ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ТРЕТИЙ 1918-1945

Глава пятнадцатая. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В 1944 —НАЧАЛЕ 1945 Г.


1. НАСТУПЛЕНИЕ АНГЛО-АМЕРИКАНСКИХ ВОЙСК ВО ФРАНЦИИ.

ВОЙНА НА ТИХОМ ОКЕАНЕ

К началу 1944 г. международная военная и политическая обстановка кардинально изменилась в пользу антигитлеровской коалиции. Стратегическая инициатива окончательно и полностью перешла на сторону союзников. Решающее значение сыграли Сталинградское сражение и Курская битва, ознаменовавшие коренной перелом во второй мировой войне. После Тегеранской конференции руководители США и Англии развер- | нули широкую подготовку к форсированию Ла-Манша. В январе в Лон- дон приехал главнокомандующий экспедиционными войсками генерал Д. Эйзенхауэр. Его штаб приступил к активной разработке плана втор- жения. На Британские острова во все возрастающем темпе прибывали американские дивизии.

Официальные круги уделяли внимание предстоящим событиям. 13 января 1944 г. в Форин оффис министр А. Иден устроил завтрак, на кото- ром присутствовали советский посол Ф. Т. Гусев, Д. Ллойд Джордж, другие общественные деятели. Обсуждался вопрос о втором фронте. Ллойд Джордж не без основания сказал, что английские и американские войска могли бы вторгнуться на Европейский континент в 1942 г., но не сделали этого. «Русские одни боролись против немцев в 1942 г., они про- должали бороться в 1943 г. и сейчас бьют немцев без нашей помощи».

Между тем во время первой мировой войны за короткий срок (6 недель) Англии и США удалось перебросить в Европу огромную американскуюармию. Количество же судов тогда было не таким большим. В 1942 г.

союзники, подчеркнул Ллойд Джордж, «не воспользовались благоприятной обстановкой для осуществления высадки войск на континенте»1. Этo не было сделано и в 1943 г., хотя условия и возможности для открытия второго фронта в Западной Европе у союзников также были благоприят- ными. То же самое сказал Ллойд Джордж советскому послу и 8 февраля- 1944 г.2 Западная пресса много писала о неприступности созданного нацистами «Атлантического вала». Но это был миф. Гитлеровский фельдмаршал Г. Рундштедт говорил: «Меня всегда злило, когда я чптал легенды о непреодолимой обороне. Было нелепо называть это валом. Гитлер никогда нe посещал его и не видел, что представлял он собой в действительноcти» 3. Пo признанию фельдмаршала, стратегическая ценность крепостей Дюнкерка, Кале, Булони, Гавра, Шербура, Бреста, о которых также много говорили, была преувеличена 4.

К 6 июня 1944 г. во Франции, Бельгии и Нидерландах дислоцировались 58 немецких дивизий, в том числе 42 пехотные, 9 танковых и 4 авиаполевые. Боеспособность многих из них была невысокой. Союзники сосредоточили на Британских островах крупные экспедиционные силы: 39 дивизий, 12 отдельных бригад. Для операции было выделено 10 859 боевых самолетов, 2316 транспортных самолетов и 2591 планер, 1213 боевых кораблей, 4126 десантных судов и высадочных средств, 736 вспомогательных судов и 864 торсовых судна 5. Союзники имели перевес в численности личного состава и танках в 3 раза, в самолетах — более чем в 60 раз, полностью господствовали на море. При этом следует иметь в виду, что на советско-германском фронте в это время находились три четверти всех дивизий вермахта и стран фашистского блока. Это создавало благоприятные стратегические условия для западных союзников. К тому же успех высадки союзных войск в Нормандии был в значительной степени обеспечен наступательными действиями Советских Вооруженных Сил.

6 июня, на рассвете, огромнейшая морская армада в составе 5 тыс.

«удов приблизилась к берегам западного побережья северной Франции.

Началась высадка экспедиционных сил. Одновременно более тысячи бомбардировщиков обрушили бомбы на объекты береговой обороны, авиация и артиллерия наносили удары по отдельным узлам сопротивления и штабам в районе Кале и Булонь. Свыше сотни самолетов выбрасывали в ночное время военно-воздушные десанты. После мощной артиллерийской подготовки и массированной воздушной бомбардировки в 6 час. 30 мин.

первые морские десанты высадились на берег, не встретив серьезного сопротивления.

Союзному командованию удалось обеспечить скрытное сосредоточение «своих сил в районе высадки и добиться ее внезапности. По признанию гитлеровского генерала В. Варлимонта, верховное командование вермахта не знало о продвижении многочисленных судов союзников через ЛаМанш 6, а затем не сразу определило и направление главного удара.

В момент высадки союзников фельдмаршал Рундштедт получил из штаба верховного командования телеграмму: «Пока трудно сказать, где высадятся главные силы, и Гитлер еще не принял никакого решения» 7.

В первый день операции на побережье Нормандии вступили основные силы пяти пехотных и трех воздушно-десантных дивизий союзников.

B последующие три дня американо-английское командование интенсивно перебрасывало на западное побережье свои экспедиционные войска. Всего высадились 16 дивизий, в которых насчитывалось 327 тыс. человек.

9 июня союзники перешли в наступление. В течение трех дней им удалось занять участок протяженностью 80 км по фронту и до 18 км в глубину 8.

Нацистское командование было уверено, что главный удар союзных войск последует через Па-де-Кале, и держало свои основные силы в этом районе. В результате время для организации обороны и сопротивления было упущено. Союзное командование воспользовалось этим.

К началу операций французские патриоты вывели из строя 26 железнодорожных линий, затруднив немецко-фашистскому командованию переброску резервов к созданным десантниками плацдармам. Неудачной оказалась и попытка гитлеровцев рассечь группировку англо-американских войск между реками Орн и Вир. Не оправдались надежды гитлеровского командования и на использование против Англии нового оружия — самолетов-снарядов Фау-1, которыми они начали обстрел Лондона с 13 июня.

К 1 июля экспедиционные войска овладели полуостровом Котантен, в их руках оказался важный порт Шербур. Плацдарм союзников в Нормандии значительно расширился. Существенно улучшились условия снабжения союзных войск во Франции, численность которых к этому времени превысила 875 тыс. человек. 1 июля гитлеровское командованиеконстатировало: справиться с группировкой противника невозможно, проведение наступательной операции исключено.

На четвертый день после высадки войск союзников на французском побережье Ла-Манша развернулось наступление советских войск на Восточном фронте. 10 июня перешли в наступление войска Ленинградского, и Карельского фронтов, а 23 июня началась операция «Багратион», в которой приняли участие с обеих сторон свыше 4 млн. человек, 60 тыс.

орудий и минометов, 7,5 тыс. танков и САУ, 7 тыс. самолетов. В июне — августе Советские Вооруженные Силы разгромили немецко-фашистскую» группу армий «Центр» и продвинулись к границам фашистского рейха на 500-600 км.

7 июля 1944 г. Эйзенхауэр писал послу США в СССР А. Гарриману: «Я отмечаю продвижение Красной Армии на своей карте. Естественно, я испытываю колоссальный трепет от той стремительности, с которой они уничтожают вооруженную мощь врага» 9. 2 августа 1944 г. Черчилль, выступая в палате общин, заявил, что Советская Армия «сыграла главную роль и выпускает кишки из германской армии». В мире, добавил он, не было такой силы, «которая могла бы сломить и сокрушить германскую армию и нанести ей такие колоссальные потери, как это сделали русские армии» 10.

Нормандская операция была успешно завершена к 25 июля. На французском побережье находились три армии, объединявшие 32 дивизии.

Военно-воздушные силы насчитывали 11 тыс. самолетов. Имея подавляющее превосходство сил, союзное командование в конце июля предприняло наступление в направлении р. Семнон. Через неделю они заняли г. Авранш. Немецкие части вынуждены были отступить, неся серьезные потери.

Одновременно у немецко-фашистских войск создалась критическая ситуация в Белоруссии. Советско-германский фронт продолжал оставаться главным и решающим и после открытия второго фронта. 31 июля 1944 г. Гитлер заявил, что его больше всего беспокоит «проблема стабилизации Восточного фронта» 11. Он также признал, что трудно рассчитывать на удержание французской территории. К 25 августа союзные войска вышли к рекам Сена и Луара, овладев северо-западной Францией.

15 августа англо-американские войска высадились на юге Франции, где у гитлеровцев находились 11 дивизий, которые оказывали слабое сопротивление. В первый же день союзному командованию удалось высадить на берег 86 тыс. солдат и офицеров, 12 тыс. машин и 46 тыс. т грузов12. Значительную помощь войскам союзников оказали участники французского Сопротивления, освободившие 28 южных департаментов.

Жители Марселя и Тулона подняли восстание. 28 августа союзники вступили в эти города. 2 сентября патриоты освободили Лион. Под ударами участников движения Сопротивления 19-я немецко-фашистская армия поспешно отступала на север.

Борьба французских патриотов приобрела большой размах. В центральной части страны были освобождены еще 30 департаментов. Народные массы горячо откликнулись на призыв Французской компартии объединяться, вооружаться и бороться. «Это было в подлинном смысле слова всенародное восстание»,— писал впоследствии М. Торез 13.

По призыву коммунистов на вооруженную борьбу поднялись жители Парижа. 19 августа прозвучал боевой клич Парижского комитета освобождения: «К оружию, граждане!». Париж восстал. На улицах и площадях выросли баррикады. Началась битва. Гарнизон, насчитывавший около 20 тыс. нацистских солдат и офицеров, получил приказ: любой ценой удерживать город. Восставшие героически сражались. Передовые части 3-й американской армии, подойдя 19 августа на расстояние 20 км от Парижа, не спешили на помощь патриотам. Генерал Брэдли заявил: «Я могу признаться, что мы отнюдь не рвемся освобождать Париж именно сейчас...» 14. Генерал Д. Эйзенхауэр порекомендовал французам воздерживаться от восстаний, которые могут привести «к бесполезным жертвам» 15.

Представители буржуазных партий страны стали искать путь к заключению перемирия между восставшими парижанами и оккупационными войсками. Компартия решительно выступила против этого, настаивая на продолжении восстания и борьбы патриотов вплоть до полного освобождения Парижа. 23—24 августа вражеский гарнизон был разгромлен.

Первые танки 2-й французской бронетанковой дивизии под командованием генерала Ф. Леклерка вступили в столицу. 25 августа Париж был освобожден. Глава Временного правительства Французской республики Ш. де Голль прибыл в столицу. Опасаясь дальнейшего роста общедемократического движения, он через три дня поспешил подписать декрет о роспуске Французских внутренних сил (ФФИ). Между тем именно ФФИ оказывали огромную помощь наступлению союзных войск; как признал генерал Эйзенхауэр, по эффективности своих действий они временами были эквивалентны 15 дивизиям 16.

Неудержимое и быстро нараставшее наступление советских войск в Белоруссии, а также потеря оккупантами значительной части французской территории вынудили в конце августа верховное командование вермахта отвести войска из Франции к границам Германии и занять оборону по «линии Зигфрида». 2 сентября экспедиционные силы союзников пересекли западную границу Бельгии и в последующие два дня заняли.

Брюссель и Антверпен. 7 сентября американские войска вышли на р. Маас, а через три дня вступили в г. Люксембург.

Гитлеровские войска отходили, не оказывая сильного сопротивления.

Моральный дух их заметно падал. Они несли потери, сдавались в плен.

У немецкого командования остались на этом направлении всего 100 танков и 570 самолетов. У союзников же было 2 тыс. танков и 14 тыс. самолетов. Они добились полного господства в воздухе и подавляющего превосходства в живой силе и боевой технике. Союзное командование намерено было преодолеть «линию Зигфрида», захватить переправы через Рейн, нанести удары по Руру и Саару, разгромить основные силы противника,, вторгнуться на германскую территорию и овладеть как можно быстрее центральной частью Германии. 15 сентября Эйзенхауэр писал Монтгомери: главной целью является Берлин, необходимо сосредоточить все силы и ресурсы «на быстром осуществлении удара в направлении на Бер-лин» 17- Однако эти планы были нарушены. На бельгийско-голландской границе немецко-фашистские дивизии оказали организованное сопротивление. Наступление союзников замедлилось. Английская армия перешла к обороне в районе Арнема.

На центральном участке фронта 21 октября 1-я американская армия, вторгшись на территорию Германии, овладела Ахеном. В середине ноября на южном крыле фронта американским и французским дивизиям удалось освободить Эльзас и Лотарингию, овладеть г. Страсбургом и выйти к германской границе, где развернулись напряженные бои. В начале декабря союзное командование, встретив нараставшее противодействие со -стороны соединений вермахта, прекратило наступление, чтобы основательнее подготовиться к прорыву «линии Зигфрида».

Осенью 1944 г. германское командование решило предпринять контрнаступление в районе Арденн в целях овладения Антверпеном. 16 сентября Гитлер сообщил об этом своим приближенным. Для этой операции нацистское командование выделило 21 дивизию, 800 самолетов, 900 танков и штурмовых орудий 18. Руководство было возложено на фельдмаршала Рундштедта. Операция готовилась в большой секретности. Фактору внезапности придавалось особое значение.

16 декабря на американские позиции обрушились ураганный артиллерийский огонь и самолеты-снаряды Фау-1. Союзное командование оказалось в замешательстве. Паника охватила солдат. Дерзко и целеустремленно действовала 6-я ударная армия генерала Дитриха; ей велено было прорвать оборону американцев и быстро продвигаться к р. Маас. Прорвав линию обороны, немецкие танки устремились на запад. У г. Бастонь гитлеровцы встретили сопротивление со стороны американцев. Тем не менее командование союзников опасалось, что германские войска могут развернуть наступление в направлении Ла-Манша и разрезать фронт союзников.

19 декабря в Вердене Эйзенхауэр провел совещание с командующими армиями, на котором приняли решение о контрнаступлении. Для этого срочно были переброшены 1-я и 9-я американские армии. Развернулись упорные бои. 7 января Эйзенхауэр доносил в Вашингтон об упорном сопротивлении противника и просил прислать в Западную Европу дополнительные контингенты войск. Напряженность может быть снята, подчеркивал Эйзенхауэр, если советские войска предпримут крупное наступление 19.

Черчилль прибыл в Версаль 3 января 1945 г. для ознакомления с обстановкой. Состоялся обмен мнениями с Эйзенхауэром и де Голлем.

6 января британский премьер направил личное послание И. В. Сталину, в котором писал: на Западе идут тяжелые бои, положение тревожное; можно ли рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы. Ответ последовал незамедлительно: советское командование решило начать «широкие наступательные действия против немцев по всему Центральному фронту не позже второй половины января» 20.

12 января Советская Армия перешла в наступление. Войска 3-го Белорусского фронта нанесли удар по восточно-прусской группировке..

На следующий день воины 2-го Белорусского фронта также развернули мощное наступление с плацдармов на р. Нарев. А соединения 1-го Белорусского фронта, освободив Варшаву, устремились в направлении Познани. Командование группы армий «Центр» оказывало ожесточенное сопротивление, но оно было сломлено. Советские войска, прорвав оборону, приступили к разгрому немецко-фашистских войск.

Все возраставший натиск и стремительный прорыв советских войск юго-западнее Кенигсберга побудили гитлеровское командование начать срочно перебрасывать силы с Запада на Восток и пересмотреть планы операций на Западном фронте. В результате положение американо-английских войск облегчилось. 14 января Эйзенхауэр телеграфировал начальнику Генерального штаба Советских Вооруженных Сил: новость о наступлении Советской Армии воспринята союзными армиями на Западе с энтузиазмом. А два дня спустя Черчилль заявил членам британского правительства, что на Восточном фронте развернулось великолепное наступление русской армии по всему фронту — от Балтики до Будапешта.

Наступление Советской Армии приближало фашистскую Германию к катастрофе. 16 января Гитлер провел совещание, на котором обсуждалось положение страны. Генерал Гудериан заявил, что с военной точки зрения война проиграна, и высказался за немедленное прекращение боевых операций на Западе и концентрацию всех сил против наступающих советских соединений. Несколько дней спустя министр экономики Шпеер также предложил Гитлеру резко сократить численность войск на Западе и перебросить их на Восток 21. 27 января Шпеер вручил ему меморандум за подписью 300 немецких промышленников и банкиров, где отмечалось, что «война в области экономики и вооружений кончена...»22. Министр финансов Шверин фон Крозиг также направил письмо Гитлеру, подчеркивая безнадежность ситуации; в качестве выхода предлагалось установить контакты с западными странами.

17 января Гитлер продиктовал Риббентропу основные положения «мирных предложений» Западу. Через день после некоторых уточнений они были представлены как «меморандум Риббентропа» и одобрены фюрером. Здесь повторялся миф «о советской угрозе» для европейской цивилизации.

«Меморандум Риббентропа» был отправлен в германские посольства в Берне, Стокгольме, Дублине, Лиссабоне и Мадриде для передачи британским дипломатам. Через неделю в столицы этих государств были направлены наиболее опытные дипломаты для установления контактов с официальными представителями Великобритании. Но «мирный» зондаж гитлеровской дипломатии провалился.

20 января главнокомандующий союзными армиями генерал Эйзенхауэр предложил план разгрома гитлеровской группировки и выхода в центральные районы Германии. Замысел операции состоял в уничтожении вражеских армий в междуречье Мааса и Рейна с выходом к последпремьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.: В 2-х т. М., 1976, т. 1, с. 348—349.

немy широким фронтом; затем предполагалось создать плацдармы на правом берегу Рейна в целях дальнейшего продвижения в глубь Германии окружения и уничтожения группировки в районе Рура и наступления в направлении Эльбы, имея в виду овладение Берлином.

Этот план был обсужден 30 января Объединенным комитетом начальников штабов. Он вызвал серьезные возражения со стороны англичан, которые предложили предпринять наступление на северном участке Западного фронта — прямо на Берлин. Три дня продолжались дебаты.

И все же был одобрен американский план.

Таким образом, к 1945 г. вооруженные силы союзников изгнали немецко-фашистские войска с территории Франции, Бельгии, Люксембурга и части Нидерландов. Они вышли к границам Германии.

На Тихоокеанском театре флот США вел наступательные бои. В начале 1944 г. американское командование поставило задачу овладеть южной частью Марианских островов. С марта по июнь шла подготовка к этой операции. Производились налеты на о-ва Трук и Западные Каролинские острова. С 30 марта по 1 апреля авианосцы с успехом атаковали (Крупную японскую базу в Палау, нанеся ей серьезные повреждения.

Там располагался штаб главнокомандующего объединенным флотом адмирала Кога, который заявил о решимости любой ценой удерживать линию Марианские острова — Палау. Адмирал приказал срочно перебросить большинство истребителей с Марианских островов для обороны базы. Сам же он вылетел в Давас для руководства операцией, но в пути погиб.

В конце апреля был утвержден оперативный план оккупации Марианских островов. Сосредоточив более трех дивизий, 15 июня американские экспедиционные части высадились на о-ве Сайпан. К 9 июля американцам удалось сломить организованное сопротивление японского гарнизона, состоявшего из 3 тыс. человек, поддержанных артиллерией и танками, и овладеть островом, потеряв при этом в боях 3500 человек 23.

Потеря о-ва Сайпан оказала влияние на военное положение Японии. Премьер-министр Тодзио объявил: «Япония очутилась перед лицом небывало большого национального кризиса» 24. 18 июля кабинет Тодзио пал. Главной причиной его отставки' было все же не падение Сайпана, хотя и оно имело определенное значение, а ухудшение общей военной и политической обстановки в Японии, кризис ее политики, рост недовольства народа в стране, бесперспективность ведения войны в Европе Германией.

19 июня эскадра японских авианосцев атаковала в районе Филиппин 58-е оперативное соединение США, следовавшее в направлении о-ва Гуам. В воздушном бою японцы потеряли 402 самолета. Два авианосца были потоплены подводными лодками. На следующий день японский флот подвергался беспрерывным атакам, во время которых были потоплены еще один авианосец, танкер и повреждены четыре легких авианосца, линейный корабль, тяжелый крейсер и танкер. Этот удар был для японского командования совершенно неожиданным. К середине 1944 г.

соотношение морских сил на Тихом океане оценивалось как 3 : 1 в пользу США. В воздухе американцам принадлежало абсолютное господство.

Бои за о-в Гуам начались 21 июля. В операции участвовали 56 тыс.

человек. Высадке десанта предшествовала мощная артиллерийская подготовка и воздушная бомбардировка. Японская артиллерия была уничтожена. К 10 августа противник прекратил организованное сопротивление, потеряв 11 тыс. убитыми, в то время как американцы — около 1400 убитыми и пропавшими без вести. Операция по захвату о-ва Тиниан продолжалась девять дней — с 24 июля по 1 августа. Сопротивление японцев было незначительным. Американцы потеряли 300 человек, а японцы — 550025. Одновременно американские авианосцы атаковали и к сентябрю захватили о-ва Палау, Улити, Сорол. В сентябре эти острова оказались в руках американцев. Оккупация Маршалловых и Марианских островов улучшила стратегические позиции США в центральной части Тихого океана.

Операции американских сил на Тихом океане в первой половине 1944 г. создали угрозу для Филиппинских островов. В Токио был разработан план их обороны. Однако события развивались неблагоприятно» для Японии. Американские авианосные соединения начали наносить последовательные удары по ключевым позициям противника: о-вам Окинава, Лусон, а затем и по о-ву Тайвань. В воздушных боях японцы потеряли 650 самолетов. 20 октября американцы высадились на о-ве Лейте, куда спешно перебрасывались главные силы японского флота.

Район боевых операций простирался на 600 миль с севера на юг.

В боях у Филиппин участвовали крупные морские силы с обеих сторон.

Японский флот состоял из 4 авианосцев, 7 линейных кораблей, 19 крейсеров, 33 эскадренных миноносцев и 2 линейных кораблей-авианосцев.

На авианосцах было 116 самолетов, а в районе Лусона находилось около 600 самолетов берегового базирования. Силы американцев включали 12 быстроходных и 18 эскортных авианосцев, 12 линейных кораблей., 20 крейсеров и 104 эскадренных и эскортных миноносца. Число самолетов авианосного базирования составляло 1280 26.

Адмирал Нимиц приказал адмиралу Хэлси прикрывать и поддерживать американские силы в юго-западной части Тихого океана, готовящиеся к вторжению на Филиппинские острова, обеспечить воздушные и морские коммуникации в центральной части Тихого океана, а при возможности нанести решающий удар по главным силам японского флота в целях его уничтожения.

23 октября подводные лодки США обнаружили главные силы японского флота (5 линейных кораблей, 12 крейсеров и 15 эскадренных миноносцев), продвигавшегося из Сингапура. Командовал эскадрой вице-адмирал Курита. Второй отряд в составе 2 линкоров, тяжелого крейсера: и 4 эсминцев под командованием вице-адмирала Нисимура продвигался через море и пролив Суригао. Семь кораблей под командованием вицеадмирала Симы держали курс на юго-восток через море Сулу.

Американская разведка и командование внимательно следили за продвижением японских соединений, замысел которых еще не был разгадан.

Подводные лодки США сначала атаковали флот вице-адмирала Куриты, выведя из строя 2 тяжелых крейсера. Однако армада продолжала идти заданным курсом, ведя воздушные бои. В то же время силы вице-адмиралов Нисимуры и Симы без помех двигались в северном направлении по морю Сулу к проливу Суригао. Между ними не было ни связи, ни координации действий. Флот Нисимуры в 22 часа вошел в пролив и продолжил движение.

Американцы, приготовившись к атаке и заняв выгодные позиции, ожидали его. Под покровом темноты японское соединение спокойно продвигалось. И вдруг в 3 часа ночи американцы атаковали ничего не подозревавшую японскую армаду. Развернулся ожесточенный бой. Перевес был на стороне американцев. Несколько торпед попали во флагманский корабль Нисимуры. Раздался мощный взрыв, и линкор пошел ко дну.

Японская эскадра продолжала продвигаться на север. Она подверглась новым атакам. Третья, самая мощная, превратилась, по словам американского вице-адмирала Ф. С. Шермана, «в избиение» 27. Разгромленный флот Нисимуры стал поспешно отступать.

Еще горели некоторые японские корабли, когда в пролив вошел флот вице-адмирала Симы. Увидев клубы дыма и горящие корабли, он, не вступая в бой, отдал приказ: немедленно отходить обратно на юг, дабы не попасть в ловушку, как это случилось с эскадрой Нисимуры.

Однако события продолжали развиваться быстро и неожиданно. Когда все находились под впечатлением только что закончившегося боя, американский контр-адмирал С. А. Ф. Спрэг получил донесение о приближении крупной японской армады. Откуда она появилась, никто не мог объяснить. Силы же Спрэга были малыми. Адмирал обратился за срочной помощью, но ее не было, а корабли подвергались решительной атаке. Развернулся неравный бой.

25 октября утром американская разведка обнаружила эскадру Одзавы, который имел приказ выманить 3-й флот американского адмирала Хэлси из залива Лейте и нанести ему удар. Однако американцы атаковали эскадру противника. Флот Куриты также был атакован. 3-й и 7-й флоты США активно действовали. Воздушные атаки, бомбы и торпеды обрушились на японские корабли. Последние оборонялись, неся потери, и тонули один за другим.

Сражение около Филиппин, продолжавшееся с 23 по 26 октября, завершилось поражением японцев, которые потеряли 3 линейных корабля, 4 авианосца, 10 крейсеров и 9 эсминцев. Потери американцев были незначительными 28. В конце октября и в ноябре 1944 г. авиация 3-го американского флота уничтожила в районе о-вов Лусон и Лейте еще около700 японских самолетов, потопила 3 крейсера, 10 эсминцев и большое количество транспортов 29.

Бои осенью 1944 г. между американскими и японскими военно-морскими силами в Филиппинском море привели к серьезному ослаблению п подрыву мощи флота Японии. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки американского командования.

2. ОБСТАНОВКА В СТРАНЕ В 1944 г. общий объем промышленного производства США превысил довоенный более чем в 2 раза, выпуск важнейших видов промышленной продукции поддерживался на высоком уровне. Основные промышленные мощности использовались для выпуска вооружения: за год было произведено 96,3 тыс. самолетов, 35,2 тыс. орудий всех видов, 20,5 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, большое количество других видов боевой техники 30.

Со второй половины 1944 г. наметилось постепенное сокращение военного производства, что отразилось на ряде отраслей — алюминиевой, судостроительной и др. Упор переносился на увеличение выпуска лишь отдельных, наиболее важных видов боевой техники — сверхдальних бомбардировщиков, танков, реактивных снарядов для военно-морских сил и пр. К числу особо ответственных были отнесены работы по созданию ядерного оружия. Ими занимались главным образом финансовые группы Дюпона, Моргана и Меллона. С октября 1944 г. началось изготовление атомной бомбы.

Монополии продолжали наживаться на войне, их прибыли в 1944 г.

составили 11,7 млрд. долл.31 Военно-государственное регулирование усилило позиции крупнейших корпораций, получавших самые выгодные заказы. На долю 100 корпораций пришлось около 67% общей стоимости контрактов. За годы войны только «Дженерал моторз» получила военных заказов на 12 млрд. долл.32 «Армия и флот,— отмечал глава Управления военного производства Д. Нельсон,— предпочитали размещать заказы среди крупных промышленников». Pосло недовольство мелких и средних предпринимателей; они подняли «бунт», протестуя против разорявшей их системы распределения заказов, сырья и материалов. Их тревога достигла, по словам Нельсона, «панических размеров» 34. В этом управлении был даже организован специальный отдел мелких предприятий, занимавшийся распределением заказов между ними. Аналогичная комиссия была создана и в конгрессе.

Сельское хозяйство также переживало подъем. Его продукция увеличилась на 40% по сравнению с довоенным периодом. Расширились посевные площади. Урожайность, а также поголовье скота повысились на 20%, чему способствовали электрификация и механизация труда. Цены на сельскохозяйственные продукты возросли вдвое; благодаря этому умножились доходы крупных фермерских хозяйств. Усилился процесс концентрации производства. Зажиточные фермеры сосредоточили в своих руках 57% всей фермерской земли и 75% товарной продукции. Мелкие фермеры разорялись, многие из них превращались в арендаторов.

Общая занятость в стране достигла 54 млн.35. Более 17,5 млн. американцев работали непосредственно на войну. Только в авиапромышленности в конце 1944 г. было занято около 2 млн. человек. В отдельных отраслях промышленности — судостроении, литейном производстве, текстильной и швейной промышленности — ощущалась даже нехватка квалифицированных рабочих. Предприниматели усиливали интенсификацию труда повышали нормы выработки, нарушали условия коллективных договоров, практиковали сверхурочные работы.

Правительство проводило политику замораживания заработной платы и роста налогов. В середине 1944 г. Национальный военный совет труда опубликовал данные о заработной плате. Они показывали, что 2/3 промышленных рабочих получали к началу этого года заработную плату, которая не превышала 70% официального прожиточного минимума средней рабочей семьи36. Возросли налоги, выплачиваемые трудящимися.

С 1941/42 по 1944/45 бюджетный год общая сумма налоговых поступлений увеличилась с 13 млрд. долл. до 43,8 млрд. Был повышен подоходный налог. Косвенные налоги выросли с 3,1 млрд. долл. в 1941 г. до 6 млрд. в 1944 г.37 Американские рабочие самоотверженно трудились во имя пооеды над гитлеризмом — нередко по 60—70 часов в неделю. Резко увеличился удельный вес женщин на производстве: их число в 1944 г. превысило 18 млн., составив более трети рабочей силы; только в авиационной промышленности работало около полумиллиона. В металлообрабатывающей химической и резиновой промышленности число женщин увеличилось по сравнению с 1940 г. более чем в 4,5 раза. К концу 1944 г. почти 3 млн. женщин состояли в профсоюзах.

Увеличилось и число негров-рабочих. Только в обрабатывающей промышленности их насчитывалось до 1250 тыс. На автомобильных и авиационных заводах работали 120 тыс. негров, на судоверфях — 190 тыс., на заводах электроаппаратуры и электрооборудования — 100 тыс.38 В 1944 г. продолжало развиваться забастовочное движение: число стачек составило 5 тыс., а число их участников — 2120 тыс.39 Конфликты возникали вследствие нарушения коллективных договоров предпринимателями, которые, как отмечает Ф. Фонер, «пытались извлечь выгоды из патриотизма рабочих» 40.

Однако в целом забастовки носили эпизодический характер. Рабочие, как правило, воздерживались от участия в них, проявляя солидарность с народами других стран антигитлеровской коалиции. Съезд КПП, в котором приняли участие 503 делегата от 38 национальных и межнациональных союзов и оргкомитетов, проходил с 20 по 24 ноября 1944 г. в Чикаго. Он подтвердил прежнюю договоренность об отказе рабочих от стачек при возникновении трудовых конфликтов. Съезд единодушно принял резолюцию в пользу полной ликвидации нацизма и японского милитаризма.

Партийно-политическая борьба в 1944 г. развивалась под знаком подготовки к президентским выборам41. В июне в Чикаго состоялся съезд республиканской партии. Губернаторы штатов Нью-Йорк и Огайо Т. Дьюи и Дж. Брикер были выдвинуты соответственно кандидатами на посты президента и вице-президента. Съезд выразил беспокойство по поводу усиления вмешательства государства в экономическую жизнь страны, возможного роста безработицы по мере приближения конца войны и свертывания военного производства. Его участники говорили о желательности установления благоприятной конъюнктуры для фермеров после войны. В предвыборной платформе содержались предложения против дискриминации негров, за расширение их гражданских прав. Критика демократов ограничивалась главным образом внутриполитическими вопросами, проблемы внешней политики намеренно не затрагивались.

Съезд демократической партии открылся в Чикаго 19 июля 1944 г.

Кандидатура Рузвельта без дискуссий была одобрена для избрания его президентом на четвертый срок. Дебаты развернулись при выдвижении кандидатуры вице-президента. Претендентов было много42. Рузвельт высоко ценил Г. Уоллеса, его поддерживали профсоюзы КПП, но против были лидеры АФТ, влиятельная группировка в партийном аппарате демократической партии и мощная консервативная группа представителей крупного капитала. Претендовавший на пост кандидата в вице-президенты глава Управления военной мобилизации Дж. Бирнс был решительно отвергнут профсоюзами. В конечном счете съездом была одобрена кандидатура сенатора Г. Трумэна (штат Миссури). Самодовольный сенатор в специальном поезде отправился в лекционное турне по стране. Ознакомившись с его выступлениями, Рузвельт телеграфировал: «Остановите его от продолжения всех этих ужасно глупых выступлений» 43.

Предвыборная платформа демократической партии содержала призыв продолжить борьбу за победу в войне и обеспечение мира на основе сохранения союза между США, СССР, Великобританией, Францией и Китаем. В центр программы были поставлены внутренние проблемы, однако позиция партии, основные положения ее платформы были сформулированы в нарочито неопределенной форме 44.

Большое внимание было уделено предстоящей реконверсии — переводу экономики страны на мирные рельсы. Начавшееся сокращение военного производства грозило, как это сознавал правящий класс, социальными осложнениями. Руководители тред-юнионов не скрывали опасений того, что свертывание военных заказов вызовет рост безработицы. Учитывая политическую ситуацию, демократическая партия обещала обеспечение полной занятости рабочей силы и максимальное использование производственных мощностей в мирных условиях.

Профсоюзы настаивали на обсуждении конгрессом законопроекта сенатора Килгора, предлагавшего создать центральный правительственный орган для разрешения проблем, связанных с сокращением военных заказов, переходом на мирное производство, обеспечением пособий по безработице, организацией обучения и переквалификации рабочих. Президент АФТ Грин призвал конгресс принять быстрее законопроект Килгора; в противном случае США могут оказаться совершенно не подготовленными к миру. С прекращением военных заказов, закрытием многих фабрик и заводов, заявил он, могут возникнуть экономическая паника, массовая безработица, хаос. Вице-председатель союза рабочих автомобильной промышленности Франкенштейн опубликовал в «Нью-Йорк таймc» письмо, где говорилось о глубоком беспокойстве рабочих в связи с отсутствием планов реконверсии.

Различные комитеты конгресса занялись обсуждением вопроса о распределении правительственного имущества, стоимость которого достигла огромной суммы — до 100 млрд. долл. Оно включало государственные заводы, излишки вооружения, пароходы, самолеты, металлы, минералы и другие товары, накопленные для военных нужд. Сенатский подкомитет по делам мелких предприятий выражал обоснованное беспокойство по поводу того, что распределение этой правительственной собственности заберут в свои руки крупные корпорации, а это еще более усилит их позиции в экономической жизни страны.

Еще в декабре 1942 г. в специальном приложении к журналу «Форчун» был опубликован доклад под названием «Соединенные Штаты в новом мире. Внутренняя экономика». В докладе провозглашалась программа развития «демократического капитализма», предусматривающая такие меры, как ликвидация безработицы, расширение прав профсоюзов и системы социального страхования. В послании конгрессу 7 января 1943 г.

президент обещал обеспечить после войны полную занятость. В соответствии с этой программой Управление по планированию национальных ресурсов в 1943 г. опубликовало доклад «Новый билль о правах». В документе говорилось о мероприятиях по обеспечению свободы предпринимательства, регулированию экономики, улучшению организации промышленности, повышению потребительского спроса.

В предвыборной платформе демократов значительное место отводилось вопросам, связанным с так называемым «экономическим биллем о правах», о котором говорилось в послании Рузвельта конгрессу 11 января 1944 г. Билль обещал американскому народу различные социально-экономические блага, и прежде всего «полную занятость» 45. Эта широковещательная программа, разумеется, не была реализована. В целях предотвращения недовольства со стороны демобилизованных конгресс в 1944 г. принял закон об обеспечении ветеранов войны — «Солдатский билль о правах». Закон предусматривал выдачу пособия в размере 20 долл. в неделю в случае безработицы, предоставление кредита до 4 тыс. долл. на приобретение дома, а также льготные условия для получения образования в высших учебных заведениях 46.

Профсоюзы и рабочие, понимая политическое значение президентских выборов в условиях войны, приняли в них активное участие. Еще 7 июля 1943 г. исполком КПП создал Комитет политических действий (КПД).

Возглавил его С. Хиллмэн. Комитет ставил перед собой задачу объединить широкие слои населения в поддержку демократической партии в период президентской выборной кампании47. Комитет открыл 14 бюро в крупнейших промышленных центрах страны. Они проводили собрания избирателей, выносили резолюции с требованием успешного завершения войны, в пользу переизбрания Рузвельта. Хиллмэн заявил, что 14 млн.

рабочих, организованных в профсоюзы КПП, АФТ и братства железнодорожников, будут голосовать за Рузвельта.

В июле 1944 г. 80 видных общественных деятелей создали Национальный гражданский комитет политических действий с целью способствовать переизбранию Рузвельта. Часть республиканцев на Дальнем Западе выступила в его поддержку. Учитывая настроения американской общественности, рост авторитета СССР среди населения страны, Рузвельт напоминал избирателям, что именно он установил дипломатические отношения с СССР и гордится этим, находясь в союзе с храбрым советским народом в борьбе против общего врага 48.

Энергичная кампания, предпринятая в штатах и городах, поддержка ее со стороны многих других организаций вызвали беспокойство в определенных консервативных кругах. 13 конгрессменов-республиканцев издали в разгар предвыборной кампании листовку тиражом в 3 млн. экземпляров. Пытаясь дискредитировать президента, ослабить его популярность и запугать избирателей, авторы этого «документа» писали, что «красный призрак коммунизма бродит по стране с востока на запад, с севера на юг» 49. Комиссия Дайса квалифицировала действия КПД как «коммунистический заговор». Президент решительно отверг попытки запугать избирателей «красной опасностью». Он заявил, что подобные приемы не новы и не введут в заблуждение демократические силы.

Значительное внимание Рузвельт уделил критике прошлого изоляционистского курса республиканцев. Во время поездки по стране он говорил о том, что американские финансисты вложили 2,5 млрд. долл. в промышленность нацистской Германии, в чем немалую роль сыграли и лидеры республиканской партии.

4 ноября 1944 г. Рузвельт одержал победу. Он добился успеха в 36 штатах. За него проголосовали 26 млн. избирателей и 432 выборщика.

Дьюи получил 22 млн. голосов и 99 выборщиков, собрав большинство» голосов только в 12 штатах. Он потерпел поражение даже в штате НьюЙорк, где был губернатором, а также в штате Иллинойс, в котором до войны преобладали изоляционистские настроения, и даже в штате Пенсильвания, считавшемся цитаделью республиканцев. Однако фермеры Среднего Запада голосовали за республиканцев.

Переизбрание Рузвельта на четвертый срок определялось в значительной степени активностью рабочих. Демократическая партия одержала серьезную победу и на выборах в конгресс, завоевав большинство в палате представителей и в сенате. Президентские выборы показали стремление американского народа к победе над общим врагом, к сотрудничеству с другими государствами в установлении послевоенного мираг к поддержанию дружественных отношений с СССР.

Под руководством Национального совета американо-советской дружбы 15 ноября 1944 г. в Нью-Йорке в Мэдисон-сквер гарден состоялся митинг, посвященный 11-й годовщине установления дипломатических отношений между США и СССР. Такой же митинг был организован в Чикаго. Всего 20 городов страны стали местом проведения митингов; на них давалась высокая оценка американо-советскому сотрудничеству и подчеркивалась важность его укрепления в интересах быстрой победы и установления длительного мира.

Деловые круги США выступали за экономическое сотрудничество с СССР. В апреле 1944 г. междепартаментский комитет по Советскому Союзу подготовил доклад о перспективах советско-американской торговли Министерство финансов США разработало план закупок советского сырья при предоставлении кредита в 5 млрд. долл. на 30 лет. Летом 1944 г. председатель Торговой палаты США Э. Джонстон посетил Москву для обсуждения проблем послевоенной советско-американской торговли.

Глава Советского правительства выразил готовность разместить в США «миллиардные заказы» 50.

В сентябре 1944 г. журнал «Лайф» опубликовал большую статью председателя Торговой палаты США Джонстона о поездке в Советский Союз, где он находился в течение шести недель. Встретившись со многими советскими руководителями и посетив Урал, Сибирь, союзные республики Средней Азии, многие предприятия, он пришел к заключению, что между США и СССР, несмотря на различие общественно-политических систем, вполне возможно сотрудничество и взаимопонимание. Этим странам, подчеркивал он, необходимо после войны всемерно расширять торговлю. «...Если через границы переправляются товары, то почти никогда,— отметил Джонстон,— не возникает необходимости переправлять через них солдат. Но для того чтобы торговать, мы должны доверять ДРУГ ДРУГУ».

15 октября 1943 г. И. В. Сталин заявил председателю Управления военного производства США Д. Нельсону, что Советский Союз представляет собой большой рынок для США; после войны ему потребуются многие виды товаров и оборудования для восстановления народного хозяйства. СССР может гарантировать Соединенным Штатам заказы на 10 тыс.

паровозов, 50 тыс. железнодорожных вагонов и платформ, 30 тыс. км рельсов, паровых и гидравлических турбин 51.

Успехи антифашистской коалиции на фронтах, решающие битвы на советско-германском фронте, наступательные операции американской армии в Европе и на Тихом океане свидетельствовали о приближении конца войны. Вопросы послевоенного устройства мира и занятие доминирующих в нем позиций приобретали все большее значение. Интерес к этим проблемам заметно возрос в Вашингтоне.

3. ЭКСПАНСИОНИСТСКИЕ УСТРЕМЛЕНИЯ США В 1944 г. США усилили внешнеполитическую активность во всех регионах мира. В октябре 1944 г. крупный банкир Б. Барух заявил: «Благодаря могуществу своих вооруженных сил, своему превосходству в области экономики, своим ресурсам и моральной силе, вытекающей из американского образа жизни, Америка в состоянии утвердить свое руководство над миром» 52.

Известный публицист У. Липпман в книге «Военные цели США», изданной в 1944 г., касаясь экспансионистских планов американского империализма, писал, что после войны США явятся «единственным лидером» Атлантического содружества, «центром западного мира, главным фактором международного порядка», под их эгидой объединится 41 государство 53.

Исключительное внимание уделялось Латинской Америке. В январе 1944 г. Рузвельт дал указание госдепартаменту и Комитету начальников штабов приступить к переговорам с этими странами о приобретении военных и военно-морских баз, о стандартизации вооружения всех армий континента, о подготовке для них американскими инструкторами офицеров 54. Переговоры поручалось вести военным миссиям США с учетом, как говорилось в инструкции, политического положения в каждой стране, национальных ресурсов, численности и состояния вооруженных сил, отношения страны к США. Заместитель государственного секретаря Э. Стеттиниус в циркулярном письме предписал дипломатическим представителям США в латиноамериканских государствах договориться с ними о военном сотрудничестве на послевоенные годы, усилив вооруженные силы США в Западном полушарии. В сентябре руководитель отдела американских республик госдепартамента представил меморандум заместителю госсекретаря Б. Лонгу об усовершенствовании межамериканской системы в военном отношении55.

Вскоре после этого начались двусторонние военно-штабные переговоры между США и латиноамериканскими странами. Первой была Бразилия. США предложили заключить соглашение о предоставлении Вашингтону военных баз в портах Белене, Сан-Луисе, Форталезе, Ресифи на 25 лет. Президент Бразилии Ж. Варгас назвал этот проект «практически военным союзом» и выразил готовность принять американские предложения. Однако руководство ВВС Бразилии, учитывая настроения общественности, выступило против этого соглашения. Оно настаивало на включении в договор пункта о том, что американские войска будут дислоцированы в стране временно 56.

На Кубе американцы предполагали сохранить и после войны свои базы в Сант-Анфино-де-лос-Баньос и Сан-Хулиане, но общественность страны выразила решительный протест. Переговоры с Эквадором завершились подписанием соглашения о предоставлении США после войны баз на Галапагосских островах и в Салинасе. Однако народ воспротивился этому, и правительство вынуждено было отказаться от своего решения.

Когда к власти в Эквадоре пришло правительство Веласко Ибарры, оно дало согласие на сохранение военной базы на Галапагосских островах на любой срок после войны. Администрация Рузвельта предложила арендовать эти острова на 99 лет за 20 млн. долл., но Национальное собрание Эквадора в конце декабря 1944 г. отвергло это предложение ".

Важное место в стратегии США занимал вопрос о включении Канады в «систему безопасности» Западного полушария. В августе 1940 г.

в Огденсберге было заключено соглашение о создании Постоянного объединенного совета обороны двух стран, который внес рекомендации об использовании Соединенными Штатами Америки военно-экономического потенциала Канады. Вскоре Ньюфаундленд превратился в американскую базу. Были созданы военно-воздушные базы в Вест-Индии. «Будущее развитие Канады,— заявил премьер-министр М. Кинг,— скорее всего, пойдет по пути традиционных связей с Европой» 58.

Большой интерес проявляли США и в отношении Ближнего и Среднего Востока. Здесь американские компании, используя военную обстановку, пытались потеснить Англию и усилить свое влияние. Особенно напряженный характер приобрела борьба за нефть, в частности иранскую.

В начале 1942 г. американский посланник сообщил из Тегерана в госдепартамент, что Великобритания не в состоянии поставлять Ирану промышленные и продовольственные товары и этим следует воспользоваться Соединенным Штатам. Вскоре в Иран были отправлены 17 тыс. т американской пшеницы. Затем в Тегеран прибыла весьма представительная финансовая миссия, возглавляемая Артуром Мильспо. Он занял должность генерального администратора финансов Ирана, вскоре установив полный контроль над финансами страны59.

Затем прибыли еще две миссии: одна во главе с генералом Ридли — для обучения и реорганизации иранской армии, другая — для реорганизации жандармерии. Кроме того, правительство США направило в Иран экономических и политических советников. В общей сложности их насчитывалось около 4 тыс., помимо американских войск (30 тыс. солдат и офицеров). Представители нефтяных компаний вступили в переговоры с иранским правительством относительно разработки нефтяных месторождений. 15 ноября 1943 г. посланник США в Тегеране Дрейфус информировал госдепартамент: «Правительство Ирана намерено сдавать в концессию (американцам.—Авт.) нефтяные ресурсы на тех же условиях, что и англичанам» 60. Летом 1944 г. «Стандард вакуум компани» заключила ряд соглашений о получении нефтяных концессий. В районе Абадана США построили аэродром.

На Иран была распространена система ленд-лиза, для чего в 1942 г. туда направили соответствующую миссию. Военно-морской министр США Ф. Нокс писал президенту, что «госдепартамент должен подумать об использовании нефтяных богатств в Иране, о защите же того, что мы завоюем, будет заботиться военно-морской флот США»".

Таким образом, американская дипломатия добилась согласия на нефтяные концессии и получение территорий для строительства военных баз в Иране. «Наша помощь Ирану,— говорилось в одном из документов госдепартамента,— должна сыграть важную роль в послевоенном устройстве мира» 62.

В январе 1943 г. США заключили с правительством Египта соглашение о пребывании американских войск на египетской территории и поставили вопрос о строительстве там военно-воздушных баз. В июне 1944 г.

американский поверенный в делах в Египте Джекобе информировал госдепартамент, что египетское правительство согласно на строительство военных баз, но при условии, что США будут сотрудничать с Великобританией. Однако США стремились к единоличному контролю над базами.

Дальнейшие переговоры столкнулись с серьезными трудностями. Лондон не желал уступать своих позиций. Тем временем США приступили к составлению проектов для строительства на территории Египта сети аэродромов и нефтепровода, имеющего, по мнению госдепартамента, стратегическое значение для снабжения топливом американских баз на Средиземном море.

26 ноября 1943 г. последовало заявление госдепартамента о том, что США обязаны позаботиться о безопасности Сирии и Ливана, для чего необходимо создать там свои опорные пункты63. Объектом экспансионистских устремлений США стала и Эфиопия. 18 июня 1943 г. Рузвельт направил императору Эфиопии письмо, предложив содействие в укреплении обороны. Вскоре начались переговоры о расширении экономических связей между двумя государствами. В декабре 1944 г. госдепартамент дал указание посланнику в Аддис-Абебе начать переговоры о строительстве базы США на территории Эфиопии64.

В октябре 1941 г. в регионе были образованы две американские военные миссии: североафриканская — в Каире и иракская —в Багдаде. В их задачу входило не только инспектирование поставок по ленд-лизу, но и организация строительства промышленных объектов, портов, коммуникаций и т. д.

Особое значение придавали в Вашингтоне Саудовской Аравии. В марте 1942 г. туда прибыла специальная миссия, в состав которой были включены представители нефтяных компаний. Обеспокоенная британская дипломатия сопротивлялась проникновению американского капитала в эту страну65. 8 января 1943 г. государственный секретарь предложил Рузвельту распространить систему ленд-лиза на Саудовскую Аравию. При этом он писал: «Наша армия нуждается здесь в опорных пунктах. Если мы окажем помощь по ленд-лизу, то легко получим территорию для баз» 66. Посланник США в Египте Кэрк отмечал в донесении в Вашингтон, что, по его мнению, американские поставки по ленд-лизу могут быстро оторвать арабов от Лондона67.

В феврале 1944 г. нефтяные компании США предоставили Саудовской Аравии помощь на льготных условиях и начали переговоры о нефтяных концессиях. Летом 1944 г. США потребовали территорию для строительства военного аэродрома. В ответ на возражения английской стороны американский посол по указанию государственного секретаря заявил Черчиллю, что США заинтересованы в увеличении добычи нефти, строительстве аэродрома, развитии воздушных и морских коммуникаций и потому не могут согласиться с позицией англичан.

В декабре 1944 г. госдепартамент советовал президенту увеличить поставки товаров Саудовской Аравии, располагающей огромными нефтяными ресурсами. Американские компании должны закрепиться в этой стране. Военные ведомства, подчеркивалось в меморандуме госдепартамента, настоятельно требуют строительства в Саудовской Аравии опорных стратегических пунктов и получения для себя особых привилегий 68.

Адмирал Леги, начальник штаба при президенте США, отмечал, что США делают все возможное, чтобы получить доступ к нефти в Саудовской Аравии69. Со своей стороны и министр военно-морского флота Форрестол в письме в госдепартамент от 11 декабря 1944 г. подчеркивал исключительное значение нефтяных богатств Ближнего и Среднего Востока для американских компаний и предлагал действовать в этом районе более настойчиво и активно. «От того, сколько у нас нефти, какие у нас корабли и сколько их, какие базы и где они расположены, какие у нас соглашения и договоры с другими странами и народами, где и как расположены наши вооруженные силы, зависит степень влияния США на международной арене»,— заявил он 70.

Начиная с 1944 г. американская печать уделяет все большее внимание Саудовской Аравии и Кувейту. Была создана специальная комиссия в госдепартаменте для ведения с Англией переговоров по ближневосточным вопросам. 8 августа 1944 г. было подписано англо-американское еефтяное соглашение о равных концессионных возможностях71. Подписанию этого документа предшествовала напряженная дипломатическая борьба, которая продолжалась и в последующие годы. Лондон сумел сорвать планы США и не допустить вступления этого соглашения в силу.

США предпринимали активные экспансионистские акции и на Тихом океане. Изгнание японцев с островов сопровождалось созданием там американцами военных баз. Адмирал Нимиц, говоря о стратегической важности для США баз на Тихом океане, замечал, что морская мощь включает в себя не только ударные соединения кораблей и самолетов, различные виды оружия и военной техники, но и военно-морские базы, при этом, чем дальше они от США, «тем надежнее военно-морская мощь страны»72. Для изучения вопроса о строительстве военно-морских баз на Тихом океане и в Атлантике конгресс сформировал специальную комиссию, которая единодушно выступила за создание мощной и разветвленной системы базирования. Члены комиссии предложили построить 400 военно-морских и военно-воздушных баз, что должно было иметь для США «исключительно важное стратегическое значение» 73.

Американские военно-морские базы начали сооружаться в Австралии, Новой Зеландии, на многих тихоокеанских островах. Только вокруг Австралии было решено построить 10 военных баз74. Созданию системы базирования в Тихом океане в официальных кругах Вашингтона придавалось особое значение. Эти вопросы активно обсуждались в госдепартаменте и военных ведомствах. 15 марта 1943 г. Объединенным комитетом начальников штабов были выработаны рекомендации о развертывании строительства военно-морских и военно-воздушных баз к западу от Гавайских островов. Неделю спустя этот комитет разработал широкую программу действий оккупационных властей на тихоокеанских островах, рассматривая их прежде всего с точки зрения образования на них системы военных баз. О-ва Мидуэй и Уэйк, подчеркивалось в меморандуме, должны стать мостом к Азиатскому материку, а Гуам — крепостью в океане.

Летом 1943 г. военно-морское министерство наметило широкую программу строительства военных баз на Тихом океане. Было предложено аннексировать все мандатные острова Японии75. Выступая в начале января 1944 г. в конгрессе, министр военно-морского флота У. Нокс заявил: «Вопрос о заморских базах и их укреплении входит в общую систему будущей стратегии. С созданием тихоокеанских военных баз США смогут проводить глобальную стратегию» 76. 9 марта в сенатской комиссии по иностранным делам он же настойчиво доказывал необходимость сохранения Соединенными Штатами после войны Каролинских, Маршалловых и Марианских островов, которые, по его словам, должны быть переданы Соединенным Штатам как доминирующей морской державе на Тихом океане. Такого же мнения придерживался и адмирал Леги. 11 марта он писал государственному секретарю К. Хэллу: «Японские подмандатные острова следует поставить под полный контроль США. Будущее этих островов не должно быть предметом каких-либо дискуссий» ".

Объединенный комитет начальников штабов обратил внимание американской делегации, отправлявшейся на конференцию в Думбартон-Окс, на особую заинтересованность США в Японских островах. Министр военно-морского флота Дж. Форрестол предупредил главу делегации Э. Стеттиниуса, чтобы вопрос о тихоокеанских островах с представителями других государств не обсуждался78. Мнение военных кругов разделялось и в конгрессе. Лидер республиканской партии К. Келлад заявил: «Тихий океан должен стать американским озером» 79. В августе 1944 г.

сенатор-дeмократ Маккелар внес проект резолюции, в которой предлагалось «приобрести все острова на Тихом океане, в том числе острова Тайвань и Рюкю» 80. Адмирал Э. Кинг решительно настаивал на установлении контроля США над тихоокеанскими островами; они должны быть, подчеркивал он, превращены в американские военные базы81.

Говоря об экспансионистских устремлениях США и создании системы базирования, американский военный специалист Дж. Веллер отмечал, что «каждая заморская база сама по себе включает элементы стратегии и политики, здесь трудно разграничить, где политика, а где стратегия» 82.

Сенатор А. Ванденберг также утверждал, что «в послевоенном мире Америка должна играть роль, полностью соответствующую ее весу»83.

После смерти Нокса его преемник Форрестол в уже упоминавшемся письме, адресованном госдепартаменту, требовал, чтобы при заключении международных соглашений учитывались военно-стратегические планы США. «Военно-морской флот,—подчеркивал он,—будет всецело поддерживать эту политику госдепартамента всеми своими средствами, всей своей мощью» 84.

По мере приближения окончания войны в США усиливались призывы к миру на американских условиях. «Мы должны настаивать на американском мире. Мы не должны соглашаться на меньшее»,— заявил Макнейл, главный редактор газеты «Нью-Йорк тайме». Чаще стали появляться высказывания о наступлении «века Америки». В официальных кругах США вопросы послевоенного устройства мира довольно широко обсуждались. Разрабатывались экспансионистские планы. 13 октября 1944 г. Гопкинс заявил послу СССР А. А. Громыко: «Рузвельт считает, что Соединенные Штаты не должны оставаться в стороне от болee или менее важных событий, в каком бы уголке земного шара эти события ни развивались» 85.

4. ПЛАНЫ ПОСЛЕВОЕННОГО УСТРОЙСТВА МИРА 21 августа 1944 г. в Думбартон-Оксе, пригороде Вашингтона, состоялось открытие конференции представителей США, СССР и Великобритании. Более месяца — до 28 сентября — на ней обсуждались вопросы создания Организации Объединенных Наций, будущей ее структуры, функций, целей, принципов деятельности, компетенции главных органов.

Советскую делегацию возглавлял посол в США А. А. Громыко, американскую — заместитель государственного секретаря Э. Стеттиниус, английскую — заместитель министра иностранных дел А. Кадоган.

В официальных кругах США уже в течение ряда лет разрабатывались и обсуждались различные проекты структуры международной организации; главной их целью было обеспечение с ее помощью лидирующей роли Вашингтона в послевоенном мире. Беседуя в мае 1944 г. с группой сенаторов, государственный секретарь К. Хэлл откровенно признал, что, если США откажутся от участия в создании или работах будущей организации, они не смогут добиться руководящего положения86.

Тогда же (в мае) США выразили готовность приступить совместно с СССР и Великобританией к переговорам в Вашингтоне по вопросам, связанным с созданием международной организации мира и безопасности.

В июле-августе правительства США, Великобритании и СССР выступили с предложениями о целях и задачах этой организации, еe составе и основных органах87. Эти документы обнаружили как совпадение точек зрения по ряду общих вопросов, так и наличие серьезных расхождений. Главной целью международной организации безопасности, по общему признанию, должно было стать поддержание мира и безопасности, принятие коллективных мер для предотвращения и устранения угрозы миру, пресечение актов агрессии, урегулирование мирными средствами споров и конфликтов.

В решениях Думбартон-Окской конференции отмечалось, что создаваемая организация должна быть основана на принципе суверенного равенства всех государств. Были определены ее основные органы: Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, Международный Суд и Секретариат, очерчены сферы их компетенции. Значительное место занял вопрос о составе, процедуре и полномочиях Совета Безопасности, на который возлагалась главная ответственность за поддержание мира. Было решено создать Совет из представителей 11 государств, причем пяти из нихСССР, США, Великобритании, Китаю и Франции — предоставлялись постоянные места.

Острые споры развернулись вокруг вопроса о порядке голосования в Совете Безопасности. Хотя принцип единогласия постоянных членов Совета был подтвержден, английская делегация, поддержанная американскими представителями, выступила за такой порядок, чтобы в Совете в голосовании не участвовали страны, непосредственно затронутые в споре.

Дискуссии по этому вопросу не привели к единому мнению, и вопрос остался открытым. Решение о процедуре голосования в Совете Безопасности было достигнуто позже — на Крымской конференции. В Думбартон-Оксе был согласован вопрос о составе и функциях Экономического и Социального Совета.

Конференция в Думбартон-Оксе и ее решения свидетельствовали о возможности сотрудничества и согласованности действий трех великих держав, об укреплении антигитлеровской коалиции. Переговоры явились важным этапом на пути создания ООН.

Американская дипломатия проявляла большую заинтересованность в проведении и других международных конференций. Еще в ноябре 1943 г. по инициативе США в Вашингтоне было подписано соглашение 14 государств об учреждении Администрации помощи и восстановления Объединенных Наций (ЮНРРА). США рассчитывали использовать это межгосударственное учреждение в интересах американского капитала, как дополнительный канал для экономической и политической экспансии.

В том же году по инициативе министра финансов США Г. Моргентау был разработан проект создания специального фонда Объединенных Наций для обеспечения после войны (при самом активном участии США) стабилизации валют и предотвращения инфляции с ее социальными последствиями. Осуществление этого плана позволяло американским банкам, располагавшим в то время золотым запасом в 22,5 млрд. долл .

добиться наиболее выгодного для себя курса доллара, упрочить свои позиции в финансовом мире.

В июне 1944 г. в г. Бреттон-Вудс (США) под председательством Г. Моргентау состоялась конференция с участием представителей 44 государств. Она приняла решение о создании Международного валютного фонда (МВФ). И здесь США стремились занять господствующие пози- .

ции, предложив свой проект устава этой организации. Пытаясь сохранить за Сити роль мирового финансового центра, Великобритания выступила против американского проекта. Однако после предоставления в 1944 г.

ей американским правительством займа в 3750 млн. долл. она вынуждена была уступить требованиям США и ратифицировала устав МВФ.

Создан был также Международный банк реконструкции и развития, в котором ведущее положение заняли США, стремившиеся использовать его для того, чтобы помочь американским компаниям увеличивать свои частные капиталовложения в другие страны. Эксперт госдепартамента Y. Фейс в этой связи писал: «Соединенные Штаты не могут позволить себе пассивно санкционировать применение американских капиталов для целей, противоречащих их коренным политическим интересам... Капитал есть форма власти» 88.

11—16 сентября 1944 г. в Квебеке проходили англо-американские переговоры на уровне глав правительств. Пристальное внимание союзников привлекло стремительное наступление Советской Армии и его влияние на внутреннюю обстановку в странах Восточной и Юго-Восточной Европы. Рузвельт и Черчилль обсуждали наступательные операции в Северо-Западной Европе, Италии, положение на Балканах. Было решено развивать наступление в целях нанесения удара по Руру и Саару и быстрейшего «проникновения в сердце Германии»89. Было высказана пожелание активизировать военные действия в Италии, имея в виду выход англо-американских войск на полуостров Истрия и последующее развертывание наступательных операций в направлении Балкан с тем, чтобы опередить советские войска. Участники конференции договорились высадить английские дивизии в Пирее и Афинах и предотвратить тем самым занятие их отрядами Народно-освободительной армии Греции (ЭЛАС).

На конференции были рассмотрены также проблемы ведения военных действий на Дальнем Востоке и Тихом океане. С захватом Маршалловых островов обстановка на Тихоокеанском театре военных действий серьезно изменилась. Оборонительная линия Японии была прорвана, притом в самом центре. США получили возможность обосновать аэродромы, якорные стоянки для флота на островах, расположенных в 2200 милях западнее Гавайев. Базы их подводных лодок продвинулись на 1300 миль ближе к японским торговым путям. Япония утратила стратегическую инициативу. Ее флот понес ощутимые потери. Японские войска оставляли оккупированные ими острова один за другим.

Для завершения войны против Японии, по мнению участников конференции, требовалось значительное время, решено было уделить больше внимания координации совместных военных операций на Тихом океане, предпринять наступление в Бирме, изгнать японцев с Филиппин и ряда тихоокеанских островов, в том числе Иводзимы и Окинавы. Обеспокоенный судьбой британских колониальных владений в Юго-Восточной Азии и стремясь к захвату новых территорий, Черчилль выразил готовность перебросить в этот район значительную часть английских военно-воздушных и военно-морских сил, однако американцы отнеслись к подобного рода планам с большой настороженностью.

Значительное внимание на конференции было уделено Германии и ее роли в будущей Европе. Выявились две тенденции: полное сокрушение Германии и уничтожение ее промышленности; сохранение германского экономического потенциала как материальной силы для использования в антисоветских целях.

В военных, политических и деловых кругах США не было единства в вопросе о путях решения германской проблемы. Главнокомандующий экспедиционными силами союзников Эйзенхауэр и его штаб считали, что Германия должна быть оккупирована, видные нацисты вместе с военными промышленниками преданы суду и наказаны, генштаб распущен, его ответственные работники преданы суду. Военный потенциал Германии должен быть уничтожен. Германия обязана выплатить репарации90.

Министр финансов Г. Моргентау со своими помощниками разработал план, предусматривавший прежде всего расчленение Германии. Рур и немецкую территорию на северо-западе намечалось превратить в «международную зону», Саар и территорию между Рейном и Мозелем передать Франции, а остальную территорию страны разделить на северогерманское и южногерманское государства. В плане Моргентау содержалась установка на деиндустриализацию Германии, на уничтoжение важнейших отраслей промышленности: металлургической, химической, электроэнергетической и электромашиностроительной. «Путь Германии к будущему миру лежит через ферму, через обработку почвы»,—утверждал Моргентау91.

Проект преследовал цель устранить Германию как опасного конкурента США на европейском и мировом рынках, поставить ее в экономическую и политическую зависимость от американского и частично английского капитала. Это привело бы к коренному изменению в расстановке и соотношении сил в Европе, уменьшению численности германского пролетариата. На заседании, состоявшемся 6 сентября 1944 г. в Белом доме, президент высказался «за превращение Германии в сельскохозяйственную страну» .

В Лондоне, напротив, ориентировались на сохранение экономического потенциала Германии. Черчилль, учитывая соотношение сил в послевоенной Европе, неоднократно спрашивал: «Разве мы не должны иметь какой-либо барьер между белыми снегами России и белыми скалами Дувра?»93. Такой барьер он видел в лице империалистической Германии. Тем не менее 15 сентября 1944 г. Черчилль совместно с Рузвельтом парафировал соглашение о будущем Германии, которое предусматривало отторжение от нее Рура и Саара, уничтожение ведущих отраслей индустрии и установление контроля над остальными отраслями. В документе говорилось, что англо-американская программа «преследует цель превратить Германию в страну прежде всего земледелия и скотоводства» 94. Англии было обещано предоставить заем на сумму 6,5 млрд. долл.95 «План Моргентау» был одобрен без консультации с Советским Союзом.

Государственный секретарь Хэлл заметил Моргентау 20 сентября, что такие важные решения нельзя принимать за спиной СССР, ибо это «может привести к серьезным осложнениям» 96.

Вокруг «плана Моргентау» в Вашингтоне развернулась ожесточенная борьба. Против него решительно выступили государственный секретарь Хэлл и военный министр Стимсон, которые не были даже ознакомлены с проектом соглашения, подготовленным в министерстве финансов.

Хэлла поддержали его заместитель Стеттиниус, помощник Н. Рокфеллер, ответственные сотрудники Данн, Пасвольский, Берл, а Стимсона — его заместитель Р. Ловетт и помощник военного министра банкир Макклой, тесно связанный с «Чейз нэшнл бэнк». Стимсон учитывал и мнение начальников штабов вооруженных сил США, изложенное в ряде документов. В марте 1944 г. Объединенный комитет начальников штабов США в меморандуме государственному секретарю отмечал, что феноменальное развитие «русской военной и экономической мощи» является исключительно важным фактором и оно будет «эпохальным в своем влиянии на будущее»97. Кроме того, 16 мая 1944 г. адмирал Леги от имени этого же комитета отправил письмо в госдепартамент, также обращая внимание на огромный и быстрый рост военной и экономической мощи Советского Союза98.

Под впечатлением успешного наступления Советской Армии Объединенный комитет начальников штабов 3 августа 1944 г. направил еще один меморандум К. Хэллу. Последствием войны, говорилось в документе, явится устранение Германии и Японии как военных держав, изменение экономической мощи главных государств. Произойдет заметный сдвиг в соотношении сил на мировой арене: самыми крупными державами станут Соединенные Штаты и Советский Союз, громаден будет их военный потенциал. В случае столкновения с СССР США не смогут нанести ему поражения, даже если на их сторону встанет Британская империя99.

Информируя Народный комиссариат иностранных дел СССР о «плане Моргентау», посол А. А. Громыко отмечал, что внутри правительства США выявились две точки зрения. Одни выступают за разоружение и лишение Германии военной промышленности, другие — за экономическое ослабление и ликвидацию важнейших отраслей промышленности, превращение ее в аграрную страну, расчленение крупных поместий на мелкие фермы, предоставление возможности 30—40 млн.100 населения заняться сельским хозяйством. В беседе с послом Моргентау отметил, что многие крупные американские корпорации выступают против его плана, ибо это лишило бы их возможности вкладывать свои капиталы в германскую промышленность, «на что они возлагают большие надежды, так как это обещает им значительные прибыли в будущем» 101.

Учитывая все эти обстоятельства, госдепартамент и военное министерство США решительно выступили против уничтожения тяжелой индустрии Германии и за сохранение ее промышленного потенциала102.

Получив меморандумы Хэлла и Стимсона, содержавшие требование отказаться от «плана Моргентау», президент Рузвельт счел их аргументы убедительными. Соглашение было дезавуировано.

Конференция показала разные позиции ее участников по послевоенному устройству Германии; выявила серьезные расхождения в подходе их к решению германской проблемы. В Вашингтоне и Лондоне и после Квебека продолжали интенсивно ее изучать. В октябре Черчилль посетил Москву, где у него состоялся обмен мнениями с советскими руководителями по многим вопросам мировой политики. Вскоре главы трех правительств — Сталин, Рузвельт и Черчилль — встретились в Ялте.

Крымская конференция продолжалась с 4 по 11 февраля 1945 г.

К этому времени советские войска продвинулись на берлинском направлении до 500 км, вышли к р. Одер, заняли Силезию и готовились нанести сокрушительный удар — приступить к штурму Берлина. Англоамериканское командование, оправившись от контрудара германских дивизий в Арденнах, готовилось к наступлению на Рур, а на итальянском участке фронта — на север — в направлении Рима.

На Тихоокеанском театре военных действий боевые операции переместились из центральной и юго-западной части Тихого океана в ЮжноКитайское море, непосредственно к берегам Японии. Японские войска вынуждены были отступать и в Бирме. Необходимо, однако, заметить, что японское командование располагало более чем 5 млн. солдат и планировало оказывать упорное и длительное сопротивление союзникам как на территории собственно Японии, так и на Азиатском материке. Поэтому в «Памятке», составленной правительственными ведомствами США для Рузвельта накануне конференции в Ялте, говорилось: «Мы отчаянно нуждаемся в Советском Союзе для войны с Японией по завершении войны в Европе» 103. И президент США имел твердое намерение добиться в Ялте письменного обязательства Советского Союза о вступлении его в войну на Дальнем Востоке 104.

По пути в Крым руководители США и Англии 2 февраля встретились на о-ве Мальта. Они обсудили план дальнейших операций англо-американских войск в Западной Европе. Черчилль настаивал на развертывании широкого наступления на северном участке Западного фронта и быстрейшем занятии Берлина. Он придавал исключительно большое значение тому, чтобы именно английские войска первыми захватили германскую столицу. Американские военные придерживались иной точки зрения.

В результате был одобрен компромиссный план. Основной удар предусматривалось нанести на северном участке Западного фронта, а проведение остальных операций — по усмотрению Эйзенхауэра.

Крымская (Ялтинская) конференция началась с рассмотрения положения на фронтах. Накануне ее открытия Советская Армия находилась в 60 км от Берлина, захватила ряд плацдармов на р. Одер. Войска западных союзников были в 500 км от столицы рейха. Представители военных штабов СССР, США и Англии обсудили вопросы, касающиеся координации ударов по врагу с востока и запада. Были согласованы военные планы, достигнута договоренность о взаимодействии авиации. Все это способствовало быстрейшему окончанию войны. Затем главы трех правительств большое внимание уделили проблемам послевоенного устройства Германии, которые до этого являлись предметом длительного •обсуждения в Европейской консультативной комиссии (ЕКК).

Еще 25 января 1944 г. представитель США Д. Вайнант предложил не ограничивать срок оккупации Германии. Английский представитель У. Стрэнг, поддержанный Вайпантом, предложил создать комиссию для изучения вопроса расчленении Германии. Представитель СССР в ЕКК Ф. Т. Гусев говорил о необходимости быстрее разгромить фашистскую Германию, освободить народы Европы от гитлеровской тирании и подготовить условия для превращения Германии в миролюбивое и демократическое государство и подчеркивал в связи с этим важность уничтожения фашистской армии, авиации, флота, соединений и частей СС, СА, гестапо. Задача состоит в том, подчеркивал советский представитель, чтобы «сломить и разбить всю военную машину германского государства» 105. ЕКК разработала документы о безоговорочной капитуляции Германии, об управлении «Большим Берлином», положения о Контрольном Совете в Германии. Все они были представлены на рассмотрение глав трех правительств в Ялте.

На конференции были согласованы и одобрены основные принципы политики в отношении Германии, предусматривалось «уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушать мир всего мира»106.

Было решено разоружить и распустить все германские вооруженные силы, уничтожить генеральный штаб, ликвидировать военную промышленность, придерживаться принципов демилитаризации, денацификации и демократизации Германии.

Американская и английская делегации предложили включить в повестку дня конференции вопрос о будущем устройстве Германии.

5 февраля на заседании глав правительств И. В. Сталин поинтересовался, как обстоит дело с предложениями о расчленении Германии. Рузвельт и Черчилль высказались за раздробление Германии. При этом британский премьер внес существенные изменения в свои планы. Он предложил создать «большое германское государство на юге, столица которого могла бы находиться в Вене». Он много говорил о Руре и Сааре, об отделении Пруссии от Германии и ее раздроблении 107.

Президент США заметил, что намечаемые зоны оккупации, возможно, станут «первым шагом к расчленению Германии», и он предложил включить в условия капитуляции ее расчленение. Черчилль высказал пожелание попытаться внести слова «расчленение Германии» в статью 12 условий безоговорочной ее капитуляции. В результате дальнейшего обсуждения было принято решение сделать это и создать комиссию в составе представителей трех держав для продолжения изучения проблем Германии108. 26 марта советский представитель в этой комиссии Ф. Т. Гусев направил А. Идену письмо, в котором отмечалось, что Советское правительство понимает решение Крымской конференции о расчленении Германии не как обязательный план ее раздела, а как возможную перспективу для нажима на нее, если другие средства окажутся недостаточными 109.

На конференции был положительно решен вопрос о предоставлении Франции зоны оккупации в Германии, об участии ее представителя в Контрольном Совете. С ноября 1944 г. Франция принимала участие в работе ЕКК.

Была установлена общая сумма репараций с Германии — 20 млрд. долл., из них для Советского Союза — 10 млрд. Взимание репараций предлагалось преимущественно в натуре.

Участники конференции продолжили рассмотрение вопросов, связанных с созданием Организации Объединенных Наций. Была достигнута договоренность о месте и сроке созыва учредительной конференции ООН. Главы правительств согласовали также порядок голосования в Совете Безопасности — был утвержден принцип единогласия постоянных членов Совета при принятии важнейших решений.

Одобрена была «Декларация об освобожденной Европе», подтверждавшая необходимость сохранить единство трех великих держав в решении важнейших проблем, связанных с освобождением народов от гитлеровской оккупации и установлением в них демократических порядков по собственному выбору народов110.

«Декларация об освобожденной Европе» явилась выдающимся документом конференции. Она отвечала антифашистским, освободительным целям войны. В ней получили подтверждение приверженность трех держав демократическим принципам, их намерение согласовывать политику в деле помощи народам, освобожденным от фашистской Германии.

В декларации подчеркивалась необходимость предоставить народам право «создать демократические учреждения по их собственному выбору» в сотрудничестве с другими миролюбивыми нациями, избирать собственный путь экономического и социального развития, строить свои добрососедские отношения на основе взаимного уважения, невмешательства, взаимопонимания, т. е. принципов мирного сосуществования.

Рузвельт и Черчилль, как опытные государственные и политические деятели, вынуждены были поставить свои подписи под этим историческим документом, учитывая реальность международной обстановки и настроение народов Европы и мировой общественности. Не считая целесообразным до конца раскрывать свои карты, они не решились настаивать на создании некоего союзнического совета безопасности для Европы или верховной комиссии, которая, по их замыслу, должна была содействовать восстановлению в освобождаемых странах порядков, существовавших там до второй мировой войны. Советской дипломатии удалось отклонить эти планы союзников и оградить тем самым освобожденные страны от непосредственного вмешательства в их внутренние дела.

Как и на Тегеранской конференции, большое внимание было уделено польскому вопросу. Предметом острых дискуссий в Ялте явились границы польского государства и состав правительства возрожденной Польши.

Черчилль высказался за то, чтобы польское государство было расположено на территории между «линией Керзона» и линией р. Одер111.

Рузвельт не высказывал принципиальных возражений. Идея британского премьера активно обсуждалась. Было выдвинуто много вариантов. В частности, представлено и обсуждено 10 различных проектов по польскому вопросу.

Советский Союз неизменно выступал за воссоздание Польши как сильного, независимого, демократического государства, установление границы по «линии Керзона» и сформирование дружественного в отношении СССР правительства. Однако лондонское эмигрантское правительство, состоявшее из реакционных деятелей, настроенных крайне антисоветски, выступало против предложений СССР. Оно встало на путь предательства интересов польской нации, проведения политических диверсий, антисоветских интриг и провокаций против Союза ССР. В результате в 1943 г. между СССР и эмигрантским правительством были прерваны дипломатические отношения. С другой стороны, польский народ активно вел национально-освободительную борьбу за возрождение независимого государства. Польский комитет национального освобождения выступал за демократическое переустройство общества, призвал к ликвидации помещичьего землевладения, проведению аграрной реформы, провозгласил основой внешней политики союз и дружбу с Советским Союзом. Расчеты эмигрантского правительства в Лондоне на восстановление буржуазного строя в Польше терпели провал. Их народ отверг.

Но правительства США и Великобритании оказывали сильный нажим на Советский Союз, добиваясь согласия на возвращение эмигрантского правительства в Польшу, признания его власти в освобожденных Советской Армией районах Польши. Американская дипломатия, так же как и британская, проявляла в этом вопросе большую активность. Действуя по инструкциям Вашингтона, посол А. Гарриман при каждом визите в Кремль постоянно возвращался к польской проблеме. В беседе с корреспондентом газеты «Нью-Йорк таймc» У. Лоуренсом, касаясь восточных границ польского государства, он сказал, что «линия Керзона» больше всего соответствует этнографическому разделу. Затем заметил, что эмигрантские деятели в Лондоне возлагают большие надежды на американцев и англичан, от них польские аристократы ожидают восстановления прежних, довоенных порядков в Польше. «Они органически подозрительны к Советскому Союзу и ненавидят коммунизм... Они думают, что единственное будущее для Польши состоит в том, чтобы Великобритания и Соединенные Штаты вступили в войну против России, в защиту Польши» 112. Когда на Крымской конференции стали обсуждать польскую проблему, Рузвельт высказался за «линию Керзона» и выразил надежду,' что «Польша будет в самых дружественных отношениях с Советским Союзом» 113. Его поддержал У. Черчилль 114.

Но это вовсе не означало отсутствия разногласий между участниками по вопросу о составе польского правительства. Главы американской и английской делегаций отрицательно относились к Временному польскому правительству, которое они отказывались признать, и пытались навязать полякам угодное западным державам правительство путем включения в него скомпрометировавших себя польских политических деятелей из-за границы.

В ходе дискуссии было достигнуто соглашение. В итоговом документе говорилось: восточная граница Польши будет проходить вдоль «линии Керзона», польское государство получит приращения территории на севере и на западе; временное правительство должно быть реорганизовано на более широкой демократической основе 115.

По предложению СССР участники конференции договорились об ускорении образования единого югославского правительства. Было рекомендовано маршалу Тито и доктору Шубашичу немедленно образовать Временное объединенное правительство.

Конференция приняла важные решения по дальневосточным вопросам. Было подписано соглашение о вступлении СССР в войну против Японии не позднее трех месяцев после поражения Германии; в нем предусматривались сохранение существующего статуса Монгольской Народной Республики, восстановление принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., и передача Советскому Союзу Курильских островов. В объявлении СССР войны Японии были особенно заинтересованы США и Англия. По мнению ряда экспертов, планируемое вторжение американско-английских войск на территорию Японии могло потребовать около 1 млн. человеческих жизней 116.

Американские генералы опасались, что в критический момент основные силы Кваптупской армии могли быть возвращены из Маньчжурии в Японию 117.

Подписание соглашения о вступлении СССР в войну на Дальнем Востоке после завершения разгрома Германии означало ускорение разгрома японского милитаризма, ликвидацию очага войны, помощь народам Азии в их освободительной борьбе против японских оккупантов, за национальную независимость и суверенитет.

Крымская конференция заняла важное место в истории международных отношений в годы второй мировой войны. В принятых ею решениях содержалась программа демократического послевоенного устройства мира.

При обсуждении ряда вопросов между участниками выявлялись расхождения и вспыхивали острые споры. Тем не менее в целом конференции был присущ реальный и разумный подход к решению важнейших вопросов мировой политики. Работа конференции была проникнута духом сотрудничества, стремлением ее участников к принятию взаимоприемлемых решений.

Выступая 1 марта 1945 г., президент Рузвельт, оценивая ход переговоров и их результаты, заявил: «Никогда в истории не было еще случая, чтобы главные союзники проявили такое единство не только в целях войны, но и во взглядах на мир» 118. В той же речи президент назвал принятое участниками конференции решение по польскому вопросу «выдающимся примером совместной акции трех главных союзных держав в освобожденных районах», а говоря о будущей международной организации, отметил, что ее создание «должно положить конец системе односторонних действий, замкнутых союзов, сфер влияния, политике равновесия сил, всем другим средствам, которые... всегда терпели неудачу» 119.

С большим вниманием в конгрессе было выслушано выступление президента о результатах работы и решениях Ялтинской конференции. Конгресс единодушно их одобрил. Пресса опубликовала восторженные отклики о конференции.

Государственный секретарь Э. Стеттиниус, говоря о работе конференции, констатировал, что в ходе переговоров «Советский Союз... пошел на большее число уступок, нежели Соединенные Штаты и Великобритания». Главными результатами конференции в Ялте были соглашения, «ускорившие конец войны и в огромной степени уменьшившие американские потери», а также то, что эта конференция «сделала возможным создание Организации Объединенных Наций» 120. Ближайший советник и личный друг президента США Гарри Гопкинс говорил: «Русские доказали, что могут быть мудрыми и дальновидными, и у президента, как и у всех нас, не было никакого сомнения, что мы можем жить с ними, сотрудничать...» 121.

Ялтинские соглашения не раз подвергались нападкам со стороны западной историографии. Некоторые пытаются утверждать, что на конференции Советскому Союзу удалось навязать Соединенным Штатам и Англии свои условия вследствие болезни Рузвельта и ослабления британских позиций. Другие распространяют версию, что ялтинские решения были приемлемы, но их в послевоенные годы нарушил Советский Союз.

Подобные утверждения можно услышать и от официальных лиц — президента США Р. Рейгана, вице-президента Дж. Буша. В Бонне, Париже, других западноевропейских столицах делаются заявления, что ялтинские решения якобы означают «раскол» Европы и от них надо отказаться.

За всеми этими рассуждениями скрываются намерения и замыслы западных политиков и идеологов ликвидировать социалистический строй в восточноевропейских государствах. В действительности никакой проблемы раскола Европы не существует, а речь идет о возможности или невозможности мирного сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества государств двух различных социально-экономических систем.

Жизненность решений Ялтинской конференции подтверждена всем ходом событий в послевоенные годы. Они и ныне выполняют свое предназначение, служат источником современного международного права, надежной основой отношений между государствами не только в Европе, но и на Дальнем Востоке.


Оглавление: ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ТРЕТИЙ 1918-1945