но основную), которая ведется Штатами не только против Югославии, но реально и против всей Европы, а косовский конфликт для них лишь предлог, к сожалению, и нынешний массовый исход мирных албанцев - прежде всего вина США, начавших бомбежки.

Штатам не нужна сильная объединенная Европа, которая может выйти из-под опеки США, и самое главное, им необходимо удержать свою экономику, которая может сильно пошатнуться при вытеснении доллара из Европы. Поэтому и создается значительный очаг политической нестабильности в центре Европы. При этом АОК, чьими непосредственными действиями и был значительно усилен конфликт , и которая выступает симвлом якобы демократии в Косово, сама должна быть привлечена к ответственности за бедствия косовских албанцев, и непосредственно за терроризм по отношению к своим же согражданам. Известны многочисленные случаи насильственного принуждения (в т.ч. и под угрозой смерти) к вступлению в нее мирных албанцев, которые отнюдь не желали идти воевать неизвестно за чьи интересы, но уж точно не за свои. Благодаря созданной нестабильности достигается экономическое "опускание" Европы, что видно на примере падения курса евро, которое уже не сможет ,очевидно, заменить доллар в Европе, во всяком случае в той степени, как планировали европейские страны. Одним из примеров таких намерений может служить разрушение в результате бомбежки мостов через Дунай в р-не города Новый Сад, остатки которых перекрыли Дунай и сделали невозможным судоходство по этой реке. Западные кампании несут в результате значительные убытки.

Показав истинные намерения США, можно изменить и общественноее мнение. А не получив широкой поддержки (что и так происходит но недостаточно), действия НАТО будут как минимум менее решительны. Учитыватя несравненно более массовую интернетизацию западных обществ, где Интернет действительно может рассматриваться как отдельное СМИ, можно надеятся на некоторый эффект, опять таки подчеркну, при массовом подходе.

Эта идея и так, также как и идея бойкота, спонтанно возникает в разных местах (н-р дискуссия полит.ру, другие форумы), но следует все же заострить на ней внимание и достаточно ответственно к ней подойти.

Необходимо упомянуть, что западные СМИ, благодаря частой фальсификации и искажении информации, легко ловятся на лжи. Н-р, по вопросу геноцида, который якобы проводят сербы против албанцев. В Новой газете от 29 марта приводятся хоршие примеры передергивания:

"Глава миссии ОБСЕ в Косово Уильям Уокер побывал по инициативе полевых командиров "ОАК" в овраге, где были свалены тела сорока косовских албанцев. Не дожидаясь заключения экспертов, он сразу на весь мир обьявил о факте"преступления перед человечностю".
Несколько дней спустя югославские и белорусские патологоанатомы сделают заключение что жертвы Рачака не расстреляны в упор, а погибли в бою....". Совершенно очевидно, что при наличии достоверных фактов, фальсификации просто не нужны.

Интересные факты даны также в недавних "Нью-Йорк таймс" и "Бостон Глоб", обзор см. на http://www.ushakov.org/_disc16/00000139.htm


Особым цинизмом отличилась попытка представить бомбежку НАТОвским самолетом колонны беженцев-албанцев, в результате которой погибло 70 человек, как нападение "озверевших сербов". Хорошо хоть потом натовцы все же смогли признать свою вину. Кроме того, хороший пример лжи натовских пропагандистов привели 17 апреля в "Коммерсанте", где говорилось о случаях перевода фраз беженцев из Косово "мы бежим от бомбежек", как "мы бежим от этнических чисток". Да и давление, которое оказывалось на известного журналиста Джона Симпсона, который посмел более менее обьективно освещать события, тоже характерно. Должен заметить, что до сих пор не доказан НИ ОДИН ФАКТ т.н. этнических чисток, со стороны сербов. Все что есть на сегодняшний день - это устные показания беженцев - албанцев (которые зачастую весьма своеобразно "переводятся", как показывает раскрывшаяся информация, либо могут даваться неискренне, по разным причинам, как-то: боязнь мести ОАК, деньги, либо желание пожить в "цивилизованной" западной стране), далее есть видеопленки сомнительного происхождения, и не менее сомнительного происхождения аэрофотосьемки, показывающие места "массовых захоронений", однако уже сейчас раскрывается поддельность подобных "улик", см , н-р сообщение "Голландский эксперт установил, что снимки косовской местности с изображением якобы массовых захоронений являются поддельными". Все это может послужить уликами только лишь для начала расследования и проверки достоверности, а не для бомбежек. Не надо забывать как началась "Буря в пустыне", когда заинтересованные в войне силы представили перед решением вороса о войне в сенате США, девочку, рассказавшую о зверствах иракцев, и это несомненно оказало сильное влияние на принятое сенатом решение. Однако как потом оказалось, эта девочка дала ложные показания...

Не стоит недооценивать опасность действий, которые совершают сейчас западные СМИ, формируя на западе образ России, как якобы виновника и разжигателя войны (надо же списать на кого-то, кроме того это преследует далеко идущие цели). Вот пример таким образом сформированного сознания:

"Мне жаль,что гибнут и албанцы и сербы.Эту войну спровоцировала россия,она же и будет расплачиваться за нее. Только в интернете русские еще способны хамить - в реальном мире уже не согласны мириться с русским хамством.У кого вы будете клянчить гуманитарную помощь,когда весь мир,в том числе и славяне, пошлют вас на три русские буквы?"

Арье leib1@inter.net.il, Израиль - Friday, April 02, 1999 at 03:11:09 (MSD) (форум на http://www.ipclub.ru )
http://oleg.ru/boycott/action2.htm



Правда о Косово
Анатомия конфликта и задачи российской дипломатии


Георгий Энгельгардт

Новый кризис на юге Сербии в который раз приковал внимание к Балканам. В чем же суть косовского конфликта? Косово и Метохия - автономный край в Республике Сербии. 80-90 % из его почти двухмиллионного населения составляют этнические албанцы, 10-15 % - cербы и черногорцы. В крае также проживают цыгане, турки, славяне-мусульмане. И в СФРЮ и в нынешней Югославии Косово было и остается самым экономически отсталым регионом.


Корни кризиса

Современная этническая картина Косова, этническое состояние Косова - результат долгого исторического процесса. В средневековье Косово являлось центром сербской государственности. Многочисленные церковные и светские памятники того времени - свидетели расцвета сербского искусства, прерванного турецким завоеванием. Косово сохраняло сербский характер и под османским игом - в 1557 г. в городе Печ была учреждена сербская патриархия. Влияние и процветание православия отразилось и в названии части автономного края - Метохия (церковные земли). Центром сербского народа Косово оставалось до XVII века, когда постоянные восстания сербов против османского гнета и жестокие турецкие репрессии вынуждали все больше и больше православных искать убежища за пределами Турции. Их опустевшие места в Косово постепенно занимали албанцы, массовый переход которых в ислам происходил в то же время. В социальной структуре османской империи принявшие ислам албанцы занимали более привилегированное положение, нежели гяуры-сербы, и могли безнаказанно притеснять последних, что ускоряло, естественно, исход православных.

Так продолжалось более двух веков, до Балканских войн 1912-1913 гг., когда Сербия и Черногория освободили край от турок. За это время албанцы обжились в Косово, с XIX века ставшего одним из центров их национального движения.

Однако, еще перед второй мировой войной сербы и черногорцы составляли большинство населения края - около 60 %, а албанцы - около 40 %. Итальянцы и нацисты, оккупировавшие область в 1941-1944 гг., покровительствовали албанцам и преследовали сербов, изгнав 100.000 человек. Их место заняли переселенцы из Албании.

В 1945 г. победившие коммунисты Тито создали автономию Косова и Метохии, запретили возврат в Косово изгнанным сербам и фактически открыли границу для переселенцев из Албании. Вместе с самой высокой в Европе рождаемостью (среднестатистическая семья косовских албанцев в 1981 г. состояла из 6,9 человек ) это привело к тому, что в 1948-1991 гг. численность албанцев в Косово более чем утроилась - с 480.000 до 1.607.000 человек.

В условиях демографического взрыва и перенаселения в самом отсталом регионе Югославии албанские кланы избрали тактику непрерывного выдавливания из Косова сербов и черногорцев. Неоднократно осквернялись и разрушались христианские святыни и исторические памятники. Жизнь сербов в крае немногим отличалась от положения русских в Чечне после 1991 г.. Сочетание повседневного “бытового национализма”, запугивания и откровенного попустительства со стороны местных властей оказалось крайне эффективным. По некоторым данным, более 220 тысяч сербов и черногорцев покинули Косово и Метохию только за последние 30 лет.

При Тито было запрещено само упоминание “тихой этнической чистки”. Попытки развязать косовский узел шли в русле удовлетворения амбиций албанской общины - непрерывное повышение статуса края, облегчение контактов с Албанией, допуск албанских преподавателей, воспитывавших молодежь в великоалбанском духе, и т.п.

Апогеем этой политики стала Конституция 1974 г., по которой Косово, формально входя в состав Сербии, становилось фактически республикой со всеми атрибутами государственности - парламентом, правительством, представительством в высшем органе федерации - Президиуме СФРЮ. Более того, краевые органы власти получили право вето в вопросах собственно Сербии. Это право было односторонним - Белград фактически не имел рычагов влияния на власти Косова, хотя бюджет края состоял в основном из республиканских дотаций. Но даже это не решило главных проблем и не улучшило взаимоотношения общин. При своей перенаселенности Косово остается самым экономически отсталым регионом Югославии. Массированные вливания последних десятилетий из югославских и сербских фондов использовались местными албанскими властями крайне неэффективно - в основном на создание и поддержание престижных объектов.

Однако и этого оказалось мало - в 1981 г., через год после смерти И.Тито, албанцы снова вышли на улицы под лозунгом “Косово - республика”. Ответная тревога сербов Югославии привела к власти С.Милошевича, началась цепная реакция гомогенизации остальных народов Югославии. Гражданская война стала неизбежной.


Сербия в тупике

“Ползучее вытеснение” сербов из Косова, неспособность и нежелание властей их защитить, конституционная асимметрия и потворство сепаратистам вызывали возмущение сербского общества. Основные лидеры сербской оппозиции 80-90-х - Чосич, Драшкович, Джинжич, Шешель, Коштуница вышли как раз из движения защиты прав косовских сербов. Эту протестную волну мастерски использовал для сохранения и консолидации своей власти Слободан Милошевич. В 1987 г. он смог перехватить популярные лозунги защиты прав притесняемых в Косово, ликвидации конституционного дисбаланса, возглавив нараставшую волну национального возрождения. Слова Милошевича - “больше вас никто не посмеет бить”, обращенные к косовским сербам, стали одной из ключевых моментов его карьеры, а неприметный аппаратчик - неоспоримым лидером. Готовность защитить национальные интересы заставила многих забыть о его номенклатурном прошлом.

В 1989-1990 гг. С.Милошевич инициировал конституционную реформу, по которой автономии в Сербии лишились элементов государственности, а центр приобрел больший контроль над деятельностью местных властей.

Нужно сразу подчеркнуть, что на территориальную и культурную автономию Косова Белград не посягал и права албанской общины не ущемлял.

Реакцией албанцев на крушение надежд об отделении стали массовые выступления и провозглашение в сентябре 1990 г. “Республики Косово”.

Сейчас сербские власти находятся в тупике. За 10 лет правления Милошевич не смог сдержать свое слово - государство так и не смогло предоставить действенной защиты сербской общине и вытеснение сербов с Косова продолжается. С 1990 г. относительный контроль над краем поддерживается лишь силами спецполиции. Это требует больших расходов, разрушенной санкциями экономике Югославии все труднее их обеспечивать. Теряя “кнут”, Белград не может предложить албанцам и “пряника”. Сербским властям нечего противопоставить мощному албанскому лобби в США и Европе (лидер республиканцев Роберт Доул - их давний и активный сторонник) и активной пропаганде сепаратистов. Режим Милошевича крайне непопулярен на Западе.

Многолетняя “тихая этническая чистка” показала свою эффективность - немногочисленные остающиеся в Косово сербы все больше ощущают себя островком во враждебном албанском море.

По иронии судьбы, сепаратисты предлагают сербам статус нацменьшинства на их исторической родине, на землях, сакральных для этого народа, его Иерусалима.


Подпольное государство “балканского Ганди”

Отделение Косова от Югославии всегда было целью местных лидеров - как партократов, так и нынешних западников. Первые массовые выступления албанцев под лозунгом “Косово - республика” прошли 30 лет назад, в ноябре 1968 г.. Дело в том, что в Югославии правом на республику (и на отделение) обладали народы, а не национальные меньшинства.
С начала 90-х цели албанских лидеров Косова претерпели известную эволюцию. Если ранее они стремились скорее войти в состав собственно Албании, то неприглядное состояние самой Албании развеяло у более состоятельных югославских албанцев стремление присоединиться к своим нищим братьям. Поэтому сейчас косовские албанцы предпочитают создать независимое государство, более того, уже сейчас они начинают выдвигать претензии на ряд территорий Сербии и Черногории, находящихся за пределами края, на западную часть Македонии, заселенную албанцами (23-30% населения этой страны), которую они также хотели бы включить в сферу своего влияния, в границу будущего государства.

Провозгласив республику Косово, албанцы сформировали теневое правительство, а в 1991 г. провели подпольный референдум о независимости. “Параллельное государство” проводит бойкот всех существующих государственных структур СРЮ, албанская община не участвует в выборах всех уровней. Как раз поэтому администрация края состоит в основном из сербов.

В отличие от таких непризнанных государств как Тайвань или Чечня “республика Косово” не контролирует территорию, на которую претендует. Власти Югославии относятся к “теневому государству” достаточно терпимо - лидеры албанцев находятся на свободе, свободно поддерживают контакты с внешним миром. До сих пор преследованиям подвергались в основном сторонники насильственных действий. В крае издаются десятки албанских газет, в том числе и сепаратистские, ведется теле- и радиовещание на албанском языке.

“Параллельная администрация”, “параллельное образование и здравоохранение” существует за счет налогов с албанцев края и диаспоры в Европе. Кроме бурной уличной активности, диаспора играет ключевую роль в существовании “параллельного государства” - именно эмигранты платят основную часть налогов на его содержание. Происхождение этих денег довольно сомнительно - албанская мафия весьма заметна в европейском наркобизнесе.

В 1992 г. на тайных выборах “президентом республики” был “избран” лидер наиболее влиятельной сепаратистской партии Демократический Союз Косова Ибрагим Ругова, выступающий за полную независимость Косова. Учившийся в Париже по квоте югославского правительства писатель Ругова, пользуется на Западе престижем “балканского Ганди”. Он считается гарантом прозападной и европейской ориентации косовских албанцев и автором концепции параллельного албанского государства в Косово, преподносимого как альтернатива кровавой войне за независимость.

На самом деле пацифизм Руговы объясняется более прозаически - силовым дисбалансом: в случае открытого столкновения сепаратисты практически ничего не могли бы противопоставить хорошо вооруженной югославской полиции, не говоря уже об армии. Однако после прошлогодних бунтов в соседней Албании резко возросло количество оружия в Косово. Это сразу же сказалось на уровне напряженности: если за весь 1997 экстремисты провели 55 вооруженных акций, то за первые два месяца 1998 г. число вылазок достигло 63.

Уровень насилия в Косово продолжает нарастать - за май-июнь 1998 г. было совершено 663 теракта и нападения на объекты МВД Сербии и югославской армии.

Возникшая в 1996 г. террористическая группа “Армия освобождения Косова” органично дополнила широкую сеть политических структур албанцев. “Политики” открещиваются от них, но террористы весьма полезны “сторонникам ненасилия”, хотя бы для удержания под своим контролем всей албанской общины. Так, лавки албанцев, не прекративших в начале марта торговлю по приказу Руговы, забрасывались гранатами. Показательно, что значительную часть жертв экстремистов составляют т.н. “лояльные албанцы”.

Хотя с первых вылазок АОК осенью 1996 г. Ругова отрицал само существование вооруженного крыла сепаратистов, возлагая всю ответственность за теракты на “агентов Белграда”, то сейчас он упорно отказывается осудить террор (что не совсем объяснимо для последователя Ганди) и видит в убитых боевиках лишь “жертв этнической чистки”.

В последние годы параллельное государство испытывало все большие проблемы, особенно в сфере образования: уровень “неформального обучения”, сводящегося к идеологической обработке молодежи, невысок, дипломы практически не признаются. В сентябре 1996 Ругова подписал с Белградом соглашение по возвращению албанцев в государственные школы и институты.

Однако любые позитивные сдвиги в решении косовского тупика объективно невыгодны лидерам сепаратистов - нормализация положения в крае снижает внешнее внимание к проблеме и уменьшает шансы достижения независимости.

Албанцы, не в силах на равных противостоять Белграду, копируют тактику боснийских мусульман - уравнение сил путем интернационализации кризиса.

Новым явлением последних месяцев стала все более явная борьба за власть внутри элиты косовских албанцев. Еще недавно общепризнанный лидер Ругова столкнулся с открытыми претензиями вождей АОК на руководство общиной и албанской делегацией на переговорах. Организационная структура АОК пока еще весьма размыта и находится в процесс перехода от разрозненных отрядов /общая численность - по разным оценкам до 30 000 человек/ к единой организации. Значительную роль в ней играют несколько влиятельных кланов: Яшари, Красничи и др. Отмечается растущий переход в ряды АОК активистов ДСК низового и среднего уровня. Последней попыткой “политиков” взять под свой контроль боевиков стало решение подпольного “парламента”, объявившего АОК законным вооруженным движением албанцев.

Однако сокрушительный военный разгром АОК в июле-августе 1998 г. качнул маятник внутриалбанской политической борьбы назад - престиж сепаратистов резко упал, их политический представитель и главный соперник Руговы Адем Демачи был вынужден заявить от уходе с политической арены. Все это позволило Ибрахиму Ругове частично поправить свои потерянные позиции.


Строители империи

Албанцы и сербы - не единственные участники косовской драмы.

Главным игроком в регионе по-прежнему остается Вашингтон. США стремятся окончательно закрепить Южную Европу в сфере своего влияния. Балканская стратегия Америки - изящный вариант римской максимы - “разделяй и властвуй”. Ставка делается на малые, слабые государства, нежизнеспособные без внешней поддержки, но конфликтующие с соседями. Примером этому служат Босния, Македония, а сейчас - Албания и, видимо, государство косовских албанцев. Такие государства жизненно заинтересованы во внешней поддержке и готовы ее оплачивать - в том и числе и размещением американских войск в регионе.

На Балканах основой политики Белого Дома является удовлетворение амбиций и решение проблем государств и народов региона за счет Сербии и сербов (по сходной модели предлагает З.Бжезинский оплатить согласие ведущих центров мощи с закреплением “мягкой американской гегемонии” в мире - допуск их к разделу России и постсоветского пространства). Кроме закрепления американского присутствия на Юге Европы как главного гаранта стабильности изначально крайне шаткой конструкции это позволяет нейтрализовать потенциального союзника России в регионе. К тому же на фоне солидарности исламского мира с балканскими единоверцами или решительной поддержки Хорватии и Словении Германией просербские симпатии Москвы выглядят весьма бледно.

Одна из главных политических проблем современности - соотношение между принципом территориальной целостности государства и правом наций на самоопределение. Отсутствие ясной иерархии этих прав оставляет великим державам свободу рук. Это особенно видно на примере распада бывшей Югославии и войн за “югославское наследство”. В 1991-1992 гг. приоритет был отдан праву Словении, Хорватии, Боснии-Герцеговины и Македонии на самоопределение, а не принципу территориальной целостности Югославии. Но как только встала проблема самоопределения боснийских и краинских сербов, то целостность новых республик стала для Запада святыней, война затянулась на 3 года. Однако в обоих случаях пострадали именно интересы сербов. Нет никаких оснований ожидать фундаментального изменения вектора политики США и Запада в целом на Балканах.

До сих пор американцам сопутствовал успех: приложив руку к началу боснийской войны, они затем оттеснили от процесса урегулирования и скомпрометировали всех конкурентов и, наконец, навязали свое решение. Судя по их последним действиям, они стремятся повторить в Косово сценарий 1991-1992 гг. - на словах выступая за территориальную целостность СРЮ, сделать все для поддержки албанских сепаратистов и для ослабления Белграда. Вашингтон последовательно стремится перевести чисто политический конфликт в правозащитную плоскость, что легитимирует внешнее вмешательство и создает предпосылки для постепенного свертывания суверенитета Сербии над Косово.

Угрозы возобновления санкций, требования вести диалог с сепаратистами без предварительных условий (т.е. признания целостности СРЮ и Сербии) по т.н. "чеченской модели", негласная активность американцев в Приштине, создание привлекательного образа косовских албанцев в СМИ, отсутствие давления на сепаратистов, крайне восприимчивых к мнению Запада - все это говорит о том, что вскоре отделение Косова будет представлено как единственная альтернатива войне. И США ничего не останется, как скрепя сердце “признать реальность” и направить в регион очередную порцию миротворцев для защиты неприкосновенности границ новой страны.

С начала июля югославскому руководству вернуло себе инициативу. В июле-августе сербские силы безопасности нанесли мятежникам решительное поражение и вернули под контроль законных властей практически всю территорию края, ликвидировав практически все опорные пункты сепаратистов. В сентябре сербская полиция взяла под свой контроль округу Дреницы, основной центр непримиримых сепаратистов. Операции последних недель выгодно отличаются от предшествовавших действий большим профессионализмом, стремлением избегать жертв среди гражданского населения.

Результатом этого стало резкий упадок духа вооруженных сепаратистов и заметное снижение их авторитета у албанского общины, убедившейся в неспособности АОК изгнать сербов из Косова. Более того, поддерживать боевикам стало попросту опасно, т.к. устраивая свои опорные пункты в селениях они тем самым ставили их под удар сил безопасности.

Однако столь разительное изменение баланса сил в крае не оставило равнодушными страны США и других участников НАТО. Последний план урегулирования, выдвинутый Вашингтоном предусматривает фактическое установление внешнего протектората над Косово с практически полным выведением края из-под суверенитета Сербии и Югославии. Определение статуса Косово по т.н. "чеченской модели" предполагается отложить на 3-5 лет, при оккупации его территории "миротворческим контингентом".

Заставить независимое европейское государство отказаться от суверенитета над частью своей территории призвана угроза массированных авиаударов по территории Сербии с последующим вторжением на ее территорию войск западных держав. Предлогом для столь вопиющего нарушения международного права избрана "защита беженцев албанцев" и как нельзя кстати обнаруженные "следы сербских зверств".


Задача России

В таких условиях России не следует поддерживать ужесточение изоляции СРЮ. США и ЕС уже более чем достаточно наказали Белград с помощью “внешней стены санкций”. Санкции сейчас лишь поощрят сепаратистов, обострят конфликт и неминуемо приведут к отделению Черногории, дальнейшему дроблению самой Сербии. Нельзя забывать, что по мере достижения своих целей на Балканах наши партнеры все более активизируются на постсоветском пространстве. Нашей дипломатии стоит проявить в вопросе недопущения интернационализации косовского кризиса твердость не меньшую, и даже большую, чем при защите Ирака. Какие-то уступки Белграда албанцам неизбежны - Россия должна предотвратить ущемление жизненно важных интересов сербов. Сейчас Москва получила возможность хоть как-то исправить ущерб, нанесенный российско-югославским отношениям и нашим интересам на Балканах козыревской политикой.

Достижением российской дипломатии является Совместная декларация президентов РФ и СРЮ, Б.Н.Ельцина и С.Милошевича, позволившая снизить угрозу внешней агрессии против Югославии. Компромиссная формулировка деэскалации кризиса, выработанная в Москве - “вывод правительственных сил по мере прекращения террористической активности” лишила сторонников вмешательства возможности возложить ответственность за продолжение кризиса на Белград.

Еще одним шагом в правильном направлении стала жесткая противодействие нового правительства силовому шантажу НАТО. Активное противодействие России исключило возможность легализация агрессии через структуры ООН. Очень важно, чтобы Россия, в условиях когда на Сербию сейчас оказывается жесткое давление, с целью добиться ограничения ею своего суверенитета над Косово, не поддалась соблазну присоединиться к "победителям". Принципиальное значение имл бы тот факт, чтобы Россия не присоединялась к числу "миротворцев в штатском", не посылала своих самолетов для "патрулирования" воздушного пространства суверенного государства... Любая подобного рода акция окажется фактическим соучастием в натовском набеге на Косово. Соучастием, после которого любые протесты России потеряют всякий вес и сама Россия может понести колоссальный моральный ушерб как во мнении мирового сообщества, так и в глазах сербского народа.

Все более очевидной становится ограниченность потенциала политики минимизации ущерба. Насущно необходим переход к активной поддержке Югославии, предоставление Россией Белграду четких и твердых гарантий безопасности, а также возобновление военно-технического сотрудничества с СРЮ. Политический курс, взятый российским руководством в последние месяцы позволяет надеяться на то, что Россия сумеет занять по настоящему активную и последовательную позицию на Балканах. Только такая политика позволит предотвратить эскалацию кризиса и рост аппетитов Североатлантического альянса, как в Южной Европе, так и на постсоветском пространстве.

http://www.forum.msk.ru/print-only.cgi?file=981017080533



Надписи на стенах Белграда


"Samo Rusi imaju takvu tehniku" - Только русские имеют такую технику (это, видимо, о российских комплексах ПВО).

Odkud nama nevidljivi kombajn za zetvu? - Где бы нам взять невидимый комбайн для жатвы?

Ovi nevidljivi se najlakse skidaju sa jacom bateriskom lampom i dvocevkom! - Эти невидимки легко сбиваются при помощи карманного фонарика и двустволки!

Srbi se dive Moniki kako je stigla na red pored Tony Blair-a. - Сербы восхищаются Моникой: как успела поработать раньше Тони Блэра?

Srbija - Bermudski trougao Balkana. Vidljivo postaje nevidljivo a nevidljivo vidljivo. - Cербия - Бермудский треугольник Балкан. Видимое становится невидимым, а невидимое - видимым.

Klintone, nemoj nas vise "branit", kosovski albanci. - Клинтон, не надо нас "защищать". Косовские албанцы.

Hitler ponovo rodjen zivi u Americi pod imenom Adolf Klinton. - Гитлер рожден заново и живет в Америке под именем Адольф Клинтон.

England and France is American Puppys - Англия и Франция - американские щенки.

Kolumbo, je*em ti mater radoznalu! - Колумб, ... твою мать за твою любознательность!

Volim Olbrajtovu kao Coca-Colu: hladnu i na stolu! - Любим Олбрайт, как "Кока-колу": холодную и на столе.

Eh da smo onda znali za kondome! - Bilovi roditelji!! - Эх, да что мы тогда знали о презервативах!? Билловы родители.

Monica was good, but Tony is better. - Моника была хороша, но Тони - еще лучше. (Тони Блэр - премьер-министр Великобритании.)

Srbija je meta, cilj je ceo svet!!! - Сербия - мишень, цель - весь мир!!!

Klintone napravi pauzu, detektor lazi ce ti eksplodirati. - Клинтон, сделай паузу, детектор лжи перегреется.

Madlen....surova igra prirode.... - Мадлен... Суровая игра природы... (Мадлен Олбрайт - госсекретарь США.)

Americka nacijo uradi mi felacio! - Американска нация, сделай мне феллацио!

Klintone, mani tomahavk, dodji da vidis buzdovan. - Клинтон, убери томагавк, иначе увидишь дубину.

Ako je Hitler - Hica, sta je Klinton? - Если Гитлер - Гица, то кто же Клинтон? (Может быть, имеется ввиду слово "клица", по-сербски - зародыш, бацилла.)

BILE GADE KO TI NATO DADE - Билли, гад, и кто тебя дал НАТО?

bili ne zali se sto se gusis sam si hteo da nam pusis. - Билли, не жаль, что ты задыхаешься - сам хотел нам надымить.

Ne vidim te na radaru, vidim te u ataru. - Не видим тебя на радаре, видим тебя в земле возле деревни. (Вновь тема самолета-"невидимки".)

Avijonu slomicu ti krila, da ne letis za debila Bila - Сломаю самолету оба крыла, чтоб не летал у дебила Билла.

Moj je vidljiv, ali ne pada!!! - МОЙ ВИДЕН, ДА НЕ ПАДАЕТ !!!

Your brains are invisible. - Ваши мозги невидимы.

Gospodine Toni Bleru Srbi ti se na nos seru. - Господин Тони Блэр, вам сербы какают на нос! (только в рифму)

Menjam F-117 za paklu cigara!! - Меняем F-117 на пачку сигарет!

Na jednoj topovskoj cevi pise: "samo za nevidljive"!! - На одном орудийном стволе написано: "только для невидимок"!

Za sve je kriva Monika "popila mu je pamet" - Во всем виновата Моника - высосала весь разум.

Od Srbije Klintonu: "Posle jebanja nema kajanja" - Клинтону от Сербии после ...(сами понимаете чего) нет покаянья.

Sta ce biti sa belom kucom??? ZAPALICU JE!!! - Что же будет с Белым домом? Сгорит ведь...

Od OVK i NATO ostace blato! - От АОК и НАТО останется ботото! (OVK, в русском варианте - АОК - армия освобождения Косово.)

Imate li F-118? - А нет у вас F-118?

Ameri posaljite nam Moniku da vas je*emo u usta! - Американцы, пришлите нам Монику, мы вас ...

Zar da nas jebe Monikin opusak? - Разве нас вые..ет моникин окурок? (вариант: огрызок)

Monika, stisni zube....... - знаменитое "Моника, стисни зубы!"

"Boricemo se do poslednjeg Albanca" - "Боремся до последнего албанца!"

Zasviraj Bili! - pored je nacrtan falus... - "Погуди, поиграй, Билли" - а рядом нарисован фаллос.

Sidjite dole, guze ce da bole - Сидите внизу - задницы будут больше!

Klintone, smrdi ti iz usta (momak koji je nosio gas masku) - "Клинтон, у тебя воняет изо рта!" - транспарант у юноши, который ходит по улице в распираторе.

Klintone, nije ti Srbija Monika Levinski! - Клинтон, Сербия тебе - не Моника Левински!

http://tbs.dcn-asu.ru/dr/actio/nonato4.htm



США признали существование подразделения для войны в компьютерных сетях


19.04.2005

Командование вооруженных сил США официально признало, что существует особое подразделение, которое занимается подготовкой к войне в компьютерных сетях.

Оно носит название Joint Functional Component Command for Network Warfare и предназначено, как для обороны компьютерных сетей США, так и для ведения наступательных действий в отношении информационной инфраструктуры противника. Более об этом подразделении военных хакеров практически ничего не известно. Численность сотрудников этой структуры, ее бюджет, дислокация и т.д. - остаются засекреченными. Об этом сообщил журнал Wired.

Ранее в открытой печати периодически появлялись сообщения о наличии подобных воинских подразделений, однако они никогда официально нее подтверждались. Одним из примеров информационной войны принято считать операцию, известную под названием I-War. Считается, что в начале операции в Косово, когда авиация блока НАТО начала бомбежки военных объектов на территории Сербии, группа сотрудников американских спецслужб или военных высадилась в Сербии, разыскала линию связи, которая объединяла системы ПВО страны, и подключили к ней свой компьютер. После этого, военные хакеры взломали защиту сербской сети. В результате, на экранах радаров сербских военных начали появляться десятки ложных целей - это позволило резко уменьшить возможности ПВО Сербии и провести операцию с минимальными потерями. Впрочем, впоследствии выяснилось, что до 60% сербских военных объектов, уничтоженных самолетами НАТО, являлись "обманками" - муляжами танков, артиллерийских оружий и проч.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/46977



Мишель Колон

Да, Кучнер врал...


Соавтор одного из грандиознейших обманов 90-х годов только что сознался. Надеюсь, это послужит примером на будущее, потому, что способы манипуляции всегда одни и те же...

Вернемся в прошлое. Лето 1992 года, война в Боснии. Бернард Кучнер и его «мировые врачи» поместили в СМИ и на стенах Парижа объявление, весьма примечательное и дорогостоящее. Фотография изображала «узников» сербского лагеря в Боснии. За колючей проволокой, Кучнер вклеил сторожевую вышку из Освенцима. Надпись обвиняла сербов в «массовых казнях».

Была это правда или ложь? Ложь, признал Кучнер двенадцать лет спустя. Его последняя книга «Солдаты мира», включает интервью с Избегетовичем (главой мусульмансикх националистов в Сараево в то время) перед смертью:

Кучнер: эти места были ужасны, но они не проводили последовательного уничтожения. Вы знали об этом?

Избегетович: Да. Это обвинение было ложным. Лагерей уничтожения не было, хотя эти места были ужасными. Я думал, что такие обвинения приведут к более быстрой бомбежке (сербов –пер.)

Эта ложь в самом деле склонила общественное мнение в пользу бомбардировок. Все западные СМИ передавали ее без передышки, но позднейшие опровержения не были опубликованы. Читатели на самом деле могут так и не узнать, что их поимели.


Полупризнание Кучнера и молчание СМИ вынуждает задать несколько важных вопросов:

1. Знал ли Кучнер обо всем раньше?

Ответ: Да. С 1993 года журналист с французского телеканала Франс 2 раскрыл этот обман в своей книге под красноречивым заголовком: «Вся правда, которую не положено говорить». Он интервьюировал директора американского пиар агенства Рудер Финн. То с гордостью сообщил ему, что кампания в СМИ насчет «лагерей уничтожения» была фальшивкой.

«Мы привлекли три крупных еврейских организации: Бнай Брит, Американ Джувиш Комти и Американ Джувиш Конгресс. И сразу же мы сумели установить в общественном мнении связь между сербами и нацистами. Дело было непростое, никто не понимал, что происходит в Югославии (американцы в массе никогда не понимают того, что происходит в других странах, об этом заботятся их самые свободные в мире СМИ –пер.), но с самого начала было не так трудно показать, кто были хорошие парни.

С помошью лжи, указывает журналист!

Ответ: Мы –профессионалы. Нам платят не за образцовую мораль.

Так что Кучнер знал все давным-давно, и не очень мило с его стороны сваливать все на покойника.

2. Скрыли ли СМИ все доказательства того, что это – ложь?

Ответ: Да. Немецкий журналист Томас Дейчман доказал еще в 1994 году, что фото с колючей проволокой были фальсификацией, и что заключенные не были заперты.

На самом деле все было взято из сообщения английской телекомпанииITN , где сообщалось, что с заключенными образаются хорошо, но эти слова были выкинуты!

Вы можете найти плакат Кучнера, замечает Дейчманн, и статью о спецэффектах в нашей книге «Покер лжецов». Книга вышла в 1998 году. Так что не обязательно было ждать так долго, дабы попоравить «ошибочку».

В видеорепортаже «Под натовскими бомбами» (1999) мы также показали снимки местного ТВ, с доказательствами махинаций с репортажемITN.

3. Получил ли Кучнер защиту, даже из «кругов СМИ»?

Ответ: Да. Пример: Даниэль Шнейдерманн с канала Франс 5 связался с нами по поводу этого, но отказался от нашего участия, дабы не раздражать Кучнера. Никаких вопросов о лжи СМИ по поводу Косово и его заявлений на эту тему Кучнеру не задали. И речь идет именно о лжи, не об ошибках. Он желает стать генсеком ООН, так что готов на все, лишь бы угодить США.

4. Почему им пришлось рассказать историю «просто», но лживо?

Ответ: дабы скрыть ответственность Запада за эту войну:

С 1979 года немецкие спецслужбы (БНД) поддерживали экстремистов с целью разрушить Югославию

В 1989 году МВФ надавил на Югославию с целью уничтожения самоуправления на предприятиях и прав рабочих, вызвав тем самым кризис и вспышку национализма.

В 1991 году Германия вооружила хорватских и мусульманских экстремистов (перед войной).

С 1992 по 1995 США сознательно продлевали и расширяли войну, как засвидетельствовал автор специального европейского отчета в Боснии лорд Оуэн.

Какова была цель? Уничтожить «слишком левую» общественную систему и заодно получить контроль на стратегическими балканскими транспортными путями, в том числе нефтяными.

5. Значит ли это, что не было никаких преступлений?

Нисколько, но когда наши власти стремятся опутать нас военной пропагандой «плохие парни против хороших», важно видеть их скрытые интересы. И их ложь. Например, касаемо лагеря в Боснии, ООН насчитали 6 хорватов, двух сербов и одного мусульманина. Людей собирали для обмена, не для уничтожения. Но, поскольку хорватские и мусульмансике националисты были наши союзники (точнее – агенты), Кучнер, Бернар Анри Леви и СМИ изображали их невинными овечками. Необходимо судить военных преступников. Всех военных преступников, независимо от национальности. Но не шемякиными судами, созданными по принципу «горе побежденным», где США и НАТО оказываются выше закона, при этом нарушая правила ООН без всякого стыда.

6. Были ли еще обманы СМИ в этой войне?

Ответ: Да. Вот только один пример. Когда НАТО начали бомбить Югославию в 1999 году, они утверждали, что это ответ на «бойню 40 мирных жителей» югославской армией в Рачаке – косовской деревне. Но Белград утверждал, что это был бой между армией и албанскими вооруженными сепаратистами. ООН запросила отчет у медицинской комиссии во главе с финским врачом госпожой Ранта, подтвердившей утверждения Белграда. Ложь СМИ осталась незатронутой этим сообщением. Почему? Потому, что ложь Кучнера и прочих помогла расколоть левых и предотвратила их выступления против этой войны. Общественное мнение нуждается в манипуляции. Следующий раз все будет точно так же.

http://left.ru/2005/7/kolon124.phtml



Слободан Милошевич: США были союзниками албанских террористов


Экс-президент Сербии и Югославии Слободан Милошевич заявил сегодня в Гаагском трибунале, что накануне и в момент боевых действий в Косово в 1998-1999 годах США выступали союзником Освободительной Армии Косово (ОАК).

Это заявление сделано Милошевичем в ходе выступления свидетеля защиты Божидара Делича, генерал-майора Югославской Армии, бывшего командующего 549 моторизованной бригадой в Призрене (Косово), сообщает белградское агентство "Бета".

Делич подчеркнул, что ОАК активизировала свою террористическую деятельность против сербских и албанских гражданских лиц и полиции в 1998 году, т.к. получила на это молчаливое согласие США еще после подписания Дейтонских соглашений в 1995 году.

Милошевич продемонстрировал суду снимки, сделанные в 1998 году, на которых изображены американский дипломат Ричард Холбрук вместе с офицером ОАК Хайдимом Абази. Кроме того, он продемонстрировал записи приема в 2004 году в США группы "ветеранов ОАК", запечатленных в компании всё того же Холбрука и генерала Уэсли Кларка, командовавшего в 1999 году военной операцией НАТО против Югославии. Делич заявил, что данная встреча проходила в рамках сбора денежных средств на предвыборную кампанию кандидата в президенты США Джона Кэрри . Милошевич и Делич засвидетельствовали, что албанцы назвали Кларка "ветераном ОАК", а Холбрука "золотым Калашниковым".

Ранее Милошевич представил суду видеозапись, на которой видно, как встречавшиеся с Кларком и Холбруком албанцы, разгружают контрабандное оружие для ОАК.

Генерал Делич подчеркнул, что ОАК являлась террористической организацией, и напомнил, что так ее называли и многие американские дипломаты.
http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=150734



СУД ДЛИННЕЙ ЧЕМ ВОЙНА


28-06-2005

«Я обвинен за преступление, которое совершили другие, прежде всего те, кто находится за пределами Югославии, кто придумал этот суд и эту тюрьму, чтобы не отвечать за насилие над людьми, за разрушение страны и гражданскую войну между ее народами. Меня обвинили с помощью суда, который они сами создали для этого насилия, поскольку я воспротивился этому насилию и выступал за сохранение страны. Свою огромную мощь, свое престижное положение в международном сообществе они используют не только для господства в мире по своему усмотрению, но и для осуществления жестокой мести в отношении всех, кто противится этому господству», — это слова из речи, произнесенной Слободаном Милошевичем в феврале 2002 года, в первые дни после начала суда.

28 июня 2001 года белградскими властями был выдан Международному трибуналу по бывшей Югославии (МТБЮ) свергнутый в октябре 2000 президент Милошевич. Акция эта была ожидаемая, так как именно выдачей Милошевича обуславливалась экономическая и политическая поддержка странами Запада новых, так называемых демократических, властей Югославии.

Однако до самого последнего момента официальный Белград отвергал такую возможность. Даже 1 апреля, когда Милошевич был арестован, речь шла о том, что суд над ним — это внутреннее дело страны, и за свои «преступления он должен ответить перед собственным народом».

Но даже если бы пришедшие к власти силы и стремились к этому (на самом-то деле они были рады избавиться таким образом от реального политического конкурента, по-прежнему пользующегося популярностью у людей), возможность такая была для них исключена. И когда за Слободаном Милошевичем закрылись тяжелые двери гаагской тюрьмы Схевенинген, на деле захлопнулась ловушка, в которую попали и новые власти Югославии. Впрочем, далеко не только Югославии.

Для сербов 28 июня — праздник святого Вида — день особенный. Именно 28 июня 1389 года сербское войско под предводительством князя Лазаря потерпело поражение в битве на Косовом поле от турецкого войска, с чего началось пятисотлетнее турецкое господство на Балканах. Но, потерпев военное поражение, сербы смогли сберечь крепость духа, веру и национальное достоинство, что помогло им сохраниться как народу, а впоследствии и возродить собственное государство.

28 июня 2001 года можно назвать днем полной капитуляции Югославии перед силами, планомерно, в течение десятилетия уничтожавшими ее. Конечно, и среди политиков, и среди рядовых граждан многие не желают сдаваться до сих пор. Однако сопротивление разрушителям на государственном уровне было прекращено. Югославия даже в своем усеченном виде прекратила существование. Новое государственное образование Сербия и Черногория демонстрирует свою малую жизнеспособность. А торг теми, кто защищал свое государство от внешней агрессии и внутреннего хаоса и распада, ныне поставлен сербскими властями на поток. Впрочем, даже «торгом» это назвать сложно, так как каждый последующий акт предательства не дает никаких видимых «дивидендов», а лишь приводит к еще большей моральной и государственной деградации.

Проблемы Косова не только не решены, но усугубляются. В самом скором времени так называемое мировое сообщество официально признает его независимость. Положение немногочисленных еще остающихся там сербов ужасающе.

Выгодно ли это нынешней, пусть и прозападной сербской власти? Безусловно, нет! А потому она еще старается сохранять видимую жесткость позиции о недопустимости передела границ, однако ничего конкретного даже и не пытается предпринять. Почему? Да потому что и перед ее представителями маячит мрачная гаагская тюрьма, которая, как выяснилось, создавалась как универсальный инструмент, который может быть применен к любому непокорному политику.

Поначалу судебный процесс югославского лидера широко освещался в средствах массовой информации, более того, его всячески пытались представить этаким новым «Нюрнбергом». Но вскоре говорить о нем стали значительно реже, поскольку стал очевиден не только его заказной характер, но непрофессионализм и неподготовленность обвинителей. Но о главной причине такого «умолчания» сказал сам Милошевич в сентябре 2004, когда началась защитная часть процесса: «Международной общественности придется столкнуться с истиной, и проблема ответственности тем тяжелей, что разрушено не только одно государство, а разрушена правовая система ООН, разрушена система нравственных начал, на которых покоилась мировая цивилизация. При этом никогда в истории исчезновение ни одного государства не являлось случайностью».

Однако организаторы процесса совсем не желали, чтобы мировая общественность со всем этим столкнулась, поэтому его просто замолчали. Генерал югославской армии в отставке Божидар Делич может сколько угодно рассказывать на процессе об истинном положении дел в Косове в 1998, накануне агрессии НАТО, сообщать о количестве нападений албанских боевиков на гражданских лиц, о военных лагерях, организованных для боевиков на территории Албании (а таких свидетельств в последние месяцы процесса был множество), — все впустую. Те, кто несколько лет назад наслушался о «сербских зверствах», этого не услышат и не узнают, а суд не учтет.

Почему такая уверенность? Ну хотя бы потому, что в июне был выпущен на свободу до суда головорез, командир АОК, недавний премьер-министр Косова Рамуш Харадинай. В заключении он провел всего несколько месяцев. Между тем, сербских лидеров годами держат в тюрьме. А представить себе, что на свободу до суда был бы выпущен Слободан Милошевич — невозможно.

Но и завершить процесс с заранее запрограммированным приговором не торопятся. Для того, чтобы постоянно демонстрировать тем же сербским лидерам, что им грозит, если вдруг всерьез решат выступить в защиту своего народа и своей страны: хотя бы предпримут меры для выполнения резолюции 1244 по Косову. Вот они и не решаются, даже теряя авторитет и поддержку собственного народа. Потому что над ними висит дамоклов меч Гааги. А повод обвинить в преступлениях всегда найдется.

Более того, они всячески пытаются доказать свою лояльность и послушность, не гнушаясь ни предательством национальных интересов, ни унижениями. Недавно в ходе процесса над Милошевичем сторона обвинения продемонстрировала пленку, где запечатлены якобы члены военизированного сербского формирования «Скорпионы», расстреливающие пленных мусульман в Сребренице. Сербская сторона тут же произвела аресты людей, вроде бы заснятых на пленке, хотя их фамилии и не называют, а США и ЕС потребовали у сербов очередных извинений за «преступление в Сребренице». Депутаты сербского парламента заявили, что готовы принять заявление, где бы осудили все преступления гражданских войн в бывшей Югославии, совершенные против граждан всех национальностей и вероисповедований, чем вызвали яростный гнев Парламентской ассамблеи Совета Европы. Конечно, ведь осуждать и проклинать в данном случае разрешено только сербов.

Но в скупщине Сербии самую большую фракцию имеет Сербская радикальная партия, чей лидер Воислав Шешель уже более двух лет дожидается суда в гаагских застенках. Им бояться уже нечего. СРС даже устроила пресс-конференцию, на которой показала другую видеозапись. На ней мусульмане пытают и убивают серба Раде Роглича, оскверняют и уничтожают иконостас в православном храме в Ясенице. Однако ни сербское телевидение, ранее продемонстрировавшее на всю страну запись с «сербскими зверствами», ни гаагский трибунал этой пленкой не заинтересовались.

А правительство Сербии, возглавляемое Воиславом Коштуницей (чья партия в парламенте вроде бы тоже выступала против тенденциозного постановления) моментально аналогичное заявление приняло. И что? Сербия заслужила благодарность? Отнюдь. Посол США в СиЧ Майкл Полт хотя и положительно оценил такое решение, но заявил, что его недостаточно.

И вот сербские власти как СиЧ, так и боснийской Республики Сербской, не покладая рук ищут Ратко Младича и Радована Караджича, поскольку хорошо понимают — это жертвоприношение гаагскому дракону необходимо. Если не Младич и Караджич, то завтра жертвами МТБЮ могут оказаться они сами. Политик, каждый шаг которого определяется страхом за свою жизнь и свободу, зависящую от внешних сил, уже не может быть сильным и самостоятельным, работающим на пользу своему государству.

И это важно уже для всех, особенно граждан постсоветского пространства, даже и тех, кто считает, что Югославия — далеко, и к ним никакого отношения не имеет. Но 28 июня 1389 года сербское войско остановило рвущуюся в Европу Османскую империю, что имело совсем не локальное значение. 28 июня 1914 года, воспользовавшись убийством в Сараево австрийского герцога Франца Фердинанда, Германия развязала мировую войну, что сказалось на судьбах всех европейских стран и народов.

А 28 июня 2001 года было наглядно продемонстрировано, что лидер любого государства, пусть и считающегося независимым, может быть подвергнут международной расправе. Лучший способ для этого — разжечь на территории этого государства конфликты, спровоцировать противостояние, чреватое большой кровью, сделав его руководителей заложниками как собственного народа, претерпевшего страдания и лишения, так и возможной ответственности за «военные преступления». Так что фактор Гааги стал неотъемлемой частью внутренней политики многих бывших советских республик.

В свое время президент Ельцин не боялся ничего, поскольку в отличие от Слободана Милошевича не только не старался сохранить государство, но и всячески способствовал его разрушению, в чем и преуспел. За такой подарок Ельцину простилось все, в том числе и огромные человеческие жертвы, к которым привел распад Союза. Впрочем, страдания людей никогда не были в действительности сколь бы то ни было важным фактором для «борцов с преступлениями против человечности», поскольку именно жертвы и страдания им и требуются. «Совместная преступная затея существовала. Только она не исходила из Белграда. Наоборот, она существовала в лице сецессионистов Германии и Ватикана, а потом и прочих стран Европейского сообщества и США», — говорит Милошевич в своей защитной речи 2004 года.

«Совместная преступная затея» существовала и реализовывалась не только в отношении Югославии, но и в отношении Советского Союза: недаром говорили, что Югославия служит полигоном, где отрабатываются способы уничтожения нашей страны. Сейчас этот процесс продолжается. Теми же способами, какими держат в подчинении формальных лидеров бывших югославских республик, работают и в странах СНГ. Шаг вправо, шаг влево любого руководителя, возомнившего себя реально независимым, равносилен побегу. Точнее — Гааге.

Почему так ведет себя в ноябре — декабре 2004 года президент Украины Леонид Кучма? Почему мирится с бесцеремонным нарушением закона и попранием конституции государства тогдашней оппозицией под руководством Ющенко и Тимошенко? Почему фактически сдает своего преемника Януковича, хотя оппозиция и обещает ему громкие процессы и уголовные преследования по делу Гонгадзе и коррупции?

Кучма понимает, что Западу нужен новый, более удобный и покладистый лидер. Ни убийство Гонгадзе, ни коррупция на «преступления против человечности» не тянут, а со «своими», пусть и противниками, но людьми той же политической системы и закваски, договориться возможно. Если же, не дай бог, он посмеет независимые и соответствующие закону государства поступки, то будет спровоцирована большая кровь. А тогда можно потерять не только власть, но и голову.

Самое интересное, что и после воцарения Ющенко преступная затея Запада не прекращается. Политические, а главным образом национальные и религиозные страсти на Украине продолжают разжигать. Особенно в Крыму. Да, если там ситуация выйдет из-под контроля, то есть риск широкомасштабной гражданской войны, подобной боснийской. Но тогда под абсолютным контролем окажется президент Ющенко. Захотят — объявят борцом с «международным терроризмом», а будет «плохо себя вести», станет «военным преступником». А до гибели и страданий людей дела нет, ведь, по замечанию того же Милошевича, «одним из стратегических замыслов в деле установления глобального контроля и порабощения государств по всему миру является разжигание столкновений между славянами и мусульманами в надежде, что они поубивают друг друга или ослабят до такой степени, что над ними будет установлен контроль».

Но Ющенко играет с огнем, все еще чувствуя себя именинником и любимцем Запада, не думая, как легко меняются его предпочтения.

Собственно, если задуматься, то и территориальная целостность Грузии Запад тоже не слишком беспокоит. Конечно, неприятно, что Южная Осетия и Абхазия тяготеют к России, однако понятно, что вернуть их в состав Грузии даже путем военных действий будет весьма непросто, а может быть, и невозможно. Почему же Запад так попустительски, а иногда даже провокационно относится к воинственным заявлениям и действиям грузинского президента? А все по той же причине: если в результате этих действий прольется большая кровь, он будет абсолютной марионеткой в их руках. В противном случае — Гаага. То есть расправа, поскольку процесс Милошевича ясно дает понять: ни о какой справедливости и даже формальном соблюдении юридических норм речи нет.

Особенное беспокойство на этом фоне вызывает ситуация в Белоруссии, президента которой, Александра Лукашенко, западные человеколюбы и демократы называют «последним диктатором Европы». Но вот загвоздка: при этой «диктатуре» — ни межнациональных проблем, ни религиозных трений, ни притеснений по языковому принципу, как в соседней Прибалтике (и на той же Украине). В общем, нет «гаагского» крючка, на котором можно было бы удержать независимого политика Лукашенко. И вот уже заговорили о «притеснениях польского меньшинства в Белоруссии», хотя в чем состоят эти притеснения, абсолютно никому неизвестно. Но ради «преступного замысла» игроки в демократию не погнушаются и разжиганием страстей и провокацией столкновений.

И не страхом ли возможности некоего международного суда было вызвано столь неадекватное поведение бывшего киргизского президента Аскара Акаева? Характерно, что пришедшие к власти его противники не побоялись применить в аналогичной ситуации силу против демонстрантов, ворвавшихся в правительственное здание. Они-то Гааги не боятся. Пока.

Но самое опасное положение сложилось, как ни странно, в России. Несмотря на то, что страна наша по-прежнему велика и в отличие от той же Югославии способна защитить себя в одиночку, российское политическое руководство наиболее плотно сидит на «гаагском крючке». Причина этому — многолетняя война в Чечне и сопровождающие ее теракты, приведшие уже к огромным человеческим жертвам.

Кстати, некоторые люди искренне верят, что Путину самое место — на скамье подсудимых международного суда (поскольку российское правосудие зависимо и предвзято). Может быть, хоть тогда главные виновники страданий нашего народа понесут заслуженное наказание. Но искренние эти надежды, к сожалению, совершенно беспочвенны. Ведь так называемое международное правосудие ничуть не менее зависимо, нежели отечественное, только заказчики у него другие.

Вновь обратимся к мнению Слободана Милошевича, который на собственном опыте изучил это «правосудие»: «В эти два дня все обвинители говорили, что они судят лишь отдельную личность, а не народ. Но они обвиняют весь народ, начиная с сербской интеллигенции... Но то, что обвиняют Сербскую академию и сербскую интеллигенцию — это лишь часть дела. Обвиняют и косовскую битву».

Несложно представить, как подобный суд над кем-либо из российских лидеров неизбежно превратится в судилище над русским народом, его настоящим и прошлым, историей и традициями. Припомнят нам и разбитого Наполеона, и уничтоженный фашизм. Припомнят и не простят. Именно для того «гааги» и организуются. Это прекрасно видно по нынешнему униженному и бесправному положению Сербии и сербов, которым приходится сдавать одну позицию за другой.

Но российские руководители всерьез и не без оснований боятся такого международного суда, ибо знают, что судить их есть за что. С одной стороны, это делает их чересчур сговорчивыми и уступчивыми, что катастрофически вредит национальным интересам. Сами подумайте, какой тут ядерный потенциал государства и как не согласиться на его внешний контроль, если на кону собственная свобода и благополучие.

С другой стороны, почувствовав, что обратной дороги нет и международная расправа ожидает в любом случае, за власть, как за последнее средство, будут цепляться отчаянно, не гнушаясь любыми средствами и применением силы. В таком случае и узбекский Андижан покажется мелочью. А после каждого такого Андижана непримиримость и ожесточенность власти и народа будет только обостряться.

«Автор устава этого вашего трибунала Майкл Шарф дал весьма точную оценку трибуналу, — напоминает Милошевич. — В интервью газете «Вашингтон пост» от 3 октября 1999 года он подчеркнул: «Трибунал является полезным политическим каналом, служащим для дипломатической изоляции преступных лидеров и упрочения политической воли в мире, для применения санкций и употребления силы».

Иными словами, трибунал является не инструментом справедливости, а инструментом войны, «частью военной стратегии НАТО», как заявил канадской газете «Глоб энд мейл» Маркус Мэкги».

Таким образом, наличие механизма «международного правосудия», являющегося «инструментом для употребления силы», оказывается еще одним фактором, осложняющим борьбу в том числе и российского народа за свою национальную независимость и демократию. Именно поэтому нужно всячески добиваться прекращения деятельности МТБЮ, признания его юридической ничтожности и несостоятельности. Этим мы помогли бы не только Слободану Милошевичу и другим узникам совести Схевенингена, но и самим себе, оказавшимся заложниками «части военной стратегии НАТО», лицемерно называемой международным правосудием.

Екатерина ПОЛЬГУЕВА.
http://www.rednews.ru/article.phtml?id=4825



Сребреница и политика военных преступлений
Анализ


Джордж Богданич (1)
Пятница, 17 июня 2005 г.

Десять лет размышлений с момента окончания войны в Боснии должны были предоставить достаточно времени, чтобы увидеть этот конфликт с должной исторической точки зрения. Но судя по недавно предложенной Конгрессом США, хотя и политически искаженной, резолюции, этого не произошло. Резолюция, о которой идет речь, обособляет и серьезно раздувает сообщения о жестокостях сил боснийских сербов после захвата Сребреницы в 1995 г., и удобно игнорирует такие же жестокие и даже более крупные военные операции, направленные против этнического сербского гражданского населения, как до, так и после Сребреницы, в районах под защитой ООН Западной Славонии и Краины. Эти жестокие атаки с этническими чистками проводились хорватскими войсками, которые были вооружены, подготовлены и обеспечены в материально-техническом отношении Соединенными Штатами.

Осенью 1995 года бывший заместитель главнокомандующего НАТО Чарльз Бойд отметил в журнале «Foreign Affairs», что «более 90% сербов Западной Славонии подверглись этническим чисткам, когда хорватские войска захватили эту зону, находившуюся под защитой ООН, в мае... Эта операция отличается от действий сербов в безопасных зонах ООН под Сребреницей и Зепой только степенью выкручивания рук Западом и съемками СNN, сопровождавших их. Этнические чистки вызывают осуждение только тогда, когда они проводятся сербами, а не против них.»

Операция «Вспышка», проведенная более чем за месяц до Сребреницы, явилась непосредственной атакой против гражданского населения – мужчин, женщин и детей – в защищенной зоне ООН (UNPA – UN Protected Area), напрямую санкционированная президентом США Биллом Клинтоном. «Многие сербы погибли под тяжелым огнем хорватских танков, артиллерии и воздушными бомбардировками в понедельник и вторник, когда они попытались спастись бегством в сторону юга, к мосту через реку Сава в Боснию,» - написал Роджер Коэн из «Нью-Йорк Таймс», добавив, что «оценка, данная Гойко Сузаком, хорватским министром обороны, о 450 убитых сербах, кажется консервативной.» Очень консервативной. Представители сербской православной церкви дают число убитых гражданских лиц в тысячах.

«Молчаливым соглашением с захватом хорватским правительством Западной Славонии Контактная группа (с американским большинством) фактически дала зеленый свет боснийским сербам атаковать Сребреницу и Зепу,» - отметил эмиссар Европейского Союза лорд Дэвид Оуэн. Согласно существующим резолюциям ООН атака на безопасную зону могла быть использована для оправдания вмешательства НАТО. Это была политика, которую США применяли выборочно, отказывая в просьбе (включая как минимум одну (такую просьбу) командующего UNPROFOR в Сараево) наказать мусульман или хорватов за такие нарушения, но настаивая на бомбардировках НАТО, когда боснийские сербы отвечали на провокации из «безопасных зон», которые совсем не были демилитаризованы. Генерал ООН Франсис Брикемон писал в 1994 году:

«Боснийская армия атакует сербов из безопасной зоны, сербы наносят ответный удар, главным образом по линии соприкосновения, и боснийское руководство обвиняет UNPROFOR в том, что они не защищают их от агрессии сербов, и призывают нанести воздушные удары по огневым позициям артиллерии сербов»

В своей книге «Балканская одиссея» (Balkan Odyssey), лорд Оуэн ясно дает понять, что создание «безопасных зон» Советом Безопасности без их демилитаризации было «худшим решением во время моего сопредседательствования (на международной конференции по Югославии)».

Хотя распространенные нарушения прав человека были задокументированы со всех сторон во время конфликта, именно мусульмане использовали их наилучшим образом в качестве мощного орудия для завоевания симпатии международного сообщества. Когда боснийский министр иностранных дел Харис Силайджич заявил на пресс-конференции в Сараево, что было убито «70000 человек» рядом с Бихак в ноябре 1994 года, его требования воздушных ударов НАТО получили широкое освещение в прессе. Однако следователи ООН позднее рассказали журналисту ВВС Джону Симпсону, что «менее тысячи» человек было убито вокруг Бихака в бою, который начался, когда мусульманские силы напали на плоскогорье Грабец, которое удерживали сербы, спровоцировав длительную контратаку.

Недавно показанная в Трибунале по военным преступлениям (Международный военный трибунал по бывшей Югославии: МТБЮ) видеозапись предположительно демонстрирует казнь шести мусульман сербским военизированным формированием в Трескавице, и нелогично используется как «доказательство» крайне раздутых цифр об убитых армией боснийских сербов 7000 мусульман после захвата Сребреницы в Восточной Боснии. Если боснийские сербы казнили шестерых мусульман, то по «логике» (а подлинность видеопленки нужно еще установить), боснийские сербы так же точно расстреляли 7000 мусульман во время их атаки на Сребреницу.(2)

Между тем первые три года войны в Боснии Сребреница была бастионом мусульманского полевого командира Насера Орича, который продемонстрировал некоторые собственные видеозаписи массовых убийств(расправ), осуществленных его солдатами в сербских деревнях, репортеру «Вашингтон Пост» Джону Помфрету и репортеру «Торонто Стар» Биллу Шиллеру. Шиллер пишет, что Орич был «самым кровожадным бойцом, который когда-либо выходил на поле битвы» и подробно описывает свой визит к нему домой в январе 1994 г.:

Холодным и снежным вечером я сидел в его комнате и смотрел шокирующую видеозапись того, что можно было бы назвать «Великими хитами» Насера Орича. Там были горящие здания, отрезанные головы и бегущие люди. Орич все время ухмылялся, восхищаясь своей работой. «Мы устроили им засаду,» - сказал он. В следующем ряде кадров были показаны мертвые тела людей, погибших от взрывов. «Мы отправили их на Луну,» - хвастался он. Когда в кадрах появился город призраков, помеченный пулями, без каких-либо видимых трупов, Орич поспешил объявить, что «мы убили там 114 сербов». Потом было празднование, певцы с нетвердыми голосами воспевали его.

По словам бывшего командующего UNPROFOR ген. Филиппа Морийона, Насир Орич «по-видимому, подчинялся политическим указаниям руководства Сараево», это наблюдение подтверждается и ген. Сефером Халиловичем, командующим мусульманской армией Боснии-Герцеговины. В течение нескольких лет в начале конфликта сербское население Сребреницы и множества близлежащих сел было либо убито, либо вынуждено бежать благодаря Оричу. 8 мая 1992 г. силы Орича убили судью Горана Зекича, председателя сербской СДС партии в Сребренице, спровоцировав массовый отъезд 1500 сербов из Сребреницы. Не было почти дня без наземных нападений с поджогами на близлежащие села и города, такие как Братунак, Сикиричи, Коньевич Полье, Глогова, Залажье, Факовичи, Лозница, Орлице, Биляца, Чрни Вр, Миличи, Каменица и Кравица. Бойня в Кравице произошла накануне православного Рождества, самого важного праздника сербов. Журналист Джоан Филиппс написала в журнале «Южный славянин», базирующемся в Лондоне, что к 31 мая 1993 г. по крайней мере 1200 сербов были убиты и еще 3000 ранены отрядами Орича. Она также рассказывает:

Сегодня во всем муниципальном округе Сребреницы практически не осталось сербов. Из 9300 сербов, живших здесь, осталось менее 900 человек. Из 11500 сербов, живших в округе Братунак, более 6000 бежали. В округе Сребреницы около 24 деревень были полностью разрушены. Последние большие сербские деревни поблизости от Братунак и Скелани подверглись нападению и были разрушены 7 января 1993 г.

Почему же тогда, несмотря на массовые и задокументированные свидетельства, предоставленные ООН в 1993 году, специальный трибунал по военным преступлениям не предъявлял обвинения Насеру Оричу вплоть до 2002 года, и даже тогда – по относительно второстепенному обвинению в «плохом обращении» с пленными. Систематические массовые убийства сербского мирного населения в районе к западу от реки Дрина, видимо, не считались «преступлением против человечности».

Напротив, быстрое решение предъявить обвинения лидерам боснийских сербов в «геноциде» после захвата Сребреницы отразили политкорректность трибунала, чей персонал был в большинстве случаев назначен Мадлен Олбрайт, бывшей в то время послом США в ООН. Тем временем доклад Поисковой группы Сребреницы (Srebrenica Research Group), который должен быть вскоре опубликован, состоящей из журналистов и академических исследователей под руководством профессора университета Пенсильвании Эда Эрмана, высказывает большие сомнения по поводу официальной версии событий в Сребренице, включая предвзятость, раздутые цифры погибших и сомнительную методологию, использованную для оправдания оценок, которые были сделаны еще до того, как началось расследование.

Что важно, изображение событий в Сребренице также подвергается сомнению высокопоставленными представителями ООН и НАТО, находившимися на месте в Боснии. Среди них, как отмечалось ранее, зам. главнокомандующего НАТО Чарльз Бойд, который был начальником разведки НАТО; подполковник Джон Срэй; координатор ООН по гражданским делам Филипп Корвин; и Карлос Мартинс Бранко, зам. Начальника оперативного управления Фонда народонаселения ООН (ЮНФПА) военных наблюдателей ООН (UNMO), который выслушивал отчеты военных наблюдателей ООН, прикомандированных к Сребренице. Корвин, самый высокопоставленный гражданский представитель ООН в Боснии в момент захвата Сребреницы, и автор книги «Сомнительный мандат» (Dubious Mandate) – личного описания последнего года войны, констатирует, что официальная версия событий в Сребренице является «кампанией дезинформации, которая просто похоронила факты вместе с телами».

Бранко, португальский военный сотрудник ООН, утверждает, что оценки погибших в 7000 человек были «использованы и манипулировались в целях пропаганды». Он написал в 1998 году, что «нет сомнения, что по крайней мере 2000 боснийских мусульман погибли в боях с лучше подготовленной и находившейся под лучшим командованием БСА (Боснийская сербская армия)» за три года ожесточенных боев. Это приблизительно то количество тел (2028), которое было эксгумировано Международным военным трибуналом по Югославии (МТБЮ) в данном регионе к 2001 году. Многие, возможно большинство, из этих людей погибли до падения Сребреницы, по словам Бранко.


Подготовка жертвоприношения

Вопрос – почему? Почему боснийское правительство в Сараево отозвало 18 высокопоставленных офицеров 28-й дивизии армии Боснии-Герцеговины, включая ее офицеров высшего звена, включая Насера Орича и Зулфо Турсуновича, всего за месяц до падения Сребреницы, якобы для учений в Зенице? Почему мусульманское военное командование в Сараево отдало приказ оставшейся почти без руководства 28-й дивизии в Сребренице предпринять бессмысленное наступление на стратегически неважную сербскую деревню Висница за несколько дней до занятия Сребреницы сербами? Это было нужно, чтобы спровоцировать ответный удар сербов, как это уже было много раз в других безопасных зонах.

В своих показаниях в Гааге ген. Сефер Халилович, командующий армией Боснии-Герцеговины, подтвердил, что «было большое количество приказов на проведение диверсионных лпераций в зонах безопасности». Он также подтвердил, что 5500 членов 28-й дивизии базировались в Сребренице до ее захвата, и что он отправил восемь вертолетов, нагруженных боеприпасами, в Сребреницу и Зепу из Тузлы, в нарушение соглашения о демилитаризации. (Правительство США нарушило свое собственное эмбарго на поставки оружия, отправляя тонны военного снаряжения, включая ракеты «стингер», мусульманским силам тайными рейсами С-130 в аэропорт Тузлы в ночное время.) Что важно, халилович также признал, что Сребреница была занята небольшим числом сербских солдат – всего 200 человек – («четники») при поддержке танков.

И все же голландские военные наблюдатели сказали «Нью-Йорк Таймс», что намного более многочисленные силы мусульман просто бежали вместе с большинством мужчин призывного возраста в течение двух дней до того как пришли сербы, чтобы захватить почти пустой город 11 июня 1995 г. Женщины, дети и старики тем временем бежали в близлежащее село Потокари, где в результате переговоров ООН были открыты коридоры безопасности для мирных жителей в Тузлу, удерживавшуюся мусульманами, на автобусах, предоставленных боснийскими сербами.

Британский военный аналитик Тим Рипли пишет, что до занятия города голландские военные «видели как боснийские силы, бежавшие из Сребреницы, проходили мимо их наблюдательных постов с совершенно новыми противотанковыми средствами. Это и другие подобные сообщения были восприняты многими представителями ООН и международными журналистами как подозрительные.» Карлос Мартинс Бранко пишет, что «мусульманские силы даже не пытались воспользоваться преимуществом своей тяжелой артиллерии под контролем сил Объединенных наций (ООН) в то время, когда у них были все основания для этого... Военное сопротивление поставило бы под угрозу имидж «жертвы», создававшийся так тщательно, и который мусульмане считали очень важным поддерживать.»

Была ли Сребреница принесена в жертву руководством в Сараево, чтобы привлечь вмешательство НАТО от имени мусульман? Это мнение Ибрана Мустафича, главы правящей партии (СДА) в Сребренице, а также его противника Хакийя Мехолича, который служил начальником полиции при Насере Ориче. Мустафич подзнее сказал «Свободна Босния», что приказы из Сараево о нападении на армию боснийских сербов в начале июля 1995 г. были частью преднамеренной стратегии спровоцировать западную интервенцию:

Сценарий предательства Сребреницы был подготовлен осознанно. К сожалению, боснийское руководство и начальство армии были замешены в этом... Если бы я получил приказ напасть на сербскую армию из демилитаризованной зоны, я бы отказался выполнить этот приказ не думая, и попросил бы человека, который отдал такой приказ, привезти его семью в Сребреницу, чтобы я мог дать ему ружье, чтобы он мог предпринять наступление из демилитаризованной зоны. Я знал, что такие позорные, умышленные действия приведут мой народ к катастрофе. Приказ пришел из Сараево.

Доклад ООН «Падение Сребреницы», выпущенный в 1999 г. генеральным секретарем Кофи Аннаном, отрицал, что при поддержке США была заключена сделка об обмене Сребреницы и других анклавов восточной Боснии на Вогоску около Сараево, которую удерживали сербы. На самом деле, однако, эта сделка стала ключевой задачей американской политики еще в 1993 году, как говорит Бранко:

(в то время посол США в ООН) Мадлен Олбрайт много раз предлагала провести такой обмен (боснийскому президенту Алии) Изетбеговичу, на основании предложений Контактной группы. Правда заключается в том, что и американцы, и президент Изетбегович молчаливо договорились, что бессмысленно поддерживать эти изолированные анклавы в разделенной Боснии... В 1995 году за месяц до военных действий в Сребренице Александр Вершбоу, специальный помощник президента Клинтона, заявил, что «Америке следует поощрять боснийцев думать, исходя из более связанных и компактных территорий.

Для Алии Изетбеговича проблема была в том, что он знал, что не мог публично подтвердить эти дискуссии, так как он бы потерял поддержку своих жестких сторонников, которые привели его к власти.

В интервью с изданием боснийских мусульман «Dani» Хакия Мехолич, начальник полиции Сребреницы, рассказал, что на боснийской конференции в Сараево в сентябре 1993 г. Изетбегович утверждал, что обсуждал разные варианты для Сребреницы с президентом Клинтоном. По словам Мехолича, сподвижника Насера Орича:

Нас там принял президент Изетбегович, и сразу после приветствия он нас спросил: «Что вы думаете об обмене Сребреницы на Вогоску?» Наступила тишина, и я сказал: «Господин Президент, если это уже решено, тогда вам не следовало приглашать нас сюда, потому что мы должны вернуться и ответить людям, и лично взять на себя бремя этого решения.» Тогда он сказал: «Знаете, мне было предложено (президентом Клинтоном) в апреле 1993 г., чтобы войска четников (насмешливое название сербов) вошли в Сребреницу, провели массовое убийство 5000 мусульман и тогда бы была военная интервенция.»

Мехолич также рассказал об этом эпизоде в голландском документальном фильме. Президента Изетбеговича позднее спросили об этом следователи ООН, и он отрицал, что говорил такое по поводу его беседы с президентом Клинтоном. Хотя невозможно подтвердить, что президент Клинтон вообще сделал такое предложение Изетбеговичу, даже гипотетическое, в живых однако остались по крайней мере восемь свидетелей, которые подтвердили сказанное Изетбеговичем делегации из Сребреницы. Также это не так уж несвойственно Изетбеговичу – одобрить план, который пожертвовал бы жизнями его граждан ради дела, или преувеличить количество потерь в целях пропаганды.

Незадолго до своей смерти в 2003 году Изетбегович признался Бернару Кушнеру из гуманитарной организации «Врачи без границ» и бывшему американскому эмиссару Ричарду Холбруку, что во время войны он ложно обвинил сербов в организации «лагерей смерти», как написано в недавно вышедшей книге Кушнера. Во время войны в Боснии все стороны – мусульмане, хорваты и сербы – организовывали лагеря для военнопленных, которые посещал и критиковал «Международный комитет Красного креста». «Лагерей смерти не было, какими бы ужасными они ни были,» - подтвердил Изетбегович Кушнеру и Холбруку. «Я думал, что мои разоблачения ускорят бомбардировки (против сербов).»

«Сравнения с Холокостом вызывают сильные чувства и образы, но в этом случае они существуют только в плодовитом воображении создателей «кадра дня» в СМИ,» - написал американский военный аналитик подполковник Джон Срэй. «Распространенные представления, принадлежащие правительству боснийских мусульман (босняки, как они предпочитают называться) были изобретены с помощью плодовитой машины пропаганды... которая включает фирмы по связям с общественностью (PR), нанятые босняками, ученых мужей из СМИ и симпатизирущие группы в Госдепартаменте США.» К лету 1995 года «пропагандистская риторика в отношении правительства боснийских мусульман в Сараево в конце концов стала достаточно оглушительной, чтобы заставить НАТО обманным путем вести гражданскую войну против боснийских сербов».

9 июля 1995 года, за два дня до взятия города боснийскими сербами, президент Изетбегович призвал президента Клинтона предотвратить «терроризм и геноцид» в Сребренице. 27 июля 1995 года Верховный комиссар ООН по правам человека Генри Виланд, команда которого в течение пяти дней опрашивала беженцев из 20 000 выживших жителей Сребреницы, собранных в аэропорту Тузлы, сказал лондонской газете «The Daily Telegraph»: «Мы не нашли ни одного человека, который бы видел своими собственными глазами совершение зверств.»


Предать суду сейчас, расследовать потом

Однако всего через три дня Трибуналом по военным преступлениям были предъявлены обвинения в геноциде генералу боснийских сербов Ратко Младичу и президенту боснийских сербов Караджичу. Судья Трибунала, Антонио Кассессе, отбросив всякие претензии на объективность, назвав это «большим политическим результатом... Обвинение означает, что эти люди (Младич и Караджич) не смогут участвовать в мирных переговорах.» Газета «Бостон Глоуб» написала в тот же день: «Администрация Клинтона не получила независимого подтверждения зверств (в Сребренице), но не сомневается, что они имели место... «Решающим является то, что этим людям предъявлены обвинения как военным преступникам,» - сказал представитель Госдепартамента.»

«Я понял, что Трибунал по военным преступлениям является очень ценным инструментом,» - заявил Ричард Холбрук Би-Би-Си. «Мы использовали его, чтобы не допустить двух самых разыскиваемых военных преступников в Европе к Дейтоновскому процессу, и мы использовали его, чтобы обосновать все то, что последовало.» То, что последовало, было операцией «Обдуманная сила» (Deliberate Force), кампания бомбежек НАТО под командованием США сербских объектов в Вогоске и Горазде, которая явно была спланирована заранее. «Мы стали мусульманскими воздушными силами,» - сказал американский офицер бывшему журналисту «Нью-Йорк Таймс» Дэвиду Биндеру. Менее чем через неделю началась операция «Буря» (Storm), в которой хорватские войска при поддержке американцев начали наступление на всех фронтах на сербское мирное население региона Краины, выгнав из домов 200 000 этнических сербов, и затем методически убивая чаще всего стариков, которые не смогли убежать.

Операция «Буря», по общему мнению, является самой крупной операцией этнических чисток на сегодняшний день в бывшей Югославии. В нарушение резолюций Совета безопасности ООН, но при сильной поддержке США и планировании, хорватская армия вошла в Боснию и начала совместную с мусульманами кампанию этнических чисток против сербов, населявших территории в Западной Боснии, что привело к перемещению еще 100 000 гражданского населения этнических сербов. В книге «Закончить войну» - своекорыстном описании этого периода времени, Ричард Холбрук, бывший эмиссар США, хвастается тем, что он даже консультировал хорватско-мусульманские силы по конкретным сербским городам в Западной Боснии, которые следовало атаковать.


Был ли в Сребренице «геноцид»?

В отличие от атак хорватских сил при поддержке США на зоны под защитой ООН с сербским населением (Западная Славония и Краина), захват армией боснийских сербов Сребреницы явился предсказуемой реакцией на военные провокации. В отличие от хорватских операций «Вспышка» и «Буря», боснийские сербы помогли организовать массовый коридор безопасности в Тузлу для тысяч жителей Сребреницы, которые решили уехать из близлежащего Потокари, где имелись автобусы. В первую неделю августа 1995 г. 35 632 человека зарегистрировались в списках Всемирной организации здравоохранения и боснийского правительства как перемещенные лица, оставшиеся в живых (жители) Сребреницы. Если целью сербов был бы геноцид, или хотя бы один акт геноцида, не было бы никакого коридора безопасности для гражданского населения. По словам Карлоса Мартинса Бранко, «если бы существовал преднамеренный план геноцида, то вместо того, чтобы атаковать только в одном направлении - с юга на север – что оставляло возможность убежать на север, сербы взяли бы город в осаду, чтобы никто не убежал.»

Исходная посылка о том, что сербы убили 7000–8000 человек, «не была возможной» по словам бывшего журналиста Би-Би-Си Джонатана Рупера, который расследовал события, последовавшие за взятием Сребреницы, на месте и по официальным документам в течение нескольких лет, и чьи данные представлены в ожидаемом докладе Поисковой группы Сребреницы. Он указывает на то, что многочисленные одновременные сообщения говорили о том, что наблюдатели ООН и другие независимые наблюдатели были свидетелями ожесточенных боев, когда уходила мусульманская 28-я дивизия, и вместе с ней мужчины-мусульмане призывного возраста.

Представленные официальные цифры также заранее исключают возможность казни такого большого числа людей. Вдобавок к 35632 зарегистрированных выживших, международный комитет Красного креста наблюдал как «несколько тысяч мужчин» (по меньшей мере 3000), бежавшие из Сребреницы вместе с 28-й дивизией, пережили мучительное путешествие через территорию под контролем сербов и были отправлены воевать в другие места «не сообщив ничего их семьям». Голландские военные наблюдатели и британские офицеры разведки SAS в Сребренице были свидетелями жестокого столкновения между группами мусульман до того, как сербы вошли в город. Эти наблюдатели говорят, что стычка между мусульманами, хотевшими остаться и защищать город, и теми, кто подчинился приказу эвакуироваться, окончилась примерно 100 убитых, их тела были оставлены там, где они погибли. Около 700 мусульманских солдат из Сребреницы пробрались в Зепу, появившись там живыми в тот день, когда город перешел в руки сербов в последнюю неделю июля 1995 г.

«Собрав вместе все эти факты, становится понятно, что для того, чтобы 7300 человек из Сребреницы были убиты, население безопасной зоны перед тем как она попала в руки сербов должно было составлять более 46 000 человек – число, значительно превышающее все правдоподобные цифры, имевшиеся на тот момент,» - сообщает Рупер. Патрисия Уолд, одна из судей Трибунала, вынесшая приговор генералу боснийских сербов Радиславу Крстичу за преступления в Сребренице, написала статью об этом деле для Джорджтаунского журнала правовой этики в 2003 г., в которой она утверждает, что «до наступления Сребреница являлась поселком с 37000 жителей».

«Судья Уолд, по-видимости, была в высшей степени не в курсе, что ее собственные данные сделали невозможным те преступления, за которые был осужден Крстич,» - говорит Рупер. По мнению Майкла Мэндела, профессора международного права в ниверситете Йорка в Торонто:

Утверждение Трибунала о том, что в Сребренице был геноцид, не подтверждено найденными им фактами или законом, на который он ссылается. Даже заключение судебной камеры, что «силы боснийских сербов расстреляли несколько тысяч боснийских мусульман-мужчин (с) общим количеством жертв... достигающим вероятно 7000–8000 человек», не было подтверждено конкретными фактами.

Мэндел отмечает, что Трибунал скорее «предположил», чем доказал, что большинство (2 028) тел, эксгумированных МТБЮ, были убиты посредством казней, а не в многочисленных подтвержденных боях между силами боснийских сербов и колонной мусульманской 28-й дивизии, отходившей к Тузле после взятия Сребреницы. Международно признанный военный судебный специалист д-р Зоран Станкович, проверявший данные шести экспертов, назначенных Трибуналом, написал, что отсутствовала общепринятая процедура, несколько экспертов также не были знакомы с ранами, нанесенными артиллерийскими снарядами, и некоторые части доклада «не соответствуют общепринятым стандартам судебного расследования».

По словам д-ра Станковича, многие эксгумированные из 17 массовых захоронений трупы были найдены в последней стадии гниения, «в виде скелетов, расчлененные и разложившиеся», без мягких тканей и частей тела, что могло бы помочь определить причину смерти. «Установление причины смерти в случаях с разложившимися трупами обычно является очень трудным, и в большинстве случаев невозможно... (МТБЮ) экспертам нельзя высказывать свое мнение по этому поводу и выдвигать предположения, не имеющих основанием данные вскрытия (трупа).»

Некоторые расстрелы были осуществлены военизированными формированиями и группой наемников под руководством Дразена Эрдемовича, который был арестован в Нови Сад, Сербия, и передан в Гаагу в 1996 г. Трибуналом были эксгумированы от 200 до 300 повязок для глаз и перетяжек вместе с телами, и, как отмечает д-р Станкович, есть точные признаки казни. «Это преступление – 300, 30 или три человека, убитые таким образом, но использование таких ложных цифр как 7000 и называние этого «геноцидом» указывает на то, что Сребреница и 10 лет спустя все еще используется как политический вопрос,» - говорит Филипп Корвин, бывший координатор ООН по гражданским делам в Боснии в момент захвата Сребреницы.


Фальшивые свидетели, недостоверные свидетельства

Но другие сообщения о массовых убийствах были получены от небольшой группы людей, близких к Насеру Оричу, включая его двоюродного брата Мевлуна Орича, заявления которого о том, что он своими глазами видел это, были неоднократно поставлены под сомнение противоположными сообщениями, данными разным репортерам. Один свидетель, Смаил Ходзич, рассказал Александре Штигльмайер из «Die Woche», что его пленили и отправили на «баскетбольный стадион рядом с Братуанак», а затем отправили на «большое поле недалеко от леса». Ходзич, однако, сказал другому репортеру – Рою Гутману - что его держали на футбольном стадионе в Нова Касабе, но затем его и других переместили, чтобы убить, «возможно, в город под названием Грбавче». В третьем интервью с Аидой Серкеч из «Ассошиэйтед Пресс» Ходзич уже заявил, что прошел через тоже самое что и Мевлун Орич, на этот раз его держали в «школе в Крицевчи» прежде чем отправить на расстрел недалеко от Каракай.

Некоторые из этих предполагаемых очевидцев рассказали репортеру Луизе Брэнсон из «Санди Таймс» и Роберту Блоку из «Индепендент» противоречивые истории, что были казнены тысячи людей, либо в школе по одной версии, либо в спорткомплексе неподалеку. Организация «Хьюман Райтс Уотч», которая признала, что не смогла найти выживших в этих преступлениях, призвала провести «более детальные расследования.» Однако голландский офицер ООН капитан Шоутен, бывший единственным офицером ООН в Братунак в момент предполагаемого кровопролития, сказал голландской газете «Хет Парол» 27 июля:

«Каждый повторяет как попугай слова других, и никто не может предъявить твердые доказательства. Я заметил, что в Нидерландах люди хотят доказать любыми средствами, что был геноцид... Если казни имели место, тогда сербы сумели их очень хорошо скрыть. Так что я не верю всему этому. На следующий день после падения Сребреницы, 13 июля, я прибыл в Братунак и оставался там восемь дней. Я мог ездить, куда хотел. Мне оказали всяческую помощь; и меня нигде не останавливали.»

Суд над генералом Радиславом Крстичем показал, что под угрозой многолетнего тюремного заключения сербы, как и мусульмане, были способны давать ложные показания, чтобы поддержать официальную версию событий в Сребренице. Во время судебных слушаний сербский военный офицер по имени Момир Николич заявил, что он руководил массовым убийством более тысячи боснийских мусульман на складе в Кравицк, но на перекрестном допросе адвокатом защиты Майклом Карнавасом Николич признал, что он не только не отдавал приказа, но его там даже не было.

«Вам нужно было дать ему (обвинителю) то, чего у него не было, так?» - спросил адвокат защиты Майкл Карнавас. «Вы хотели уменьшить свой срок заключения до 20 лет, это было частью сделки, да? Quid pro quo (услуга за услугу)?»
«Я не сказал правду, когда заявил это,» - признался Николич. «Я солгал.»

Ключевым свидетелем, которого Трибунал использовал для доказательства утверждения, что лидеры боснийских сербов отдали приказ о массовых убийствах в Сребренице, был Дразен Эрдемович, глава группы наемников, который был арестован в Сербии в 1996 году после того, как был ранен в пьяной перестрелке с другим членом своей группы. По множеству причин было бы трудно найти наименее надежного свидетеля, чем Эрдемович, этнический хорват из Тузлы, утверждающий, что он воевал ранее в разное время в армии Боснии-Герцеговины и в рядах HVO (Hrvatska Vjece Obrane – хорватский совет обороны) боснийских хорватов.

Эрдемович утверждает, что его группа из восьми человек получила приказ расстрелять мусульман в Браньево на военном складе рядом с Пилица от подполковника, но личность этого офицера так и не была установлена. Эрдемович утверждает, что члены его группы получили в качестве оплаты 12 кг золота, но не смог вспомнить кто его им предоставил. Трибунал, стремившийся использовать его показания, но не пожелавший подвергнуть его перекрестному допросу, заключил 27 июня, что психическое состояние Эрдемовича не позволяет ему быть под судом.

И все же, на основании сделки о признании вины с обвинителями Эрдемовичу позволили участвовать в фарсе – слушаниях по директиве 61, позднее в том же году против лидеров боснийских сербов Караджича и Младича, судебный процесс-через-СМИ, в котором было позволено давать неподтвержденные показания без перекрестного допроса. Профессиональные юристы раскритиковали эту процедуру. Би-Би-Си назвала процесс «цирком», но Главный судья Кассессе сказал: «Я опираюсь на давление общественности», чтобы оправдать обвинения против сербских лидеров.

Эрдемовичу, который как и Николич признался в совершении ужасных преступлений, был вынесен очень легкий приговор - пять лет, и ему было даже позволено не отбывать полный срок из-за «значительного сотрудничества с органами прокуратуры». Ни один из прокуроров, по-видимому, не желал задать себе вопрос - почему главное командование сербов, если они хотели провести массовые казни, поручило такую задачу психически ненормальному боснийскому хорвату, который воевал ранее на стороне мусульманской армии и хорватской HVO. Со временем появились сообщения о том, что бывшие партнеры Эрдемовича по преступлениям воюют как наемники в Конго в интересах французской разведки.

«Немногие не-сербы были бы против суда над Караджичем и Младичем,» - написал бывший помощник Генерального секретаря ООН Седрик Торнберри летом 1996 г. в журнале «Foreign Policy». «Но возможно ли, чтобы над ними был проведен справедливый суд, учитывая их почти вселенскую демонизацию, и то, что они были осуждены и обвинены высокопоставленными людьми? Торнберри утвеждает, что судья Кассессе и другие члены Трибунала «допустили натяжку роли судей», требуя политических действий. «Крестовый поход и судейство являются двумя разными (и несовместимыми) занятиями,» - отметил он, и предупредил, что «суд может оставить отравленное наследство.» Бывший журналист-комментатор Джордж Шамуели, который также входит в Поисковую группу Сребреницы, пишет, что МТБЮ «является чем-то вроде Нюренберга наоборот. Принцип, который должен был быть сохранен в судебных процессах по военным преступлениям после второй мировой войны – что выполнение приказов начальства не является оправданием - оказался поставленным с ног на голову. МТБЮ заявляет, что низшие чины, совершившие военные преступления, на самом деле не отвечают за свои действия, потому что они всего лишь выполняли приказ своих начальников. Какие доказательства существуют, что они выполняли приказ? Ну, очевидно, что они бы не совершили то, что совершили, если бы им не приказали совершить это.

Когда было раскрыто массовое убийство Май Лей во время вьетнамской войны, обвинения не пошли выше сержанта Кэлли и капитана Медины. Никому выше по званию чем мл.сержант Гранер и рядовой Энгланд не были предъявлены обвинения в скандале с пытками в Абу-Граиб. Но так как США и НАТО, где господствует США, со временем примкнули к одной стороне в боснийской гражданской войне, то масштабы преступлений были не только сильно преувеличены, но и ответственность за эти злоупотребления была возложена на сербских лидеров без доказательств, что они приказали или одобрили совершение этих преступлений.

Неспособность осудить и преследовать в судебном порядке похожие военные действия хорватских сил в Западной Славонии, которые предшествовали захвату Сребреницы, и намного более крупную операцию «выжженной земли», выгнавшей 200 000 сербов из Краины, демонстрирует явное расхождение в относительных нормах морали. МТБЮ сбивчиво и неохотно вели уголовные дела хорватских офицеров среднего звена, участвовавших в операциях «Буря» и «Вспышка», но из-за поддержки США этих военных преступлений обвинения не пошли выше, как не было и серьезного намерения преследования в судебном порядке американцев, замешанных в военных соглашениях о проведении этих атак на мирное население в зонах под защитой ООН.

Соединенные Штаты не только наблюдали за всей операцией «Буря», но и активно участвовали вместе с хорватскими военными в ее подготовке, а в конечном счете непосредственно начали операцию. Зеленый свет из Белого дома и от тогдашнего президента Клинтона на операцию «Буря» был передан полковником Ричардом С.Герриком, являвшимся в то время американским военным атташе в Загребе.

Высокопоставленный представитель ООН Седрик Торнберри не является особым сторонником сербов, которых он обвиняет в том, что они обстреливали его в разных резиденциях в Сараево, но и он выразил тревогу в связи с предвзятостью, которая препятствовала разрешению войны в Боснии. «В начале 1993 г. был достигнут консенсус – особенно в Соединенных Штатах, а также в некоторых западноевропейских странах, и явно среди некоторых представителей либеральной международной прессы, - что сербы были единственными злодеями во всей Югославии, и что жертвами были преимущественно или даже исключительно хорваты и мусульмане. Эта точка зрения не совпадала с взглядами работавших там высокопоставленных сотрудников ООН, наблюдавших на месте ежедневные события в регионе; как предупредила меня одна добрая душа в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, бывшая в курсе димпломатических слухов, - прячься, это дело решенное.»

То, в каком виде будет принята резолюция Конгресса США по Сребренице, без упоминания или осуждения хорошо задокументированных и сопоставимых злоупотреблений со стороны мусульман и хорватов, покажет, насколько это до сих пор «решенное дело».

Сноски:

1. Джордж Богданич входит в Поисковую группу Сребреницы, которую возглавляет автор Эд Эрман из университета Пенсильвании; Эрман является соавтором с Полом Хэммондом серии эссе под названием «Пониженный потенциал: СМИ и косовский кризис» (Degraded Capability: The Media and Kosovo Crisis). В группу также входят бывший журналист ВВС Джонатан Рупер, бывший журналист-комментатор «Нью-Йорк пресс» Джордж Шамуели, Дайана Джонстон, автор книги «Крестовый поход дураков: Югославия, НАТО и западная дезинформация» (Fool’s Crusade: Yugoslavia NATO and Western Delusions), профессор международного права Майкл Мэндел из университета Йорка в Торонто, автор Фил Хэммонд из университета Саут Бэнк? в Лондоне, исследователи Дэвид Петерсен из США, Тим Фентон из Лондона, Джордж Памфри из Германии, д-р Милан Булажич, бывший директор музея геноцида и профессор из Белграда Вера Вратуса. Г-н Богданич также писал о Балканах для различных изданий, включая «Чикаго Трибьюн». Он был сопродюсером фильма «Югославия. Война, которую можно было избежать» (Yugoslavia The Avoidable War) с немецким тележурналистом Мартином Леттмайером.

2. Примечание редактора: логика не только ошибочна, но и мотивация для показа видеозаписи в МТБЮ была очень сомнительной. В то время как было продемонстрировано это крайне подстрекательское видео и графический материал в нем, МТБЮ отказался ранее показать видеозапись 505-й Бузим бригады армии боснийского (мусульманского) правительства, где сняты груды изуродованных тел, сожженные села и обезглавливание сербского солдата Энсина Раде Рогича. МТБЮ заявил, что видео было слишком жестоким, чтобы показать его. В результате показа видеозаписи, в которой на первый план выдвинуты предполагаемые зверства боснийских сербов, – что привело к аресту по крайней мере 12 сербов из участвовавшего формирования, - белградская газета «Вечерние новости» опубликовала через неделю, 15 июня 2005 г., фотографию обезглавливания Энсина Рогича из Сански Мост.

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/56285




Операция «Объединенная сила»


В период с 24 марта по 10 июня 1999 г.(78 суток) ОВС НАТО осуществили вооруженную агрессию против Союзной Республики Югославии в рамках операции под условным наименованием «Эллайд форс» (“Объединенная сила”).

К началу военных действий (24 марта 1999 г.) Северо-Атлантический альянс сосредоточил против Югославии объединенную группировку ОВС, состоящую из военно-воздушного и военно-морского компонентов, включив в них более 370 самолетов от 13 государств и 35 боевых кораблей от 9 государств НАТО. В основу военно-воздушного компонента вошли 14 стратегических бомбардировщиков ВВС США (В-52Н-8, В-2А-6) и 276 боевых самолетов.

АУГ 2-го флота ВМС США вышла в море из ВМБ Норфолк и была сформирована 26 марта в составе авм «Теодор Рузвельт», крейсеров УРО «Лейте Галф» и «Велла Галф», эм УРО «Росс», эм «Петерсон», фр УРО «Хэлибертон», пла «Альбукерк», транспортов снабжения «Арктик», «Детройт» и «Сатурн».

Общий боезапас КРМБ на кораблях-носителях к началу операции (без учета специализированных транспортов снабжения) составлял более 240 единиц, из них до 210 на кораблях и до 30 на пла. На судах сил обслуживания 6 флота США в Средиземном море находился оценочно еще один боекомплект КРМБ "Томагавк" (около 200 единиц).

Воздушная кампания ОВС НАТО против СРЮ началась, как и 43-суточная против Ирака в 1991 г., в темное время суток. В течение первых 3-х суток воздушной кампании силами ОВС НАТО была проведена воздушная наступательная операция (ВНО), после чего ОВС НАТО перешли к круглосуточному ведению систематических боевых действий.


Размах ВНО составил:

- глубина применения авиации и крылатых ракет - до 470 км;

- ширина полосы действий самолетов - 320 км.

В ходе ВНО было нанесено четыре массированных авиационно-ракетных удара (МАРУ) продолжительностью от трех до четырех часов, преимущественно в темное время суток, практически на всю глубину территории Югославии. В паузах между МАРУ производилась оценка результатов нанесенных ударов и выборочные одиночные и групповые удары силами тактической авиации (до 10 ударных самолетов в группе) и КРМБ (по 3-5 ракет в ударе). Всего израсходовано около 200 крылатых ракет (более 120 КРМБ с НК и ПЛ), совершено 530 боевых вылетов авиации, в том числе стратегическими бомбардировщиками -20.

Организация первого МАРУ (наиболее важного и мощного) с целью ослепления, оглушения и обезглавливания системы ПВО и органов управления ВС СРЮ была стандартной (как в военных действиях против Ирака в 1991 и 1998г.г.):

- около 60% назначенных для поражения объектов приходилось на систему ПВО;

- около 30% - на органы управления;

- для поражения примерно 40 объектов ПВО и органов оперативного управления ВС СРЮ было совершено не менее 150 вылетов боевой авиации, израсходовано 60 крылатых ракет (36 КРВБ AGM-86C с шести В-52 и 24 КРМБ BGM-109C мод. 3 и 4), около 100 высокоточных авиабомб и управляемых ракет.


Построение сил в первом МАРУ было следующим:

- в первом эшелоне обеспечения прорыва ПВО - пущенные практически одновременно КРМБ (с надводных кораблей и атомных подводных лодок группировки ОВМС НАТО) и КРВБ (с бомбардировщиков В-52Н);

- во втором и последующих эшелонах (второй - через 30 минут после первого) - самолеты стратегической и тактической авиации.

На первом этапе операции "Эллайд форс" ("Д" - "Д-3")

("Д" - первый день боевых действий) в ходе ВНО для решения задач вывода из строя системы ПВО СРЮ выделялось 80% самолето-вылетов всей авиации ОВВС НАТО, КРВБ и КРМБ, а на действия против ВС СРЮ в Косово - 20%.

С "Д-3", после завоевания господства в воздухе, против ВС СРЮ в Косово производилось до 40%, а с "Д-5" - 50% всех самолето-вылетов и пусков применяемых КРВБ и КРМБ.

После завершения ВНО, с "Д-4", ОВС НАТО перешли ко второму этапу военной операции, расширили перечень категорий объектов ударов и приступили к круглосуточному ведению систематических боевых действий с применением авиации и крылатых ракет морского и воздушного базирования с нанесением до шести-восьми ракетно-бомбовых ударов в сутки.

Состав авиационной группировки ОВВС и ОВМС НАТО и боевых кораблей-носителей КРМБ "Томагавк" (с учетом постепенного усиления) обеспечил проведение в течение первых 30 суток ведения боевых действий около 9700 самолето-вылетов боевой авиации (из них до 2900 - в составе ударных групп) и применение до 300 КРВБ и КРМБ, из них около 200 КРМБ "Томагавк", что составило до 70% от общего числа крылатых ракет. Авиация ВВС США, имея в составе группировки ОВВС НАТО около 60% самолетов, совершала до 90% всех вылетов.

Отличительной чертой боевых действий ОВС НАТО в этот период боевых действий стало стремление максимально обезопасить личный состав авиации ОВВС и ОВМС НАТО. Именно этим объясняется необычно низкое количество самолето-вылетов на удар за счет увеличения вылетов на все виды боевого и тылового обеспечения.

Боевые действия в Югославии продемонстрировали превосходство наступательного высокоточного оружия ОВС НАТО над оборонительными средствами ПВО. Эффективность зенитной артиллерии ПВО СРЮ нейтрализовалась полетами авиации на высотах вне досягаемости поражения, эффективность ЗРК - применением ВТО с дальностей, исключавших поражение средствами ПВО.

Наиболее эффективными средствами поражения ЗРК и РЛС ПВО являлись КРМБ, КРВБ, КР AGM-130, а с достижением господства в воздухе - УАБ и авиационные кассеты.

Приказ непосредственно на боевое применение бортового оружия самолетам стратегической авиации отдавался и с ФКП 6 флота на борту штабного корабля "Ла Саль". Функции управления авиацией могли передаваться с него на один из боевых кораблей 6 флота США в акватории Адриатического моря, как правило кр УРО типа "Тикондерога" - координатор в районе пуска.

В «Д-2» (25.03.99 г.) самолетами В-2 было применено ЭМИ-оружие (авиабомба с направленным электромагнитным импульсом) для вывода из строя средств РЭР, систем наблюдения и связи.

Тактическая авиация (ТА) ОВВС НАТО выполняла до 100 боевых вылетов в сутки с 25 авиабаз Западной и Центральной Европы. За 30 суток боевых действий ТА совершила с авиабаз Италии и ФРГ более 2700 самолетовылетов для нанесения ударов по объектам на территории СРЮ, за кампанию - около 13500.

Вариант боевого применения ударной группы ТА ВВС США, который характерен в целом и для действий ТА других стран НАТО.

После вылета с авиабазы Авиано (Италия) ударная группа в составе 6 F-16 (ударные), 2 F-16 (истребители прикрытия) и ЕС-130Е (ВКП) производила дозаправку топливом в воздухе и под прикрытием береговых и корабельных систем ПВО совершала перелет над Адриатическим морем в район выполнения боевого задания. Непосредственно в районе при нанесении ударов самолеты действовали парами, последовательно атакуя цели на территории Югославии. После нанесения первых ударов каждая пара самолетов последовательно производила дозаправку в воздухе и наносила повторный удар. Каждая пара F-16 атаковала по две цели (всего шесть).

Общее управление самолетами F-16 осуществлялось ВКП ЕС-130Е, доразведку наземных целей производил самолет радиолокационной разведки Е-8С "Джистарс", а непосредственное наведение на цели ударных пар было возложено на пару самолетов ОА-10 (с авиабазы Джоя). Истребителями прикрытия управляли 1-2 самолета ДРЛОиУ Е-3А системы "Авакс-НАТО".


В ходе ведения боевых действий (в мае) истребителями

F-117A ВВС США были трижды применены так называемые «графитовые бомбы», относящиеся к оружию нелетального действия и представляющие собой авиабомбы кассетного типа CBU-94. В качестве боевого элемента кассет в них использовались нити из графитового волокна, которые, попадая на линии электропередач, приводили к короткому замыканию системы электроснабжения.

При подавлении радиоэлектронных систем СРЮ с самолетов F/A-18C и ЕА-6В было выпущено 147 ракет «Харм» AGM-88 или 47% от всех использованных авиацией союзников ракет этого типа. Палубные истребители F-14А обеспечивали лазерное целеуказание при нанесении штурмовых ударов самолетами ВВС США А-10А и участвовали в прикрытии почти 50% воздушных атак.

В целом в ходе операции авиацией ВМС было совершено, как сообщалось, более 3100 боевых вылетов. Особый вклад внесли самолеты радиотехнической разведки и РЭБ, которые обеспечили ведение радиоэлектронной борьбы в интересах объединенных ВВС. Ранее для этих целей (в операциях в Ираке) дополнительно использовались самолеты РЭБ EF-111, однако летом 1998 года, при распределении бюджетных средств, Пентагон принял решение снять их с вооружения. Поэтому основная нагрузка легла на самолеты ЕА-6В авиации флота и морской пехоты США. Только при обеспечении ударов стратегических бомбардировщиков В-2А «Спирит» они использовались для подавления югославской ПВО более 50 раз.

Другой особенностью стало применение палубных самолетов ДРЛО Е-2С «Хокай» с борта авм «Теодор Рузвельт» в качестве воздушных центров управления боевыми действиями авиации.

Впервые в условиях конфликта авианосной авиацией ВМС США были использованы управляемые авиационные кассеты AGM-154, принятые на вооружение всего год назад. В апреле первые 20 таких кассет были в обстановке повышенной секретности переброшены по воздуху из США на итальянскую авиабазу Авиано, а оттуда - на авианосец «Теодор Рузвельт». Именно с него взлетали самолеты F/A-18C «Хорнет», которые и применили их для нанесения ударов по объектам в Сербии.

6 апреля 1999 г. ("Д-13") в зону Балканского вооруженного конфликта прибыл авм "Рузвельт" ВМС США с 8-м авиакрылом на борту (всего 79 боевых самолетов и вертолетов, в том числе: 24 истребителя-штурмовика F/A-18 "Хорнет", 28 истребителей

F-14 “Томкет”, четыре самолета РЭБ EA-6B "Проулер", пять самолетов ДРЛО E-2C "Хокай", восемь самолетов контроля морской обстановки S-3B “Викинг”, два самолета РЭР ES-3А "Шэдоу" и восемь вертолетов “Си Хок” SH-60).

Первый боевой вылет для нанесения ударов по объектам в автономном крае Косово палубная авиация совершила в период с 20.30 по 21.30 8 апреля. В состав ударной группы входили 14 самолетов: шесть F/A-18, два F-14, два EA-6B и четыре S-3B. Интенсивное применение палубной авиации с борта авм "Рузвельт" началось с 10 апреля. Всего за 17 суток боевых действий (6-23 апреля) самолеты палубной авиации участвовали в нанесении не менее 26 групповых ударов (более 500 вылетов) по объектам в Косово. В состав ударных групп назначались до 20-35 машин (из них 15-19 F/A-18 “Хорнет”, 7-10 F-14 “Томкет”, 2-4 ЕА-6В “Проулер”, 2 Е-2С “Хокай”). Удары по наземным целям палубная авиация наносила в составе звеньев по три - четыре машины. Для каждого ударного звена назначались одна основная и две запасных цели.

13 и 14 апреля палубная авиация применялась ограниченно, а 16 апреля не применялась в связи с ухудшением гидрометеоусловий в районе боевого маневрирования (море до 5 баллов, ветер 22-24 м/сек, низкая облачность).

За два 30-суточных периода самолеты палубной авиации участвовали в нанесении не менее 90 групповых ударов по объектам в Косово, совершив более 3100 самолето-вылетов.


Особенности применения палубной авиации:

1. Объекты ударов располагались только в южной части территории СРЮ, в том числе на территории автономном крае Косово.

2. Ударные группы действовали в районе боевого применения самостоятельно, в специально выделенные интервалы времени. Тактическая авиация ОВВС НАТО в это время не применялась.

3. Окончательное распределение целей, выдача целеуказания и контроль результатов ударов по малоразмерным подвижным целям осуществлялись самолетом радиолокационной разведки Е-8А системы "Джистарс" через палубные самолеты ДРЛО Е-2С "Хокай".

4. Дозаправка в воздухе осуществлялась после выполнения боевой задачи на перелете из района боевого применения от самолетов-заправщиков KC-135, которые действовали с авиабазы Сигонелла, о.Сицилия, Италия (одновременно до 3-4 машин). Район дозаправки находился оценочно в районе 30-50 миль юго-западнее о.Корфу. На случай поражения зенитными средствами в целях безопасности полета самолеты выполняли боевые задачи с минимально необходимым запасом топлива. Поэтому запасы топлива, необходимые для нахождения в районе ожидания в ходе посадки на палубу ночью, пополнялись на обратном перелете.

Палубная авиация авм "Фош" ВМС Франции (14 штурмовиков "Супер Этандар" и четыре разведчика "Этандар" IVР) использовалась в светлое время суток, совершила в течение 30 суток около 270 самолето-вылетов. При нанесении ударов по объектам на территории СРЮ штурмовики применяли в основном 250кг бомбы. В течение всех 30 суток боевых действий район маневрирования (30х20 миль) авианосца располагался в южной части Адриатического моря за пределами дальности стрельбы ракетных батарей береговых частей ВМС СРЮ.

Легкий авианосец "Инвинсибл" ВМС Великобритании прибыл в район конфликта 15 апреля («Д-22»). 17 апреля истребители-штурмовики "Си Харриер" (семь единиц) приступили к выполнению боевых задач в качестве боевых воздушных патрулей для прикрытия ударной авиации ВВС Великобритании, действующей с авиабаз в южной Италии. За пять суток боевых действий самолеты совершили до 30 боевых вылетов, а за 30 суток участия - до 150 боевых вылетов.

Палубная авиация легкого авианосца "Дж.Гарибальди" ВМС Италии применялась эпизодически только в качестве истребителей ПВО для прикрытия территории Италии.

Впервые в боевых действиях применялись модернизированные самолеты Р-3С «Орион» базовой патрульной авиации ВМС США. Впервые самолеты Р-3С «Орион» применялись для нанесения ударов по наземным объектам с использованием крылатых ракет общего назначения (РОН) «Слэм» AGM-84. Было применено 14 РОН по наземным малоразмерным объектам: мобильные ПУ ЗРК ПВО СРЮ. При обнаружении мобильных ПУ ЗРК пост планирования центра управления воздушными операциями (ЦУВО) 5 ОТАК обеспечивал немедленную передачу их координат на ближайший к целям самолет Р-3С «Орион» с РОН «Слэм».

Высокая эффективность применения РОН «Слэм» самолетами «Орион» была обусловлена:

- возможностью продолжительного барражирования в районах пуска РОН «Слэм»;

- возможностью гибкого перенацеливания оружия на вновь выявленные объекты удара;

- резким сокращением времени от момента выявления цели и передачи целеуказания до пуска и подлета КР к цели.

КРМБ «Томагавк» продемонстрировали высокую эффективность и точность поражения объектов ПВО, пунктов управления и других целей (ими была уничтожена РЛС в районе аэропорта Приштины). По данным американской военной периодики, за первые три недели боевых действий было израсходовано более 100 КРМБ (TLAM) последней модификации «Блок З» и около 30 КР класса «воздух-земля» (CALCM) ВВС.

Судя по характеру поражения крылатыми ракетами многих военных объектов в Югославии, у командования НАТО возникали проблемы с подготовкой цифровых карт соответствующих районов местности. Запускаемые КРМБ наводились на цели зачастую только по сигналам космической радионавигационной системы Навстар без использования системы коррекции траектории по цифровым картам местности «Диджисмек-2А» (DSMAC), которой оборудованы ракеты последней модификации «Блок 3», и, следовательно, имели большее КВО.

КРМБ применялись кораблями из состава КУГ ВМС США, состав которых в течение всей операции был переменным - от трех до пяти единиц и атомными подводными лодками ВМС США и Великобритании (от двух до четырех пла в течение операции). Боезапас КРМБ на носителях до начала и в первые 10 суток военных действий составлял до 240 единиц (50-70% от полного), при этом на американских пла боекомплект КРМБ был увеличенным (до 16 или 28 в зависимости от модификации пла т.«Лос-Анджелес» - наличия вертикальных ПУ). С прибытием в район конфликта АУГ (авм «Т.Рузвельт», не исключено, корабли из ее состава имели полный боекомплект КРМБ «Томагавк» (кр УРО т. «Тикондерога» - 122 КРМБ, эм УРО т.«О.Берк» - 90, эм т.«Спрюенс» - 61).

Всего в зоне конфликта было развернуто 14 носителей КРМБ, в том числе девять надводных кораблей и пять пла с оценочным боекомплектом свыше 880 КР (без учета его пополнения). Всего применено более 500 КРМБ, из них до 20% в ВНО. В систематических боевых действиях ежесуточно применялось в среднем от четырех до восьми КРМБ модификаций «Блок 3» и «Блок 4» (дальность до 1500 км) с коррекцией полета по СНС «Навстар».

Основными объектами поражения КРМБ являлись стационарные КП и УС, объекты ПВО (РЛС, ЗРК), склады боеприпасов и объекты инфраструктуры (мосты, трансформаторные подстанции).

Применение КРМБ в условиях полного отсутствия противодействия со стороны ВМС СРЮ осуществлялось из районов огневых позиций (для нк - районы радиусом 5-10 миль), максимально приближенных к береговой черте (до 120 - 150 км) на дальность до 400-1000 км. Время подлета КРМБ к цели - до 70 минут. Ввод координат целей осуществлялся непосредственно на носителях по автоматизированным каналам системы управления и связи. Полетное задание до подавления системы ПВО СРЮ предусматривало обход районов расположения зенитной артиллерии и ЗРК. Пуск КРМБ носителем осуществлялся в залпе с интервалом около 20 секунд.

Таким образом, в очередной раз США и их союзники продемонстрировали игнорирование интересов мирового сообщества. Вопросам организации ПВО Югославии, выводам и урокам операции "Объединенная сила" будет посвящена следующая статья.

кандидат военных наук
Капитан 1 ранга В.Степанов
http://www.gazeta.navy.ru/no140701/st02.htm



ЮГОСЛАВИЯ - 99: УРОКИ И ВЫВОДЫ


В первой части статьи ( было рассмотрено содержание "Гардемарин" от 21.06.2001 г. ) 78 суточной операции "Объединенная сила" НАТО против Югославии. Сегодня речь пойдёт об организации противовоздушной обороны Югославии.


МиГ, "Печора" и другие-

Противостоять авиационной агрессии в Югославии могли Военно-воздушные Силы и войска ПВО, которые организационно стоят из 2-х корпусов: корпус ПВО, на вооружении которого находятся истребители, РЛС и зенитно-ракетные комплексы, и собственно авиационный корпус, вооруженный только самолетами и вертолетами.

Корпус ПВО, кроме перехватчиков МиГ-29 и МиГ-21бис, имеет на вооружении различные зенитно-ракетные комплексы. Эти комплексы защищают основные стратегически важные объекты, а также Белград - столицу Югославии. Основу ПВО страны составляют 14 дивизионов (около 60 пусковых установок) ЗРК С-125М "Печора” (экспортный вариант советского комплекса “Нева-М”).

ЗРК С-75 “Двина” - “старший брат” 125-го комплекса также поставлялся в Югославию. С-75 очень хорошо отличился во Вьетнаме, где (только по американским данным) с его помощью было сбито более 150 самолетов, в том числе и В-52. Также имеется некоторое количество комплексов дальнего действия С-200ВЭ “Вега-Э”. В 1982 г. “двухсотка” с советским расчетом, базирующаяся в Сирии, сбила американский палубный самолет ДРЛО Е-2С “Хокай” израильских ВВС. Израильтяне, полностью уверенные в своей безопасности, патрулировали над морем, осуществляя координацию и наведение истребителей, громивших Ливан. Наш расчет уничтожил цель на дальности около 170 км, что по тем временам представлялось почти невероятным.

Основу ПВО сухопутных войск составляют 4 зенитно-ракетных полка и 11 (по некоторым сведениям - 15) зенитно-артиллерийских полков. Ракетные полки вооружены комплексами средней дальности “Бук” 9К37, “Квадрат” 2К12 (экспортная модификация советского “Куба”), комплексами малой дальности “Стрела-1” 9К31 (113 ЗРК), “Стрела-10М” 9К35М (17 ЗРК) и переносными комплексами “Стрела-2” 9К32/”Стрела-2М” 9К32М, “Стрела-3” 9К34 и “Игла-1” 9К310 (850 ПЗРК).

Основную мощь ПВО армии составляют около 70 ЗРК “Квадрат” 2К12. Это довольно старая (принята на вооружение в 1966 г.) система, но она обладает неплохой эффективностью даже против современных самолетов. “Квадрат” показал себя с самой лучшей стороны во время арабо-израильских войн, а также во время войны в Боснии. В частности, ракетой 9М9 этого комплекса был в 1995 г. Сбит F-16 капитана американских ВВС Скотта О`Грэди. В начале октября 1998 г. три дивизиона “Квадратов” были размещены в Косово, в Приштине, в Дьяковице и к востоку от Глоговач. По западным данным, в октябре 1998 г. Россия в нарушение эмбарго поставила в Югославию новые боевые части, взрыватели и головки самонаведения для комплексов 2К12. Кроме того, в ЮНА поступили тепловизионные и телевизионные системы слежения, лазерные дальномеры и РЛС. Если это так, то югославы могут при незначительных затратах модернизировать эти системы до необходимого сейчас уровня. На настоящий момент “Квадрат” с ракетами 9М9МЗ может сбивать самолеты и вертолеты на дальностях от 3,7 до 24 км и высотах от 50 до 12000 м. Скорость полета ракеты 2,8М, вес боевой части 59 кг.

Комплекс “Бук” создавался для замены ЗРК “Куб” в ПВО мотострелковых и танковых дивизий. При сохранении подвижности своего предшественника, он обладал лучшими характеристиками. Самоходная огневая установка (СОУ) 9А310М1 несла 4 ракеты 9М37М1 (для сравнения боевая машина 2П25 комплекса “Куб”/ “Квадрат” несла 3 ракеты), в комплексе появились транспортно-заряжающие машины (ТЗМ) 9А39М1, созданные на той же базе, что и СОУ. ТЗМ могут перевозить 2 боекомплекта (8 ракет, в то время как ТЗМ 2Т7 комплекса “Куб” на шасси ЗиЛ-131 перевозит 3 ракеты - т.е. один боекомплект), а также при работе в паре с СОУ может вести стрельбу. Максимальная дальность стрельбы комплекса составляет 35 км, высоты поражения от 15 до 22000 м. Максимальная скорость поражаемой цели 830 м/с. По западным данным, в Югославию был поставлен модернизированный вариант комплекса - “Бук-М1” 9К37М1, характеристики которого и были приведены.

Для ближней ПВО мобильных частей и подразделений на вооружении Югославской народной армии (ЮНА) стоят комплексы “Стрела-1” 9К31. Это был первый мобильный советский комплекс ближнего действия. Дальность стрельбы составляла 600-8000 м, высоты поражения 15-4000 м. Ракета имеет инфракрасную ГСН, поэтому комплекс может работать в абсолютно пассивном режиме, что обеспечивает повышенную скрытность. Дальнейшим развитием ЗРК “Стрела-1” стал комплекс “Стрела-10СВ” 9К35, принятый на вооружение Советской Армии в 1976 г. В ЮНА используется его модификация “Стрела-10М” 9К35М, созданная тремя годами позже. В задней части машины располагается дополнительный боекомплект из 4 ракет. Дальности поражения составляют 800-5000 м, высоты поражения - 25-3500 м. Некоторое количество машин комплекса “Стрела-10М” было модернизировано в Югославии.

Кроме подвижных комплексов, на вооружении Югославской армии находится большое количество переносных зенитных ракетных комплексов советского производства: “Стрела-2” 9К32/ “Стрела-2М” 9К32М, “Стрела-3” 9К34 и “Игла-1” 9К310. В Югославии модернизировали ПЗРК “Стрела-2” и “Стрела-2М”.

В войсках используются ЗСУ трех типов: югославская BOV-3, BOV-30 (М-53/59) чехословацкого производства (266 ЗСУ) и ЗСУ-57-2 советской постройки (54 ЗСУ).

Современных средств РЭБ, обнаружения и поражения низколетящих целей Югославия не имела. Накануне агрессии командование ПВО предприняло комплекс мер по подготовке сил и средств, направленный на их максимальное сохранение:

- перевод сил и средств в повышенные степени боевой готовности;

- смена позиций дивизионами ЗРК через каждые 2-5 суток;

- рассредоточение авиации (запасные аэродромы, участки автомагистралей).

С началом агрессии активные средства и системы ПВО использовались минимально, что явилось неожиданностью для командования НАТО. Заблаговременное обнаружение, определение местонахождения СВН противника осуществлялось автоматизированными комплексами РТР на глубину до 450 км, что обеспечивало достаточно времени для подготовки к отражению ударов с применением мобильных ЗРК способом “из засады”.

Истребительная авиация применялась ограниченно, в основном для перехвата СВН противника, группами по 2-4 машины. Их подъем в реальном масштабе времени обнаруживался самолетами ДРЛОиУ системы “Авакс-НАТО”, которые выводили свои истребители ПВО на дистанцию до 75 км для беспрепятственного применения УР АМRAAM по югославским самолетам.

В ходе систематических боевых действий наибольший ущерб был нанесен стационарным объектам югославской ПВО: КП, ПУ, аэродромам, стационарным РЛС. Вследствие этого части и подразделения ПВО начали действовать децентрализованно в своих зонах (секторах) ответственности, что существенно снизило эффективность их боевого применения.

Большую роль в снижении эффективности ударов СВН сыграл комплекс мероприятий оперативной маскировки, что в значительной степени позволило сохранить боеспособность подразделений ПВО в течение всей агрессии. При этом командование НАТО вынуждено было многократно повторять авиационно-ракетные удары по одним и тем же объектам. Мероприятия по скрытию данных о потерях ВВС и ПВО не позволяли командованию НАТО своевременно принимать однозначные решения о переходе к следующим этапам операции “Эллайд форс”.

В целом, система ПВО СРЮ, имея на вооружении в основном устаревшую технику, испытывая недостаток в материальных ресурсах, благодаря грамотным действиям командования и высокой выучке личного состава, обеспечила минимальный уровень потерь личного состава и боеспособность войск в течение всего периода отражения агрессии.


Уроки и Выводы

Агрессия США и других государств НАТО против Югославии - прецедент силового вмешательства без решения СБ ООН во внутренние дела практически любого государства мира. Воздушная кампания против СРЮ стала “моделью будущих военных операций НАТО” для силового обеспечения политических и экономических интересов блока в любом районе земного шара. Она подтвердила способность США и НАТО наносить высокоточными средствами воздушного нападения в не ядерном снаряжении неприемлемый ущерб любой стране мира и тем самым утверждать право на установление угодного им нового мирового порядка. Югославия стала полигоном для испытания высокоточного и информационного оружия США и практической отработки концепций ВМС “Мощь с моря в передовых районах” и концепции ВВС “Глобальная мощь, глобальная досягаемость”.

1. Операция “Эллайд форс” еще раз подтвердила:

- основным вариантом развязывания и ведения военных действий ОВС НАТО) остается воздушная наступательная операция, которая, как правило, начинается в ночное время;

- главным средством боевого воздействия на противника в вооруженных конфликтах различной интенсивности начала ХХI века будет являться высокоточное оружие, в том числе крылатые ракеты морского и воздушного базирования, управляемые ракеты класса “воздух-поверхность” и “воздух-воздух”, УАБ с лазерной системой наведения и системой коррекции траектории полета по глобальной СРНС “Навстар”. Высокоточное оружие превратилось в конце ХХ века в средство нанесения “точечных” ударов, что позволяет свести до минимума потери среди гражданского населения. Однако, наиболее слабым звеном большинства видов ВТО по-прежнему остается низкая помехозащищенность СРНС “Навстар”.

2. Опыт боевого применения КРМБ “Томагавк” ВМС США в 90-х годах, в том числе в ходе операции “Эллайд форс”, свидетельствует об их высокой эффективности при нанесении ударов по береговым объектам практически в любых погодных условиях.

3. Реализация программы модернизации самолетов БПА P-3C “Орион” (AIP) позволяет увеличить дальность обнаружения целей, эффективно вести разведку в прибрежных водах, распознавать малоразмерные цели с высокой достоверностью в различных условиях обстановки и передавать разведывательную информацию в реальном масштабе времени на КП, уничтожать малоразмерные надводные и наземные цели бортовым оружием - РОН “Мейверик” и “Слэм”. По мнению командования ВМС США положительные результаты первого боевого применения разведывательно-ударного комплекса на базе усовершенствованного самолета Р-3С “Орион” может существенно повлиять на развитие тактики применения авиации ВМС в локальных конфликтах.

4. Решающую роль в успешном проведении операции в первую очередь сыграли:

- высокоэффективная разведка;

- своевременное применение средств РЭБ, в том числе огневого поражения, для подавления системы ПВО СРЮ;

- высокоточное оружие ОВМС и ОВВС НАТО;

- проведение психологических операций и мероприятий информационнойборьбы;

- высококвалифицированный профессионально подготовленный личный состав.

5. Переоценка своих разведывательных возможностей и ударной мощи, недооценка командованием ОВС НАТО уровня боевой готовности сил и средств, качества подготовки личного состава войск ПВО СРЮ, возможностей противника по проведению мероприятий оперативной маскировки, привели к значительным материальным издержкам в ходе операции “Эллайд форс”.

6. В Югославском конфликте участвовала крупная группировка ВВС и ВМС, было задействовано огромное количество самолетов и крылатых ракет, совершенствовались формы и способы боевых действий, применялось новейшее вооружение.

В действиях авиации НАТО обращает на себя внимание, во-первых, быстрое наращивание численности авиационной группировки при относительно малом ее первоначальном составе. Так, если в состав группировки авиации к началу операции “Буря в пустыне” (1991г.) входило 2300 самолетов, то в Югославии было привлечено только 370. Зато беспрецедентной стала динамика усиления группировки, которое продолжалось в ходе всей операции. Уже через месяц после ее начала численность самолетов увеличилась в 1.5, а к концу операции - более чем в 2.5 раза. Эти цифры говорят как о росте эффективности авиационного оружия, позволяющего начать операцию относительно небольшими силами, так и о повышении маневренности авиации.

Развертывание и усиление группировки было тщательно спланировано, организовано и обеспечено всем необходимым. Во-вторых, следует отметить более масштабную координацию совместных действий разнородных сил авиации, базирующихся на обширных территориях и наносящих удары по объектам в тесной взаимосвязи. В массированных ударах участвовали тактические истребители, дислоцирующиеся как в непосредственной близости от Югославии (итальянская авиабаза Авиано), так и на больших удалениях (авиабазы Германии, Турции). В оперативно-тактическое построение авиации органично вписались и стратегические бомбардировщики В-52Н, В-1В и В-2А, взлетавшие с авиабаз Англии и Североамериканского континента. Командованию НАТО удалось так-же в какой-то мере согласовать действия авиации и обеспечить синхронное управление ею с различных командных пунктов в так называемых звездных ударах (преимущественно на Белград), которые выполнялись одновременно с четырех направлений (через воздушное пространство Венгрии, Хорватии, Боснии и со стороны Адриатического моря).

В-третьих, ярко обозначилась тенденция последовательного поражения групп однотипных объектов, которые, исходя из целей операции, становились первоочередными в конкретный период ее проведения. Такими объектами стали вначале силы и средства югославской ПВО, затем автомобильные и железнодорожные мосты через Дунай и другие реки, позже нефтеперерабатывающие заводы, нефтехранилища, также войска, ведущие бои с албанскими сепаратистами в Косово.

В-четвертых, несомненный интерес в военно-техническом аспекте представляет применение в операции новых средств воздушного нападения, боевые свойства которых коренным образом отличаются от традиционных. В действиях авиации НАТО наряду с уже известными малозаметными самолетами F-117A впервые приняли участие малозаметные стратегические бомбардировщики В-2А, испытывалось принципиально новое радиоэлектронное оружие для нарушения работы компьютеров, радиостанций и так называемые графитовые бомбы, которые при первом же применении вывели из строя на несколько часов две трети энергосистемы Сербии. Особое место заняло высокоточное оружие (ВТО), которое использовалось американцами и раньше во Вьетнаме и Ираке, но только в Югославии его применение приняло глобальные масштабы (примерно 70% всех авиационных средств поражения относилось к высокоточным). Ничего подобного в мировой практике до сих пор не было.

В целом командование ВВС НАТО сумело заблаговременно изучить ТВД, скрупулезно спланировать объекты ударов и, составив каталог целей, распределить их между авиацией и кораблями с крылатыми ракетами.

7. Рассматривая действия ПВО и ВВС Югославии, во-первых, следует отметить их высокую способность длительно функционировать при подавляющем превосходстве агрессора, а также мужество и стойкость личного состава. Не имея достаточных сил и средств для проведения воздушной оборонительной операции и борьбы за господство в воздухе, югославская сторона сосредоточила усилия на прикрытии наиболее важных объектов тыла страны, войск в Косово и маскировке сил и средств ПВО, что позволило избежать их разгрома.

Во-вторых, получили дальнейшее развитие способы сохранения живучести наземных средств ПВО в условиях радиоэлектронных помех и огневого воздействия противника. Чтобы сократить потери в личном составе и технике, боевые расчеты стационарных ЗРК использовали свои РЛС короткое время, включая их по мере необходимости. Расчеты мобильных войсковых комплексов “Куб” освоили скрытный маневр при постоянном перемещении с позиции на позицию и стрельбу “из засад”. Широкое применение нашли зенитные средства малой дальности, ведущие огонь по визуально видимым целям, что вынуждало авиацию НАТО действовать на высотах не ниже 3000 м. Все эти тактические новшества позволили системе ПВО не только выжить, но и продолжительное время сохранять боеспособность.

В-третьих, нужно признать, что результативность действий югославской истребительной авиации оказалась ниже, чем у наземных сил ПВО, что объясняется ее малочисленностью (82 устаревающих истребителя МиГ-21 и 15 более современных МиГ-29) и большими потерями в первые дни операции (20% МиГ-21 и 62% МиГ-29). Самолеты МиГ-21 мало приспособлены для дальних воздушных боев с тактическими истребителями F-15 и F-16, вооруженными ракетами средней дальности (до 80 км), и поражались раньше, чем могли обнаружить противника. Несколько лучше обстояло дело с истребителями МиГ-29, но и они не смогли сыграть заметной роли в прикрытии войск и объектов тыла. В этих условиях настоящей сенсацией стало уничтожение югославскими истребителями самолета “невидимки” F-117A Љ гордости военно-промышленного комплекса США.

Безусловно, в деятельности югославской стороны можно отметить и недостатки. Так, заблаговременно не была создана сеть ложных аэродромов и объектов ПВО, запасных командных пунктов (КП), не проведены в должной мере другие мероприятия оперативной маскировки, не отлажено взаимодействие авиации с вой сками.

В частности, не создавалось, даже на короткие сроки, превосходство или хотя бы равенство сил с противником на решающем направлении, не наносились удары по кораблям с ракетами “Томагавк” и ближайшей авиабазе НАТО (Авиано), которые находились в пределах досягаемости истребителей-бомбардировщиков и самолетов МиГ-29, не использовались в достаточной степени все виды разведки.

Таким образом, этой статьей заканчивается публикация серии статей о локальных войнах и конфликтах ХХ века. Хотелось бы получить отклики читателей на опубликованные статьи и пожелания о необходимости продолжения этой тематики.

Капитан 1 ранга В.СТЕПАНОВ,
кандидат военных наук.