ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

СТР. 24: ВЯЧЕСЛАВ ТЕТЕКИН "КТО И ДЛЯ ЧЕГО ОСВОБОЖДАЕТ КОСОВСКИХ АЛБАНЦЕВ?"


Содержание страницы:

  • Вячеслав Тетекин "КТО И ДЛЯ ЧЕГО ОСВОБОЖДАЕТ КОСОВСКИХ АЛБАНЦЕВ?"

  • Владимир Максименко "УРОКИ КОСОВА"

  • "ВОЙНА ПРОТИВ МЕРТВЫХ"

  • Андрей Шестаков "ГЕНОЦИД СЕРБСКОГО НАСЕЛЕНИЯ КОСОВО И МЕТОХИИ ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ"

  • "ЖЕРТВЫ ГУМАНИТАРИЗМА"

  • Небойша Малич "«Нижайше Ваш...». Сербский президент пишет императору"

  • Вячеслав ТЕТЕКИН "Перекройка карты Балкан продолжается. Выборы в Косово"



КТО И ДЛЯ ЧЕГО ОСВОБОЖДАЕТ КОСОВСКИХ АЛБАНЦЕВ?


Постепенно вскрываются внутренние, неизвестные раньше пружины конфликта в Косово, повлекшего за собой агрессию НАТО против Югославии в марте - июне 1999 года. Это касается, прежде всего, организаций и личностей, раздувавших этот конфликт, а также способов финансирования их деятельности.

Интервенцию НАТО против Югославии спровоцировала "Освободительная армия Косова", изображавшаяся стараниями западных СМИ, как освободительное движение, борющееся за права албанцев в Косове. На деле это изначально была террористическая организация, о чем западные правительства и их спецслужбы знали еще в середине 90-х годов. В феврале 1998 года Роберт Гелбард, специальный посланник США в Боснии заявил: "Мы решительно осуждаем террористические действия в Косово. Не вызывает сомнений, что ОАК является террористической организацией".

В документе, подготовленном Госдепартаментом США в декабре 1998 года, отмечалось, что "ОАК запугивает и похищает каждого, кто обращается в полицию. Представители ОАК угрожают убивать крестьян или сжигать их дома, если они откажутся вступить в ОАК". И, тем не менее, именно ОАК был выдвинут американцами и их союзниками в качестве единственного представителя косовских албанцев на переговорах в Рамбуйе. Так террористы, борьба против которых изображалась одной из стратегических целей Запада, стремительно превратились в политических партнеров западных стран.

И это не случайно, ибо основную роль в создании ОАК играли ЦРУ США и БНД (разведка) ФРГ. По оценке американского эксперта Джона Уайтли задача создания и финансирования ОАК первоначально была поручена БНД, после чего к обучению и снаряжению боевиков ОАК на базах в Албании присоединилось ЦРУ.

Наиболее интересно то, что для раздувания конфликта в Косове американцы использовали и исламские экстремистские организации, включая своего "злейшего врага" Усмана Бен Ладена. По сообщениям западных газет он не только направлял в Косово деньги и наемников, но и посещал Албанию. По оценке английской газеты "Таймс" о проникновении в Косово исламских организаций не только было известно Госдепартаменту США, но и по сути дела это являлось частью тайных операций ЦРУ. Наемники из арабских стран принимали участие в подготовке боевиков ОАК и в боевых действиях на территории Косова.

Специалистам давно, впрочем, известно, что тайные операции ЦРУ во всем мире, в Африке, Латинской Америке всегда совершались с помощью сложного механизма, контролируемой частью которого была международная наркомафия и нелегальная торговля оружием. С молчаливого согласия США и их союзников ОАК опиралась на поддержку организованной преступности. Ведущую роль в финансировании конфликта в Косове играли наркоторговцы, тесно связанные с преступными синдикатами в Албании, Турции и Европейском Союзе. Известно, что именно через ОАК контролируется более половины наркобизнеса в Европе. Механизм финансирования подконтрольных ЦРУ "освободительных движений" через отмывание наркодолларов был отработан еще с 60-х годов, когда ЦРУ вело подрывные операции в Лаосе, затем та же практика использовалась в Никарагуа и особенно широко в Афганистане, когда США "закрывали глаза" на поставки героина через Пакистан. Талибы, как полагают, контролируют не менее 40% мировой торговли героином. И их сложные взаимосвязи с ЦРУ не вызывают сомнений. Этот же источник финансирования был применен для раздувания конфликта в Косове.

Однако еще более поразительным является взаимодействие между "миротворцами" и албанскими террористами. Недавно вскрылась сенсационная подробность. Оказалось, что начальник штаба ОАК и один из руководителей "Корпуса защиты Косова" Ахим Чеку, подозревается Международным трибуналом по бывшей Югославии в совершении военных преступлений в Боснии в 1993 - 1995 годах. Как выяснилось, А.Чеку принимал участие в планировании операции "Шторм", в ходе которой хорватские войска совершали массовые убийства мирных жителей сербской национальности.

Однако это не помешало главе гражданской миссии ООН г-ну Кушнеру назначить А.Чеку на один из ключевых постов во временном административном совете Косова. То есть человек, подозреваемый одним органом ООН в совершении военных преступлений, назначается другим органом ООН на ответственный пост.

Столь же сенсационно выглядят и сообщения, что первый командующий "миротворческим" контингентом в Косово (КФОР) английский генерал Майкл Джексон был в 1972 году участником бойни мирных граждан в городе Дерри в Северной Ирландии, получившей название "Кровавое воскресение". Тогда еще капитан М.Джексон вместе с другими солдатами-парашютистами открыл огонь по безоружным участникам демонстрации протеста против дискриминации католического меньшинства. В ходе этой бойни 26 демонстрантов были убиты или ранены. Все убитые получили пулевые ранения в голову или живот, что говорит о хладнокровном прицельном расстреле людей.

Имя капитана-убийцы постоянно фигурировало в судебных разбирательствах, которые, конечно, замяли. Однако эта бойня никак не помешала карьере г-на Джексона. Наоборот, способность хладнокровно убивать не в бою, а на улицах мирных городов, и не чувствовать угрызений совести была высоко оценена. Он продвигался по службе, а в 1995 году уже генералом он стал командующим "миротворческим" контингентом в Боснии и сделал все для того, чтобы сербы не смогли вернуться в родные места в Боснии и остались беженцами на территории Сербии. Затем он был переведен в Косово, и боснийская модель опять повторилась. Теперь уже в роли командующего КФОР Джексон не сделал ничего, чтобы предотвратить этническую чистку неалбанского населения Косова. Наоборот, при прямом попустительстве Джексона было терроризировано и изгнано сербское население, а уцелевшие православные храмы были разрушены и осквернены всеми мыслимыми и немыслимыми способами уже "под контролем миротворческого контингента". Сотрудничество Джексона и Чеку имеет давнюю историю - генерал Джексон возглавлял "миротворцев" в Боснии именно тогда, когда А.Чеку участвовал в действиях, за которые он преследуется Международным Трибуналом по бывшей Югославии как возможный военный преступник.

Таким образом, говоря о "демократии" в Югославии, США и их союзники посадили в Косово полувоенное правительство, связанное с международной организованной преступностью. Неизбежным исходом будет превращение Косова в мафиозное государство и, возможно, криминализация "миротворческого" контингента и миссии ООН.

Вячеслав Тетекин
http://www.pravoslavie.ru/analit/sobytia/kosovo2.htm



УРОКИ КОСОВА


24 марта - ровно год со дня нападения НАТО на Югославию. Казалось бы, годовщина самой крупномасштабной агрессии конца ХХ века - время подведения итогов. Время оценки тех последствий, которые вызваны чередой актов международного насилия, развязанного вооруженными силами Североатлантического союза на территории Юго-Восточной Европы, на многострадальных Балканах.

Казалось бы. Но в преддверии годовщины 24 марта всё говорит о том, что подводить итог рано. Всё говорит о том, что НАТО - самый могущественный в мире военно-политический союз 19-ти государств, решения которого диктуются не в Брюсселе и вообще не в Европе, изготовился к новому, второму после Косова, прыжку в своём стратегическом продвижении на восток, вглубь континента Евразии. Новым объектом нападения станет Черногория - одна из двух (вместе с Сербией) союзных республик федеративной Югославии.

Почему Черногория? Почему эта маленькая адриатическая республика с ее скудными горными пастбищами, с преобладанием сельского населения, территорией около 14 тыс. км2 и менее чем 500 тысяч жителей помещена сегодня в центр внимания глобальных средств массовой информации, объявлена оплотом демократического движения, стала объектом забот генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона, главнокомандующего вооруженными силами НАТО в Европе Уэсли Кларка и других?

Ответ прост: Черногория имеет, в отличие от Сербии, выход в Адриатику, а через неё - в Средиземноморье, бассейн Черного моря и Атлантику. Побережье республики удобно для морских баз. Именно поэтому она представляет, наряду с Косовым, превосходный плацдарм для базирования НАТОвской армады и осуществления ее геостратегических планов на восточном направлении. Именно поэтому президент Черногории Мило Джуканович, имеющий постоянные контакты с официальными и неофициальными американскими представителями и фактически проводящий курс НАТО, открыто заявляет в последние месяцы о «независимости» Черногории.

Джуканович ввел в Черногории параллельную югославскому динару денежную единицу - немецкую марку, а Германия, в свою очередь, предоставила Джукановичу кредит в 40 миллионов долларов. Осуществляя отнюдь не им выработанный план отделения Черногории, этой суверенной части югославского государства, Джуканович, в обход федеральных югославских властей, распорядился недавно открыть границы с Албанией. Когда, в ответ на это, командование расквартированной в Черногории Второй югославской армии установило на границе рядом с таможенными пунктами военные КПП, на Западе мгновенно, как по команде, заговорили о том, что кровожадный диктатор Милошевич вновь душит демократию и хочет навязать свою волю свободолюбивому черногорскому народу.

Все участники балканской драмы, которая на наших глазах превращается в трагедию, прекрасно понимают: отторгнуть от Югославии и Черногорию - после того, как в июне прошлого года произошла оккупация Косова войсками 5-ти стран НАТО, главных участниц 78-дневной воздушной войны, - означало бы нанести второй и решающий удар, приводящий стратегов НАТО к давно поставленной ими цели развала югославского государства путем расчленения его территории.

Знаковым, как принято говорить, событием в осуществлении планов НАТО по развалу югославской государственности стало убийство 7 февраля в Белграде министра обороны Югославии Павле Булатовича, родом из Черногории.

Джуканович и Булатович, оба черногорцы, были не просто противниками, они олицетворяли два противоположных курса в отношении федеративных структур югославского государства. Булатович был твердым, последовательным сторонником укрепления союзной Югославии. Занимая пост министра обороны страны на протяжении последних семи лет, он возглавлял практические оборонные мероприятия во время воздушной войны 99-го года. Когда 2 июня спецпредставитель президента Б.Ельцина по Югославии В.Черномырдин заключил сделку, известную как «соглашение Беббот - Черномырдин», в результате чего Югославию принудили к миру, югославская армия, покидая Косово, произвела эвакуацию исторического сербского края в обычных походных порядках, непобежденная. Во многом эта была заслуга Павле Булатовича.

Когда в конце прошлого года Джуканович попытался силами черногорской полиции захватить контроль над аэропортом союзного значения в Подгорице, эта попытка была сорвана военно-полицейскими спецподразделениями в Черногории, созданными по инициативе Булатовича и подчиненными ему лично.

Экономист по образованию, Павле Булатович проявил себя на посту министра обороны не только как талантливый военный организатор, но и как серьезный политик, четко видевший перспективу развития военно-политической обстановки на Балканах и в мире.

В конце декабря прошлого года в Белграде прошли переговоры Павле Булатовича и Игоря Сергеева. На их совместной пресс-конференции было отмечено, что «оценки военно-политической ситуации в мире» у министров обороны Югославии и России совпадают. Сообщалось и о состоявшейся между ними «детальной беседе о дальнейшем развитии и о новых моделях военно-экономического и научно-технического сотрудничества в сфере обороны» (как известно, резолюция СБ ООН № 1244 от 10 июня 1999 г. сняла запрет на оказание Югославии военно-технической помощи).

4 февраля, то есть за три дня до убийства югославского министра обороны, выходящая в Москве «Независимая газета» опубликовала его интервью. Выразив желание, «чтобы Россия и сегодня, и в будущем утвердилась на Балканах», Булатович подчеркнул: «с исторической точки зрения Балканы имеют исключительно важное значеие для России»: здесь Россия и «утверждалась как великая держава», и «теряла этот статус». Отмечая, что контингент KFOR и гражданская миссия на Косове «пытаются сегодня осуществить то, чего блок НАТО не добился с помощью самолётов и ракет», Булатович призвал в интервью видеть за этими событиями, как он сказал, «самое главное», а именно: «всё происшедшее и происходящее на Косове и в Метохии является ярким предупреждением России в связи с ситуацией в Чечне. Нельзя забывать, что Соединенные Штаты в своём походе за мировое господство целенаправленно вызывают кризисы и управляют ими».

В этом суть. И сейчас, когда Мило Джуканович встречается в Сараеве с Мадлен Олбрайт, а потом объявляет, что Запад готов помочь Черногории в случае, как он говорит, «агрессии Сербии», когда проходят совместные американо-хорватские воздушные манёвры, а в порт Дубровник на адриатическом побережье Хорватии заходит авианосец «Эйзенхауэр», - всё это, помимо регионального значения имеет, бесспорно, глобальное измерение, будучи связанным с фронтальным наступлением сил «нового мирового порядка».

Существование глобальных аспектов последней балканской войны выделил министр обороны России Игорь Сергеев. «Эта война, - писал он, - ознаменовала собой по существу начало новой эпохи не только в военной, но и во всемирной истории - эпохи открытого военно-силового диктата США по отношению к другим странам».

Эпохальность сдвига заключается в том, что 24 марта 1999 года первыми ракетно-бомбовыми ударами НАТО по Югославии был разрушен международный правопорядок как таковой. В мире после Косова ни Устав ООН, ни какие бы то ни было международные соглашения уже не имеют той силы, что прежде, когда паритет двух сверхдержав выступал санкцией международного права. Мир после Косова выглядит так, что в нем стало возможным безнаказанно взломать суверинитет государства и превратить целую страну в полигон для испытаний новейших образцов высокоточного оружия.

Збигнев Бжезинский называет это «гегемонией нового типа». Он пишет о ней в книге «Большая шахматная доска», прилагая образ «доски» ко всей Евразии. Такой подход полностью совпадает с позицией руководства НАТО, которое рассматривает войну 1999 года на Балканах как прецедент для будущего столетия.

На Западе, в отличие от России, давно и открыто обсуждается тема «глобального управления» и его субъекта - «мирового правительства». Совершенно очевидно, что легализовать деятельность «мирового правительства» по «глобальному управлению» будет возможно лишь тогда, когда последние следы суверенитета последнего национального государства окончательно сотрутся с лица планеты.

С этой точки зрения, Балканы, Кавказ, Средняя Азия - связанные участки единой геополитической дуги. Все происходящее там включено в контекст стратегии «глобализации» и установления «нового мирового порядка». И выясняется одна очень важная связь. Международный терроризм, который показал свое лицо и на Косове, и в Чечне, обнаруживает себя не столько детищем воинствующего ислама, сколько рукотворным созданием стратегов глобализма, инструментом в их руках.

Разумеется, наркотеррористической организации «Освободительная армия Косова», сколько бы ни пестовал ее официальный Запад, никогда не будет позволено создать на Косове албанское государство либо включить Косово в состав «Великой Албании». Албанская государственность нужна стратегам глобализма не больше югославской. Столкновения сербской и албанской общин в городе Косовска-Митровица в феврале этого года послужили именно тому, ради чего они провоцировались: в город были введены еще несколько сот французских, английских и американских солдат, а генерал Кларк заявил, что ему для поддержания порядка на Косове нужно теперь дополнительно 3 батальона, то есть около 2 тысяч человек.

Военное присутствие НАТО на Балканах после того, как альянс получил плацдарм на Косове, будет наращиваться и дальше. 19 марта на территории Косова начались НАТО-вские военные учения «Дайнэмикс риспонс - 2000», которые продлятся около месяца. 24 марта, в годовщину нападения альянса на Югославию, на Косово в зону учений прибывает генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон. В основу учений положен сценарий обострения обстановки, при котором, как говорится в НАТО-вских документах, «Белград проводит наращивание своих войск в Черногории и начинает подготовку к вооруженному вторжению».

А два дня спустя после годовщины начала НАТО-вской войны на Балканах - Россия, исторический союзник сербов, - узнает имя своего нового президента. Что в этих условиях может предпринять новый глава Российского государства?

Убитый очередью из автомата 7 февраля во время ужина в белградском ресторане министр обороны Югославии Павле Булатович считал, что все поисшедшее и происходящее на Косове является ярким предупреждением России в связи с событиями в Чечне. Я не знаю, разделяет ли эту точку зрения новый президент России, хотя очень хочу знать.

Я не знаю также, положат ли на рабочий стол второго президента Российской Федерации книгу, которая издана министерством иностранных дел Союзной Республики Югославия и называется «Преступления НАТО в Югославии. Документальные свидетельства. 24 марта - 10 июля 1999 года.» Но я убежден, что перед тем, как на практике восстанавливать отношения России с НАТО в полном объеме, он должен видеть и читать эту книгу. Я хорошо выбираю модальность своего высказывания: речь идет именно о долге главы российского государства.

В Белую книгу югославского МИДа включены лишь доказательства преступлений военнослужащих НАТО в отношении гражданского населения и гражданских объектов. По интенсивности и военной мощи агрессия против Югославии уступает только второй мировой войне. В агрессии участвовали 1100 самолетов, совершившие свыше 25 тысяч самолето-вылетов: на территорию Югославии было сброшено 25 тысяч тонн взрывчатых веществ. 30 % убитых мирных жителей - это дети. Их доля среди раненых еще больше - 40 % (в основном, из-за применения кассетных бомб). Всё это называют гуманитарной интервенцией в защиту прав человека. Говорят, что это позиция мирового сообщества. Но мирового сообщества нет, например, без Китая, чьи граждане были убиты в Белграде 7 мая прошлого года американской ракетой в результате заранее спланированного преступления - обстрела посольства КНР. Память китайца цепко удерживает этот факт. А память русского? А память русского, который станет, уже стал президентом страны, называемой им великой державой?

Да, в деятельности нового российского президента существуют серьезные ограничители. Они созданы десятилетием правления его предшественника. Главный из этих ограничителей тот, что за 10 лет валовой продукт России приведен к уровню, при котором он теперь в 50 раз меньше валового продукта США, а военный бюджет России сегодня меньше американского в 65 раз.

И тем не менее: у России были, есть и будут (пока есть Россия) национальные интересы на Балканах. 12 июня прошлого года серьезность этих интересов подтвердили бросок русских десантников боснийской бригады в Приштину и встреча, которую оказали им ошеломленные сербы. В тот день все каналы телевидения непрерывно повторяли эти кадры: русские солдаты на бронетранспортерах, входящих в столицу древнего сербского края, в окружении цветов, слез, улыбок, протянутых рук. Я уверен, что новый президент России тоже видел и помнит эти кадры. В них, помимо эмоций и порыва, есть точное выражение того факта, что Россия, несмотря на значительность деяний бывшего спецпредставителя, а ныне депутата В. Черномырдина (которому, кстати, Америка обязана тем, что оккупировала Косово, не потеряв ни одного солдата), - эта полуповерженная Россия еще сохраняет международный авторитет, который, как известно, измеряется не объемом валового продукта.

Недавно депутат В. Черномырдин предложил увеличить численность российского контингента на Косове. Для чего? Нет ответа. 28 марта представитель России сядет за стол переговоров с представителями пяти стран - Членов так называемой «контактной группы», они же пять главных участников агрессии против Югославии. Для чего? Что, помимо обкатанных формул этикета, принесет на эти переговоры русский дипломат и, главное, что он с этих переговоров унесет? Нет ответа.

Но всё это вопросы не к депутатам, не к третьим, не ко вторым лицам. Это вопросы к первому лицу государства. Национальные интересы России на Балканах, как в любой части мира, где они существуют, - начиная с зарубежья, которое мы зовем ближним, - должны быть артикулированы отчетливо и внятно. Любая невнятность здесь не только ущербляет образ нового национального лидера - она впрямую угрожает государственной безопасности.

Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ генерал-полковник Л.Г. Ивашов в интервью газете "Время" 27 марта назвал всё совершенное НАТО в Югославии "великой глупостью". Задумаемся: так ли это?

Косово стало в нашем мире многозначным символом стратегии "нового мирового порядка".

Косово - это мощный удар, разваливающий систему международного права, это дисквалификация организации под названием "Объединенные Нации";

Косово - это ставка на использование этносепаратизма и терроризма как инструментов международной политики;

Косово - это легализация "гуманитарной интервенции" и приемов вооруженной борьбы за расчленение существующих национальных государств;

Косово - это новый этап глобальной информационной войны, которую Запад ведет 24 часа в сутки; в годовщину нападения НАТО на Югославию были опубликованы данные финских экспертов, которые расследовали "убийство в селе Рачак", использованное Вашингтоном и Брюсселем для начала агрессии. Выводы финнов сенсационны: "убийства в Рачаке" не было. Его фальсифицировали, а общественность - по всем правилам информационной войны - бесстыдно одурачили.

Всё это вместе взятое, в плане задачи подорвать во всем мире суверенитет государства и ввести так называемое "глобальное управление" с "мировым правительством" во главе, выглядит не так уж глупо.

Но есть у этой войны еще одна сторона, и здесь я с генералом Л.Г. Ивашовым готов согласиться: да, с точки зрения интересов западной солидарности, 78-дневные бомбардировки государства в юго-восточной части европейского континента были действительно "великой глупостью"; они усугубили противостояние по линии "союз североатлантических держав против Европы". 50-летие Альянса, с помпой отмеченное в Вашингтоне в апреле прошлолго года, и нажим, с каким подчеркивается значение "трансатлантической связи" не в силах отменить капитальнейший геополитический факт нашего времени: с исчезновением в Евразии советской сверхдержавы Атлантика больше не звено связи, а линия расколов в западном мире.

Применение американской авиацией в ходе войны в Европе боеприпасов с сердечниками из обедненного урана, разрушение предприятий химической промышленности и нефтегазового комплекса, выброс в атмосферу многих тонн таких веществ, как хлор, этилен, фенол, двуокись серы, бензопирен, частицы ртути и свинца, поразили не только Югославию, но и сопредельные европейские государства. То же самое относится к попаданию в реки и грунтовые воды огромного количества нефтеподуктов.

Но как бы ни была велика для Европы опасность экологических последствий "гуманитарной интервенции" НАТО на Балканах, к экологии все не сводится. О других аспектах превращения "трансатлантической связи" в разделяющий континенты атлантический ров - в следующем комментарии из цикла "Уроки Косова".

Владимир Максименко
http://www.pravoslavie.ru/analit/global/uroki_kosova5.htm



ВОЙНА ПРОТИВ МЕРТВЫХ


Представленные фотоснимки сделаны главным образом в конце 2001 г. в сербских окрестностях Печи. На них запечатлены оскверненные косовскими албанцами православные кладбища. Эти кадры являются свидетельством систематического уничтожения всего, что есть сербского и христианского на этой территории. Причем все это происходит в настоящее время, после прихода так называемых международных миротворческих сил. Подобные сцены можно увидеть на многих других сербских кладбищах на территории Косово и Метохии.

Помимо полного или частичного разрушения более 100 православных храмов и систематического уничтожения и изгнания сербского населения экстремисты ведут еще и невидимую войну против мертвых, в ходе которой албанские варвары уничтожают и оскверняют сербские кладбища, несмотря на присутствие миротворческих сил во главе с НАТО и миссии ООН.

Все более массовыми становятся случаи варварского выкапывания останков умерших и разбрасывания их по кладбищам. Из многих могил, некоторые из которых видны на снимках, похищены тела покойников и дальнейшая их судьба неизвестна. Нередко останки умерших становятся добычей бродячих собак.

Одним из главных объяснений этого варварства, примеры которого можно встретить не только в Косово, но и на всей территории бывшей Югославии, является намерение экстремистов любой ценой помешать возвращению изгнанного сербского населения в свои разоренные дома. Несмотря на усилия международного сообщества, направленные на возвращение беженцев, местные косовские албанцы твердо настроены препятствовать этому процессу, предусмотренному 1244-й резолюцией Совета безопасности ООН.

Можно себе только представить реакцию беженцев, нашедших останки своих ближних, ставшие добычей собак и других животных. Это безумное кощунство обнаруживает полное отсутствие всяких моральных норм у большой части албанского населения Косово, потому что сегодня подобные злодеяния в большинстве случаев встречают молчаливое равнодушие или согласие с его стороны. С момента окончания бомбардировок НАТО ни со стороны косовских политиков, ни со стороны представителей албанской интеллигенции не было никакого реального сопротивления уничтожению сербских церквей и кладбищ.

Настолько же преступным является и молчание международного сообщества, представители которого бывают якобы чрезвычайно удивлены всякий раз, когда им предоставляются доказательства этих варварских преступлений. Практически все случаи уничтожения и осквернения могил и церквей они оправдывают трагическими последствиями войны. При этом никто не вспоминает о том, что международная миссия ООН в Косово (UMNIK) и миротворческие силы под предводительством НАТО взяли на себя обязательство активно пресекать всякое насилие. В то же время для косовских сербов нынешнее осквернение могил не является чем-то новым. В период существования албанской автономии в Косово на территории этого края отмечено большое количество подобных случаев.

В то время как представители ООН и KFOR в Приштине горделиво заявляют об успехах "молодой косовской демократии", албанские экстремисты безнаказанно продолжают уничтожение на этих территориях последних следов существования сербов и их культуры, превращая этот край с его богатой христианской культурой в исламизированную албанскую территорию.

Одним из проявлений особой ненависти и варварства является превращение могил в мусорные ямы. Грузовики с мусором регулярно высыпают тонны отходов и грязи на разрушенные сербские села и кладбища, отравляя землю и делая ее непригодной для какой-либо жизни. Все это происходит с ведома местных албанских властей, которые ни только не мешают этому вандализму, но и провоцируют местное население всеми возможными способами препятствовать возвращению сербских беженцев. К сожалению, ни UNMIK, ни KFOR пор не сделали ничего конкретного, что бы могло остановить дальнейшее уничтожение заброшенных сербских сел и кладбищ.

Последним изобретением в жестоком репертуаре албанских экстремистов стала установка на сербских кладбищах взрывных устройств и мин-ловушек. Зная, что сербы очень почитают память своих умерших, и опасаясь того, что они могут с помощью KFOR потребовать очистить и оградить кладбища, албанские экстремисты устанавливают среди могил мины. Поэтому сегодня KFOR очень неохотно дает сербам разрешение на посещение кладбищ. Эти случаи характерны для западных районов края, в Метохии. Посещения кладбищ организовать все сложнее.

Таким образом, сербские кладбища постепенно исчезают под грудами мусора и зарастают бурьяном. Война против мертвых в Косово продолжается. Эта бесчеловечная компания еще отчетливее рисует портрет власти, которая сегодня управляет этим краем и недвусмысленно указывает, в каком направлении движется Косово. Непрекращающееся насилие, торговля белыми рабами, контрабанда наркотиков и оружия - все это превратило Косово в пользующийся дурной славой регион, в котором даже мертвые не могут спать спокойно.

Несмотря на заявления мировых политических деятелей, в которых они хвалятся успехами своей миротворческой миссии, Косово, вместо оазиса мира, становится рассадником беспорядка, нестабильности и варварства.










02/04/2002
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/society/voina_mert.htm



ГЕНОЦИД СЕРБСКОГО НАСЕЛЕНИЯ КОСОВО И МЕТОХИИ ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


Парад итальянских нацистов и их албанских союзников

Массовый исход сербского населения с территории Косова и Метохии, уничтожение памятников мировой культуры, убийства, поджоги и этнические чистки, свидетелями которых мы стали на рубеже веков и тысячелетий, свидетельствует о том, что история этого прекрасного и драгоценного для всего христианского мира края вновь погрузилась во тьму насилия и беззакония. С момента размещения на территории края миротворческого контингента международных сил свои дома покинули почти четверть миллиона сербов и представителей другого неалбанского населения. Более 200 тысяч сербов в настоящее время продолжают, в качестве беженцев, оставаться на территории Сербии и Черногории, и перспективы их возвращения весьма сомнительны. Албанские экстремисты практически безнаказанно уничтожают православные храмы и кладбища, а сообщения о нападениях на гражданских лиц, взрывах и захвате имущества стали уже чем-то обыденным.

В происходящем сейчас в Косово и Метохии можно найти и сравнительно недавние исторические аналогии. Одной из таких мрачных страниц истории Косова и Метохии стал период Второй мировой войны, когда с молчаливого согласия и при поддержке оккупационных властей в отношении сербского населения развернулся жестокий террор албанских националистов. Cразу же после поражения и капитуляции Югославии в апреле 1941 года началось выселение сербского элемента в Сербию и Черногорию, физическая ликвидация, уничтожение и захват домов и имущества сербов.

Первыми жертвами террора стали сербские колонисты, переселившиеся в Косово и Метохию после Первой мировой войны. Эта часть сербского населения, начиная с апреля 1941 года, была вынуждена под страхом смерти, бросив все, покидать свои дома и земли. Албанские вооруженные банды, в задачу которых входило выселение неалбанского населения, безнаказанно орудовали повсюду. Активную пропаганду развернули проповедники великоалбанского национализма разжигавшие среди албанского населения ненависть к сербам. Впрочем, эти действия и без того нашли поддержку большой части албанского населения, среди которого были распространены антисербские настроения.

Развернувшийся террор вызвал массовое бегство сербского населения в Сербию и Черногорию. В результате к апрелю 1942 года на южных границах Сербии, оказавшейся в немецкой оккупационной зоне, собралось около 60 тысяч беженцев. 24-25 апреля 1942 года в Косовской Митровице и Рашке состоялась конференция, на которой обсуждалась проблема возвращения сербских беженцев на территорию Косова. На ней называлась цифра в 100 тысяч человек, и ставился вопрос о возвращении 20 тысяч из них. Присутствовали на этой встрече и представители албанских националистов И. Лютви и Б. Болетинац, которые пытались оправдать изгнание сербского населения предшествовавшей политикой югославского правительства. Конференция, впрочем, не принесла никаких положительных результатов. Уже 29 апреля 1942 года немецкому комиссару по вопросам переселенцев было доложено о прибытии в Сербию новых беженцев, среди которых были сербы из Косово.[1]

Политика в отношении сербского населения не только не изменилась, но, напротив, в некоторых районах интенсивность выселения возрастала. В конце июня 1942 года в Косово прибыл председатель марионеточного правительства Албании Мустафа Круя, который на встречах с албанскими лидерами изложил свое видение решения сербского вопроса. В частности он сказал, что считает необходимым "всех сербов старожилов объявить колонистами и в качестве таковых при посредстве албанских и итальянских властей отправить в концентрационные лагеря на территории Албании", а сербских колонистов, но его мнению просто "необходимо убивать".[2] Вслед за этими заявлениями последовали массовые убийства и депортации сербского населения.

В 1945 году канцелярия Священного Синода Сербской Православной Церкви подготовила сокращенное извлечение из документов, свидетельствующих о страданиях сербского населения во время оккупации. В одном из них, в частности, говорится о трагическом положения сербского населения края в первые недели после поражения югославской армии. "Когда сербские солдаты из разбитой югославской армии возвращались домой,- сообщается в документе,- их встречали албанцы, которых никто не разоружал, и которые были вооружены еще лучше за счет разграбленных армейский складов... Сербских военнослужащих грабили и убивали по дороге из засад, а если они успевали добраться до своих сел, то чаще всего находили свои дома пустыми, сожженными и разрушенными. Все это осуществлялось по плану и с невероятной быстротой. На грабеж и изгнание сербов поднялось все албанское население, с помощью многочисленных разбойников, которые раньше из-за уголовных преступлений сбежали в Албанию и сейчас нахлынули обратно... Немцы были совершенно равнодушны по отношению к преследованию и выселению сербов, было видно, что они даже согласны с этим, и только обеспечивали относительный порядок в городах и на главных дорогах. Итальянцы проявляли несколько больше симпатий (по отношению к сербам). Позднее, вследствие неблагоприятного для них хода войны, итальянцы все больше попустительствовали албанцам и сами, особенно в 1942 году, интернировали большое количество сербов".[3]

Далее в документе приводятся перечисление целого ряда преступлений албанцев по отношению к сербскому населению Косова и Метохии как-то: поджоги домов, грабежи, захват имущества, разрушение церковных объектов, избиения, массовые убийства, изнасилования, похищение и захват людей и вымогательство. "Зверства Албанцев по отношению к сербам, - подчеркивается в документе, - особенно албанцев мусульман, превзошли по дикости все, что помнят люди от старины даже в этих краях...".[4]

Страшные свидетельства принадлежат очевидцам этих событий, которым удалось спасти свои жизни. В своей книге "Страдания сербов в Косово и Метохии с 1941 по 1990 гг." епископ Афанасий Евтич, приводит два таких свидетельства. Первое принадлежит священнику Димитрию Шекуларцу, который 20 июля 1941 сообщал следующее: "Приход я оставил потому, что перед этим был ограблен албанцами. Безо всего, я, жена и наши шестеро детей убежали в тот момент, когда я должен был быть убит, а может быть и моя семья, так как погибало большое количество сербов, а женщины и дети подвергались мучениям". Далее отец Димитрий рисует такую картину происходившего в первые недели оккупации: "Наша армия в беспорядке отходила от Качаника и других мест. Жандармерия покидала свои отделения и также уходила. Военнообязанные албанцы бежали из армии, привезли оружие, переоделись, а многие и в военной форме уже в деле - нападают на военнослужащих сербов, жандармов и прочих... Поджигают дома, убивают известных граждан... Слышны пронзительные крики женщин и детей. Вопль за воплем. Помочь никто никому не может. Немецкая армия еще не прибыла, наша в развале. Анархия торжествует. Албанцы немилосердны. Избивают, убивают, грабят. Сербский народ в панике... Мы пытались вести переговоры с их (албанскими - Прим. автора ) руководителями, и первым делом с председателями общин, которые в Югославии пользовались привилегиями... К нашему сожалению и горькой неожиданности, они стали для нас опасней, чем остальные.

Оставляется все имущество и богатство. Бегут женщины, старики, дети, многие босые и плохо одетые. Идут пешком, потому что телег нет - забраны на нужды армии вместе с лошадями и волами. У меня малолетние дети. Самому старшему 11 лет. Один потерял ботинок, другой не может идти, третий просит воды, четвертый хлеба. Настоящий ад. Бежим к Печи. Здесь находим епископа Рашко-Призренского. Он и нас двое священников спасаемся бегством. Идем вместе к командующему немецкими войсками, которые уже прибыли. Просим защиты, так как албанцы и там устраивают резню сербского населения. От немцев получаем ответ, что у них нет достаточно людей, чтобы защитить села, и что они могут гарантировать защиту только для города. Я пытаюсь перебраться через Чакор, но от Печи до Чакора опять орудуют албанцы. Транспортного средства у меня нет. Успеваю вернуться через Косовскую Митровицу в Рашку. Позднее снова возвращаюсь в Дреницу. Сейчас здесь вместо немцев итальянцы. Я объявляюсь. Жалуюсь руководителю членов Косовского комитета. Албанцы узнают. Поэтому сплю в лесу. Идут за мной по следу... Хотят меня убить. Часть жителей вернулась на свои пепелища, но убийства еще продолжаются - теперь по ночам. Моя церковь обезображена, приходской дом разрушен. Обстановка невыносимая. Мне снова с трудом удается перебраться в Рашку, и больше я не возвращаюсь, потому что меня подстерегают албанцы".[5]


Албанская пронацистская демонстрация

А вот свидетельства очевидцев террора в отношении сербского населения в Призрене и его окрестностях студента Бранислава Лесковца и торговца Животы Йовановича: "Сразу после капитуляции частей Югославской армии в Призрен вошли итальянские войска. Насколько мы помним, это произошло 17 апреля 1941 года. Все албанское население Призрена с воодушевлением встретило итальянские части, и по этому мы сразу могли понять, что наше положение в будущем будет очень тяжелым. Приблизительно 20 апреля 1941 года в Призрене был проведен первый арест сербского населения. Схвачено около 20-30 человек, которые до этого все были представителями югославской власти. Все арестованные были заключены в муниципальном здании общины Призрена, где они были избиты прикладами и палками. Я, Бранислав Лесковац, из окна своего дома видел, как во дворе общественного дома заключенных жестоко избивали палками. От двух групп арестованных, спустя несколько дней, было отделено 5 человек, которых расстреляли за городом. Жертвами стали: два брата Марьяновича, студенты юридического факультета, Андрия Фишич, Самарджия и Попович, унтер-офицер жандармерии, имени которого я не помню, и один гончар по прозвищу Коколя... Из этих жертв Коколя и Фишич убиты ножами, потому что перед смертью им выкололи глаза".[6]

В городе происходил захват движимого и недвижимого имущества сербов. Правда, позднее итальянские военные власти стали защищать имущество лиц сербской национальности. Были случаи, когда албанцы выгоняли сербов из их домов. Из сел в окрестностях Призрена в первые месяцы оккупации были изгнаны все сербы-колонисты, а их имущество было захвачено. Одновременно были разрушены все новопостроенные сербские дома. С апреля 1941 года по селам совершались и одиночные убийства сербов старожилов.

В течение 1941 года в Призрене проходило формирование новых албанских органов власти, в организации которых приняло большое количество чиновников прибывших с территории довоенной Албании. Военные власти были в руках итальянской армии. В это время была создана жандармерия, состоявшая первоначально из итальянцев, а через год была образована смешанная албанско-итальянская полиция, в которой албанцы преобладали и имели большое влияние. Верховным контролером новой полиции, носившей название "Квестура", был итальянец. После убийств сербов в 1941 году вплоть до капитуляции Италии в конце 1943 года, жертв среди сербского населения Призрена не было, но аресты и интернирование происходили постоянно.

Что касается арестов и отправки сербов в концентрационные лагеря, то они начались сразу после прихода итальянских войск весной 1941 года. "Их отправляли в Тирану и оттуда в разные лагеря по Албании. Вторая фаза интернирования сербского населения из Призрена началась в марте 1942 года. Тогда было арестовано около 40 человек. Большая часть интернированных вернулась домой после капитуляции итальянской армии, судьба нескольких человек осталась неизвестной. В Призрене отдельные аресты представителей сербской национальности продолжались и далее, особенно интенсивными эти аресты были, когда в город приезжал какой-нибудь бывший функционер из Албании. Так во время приезда Мустафы Кроя, бывшего председателя албанского правительства, в июне 1942 года было схвачено 30 человек, то же происходило и во время приезда секретаря фашистской партии Албании Кол Баб Мирская, который приехал в Призрен вместе с Яко Мони, итальянским королевским наместником Албании, в июле 1942 года. Летом 1942 года произведен новый арест сербов в Призрене и интернирование в Албанию. Арестованные, которые на этот раз находились в тюрьме квестуры в Призрене, располагавшейся в здании католической семинарии, были сильно избиты. Избиения сначала проводились бичами, затем арестованным загоняли иглы под ногти... Издевательства продолжались целых 10 дней. После этого все арестованные были отправлены в Тирану, где оставались до капитуляции Италии..."[7]

"В ноябре 1942 года, - свидетельствуют Лесковац и Йованович, - произошел новый четвертый арест сербов в Призрене. На этот раз было арестовано 25 человек по инициативе и доносу албанских властей. Аресты производились по домам. Все мы были заключены в тюрьме окружного суда в Призрене, где нас держали пять с половиной месяцев, до 31 мая 1943 года. В тюрьме нас всех избивали: Сречко Станковича, торговеца скобяными товарами, били три дня плетями по ступням и спине; гимназиста Веселина Николича связанного бросили вниз по кованой лестнице, затем 14 часов избивали плетьми... Избивали нас и итальянцы, а особенно карабинер-бригадир, которого звали Белкаро.

1 апреля 1943 года нас 25 человек отправили в лагерь Порте Романо на окраине Драча... В лагере было около 900 сербов... В лагере Порто Романо мы оставались до 16 сентября 1943 года. В этот день нас отпустили домой, кроме заключенных из окрестностей Гнилана, которых было около 600 человек. Все заключенные из Гнилана были транспортированы на корабле в Триест. Как мы узнали позднее, судно было потоплено в Адриатическом море, и почти все интернированные погибли ..."[8]

С осени 1943 года развернулась новая волна террора, вызванная тем, что еще летом итальянцы, готовясь к своей капитуляции, начали передавать гражданскую власть в албанские руки. В результате сербы были "полностью предоставлены бешенству албанцев".[9] Террористическая организация "Черная рука" осуществляла меры по запугиванию и устрашению сербского населения. Сербам рассылались письма с требованием срочно покинуть Косово, а непокорных убивали. [10] Еще в 1941 году часть Метохии формально была аннексирована в пользу Албании. После капитуляции Италии албанцы по договору с немцами считали оставшуюся часть Метохии и все Косово "новой Албанией". Представители из Косова и Метохии вошли в единый албанский парламент и правительство в Тиране. Таким образом, нашла свое воплощение идея создания "Великой Албании".

"Когда мы вернулись в Призрен в конце сентября 1943 года, - сообщают все те же свидетели, - то застали там довольно спокойную обстановку. Такое положение для сербского населения ухудшилось, когда на Косово поле прибыл министр внутренних дел Албании Джафер Дева, организовавший в Косово и Метохии новую албанскую жандармерию, члены которой сейчас называются "балистами". 9 декабря 1943 года в Призрене жестоко убит трактирщик Стеван Бачетович, которого члены новой жандармерии вытащили из дома, изрубили и бросили его труп на городскую свалку...

С сентября 1943 года грабежи сербского населения совершались не преставая. В тоже время осуществлялся и шантаж под угрозой убийства. Суммы составляли по несколько сотен албанских наполеондоров... Аресты и избиения также продолжались, особенно в феврале 1944 года ... Обстановка, которую мы застали, покидая Призрен все хуже и хуже для сербского населения. Сейчас в призренской тюрьме находится около 800 человек, в основном торговцев, для которых вероятность выйти из заключения, разумеется, живыми очень мала".[11]

С октября 1943 по март 1944 гг. исход беззащитного сербского населения вновь принимает массовый характер, но после этого, благодаря вмешательству немецких властей, интенсивность переселения несколько ослабла. Дело в том, что складывавшееся положение осложняло для немцев борьбу с народно-освободительным движением и создавало трудности в работе стратегически важных коммуникаций.

Точное число сербских беженцев установить тяжело, но по некоторым данным с мая по апрель 1944 года из итальянской оккупационной зоны выселено свыше 40 тыс. человек, а в 1944 году от немецких военных властей в Приштине, в основном в 1944 году, просило разрешение на переселение 30 тысяч человек. Общее же число сербских беженцев с территории Косова и Метохии за период оккупации, по мнению ряда исследователей составило около 100 тысяч человек. [12]Количество сербов убитых в Косово и Метохии во время оккупации точно не установлено, но число погибших достигает, по-видимому, нескольких десятков тысяч. [13] По некоторым данным только с апреля 1941 по август 1942 гг. албанцами было убито около 10 тысяч сербов.[14]


Убийство православного священника в Девиче

Трагическую судьбу всего сербского народа Косово и Метохии разделили священнослужители и монашествующие Сербской Православной Церкви. Епископ Рашко-Призренский Серафим (Йованович) был интернирован в столицу Албании Тирану, где скончался 13 января 1945 года и был похоронен на военном кладбище. [15] В архиве Рашко-Призренской епархии СПЦ находятся многочисленные списки убитых православных сербов. В числе таких списков владыка Афанасий Евтич приводит в своей книге имена священнослужителей и монашествующих Рашко-Призренской епархии погибших за время Второй мировой войны: "Кроме [уже упомянутых] протоиерея Андрии Поповича из Истока и иеромонаха Никодима из монастыря Гориоч, которых албанцы убили... для устрашения сербского населения в восточном срезе ... [16]были убиты также иеромонах Дамаскин Бошкович, из монастыря Девич (убит самым жестоким образом во второй половине октября 1941 года, его избивали палками и мучили, волокли по камням, а в конце застрелили из ружья); священник Тодор Секулич из Любижды под Призреном скончался от ран полученных при взрыве бомбы подкинутой в Дечанский монастырь албанскими фашистами в октябре 1942 года; священник Крста Попович, убит в 1944 году албанскими балистами; иеромонах Александр Перович, в октябре 1944 убит в Подуево албанской полицией - могила неизвестна; игумен Печской патриархии Иоанн Зечевич, убит в 1944 году балистами в Албании; иеромонах Иоанникий Минович из монастыря Бинча, пропал без вести; священник из Косовской Митровицы Момчило Нешич, арестован немцами и расстрелян в Банице в 1943 году; священники Чедомир Бачанин и Тихомир Попович, расстреляны ровно в полночь 28 ноября 1942 года в тюрьме Косовской Митровицы; монах Герман из монастыря Дечаны интернирован в Албанию и там расстрелян; монах из Дечан Стефан Живкович, убит в селе Зочиште под Великой Хочей 8 января 1945 года. Священник Стайко Попович из Призрена убит 17 апреля 1943 года болгарами в Качанике, а священники Слободан Попович из Джаковицы и Драголюб Куюнджия из Урошевца и Михаил Милошевич из Печи убиты партизанами "как симпатизировавшие четникам". Точно так же партизанами и новыми властями были расстреляны священники Радуле Божович, Тихомир Балшич, Митар Вуйисич и иеромонах Симеон Гойковичиног.[17]

Священники Рашко-Призренской епархии Урош Попович и Лука Попович 21 февраля 1943 года убиты вместе с алтарником во время богослужения мусульманами из Санджака".[18]

Приведенный список свидетельствует о том, что духовенство и монашествующие Сербской Православной Церкви становились не только жертвами албанского террора, но погибали и от рук оккупантов и партизан коммунистов.

Нельзя забывать и о планомерном варварском уничтожении сербского духовного и национального наследия - разрушении православных церквей, монастырей и кладбищ. В числе разрушенных сербских святынь был памятник косовским героям. [19] Страшному разорению в октябре 1941 года подвергся монастырь Девич, так что от монастырского храма и корпусов не осталось камня на камне. "Необходимо упомянуть, - пишет владыка Афанасий Евтич, - разрушенные до основания все церкви во всех населенных пунктах Метохии, которые уже в апреле 1941 года были сожжены, а население убито или изгнано. Многие же другие церкви повреждены, разобраны, осквернены, разграблены". Были сожжены и разрушены церкви в сербских селах: Бистражине, Шеремете, Доньем Ратише, Пацае, Неце, Поношевце, Раставице, Брняче, Чикатове и Корише. Албанцы ограбили и пытались сжечь церкви: в Витомирице под Печью, в Качанике, Великом Белачевце под Приштиной, церкви свт. Николая в Банье под Србицей и в селе Банеке под Вучитрном, в селах Раставице и Ратише под Дечанами, в селе Сига под Печью, в Црколезе под Истоком, в Помазатине под Приштиной, в Подуеве и у села Штимлье под Урошевцем, а также известный монастырь св. Марка в Корише. Были ограблены монастыри Грачаница и Соколица, церковь Самодрежа взломана, фрески и иконостас уничтожены, богослужебные сосуды и утварь разбиты и разорваны.

Храмы использовались для содержания арестованных. В церкви святых апостолов Петра и Павла в Истоке албанские власти в течение 1943-1944 гг. день и ночь держали около 100 человек заключенных сербов из Истока и окрестных сел. Так продолжалось месяцами. При этом людей не выпускали на улицу, так что они вынуждены были справлять нужду в церкви. Церковь монастыря Гориоч под Истоком тоже служила тюрьмой во время массовых арестов сербов. Красноречивое свидетельство о положении в Косово и Метохии к 1945 году мы находим все в том же архиве Священного Синода: "Кто бы сейчас прошел через Косово и Метохию, то застал бы тяжелую картину. Нашел бы тысячи сгоревших и разрушенных совершенно пустых домов, нашел бы разрушенными многие церкви монастыри, нашел бы целые села полностью опустошенными... Сады вырублены, пашни вытоптаны, и даже кладбища большей частью разрушены".[20]

Но и после освобождения страны от оккупантов, изгнанные сербы по-прежнему не могли "вернуться на свои очаги, добытые с таким потом и трудом". Новые коммунистические власти Югославии, руководствуясь политическими соображениями, не только не содействовали, но, напротив, препятствовали возвращению сербских беженцев. Так 6 марта 1945 года было принято постановление "О временном запрещении возвращения колонистов в места их прежнего проживания", в результате чего 100 тысяч сербов так и не смогли вернуться в Косово.

Послевоенная политика коммунистического руководства во главе с Тито в отношении Косово и Метохии во многом закрепила "успехи" албанских националистов. Священный Синод Сербской Церкви с горечью констатировал в 1945 году: "Нет и речи о судебной ответственности и наказании тех, кто так страшно нарушили законы человечности и права. Напротив, на официальных документах Косовско-метохийской области, которая сейчас получила свою автономию, албанский язык стоит на первом месте, а чиновничество и жандармерия и далее преимущественно находятся в албанских руках, и даже в руках некоторых из тех, кто служил при оккупантах!"[21]

____________
[1]Д. Богдановић, Књига о Косову,Београд, 1990, с.248
[2]Там же, с.249
[3]Атанасиje Jевтић. Страдања Срба на Косову и Метохији од 1941. до 1990. године, Приштина, Јединство, 1990.
[4]Там же
[5]Там же
[6]Там же
[7]Там же
[8]Там же
[9]Там же
[10]Д. Богдановић, Указ.соч., с. 249
[11]Атанасиje Jевтић. Страдања Срба на Косову и Метохији од 1941. до 1990. године, Приштина, Јединство, 1990.
[12]См. Д. Богдановић, Књига о Косову, Београд,1990.; Атанасиje Jевтић. Страдања Срба на Косову и Метохији од 1941 до 1990 године, Приштина, 1990.; Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000), М., 2001, с. 674
[13]Атанасиje Jевтић, Указ.соч.
[14]Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990-2000), М., 2001, с. 674
[15]Др. Ђоко Слиjепчевић. Историja Српске Православне Цркве., Београд, 1991, кн.3, с.74
[16]Административно-территориальная единица
[17]Имеются в виду партизаны, возглавляемые коммунистами и новые коммунистические власти
[18]Атанасиje Jевтић, Указ соч.
[19]В настоящее время вновь разрушен албанскими экстремистами
[20]Атанасиje Jевтић, Указ соч.
[21]Там же


Андрей Шестаков
16/01/2003
http://www.pravoslavie.ru/archiv/kosovogenocide.htm




ЖЕРТВЫ ГУМАНИТАРИЗМА


Епископ Рашко-призренский Артемий

Епископ Рашко-Призренский Артемий, стоящий во главе православной сербской общины в Косово, разделяет со своей паствой осадное положение. Чтобы совершить Божественную литургию в различных местах своей епархии, он выезжает из своей резиденции в Грачанице только в сопровождении отряда миротворческих войск. Интервью владыки Артемия опубликованное в итальянском журнала «30 GIORNI» проливает свет на страдание целой нации, которое игнорируется международными средствами массовой информации.

- Спустя три года после начала международной миссии вторжения в Косово некоторые люди заявляют, что эта миссия проходит успешно. Как вы считаете?

- Те, кто так заявляет, говорят полуправду. На сегодняшний день это является правдой в отношении положения албанцев в Косово. С самого начала операции ООН они получили все: возвращение домой (через месяц 700 тыс. беженцев смогли вернуться назад), полную безопасность и свободу передвижения, возможность устроиться на работу, экономическую поддержку в восстановлении домов и мечетей, разрушенных или поврежденных во время войны, строительство тысяч новых домов и мечетей, индустриальных комплексов и офисов. Далее, албанцам было разрешено иметь представителей в системе власти, и они рассматривают и решают только дела, касающиеся их самих.

Но это не всё. После прекращения столкновений, вернее, когда миссией ООН был установлен «мир», албанцам было разрешено выгнать более чем 250 тыс. сербов из Косово и Метохии, это две трети сербов живших там до войны, и более 30 тыс. других жителей Косово неалбанской национальности. Они разграбили, заняли и разгромили около 80 тыс. домов, принадлежащих сербам, и полностью разрушили сотни сербских деревень. Они уничтожили или сильно повредили более 110 православных сербских церквей и монастырей, построенных в XIII-XV вв. Осквернили многие сербские кладбища и разрушили памятники национальной культуры. Все это происходило на глазах международного сообщества в стране, вверенной руководству ООН. Ни один из тех, кто осуществлял эти ужасные деяния, не был найден и арестован. Кроме того, надо иметь в виду, что 130 тыс. сербов, оставшихся в Косово, живут в больших и маленьких анклавах, и лишены таких человеческих прав как свобода передвижения, возможность работать, пользоваться плодами своего труда, право на нормальные условия образования и здравоохранения. Программы, направленные на возвращение изгнанных сербов обратно, не продвинулись дальше начальной стадии, так что из 250 тыс. беженцев вернулась только пара сотен.

- Почему волна насилия была направлена с такой яростью именно на церкви?

- Не может быть никакого оправдания разрушению религиозных зданий. Неважно, какой нации или религии они принадлежат. Однако же именно это происходит в самом сердце Европы в начале третьего тысячелетия христианства. Если и есть какое-то оправдание происходящему, то его надо искать в головах тех, кто совершает эти преступления. Или в умах некоторых албанских лидеров, которые на протяжении 130 лет следовали мечте о Великой Албании, теперь переплетенной с требованием «независимости» Косово. Преследуя этот миф, албанские террористы и преступники даже после установления протектората ООН бесславно преуспели в этнической чистке всех городов Косово и Метохии (от греческого слова «метох», означающего «принадлежащий церкви») и, кроме того, они планируют уничтожить полностью любые следы памятников, являющихся на протяжении веко доказательством присутствия сербов на этих землях. Они прекрасно знают, что церкви и монастыри являются вечным свидетельством, которое не может быть уничтожено в Сербском Косово. Вот почему такое бешенство направлено на них. Вот почему, как только снимают заставы и гарнизоны безопасности вокруг наших монастырей и церквей, их немедленно уничтожают. Последние нападения на сербские святыни произошли в ноябре и декабре 2002 года.

- Недавние слухи о свертывании военных гарнизонов, защищающих церкви, вызвали тревогу.

- Высшее командование миротворческих войск было настроено не покидать регион до тех пор, пока не будут созданы условия для нормальной и спокойной жизни граждан в Косово вне зависимости от их национальности и религии. Три с половиной года назад говорилось то же самое, однако ситуация не меняется. Если в присутствии миротворческих войск мы перенесли столько страданий, то даже представить страшно, что было бы, если бы они ушли до принятия соглашения о многонациональном и демократическом Косово, как это выражено в резолюции 1244 Совета безопасности ООН.

- Как вы оцениваете отношение Ватикана к ситуации в Косово?

- Я могу сказать, что большинство наших людей считает, что Ватикан сильно замешан в событиях, происшедших не только в Косово, но и, вообще, на территории бывшей Федеративной Социалистической Республики Югославии за последние 10-12 лет.

- Недавно в прессе появились предположения о том, что Папа, возможно, посетит Белград, продлив тем самым его визит в Хорватию. Что вы думаете по этому поводу?

- Мы не получали никаких сведений об этом, и я не хочу строить догадок. Если бы этот визит должен был бы состояться, то от лица всей Православной Церкви выступил бы не только наш Патриарх Павел, но и Собор архиееев. А они, в свою очередь, примут во внимание мнение всей Церкви, то есть всех верующих, по данному вопросу.

Что касается благ, которые якобы может получить Сербская Православная Церковь от такого визита, то я и представить себе не могу, что бы это могло быть. Мы, наоборот, боимся большего вреда от подобного визита в вопросах духовных и касающихся веры, так как он может спровоцировать новые разделения и расколы в самой Сербской Православной Церкви. Я, однако, убежден, что такой визит не состоится, несмотря на слухи.

- После событий 11 сентября во многих западных средствах массовой информации стали звучать напыщенные слова о христианских корнях западной цивилизации и об исламских «врагах», однако нигде не говорилось об уничтожении церквей в Косово. Чем вы объясните подобное молчание?

У нас нет возможности следовать событиям международной политики и анализировать их, особенно после 11 сентября - слишком много у нас проблем внутренних. Но молчание «христианской демократической» Европы необъяснимо, когда совершаются такие гнусные преступления против сербов – народа христианского и европейского.

- Недавно вы опять утверждали, что окончательный статус Косова должен быть определён в более широком балканском и европейском контексте через интеграцию, отложив в сторону карты и упразднив границы, начерченные по этническому принципу, и отказавшись от действующих до сих пор анахронизмов. К чему относилось ваше высказывание?

- Мы всегда старались выработать мирные и демократические решения всех международных проблем и конфликтов. И до, и во время вооруженного конфликта, повлекшего жертвы с обеих сторон, и после окончания конфликта и установления «мира», наши убеждения остаются неизменными. Решение не может появиться из раздувания конфликта, или из желания взаимного уничтожения, но из терпимости и уважения к принципу «живи и дай жить другим». Если мы не можем стать братьями со всеми, так как это зависит и от тех, кто на другой стороне, мы должны и можем быть добрыми соседями, жить бок-о-бок, каждый в своем доме. К сожалению, мы не видим такого же расположения или знаков отказа от напряженных отношений и анахронизмов со стороны албанцев.

C епископом Артемием беседовал Джанни Валенте
Перевод с английского Анны Стопочевой
http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=403&did=941



Небойша Малич

«НИЖАЙШЕ ВАШ...». СЕРБСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ ПИШЕТ ИМПЕРАТОРУ


”Балкан Экспресс”, 30/09/2004

Британский премьер Тони Блэр и австралийский Джон Ховард пользуются в своих соответствующих странах репутацией «пуделей” американского президента - в случае Блэра, даже двух американских президентов. Но ни один лидер независимой нации во всем мире не продемонстрировал такого преклонения перед Императором, как недавно избранный Борис Тадич, президент Сербии. Хотя он и занимает этот пост пока всего лишь три месяца.


Любимый сын

Тадич давно уже является любимым сыночком Империи. Сначала он занимал пост министра обороны в федеральном правительстве Сербии и Черногории, помогая уничтожать югославскую армию под предлогом "реформы". В январе 2004 года он сменил макивеллианца Зорана Джинджича в качестве лидера Демократической партии, прийдя на смену якобинцам, установившим чрезвычайное положение в стране послe убийства Джинджича, за что они были наказаны: выброшены из офиса по результатам выборов декабря 2003 года.В июне этого года он возник в качестве кандидата на президентский пост -фаворита Запада, легко победив правящую коалицию Драгана Марсичанина и нанеся поражение кандидату радикалов Томиславу Николичу с весьма незначительным разрывом.

Хотя сторонники Тадича и отпразднoвали это как "решающую победу для демократии", в действительности результаты выборов были менее чем. убедительны. Меньше половины имеющих право голоса избирателей приняло участие в выборах, - скорее всего, из-за разочарования своими предыдущими избранниками. СМИ преподносили выборы как выбор между светлым будущим Тадича и жестоким мраком Николича, которого безжалостно демонизировали. На правительство также оказывалось жесткое и весьма неприкрытое давление со стороны как Вашингтона, так и Брюсселя, чтобы оно оказало поддержку Тадичу.


Ясные приоритеты

Спустя всего несколько дней после инаугурации, нагруженный символизмом, воспринятым от Соединенных Штатов, Тадич посетил Вашингтон. Время, выбранное им для визита, показывает, что он приехал к Имперскому Двору как для выражения своей благодарности, так и для совершения паломничества. Публичные заявления Тадича не сделали ничего, чтобы рассеять это впечатление.

"Я прибыл в Соединенные Штаты уже в первые дни своего нахождения на президентском посту для доставки одного-единственного сообщения: мы готовы к тому, чтобы занять наше место в рядах западных демократий."

Он провел 8 из своих первых 13 президентских дней в Соединенных Штатах. Однако в течение последующих нескольких месяцев он держался в стороне от международных прожекторов, оставив эти дела на долю федерального министра иностранных дел Вука Драсковича, позорного блюдолиза, добивавшегося того, чтобы Сербия отказалась от рассмотрения в суде её тяжбы к НАТО по поводу бомбардировок 1999 года. Но накануне годовщины Черного Вторника (9.11), когда он находился на леч eнии "от небольшого недомогания" в белградской больнице, Борис Тадич написал якобы личное письмо Императору Бушу. В течение того же дня содержание письма просочилось в прессу, а 19 сентября oнo былo опубликовано в ежедневном издании “Курир”.

В открытом письме в “Курир” на следующий день Тадич признался, что письмо было подлинным, но пытался защищаться, чтo якобы оно было написано для поддeржки сербских национальных интересов.

Возможно, его намерения были благородными. Трудно сказать. Но тон письма и eго последствия просто-напросто позорны как для Тадича, так и для сербской публики, отреагировавшей на публикацию письма тем, что можно описать только как апатичное равнодушие. Но судите сами - перед вами текст письма, переведенный обратно на английский из версии, опубликованной на Beograd.com:

"Дорогой Джордж!

В тот день (9/11) я находился в Белграде, сo своим другом, бывшей звездой сериалов " Miami Heat" и "Dallas Mavericks" Сашей Даниловичем, когда Влад Дивач - в то время игрок "Сакраменто Кингс" и баскетбольная легенда в Сербии - позвонил и сообщил нам о трагедии. Местное время только что перевалило за полдeнь, и Саша и я отправились в нашу местную церковь, чтобы присоединиться к вeрующим и поставить свечку невинным героям, сгинувшим в ходе акта бессмысленного террора. Этот акт войны, думал я, не пройдет безнаказанным. Люди, совершившиe это, и те, кто поддерживает их, скоро услышат от Америки и её друзей. Так оно и оказалось, и так оно и будет до тех пор, пока дело не будет доведено до конца. .

Мистер Президент, Ваши слова и дела после того ужасного утра три года назад обьединили мужчин и женщин в Вашей стране и во всем остальном мире, вокруг правого дела: войны против террора. Америка не выбрала эту войну, она была ей навязана. Либо мы победим силы тьмы, либо они преуспеют в уничтожении очага цивилизации. Как нам ясно напомнило нападение на детей Беслана, террористов не останавливают ни границы, ни возраст, ни религия.

Когда я лежал в больнице, выздоравливая после небольшого недомогания, я молился о том, чтобы Соединенные Штаты продолжали вести эту войну на уничтожение террористичeской чумы с лица Земли. Я также надеюсь, что обе наши страны укрепят нашу совм eстную дружбу в предстоящие месяцы, и что мы оба - лидеры наших наций - вместe будем держать фронт против этих сил, стремящихся уничтожить нас всех.

Оба мы - люди, стремящиеся усилить руку правосудия в этом мире. Я клянусь Вам, мистер Президент, в эту грустную годовщину, что я сделаю все, что в моих силах, для укрепления сил свободы, так чтобы все люди имели возможность жить счастливо, в мире и безопасности.

Перед Сербией стоят многочисленные препятствия, которые мы надеемся преодолeть как можно скорее. Эти препятствия включают нахождение и арест Ратко Младича, обвиняемого в военных преступлениях. Мы должны это сделать, не только из-за наших международных обязательств, но и потому, что если мы хотим продвижения нашего общества вперед, мы должны принять на себя ответственность за наше прошлоe. Если Младич находится в Сербии, мы поймаем его!

Но все же самым большим вызовом для нас является наша южная сербская провинция Косово-Метохия, которая с июня 1999 года находится под управлением международного сообщества в соответствии с мандатом ООН. По всей этой провинции, мистер прeзидент, христианские святыни находятся в смертельной опасности, так же, как и те, кто желает в них молиться. Например, в марте этого года в течение всего лишь трex ужасных дней и несмотря на присутствие нескольких тысяч международных миротворцев, экстремистские косовские албанцы сожгли 35 церквей и монастырeй и тысячи сербских домов.

Эти акты террора могли бы быть намного хуже, если бы не блестящее руководство адмирала Грегори Джонсона, командующего силами НАТО в южной Европе, чей дружбой я так дорожу, который лично вмешался с тем, чтобы силы НАТО энергично прeдотвращали организованные террористические нападения на сербов и других неалбанцев.

Я верю, что Вы не безразличны к страданиям моего народа и его церквей в Косово- Метохии. Вместе мы можем принять меры с тем, чтобы помочь им заново отстроить свои жизни и общины, - так же, как американцы и в особенности нью-йoркцы, заново отстроили свои жизни и общины в течение трex лет после того, как силы зла решили напасть на Вашу родину. Мы можем обеспечить то, чтобы организованное насилие не добилось никаких политических вознаграждений. И в то время, когда наши переговоры о будущем статусе Косово и Метохии проходят успeшно, я выражаю свою уверенность в том, что мы будем конструктивно сотрудничать для достижения прочного и справедливого решения этой комплексной проблемы..

Мой июльский визит в Вашингтон, спустя весго несколько дней после моего вступления в должность в качестве первого некоммунистического президента Сербии, укрепил мое убеждение в том, что мы связаны общими нитями судьбы. Мои беседы с вице-президентом Чейни, госсекретарем Пауэллом, министром обороны Рамсфелдом и с многочисленными сенаторами и конгрессменами (такими, как сенаторы Фрист, Льюар, Браунбек, Либерман и Войнович, а также членами Конгресса Хастертом, Блантом, Госсом, Хайдом, Бартоном, Танкредо и Эмануэлем) были откровенными, продуктивными и полезными. Я надеюсь, что я скоро вернусь в Америку: с тем, чтобы продемонстрировать ещё раз моему народу, что близкая дружба с Америкой - в наших национальных интересах, так же как в этих интересах было бы и наше возможное членство в НАТО, и что она совпадает с нашими ценностями и с нашими мечтами о лучшей жизни для наших детей. Американский народ счастлив тем, что Вы являетесь его лидером, так же как и сербский народ счастлив тем, что обрел Вашу поддержку и дружбу и поддержку Вашей нации.

Борис Тадич, президент".



Да, он не из умеющих общаться…

Даже в то самое время, как подавляющее большинство мира осуждает агрессию Импeратора Джорджа в Ираке, которая не имеет никакого отношения к давно забытой всеми и где-то затерявшейся "войны с террором", Тадич посылает ему полное цвeточных ароматов письмо, полностью поддерживая американское "справедливое дело до победного конца". Если бы Вашингтон в действительности боролся с терроризмом, он бы начал с оккупированного Косова, которое Тадич так душераздирающе защищает. Кто допустил, чтобы эти "экстремисты" имели возможность сжигать сeрбские дома, церкви и монастыри в течение последних пяти лет, как не Америка и не НАТО? Правда, Косово-1999 было войной Клинтона - но что конкретно сделала администрация Буша, чтобы ликвидировать её последствия? Большоe, толстое НИЧЕГО! Если это называется "дружбой и поддержкой", то какова же должна быть враждебность? А не поблагодарить ли нам Императора за то, что он ещё нe превратил наш дом в Фаллуджу?

Трудно сказать, что поражает больше всего: тот факт, что Тадич написал такоe письмо Императору, или то, что никто в Сербии не почувствовал необходимости осадить его за демонстрирование такой откровенной глупости. Как не кричать о том, что он cчел "честным, продуктивным и полезным" встретиться с сенатором Джозефом Либерманом, откровенным адвокатом тех самых албанских "экстремистов", которых так осуждает Тадич,- с человеком, который с энтузиазмом поддерживал агрeссию против Сербии в 1999 году и даже явился соавтором законопроекта о посылках оружия Армии Освобождения Косова?


Неверный поворот

Во время сезона президентских выборов в начале этого года продюсер сербского телевидения выдвинул блестящую идею: пусть ведущие политики страны станут таксистами в специально оборудованном такси, а мы заснимем их общение с пассажирами. "Такси" стало немедленным хитом, - до такой степени, что сейчас эта программа вернулась на экраны к осенним местным выборам.

Поведение Тадича за рулем было одним из самых разочаровывающих эпизодов в программе. Он потерял дорогу и оказался совершенно неспособным поддержать разговор с пассажирами. Так что не может не удивлять, на какое красноречие он, оказывается, способен, совершая такие политически неверные повороты, как письмо к Бушу.

"Нет ничего хуже политика, который не знает, как начать разговор с обычными людьми, "- заявил продюсер шоу Драган Илич в интервью "Интернешл Геральд Трибьюн" на прошлой неделе. Нет, наверное, есть одна вещь, которая ещё хуже. Когда такой политик избирается в президенты.

Оригинал находится на http://www.artel.co.yu/en/glas_dijaspore/2004-10-01.html
http://www.left.ru/2004/14/malich113.html



Перекройка карты Балкан продолжается
Выборы в Косово


В Автономном крае Косове, входящем в состав Сербии, прошли парламентские выборы. Они были должным образом подготовлены. Сначала (в 1999 году) НАТО провело зачистку военную (с применением крылатых ракет), вынудив югославскую армию и полицию уйти из края. Затем, после ввода туда «миротворцев», союзники НАТО — албанские террористы провели зачистку этническую, от которой 250 тысяч жителей Косова — неалбанцы вынуждены бежать, спасая свою жизнь. Вместо них на плодородные земли Косова переселились 200 тысяч граждан обнищавшей Албании. Теперь, установив в Косове необходимый «баланс» (1 миллион 300 тысяч албанцев на менее 100 тысяч сербов и другого неалбанского населения), НАТО занялось выявлением «воли народа».

На самом деле это чистейший воды фарс — очередной шаг на пути к отделению Косова от Сербии. Именно в этом заключался стратегический план НАТО в отношении Югославии в конце 90-х годов. Так что после бомб, ракет и кровавых этнических чисток происходит третий этап — легализации военных преступлений через избирательные урны. Раньше грехи отпускал Ватикан. Сейчас эти же грехи отпускает избирательная комиссия. Она у всех одна — в Вашингтоне.

Теперь о результатах «выборов». Косовские сербы их бойкотировали начисто. Их явка составила 0,27%. Это ощутимая оплеуха нынешней верхушке Сербии, которая под давлением своих западных «спонсоров» призвала сербов участвовать в голосовании (ибо без них выборы утратили остатки легитимности). А кто победил? Поскольку названия албанских партий нашим читателям абсолютно ничего не говорят, то покажем итоги выборов на персоналиях.

Победила партия Ибрагима Руговы, который считается умеренным политиком. Но лишь по методам деятельности, а не по ее конечным целям — отделения от Сербии. А вот второе и третье место заняли зловещие персонажи — это Хашим Тачи и Рамуш Хардинай. Это бывшие «полевые командиры» террористической организации ОАК, созданной западными спецслужбами. Они несут прямую ответственность за гибель тысяч людей (и неалбанцев, и албанцев) в ходе спровоцированных ОАК кровавых столкновений, начавшихся с 1998 года, и продолжающихся по сей день при полном равнодушии десятков тысяч натовских «миротворцев».

Так что полное торжество «демократии» в западном духе: бывшие террористы — при власти; косовские сербы загнаны в гетто. Следующим шагом будет требование натовско-албанского парламента о полной независимости Косова. Перекройка карты Балкан продолжается. За счет братской Сербии...

Вячеслав ТЕТЕКИН
http://www.sovross.ru/2004/137/137_3_3.htm