ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ВТОРОЙ 1877-1918

Глава первая. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ


ОТ СВОБОДНОЙ КОНКУРЕНЦИИ К ГОСПОДСТВУ МОНОПОЛИЙ (1877—1898)

Глава первая ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

1. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Последние десятилетия XIX в.— период формирования в США монополистического капитализма. Экономической основой этого процесса являлись необычайно бурный рост промышленности и концентрация капитала. С 1870 по 1900 г. производство чугуна увеличилось в 8 раз, добыча угля — в 10, выплавка стали — в 150 раз, достигнув соответственно показателей: 13,8; 212,3; 11,2 млн. т в год. Стоимость произведенной промышленной продукции возросла более чем в 3 раза, почти утроилась численность промышленных рабочих 1.

На темпах развития промышленности позитивно сказались несколько профилирующих факторов: наличие в стране огромных природных ресурсов; высокий уровень накопления местного капитала и большой приток капитала из-за границы; рост численности городского населения, вызванный, с одной стороны, естественным приростом, внутренней миграцией, а с другой — непрерывным притоком переселенцев из разных стран мира; расчетливая протекционистская политика федерального правительства.

Богатая природная среда благоприятствовала ускоренному индустриальному развитию: недра страны содержали всевозможные естественные богатства, полезные ископаемые, прежде всего запасы угля, железной руды, нефти; преобладали плодородные почвы; лесные ресурсы представлялись неисчерпаемыми, а воды рек и озер служили и объектом освоения, и транспортными магистралями. Одновременно, как справедливо отмечалось, уже тогда обнаружилось, что «гигантские предприятия порождали гигантские проблемы и загрязнение окружающей среды было одной из наиболее серьезных проблем индустриализации» 2.

Огромная территория США долгое время была сравнительно слабо заселенной. После гражданской войны активизировалась колонизация районов Дальнего Запада. Обширные площади с одобрения государственных властей захватывались капиталистами под строительство частных железных дорог и в целях эксплуатации природных богатств. Коренное индейское население страны при этом было либо истреблено, либо загнано в резервации на самые неплодородные земли. К 70-м годам XIX в США располагали огромным пространством от Атлантики до Тихого океана. Здесь проживали 50 с небольшим миллионов человек. По сравнению с относительно перенаселенными Европой и Азией это давало Америке большие преимущества. Рабочей силы постоянно не хватало. Ее заменяли машинами, стимулировалась рационализация производства в многообразных формах.

На процессы динамичного экономического роста в США непосредственный отпечаток наложил научно-технический прогресс. В стране началась общая электрификация промышленности, транспорта, быта; изменилась энергетическая база производства — пар заметно вытеснялся электричеством. Американцы быстро внедряли все, что вырабатывала научно-техническая мысль за последнюю четверть XIX в.3 В ходе индустриализации широко применялись новый научно-технический опыт европейских стран, достижения американской инженерной мысли, а морально устаревшее оборудование практически отсутствовало и не тормозило роста экономики.

Важным фактором роста экономики стала аккумуляция наиболее энергичной рабочей силы в США. Колонисты, покинувшие европейские берега, в большинстве своем были энергичными, трудолюбивыми, целеустремленными людьми. Зачастую они имели немалую квалификацию. В непрекращавшемся притоке переселенцев были квалифицированные специалисты, впитавшие лучший производственный опыт своего народа. «Америка все быстрее идет вперед, беря со всего мира наиболее энергичное, способное к труду рабочее население»,— отмечал В. И. Ленин4.

Если за весь XIX век население Европы выросло только в 2 с небольшим раза, то в США оно увеличилось в 14 раз. Поток иммигрантов из Европы нарастал. В 1870 г. в США прибыли 387 тыс. иностранцев, а в 1882 г.— уже около 800 тыс. Всего за 1870—1900 гг. насчитывалось около 14 млн. иммигрантов5. На рубеже веков по числу жителей впереди США были только Китай, Индия и Россия.

Хотя основной поток иммигрантов шел из европейских стран (в конце XIX в. это были большей частью переселенцы из Южной и Восточной Европы), началась иммиграция из Китая и Японии, поставлявшая рабочую силу для низкооплачиваемых и трудоемких работ. До 80-х годов в США иммигрировали лишь около 150 японцев, с 1886 по 1890 г. — 3 тыс. японцев; за последующие 10 лет это число выросло до 27 тыс.6 Американский исследователь П. Джоунс писал: «Рост богатства Соединенных Штатов был бы более медленным и менее уверенным, не будь того стимула, который он получил от иммиграции в конце XIX и начале XX в.» 7. США безвозмездно получали активную и деятельную рабочую силу, затраты на подготовку которой были оплачены ранее другими народами. Именно европейская иммиграция, указывали К. Маркс и Ф. Энгельс, сделала возможным быстрое развитие североамериканского земледелия и позволила Соединенным Штатам энергичнейшим образом и в огромных размерах развернуть промышленность 8.

Одним из существенных факторов быстрого экономического роста стала также внутренняя миграция американского населения. Молодежь тянулась в городские центры, здесь оседало и большинство иммигрантов. В Бирмингем, Атланту, Мемфис перебирались из сельской местности негритянские семьи — черная работа в тяжелой индустрии не требовала особого умения. Если в 1850 г. в США в шести крупных городах (по 100 тыс. и более) жило 5% населения, то в 1900 г. уже в 38 таких городах проживало 18,8% населения страны9. «По всему Востоку, Среднему Западу и Западу разрастались американские крупные города, все более разбухающие от приливных волн нового населения»,— констатировал американский историк Тифорд10. Население 20 наиболее крупных городов с 1870 по 1900 г. выросло на 286% —миллионы жителей переселялись в них с американских ферм и из европейских стран. В Чикаго с 1860 по 1890 г. каждые 10 лет население удваивалось. «За три десятилетия исключительно быстрого роста — с 1870 по 1900 г., когда население Кливленда увеличилось в 4 раза, в городе высокого развития достигла и чугуно- и сталелитейная промышленность»,— писал другой исследователь США, Дж. Ингхэм 11.

В среднем городское население в это время удваивалось каждые 20 лет. Такой рост крупных городов стал «новейшей динамичной силой американской цивилизации бизнеса... Конец XIX в. был периодом чрезвычайно масштабного роста городов: миллионы американцев переселялись в городские районы. В этот великий век урбанизации фабрики произрастали между ферм и арена труда смещалась с полей и пастбищ в цеха и конторы. Городская Америка сооружала дома, возводила конторские башни, одну милю за другой покрывала мостовыми улицы, милю за милей наращивала сеть канализации» 12.

Промышленность США была хорошо защищена от конкуренции импортных, главным образом английских, товаров высокими заградительными пошлинами. Например, в конце XIX в. уровень импортных пошлин достигал 3/5 стоимости ввозимых промышленных товаров. Такая таможенная политика, ограждавшая американскую промышленность от иностранной конкуренции, способствовала повышению цен внутри страны и росту капиталистической прибыли.

Таможенные барьеры возводились наряду с привлечением иностранных капиталов, которые в погоне за более высокой нормой прибыли широким потоком направлялись в США. Промышленность и транспорт в США развивались в немалой степени за счет иностранных капиталовложений. К началу XX в. иностранные инвестиции в США (преимущественно из Англии) достигали 3,4 млрд. долл., тогда как американские зарубежные капиталовложения не превышали 685 млн. долл.

Американские капиталисты активно выходили на мировой рынок в качестве экспортеров товаров. Уже с 1874 г. экспорт США превышал импорт. В вывозе доля продукции промышленности становилась все большей. «Промышленные корпорации,—отмечал П. Джоунс,—защищенные высокими тарифами, начинают реорганизовываться в целях захвата внешних рынков путем создания заграничных филиалов с собственной системой сбыта и штаб-квартирами в других странах» 13. Выгодным для американской экономики было также то, что Соединенные Штаты находились на значительном удалении от своих главных конкурентов, однако по соседству с экономически слабыми государствами Латинской Америки 14.

Хотя общий рост объема международных экономических связей США вплоть до первой мировой войны был незначительным, а внешняя торговля играла несравнимо меньшую роль, чем в экономике других стран, индустриализация, происшедшая в США, оказала заметное влияние на структуру их международных хозяйственных связей. Американский экспорт в 60—90-х годах почти утроился ввиду роста эффективности в промышленности и повышения конкурентоспособности американских товаров. Вместе с тем увеличение потребностей растущей промышленности в сырье вызвало расширение импорта с 1860 по 1900 г. примерно вдвое. Аппетиты американских как экспортеров товаров, так: и импортеров сырья в рассматриваемый период неуклонно возрастали.

Под воздействием упомянутых факторов и ряда других (образование, наука и т. п.) в США произошли настолько существенные сдвиги, что они превратились в индустриально-аграрную державу. Темпы развития промышленности все более опережали там рост сельскохозяйственного' производства. По данным переписи 1890 г., преобладающей в стране стала промышленность, а к 1900 г. стоимость ее продукции уже втрое превышала стоимость продукции сельского хозяйства. Национальное богатство Соединенных Штатов возросло с 20,8 млрд. в 1865 г. до 88,8 млрд. долл. в 1900 г., прежде всего за счет роста промышленности.

Число занятых в экономике к 1900 г. достигло 30 млн., главным образом в связи с расширением обрабатывающих отраслей промышленности и сферы обслуживания, в которых трудились около 2/3 всех занятых no-сравнению примерно с 50% в 1870 г.15 Вытесняя Англию, Соединенные Штаты выдвигались на первое место в мире по все возрастающему числу показателей.

В рассматриваемый период в стране стало еще разительнее проявляться неравенство в распределении имущества и доходов. В 1900 г. всего лишь 2% семей принадлежало более 1/3 всех богатств, а 10% семей владели почти 3/4 всего национального достояния страны16. Имущественное неравенство было не менее ощутимым в сельском хозяйстве, где в особенно тяжелом положении находились негры (60% всех работавших по найму негров в 1890 г. были заняты на фермах) 17.

Экономическое развитие страны в последней трети XIX столетия характеризовали не только повышение общих параметров экономики, но и глубокие структурные изменения, появление и развертывание новых отраслей промышленности: электроэнергетической, нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей, химической, автомобилестроительной. Совершенствование важнейших отраслей экономики происходило в тесной внутренней взаимозависимости. На общем фоне бурно прогрессировавших новых отраслей индустрии показатели роста тяжелой промышленности стихийно опережали темпы и масштабы развития легкой.

Наиболее бурно увеличивались выработка электроэнергии, производство химической продукции, добыча и переработка нефти. Стремительно продвигалась вперед такая новая отрасль машиностроения, как выпуск автомобилей. Сконструировав первый автомобиль в 1892 г., Генри Форд в 1900 г. уже перешел к массовому производству и выпускал ежегодно свыше 4 тыс. автомобилей. Процесс индустриализации был тесно связан не только с техническим прогрессом, но и с повышением роли организации труда на промышленных предприятиях. В текстильной и машиностроительной, сталелитейной и электротехнической, автомобилестроительной отраслях стали применяться методы научного управления.

В традиционных отраслях индустрии продолжался значительный подъем, хотя темпы роста в угольной, металлургической, текстильной начали замедляться. Структурные изменения выражались, в частности, в резком увеличении доли сталелитейной промышленности в рамках черной металлургии. Из десятилетия в десятилетие возрастала добыча железной руды, в том числе за счет разработки залежей в новых районах (у Великих озер). Механизация работ на шахтах резко подняла добычу угля. По выплавке чугуна, стали и добыче угля США уже в середине 90-х годов обогнали Англию, индустрия которой считалась наиболее развитой. Рост прозводства в металлургии, металлообработке, угольной и нефтяной промышленности поддерживался спросом на металл, топливо и машины ввиду происходившего в невиданных масштабах железнодорожного строительства.

При федеральной поддержке кредитами и в форме земельных пожалований железнодорожные компании развернули энергичное строительство. К XX в. железные дороги связали между собой все штаты, а между Тихоокеанским побережьем и Атлантическим пролегли четыре рельсовые магистрали. Эти трансконтинентальные железные дороги, соединившие восточные регионы страны с Тихоокеанским побережьем, обусловили быстрое вовлечение в экономический оборот продукции Дальнего Запада. Строительство Северной тихоокеанской железной дороги (1883), Великой северной (1893), Южно-тихоокеанской (1883), связавшей Новый Орлеан с Лос-Анджелесом, способствовало завершению формирования внутреннего рынка Соединенных Штатов. К 1893 г. протяженность железных дорог в США составила 176 500 миль. Иностранные капиталовложения в железные дороги США достигали четверти, а то и трети их общей стоимости 18.

Быстро внедрялись на железных дорогах технические новшества: к 1890 г. на 80% всех путей железные рельсы были заменены стальными, возросла скорость движения — с 25 до 65 миль в час. Железные дороги сильно потеснили остальные виды транспорта и превратились в фактор многих важных структурных изменений в экономике. Сооружение железных дорог способствовало специализации как промышленности, так и сельского хозяйства, повышению мобильности рабочей силы и капитала, снижению издержек производства и росту производительности труда,, процессу урбанизации, а также упрочению позиций американского сельского хозяйства на мировых рынках.

Новые пути сообщения создали крупный рынок сбыта для черной металлургии. В свою очередь, расширение производства в металлургической промышленности повлекло ускоренное развитие добывающей и обрабатывающей отраслей промышленности. В конце XIX в. в быстром увеличении продукции отраслей легкой промышленности большую роль сыграли новые технические и организационные подходы, стандартизация изготовления одежды, обуви, продовольственных товаров, лекарств и т. п. Необходимость повышения квалификации рабочей силы дала толчок возникновению и расширению сети общеобразовательных и профессиональных школ. Доля валового национального продукта США, затрачиваемая на нужды образования, несмотря на мизерные размеры, все же более чем удвоилась в последней трети XIX в., составив к началу XX в. 2,9%.

По мере развития экономики обострялось противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистическим присвоением его результатов. Это неизбежно приводило к кризисным экономическим потрясениям. Одним из крупнейших был биржевой крах 1873 г. В основе биржевой паники и последовавшего за ней затяжного экономического кризиса лежали финансово-экономические проблемы, возникшие в ключевых отраслях экономики: железнодорожном транспорте, сельском хозяйстве, банковском деле. Этот кризис продолжался вплоть до 1878 г., сопровождаясь возраставшим числом банковских крахов: в 1873 г. их было 41, в 1877 г. — 89, в 1878 г.— 140. За этот период промышленное производство упало на 32%, обанкротились 10,5 тыс. корпораций с активами око» ло 250 млн. долл.19 После кризиса 1873—1878 гг. в США наступила 5-летняя депрессия. Сменившие ее оживление и подъем продолжались недолго. Очередной кризис перепроизводства не замедлил разразиться в 1882—1885 гг. Паника возникла после банкротства фирмы «Грант энд Уорд» и связанного с ней «Мэрии бэнк». В числе компаньонов фирмы были бывший президент США У. Грант, именем и репутацией которого воспользовалась в своих целях группа биржевых спекулянтов. Одним из последствий конкурентной борьбы магнатов капитала в условиях кризиса явилось признание Дж. П. Моргана крупнейшим банкиром на Уолл-стрит и лидером американского финансового мира.

Кризис 1893—1897 гг. был одним из наиболее глубоких экономических потрясений в американской истории. Начался он с финансовой паники. В 1890 г. конгресс США принял закон Шермана, разрешивший эмиссию казначейских билетов для закупки ежегодно определенного количества серебра, и закон Маккинли, вводивший новый высокий таможенный тариф. Вывоз золота за границу и вытеснение его из обращения на американском внутреннем рынке привели к резкому сокращению золотого запаса в США. В мае 1893 г. его размеры упали ниже официально установленного минимума в 100 млн. долл. Уолл-стрит охватила паника. Волна банкротств продолжалась, даже несмотря на отмену этого закона и снижение тарифа в августе 1893 г.

Не улучшили положение и эмиссии государственных займов, так как они размещались на рынке за счет погашения ранее выпущенных облигаций. Кризис глубоко потряс промышленные, торговые и банковские предприятия страны 20. В ряде важнейших отраслей промышленности — черной металлургии, судостроении, паровозо- и вагоностроении — бездействовали половина — две трети оборудования. Добыча угля и нефти упала на 6—11%, выплавка стали — на 18%. Президент США Кливленд был вынужден апеллировать к конгрессу, что, однако, не принесло ощутимых результатов. Не дал эффекта и «золотой дождь» из Англии, откуда было ввезено золота на 54 млн. долл. Только в 1897 г. промышленность США снова вошла в полосу подъема.

Таким образом, серьезными кризисными потрясениями отмечен весь период расцвета промышленного капитализма на стадии перерастания его в монополистический. Последние десятилетия XIX в. обнажили ряд типичных черт кризисного развития капиталистической экономики. В США «наиболее ужасающими и драматичными аспектами депрессий 1873, 1883 и 1893 гг. было сочетание биржевого краха с банковским и валютным кризисами» 21. Неурядицы начинались со стремительного падения биржевых курсов и сопровождались банкротствами нескольких банков. Положение осложнялось также тем, что после краха на бирже наблюдались длительные периоды кризисного спада производства и деловой активности. Эти периоды стагнации бизнеса продолжались в течение 4—5 лет: 1873— 1878 гг., 1882—1885 гг. 1893—1897 гг. Между тем промежуточные периоды оживления оказывались гораздо короче, чем прежде.

2. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО Важными явлениями исторического процесса в США стали ликвидация рабовладельческих латифундий в южных штатах страны и осуществление закона о даровой раздаче западных земель — гомстед-акта. Фактически это означало победу фермерского, американского пути развития капитализма в сельском хозяйстве, причем не в узкорегиональном,, а уже в. общенациональном масштабе. Преимущества этого пути получили конкретное проявление в течение последних десятилетий XIX в.

Показателен рост площади обрабатываемых земель. В США за 1870— 1900 гг. она увеличилась со 189 млн. до 415 млн. акров, т. е. в 2,2 раза, а в основном районе раздачи гомстедов — на Среднем Западе, где за это время было роздано около 300 тыс. участков, распашка земель возросла в 3 раза (с 78,4 млн. до 222,3 млн. акров) 22.

Производительность и интенсивность труда в сельском хозяйстве пошли на подъем. Этому в немалой степени способствовало применение новых сельскохозяйственных машин и искусственных удобрений. Стоимость применявшихся фермерами машин и орудий увеличилась более чем в 3 раза, что является важным показателем развития капитализма в американском земледелии.

За тот же период часло американцев, занятых производительным трудом в земледелии, возросло с 6,2 млн. до 10,4 млн., а общее число фермерских хозяйств — с 2 млн. до 5,7 млн., валовая продукция основных зерновых культур США — пшеницы и кукурузы — увеличилась соответственно в 3,5 и 3 раза, хлопка — более чем в 2,5 раза, поголовье скота (с 1867 по 1900 г.) возросло в 2 раза23 и т. д. Такие темпы роста сельскохозяйственного производства позволили Соединенным Штатам в. короткий срок стать одним из основных поставщиков хлеба и мяса на мировом рынке. В последней трети XIX в. только сбыт пшеницы принес экспортерам США свыше 3 млрд. долл. чистого дохода 24.

Различные формы проникновения капитала в земледелие (в виде применения машин, найма рабочей силы, затрат на удобрение и пр.) способствовали техническому прогрессу и буржуазной эволюции сельского хозяйства США 25. В целом по стране ежегодные расходы на наем сельскохозяйственных рабочих за последнюю треть XIX в. выросли на 47 млн. долл., а ежегодные затраты на машины и оборудование для сельского хозяйства — на 424,4 млн. долл.26 На Юге страны буржуазная эволюция сельского хозяйства, завершившаяся ранее в северных и западных районах, проходила в ином плане. Здесь капиталистическая концентрация производства в руках крупных владельцев протекала значительно медленнее, чем в северо-восточных и западных штатах. В этом сыграли роль весьма укоренившиеся элементы экстенсивного (тип р) развития в районах Юга, обычно именуемых «черным поясом» 27.

Отсутствие земли и орудий труда у значительных слоев сельскохозяйственного населения Юга привело к возникновению в этом районе своеобразной формы арендных отношений - кропперства. Кропперами были черные или белые арендаторы-бедняки, уплачивавшие за аренду земли, сельскохозяйственных орудий, рабочего скота и семян половину и более собранного урожая. Наличие на Юге значительного числа (374 тыс. в 1880 г.) полуфеодальных или, что то же в экономическом отношении, полурабских издольщиков тормозило развитие производительных сил и препятствовало быстрому проникновению капитала. Негров и белых бедняков, лишенных земли и орудий труда, беспощадно эксплуатировали крупные землевладельцы-латифундисты. В том же регионе широкое распространение получила также система долгового рабства — пеонат. Несостоятельный должник-арендатор принуждался кредитором-плантатором или скупщиком сельскохозяйственных товаров работать только в счет оплаты долга. В сети пеоната, как правило, попадали вчерашние негры-рабы.

Развитие капитализма в земледелии усиливало процесс классового расслоения среди фермерства. Доля сельскохозяйственных рабочих в общем числе лиц, занятых производительным трудом в земледелии, возросла за последнее десятилетие XIX в. на 6%, в то время как доля самостоятельных, экономически независимых фермеров и доля всех фермеров снизились соответственно на 3 и 6%. Эти данные обнаруживают тенденции, с одной стороны, к пропорциональному росту применения наемного труда, а с другой — к отставанию роста числа самостоятельных фермеров от роста всех лиц, занятых в сельском хозяйстве. Если же рассмотреть аналогичные данные для отдельных районов страны, то обнаружится, что в наиболее капиталистически развитом районе США — на Северо-Востоке — эта тенденция начинала действовать с такой силой, что уже в конце XIX в. там наблюдалось не только пропорциональное, но и абсолютное уменьшение числа экономически независимых фермеров 28.

Пропорциональное и начавшееся в отдельных районах абсолютное уменьшение числа самостоятельных фермеров одновременно с ростом числа арендаторов в общем и целом свидетельствовало о разорении и вытеснении мелких землевладельцев, их растущей экспроприации — 1 млн. в 1890 г. и 1,3 млн. в 1900 г., т. е. увеличение на 24,5%. «...Рост числа заложенных ферм,— подчеркивал В. И. Ленин,— во всяком случае означает фактический переход власти над ними в руки капитала» 29.

В США в 1890 г. из 8,6 млн. лиц, занятых производительным трудом в сельском хозяйстве, лишь 2,2 млн. были самостоятельными,, независимыми хозяевами, что составляло около 25 %. Остальные — арендаторы, безземельные и заложившие свою землю фермеры, сельскохозяйственные рабочие — в той или иной форме находились в зависимом положении от капиталистов, землевладельцев, банкиров и самих капиталистических фермеров. Из насчитывавшихся всего 5,3 млн. фермеров 3,2 млн. (58%) являлись безземельными или заложившими свою землю фермерами и арендаторами. За последнее десятилетие XIX в. число более или менее преуспевающих самостоятельных фермеров выросло всего на 190 тыс., а число зависимых, угнетенных и безземельных — более чем на 1 млн.! К концу рассматриваемого периода в США насчитывалось 5,8 млн. фермерских хозяйств. Из них 2,1 млн. обрабатывались арендаторами, т. е. людьми, которым эти фермы не принадлежали. Считалось, что остальные 3,7 млн. ферм находились в руках собственников. На самом деле полноправными собственниками из них являлись лишь около 2,4 млн., а у 1,3 млн. фермеров (23%) земля ускользала из рук, так как была заложена в банках и страховых компаниях.

Огромный рост аренды (2,1 млн. арендаторов) и залога ферм (1,3 млн.), наблюдавшийся в конце XIX в., отражал «в сущности один и тот же процесс, а именно: процесс отделения сельского хозяина от земли» 30, процесс экспроприации миллионов производителей от средств производства. В 1900 г. только 2,4 млн. фермерских хозяйств являлись формально независимыми от банковского и ростовщического капитала и земельных монополистов. Из них около 1 млн. являлись капиталистическими фермами, дававшими более половины (52%) земледельческого производства США и эксплуатировавшими более 2/з сельскохозяйственных рабочих страны 81.

Таким образом, при вступлении США в монополистическую стадию развития почти 3/5 (58%) фермеров оказались, по данным официальной статистики, в зависимости от финансового капитала, постепенно устанавливавшего монополию на огромные земельные площади и эксплуатировавшего всех фермеров-собственников и арендаторов через монопольно высокие цены, налоги и торгово-посредническую сеть. Сельскохозяйственные переписи того времени не дают возможности установить число всех возникавших и всех исчезавших, обанкротившихся ферм в течение изучаемого периода. «Вопрос об экспроприации мелких земледельцев имеет громадную важность для понимания и оценки капитализма в земледелии вообще,— подчеркивал В. И. Ленин в классическом анализе развития капитализма в земледелии США в 1900-1910 гг.— И крайне характерно для современной, насквозь пропитанной буржуазными взглядами и предрассудками, политической экономии и статистики, что именно этот вопрос не разрабатывается почти совсем или разрабатывается наименее тщательно» 32.

Переписи США, проводившиеся в те времена раз в 10 лет, содержат лишь стандартные данные об увеличении или уменьшении числа ферм за данный период, поэтому, особенно в случае увеличения числа ферм, которое наблюдалось в рассматриваемые годы, процесс экспроприации остается замаскированным цифрой роста общего числа всех ферм и в полной мере выразить его статистически не представляется возможным.

Осветить процесс массовой экспроприации мелких производителей в США в последней трети XIX в. может помочь анализ данных о фермах, возникших на основе гомстед-акта. Если сопоставить число поселенцев^ получивших гомстеды на протяжении исследуемого периода, с числом фактически сохранившихся гомстедов к концу XIX в., то станет ясно, что за короткий исторический срок - на протяжении жизни одного поколения - сотни тысяч тружеников полей были безжалостно раздавлены капиталистическим молохом Америки.

Из 1423 808 гомстедов, полученных в 1863-1900 гг., сохранилось, лишь 600 тыс.33 Около 800 тыс. поселенцев, отдав плоды упорного, возможно многолетнего, труда всепоглощающему капиталу, вынуждены'были в конце концов отдать ему и свой гомстед.

Но число ферм, возникавших по гомстед-акту и находившихся поэтому в оолее благоприятном положении, составляло, по подсчетам исследователей 34, лишь незначительную долю — около 7в общего числа фермерских хозяйств,, образовавшихся в этот период главным образом вследствие покупки земельных участков как из фонда государственных земель, так и у крупных землевладельцев (железных дорог, горнорудных компаний, земельных спекулянтов, отсутствующих лендлордов и др.) или путем аренды.

Многие из необходимых сведений до сих пор скрыты в архивах железнодорожных корпораций, банков, земельных, страховых и других капиталистических компаний. Но даже имеющиеся данные официальной статистики об экспроприации 800 тыс. гомстедеров, о пропорциональном, a в некоторых районах и абсолютном уменьшении числа фермеров-собственников, увеличении числа арендованных и заложенных ферм, росте сельскохозяйственного пролетариата с несомненностью показывают, что капиталистический прогресс сельского хозяйства США в последних десятилетиях XIX в. сопровождался экспроприацией огромной массы фермеров.

3. КОНЦЕНТРАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА И КАПИТАЛА Бурному развитию американской экономики в конце XIX в. сопутствовали интенсивные процессы концентрации и централизации производства и капитала и возникновение и развитие на этой основе монополистических объединений в промышленности, усиление роли банков и банковского капитала.

История возникновения крупных капиталистических объединений зафиксировала многочисленные проявления острой конкурентной борьбы не на жизнь, а на смерть, в том числе шантажа, подкупа, похищений, уничтожения материальных ценностей конкурентов, вплоть до убийств. Именно с помощью таких средств и укрепился знаменитый нефтяной трест Рокфеллера. Уже к 80-м годам под эгидой «Стандард ойл» находилось около 90% всех нефтеочистительных предприятий страны. В это время на экономической арене появляются компании Карнеги, Дюпона Рокфеллера, Вандербилта и др. Чарлз Флинт (1850-1934) - «отец трестов» - организовал несколько промышленных объединений, включая «Ю. С. Раббер компани».

Эндрю Карнеги (1835-1919), прибывший в США из Шотландии, нажил огромные прибыли, используя преимущества, открывшиеся при слиянии сталелитейного дела с железнодорожным бизнесом. Сосредоточив в своих руках бразды правления заводами и магистралями, он добился резкого снижения стоимости продукции. Договорившись с Генри Фликом, который владел залежами коксующегося угля в Западной Пенсильвании, Карнеги стал совладельцем железорудных разработок у оз. Верхнее и даже купил специальную флотилию транспортных судов для переброски руды по Великим озерам в порты оз. Эри 35. В то время как с 1870 по 1900 г. выплавка стали в США возросла почти в 150 раз, число сталелитейных предприятий уменьшилось почти на четверть. В ре-зультате концентрации производства в сталелитейной отрасли выпуск и прибыли росли еще быстрее, чем капиталовложения. В 1870 г. здесь получали 60 ф. металла на каждый вложенный доллар, а в 1900 г.— 112 ф. 36 Концентрация производства особенно усилилась в последнем десятилетии XIX в. Если с 1860 по 1890 г. образовались 24 промышленных объединения с капиталом 436 млн. долл., то за последующие 10 лет возникло 175 новых трестов с капиталом 3150 млн. долл.37 К концу XIX в. доля индустриальной продукции, выработанной крупными предприятиями, достигла 67% всего промышленного производства страны. Особенно» выделялись нефтяной трест Рокфеллера «Стандард ойл оф Нью-Джерси», стальная компания Карнеги, сахарная монополия «Америкэн шугар ри-файнинг компани», электротехнический трест «Дженерал электрик», разветвленная табачная монополия «Консолидейтед тобэкко», медеплавильный гигант «Амалгамейтед коппер» и др. Монополистические объединения, концентрируя материальные и финансовые ресурсы, научно-технический потенциал, получили возможность извлекать максимальные-прибыли.

«Антитрестовский» закон Шермана, принятый в 1890 г., не затормозил роста монополий, менялась лишь форма их организации. Участники картелей заключали соглашения о регулировании объемов производства, условий сбыта, найма рабочей силы, сохраняя коммерческую и производственную самостоятельность; синдикаты обеспечивали централизованную-реализацию произведенной продукции, лишая участников коммерческой самостоятельности; поглощенные трестами предприятия теряли не только коммерческую, но и производственную, а зачастую и юридическую самостоятельность.

Процесс образования и развития крупных промышленных корпораций сопровождался централизацией банковского капитала.

Банки Рокфеллера, Моргана, «Кун, Леб энд компани», Меллона и другие крупные банки и страховые компании США обеспечивали финансирование различных промышленных и торговых предприятий. Например, директора рокфеллеровского банка одновременно возглавляли ряд крупных промышленных и торговых корпораций США.

Сращивание банковского капитала с промышленным вело к появлению финансовой олигархии, стремившейся подчинить себе экономические и политические учреждения американского буржуазного общества. Финансовая олигархия управляла денежным и товарным рынком США и оказывала влияние на политику правительства, выдвигая нужных ей людей на посты сенаторов, послов, министров и президентов.

Итак, на базе процессов концентрации и централизации производства и капитала, развернувшихся в последней четверти XIX столетия, в США происходит образование капиталистических монополий, захватывающих наиболее важные, ключевые рубежи в основных отраслях экономики страны. Вышедшие на передовые позиции в капиталистическом мире, Соединенные Штаты явились одной из первых держав, вступивших в стадию монополистического капитализма. «Американские тресты,— подчеркивал В. И. Ленин,— есть высшее выражение экономики империализма или монополистического капитализма» 38.


Оглавление: ИСТОРИЯ США В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ ВТОРОЙ 1877-1918