ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

СТР. 31: "ДЖ.БУШ: ПОСЛАТЬ ВОЙСКА В ИРАК И АФГАНИСТАН МНЕ ПРИКАЗАЛ БОГ"...


Содержание страницы:

  • "Дж.Буш: Послать войска в Ирак и Афганистан мне приказал Бог"

  • "Иракцы одобряют нападения смертников на войска коалиции"

  • "Доктор Ахмед Салим: БАГДАД — ЭТО АД!"

  • Салам Халид "ЧЕРНОЕ НЕБО"

  • А.Манчук "Ложь и скандалы украинской войны в Ираке"

  • "Почти 80 проц. японцев выступают против присутствия войск страны в Ираке"

  • "Примаков: РФ сделала все, что могла, чтобы не было американского вторжения в Ирак"

  • "Эксперт ООН: военные США лишают мирных иракцев еды и питья"

  • "Бывший морской пехотинец США написал книгу «Убей! Убей! Убей!» о военной подготовке в американских солдат и ее последствиях"

  • "Спонтанная" беседа Джорджа Буша с солдатами в Ираке оказалась инсценировкой"

  • "С 2003 года из иракских музеев украдены около 20 тысяч экспонатов"

  • Влад Стаковский "ИРАКСКИЙ ДНЕВНИК"

  • Билл Вэн Оукен "Речь о терроризме в Вашингтоне. — На политический кризис Буш реагирует ложью и новыми угрозами войны"

  • Вячеслав ТЕТЕКИН "Не там ищут..."



Танки М1А1 «Абрамс», выведенные из строя огнем РПГ




Дж.Буш: Послать войска в Ирак и Афганистан мне приказал Бог


07.10.2005

Президент США Джордж Буш уверен, что послать войска в Афганистан и Ирак ему приказал никто иной, как сам Господь Бог. По словам министра информации Палестины Набиля Шаата, об этом президент США сказал ему во время их первой встречи в июне 2003г.

По заявлению палестинского министра, Дж.Буш утверждал, что исполняет волю Бога, который сказал ему: "Джордж, иди и победи террористов в Афганистане и тиранию в Ираке". Теперь, президенту США Господь приказывает обеспечить безопасность в Израиле и помочь палестинцам в установлении государства.

Премьер-министр Палестины Ахмед Куреи, который также присутствовал на той встрече, отметил, что Дж.Буш заявил тогда, что "у него есть моральные и религиозные обязательства" и он поможет палестинцам, передает Би-би-си.

Накануне, как сообщает телекомпания, президент США Джордж Буш вновь призвал американцев к терпению относительно ситуации в Ираке. "Войны невозможно выиграть без жертв, а эта война потребует больше времени, больше решимости и больше жертв", - заявил он, выступая в Национальном фонде содействия развитию демократии. При этом Дж. Буш признал, что в Ираке возрастает влияние "Аль-Каиды", но в то же время отметил, что именно поэтому США должны сохранять свою позицию.

По словам президента, рост насилия в Ираке является частью стратегии "Аль-Каеды" и других исламских экстремистов по подрыву влияния США на Ближнем Востоке с целью попытки свержения правительств некоторых арабских государств. Глава США считает, что Египет, Иордания и Пакистан могут стать первыми странами, где исламские экстремисты рассчитывают захватить власть. "Экстремисты считают, что захват власти в одной стране поднимет исламские массы на свержение всех умеренных правительств в регионе и создание радикальной исламской империи на пространстве между Испанией и Индонезией", - сказал президент США.

Кстати, сегодня США приняли решение увеличить число военнослужащих в Ираке на 14 тыс. до 152 тыс. человек. Об этом сообщил представитель Пентагона генерал Картер Хэм. Данное решение было принято в связи с возможной эскалацией насилия в стране и необходимостью обеспечить безопасность в Ираке накануне референдума по конституции. Интересно, что ранее не предполагалось столь значительно увеличить количество солдат США в этой стране.

Между тем, согласно опросам общественного мнения, поддержка операции в Ираке со стороны граждан США идет на убыль. По результатам проведенного в конце сентября опроса, только 32% американцев одобряют действия президента в Ираке. А итоги исследования телеканала CNN, газеты USA Today показывают, что уже 59% американцев - и это рекордный показатель - считают военное вторжение в Ирак ошибкой. При этом 63% граждан страны высказываются за полный или частичный вывод войск из Ирака.

Сам рейтинг Дж.Буша так же падает с катастрофической скоростью. По данным журнала Newsweek, опубликованным в субботу, он пользуется поддержкой лишь у 40% респондентов. Это связывают не только с операцией в Ираке, но и с действиями администрации Буша в свете урагана "Катрина".
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/65740





Иракцы одобряют нападения смертников на войска коалиции


24.10.2005

Большинство иракцев полагают, что нападения террористов-смертников на британских военных в Ираке полностью оправданно, передает Xinhuanet. Этот вывод содержится в секретном докладе о ситуации в Ираке, подготовленном по заказу министерства обороны Великобритании.

Проведенные в Ираке в августе опросы свидетельствуют о том, что 65 процентов населения поддерживают террористов, осуществляющих нападения на британцев, и менее 1 процента полагают, что их присутствие в стране способствует нормализации обстановки.

67 процентов иракцев чувствуют себя в меньшей безопасности из-за присутствия в стране оккупационных войск, 72 процента иракцев им не доверяют, 43 процента считают, что ситуация в стране ухудшается и 82 процента выступают против присутствия сил коалиции в Ираке.

Как отмечают журналисты, эти цифры со всей определенностью демонстрируют, что США и Великобритания проиграли битву "за умы и сердца" иракцев, о важности которой неоднократно заявляли Джордж Буш и Тони Блэр.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/67673



12-05-2004

Доктор Ахмед Салим:
БАГДАД — ЭТО АД!


"ЗАВТРА". Доктор Салим, вы только что вернулись из Ирака, побывали в Багдаде. Ваши первые впечатления от родины?

Ахмед Салим. Это ад. Жизни там нет. Весь город — в руинах. Разрушена вся инфраструктура, подстанции, телефонные станции — огромные сгоревшие остовы зданий торчат по всему городу. И ничего не восстанавливается.

Все изменилось до неузнаваемости. Движения в городе нет: все перегорожено железобетонными заграждениями. Всюду — посты полиции, по всему городу снуют американские мобильные патрули. И миллионы голодных, измученных, но не потерявших свою гордость людей. Они — в катастрофическом положении. Нет хлеба, электричества, чистой воды, лекарств. Нет безопасности, нет возможности заработать на жизнь. Наступает жара, скоро будет 50 градусов, а вентиляторы и кондиционеры никто не может себе позволить. Очень много больных и зараженных радиацией: половина юга страны была подвергнута бомбежкам с применением обедненного урана. Поэтому у множества людей сегодня — рак.

Даже сегодня, спустя год после своей "победы", американцы постоянно подвергают людей унижениям. И днем, и ночью — после двух часов, во время комендантского часа — они проводят обыски якобы для поиска оружия, но на самом деле просто грабят нищих людей. Они не уважают ни стариков, ни женщин. Вламываются в дом, как Рембо, думают, что им все дозволено. Во время очередного ночного налета несчастный сумасшедший дед встретил американцев с водяным пистолетом — и те расстреляли всю семью. Иракские дети спят со страхом под взрывы бомб, перед солдатами в черных очках, перед танками. Их навеки испорченная психология — самое страшное преступление войны.

Старики и дети на каждом перекрестке облепляют автомобили: молят подать хоть динар. Отцы семейств уходят засветло, чтобы найти кусок хлеба — и не находят. Им нечего терять, и тогда они идут и берут в руки оружие.

"Завтра". Так начинается сопротивление? Но для этого нужно много оружия...

А.С. Оружия в Ираке осталось очень много. Что-то успела раздать старая власть. Что-то люди находят сами. Очень много оружия осталось у вчерашних военных. Первым приказом оккупационной власти была распущена иракская армия. Четыреста тысяч человек разошлись по домам, прихватив с собой столько оружия, сколько могли.

Но гораздо больше, чем оружия, сегодня в Ираке — ненависти к оккупантам. Народ не может забыть двенадцати лет санкций. Не забудет один миллион детей, умерших из-за отсутствия элементарных медикаментов и достаточного питания. Не забудет Ирак и эту варварскую войну "за освобождение народа от диктатуры Саддама", как ее представляли захватчики. Я ехал по Багдаду в такси, и водитель-шиит, глядя на американскую колонну бронетехники, говорил мне: "Они едут словно по моим ребрам!"

Народное сопротивление против Америки началось через месяц после военного поражения. Сперва народ, избавившись от Саддама, принялся кидать в его статуи туфли. Очень быстро все это прошло. Люди стали смотреть вокруг. Нет покоя, воды, света, еды, работы. и тогда, во многом от отчаяния, люди взялись за автоматы. Все очень неорганизованно, но эффективности партизан добавляет и то, что миллионы иракцев прошли через восьмилетнюю войну с Ираном, на которой отрабатывались передовое оружие, новейшие методы ведения войны.

"Завтра". Неужели иракцы не испытывают страха перед самой мощной армией в мире?

А.С. У нас есть поговорка: "Мокрый человек не боится дождя". Иракцам нечего терять, поэтому даже безоружные люди собираются на площадях, забрасывают камнями захватчиков. Не поймешь, чего в народе больше: ненависти к ним или презрения. Мы презираем "членов коалиции", все этих гондурасских или польских солдат, "поедателей крох со стола".

Но еще сильнее мы презираем американских военных. Это варвары. Множество из них воюют за деньги, за "гринкард", за снисхождение их власти к их грязному прошлому наркоманов или преступников. И мы так же, как и ваши партизаны во Вторую мировую войну, не делаем никакого различия: военный это оккупант или гражданский. Любой оккупант — враг.

"Завтра". Чаще всего нападениям партизан подвергаются полицейские из числа самих иракцев...

А.С. Народ презирает коллаборационистов, что пошли работать в полицию. Для нас нет различия: американский ли это солдат, или иракец, если они — по одну сторону баррикад. В целом же нападения на полицейские участки, действительно, происходят чаще, чем на американцев, но связано это с вполне понятной причиной: штатовцы гораздо мобильнее. Они никогда не сидят на месте, вечно передвигаются по городу на танках или бронетранспортерах. А иракские полицейские привязаны к месту, сидят на своих блокпостах и, конечно, больше уязвимы перед нападением. Американские же базы укреплены гораздо сильнее, и напасть на такую базу удается далеко не всегда. Зато солдат в башне танка — прекрасная мишень для снайпера. А танк в тоннеле или под мостом — отлично горит.

"Завтра". Мы видим по телевизору, как идет восстание. Очень успешно, повсеместно, часто очень удачно. Но огромный его недостаток — отсутствие единого организационного центра...

А.С. Все идет к тому, что сунниты и шииты скоро объединятся. Сама ситуация подталкивает их к этому. Известно, что иракцы — политически грамотный народ. И последний бедняк в деревне понимает, что, например, недавние чудовищные взрывы в Кербеле, у шиитских святынь, или в Багдаде были организованы американцами и израильской разведкой с единственной целью — поссорить суннитов с шиитами. Ведь дестабилизация в регионе — на руку лишь Америке и Израилю: "смотрите, нам нельзя отсюда уходить!" И тем более это понимают разрозненные сегодня лидеры сопротивления.

У суннитов и шиитов в этой партизанской войне — разная тактика, разные методы ведения акций. Суннитские отряды — это, как правило, компактные группы из 5-7 человек, вооруженные в основном стрелковым оружием, иногда с гранатометами. Шииты воюют более многочисленными отрядами, часто представляющими семьи или кланы. У них есть и ПЗРК, и минометы. Часто эти отряды вообще не соприкасаются друг с другом: в Эль-Фаллудже воюют сунниты, в Эн-Наджафе — шииты. Не способствует сближению и то, что некоторые лидеры-шииты пришли к власти на американских танках, сотрудничают с оккупантами, вошли в Совет 25-ти.

Но никаких глубинных противоречий между суннитами и шиитами в Ираке нет и быть не может. Ирак очень долгое время был светской страной. Мы — не Иран, не Саудовская Аравия и не Египет. Поэтому, кстати, у нас так мало смертников и нет террористов. И поэтому же для иракцев все равно, кто поведет их к победе над оккупантами — суннит или шиит.

"Завтра". Как в этой связи вы оцениваете фигуру шиитского лидера Ас-Садра, который успешно сражается с американцами?

А.С. Я поостерегся бы давать сегодня однозначную оценку Ас-Садру. Действительно, все, что ему понадобилось, чтобы прогреметь на весь мир, — это не подчиниться Америке. Но, вполне возможно, он просто обижен на то, что не вошел в Совет 25-ти.

Очень многие в Ираке ждут, когда наступит 1 июля — формальная дата "передачи власти иракскому правительству", как это называют американцы. Пока у Совета никакой власти нет, и П. Бремер может наложить вето на любое его решение. Временная конституция Ирака, которую народ в глаза не видел, также работает лишь на бумаге. Поэтому многие ждут середины лета, чтобы понять: изменится что-то или нет. И может статься, что после 1 июля либо Ас-Садр присоединится к Совету, либо, наоборот, многие лояльные ныне шиитские лидеры возьмутся за оружие.

"Завтра". Какова сейчас роль БААСа? Какое отношение к плененному Саддаму?

А.С. БААС сегодня не играет абсолютно никакой роли. Даже в прежние времена отношение к баасистам среди народа было, мягко скажем, неоднозначным. Чаще всего они воспринимались просто как карьеристы, которые вынуждены состоять в партии, чтобы занимать какую-то должность.

А Саддам... Безусловно, он был диктатором. Он нанес огромный ущерб стране. Среди его окружения было полно преступников, они вели себя очень нагло, особенно сыновья. И Америка чувствовала, что в Ираке идет подготовка восстания против Саддама. Штаты использовали ситуацию недовольства, чтобы не позволить Ираку самому освободиться от диктатуры. Ведь иначе не осталось бы никакого повода для агрессии.

Но вот началась война, и Саддам повел себя как мужчина. Он не сбежал из страны, как это сделали бы многие на его месте. Его сыновья погибли в бою. И когда плененного президента показали по ТВ в нечеловеческом виде, иракцам было нестерпимо больно. Это было всеобщее унижение, всеарабское. Это Восток. Главное, сегодня иракцы воюют абсолютно не за Саддама, не за БААС, а против оккупации, за свою жизнь.

"Завтра". Возлагают ли в Ираке вину за поражение в войне на Саддама?

А.С. В средние века Хулагу, внук Чингисхана, захватил Ирак с помощью предателя-визиря. То же самое случилось на этой последней войне — слишком много полководцев оказались предателями и не выполнили приказа. Это известно всем. Прекрасно понимают иракцы и то, что новый Хулагу, мистер Буш, пришел в Ирак под покрытием демократии, чтобы получить геостратегическое влияние в регионе, ради доступа к гигантским ресурсам нефти, по которым Ирак занимает первое место в мире. При этом США пошли против всех международных правил, хотя весь мир был против. Они захватили Афганистан, потом Ирак, чтобы оставить Иран посередине и потом нанести удар по Сирии, Саудовской Аравии, Египту и сделать этот регион полностью управляемым из Вашингтона. Однако, в отличие от многих марионеточных режимов, наша страна не пожелала подчиняться никому. Ведь наша цивилизация оставила метку на самом времени!

"Завтра". Видимо, США пока не решили даже задачу-минимум — прибрать к рукам иракскую нефть...

А.С. Не совсем так. Уже сегодня оккупанты пользуются иракской нефтью для своих танков. Они нелегально качают нашу нефть и продают ее налево, Ирак ничего не получает, ни динара. В войну они не уничтожили ни одной скважины, ни одного терминала — все приберегали для себя. После войны были ликвидированы все министерства, кроме одного — нефтяного. И нынешний министр нефти активно помогает Америке воровать у Ирака нефть. Не удивительно, что партизаны все чаще взрывают терминалы и нефтепроводы, понимая, что при нынешней марионеточной власти в стране нефть нам все равно не достанется.

"Завтра". Пока не сбывается и план Вашингтона о разделении Ирака...

А.С. Действительно, первоначально американцы хотели разделить Ирак на 3 части. Курды на севере — это самая богатая нефтью часть страны, сунниты - в центральной, наиболее пустынной части Ирака, и шииты - на богатом нефтеносном юге. И для этого было много предпосылок.

Например, курдский фактор. Курды — замечательный народ. Но их лидеры — Талабани, Барзани — связали свою судьбу с Америкой, сделали народ заложником американских интересов. В результате курды встречали оккупантов цветами. Сегодня север Ирака — это плацдарм для всех разведок мира. Курды реально хотят отделиться от Ирака: сначала в рамках конфедерации, а потом — образовав независимый Курдистан.

Однако соседи Ирака категорически против его разделения. Ведь это будет великий прецедент для всего Ближнего Востока. И что тогда делать Турции с ее 16 миллионами курдов? Что делать Сирии с ее курдами? Как поступать Египту, у которого 10 миллионов коптов тоже мечтают о собственной государственности?

Кроме того, суннитская Саудовская Аравия выступает резко против идеи превращения юга Ирака в "центр шиитского мира". Даже сам Иран мало заинтересован в разделе Ирака. Сегодня Иран пытается воспользоваться конъюнктурой и отгородить себя от возможной агрессии со стороны США, которую предрекают очень многие. Иран использует шиитов, как свое оружие, чтобы договориться с Америкой на выгодных для себя условиях.

Кувейт претендует на часть нашего юга. После 1991 года они прибрали очень много нашей территории. Да и вплоть до 9 апреля прошлого года, пока шла война, кувейтцы играли очень грязную роль, занимаясь грабежами и поджогами на оккупированных землях. Однако даже им невыгодно соседство с новым шиитским государством.

Единственно, кто действительно заинтересован в уничтожении Ирака, так это Израиль.

"Завтра". Считают ли иракцы, что Израилю принадлежит ключевая роль в прошедшей войне?

А.С. Они каждый день могут видеть новое посольство Израиля в Багдаде, огромное здание, охраняемое американскими войсками, в котором уже работают 70 человек. В оккупационном контингенте США сегодня действуют много израильских экспертов. Американцы начали использовать израильские методы в борьбе против партизан: разрушение их домов. Сегодня израильтяне уже скупают у нас дома и земли.

Израиль был кровно заинтересован в этой войне. Ведь на всем Ближнем Востоке лишь у Ирака была армия, способная доставить ощутимые проблемы Израилю. Израиль может воевать 6 дней, 6 недель, 6 месяцев, а потом наступит крах. Ирак же может воевать 8 лет и ничего не потеряет: все ресурсы под боком, 25 миллионов человек населения, отличный интеллектуальный потенциал наших ученых-ядерщиков и ракетчиков. Никогда и ни за что Израиль не согласился бы иметь под боком такую страну — это одна из глубинных причин войны.

Не стоит забывать и о том, что многие высокопоставленные американские "ястребы", такие, как Вулфовитц и Перл, подвержены сильнейшему влиянию со стороны израильского "Ликуда". Поэтому интересы Израиля в прошедшей войне отстаивались едва ли не в первую очередь.

"Завтра". Что в Ираке думают о России? Как они относятся к ее двойственности, когда народ сочувствует иракцам, а Кремль движется в русле американских интересов?

А.С. Русские — это нация, которую мы по-настоящему уважаем. Это наш стратегический друг. От России мы получали одно лишь добро: отличных специалистов, технологии, оружие, помощь в строительстве. Мы знаем, как русские сочувствуют нам, и очень горько принимаем тех людей в России, которые считают иракских партизан "террористами".

Я видел, как сын моего друга в Багдаде читал на арабском о подвиге Матросова. Ваша самоотверженность в годы Второй мировой войны является для нас примером и бесценным опытом сопротивления оккупации.

Русских заложников взяли только оттого, что нам сложно отличать голубоглазого блондина-русского от американца. Их немедленно отпустили, как только разобрались, что взяли русских.

"Завтра". Каков ваш прогноз на будущее Ирака?

А.С. Мы непременно отвоюем свободу — иначе и быть не может! Американцы не смогут подавить восстание, они не контролируют ничего, защищают лишь себя, палят, как слепые. Даже если бы американцы постарались вести себя очень деликатно, не как оккупанты, а как "освободители", — их все равно бы презирали. Мы им ничего не простим, мы не забудем 12 лет санкций, войну и руины Багдада. Мы все потеряли, кроме надежды на то, что рано или поздно мы выгоним оккупантов со своей земли. Мы будем сражаться зубами, ножами, топорами, но победим!

Беседу вёл Денис ТУКМАКОВ
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/04/547/61.html



18/05/05
Салам Халид

ЧЕРНОЕ НЕБО


Перед моими глазами, как страшный сон — Багдад. Возле мечети — группа морских пехотинцев. Один кричит: "Добей его! Он ещё дышит". Пуля всажена в сердце раненого.

Старик лежит у стены, пуля прошла через глаз. Кругом — недвижные тела. Стены мечети иссечены пулями...

Эти морские пехотинцы делали то же самое и в Фаллудже. Шарон благословлял их на убийства в Палестине. Рамсфелд — здесь. Буш и Рамсфелд приказывают своим солдатам подавить сопротивление иракцев.

Я возвращаюсь из моей израненной страны, из Ирака, где дома людей стали для них могилой, где партизан целует спящего сына и уходит, чтобы воевать с варварами. Я возвращаюсь с берегов Тигра, где благоуханный воздух смешался с гарью, а чистое небо загажено истребителями Ф-16 и черными "апачами".

Я вспоминаю: вот профессиональный убийца с удовольствием, почти с наслаждением, целится в голову ребёнка. Затем достает из кармана именной блокнот и, как положено по уставу, вписывает туда свой очередной "подвиг". В то время как другой фотографирует его, поставившего ногу на голову убитого. Затем они неспешно, деловито идут дальше — охотиться на очередную жертву. Они знают, что Рамсфелд наградит их медалями и выдаст кругленькую сумму в зеленых— премию.

И вспоминаю своих друзей — партизан, которые воюют с этими с варварами в Багдаде, Фаллудже, Наджафе, Самарре, Муссуле и погибают смертью храбрых. Измученные, униженные, жившие в голоде и нужде, они сохранили свои честь и достоинство. Мне приходилось много общаться с этими простыми, смелыми людьми. С ними я понял, что такое нравственность. Это способность к сочувствию и солидарности с другими людьми в их унижении, бедности и горе. Бойцы иракского сопротивления проявляют безграничную гуманность, когда, перешагивая через свою боль и бедность, поднимают "Калашников" против варваров века, защищая свою землю, братьев арабов и мусульман, уберегая ценности демократии, справедливости и свободы. "Флаги Америки и Великобритании исчезнут, как дым, — говорят они. — Правда за нами! Мы победим! Никто не заставит нас встать на колени".

Вороны смерти летают над Багдадом и Фаллуджей. Боец сопротивления залег за разрушенной стеной, и крона высокой пальмы покрывает тенью его голову. Женщины носят вёдра и куски белой материи, чтобы обмыть и перевязать раненых. Дети бесстрашно бегают под бомбами, вскидывают над головой худые ручонки в знаке "Victory".

"Не беда, если я останусь без крыши над головой, — говорит мне молодой парень с гранатометом на плече. — Зато мы сохраним наш любимый город, наш язык. Мы не позволим янки заставить нас принять их культуру. Эти захватчики хотят вырвать нас из времени. Они забыли, что наша цивилизация уходит корнями глубоко, на тысячелетия, когда царь Вавилона издал указ об организации общественной жизни; они забыли об уровне развития арабской культуры в абиссинскую эпоху, когда Европа ещё жила в пещерах. Наша цивилизация — это средоточие нашего опыта и нашей мысли, а цивилизация Буша куплена за деньги. Это цивилизация, которая уничтожила краснокожих индейцев, которая охотилась за рабами в Африке, разрушила Хиросиму и Нагасаки".

Фразы лидера группы борцов сопротивления еще более ёмки. Он говорит: "Цена свободы требует постоянной бдительности. Мы ведём жестокую борьбу за национальное единство. Сожжём землю под ногами предателей. Мы не должны терять ни минуты, беря инициативу в свои руки. Мир сопротивления — это живой организм. Ткань его обновляется жертвенной смертью. В начале 3-го тысячелетия цивилизованный мир увидел фашистское хищническое варварство нового типа, прикрываемое якобы демократией, свободой и правами человека. Мир узрел преступника, скрывающегося за этими словами, бросающего вызов международному сообществу и игнорирующего все ценности и законы, которые установились после Второй мировой войны. Насилие, стремление к захвату и оккупации других стран, расовая дискриминация — вот цели этого зверя. На протяжении всей истории человечества люди не знали подобной силы разрушения и смерти. В начале третьего тысячелетия мир воочию увидел страшные преступления Америки в Афганистане, Ираке, Югославии и, ещё раньше, во Вьетнаме. Американский империализм стремится разделить Ирак на три части, стараясь посеять межэтническую и межрелигиозную вражду. Ты можешь не быть борцом, но ты должен быть гражданином".

Народ, который не кормит свою армию, будет кормить чужую, — вспоминается мне. Именно потому первый приказ Бремера был — распустить иракские вооруженные силы. Армиям со славной героической историей, поистине народным, не дозволяется быть под боком у Израиля. Теперь, я вижу, армия Ирака возрождается в боях с оккупантами. Командир соединения продолжает: " Пока силы у нас не равные. И так же, как это делают наши братья в Палестине, мы берем камень и выступаем против танка, с "Калашниковым" выходим против Ф-16. И инициатива всегда в наших руках".

Душа кипит от возмущения. Оккупанты считают нас виноватыми, потому что мы воспитываем наших детей в патриотических традициях. Считают нас виновными, потому что мы не молчим, берем в руки оружие, когда они разграбляют нашу родину. Они хотят, чтобы мы воспитывали наших детей в духе эгоизма и конформизма. А коли народ не принимает этого и старается сохранить честь, он становится мишенью оккупантов. Мы не нарушали никаких законов, насилие противно нашей натуре, однако мы не можем сидеть, сложа руки, когда оскорбляются детство, старость и семья, когда изо рта голодного вырывают последний кусок хлеба.

Мы давно убедились, что никакие мирные протесты не помогут, враг не понимает ничего, кроме языка силы, которым он сам пользуется в Ираке.

Опять перед моими глазами страшные видения. Воронка от снаряда. Тела детей разбросаны вокруг. Раненая мать ползёт, чтобы найти своего сына среди обгоревших трупов. И — спокойное лицо иракского воина. Он хладнокровно целится в атакующих пехотинцев. Убивает одного. Из танка ответно стреляют. От человека остается кусок истерзанного мяса. Но другой борец — партизан уже посылает снаряд из своего гранатомета в бронированное чудовище и танк сгорает вместе с теми, кто в нём.

Подобное в Ираке происходит каждый день. Партизаны не оставляют оккупантов в покое, сеют панику, ясно дают понять, что американцам не место на священной земле.

Вспоминаю утро в Фаллудже. Тишина. Не осталось ни одной певчей птицы. Даже петухи перестали возвещать рассвет. Собаки и кошки покинули город. Их некому кормить. Только крысы разгуливают по руинам, чтобы поживиться трупами. Аль Фаллуджа — это вечный позор для хищной Америки и Великобритании. Прекрасный город, где простые, доверчивые люди жили в мире, согласии с Богом и с другими людьми. Теперь здесь руины, над которыми каркают вороны. А сотни тысяч беженцев ютятся в палатках, лишённые тепла, воды и пищи.

В этих невероятно тяжелых условиях люди начали понимать важность нравственного выбора и соответствующего поведения во взаимоотношениях друг с другом. Каждый иракец почувствовал свою личную ответственность перед происходящим. А лидеры сопротивления отчетливо осознали, что под их началом — современные люди, отличающиеся широким кругозором, живо реагирующие на проблемы эпохи и готовые сознательно нести бремя ответственности за сегодняшний и завтрашний день. Гуманистическая составляющая сопротивления и его мобилизующая роль проявляются по-разному. Идеологи и практики иракского сопротивления, отстаивая идентичность личности и защищая условия для её подлинного развития, стремятся к раскрытию её духовного богатства во всей его полноте. Таким образом истинно народная власть проявляет свою заботу о прогрессе общества и его процветании, помня, что распространение демократии в повседневной жизни, подъём материального и духовно-культурного уровня заметно изменяют запросы и притязания человека.

Сопротивление с самых первых своих шагов привнесло в общественное сознание свет гуманистических подходов, идеи добра и веры в человека. Оно постоянно призывает к высоким жизненным идеалам, к нравственной красоте, оказываясь в конечном счёте оплотом для наиболее последовательных приверженцев социальной справедливости.

Прослушивая магнитофонную запись беседы с командиром отряда иракских повстанцев, обращаю внимание также и на то, что этот человек уделяет большое внимание культурному строительству будущего иракского общества. Он уверен, что западные модели для Ирака не могут рассматриваться как образцовые ни сейчас, ни в будущем.

Возразить ему трудно. Исламская цивилизация обогатила общечеловеческую мысль во всех её проявлениях. Ибн Халдун первый сказал, что история есть детище народов, а не правителей. Ибн Рушд перевёл на арабский язык философские труды Аристотеля. Можно вспомнить целый ряд мусульманских учёных в области астрономии, математики, медицины, инженерных наук, мореплавания. Великая исламская цивилизация дала Европе в средние века огромный гуманистический материал для Возрождения, обеспечила ей расцвет культуры и наук.

Ислам, как известно, зовёт не к столкновению цивилизаций, но к их взаимодействию, исходя из веры в то, что это путь к взаимному обогащению.

Тут в нашем разговоре с командиром партизанского отряда возникла некоторая пауза. Затем мой собеседник с грустью сказал: " Пока наша борьба против оккупантов недостаточно организована. Различные группы сопротивления не соединены в единую организацию. Нам нужен центр, который бы координировал деятельность всего сопротивления, нужен единый национальный фронт, который возглавил бы нашу борьбу. Снизится давление, оказываемое на нас оккупантами. Можно будет проводить против врага операции в разных местах одновременно. А это — ключ к победе. Единственная возможность заставить уважать волю народа и с позором покинуть священную землю.

Они называют нас террористами. Смешно. Мы защищаем нашу землю, нашу свободу и независимость, будущее наших детей. Мы не приглашали к себе этих бандитов".

Я спросил у одного из рядовых бойцов отряда, что он думает о войне. "Я стал безработным и бездомным. Я буду мстить этим свиньям. Но никогда не подниму оружия на мирных людей. Те, кто взрывают машины на улицах Багдада, убивают невинных людей, — агенты Моссада или ЦРУ, стремящиеся спровоцировать нестабильность в Ираке. Мы — честные борцы. Наш враг — оккупант".

Кто он, этот бедняк? — думал я. Чистое сердце, беспощадный борец со злом. Добиваясь справедливости, он отдает свою жизнь, чтобы вымести чужаков из Ирака. Проблему современного Ирака он переводит в мировой контекст. Придает понятию сопротивления общечеловеческий смысл.

Багдад, Аль-Фаллуджа, Аль-Наджаф, Аль-Муссоль и все города Ирака навсегда останутся маяками, освещающими дорогу к будущему, символами мужества и стойкости против самой агрессивной и грязной милитаристской машины, когда-либо известной человечеству на протяжении всей его истории. Они останутся уроком для народов, которые борются за демократию и свободу против рабства янки — этих врагов жизни.

Сыновья Месопотамии, колыбели цивилизации, страны свободных людей, живут сейчас в условиях самого настоящего холокоста. Всякий иракец сейчас, всматриваясь в выражение лица президента Буша по телевизору, без труда находит в нем признаки шизофреника. Буш говорит о демократии и благе, которые несёт иракцам, а одновременно отдаёт приказ армии уничтожать беспощадно всех, кто стоит на пути осуществления его планов. Его солдаты, распахивая двери иракских жилищ ударом сапога, оскорбляют людей, убивают, грабят, волокут в бараки тюрьмы Абу-Грэйб.

Понаблюдайте за лицом Рамсфелда, когда он оглашает свои лживые обвинения перед телевизионными камерами, и вы увидите чёрную ненависть и жажду мести по отношению ко всему святому и благородному. Этот палач дозволяет своим головорезам совершать преступления, которыми погнушались бы даже гитлеровские генералы. А представитель Шарона в Пентагоне Вулфовиц наносит визит в Ирак, пачкая нашу священную землю, чтобы поднять настроение американских солдат, которые дрожат от страха.

Дым покрывает небо Багдада, Муссли, Фаллуджи , Наджафа. Что могут сказать Буш и Блэр миру, будучи причиной самого страшного преступления, направленного против наших детей, лишив их отцов, пищи и воды? О какой демократии болтают? Блэр пролил крокодиловы слёзы, когда услышал, что один из англичан был убит, и назвал иракцев дикарями. Неужели он считает, что убийство одного человека — это преступление, а убийство сотни тысяч людей — героизм?

Я возвращаюсь из Ирака, где Буш и Блэр стремятся поставить на колени мой народ, разграбить его богатства, сделать его территорию базой для агрессии и оккупации соседних стран. Я возвращаюсь с земли, где беспощадно льётся кровь, с земли, окутанной огнём и дымом, покрытой разорванными и обгоревшими телами детей. Возвращаюсь с земли народа, терпеливого и стойкого, которому присущи честь и достоинство, и который склоняет голову только перед Богом.
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/05/600/32.html



12.10.2005

Ложь и скандалы украинской войны в Ираке


А.Манчук


Вранье. А кто сомневался?

Накануне отставки Тимошенко президентский кум Рыбачук пробежался по знакомой дорожке к посольству США. Западные кураторы не возражали против замены премьера, и обещали свою поддержку растерянному Ющенко. Однако, по слухам, потребовали взамен гарантий продления «военного партнерства» в Республике Ирак. Дальнейшее соучастие в ближневосточной агрессии вполне могло стать ценой «мирного разрешения» политического кризиса в Украине.


Ничего нового

Кучма ввел войска в Ирак ради благосклонности Вашингтона. Его наследник Ющенко отказывается выводить их ради той же, американской, поддержки, весьма актуальной в настоящий момент, когда популярность президента упала до уровня старых рейтингов Кучмы. В противном случае, на место Ющенко тут же определят его более воинственную соперницу по буржуазному цеху.
Обещания вывести войска из Ирака стали самым большим и неприличным обманом со стороны нынешнего режима. Они просто морочат голову народу Украины – ведь Ющенко признал, что «решение о выводе украинских военных из Ирака принималось с учетом общественных настроений в стране». В июле президент пообещал завершить вывод войск к декабрю текущего года – хотя при вступлении в должность, в январе, он обещал убрать их именно к июлю. Указ о выводе войск до 2006 года был подписан еще в апреле, а в сентябре Ющенко с таинственным видом заявил: украинцы не выйдут из Ирака «досрочно», а покинут его после нового года. Осталось, неясным, какие сроки имел в виду президент – отмеченный в его собственном указе декабрь, или другие даты, подсказанные ему партнерами по оккупации ближневосточной страны. Министр обороны Гриценко прямо подтвердил последний вариант. По его словам, «вопрос срока вывода войск будет согласован с участниками коалиции». Чем, видимо, и занимался Рыбачук во время упомянутого визита в американское посольство.

Власть больше не пытается придать оккупации «героический» характер, как она делала это прежде. На страницах газет все меньше публикаций о мужественных миротворцах, охраняющих очередные «демократические выборы» на штыках. Имена украинских виновников агрессии уже называют вслух. «Все началось со встречи Леонида Кравчука с Джорджем Бушем-старшим в сентябре девяносто первого. В Украине появилось лобби, заинтересованное во вступлении в НАТО. Через тринадцать лет с Бушем повстречался преемник и тезка Кравчука. За эту чертову дюжину оборотов Земли вокруг Солнца американцам удалось убедить Украину стать государством, которое поддерживает военную политику двух Бушей, отца и сына. Джордж Буш как-то сказал: "Европа, которую мы строим, должна включать в себя Украину". Но на такую Европу нужно было поработать в Азии. Идея отправки украинцев в Ирак принадлежит одному из апологетов украинского евроатлантизма, бывшему генералу КГБ, затем генералу СБУ, затем министру обороны в штатском Евгению Марчуку. И он понимал, что после того, как украинские солдаты присоединятся к оккупантам, домой полетят самолеты с «двухсотым» грузом», – говорит военный журналист Андрей Цаплиенко.

Скандалы вокруг украинского контингента вновь и вновь возвращают украинцев к этой болезненной теме. Страна больше не верит в отсрочки и отговорки – она почувствовала вранье, которое может стоить режиму дороже остальных просроченных обещаний. Конечно, подспудное возмущение против войны надо направить и организовать. Характерно, что «оппозиция» Ющенко вовсе не жмет на его слабое место, и не добивается вывода войск – даже на уровне деклараций. «Политический меморандум», полюбовное соглашение между Ющенко и его классовым собратом Януковичем, ни словом не поминает иракский вопрос. Донецких капиталистов волнует неприкосновенность своих капиталов, а вовсе не безопасность иракских жителей и украинских солдат. И Ющенко, и Янукович всегда, с завидным единодушием поддерживали иракскую войну, стараясь чем-нибудь поживиться на этой пустынной бойне - http://rk.org.ua/rk/23/366_1.html

«Конечный срок вывода украинского миротворческого контингента из Ирака будет зависеть от ситуации в этой стране», – туманно обещает нам министр Гриценко, выпускник военно-стратегического факультета Университета Военно-воздушных сил США. Нерадостные перспективы: ведь учителя Гриценко прогнозируют еще пять-десять лет «нестабильной ситуации» и боевых действий в Ираке. Украинский контингент, который занимает четвертое место в общем зачете человеческих потерь «коалиционных сил», еще имеет шансы попасть в призовую тройку. Если мы досрочно не выведем его из этой длинной, позорной войны.
«Мораль и психология».


Будни оккупантов

Перспектива длительного конфликта искренне радует наемников из украинского контингента. «Кому – война, кому – мать родна». Гастарбайтеры в форме уже стали привилегированной частью нищей, деморализованной армии Украины, и даже готовы платить взятку за право повоевать в далеких пустынях. А, попав туда, делают все, чтобы превратить свою службу в доходный бизнес.

10-го февраля 2005 года в аэропорту Николаева приземлился транспортный самолет с телом полковника Романа Середницкого. Согласно официальной версии Минобороны, он скончался от сердечного приступа во время службы в Ираке. Проверяя вещи сопровождающих офицеров «укрбата», таможенники нашли тайники с контрабандной валютой на общую сумму 320 тысяч долларов США. Эту находку, которую дополняли найденные там же драгоценности, прозвали «сундуком мертвеца». После чего в Украине задались вопросом: откуда взялись у военных эти бешенные для них деньги?

Генпрокуратура, возбудившая дело о контрабанде против бывшего заместителя командира многонациональной дивизии «Центр-Юг» генерала Сергея Савченко, так и не дала ответа на этот вопрос. Хотя многотиражная газета «Сегодня» намекнула: незадолго до этого некое высокопоставленное лицо вывезло из Ирака целых полмиллиона незадекларированных долларов. Стало известно о возможной торговле оружием и бронетехникой, списанными под видом «боевых потерь». Расследование газетчиков вскрыло накатанные схемы расхищения огромных сумм наличности, выделенной на строительство объектов социальной сферы, которым ведает командование «укрбата». Об этом интересно рассказывал анонимный офицер украинского контингента:

«Суммы гуляют просто астрономические, и я, узнав о контрабанде 300 с лишним тысяч долларов, нисколько не удивился, что деньги перегонялись в Украину. Объявляется формальный тендер, так как загодя известно, кому отдадут этот проект. Под него очень оперативно, в течение трех-четырех дней, выделяются средства, например, 30-40 тыс. долларов… Деньги поступают налом, с запасом, и сразу пускаются в оборот. Осваивается из этой суммы примерно треть, ну половина. Объект, где трудятся, в основном, иракцы, сдается вовремя, наши в некотором роде осуществляют авторский надзор, контролируя сроки и выплату зарплаты исполнителям. Куда девается "сэкономленное", догадайтесь сами...»

К рукам американских военных, по всей видимости, прилипают еще большие деньги, а вся деятельность «миротворческих войск», вороватых надсмотрщиков над иракскими рабочими, представляет собой сплошной дерибан. «Глядя на эту вакханалию, наши тоже не зевают», – оправдывался тот же офицер. Скандал вокруг контрабандного «груза-200» серьезно компрометировал всю оккупационную коалицию, и потому его пытался замять сам министр-пентагоновец Гриценко. Он утверждал, что конфискованные у офицеров деньги получены ими в подарок. Подарок на сумму в сотни тысяч долларов! Но в таком случае речь идет о банальной взятке. Или об элементарном грабеже, в форме выкупа за жизнь и свободу задержанных оккупантами иракцев.

«Трогательные» отношения между «туземцами и миротворцами», о которых умильно писали наши газеты, отнюдь не исключают последнего варианта. Уже упомянутый журналист Цаплиенко рассказывает: «Захваченных боевиков и подозреваемых в содействии партизанам содержали в контейнере, переделав его в цельнометаллическую камеру. Такие методы не добавляли популярности украинцам. От контейнера-тюрьмы пришлось отказаться, но арабы умеют не забывать унижение». Лишение статуса «подозреваемого» вполне могло иметь свой тариф – на случай, если родственники этого человека желали прекратить его мучения в железном ящике. Вполне обычный бизнес любой захватнической войны – будь то в Чечне, Афганистане, или Ираке. И его побочный результат – в виде «грузов-200» с телами оккупантов, павших от рук народных мстителей.

Внутреннее разложение среди украинских миротворцев еще раз дало себя знать в сентябре. Украинское командование было вынуждено выслать из Ирака четырех военнослужащих в чинах от полковника до рядового, с красноречивой формулировкой – «за низкие морально-психологические качества». Последние включали в себя пьянство и половую распущенность – пороки, особенно дикие в сердце ортодоксально-исламского региона. Буквально в эти же дни ООН открытым текстом потребовала выдворить украинский миротворческий контингент из другой ближневосточной страны – Ливана. Расследование деятельности украинских военных вскрыло махинации с горючим и финансовыми средствами, в которые были вовлечены как минимум десять контрактников. Министр Гриценко наконец-то признал: его подопечные «поставили под сомнение честность украинских миротворцев». Хотя никто не сомневался, что их честь давно заменили доллары в кошельке.

Подлинная мораль этих позорных событий проста. Нашим «миротворцам с большой дороги» давно пора отправляться по дороге домой. Чем раньше они уйдут, тем меньше заслуженной ненависти в свой адрес вызовет Украина – страна военных наемников и лживых президентов.

http://www.communist.ru/root/archive/war/lojh.i.skandali.ukrainskoi.vojni



Почти 80 проц. японцев выступают против присутствия войск страны в Ираке


09.10.2005

Почти 80 проц японцев выступают против дальнейшего пребывания войск страны в Ираке. Это показали опубликованные сегодня данные общенационального опроса, проведенного 8-9 октября газетой "Майнити".

В районе южного иракского города Эс-Самава сейчас размещено около 600 японских военнослужащих, которые заняты выполнением ряда гуманитарных проектов. Им запрещено принимать участие в боевых действиях, и эта группировка находится под защитой британских войск. В настоящее время появились сообщения о том, что Лондон может убрать свои подразделения из района Эс-Самавы, что поставит японский контингент в сложное положение. Срок его пребывания в Ираке истекает 14 декабря, и Токио пока официально не принял решение о его продлении.

Против продолжения миссии японских войск выступили 77 проц участников опроса газеты "Майнити", за - только 18. Вывод этого контингента поддержали даже 66 проц сторонников правящей Либерально-демократической партии во главе с премьер-министром Дзюнъитиро Коидзуми. В то же время, по данным печати, Токио склоняется к тому, чтобы еще на год продлить миссию у Эс-Самавы, чтобы не обострять отношения с США.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/66073



Примаков: РФ сделала все, что могла, чтобы не было американского вторжения в Ирак


19.10.2005

Если судить Саддама Хусейна, то "надо судить очень многих". Такое мнение высказал авторитетный специалист по Ближнему Востоку, президент Торгово-промышленной палаты России Евгений Примаков в интервью газете "Время новостей", которое будет опубликовано в четверг. При этом он добавил, что не имеет в виду иракских политиков.

"Все убедились, что у Саддама не было ядерного оружия, не было связей с "Аль-Каидой", - сказал Примаков. По его мнению, "руководителя страны сбросили с поста по многим причинам, но еще и потому, что он просто не нравился американцам". "Но это не путь к демократии, и происходящее в Ираке доказывает это", - подчеркнул Примаков.

"Конечно, Саддам сделал много плохого, - отметил он. - Но это внутреннее иракское дело". "Если иракцы считают, что Саддама нужно судить - это одно. Но при чем тут американцы?"- задался вопросом Примаков.

"Мы не предлагали Саддаму эмигрировать в Москву, - заверил академик. - Но он мог бы, согласно устному посланию президента РФ Владимира Путина, предложить парламенту провести демократические выборы нового руководителя Ирака". "Если бы Саддам тогда ушел, то американцам было бы очень затруднительно начать военную операцию", - считает Примаков.

"Россия сделала все, что могла, чтобы не было американского вторжения, - заявил Примаков. - Мы чисты в этом отношении". Он полагает, что сейчас нельзя говорить о том, будто Россия потеряла Ирак. "Иракцы в нас заинтересованы, - пояснил он. - В Ираке очень сильны антиамериканские настроения".

Евгений Примаков не считает, что после Ирака американцы могут нанести удар по Ирану. "Тогда будет полное сумасбродство", - подчеркнул академик.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/67175



Эксперт ООН: военные США лишают мирных иракцев еды и питья


14.10.2005

Швейцарский профессор социологии, эксперт ООН по правам человека Жан Зиглер в пятницу обвинил находящихся в Ираке американских и британских солдат в лишении жителей осажденных городов продовольствия и питья. По словам Зиглера, такие действия нарушают международное законодательство, в частности, Женевские конвенции, запрещающие вооруженным силам использовать «голодание гражданских лиц в качестве метода ведения войны».

По словам эксперта ООН, в Эль-Фаллудже, Талль-Афаре и Самарре, где иракские и американские войска проводили масштабные операции против боевиков, военные ограничивали население в продуктах питания и воде, чтобы вынудить их покинуть города перед началом операции.
По словам Зиглера, он представит свой доклад Генеральной Ассамблее ООН 27 октября и надеется, что ассамблея «осудит эту стратегию коалиционных сил».

В свою очередь, представители американского военного руководства уже назвали эти обвинения безосновательными.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/66623



Бывший морской пехотинец США написал книгу «Убей! Убей! Убей!» о военной подготовке в американских солдат и ее последствиях


10.10.2005

Военная подготовка американских солдат сделала их совершенно нечувствительными к насилию и жестокости на поле боя, что, в свою очередь, разжигает кровопролитные сражения в Ираке в последнее время, утверждает бывший морской пехотинец США в своей новой книге «Убей! Убей! Убей!», только что опубликованной во Франции. Джим Масси, бывший сержант корпуса морских пехотинцев США, говорит, что ежедневные атаки повстанцев в Ираке, ставшие причиной гибели солдат коалиционных сил и рядовых граждан Ирака, - результат жестокости войск США, проявленной ими в самом начале вторжения. В своей книге Джим Масси говорит, что он сам и солдаты его подразделения убивали десятки безоружных иракцев только потому, что у них было сильно преувеличенное ощущение угрозы и потому, что им нравилось убивать. Масси служил в войсках США в Ираке до мая 2003 года, когда президент Буш заявил, что военная миссия США в Ираке завершена. Его демобилизовали с диагнозом посттравматического стресса. «Работа над книгой помогла мне, она позволила мне расставить точки и дать ответ на множество вопросов. Наши методы ведения войны напоминают геноцид, - говорит Масси. – Наша единственная цель в Ираке – нефть и прибыль». По словам Масси, готовность немедленно прибегать к насилию, которую американские войска проявляют в Ираке, - запланированный результат боевой подготовки, полученной бойцами и одобренной на самом высоком уровне в США. Издевательства американских военных над заключенными в тюрьме «Абу-Грейб» и других тюрьмах и лагерях подтверждают широко распространенный характер проблемы, говорит Масси. «За все зверства и убийства безоружных людей в Ираке ответственность должна нести администрация Буша, - считает он. – На всех брифингах нам говорили, что в Ираке мы должны считать каждого человека потенциальным террористом, а это вызывало страх и панику у наших солдат». Эта книга вышла во Франции и на французском языке, потому что автор не смог найти ни одного издателя в США. Английское издание книги все еще под вопросом, но в начале будущего года планируется издание на испанском языке.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/66110



"Спонтанная" беседа Джорджа Буша с солдатами в Ираке оказалась инсценировкой


14.10.2005

Прямая беседа президента Джорджа Буша с американскими военнослужащими в Ираке, состоявшаяся в четверг и объявленная Белым домом "спонтанной", оказалась инсценировкой. Об этом сообщили телекомпании США, в распоряжение которых попала запись репетиции важного мероприятия. Она была случайно передана в телестудии с помощью спутниковой связи.

В качестве режиссера телеконференции Буша с военными, расквартированными в городе Тикрит и призванным обеспечивать безопасность на конституционном референдуме, предстоящем в Ираке 15 октября, выступила заместитель помощника министра обороны США Аллисон Барбер. Играя роль президента, она задает солдатам заранее подготовленные вопросы и одновременно дает инструкции о том, как следует отвечать на них. А если Буш отступит от сценария, предупредила Барбер, то на незапланированные вопросы должен давать ответы офицер - капитан Кеннеди.

Состоявшаяся позже беседа президента с военнослужащими в целом соответствовала сценарию. Сравнивая две записи, можно видеть, как солдат заученно говорит о принятии на севере Ирака мер безопасности в рамках операции под кодовым названием "Саратога". А один из офицеров выражает уверенность, что референдум по иракской конституции будет "очень успешным и эффективным".

Джордж Буш не первый американский президент, помощники которого прибегают к инсценировкам, организуя его "встречи с народом". Однако, подчеркивают обозреватели, последний случай выходит за привычные рамки, поскольку пресс-секретарь Белого дома Скотт Макклеллан обещал, что общение главнокомандующего с войсками будет "непосредственным обменом", причем военнослужащие получат возможность "говорить все, что захотят".

Неожиданно обнаружившаяся запись репетиции, по оценкам специалистов, стала ударом по усилиям политтехнологов администрации Буша, стремящихся подтвердить правильность курса Вашингтона в Ираке. Случившаяся накладка, отмечает телекомпания Эн-би-си, "дала редкую возможность заглянуть за кулисы Белого дома, где предпринимаются усилия навязать общественности войну, становящуюся все более непопулярной". А телекомпания Эй-би-си подчеркивает, что Белый дом "отчаянно желает успеха не только на поле боя в Ираке, но и дома, в кампании по обработке общественного мнения в пользу президента, испытывающего трудности".

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/66523



С 2003 года из иракских музеев украдены около 20 тысяч экспонатов


11.10.2005

С начала американского вторжения в Ирак в 2003 году иракские музеи подверглись массовому разграблению, из них были украдены около 20 тысяч ценных экспонатов.

Такие данные, как сообщает во вторник радиостанция Сава, привел в беседе с журналистами представитель министерства культуры страны Джабер аль-Джабри (Jaber al-Jabri).

Он рассказал, что никем не охраняемые памятники культуры продолжают разворовываться, чем им наносится непоправимый ущерб, и число таких разграбленных мест культурного и исторического значения превысило семь тысяч. Украденные экспонаты, по сведениям аль-Джабри, контрабандой переправляются за рубеж.

Вместе с тем, министерство получило под свой контроль президентские дворцы свергнутого иракского президента Саддама Хусейна, и сейчас изучает вопрос, каким образом лучше всего использовать их в культурной сфере.
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/66222



Влад Стаковский

ИРАКСКИЙ ДНЕВНИК


2005

Попасть сегодня в Ирак, если ты не состоишь в "пуле" аккредитованных американцами журналистов, почти невозможно. Но аккредитованный журналист сегодня мало что увидит. США жёстко цензурируют информацию, и любого журналиста, посмевшего выразить точку зрения, отличную от официальной, американской, лишают аккредитации и выставляют из Ирака тут же. Поэтому журналистам, пытающимся узнать правду о том, что происходит в Ираке, приходится пробираться в эту оккупированную США страну нелегально…


ДЕЗЕРТИР

Патрик — так он представился — по-американски улыбчив и деловит. Когда Ясир — мой Вергилий в иракском походе — сказал, что приведёт ко мне американского дезертира, я ожидал увидеть урюмого, затравленного и отчаявшегося человека — таким обычно показывали дезертиров в советских фильмах и немецкой кинохронике. Но вместо небритого детины в мятой, нестиранной форме, в комнату ввели крепкого, улыбчивого рыжего парня в модных "драных" джинсах и белой футболке. Он крепко и радостно пожал мне руку: "Рашен? Гууд! Ай лав Рашен, ай лав Поланд, ай лав Юкрейниа, — я мучительно пытаюсь понять, что значит последнее слово, и вдруг догадываюсь — Украина!

Патрик берёт со стола запотевшую бутылку с пивом и плюхается в кресло. Он явно наслаждается вниманием к своей персоне и пытается вести себя, как кинозвезда. Отхлёбывает пиво и вытягивает ноги.

— О`кей, о чём ты хотел меня спросить?

— Почему ты оставил часть и ушёл к арабам?

По лицу Патрика пробегает лёгкая тень:

— Послушай, русский, я хочу, чтобы ты меня понял. В том, что я сделал, нет никакой политики. Мне плевать на права человека, ООН и войну палестинцев против евреев. Я просто не хочу больше мешать то дерьмо, которое здесь заварил Буш вместе со своими черномазыми обезьянами Кондолизой и Пауэлом.

Когда я собирался сюда, мне говорили, что мы будем выполнять почётную миссию — защищать мир в Ираке и нести арабам свет нашей высокой культуры. Это всё дерьмо! Никакой мир мы тут не защищаем. За ворота баз мы нос не высовываем. Сидим там, как в тюрьмах. Каждый выезд на патрулирование — хоть памперсы одевай. И каждый день доклады: там-то подорвался на фугасе бронетранспортёр, там-то упал вертолёт — предположительно сбит, там-то убит снайпером солдат. За шесть месяцев мой батальон потерял шесть человек убитыми и двух, которые убили сами себя. Нервы не выдержали. Больше двадцати человек вывезли тяжелораненными. И во имя чего?

Я видел, как новая иракская служба безопасности обращается с пленными боевиками. Это хуже, чем немецкое гестапо и ваше кагэбэ. Это просто "экадроны смерти". Когда мы провели очередную зачистку окраины Фаллуджи, то часть пленных и подозрительных передали иракцам. Их было больше сорока человек. И ни один, слышишь, ни один из них не доехал до тюрьмы. Они их просто всех расстреляли. Вывезли в пустыню и в каком-то старом рву расстреляли. Наш патруль на следующий день наткнулся. И никто не стал разбираться. Старшему патруля сказали: забудьте всё, что увидели, и не вмешивайтесь в дела иракской администрации. Может, у них просто не было грузовиков, чтобы вывезти арестованных.

Вот так…

Поверь, что сегодня пленные боевики молятся, чтобы их отвезли в американскую тюрьму. Абу-Грейб по сравнению с иракской тюрьмой для боевиков — это курорт. А ведь это мы создали их спецслужбу.

Всё это бессмысленно. Ничего, кроме ненависти, я здесь не увидел. Все вокруг просто ждут, когда мы наконец уберёмся отсюда, и тогда местный режим не протянет и месяца. Кроме того, что мы ещё лет на пятьдесят вперёд посеяли среди арабов ненависть к себе — мы ничего не получили. Если Буш думает, что он взял под контроль иракскую нефть, — он просто идиот. Пусть разок выедет с патрулём в город — тогда в его голове, может быть, что-нибудь прояснится. Я ушёл просто потому, что больше не хочу участвовать в этом идиотизме.

— Как ты смог уйти? Ты не боялся, что тебя убьют?

— Конечно, боялся. Но я не первый, кто ушёл. Мой товарищ, с которым мы вместе проходили учебный лагерь, ушёл ещё весной. Он попал сюда в прошлой смене. В "зелёной зоне" работает много иракцев. И среди них есть те, кто связан с боевиками. Вот он с таким и познакомился. Тот пообещал вывезти его в Бейрут и сделать документы. Когда он уходил, он сказал, что если всё будет Ок! — то он мне кинет месидж на электронную почту. Тогда я ещё не думал уходить. Просто было любопытно — получится у него или нет. Через месяц я получил от него сообщение. А потом я сам нашёл этого араба. Мой друг специально сказал, кто это, на случай, если с ним что-нибудь случится. И вот я здесь.

— Но к чему такие сложности? Разве не проще было просто уволиться, вернувшись в Америку?

— Дело того стоит. Если я вернусь в Штаты и уволюсь до истечения контракта, я не получу ни доллара и даже могу ещё получить плохую репутацию. А это, считай, "чёрная метка". Ни на одну нормальную работу не возьмут. А сейчас для дяди Сэма и армии США я — пропавший без вести. Как только таковым меня признают, моя мать получит за меня приличную пенсию и всяческие компенсации. Для нищего Бидонвиля, откуда я родом, — это большие деньги. Хоть семья немного на ноги встанет. В нашем городке без работы сидит шестьдесят процентов населения. Что я жив и здоров, я найду способ дать ей знать.

— И что дальше?

— Я купил польский паспорт. Деньги на первое время есть. Осяду где-нибудь в Европе. Или, как мой друг, завербуюсь к "лягушатникам" (французам) в легион (иностранный легион). Получу настоящий французский паспорт. Тогда вообще — нет проблем. Я молод — у меня вся жизнь впереди.

Дезертир логичен и как-то неожиданно современен, но когда мы прощаемся, я ловлю себя на ощущении, что не могу избавиться от ощущения брезгливости и презрения. Дезертир есть дезертир, чей бы он ни был. Ох уж это советское воспитание...


ГРАНИЦА

Как таковой границы между Ираком и соседними странами не существует. Есть условная линия, которая обозначена лишь на картах, а в реальности граница это КПП на основных дорогах. Со стороны Ирака, нисколько не смущаясь своего двусмысленного положения, границу держат американские войска. Но для перекрытия границы их сил явно недостаточно. Если раньше арабы законопослушно предпочитали ездить по хорошо заасфальтированным трассам и проходить все таможенные процедуры, то с началом войны пограничная пустыня изрезалась множеством дорог, по которым обычно в ночное время перемещаются партизаны, расцветшие буйным цветом на нищете разрушенного Ирака контрабандисты, а также и местные жители, кто не хочет проходить унизительную пограничную процедуру идентификации и повального обыска.

Но путь через пустыню опасен. Американский спецназ устраивает засады, пустыню патрулируют вертолёты, но больше всего иракцы боятся "Предаторов" — беспилотных самолётов, которые несут на борту ракеты. Если от вертолётов можно ещё хоть как-то укрыться, шансы столкнуться со спецназом невелики, то услышать "Предатор", висящий на высоте нескольких километров, практически невозможно, а удар его ракеты абсолютно внезапен и беспощаден. Но даже страх перед "Предаторами" не останавливает иракцев.

Два дня я безвылазно сижу в доме Ясира. До границы отсюда километров сорок. Поздно вечером за мной заезжает Ясир. Мы с полчаса кружим по городку, наконец заезжаем в один из дворов. Здесь нас уже ждёт небольшой крытый грузовичок. На крыше кузова какой-то брезентовый горб, назначение которого я узнал через пару часов. Я заглядываю в кабину водителя: кроме привычных приборов, замечаю ещё один блок с экраном и два шлема с приборами ночного видения. Один из арабов, стоящих рядом, неодобрительно сопит и что-то говорит Ясиру. Тот отводит меня в сторону.

— Они не любят любопытных, — почти шёпотом поясняет он. — Это лучшие контрабандисты в нашем городке. Они очень надёжные ребята, но у них свои секреты, и они не хотят, чтобы их кто-либо раскрыл. Они бы никогда не взяли иностранца, но для русского сделали исключение.

Из дома выводят пассажиров. Их, включая нас, шесть человек.

Один из них радостно обнимается с Ясиром. По арабскому обычаю дважды касаются друг друга скулами.

Пока машину загружают какими-то ящиками, Ясир возвращается ко мне.

— Этот парень иракец. Он учился во Франции, сейчас гражданин Иордании. На границе с иорданским паспортом его американцы точно не пропустят. А у него родители в Багдаде. Вот и приходится вот так через границу тайком пробираться…

Один из проводников подходит к нам и что-то начинает объяснять командным голосом.

— В пути нельзя курить, — торопливо переводит Ясир. — Никаких остановок для отдыха не будет. Без команды покидать кузов нельзя. Если произойдёт что-то непредвиденное, то в этом случае надо идти по колее в сторону рассвета. Она приведёт либо к дороге, либо к жилью.

Наконец, весь груз в кузове, мы расселись на ящиках вдоль бортов и машина трогается. Мотор автомобиля работает на удивление тихо. Видимо, он тоже как-то "приглушен". Примерно, час мы едем по асфальтовой дороге, потом неожиданно останавливаемся. Минут десять мы стоим, прислушиваясь к ночи. Слышу, как один из провожатых обходит грузовик, что-то не то снимая с крыши, не то наоборот — забрасывая на неё.

Наконец, мы трогаемся и почти сразу съезжаем с дороги. Тут же гаснут габаритные фонари, свет от которых пробивался сквозь ткань тента. Видимо, вместе с габаритами гаснут и фары. Машину тут же начинает мелко трясти на камнях. Часа три мы едем какими-то зигзагами, и то тяжело взбираемся по каким-то склонам, то, наоборот, катимся под уклон. Неожиданно грузовик резко тормозит, и его водитель тут же что-то негромко рявкает. По команде все вокруг вскакивают и один за другим прыгают за борт кузова в темноту. Ясир тянет меня за собой. Ноги больно и неловко впечатываются в землю. Рядом напряжённо дышат арабы. Они что-то делают в темноте. Ясир почти бегом отводит меня метров на пять от машины и с фразой "Жди!" кидается к арабам. В темноте видно, как с крыши машины что-то сбрасывается вниз и тут же начинает раскачиваться на холодном ночном ветру. С виду это какие-то тенты. Их края арабы растягивают в разные стороны, как пологи палатки, и закрепляют кольями на земле. "Они маскируют грузовик!" — вдруг доходит до меня. На все действия ушло, может быть, минуты полторы и вот уже на месте грузовика какая-то конструкция, похожая на небольшой угловатый холм. Ясир подбегает ко мне и тянет за собой. Мы отбегаем метров на тридцать в сторону и плюхаемся в какую-то ложбинку. Рядом с нами падают на землю остальные арабы. Последним подбегает один из проводников и одним движением набрасывает на всех ещё кусок чего-то, похожего на брезент. Края его лежащие засовывают под себя. Мы замираем. Слышу, как колотится сердце лежащего рядом Ясира. Неожиданно ухо улавливает далёкий свист, который скоро начинает нарастать, и через несколько секунд превращается в гул вертолётных движков. Он приближается, становится всё громче. Мне кажется, я просто растёкся по земле блином — так хочется стать незаметным. Вертолёты — судя по звуку, их два — проходят чуть в стороне от нас и совсем низко — может быть, в сотне метров над пустыней. Проходят без огней — видимо, у пилотов приборы ночного видения. Наконец, их гул начинает стихать. Превращается сначала в свист, а затем в еле слышный шелест. Но ещё минут десять мы лежим неподвижно. Наконец, проводник встает и что-то негромко командует. Все поднимаются. Ещё несколько минут мы дружно складываем "крылья" маскировочного тента. На ощупь он какой-то "пластиковый", возможно, из радиопоглощающего материала, но весь оставшийся путь меня не оставляет мысль: как смогли проводники засечь вертолёты на таком большом расстоянии…

Примерно через два часа мы вновь останавливаемся. Негромко хлопает дверца, и я слышу, как проводник с кем-то здоровается. Он обменивается с неизвестным несколькими фразами, и машина вновь трогается. Минут через пятнадцать мы переваливаем какой-то бугор и оказываемся на шоссе, а ещё минут через тридцать заезжаем в какой-то посёлок. Я в Ираке!


ФАЛЛУДЖА

— Зовите меня "команданте Му",— улыбается, здороваясь со мной один из командиров повстанческого отряда. Му — значит, Мухаммад. Его английский почти безупречен.— Но мы не исламисты, как нас пытаются тут перед всем миром выставить. Мы не Аль-Каеда, куда нас пытаются записать амриканская пропаганда. Аль-Каеда — это вообще американская выдумка. Они её когда-то создали, а теперь пытаются сделать вид, что она к ним никакого отношения не имеет. Мы — солдаты армии освобождения Ирака. Мы воюем за свою землю против американских оккупантов и их прислужников. И с каждым месяцем земля всё сильнее горит у них под ногами. Американцы называют мой город "дорогой в Ад". И это так. За два года они здесь потеряли не одну сотню своих вонючих псов. И никакое современное оружие им не помогает. Мы давно научились пережидать и бомбёжки, и артиллерийские обстрелы. Но как только они суются в город, так их вертолёты начинают вывозить отсюда их трупы, а на улицах горит их техника.

Заметив удивлённо недоверчивое выражение моего лица, "каманданте Му" включает телевизор и нажимает кнопку на пульте видеомагнитофона. Далее почти сорок минут идёт "презентационный клип" иракского сопротивления. Документальные кадры атак американских колонн, сбитие вертолётов, подрывы на фугасах танков и бронетранспортёров, выстрелы снайперов. И трупы, трупы, трупы в американской форме.

Честно говоря, ожидал, что среди записей будут сцены казней, но иракцы выгодно отличаются от чеченцев — они зверства не смакуют. Всё увиденное впечатляет. Если учитывать, что снята лишь малая часть, то положение американцев действительно незавидное.

Вместе с "каманданте Му" мы едем по городу. Он показывает разрушения. Они ужасны. Сотни домов лежат в руинах. Через город идут целые "просеки" руин.

— Год назад американцы устроили здесь показательную экзекуцию, — говорит Мухаммад.— Они три недели уничтожали город. Тогда погибло семь тысяч мирных жителей. Их бомбардировщики стирали с лица земли целые кварталы. И чего они добились? Теперь моя Фаллуджа один из главных центров сопротивления. И американцы никогда не возьмут его под свой контроль.

Словно в подтверждение своих слов он останавливает машину у какого-то административного здания, перед входом в которое топчутся несколько иракцев в форме местной полиции. Не скрывая висящего на плече "Калашникова", подходит к ним. Те радостно, и, как мне показалось, с затаённым страхом, бросаются прикладываться своими щеками к щекам "каманданте". Один неожиданно целует его в плечо. Мухаммад о чём-то несколько минут разговаривает с ними, потом возвращается в машину.

— Видишь, чья власть в городе?— хмыкает он.— Те, кто идёт работать к американцам, идут туда либо по нашему приказу, чтобы помогать нам: информировать, предупреждать, быть курьерами. Либо идёт туда за смертью. Мы таких просто вешаем.

Сейчас идут большие бои вокруг Хадида — это недалеко от сирийской границы. Сегодня там убили трёх американцев. Вчера сбили их беспилотник. Мы сейчас принимаем бойцов оттуда. Наша тактика называется "изматывание кобры". Кобра, когда встаёт и раздувает капюшон, очень опасна и может укусить. Но если её измотать ложными движениями, она скоро так устаёт кидаться в разные стороны, что просто ложится и уползает. И тогда её можно даже за хвост поднять. Так и мы всё время изматываем американцев. Они мечутся по Ираку, объявляют какие-то громкие операции, но как только они начинают окружать тот или иной город — мы выводим оттуда основной костяк сопротивления. Остаются только добровольцы. Но и они потом среди жителей прячутся.


АМЕРИКАНЦЫ

…Вдвоём с оператором какой-то арабской телекомпании мы сидим у приоткрытого окна. Камера на штативе обращена в сторону улицы и чем-то похожа на пулемёт. Метрах в двухстах от нас перекрёсток. Ясир предупредил, что здесь в ближайшее время будут атакованы американцы. Прошло уже больше часа, но ничего не происходит. Нет ни американцев, ни признаков партизан. Может быть, это просто ошибка?

Неожиданно до уха долетает шум работающего движка. В конце улицы показывается американский военный "хаммер", за ним на улицу выезжает бронетранспортер. Машины едут почти посреди пустынной улицы. Оператор приникает к объективу. Я чувствую, как часто-часто заколотилось сердце. Вот они подъезжают к перекрёстку, начинают поворачивать и здесь вдруг вспухает мощный взрыв, заслонивший от нас обе боевые машины. Вспышка, огромный клуб черного дыма и пыли. Через мгновение раздаётся беспорядочная стрельба. Когда дым рассеивается, я вижу перевёрнутый разгорающийся "хаммер". От бронетранспортёра в разные стороны разбегаются фигурки солдат. Они то и дело приседают, шаря стволами по окрестностям. Куда-то стреляют… Я поневоле пригибаюсь.

Кто-то трогает меня за плечо. Оборачиваюсь — это Ясир. — Уходим! — командует он негромко. Араб-оператор уже снял камеру со штатива и деловито укладывает её в чехол.

Вслед за Ясиром мы спускаемся по лестнице и выходим на улицы. Дальше почти полчаса мы какими-то дворами и пустырями пробираемся к улице, на которой нас ждёт такси. Ещё через час мы на базе партизан. Напряжение спало. Все шумно говорят, смеются, хлопают друг друга по плечам. Оператор ставит камеру и подсоединяет её к телевизору. На экране уже крупным планом "хаммер", подъезжающий к месту своей смерти. При увеличении видно в нём три солдата, а затем экран вновь "засвечивает" вспышка взрыва.

— Аллах Акбар!— кричат вокруг меня иракцы. Они счастливы. Когда дым рассеивается, я вижу отброшенный взрывом искорёженный, разгорающийся "хаммер". Из него никто не пытается выбраться…

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/66341



Речь о терроризме в Вашингтоне. — На политический кризис Буш реагирует ложью и новыми угрозами войны


Билл Вэн Оукен
12 октября 2005 г.

Речь президента США Джорджа Буша в четверг, 6 октября, на тему "войны с террором" стала отрезвляющим свидетельством размеров политического кризиса, с которым столкнулось американское правительство, а также угрозы, какую это правительство способно создать, пытаясь преодолеть кризис при помощи эскалации милитаризма.

Речь эта была набором лжи, нацеленной на запугивание американского народа и сплочение крайне правых сторонников Буша. В своих высказываниях, порой походивших на бред сумасшедшего, он ссылался на неправдоподобное пугало — террористическую организацию "Аль-Каида", якобы намеревающуюся "создать империю радикального ислама от Испании до Индонезии".

Буш произнес свою речь в Национальном Фонде Демократии (National Endowment for Democracy — NED) — учреждении, которое в 1980-х годах было создано администрацией Рейгана для ведения за рубежом политической пропаганды и подрывных операций, которыми прежде секретно занималось ЦРУ.

Два года тому назад президент США в этой же аудитории объявил о своей "опережающей стратегии по установлению мира на Ближнем Востоке". Тогда он предрекал, что успешное введение Соединенными Штатами "демократии" в Ираке приведет к "глобальной демократической революции", которая низложит правящие в этом регионе режимы.

В своей речи в четверг Буш выдвинул совершенно противоположную теорию и предупредил, что без достижения американской армией безусловной победы "Ираком овладеют Заркави и бен Ладен", что приведет к установлению радикальных исламистских режимов в близлежащих странах.

Последнее утверждение ничуть не достовернее того, которое прозвучало в 2003 году. Однако внимания заслуживает растущее отчаяние по поводу катастрофического положения в Ираке, из-за которого правящие круги США готовы сделать ставку на страх как на главный инструмент для принуждения американского народа к согласию с их политикой.

В четверг же, прямо как по заказу, власти Нью-Йорка объявили тревогу в метро из-за угрозы террористического нападения. Это произошло всего лишь несколько часов спустя после речи Буша и как раз в подходящее время для того, чтобы стать сюжетом в вечернем выпуске теленовостей и обернуться пугающими газетными заголовками на следующее утро. Однако почти сразу после объявления тревоги работники разведывательных служб заявили о "невысокой достоверности" этой угрозы. А в пятницу закрыли Пенсильвания-Стейшен, так как была обнаружена "подозрительная" бутылка содовой воды.

Подобные объявления тревоги, равно как и речь Буша, направлены на насаждение атмосферы страха, позволяющего дестабилизировать общество и предотвратить рост политического сопротивления и социального недовольства.

Администрация Буша вернулась к заклинаниям о терроризме, которые она уже использовала при подготовке к захвату Ирака, когда утверждала, будто Багдад разрабатывает оружие массового поражения и готовится передать его террористам "Аль-Каиды".

Она лгала тогда и лжет сейчас, но теперь политические условия стали другими. Газета New York Times привела слова анонимного работника Белого дома, который заявил, что Буш произнес свою речь для того, чтобы "напомнить американцам, в последние месяцы "в значительной мере отвлекшимся [от главного]", что страна все еще находится под угрозой и что ни в коем случае нельзя уходить из Ирака..."

Так что же нас "отвлекло"? Несогласие с правительством Буша сейчас достигло своего наивысшего уровня. Согласно опросам, нынешнюю администрацию поддерживает лишь 37 процентов населения, а большинство считает, что война в Ираке была ошибкой и что войска США должны быть выведены оттуда.

Кроме того, катастрофа, вызванная ураганом "Катрина", показала миллионам людей всю глубину социального кризиса и классовой поляризации в Соединенных Штатах, а также упадок правительственных и социальных институтов под влиянием политики, проводимой исключительно в интересах накопления богатств финансовыми элитами.

После всплеска истерии по поводу терроризма и состояния "внутренней безопасности страны", последовавшей вслед за атаками 11 сентября 2001 года, реакция на это стихийное бедствие продемонстрировала, что к борьбе с последствиями катастрофы правительство США сейчас подготовлено даже хуже, чем четыре года тому назад. К угрозе террористических нападений оно относится лишь как к средству политического террора, направленного против американского народа.

Тем временем появляются признаки растущего недовольства и прямого сопротивления в рядах самих вооруженных сил.

В тот день, когда Буш произносил свою речь, в Ираке были убиты еще семь американских солдат. Таким образом, потери армии США перевалили за 1950 человек. Ежедневно совершается более 100 вооруженных нападений, экономика и общество страны остаются парализованными. Многие знатоки Ирака предупреждают, что страна либо подошла к порогу этнически-религиозной войны, либо такая война уже началась. Ожидаемый референдум по проекту конституции — Вашингтон называет ее очередным шагом на пути к демократии — фактически только подливает масла в огонь.

Буш отрицает тот очевидный факт, что американская оккупация Ирака увеличивает поддержку вооруженному сопротивлению и актам террора как в самом Ираке, так и во всем ближневосточном регионе. Однако американские командиры не отличаются такой уверенностью и не раз публично заявляли о необходимости сокращения военного присутствия США, которое иракцы воспринимают как насильственную оккупацию.

Ссылки Буша на якобы повсеместную угрозу терроризма направлены на подавление таких проявлений внутреннего несогласия и на запугивание тех, кто выступает против политики правительства. По своему тону, эта речь очень напоминала истерические вопли о "красной угрозе" эпохи маккартизма, хотя аргументы Буша по своей глупости превосходили речи фанатиков-антикоммунистов пятидесятилетней давности.

В речи Буша "глобальная война с террором" приравнивается к "холодной войне" против Советского Союза и ко Второй мировой войне, а Усама бен Ладен — к Иосифу Сталину и Адольфу Гитлеру. Такие утверждения просто абсурдны.

Советский Союз был сверхдержавой, располагавшей атомным оружием и простиравшейся на одну шестую часть земной суши.

"Аль-Каида", в лучшем случае, является сборищем нескольких тысяч фанатиков. Усама бен Ладен не располагает государственной властью, и его движение не имеет шансов захватить эту власть где-либо в мире — в том числе в Ираке. Свергнув правительство Ирака и дестабилизировав иракское общество, Вашингтон создал для "Аль-Каиды" новое, ранее ей недоступное поле для действий, а также источник рекрутирования активистов среди арабских масс, которые возмущены американским нападением и оккупацией.

Продолжая свою "войну с террором" и "борьбу за свободу", Буш заявляет, будто враждебно настроенные "экстремисты желают пресечь американское и западное влияние на всем Ближнем Востоке... В борьбе за достижение этой цели их тактика остается неизменной уже в течение четверти века: они наносят удар и ждут, когда мы побежим".

О какой такой четверти века тут идет речь? Разве антиколониальное движение, возникшее в этом регионе после Второй мировой войны, не было направлено на "пресечение западного влияния на всем Ближнем Востоке"? Разве не такими были цели и тактика националистических движений, вытеснивших французов из Алжира и вышвырнувших британцев из Египта?

Американская война в Ираке не имеет ничего общего с демократией или терроризмом; это попытка повторной колонизации региона с целью захвата контроля над его нефтяными ресурсами и установления стратегического господства американского империализма.

Фабрикуя свою легенду о войне с террором, Буш соединил вместе различные движения и представил их как часть глобального движения "радикального ислама", с которым армия США якобы воюет в Ираке.

Он заявлял, что Соединенным Штатам угрожают "полувоенные повстанческие и сепаратистские формирования в таких странах как, например, Сомали, Филиппины, Пакистан, Чечня, Кашмир и Алжир".

Тут в общую кучу свалена борьба между кланами в Сомали, мелкие местные банды на Филиппинах, международный спор по поводу Кашмира, имеющий более чем полувековую историю, и политическое движение исламистов в Алжире, зверское подавление которого стоило жизни 150 тысячам людей. Ни одно из этих движений, у которых различная социальная опора и политические цели, не было замечено в связях с какими-либо актами международного террора.

Если и наблюдался рост исламского фундаментализма, то в основном за счет поддержки со стороны правительства США, которое выделяло миллиарды долларов на оружие и помощь Усаме бен Ладену и его моджахедам, когда те пытались свергнуть поддерживаемое Советским Союзом правительство в Афганистане в 1980-е годы.

Точно так же Вашингтон поддержал исламистов в Индонезии, когда те в 1965 году устроили антикоммунистические погромы, убив миллион человек, а также в Чечне и Боснии, где они рассматривались в качестве противовеса российскому и сербскому влиянию. Всюду, где подобные движения играли роль инструмента для достижения стратегических целей США, они пользовались открытой или скрытой поддержкой США.

Речь Буша носила обычный мессианский характер; "война с террором" в ней была определена как "призвание", и далее было заявлено: "Мы выступим против этой смертельной опасности, угрожающей всему человечеству". Такие выражения адресованы сторонникам нынешней администрации в рядах правых евангельских христиан и составляют необъемлемую часть попыток представить войну в Ираке как некий новый крестовый поход против ислама.

Однако большая часть человечества рассматривает в качестве наиболее опасной угрозы сам американский империализм. После гибели более чем 100 тысяч иракцев слова Буша, использованные им для описания противников Америки, вполне могут быть отнесены к самому президенту США: "В прошлом тираны и те, кто пытался ими стать, всегда утверждали, что осуществление их грандиозных замыслов оправдывает убийства. Но, в конце концов, порядочные люди во всем мире от них отворачиваются".

Среди более зловещих и, казалось бы, иррациональных пассажей речи Буша были неприкрытые угрозы в адрес Сирии и Ирана, которых он назвал "попутчиками" террористов.

"Государства-спонсоры, подобные Сирии и Ирану, давно сотрудничают с террористами, поэтому они не заслуживают снисхождения со стороны жертв террора, — изрек Буш. — Соединенные Штаты не делают различия между теми, кто совершает террористические акты, и теми, кто поддерживает и привечает террористов; и те, и другие в равной мере несут ответственность за убийства".

Это — неприкрытое оправдание военного нападения на упомянутые государства. Ведь точно такой же ложный предлог был использован для нападения на Ирак два с половиной года тому назад.

Правящий в Дамаске режим является светским и беспощадно подавляет исламистское движение в Сирии. После 11 сентября он делился важными разведданными с Вашингтоном, а американские спецслужбы отправляли подозреваемых в Сирию, где эти люди подвергались пыткам.

Что касается Ирана, то его правительство установило тесные связи с шиитским большинством в Ираке, представители которого доминируют в иракском правительстве, пользующемся поддержкой США. Тегеран поддержал выборы в Ираке, а также проект иракской конституции; он враждебно относится к движению "Аль-Каида", устраивающему сектантские террористические нападения на иракцев-шиитов.

Почему же теперь звучат угрозы в адрес обоих режимов? В первую очередь это значит, что американская война в Ираке не имеет ничего общего с борьбой против террора. Это всего лишь попытка установления неоколониального владычества США. Руководящие лица администрации и правящих кругов сделали из углубляющейся иракской катастрофы вывод о том, что это возможно лишь путем расширения зоны военных действий.

В конечном счете, обострение милитаризма является следствием глубокого кризиса в самом американском обществе, характеризующегося социальным неравенством и возрастающей коррумпированностью и паразитизмом корпоративного правящего слоя.

Речь Буша — признак того, что эта правящая элита готовит еще более страшные преступления и кровопролитие. Его злобные высказывания почти не были подвергнуты критическому разбору со стороны Демократической партии или СМИ, так как ни демократы, ни журналисты не намерены допускать какого-либо политического проявления растущего массового недовольства войной и внутренней политикой американской администрации.

http://www.wsws.org/ru/2005/okt2005/terr-o12.shtml



29 октября 2005 г.

Не там ищут...
Доклад «комиссии Волкера» о нарушении санкций против Ирака


В последние дни в мире бурно обсуждают доклад ООН о нарушении режима санкций в отношении Ирака при осуществлении программы «Нефть в обмен на продовольствие». В докладе упоминается, что в незаконных операциях, связанных с продажей иракской нефти в рамках квоты, выделенной ООН, участвовало более 2200 компаний чуть ли не со всего мира — из 66 стран. Обвинения выдвигаются не просто в нарушении санкций, а в тяжких уголовных преступлениях — во взяточничестве и контрабанде.

То есть всех поставили лицом к стенке, обыскивают, охаживают дубинкой, да еще и недвусмысленно показывают в сторону ближайшей тюрьмы. До этого был только Гаагский трибунал над Милошевичем и другими сербскими лидерами. Потренировавшись на сербах, увидели, что мир помалкивает. Теперь затевается неизмеримо более грандиозное представление. На дыбу потянут сотни, если не тысячи бизнесменов, чиновников и политиков.

Председателем комиссии ООН является, конечно же, очередной американец — Пол Волкер. Поэтому если американские компании в перечне нарушителей и упоминаются, то как-то очень стыдливо, чуть ли не как жертвы обмана со стороны злодеев из других стран, которые втянули невинных, законопослушных нефтяных сверхгигантов из США в сомнительные сделки с ужасным Саддамом Хусейном. (Хотя именно американские гиганты, контролирующие мировой танкерный флот, больше всего поживились на ооновских программах).
Г-н Волкер обвиняет во всех грехах по большей части другие страны, в частности, Францию и Китай. Мол, именно они, неслухи, то и дело встревающие поперек Америки, по самые уши погрязли в грехе нарушения ооновских санкций. Достается генсеку ООН К.Аннану, с которого обвинения вроде бы сняли, но как-то не полностью. Проезжаются насчет «иракских злоупотреблений» и по немецким фирмам.

Но особое внимание уделено России. В докладе упоминается, что фирмы из России получили чуть ли не 30% всех контрактов по программе «Нефть в обмен на продовольствие». Западная и российская пресса сладострастно перечисляет имена российских политиков, особенно оппозиционных, которые якобы участвовали в делах, связанных с иракской нефтью. Однако очень осторожно обходят тему участия в этих операциях официальных лиц РФ. Хотя известно, что масштабы вовлеченности в сделки с иракской нефтью у деятелей из правительственных ведомств и администрации президента РФ были намного выше, чем у политиков.

Пока в прессе в этой связи называется лишь имя бывшего руководителя администрации президента РФ Волошина. На самом деле слой чиновников, откусивших от иракского пирога, намного толще. В этой связи упоминается МИД РФ, МЧС и даже Русская православная церковь. Вот они-то, а не оппозиционные политики, и являются основной целью американского нажима. Конечно, все это не невинные овечки, попавшие на зуб американского волка. Российские коррупционеры использовали бедственное положение Ирака (возникшее не без их участия) для того, чтобы изрядно повысить свое благосостояние. И попались.

Только что устами Совбеза ООН (при участии России) от Сирии потребовали «полного сотрудничества» в расследовании убийства бывшего премьер-министра Ливана Р.Харири. При этом «сотрудничество» с комиссией ООН по расследованию означает доступ ооновских следователей к любой документации, возможность допроса любых чиновников (в том числе и с вывозом их за рубеж), замораживание счетов и так далее. Теперь, после публикации доклада Волкера, «полного сотрудничества» потребуют и от России.
Формально расследовать нарушения эмбарго должны будут правоохранительные органы соответствующих стран. Но не вызывает сомнения, что американцы будут самым плотным образом контролировать ход этих расследований, используя их как элемент шантажа. Не удивительно поэтому, что в Москве встревожились и засуетились. Глава МИД РФ С.Лавров уже выразил сомнение в достоверности информации о нарушениях со стороны российских фирм и ведомств.

Но главное не в этом. Главный вопрос заключается вот в чем: почему, собственно говоря, мир вообще должен оправдываться? Иракцы продавали не чужую нефть (как американские нефтяные компании, оседлавшие месторождения всего мира). Они продавали свою нефть. Но под надзором Комитета ООН по санкциям, который полностью управлялся американцами и который бдительно контролировал, чтобы иракцы не продали ни грамма нефти свыше квоты, определенной в Вашингтоне и не получили за свою (!) нефть ни цента больше того, что им определили те же самые американцы. А в Вашингтоне определили такой рацион Ираку, что страна постоянно находилась на грани голодной смерти. И это при ее несметных нефтяных богатствах.

Иракцы нашли выход из положения. Они создали схемы, которые позволяли часть их совершенно законных доходов возвращать в Ирак, минуя этот самый Комитет по санкциям. Это было абсолютно оправданное поведение в условиях, когда США пытались откровенно задушить Ирак. Однако возврат Ираком доходов от продажи иракской (!) нефти американцы окрестили «взятками» и назвали это преступлением.

Давайте называть вещи своими именами: преступлением являлась прежде всего сама блокада Ирака. Это был акт геноцида иракского народа. За годы бойкота от нехватки лекарств, чистой воды и других проблем, созданных блокадой, только детей в возрасте до 5 лет погибло до 500 тысяч. Полмиллиона невинных душ, загубленных «защитниками прав человека» из Вашингтона! А сколько детей постарше и взрослых погибло от недостатка продовольствия, тех же лекарств и питьевой воды? Многие сотни тысяч. Это преступление колоссальных масштабов, совершенное под флагом ООН! Два помощника генсека ООН — ирландец Д.Халидей и немец О.фон Спонек — ушли, хлопнув дверью, со своих высоких постов, ибо будучи ответственными за иракские программы ООН не могли выносить злодеяний, творившихся с полного согласия Совета Безопасности ООН.

Никаким нарушением международных законов схемы возврата денег в Ирак не были. Блокада Ирака — это чисто американская затея, подчиненная интересам США. И эти интересы известны — наложить лапу на богатейшие нефтяные запасы Ирака, составляющие 11% от запасов всего мира. Блокада Ирака не была выражением благородного гнева мирового сообщества по поводу давно уже забытого краткого вторжения Ирака в Кувейт 15 лет назад. Блокада была подготовкой к вторжению США в Ирак. Она была призвана ослабить боеготовность иракской армии и подорвать боевой дух народа. Теперь американцы обвиняют весь мир, что он недостаточно энергично помогал США в подготовке агрессии. Абсурд!

Американцы уже сорок с лишним лет пытаются изолировать Кубу. Весь мир решительно против этого. Но США имеют наглость записывать страны и компании, торгующие с Кубой, в нарушители санкций. Введенных США в одностороннем порядке! Весь мир негодует. Но ведь то, что американцы под зонтиком ООН выделывали в отношении Ирака — это тот же случай. Вся разница в том, что в случае с Ираком американцы со своим прихвостнем Блэром сумели выкрутить руки дюжине других членов Совбеза. (Тогда это было несложно. Все прогибались перед Вашингтоном до неприличия. Только пальцем помани — бежали голосовать за любую резолюцию, будь то против сербов или против иракцев). Так что утверждения, что санкции были введены по решению Совбеза ООН, сути дела не меняют. Это чисто американская затея.

Если сейчас не дать всем миром решительный отпор попытке американцев устроить грандиозное судилище, то США поставят обвинения в «злоупотреблениях» на поток и будут таскать в суды всех, кто был замечен в неповиновении «владыке мира». И старые заслуги (например, в разгроме СССР или разрушении российской экономики) зачитываться не будут. Сейчас это совершенно ясно. Так что господам в российской верхушке, которые надеялись, что тесная дружба с Америкой избавит их от ненужного внимания к их темным делишкам, пора избавляться от иллюзий. Это только кажется, что арест «атомного министра» Адамова был досадной случайностью. Теперь, с выдвижением обвинений в нарушении блокады Ирака, судьба Адамова может постичь очень многих российских чиновников.
Вячеслав ТЕТЕКИН
http://www.sovross.ru/2005/143/143_3_1.htm