ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

СТР. 18: ПОЛ СТЮАРТ "CAMP BONDSTEEL И ПЛАНЫ АМЕРИКИ ПО КОНТРОЛЮ КАСПИЙСКОЙ НЕФТИ"...


Содержание страницы:

  • ПОЛ СТЮАРТ "CAMP BONDSTEEL И ПЛАНЫ АМЕРИКИ ПО КОНТРОЛЮ КАСПИЙСКОЙ НЕФТИ"

  • "ОДНА ИЗ СЕКРЕТНЫХ ТЮРЕМ ЦРУ НАХОДИТСЯ НА БАЗЕ США В КОСОВО - CAMP BONDSTEEL"

  • "ТЕХНОЛОГИЯ БЕСПРЕДЕЛА: ПОЧЕМУ НАТО БОМБИЛО СЕРБСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ?"

  • "БОМБОВЫЙ УДАР ПО КИТАЙСКОМУ ПОСОЛЬСТВУ В БЕЛГРАДЕ В 1999 ГОДУ БЫЛ ПРЕДНАМЕРЕННЫМ"

  • "ЮГОСЛАВИЯ: ОЗНАМЕНОВАНИЕ И КОРОТКАЯ ПАМЯТЬ (10-ЛЕТИЕ ДЕЙТОНОВСКИХ СОГЛАШЕНИЙ)"

  • БОРИСЛАВ МИЛОШЕВИЧ "ОДНОГЛАЗАЯ ФЕМИДА"

  • ЧУКСИН НИКОЛАЙ "RESOLUTION 1244 (1999)"




Camp Bondsteel и планы Америки по контролю Каспийской нефти


Пол Стюарт
29 апреля 2002 г.

Крупнейшая военная база США за границей со времен войны во Вьетнаме - Camp Bondsteel - "построенная с нуля", близка к завершению в югославской провинции Косово. Она расположена вблизи жизненно важных нефтепроводов и энергетических корридоров, строящихся в настоящее время, таких как финансируемый США трансбалканский нефтепровод. В результате оборонные подрядчики - особенно дочерняя компания Halliburton Oil - Brown & Root Services - делают себе на этом состояния.


В июне 1999 г., сразу после завершения бомбардировок Югославии, американские войска завладели 1000 акров сельскохозяйственных земель на юго-востоке Косово в районе Уресевич, недалеко от границы с Македонией, и начали строительство базы.

База Bondsteel известна как "старушка" в сети американских баз, расположенных по обеим сторонам границы Косово с Македонией. Менее чем за три года она превратилась из временного лагеря палаток в самодостаточную высокотехнологичную военную базу, в которой живут около 7000 солдат – три четверти всех американских войск, размещенных в Косово.

В Camp Bondsteel есть 25 километров дорог и более 300 зданий, окруженных 14 километрами земляных и бетонных заграждений, 84 километра переносных проволочных заграждений и 11 вышек. База настолько огромна, что в ней есть центральный, средний и верхний районы, розничные магазины, круглосуточные спортивные залы, часовня, библиотека и госпиталь с лучшим оборудованием в Европе. В настоящее время на базе Bondsteel есть 55 вертолетов «Блэк Хок» и «Апач», и хотя на ней нет взлетно-посадочной полосы, уже выбрано место для ее строительства. Есть информация, что база может заменить базу ВВС в Авиано, Италия.

По словам полковника Роберта Л.МакКлер, написавшего в профессиональном инженерном издании Bulletin, «план инженерного обеспечения для операций в Косово начали разрабатывать за несколько месяцев до того, как были сброшены первые бомбы. Вначале проектировщики хотели использовать уроки, полученные в Боснии, и убедили принимающих решения людей в том, что нужно как можно быстрее достичь окончательного превращения лагеря в базу. ..."


... Масштаб инвестиций американских нефтяных корпораций в эксплуатацию нефтяных месторождений в Каспийском море и требование американского правительства, чтобы экономика США меньше зависела от импорта нефти, особенно с Ближнего Востока, требует долгосрочного решения проблемы транспортировки нефти на европейский и американский рынок. Агентство США по торговле и развитию (US Trade & Development Agency, TDA) профинансировало первоначальное технико-экономическое обоснование с помощью крупных грантов, а недавно и завершающие технические исследования по строительству транс-балканского нефтепровода (AMBO - Албания, Македония, Болгария), - проекта, базирующегося в Нью-Йорке.

Объявляя о выделении гранта на завершающие технические исследования в 1999-м году для нефтепровода АМВО, который пройдет через Болгарию, Македонию и Албанию, директор агентства TDA Дж.Джозеф Грандмэзон заявил: "Конкуренция по эксплуатации энергоресурсов Каспийского региона идет ожесточенная... За последний год (1999) TDA активно продвигало строительство многочисленных трубопроводов, чтобы соединить эти огромные ресурсы с западными рынками. Этот грант является значительным шагом вперед по осуществлению этой политики и бизнес-интересов США в Каспийском регионе."

Транс-балканский нефтепровод АМВО, стоимостью 1,3 миллиарда долларов, является одним из самых важных среди этих многочисленных трубопроводов. По нему пойдет нефть, привозимая на танкерах по Черному морю в болгарский нефтяной терминал в Бургасе, затем через Македонию в албанский адриатический порт Влоре. Оттуда нефть будет перекачиваться на огромные танкеры вместимостью 300 000 тонн и отправляться в Европу и США в обход перегруженного Босфорского пролива, который является единственным маршрутом из Черного моря, и где вместимость танкеров ограничена 150 000 тонн.

Первоначальное технико-экономическое исследование в 1995 году было проведено не кем иным как компанией Brown & Root, как и завершающее техническое исследование в 1999-м. Другой поворот этой истории - бывший директор нефтегазового отделения компании Brown & Root Energy Services в Европе и Африке Тед Фергюсон был назначен новым президентом проекта нефтепровода АМВО (1997) после смерти бывшего президента и основателя АМВО г-на Вуко Ташковикий, уроженца Македонии.

Согласно недавней статье "Рейтер" (Reuters) Фергюсон заявил, что две крупнейшие в мире нефтяные корпорации - Exxon-Mobil и Chevron - собираются финансировать проект АМВО. Строительство нефтепровода АМВО рискованно тем, что может вызвать противодействие со стороны Турции, главного союзника США в регионе. Согласно Reagan Information Interchange: "В то время как Соединенные Штаты пошли на выгодное экономическое решение, они не принимают в расчет свои важные стратегические отношения с Турцией."


США также вызывают противодействие своих европейских союзников и России из-за военной базы Camp Bonsteel и других баз поменьше, расположенных вдоль предложенного маршрута нефтепровода АМВО. База построена вблизи долины Презево и энергетического коридора 8, который финансируется Европейским Союзом с 1994 года, и рассматривается им как стратегический маршрут восток-запад для мировой торговли.

В апреле 1999 года британский генерал Майкл Джексон, командующий в Македонии во время натовских бомбежек Сербии, объяснил итальянской газете Sole 24 Ore: "Сегодня созданные нами здесь обстоятельства изменились. Сегодня есть абсолютная необходимость гарантировать стабилизацию Македонии и ее вступление в НАТО. Но мы наверняка останемся здесь надолго, чтобы мы могли также гарантировать безопасность энергетических коридоров, проходящих через эту страну."

Газета дополнила: "Ясно, что Джексон имеет ввиду 8-й коридор, ось Восток-Запад, который должен быть соединен с нефтепроводом, по которому энергоресурсы из Центральной Азии поступают в терминалы на Черном и Адриатическом море, соединяя Европу с Центральной Азией. Это объясняет почему крупные и средние державы, и прежде всего Россия, не хотят быть исключенными из процесса сведения счетов, который произойдет на Балканах в следующие несколько месяцев."


http://www.wsws.org/articles/2002/apr2002/oil-a29.shtml



Одна из секретных тюрем ЦРУ находится на базе США в Косово - Camp Bondsteel


МАДРИД, 27.11.2005 - РИА Новости, Хуан Кобо. Комиссар Совета Европы по правам человека испанец Альваро Хиль Роблес (Alvaro Gil Robles) настаивает на расследовании Евросоветом тайной деятельности ЦРУ в Европе, а также проверке информации о создании американским разведуправлением секретных тюрем на континенте и использовании "летающих тюрем" для перевозки заключенных. Как заявил Роблес в интервью испанской газете El Pais, он поставил этот вопрос перед Евросоветом после появления сообщений о противозаконной деятельности ЦРУ.

По его словам, в 2002 году во время своей поездки по Косово он видел в расположении базы войск США Camp Bondsteel на юге от Приштины концлагерь, построенный по тому же принципу, что и лагерь для заключенных на Гуантанамо (Куба), где грубейшим образом нарушаются права человека.

Роблес выразил удовлетворение тем, что генеральный секретарь Евросовета Терри Дэвис (Terry Davis) начал расследование этих сообщений, запросив соответствующую информацию у всех стран, являющихся членами Совета. "Если бы Дэвис этого не сделал, это сделал бы я", - сказал Роблес. Однако, по его мнению, у генсека Евросовета больше полномочий, чтобы решить этот вопрос.

Комиссар Евросовета по правам человека отметил, что страны Европы, которые позволили построить ЦРУ на своей территории "секретные" тюрьмы и площадки для посадки "летающих тюрем", могут быть подвергнуты санкциям. США, если такие факты подтвердятся, могут быть лишены статуса наблюдателя при Евросовете. Кроме того, Америка может подвергнуться "международному порицанию".

По словам Роблеса, после его поездки в Косово он сообщил руководству Евросовета об увиденном на базе США. Он отметил, что был "неприятно поражен" видом "ряда окруженных колючей проволокой бараков, в каждом из которых было от 15 до 20 заключенных в оранжевой форме, в которые одевают узников в Гуантанамо, причем многие носили бороду и читали Коран". Лагерем руководил советник, прибывший из Гуантанамо.

По словам комиссара Евросовета, его уверили, что лагерь скоро закроют, и якобы это сделали несколько месяцев спустя. Однако база Camp Bondsteel, расположенная на площади в 300 гектаров с гарнизоном из шести тысяч человек, продолжает существовать, и вход в нее закрыт.

Эти данные подтверждаются, в частности, докладом правозащитной организации British Helsinki Group под названием "Гуантанамо на Балканах". В нем говорится, что три человека, задержанных американскими войсками, в нарушение юридических норм содержались в течение 38 дней на базе США Camp Bondsteel, где подвергались запрещенным методам ведения следствия.

Роблес рассказал также об увиденном в Косово концлагере в субботу французской газете Le Monde.

http://www.situation.ru/app/news_s_1605_op_4.htm



1 декабря 2005 г.

ПЫТОЧНЫХ ДЕЛ МАСТЕРА
Грандиозный скандал вокруг секретных тюрем ЦРУ


В Западной Европе и США продолжает разгораться скандал вокруг тайных тюрем ЦРУ. Как выяснилось, добропорядочные цэрэушники стесняются пытать свои жертвы в Америке: закон и врожденное человеколюбие не позволяют. Поэтому они вывозят пленников в зарубежные пыточные камеры и там клещами или психотропными препаратами вытягивают из них все что нужно. Лавочка эта продолжается явно давно. Но тут вдруг разразился скандал.

Он начался со статьи в газете «Вашингтон пост», в которой утверждалось, что ЦРУ имеет секретные тюрьмы как минимум в двух странах Восточной Европы. Ошарашенная Западная Европа немедленно обратила возмущенный взор на своих меньших братьев на востоке и строго потребовала от них ответа. Об этом чуть позже, а сначала об американской стороне дела.

Думать, что «Вашингтон пост» вдруг стала рупором ревнителей моральных ценностей, было бы весьма наивно. Эта публикация, видимо, — одно из проявлений подковерной борьбы, которая усилилась в верхушке США, когда провал Америки в Ираке начал приобретать характер катастрофы. Показательно, что лидеры США озабочены сейчас не сутью проблемы (действиями ЦРУ, явно противоречащими международному праву), а поисками виновников утечки информации. Суть проблемы официальные представители США комментируют необычайно скупо, а вот поиски тех, кто вынес сор из избы, идут весьма активно.

Под давлением Западной Европы (эту тему только что обсуждал на встрече с госсекретарем США К.Райс новый глава МИД ФРГ В.Ф.Штайнмайер) американская верхушка нехотя признает, что какие-то грешки за ними водятся. Но никакой дополнительной информации пока нет. Собственно говоря, и так все ясно. Тот факт, что Вашингтон не отрицает наличия секретных тюрем ЦРУ, показывает, что это позорное явление действительно существует.

Не совсем понятно, правда, из-за чего это Западная Европа так возбудилась. Доблестное и прославленное в бесчисленных голливудских фильмах ЦРУ многие десятилетия грешило кровавыми «подвигами». Что, Пиночет сотнями уничтожал коммунистов без ведома американских друзей? Или никарагуанские «контрас» убивали тысячи крестьян не оружием, полученным от ЦРУ? А разве кубинский самолет с десятками пассажиров взорвали над океаном в середине 70-х не наемники ЦРУ? Одного из этих наемников — международного террориста Кариллеса правительство США по-прежнему отказывается выдавать Кубе и Венесуэле. Таких примеров — сотни. Но поскольку это происходило в Латинской Америке, которая еще недавно считалась «задним двором» США, это было как бы в порядке вещей.

Это ведомство пролило не только в Латинской Америке, но и в Азии столько кровушки, что ей можно наполнить средних размеров озеро. В одном Вьетнаме в ходе программы «Феникс» (программы ликвидации руководителей и активистов освободительной борьбы) ЦРУ уничтожило более 20 тысяч человек. Так отчего же вдруг возмутилась Западная Европа? Да оттого, что тайные тюрьмы ЦРУ обнаружились не в Азии, Африке или Южной Америке, а прямо у них под носом, в частности, в Косове.

Альянс албанских наркобаронов (изображенных потом «борцами за свободу») и западных разведок сложился давно. ЦРУ с Пентагоном, а также английская и немецкая разведки вместе привели албанскую мафию к власти в Косове. Те расплатились за эту услугу. Правда, самим албанцам своих пленников ЦРУ не доверяло (уж больно кровожадные). Поэтому держали своих жертв на базе «Бондстил». Но то Косово — известная раковая опухоль на теле Европы, которую европейцы сами создали, и которую они контролировать не могут.

Истинный шок возник оттого, что тайные тюрьмы ЦРУ обнаружились в странах Восточной Европы, уже принятых в добропорядочный Евросоюз, либо готовящихся к вступлению в ЕС. В их числе Польша и Румыния, возможно также Болгария.

Пленников ЦРУ перебрасывали самолетами, принадлежащими этому ведомству. Так что шила в мешке не утаишь. Размах американских операций поражает. По некоторым данным, из одной только Англии было вывезено около 200 лиц, подозреваемых в причастности к международному терроризму. А в Германии, по данным немецкой прессы, самолеты ЦРУ побывали за последние годы около 80 раз. Информация о странных взлетах и посадках странных самолетов расследуется властями целого ряда стран, включая Испанию, Швейцарию и Норвегию.

Руководство Евросоюза пригрозило исключением из ЕС тех стран, которые позволяют США заниматься грязными операциями на своей территории. Поэтому изрядно напуганный президент Польши (на которую указывают особенно активно) г-н Квасьневский ныне только и занимается, что опровергает обвинения. Веры ему, впрочем, мало. В прессе называют довольно точные данные о том, где в Польше держат жертв ЦРУ.

Негодование европейцев вызывает не только использование территории континента для грязных дел, но и лакейство Восточной Европы в отношении Америки. Та же Польша стала откровенным вассалом США, готовым на все, дабы ублажить хозяина — от направления нескольких тысяч своих «жолнежей» в Ирак до ожидаемого согласия на размещение на территории Польши части системы противоракетной обороны США. Так что такие мелочи, как предоставление секретных тюрем, не должны вызывать особого удивления.
Удивление по-прежнему вызывают гигантские запасы лицемерия у наших восточноевропейских соседей и их друзей в России. Уже пятнадцать лет пилят на скрипке одну и ту же занудную мелодию о «преступлениях КГБ». Без малейших, впрочем, доказательств. А тут обнаруживается, что «самые демократические» в мире правительства Восточной Европы, которые то и дело вопят о «преступлениях коммунизма», оказались причастны к созданию тайных пыточных камер. И хоть бы одно слово осуждения от верных защитников всех угнетенных — господ Познера и Сванидзе.

Эта грязная история в который уже раз показывает, что не надо обольщаться внешней респектабельностью американских партнеров. У этих улыбчивых ребят всегда есть неподалеку тайные застенки и пыточных дел мастера.

По-видимому, грандиозный скандал еще только разгорается. Мировая общественность вправе спросить, а что произошло дальше с людьми, которые содержались в тайных тюрьмах в Польше и Румынии и, как предполагается, подвергались там пыткам? ЦРУ ведь не любит оставлять свидетелей. Нет ли на территории указанных стран и тайных массовых захоронений жертв ЦРУ?

Вячеслав ТЕТЕКИН
http://www.sovross.ru/2005/156/156_7_3.htm



Технология беспредела: Почему НАТО бомбило сербское телевидение?


"СМИ - это аппарат, удерживающий Милошевича у власти, и мы имеем полное право наносить удары по таким мишеням" (Тони Блэр)

"НАТО бомбило центр... распространения влияния Милошевича, когда в ранние утренние часы нанесла удар по расположению сербского государственного телевидения во время выпуска новостей" (из репортажа "Гардиан")

Сербская газета "Политика" опубликовала перевод статьи журналиста Брендана О'Нила из британского журнала "Спектэйтор" ("The Spectator")

Как могли два лидера свободного мира издевательски "шутить" на тему нанесения ударов по неугодным арабским журналистам, в то время как Ирак полыхает в огне? Такой вопрос ставят британские журналисты, шокированные слухами о разговоре, состоявшемся между Бушем и Блэром. У меня же другой вопрос. Почему журналисты больше оскорблены этим якобы имевшим место бесстыдным заявлением американского президента, высказанным в узком кругу, чем они были оскорблены настоящей бомбежкой телевизионной станции по приказу предыдущего президента США?

Шесть лет назад президент Билл Клинтон отдал приказ уничтожить одну телестудию и убил 16 человек. И это не было шуткой. В 2 часа 20 минут ночи 23 апреля 1999 года в разгар кампании в Косово силы НАТО под предводительством Клинтона и Блэра уничтожили главное здание Радио-Телевидения Сербии (РТС) в центре Белграда. Ракеты разрушили вход и, по крайней мере, одну студию. На тот момент в здании работало более 120 человек. Погибло 16, и 16 было ранено - все они были гражданскими лицами, в основном, техническими работниками и обслуживающим персоналом.

Джон Симпсон, сотрудник Би-Би-Си, описал, как он увидел "тело гримерши... лежащее в гардеробе". Это была 27-летняя Елица Мунитлак, заживо сгоревшая в маленьком помещении, где она обычно гримировала телеведущих. Тело было в таком состоянии, что ее смогли идентифицировать только по перстню, который она носила. Одному из сотрудников технического персонала РТС, придавленному бетонными блоками, прямо на месте пришлось ампутировать ноги. Позднее он скончался в больнице.

Сегодня журналисты спрашивают, смеялся ли Блэр над шуткой Буша об Аль-Джазире. А, может быть, он даже подробно выяснял детали операции по бомбежке арабского ТВ. Но все это не имеет значения.

Вот, что заявил Блэр после умышленного убийства в Югославии: "СМИ - это аппарат, удерживающий Милошевича у власти, и мы имеем полное право наносить удары по таким мишеням". Его поддержала и Клэр Шорт, ставшая сегодня антивоенным активистом, но которая шесть лет назад была главным проводником организованной кампании в поддержку бомбежек Югославии. После налета на РТС она подчеркнула: "Пропагандистская машина продолжает войну и представляет собой легитимную мишень". Скажите это семье Елицы Мунитлак!

...Согласно сообщению комиссии ООН по рассмотрению обстоятельств военно-воздушной операции НАТО против Югославии, "НАТО намеренно подвергла бомбежке студию РТС". А как подчеркивает "Эмнести Интернэшнл", в соответствии с Римским уставом Международного уголовного суда, намеренно совершенные нападения на гражданские объекты представляют собой военное преступление.

Как же британские журналисты отреагировали на это "военное преступление"? Не так как было бы нужно. Некоторые даже намного прохладнее, чем в отношении болтовни Буша и Блэра об Аль-Джазире. Другие представители СМИ, поддержавшие кампанию в Косово, промолчали. Медиа-союз "Бэкту" даже не прокомментировал удар по РТС. На первой странице газеты "Гардиан" скорее преобладал праздничный тон по поводу бомбежки сербского ТВ. В первом сообщении об этом ракетном ударе, помещенном в "Гардиан", и написанном Мартином Кетлом и Мэгги О'Кейн, которые поддержали "наказание" сербов, действия НАТО полностью оправдывались: "НАТО бомбило центр... распространения влияния Милошевича, когда в ранние утренние часы нанесла удар по расположению сербского государственного телевидения во время выпуска новостей". Но авторы забыли сказать, что в этом "милошевичевском центре влияния" находились операторы, звукорежиссеры и гримерши.

Некоторые журналисты критиковали бомбежку РТС не потому, что это было преступление, а потому, что бомбежка, по их словам, стала "настоящим подарком для критиков НАТО". Короче говоря, из-за того, что их "хорошую войну" бомбежка ТВ делала плохой.

Были и отдельные исключения. Например, национальный союз журналистов выступил против этой бомбежки. Однако слишком большое число журналистов пыталось втиснуть эту бомбежку работников СМИ в свое видение кампании в Косово, как "гуманитарной" войны.

Идея о том, что можно сжечь заживо одну гримершу во имя "гуманизма", конечно же, является настолько же извращенной, причем даже больше, чем мысль о том, что Буш и Блэр разговаривают об установлении свободы в Ираке (которая предполагает свободу слова) во время обсуждения того, как взорвать журналистов.

Перевод с сербского Михаила Ямбаева
http://www.anti-orange.com.ua/article/noelections/65/37791



Бомбовый удар по китайскому посольству в Белграде в 1999 году был преднамеренным


30.12.2005

Высокопоставленные источники в НАТО подтвердили мотив воздушного удара - тремя крылатыми ракетами «Томагавк» - по посольству Китайской Народной Республики (КНР) в Белграде, (бывшая) Югославия, 7 мая 1999 года. Тогдашняя администрация Клинтона Соединенных Штатов заявила, что удар был случайным, по причине ошибочных карт и разведданных, однако теперь это опровергнуто источниками в НАТО.

Источники в НАТО рассказали Defense & Foreign Affairs, что удар был нанесен на основании данных разведки о том, что бывший тогда сербским лидером Слободан Милошевич должен был находиться в посольстве в момент удара. Таким образом, атака было преднамеренно спланирована как удар по «обезглавливанию», чтобы убить Милошевича.

«Лондон Обсервер» написал 19 октября 1999 года, что удар был преднамеренным, отметив: «...датская газета «Политикен» и Эд Вуллиами (Ed Vulliamy) цитируют слова источников в военных кругах и среди разведчиков в Европе и США, согласно которым по посольству нанесли бомбовый удар после того как электронная разведка НАТО (ELINT) обнаружила, что оно (посольство) используется для обеспечения связи для югославской армии.

«Это было также подтверждено тремя другими офицерами НАТО – специалистом по полетам в Неаполе, разведчиком, мониторившим радиообмен югославов из Македонии, и старшим офицером из штаба в Брюсселе.

«Все трое говорят, что они знали в апреле, что китайское посольство действовало как станция «ребро» (rebroadcast - ретрансляции) для югославской армии. Посольство также подозревали в том, что оно наблюдает за ударами крылатых ракет НАТО по Белграду с тем, чтобы разработать эффективные меры противодействия.»

Администрация Клинтона объяснила бомбежку неточными разведданными, предоставленными Центральным разведывательным управлением США (ЦРУ), утверждая, что три ракеты, упавшие на здание посольства КНР, предназначались для Югославского федерального управления материально-технического снабжения (Yugoslav Federal Directorate for Supply and Procurement, FDSP). Министр обороны США Вильям Коэн сказал в то время: «Один из наших самолетов атаковал неверную цель, так как инструкции по бомбардировке были составлены по устаревшей карте.» Источники в Национальном агентстве визуальной информации и картографии США отреагировали гневно на утверждение, что их карты ошибочны.

Более того, было ясно, что назначенец Клинтона – Джорд Тенет – бывший директором ЦРУ в то время, был замешан в операции по введению противника в заблуждение в связи с неудавшейся попыткой убийства (Милошевича).

Многие не поверили в заявление администрации Клинтона, что удар был «случайным», однако не было точной информации о том, почему была спланирована атака на посольство. Названная в «Обсервер» причина не являлась верной.

В июле 1999 года бывший тогда директором ЦРУ Тенет выступил перед Конгрессом и заявил, что из 900 целей, по которым наносились удары силами НАТО во время трехмесячных бомбардировок, только одна была определена ЦРУ: посольство КНР.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/75143




Югославия: ознаменование и короткая память
(10-летие Дейтоновских соглашений)
Обзор


21 ноября 1995 года Дейтонские соглашения положили конец войне в Боснии и Герцеговине, создав гибридное государственное понятие, основанное на этническом разделении и выполнении основных требований националистических группировок под международным контролем. Международная пресса воспользовалась этой годовщиной, попытавшись извлечь уроки из соглашения.

Газета International Herald Tribune предоставила слово двум бывшим Верховным представителям по Боснии и Герцеговине в рубрике, в итоге ставшей похожей на сведение счетов.

Карл Бильдт, занимавший этот пост с 1995 по 1997 год, после чего перешел на работу в административный совет Rand Corporation, с похвальбой отзывается от Дейтонском процессе и его первых этапах, но считает, что впоследствии (т.е. как только он ушел с этой должности) международное сообщество (т.е. его последователи) не сильно преуспело, и сегодня Босния платит за это острыми экономическими проблемами.

Со своей стороны, Педди Эшдаун, являвшийся верховным представителем вплоть до начала ноября 2005 года, уверяет, что международное сообщество проделало в Боснии и Герцеговине отличную работу. Исключение составляют лишь первые два года, последовавшие за подписанием дейтонских соглашений (т.е. мандат Карла Бильдта). Он утверждает, что Босния и Герцеговина находятся в процессе решения экономических проблем и интегрирования в «евро-атлантическое» сообщество.

Оба автора проявляют немалое атлантистское рвение. Так, Карл Бильдт нахваливает действия США, утверждая, что без них в 1995 году ничего не было бы возможным, а Эшдаун с удовлетворением отмечает тот факт, что под его руководством Босния отправила свой контингент в Ирак для сотрудничества с силами англо-саксонской коалиции.

Вольфганг Петрич, занимавший пост верховного представителя ООН в Боснии между Бильдтом и Эшдауном, отмечает на страницах Der Standard, что была проделана немалая работа в экономической области, если учесть, с чего приходилось начинать (т.е. как только он сменил Бильдта). Однако Петрич выражает сожаление в связи с неолиберальным поворотом экономической политики, которым отмечены последние годы (т.е. годы управления Эшдауна), а также в связи с неспособностью международных сил поймать Караджича и Младича. Он признает, тем не менее, что возможное принятие Боснии в Евросоюз принесло бы выгоду всем, так как это послужило бы впоследствии скрепляющей основой. Одним словом, заявления трех верховных представителей можно резюмировать следующим образом: я проделал отличную работу, существующие проблемы являются результатом ошибок, совершенных моими предшественниками/последователями, а будущее Боснии и Герцеговины должно быть связано с интеграцией в евро-атлантическое сообщество, которая гораздо важнее сближения с другими странами бывшей Югославии. Накануне объявления нескольких выгодных назначений в атлантистском лагере разгорелось личное соперничество.

В то время как, похоже, все восхваляют деятельность Евросоюза, ООН и НАТО, в Боснии и Герцеговине председатель Хельсинского комитета по Боснии и Герцеговине Срджан Диждаревич на страницах коммунистической французской газеты L’Humanité отмечает существующие в Боснии проблемы, рисуя малопривлекательную картину: система религиозно-этнического разделения страны мешает всякому, кто не принадлежит к одному из трех основных сообществ, выставлять свою кандидатуру на выборах, повсеместно властвует коррупция, по-прежнему силен национализм, власть находится в руках организованной преступности. Мы нисколько не придерживаемся точки зрения трех бывших верховных представителей, возносящих похвалы самим себе.

В большой статье, опубликованной в коммунистической итальянской газете Il Manifesto, бывший посол Югославии и экс-кандидат в президенты Черногории сожалеет о ситуации в Боснии. Миодраг Лекич дает сравнительный анализ сегодняшней обстановки в Боснии и Косово. Он констатирует, что этническое разделение продолжается. По мнению Лекича, Дейтонские соглашения заморозили ситуацию, но не урегулировали в этом регионе ничего из того, что касается прав человека. Кроме того, автор выражает тревогу в отношении проектов независимости Косово, поддерживаемых Международной кризисной группой Джорджа Сороса, а также высказывает свои сомнения в связи с «естественной смертью» Югославии.

Кувейтская газета Al Watan также предоставляет слово двум аналитикам в вопросе о последствиях Дейтонских соглашений. Однако между строк читается не столько их озабоченность восстановлением Боснии, сколько мысль о восстановлении соседнего Ирака.

Кувейтский писатель и журналист Мохамед Халаф считает Дейтонский процесс эталоном послевоенного восстановления страны. Он хвалит ассоциацию за развертывание военных сил, политическую волю, сотрудничество и финансирование. Однако он считает, что будет крайне сложно установить в стране единое правительство.

Еще с большей похвалой отзывается о работе, проделанной в Боснии, директор Rand Corporation и бывший представитель США на Балканах Джеймс Доббинс. Он считает, что югославский пример должен вдохновлять американскую деятельность в Ираке: прежде чем думать об институциональном устройстве, необходимо восстановить страну. Поэтому он призывает, к тому, чтобы все иракские представители собрались и нашли способ положить конец тому, что подается как гражданская война, заявляя, что вопрос о конституции Ирака следует отложить на более позднее время.

Однако сравнение Боснии и Ирака ограниченно по очевидным причинам: до военного вторжения в Ираке не было столкновений различных сообществ, а оккупация инструментализировала и во многом способствовала проявлению религиозно-этнического разделения. Поэтому любое применение «боснийской модели» к иракским проблемам столкнется с несходством проблем в этих двух странах. Тем не менее, медиа-миф о «гражданской войне» в Ираке основан на множестве сравнений с ситуацией в Югославии в 90-х годах. При внимательном рассмотрении Югославия могла послужить моделью обострения межэтнических противоречий. Именно там генштаб США опробовал свою теорию «собачьего боя»: изоляцию одного народа, чтобы люди стали уничтожать друг друга, дойдя до такой степени, что они рады любому мирному решению, поступившему извне. Сожжение библиотеки в Сараево, бывшей символом культурного многообразия Югославии, стало подготовкой к разграблению багдадских музеев, символизировавших национальное единство Ирака, и все это под экспертным наблюдением посла Гэлбрейта, бывшего клинициста, руководившего расчленением Югославии. Ясно одно: война в Боснии привела к демонизации сербского национализма, что стало причиной единственного объяснения насилия в Косово, оправдав вооруженное вторжение, конец распада Югославии и расчленение Сербии. Бомбардировки НАТО, осуществленные в нарушение норм международного права, также привели к принятию международным сообществом принципа начала военных действий без согласия Совета Безопасности ООН.

Эта цепочка была восстановлена журналисткой Дианой Джонстон (принявшей участие в конференции Ось мира-2005) в статье в газете The Guardian. Она возвращается к мифам о югославском конфликте, распространенным в СМИ. В связи с реабилитацией ее работы газетой Guardian, она уточняет, что никогда не стремилась к отрицанию жестокостей, совершенных во время конфликта, а лишь хотела рассказать о контексте, в котором они происходили. В частности, она хотела показать, что сербский национализм был не хуже хорватского национализма в Боснии или албанского национализма в Косово, а сравнение Милошевича с Гитлером было упрощением, направленным лишь на вызов эмоций, а не существенным анализом. Хуже всего, что эти упрощения и обобщения позволили оправдать войну против Сербии, начатую в обход принципам международного права, что открыло дорогу последующим авантюрам такого рода.

Несоблюдение норм международного права первой военной державой мира гораздо более опасно для мира, чем национализм в маленьком государстве, - вот урок войны в Югославии, который по-прежнему трудно признать.
http://www.voltairenet.org/article131934.html



3 декабря 2005 г.

Одноглазая Фемида
Гаагский суд оправдал косовских террористов


30 ноября с.г. Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) оправдал по всем пунктам обвинения, включая обвинения в военных преступлениях, косовских албанцев Фатмира Лимая и Исака Муслиу. Третий албанец — Харадин Бальай — приговорен к 13 годам тюремного заключения. Судебная коллегия под председательством Кевина Паркера (Австралия) признала, что в концлагере Лопушник в районе города Глоговац с мая по июль 1998 г. свершались пытки и убийства сербов и албанцев. Однако, по мнению коллегии, обвинение не доказало «несомненную» причастность Лимая и Муслиу к этим преступлениям.

Тот факт, что в Лимае некоторые свидетели узнали «капитана Челику» — одного из полевых командиров Армии освобождения Косова (АОК), а также утверждения одного свидетеля, что он видел Лимая на месте казни 9 заключенных, оказались недостаточными для признания его соучастником преступлений. Судебная коллегия уже в начале процесса отклонила пять из десяти пунктов обвинения, считая, что нет доказательств того, что события в Лопушнике были частью систематических и широкомасштабных нападений на мирное население, а не просто единичными преступлениями. Три косовских албанца, решили судьи, не были участниками так называемой совместной преступной деятельности.

Отметим, что Лимай, Муслиу и Бальай были обвинены в убийстве по крайней мере 22 албанских и сербских мирных граждан, а также в пытках и других преступных акциях в лагере Лопушник. Прокуратура утверждала, что Лимай в то время (весна-лето 1998 г.) был командиром АОК в районе Малишева, Муслиу — начальником лагеря, а Бальай — охранником в лагере. Прокуроры требовали обвинительных приговоров и соответственно 20, 18 и 15 лет тюрьмы для каждого из них. Защита требовала их освобождения. В итоге, как мы видим, был наказан только «стрелочник». Более крупные фигуры оказались, по мнению суда, невиновными.

В зале суда оглашение приговора было встречено бурными аплодисментами местных албанцев. В ряде городов Косова развернулись широкие торжества и прославления решения МТБЮ. Президент Косова Ибрагим Ругова заявил, что решение трибунала подтверждает «оправданность освободительной борьбы косовских албанцев против сербской оккупации». Он выразил надежду на то, что удастся добиться освобождения и осужденного Бальая. Известный вождь АОК террорист Хашим Тачи (ныне председатель Демократической партии Косова) оценил данный судебный процесс как образец справедливости и пример для процессов по делам других заключенных-боевиков бывшей АОК. ООНовская администрация и натовские Силы для Косова в совместном коммюнике тоже сочли, что суд вынес приговор на основании «нормальных судебных процедур».

В Белграде пока отмалчиваются. Лишь Расим Ляич, председатель Национального совета по сотрудничеству с МТБЮ, заявил, что решение суда не способствует возвращению доверия в Сербии и Черногории к трибуналу. Сербы в Косове и Метохии находятся в подавленном состоянии; они почувствуют себя еще менее безопасно. Сразу после вести о решении МТБЮ неподалеку от Приштины был ранен 18-летний серб Д.Йованович (в него стреляли из машины на ходу).

Решение Гаагского суда скандально и позорно. Признав факт существования концлагеря в Косове, в котором пытали и уничтожали сербов, а также албанцев, отказывавшихся сотрудничать с террористической АОК, Гаагский трибунал нашел только одного виновника массовых расправ. При этом под суд попали лишь непосредственные исполнители казней. Реальные виновники массовых расправ — лидеры АОК (многие из которых ныне у власти в Косове) — были изначально выведены из числа обвиняемых.

Сама «технология» принятия этого решения показывает, что в МТБЮ «планка» для доказательства преступлений албанцев гораздо выше, чем для сербов. Да прокуроры, видимо, и не очень старались обосновать Обвинительный акт. В частности, они не позаботилась о том, чтобы доставить в Гаагу необходимых свидетелей преступлений указанной троицы.

Напомним, что если возникают проблемы со свидетелями против сербских лидеров, то «трибунал» угрожает им возбуждением уголовных дел. А здесь ни прокуратура, ни суд особенно не напрягались. Очевидно, что критерии отношения к сербам одни, к албанцам — другие. Бывшего премьер-министра Косова, террориста Рамуша Харадиная отпустили из гаагской тюрьмы всего через 2—3 месяца после ареста. При этом суд разрешил ему заниматься публичной политической деятельностью! И только под давлением международной академической общественности трибунал отозвал это решение.

После таких приговоров, разумеется, нужно задать существенный вопрос: так кто же, на самом деле, виновен в изгнании из края более чем 250 тысяч сербов, в убийствах и похищениях тысяч людей, в уничтожении православных храмов, в разграблении и уничтожении имущества сербов... До сих пор за это никто не был призван к ответственности. Наоборот. Такой приговор трибунала — сигнал одобрения де-факто действий албанских террористов в 1998—1999 гг. и в марте 2004-го.

Решение МТБЮ практически совпадает по времени с началом переговоров по статусу Косова. Это своего рода политическое послание, дающее стимул албанским сепаратистам занимать твердую позицию, добиваясь независимости Косова. Оно подстегивает албанцев к эскалации насилия в крае.

Действия трибунала явно имеют целью способствовать отделению этого южного сербского края под контроль албанцев. Некоторое время тому назад, на процессе против Слободана Милошевича судьи вдруг засуетились и предложили отделить обвинительный акт по Косову от актов по Хорватии и Боснии и Герцеговине, быстро закончить выступления свидетелей по Косову и вынести приговор! К чему такая спешка и к чему в середине процесса так кардинально менять «правила игры»?

Ведь в 2002 году именно трибунал навязал С. Милошевичу объединение всех трех обвинительных актов и запустил пресловутое понятие о «совместной преступной деятельности», чтобы ответственность за преступления Запада на просторах бывшей Югославии взвалить на сербский народ и Милошевича. Ответ простой и он сегодня на устах многих, особенно в Сербии: чтобы скорым приговором С.Милошевичу по Косову помочь албанцам добиться независимости края и, одновременно, разрушить стратегию успешной защиты С.Милошевича. Действия трибунала и по их сути, и по времени свидетельствуют именно о таких намерениях.

Борислав МИЛОШЕВИЧ,
посол Югославии
в России (1998—2001),
общественный деятель.

http://www.sovross.ru/2005/157/157_3_1.htm



Resolution 1244 (1999)


Adopted by the Security Council at its 4011th meeting,
on 10 June 1999
The Security Council,
Bearing in mind the purposes and principles of the Charter of the United Nations, and the primary responsibility of the Security Council for the maintenance of international peace and security,
Recalling its resolutions 1160 (1998) of 31 March 1998, 1199 (1998) of 23 September 1998, 1203 (1998) of 24 October 1998 and 1239 (1999) of 14 May 1999,

Преамбула резолюции сначала содержит обычный набор ритуальных ссылок на Хартию ООН и ответственность Совета Безопасности за поддержание международной безопасности и мира. Однако, уже со второго абзаца привлекает внимание многочисленность резолюций Совбеза по Косово: 1160 (1998) от 31.03.98, 1199 (1998) от 23.09.98, 1203 (1998) от 24.10.98, 1239 (1999) от 14.05.99 года. То-есть, данная резолюция уже пятая по счету, в среднем - одна резолюция в три месяца.

Regretting that there has not been full compliance with the requirements of these resolutions,
Дальше - откровенное признание: "Сожалея, что эти резолюции не были выполнены в полном объеме". Ну, не выполнили четыре резолюции - примем пятую, может, хоть ее выполнят!
Determined to resolve the grave humanitarian situation in Kosovo, Federal Republic of Yugoslavia, and to provide for the safe and free return of all refugees and displaced persons to their homes,
Condemning all acts of violence against the Kosovo population as well as all terrorist acts by any party,

Recalling the statement made by the Secretary-General on 9 April 1999, expressing concern at the humanitarian tragedy taking place in Kosovo,

Далее - вся колоссальная сложность ситуации в Косово сводится к "серьезной гуманитарной ситуации", "гуманитарной трагедии" и "свободному и безопасному возвращению беженцев". Поскольку 250 тысяч сербских беженцев были порождены именно этой резолюцией и пока еще относительно спокойно жили в своих домах, о них в резолюции не было и речи, хотя уже можно было бы предположить их появление. Обратите внимание, что превращение "серьезной гуманитарной ситуации" в "гуманитарную трагедию" произошло в районе 9 апреля, то есть, через две недели после начала бомбардировок. Тут же осуждаются любые акты насилия против населения Косово (это, наверное, про Югославию) и все террористические акты любой стороны (это непонятно: какая еще "любая сторона" кроме УЧК совершала террористические акты в Косово?). Стесняется кого-то Совет Безопасности, темнит и уходит от прямой оценки! Не тревожьтесь, потом, в конце, аж в пятнадцатом пункте он что-то невнятное пробормочет и про УЧК. Потерпите немного.
Recalling the jurisdiction and the mandate of the International Tribunal for the Former Yugoslavia,

Reaffirming the commitment of all Member States to the sovereignty and territorial integrity of the Federal Republic of Yugoslavia and the other States of the region, as set out in the Helsinki Final Act and annex 2,

Это уже существенно: подтверждается обязательство соблюдать суверенитет и территориальную целостность Югославии, а также других государств региона как это указано в Заключительном акте в Хельсинки. А вот дальше невинная такая ссылка на приложение 2. Мы позже разберем это приложение поподробнее. Дело в том, что как раз это приложение и говорит о том, каким образом будет ограничен суверенитет суверенной Югославии и как конкретно будет нарушена ее территориальная целостность.
Reaffirming the call in previous resolutions for substantial autonomy and meaningful self-administration for Kosovo,

1. Decides that a political solution to the Kosovo crisis shall be based on the general principles in annex 1 and as further elaborated in the principles and other required elements in annex 2;

Здесь сначала подтверждаются предыдущие призывы к существенной автономии и значимому самоуправлению в Косово, а затем идет утверждение: "Решает, что политический выход из кризиса в Косово будет основываться на общих принципах, указанных в приложении 1, как это подробно расписано в принципах и других обязательных элементах, указанных в приложении 2. Про приложение 2 мы мельком упомянули, потом разберем его подробнее. Что же такое приложение 1? Это не что иное, как Заявление председателя совещания министров иностранных дел "Большой восьмерки", собравшихся во Флориде 6 мая 1999 года. В Заявлении подверждается, что "восьмерка" согласовала следующие принципы урегулирования в Косово:

Немедленное и контролируемое прекращений репрессий в Косово.

Вывод из Косова военных, полицейских и полувоенных формирований.

Обеспечение в Косове эффективного военного и гражданского присутствия, одобренного и принятого ООН, способного гарантировать достижение общих целей.

Установление в Косове по решению Совета Безопасности ООН временной администрации для обеспечения мирной и нормальной жизни для всех жителей Косова.

Безопасное возвращение всех беженцев и перемещенных лиц и беспрепятственный допуск в Косово организаций, осуществляющих гуманитарную помощь.

Осуществление политического процесса, направленного на создание переходного политического соглашения, обеспечивающего существенное самоуправление в Косове, полностью принимая во внимание соглашения в Рамбуйе и принципы суверенитета и территориальной целостности Федеративной Республики Югославия и других стран региона, а также демилитаризацию УЧК.
Всеобъемлющий подход к экономическому развитию и стабилизации кризисного региона.

Давайте на секунду остановимся. Зачем Совету Безопасности нужно было приводить ссылку на министров иностранных дел "Большой восьмерки"? Ну, если они там хороший текст выработали - внесите этот текст от имени Совбеза один к одному и все! Нет, смысл здесь, по-моему, в другом: легализация структур, подменяющих ООН. В ООН ведь все входят - всякие там Габоны, Румынии и Белоруссии. А в восьмерку - избранные. Вот они и должны решать! Теперь становится более понятным и текст третьего абзаца, приведенного выше: "Обеспечение в Косово эффективного международного гражданского и военного присутствия, (...) способного гарантировать достижение общих целей". Вам понятно, чьих это "общих целей", раз это принималось на "восьмерке"? То то и оно!

Далее - а Рамбуйе-то зачем сюда приплели? "...Полностью принимая во внимание соглашения в Рамбуйе..." Ведь Соглашения в Рамбуйе НЕ БЫЛО. Вернее, текст-то написанный Мадлен Олбрайт был, но Югославия отказалась его подписать, а раз одна сторона не подписала, то какое же это соглашение? И здесь собака зарыта близко к поверхности: это легализация УЧК, это включение бывших террористов в новую политическую элиту Косово. Идем дальше по резолюции 1244.

3. Demands in particular that the Federal Republic of Yugoslavia put an immediate and verifiable end to violence and repression in Kosovo, and begin and complete verifiable phased withdrawal from Kosovo of all military, police and paramilitary forces according to a rapid timetable, with which the deployment of the international security presence in Kosovo will be synchronized;

4. Confirms that after the withdrawal an agreed number of Yugoslav and Serb military and police personnel will be permitted to return to Kosovo to perform the functions in accordance with annex 2;

5. Decides on the deployment in Kosovo, under United Nations auspices, of international civil and security presences, with appropriate equipment and personnel as required, and welcomes the agreement of the Federal Republic of Yugoslavia to such presences;

6. Requests the Secretary-General to appoint, in consultation with the Security Council, a Special Representative to control the implementation of the international civil presence, and further requests the Secretary-General to instruct his Special Representative to coordinate closely with the international security presence to ensure that both presences operate towards the same goals and in a mutually supportive manner;

Шестой пункт очень интересен тем, что говорит о назначении Специального представителя Генерального секретаря ООН по Косово и о том, что Генсек ООН обяжет Спецпредставителя координировать свои действия с руководством военного контингента. Здесь - и тоже очень неглубоко - зарыта еще одна собака. Руководство военным контингентом осуществляется командованием НАТО, по плану НАТО (на основе операции "Джойнт Гардиан") и естественно, в интересах НАТО. Основную массу 43-тысячного контингента КФОР составляют войска НАТО. Таким образом, резолюция СБ 1244 предостерегает Генсека ООН и его представителя: избави вас Бог сделать шаг вправо или шаг влево без согласия НАТО. Не случайно, за два с половиной года в Косово назначается уже третий по счету Спецпредставитель Генсека ООН!

9. Decides that the responsibilities of the international security presence to be deployed and acting in Kosovo will include:

(a) Deterring renewed hostilities, maintaining and where necessary enforcing a ceasefire, and ensuring the withdrawal and preventing the return into Kosovo of Federal and Republic military, police and paramilitary forces, except as provided in point 6 of annex 2;

(b) Demilitarizing the Kosovo Liberation Army (KLA) and other armed Kosovo Albanian groups as required in paragraph 15 below;

(c) Establishing a secure environment in which refugees and displaced persons can return home in safety, the international civil presence can operate, a transitional administration can be established, and humanitarian aid can be delivered;

(d) Ensuring public safety and order until the international civil presence can take responsibility for this task;

(e) Supervising demining until the international civil presence can, as appropriate, take over responsibility for this task;

(f) Supporting, as appropriate, and coordinating closely with the work of the international civil presence;

(g) Conducting border monitoring duties as required;

(h) Ensuring the protection and freedom of movement of itself, the international civil presence, and other international organizations;

Этот самый пространный пункт и самый интересный. Он говорит о том, какие функции должен выполнять международный военный персонал (в реальности - КФОР). Это - не допустить возобновление военных действий и возвращения формирований Югославии в Косово; это обеспечить поддержку работы международной гражданской администрации; это охранять границы. Это - то, что реально выполнялось и выполняется. Всего три подпункта - (а), (f), (g) из восьми. Как был выполнен подпункт (b) - демилитаризация УЧК - мы уже знаем: в лучших традициях советской бюрократии. Сделали, как хотели, а отрапортовали, как надо - дескать, в установленные сроки и в полном объеме. Немедленно эта самая разоруженная УЧК начала дестабилизацию ситуации в Сербии (Прешево, Медвежья и др.), а также в Македонии (Тетово, Куманово, Арачиново и даже Скопье).

Подпункт (с) гласил: обеспечить безопасную обстановку, при которой беженцы и перемещенные лица могут спокойно вернуться в свои дома. Албанские беженцы вернулись домой спокойно. 250 тысяч беженцев сербских до настоящего времени скитаются по свету. Любой из них, попытавшийся вернуться, скорее всего будет убит под самым носом 43-тысячного контингента, как были убиты в Косово 811 сербов только за первый год оккупации, или просто исчезнет, как исчезли за это же время 757 сербов. Мало что изменилось и почти три года спустя после ввода войск НАТО. Статистика убитых и исчезнувших несколько уменьшилась, но не потому, что УЧК стало менее активным или КФОР более строгим: просто убивать и захватывать стало некого!

Подпункт (d) о том же: обеспечить общественный порядок и безопасность... После ввода войск НАТО было убито или просто исчезло свыше двух тысяч сербов, разрушены и стерты с лица земли многочисленные дома и не менее многочисленные памятники старины. Одних церквей, причем старинных, включая шедевры 14-15 века, с июня 1999 по май 2001 года было разрушено в Косово более ста - какой уж тут порядок и безопасность! Полиция ООН работает также с оглядкой на УЧК. Нашумевший пример с арестом Гани Тачи, брата Хашима Тачи, более, чем характерен. 6 января 2000 года полиция ООН разбирала инцидент, связанный со стрельбой из дома, где жил Гани Тачи. Самого Гани арестовали, а при обыске в его доме нашли значительное количество оружия и ...791 000 долларов наличными. Менее, чем через сутки Гани освободили, принесли извинения и вернули деньги и оружие: вмешался брат, позвонил куда надо, оттуда надавили - результат извстен. Говорят, извиняться приезжал сам тогдашний Спецпредставитель Генсека ООН Бернар Кучнер, тоже доктор, как и Ругова. Какой уж там общественный порядок...

Особую проблему представляет обедненный уран американских бронейбойных снарядов. При ударе о броню он превращается в мельчайшую и очень устойчивую аэрозоль, оставаясь по-прежнему радиоактивным. У меня нет статистики заболеваний, вызванных этой причиной, но число заболеваний значительно, особенно это проявилось в первый год после агрессии. Пресса собщала даже о многочисленных случаях заболеваний среди воинского контингента НАТО. Но давайте вернемся назад к резолюции 1244.

Последний подпункт (h) говорит об обеспечении свободы передвижения. Нет там этой свободы, до сих пор нет. Из анклавов и в анклавы мы сами возили жителей лишь в бронированных автомобилях и под охраной эскортов. И так будет еще очень и очень долго. До тех пор, пока гигантская машина, запущенная мировой общественностью, не перестанет обслуживать интересы США и НАТО и не начнет реально заниматься судьбой народа Косово и хотя бы формально выполнять даже эту далекую от совершенства и однобокую резолюцию Совета Безопасности ООН.

Давайте пропустим несколько второстепенных пунктов резолюции - к некоторым мы вернемся отдельно, когда будем рассматривать жизнь в Косово при оккупации. Посмотрим пункт 15.

15. Demands that the KLA and other armed Kosovo Albanian groups end immediately all offensive actions and comply with the requirements for demilitarization as laid down by the head of the international security presence in consultation with the Special Representative of the Secretary-General;

То есть, Совбез требует, чтобы УЧК и другие вооруженные группы косовских албанцев немедленно прекратили все наступательные действия (оборонительные, значит, можно!) и выполнили все требования по демилитаризации как это будет установлено главой международных сил безопасности после консультаций со Спецпредставителем генсека ООН. Вы помните, что сделал Хашим Тачи - он немедленно назначил себя премьер-министром Временного правительства Косово, послал в 27 из 29 муниципалитетов своих представителей, и те начали действовать. Пока глава международных сил безопасности проснулся, да пока проконсультировался со спецпредставителем, да пока установил требования, УЧК изгнало из Косово 250 тысяч вполне реальных сербов, турок, цыган и представителей других национальностей, бросивших свои дома, свои земли, все нажитое. И если бы не твердость и решительность командующего французской зоной КФОР в Митровице и не стойкость французских солдат, изгнали бы и остальных сербов из северных муниципалитетов Косово.

Резолюция заканчивается оптимистическим утверждением, что международная военная и гражданская администрация в Косово устанавливается на срок 12 месяцев. Сейчас, три года спустя, кажется вполне реальным, что этот срок будет не меньше, чем 12 лет.
Еще один дефолт России

(В этом разделе использованы аналитические материалы статьи "Дефолт-2" в уже цитированной работе "Россия-2000", т.1 стр.993 - 996)

Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН. Россия столетиями имела и имеет на Балканах стратегические интересы. Сербия является одним из немногих подлинных друзей России. Тем не менее, Россия без боя отдала все, что можно только было отдать. Какие вопросы могла бы поставить Россия при обсуждении резолюции в Совете Безопасности? Вот некоторые из них.

- Осудить воздушный террор НАТО против суверенной страны. - Зафиксировать ответственность НАТО за экономическую и социальную катастрофу в Сербии и необходимость компенсации ущерба от бомбардировок. - Зафиксировать ответственность НАТО за вмешательство во внутренние дела Югославии. - Зафиксировать необходимость полномасштабного российского участия в миротворческих силах и выделение России собственной зоны контроля в Косово. - Зафиксировать нарушение механизма урегулирования спорных вопросов, решение их в обход структур ООН и Совета Безопасности. - Остановить судебное преследование руководителей Югославии Гаагским трибуналом. - Установить механизм жесткого контроля за разоружением и полным роспуском УЧК. - Не допустить единоличного командования миротворческими силами со стороны НАТО. - Установить механизм и график возвращени Косово под полный суверенитет Сербии и Югославии. - Обеспечить весомое участие России в послевоенном восстановлении Косово и Югославии.

Наверное, не все из указанных выше пунктов удалось бы провести через Совет Безопасности. Скорее всего, нет. Слишком уж неравное соотношение сил. Одна дипломатия без опоры на реальный военный, экономический и идеологический потенциал страны совершить чудеса не в состоянии. И все-таки, одно дело сдаться без боя, совсем другое - быть побежденным в открытом бою. Разница - вопрос достоинства и чести. Их ельцинская Россия как раз и потеряла.

В это время в стране шла чехарда премьер-министров. Ельцин готовился уйти в отставку и думал о преемнике, делая одну "рокировочку" за другой. Надвигались выборы в Думу и выборы Президента. Разбухшая от наворованного российская элита беспокоилась лишь о сохранении награбленного при новых правителях. Не до дипломатии тут было, не до Косово. А в конечном итоге - не до России. И блестящий бросок из Боснии в Косово наших десантников, втайне от российского МИДа, явочным порядком занявших наивыгоднейшую стратегическую позицию - аэропорт Приштины, Слатину, до подхода каких-либо частей НАТО, уже ничего не мог изменить. Занятый плацдарм не был расширен и даже не был использован. Десантников предали так же, как раньше предали Югославию.

Автор: Чуксин Николай Яковлевич
http://www.army.lv/?s=1270&id=3130



Технология манипуляции: Фотография, обманувшая весь мир


Портрет истощенного мусульманина за сербской колючей проволокой, запечатленный на пленке британскими тележурналистами, превратился в символ боснийской войны. Но на фотографии показано не вполне то, что кажется с первого взгляда. Немецкий журналист Томас Дейчман раскрывает подлинную историю, спрятанную за фотографией.

На фотографии изображен боснийский мусульманин Фикрет Алич, изможденный, голый по пояс, и, по всей очевидности, находящийся в заключении за забором из колючей проволоки, в лагере, организованном боснийскими сербами в г. Трнополье. Кадр взят из видеоленты, снятой 5 августа 1992 года группой британских тележурналистов под руководством Пенни Маршалл из телекомпании Ай-Ти-Эн. Кроме нее в группу входили оператор Джереми Ирвин, Иан Вилльямс с 4 канала британского телевидения, и репортер Эд Валльями из газеты "Гардиан". За этот кадр группа была награждена премией.

Для многих этот кадр стал символом ужасов боснийской войны - одна британская газета озаглавила снимок "Бельзен'92" (Дэйли Миррор, 7 августа 1992 года). Но впечатление, которое содает снимок, лживо. На самом деле ни Фикрет Алич, ни его товарищи-мусульмане не были посажены за колючую проволоку. Никакого забора из колючей проволоки вокруг лагеря Трнополье вообще не существовало. Лагерь был не тюрьмой, и уж конечно не "концентрационным лагерем", а местом сбора для беженцев - которые по большей части пришли в поисках безопасности и могли в любой момент спокойно уйти. Колючая проволока, запечатленная на фотографии, окружает не боснийских мусульман - но оператора и журналистов. Это часть полуразрушенного забора вокруг небольшого строения по соседству с лагерем Трнополье. Британские журналисты снимали изнутри огороженного участка, направляя камеру на лагерь и беженцев сквозь забор. Однако большинство людей, видевших получившиеся снимки, ошибочно посчитали, что боснийских мусульман держат за колючей проволокой.

Каковы бы ни были намерения британских журналистов, по всему миру их снимки восприняли как первое документальное свидетельство того, что в Боснии существуют концентрационные лагеря. "Доказательство: за колючей проволокой, жестокая правда о страданиях в Боснии" - писала Дейли Миррор на первой странице, возле репродукции снимка из Трнополье, - "мы видим те же сцены, что мелькают в памяти в черно-белом изображении по съемкам 50-летней давности, сделанным в нацистских концентрационных лагерях" (7 августа 1992 года). Даже через год после того, как были сделаны снимки, статья в газете Индепендент все еще использовала колючую проволоку для того, чтобы увязать сербов с нацистами: "камера медленно скользит вверх по костлявому торсу пленника. Мы видим голод. Но потом мы замечаем колючую проволоку поперек грудной клетки, и мы понимаем, что перед нами Холокост - концентрационные лагеря." (5 августа 1993 года.)

Ни Пенни Маршалл, ни Иан Вилльямс, ни Эд Валльями никогда не называли Трнополье концентрационным лагерем. Они осудили попытки третьих лиц использовать их снимки и репортажи в качестве "доказательства" того, что в Боснии происходит Холокост по-нацистски. Но за прошедшие четыре с половиной года никто из них так и не рассказал во всех подробностях о том, откуда взялась так поразившая мировое общественное мнение колючая проволока.

Впервые я заподозрил, что со знаменитыми снимками из Трнополье не все чисто, когда выполнял обязанности свидетеля-эксперта для Трибунала по Военным Преступлениям. Меня, как журналиста со стажем работы в Боснии, попросили составить обзор сообщений в немецких СМИ о Душко Тадиче, боснийском сербе, которого обвиняли в военных преступлениях. Просматривая статьи и видеопленки, показанные в свое время по немецкому телевидению, я убедился в огромном, решающем значении фотографий из Трнополье. Снова и снова мелькал кадр Фикрета Алича за колючей проволокой, сделанный группой Пенни Маршалл.

Как-то вечером, когда я у себя дома еще раз просматривал фотографии, моя жена указала мне на незначительное, но странное обстоятельство. Если Фикрет Алич и другие боснйские мусульмане находятся в заключении за забором из колючей проволоки, то почему проволока прикреплена к столбам с той стороны, где они стоят? Ведь, как знает каждый садовник, обычно проволоку прикрепляют к столбам снаружи, так что огороженный участок оказывается запертым. Я подумал - быть может, это не люди в лагере находятся за колючей проволокой, но британские журналисты?

Мои подозрения усилились после беседы с профессором Мирчей Владимировым, голландским адвокатом, который защищал Тадича на Трибунале по Военным Преступлениям в Гааге.

Главный свидетель против Тадича, Драган Опачич (позже разоблаченный как заранее подготовленный лжец) рассказал суду о заборе из колючей проволоки вокруг лагеря в Трнополье, и даже нарисовал план местности, на котором был показан забор. Но когда профессор Владимиров поехал в Боснию собирать доказательства для защиты, ему очень быстро стало ясно, что Опачич лжесвидетельствовал - никаких следов забора из колючей проволоки, окружавшего лагерь, найти он не смог.

Я решил вернуться в Боснию и пройти по следам группы британских журналистов, снимавших в Трнополье, чтобы докопаться до подлинной истории, скрытой за снимками.

Поездка британских журналистов в Боснию летом 1992 года происходила на фоне все возрастающей истерии, вызванной публикацией на Западе первых статей, где утверждалось, что боснийские сербы организовали кровавые концентрационные лагеря. 19 июля 1992 года американский журналист Рой Гутман написал в газете "Ньюсдей" о лагере в Маняче, и по всему миру показывали фотографии обритых наголо заключенных, которые сделал в Маняче Андре Кайзер. 29 июля в газете Гардиан Мэгги О'Кэйн приводила свидетельства очевидцев, которые якобы видели, как мусульман запихивают в вагоны для скота и отправляют куда-то с вокзала Трнополье. 2 августа Рой Гутман опубликовал еще одну статью, где назвал сербский лагерь в Омарска "лагерем смерти". Статьи Гутмана и О'Кэйн опирались в основном на слухи и неподтвержденные заявления. Тем не менее, они вызвали международную сенсацию.

Приехав в Боснию в конце июля 1992 года, Маршалл, Вилльямс и Валльями сразу же оказались под мощным давлением - от них ждали рассказа о лагерях. Статья Роя Гутмана о "лагере смерти" Омарска была опубликована, когда британские журналисты уже были в Боснии, и еще более подстегнула ожидания в лондонских редакционных офисах.

Вернувшись, Пенни Маршалл рассказала, что и она, и Вилльямс получили указания от выпускающих редакторов Ай-Ти-Эн и 4 канала не делать ничего, пока репортаж о лагерях не будет у них в кармане: "Они отправили меня и Иана Вилльямса в свободное плавание с наказом найти и посетить фильтрационные лагеря, и приказали не передавать вообще ничего до тех пор, пока мы не составим репортаж на эту тему". (Сандей Таймс, 16 августа 1992 года.)

Однако приближался конец командировки, а британская команда все не могла найти никакого материала для репортажа про лагеря. Последним пунктом их маршрута оказался лагерь беженцев в Трнополье, возле деревни Козарач, которая несколько месяцев назад, в мае 1992 года, попала под контроль сербских подразделений. Это был последний шанс найти материал, которого требовали редакторы.

Пленка была отснята в Трнополье 5 августа, смонтирована в Будапеште на следующий день и показана в тот же вечер. В центре сюжета - кадры журналистов, беседующих с Фикретом Аличем и группой боснийских мусульман сквозь колючую проволоку. Именно эти кадры все восприняли как свидетельство того, что мусульман запирают за колючей проволокой; именно за эти кадры ухватились международные средства массовой информации, чтобы символически увязать сербские лагеря с нацистскими. Но откуда же взяли эти кадры британские журналисты?

Я просмотрел остальные пленки из Трнополье - те кадры, которые не пошли в эфир. Этот материал открывает в истории много нового. Лагерь в Трнополье состоял из зданий бывшей школы и местного клуба, в котором размещался медицинский центр и зал для собраний. По соседству располагался большой открытый участок, раньше там была спортплощадка. Заборы, окружавшие отдельные части лагеря, все были высотой около метра и такого типа, какие обычно можно встретить вокруг школы или публичного здания. Британские журналисты могли входить во все лагерные помещения. Кое-что они сняли внутри зданий. Но в основном они сосредоточили внимание на группе мусульман, которые только что прибыли из лагеря в Кератерме, возле Приедора, и ждали снаружи, пока их зарегистрируют, дадут им еды и покажут, где спать.

Чтобы заснять этих беженцев, Маршалл и ее оператор прошли в комплекс зданий по соседству с территорией лагеря. Этот небольшой комплекс состоял из гаража, трансформаторной будки и кирпичного сарая. До войны здесь продавали овощи, а в сарае стояли трактора и строительные машины. Чтобы предохранить все это от воров, двумя годами ранее территория комплекса - примеро 500 квадратных метров - была обнесена колючей проволокой. Сооружение забора из колючей проволоки никак не было связано ни с войной, ни с беженцами, ни с лагерем. Столбы, к которым крепилась проволока, стоят до сих пор. Следы проволоки до сих пор можно найти на западной стороне комплекса.

К тому времени, когда Маршалл, Вилльямс и Валльями входили в огороженный комплекс возле лагеря, колючая проволока уже была порвана в нескольких местах. Вместо того, чтобы пройти через распахнутые ворота, они воспоользовались дырой в заборе с южной стороны. Потом они подошли к северному участку забора. Любопытные беженцы тут же собрались "внутри" лагеря - но "снаружи" участка, огороженного колючей проволокой. Именно в этот момент, сквозь забор из колючей проволоки, и были сняты знаменитые кадры с Фиркетом Аличем.

На неиспользованной части пленки видно, как оператор Ирвин под разными углами пробует камерой забор из колючей проволоки, по-видимому, в поисках наиболее красочного ракурса. Большинство беженцев в лагере в той или иной степени были отмечены войной, но мало кто был так изможден, как Фикрет Алич. Тем не менее, именно он оказался в центре внимания.

Вернувшись, Пенни Маршалл писала в Сандей Таймс: "Наш оператор Джереми Ирвин понимал, что в Приедоре ему удалось снять впечатляющие кадры, но всю их силу мы осознали только тогда, когда просмотрели пленки в нашей будапештской монтажной студии." Вот как описал произведенный эффект Эд Валльями в своей книге "Времена года в Аду": "Фикрет Алич, чьи торчащие ребра пересекла колючая проволока лагеря Трнополье, превратился в символ войны, на всех журнальных обложках и на всех телеэкранах мира."

Редактор иностранного отдела Ай-Ти-Эн Майк Джереми позже назвал снимок "одним из ключевых образом войны в бывшей Югославии". (Индепендент, 5 августа 1993 года.)

И при всем при том, важнейшая часть этого "ключевого образа" была получена выбором ракурса и монтажом. На других кадрах, не попавших в эфир, ясно видно, что большая открытая площадка, на которой стоят беженцы, не окружена никакой колючей проволокой. Видно, что люди могут свободно приходить и уходить по дороге, и передвигаться по площадке, где они уже поставили для себя несколько палаток. По соседству, внутри огороженного колючей проволокой участка, мы видим человек пятнадцать, в том числе женщин и детей, которые сидят в тени дерева. Группе Пенни Маршалл никто не мешал зайти на огороженный участок, отснять пленку и покинуть его; беженцам никто не мешал заходить на участок в поисках укрытия от яркого августовского солнца.

На еще одном из неопубликованнх кусков пленки мы видим Фикрета Алича и других только что прибывших беженцев под другим углом. Оператор теперь не за колючей проволокой, а примерно в 20 метрах к западу от нее. С этой точки совершенно очевидно, что беженцы вовсе не заключены за колючую проволоку. Ожидая, пока их зарегистирируют и скажут им, куда идти, беженцы стоят за обычным забором из проволочной сетки, высотой чуть больше одного метра - который примыкает к другому забору, из колючей проволоки. Но эти кадры не дошли ни до телеэкранов, ни до журнальных обложек.

В прошлом декабре, когда я был в Трнополье, я расспрашивал местных жителей про лагерь и про колючую проволоку. Драган Балтич, 17 лет, до весны 1992 года ходил в Трнополье в школу. Он уверен, что кроме забора вокруг небольшой группы зданий, "никакого другого забора из колючей проволоки не было". Его 19-летняя сестра Драгана сейчас работает в центре для беженцев, расположенном в школе. Драгана подтверждает рассказ брата. Она добавляет, что раньше был еще метровый металлический забор перед зданием школы и вокруг него, чтобы дети не могли выбегать на дорогу. Этот забор можно видеть на пленках журналистов Ай-Ти-Эн. Некоторые беженцы опираются на него, другие перепрыгивают его, входя на территорию лагеря. Кроме того, Драгана вспоминает, что от дороги к клубу, примыкая в конце к забору из колючей проволоки, шел забор из мелкой проволочной сетки высотой где-то в 1.2 метра, "такой, за каким держат кур".

Этот сеточный забор, протянутый до войны, также ясно виден на фотографиях Ай-Ти-Эн.

В Приедоре, в его собственном офисе я встретился с Перо Кургузом. Он руководит местным Красным Крестом, и работал в Трнополье в тот промежуток времени, когда функционировал лагерь беженцев. В августе 1992 года британские журналисты брали у него интервью. Он, как он говорит, объяснил им, что люди пришли в лагерь по собственной воле, для защиты. Он рассказал мне, что за все время работы лагеря никакого забора вокруг него так и не построили. Напротив: когда другие лагеря, в Кератерме и в Омарска, были закрыты, а Трнополье, разместивший 7,500 человек, оказался переполнен, беженцы разобрали заборы и использовали все подручные материалы для постройки жилья. Кургуз настаивает на том, что этот лагерь не был ни местом залючения, ни лагерем военнопленных; это было место сбора для мусульман, лишившихся крова. Все, с кем я говорил, подтверждают то, что беженцы могли покидать территорию лагеря почти в любое время дня и ночи.

Когда я показывал фотографию Фикрета Алича за колючей проволокой жителям Трнополье, реакция была каждый раз одна и та же: возмущение и разочарование. Они ожидали от западных журналистов справедливого освещения событий, и принимали их с распростретыми объятиям. Велько Грмуза с семьей был выгнан из своего дома в Босанска Бойна возле Велика Кладуза, его поселили в дом изгнанного мусульманина в Трнополье. В середине августа 1992 года, прежде чем его послали на фронт, он пару дней проработал охранником в лагере беженцев. Когда я рассказал ему, что Фикрет Алич пережил войну, он обрадовался, но фотография его возмутила. Милица, его жена, рассказала мне, что во время войны она, по распоряжению местных властей, помогала поддерживать работу лагеря: "Тогда мы пытались помогать западным журналистам, мы понятия не имели о том, как работают западные газеты. Позже мы получили распоряжение больше не говорить с теми журналистами, кто не мог предъявить специальный разрешающий документ."

68-летний Миса Радулович раньше был учителем в Трнополье и в Козараче. Сейчас он ходит с палочкой и почти слеп. Но - как и всех мужчин, признанных годными - во время войны его призвали в армию, и он три дня служил охранником в лагере Трнополье. "Мы охраняли мусульман от сербских экстремистов, которые хотели мстить," - говорит он. "Люди могли покидать лагерь безо всяких бумаг, но это было опасно. Забор из колючей проволоки был только в этом углу, вокруг сарая, этой вот маленькой лавки с сельскохозпродуктами и электрической подстанции".

Без сомнения, большинство беженцев в Трнополье были истощены. В лагере гражданские лица подвергались оскорблениям и нападениям, были даже сообщения об изнасилованиях и убийствах. Но, по грустной иронии, не будь этого, контролируемого сербскими солдатами сборного пункта для беженцев, гораздо больше мусульман могли бы потерять жизнь.

Сборный пункт был спонтанно организован беженцами в тот момент, когда в районе Приедора усилилась гражданская война. В мае 1992 года сербские силы взяли город Козарач и выгнали его жителей-мусульман, точно так же, как в других участках зоны боевых действий выгоняли из домов сербских и хорватских мирных жителей. Многие из убегавших мусульман попытались найти убежище на территории школы в Трнополье. Они собирались там в надежде избежать и встречи с сербскими ополчениями, и насильственного призыва в армию силами боснийских мусульман. Многие из сербских солдат, охранявших лагерь, были местные мирные жители, мобилизованные несколько дней назад, и лично знали беженцев. Красный Крест присутствовал постоянно, им руководил Перо Кургуз - который рассказал мне, что встретил в лагере многих старых знакомых.

Несмотря на все это, лагерь посреди зоны боевых действий никогда не мог быть вполне безопасен. И все же многие беженцы предпочитали остаться в лагере, а не рисковать жизнью снаружи. Есть сообщения о беженцах, которые на короткое время покинули лагерь, чтобы навестить свои поля и жилища в поисках пищи и пожитков - и больше их никто никогда не видел.

Через несколько дней после группы Пенни Маршалл лагеря в Маняче и Трнополье посетил Пэдди Эшдаун, лидер британских либеральных демократов. Эшдаун - отнюдь не союзник боснийским сербам; он громко и многократно призывал к британскому вмешательству в конфликт. Тем не менее, его впечатления от лагеря Трнополье, описанные в Индепендент 13 августа 1992 года, звучат как голос здравого смысла посреди всеобщей истерии вокруг лагеря: "Они собрались здесь потому, что хоть куда-то им надо идти. Их дома сожжены, их жизнь под угрозой. Мусульманские экстремисты заставляют всех мужчин идти в партизаны, вот они и пришли сюда в поисках безопасности. Но еще недавно почти каждую ночь на незащищенный лагерь нападали сербские экстремисты, которые избивают беженцев, отбирают то немногое, что у них осталось и, как утверждается, насилуют женщин. Сейчас положение улучшилось."

Однако в глазах всего мира драматические снимки Фикрета Алича, заключенного, по всей видимости, за колючую проволоку, оставили впечатление: сербы организовали нацистские лагеря. Это задало тон для всего последующего совещения событий. Миса Радуловч рассказал мне, что после британской теле-команды в лагерь стали приезжать другие западные журналисты: "Каждый из них хотел только одного - увидеть переднюю часть территории лагеря и сфотографировать самых изможденных людей. Я поспорил с одним журналистом и предложил ему фотографировать где-нибудь еще, например, внутри здания школы. Но внутрь он и войти не пожелал."

Первая из статей Эда Валльями про Трнополье была напечатана в Гардиан 7 августа 1992 года, на следующее утро после демонстрации в эфире снимков Ай-Ти-Эн. Вероятно, сочиняя статью, Эд Валльями еще не видел смонтированного репортажа. Забор из колючей проволоки в статье не упоминался, и утвержалось, что Трноплье не следует называть концентрационным лагерем. Вaлльями показал положение в лагере вполне сбалансированно; он цитировал мусульман-бежнецев, которые говорили, что силу к ним никто не применял, что лагерь доставляет какую-то безопасность, и что иначе они бы не знали, куда пойти.

Однако к тому времени, когда Вaлльями стал описывать свои впечатления от Трнополье в книге "Времена года в Аду", 1994 года, тон его изменился. Тот самый забор из колючей проволоки, который в первой статье он счел не стоящим упоминания, теперь стал фокусом внимания журналиста газеты Гардиан. Вот как Валльями описывает в книге свои первые впечателния от Трнополье: "Снова следы на грязи, снова - выжженные деревни, наконец - то, что когда-то было отдельно стоящим зданием школы, и еще одна поражающая, ужасная картина - кищащая, многоликая толпа, окруженная забором из колючей проволоки". Акценты в некоторых из бесед Валльями с местными жителями тоже измененились за время между его первым репортажем и его позднейшими писаниями по поводу Трноплье. Например, мусульманка Инар Гнорич рассказала Валльями, что она пришла в Трнополье по собственной воле, в поисках безопасности. В статье в "Гардиан" в августе 1992 года Валльями цитировал ее слова так: "условия здесь очень тяжелые, но были сильные бои, и у нас совсем не было пищи. Здесь не так опасно, но мы не знаем, какой у нас статус. Мы беженцы, но вот охранник, а вот проволочный забор." Неясно, какой именно забор она имеет в виду. Однако в книге Валльями Гнорич однозначно говорит о заборе из колючей проволоки вокруг лагеря.

Пенни Маршалл действительно упоминала забор из колючей проволоки в первом репортаже, написанном ею после возвращения из Трнополье и опубликованном в Сандей Таймс 16 августа 1992 года. Она просто написала про свое первое посещение лагеря так - "снаружи была колючая проволока". Описывая свое второе посещения лагеря в той же статье, она замечает: "за неделю, прошедшую после нашего первого репортажа, лагерь изменился снаружи. Забор из колючей проволоки был снят, а сербы оставили стоительные материалы, чтобы беженцы могли построить себе жилье".

Это правда: тот забор из колючей проволоки, который оператор Пенни Маршалл снимал в первое посещение (а также и забор из обычной проволочной сетки) действительно сняли до ее возвращения. Однако Пенни Маршалл не уточняет, где же именно "снаружи" находился этот забор из колючей проволоки. Таким образом, она не делает ничего, чтобы исправить ложную интерпретацию ее снимков в глазах столь многих. Точно так же, в своей книге Эд Вулльями пишет, что "через четыре дня после нашего посещения Трнополье забор был снят" (стр. 113). Итак, впечатление, осевшее в общественном сознании - о том, что лагерь был окружен колючей проволокой - остается непоколебленным.

Через год после первого показа снимков по Ай-Ти-Эн, Пенни Маршалл реагировала на упрек в возможной погоне за сенсацией следующим образом: "Чего я только не делала. Я показывала, как охранники - охранники из боснийских сербов - кормят заключенных. Я показывала маленького мусульманского ребенка, который пришел по собственной воле. Я не называла их "лагерями смерти". Я была невероятно осторожна, но вновь и вновь мы видим, как этот снимок используют." (Индепендент, 5 августа 1993 года.) Однако, несмотря на заявленную объективность, она так и не объяснила, каким именно образом ее группа произвела "этот снимок" Фикрета Алича за колючей проволокой.

В немецкой телепрограмме "Козарач - этнически вычищено", вышедшей в эфир 11 октября 1993 года, Пенни Маршалл объясняла немецкому кинорежиссеру Монике Грас эффект снимка из Трнополье: "Эта картина - колючая проволока, истощенные люди - была сигналом тревоги, прозвучавшим по всей Европе. Я не думаю, что репортаж вызвал бы тот же эффект без сопровождающего снимка, хотя факты остались бы теми же самыми."

По словам Маршалл, боснийские сербы не знали, как иметь дело с западной прессой: "со стороны боснийских сербов, это была большая ошибка в PR." О каких-либо ошибках, сделанных ее собственной группой в освещении событий в Трнополье, она не упоминает.

Идея о том, что лагерь Трнополье был окружен колючей проволокой, а также сравнение с нацистскими концентрационнными лагерями, почти везде были приняты как установленный факт. "Когда несколько дней назад сюда приехали первые журналисты, все было окружено колючей проволокой, и не было никаких приветственных транспарантов" - описывал свой визит в Трнополье в конце лета 1992 года Питер Масс ("Возлюби ближнего своего: история войны", Лондон, 1996, стр. 41) "Я вошел в ворота и не поверил своим глазам. Здесь, прямо передо мной, были люди, похожие на заключенных Освенцима". Ни Маршалл, ни Вилльямс, ни Валльями сами не использовали подобной фразеологии. Но не исправили они и ложной интерпретации фотографии Фикрета Алича, якобы сидящего за колючей проволокой.

Когда снимки Ай-Ти-Эн в Трнополье обошли мир, отовсюду раздались громкие призывы к боснийским сербам закрыть лагеря. Сэр Джон Томпсон, глава комиссии ОБСЭ в Боснии, пытался предостеречь Запад от поспешных выводов: "Мне кажется, что если некоторые лагеря просто закрыть, то многие пленники не уйдут далеко - поблизости появятся могилы". (Гардиан, 5 сентябра 1992 года.) Но международное давление на боснийских сербов уже привело к результатам.

Лагерь в Омарска, который тоже снимало Ай-Ти-Эн, был закрыт в августе 1992 года, а большинство беженцев, - вместе с другими мусульманами, из Кератерма и Манячи - перевели в Трнополье. Трнополье за два дня превратился из лагеря беженцев в перевалочный пункт. Междунродный Комитет Красного Креста выражал сожаление по поводу того, что, благодаря всемирному воодушевлению, вызванному репортажами Ай-Ти-Эн, были потеряны все возможности найти такое решение, при котором мусульмане могли бы остаться в этом районе. 1 октября 1992 года из Трнополье отправился первый крупный конвой Красного Креста, перевозивший 1560 беженцев через границу, в Хорватию. В определенном смысле, изгнание тысяч мусульман из их дома, Боснии-Герцеговины, было непредусмотренным образом облегчено международной реакцией на репорты Ай-Ти-Эн из Трнополье.

Возмущенный фотографиями, британский премьер-министр Джон Мэйджор отозвал кабинет из отпуска на срочное заседание. Вскоре после этого его правительство объявило, что британские войска отправятся в Боснию. В США, где в 1992 году полным ходом шла предвыборная президентская кампания, кандидат от демократической партии Билл Клинтон и его товарищ, кандидат в вице-президенты Эл Гор использовали снимки Ай-Ти-Эн, чтобы потребовать от президента Джорджа Буша военных акций против боснийских сербов. Тем временем, в Брюсселле генеральный штаб НАТО начал разрабатывать планы военной интервенции на Балканах.

Кроме того, снимки Фикрета Алича из Трнополье оказали влияние на работу Трибунала по Военным Преступлениям в Гааге, который был организован ООН для расследования обвинений в зверствах на территории бывшей Югославии. Трибунал в значительной степени опирался на отчет комиссии экспертов под началом Фрица Карлсховена, которого позже сменил Чериф Бассиуни. В отчете, опубликованном летом 1994 года, в нескольких местах упоминается забор из колючей проволоки в Трнополье. Хотя отчет полон противоречий, в приложении V, "Отчет по Приедору", все же четко заявлено, что "Лагерь был окружен колючей проволокой, и несколько охранников следили за заключенными". В той же главе Трнополье описан как сербский концентрационный лагерь: "Хотя Логор Трнополье, в отличие от Логор Омарска и Логор Кератерм, не был лагерем смерти, но характеризация его как "концентрационного лагеря" все же оправдана царившим там режимом." В качестве источника информации для этой главы несколько раз упоминается книга Эда Валльями "Времена в Аду".

История с забором из колючей проволоки сыграла важную роль на процессе боснийского серба Душко Тадича, первом деле, которое заслушал Трибунал по Военным Преступлениям.

Свидетель "L", позже раскрытый как Драган Опачич, обвинял Тадича в зверствах, совершенных в Трнополье. 15 августа 1996 года в зале суда Опачич изобразил на бумаге то, как именно колючая проволока окружала территорию лагеря. Отвечая на вопросы британского адвоката Стивена Кея, он продолжал настаивать на том, что забор из колючей проволоки окружал целиком весь лагерь.

Однако в конце октября 1996 года обвинение отказалось от преследования Тадича по поводу Трнополье; Опачич, главный свидетель обвинения, был разоблачен как лжец, которого боснийское правительство натренировало и отправило давать ложные показания. Опачич наконец раскрылся и признался в обмане, когда ему устроили встречу с отцом - убитым, как он утверждал, во время войны. Голландский адвокат Мирча Владимиров, защищавший Тадича, рассказал мне, что он допрашивал Драгана Опачича на следующий день после разоблачения. Опачич рассказал, как сараевская полиция учила его давать показания, много раз подряд показывая видеозаписи Душко Тадича и Трнополье, которого он почти не знал. Важное место среди этих пленок занимали съемки Ай-Ти-Эн - те самые, где якобы демонстрировались запертые за забором из колючей проволоки боснийские мусульмане.

Томас Дейчман
http://www.anti-orange.com.ua/article/noelections/65/39489



Власти Косово продолжают притеснять Сербскую Церковь


02.02.2006

"Миротворцы" ООН помогают разрушать православные святыни...

Албанские власти Косово при поддержке временной администрации ООН (UNMIK) продолжают разрушать в крае православные святыни и узурпируют церковные земли Сербской Православной Церкви, передает Интерфакс со ссылкой на сайт Рашко-Призренской епархии.

Так, муниципальные власти местечка Дьяковица внесли изменения в кадастровые списки, в результате чего земля, на которой ранее располагался храм Святой Троицы, перешла в муниципальную собственность. На месте Троицкой церкви, разрушенной албанскими бандитами во время так называемой "миротворческой операции" в июне 1999 года, недавно был установлен памятник бандитам Армии освобождения Косово. Требования Сербской Православной Церкви к главе UNMIK Сорену Йессен-Петерсену принять меры для защиты церковного имущества остались без ответа.

Кроме того, в настоящее время продолжается процесс отъема земли у монастыря Высокие Дечаны, осуществляемый двумя албанскими "компаниями" при поддержке местных властей. Монастырская земля после Второй мировой войны была конфискована коммунистической властью и возвращена Церкви в 1997 году. Однако нынешние албанские власти Косово отказываются признать возвращение церковных земель. Несмотря на заявление UNMIK о том, что окончательное решение по данным вопросам будет принято на уровне международного суда, муниципальные власти на уровне местного суда, состоящего исключительно из косовских албанцев, уже приняли решение о передаче земель муниципалитету.

В Сербской Патриархии убеждены, что кадастровые службы в большинстве муниципалитетов полностью находятся под контролем албанцев, и UNMIK практически не обладает способами предотвратить нелегальный захват собственности. С аналогичными проблемами сталкивается монастырь в Пече - местные власти приняли святотатственное решение о строительстве на монастырской земле административных зданий.

По заявлению Сербской Православной Церкви, правовая реакция на незаконный отъем церковных земель в Косово более чем разочаровывает. С 1999 года было выявлено лишь несколько виновных в покушении на земли Церкви. Процесс восстановления церковных святынь, начавшийся в прошлом году, идет крайне медленно, большинство из 150 разрушенных храмов и монастырей остаются в руинах. По информации, получаемой от приходских священников, попытки узурпации церковной собственности сопровождаются систематическим разгромом кладбищ и других православных памятников по всей провинции Косово. Сербская Православная Церковь всерьез обеспокоена тем, что в случае приобретения Косово независимости нападки на церковные земли лишь усугубятся, что приведет к полному уничтожению наследия Сербского Православия в этом крае.

Таким образом, Косово в настоящее время превратилось в центр терроризма на Балканах, где открыто действует Албанская национальная армия, на существование которой закрывают глаза и гражданская миссия ООН, и международные миротворческие силы КФОР, находящиеся под командованием НАТО.

Развитие Косово по пути, предложенному НАТО, показало, что совместное проживание албанцев и сербов невозможно. Сегодня среди албанцев развита настоящая практика надругательства и уничтожения православных святынь, которая до сих пор носит массовый характер. В автономном крае албанцы на глазах многочисленных международных сил уничтожали и уничтожают православные храмы, поджигают сербские дома.

Итоги этого попустительства печальны - сербы изгнаны албанскими экстремистами из мест их исторического проживания, сожжено свыше 340 сербских домов, уничтожено более 25 православных монастырей и храмов.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/78600



3.2.2006

В Косово продолжается ожесточенная этническая чистка сербов и остального неалбанского населения


В Косово продолжается ожесточенная этническая чистка сербов и остального неалбанского населения, причем в присутствии международных сил и администрации ООН, подчеркнул глава дипломатии СиЧ Драшкович в Вашингтоне. Указывая, что ООН остановили преступления режима Слободана Милошевича над албанцами в Косово, Драшкович сказал, что албанские преступления в отношении сербов никто не преследует и наказывает. Он напомнил, что с прихода международных сил из Косово изгнано более 200 тысяч сербов, убиты сотни мирных жителей, разрушено 40 тысяч сербских домов и почти 150 церквей и монастырей. Драшкович подчеркнул неприемлемость насильственного провозглашения нового албанского этнического государства на территории международно-признанного государства СиЧ. Воля любого большинства в мире, в том числе в Косово, не может быть узаконена, если базируется на преступлениях, ненависти и преследованиях, заявил Драшкович.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=18195



4.2.2006

Британская журналистка выступила с сенсационными заявлениями на суде С.Милошевича


Свидетель защиты на суде Слободана Милошевича в Гааге британская журналистка Eve Ann Prentice заявила, что по ее исследованиям на сараевском рынке Маркале в феврале 1994 года была взорвана мина под прилавком, а не снаряд сербской артиллерии. Французские военнослужащие УНПРОФОР, которые немедленно вышли на место происшествия, сказали мне, что повреждения у раненых не характерны для атаки с воздуха, подчеркнула Prentice, напоминая, что тогда погибло 60 жителей.

Напомним, что взрыв на Маркале в 1994 году боснийские мусульмане и мировое сообщество умышленно назвали сербской диверсией, после чего на сербскую сторону было усилино давление. Начались бомбардировки и боевые удары НАТО по позициям боснийских сербов.

Журналистка так же сказала, что в 1994 году председателя Боснии и Герцеговины Алию Изетбеговича, лично посещал Усама Бен-Ладен. Prentice заявила, что видела Бен Ладена входящего в кабинет Изетбеговича, незадолго до того как взять у последнего интервью.

Говоря о своем пребывании в Косово, британская журналистка подчеркнула, что в мае 1999 года косовские албанцы массово покидали край, боясь не сербских сил, а давления ОАК (т.н. Освободительной Армии Косово) и бомбардировок НАТО. Prentice рассказала о том, как в конце мая 1999 года под Призреном автомобили, в которых находилась она с коллегами, подверглись налету самолетов НАТО, тогда как альянс утверждал, что это сделали сербы. Она напомнила, что тогда погиб ее водитель, а она получила ранения, причем помощь им оказали военнослужащие Югославии. Судебный процесс будет продолжен в понедельник.

http://www.rustrana.ru/new.php?nid=18226