ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

СТР. 11: "КОСОВО КАК ОДИН ИЗ ЭТАПОВ СТРАТЕГИИ НАТО И США. РОССИЙСКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА"...


Содержание страницы:

  • "КОСОВО КАК ОДИН ИЗ ЭТАПОВ СТРАТЕГИИ НАТО И США. РОССИЙСКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА".

  • Леонид Ивашов "КОСОВО: ДВА АКТА ПРЕДАТЕЛЬСТВА ПО ОТНОШЕНИЮ К СЕРБАМ".

  • Олег АРТЮШИН "КТО ГОТОВИТ ТЕРРОРИСТОВ".

  • Вячеслав ТЕТЕКИН "В тюрьме у слободана Милошевича"

  • "АНТИАМЕРИКАНСКИЙ ТУРНИР БОББИ ФИШЕРА"

  • "PR в Боснии"



КОСОВО КАК ОДИН ИЗ ЭТАПОВ СТРАТЕГИИ НАТО И США. РОССИЙСКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА


Е.Ю.Гуськова
доктор исторических наук
руководитель Центра по изучению современного
балканского кризиса Института славяноведения РАН


Сегодня очевидно, что стратегический план США, инструментом которого является НАТО, направлен, прежде всего, против России. Но на этом пути явно преградой могла стать Югославия. Сначала Югославия мешала потому, что была самым сильным и большим государством на Балканах. Потребовалось ее расчленить, разбить на маленькие государства. Затем Югославия стала мешать тем, что сохранила армию, что осталась упрямой и не подчинилась планам НАТО. Ведь перед балканскими странами, многие из которых впервые приобрели самостоятельность, стояли два пути.

Первый - не сопротивляться, т.е. принять сотрудничество с НАТО, выполнять все ее условия. Запад в этом случае будет диктовать свое видение демократии и федеративных отношений, даст рекомендации по совершенствованию управления страной, сам будет управлять политическими партиями и сменой руководства. Этот путь выбрали все страны, кроме СРЮ. Если бы сербы не сопротивлялись, то раздел их территорий прошел бы мирным путем.

Второй - заявить о своих интересах и попытаться их отстаивать. Что и сделала Сербия в Рамбуйе. Прими она ультиматум НАТО, была бы оккупирована вся страна. А так пока удалось сохранить часть территории. Именно поэтому Югославия встретилась лицом к лицу с агрессором. И наказана теми, кто претендует на мировое господство. И чтобы другим неповадно было, и чтобы ослабить до предела Сербию и Черногорию.

Открытое осуществление планов НАТО началось в период миротворческой операции ООН на Балканах.


ОСНОВНЫЕ ИТОГИ ПЕРВОГО ПЕРИОДА КРИЗИСА НА БАЛКАНАХ (1991-1995 гг.)


Основные итоги кризиса на постюгославском пространстве с точки зрения деятельности международных организаций и системы европейской безопасности:

  • введен в действие механизм, когда создание самостоятельного государства регулируется не нормами международного права или конституцией федерации, а решением группы людей или политических лидеров отдельных стран, обладающих политической мощью; создан прецедент неурегулированного выхода из федерации отдельных ее частей;

  • изменена суть миротворческой концепции ООН, осуществился переход к применению силы для наказания непослушной или несговорчивой стороны конфликта (пример - Босния и Герцеговина);

  • узаконена самостоятельная роль НАТО в урегулировании национальных конфликтов. Происходило это постепенно - сначала НАТО появилась как элемент миротворческих операций, затем стала действовать как самостоятельный фактор под флагом миротворчества, а потом уже без этого флага и без одобрения ООН.

  • Как результат активизации НАТО появилась концепция "принуждения к миру". Главным методом осуществления этой концепции стал ультиматум. Если ультиматум отвергался, то применялись бомбовые удары с воздуха, которые осуществляли войска НАТО. Беспрепятственное применение этой методики в Боснии и Герцеговине позволяло НАТО надеяться на успех и в Косове;

  • миротворческие организации и НАТО открыто и беспрепятственно устранились от объективного подхода к конфликтующим сторонам и заняли одностороннюю антисербскую позицию;

  • исключена возможность создания климата политического равновесия, уравновешивания негативных тенденций на глобальном и региональном уровнях, которые проистекают из главенствующей роли только одной державы в мирном международном процессе. Россия не смогла или не захотела сыграть роль контрбаланса при осуществлении политики двойных стандартов.

  • Деятельность международных организаций показала полную неспособность ЕС и ОБСЕ возглавить процесс урегулирования кризиса и целеустремленность НАТО изменить систему европейской безопасности. Изменение структуры системы равновесия сил, построенной в послевоенные годы, закрепило возрастание в международных отношениях права и закона силы, которые опираются на отсутствие партнерских отношений между ведущими государствами в решении кризисных проблем. Возможность использования военных мер при разрешении конфликтов или навязывании своего видения внутреннего устройства той или иной страны становится нормой европейской политики.


КОСОВО. НОВЫЙ ВИТОК КРИЗИСА

Суть конфликта. В течение всего времени вхождения Автономного края Косово в состав СФРЮ албанцы края осуществляли план отделения от Югославии и присоединения к Албании. Борьба велась планомерно и поэтапно - от создания подпольных групп в 50-е годы до вооруженного восстания в 1981 г. и войны в 1998 г. Руководство Сербии всегда выступало и выступает против отделения края от Сербии. Оно использовало разную методику урегулирования в крае - от вливания огромных средств и поднятия культурного уровня до установления полицейского режима и введения чрезвычайного положения.

Для обоснования вмешательства Запада в косовский конфликт, а фактически для решения поставленных перед НАТО задач западная пропаганда использовала всего 4 аргумента:

1. Отсутствие у албанцев Косова автономии.

Этот аргумент не выдерживает никакой критики, поскольку АККосово всегда имел автономию, закрепленную и Конституцией Сербии, и Конституцией Югославии.


2. Угнетение албанского населения, проведение санкционированных правительством этнических чисток.

Этнических чисток албанского населения не было. Албанское население в крае постоянно увеличивалось за последние 30 лет и в 1998 г. составляло, по официальным данным Статистического управления Югославии, 917 тыс. человек или 66% всего населения края. С 1981 г. проходило выселение сербского населения со стороны албанцев. Оно сократилось в 1982 г. до 9%. Сами албанцы считают, что их в крае около 2 млн. человек. В этой небольшой провинции также давно живут 72 тыс. мусульман (боснийцев), 21 тыс. турок, 97 тыс. цыган.


3.Необходимость введения на территории Югославии демократии западного образца и устранения "кровавой диктатуры" С.Милошевича.

Аргументы такого рода стали уже штампами "западной демократии". Они применяются, например, в Белоруссии, в тех странах и регионах, где готовятся интервенции (политические или военные). Разбивать эти аргументы легко. Важно, чтобы к ним прислушались.

А) Югославия (Сербия и Черногория) уже с 1990 г. функционирует как государство с многопартийной системой, где проводились даже внеочередные выборы.

Б) Демократия в Югославии развивается в экстремальных условиях санкций, экономической и политической блокады, навязанных стране Западом.

В) Только освобождение страны от санкций и предоставление ей полной свободы позволит народу самому решать, какого руководителя ему выбрать.


4. Отказ подписать договор в Рамбуйе.

ДеятельностьКонтактной группы и переговоры в Рамбуйе проходили по схеме Дейтона и явились образцом применения методики "принуждения к миру". Негативной характеристикой переговорного процесса в Рамбуйе и Париже явилось ультимативное навязывание суверенному государству формы взаимоотношений субъектов федерации под давлением сил НАТО. В Рамбуйе Югославии был поставлен ультиматум - подпишите договор - введем войска, не подпишите - будем бомбить. Переговоры сорвали США, которые в последний день предложили Югославии подписать текст, 60% которого сербская делегация не видела и не обсуждала. США отвергли предложение Югославии продолжить переговорный процесс. Следовательно виновником обострения ситуации являются США.


ПОЗИЦИИ СТОРОН

Позиция албанцев. Освободительная Армия Косова (ОАК) воюет за полное отделение от Югославии и присоединение к Албании. ОАК не устраивают промежуточные варианты, даже широкая автономия. Оружием через Албанию их снабжают США и другие страны. В Албании боевики проходят подготовку в специальных лагерях. США ведут формирование на своей территории албанских отрядов.

Позиция Сербии. Цель - сохранение территориальной целостности Сербии и югославской федерации. На территории Косова находятся 1600 исторических памятников православной культуры дотурецого времени, многие из которых охраняются ЮНЕСКО. Руководство Сербии и Югославии полагает, что предоставление косоварам широкой автономии не должно угрожать территориальной целостности страны. Югославия отказывается разрешить присутствие сил НАТО на своей территории. Агрессия НАТО сплотила всю страну вокруг президента С.Милошевича, сузила оппозиционный политический ландшафт. Народ выказывает примеры героизма и мужества, противостоит хорошо вооруженным армиям 16 стран. В первый месяц бомбежек, когда Россия заняла твердую позицию, в стране усиливались прорусские настроения. Позже, когда позиция России стала нерешительной и начала колебаться, эти прорусские настроения дали трещину.


Позиция НАТО. Участие НАТО в "урегулировании" конфликта на Балканах было связано с необходимостью утверждения нового миропорядка. Цели операции НАТО в Югославии - не расширение прав человека или борьба за определенный автономия албанцев, а:

1. Расчленение Югославии и ее ликвидация как политического фактора в Европе. Югославия - единственное государство на постсоциалистическом пространстве, которое не участвует в программе "Партнерство во имя мира", не стремится вступить в НАТО, ощущает себя сильным государством и ориентировано на Россию. Средством достижения этой цели станут оккупация и разделение на части всей Югославии, смена руководства страны и создание благоприятного для НАТО политического режима.

2. Создание на Балканах плацдарма НАТО. Планируется перебазирование войск НАТО из Центральной Европы на Балканы. НАТО нужен полигон для размещения там своих войск, для отработки новых военных технологий, размещения военных заводов, испытания оружия, захоронения ядерных отходов. В Боснии они уже закрепились; хорватские порты используют, для военного присутствия в Македонии разрешения и спрашивать не надо; Словения и Болгария уже давно просятся в НАТО. Полной свободе действий мешают лишь Сербия и Черногория. Планы долговременного присутствия сил НАТО в БиГ подчеркивает факт строительства в БиГ и сопредельных государствах тыловых военных баз, модернизация аэродромов, портов.

3. НАТО не заинтересовано, чтобы Косово было густо заселено, именно поэтому они так часто наносят удары по Косово, по мирным кварталам городов, по селам, мирным колоннам беженцев, стремятся сделать все, чтобы они туда не вернулись. Тем самым НАТО убивает "двух" зайцев: с одной стороны, расчищает место для полигона, а с другой, создает постоянно действующий предлог для продолжения военных действий против Сербии.

4. Долгосрочные цели. Идет подготовка к дальнейшему продвижению на Восток, проба сил для наступления на Россию, для установления нового миропорядка. Нельзя оставлять в тылу Сербию и Черногорию, если вы задумали напасть на Россию. Сербы в тылу опасны. Несомненно и то, что попутно решаются задачи вытеснения православия, реванша некоторых государств (Германия, Хорватия, Турция), передела территорий (Хорватия, Венгрия, Албания).


ИТОГИ ВОЙНЫ

Югославия выдержала беспримерную в истории агрессию со стороны 19 самых развитых государств мира, чей экономический потенциал превышает югославский в 676 раз. По данным Генштаба югославских вооруженных сил, в ходе 78-дневной агрессии против Югославии авиация НАТО нанесла 2300 воздушных ударов по 995 объектам. В налетах принимали участие 1200 самолетов, в том числе 850 боевых, совершивших в общей сложности более 25 тыс. авиавылетов. По территории Югославии выпущено более 1000 крылатых ракет, сброшено около 3000 бомб. Североатлантический альянс потерял 61 самолет, 7 вертолетов, 30 беспилотных самолетов и 238 крылатых ракет. (ИТАР-ТАСС)

Погибли 2000 гражданских лиц, около 7 тыс. получили ранения. Материальный ущерб Югославии составил более 100 млрд. долл.
По данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, 600 тыс. этнических албанцев покинули Косово. Данные о беженцах-сербах и других лицах ООН не сообщает.


ПОДГОТОВКА НАЗЕМНОЙ ОПЕРАЦИИ

Североатлантический альянс стремился переломить упрямство Югославии и готовил наземную операцию. Условия для ее проведения создавались в ходе воздушных ударов: блок НАТО имел военное преимущество, разгрому подверглась вся инфраструктура страны, наметились контуры разделения Сербии (разрушены коммуникации на линиях Белград - Север, Белград - Юг, Белград - Запад, Сербия - Черногория). Альянс позаботился и о том, чтобы оставить Югославию без международной поддержки, вбить клин между Сербией и Черногорией, заставить Россию отказаться от идеи военной помощи Сербии. Ближайшие соседи подчинились воли НАТО- выполняли эмбарго на поставки топлива и других товаров, чинили препятствия прохождению гуманитарной помощи, предоставляли свои территории для размещения войск НАТО и для предоставления воздушного пространства. В Македонии были размещены 16 тыс. натовских войск. В Албании - 8 тыс. американских войск и 2,5 тыс. британских солдат. Сюда же перебрасывались 24 ударных противотанковых вертолета "Апач", 18 мобильных ракетных систем и дополнительно 3 тыс. военнослужащих.

Наземную операцию планировали начать после провокации, которая заставит "вздрогнуть" мировое сообщество: либо ракеты, "выпущенные с сербской территории" по лагерям беженцев в Албании, которые приведут к массовой гибели населения, либо "налет сербской авиации" по тем же лагерям беженцев. Повод должен был спровоцировать (в июне) начало военной операции НАТО на территории Югославии.

После договора В.Черномырдин - С.Милошевич не надо было искать для нее повод: наземная операция по плану НАТО осуществилась под прикрытием Резолюции 1244.


ВАРИАНТЫ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ

1. Предоставление Косову статуса республики с правом отделения от Югославии.

2. Предоставление Косову статуса автономии с расширенными правами в рамках Сербии без права на отделение, осуществление этой задачи с помощью "голубых касок" ООН, в состав которых не войдут страны альянса, участвовавшие в бомбардировках.

3. Разделение Косова на две части (албанскую и сербскую) с последующим отделением албанской части.

4. Оккупация всей территории Югославии войсками НАТО и создание системы зон влияния или протектората.

5. Вхождение Югославии в состав Союза Россия - Белоруссия при сохранении целостности страны, контроле над осуществлением прав человека (этот вариант неприемлем для НАТО).
США приняли за основу (4) вариант.

Предотвратить агрессию НАТО на Югославию могла только Россия, но она этого не сделала. Переговорный процесс затягивался, а удары с воздуха длились 78 дней.


ОЦЕНКА ПОДПИСАННОГО В БЕЛГРАДЕ "МИРНОГО" ДОГОВОРА:

  • Для НАТО - победа и осуществление всех планов
  • Для Югославии - вынужденная капитуляция, когда ей не была оставлена никакая надежда на поддержку.
  • Для международных организаций - прощание с международным правом.
  • Для России - полное поражение. Во внутренней политике победа временщиков над государственниками.

Последствия договора, который подписал С.Милошевич под давлением В.С.Черномырдина, следующие:

1. Агрессия приобрела законную силу, т.к. не получила осуждения.

2. НАТО и ее политика укрепили свои позиции, доказав эффективность ультиматумов и наказания,

3. Россия потеряла единственных союзников, не смогла оценить того, что Югославия защищала на дальних подступах рубежи России. НАТО уже 4 июня начали учения военно-морских сил стран НАТО и Балтийского региона.

4. Россия перестала быть политическим фактором в Европе и мире, не использовала свой последний шанс в этом плане.

5. Отсутствие гарантий сербам предполагало создание этнически чистого албанского края,

6. Упоминание автономии в рамках Югославии, а не Сербии, обеспечивало в дальнейшем беспрепятственный выход Косова из состава федерации. Этому должны способствовать сведение к нулю роль сербских государственных органов и армии на этой территории.

Резолюция Совета Безопасности 1244 стала показателем деградации некогда сильной международной организации - ООН. Главным ее недостатком стало то, что она легализовала (оправдала) действия альянса, осудив лишь Союзную Республику Югославию за "насилие и репрессии в Косове". В резолюции тсутствуют гарантии для сербов в Косове. Роль сербских государственных органов и армии на своей территории сведена к нулю. Территориальная целостность Сербии не гарантируется, автономия оговаривается в рамках СРЮ, а не Сербии. Ее значение проявилось в том, что натовцы вообще не обращали на нее внимание. В ней говорилось о "международном присутствии" под эгидой ООН, а они начали осуществлять свой ранее разработанный план наземной операции. Резолюция предполагала лишь "участие Организации Североатлантического договора" под "объединенным командованием", а генералы разбили весь край на сектора для своих войск и не оставили места для других стран - не членов НАТО. Ничто не напоминало миротворчество. Вместо "голубых беретов" - стальные каски, вместо легкого оружия - танки, самолеты, вертолеты, ракеты. Вместо разоружения ОАК - ее поощрение к мести, к контролю над всей территорией. Россия в резолюции не упоминалась. Резолюцию 1244 вспоминают все реже. Действия НАТО и беспомощность международных организаций предполагают в ближайшем будущем осуществить "установление демократии" в Сербии, дальнейшее расчленение федерации, ее полную оккупация. Путь на Восток будет открыт.

***

Нынешний политический момент мы оцениваем как критический в сербской истории. Тем, что Сербия и Черногория держатся, не сдаются, они разрушают планы НАТО, не дают осуществить блиц-криг, показывают одним странам пример мужества, а других заставляют задуматься и о своей судьбе, и правильности ставки на силу. В той команде, куда стремятся многие страны Восточной Европы в надежде на защиту (от кого?), сможет выжить только тот, кто сам сильный, или кого "хозяин" приблизил к себе. Все остальные станут работать слугами. Надежды остаться самостоятельными и независимыми у них практически нет. Наивны те, кто думает, что отдав Западу того или иного руководителя, или даже всех, кто в списке, можно откупиться, что в Сербии наступит рай, что она станет равноправным "западным" государством. Нет, ей уготован другой путь - ее используют в борьбе против России. Простым примером является Македония. Македонское правительство даже не спрашивают о размещении и действии войск НАТО на ее территории, никто не несет ответственности за нарушение экологического равновесия. О ней вообще не подумали, когда поддерживали сепаратизм албанцев в Косове. А когда албанцы начнут создавать на Балканах свое государство, свою Великую Албанию, Запад вряд ли станет защищать православную Македонию. К сожалению, мир не дает нам примера развития демократии и всеобщего братства. Мы должны оставаться пальцами одного кулака - сжатого и твердого. Иначе, как говорят русские о враге - ты дашь ему палец, а он всю руку откусит.

Конец ХХ века характеризуется для наших народов борьбой за выживание, за самосохранение, за ocuvanje своей истории, гордости, достоинства, за осознание своих целей, своего пути, своего предназначения, наконец. ХХI век для нас, русских и сербов, будет существовать только в том случае, если мы не проиграем в этой борьбе. Иначе нас ждет долгий процесс дальнейшего развала, загнивания, конфликтов и войн. Мы ждем появления мудрых руководителей, которые станут думать не о себе, а о государстве, народе, тех поколениях, которые придут после них.




КОСОВО: ДВА АКТА ПРЕДАТЕЛЬСТВА ПО ОТНОШЕНИЮ К СЕРБАМ


Канун пятой годовщины начала крупномасштабной агрессии НАТО против Союзной Республики Югославия, совершенной якобы во имя прекращения этнических чисток албанцев в Косово, ознаменовался массовым избиением сербов и изгнанием их с территории края. По самым скромным подсчетам, убиты 28 человек, ранены - 850, эвакуированы - более 3,5 тысячи. Разрушены и подожжены многие церкви и монастыри, брошены тысячи домов. Сербское население, уходя от убийц и погромщиков, устремилось к границе с Сербией и Черногорией. Если это не те самые чистки, не геноцид, то что же?

Именно так вынуждены квалифицировать ситуацию те, кто пять лет назад так пекся о "несчастных" албанцах, - натовские военачальники, Совет Европы, руководители ряда европейских государств. Даже военачальник, уполномоченный сохранять мир в этом регионе, - командующий натовскими миротворческими силами в Южной Европе адмирал Грегори Джонсон прямо признает: в Косово идут этнические чистки.

Характерно, что Международные силы по безопасности в Косово (КФОР) оказались вдруг "неосведомленными и неготовыми к столь печальному развитию ситуации". Более 60 миротворцев получили ранения в ходе событий минувших дней. Сегодня кфоровцы охраняют лишь престиж НАТО, свои жизни, но отнюдь не национальные меньшинства.

Да они такой цели перед собой и не ставили, а лишь декларировали. Мне, как участнику процесса урегулирования в Косово, еще тогда было очевидно, что НАТО и силы, стоящие над ним, искали любой повод для вмешательства во внутренние дела СРЮ, изменения режима на пронатовский, подавления сербского духа и расчленения страны. Косовские экстремисты выступали по сути дела союзниками НАТО, и альянс "прикрывал" их вооружение, подготовку и действия по разрушению целостности государства.

В декабре 1998 г. российский Генштаб передал главнокомандующему силами НАТО в Европе генералу Уэсли Кларку подробную информацию о количестве вооружения (сотни тысяч единиц) у албанских экстремистов, путях поставки оружия и боеприпасов, дислокации баз подготовки и накопления боевиков и т.д. Предлагалось совместными действиями нейтрализовать эти опасные процессы. Однако в альянсе и пальцем не пошевелили, чтобы попытаться стабилизировать ситуацию. Более того, в январе 1999 г. Кларк посетовал, что разведка НАТО слаба и подтвердить переданную информацию не может. В личных же беседах с нами, например, немецкие генералы полностью соглашались с информацией из Москвы.

Драма, однако, состояла в том, что от Сербии в конце концов отвернулась и Россия. Она пыталась усидеть сразу на двух стульях: ей не хотелось ссориться с НАТО (длился медовый месяц после подписания в мае 1997 г. Основополагающего акта Россия-НАТО), но и соглашаться с блоком во всем было бы неудобно. В любом случае явной поддержки будущей жертве агрессии не выражалось.

В Кремле пытались не замечать докладов СВР и ГРУ, информацию своего посольства в Белграде. Ведущие российские СМИ формировали из Милошевича образ убийцы безвинных косоваров. И лишь с началом ударов НАТО по объектам СРЮ Кремль под давлением российской общественности рыкнул в адрес агрессора. Но какой-либо реальной помощи жертве неспровоцированного нападения (как того требует устав ООН) не оказал. И даже не потребовал срочного созыва Совета Безопасности ООН, не вышел из санкций по оказанию военной помощи.

Сербы сражались мужественно и умело и не собирались сдаваться, а НАТО выдыхалось. И тогда в ситуацию вмешалось главное антисербское оружие - спецпредставитель президента РФ господин Черномырдин. Назначенный, кстати, на эту должность по просьбе американской администрации в обмен на обещание Клинтона и Гора поддержать его претензии на пост президента России.

Югославское руководство и армия держались в своем сопротивлении агрессору на поддержке своего народа, российской и мировой общественности. Но спецпредставитель президента РФ вопреки позиции МИДа и Минобороны, игнорируя директиву, подписанную Борисом Ельциным, полностью встал на сторону НАТО, согласившись с документом-ультиматумом, подготовленным американской делегацией во главе со Строубом Тэлботом.

Прибыв в Белград, он предъявил его югославскому руководству, заявив, что никакого обсуждения быть не может - только "да" или "нет". Даже Ельцин, возмутившись поведением своего "спецпредставителя", дал в Белград телеграмму, в которой потребовал от Черномырдина строго следовать его указаниям. Но, увы. Преданные Россией сербы, просовещавшись целую ночь, были вынуждены принять ультиматум. Я помню слезы на глазах у сербских генералов и упреки в мой адрес.

Бросок горстки наших десантников и захват ими стратегически важного объекта - аэродрома Слатина вернул Россию в Югославию, обнадежил сербское население Косово. Наши ребята мгновенно реагировали на любые попытки осквернения православных храмов, издевательств над местным населением, оказывали медицинскую помощь раненым и больным сербам, цыганам, венграм и мирным албанцам.

Но и эта поддержка оказалась недолгой. Стратеги из Минобороны РФ и Генштаба посчитали миссию российских миротворцев выполненной, и год назад вывели контингент из Косова. Это был второй акт предательства. Теперь уже со стороны генералов. Непонятно, какая умиротворяющая информация послужила основанием для Генштаба, предложившего президенту РФ вывод контингента, если даже газеты регулярно сообщали о структуризации Армии освобождения Косово, о бесконтрольности албанских националистических элементов и липовой беспристрастности натовцев.

Российский МИД также внес свою лепту в избиение сербов. Разве не ясно было, что преобразование Армии освобождения Косово в пресловутый корпус защиты Косово есть не что иное, как сохранение тех же незаконных вооруженных (албанских) формирований для полного изгнания с исконно сербских земель оставшихся там сербов и отделения края от и без того усеченной СРЮ. Однако российская дипломатия даже не ставила вопрос о полном разоружении боевиков, о привлечении их лидеров к уголовной ответственности. Зато наши дипломаты с умилением сотрудничают с Гаагским трибуналом, где судят Милошевича, генералов Ойданича, Галича и других защитников своего Отечества. Что это: тупость и неспособность к трезвому анализу и прогнозу? Или же фарисейство и предательство? Скорее всего на дипломатическом и военно-стратегическом поле России присутствует и то, и другое.

Это какое-то проклятие для нашей страны. Россия уже давно не имеет последовательной национальной политики и внешнеполитической стратегии. Т.н. властная элита и многие чиновники в погонах и без таковых поражены синдромом преклонения перед Западом и НАТО, стремятся во что бы то ни стало понравиться Вашингтону и Брюсселю.

Саму Россию охватили натовскими базами. Украина предоставила свою территорию войскам альянса. Это же делает Грузия и Азербайджан. С запада и востока дожимают Лукашенко, и не исключено скорое втягивание Белоруссии в орбиту Североатлантического блока. Натовские самолеты патрулируют воздушное пространство стран Балтии, "Аваксы" и локаторы заглядывают в российскую глубинку. А МИД и Генштаб не устают твердить, что с Запада угрозы нет. И Россия разоружается полным ходом.

Вот и сегодня промычали в адрес косоваров и натовцев сожаление по поводу нарушения прав сербов и возложили на Сергея Шойгу оказание похоронной помощи. Это - все что угодно, только не политическая стратегия суверенного государства, тем более постоянного члена СБ ООН.

А ведь известная резолюция Совета Безопасности ООН # 1144 не просто дает нашей стране обширные возможности, но и прямо обязывает к эффективному вмешательству в события. Заявление из Москвы о готовности срочно направить в регион хотя бы два-три батальона миротворцев и предложение войти в Косово сербским подразделениям позволили бы, уверен, переломить ситуацию, дать шанс сербскому нацменьшинству уцелеть. В этой ситуации смелее повели бы себя немцы и французы.

То, что происходит в Косово, серьезно бьет и по интересам Европы. Трезвые политики из числа европейцев прекрасно понимают, что США своей линией на умиротворение албанских радикалов создают на Балканах криминальный анклав, который будет сотрясать Старый Свет долгие годы. Это - своеобразная месть старушке-Европе за строптивость в агрессии против Ирака, за нарастающий антиамериканизм, за попытки принизить роль НАТО. И прояви Москва необходимую решительность, мы получили бы дополнительную поддержку европейских государств, особенно Германии и Франции.

Сегодня же бессвязностью своих заявлений Россия способствует очищению Косово и Метохии от сербов и забвению всех международно-правовых норм. Кощунственные предложения звучат и из Госдумы, некоторые депутаты которой призывают разместить сербов в России. С миллионами своих беспризорников и бомжей не можем справиться, десятки миллионов наших соотечественников разбросаны по ближнему и дальнему зарубежью… Да и кто из братьев-славян поедет в страну, не раз их предавшую?

Сербы даже после всего случившегося оставались последним плацдармом пророссийских симпатий на Балканах. Сегодня и эта точка духовной опоры России устранена. А других нигде в мире уже не осталось.

Источник: Леонид Ивашов
http://www.iraqwar.ru/iraq-read_article.php?articleId=42812〈=ru



КТО ГОТОВИТ ТЕРРОРИСТОВ


Западные спецслужбы оказывали активную помощь албанским сепаратистам в Косово. Такой точки зрения придерживается немецкий военный эксперт Удо Ульфкотте, анализируя развитие событий на Балканах в течение последнего десятилетия. До войны НАТО против Югославии боевики из «Освободительной армии Косово» (ОАК) пользовались покровительством американских, британских и германских спецслужб. В задачу ОАК входило создание условий для свержения тогдашнего президента Югославии Слободана Милошевича.

В начале 90-х годов, по данным Удо Ульфкотте, германская разведка БНД открыла свою резидентуру в Албании. Через нее с 1992 г. осуществлялись контакты с радикальными представителями оппозиционеров из числа косовских албанцев. Однако наиболее важную роль в тайных операциях сыграли все же США: с 1993 г. влияние БНД на албанских сепаратистов стало снижаться при одновременном нарастании влияния США. В Берлине и Париже, отмечает эксперт, это видится по-иному. По некоторым данным, отставной заместитель главы БНД Кессельринг лично добивался, чтобы близ турецкого города Измир была организована военная подготовка повстанцев. В свое время Кессельринг, сын гитлеровского генерала «люфтваффе», бомбившего в годы Второй мировой войны Белград, возглавлял резидентуру БНД в Измире. Есть информация, что военной подготовкой боевиков ОАК тайно занимались также эксперты сверхсекретного спецподразделения германского бундесвера - КСК.

Во Франции, отмечает Удо Ульфкотте, распространено мнение, что Германия и ее спецслужбы ставили своей целью дестабилизацию бывшей Югославии. В свою очередь, БНД и КСК не дают комментариев, связанных с «текущими операциями». Тем не менее, по мнению эксперта, «братства по оружию» между БНД и ОАК никогда не было. БНД в отдельных случаях использовала боевиков ОАК для ведения разведки. Аналогичную помощь ОАК оказывала американским подразделениям «Дельта форс» и британским САС. Эксперт уверен, что главную роль в подготовке албанских боевиков играла все же не БНД, а американские спецслужбы ЦРУ и военная разведка РУМО.

Они наладили поставку албанским сепаратистам оружия, хотя прекрасно знали, что в оплату за него идут доллары, заработанные на торговле наркотиками. Американские инструкторы преподавали боевикам ОАК приемы саботажа и диверсий, в том числе уничтожение линий связи и резервов энергоносителей, а также подрыв зданий. От ЦРУ ОАК получила по меньшей мере 250 приборов космической связи для точного определения координат, а также около 30 спутниковых телефонов. Здесь, замечает Удо Ульфкотте, Вашингтон преследовал свои интересы. С помощью мобильных приемников глобальной позиционной системы (ГПС) боевики ОАК постоянно выдавали новые координаты для ракетно-бомбовых ударов по позициям сербских сил.

Олег АРТЮШИН
http://www.duel.ru/200122/?22_7_5



23.08.2004

В тюрьме у слободана Милошевича
ЧЕТЫРЕ ЧАСА ЗА ДЕСЯТЬЮ ДВЕРЯМИ


Вместе с депутатом Госдумы Н.И. Рыжковым наш международный обозреватель, член редколлегии Вячеслав Тетекин провел четыре часа в гаагской тюрьме у Слободана Милошевича.

Один из пригородов Гааги с труднопроизносимым названием. Схевенинген. Жаркий полдень. Тюрьма. С «парадной» стороны тюрьма, окруженная домами из такого же красного кирпича, не очень даже заметна. Но это место приобрело всемирную известность тем, что там размещен Центр заключения ООН, в котором содержатся обвиняемые Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ), и прежде всего самый известный политический заключенный в мире — бывший президент Союзной Республики Югославии Слободан Милошевич.

Доступ к нему ограничен адвокатами, членами семьи и личными друзьями. В качестве друга Слободана Милошевича в Гаагу отправился депутат Государственной думы Н.И.Рыжков. С учетом давнего знакомства С.Милошевич пригласил и меня посетить его в тюрьме. Было совершенно ясно, что МТБЮ не в восторге от возможности встречи Н.И.Рыжкова с человеком, на которого западные политики и пресса давно наклеили ярлык «диктатора» и «тирана». Запад очень беспокоит широкая поддержка С.Милошевича в России. Наш визит был обставлен ограничениями. Так, по правилам МТБЮ, передача в прессу какой-либо информации, полученной во время встречи с заключенным, запрещена. Причем нас предупредили, что если мы не выполним это обязательство, то это осложнит визиты к Милошевичу. То есть могут вообще прекратить доступ к нему. Поэтому могу лишь поделиться личными впечатлениями и информацией о процессе, полученной из других источников.

Встреча состоялась в прошлую пятницу, 6 июня с.г., и продолжалась почти четыре часа. Кстати, в этой тюрьме в годы оккупации Голландии фашистами располагалось гестапо. Там пытали и убивали бойцов голландского Сопротивления. Высоченная внешняя кирпичная стена. За ней столь же высокая проволочная сетка. Колючая проволока. Тюрьма разделена на две части. В одной — «обычные» голландские заключенные. В другой — обвиняемые МТБЮ. От входа до места встречи больше десятка дверей. После очередной двери мы вдруг увидели слева, за стеклом, в маленькой комнате, улыбающегося Слободана Милошевича. У нас еще раз проверили документы. И вот первый раз после 2000 года мы вновь встретились с нашим товарищем.

Слободан Милошевич был в спортивном костюме и клетчатой рубашке, застегнутой на все пуговицы. Хорошо выбрит. Ясно, что он тщательно следит за своим видом. Конечно, похудел. Но внешне выглядит неплохо. Напомним читателям, что в конце прошлого и в начале этого года был критический период, когда гипертония угрожала его жизни. На МТБЮ было оказано мощное международное давление. В том числе выступила в защиту С.Милошевича и Госдума РФ. По совету его лечащего врача в Белграде были определены необходимые лекарства, и сейчас он чувствует себя неплохо. Но главное, что он совершенно не утратил бойцовских качеств. Тот же уверенный, цепкий взгляд, что был присущ ему в бытность президентом Югославии. Воля в глазах, воля в голосе. Тюрьма не сломила его. Полная уверенность в победе.

Все, кто следит за процессом в зале суда и по Интернету (где появляются стенограммы заседаний), считают, что в ходе допроса свидетелей С.Милошевич уверенно разрушает их показания. Практически всех свидетелей, начиная от мелких косовских бандитов до бывших президентов Хорватии и Словении, он уличил в том, что они, мягко говоря, искажают действительность. А проще говоря, врут. Но и прокуроры ему иногда неплохо помогают в этом.

Временами они выставляют таких персонажей, что процесс превращается в откровенный фарс. Как-то прокуроры представили свидетеля, утверждавшего, что солдаты югославской армии его...расстреляли. Показали фотографию его окровавленной рубашки с пулевыми пробоинами. Невозмутимый Милошевич спросил: «Из какого оружия вас расстреливали?». Тот ответил: «Из крупнокалиберного пулемета!» Вопрос: «А с какого расстояния?» «Свидетель» не моргнув глазом заявил, что стреляли с трех метров. (Крупнокалиберная пуля с трех метров разворотила бы его). Вопрос: «А как же получилась, что рубашка пробита, а вы сами целы?» Ответ: «Меня спасли потусторонние силы!».

Вот таких «свидетелей» — любимцев потусторонних сил выставляют гаагские прокуроры. Или еще одни эпизод из стенограммы суда. Некоему западному эксперту — специалисту по СМИ задают вопрос. Он отвечает, что не знает сути дела. Тогда прокурор задает ему новый, сногсшибательный вопрос: «А если бы вы знали то, чего вы не знали, вы истолковали бы это против обвиняемого или в его пользу?» Чувствуете, каков уровень правосудия — если бы вы знали, чего не знали, то как бы вы это истолковали...

Силы, конечно, неравные. С каждым свидетелем работает отдельный прокурор, готовя его показания. И таких прокуроров семь. У каждого из них десяток и больше помощников-экспертов. А противостоит им один человек — Слободан Милошевич. И все равно они с ним не справляются. Поэтому те, кто стоит за этим позорным процессом, сначала пытались С.Милошевича сломить физически. Не получилось. Тогда прибегли к психологическому давлению. В Белграде возбуждены уголовные дела против его жены и сына. Обвинения явно ложные, но цель достигнута — члены семьи не имеют возможности посещать С.Милошевича. Для любого заключенного это чувствительный удар.

Процесс состоит из двух частей. С февраля прошлого года идет «обвинительный блок» — прокуроры пытаются доказать свои обвинения. С.Милошевич может лишь участвовать в допросе свидетелей обвинения. Эта часть будет продолжаться до конца этого года, а то и до февраля следующего. Прокуроры уже «выкатили» примерно 180 свидетелей и обещают представить еще 200 — 250. То есть планы у них обширные. Но судьи уже потребовали от них уложиться в разумные сроки. После этого пойдет «блок защиты». Слободан Милошевич имеет право использовать для защиты столько же времени, сколько имели обвинители. То есть примерно два года.

Ясно, что приговор был вынесен западными политиками и СМИ задолго до начала процесса. Поэтому суду нужно только оформить его. По мнению многих, МТБЮ — инструмент продолжения агрессии, только иными, юридическими средствами. Трибунал призван закрепить результаты агрессии. И на это не жалеют ничего. Мало того, что Совет Безопасности ООН не имел права создавать этого трибунала, так это еще и тяжелое ярмо на шее ООН. На 2002 — 2003 гг. ему выделено почти четверть миллиарда долларов (хотя за 10 лет его существования осуждено только человек 20 — гора родила мышь). Да и то практически все осужденные — сербы. Адвокаты, участвующие в процессах (но не в деле Милошевича — он отказался от защитника), получают 20 — 25 тысяч евро. В месяц. Надо думать, что у прокуроров, судей и многих чиновников «трибунала» оклады не ниже. Так что влиятельных лиц, заинтересованных в том, чтобы трибунал существовал как можно дольше, больше чем достаточно.

Но дело не только в этом. Западу нужно доказать, что политика руководства Югославии изначально строилась на принципах геноцида национальных меньшинств. Тогда под этим предлогом можно будет добиться отмены международных документов, регулирующих сейчас положение на Балканах, — Дейтонских соглашений 1995 года по Боснии и резолюции 1244 Совбеза ООН по Косову. В этом случае можно будет объявить незаконной Республику Сербскую в составе Боснии и ускоренно вести дело к независимости Косова. Вот такие геополитические планы тех, кто стоит за этим судом...

Конечно, целью нашей поездки была встреча именно со Слободаном Милошевчем. Однако, когда мы подходили к последней двери, нас вдруг попросили обождать — группа заключенных выходила во двор на прогулку. И тут мы увидели нашего давнего знакомого Воислава Шешеля — лидера Сербской радикальной партии и кандидата в президенты Сербии, занявшего второе место на выборах в декабре 2002 года. Полгода назад он был в Москве, и «Советская Россия» опубликовала обширное интервью с ним.

Он еще больше изумился (никак не ожидал нашего появления в тюрьме), обрадовался, подошел к нам. Мы обменялись рукопожатиями, несколькими словами приветствия. Он выглядел вполне жизнерадостным. В свое время он отсидел шесть лет «за политику» и в тюрьме чувствует себя уверенно. В.Шешель — доктор юридических наук. Когда начнется его процесс, прокурорам придется очень несладко.

Кстати, видели мы и бывшего президента Сербии Милутиновича. Тут совсем другая история. Ему подчинялась полиция, и он мог предотвратить выдачу С.Милошевича в Гаагу. Но он предпочел самоустраниться. Взамен ему обещали, что во время процесса в Гааге он будет находиться на воле. Но вместо благодарности за заслуги перед «демократией» Милутиновича все равно упекли за решетку. Это неплохой урок для тех (в том числе и в России), кто прогибается перед Западом, надеясь, что потом это зачтется.

Во время беседы со Слободаном Милошевичем зашел начальник ооновского сектора тюрьмы. Вполне доброжелательный, седовласый, бывший подполковник ирландской армии. В целом создалось впечатление, что охрана тюрьмы относится к Милошевичу с уважением. Охранники отнюдь не роботы. Процесс идет у них на глазах, и они свое мнение уже составили. Кстати, западная пресса как-то неожиданно утратила всяческий интерес к этому суду, который в прошлом году объявили было процессом века. Это верный признак того, что организаторы суда не в состоянии добиться своих целей.

На входе в тюрьму нас попросили оставить сотовые телефоны и фотоаппараты. Пропустили через рамку металлоискателя. Но никаких обысков не было. С согласия представителя тюрьмы, который постоянно присутствовал на встрече, передали С.Милошевичу подборку газет «Советская Россия» со статьями в его защиту и коллективную фотографию авторов газеты, а также подборку постановлений Госдумы в поддержку С.Милошевича. Г.А.Зюганов просил нас передать С.Милошевичу его книгу по глобализации. Оставили ему также автобиографию Нельсона Манделы. Ну а напоследок подарили кассету с записями русских песен и романсов в исполнении Александра Подболотова.

Четыре часа пролетели быстро. Охранник показал на часы. Надо было уходить. Расставались со светлым чувством. Этот человек и в тюрьме продолжает борьбу за Югославию, которую он вел, будучи ее президентом. Он не сдастся.

Вячеслав ТЕТЕКИН.
Гаага — Москва.

N 62 (12405)


Справка:

Личное дело МИЛОШЕВИЧА Слободана, экс-президента Югославии, лидера социалистической партии Сербии
Родился 29 августа 1941 года в идеологически разнородной семье: мать была убежденной коммунисткой, отец - священником.

Закончил юридический факультет Белградского университета. Во время учебы познакомился со своей будущей женой Мирой (Мирьяной) Маркович. Согласно многим свидетельствам, Мира Маркович сыграла огромную роль в жизни мужа и в югославской политике. Считается, что именно она сделала карьеру Милошевичу и за него руководила государством.

Сделал карьеру по партийной линии. Руководил белградской информационной службой. В 1973 году возглавил Газпром и Белградский банк. В 1978-82 гг. был лидером коммунистической партии Белграда, в 1987 году возглавил коммунистическую партию Сербии.

В 1987 году посетил Косово и встретился с сербами, жалующимися на притеснения со стороны албанского большинства. Обещал сербам, что "больше их никто не будет обижать" и, поддерживая сербских националистов, стал завоевывать популярность. На волне сербского национализма поднялся на вершину власти, став в 1989 году президентом Сербии. В ходе развала Югославии продолжал быть главой разных государственных образований, пока наконец под его властью не остались только Сербия и Черногория. Проводил ультранационалистическую политику, в связи с чем пользовался огромной популярностью у сербов, которые считают его спасителем и восстановителем национального единства. Противники Милошевича называют его "балканским мясником" и обвиняют в геноциде албанцев и боснийских мусульман.

На выборах в октябре 2000 года проиграл демократу Войславу Коштунице, ушел с поста президента, но остался лидером социалистической партии. Согласно ряду источников, продолжает пользоваться популярностью среди населения.

Международный трибунал по военным преступлениям в Гааге требует у югославского правительства выдачи Милошевича, который обвиняется в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечности.

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=20232



АНТИАМЕРИКАНСКИЙ ТУРНИР БОББИ ФИШЕРА


Когда ООН при активной поддержке США и западноевропейских стран приняло против Сербии и Черногории военные, политические, экономические и спортивные санкции, правительство Милошевича лихорадочно искало выход из международной изоляции. Идея пригласить Фишера была принята на ура. Шахматы пользовались всенародной любовью в этой стране, а участие, несмотря на запрет, популярнейшего американского спортсмена в соревновании на территории Югославии имело бы большой пропагандистский эффект.

1 сентября 1992 года, по прошествии двадцати лет с момента завоевания Бобби титула чемпиона мира, на югославском острове Свети Стефане начался матч-реванш Фишер - Спасский. Югославы торжествовали: "Фишер прорвал блокаду в средствах массовой информации всего мира - от Аляски до Токио и от Пекина до Бонна. Сейчас все пишут о матче, о Югославии".

"Когда большой кряжистый человек с бородой и бакенбардами знакомой походкой подошел к шахматному столику, все вдруг встали и устроили овацию", - вспоминает секундант Спасского Александр Никитин. Растроганный американец вышел из-за перегородки "в народ" - этого уж никто не ожидал - и долго, смущенно улыбаясь, отвечал на шумные приветствия.

"Он с удовольствием загорал на пляже и купался в море, совершал прогулки по парку, проводил несколько часов в каком-нибудь прибрежном ресторанчике, слушая чудесную народную музыку", - продолжает Никитин. - "Бобби последовал примеру Спасского и вошел в цепь танцующих народную пляску "коло". Скованный и необычайно серьезный вначале, он где-то через полчаса был уже совершенно своим в кругу веселящихся людей".

Близость военных действий предопределила строгие меры безопасности. В воздухе постоянно дежурили милицейские вертолеты, рейд охраняли катера с зенитками на борту.

"Фишер находился под давлением официальных американских властей, поставивших целью не допустить проведения матча на нашей территории", - вспоминал очевидец, известный шахматный организатор Радое Велич. - "На пресс-конференции Бобби зачитал послание Государственного Департамента США, грозившее ему десятилетним тюремным заключением в случае продолжения игры. "Да я плевал на их запреты", - резко парировал Фишер, сопроводив слова действием. Он смачно плюнул на письмо и с пренебрежением бросил его на пол. Назавтра газеты вышли под заголовками "Мат блокаде".

Сегодня арестованный в Японии Бобби Фишер ожидает депортации в США. За знаменитый матч в Югославии, одобрительные высказывания в адрес Милошевича и критику США его ожидает десятилетний тюремный срок. ЦРУ и ФБР в течение двенадцати лет охотилось за ним по всему миру. Считается, что поймать Бобби не позволяла скрытая помощь мировой шахматной общественности, "передававшей" его и рук в руки, из страны в страну.

Заключенный Фишер женится на японской шахматистке и надеется получить в Японии политическое убежище. Он уже написал в Государственный департамент США с просьбой лишить его американского гражданства. Мировая культурная спортивная общественность, миллионы людей на планете требуют не допустить его экстрадиции бесчеловечным властям США.

http://www.communist.ru/lenta/index.php?3313



PR в Боснии


Если Словения, Хорватия и даже Косово тщательно готовились к информационной войне, то Сербия полагала, что правда сильна сама по себе, что ее не надо защищать. Генерал Младич сказал в одном из своих интервью: "Никакая не тайна, что Хорватия вложила колоссальные деньги в пропаганду. Хорватия истратила свыше 30 млн. долл., чтобы писали так, как надо Франьо Туджману и его экстремистской партии ХДС в соответствии с их целями. Однако мы не вкладывали средства в такую пропаганду, нас не интересуют таким образом сконструированные истины". Все верно, но только Словения и Хорватия выиграли эту информационную войну и достигли своей цели.

Е.Ю.Гуськова ИСТОРИЯ ЮГОСЛАВСКОГО КРИЗИСА (1990 - 2000)



ВООРУЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕЙ ЮГОСЛАВИИ, ИХ ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ. ВЛИЯНИЕ СМИ НА РАЗВИТИЕ ЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ НА БАЛКАНАХ В 90-е гг. XX ВЕКА


Анатолий Поморцев

Для тех, кто следит за событиями современной мировой политики, значение средств массовой информации (далее - СМИ) в этих процессах давно уже стала очевидным. Именно технически грамотное применение пропагандистских возможностей лояльных СМИ - залог всех военно-политических побед, одержанных США и их союзниками по НАТО за последние годы. Декларируя абсолютную "непредвзятость", журналисты, вольно или невольно, занимались не объективным информированием мировой общественности о том, что происходит в данном регионе, но фактически осуществляли информационную поддержку конфликтов, надежно обеспечивая руководителям стран Запада симпатии избирателей в США и странах ЕС, а так же, по мере необходимости, и населения тех стран, поддержка которых требовалась на данном этапе операции. При этом СМИ не гнушались использовать заведомо ложные сведения и откровенные фальсификации, идя на все ради того, чтобы сформировать мнение большинства о данном конфликте в необходимом Вашингтону и его союзникам ключе. Одним из самых ярких примеров применения таких СМИ-технологий можно считать многолетний конфликт в бывшей Югославии, вмешавшись в который не без помощи СМИ, НАТО, впервые с момента своего основания в 1949 году, сумел выйти за пределы зоны ответственности, определенной уставом организации, и под благовидным предлогом "установления мира" закрепился на Балканах, стратегически важном регионе Европы. Нельзя обойти вниманием и экономические причины новейших балканских войн - кроме всего прочего, они велись и для захвата новых рынков сбыта товаров и услуг. Характерно то, что союзникам по НАТО практически не пришлось стрелять, хотя поставленные экономические задачи были выполнены также полно и в срок, как и геополитические. Однако, прежде чем остановиться на связанных со всеми этими событиями вопросах, необходимо объяснить причины, породившие этнические войны на территории бывшей СФРЮ.

Сегодня для многих стало ясно, что авантюрная политика Милошевича и его "коллег" в республиках бывшей СФРЮ была далеко не главной причиной "балканской бойни" 90-ых. Люди, руководившие в те годы странами Запада, сегодня открыто сознаются в сговоре с целью разрушения Югославию, так как никто из них не может отрицать очевидные факты, которых, к тому же, с каждым днем все больше и больше. Слишком многое указывает на то, что именно западно-европейское сообщество и США больше других желали распада СФРЮ, и делали все для того, чтобы он произошел. Но ведь почти полвека эта, по всем приметам социалистическая, страна была у Запада на "хорошем" счету - ей давали кредиты, ее граждан пускали во все страны, а кое-где, скажем в ФРГ, Австрии или Австралии, югославы могли жить годами, даже не меняя свой "краснокожий" паспорт. Чем же не угодила Югославия своим покровителям в конце 80-х гг. ХХ века?

Как видится автору, глобальной причиной дезинтеграции СФРЮ стало поражение в "холодной" войне стран Варшавского Блока, его роспуск и последовавший вскоре после этого распад СССР. "Буфер", заслоняющий Запад от "советских танковых армад", оказался больше не нужен, и Югославия лишилась своего "геополитического насеста". Теперь СФРЮ, в которой доминировал Белград, традиционно склонный к союзу с Россией, уже мешала вчерашним "друзьям". Развалить Югославию было просто необходимо: Балканы срочно надо было взять под контроль, и, ослабив Сербию, лишить Россию позиций в этой точке Европы. К тому же все понимали, что пришедшие вслед за армиями корпорации получат новые рынки сбыта, а значит, и новые доходы. Затяжной кризис, желательно с военной фазой, должен был разрушить внутренний рынок СФРЮ и выбить югославских производителей с рынков других, в основном - бывших социалистических, стран, куда СФРЮ поставляла множество дешевых, но при этом качественных товаров. Надо было только выбрать подходящий момент, чтобы запустить этот механизм.

А такая возможность представилась очень скоро: к 1989 году СФРЮ, так и не оправившуюся от смерти Тито, уже лихорадило не на шутку. В руководстве республик укрепились сепаратисты, ширились разговоры о необходимости пересмотра межреспубликанских отношений, накалялись межэтнические отношения. Европейцы и американцы немедленно решили вмешаться во внутреннюю политику независимого государства.

Сейчас ясно - каждый шаг представителей Запада в Югославии был тогда четко и грамотно просчитан. Громко декларируя "общечеловеческие ценности" и "принципы всеобщего согласия", на деле западные дипломаты всеми силами помогали наиболее радикальным националистам. Цели тех и других совпадали - они нуждались в разделе страны, одни - ради новых прибылей, другие - ради абсолютной власти. На выборах 1990 года в Хорватии (Туджман), Словении (Кучан), БиГ (Изетбегович) и Македонии (Глигоров) победили сепаратисты, которые быстро перешли от слов к делам. В Сербии и Черногории ситуацию контролировал Слободан Милошевич, активно распалявший национальные чувства сербов еще с 1988 года, в планах которого в те годы было построение Великой Сербии - государства, в состав которого должны были войти все земли сербского народа. Однако если учесть, что каждый четвертый серб жил за пределами Сербии, то получается, что говоря о Великой Сербии, Милошевич откровенно намекал на территориальные претензии как минимум к Хорватии и БиГ, где были крупные сербские общины, и тем самым провоцировал межэтнические конфликты в районах компактного проживания сербов. Требовавшие независимости для своих республик Туджман и Кучан делали так же - по всей Хорватии и Словении начались конфликты на национальной почве, дискриминация сербов, нападения на армейские казармы и прочие акты саботажа. Надо сказать, что в этнически однородной Словении (почти 94% населения республики составляли словенцы) эти явления не приобрели такого размаха, как в Хорватии. Но всем уже стало ясно - гражданская война вот-вот начнется...

Откуда же у народов, говорящих на одном языке и веками живших вместе, взялось столько взаимной ненависти, погубившей в итоге жизни десятков тысяч людей, еще недавно живших в одном государстве? Чтобы понять это, необходим краткий экскурс в историю Балканского полуострова.


Земля страха и ненависти

Именно так называл свою родину уроженец БиГ Иво Андрич, знаменитый писатель, удостоенный Нобелевской премии по литературе. Он не преувеличивал -- конфликты на этой земле, то вспыхивая, то угасая, длились без малого 300 лет. Не слишком многочисленное население этой страны (сейчас в БиГ проживает около 4,4 млн. человек) разделяла религия. Сербы, жившие на востоке и севере, исповедовали православие, хорваты, контролировавшие земли на западе и юге - католицизм, а в центральных районах БиГ преобладали славяне-мусульмане (в основном - этнические сербы), принявшие ислам под давлением турок, оккупировавших Боснию в XVI веке. Отношения между общинами были весьма натянутыми, и часто бытовые конфликты заканчивались кровопролитием. Последняя вспышка межэтнического насилия произошла случилась в 1914 году, после убийства сербским студентом Гаврилой Принципом эрцгерцога Фердинанда во время визита последнего в Сараево, столицу БиГ. Но завершение Первой Мировой принесло на Балканы надежду на мир: в 1918 году земли, населенные южными славянами, объединились под скипетром сербских королей, а образовавшееся государство получило название Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев. Руководству панславянского государства удалось на время снизить накал религиозного противостояния в Боснии и Герцеговине.

Относительное благополучие в общинах БиГ сохранялось до весны 1941 года, когда Югославия была оккупированна частями германского Вермахта.


"Разделяй и властвуй"

Именно этот римский принцип применили в БиГ нацисты -- они незамедлительно возродили этно-религиозную вражду, "справедливо" полагая, что междуусобная война не оставит народам Боснии ни времени ни сил на борьбу с новыми оккупантами. Фашисты выбрали себе в союзники хорватов, помня их прозападную, в отличие от пророссийской у сербов, ориентацию. Незамедлительно была создана марионеточная "Независна Држава Хрватска" , включившая в свой состав, кроме собственно Хорватии, и всю территорию БиГ. Главой НДХ стал Анте Павелич (1), лидер организации усташей (2), целью которых была независимая моноэтническая Хорватия. Но этно-религиозный состав НДХ, официально считавшегося страной хорватов-католиков, был парадоксален: из-за присоединения к НДХ территорий БиГ, самой многочисленной группой населения оказались православные сербы, зачастую недружелюбно настроенные по отношению к новой власти. Чтобы утвердиться на новых территориях, усташи прибегли к массовому террору по отношению к сербам: их либо насильственно переводили в католицизм, либо убивали. Мусульмане, составлявшие в те годы почти 1/3 населения БиГ, также предпочли сотрудничество с III рейхом, преследуя при этом, однако, свои цели. В БиГ началась настоящая гражданская война -- усташи уничтожали сербов (а попутно - евреев, цыган и прочих "неарийцев"), сербские четники (3) осуществляли не менее жестокие "акции возмездия", а мусульманские формирования, конфликтовавшие и с теми, и с другими, пытались силой превратить БиГ в исламское государство, с помощью убийств "неверных" делая мусульманскую общину самой многочисленной. Со временем в БиГ набрало силу партизанское движение, руководимое коммунистом Иосипом Броз Тито (4), ставшее еще одной силой в этой войне "всех против всех". Несмотря на поддержку Великих держав (усташей и мусульман поддерживали немцы, сербских четников Дражи Михайловича (5) - итальянцы и англичане, а партизан Тито - все те же англичане и СССР), подавляющего успеха не удавалось добиться ни одной из сторон.

Но поражение Германии на Восточном фронте изменили реалии на Балканах. НДХ, лишившись такого мощного союзника, фактически перестала существовать, и к 1944 году значительная часть БиГ оказалась под контролем партизан Тито, а к концу войны именно Иосип Броз Тито представлял народы Югославии на встречах союзников-победителей.

Итоги Второй Мировой Войны оказались для Боснии весьма печальными - гражданская война 1941-1945 годов унесла жизни почти 1000000 жителей БиГ. Самые серьезные потери понесли сербы - на их долю пришлось более 70% всех жертв. Они уже не были самой многочисленной нацией БиГ, уступив первенство мусульманам. Масштабы геноцида, учиненного над сербами в те годы, ужасают. Чего стоит лишь тот факт, что в общинах Средней Боснии, больше всего страдавших от террора, сербское население было истреблено практически полностью. (В г. Козарац, где до войны проживало более 10 тыс. жителей-сербов, до начала 60-ых невозможно было провести воинский призыв - там просто не было мужчин подходящего возраста). Мусульманам, в свою очередь, пришлось покинуть восток БиГ - четники из Большой Сербии часто переходили условную границу и жестоко мстили за страдания своих единоверцев в других частях БиГ, но жертвами их мести нередко были вполне мирные крестьяне.

Именно военные преступления тех лет во многом спровоцировали конфликты на Балканах в начале 90-х годы ХХ века. Дело в том, что большинство массовых убийств времен Второй Мировой не было расследовано, и виновникам удалось, по сути, избежать наказания. Такое положение дел не могло не отразиться на межнациональных отношениях в БиГ, вошедшей состав новой, социалистической Югославии. Несмотря на официальную доктрину "Братства и Единства" (6), провозглашавшую вечную и нерушимую дружбу всех народов СФРЮ, огонь ненависти тлел в Боснии все эти годы, а распад федерации превратил его в настоящий пожар. Нельзя не упомянуть и тот факт, что именно "титовская" Конституция СФРЮ, принятая в 1974 году, официально закрепила за мусульманами БиГ статус полноправного народа (до этого в графе "национальность" указывалось "серб/хорват магометанского вероисповедания"). Это незамедлительно вызвало рост националистических настроений среди мусульман БиГ. В конце 70-ых в республике начали активно строить мечети, молодежь отправлялась на учебу в страны Ближнего Востока, и кое-кто уже поговаривал о том, чтобы выйти из СФРЮ и построить в БиГ исламское общество. Бессменный руководитель СФРЮ, ставший маршалом Иосип Броз Тито, жестоко пресекал малейшие проявления сепаратизма, и до его кончины в 1980 в СФРЮ сохранялась видимость полного благополучия, как экономического, так и общественно-политического. Но смерть диктатора, создавшего и контролировавшего социалистическую Югославию, стала началом конца его детища.


"Хорватский" пожар

Но Хорватия - это не Словения, к 1991 году в ней проживало около миллиона сербов. Но едва Хорватия получает независимость, как правящая партия HDZ (8) начинает настоящую антисербскую истерию, сравнимую лишь с той, что имела место во времена "павеличевой" НГХ. Сербов обвиняли во всех смертных грехах, увольняли с работы, подвергали обыскам и избиениям, одним словом, всячески выживали из республики. Не замечали этого только "человеколюбивые" западные дипломаты, в приватных беседах объяснявшие поведение своих хорватских подопечных "издержками борьбы за независимость".

Вскоре на востоке Хорватии, в районах, почти на 90% населенных сербами, началось сопротивление новой власти. Сербы отказывались подчиниться Загребу, а вскоре, фактически отделившись от остальной страны, образовали никем не признанную Республику Сербскую Краину (далее - РСК). Руководители РСК декларировали необходимость скорейшего создания Великой Сербии, и опирались на помощь Белграда и части ЮНА, готовые в любой момент поддержать части ТО РСК (9). Чтобы усмирить непокорных, в районы Книнской Краины, Восточной Славонии, Срема, Кордуна и Лику были отправлены части недавно сформированной Армии Хорватии. Поход провалился - едва сформированные хорватские бригады были наголову разбиты ополчением РСК, которому, правда, посильно помогали офицеры ЮНА. Боевые действия, то затухая, то разгораясь, продолжались четыре года. Усмирить восставшие анклавы Загребу удалось лишь в 1995 году, прибегнув к помощи США. Штабисты американской армии разработали планы операций "Молния" и "Шторм", и хорватская армия, уже обученная и хорошо вооруженная, взяла реванш за унижение 1991 года, практически без потерь сломив сопротивление армии РСК и восстановив контроль над восставшей провинцией. Причины столь внезапного краха республики хорватских сербов, в результате которого погибли и пропали без вести тысячи гражданских и военных лиц, а еще сотни тысяч людей стали беженцами, до сих пор не вполне ясны. Однако факт остается фактом - осень 1995 года ознаменовала окончательное решение "сербского вопроса" в Хорватии.

Каков же результат этой войны? Кто стал победителем? Читатель может решить это сам, достаточно лишь привести факты. Итак, чего добились сербы? РСК, просуществовав 4 года, так и не получила международного признания. Эти земли пришлось покинуть почти 200 тысячам хорватов, около 3 тыс. из которых были убиты. В результате боев и взаимной блокады тысячи людей по обе стороны фронта остались без жилья и работы. Сотни и сотни сербов и хорватов погибли, пропали без вести или были ранены. После "усмирения" сербских районов Хорватию покинули почти 500 тыс. сербов, бросавших дома и имущество, дабы избежать смерти. Получается, что сербы, скорее, проиграли.

Значит, победили хорваты? Да, но лишь формально - за годы войны экономика республики, некогда одной из самых богатых с СФРЮ, была разрушена почти полностью. Предприятия, кроме тех, что производили вооружение и боеприпасы, почти не работали. Туризм, служивший главным источником дохода страны, сошел на нет - ехать в воюющую страну никто не желал. Правда, стоило только войне окончиться, как оказалось, что контроль над большинством хорватских курортов уже давно в руках крупнейших туроператоров Италии и Германии. В трудные для страны 1993-1994 года их представители скупали недвижимость за бесценок - государство, нуждавшееся в деньгах для подготовки и ведения войны, продавало все, что попросят. Даже вернуть беженцев на "освобожденные от сербочетников" земли не получилось - от их домов остались лишь пепелища, а правительство не имело возможности финансово поддержать этих людей.

В Хорватии и сегодня высок уровень безработицы, на улицах - сотни нищих инвалидов "отечественной", как тут принято называть события 1991-95 годов, войны, с каждым годом все больше и больше самоубийств. По самым оптимистичным прогнозам, при нынешних темпах роста на уровень 1990 "довоенного" года Хорватия выйдет не ранее, чем через 10-12 лет. Странная у них победа получилась - один убыток, и больше ничего.

Так кому же достались все плоды победы? Где они, настоящие победители? А вот - десятки итальянских, немецких, британских, французских, и само собой, американских фирм, компаний и корпораций, захвативших за время кризиса хорватский рынок. Каждый третий доллар, потраченный хорватом в своей стране, идет на счет иностранной фирмы, и еще доллар попадает туда же, но уже в обход налоговых законов. Порты хорватского побережья теперь открыты для флотов НАТО, а в самой стране действуют 2 базы ВВС США, что еще 20 лет назад казалось невероятным.

Теперь ясно, кто выиграл войну между сербами и хорватами?


Босния и Герцеговина - три народа, два государства

Боснию и Герцеговину ждало то же самое - народы, ее населявшие, не сумели договориться, а планы у каждого из них были противоположны планам двух остальных. Сербская община не желала выходить из Югославии, а уж тем более подчиняться мусульманской власти в Сараево. Хорваты, самый малочисленный народ БиГ, видели свое будущее в тесном союзе с Большой Хорватией, не исключая полного с ней объединения. А мусульманам была нужна единая унитарная Босния -- другого шанса обрести свою государственность у них просто не было. То, что война вот-вот начнется, стало ясно после того, как полыхнуло в Хорватии. Начиная с 1991 года все три народа БиГ практически в открытую готовились к будущим боям. Так называемое "мировое сообщество" снова взялось посредничать между сторонами, но эти "псевдоусилия" не смогли предотвратить кровопролития.

Официальной датой начала боснийской войны считается 6 апреля 1992 года, день, когда представители хорватов и мусульман объявили о независимости БиГ, проигнорировав мнение сербской части населения. Республика, раздираемая спорами трех этнических групп, лишенная стабильности, стоящая на пороге войны, незамедлительно была признана Германией, Австрией и Ватиканом. В тот же день боснийские сербы отказались признать власть правительства в Сараево. Районы, где преобладало сербское население, были объявлены независимым государством, получившим название Республика Сербская Боснии и Герцеговины (далее - РС).

Накануне, 1 апреля 1992 года, в Старом Сараево мусульманские боевики расстреляли сербскую свадьбу, наглядно продемонстрировав, какое будущее ждет немусульман в исламской БиГ. Фактический раздел БиГ по этническому признаку (сербы ушли из всех органов власти и занялись формированием собственного правительства) лишь приблизил начало полномасштабных боевых действий. Хорваты и мусульмане, признанные мировым сообществом в качестве легитимного правительства БиГ, собирали части из резервистов. Лидер боснийских сербов Радован Караджич пытался убедить президента БиГ Алию Изетбеговича отказаться от этой затеи, справедливо полагая, что тогда война начнется уже завтра утром, однако на Изетбеговича его доводы не подействовали. По всей вероятности, он уже имел гарантии поддержки от Запада и арабских стран, и сознательно провоцировал начало столкновений.

Спустя несколько дней бои шли уже на всех территориях, отделявших друг от друга общины БиГ. Ресурсов для ведения войны было достаточно: из-за своего географического положения БиГ была своеобразным "пороховым погребом" экс-СФРЮ. Тут были сосредоточены основные склады военного имущества, техники и боеприпасов, ведущие предприятия ВПК СФРЮ и самые боеспособные части ЮНА. Большая часть матресурсов ЮНА находилась в центральных районах БиГ, на территориях, подконтрольных хорватам и мусульманам. Однако этнически ЮНА, как и в Хорватии, состояла к тому времени практически из одних боснийских сербов. Несмотря на ультиматумы и провокации противника, им удалось вывезти из казарм и складов личный состав, оружие и боеприпасы в количестве, достаточном для создания своей армии - Войска Республики Сербской. Параллельно происходило формирование отрядов ХВО (9) и Армии БиГ - военных структур двух других народов республики. Вскоре началась полномасштабная война, в ходе которой стороны использовали весь арсенал современной армии -- танки, самолеты, тяжелую артиллерию и проч. Люди, помня о событиях полувековой давности, пользовались предоставившейся возможностью свести старые счеты -- именно желание отомстить (или страх оказаться жертвой мести) за резню времен Второй Мировой заставляло их первыми нажимать курок. За первые 40 дней конфликта погибли 1200, были ранены 5800 и пропали без вести 800 жителей БиГ. Но самое страшное было впереди.

Вскоре расклад сил в БиГ стал понятен. Сербам удалось удержать под контролем практически все свои земли - около 60% территории республики. Хорваты, изгнав из своих общин сербов, потребовали, чтобы мусульманские части, дислоцированные на их землях Западной Боснии, подчинялись офицерам ХВО. Итогом стали яростные и кровавые столкновения вчерашних союзников, перевес в которых был на стороне ХВО. После того, как мусульмане покинули хорватские анклавы БиГ, там была провозглашена Республика Херцег-Босна (далее - РХБ), государство хорватского народа БиГ. На деле РХБ являлось составной частью Республики Хорватия - на ее территории действовали законы РХ, использовались хорватские дензнаки куны, официальная символика РХ и даже школьные учебники туда поставлялись из Загреба. А когда в РХБ вошли части регулярной хорватской армии общей численностью около 30 тыс. человек, стало ясно - Загреб уже считает РХБ своей территорией. Кроме "матери-Хорватии", лидер РХБ Мате Бобан ощущал поддержку прохорватского лобби в Европе.

Германия, Австрия, Италия и другие страны католического мира поддерживали существование РХБ, в обход санкций поставляя туда оружие, боеприпасы, амуницию, медикаменты и продовольствие. Грузы объявлялись гуманитарной помощью, а так как поставки шли через Хорватию, то досматривать их никто и не думал. Части ХВО и экспедиционный корпус регулярной армии Хорватии отказались от наступательной тактики и перешли к позиционной обороне, периодически заключая временные союзы то с сербами, то с мусульманами. Территория РХБ занимала около 20% БиГ и правительством из Сараева, где хорваты практически ничего не решали, не контролировалась. Но в 1995 году Херцег-Босна была упразднена - по плану США, хорваты и мусульмане должны были вместе противостоять сербам, для чего была образована Мусульмано-Хорватская Федерация, формально - общее жизненное пространство двух народов, существующее и поныне.

Мусульмане, руководимые президентом Изетбеговичем, пользовались мощной финансовой и материальной помощь единоверцев с Ближнего Востока. Оттуда в БиГ регулярно прибывали добровольцы (к 1995 году в Армии БиГ насчитывалось порядка 10 тыс. моджахедов), шли финансовые и материальные средства, оказывалась дипломатическая помощь. Однако Изетбеговича не устраивало, что все поставки шли через Хорватию, так как примерно половину грузов, предназначенных для мусульман, хорваты забирали себе. Прекратить подобную практику удалось лишь после создания Мусульмано-Хорватской федерации, о чем уже упоминалось выше.

Руководство РС, в отличие от своих противников, не имело поддержки иностранных государств. Россия, переживавшая тогда тяжелейший кризис во всех сферах государственной деятельности, устранилась от решения боснийской проблемы, не только не помогая, а порой и действуя в ущерб интересам РС. Исторические союзники сербов, Франция и Греция, будучи членами НАТО, были вынуждены следовать в фарватере политики администрации США, оказывая сербам лишь неофициальную помощь. Выходило, что рассчитывать боснийские сербы могли лишь на братьев в Хорватии (РС и РСК имели общую границу в некоторых районах) и в Большой Сербии (оттуда в РС шел основной поток добровольцев, материальные ресурсы и проч.).

Однако тогдашний лидер Югославии Слободан Милошевич не желал иметь конкурента в лице Президента РС Радована Караджича, исповедовавшего, в отличии от социалиста Милошевича, абсолютно противоположные ценности. Доктор Караджич, поэт и врач, был сторонником монархии, частной собственности и резко выступал против любой формы коммунизма. Противостояние двух президентов закончилось фактической победой Белграда - даже на мирном плане по БиГ в Дейтоне подпись от лица делегации РС ставил Милошевич, а Караджич и его коллеги не знали точного содержания бумаг, так как были практически отстранены от переговоров. Триумф Слободана Милошевича, объявленного в 1995 году "гарантом мира на Балканах", обошелся сербам очень дорого.

Разрушенная санкциями экономика, заблокированная по просьбе Запада граница между СРЮ и РС, постоянные интриги, инспирированные Белградом, дезорганизующие работу правительства и парламента боснийских сербов - это лишь малая толика последствий деятельности Милошевича. Приняв сторону Запада, лидер Югославии попросту предал сербов БиГ, вынудив их, лишенных даже скудной помощи из СРЮ, согласиться на условия мирового сообщества. А когда в 1995 хорваты стремительно вернули под свой контроль территорию РСК, и Республика Сербская лишилась единственного последовательного союзника в лице РСК, выбора уже не оставалось.

Вскоре на авиабазе Дейтон в США враги, больше 3-ех лет воевавшие друг с другом, поставили свои подписи под мирным договором, более известного как "Дейтонские соглашения по разделу БиГ". Реализация этих договоренностей обернулась для 200 тыс. сербов, 300 тыс. мусульман и 80 тыс. хорватов исходом с их исконных земель. Армия РС, к 1995 году взявшая под контроль почти 70% территории БиГ, оставила за собой лишь 49%, без боя уступив противнику наиболее плодородные земли, крупные месторождения полезных ископаемых и ряд промышленных центров с развитой транспортной и хозяйственной инфраструктурой, практически не пострадавших во время войны. В руководства РС разразился кризис, окончившийся отставкой легендарного командарма Армии РС, генерала Ратко Младича, взявшего на себя ответственность за поспешный отход из стратегически важных мест. На карте Европы появились новые государства - Мусульмано-Хорватская Федерация и Республика Сербская, формально никак не связанные друг с другом.

На деле же национальные образования были частями новой аморфной Боснии и Герцеговины, государства-фантома, где роль единого центра играла и играет оккупационная администрация, состоящая из международных чиновников и генералов НАТО. Реальная власть в БиГ принадлежит Высокому Представителю ООН (на сегодня это - Педди Эшдаун), который волен снимать президентов, министров и генералов в обеих частях БиГ, отменять распоряжения любых органов власти и даже арестовывать тех, кого посчитает нужным.

Ненависть в Боснии сегодня сильна, как и прежде - беженцы, количество которых с обеих сторон превысило миллион человек, не желают возвращаться в дома, оставленные на территориях, попавших под контроль врагов, вполне закономерно опасаясь за свою жизнь. Несмотря на то, что в восстановление инфраструктуры БиГ уже вложено 9 млрд. долларов, уровень промышленного производства в 2001 году составил всего 10% от довоенного показателя, безработица превышает 50%, а подушный доход редко достигает 200 евро. Попытки демонстративных актов "примирения" ни к чему не приводят. Состоявшаяся весной 2001 года церемония закладки фундамента разрушенной в 1992 году мечети г.Банья-Лука, например, был сорван толпой жителей города, протестовавших против восстановления символа турецкой оккупации. В последнее время все чаще звучат предложения об окончательном разъединения БиГ на 2 самостоятельных государства.

Попробуем найти победителя и среди участников этого военного конфликта. Из сказанного выше ясно, что это точно не сербы: их не раз бомбили, мнение их представителей игнорировали, да и к миру принудили силой. Но хорваты получили еще меньше - своей республики они не добились, живут теперь в Мусульмано-Хорватской Фелерации БиГ, где практически ни на что не влияют. Мусульманам повезло больше -- им досталась роль центрального правительства в разделенной надвое стране. Но если учесть полномочия администраторов ООН и военных SFOR, то становится ясно - БиГ стала протекторатом, где местные власти ничего не решают.

А плачевное состояние экономики БиГ, которое не может изменить даже финансовая помощь стран-доноров, снова делает ответ на вопрос "Кто победил?" простым и понятным. Кто же откажется от возможности иметь на Балканах солдат, военные базы и аэродромы, да еще активно продвигать национальные корпорации, давя в зародыше всяческую местную конкуренцию с помощью контингента SFOR? Поэтому сколько бы не говорил Буш о выводе ВС США с Балкан, в обозримом будущем этого не произойдет. Такой поворот событий сулит слишком большие потери для тех, кто имеет там бизнес, так что морпехам США придется задержаться в тех местах - капиталы, как известно, надо внимательно охранять.

Получается, что и тут в победителях - Запад? Да, все точь-в-точь по хорватскому сценарию - спровоцированная война, внедрение сначала войск, затем - производителей, при одновременном устранении "местного" конкурента. Разве кто-то возмутился бы, в случае, если F-117 ВВС США "случайно" уронили бы пару бомб на табачный завод в союзной Хорватии? Вряд ли, особенно если бы на другой день корпорация Бритиш - Америкэн Табакко вдруг захотела бы выкупить эти развалины у хозяина по сходной цене.


Манипуляция сознанием масс как фактор в локальной войне

Америка известна своей ограниченностью и готовностью верить всему, что скажет ей президент. Но как же Старый Свет, со своими славными традициями "свободного общества" и щепетильностью в отношении "прав человека", проглядел такую несправедливость прямо у себя под носом? Ответ пугающе прост - он ничего и не видел. Точнее, видел, но картинка была так исковеркана, что правильно оценить ситуацию, основываясь на информации ТВ и печатных СМИ, было невозможно.
Возможно, это была первая информационная война, которая шла, не прекращаясь, с 1990 по 1999 год, и цель ее была проста - всеми средствами оправдать разрушение Югославии, списав весь происходящий негатив на противника. Эта роль, как легко догадаться, досталась сербам - они оказались единственными, кому нужна была прежняя страна.

Поэтому западные СМИ описывали сербов как дикарей, которые не желают идти в светлое европейское будущее. Потом заговорили, что от сербов страдают другие, более цивилизованные народы, вроде хорватов, словенцев, боснийских мусульман, македонцев, венгров и проч. Правда, причины возмущения части сербского этноса в ищущих независимости республиках никто не упоминал, и сербы казались западной аудитории склонными к спонтанной агрессии и немотивированной ярости, что для европейца и "человека в конце ХХ века" казалось недопустимым. Полноценные войны в Хорватии и БиГ повысили интерес аудитории к Балканам, и сработав однажды, тактика "промывания мозгов" с помощью СМИ почти не давала осечек. Освещались только "акции" сербских войск, причем зачастую делалось это так, что белое оказывалось черным, а черное - белым. Зато их противники, хорваты и мусульмане, выглядели настоящими "бойцами за свободу". Если верить СМИ, они никогда не наступали первыми, строго соблюдали все договоренности, были предельно корректны с пленными, говорили правильные слова про демократию и ужасно страдали от "этих сербов". В результате была произведена "демонизация" целого этноса - западный обыватель четко ассоциировал сербов со словами "нацисты", "садисты" и "убийцы", и не сомневался что "эти звери", если их не остановить, когда-нибудь доберутся и до него самого. Никто не спрашивал себя, можно ли быть оккупантом на земле, где твоя семья живет дольше, чем сушествуют США, как можно называть "фашистским" народ, который потерял во Второй Мировой от рук этих самых фашистов больше миллиона человек, а сегодня сражался с их внуками и сыновьями, решившими закончить "дело отцов и дедов"? Но у жителей Европы и Америки, неспособные найти Балканы на карте мира, о таких вещах не думали. Глядя новости по ТВ, читая колонку в газете, они "справедливо" клеймили этих "ужасных варваров-сербов", которые никак не желали стать свободными и счастливыми, предпочитая умереть в бою. Зато все в мире знали, как безжалостно сербская артиллерия уничтожает красивейший хорватский город Дубровник, находящийся под защитой ЮНЕСКО. Но никто так и не узнал, что посетившие город эксперты той же ЮНЕСКО, не смогли оценить причиненный старой части города ущерб ввиду отсутствия такового!

Точно так же было и с Вуковаром, сербским городом на границе Сербии и Хорватии. В 1991 году, после многомесячных боев, сербы взяли его, но от города остались лишь развалины. Будем откровенны - злодеяния в Вуковаре на совести обеих сторон конфликта, но почему на Западе узнали только о том, что творили сербы? Ведь в 1995 году, когда хорваты взяли Книн, никто не говорил, как МИГи ВВС РХ на бреющем полете расстреливали колонны сербских беженцев, спасавшихся от наступавших усташей! Видимо, эту тему сочли не столь актуальной.

Война в БиГ освещалась точно так же - сербы плохие, все остальные - хорошие. Достоверно известно о нескольких случаях прямых фальсификаций, цель которых была скомпрометировать сербов в Боснии. Так, например, осенью 1993 года в ряде немецких газет появилась фотография, на которой старуха возлагает цветы на свежую могилу. Подпись гласила, что на это - боснийская мусульманка, скорбящая по своему сыну, погибшему от рук кровожадных сербских бандитов. Однако одного взгляда на фото было достаточно, чтобы понять - автор подписи беззастенчиво лжет. Женщина, названная им мусульманкой, возлагала цветы к подножию... православного креста, а имя лежащего под ним человека было написано кириллицей! А ведь любому, кто интересуется Балканами, ясно, что на фото - православная сербка, а вовсе не мифическая "мусульманка". Подобная практика подмены, когда преступления хорватов и мусульман приписывались сербам, регулярно использовалась СМИ в качестве пропагандистского приема.

Европейцы и американцы, не в силах распознать подобное вранье, были готовы провозгласить сербов "исчадиями ада". Повод представился в августе 1992 года, когда по 4-ому каналу британского телевидения был показан фильм журналистов Пенни Маршал (телекомпания ITN) и Эда Вулиами (газета Guardian), снятый за несколько дней до выхода в эфир на подконтрольных сербской армии территориях БиГ. Телезрители Британии испытали шок - оказалось что отважные Пенни и Эд обнаружили настоящие концлагеря, и это - в наши дни, да еще в центре Европы. Зрелище было ужасным - за колючей проволокой томился полуголый человек, ребра которого выпирали, как корабельные шпангоуты. Было понятно, что сербы морят пленных голодом, прямо как гитлеровцы. Реакция мировых столиц была мгновенной - уже на следующий день британские министры решили послать в БиГ войска. Администрация США высказалась 8-го августа: официальный представитель Госдепа Маргарет Татвайлер заявила, что "факт существования концентрационных лагерей на территориях, подконтрольных сербским формированиям в Боснии, отныне не подлежит сомнению". А статьи в The New York Times и The Washington Post, где руководители РС Р. Караджич и Р. Младич выводились "духовными детьми Гитлера" и " новыми балканскими мясниками" завершили дело. Результат был ожидаемым -- после такого фильма подавляющее большинство населения США и Европы хотело наказать сербов, причем не дожидаясь мнения ООН на этот счет.

Сербский народ был провозглашен агрессором, единственно виноватым в боснийской бойне, а все то, что не в такую легенду не вписывалось, надо было скрыть или уничтожить. Так что же это за фильм? Попробуем разобраться. Итак, журналисты, направленные в БиГ, не раз говорили, что имели четкую задачу - найти концлагеря, документально зафиксировать их существование и собрать как можно больше "достоверных свидетельств" о "зверствах", творимых сербской армией над мирными хорватами и мусульманами.

Поиски необходимой фактуры заняли более 2-ух недель, но подходящее место все же нашлось -- британцы выдвинулись в район села Трнополье, незадолго до этого отбитого сербскими частями у армии мусульман. Там 5 августа Маршалл и Вулиами познакомились с неким Фикретом Аличем, боснийцем, ставшим главным "героем" фильма британских журналистов. Съемки "на натуре" заняли всего несколько часов, и уже на следующий день англичане вернулись в Лондон, быстро смонтировали фильм, а еще через день его увидел весь мир.

Но что же в действительности произошло 5 августа 1992 года в районе Трнополье? Неужели английским телевизионщикам и в самом деле удалось найти "лагерь смерти" и даже взять интервью у содержащихся там узников? Первым на этот вопрос решил ответить немецкий журналист Томас Дайхман, сотрудник газеты Suddeutsche Zeitung. Просматривая телеверсию фильма Маршал и Вулиами, он заметил, что колючая проволока, ограничивающая свободу заключенных, прикреплена к забору с внутренней стороны ограды. Дайхман, имевший диплом инженера-строителя, отлично знал, что по всем правилам "колючка" должна крепиться с внешней стороны, и никак иначе! Но это только в том случае, если оператор, который вел съемку, не находился в этот момент внутри территории, обнесенной забором с проволокой. Но в таком случае получалось, что узники, показанные в фильме, находятся с внешней стороны лагерного забора, то есть, на свободе!

Дайхман решил узнать правду от самих англичан. Он обратился к г-же Маршал с просьбой показать весь материал, отснятый ею в Боснии 5-го августа 1992 года. Сейчас трудно сказать почему, но она выполнила просьбу Томаса, и он отсмотрел кассету-исходник, первоисточник скандального фильма. На забракованных кадрах он увидел Пенни Маршал, спокойно входящую за колючую проволоку, то есть, прямо в тот самый "лагерь смерти". А вот те, кто в телеверсии назывались "заключенными", свободно гуляли по ту сторону забора, то есть на свободе!!! Видно, как Фикрет Алич, тот самый "главный страдалец", на кадрах, не вошедших в окончательную версию фильма, появляется в кадре откуда-то со стороны села, и соглашается изобразить "узника" только после того, как ему были обещано вознаграждение. Колючая проволока закреплена лишь на небольшой части ограды, которая попадает в кадр - ее слишком мало, чтобы делать общие планы. И самое главное - нигде в окрестностях "концлагеря, где убили сотни мирных жителей" не видно ни одного человека в форме Войска Республики Сербской!

После поездки в Трнополье Дайхман понял - фильм, считавшийся главным свидетельством зверств сербских военных над мирными жителями -- фальшивка от начала и до конца. Но ни одно СМИ ни в одной европейской стране не решилось опубликовать выводы Томаса Дайхмана относительно "случая Трнополье". Ни одна телекомпания не нашла в себе храбрости предоставить ему эфир. Журналисты ВВС, изучив собранные Томасом доказательства фальсификации, полностью согласились с его выводами, но тоже отказались выпустить это в эфир, не желая становиться ответчиками по иску авторов "шедевра" с ITN. За попытку изложить историю расследования в родной Suddeutsche Zeitung Томас был уволен из газеты. Все, чего он сумел добиться к 1997 году, это несколько публикаций в малотиражных маргинальных изданиях Швеции, Голландии, Англии и Германии. Но даже такой "выплеск" правды, случившийся спустя 4 года после произошедшего, вызвал немедленную реакцию телекомпании ITN. Пенни Маршал под страхом увольнения было запрещено разговаривать с кем бы то ни было о съемках фильма про "сербские концлагеря". Всем клиентам и партнерам ITN запретили не только рассказывать про фильм, но и спорить на эту тему! Против британского журнала Living Marksizm, опубликовавшего материалы Дайхмана, немедленно был выдвинут иск, в котором адвокаты ITN требовали изъять весь тираж издания и немедленно отправить его под нож. Хотя выиграть дело они не смогли, издатель журнала, получивший множество угроз, был вынужден отказаться прекратить издание журнала и покинуть Великобританию.

Было бы неверным утверждать, что этим история фальсификаций, имевших место во время боснийской войны, заканчивается. Еще ждет своего исследователя знаменитая провокация на площади Маркала в Сараеве, где в результате взрыва погибло более 80 гражданских лиц. В совершении этого преступления были обвинены сербы, и в качестве возмездия по позициям Армии РС были нанесены авиаудары. Однако комиссия ООН, расследовавшая взрыв, доказала, что снаряд был выпущен не с позиций, занятых сербами. Согласно выводам специалистов, обстрела и вовсе не было - всего говорит о том, что имел место взрыв мощной бомбы, заложенной непосредственно на площади в мусульманской части города. Генерал Майкл Роуз, рассказавший это на пресс-конференции журналистам, тотчас был смещен с должности командующего миротворцами ООН в БиГ и срочно отозван в Канаду. Выводы комиссии были немедленно засекречены, а с участников расследования взяты обязательства молчать об обстоятельствах инцидента. Разумеется, что СМИ полностью проигнорировали выводы специалистов ООН, продолжая и после скандальной пресс-конференции Роуза рассказывать всем про обстрел, которого не было и не могло быть. Закончилось все это "представление" лишь в 1995 году, после того, как был подписан Дейтонский Договор.


Эпилог

Изученные и изложенные выше факты свидетельствуют, что информационная составляющая военных конфликтов играет все больше и больше влияет на исход всего конфликта. то, что происходит на поле боя. Увы, но анализ показывает, что ВС РФ, равно как и отечественные СМИ не обладают достаточными навыками, чтобы не только осуществлять подобные "спецмероприятия" своими силами. В том случае, если проблемы военной пропаганды и контрпропаганды замалчивать и впредь, недалек тот час, когда на месте сербов окажется и наша страна. Каковы будут последствия такого варианта развития событий, предсказать трудно.


ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Павелич, Анте
2. Усташи (србхрвтск. "повстанцы")
3. Четники (от србхрвтск. "чета" - подразделение)
4. Тито, Иосип Броз
5. Михайлович, Дража
6. "Братство и Единство"
7. HDZ (Hrvatska Demokraticka Zajedinica - Объединенные Демократы Хорватии)
8. ТО РСК (Teritorijalna Odbrana Republike Srpske Krajine)
9. ХВО (HVO - Hrvatsko Vece Odbrane - Хорватское Вече Обороны)

http://www.rus-obraz.org/1-pr.htm