ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ВТОРОЙ 1877-1918

Глава седьмая. ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 г.


II

НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА (1898—1914)

Глава седьмая ИСПАНО-АМЕРИКАНСКАЯ ВОЙНА 1898 г.

Закончилась гражданская война 1861—1865 гг. В развитии страны появились новые черты. В последнее десятилетие XIX в. Соединенные Штаты вступили на империалистический путь развития, которое шло очень быстро. Экспансионизм, издавна свойственный внешней политике США, вбирал в себя идеи расизма, социального дарвинизма, геополитические теории, интерпретируя в самом расширительном духе доктрину Монро. Захват Гавайских островов в 1893 г. был заявкой на создание собственной колониальной империи. Но мир был уже поделен. Куда ни обращался взор экспансионистов, они видели мощных соперников в лице старых колониальных держав, которые не были склонны допустить американцев в свои владения или сферы влияния. Вооруженные силы США не могли вступить в единоборство с силами главных европейских держав. Не разделяло идей колониализма большинство американского народа. Не было готово к отчаянным авантюрам правительство, которое колебалось ставить на рассмотрение конгресса вопрос о присоединении Гавайских островов.

Прошло пять лет. Дальнейшее движение Соединенных Штатов по пути империалистического развития, связанная с этим активность экспансионистов, рост их влияния на членов правительства и конгресса, поддержка заинтересованными монополистическими кругами, значительное усиление флота и удачно сложившаяся внешнеполитическая ситуация определили вступление США в войну. Она оказала огромное воздействие на их собственную судьбу, на судьбы других стран, на характер международных отношений.

24 февраля 1895 г. кубинцы восстали против колониального ига Испании. Организатором восстания была Кубинская революционная партия, возглавляемая пламенным кубинским патриотом Хосе Марти. Ни карательные экспедиции многотысячной испанской армии, ни гибель Марти 19 мая 1895 г. в бою у Дос-Риос не сломили сил и духа восставших, продолжавших борьбу под руководством военных командиров Масимо Го-меса и его помощника Антонио Масео.

События на Кубе и англо-венесуэльский конфликт 1895—1896 гг. Дали Соединенным Штатам повод заявить о заинтересованности в делах Латинской Америки (доктрина Олни), тем более соблазнительный, что Испания переживала глубокий упадок, была слаба в военном и экономическом отношениях, связана подавлением восстания на Кубе. Перед США открывалась возможность без особого риска установить над островом свое господство. Искали предлога.

Генерал-капитану Кубы Мартинесу Кампосу не удалось подавить восстание. Испанское правительство заменило его генералом Валериано Вейлером. 10 февраля 1896 г. он высадился на Кубе с большими подкреплениями. С этого дня на население острова обрушился жестокий террор. Каждого повстанца, оказавшегося в руках противника, ожидала смерть. Десятки тысяч мирных жителей, включая женщин и детей, были согнаны в концентрационные лагеря, где гибли от голода, эпидемий и бесчеловечного обращения. Вейлер уничтожил треть населения острова. Многие в Соединенных Штатах сочувствовали делу кубинцев, возмущались зверствами испанских карателей. Используя эти настроения, империалистические круги США всеми способами внушали своим согражданам и всему миру, что возможное, даже необходимое, американское вмешательство в конфликт на Кубе будет продиктовано прежде всего заботой спасти соседей от «мясника Вейлера». В действительности их заботы были иными.

К концy XIX в. американские коммерческие компании и банки почти полностью контролировали главную отрасль хозяйства Кубы — производство и экспорт сахара-сырца, а также (в большой степени) вторую по значению отрасль хозяйства — табачную промышленность. Американцам на Кубе принадлежали сахарные заводы, плантации, сигарные фабрики, железные дороги, рудники, торговые предприятия, финансовые учреждения и т. д. Таможенная политика Испании, пытавшейся защитить свои интересы на острове от вторжения туда американского капитала, наносила ему ущерб и вызывала ярость заинтересованных кругов в США, которые выступали главными вдохновителями антииспанской кампании, стимулировали и поддерживали пропагандистов экспансии. Неудивительно поэтому, что в призывах к вмешательству были и требования защиты американских капиталовложений на Кубе от разрушительной и разоряющей политики Вейлера. Не только капиталовложений, но и самой безопасности Соединенных Штатов: Куба — близкий сосед, ключ к Карибскому морю; нестабильность положения на острове может привлечь туда европейские державы, а следовательно, вылиться в угрозу для США, для всего Западного полушария. Так маскировалось еще одно стремление империалистов — превратить Кубу в плацдарм экспансии США, прежде всего в Латинскую Америку.

Иначе говоря, создавшееся положение на Кубе не только могло служить Соединенным Штатам предлогом для вмешательства, но и давало возможность представить свою вооруженную интервенцию в достаточно благовидном свете, скрывавшем подлинные цели.

Тем не менее Соединенные Штаты все еще не осмеливались на решительные шаги. Требовалось время, чтобы демократы и республиканцы объединились в решении «кубинского вопроса». Это связывало руки президента-демократа Кливленда. Армия США не была готова к войне против испанских ветеранов. Набор волонтеров требовал времени и дальнейшего подогревания антииспанских настроений. Можно было предполагать противодействие европейских держав, с тревогой смотревших на рост экономического могущества и экспансионистские устремления США. Какое-то время казалось, что Вейлер будет удачливей Кампоса. Хосе Марти, а после его смерти Антонио Масео и некоторые другие руководители восстания были против вмешательства США. Они знали о планах американских экспансионистов, предвидели опасность, хотели добиться независимости своей страны собственными силами.

Война на Кубе затягивалась. В Соединенных Штатах круги, заинтересованные в отторжении острова у Испании, усиливали антииспанскую кампанию. Она давала плоды, тем более что жестокость Вейлера возрастала, а всякая предпринимательская и коммерческая деятельность на острове замерла.

В августе 1896 г. вспыхнуло восстание еще в одном испанском колониальном владении, на Филиппинских островах. Испания изнемогала, разбрасывая силы от Антлантического до Тихого океана за тысячи километров от метрополии.

В ноябре 1896 г. президентом США был избран республиканец Мак-кинли, чья предвыборная программа включала в качестве главной задачи энергичную и решительную политику в кубинском вопросе. Экспансионисты требовали немедленного объявления войны Испании.

В декабре погиб в сражении А. Масео. Эту трагическую для кубинцев утрату проамерикански настроенный официальный представитель Кубы в США Эстрада Пальма использовал, чтобы ослабить в своей стране позиции противников военного сотрудничества с Вашингтоном. Все более проамериканской становилась позиция Великобритании в кубинском вопросе. Лондон хотел обеспечить этим свой тыл на случай столкновения с европейскими соперниками, отношения с которыми, особенно с Германией, были весьма натянутыми. Закаленная армия Кубинской республики сковала противника в наиболее крупных городах. За их пределами власть находилась в руках Временного кубинского правительства. Иначе говоря, условия для американского вмешательства в войну кубинцев против Испании становились все более благоприятными.

У правительства США были основания надеяться, что оно сможет добиться многого давлением и угрозами, одновременно готовясь к войне, чтобы армия и флот могли сказать последнее слово. Дипломатические представители США в Мадриде делали испанскому правительству вызывающие и оскорбительные демарши. Флибустьеры проникали на Кубу, где участвовали в боях на стороне кубинцев или снабжали их оружием. Неподалеку от Кубы курсировали военные корабли США. Американская пресса провоцировала и подогревала военную истерию.

Испания, переживая экономические трудности, усугубляемые политической борьбой между либералами и консерваторами, стояла на грани открытого народного возмущения политикой правительства. Перед лицом провалов на Кубе и Филиппинах она шла на все более существенные уступки. В конце 1897 г. с Кубы был отозван Вейлер. Предоставленную Кубе автономию не признали ни кубинцы, ни Соединенные Штаты. Военные действия на острове продолжались. В январе 1898 г. Белый дом направил в Гавану броненосец «Мэн», заявив, что это знак расположения к Испании. На деле это был провокационный вызов.

США рассчитывали, что терпение испанского правительства иссякнет и оно, спасая свое лицо, сделает шаг, снимающий с США ответственность за «вынужденную» военную акцию. Белый дом спешил. Он не желал допустить полного освобождения острова силами патриотов, революционное правительство которых в Вашингтоне не признавали все годы борьбы кубинцев за независимость.

Испания не приняла вызова и допустила «Мэн» на рейд Гаваны. Тогда последовала новая провокация. В начале февраля 1898 г. было выкрадено частное письмо испанского посла Дюпуи де Лома, содержавшее нелестную характеристику Маккинли. Письмо опубликовали и использовали как повод к разжиганию в США шовинистических настроений. Посол подал в отставку. Правительство в Мадриде, чтобы охладить страсти, приняло ее.

Прошло несколько дней. 15 февраля жители Гаваны услышали сильный взрыв. «Мэн» накренился и пошел ко дну со всей командой. Причины взрыва были неясны, но с первым известием о трагедии лозунгом пропаганды войны в Соединенных Штатах сделался девиз «Помни „Мэн"!». Американская комиссия, допущенная испанцами для расследования, заявила о виновности испанцев '. Испано-американская война стала неизбежной.

В США завершились военные приготовления. 19 апреля конгресс принял резолюцию, требующую от Испании немедленно отказаться от власти над Кубой 2. Два дня спустя Испания отвергла ультиматум. Президент США отдал приказ о блокаде острова. 23 апреля Испания объявила войну Соединенным Штатам, которые 25 апреля объявили войну Испании. Последняя пыталась заручиться поддержкой континентальных европейских держав, однако ни одна из них не согласилась участвовать в заведомо проигранном деле.

Война была объявлена, у берегов Кубы крейсировала Атлантическая эскадра американского флота, но высадка войск на остров задерживалась. Оказалось, что, начиная войну, США несколько поспешили. Волонтерские части еще формировались, не была налажена координация их действий с частями регулярной армии и флотом, в местах сосредоточения войск царила неразбериха, вспыхивали эпидемии. Те, кто сочувствовал Испании, надеялись, что выигранное время поможет ей собраться с силами, найти союзника или договориться с кубинцами. Но 1 мая 1898 г. под покровом темноты американская Тихоокеанская эскадра адмирала Дж. Дьюи ворвалась в бухту Манилы (столица Филиппин) и пустила на дно стоявший там испанский флот адмирала Монтехо. При этом американцы не потеряли ни одного человека и обеспечили контроль над морскими коммуникациями во всем районе Филиппинского архипелага. Положение испанского гарнизона Манилы, осажденного с суши филиппинскими повстанцами, а с моря американскими кораблями, было безнадежным. Правительство недавно провозглашенной Филиппинской республики считало, что недалек час, когда оно приступит к управлению своей страной.

Неожиданные действия США в Тихом океане насторожили тех, кто поддался пропаганде американской прессы и заявлениям Белого дома о том, что война ведется ради освобождения Кубы. Что означали эти действия, хорошо понимали империалистические соперники США. Спохватившись, Германия послала к Маниле эскадру — формально для посредничества между воюющими сторонами. Посредничества американцы не приняли, а их решительность и силы превосходили немецкие. Последним пришлось ретироваться.

В Вест-Индии испанцы сами ускорили печальную для них развязку. На Кубу незамеченная американскими морскими дозорами прибыла из Испании эскадра адмирала П. Серверы. Она была почти небоеспособна, но, опираясь на береговые крепости, могла служить охране побережья острова и подкреплением для сухопутных войск, действовавших против кубинцев, а также в случае американского десанта. Неосмотрительно Сервера вывел ее в открытое море, намереваясь перебазировать из Сантьяго, где она стояла под защитой береговых батарей, в Гавану. Американские корабли перехватили испанцев. В бою, происшедшем 3 июля, эскадра Серверы бесславно пошла ко дну. Потери американцев: один убитый и 10 раненых.

Куба оказалась полностью отрезанной от метрополии. Испанские войска на острове, деморализованные своим бессилием в борьбе с патриотами, а также огромными потерями, вызванными эпидемией желтой лихорадки, чувствовали себя в западне. Их командиры уже не помышляли о серьезном сопротивлении. Американцы, наоборот, были воодушевлены морскими победами и взвинчены шовинистической пропагандой. Начатая ими 22 июня робкая высадка неподалеку от Сантьяго развернулась теперь — при самой активной поддержке Кубинской освободительной армии — в большую десантную операцию, завершившуюся полным окружением города. Кубинские части играли роль авангарда наступавших сил и прикрытием их развертывания. Испанский гарнизон капитулировал. Мадрид признал свое поражение. 12 августа военные действия на острове прекратились. 14-го американские войска и филиппинские повстанцы овладели Манилой. Война закончилась и на этом участке фронта. Начались переговоры о мире.

Мир между Испанией и Соединенными Штатами был подписан в Париже 10 декабря 1898 г.3 Испания отказывалась от прав на Кубу и другие островные владения в Вест-Индии, а также от права на о-в Гуам (Марианские острова), который был далеко от театра военных действий. К США переходили Филиппинские острова, за что Испания получила 20 млн. долл.

В договоре ни слова не говорилось о независимости Кубы, о сроках пребывания там американских войск, занявших к этому времени все важнейшие пункты на острове. Американцы вели себя как в завоеванной стране. Частям Кубинской освободительной армии было запрещено входить в оставляемые испанцами города. В целях окончательного подчинения острова США решили распустить кубинские вооруженные силы.

Глубокое возмущение кубинской армии и кубинского народа политикой США могло легко вылиться в восстание против новых поработителей. В Вашингтоне были обеспокоены. В январе 1899 г. президент Маккинли послал на остров своего эмиссара. Тот заверил генерала Масимо Гоме-са, что вскоре будет отдан приказ об эвакуации с острова американских войск и предоставлена возможность его населению учредить независимую республику. Не без колебаний кубинский главнокомандующий отдал приказ о роспуске армии.

США объявили войну, чтобы иметь основания ввести на Кубу свои войска. Заключив договор с Испанией, они получили от нее формальное право на это и легко осуществили оккупацию острова, так как испанские войска по существу были уже разбиты Кубинской освободительной армией, которая к тому же, считая американцев союзниками, помогала им в окончательном разгроме испанцев. С роспуском кубинских вооруженных сил американская оккупация стала очевидным фактом. Создание Кубинской республики, организация и вся жизнь которой не зависели бы теперь от Соединенных Штатов, сделалось невозможным.

Когда содержание Парижского договора стало известно в Соединенных Штатах, немалая часть американцев была поражена: война, как они считали, за свободу Кубы, оказывается, привела к оккупации острова, а также к созданию американской колониальной империи в Атлантическом и Тихом океанах. Прогрессивная часть американцев осудила такой оборот дела, считая это коварством и забвением того, что сами США возникли в результате антиколониальной революционной войны. Писатель Марк Твен, профессор Ф. Джиддингс, сенатор Р. Петтигру и бывший сенатор Дж. Гендерсон организовали Антиимпериалистическую лигу, которая объединила почти полмиллиона людей самого различного общественного положения. При обсуждении вопроса в конгрессе многие члены высшего законодательного органа страны горячо и убедительно разоблачали империалистическую направленность договора, его аморальность по от ношению к кубинцам и филиппинцам. Экспансионистам, которые разжигали и использовали шовинистические настроения, подогретые упоением легкой победы, удалось одержать верх. Тем не менее 6 февраля 1899 г. договор был ратифицирован конгрессом большинством всего в два голоса. Этого было достаточно, чтобы пуэрториканцы и филиппинцы вновь подпали под колониальное иго, а кубинская независимость оказалась под вопросом.

Филиппинский народ не признал американский суверенитет над своей страной. Началась героическая эпопея борьбы против оккупантов, которая продолжалась до 1902 г. Чтобы подавить ее, американцы переняли испанскую систему «концентрации», а в жестокости не уступали «мяснику Вейлеру».

Оккупируя Кубу, США устранили все препятствия для проникновения туда американских капиталов и подчинили своему контролю всю кубинскую экономику. После этого кубинцам разрешили составить конституцию будущей республики и обещали вывести с острова американские войска. 14 февраля 1901 г. кубинское Учредительное собрание одобрило текст конституции. Но 25 февраля в конгресс США сенатором Платтом было внесено предложение, обусловливающее характер будущих отношений между Соединенными Штатами и Кубой. Сессия конгресса заканчивалась. Поэтому предложение Платта было сформулировано как поправка к обсуждаемому вопросу об ассигнованиях на американскую армию и вошло в историю под названием «поправки Платта». Конгресс принял ее 2 марта 1901 г., тогда же она была утверждена президентом.

«Поправка Платта» вошла в силу 22 мая 1903 г., когда был подписан договор США с Кубой 4.

По условиям поправки Соединенные Штаты узурпировали право контроля над внешней политикой Кубы, ей было запрещено заключать договоры с иностранными державами и брать у них займы без санкции американского правительства. США присвоили также право контролировать внутреннюю политику Кубы, поскольку брали на себя полицейские функции по установлению на острове порядка в случае возникновения там волнений, которые американское правительство сочтет нарушающими нормальную жизнь республики и вызывающими необходимость дипломатической или военной интервенции. Куба обязывалась передать в аренду Соединенным Штатам определенные участки территории для создания американских военно-морских баз. Фактически на Кубе устанавливался режим американского протектората. Явочным порядком США захватили лежащий в кубинских прибрежных водах о-в Пинос.

Кубинское Учредительное собрание отказывалось признать правомерность «поправки Платта» как относящейся к кубинской конституции. Тогда Вашингтон пригрозил неограниченным продлением оккупации, что сломило сопротивление членов собрания, не располагавших силами для действенного отпора.

«Поправка Платта» и экономическое господство американского капитала на Кубе превращали страну в полуколонию США. Используя свое влияние, американцы контролировали первые президентские выборы на острове, обеспечив победу Эстрада Пальме, в преданности которого были совершенно уверены. 24 февраля 1902 г. он стал президентом Кубинской республики. 20 мая над страной взвились кубинские флаги. Американские войска покидали остров. Но кубинскому народу, чтобы стать действительно свободным, предстояла еще долгая борьба.

Отняв у Испании Филиппины, Пуэрто-Рико и Гуам, подчинив Кубу, создав собственную колониальную империю, Соединенные Штаты начали передел уже поделенного мира. Для США испано-американская война стала исходным пунктом, от которого они начали бег к политике «большой дубинки» и «дипломатии доллара».

В борьбе за передел мира США столкнулись не только с Испанией, но и с другими империалистическими и колониальными державами. Это столкновение не привело к расширению испано-американской войны, но сильно обострило присущие этим державам противоречия, противоречия конкурентов. Особенно серьезными оказались американо-германские противоречия — наиболее молодых и активных империалистических соперников.

Акция у Манилы не принесла успеха германским империалистами. Однако, воспользовавшись сопротивлением, которое оказывали филиппинцы американским оккупантам, безнадежной слабостью Испании и ее катастрофическим финансовым положением, проявив напористость и лицемерие, Берлину удалось расширить свои колониальные владения. Были куплены у Испании оставшиеся у нее после Парижского мира тихоокеанские владения: о-в Палау, Каролинские и Марианские (исключая Гуам) острова.

Испано-американская война выявила со всей очевидностью противоречия между империалистическими государствами и народами порабощаемых и закабаляемых стран. Филиппинцы с оружием в руках героически боролись против новых колонизаторов. Кубинцы оказывали сопротивление установлению над островом американского протектората. В обоих случаях неудача борцов за свободу и независимость в немалой степени объяснялась политикой местной компрадорской буржуазии и помещиков, которые пошли на соглашение с империалистами ради своих корыстных классовых интересов.

Так война, начатая Соединенными Штатами якобы ради освобождения и независимости Кубы, явилась одной из «главных исторических вех новой эпохи мировой истории» 5, эпохи империализма.


Оглавление: ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ВТОРОЙ 1877-1918