ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ВТОРОЙ 1877-1918

Глава третья. ПОДЪЕМ МАССОВОГО РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ


1. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ РАБОЧЕГО КЛАССА

После окончания гражданской войны и Реконструкции быстрыми темпами происходил численный рост пролетариата. Если в 1870 г. было 3,8 млн. рабочих, то 30 лет спустя эта цифра выросла до 9,4 млн.1 В составе самого рабочего класса увеличивался удельный вес фабрично-заводского пролетариата, сконцентрированного в значительной степени на крупных предприятиях новых отраслей промышленности, в производстве средств производства, в металлургии, железнодорожном деле.

Важные изменения происходили в составе рабочей силы по квалификации. Значительная часть коренных рабочих, а также небольшая часть иммигрантов-специалистов, связанных с цеховым, ручным трудом, имевших опыт и высокие производственные навыки, принадлежали к категории квалифицированных рабочих: механики, паровозные машинисты, печатники, столяры, стеклодувы, плотники, некоторые категории строительных рабочих, сигарочники и другие подобные специалисты искусного ручного труда. Несмотря на то что быстрое развитие техники и усовершенствование производственных процессов увеличили в значительной степени спрос на труд неквалифицированный, на каждом предприятии оставались рабочие-специалисты, «белая кость» рабочего класса. Появились и новые категории рабочих профессий (в электротехнической, автомобилестроительной и других отраслях, сделавших первые шаги в своем развитии), требовавшие также специальной выучки, высокой квалификации.

Все это усиливало процесс расслоения пролетариата, а различия между слоями становились все более явственно выраженными. Это отмечали и американские исследователи. На предприятиях «в каждом цеху,— писал один исследователь,— можно обнаружить две группы людей, соответствующих этим двум категориям (квалифицированным и неквалифицированным.— Авт.): кузнец и молотобоец, каменщик и подсобный рабочий, клепальщик, паяльщик, монтажник и их подручные»2. Точное соотношение числа квалифицированных, полуквалифицированных и неквалифицированных американских рабочих в последней трети XIX в. установить трудно. По официальным подсчетам, в 1880 г. в категорию «квалифицированных» входили 844 тыс. рабочих, в 1890 г.— 1910 тыс., в 1900 г.- 2202 тыс.3 В стране монополий — США отчетливо проявлялась тенденция империализма к выделению среди рабочих привилегированных категорий и отрыв их от широкой массы пролетариата, на что указывал В. И. Ленин 4. Миллиарды сверхприбылей были экономической основой углубления раскола в среде рабочих. Увеличивая за счет сверхприбылей заработную плату отдельным категориям рабочих, предприниматели углубляли разрыв в положении высокооплачиваемых квалифицированных рабочих и массы неквалифицированных.

Разница в получаемой заработной плате как в отдельных отраслях, так и внутри одной отрасли промышленности не исчерпывает характеристики привилегированного положения «аристократии» в рабочем классе. Заработки «верхов» отличались большей стабильностью, в известной степени эти рабочие пользовались защитой тред-юнионов, объединявших главным образом эти слои пролетариата. В социальном отношении рабочая «аристократия» чувствовала свою близость к таким слоям общества, как мелкие собственники, ремесленники, торговцы.

Вместе с тем развитие капитализма в последней четверти XIX в. и становление монополистического капитализма делали основные классовые грани все более устойчивыми, резко усиливали социальные контрасты в стране. Посетившие в 1886 г. США Эдуард и Элеонора Маркс-Эвелинг писали: «В Америке... различие между классом капиталистов и рабочим классом... выражено самым отчетливым и бескомпромиссным образом. На верху социальной лестницы — миллионер, открыто и безжалостно сокрушающий конкурентов... Внизу — беззащитный голодающий пролетарий» 5.

Американские рабочие, в особенности квалифицированные, получали несколько более высокую заработную плату, чем европейские. Тем не менее условия жизни оставались тяжелыми. В конце 90-х годов 2/з американских рабочих-мужчин зарабатывали менее 600 долл. в год, в то время как прожиточный минимум для семьи из пяти человек, например в Нью-Йорке, составлял 825 долл.6 Продолжительность рабочего дня является одним из наиболее важных показателей положения тружеников, занятых в различных отраслях производства. Рабочий день доходил часто до 12— 15 часов, а в некоторых отраслях зачастую приходилось работать и по воскресеньям. 8-часовой рабочий день после длительной борьбы пролетариата был введен лишь на немногочисленных государственных предприятиях, а в 1892 г.—для государственных служащих. Между тем технические усовершенствования настолько увеличили напряженность труда в процессе производства, что она стала физически невыносима даже при 10—12-часовом рабочем дне. Как писал К. Маркс, повышение интенсификации труда заставляет рабочего «плотнее заполнять поры рабочего времени, т. е. конденсировать труд до такой степени, которая достижима только в рамках сокращенного рабочего дня» \ Поэтому одним из главных направлений борьбы пролетариата после гражданской войны стало требование 8-часового рабочего дня.

В конце XIX в. бичом рабочих была безработица. Во время кризисов миллионы рабочих оказывались на улице, а занятые рабочие жили в состоянии неуверенности, будет ли у них работа в ближайшем будущем. Условия труда большинства рабочих были тяжелыми: промышленные предприятия нередко ютились в малоприспособленных помещениях, отсутствовала техника безопасности, не соблюдались санитарные условия. Особенно тяжела была система надомного труда. Такую работу выполняли многие иммигранты в крупных промышленных городах США, каким был, например, Нью-Йорк.

В большинстве штатов в 80—90-х годах XIX в. не существовало социального страхования и охраны труда. Вследствие этого сотни рабочих гибли или получали увечья на заводах и железных дорогах, на стройках и в шахтах. По официальным данным, в конце 80-х — начале 90-х годов на железных дорогах при исполнении служебных обязанностей ежегодно погибало около 2,5 тыс. рабочих и более 26 тыс. получали увечья 8. Важной чертой неблагоприятного положения рабочего класса было ухудшение жилищных условий (жилищное строительство не поспевало за ростом рабочей силы). В результате плохих производственных и бытовых условий, низкого уровня жизни пролетариата средняя продолжительность жизни рабочего в этот период достигала всего лишь 30 лет9.

В самых тяжелых условиях находились дети американских рабочих. В 1880 г. более 1 млн. детей до 15 лет вынуждены были идти на фабрики и заводы, чтобы заработать на хлеб. В 1900 г. число работающих детей достигло 1750 тыс.10 Во многих штатах не было никаких ограничений детского труда. Так, на фабриках Род-Айленда, где вообще не ограничивался детский труд, по данным созданной в 80-е годы Американской федерации труда (АФТ), 5—8-летние дети работали по 64—74 часа в неделю 11, получая мизерную заработную плату.

С развитием промышленности и ростом капиталистической эксплуатации все большее применение получал женский труд. К концу XIX в. около 2 млн. женщин было занято на производстве. В книге о рабочем классе США супруги Эвелинг писали, что каждого побывавшего на промышленных предприятиях поражала изможденность работниц. За равный труд с мужчиной они получали гораздо меньшую плату.

Значительную часть лишений и нужды, выпавших на долю рабочего класса США, приняли на себя рабочие-иммигранты: «Влияние иммиграции на производственное распределение промышленных рабочих выразилось в превращении рабочих, говорящих на английском языке, в рабочую аристократию, иммигранты же на всех предприятиях выполняли черную работу» 12. Переполняя и без того перенаселенные города, иммигранты обычно занимали особые кварталы. Поражал контраст между различными «гетто» больших городов — «маленькой Италией», «маленькой Польшей» и т. д. и фешенебельными районами, где в необычайной роскоши жили богачи.

Наибольшие лишения испытывали рабочие-иммигранты из Азии и негритянское население. Наряду с классовым гнетом эти слои американских рабочих подвергались унижению, расовой дискриминации. Все, от чего страдали рабочие-иммигранты: трудная и низкооплачиваемая работа, скверные жилищные условия, экономическая и политическая дискриминация,— еще в большей степени затрагивало негритянских и азиатских рабочих.

Основные тенденции и закономерности развития рабочего класса проявлялись, как известно, в каждой стране в различной конкретно-исторической форме, а специфика социально-экономических процессов и исторического прошлого страны обусловливали особенности проявления закономерностей этого развития. В конце XIX в. продолжал существовать ряд факторов, тормозивших развитие рабочего движения.

К таким специфическим социальным факторам следует отнести исключительно благоприятные условия для развития капитализма в США, а также наличие (до 90-х годов XIX в.) «свободных» земель на западе страны, что, с одной стороны, способствовало определенной текучести состава промышленного пролетариата, а с другой — поддерживало в рабочем классе иллюзии выйти в течение более или менее короткого срока из положения рабочего и стать собственником 13. Оба эти обстоятельства, влияя на формирование промышленного пролетариата, его социально-психологического облика, поддерживали в обыденном сознании рабочих дух практицизма, культивировали собственнические интересы.

К совокупности особенностей развития рабочего класса США относятся глубоко укоренившиеся расовые предрассудки в отношении негритянского населения, отравлявшие сознание пролетариата. Рабочие-негры, число которых после гражданской войны стало резко возрастать, составляли дискриминируемую как в производственном, так и в социальном отношении часть рабочих.

Расовые предрассудки и после формального уничтожения рабства прочно держались в сознании рабочих. Это выражалось прежде всего в недопущении негров в тред-юнионы белых рабочих. Только Объединенный союз горняков (ОСГ), созданный в 1890 г., принимал в свои ряды негров. Негры избирались и в руководство местных организаций ОСГ, и в исполком союза. Такой же позиции придерживался и «Орден рыцарей труда».

Белый шовинизм железнодорожных братств, независимых цеховых объединений паровозных машинистов, кочегаров, кондукторов, проводников, выражался в открытых антинегритянских демаршах этих союзов и проповеди расизма. С возникновением братств (1863—1890) те негритянские рабочие, которые выполняли квалифицированную работу на транспорте, оказались под угрозой вытеснения. На их долю оставалась в основном работа грузчиков и носильщиков.

К тем особенностям рабочего движения, которые старалась использовать буржуазия для его раскола, относилась иммиграция. В США иммигрировали люди разного достатка, но основную массу иммигрантов составляли трудящиеся массы, рабочие и крестьяне из Европы и Азии. Ф. Энгельс отмечал, что иммиграция разделяет «рабочих на две группы — на коренных и иностранцев, а этих последних опять-таки на: 1) ирландцев, 2) немцев, 3) множество мелких групп — чехов, поляков, итальянцев, скандинавов и пр. ... К тому же еще негры» 14. Рабочему-иммигранту, зачастую не знавшему языка страны, испытавшему экономические затруднения, сложности преодоления психологических барьеров и трудностей приспособления к новой среде, было отведено в обществе положение пожизненного пролетария 15.

Рабочие-иммигранты были рассеяны по всей стране, но главная масса их была сконцентрирована в крупнейших промышленных центрах, среди которых выделялись Чикаго, Нью-Йорк, Сан-Франциско. В отдельных отраслях промышленности, а также географических районах были сосредоточены рабочие определенной национальности. Так, значительный процент немецких рабочих был занят в металлургической промышленности, на шахтах Пенсильвании, Западной Виргинии, на рудниках западных штатов, на текстильных фабриках Новой Англии. Квалифицированная часть итальянских рабочих, прежде всего каменотесы, была сосредоточена также в крупных промышленных центрах и растущих городах, на строительстве дорог. Основная же масса итальянских рабочих, состоявшая из неквалифицированных, подсобников, чернорабочих, проживала в кварталах крупных городов — Чикаго, Нью-Йорке, Милуоки, Сан-Франциско, где составляли основной костяк рабочих коммунального хозяйства, в основном мусорщиков. Рабочие — выходцы из Скандинавских стран — в значительной степени были заняты в отраслях, соответствовавших их занятиям на родине. Они были лесорубами в районах Среднего и Дальнего Запада, моряками как на Западном, так и на Восточном побережье 16.

Привилегированное положение коренных рабочих обозначилось отчетливее на фоне иммиграционных волн 1880—1900-х годов, когда возрос приток рабочих из стран Восточной и Южной Европы, преимущественно неквалифицированных, поглощавшихся многими отраслями промышленности, где развитие механизации и упрощение производственных процессов вызвали нехватку именно этой категории рабочих. Тем не менее против «новых» иммигрантов воздвигался барьер шовинистических предрассудков со стороны представителей «старой» иммиграции и коренных американцев, выдвигались обвинения в подрыве американского образа жизни, в засорении «расовой чистоты и силы» 17. На этом основании углублялся раскол между отдельными отрядами пролетариата, чему всемерно способствовала и что умело использовала буржуазия, отвлекавшая рабочие массы от выявления действительных причин их неустойчивого экономического положения, кризисов и угрозы безработицы.

В стране, писал Ф. Энгельс, «с самого начала развивавшейся на буржуазной основе, буржуазные предрассудки крепко засели также и в рабочем классе», и «американский рабочий воображает, что традиционная буржуазная форма хозяйства есть нечто по самой своей природе и на все времена прогрессивное и превосходное, нечто пес plus ultra 18. Такому восприятию американской действительности способствовала и большая, чем в Европе, социальная мобильность и повышенная текучесть рабочей силы, а также другие факторы материальной и духовной жизни. Все это закрепляло индивидуализм и «экономизм» в обыденном сознании рабочих, создавало почву для идеологического влияния буржуазии, затрудняло развитие классового сознания пролетариата, который в последней трети XIX в., по словам В. И. Ленина, «не проявлял почти никакой политической самостоятельности» 19.

Политическая незрелость отразилась на социальных позициях американского пролетариата, которые были значительно слабее, чем у пролетариата европейских промышленно развитых стран. США оставались консервативной страной в области рабочего законодательства. Преследование за профсоюзную деятельность, вынесение судами предписаний, направленных против участников забастовок, были повсеместной практикой в конце XIX в.

Экономическое, политическое, правовое давление на рабочих дополнялось идейным влиянием буржуазии. Рост влияния социалистических идей, определенные успехи атеистического мировоззрения обострили внимание буржуазии к идеологическим проблемам. К жизни были вызваны различные социально-реформистские буржуазные теории, а также религиозные обновленческие тенденции, содержавшие идеи демократизации религии, идеи социальных реформ, направленных на то, чтобы воспрепятствовать соединению рабочего движения с социалистической идеологией. Через печать, школу, церковь, всевозможные клубы, особенно во время избирательных кампаний, буржуазия культивировала среди значительных слоев рабочих мелкобуржуазные иллюзии о возможности разрешить свои насущные проблемы в рамках капитализма.

Несмотря на наличие ряда факторов, тормозивших развитие рабочего движения, в последнюю четверть XIX в. оно поднялось на более высокую ступень. Происходило вовлечение широких масс в стачечную борьбу, создавались рабочие организации национального масштаба, пробуждался интерес рабочих к социалистическим идеалам.

2. СОЗДАНИЕ «ОРДЕНА РЫЦАРЕЙ ТРУДА» (ОРТ) И АМЕРИКАНСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРУДА (АФТ) В этот период начался процесс роста и укрепления рабочих организаций, создания новых тред-юнионов. Этот процесс развивался еще интен-сивнеее в годы экономического кризиса 1882—1885 гг., когда капиталисты предприняли наступление на рабочих и их организации. Профсоюзы стали более устойчивыми, в рабочее движение активно включались как квалифицированные рабочие, так и неквалифицированные, движение приобретало общенациональный характер. Среди требований об улучшении производственных и бытовых условий преобладало требование о сокращении рабочего времени.

В 80-е годы в рабочем движении существовали два крупных объединения — ОРТ и АФТ. Орден был более многочисленной организацией. Образованный в 1869 г. как тайная рабочая организация группой портных во главе с У. Стефенсом (с 1879 г.—Т. Паудерли), орден привлек в свои ряды рабочих других специальностей, в том числе неквалифицированных рабочих. В 1878 г. высший орган ордена — Генеральная ассамблея — принял программу и устав, которые предусматривали борьбу с растущим могуществом корпораций и уничтожение рабства наемного труда. Эту цель можно было достичь, как отмечалось в преамбуле к программе, «путем тесного объединения рабочих, а также совместными усилиями всех тех, кто повинуется божественному предписанию: ,,в поте лица своего добывай хлеб свой"» 20. Программа предполагала «обеспечить получение трудящимися надлежащей доли производимых ими благ» путем создания системы производственных и потребительских кооперативов. С помощью данной системы наивно предполагалось ликвидировать принцип наемного труда и эксплуатацию человека человеком.

Среди требований по вопросам труда были: учреждение бюро рабочей статистики, юридическое признание тред-юнионов, равная оплата труда мужчин и женщин, создание техники безопасности на производстве, запрещение детского (до 14 лет) труда, сокращение рабочего дня.

В 1878 г. было принято решение о переходе ордена на легальное положение, что способствовало притоку новых членов; к 1886 г. в него входило около 703 тыс. Это были рабочие всех специальностей, различной национальной принадлежности, пола, квалификации, цвета кожи. В 1886 г. в ордене насчитывалось почти 60 тыс. негров. В отличие от большинства тред-юнионов ОРТ принимал в свои ряды и женщин, наиболее отсталую и эксплуатируемую часть пролетариата. Все это дало основание Ф. Энгельсу назвать «Рыцарей труда» первой национальной организацией, созданной всем американским рабочим классом21. Многочисленные ассамблеи ордена, организованные в штатах, подчеркивал Ф. Энгельс, сплочены «инстинктивным чувством того, что уже самый факт их объединения для достижения общей цели делает их великой силой в стране» 22.

Активность рядовых членов ордена сковывалась консервативной позицией руководства во главе с Т. Паудерли. Средства и методы борьбы за реализацию программы организации оказались неэффективными: они свелись главным образом к просветительской деятельности, к пропаганде целей ордена и отдельным общественным мероприятиям. Самостоятельная политическая активность рабочего класса категорически отвергалась, так как, по словам Паудерли, «рабочая партия ...не соответствует духу американских институтов» 23. Участие в политической жизни ограничивалось поддержкой на выборах кандидатов, высказывавшихся за отдельные пункты программы ордена. В связи с этим руководство решительно боролось с социалистической тенденцией в рядах организации, и в этой борьбе его союзниками выступали непролетарские элементы, которым был открыт доступ в «Орден рыцарей труда».

Трагические последствия для рабочего движения имела установка на отказ от забастовочной борьбы и противопоставление ей арбитражных методов решения конфликтов с предпринимателями. Трусливой и непоследовательной позиции руководства ордена в 80-е годы, в период массового рабочего движения в США, противостояло активное участие местных ассамблей в забастовочном движении.

Иной организационный принцип лег в основу тред-юнионистского' движения. Состав тред-юнионов определил политическую линию, экономические требования и идеологические установки этих организаций. В их костяк входили квалифицированные рабочие, «цеховые мастера», «белая кость» американского рабочего класса, значительная часть которых были коренными американцами по происхождению и занимали, как уже отмечалось, привилегированное положение по сравнению с иммигрантами и рабочими-неграми.

Объединение тред-юнионов произошло в ноябре 1881 г., когда была создана Федерация тред-юнионов и рабочих союзов США и Канады, в которую вошли и союзы, состоявшие из рабочих разной квалификации и профессии, а также некоторые ассамблеи ОРТ. Среди членов рабочих союзов немалое влияние имели социалисты. Борьба двух тенденций пo принципиальным проблемам рабочего движения, которая проходила в самих тред-юнионах, находила отражение в дискуссиях на съездах федерации. К числу таких проблем относилась прежде всего проблема организационного построения и состава федерации и представительства на? съезде.

На первом же съезде 1881 г. требование передовых рабочих состояло в том, чтобы объединить «всех трудящихся страны независимо от рода-их занятий» 24. Гомперс и другие руководители тред-юнионов потребовали не допускать в создаваемую организацию рабочих низкой квалификации, в том числе негров, многих категорий иммигрантов, женщин. И хотя гомперсистам пришлось уступить в этом пункте, анализ дискуссий по данному вопросу на следующих съездах выявляет настойчивость руководства и в конце концов преобразование федерации в Американскую федерацию труда —АФТ (декабрь 1886 г.) —в организацию, состоявшую в основном из цеховых союзов. Гомперсисты в дальнейшем укрепили организационные барьеры против проникновения в тред-юнионы неквалифицированных, рабочих-иммигрантов, негров путем повышения вступительных взносов, требованием определенного стажа гражданства США, согласия руководства национального союза на принятие новых членов местной организацией и т. д.Борьба за узкие цеховые интересы и защита членов тред-юнионов от конкуренции со стороны других рабочих определили антииммиграционную политику руководства федерации, которое активно пропагандировало националистические предрассудки, призывая ограничить или прекратить доступ в США неквалифицированных рабочих иммигрантов, которые якобы были не способны защитить свои позиции перед предпринимателями, организовываться, участвовать в забастовках. Им огульно приписывали роль штрейкбрехеров. Между тем рабочие-иммигранты вносили не только определенный вклад в экономическое развитие США. Многие из них приезжали в эту страну с большим опытом классовой борьбы и профсоюзной деятельности 5. Гомперсисты игнорировали то обстоятельство, что профсоюзы швейников, ОСГ и др., в которые был открыт доступ иммигрантам, вели более успешную борьбу с предпринимателями.

В профсоюзном движении националистической политике консервативных тред-юнионистов противостояли подлинно интернациональные традиции. Выразителями их были не только известные социалисты Ф. Зорге, И. Дицген, но и активисты профсоюзного движения, среди которых следует назвать А. Парсонса, выдающегося борца за 8-часовой рабочий день, Т. Дж. Моргана, видного профсоюзного руководителя, а также Дж. Суинтона, профсоюзного организатора, издателя рабочей газеты. К. Маркс высоко ценил интернациональную солидарность американских рабочих с жертвами бисмарковского террора в Германии26 и помощь, которую они оказывали немецким иммигрантам. Усилиями рабочих-интернационалистов на съездах федерации принимались соответствующие резолюции: в 1881 г.— в поддержку борьбы ирландского народа, в 1894 г.— против антииммиграционных законов и др.

Все эти проблемы были тесно связаны с борьбой в тред-юнионах по вопросу о независимой политической позиции рабочего класса. Тред-юнионизм, программа которого вырабатывалась в 80-е годы. С. Гомпер-сом, А. Штрассером, П. Мак-Гиром и другими лидерами, ориентировал рабочих на «чисто» тред-юнионистский путь профсоюзного движения.

Приехав в США в 1863 г. 13-летним подростком, Гомперс начал работать в табачной мастерской. Юношей он вступил в профсоюз и вскоре благодаря своим организаторским способностям стал играть в нем влиятельную роль. К 1881 г., когда была создана Федерация тред-юнионов и рабочих союзов США и Канады, Гомперс был известным деятелем тред-юнионистского движения и возглавил эту организацию. На данном посту (с 1886 г.— в АФТ) Гомперс оставался до конца жизни 27, до 1924 г.

Как и другие лидеры тред-юнионов, Гомперс еще в 70-е годы из работ Маркса и Энгельса и их соратников получил начальные представления о теории классовой борьбы. Эти знания способствовали определенному авторитету Гомперса у рядовых рабочих. В первые годы существования тред-юнионов идеи классовой борьбы, антагонизма интересов рабочих и капиталистов были популярны среди широких слоев рабочего класса. Мысли о классовой борьбе и конечной цели рабочего движения — уничтожении капиталистического рабства — не были чужды и выступлениям Гомперса в этот период. Деятельность лидера к тому же отличалась большой энергией и преданностью идее создания исключительно рабочей организации, организации цеховой, объединявшей квалифицированную часть рабочего класса. По мере того как монополистический капитал добился размежевания рабочего класса и обособления интересов квалифицированной тред-юнионистской прослойки, ее лидер отмежевался от интересов рабочего класса. Отбросив социалистические идеи, которые ранее использовались им, он стал выразителем интересов оппортунистического направления в американском рабочем движении. Изменился и характер деятельности руководства АФТ. Из скромного и даже подчас самоотверженного труженика Гомперс превратился в благополучного честолюбивого босса, который зачастую выступал в качестве партнера капиталистических магнатов.

Гомперсизм стал организационным отражением весьма низкого уровня формирования пролетарского сознания. Предложенная гомперсистами философия прагматизма и волюнтаризма означала отказ от борьбы за конечные цели пролетариата — уничтожение частной собственности, торжество социалистических идеалов — ограничение задач тред-юнионов борьбой за улучшение условий труда для узкого круга членов данной организации. Понятие «классовое сознание» рабочих заменялось «цеховым сознанием», а цеховые союзы были противопоставлены производственным. Принципом «делового» тред-юнионизма стал «политический нейтрализм».

Независимой политике рабочего класса, социалистической ориентации тред-юнионисты противопоставляли поддержку «друзей» рабочих в буржуазных партиях, а затем, на более позднем этапе, сотрудничество и поддержку политических партий буржуазии. Руководство федерации добивалось принятия соответствующих резолюций на съездах 1881—1884 гг., а также в последующий период. Характерно, что в годы наибольшего подъема рабочего движения — в 1886 и в 1893—1894 гг.—на съездах тред-юнионов принимались резолюции в поддержку независимой рабочей партии и программы с социалистическими положениями (например, выдвинутая Т. Дж. Морганом на съезде 1893 г.) 28.

Тред-юнионы как часть рабочего движения США испытывали на себе влияние тех процессов, которые характеризовали движение в целом. Именно поэтому в период роста в стране классовых конфликтов и подъема рабочего движения в тред-юнионах обострялась борьба двух тенденций и гомперсизм вынужден был принимать во внимание изменившиеся настроения масс и не выступать откровенно против мнения большинства, чтобы не утратить влияния и в иной обстановке проводить внутри федерации «буржуазную политику против социалистической» 29.

3. БОРЬБА ЗА 8-ЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ Первая половина 80-х годов — подъем массового рабочего движения в США. Именно тогда требование сокращения рабочего времени и улучшения условий труда, выдвинутое и поддержанное как квалифицированными, так и неквалифицированными, организованными и неорганизованными рабочими различных профессий, стало всеобщим. Происходил неуклонный рост забастовочного движения (1881 г.— 130 тыс., 1886 г.— 610 тыс. участников30), 77% предприятий, охваченных забастовками, находились в крупнейших промышленных штатах.

Среди событий тех лет следует упомянуть одну из первых крупных забастовок рабочих железоделательной и сталелитейной промышленности Пенсильвании, Огайо, Индианы, Западной Виргинии, Иллинойса и Висконсина (1882), когда 40 тыс. рабочих в течение четырех месяцев вели мужественную борьбу, в которой им не удалось добиться от компаний изменения заработной платы.

В том же году произошла забастовка 2,5 тыс. горняков Пенсильвании, выступивших против снижения заработной платы предпринимателями. Как и забастовкой металлургов, горняками руководили местные профсоюзные организации, и хотя им была оказана материальная помощь и поддержка рабочими других специальностей, лишь незначительному числу забастовщиков удалось отстоять свои требования.

В те же месяцы потерпели поражение от железнодорожных компаний «Нью-Йорк сентрал — Гудзон ривер» и «Нью-Йорк сентрал — Лейк Эри — Вестерн роудз» грузчики железнодорожного узла Нью-Йорк и Джерси-Сити, зарабатывавшие всего около 40 долл. в месяц и лишенные предпринимателями права создавать рабочие организации. Требования грузчиков были отвергнуты, а с помощью штрейкбрехеров была сорвана забастовка.

Летом 1883 г. бастовали рабочие и служащие телеграфной сети США. Фактически это была борьба Братства телеграфистов (ОРТ) с группой монополий, контролировавшихся Дж. Гульдом. 20 тыс. трудящихся вы-cтупили против систематического снижения заработков и за сокращение рабочего времени. С самого начала забастовки телеграфисты допустили серьезные тактические ошибки: некоторые категории рабочих, связанные с работой прессы, из опасения восстановить против себя газетчиков не бастовали. К тому же, несмотря на помощь Центрального рабочего союза Нью-Йорка, а также многих местных ассамблей ордена, телегра-фисты располагали крайне ограниченным денежным фондом. Руководство «Рыцарей труда», враждебно относясь к стачкам как средству борьбы, проявило равнодушие, с опозданием выделило в помощь стачечникам незначительные средства. Тактика руководства исполкома ОРТ вызвала большое разочарование среди рядовых.

Местные же организации ордена в первой половине 80-х годов успешно руководили стачечной борьбой. Таким примером может быть забастовка на железных дорогах Дж. Гульда (1885), вызванная сокращением заработной платы рабочих на 10—15% и неуступчивостью администрации компании в переговорах с рабочими. В депо и мастерских на протяжении 11 тыс. миль железнодорожного полотна Канзаса, Техаса и Миссури бастовали 4,5 тыс. человек. Этих рабочих поддержали другие организации ордена. Большую помощь забастовщикам в создании новых ассамблей, а также в сборе средств оказал известный деятель рабочего движения, издатель рабочих газет Дж. Бьюкенен. Решающую роль сыграла поддержка рабочих со стороны четырех железнодорожных братств (паровозных машинистов, кочегаров, кондукторов и проводников), в результате чего фактически были приостановлены все перевозки. Солидарность рабочих, решительность их действий, организованность, которую рабочие противопоставили действиям Гульда, обеспечили им победу — повышение заработной платы.

Не удалось Гульду взять реванш через несколько месяцев, когда он предпринял попытку уволить значительную часть рабочих на «Уобаш рейлроуд» в Миссури, Иллинойсе и Индиане в июне — августе 1885 г. Этим актом Гульд рассчитывал разделаться и с организациями ОРТ в своих владениях. Компания наняла штрейкбрехеров и грубо отклонила инициативу местных ассямблей урегулировать вопрос путем переговоров.

К сожалению, местные ассамблеи получили отказ в поддержке со стороны руководства ордена31. Такой подход в условиях наступления предпринимателей на права рабочих подрывал коллективные усилия последних. Но когда все местные ассамблеи решительно высказались за забастовку, секретарь исполкома «Рыцарей труда» Ф. Тернер в официальном циркуляре (18 августа) информировал «Уобаш рейлроуд», что в случае упорства все ассамблеи ордена, получившие соответствующее указание исполкома, поддержат забастовщиков. Это была реальная угроза •всеобщей забастовки, и компания Гульда пошла на переговоры, ускоренные сообщением о том, что местные ассамблеи пристально следят за их результатами. Гульд вынужден был уступить: перестал нанимать штрейкбрехеров, восстановил на работе уволенных, фактически признал орден.

Эти события показали значение организованного давления рабочих для исхода борьбы с монополией. Активное участие ассамблей ордена в стачечном движении способствовало росту его рядов, что происходило часто вопреки линии руководства «Рыцарей труда». Непоследовательность Паудерли и его окружения оказала трагическое влияние на ход событий 1886 г.

Весной того года Гульд перешел в наступление. Он отказался признать организации ордена, закрыл отдельные мастерские, произвольно уволил рабочих, сократил их заработки. 1 марта 1886 г. рабочие ответили забастовкой, «самой крупной в истории США» 32, как отмечалось в официальных документах того времени. Непосредственное руководство рабочими находилось в руках окружной ассамблеи № 101, уже зарекомендовавшей себя успешной борьбой с Гульдом. Возглавлял ее социалист Мартин Айронс. К 6 марта бастовали 10 тыс. рабочих железнодорожной сети, мастерских, в том числе стрелочники, линейные рабочие, грузчики угля, шахтеры, телеграфисты. «Рыцари труда» требовали от компании признания своих организаций и установления минимальной заработной платы для неквалифицированных рабочих в размере 1,5 долл. в день. Против стачечников выступили компании, официальные власти и пресса. Тяжелый удар был нанесен им также руководством железнодорожных братств и ордена. Глава Братства машинистов П. М. Артур публично осудил забастовщиков, декларировав отсутствие общности интересов у квалифицированных и неквалифицированных рабочих. Артур резко критиковал принцип объединения ассамблей «Рыцарей труда» и поддержку в стачечной борьбе неквалифицированных рабочих33. Т. Паудерли также осудил стачки и действия М. Айронса, уповая на переговоры с администрацией и арбитраж, тем самым расхолаживая и дезориентируя рабочих. Гульд же, встретившийся 28 марта с Паудерли и обещавший путем арбитража учесть претензии рабочих, на следующий же день отказался от этой договоренности, в то время как Паудерли призвал рабочих прекратить стачку.

Против рабочих выступили также и мелкие предприниматели, и торговцы бастовавших районов. В результате мужественно сражавшиеся стачечники, преданные руководством, потерпели тяжелое поражение. Действия Паудерли вызвали одобрение предпринимателей и прессы34. Доверие к нему в среде рабочих падало, чему способствовали и другие события. В начале 1886 г. на чикагском заводе сельскохозяйственных машин Маккормика было объявлено о локауте 1400 рабочих — членов ассамблеи «Рыцарей труда», а также профсоюзов формовщиков и металлистов. Рабочие проявили исключительную организованность, согласованность действий, выработали единую программу требований и последовательно отстаивали ее. Лидер ордена Паудерли остался в стороне даже тогда, когда Маккормик отказался вести переговоры с представителями трудящихся. Убедившись, что последним неоткуда ждать помощи, Маккормик нанял штрейкбрехеров и с помощью 400 полицейских разогнал пикеты рабочих и их митинг 35. В дальнейшем Чикаго стал центром борьбы за 8-часовой рабочий день.

Как уже отмечалось, 1886 год характеризовался подъемом общенационального рабочего движения и ростом рабочих организаций. Активное участие рядовых членов ассамблей «Рыцарей труда» и тред-юнионов в движении влияло на позиции лидеров, хотя в целом эти позиции не отражали настроений масс, а зачастую были враждебны их интересам.

Федерация тред-юнионов и рабочих союзов на втором съезде (1882) приняла резолюцию о требовании 8-часового рабочего дня, предложенную представителями чикагских рабочих, и обратилась к президенту США, который, однако, оставил призыв тред-юнионов без внимания36.

Важной вехой был съезд 1884 г., который принял резолюцию, внесенную Г. Эдмонстоном от имени Межнационального союза плотников и поддержанную многими другими делегатами. Резолюция призывала установить 8-часовой рабочий день с 1 мая 1886 г. Организациям предлагалось провести голосование о всеобщей забастовке в поддержку этого требования. Резолюция следующего съезда (1885) выражала надежду, что предприниматели согласятся с представленным им документом о 8-часовом рабочем дне 37.

Федерация тред-юнионов оставалась единственным профсоюзным центром, который поддерживал движение за сокращение рабочего дня, особенно интенсивно развивавшееся с первых месяцев 1886 г. Оно сопровождалось небывалым ростом федерации. В 1886 г. в ее рядах насчитывалось 138 тыс. Показательно, что в одном штате Иллинойс в 1885 г. к 139 существовавшим тред-юнионам присоединились 65, за первое полугодие 1886 г.— еще 75 образованных объединений.

Местные организации ОРТ, активно участвовавшие в движении, росли в этот период исключительно быстро. В том же штате за первое полугодие 1886 г. возникли 94 ассамблеи. Движение принимало массовый характер. Но руководство ордена решительно выступило против проведения всеобщей забастовки за 8-часовой рабочий день. Игнорируя поступавшие в исполком требования все новых и новых ассамблей самым активным образом включиться в подготовку всеобщей забастовки в мае 1886 г., Паудерли мотивировал свою позицию тем, что, во-первых, движение такого характера носит недопустимую политическую окраску, а во-вторых, тем, что массы не созрели для таких решительных действий, в силу чего борьба обречена на неудачу. Паудерли фактически сорвал переговоры с представителями федерации о совместных действиях. 13 марта он разослал ассамблеям секретный циркуляр, где категорически высказывался против участия в забастовке 1 мая. Несколько дней спустя циркуляр был опубликован в буржуазной прессе 38.

Тем не менее движение развивалось повсеместно, в первую очередь в таких крупных центрах, как Чикаго, Нью-Йорк, Милуоки, Цинциннати, Бостон, Питтсбург, Сент-Луис. Руководили выступлениями главным образом местные объединения рабочих организаций — центральные рабочие союзы (ЦРС). Под давлением организованных рабочих некоторые предприятия пошли на уступки и сократили рабочий день. Часть рабочих добилась сокращения рабочего дня. В начале мая в движении участвовал! 340 тыс. человек, 190 тыс. рабочих бастовали.

В конце апреля президент США Г. Кливленд выступил с посланием конгрессу по рабочей проблеме. Признавая остроту конфликта междз-рабочими и предпринимателями, Кливленд отметил «жадность и чрезмерные требования» последних. Упрекнув трудящихся в «недостаточной осторожности», президент пообещал с помощью правительственного вмешательства ликвидировать разногласия. Послание было направлено на то, чтобы успокоить общественное мнение и отвлечь рабочих обещаниями. Практического значения оно не имело. «Стачки следуют одна за другой»,— сообщала «Нью-Йорк дейли трибюн» 1 мая 1886 г.

Массовый характер носило выступление рабочих Чикаго. 40 тыс. рабочих бастовали, другие 45 тыс. добились сокращения рабочего дня без забастовки. 1 мая полностью остановилось все железнодорожное движение через город, закрылись все складские, станционные и ремонтные помещения, замерли промышленные предприятия: машиностроительные, железоделательные, деревообрабатывающие, мебельные, скотобойные и мясоконсервные, приостановились погрузочные работы. «В течение нескольких дней число забастовщиков превысило 50 тыс.,— рассказывали впоследствии очевидцы,— Участились митинги, и росло число их участников. Капиталисты были напуганы и пошли на уступки» 39.

Руководство забастовкой в Чикаго осуществлял ЦРС города, в котором большим влиянием пользовались Альберт Парсонс, Август Шпис и другие представители группы, испытавшей сильное влияние анархистских идей и называвшей себя революционно-социалистической. Однако в отличие от лассальянского руководства Социалистической рабочей партии чикагские лидеры видели свою задачу в работе среди профсоюзной массы, пропагандировали интернационализм, придавали большое значение как работе по организации иммигрантов, так и среди англоязычных пролетариев.

Ошибки чикагцев, прежде всего принижение значения политической борьбы, не мешали им отстаивать правильную идею о необходимости сосредоточить основную революционную работу в профессиональных союзах. Трудно переоценить значение четкой и острой критики, которую обращали чикагцы против узкого, «чистого» тред-юнионизма, против цеховщины, сговора с предпринимателями отдельных категорий рабочих за счет других. Именно с этих позиций ЦРС Чикаго критиковал консер- вативное объединение тред-юнионов города — ассамблею, с которой они порвали все связи. В 1886 г. ЦРС объединял 20 профсоюзов. Он стал главным профсоюзным центром города, к которому присоединялись все новые и новые организации.

Рабочим противостояли предприниматели и их объединения, в первую очередь Ассоциация граждан, исполнительным органом которой был Комитет общественной безопасности, включавший представителей обеих буржуазных партий. Железнодорожные магнаты чикагского узла создали Всеобщую ассоциацию предпринимателей также в целях борьбы с нараставшим рабочим движением. Эти организации имели в своем распоряжении огромные материальные средства, подкупленную полицию, штрейкбрехеров. Пинкертоновская сеть шпионажа за организациями рабочих разработала систему провокаций, которая была изложена в секретном циркуляре 40. Так была подготовлена почва для событий, которые произошли в Чикаго 3—4 мая.

В первый день уволенные с завода Маккормика устроили митинг, на котором выступил представитель ЦРС Шпис. Во время спровоцированного столкновения рабочих со штрейкбрехерами, специально вызванными во время митинга с завода, полиция открыла по рабочим огонь. Шесть человек были убиты, многие ранены.

Провокации продолжались и на следующий день, когда в 19 час. 30 мин. на площади Хеймаркет по призыву ЦРС собрались 2—3 тыс. рабочих. Выступавшие Шпис, Парсонс и Филден разоблачили предпринимателей как виновников кровопролития, виновников локаута 40—50 тыс. рабочих города, в результате чего их семьи обречены на голод. Ораторы вместе с тем призывали к бдительному и ответственному поведению рабочих перед лицом вооруженных противников41. В яркой речи Парсонс подчеркивал, что рабочим достается лишь 15% производимых ими материальных ценностей, остальное присваивается капиталистами, которые используют любой повод, чтобы скомпрометировать рабочее движение. «Всякий раз,— говорил Парсонс, обращаясь к участникам митинга,— когда вы требуете увеличения заработной платы, призываются войска, шериф, пинкертоновцы, чтобы стрелять в вас и избивать дубинками...» 42 Последним выступил Филден. Начался дождь, и многие участники стали покидать площадь. Неожиданно прибыл большой отряд полицейских. Они окружили повозку, с которой выступали ораторы.

Появление полиции насторожило участников митинга, ибо в этом не было необходимости, тем более что мэр города, только что покинувший площадь, заверил капитана полиции, что ее вмешательства не требуется. Тем не менее офицер полиции настаивал на немедленном закрытии митинга и велел всем разойтись. «Наш митинг мирный» — были последние слова Филдена. Однако полицейские начали наступать. В этот момент в их ряды полетела бомба. Один полицейский был убит. Полиция открыла по толпе рабочих огонь.

. Эти события явились рубежом в движении рабочего класса в 80-е годы. В стране была инспирирована антирабочая кампания, «все конституционные и законные гарантии личной свободы и неприкосновенности были растоптаны»43, начались массовые аресты, обыски. Парсонс, Шпис, Филден, Шваб, Нибе, Фишер, Энгель и Линг — известные в Чикаго деятели рабочего движения — оказались на скамье подсудимых.

Вся процедура суда была нарушением законодательства. Большое жюри, определившее участь подсудимых, было подобрано тенденциозно. В ноябре 1887 г. Шпис, Парсонс, Фишер и Энгель по приговору суда были казнены44, несмотря на активный протест рабочих, осудивших деятельность властей на митингах и демонстрациях, несмотря на широкую кампанию рабочих Европы в защиту осужденных, на протест влиятельных американских общественных деятелей демократического направления.

Однако в то время как съезд федерации тред-юнионов осудил решение суда 45 и руководство высказалось в защиту приговоренных (хотя и не приняло на себя роль организатора этой кампании), Паудерли подверг резкой критике чикагских революционеров.

Движение за сокращение рабочего времени оказало политическое и практическое воздействие на рабочее движение. Более 200 тыс. добились сокращения рабочего времени с 10—12 до 8 часов, с 14—16 — до 12,. c 12 — до 9 часов46. Важное значение движения заключалось в массовом вступлении трудящихся в союзы, тред-юнионы, ассамблеи ОРТ Отсутствие согласованности и общего руководства движением нанесло ему серьезный ущерб. Вместе с тем предательство движения со стороны руководства ордена сказалось на судьбе этой организации, которая стала таять и в 90-е годы XIX в. пришла в полный упадок.

Участие федерации тред-юнионов в рабочем движении 1886 г. укрепило ее положение. Квалифицированные рабочие вынуждены были вести упорную борьбу и за сокращение рабочего времени, и за улучшение условий труда, и за право на организацию, они приняли участие и в политической кампании 1886 г. Впоследствии тред-юнионы сосредоточили усилия на защите узкоцеховых интересов, продиктованных потребностями данной профессии и данной группы высококвалифицированных рабочих. Обособлению интересов этой категории рабочих способствовал процесс дальнейшего расслоения пролетариата, а также усилившийся приток неквалифицированных рабочих-иммигрантов.

В русле этих же тенденций формировалась в тред-юнионах руководящая группа во главе с С. Гомперсом, стремившаяся сузить задачи классовой борьбы и ограничить деятельность федерации защитой «индивидуальных» интересов квалифицированных рабочих — членов цеховых союзов. Этой задаче прежде всего была подчинена реорганизация федерации: в декабре 1886 г. в г. Колумбус состоялся съезд, оформивший образование Американской федерации труда, в основу которой лег принцип «строгого соблюдения автономии каждой профессии»47. Резолюция в поддержку политического движения рабочих, принятая на данном съезде под непосредственным влиянием событий года, в руках исполнительных органов АФТ во главе с С. Гомперсом не имела практического значения. Выждав необходимое время, на съездах 1887 и 1888 гг. гомпер-систы осудили принятие данной резолюции, а на съезде 1889 г. ее отменили, декларировав, что «АФТ не будет иметь ничего общего с политическим рабочим движением» 48.

Открыто не требуя исключения социалистов из АФТ и формально допуская возможность доступа всем рабочим в тред-юнионы, включая рабочих-социалистов, тред-юнионистское руководство, однако, в 90-е годы перешло к откровенным антисоциалистическим выпадам. Гомперс в дискуссии на съезде 1890 г. провозгласил, что единственными организациями рабочих в США могут быть тред-юнионы. Интернациональные позиции рабочего класса в этом споре с Гомперсом на съезде АФТ занимал социалист Т. Дж. Морган, слесарь по профессии, представлявший чикагских рабочих. Следует отметить, что в обращениях ко многим видным европейским социалистам, в том числе в письме Ф. Энгельсу, Гомперс не упомянул об этой стороне дискуссии, пожаловавшись лишь на претензии делеонистов превратить АФТ в политическую организацию 49.

4. ГОМСТЕДСКАЯ И ПУЛЬМАНОВСКАЯ СТАЧКИ Ошибки американских социалистов, обособление АФТ как организации цеховых союзов, упадок «Ордена рыцарей труда» — все это наносило невосполнимый ущерб рабочему движению, которое в условиях экономического кризиса и общего обострения социальной ситуации в первой половине 90-х годов оставалось без должного руководства, без четко выработанной платформы, объединяющей союзников пролетариата в антимонополистической борьбе, в общедемократическом движении. В забастовках 1892—1894 гг., в столкновениях с такими могучими трестами, как Карнеги, терпели поражение не только неорганизованные рабочие, но и члены тред-юнионов АФТ.

В 90-е годы ведущие отрасли тяжелой промышленности, горнорудной, железнодорожного транспорта были охвачены забастовочным движением. 'События развивались на фоне разразившегося в 1893 г. тяжелого экономического кризиса, в результате которого к марту 1894 г. заработная плата металлургов, горняков, текстильщиков сократилась на 10—20%, а работы лишились, по подсчетам АФТ, 6 млн. человек. Безработица носила повсеместный характер. В промышленных городах проходили митинги безработных. В Бостоне они атаковали официальные здания. Губернатор вызвал полицию, чтобы разогнать людей, требовавших работу 50.

Массы безработных со всех концов страны весной 1894 г. двинулись на Вашингтон с целью потребовать от федерального правительства принять меры по борьбе с безработицей, изложенные в билле о помощи безработным, составленном руководителем похода Дж. С. Кокси. Это движение, носившее название «Армия общего блага», опиралось на симпатии и поддержку многих популистских организаций, тред-юнионов (представитель АФТ в Калифорнии Карл Браун был одним из организаторов похода), местных ассамблей ОРТ. По пути следования безработных возникали митинги с участием рабочих и фермерских организаций, проводились агитационные кампании, разъяснявшие цели и задачи похода. В ряды «армии генерала Кокси» вливалось пополнение из безработных и разорившихся фермеров. По подсчетам агентов министерства юстиции, к Вашингтону подошло около 60-70 тыс. человек 51. Официальный Вашингтон игнорировал требования безработных, Кокси и Браун были арестованы.

Забастовочное движение этих лет, достигшее наибольшего подъема в 1894 г (610 тыс. участников) 52, началось крупными выступлениями в 1892 г рабочих Нового Орлеана, стрелочников Буффало, шахтеров Теннесси. Летом 1892 г. вспыхнула знаменитая стачка сталелитейщиков Гомстеда против монополии Карнеги. Главной причиной недовольства было очередное резкое снижение расценок и ухудшение условий труда. Хозяин компании и управляющий заняли непримиримую позицию, а руководившая стачкой Объединенная ассоциация рабочих сталелитейной и железоделательной промышленности, влиятельный член АФТ — союз квалифицированных рабочих — ослабила свои позиции, отказавшись от сотрудничества с неорганизованными пролетариями этой отрасли.

К осени средства стачечного фонда ассоциации были истощены. 13 октября руководство стачкой не в первый раз запросило помощи у АФТ, но сбор средств в поддержку забастовщикам был назначен только на 13 декабря, а к концу ноября, так и не дождавшись ее от Гомпер-са и его коллег по исполнительному совету АФТ, забастовщики потерпели поражение. При этом не помогло ассоциации и обращение к кандидату в вице-президенты республиканцу У. Рейду, с мнением которого не посчитались предприниматели 53. В результате компания не только оставила прежние условия труда, но фактически потребовала ликвидации профсоюза, и в течение последующих десятилетий рабочие этой отрасли оставались неорганизованными.

Исключительно боевой характер носила в 90-е годы борьба рудокопов США. В штате Теннесси в течение 20 лет в угледобыче использовался труд заключенных 54, которых по контрактам получали владельцы компаний от администрации штата. В упорной борьбе, которую в 1891— 1893 гг. вели шахтеры Коул-Крика и других местечек штата за право на профсоюз, они добились отмены каторжного труда на угледобыче.

Одновременно развернулась борьба горняков в западных штатах — Айдахо, Монтана, Колорадо. Рабочие испытывали на себе произвол со стороны компаний, создавших Объединенную ассоциацию шахтовладельцев (1891). Невыносимы были не только условия труда на серебряных, свинцовых и медных копях, но и полная зависимость от предпринимателей. В борьбе против компаний в горнорудном районе объединились все антимонополистические силы55. Впереди шли рабочие, большинство которых принадлежало к ОРТ, разделяя его гуманные идеи рабочего братства. Эти рабочие поддерживали и популистское движение, от которого также получали помощь во времена стачечных боев, когда центром стал г. Кер д'Ален (штат Айдахо). В районе этого города в 1890 г. был создан Центральный союз горнорабочих (ЦСГ), координировавший деятельность многих возникших местных союзов рудокопов. Забастовка горняков летом 1891 г. против компании, контролировавшейся «Стандард ойл», заставила предпринимателей согласиться с установленной союзом шкалой заработной платы, признанием профсоюза, восстановлением уволенных и выплатой пособий больным.

Однако Объединенная ассоциация шахтовладельцев нарушила эти условия, заменив членов союза штрейкбрехерами. Горняки, подвергнутые локауту, вели разъяснительную работу среди ввезенных в Кер д'Ален штрейкбрехеров, которых охраняли пинкертоновцы. Провокации последних поддержанные службой шерифа, привели к кровавому столкновению и гибели трех рабочих. Были вызваны 1500 солдат национальной гвардии. Начались аресты, в первую очередь руководителей и членов профсоюза, некоторых забастовщиков приговорили к тюремному заключению. И все же, опираясь на стойкость основной массы горняков, на общественное мнение, явно склонявшееся на сторону рабочих, рудокопы выиграли забастовку, заставив предпринимателей отказаться от сокращения заработной платы и признать профсоюз. Эту победу рабочие закрепили созданием боевой организации — Западной федерации горнорабочих (ЗФГ) (май 1893 г.). Эта организация, основанная на производственном принципе, понимала необходимость союза рабочих с другими антимонополистическими группами56.

В АФТ же руководство цеховых союзов смягчило критику монополий, шло на контакты с ними, а в сентябре 1899 г. С. Гомперс и генеральный секретарь Объединенного союза рабочих-швейников Г. Уайт от имени АФТ убеждали рабочих не опасаться роста влияния трестов. Разногласия по принципиальным вопросам привели к резкому расхождению между ЗФТ и АФТ. Осенью 1899 г. ЗФГ и другие независимые от АФТ профсоюзные организации западных штатов создали Западный рабочий союз, против которого на протяжении многих лет вела подрывную работу АФТ.

Другим производственным профсоюзным объединением, носителем боевой традиции в рабочем движении был созданный летом 1893 г. под руководством Дебса Американский железнодорожный союз (АЖС), доступ в который был открыт железнодорожникам всех специальностей и любой квалификации, мужчинам и женщинам. Вступать в союз могли также углекопы, докеры, вагоностроители, обслуживавшие железнодорожные компании. Были установлены низкие членские взносы (около 1 долл. в год). АЖС бросил вызов аристократическим железнодорожным братствам, цеховым союзам, объединявшим десятую часть рабочих железнодорожной сети 57.

Руководитель АЖС 38-летний Ю. Дебс, в будущем один из вождей социалистического движения США, с 14 лет работал на железной дороге; был секретарем и редактором журнала Братства паровозных кочегаров. Дебс упорно боролся против цеховых принципов профсоюзного движения на транспорте и стал авторитетным и умелым руководителем в АЖС. За один год союз превратился в самый крупный в Соединенных Штатах, объединив 425 местных отделений (150 тыс. человек). Это были железно-Дорожные рабочие «Юнион Пасифик», «Денвер—Рио-Гранде», «Рио-Гран-Де—Вестерн», а также других компаний, включая 4 тыс. рабочих небольшого промышленного городка, где находилось вагоностроительное предприятие Дж. Пульмана.

В первый год существования АЖС одержал принципиальную победу в забастовке на железной дороге «Грейт Нозерн». Все 9 тыс. рабочих этой трансконтинентальной магистрали участвовали в борьбе против очередного снижения расценок, длившейся 18 дней. Успех был достигнут благодаря единству действий рабочих всех специальностей, что явилось грозным предупреждением Всеобщей ассоциации предпринимателей (владельцев 64 тыс. км железнодорожного пути), обеспечивавшей помощь компаниям во время забастовок и набиравшей штрейкбрехеров.

Все эти силы, опираясь на поддержку федерального правительства, выступили против железнодорожников в следующем, 1894 г. во время знаменитой Пульмановской стачки. Причин для забастовки было более чем достаточно. В этом городе царил полный произвол компании как в определении условий труда, так и оплаты жилищ и коммунальных услуг. Рабочие повседневно становились жертвами системы «черных списков», сокращений заработной платы, несправедливых увольнений. В кризисный год компания сократила заработную плату рабочих в среднем на 25—40%.

В переговорах с представителями рабочих Пульман и администрация заняли непримиримую позицию. В мае 1894 г. началась забастовка, которая превратилась во всеобщую, охватившую почти все железнодорожные линии страны. АЖС, его руководитель Дебс призывали рабочих к солидарности, выдержке, последовательности. Союз обратился к другим рабочим организациям — АФТ, братствам железнодорожников — поддержать бастующих, однако последние фактически заняли штрейкбрехерскую позицию. Гомперс рекомендовал местным организациям воздержать-ся от забастовки, сославшись на судебное предписание («инджанкшн»), которое было уже к этому времени вынесено против забастовщиков. Помощь и поддержка пришли со стороны местных отделений ОРТ и фермеров. Симпатии к рабочим питали и солдаты: в Калифорнии военные подразделения стали брататься с забастовщиками и впоследствии были распущены.

Руководство правительственной кампанией борьбы против забастовки было поручено министру юстиции Р. Олни, члену правления многих железнодорожных корпораций. Под его влиянием 2 июля 1894 г. суд штата Иллинойс вынес предписание, запрещавшее членам союза и другим лицам препятствовать нормальной работе железных дорог. Нарушение этого предписания грозило арестом и судебным преследованием.

Президент Кливленд направил в Чикаго, район главных событий, войска. Это произошло 4 июля, в День независимости США. Провокационные вылазки агентов предпринимателей вызвали пожары, взрывы, порчу имущества компаний и привели к кровавым столкновениям. Войска стреляли в рабочих: десятки были убиты и ранены.

10 июля Дебс и другие руководители стачки были арестованы, затем выпущены на поруки, а 19 июля — снова арестованы; в здании АЖС произвели обыск. 700 активных стачечников оказались за решеткой. Суд над Дебсом и его соратниками состоялся в декабре. Формально их осудили на основании антитрестовского закона Шермана. Руководители АЖС были осуждены на сроки от трех до шести месяцев тюремного заключения.

Подавлением Пульмановской стачки рабочему движению США был нанесен сильнейший удар. Последовали гонения и преследования, распались многие организации, АЖС был обессилен. Но всеобщая стачка железнодорожников явилась важной вехой в классовой борьбе, продемонстрировав мощь и силу коллективных действий рабочих против могущественнейших компаний.

Лидеры АФТ и железнодорожных братств использовали поражение забастовки для пропаганды тред-юнионистских установок и оправдания политики «классового сотрудничества». Они призывали к переговорам с крупным бизнесом, установлению с ним широких контактов и сотрудничеству, что и было осуществлено в созданной через пять лет Национальной гражданской федерации.

На гребне подъема рабочего движения в 1893—1894 гг. в самой АФТ возникла кризисная ситуация, вызванная активным проявлением социалистической тенденции и антигомперсистских настроений в тред-юнионах. Съезд 1893 г. подавляющим большинством голосов (2244 против 67) вынес решение о передаче на обсуждение в тред-юнионы и местные-союзы программы, содержащей ряд принципов социалистической направленности, и вопроса о независимой политической деятельности рабочих. По итогам этого обсуждения должно было быть принято окончательное решение на съезде в декабре 1894 г. в г. Денвере.

Эту программу выдвинул известный социалист Т. Дж. Морган. В ней предусматривалась национализация железных дорог, средств связи, шахт, требовалось ввести систему обязательного образования, законодательную инициативу, законодательство о 8-часовом рабочем дне для всех категорий рабочих, санитарную инспекцию предприятий и жилищ, ответственность предпринимателей за несчастные случаи на производстве, уничтожить потогонную систему, ставилась цель перехода в коллективную собственность народа всех орудий и средств производства и распределения (пункт 10).

Примечательно, что ни один из лидеров АФТ на съезде, а также во время бурного обсуждения программы в тред-юнионах не отверг ее положений. Крупнейшие союзы — ОСГ, Ассоциация рабочих сталелитейной и железоделательной промышленности, сигарочники, текстильщики, портные, маляры, служащие городского транспорта и гостиниц, а также И федераций штатов и 8 городских объединений высказались за принятие программы в целом58. Соответственно выступала и профсоюзная пресса: «Мы надеемся,— писала газета пивоваров,— что пункт 10 политической программы будет принят и представительный орган тред-юнионов и рабочих союзов Америки официально признает основные принципы научного социализма» 59.

Обсуждение происходило и на страницах издававшегося с 1894 г. журнала АФТ «Америкэн федерейшионист», где выступали известные деятели американского рабочего движения. Гомперсисты вели себя осторожно. «В революционные времена,— замечал С. Гомперс в доверительном письме,— бесполезно проповедовать консерватизм, лучше стоять в стороне, чем идти против течения» 60.

Но по мере приближения съезда гомперсисты выражали все большие опасения за исход этих дискуссий и готовились «разделаться с навязанными федерации политическими вопросами» 61. Гомперс предупреждал единомышленников, что на съезде в Денвере «вопрос будет стоять... о коренных и основополагающих принципах организации» 62. Именно поэтому на съезде АФТ бюрократическое руководство использовало всю свою власть и расчленило голосование за программу по пунктам таким образом, что после длительного обсуждения пункта 10 программы он был передан для повторного обсуждения и «усовершенствования» в низовые организации.

Таким образом, из принятой программы был выброшен главный пункт. И несмотря на то что социалистически настроенным делегатам впервые удалось нанести поражение кандидатуре Гомперса на пост президента АФТ (им стал Макбрайд из ОСГ), в условиях поражения железнодорожников и общего спада рабочего движения гомперсисты уже на следующем съезде в 1895 г. открыто заявили, что «у АФТ нет политической платформы» 63.

С ростом и усилением трестов, вызвавших обострение классовых противоречий, рабочие все четче осознавали свои интересы. Буржуазия вырабатывала тактику борьбы с рабочим движением. Она использовала также реформистскую тенденцию консервативного руководства тред-юнионов для раскола и ослабления пролетарской борьбы.


Оглавление: ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ВТОРОЙ 1877-1918