ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Ложь о голодоморе


Содержание страницы:

  • П.КРАСНОВ "ЛОЖЬ О ГОЛОДОМОРЕ"

  • ЮРИЙ СОЛОМАТИН "К ИСТОРИИ ОДНОЙ «ПОМЕРАНЧОВОЙ» ФАЛЬСИФИКАЦИИ: ООН ПРО ВЕЛИКИЙ ГОЛОД 1932-1933 ГОДОВ В УКРАИНЕ (HOLODOMOR)"

  • Н.И.БОЙЧУК "ГОЛОД НАС МУЧИЛ ПОСТОЯННО... (ОТПОВЕДЬ КЛЕВЕТНИКАМ)"

  • МАРЧУКОВ АНДРЕЙ "А БЫЛ ЛИ ГОЛОДОМОР?"



Ложь о голодоморе


Коллективизация и последовавшие за ней события были важнейшим моментом в становлении Советской Государственной системы управления.

В предыдущей статье мы, пришли к выводу о коллективизации, как о единственном выходе для СССР тех лет. Наряду с так называемыми «массовыми репрессиями» трудно найти более оболганный и извращенный подонками и ненавистниками русского народа период нашей истории. Естественно, раздаются вопли о «многих миллионах жертв войны с собственным народом». Непонятно правда, почему война закончилась столь быстро, а также какие репарации получили победители и, собственно говоря, кто ими был? Но тут уж удивляться нечему, таковы уж фальсификаторы. Что ни копни – ложь. Например, утверждают, что на Украине погибло от голода 8-10 миллионов человек и ведь хватает же наглости!

Можно не сомневаться, что практически у каждого русского, белоруса, украинца, татарина (и так далее) фронтах Отечественной войны погиб близкий родственник. К сожалению, исключений мало. Известно, что на фронте погибло примерно 8 миллионов советских солдат. А есть ли среди ваших близких тот, кто по легенде об «ужасном голодоморе» умер от голода примерно десятью годами ранее? Если же все умершие были в ограниченных районах, то они, районы, должны были просто опустеть, и не заметить этого было бы никак нельзя.

Например, на Украине в те годы жило примерно 32 миллиона человек, то есть умер каждый четвертый? В таком случае не было бы украинца, у которого не умерло бы несколько близких родственников, а Украина тех лет должна была бы представлять собой выжженную пустыню. Летописи средних веков доносят ужасающие картины опустевших областей после эпидемий чумы и холеры, унесших от четверти до трети жителей. Многие десятилетия спустя подобные бедствия оставляли хорошо видимый след и оставались в народной памяти многие столетия. Во время татаро-монгольского нашествия Русь потеряла около 30% населения (историки оценивают потери населения в 20-40%, полностью уничтожено 20% городов, еще 40% разрушено, но русские жили в основном в деревнях), что было воистину чудовищным ударом, отбросившим Русь назад на несколько столетий.

Было ли наблюдаемо нечто подобное на Украине в 32-33 годы? Смешно даже обсуждать это. Хорошо, допустим, иго это было очень давно, и ученые могут ошибаться. Но есть гораздо более свежие события, с которыми можно сравнить эти, с позволения сказать, «гипотезы». Достоверно известно, что во время войны погиб каждый пятый белорус и никому в Белоруссии не надо объяснять, что это имело место, то есть процентные масштабы трагедии во времена так называемого «голодомора» должны были бы быть примерно теми же. Должны быть вымершие деревни и целые районы таких размеров, что скрыть их не было бы никакой возможности. Желающим это представить настоятельно советую съездить и посмотреть

Кладбище деревень в Белоруссии, может хотя бы это прояснит что-то мозгу. Одномоментные массовые захоронения были бы легко различимы (могилы проседают) и были бы найдены сразу же. Более того, вся Украина оказалась в руках немцев 10 лет спустя, неужели Геббельс упустил бы такой невероятный шанс, не провел бы массового вскрытия могил «большевистского геноцида», ведь лучшего шанса для привлечения украинцев на свою сторону трудно было и придумать. А ведь известно, что абсолютное большинство украинцев оказывало ожесточенное сопротивление с захватчикам, исключение составили только бандеровцы, но они то, как раз во время «голодомора» жили не в СССР, а в Польше! Да впрочем, украинцам, если бы они пережили такой голод, ничего не надо было бы объяснять. Вместо этого немцы применяли другие методы диалога с населением, вроде массового истребления в Бабьем Яре. Просто им было решительно нечего сказать про «голодомор».

Все приводимые «страшные истории» это просто специально подобранные информационные блоки для эмоционального воздействия на сознание. Аргументы сводятся примерно к следующему: «только в Харькове в сутки погибало от голода около ста человек». От этого сразу возникает картина чудовищного мора по всей Украине, и миллионы погибших начинают казаться реальными. Однако если умножить 100 на 365, то оказывается, что все далеко не так просто, даже если допустить, что такое продолжалось целый год подряд.

Очевидно, что брался относительно небольшой период и специально выбранный город, данные тоже, мягко говоря, не очень заслуживают доверия. Приводятся выдержки из уголовных дел, в которых описывается людоедство, но как нередко бывает, горячечные манипуляторы пытаются взять нахрапом, и их аргументы не выдерживают столкновения даже с простейшими доводами. Например, из уголовных дел приводятся выдержки следующего содержания: «мы с братом Семеном шли за водкой, по пути попался мальчик, мы его съели». Однако, умирающий от голода человек никогда не пойдет за водкой. В качестве аргументов приводится «сокращение численности населения» некоторых районов, особенно сокращение численности молодежи, однако именно в те годы началась массовая миграция и мигрировала, в основном, молодежь. То есть жульничества и манипуляций здесь невероятное количество.

«Это не отдельные случаи загиба, – писал Шолохов, – это узаконенный в районном масштабе “метод” проведения хлебозаготовок».

Верно писал, но как-то легко уходит от внимания то, что говорится про масштаб района, даже не области, не говоря уже о республике.

Ссылку на знаменитую библию идеологов «перестройки» — фальшивку «Жатва скорби» некоего кадрового сотрудника ЦРУ Конквеста теперь стараются не приводить – она просто переполнена подлогами и фальшивками, даже фотографии «с места событий» относятся к другому месту и времени – голоду в Поволжье в 21 году. Кстати, любой знает о чудовищных, просто повальных пытках, творимых озверевшим «мусорьем», сбродом самых кровавых шакалов Россиянии, по сравнению с которыми хлебозаготовки – просто невинные забавы детей, причем массовые пытки приняли просто невообразимые масштабы, людей пытают и калечат просто публично, осатаневшая полицайская мразь не стесняясь грабит людей прямо на улицах, пытает, убивает, насилует и ничего при этом не боится – до расследования дойдут сотые процентов совсем уж беспредельных случаев.

Но «почему-то» отдельные случаи времен Сталина вызывают просто сатанинские беснование, а здесь «защитники русского народа» как воды в рот набирают и в лучшем случае мямлят что-то невразумительное. Почему такая избирательность? Очень просто, потому что это подонки, враги. Только и всего. Их задача оправдать настоящих врагов русского народа и оболгать героев.

Но в данный момент нас интересует не это. Число погибших в голодные 32-33 годы преувеличено просто чудовищно. Об отсутствии каких-либо свидетельств многомиллионной гибели населения в те годы говорит наиболее авторитетный исследователь того периода – Земсков , которого никак нельзя заподозрить в симпатиях к Сталину и коммунистам. Он однозначно утверждает, что от голода погибло несколько сотен тысяч человек. Немало! Но, для Царской России — это было обычным делом, а после этого провала Советская Власть навсегда решила проблему голода, извечного бича России (если не брать последствия Гражданской и Отечественной войн, к которым общественный строй имел небольшое отношение).

Кроме того, в 30-33 гг. по территории СССР прокатилась жестокая эпидемия тифа, бича того времени и непременного спутника массовых миграций. Отличить сейчас погибших от тифа и от голода невозможно, скорее всего, это несколько сот тысяч человек, возможно до 1 миллиона. Из-за ухудшения условий жизни в результате «перестройки» Россия сейчас столько же теряет за год, но опять же речь не об этом. Почему это произошло и кто в этом виноват в те годы?

На мой взгляд ответ однозначен – Сталин. Да, были смягчающие обстоятельства. Но многих жертв можно было бы избежать, если бы не ошибки Сталина и его недостаточный профессионализм как руководителя такого уровня в те годы.

Жесткие меры не всегда применялась там, где не нужно и не применялась там и тогда, когда было нужно. Имел место массовый саботаж крестьян в районах, именно на них обрушился голод. Как надо поступать с саботажниками в условиях угрозы существования государства? Верно, подавить. Правильно сделала Советская Власть, только поздно.

Сопротивление коллективизации было сильным, ряд районов решили, говоря современным постперестроечным языком, «кинуть» Советскую Власть. Что было делать? Только одно – применить силу, все остальные выходы приводили в ближайшее десятилетие к гибели России. Естественно, как всегда в подобных случаях, страдали и невиновные, но избежать этого в той конкретной ситуации было нельзя в принципе. В этой ситуации власть просто обязана была сметать все, что становится у нее на пути. Иначе – смерть и исчезновение России. Сила была применена, но Сталину стало жаль пострадавших, и он дал обратный ход, именно это и привело к катастрофе значительных масштабов.

Сказалась неуместная мягкость Сталина, который, подобно неопытному водителю, заметался на дороге. Под его давлением колхозы то вводились, то отменялись, поскольку начались народные протесты и начались неизбежные в такой ситуации злоупотребления. Естественно, протестующие сделали вывод, что можно протестовать и дальше, власть пойдет на попятную. Раз уже сделала так однажды и крестьяне ряда районов демонстративно стали сеять хлеб только для себя. Сталин должен был «прессануть» осатаневшее быдло с необходимой жестокостью, но на два года ранее. Однако он этого не сделал. Нужны был и приклад в зубы, и пули, и штык под ребро. Если потребуется, то и пулеметные роты для особо упертых, чтобы промыть мозги свинцом, при необходимости даже вешать мерзавцев вдоль дорог. Потому что быдло понимает только язык силы. Так были бы погублены тысячи, пусть даже десятки, но спасены сотни тысяч.

Всего этого Сталин не сделал, а должен, обязан был сделать. По большому счету его за это надо было бы судить за преступное бездействие, но без сомнения, можно считать, что он искупил свою вину перед народами СССР своими дальнейшими подвигами. В результате жесткие меры пришлось применять, когда болезнь приняла крайне острый характер. Есть такие ситуации, из которых безболезненный выход невозможен в принципе, можно лишь ценой определенных жертв избежать чудовищных катастроф.

Процесс коллективизации в 1931-32 гг. принял катастрофический характер (он был усугублен снижением из-за недорода сборов зерна в 1932 г. до 68,4 млн. т против 83,5 в 1930 г., спадом поголовья коров и лошадей вдвое. На Украине осенью 1931 г. осталось незасеянными 2 млн. га озимых. Миллион гектар погиб весной 1932 года (36% озимых). Началась катастрофа.

В годы перестройки широко распространялось мнение, будто голод был вызван резким увеличением экспорта зерна для покупки западного промышленного оборудования. Это неверно. В 1932 г. экспорт был резко сокращен – он составил всего 1,8 млн. т против 4,8 в 1930 и 5,2 млн. т в 1931 г., а в конце 1934 г. экспорт вообще был прекращен.

Но крестьяне отказывались сеять хлеб! Дело доходило даже до забастовок. Представьте себя селянина на Украине, который зарезал волов, на чем он будет пахать в следующем году?! Он что самоубийца? Крестьянин всегда отличался разумностью. Крестьяне отказывались сеять хлеб... Невероятно и просто не укладывается в голове!

Это могло быть только в одном случае – «богоносцы» совершенно не рассчитывали, что они сами будут голодать. Они искренне были уверены, что им самим хлебушка хватит, а в городах – пускай умирают, власть будет сговорчивее, дети в городах, получающие, бывало, по 70 г хлеба в 32-м их ни капли не волновали. Плевать они хотели на индустриализацию, на модернизацию армии, без которой их через десять лет будет выкашивать из пулеметов авиация оккупантов. Главное – себе и сейчас. И чтобы не переработать. Но суровые ребята из НКВД и партийных органов быстро напомнили им, что власти шакалов и диктата быдла в СССР – не быть. Быдло весьма быстро сообразило, что бастовать бессмысленно – все равно заберут хлебца сколько полагается, и все пошло на лад, больше «рукотворного голода» не было. Действия властей в такой ситуации были совершенно оправданными и справедливыми.


Из письма Шолохова:

«сейчас умирают от голода колхозники и единоличники; взрослые и дети пухнут и питаются всем, чем не положено человеку питаться, начиная с падали и кончая дубовой корой и всяческими болотными кореньями».

Это очень плохо, радоваться нечему, но воистину поделом. А чем раньше думало это быдло? Как быть с городами, с рабочими на заводах, без которых не будет танков и самолетов, а без танков и самолетов – России? Это же их саботажники обрекали на смерть. В общем, действительно, поделом. «Богоносцы» и «недостаточно стимулированные эффективные хозяева» готовили голод своей стране, а попали в вырытую ими самими яму. И это справедливо.


Из ответа Сталина Шолохову.

«уважаемые хлеборобы Вашего района (и не только Вашего района) проводили «итальянку», саботаж и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), – этот факт не меняет и того, что уважаемые хлеборобы по сути вели «тихую войну» с Советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов.... Но все же ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это может показаться издали.»

Сталин прекрасно понимал с кем он имеет дело. «Оставить без хлеба» значило убить жестокой, мучительной смертью. Вот такой у нас народ. И вот такими методами его время от времени надо приводить в чувство, просто другого языка он не понимает. Сталин все-таки был блестящим руководителем, если понял это так быстро. Так что именно защищают «сторонники гипотезы голодомора»? Очень просто – «право человека быть быдлом», «право» сидеть на печке, когда голодают дети, право отказаться сеять хлеб для своей страны и прочие весьма омерзительные вещи. Они же либералы, им это полагается. Они сами законченное быдло и стараются сделать таким же весь русский народ, впадая в припадки, когда он ведет себя не для цели набивать пузо и карман, а по-другому, по Правде. В данном случае Сталин повел себя очень достойно и единственно правильно в сложившейся ситуации.

Также же поступал председатель Совета Народных Комиссаров – Ленин, когда отдавал приказ расстреливать крестьян, которые отказывались расчищать железнодорожные пути, и он поступал совершенно правильно. На то, что те поезда везли в умирающие от голода и тифа города хлеб, врачей, медсестер, «богоносцам» было глубоко наплевать, они и с печки не поднимутся, когда рядом умирают дети. Но герои ЧК и ЧОН быстро объяснили им, кто в доме хозяин. Также кстати, поступали все настоящие руководители всех времен и народов. По справедливости говоря, подонкам, не желающим оторвать задницу от печки, чтобы расчистить снег и помочь доставить хлеб умирающим своим соплеменникам ни к чему жить на свете. При чем тут «война с собственным народом»? Предвидя то, что жулики начнут обвинять автора в том, что он ненавидит русский народ, считая его «быдлом», заранее даю ссылку, где выражено мое мнение на этот счет .

Интересно, что конкретно должен был делать Сталин? Отказаться от индустриализации? Согласиться на смерть под гусеницами западных танков, на гибель, как минимум, десятков миллионов людей, которые доверили ему свои судьбы или принять жестокое, но безальтернативное решение? Это была борьба с саботажниками, практически с мятежниками, которую в интересах народа обязан вести любой правитель и любыми мерами.

Не поставь герои из НКВД на место осатаневшее быдло, 32-й год повторился бы в 33-м, 34-м, 35-м и так далее. Все это было пресечено, к сожалению, не на корню, а в разгаре. Но было пресечено. И это правильно.

Причины голода в корне противоречили как марксистскому взгляду на мир, так и народнической составляющей Революционной идеологии с ее истеричным преклонением перед «народом-богоносцем». Тот голод показал, что «богоносец» может быть самым омерзительным быдлом. Это показала и перестройка, более того ее авторы прекрасно знали это свойство русского народа и поэтому с таким блеском ее провели. Патриотические же силы все питают иллюзии и упорно не желают замечать очевидного. Просто материалу приписывают свойство, которого у него нет, и игнорируется то, которое есть. Результатом этого будет регулярное получение по сусалам, пока не поумнеем.

Некий Пашинский, история приговора которого к расстрелу с последующей заменой ее на строгий выговор стала притчей во языцех и совершенно непонятна логически, если не понять, что все происходило, как описано выше. Пресмыкаться перед быдлом было не в правилах Сталина, он не стал бы мельтешить и убирать человека районного масштаба, как Ельцин премьеров, только для того чтобы получить дешевую популярность. Сила и справедливость – намного более эффективный инструмент завоевания популярности. Что ответил комиссии подследственный вполне можно представить – «не будь таких как я, города вымерли бы от голода.» И возразить членам комиссии было нечего. Пашинского в той ситуации, однако, действительно следовало жестоко наказать, но не за «перегибы» (так тогда называлась спецоперация по усмирению озверевшего быдла), а за то, что он не сделал этого годом ранее. К слову говоря, практически все руководители, непосредственно виновные в этом вошли в списки «жертв репрессий», но это совсем другая история.

Естественно, картина голода начала 30-х много сложнее, и ее нельзя свести только к одному процессу. Есть немало процессов которые остались за кадром, они не были определяющими, хотя имели место. Например, такие как вредительство и борьба еврейских кланов за власть.

Был неурожай (он и правда был), но неурожай был не везде. До этого был голод в Поволжье, но это уж действительно был катастрофический недород и не хватало лошадей (они ещё не успели расплодиться после Гражданской), которых забирали белые и красные. Вопрос — а что все последующие годы в СССР были урожайными?

«Демократические» болтуны тут же ответят: «Истребили кулака и крепкого середняка, которые зерно производили, загнали их в Сибирь, и зерна тоже не стало.

Но тогда напрашивается вопрос: «А что, через год работящие середняки опять народились?». И на это болтунам возразить уже нечего.

Но всё становится на вои места, если понять, что упомянутый голод — результат глобальных ошибок планирования. Непонимание того, что представляет собой собственный народ, также относится к ошибкам планирования как следствия незнания «материала». А то, что «наверху» не подумали и не просчитали последствий их не красит ни в коей мере.

Воспоминания и описания тех лет показывают неприглядную картину механизации, которая была задумана гениально, а воплощалась «как всегда». На МТС обещали трактора и в большинстве случаев они пришли, но не все так просто. Оказалось, что там, где есть трактора, там не хватает керосина, , машин катастрофически не хватает, а на лошадях на большие расстояния не навозишься. В других местах не было запчастей, нередким было, что трактора, которые выгружались на ж.д. станции вынуждены были идти две-три, а то и пять(!) сотен километров своим ходом по проселочным дорогам к месту назначения, никто не подумал о том, что до ближайшей железнодорожной станции несколько сотен километров. Просто о таких «мелочах» голосистые руководители-агитаторы не подумали, и стоило все это советскому народу весьма дорого. Кстати эти горе-руководители входят в подавляющем большинстве в «списки безвинных жертв сталинских репрессий».

Неподвезённые трактора и детали — это именно глобальные стратегические ошибки планирования и не налаженная система. Можно сказать также, что в начале Отечественной войн поражения были тоже из-за подобных «мелочей» — ну авиации не было для прикрытия войск там, где нужно, ну противотанковая артиллерия не там оказалась. А это всё не мелочи — до 80000 в день теряли. Почему-то, у Гудериана (и у нас, когда научились) и танки всегда на месте оказывались, и авиация бомбила там, где надо, а не где получится, и артиллерия на нужном участке появлялась.

Говорит всё это не о мелочах, а о том что с процесс построения Системе на тот момент еще не был полностью завершен. Вам голод 30-х ничего не напоминает? Похоже на начало Отечественной войны? Похоже! Та же катастрофическая нехватка вменяемых командиров среднего звена (кстати, спросите нормального руководителя любой организации и спросите чего ему не хватает, и он скажет — хороших управленцев среднего звена), то же неумение охватить все детали.

Также погибло множество народа при «наладке» сх и военной систем. Надо признать, что голод был один раз. Почему?

ответов 2 — либо зерно более не забирали в таких количествах, либо просто систему наладили. Но если верен первый вариант ответа, то производство зерна должно остаться прежним или не столь значительно вырасти. При втором — производство зерна должно было вырасти резко вследствие налаживания системы. Ответ очевиден.

Все это очень напоминает Чернобыль, не сам взрыв, естественно, а поведение партийных бонз после. Они должны были заранее и немедленно доложить о том, что в ряде районов отказываются сеять хлеб и действия должны быть немедленными. Но ничего этого не произошло.

Да, Сталин не ожидал, каким омерзительным быдлом может быть русский народ, по крайней мере его часть, это действительно в сложившихся обстоятельствах трудно было предположить, но он должен был получить сигнал об этом моментально, а не через год.

Информация сама по себе перемещаться не может, эту функцию должна была выполнять определенная государственная структура. Задачи обратной связи с народом были в то время возложены на партию. Партийный аппарат провалил эту задачу с оглушительным треском.

Стало очевидно, что государственная бюрократическая система, сформировавшаяся в те годы, принципиально не способна решать острые вопросы, стремясь выгородить виновных и отсечь всю нежелательную информацию, голод 32 был только первым звонком стремительно надвигающейся катастрофы. К какому выводу бы пришел человек, желающий спасти страну? Изменить систему. И это было сделано.

Как функционировала система государственного управления, спланированная Лениным и в значительной мере Троцким («отцом красной бюрократии») до этого? Советы, которые находятся под контролем Партии, то есть не всей, конечно, а ЦК. То есть контроль над управленцами осуществляла Партия. А как насчет самой Партии? Оказалось, что никак. По плану Ленина, чтобы коммунисты не распустились и не стали вытворять, что им придет в голову, была сформирована ЦКК (Центальная Контрольная Комиссия), а роль резервной обратной связи с народом была отведена партийной прессе. Как водится, гладко было только на бумаге. В реальности и ЦК, и ЦКК, и партийная пресса очень быстро оказалась под контролем одних и тех же людей. Аппарат ЦК-ЦКК представлял в то время единый еврейско-местечковый междусобойчик, где кланы готовились схватиться за власть в стране. Какой голод, какая индустриализация? За власть надо бороться и за красивую жизнь, зря, что ли, в Революцию надрывались? Вся неблагоприятная информация «наверх» запросто могла быть блокирована. Так и оно и случилось.

Тогда автоматически сформировался особый социальный слой – номенклатура, она была создана троцкистами и возрождена хрущевцами, иногда их считают одним и тем же. Вопреки распространяемым измышлениям Сталин к ее созданию не имеет ни малейшего отношения, напротив он был ее яростным врагом, называл ее «проклятой кастой» и в конце концов ей был уничтожен, хотя был недалек от победы. Да, он почти победил номенклатуру и практически создал прототип структуры управления Системы Будущего. Очень обидно, что мы всё таки проиграли, хотя близко подошли к победе.

Номенклатура, грубо говоря, это социальный слой, основанный на перечне руководящих должностей, замещение которых фактически производит вышестоящий орган. Фактически это те, кого нельзя было всенародно избрать или сменить. Кроме них в номенклатуру входили руководители предприятий, строительства, транспорта, сельского хозяйства, обороны, науки, культуры, министерств и ведомств. Сталин совершил невероятное – он сделал номенклатуру подконтрольной, сменяемой и ответственной перед обществом за результаты своей деятельности. Не удивительно, что даже мертвый он вызывает такую ярость: это ж надо такое удумать, так надругаться над небожителями.

Номенклатура и бюрократия (чиновничество) — явления разные. Чиновники представляли слой исполнителей, а номенклатура — настоящих руководителей страны. Она издает приказы, которые реализуют бюрократы. Номенклатура отличается высоким уровнем и качеством жизни, но не сравнимым с уровнем богатства и безответственности традиционных правящих классов. Советское общество никогда не было социально однородным, в нем всегда существовала социальная стратификация, представляющая собой в послесталинские времена иерархически упорядоченное неравенство. Социальные группы формировали подобие пирамиды, в которой слои различались объемом власти, допуска к благам, престижа, богатства. Поскольку отсутствовала частная собственность, то не было экономической базы для возникновения классов в западном понимании. Сословий в привычном смысле в советском обществе не было, поскольку не было правового закрепления социального статуса.

Вместе с тем в советском обществе реально существовали классоподобные и сословноподобные группы. Сталин разрушил эту формирующуюся пирамидальную структуру и сделал ее сетевой и мобильной. Уровень престижа и материальных благ, а также общественного уважения зависел от личных достижений намного больше, чем от положения в иерархической лестнице. Профессор, конструктор, шахтер, тракторист, ткачиха могли законно получать много больше наркома и директора предприятия, на котором они работают, они были известны и уважаемы по всей стране, и это стало обыденностью. Разве могут подонки простить человеку такое?

Теперь представьте себе, что простой человек пытается сигнализировать «наверх», что там-то и там-то складывается опасная ситуация, которая приведет к нехорошим последствиям. Что ему делать? Он может беспрепятственно обратиться в местный совет, а если требуется вмешательство более высоких инстанций, то, надо бы обращаться в инстанции более высокого уровня, но они под контролем партии, тогда надо обращаться в партийные органы. Партийные органы иерархичны и произойдет то, что в значительной мере послужило краху СССР – жалоба придет тому, кто в ней виновен. Последствия этого понятны. Да и просто так через голову, например, обкома в центр не обратишься. Написать письмо в ЦК – его «спустят» вниз, на место, да и там все свои. Обратиться в газету? Редакции газет были просто завалены жалобами и предложениями, но что может газета? Послать корреспондента и когда еще это будет? Через год? За этот год уже произойдут непоправимые вещи. Знакомая картина, не правда ли? Картина предперестроечного, а точнее, послесталинского СССР. Обратная связь с народом была разрушена полностью.

Для функционирования такой системы жизненно необходима вторая сигнальная система и органы дублирующего управления и контроля, и вот их подсказала сама жизнь — госбезопасность.

Информация в структурах такого рода передается мгновенно, связь с народом через агентуру очень плотна. Но органы госбезопасности находились под контролем еврейских кланов, и рассмотрение того, как Сталин взял этот важнейший инструмент в свои руки требует отдельной работы и выходит за рамки данной статьи.

Важнейший момент в создании Интегральной Структуры Государственной Безопасности -Превентивный контроль. Его задача – предотвратить более, чем покарать. В условиях самой настоящей диверсионной войны против СССР органы госбезопасности работали просто блестяще. Это была самая настоящая война, намного серьезнее той, которая идет против России сейчас. Об этом почему-то мало вспоминают. Например, заброска американцами самых настоящих диверсантов в СССР продолжалась до начала 50-х гг. На разрушение СССР работали спецслужбы практически всех европейских и многих крупных азиатских государств, но все они проиграли. Чем же был НКВД? Он занимался именно контролем, предоставляя информацию в верха, а не пытками и фабрикованием дел, иначе он никогда не справился бы с задачей.

Здоровье народа рассматривалась как важнейшая часть Безопасности государства. Средств было недостаточно. Кого первого посетила эта гениальная мысль – «Проще предотвратить, чем лечить» уже не важно. Здравоохранение в СССР было построено по той же самой схеме.

Задача системы Государственной Безопасности была в предотвращении преступлений, а сами преступления рассматривались скорее как недоработка. Именно такую систему пытаются создать сейчас в США, бросая на это умопомрачительные средства.

Надеюсь, все слышали о взаимодействии персонала с руководством в японских корпорациях? Это считается одним из важнейших элементов народной японской демократии и участия рабочих в управлении. Рабочие опускают свои записки в специальные ящики, эти сообщения снизу внимательнейшим образом изучаются в руководстве. Нечто подобное было и в СССР.

Миллионы писем в «органы» в своей массе были не доносами на соседей, как сейчас пытаются нас в этом убедить проплаченные подонки, а в предложениями по улучшению государственного устройства и безопасности, об этом пишет, например, Зиновьев.

Это и есть народовластие, точнее одна из его важнейших сторон. Тот, кто представляет демократию как голосование за одного из клоунов на выборах– дурак или жулик. «Демократия» дословно это «власть народа», а вовсе не власть выборных лиц. В СССР была настоящая формирующаяся демократия Системы Будущего, и НКВД был ее важнейшим элементом. Не зря Комиссариат назывался Народным. СССР был гигантской Корпорацией, а НКВД –его глазами, ушами и нервами, а если потребуется – и кулаками. Его важнейшей задачей были функции «второй сигнальной системы» общественного организма.

Не будет преувеличением сказать, что НКВД был важнейшим органом реализации народовластия в СССР, и если в интересах всего народа требовалось зачистить какую-нибудь группу, интересы которой были против интересов Советского Народа, например, кулаков, предательскую часть интеллигенции или бюрократию, то он с блеском выполнял свои функции. Это и есть Система Будущего, в которой народное правительство правит в интересах большинства народа и не позволяет группировкам всяких мерзавцев взять в заложники страну. Это не добрая бабушка, которая «кормит хлебцем и блинком» мерзавцев и паразитов, а безупречные герои, при которых мерзавцам живется очень и очень плохо.

Одной из важнейших задач был контроль над номенклатурой. Контроль в данном случае означает просто слежка и сбор информации, для того чтобы арестовать, например, члена ЦК требовалось решение Политбюро, а для ареста областных партийных деятелей – секретариата ЦК. Где тут всевластие? Тем самым органы госбезопасности были у партийной номенклатуры как кость в горле, они не давали возможности ни предать, ни прогнать туфту, а если это все-таки удавалось, то раскрывалось это довольно быстро.

Органы госбезопасности были для номенклатуры целью номер 1. Разнузданная компания против контролирующих органов и необычайная по злобности кампания была предназначена Суть была в другом – было отнято право контролировать партийный аппарат. Он стал кастой «Неприкасаемых», стоящей фактически над законом. Система глобальной безопасности общества, находившаяся в руках чекистов была разрушена.

В 30-е годы страну просто захлестнуло цунами мелкого воровства. Тащили ото всюду, в том числе и с колхозов. При всей суровости НКВД борьба с «несунами» велась просто блестяще и малой кровью. Дело совсем не в тотальном пронизывающем всё общество страхе – то, что сейчас пытаются приписать тем временам. Была создана затрагивающая всё общество система нетерпимости к хищениям. Люди, жившие в те времена утверждают, что было воровать не столько страшно, сколько стыдно.

Можно остановиться несколько подробнее на одной из фальшивок времен перестройки – пресловутых «трех колосках», которые «умирающие от голода колхозники несли детям, а получили 10 лет». Следовало бы давать таким умникам три колоска для утоления голода в течение довольно длительного времени, а потом посмотреть на результат. «Колоски» -это такой же раздутый пропагандистский штамп-слоган как и «десять лет без права переписки», имеющий очень маленькое отношение к реальности.

Автор пытался узнать, откуда пошли подобные байки, привожу то, что мне рассказывал один достойный во всех отношениях человек, бывший сотрудник НКВД в 30-е, когда он был еще молодым комсомольцем, ныне, к сожалению, уже покойный. Это не может считаться историческим документом, но дает представление, а по мнению автора, и вполне вразумительный ответ на, казалось бы, идиотские дела о «колосках».

«Ночь мы сидим в засаде, тащит один гад мешок зерна, темно, мы за ним, он нас услышал и бежать. Догоняем, а он уже мешок в кусты бросил и под нос бормочет, что ничего знать не знает, просто здесь шел вечером, нас за грабителей принял, поэтому испугался и побежал, а глазки хитренькие, подленькие. Мы на суде хоть землю ешь – нет доказательств, а мешок «не его», да еще докажи что мы именно его и с мешком в темноте видели. Приводим его в сельсовет, берем двоих местных. Опер ему – «выворачивай карманы», а там несколько колосков, за них все и оформили. Три года он потом получил, все по закону. Суд тоже прекрасно понимал, чай не дураки были, что мешок его, но по закону он получил за колоски.» «-Много таких случаев было?» «На моей памяти он один, а воровства было действительно немало, получали срока за мешки и сумки, а не за колоски, а иначе все б разворовали».

Визг о том, что женщина на заводе «взяла катушку ниток» и получила 10 лет из того же разряда, особенно про 10 лет. Правда, здесь резонно задать такой вопрос: а завод, это такое специальное заведение, где людям раздают нитки и прочие предметы? Нет, завод это совсем другое. Тот, кто оттуда что-то «взял», является вором. Кража может быть мелкой, но при этом быть крайне социально опасной, если это принимает повальные масштабы. Вчерашний крестьянин вполне искренне считал, что такой большой завод не обеднеет от катушки ниток (хотя «брали» обычно много больше), а колхоз – от сумки зерна. На увещевания и убеждения он кивал, но делал по-своему, поэтому естественно, что его пришлось наказывать.

В 5-этажном доме, в котором я жил в детстве, была одна «жертва сталинских репрессий». Она получила срок «за катушку ниток» в 44-м году. Правда не за катушку, а за бобину кордовой нити, весом в 3 кг, которую она украла с завода, производящего продукцию для фронта, а еще точнее, для танков. Получила она за это 3 года спецпоселения, ее дочь сейчас получает компенсацию, как дочь «репрессированной», а прямо говоря, мелкой воровки, которая воровала у своих же солдат. Автор не специалист в танках, но ощущения 19-летних мальчишек, у которых в танке порвался ремень вентилятора, из за этой « невинной жертвы сталинских репрессии», я могу представить.

В острые моменты, когда воровство становилось общественно опасным деянием, к нему относились очень жестко самые разные народы.

Например, в Англии времен становления капитализма, умирающим от голода детям, которые крали кусок хлеба отрубали руки и вешали. 10 лет каторги за булку хлеба в 19 и первой половине ХХ века в таких «оплотах гуманизма и демократии» как США, Англия или Франция получить можно было за милую душу, чему есть огромное количество документальных свидетельств. И сейчас, например, в США за мелкую кражу легко можно получить пять и более лет в зависимости от настроения общества. Особенно жестокими наказания были в годы Великой Депрессии.

30-е годы были определяющими и государство обязано было применять жесткие меры, это отличает настоящего руководителя от ничтожества.

Кстати, для наших общечеловеков частная собственность «священна и неприкосновенна», и при этом, на государственную, на общественную собственность им наплевать. В СССР общественная собственность была священной и никто этого не скрывал. «Антиреволюционность», применение 58-й там, где надо было бы дать срок за мелкое воровство подчеркивала сакральный смысл народного добра – против народа идешь, гад, как против Бога! И это правильно.

Вот еще одна важная причина почему еще «несунов», как ласково стали называть воров во времена Хрущева и Брежнева надо было «сажать», хотя бы на спецпоселение. Например, в годы Великой Депрессии за украденный с работы карандаш можно было выгнать работника, и другой работы он не найдет, это был приговор если не к физической смерти от голода (что тоже бывало!), то к смерти социальной, приговор быть прикованным к дну общества практически навсегда, причем включая детей. Приговор автоматический, жестокий и мучительный. Не всегда хозяину было время и желание заводить судебный процесс, весьма скорый в те годы, но все равно связанный с затратами денег и времени. Западная система работала и работает автоматически и куда более бесчеловечно.

А в СССР тех же лет, выгнанный с завода работяга тут же пойдет на другой завод и ничего с ним не сделаешь, потому что право на труд записано в Конституции. Поэтому 3 года в тюрьме и возвращение к нормальной жизни человека и полноправного члена общества намного более гуманное наказание, чем растоптанная навсегда жизнь. Много было воров? Да много! Таков у нас народ, и долг правителя наказывать виновных и воспитывать свой народ. Правда то, что в годы наших побед было преступлением, сейчас это – торжество «закона» и «гуманизма».

После смерти Сталина попытаться предотвратить кризис управления мог, пожалуй, только Л.П. Берия в 1953 году, продолжив научно-техническую революцию. Реально к началу реформ системы управления подошел Брежнев в 1965 году. Но высшие функционеры КПСС после хрущёвско-брежневского переворота и ликвидации власти спецслужб, получения полной безнаказанности, поняв что придется делиться только что полученной властью с настоящими специалистами – инженерами, управленцами, специалистами по безопасности и загадочными компьютерными системами, быстро замяли дело и попытались найти решение, которым маялись все советские генсеки – как бы всё изменить, ничего по сути не меняя, ни на секунду не отпуская даже малой доли власти из рук. Практически так же вёл себя в свое время царизм. Создавались немыслимые ранее организации — ОБХСС, народный контроль, которые быстро превратилась в самые коррумпированные организации. Зачем специальная организация по борьбе с хищениями, если вполне достаточно милиции и она имеет и ресурсы, и следственный аппарат для раскрытия преступлений? Деградация не замедлила начаться — хищения приобрели чудовищные масштабы, вот и потребовалось ОБХСС.

Уничтожение ключевых фигур именно контроля и информационной безопасности– Берии, Абакумова и др. привело к краху системы.

Кризис социалистической системы был именно управленческим, а не экономическим. Это именно та самая «невозможность верхов управлять старыми методами». Старая традиционная бюрократическая система оказалась в принципе неспособна работать в обществе с высокой социальной организацией. Выходов было два – либо система сможет-таки наладить управление, либо бюрократия уничтожит систему, низведя её до такого уровня, при котором она сможет управлять.

До Революции многие предлагали отличные проекты, достаточно вспомнить программу индустриализации Витте. Это было то, о чём мечтали лучшие умы России, но Царская бюрократическая система управления в принципе не могла реформировать саму себя. Революция дала лучшим людям этот шанс. Они были нужны Революции, а Революция нужна им. Кржижановский, Красин, Цюрупа и многие другие активно включились в революцию 17-18 гг. и пришли они вовсе не за деньгами и славой – в случае разгрома Советской Власти их ждали белогвардейские виселицы. Их экономические идеи были восприняты Сталиным, который сумел создать к тому же и инструмент реализации этих идей – не Партию, как принято считать, а довольно сложный и необычайно эффективный механизм. Это была первая в человеческой истории– интегральная система управления (ИСУ), созданная величайшим системным интегратором и архитектором человеческой истории– Иосифом Сталиным.

П.Краснов
http://www.contr-tv.ru/article/manipul/2004-10-26/golodomor



Миф о голодоморе в качестве оружия фашистской пропаганды. На плакате написано, что в программу Сталина входило уничтожение украинцев голодом, поджигание городов и сёл, уничтожение фабрик, мостов и дорог.



К истории одной «померанчовой» фальсификации:
ООН про Великий голод 1932-1933 годов в Украине (Holodomor)


5 февраля 2005 года по каналам всех информагенств России и Украины прошло сообщение о том, что «в конгресс США внесен проект резолюции, которая позволит правительству Украины установить в Вашингтоне памятник жертвам Голодомора 1932-1933 годов” ( ЛигаБизнесИнформ). В американский конгресс внесен проект резолюции, которая позволит правительству Украины установить в Вашингтоне памятник жертвам Голодомора. Если документ будет одобрен конгрессом, то под мемориал будет выделен участок земле в центре Вашингтона, которая является федеральной собственностью. К сбору средств на сооружение памятника приобщится и украинская община, которая длительное время добивается, чтобы конгресс США и Организация Объединенных Наций признали голод в Украине 1932-1933 годов, от которого погибли, по меньшей мере, 7 миллионов украинских крестьян, геноцидом, сообщает Deutsche Welle. Еще в 1986 году американский конгресс назначил специальную комиссию, которая расследовала причины голода и пришла к заключению, что действия тогдашнего советского руководства могут быть приравнены к геноциду. Однако официально признать украинский Голодомор геноцидом конгресс США так и не смог.

10 декабря 2004 года в Киеве, в помещении Межрегиональной академии управления персоналом ( МАУП ) состоялась 3-я международная научная конференция «Голодоморы в Украине: геноцид и сопротивление». Кстати, померанчовые историки насчитывают в истории Украины три голодомора: 1921-22, 1932-33 и 1946-47 годов.

Среди известных украинских докладчиков - певцов голодоморов Левка Лукьяненка, Ивана Белебехи, Владимира Улянича, Александра Неживого и других имен представителей международной общественности отмечено не было. Главной темой конференции стала повстанческая борьба против геноцида. Правда, в докладе Станислава Гримблата, профессора Харьковского института МАУП, - эта тема была подвергнута серьезному сомнению.

Для чего основные докладчики на конференции, являющиеся представителями определенной политической ориентации ( …практически все они активные участники «померанчовой революции») снова и снова активно вытягивают на поверхность «дела давно минувших дней»? Вот как один из померанчовых журналистов ( Сергей Скоробогатько, газета «Сільські вісті”, №149, 14 декабря 2004 года) объясняет причины этой активности (цитирую):”В отношении сомнений пана Гримблата в целесообразности признать голодоморы в Украине полезно отметить хотя бы следующее. Это правда, что ООН в прошлом году такого признания не сделала (… а был соответствующий случай – 70-я годовщина трагедии 1932-33 годов). И это так стало “благодаря” пассивности наших политиков и, наоборот, шустрости (… аж до настойчивости и нахальства) политиков российских. Правда, если голодомор хотя бы 1932-33 годов будет признано на уровне ООН геноцидом, то Украина будет иметь право требовать от России, как наследницы СССР ( про что российское руководство не однократно провозглашало) извинений и моральной и материальной компенсации”.

Что у современных украинских политиков – евроинтеграторов еще только на уме, то у националистических певцов голодоморов уже на языке! Что неплохо было бы российскому политическому бомонду зарубить себе на носу. Раз и навсегда.

Впрочем, и представители России в ООН немало посодействовали Украине приблизиться к признанию ГОЛОДОМОРА в Украине в 1932-33 годах.

Голод всегда был страшным спутником в истории человечества. И, как свидетельствует эта история, - он был, прежде всего, следствием частнособственнических отношений в сфере производства, распределения и потребления продуктов питания.

А в прошлом веке ученые еще установили определенную 11 – летнюю цикличность в появлении неурожаев и связанных с ними голодных лет, обусловленных цикличностью развития процессов на Солнце. Наиболее известны в этой области работы нашего соотечественника, основоположника гелиобиологии А.Л.Чижевского. Это дало возможность прогнозировать такие неблагоприятные годы в жизни человечества и предпринимать определенные меры по их преодолению. Способ известен давно, с библейских времен: должен быть запас зерна на случай неурожайных лет.

Голод 1932-1933 годов в Украине является одной из самых трагических и черных страниц в ее истории, а так же истории других народов, входивших в состав СССР. Тяжелейшие природные условия, обусловленные 11-летним циклом солнечно – земных связей и связанной с этим засухой, совпали с апогеем классовой борьбы Советского государства на селе.

С 1990 года по решению ЦК Компартии Украины начали приоткрываться архивные данные о его реальных масштабах. Чем не преминули воспользоваться для переписывания истории на свой лад и в своих интересах «друзья народа» – политические диссиденты – антисоветчики и антикоммунисты, про большую часть которых в народе сейчас говорят метко и более точно: отсиденты, недосиденты или несиденты. Все они сейчас в рядах вождей нынешней померанчовой революции в Украине. Голодомор – это их идеологическое терминологическое изобретение. Кстати, в международном англоязычном тезаурусе такого определения нет. А геноцид, к которому наши «изобретатели» пытаются приравнять свой термин голодомор, - определяется как массовое уничтожение населения, но только по расовому, этническому, национальному или религиозному признаку.

В 2003 году Украина отмечала 70-ю годовщину трагических событий, связанных с голодом 1933 года. Вот основная канва связанных с ней мероприятий.


1.Политическая Акция «Голодомор-33»: инициаторы

Старт этим мероприятиям был дан 21 ноября 2002 года, когда Верховная Рада Украины в жестком идейно – политическом противостоянии все-таки проголосовала 229 голосами «ЗА» проект Постановления (регистрационный № 2432 от 21 ноября 2002 года ) « О проведении парламентских слушаний в память жертв голодомора 1932-33 годов». Авторы проекта Постановления – 10 известных «национально – сознательных» народных депутатов Украины - от левых до правых: И.Бокий, И.Сподаренко, Б.Олийнык, Л.Лукьяненко, С.Хмара, П.Мовчан, И.Юхновский и др.

Из 229 голосов «ЗА» по фракциям голоса распределились так: КПУ – 0, СПУ – 10, Трудовая Украина – 25, СДПУ(О) – 18, Регионы Украины –5, Деминициативы –15, Евровыбор – 3, НДП – 14, Народовластие-14, Аграрная партия – 9, Народный выбор – 10, внефракционные –1, Блок Юлии Тимошенко – 18, блок Виктора Ющенко «Наша Украина» – 87.

Для констатации политических позиций голосовавших «ЗА» разобьем их на две группы: пропрезидентские «большевики» (9 центристских фракций и внефракционные) – 114 голосов и правая буржуазная оппозиция ( блок «Наша Украина, блок Юлии Тимошенко) с примкнувшими к ним социалистами А.Мороза – 115 голосов.

Итак, как говорится, половина на половину! Удивительным, на первый взгляд, образом, - в едином порыве объединились и крайне правые оголтелые националисты, и умеренные центристы, и постоянно клянущиеся в своей преданности демократическому социализму левоцентристы социнтерноца А.Мороза.

И с горечью приходится констатировать, что принятие этого Постановления оказалось возможным только благодаря решившим все 10 голосам левоцентристской фракции СПУ. В вот чьи карточки проголосовали «ЗА»: Вернигора Л.М, Грязев А.Д., Луценко Ю.В., Малиновский А.П., Мельничук М.В., Мороз А.А., Николаенко С.Н., Семенюк В.П., Цушко В.П., Шибко В.Я.

Так благодаря украинским социалистам «процесс пошел» уже на общегосударственном уровне. Во исполнение этого Постановления 14 мая 2003 года состоялось специальное заседание Верховной Рады Украины в память жертв голодомора 1932-1933 годов, в котором не приняла участие только одна фракция коммунистов, мотивируя свою позицию нежеланием принимать участие в этом политическом фарсе. За что ее, по понятным причинам, моментально не преминули заклеймить представители самозванных буржуазных национально – патриотических сил – от правых до левых.

Коммунисты же выступили с заявлением, в котором они в очередной раз подтвердили свою позицию о признании голода 1932-33 годов трагической страницей в истории народа, за которую несет ответственность не только тогдашнее партийно-государственное руководство, но и неблагоприятные природные условия. Коммунисты в очередной раз заявили о недопустимости лицемерного и фарисейского использования этих событий в современной Украине в качестве политической дубинки по отношению к современной Компартии Украины.


2. Процесс пошел...

И попал в тупик! Участники заседания в Верховной Раде Украины приняли Обращение к Украинскому народу, в котором признали, что «...голодомор 1932-1933 годов был сознательно организован сталинским режимом и должен быть публично осужден украинским обществом и международным сообществом как один из наибольших по количеству жертв в мировой истории факт геноцида».

Так началось «исправление» международно - признанного определения ГЕНОЦИД, но уже на отечественный лад, по сути - в социальном контексте, а внешне, как явление с национальною, «незалежною» украинскою спецификою.

Подчеркнем ключевые слова обращения: голодомор, сознательно, наибольших, факт геноцида.

Втянули в эту провокацию и Президента Украины. В сентябре 2003 года в Нью-Йорке Президент Украины Леонид Кучма, выступая перед участниками 58-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, призвал их поддержать инициативу Украины отдать дань уважения со стороны международного сообщества памяти погибших во время Голодомора 1932-1933 годов. Процесс продолжился ... Уже на международном уровне.

МИД Украины и представительство Украины в ООН старательно готовили проект Резолюции 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН с осуждением голодомора 1932-1933 годов в Украине и признанием его актом геноцида.

Однако вместо Резолюции Генеральной ассамблеи ООН было принято всего лишь «Совместное заявление делегаций Азербайджана, Бангладеш, Беларуси, Бенина, Боснии и Герцеговины, Гватемалы, Грузии, Египта, Казахстана, Канады, Катара, Монголии, Науру, Объединенных Арабских Эмиратов, Пакистана, Республики Молдова, Российской Федерации, Саудовской Аравии, Сирийской Арабской Республики, Соединенных Штатов Америки, Судана, Таджикистана, Тимора – Лешти, Украины, Ямайки по случаю семидесятой годовщины Голодомора – Великого голода 1932-1933 годов в Украине» ( русскоязычная версия документа А/С.3/58/9 Третьего Комитета).

Уровень этого документа по своей значимости - сродни депутатскому обращению или заявлению, которые в нашей отечественной практике оглашаются индивидуально или коллективно в разделе «Разное» один раз в сессионную неделю, то есть он имеет гораздо более низкий статус (в сравнении с Резолюцией ООН или, как эквивалент, Постановления Верховной Рады Украины).

Это документ, так сказать – для информации, еще грубее – «для выпускания пара» у чрезвычайно, до неприличия «активных» в проталкивании своей отдельной точки зрения. В тщательно отредактированном официальном англоязычном документе - Совместном заявлении, неслучайно и упоминания о геноциде нет, а говорится о «национальной трагедии для украинского народа».

Но об этом – дальше.


3. Трехходовка «национально-сознательных» в МИД Украины по фальсификации документа ООН Существенно то, что на английском языке - основном официальном языке ООН для документирования ее деятельности, что фиксируется на документах пометкой « official – English», содержательная часть заявления обозначена так (цитирую): on the seventieth anniversary of the Great Famine of 1932-1933 in the Ukraine (Holodomor)! Именно так же сформулирована эта часть названия заявления в франкоязычной, испаноязычной версиях документа, в чем может убедиться каждый желающий на официальном сайте ООН! Кто хотя бы чуть-чуть знает английский язык, - сразу уловит разницу: для англоязычного читателя, то-есть дипломатов, специалистов и просто англоязычных читателей всего мира, кроме постсоветского пространства, - речь идет, прежде всего, про Great Famine - Великий Голод, а в скобках в английской транскрипции, - это еще какой- то непонятный Голодомор (Holodomor). На всякий случай, это украинское слово даже в скобки поставлено. Вечно эти украинцы что-то свое придумают или напутают… Вышел откровенный дипломатический провал! Гора родила мышь... А для того, чтобы хоть частично его скрасить, - в русскоязычной неофициальной версии официального документа некие безответственные лица, которые его редактировали, написали, переставив слова, про Голодомор – Великий голод 1932-1933 годов в Украине.

Кстати, в неофициальном (?!) переводе на украинский язык этого Совместного заявления, размещенном на официальном сайте МИД Украины, и официально распространенном для высших органов власти и СМИ Украины, так же говорится про Голодомор – Великий голод 1932-1933 годов в Украине.

А вот в материалах для украинских СМИ, предложенных на брифингах МИД Украины 11, 18 и 25 ноября 2003 года вообще говорится уже только про 70-ю годовщину голодомора! Вот как это было представлено в названиях материалов брифингов:

• 11.11.2003 Щодо відзначення в рамках ООН 70-ї річниці Голодомору в Україні,

• 18.11.2003 Про заходи, що відбулися у світі з метою вшанування жертв Голодомору в Україні в 1932-33 роках,

• 25.11.2003 Щодо заходів з відзначення у світі 70-ї річниці Голодомору в Україні 1932-33 років.

Уловите очередной нюанс, как с подачи отечественного МИД элегантно вообще исчезла первая, основная часть определения сути документа ООН – «Великий голод»! Так состоялась официальная (с украинской стороны ) фальсификация сути официального документа ООН! Именно эта сфальсифицированная на брифингах МИД Украины интерпретация Совместного заявления, пошла гулять в украинских СМИ как якобы свидетельство официальной поддержки ООН ( ...чуть ли не на уровне Декларации!) позиции Украины по Голодомору 1932-1933 годов.

Меняется ли что-то от перемены места расположения слов? Меняется, как в известном примере с местом для точки в известной фразе «казнить нельзя помиловать». В нашем случае меняется контекст документа, который по разному будет восприниматься англоязычным и русскоязычным, а так же украиноязычным читателем! По сути, состоялась сознательная фальсификация сначала русскоязычной версии официального документа ООН, а затем и неофициальной украиноязычной версии! Возможно, не без активного участия «национально-сознательных» специалистов Министерства иностранных дел Украины. Во всяком случае, их роль «интерпретации» официального документа ООН на брифингах МИД очевидна.

А в прессе Украины все эти дипломатические вензеля вокруг этой трагической страницы нашей истории были поданы как якобы великое достижение украинской дипломатии на внешнеполитическом фронте в ООН и с вдохновением представлялось как Совместное заявление группы государств по случаю 70-й годовщиной Голодомора в Украине.

Для национально - сознательного украинского читателя понятие голодомора вследствие многолетней разнузданной националистической пропаганды уже имплантировано в сознание как сознательный геноцид украинцев. Поэтому предложенная и распространенная МИД Украины интерпретация неофициального перевода на украинский язык в контексте современных реалий украинского общества является целенаправленной фальсификацией ООНовского документа и политической провокацией «евроинтеграторов», заблаговременно отработанной и подготовленной для использования в предстоящих избирательных баталиях против Компартии Украины, а в международном контексте – против «москалів”, то-есть нынешней России.


4. О мотивах подписантов Совместного заявления.

Совместное заявление по случаю семидесятой годовщины Великого голода 1932-1933 годов в Украине (Голодомора) подписали в ООН, во время подготовки и проведения 58-й сессии, всего 25 государств ( по состоянию на 13 декабря 2003года – уже 36 государств), но среди них нет ни одного европейского! Мотивы у подписантов были разными.

Среди подписантов очевидной является сугубо идеологическая позиция США и Канады ( позднее к ним присоединилась Аргентина), где традиционно сильна украинская политическая диаспора из числа тех, кто искал после 1945 года спасения за океаном. США же в идеологическом противостоянии с СССР вообще всегда были запевалами в хоре про голодомор, а Конгресс еще в 1986 году создал специальную комиссию по расследованию этого «коммунистического холокоста».

Любопытна позиция постсоветских государств – Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Республики Молдова, Российской Федерации, Таджикистана ( позднее к ним присоединились Киргизстан, Узбекистан и Туркменистан). Она определяется следующими словами в Совместном заявлении ( цитирую): « В бывшем Советском Союзе миллионы мужчин, женщин и детей стали жертвами жестоких действий и политики тоталитарного режима». И далее: « Отмечая 70-ю годовщину украинской трагедии, мы так же отдаем дань памяти миллионам русских, казахов и представителей других национальностей, умерших от голода в Поволжье, на Северном Кавказе, Казахстане и других районах бывшего Советского Союза вследствие гражданской войны и принудительной коллективизации, что оставило глубокие незаживающие раны на сознании будущих поколений».

Здесь очевидна направленность риторики нынешних властей этих государств, обращенной не столько в прошлое – против ушедшего в историю тоталитарного режима, сколько в настоящее - против современных наследников и продолжателей коммунистической идеи как таковой. Именно это обстоятельство и объединило оригинальным образом всех постсоветских подписантов.

Позиция группы арабских государств (Египет, Катар, ОАЭ, Саудовская Аравия, Сирия, Бангладеш, Пакистан, Судан, позднее к ним присоединились – Иран и Кувейт) может быть объяснена мотивом защиты трагической судьбы палестинских беженцев 1948-1949 годов. Не в связи ли с этим избежал поставить свою подпись под заявлением Израиль, моральная поддержка которого по украинскому голодомору неоднократно декларировалась в прессе? Присутствие среди подписантов Бенина и Ямайки, а позднее и Южно-Африканской республики - членов известной Группы 77, связано с их желанием, неоднократно провозглашенным в виде ряда заявлений, - актуализировать проблему более давнего прошлого – работорговли и выплаты за это соответствующих репараций (порядка 800 триллионов $).

Мотивы подписания Совместного заявления другими государства (например, океанической Науру, позднее – Непала, Перу, Республики Корея) – не совсем ясны.

Но главное в другом: почему среди подписантов нет ни одного крупного государства Евросоюза, хотя широко муссировалось в украинской прессе сообщение о поддержке заявления председателем Европейской Комиссии Берлускони? Из европейских стран позднее только Македония присоединилась к подписантам. Нет сомнений, что подписей этих и многих других развитых государств Украина так никогда и не добьется.

Ведь обратив внимание на советские времена, - они бы тогда открыли ящик Пандоры, из которого выскочили бы такие спрятанные в нем беды их исторического прошлого, как работорговля, эксплуатация колоний, уничтожение коренных народов.

Кстати, для одного из заокеанских подписантов – США, было бы неплохо покаяться за уничтожение краснокожих индейцев и выселение их в резервации, за атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, за экологическую и генетическую катастрофу во Вьетнаме, залитом дефолиантами с «летающих крепостей». А сейчас и безосновательно оккупированный Ирак, в котором «эксперты» так и не нашли никаких следов оружия массового уничтожения, а именно это мифическое утверждение американского Президента было решающим поводом для начала военных действий против этого государства..

Наверное, не случайно, что в деятельности ООН до самого последнего времени не существовало ни одного решения, в котором те или иные деяния прошлого были определены как геноцид (сознательное уничтожение по расовому, этническому или религиозному признаку), в том числе такие очевидные как Холокост или 10-летней давности этническая резня в Руанде. Последняя, кстати будь сказано, спровоцирована в значительной мере « своими» же журналистами, над которыми 3 декабря 2003 года завершился Международный трибунал ООН. Эти «герои» микрофона и телеэкрана, вместе с бывшим премьер-министром, осуждены на сроки от 35 лет до пожизненного тюремного заключения! Списку этому нет конца! И в него, безусловно, может быть занесена и этническая резня не менее 30 тысяч поляков, устроенная ОУН-УПА в 1943 году на Волыни. 60- летие этой трагедии в жизни наших народов недавно в напряженных дискуссиях отмечалось и в Польше, и в Украине. Это был сложный рубеж в истории наших государств и народов. И он до конца не преодолен. А между тем, наследники ОУН - УПА в Украине и, в частности, в Верховной Раде Украины, вновь в вновь с тупой методичностью вносят один за другим законопроекты о признании вояк ОУН-УПА воюющей стороной во Второй мировой войне – борцами за современную «украинскую независимость (незалежність)».

Упаси Бог неньку –Украину от таких героев! Осуждение этнического геноцида в Руанде ничему не научило наших отечественных «героев» и их идейных наследников? 22 ноября 2003 года в Украине – в официальный День Памяти жертв Голодомора, была отмечена 70-я годовщина Голодомора 1932-1933 годов. Власть имущие из категории самозванной буржуазной «национальной элиты» ( ...и правые, и центристы, и левоцентристы) лицемерили и фарисействовали, лили крокодиловы слезы и стояли у памятных знаков со свечками в руках.

Поддержал этот скорбный хор певцов голодомора и Папа Римский со своим обращением к украинцам, а глава Украинской Греко-католической церкви Любомир Гузар даже направил открытое письмо премьер-министру Украины Виктору Януковичу, в котором высказал сожаление в связи с несоответствующим (?), по его мнению, размахом мероприятий, связанных с 70-й годовщиной Голодомора в Украине. Блаженнейший Любомир назвал жалкими официальные мероприятия, которые состоялись в Киеве 22 ноября на Михайловской площади.

Кстати, вопрос для Кабинета Министров Украины: не является ли такое обращение недопустимым вмешательством Украинской Греко-католической церкви, центр которой находится за рубежом, в светские дела украинского независимого государства?


5. Певцы голодомора сели в лужу.

А теперь не кажется ли и Вам, уважаемый читатель, что наши отечественные национально – сознательные историки – истерики Голодомора, вместе с их политическими апологетами, не только сами вляпались в некрасивую дипломатическую историю, но втянули в нее и Верховную Раду Украины, и Кабинет Министров Украины, и Президента Украины!? И Украину как независимую буржуазно-демократическую державу в целом!? Вот как на это отреагировал с раздражением и огорчением известный национал – патриот, бывший руховец, народный депутат Украины И.Заяц (Украинская народная партия из блока «Наша Украина» ) в своем выступлении с трибуны Верховной Рады 21 ноября 2001 года (в разделе «Разное») : « ...Генеральная Ассамблея приняла такой документ, который подсунула ей украинская власть, а украинская власть подсунула такой документ, который не соответствует решениям Верховной Рады Украины и который является несправедливым по отношению к тем десяти миллионам человеческих жертв, которые погибли от правящего коммунистического режима».

Кстати, по данным известного национально-сознательного историка – истерика С.Кульчицкого, бывшего певца социалистической индустриализации в Украине, число погибших от голода в Украине составляет 3238 тысяч человек. Обе цифры – страшные, но зачем в такой трагедии спекулировать на цифрах? Их, померанчовых историков – истериков и примкнувших к ним политиканов, в дверь ООН выставили, а они снова через форточку влезть пытаются...

Именно об этом шла речь в моем депутатском обращении от 25 ноября 2003 года к главе Верховной Рады Украины В.Литвину и Премьер-министру Украины В.Януковичу и в моем выступлении на утреннем заседании Верховной Рады Украины 28 ноября 2003 года. Хватит спекуляций на народной трагедии! Судя по ответам, которые я получил, должные выводы Кабинетом Министров Украины так и не сделаны.

В Украине голод 1932-33 годов стал в руках проевропейских и проамериканских «национально – сознательных» померанчовых деятелей политической дубинкой для разрушения прошлой совместной истории братских восточнославянских народов, перманентных обвинений в умышленном уничтожении украинской нации уже не столько вождями не существующего «тоталитарного режима», - сколько в перенесении этой ответственности на современную Россию, как правопреемницу разрушенного СССР.

Способны ли нынешние власти Украины сделать должные выводы из этой истерии вокруг голода –33 и с фальсификацией сути документов ООН? Перестанут ли они под давлением померанчовых национал – патриотов всех мастей спекулировать на трагедиях исторического прошлого и «наводить тень на плетень», тогда как в современной «незалежной» Украине народ голодает, живет в холоде и темноте, а численность его сокращается ежегодно на 400 тысяч человек? За годы «незалежности» нас стало на 2 миллиона меньше. Кто же за это будет отвечать? Кстати, согласно статьи 442 Криминального кодекса Украины ГЕНОЦИД определен как деяние, умышленно совершенное с целью полного или частичного уничтожения какой –либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем лишения жизни членов такой группы или нанесения им тяжелых телесных повреждений, создания для группы жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное ее физическое уничтожение, сокращения дето рождаемости или предупреждения его в такой группе, или путем насильственной передачи детей из этой группы в другую. Такие деяния караются лишением свободы на срок от 10 до 15 лет или пожизненно.

Не действуют ли в условиях « реформ» ныне власть имущие и глашатаи «евроинтегррации» по давно известному принципу, когда Вор кричит «держите вора»? А пока национально-сознательные патриоты, получившие «от ворот поворот» на уровне ООН, начинают отрабатывать назад уже в самой Украине. Вот типичный пример этому, приведенный в газете «День» № 231 19 декабря 2003 года. Одна пани из Львовского национального университета им. Ивана Франка горько сетует на то, что такое грандиозное для создания и укрепления национального сознания мероприятие как акция « голодомор – 33 – это сознательный геноцид против украинского народа», - просто провалилась как на национальном, так и международном уровне.

Так что дальше? Вот какой предложен рецепт ( цитирую):

«Украинский Голодомор общественность не признала геноцидом.

Прощаем!

Пулитцеровский комитет не отменил премии за лицемерие.

Прощаем!

Левые силы не признают голодомора!

Прощаем!»

И в завершение ее плача с украинского тына рефрен в духе энциклик Папы Римского: «Прощаем и просим прощения!» Круто! Опять попытка свалить с больной, буржуазной националистической померанчовой головы – на голову украинского народа! В этом же контексте следует принимать бурную PR –компанию, развязанную в связи с 70-летием голода на Украине западной ( в основном, американской и канадской) украинской диаспорой по отзыву Пулитцеровской премии, присужденной …в 1932 году бывшему корреспонденту «Нью-Йорк Таймс» Уолтеру Дюранти. По мнению этих героев борьбы с прошлым журналист якобы сознательно проигнорировал в своих статьях тему голодомора в Украине, который унес жизни 7 млн. человек.


6. Покайтесь перед ненькою - Украиною, окаянные, пока не поздно!

Это вам, панове оранжевые ( померанчовые) националисты, надо каяться и просить прощения за все те злодеяния против собственного народа, его тысячелетней истории и его православно-славянской общинной ментальности, которые вы совершили и продолжаете совершать.

Вы, пребывавшие более 600 лет в составе других «империй» и только благодаря Красной Армии – освободительнице в 1939 году возвращенные в лоно матери – Украины, - должны каяться перед ненькою как нашкодившее дитя и слушать ее, как надо вести себя в Отчем доме. А вы, нахально и бессовестно, вновь и вновь укоряете родную матерь – Украину в том, что она не такая как вы и вновь поучаете ее, какой она должна быть! Опомнитесь и покайтесь, окаянные, пока не поздно! Мать любит свое даже неразумное дитя, изо всех сил верит в него и прощает ему. Встаньте на путь покаяния перед ненькою – Украиною! И она, может быть, и хочется в это верить, еще и простит вас! Или вы в очередной раз сбежите в Европу или за океан в поисках новой приемной матери?

И тогда даже там повстанет пред вами из своего небытия Великий Батько, старый казацкий полковник Тарас Бульба и вновь скажет свои знаменитые слова: « Я тебя породил, я тебя и убью!» И совершит свой великий поступок! Кайтесь, окаянные, пока не поздно!


Юрий Соломатин,
народный депутат Украины
26.12.2004 –05.02.2005




Голодомор на Украине - не геноцид, а трагедия всего народа: Генконсул РФ Евгений Гузеев


Голодомор - "это трагедия всего народа, а не геноцид", заявил сегодня, 25 ноября, корреспонденту ИА REGNUM Генеральный консул РФ во Львове Евгений Гузеев. Отвечая на вопрос ИА REGNUM, признает ли Россия голодомор на Украине геноцидом, Гузеев отметил: "Представить, что это было сделано специально, - невозможно. Тогдашние руководители были умными людьми, поэтому невозможно представить, что это была запланирована акция".

"Голодомор 1932-1933 годов был везде, в России также, и в общем на территории РСФСР. Это были года неурожая, тогда неурожай был и в Америке, и в Европе. Моя мать также пережила этот голод, она жила в Запорожской области, и она рассказывала ужасные вещи. Она русская и вместе с украинцами пережила эту трагедию. Мать рассказывала, что их, троих сестер, спасли от голода украинские крестьяне, а потом ее отец помогал этим крестьянам", - заявил Евгений Гузеев.

По словам Генерального консула РФ, "Голодомор нельзя назвать геноцидом, это политики придумали для того, чтобы воспитать молодое поколение в духе враждебности. ООН приняла специальный документ, в котором признано, что это была трагедия". "Наши народы пережили эту трагедию вместе, как один советский народ. Дружбу между украинским и российским народами никто не может разъединить - ни политики, ни политиканы", - резюмировал Генконсул РФ.

Напомним, 26 ноября на Украине чтят память жертв Голодомора 1932-1933 годов. Вчера, 24 ноября, сейм Литвы принял постановление, согласно которому признал Голодомор на Украине 1932-1933 годов геноцидом.
25.11.2005
http://www.regnum.ru/news/550262.html



ГОЛОД НАС МУЧИЛ ПОСТОЯННО...

(отповедь клеветникам)


[Н.И.Бойчук]
01.10.2003

12 февраля в Верховной Раде Украины состоялись парламентские слушания по вопросу «О почтении памяти жертв голодомора 1932-1933гг.»

Это событие стало кульминацией самой оголтелой, самой зловещей и беспрецендентной по масштабам и продолжительности кампанией в Украине за последние десять лет.

Чтобы как-то оправдать резкое сокращение населения Украины, нищету, безработицу и полуголодное существование буржуазная власть и подвластные им СМИ беззастенчиво лгут и спекулируют вокруг событий 1933 г., кляня во всем Советскую власть, коммунистов, русских и Москву – и ни слова об успехах и достижениях!

О том, что население Украины за годы Советской власти выросло более чем в два раза, а за последние десять лет буржуазной власти сократилось на 4,5 миллиона, а семь миллионов граждан «незалежной» Украины бежали за границу, спасая сея и свои семьи именно от голодной смерти. Воистину по пословице “Вор кричит - держи Вора”.

Нет предела возмущению простых людей о спекуляциях на тему “Голодомор”. Особенно это волнует и возмущает жителей Закарпатья, испытавших на себе не год и не два, а десятки лет беспрерывного голода и полуголодного существования при буржуазных властях Австро-Венгрии, Чехословакии и Венгрии, вплоть до прихода Советской армии и установления Советской власти В 1944 – 1945 гг.

Тогда и только тогда 90 % жителей Закарпатья узнали вкус настоящего хлеба, а не отрубей. Только с приходом “руських”, как говорят закарпатцы, с установлением Советской власти большинство жителей наелись досыта, стали нормально одеваться, жить в кирпичных, а не саманных домах, стали бесплатно учиться, стали получать бесплатную медицинскую помощь, была ликвидирована безработица - главный бич Закарпатья.

Вот как об этом рассказывает простая закарпатская женщина Анна Павловна Горват (Мелаиич): “Расскажите, расскажите всем, а особенно президенту Кучме как мы жили до Советской власти, как мы жили при коммунистах и Советской власти и как мы сейчас мучаемся и голодуем. Кричат о голодоморе 1933 г., а сейчас не голод, имея нашу нищенскую пенсию!”

Анна Павловна Горват говорит об этом открыто, прямо, просит, чтобы об этом написали. “У нас в Закарпатье был непрерывный голод”.
Закарпатье это тоже Украина и тут живут украинцы, почему Кучму не волнует как мы голодовали до прихода Советской армии!

“Голод нас мучил, терзал постоянно. Мысли были заняты одним - как унять это чувство. Особенно страдали дети. Однажды мой младший брат, не выдержав этого, спросил у матери: “Мама, а если я поем камушки (по-закарпатски – рини), то кушать не будет хотеться?”. Я запомнила это на всю жизнь и слезы матери, не знающей что ответить голодному ребенку. А ведь так жили почти все. Только кучка богачей имела возможность нормально жить.

“Родилась я в селе Русское поле Тячевского района в 1926 г.” - рассказывает Анна Павловна. “В семье было пятеро детей, двое из них умерло. Пережили все: голод, болезни, нищету.

До 1919 г. в Закарпатье хояйничала Австро-Венгрия. Царила безработица и голод. Но власти еще и издевались над людьми. За малейшую провинность человека подвешивали вниз головой и так держали до тех пор, пока кровь не начинала идти изо рта и носа. Потом у власти были чехи, было также трудно, тот же голод. Не было работы, но над народом так не издевались как австровенгерские жандармы. С 1939 власть стала принадлежать фашистской Венгрии. Так было вплоть до 1944 г.

В нашем селе почти все жители обитали в саманных хатках, которые при наводнении распадались на глазах. В такой хате, состоящей из одной комнаты, жила и моя семья. Посреди комнаты стояла небольшая железная печь - шпор, а в углу – кровать, где спала семья. Спали в соломе и накрывались соломой, но так жили все. Редко у кого были домотканные холсты, укрывались ими. В соломе полно было всяких насекомых: вшей, клопов, блох. Потом мы часто вспоминали: “руськие” пришли - пропали и блохи, и клопы, и вши - куда все девалось? Почему об этом “забыли” все, почему молчат?!

А что мы кушали? Мамалыгу (кукурузная мука) на воде и то не досыта, немного. Хлеб из отрубей-высевок, которые привозили из соседней Румынии. Из жиров была только “олия” - подсолнечное масло. Несколько капель масла добавляли в мамалыгу. Животных жиров не было, так как селяне в большинстве не держали скотину – не было у людей сараев. Не было ни досок, ни кирпича, чтоб их построить. Мой отец работал в панском лесу: рубил деревья и делал шпалы для железных дорог. За каторжную работу платили копейки и разрешали брать сухостой для топки печи. Бесплатно из леса нельзя было взять и хворостину, это считалось воровством. Основные лесные богатства Закарпатья принадлежали графу Шенборгу. За годы Советской власти люди забыли, что леса могут быть частной собственностью. А сейчас опять леса скупаются, обносятся колючей проволокой, стоят таблички “Приватна властність”. И стоят люди буквально остолбенев перед такими табличками, не могут понять, как это лес,созданный природой, стал чьей-то собственностью! И по нему даже пройти нельзя! Не верите? Сядьте в электричку, что идет в сторону Чопа и выйдите на остановке «Дачная». Раньше люди шли к своим четырехсотковым огородикам через лес. Теперь лес обнесли проволокой и поставили таблички “Приватна властність”.

Мы вернулись назад в прошлое, снова буржуйская власть, снова голод и болезни, как до 1944 г. А знаете сколько больниц было на все Закарпатье? Всего шесть. И было 45 врачей и 140 медсестер. Лечили платно, за большие деньги. И только в г. Виноградове была бесплатная больница. Не довезли до больницы и моего младшего брата (умер от воспаления легких) и мою 14-летнюю сестру в брюшным тифом. (Справка. Смертность среди детей в возрасте до 15 лет: умирал каждый второй ребенок). Умирали в основном от инфекционных заболеваний, туберкулеза и брюшного тифа. За годы Советской власти исчезли эти болезни (Справка. К 1984 г. было построено 88 больниц, насчитывалось 3,7 тыс. врачей, 9,5 тыс. младш. медперсонала).

В школу я ходила всего три месяца , было далеко ходить и нечего одеть. Обуви вообще не было. Брали козью шкурку и тряпками наматывали вокруг ноги.

Школ было мало, в основном в городах (Справка. До 1945 г. всего в Закарпатье было 15 средних и 179 семилеток. К 1984 г. уже было 752 общеобразовательных школ из них 238 средних).

За годы Советской власти закарпатцы забыли про безработицу, нищету, голод и болезни. Имели все, что необходимо для достойной жизни: работу, отдых, бесплатное лечение, образование. Построены были сотни заводов и фабрик, школ, больниц, санаториев, библиотек и домов культуры. А наше Закарпатье называли не иначе как “солнечное”, “цветущее”.

А теперь снова панует кучка буржуев, богачей, снова безработица, нищета, голод и туберкулез! Так это у нас все уже было! Но почему мы опять к этому пришли? Почему?! И почему об этом молчат наши власти?!

P. S. Анна Павловна Горват (Меланич) несмотря на почтенный возраст состоит с 1996 года в организации ВСР, активный пропагандист и агитатор среди населения.

http://rk.org.ua/weblog/636_1.html



А был ли голодомор?


Марчуков Андрей Вячеславович
21 октября 2005


Размышления историка о том, чем была вызвана трагедия на Украине - действительно ли ненавистью "великорусских шовинистов" или социальными причинами?

Скорбный юбилей или политическое лукавство? В прошлом, 2003 году, на Украине широко отмечалась скорбная дата – 70-летие голода 1932 – 1933 годов. Однако обстановка, сложившаяся вокруг этого трагического юбилея, повышенное внимание к нему со стороны государства (и ряда зарубежных держав) и общественных организаций «национального» толка, не оставили сомнений в том, что это событие резко отличается от прочих подобных юбилейных дат и ему придаётся чрезвычайное значение. Лейтмотивом всех памятных мероприятий стала политическая ангажированность.

Спору нет, историю забывать нельзя (хотя именно это и происходит на каждом шагу), даже самые её неприглядные страницы. Нужно знать и помнить и о голоде 1932 – 1933 годов, об этом страшном испытании, выпавшем на долю народов нашей страны и унёсшем жизни нескольких миллионов человек. Помнить и не допускать повторения подобного в дальнейшем. Но это глубоко благородное и справедливое желание в украинском правящем и гуманитарно-общественном истеблишменте получило совершенно иную направленность. На фоне скорби обозначилась тенденция превратить память о жертвах голода в политическую демонстрацию, преследующую весьма далёкие от сути дела, но в то же время далекоидущие цели.

«Мы обязаны и в дальнейшем доносить до международного сообщества эту горькую правду о беспрецедентном в мировой истории Голодоморе, чтобы сообщество свободных наций дало надлежащую оценку трагедии, замыслам и злодеяниям тех, кто её спланировал и организовал», – заявил президент Республики Украина Л.Д. Кучма на Вечере памяти жертв «голодомора», состоявшемся 22 ноября 2003 года в Национальной опере Украины[1]. Приведённый отрывок вполне характерен и для других выступлений государственных чиновников разного ранга и депутатов. Например, в обращении к украинскому народу Верховной Рады Украины, принятом на спецзаседании 14 мая 2003 года, 226 голосами (что, правда, составило чуть больше половины от числа присутствовавших в зале депутатов), «голодомор» был назван «дьявольским замыслом сталинского режима» и «террористической акцией политической системы сталинизма». И далее шёл призыв к украинскому обществу и мировой общественности публично осудить его «как один из крупнейших по количеству жертв в мировой истории факт геноцида»[ii].

Как нетрудно убедиться, в обоих приведённых документах содержится апелляция к мировой общественности и звучит призыв найти и покарать виновных в «голодоморе». По этому же руслу была направлена активность профильных ведомств Украины (МИД, Национального совета по телевидению и др.) и ряда общественных организаций. Причём особое внимание уделялось слаженности и согласованности действий сотрудников различных ведомств и, что особенно важно – гуманитарной научной интеллигенции. Так, посол по особым поручениям МИД Украины Н. Зарудная, говоря о том, что Украина намерена добиваться от ООН признания «голодомора» геноцидом, подчеркнула, что для успешного достижения этой цели необходима «кропотливая работа историков, юристов, архивистов и дипломатов»[iii].

Естественно, не могло остаться в стороне и циничное в своём идеологическом и геостратегическом прагматизме «сообщество свободных наций». Приведём лишь несколько примеров. Так, 22 октября 2003 года Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию, в которой, в частности, говорилось, что «этот искусственный голод был задуман и осуществлён советским режимом как преднамеренный акт террора и массового убийства украинского народа»[iv]. Участники Первого заседания Межпарламентской Ассамблеи Украины и Республики Польша осудил «голодомор» как «преступление перед человечеством»[v]. С осуждением выступили парламенты Канады, Аргентины, Венгрии и ещё нескольких государств. Сказала своё веское слово и далёкая Австралия: сенат этой страны охарактеризовал «голодомор» как «одно из самых ужасных проявлений геноцида в истории человечества»[vi]. Приведённые примеры наглядно демонстрируют и ту обстановку, в которой проходили памятные мероприятия, и их идейное содержание.
«Голодомор». Суть концепции

История – наука крайне политизированная, поскольку отвечает за формирование исторического сознания. От того, как люди будут оценивать прошлое, зависит их отношение к настоящему, их мировоззрение в целом, а следовательно, судьбы обществ и государств. Поэтому «битва за историю» (то есть за политически «правильную» её трактовку) является важнейшей составляющей идеологических войн. Выше не раз встречалось малознакомое для российского читателя слово – «голодомор» Что же это такое? Давайте разберёмся. Особенно полезно будет ознакомиться с сутью вопроса именно российской аудитории, весьма расплывчато представляющей отечественную историю и уж совершенно не разбирающейся в хитросплетениях украинской общественно-политической ситуации, а потому с наивностью поглощающей предлагаемую ей национально-украинскую точку зрения. И сделать это необходимо прежде всего потому, что концепция «голодомора» (как и прочие составные элементы национальной украинской идеологии) метят прежде всего в Россию.

В последние годы на Украине возобладала точка зрения на голод как на «голодомор». Сразу подчеркнём, что «голод» и «голодомор» слова хотя и однокоренные, но имеющие принципиально разный смысл. И дело не просто в масштабах катастрофы, как может показаться на первый взгляд. «Голодомор» – это не просто «сильный голод». «Голодомор» – это идеологическая концепция, политический феномен, мощный инструмент воздействия на массовое сознание. Если подытожить всё, что в последние годы говорится и пишется на Украине о голоде 1932 – 1933 годов (то есть проанализировать школьные и вузовские учебники, научную и популярную литературу, статьи в прессе, радио- и телепередачи, а также точку зрения правящих кругов), можно определить, что составляет самую суть так называемого «голодомора».

Под ним понимается целенаправленное, сознательное уничтожение голодом украинского народа как народа, и что ещё важнее, как народа украинского. Иными словами, «голодомор» хотят представить как геноцид – этноцид, который осуществлялся «московским» руководством при помощи (или самоустранении от активного сопротивления этому) продавшейся Москве украинской партийной верхушки[vii]. При этом либо прямо утверждается, либо подразумевается, что геноцид стал частью новой национальной политики большевиков на Украине, являлся ни чем иным, как истреблением «соли» и «кости» украинского народа – украинского крестьянства, и вообще его целью было уничтожение украинцев. О том, что голод охватил всю страну, при этом «деликатно» умалчивают, представляя дело таким образом, будто пострадала от него лишь Украина.

«Путёвку в жизнь» «голодомор» получил ещё в украинской эмиграции. Впрочем, последняя была лишь питательной средой, в которой варилась эта концепция. Не меньшую роль в создании феномена «голодомора» сыграли её солидные заокеанские покровители. Шла Холодная война. Украинская гуманитарная эмиграция подъедалась вокруг крупных американских университетских центров. Научные программы университетов и отдельных исследователей финансировались государственными структурами США и крупными финансово-промышленными корпорациями. Финансировали американцы и программы по изучению голода на Украине. Повышенный интерес к вопросу проявил и Конгресс США, даже создавший в 1986 году специальную комиссию по расследованию этого «коммунистического холокоста»[viii]. «Голодомор» стал оружием в идеологической войне против СССР, «работавшим» и на социальном («тоталитарное» государство, «неэффективная командная экономика»), и на национальном поле («русский империализм угнетает свободолюбивые народы»). Концепция сделала своё дело: большевики и советская власть, а потом и «Москва» вообще были обвинены в геноциде украинского народа. В настоящий момент это оружие направлено против тех, кто не считает последние 350 лет и советский период в особенности «чёрной дырой» и «потерянным временем» в истории Украины.

В 1990-е годы теория «голодомора» прочно утвердилась среди политического мейнстрима, академической науки (вот она – «кропотливая работа» историков и архивистов), СМИ Украины, а через них - в системе среднего и высшего образования и в общественном мнении. На страницах учебников, в радио- и телепередачах то и дело мелькают огромные цифры в 10, 15, а порой и в 20 миллионов человек, якобы умерших от голода. «Голодомор» превращается (и во многом уже превращён) в часть общественного бытия граждан Украины, делается неотъемлемой частью их мироощущения. Уже было подмечено, что многие технологии и методы шоу-бизнеса всё чаще проникают в область политическую, превращая партии, общественные фигуры и идеи в некие продаваемые и материализуемые в массах «брэнды». Не минула чаша сия и предмет нашего исследования. При столь усиленной раскрутке идеологического брэнда под названием «голодомор» никому и в голову не должно прийти усомниться в истинности приводимых цифр, равно как и в достоверности самой концепции.

Представление о геноциде – «голодоморе» стало одним из краеугольных камней государственной идеологии и своеобразного «символа веры» «свiдомих» (сознательных) «украïнцiв». При этом «голодомору» отводится двоякая роль. Во-первых, он должен обозначить врага (как реально-материального, так и метафизического, некое «абсолютное зло»), сыгравшего роковую роль в жизни Украины и украинской нации. И, во-вторых, внедрить в коллективное сознание украинцев чувство невинной жертвы, а врагу в его собственных глазах и в глазах мирового сообщества привить комплекс вины и наложить на него моральные (а, может, и материальные, это как повезёт) обязательства.

Этим и объясняются международные демарши украинской стороны, именующей голод 1932 – 1933 годов «национальной катастрофой» и добивающейся признания его актом геноцида. Более того. В последнее время всё чаще и чаще стало звучать словосочетание «украинский холокост»[ix]. То есть таким, мягко скажем, странным сравнением, на одну доску ставится голод в Советском Союзе и «окончательное решение» еврейского вопроса в нацистской Германии! Естественно, со всеми вытекающими из этого следствиями для внутреннего и внешнего положения Украины и, что не менее важно, России[x]. Ведь именно России, согласно концепции, отводится роль этого самого врага.

Но международная шумиха призвана стать лишь подспорьем для работы концепции внутри самой Украины. По замыслу творцов брэнда «голодомор» должен стать мощным консолидирующим моментом, призванным объединить нацию, сплотить её духовно и идейно, послужить крепким фундаментом для здания украинской государственности. «Миллионы невинно убиенных взывают к нам, напоминая о ценности нашей свободы и независимости, о том, что только украинская государственность может гарантировать свободное развитие украинского народа», - так выразил эту мысль президент Украины[xi]. Ещё проще и откровенней обрисовал роль и задачи «голодомора» в настоящем и будущем Украины глава Украинской греко-католической (униатской) церкви кардинал Любомир Гузар. «Память о голодоморе», - сказал он, - это «нациотворческий элемент». Она являет собой «фундаментальную ценность, объединяющую общество, связывающую нас с прошлым, без которого не может сформироваться единый государственный организм ни сейчас, ни в будущем»[xii]. Подчеркнули этот момент и американские конгрессмены, отметив в упоминавшейся выше декларации, что «официальное признание Голодомора украинским правительством и Верховной Радой свидетельствует о важном шаге в восстановлении украинской идентичности»[xiii].

То, что создание нации до сих пор остаётся важнейшей и первостепеннейшей задачей украинского государства, подчеркнул ни кто иной, как украинский президент в своей книге с говорящим названием «Украина не Россия». «Процессы консолидации украинской нации пока ещё далеки от завершения» - признаёт он, ссылаясь на мнение политологов и социологов. Иначе говоря, заключает Л. Кучма, «Украину» создали, теперь надо создавать «украинцев»[xiv]. Естественно, делать это надлежит исходя из принципа, провозглашённого в названии книги, а также основополагающего положения украинской идеологии, гласящего, что украинцы и русские – совершенно разные, чужие друг другу народы, судьбы и интересы которых изначально противоположны. Вот здесь и должна сыграть свою роль концепция «голодомора» – геноцида–этноцида украинцев.

В настоящей статье мы не задавались целью анализировать причины и последствия голода, равно как и давать моральную оценку политике коллективизации и действиям большевистского руководства. Наша задача была проще: посмотреть на проблему без той нервозной ангажированности и политического лукавства, которые нагнетаются вокруг любого упоминания о голоде. Иными словами, мы хотели посмотреть, а был ли «голодомор»? То есть, имел ли место геноцид – этноцид украинцев – целенаправленное уничтожение украинского народа?

Как всё начиналось Голод 1932 – 1933 годов стал побочным следствием политики коллективизации, которая в свою очередь была одной из важнейших составляющих так называемого «великого рывка» – ускоренной промышленной и социальной модернизации СССР. По прошествии стольких десятилетий становится ясно, что процесс превращения Советского Союза и современную державу был объективным и закономерным. Он явился продолжением (только теперь уже социалистическим по форме) модернизации России, начавшейся в последней трети XIX века и прерванной революцией, мировой и гражданской войнами и коммунистическим универсализмом, который не нуждался в России как в самостоятельной исторической величине и отводил ей роль запала для мировой революции и аграрно-сырьевого придатка в будущей мировой республике Советов. Наиболее последовательно неизбежность и необходимость такого подчинённо-зависимого положения России в коммунистической «Земшарии» отстаивали многочисленные и влиятельные левореволюционные интернационалистские круги в компартии во главе с Л. Троцким, Г. Зиновьевым и рядом других вождей из «старой гвардии».

Для сталинской группы в руководстве ВКП(б) на первый план со временем начали выступать интересы страны. «Мы должны приложить все силы к тому, чтобы сделать нашу страну страной экономически самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рынке», - так на XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 года сформулировал стоящую перед партией и государством сверхзадачу И.В. Сталин[xv]. В своём политическом отчёте вождь нарисовал две возможных для СССР перспективы: либо существование в виде аграрно-сырьевого придатка Запада, либо превращение в «самостоятельную единицу». Показательно, что он даже не упомянул о «третьем» (а с точки зрения адептов мировой революции магистральном) пути – строительстве коммунизма как самоцели и распространении «красной глобализации».

Развитие страны было не просто приостановлено. Россия была отброшена, пользуясь терминологией У. Черчилля, к «сохе». Поэтому рывок и рывок болезненный для народа, был неизбежен. Вариативно было его содержание и методы осуществления. А последние, к сожалению, оказались обусловлены коммунистической доктриной (пусть даже внешне) и большевистской практикой, которой были присущи волюнтаризм, своеволие и отношение к народу как подвластной массе, из которой, как из пластилина, можно лепить всё что угодно.

Планы индустриализации, принятые на XV съезде ВКП(б) (декабрь 1927 г.) и XVI партконференции (апрель 1929 г.), предусматривали резкое увеличение темпов роста валового внутреннего продукта, промышленного производства и капитального строительства. Специфика внешне- и внутриполитического положения СССР и мировой экономический кризис оставляли единственный источник доходов: внутренние резервы. Коллективизация крестьянских хозяйств и должна была стать тем экономическим базисом, на котором планировалось осуществлять индустриализацию.

Согласно постановлению ЦК ВКП(б) «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» от 5 января 1930 г., коллективизацию на Украине (как и ещё в ряде районов с развитым сельским хозяйством) намечалось закончить к весне 1932 года[xvi]. На практике «сплошная коллективизация» осуществлялась поистине головокружительными темпами: уже к началу марта 1930 года коллективизировано оказалось 70,9% крестьян. Столь высокие показатели при явном нежелании крестьянской массы идти в колхозы достигались путём приписок, при помощи давления, угроз, а то и просто физического воздействия. Коллективизация сопровождалась раскулачиванием, под которое попадали не только кулаки, но и середняки и даже бедняки.

Всё это привело к резкому всплеску протестных настроений на селе по всему СССР зимой – весной 1930 года. Отпор выражался в отказе от вступления в колхозы, выходе из них, «волынках» – саботаже работы в новых хозяйствах, порче имущества, «бабьих бунтах», терроре против партийного и советского состава и даже, порой, в вооружённом сопротивлении. Многие выступления, если не большинство, были спровоцированы злоупотреблениями и произволом местных властей, форсированием темпов коллективизации. Страсти накалила и новая кампания гонений на церковь: нередко волнения происходили не только на почве коллективизации, но и по причине закрытия храмов и репрессий против духовенства[xvii].

Не стала исключением и УССР. По многим районам республики, особенно на Правобережье, прокатилась волна крестьянских выступлений. Как свидетельствуют материалы Государственного Политического Управления, преобладающая их часть имела чисто экономическую основу, а если недовольство и приобретало политическое звучание, то имело «традиционно» антибольшевистско-антикоммунистическую и антиеврейскую риторику, редко приобретая украинско-националистическую окрашенность[xviii]. В то же время отмечался рост активности националистических элементов. Особенно это было заметно в тех местностях, где в начале 1920-х годов действовали петлюровские банды, имелась сеть приходов Украинской автокефальной церкви и прочих организаций «национально-просветительского» толка, а также осело немало интеллигентов и «бывших» людей. Эти «элементы» пытались подчинить недовольных своему влиянию и придать крестьянскому протесту националистический характер борьбы против «московской оккупации»[xix]. Но в целом, сделать это украинским националистам не удалось. Националистические и сепаратистские лозунги вызывали у крестьян гораздо меньший отклик, нежели в начале десятилетия, и связь между экономическим и религиозным недовольством с одной стороны и национальным вопросом с другой в 1930 году прослеживалась весьма слабо.

Кстати, нелишне повторить, что всплеск протестных настроений наблюдался по всему Союзу, и Украина не была чем-то особенным. А наиболее упорное сопротивление отмечалось в хлебных районах юга Европейской части РСФСР, особенно в ряде районов Дона и Кубани, где коллективизацию планировалось завершить ещё раньше, чем на Украине – к весне 1931 года[xx].

В то же время социальное напряжение достигло наивысшего накала. Оно отличалось обоюдной жестокостью сторон, и обоюдным же убеждением в правоте своего дела. Сводки ГПУ пестрят сообщениями об избиениях и изуверских убийствах коммунистов, комсомольцев, активистов и членов их семей (в том числе малолетних и даже месячных детей), издевательств над ними[xxi]. И точно также зафиксированы сотни примеров произвола, издевательств, несправедливого раскулачивания, арестов крестьян – кулаков и середняков или просто тех, кто чем-либо не угодил какому-нибудь официальному или полуофициальному лицу. Но десять лет советской власти не прошли даром: экономическая и политическая обстановка стала другой, изменилось сознание крестьянства (причём всех его имущественных групп), отношение к власти и государству. Село не было морально готово и способно на мощное восстание или политический бандитизм. Вот почему после появления известной статьи Сталина о «головокружении от успехов», введения нового устава сельскохозяйственной артели и пресечения волнений, антисоветская активность пошла на спад и к концу года практически не давала о себе знать, а коллективизация в дальнейшем не встречала организованного отпора[xxii].

Хотя колхозный строй утвердился ещё поверхностно. Но главное заключалось в другом. Резкий переход (к тому же насильственный) к новому типу хозяйствования и управления, в какой бы отрасли или стране он не осуществлялся, обязательно в течение некоторого периода сопровождался бы падением производства, хозяйственными затруднениями и т.п. Спустя необходимый отрезок времени этот переход завершается сам собой. Но учитывать эту неизбежную закономерность и отказываться от утверждённых темпов, как и от методов их достижения, никто не собирался. И выкачивание ресурсов из казавшейся бездонной деревни было продолжено, что обернулось крайне тяжёлыми последствиями.

Голод В 1930 году была отменена частная торговля. Ведение хлебозаготовок было полностью сосредоточено в руках государства. Успешному проведению заготовительных кампаний должно было способствовать то, что нормы теперь накладывались не на двор, а на колхоз. В 1930 – 1931 годах заготовительная кампания прошла успешно. Трудности начались в следующем, 1932 году. Нормы продолжали оставаться высокими: промышленность надо было обеспечить любой ценой. В то же время производительность труда заметно упала. Причиной тому были объективные трудности, связанные с переустройством сельского хозяйства, организацией производственного процесса в колхозах, разрушением, как правило, крепких хозяйств раскулаченных крестьян.

Не менее горькие последствия сыграло нежелание и отказы крестьян работать в коллективных хозяйствах, забои скота, в том числе быков – в то время основной тягловой силы, а если говорить языком спецслужб – саботаж (опять-таки, это явление было характерно отнюдь не только для Украины). В этом отношении весьма красноречивы воспоминания украинского диссидента, генерал-майора П. Григоренко. Диссидентом он стал много позже, а в пору мятежной юности и в зрелые годы был правоверным коммунистом. В 1930 году Григоренко как уполномоченный ЦК направляется на село для организации заготовок. «Но то, что я увидел, – писал будущий диссидент, – превзошло все мои худшие ожидания. Огромное, более 2000 дворов, степное село на Херсонщине – Архангелка – в горячую уборочную пору было мёртво. Работала одна молотарка в одну смену (8 человек). Остальная рать трудовая – мужчины, женщины, подростки – сидели, лежали, полулежали в «холодку». Я прошёлся по селу – из конца в конец – мне стало жутко. Я пытался затевать разговоры. Отвечали медленно, неохотно. И с полным безразличием. Я говорил: «Хлеб же в валках лежит, а кое-где и стоит. Этот уже осыпался и пропал, а тот, который в валках, сгинет». «Ну, известно, сгинет, – с абсолютным равнодушием отвечали мне»[xxiii]. И хлеб гнил. Естественно, всё это было прекрасно известно не только Григоренко.

Конечно, саботировали работу и губили урожай далеко не все крестьяне. Долг перед землёй и трудовая совесть были выше личных обид и имущественных споров. Однако такие факты имели место, и говоря о причинах голода 1932 – 1933 годов о них тоже забывать не стоит.

В результате целого комплекса обстоятельств, весной 1932 года в 44 районах Украины начался голод, но уже к лету он прекратился. Однако к этому «звоночку» ни центральное, ни местное руководство не прислушалось. Первоначальный план на 1932 год предусматривал сдачу 400 миллионов пудов хлеба. За снижение норм поставок началась борьба. Руководство КП(б)У настаивало на необходимости снижения плана, центр шёл на это неохотно. Хотя нормы действительно несколько раз снижали, они продолжали оставаться высокими. В 1932 году удалось заготовить лишь 136 млн. пудов, а из 23270 колхозов план смогли выполнить только 1403[xxiv]. К февралю 1933 года был заготовлен уже 261 млн. пудов. Но делалось это в условиях введения карточной системы и падения экспорта сельскохозяйственных товаров. План «дожимали» самыми крутыми мерами – обысками спрятанного хлеба, штрафами за его несдачу (другими продуктами), репрессиями председателей колхозов и вышестоящих начальников, в том случае, если они не справлялись с нормами и пытались оставить часть хлеба для облегчения положения крестьян. Например, в декабре 1932 года по этой причине было арестовано и осуждено руководство Ореховского района Днепропетровской области[xxv]. Но ситуация продолжала оставаться тяжёлой: в октябре в республике вновь начался голод, свирепствовавший до конца 1933 года и унёсший жизни тысяч людей.

Существует много различных оценок потерь населения УССР от голода 1932 – 1933 годов. Большая их часть является не результатом серьёзного исторического подхода, а плодом идеологической борьбы, грязной спекуляцией на памяти умерших от голода, способом достижения политических целей. Потери в восемь, десять, а то и пятнадцать миллионов человек, о чём нередко можно узнать из большого количества соответствующей литературы, особенно эмигрантской[xxvi], конечно же, являются надуманными. Вообще, подсчёт потерь населения УССР (а именно так и надо ставить вопрос, а не украинского населения, как пытаются внушить «историки голодомора») вызывает определённые объективные трудности. Они заключаются как в установлении того, что будет считаться потерями (только ли прямые или с учётом последующих демографических волн), как отличить умерших от голода от умерших по другим причинам, так и в наличии исходного статистического материала. Несмотря на свою высокую точность, статистика никогда не может отразить идеально выверенную картину действительности. С большой долей уверенности можно сказать, что немало крестьян, относимых к умершим, продолжало жить и трудиться в городах.

В настоящее время наиболее взвешенными и обоснованными источниковым материалом можно считать данные, полученные украинским историком С.В. Кульчицким, уделявшим этой проблеме значительное внимание. Он полагает, что в 1932 году потери населения УССР от голода составили примерно 150 тыс. человек, а в 1933 – от 3 до 3,5 млн. Это прямые потери. С учётом снижения рождаемости исследователь получил цифру около 5 млн.[xxvii]. Но поскольку вторая цифра величина всё же условная, следует исходить из количества прямых потерь – 3 – 3,5 млн. человек.

Теперь обратимся к «этноциду». Нелишне будет отметить, что голодом были поражены не только УССР, но и Российская СФСР, её наиболее хлебные районы – Среднее и Нижнее Поволжье и Северный Кавказ, а также юг Центрально-Чернозёмной Области, Южный Урал, часть Сибири, ряд территорий современного Казахстана (а тогда автономии в составе РСФСР). Всего же в СССР в областях, охваченных голодом, проживало около 50 миллионов человек[xxviii], голодало не менее 30 миллионов крестьян. То есть, голодало и умирало от голода не только украинское крестьянство[xxix]. Да и в УССР этому страшному испытанию подверглись представители всех проживавших в ней народов.

Но самое главное заключается в другом. Даже С.В. Кульчицкий – известный специалист в данном вопросе – в своих исследованиях, желая или не желая того, наносит удар по родившейся за океаном теории «голодомора». Анализируя статистику ЗАГСов за 1933 год, он приходит к выводу, что смертность в городах имела приблизительно естественный характер, а на селе была повышенной. Иными словами, люди умирали не по национальному признаку, а по месту проживания[xxx].

В 1920-е годы социальная структура украинского общества претерпела коренные изменения. Точнее сказать, в это время в УССР активно шли урбанизационные и модернизационные процессы, превращавшие его из общества сельского типа в общество индустриальное. Уровень урбанизации украинцев за 1920-е – 1930-е годы вырос до 29%. В абсолютных цифрах количество украинцев – горожан увеличилось с 2,5 млн. человек (в 1926 году) до 6,8 млн. человек (в 1939 году) и этот процесс продолжал развиваться. Стремительно пополнялся украинскими кадрами и рабочий класс. Согласно Всесоюзной переписи населения 1926 года в целом по рабочему классу республики украинцев насчитывалось 55 % (русских – 29 %, евреев – 9 %, прочих – 7 %). Даже среди ядра рабочего класса – промышленных рабочих – доля украинцев неуклонно возрастала и к 1929 году (то есть ещё до начала первой пятилетки и массового притока людей в города) составила 48 %. По ряду отраслей этот показатель мог быть ещё значительнее. Например, в 1930 году 80 % шахтёров Донбасса были выходцами из украинских сёл[xxxi]. Но никто эти миллионы не морил «голодомором». Хотя сделать это было проще: в отличие от сельского жителя горожанин всецело зависит от того, что сможет купить в магазине. Наоборот, ради того, чтобы обеспечить их продуктами, хлеб и другое продовольствие выколачивались из русских, польских, молдавских, греческих, болгарских и прочих сёл, где также от голода гибли люди[xxxii].

Придя к заключению, что люди умирали по месту проживания, С.В. Кульчицкий делает следующий вывод: «в границах Украины геноцид целил своим остриём не в украинцев как таковых, а в сельское население»[xxxiii]. Оставим в стороне утверждение о «геноциде», как не будем останавливаться и на вопросе о том, был ли голод сознательно спровоцирован большевистским руководством, задумавшим (а не просто использовавшим!) «террор голодом» в качестве методов создания колхозного строя, или же он явился результатом форсированной, если угодно, бесчеловечной, политики, преследовавшей цель максимального обеспечения нужд индустриализации любыми средствами. Даже если гипотетически предположить, что высшее партийное руководство страны сознательно доводило и довело дело до голода в южных, юго-восточных и юго-западных регионах СССР, то логичнее это было бы назвать не гено-, а «классоцидом» – местью крестьянству, оказавшему весьма упорное сопротивление коллективизации, жестокому, но действенному средству принуждения к работе в колхозах. Хотя до сих пор не представлено убедительных, непосредственных доказательств геноцида – того, что власти страны намеревались целенаправленно уничтожить часть населения СССР и ставили перед собой эту задачу.

Впрочем, жестокость мер по результатам своих разрушительных действий для крестьянства вполне сопоставима, скажем, с огораживаниями в Англии. Разница лишь в том, что коллективизация, раскулачивание, голод, приведшие к гибели нескольких миллионов человек и тысячам сломанных судеб, оказались чрезвычайно сжатыми во времени, в то время как огораживания растянулись на десятки лет и стоили английским крестьянам ничуть не меньше жертв, горя и страданий. Если же говорить о подрыве сельского хозяйства и крестьянства СССР, то ещё вопрос, что нанесло его самочувствию больший ущерб – сама ли коллективизация или же дальнейшая политика советского руководства по отношению к деревне. И действительно ли были вызваны настоятельной необходимостью последующие хрущёвские «реформы» сельского хозяйства, а затем ликвидация «неперспективных» деревень (от которой, кстати, пострадала именно Нечернозёмная Россия - «имперская митрополия», по выражению разномастных окраинных националистов - сепаратистов). Одно надо отметить с сожалением: к крестьянству коммунисты относились с недоверием и неприязнью, в лучшем случае как к «дойной корове».

Правда, реверанс правящей идеологии С. Кульчицкий всё-таки был вынужден сделать, заявив, что у «геноцида» всё же была «национальная подкладка». Эта «подкладка», якобы, проступила в тексте постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 14 декабря 1932 года «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области»[xxxiv]. В этом постановлении, подписанном И.В. Сталиным и В.М. Молотовым, острой критике подвергалась работа «ряда местных парторганизаций Украины и Северного Кавказа" »по проведению сева и хлебозаготовок, указывалось на их засоренность кулацким, петлюровским и прочим контрреволюционным элементом. Помимо прочего, в нём говорилось, что на Северном Кавказе (имелась ввиду Кубань) и Украине были допущены ошибки в проведении украинизации, а контроль за теми, кто эту украинизацию осуществлял на практике, оставлен на самотёк. Благодаря этому «националистические элементы», петлюровцы получили легальное прикрытие для антисоветской работы. Эти последние особенно плотно облепили прессу и школу. От северокавказских властей требовали в ближайшее время перевести делопроизводство в советских и кооперативных органах, прессу, а с осени 1933 года – и преподавание в школах, на русский язык. Далее союзное руководство предлагало ЦК КП(б)У и СНК УССР «обратить внимание на правильное проведение украинизации» и вычистить контрреволюционные элементы из партии и советских органов[xxxv].

По логике приверженцев концепции «голодомора» это постановление вроде бы и стало свидетельством наличия «национальной подкладки». Но, как можно убедиться, оно не содержит ничего, что могло бы служить не только прямым, но даже косвенным доказательством «этноцида» украинского народа. Максимум, что, основываясь на нём можно предположить, это то, что власти постарались воспользоваться удобной ситуацией для внесения корректив в проведение национальной политики. Заметим, не пересмотреть курс в целом (что в тех условиях было бы довольно легко сделать), не отменить украинизацию, ставшую в немалой степени искусственным и насильственным навязыванием малорусскому населению украинской идентичности и созданием на его основе особого национального коллектива. Этого не произошло. Более того, сам курс на создание украинской нации никто и не думал сворачивать. Речь шла о том, чьими руками будет создаваться украинская национальная культура: партийно- большевистскими или руками национальной интеллигенции.

Скорее, в этом постановлении сквозит желание найти виновного в сопротивлении коллективизации, голоде и трудностях пятилетки и сделать его ответственными за просчёты и неудачи. На роль «козлов отпущения», помимо руководства на местах, вполне подходили украинские националисты всех политических расцветок, от жовто-блакитных до ярко-красных (национал-коммунистов), которые своей активностью и стремлением взять национальное строительство на Украине в свои руки начали порядком поднадоедать советскому руководству уже со второй половины 1920-х годов. Нелишне отметить и то, что в целом ряде случаев действительно прослеживалась прямая связь между состоянием сельского хозяйства и проводимой национальной политикой. Причём нагляднее всего это было заметно на примере тех территорий РСФСР, где проводилась украинизация. Именно в тех районах Кубани, где работали сотрудники Наркомата просвещения УССР и активисты так называемого «национального возрождения», воспитывавшие население в национально-украинском духе, антисоветская деятельность в начале 1930 года была наиболее упорной[xxxvi].

Что касается Северного Кавказа, то возвращение русского языка в школьное образование и прессу и прекращение украинизационных экспериментов было встречено местным населением с удовлетворением как правильная и давно ожидаемая мера. Отношение населения Кубани (причём и иногороднего, и казачьего) к проводившейся украинизации в подавляющем большинстве было негативным[xxxvii]. Прекращению экспериментов способствовало то, что эти регионы являлись территориями РСФСР. Но на точно такое же недовольство жителей Донбасса, Криворожья, Харьковщины, бывших Новороссийских губерний внимания не обращали, поскольку эти регионы входили в состав УССР и потому считались «украинскими», хотя о самоидентификации самих жителей и об их отношении к спускаемой сверху украинской идентичности никто не спрашивал.

Для нас же важен тот факт, что никаких доказательств «этноцида», то есть целенаправленного уничтожения голодом крестьянства УССР именно как крестьянства украинского, нет. И это был вынужден признать ведущий украинский специалист по данному периоду и проблематике. О том, что объектом столь крутых мер стало крестьянство как таковое, вне зависимости от этнической принадлежности, свидетельствуют географические масштабы «продовольственных затруднений» и количество голодающих. Подтверждением этого является и то, что смертность на селе была выше, чем в городе, по всему Советскому Союзу[xxxviii].

Кстати, сопротивление крестьянства не было напрасным. Своей борьбой оно сумело добиться для себя многих уступок. В течение всего десятилетия государство было вынуждено повышать оплату за трудодни, разрешить ведение приусадебного хозяйства и содержание скота, и сделать ещё ряд послаблений, например, предоставив колхозам право частичного распоряжения произведённой продукцией. Всё это заметно изменило облик коллективных хозяйств. Несмотря на то, что колхозный строй был многим не в радость, он всё же оказался далёк от коммуны, которой так боялись крестьяне. А длительная идейно-силовая политика партии и государства возымела своё действие. Крестьяне смирились с необходимостью работать в общественном хозяйстве и перестали его бойкотировать.

К 1934 году переход к новому способу хозяйствования в основном завершился и кризис колхозного строя был преодолён[xxxix]. С 1933 года развитие сельского хозяйства на Украине осуществлялось довольно успешно. Причём рост хлебозаготовок (1933 год – 317 млн. пудов, сданных государству, 1935 – 462, 1938 – 545), происходил параллельно с определённым подъёмом жизненного уровня колхозного крестьянства. Можно сказать, что колхозный строй стал определённым компромиссом между государством и крестьянством.

Подводя итоги Итак, что же было в СССР, и в том числе на Украине, в 1932 – 1933 годах? А был страшный голод, один на всех, унёсший жизни нескольких миллионов человек: украинцев, русских, поляков и др. При минимальном понимании советской системы нельзя не признать, что никто украинцев специально голодом не морил, а сам голод не был специально спланированной акцией. Голод - побочный эффект от реализации плана по переводу страны на новую систему хозяйствования. На повестке дня стоял очень непростой вопрос о будущем страны. Будет ли она идти вровень с ведущими мировыми державами или упустит время и навсегда превратится в некое подобие Османской империи второй половины XIX столетия. Очевидно, у советского руководства были более существенные цели, нежели месть из садистского самоудовлетворения. Поэтому вопрос надо переносить в другую плоскость: на какие средства и жертвы оно было готово во имя их достижения. С потерями и затратами не считались и тем более не считались с людскими жизнями. Причем чем более развито было в регионе сельское хозяйство, тем круче были меры. Потому и голод был в наиболее хлебных регионах. Собственно Украинская ССР пострадала не потому, что там жили украинцы, а только потому, что была главной житницей Советского Союза. Это была не логика национальной борьбы и даже не логика классовой борьбы.

Но вопрос, при всей его жестокой, но неумолимой очевидности, чаще обсуждается с других, так сказать эмоционально-прокурорских позиций. А они могут скрывать всё что угодно: от искренней боли и печали за судьбы народа и крестьянства до различных националистических идеологий и либерально – атлантистской доктрины единого мира, не предполагающей иных центров силы, кроме Запада, и отказывающей России в праве быть самостоятельной, равновеликой ему исторической, духовной и политической величиной. А в роли обвиняемого оказываются вовсе не «советская власть», не «большевики» и не «Сталин» (или, скажем, «царизм»), как может показаться на первый, поверхностный взгляд. «Виновной» оказывается Россия – СССР. Отсюда «праведный» гнев и возмущение всевозможных конгрессов и парламентских ассамблей. Но дело даже не в голоде как таковом. Он всего лишь повод. Не будь его – место «голодомора» заняло какое-нибудь другое событие из русской истории (ну, скажем, подавление польских восстаний, опричнина или победа Ильи Муромца над Соловьём-Разбойником), которое бы объявили преступлением против человечества и настойчиво предлагали бы покаяться в нём. Дело в самом существовании России как самостоятельного субъекта мировой истории, как Великой Державы, неподходящей под подсовываемые ей «общие аршины». Дело в олицетворяемых ею принципах общерусского единства и общности судьбы наших народов. Так было, так есть и так будет и впредь. Это надо понимать и быть готовым.

Но всё-таки, был ли «голодомор» - этот «спланированный этноцид» украинцев, «украинский холокост»? Можно ответить прямо – нет, не было! Никаких сколько-нибудь серьёзных аргументов в пользу концепции «голодомора» как «геноцида – этноцида» украинского народа нет. Но это не смущает её адептов.

В начале статьи говорилось о том, что историю нельзя забывать. Но так же преступно её скрывать, искажать и подменять различными мифами и политическими брэндами. «Певцы голодомора» (люди, кстати сказать, отнюдь голодом не измождённые) по сути, наживаются на памяти ни в чём не повинных людей, делают на них политический капитал, решают идеологические и геостратегические задачи. И конца этому не видно. Ведь государственность надо укреплять, а нацию – создавать. А значит, карта «голодомора» будет разыгрываться снова и снова, опять он будет использоваться как против политических оппонентов внутри страны, так и против «вечно ненасытного российского империализма». «Голодомор» в головах…

Данная статья затрагивает один из важнейших аспектов украинской националистической идеологии – так называемый «голодомор». В настоящее время на Украине «голодомором» называется голод 1932 – 1933 гг. Однако «голодомор» – это не просто «голод». Это идеологическая концепция, мощный инструмент воздействия на массовое сознание, принятый на вооружение украинскими националистами, украинским властным истэблишментом и зарубежными противниками СССР – России. Эти круги преподносят «голодомор» как этноцид – целенаправленное уничтожение московским руководством украинцев как национальной единицы. Доходит до того, что его именуют «украинским холокостом». По замыслу идеологов концепции феномен «голодомора» должен стать фундаментом для всё ещё не созданной украинской нации и укрепить национальную идею, основной принцип которой состоит в утверждении, что украинцы и русские – совершенно разные и чужие друг другу народы, а также очернить Россию и обвинить её в угнетении Украины. Концепция направлена против единства и духовного родства наших народов, их достойного существования в современном мире. В статье показывается, что концепция «голодомора» - политико-идеологический миф, не имеющий ничего общего с исторической действительностью. Голод 1932 – 1933 гг. поразил весь Советский Союз, от него пострадало крестьянское население, без различия национальности. Голод был вызван иными – социальными, политическими и экономическими причинами, а не желанием советского руководства уничтожить украинцев как народ.

[1] Информационное агентство «Обозреватель», 22 ноября 2003. http://news.gala.net/?cat=18id=127637.

[ii] Там же. 16 мая 2003.

[iii] Информационное агентство Унiан, 26 ноября 2003. http://www.unian.net/rus/news/news-47815.html.

[iv] Там же. 22 октября 2003. Со ссылкой на украинскую службу радио «Свобода».

[v] Там же. 14 октября 2003.

[vi] Там же. Резолюция принята 30 октября, опубликована в вестнике Сената 31 октября 2003. Австралия – край кроликов и кенгуру.

[vii] См., хотя бы: Голод 1932 – 1933 рокiв на Украïни: очiма iсторiкiв, мовою документiв. Киïв, 1990; Колективiзацiя i голод на Украïнi. 1929 – 1933. Збiрник документiв i матерiалiв. Вид. 2. Киïв, 1993.; Голодомор 1932 – 1933 рокiв в Украïнi: причини i наслiдки. Мiжнародна наукова конференцiя. Киïв, 9 – 10 вересня, 1993. Матерiали. Киïв, 1995; Голод – геноцид 1933 року в Украïнi: iсторiко–полiтологiчний аналiз соцiально – демографiчних та морально – псiхологiчних наслiдкiв. Мiжнародна науково–теоретична конференцiя. Киïв, 28 листопада 1998 року. Матерiали. Киïв – Нью-Йорк, 2000. И др. См. также: Авторханов А. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Вильнюс, 1990. С. 79; Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. М., 1994, С. 557.

[viii] Слово «холокост» упомянуто здесь вовсе не случайно. Как видим, у современных конгрессменов перед глазами имеется богатый опыт своих коллег - предшественников.

[ix] На уже упоминавшемся Вечере выражение «украинский холокост» прозвучало из уст самого Л. Кучмы.

[x] Однако надежды украинской стороны на официальное признание своих претензий со стороны ООН не оправдались. В принятой ООН декларации не было слова «геноцид» (не говоря уже о «холокосте»). Вполне в соответствии с исторической правдой голод был назван трагедией украинского народа. И кроме того, в резолюции содержался призыв почтить память жертв голода, коллективизации и гражданской войны не только на Украине, но и в России и Казахстане. Обозреватель. 12 ноября 2003.. http://news.gala.net/?cat=18id=127637

[xi] Там же. 22 ноября 2003.

[xii] Там же. 26 ноября 2003.

[xiii] http://www.unian.net/rus/news/news-47815.html. 26 ноября 2003.

[xiv] Кучма Л.Д. Украина не Россия. М., 2003. С. 23, 28.

[xv] Сталин И.В. Сочинения. Т. 7. М., 1947. С. 299. Борьба между теми кругами в компартии, которые не считали СССР – Россию самоценной величиной и теми, кто исходил из государственных интересов страны, заняла все 1930-е годы. Тогда победу одержали последние. Но как показали последующие десятилетия, особенно конец 1980 – начало 1990-х годов, это был лишь один из этапов борьбы.

[xvi] Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1984. Т.5. С. 28 – 39, 72 – 75.

[xvii] Как часто случалось, официальная линия была усугублена и доведена до крайности не в меру ретивыми исполнителями. Например, нередкое в те годы сооружение из икон уборных, как это имело место, скажем, в селе Кондровка Старо-Оскольского округа, объяснялось не директивами ЦК, а исключительно инициативой местных воинствующих безбожников. «Совершенно секретно»: Лубянка – Сталину о положении дел в стране (1924 – 1934 гг.). Т. 7. М., 2004. С. 583.

[xviii] Центральный Государственный Архив Общественных Объединений Украины. Ф. 1 (ЦК КП(б)У), оп. 20, д. 3184, л. 32, 46, 63; Д. 3192, л. 3.

[xix] Там же. Д. 3184, л. 20, 21, 32, 41, 43, 50, 63.

[xx] Кукушкин Ю.С. Осуществление сельскими советами политики ликвидации кулака как класса // Вестник МГУ. Серия 9. История. 1966. № 4. С. 36 – 27.

[xxi] ЦГАОО. Ф. 1, оп. 20, д. 3184, л. 107; Д. 3066, л. 13.

[xxii] Там же. Д. 3184, л. 67.

[xxiii] Григоренко П. В подполье можно встретить только крыс… М., 1997. С. 90.

[xxiv] Кульчицький С. Украïна мiж двома вiйнами (1921 – 1939 рр.). Киïв, 1999. С. 175.

[xxv] Там же. С. 177.

[xxvi] Цифры в десять и более миллионов человек малохарактерны даже для ангажированных изданий, всё же старающихя выдерживать определённый научный уровень, и чаще присутствуют на страницах более массовой литературы, на волнах радио- и телеэфира, которые, к сожалению, имеют гораздо больше возможностей для воздействия на массы и формирования соответствующего общественного сознания. Утвердились они и в учебной литературе, причём нередко в ловкой форме. Например, даётся широкий «коридор» потерь – от 3 до 15 млн. человек – якобы для иллюстрации разброса мнений, существующих в литературе. Не нужно объяснять, что в глаза бросается именно большая цифра. Некоторые цифры и оценки см., например: Косик В. Голод – геноцид 1932 – 1933 рокiв // Голодомор 1932 – 1933 рр. в Украïнi: причини i наслiдки. С. 54 – 55; Кравченко Б. Соцiальнi змiни i нацiональна свiдомiсть в Украïнi XX столiття. Киïв, 1997. С. 150 – 151. И др.

[xxvii] Кульчицький С. Украïна мiж… С. 183.

[xxviii] Ивницкий Н. Голод 1932 – 1933 гг.: кто виноват? (По документам «кремлёвского архива») // Голодомор 1932 -–1933 рр. в Украïнi: причини i наслiдки. С. 36, 44.

[xxix] Население России в ХХ веке. Исторические очерки. Т. 1. 1900 – 1939 гг. М., 2000. С. 266, 275 – 276.

[xxx] Кульчицький С. Украïна мiж… С. 183.

[xxxi] Кравченко Б. Соцiальнi змiни i нацiональна свiдомiсть в Украïнi. С. 106, 149, 156, 169.

[xxxii] По данным переписи 1926 года в УССР проживало 2 667 166 русских, из них на селе (согласно переписи 1920 года – за несколько лет картина не претерпела существенных изменений) – 896 432 (35,9 % от всего русского населения УССР). Соответственно: Русское население на национальных окраинах России XVII – ХХ вв. М., 2000; Нацiональнi вiдносини в Украïнi у ХХ ст. Збiрник документiв i матерiалiв. Киïв, 1994. С. 133.

[xxxiii] Кульчицький С. Украïна мiж… С. 183.

[xxxiv] Там же. С. 183 – 184.

[xxxv] «По решению правительства Союза ССР…». (Депортации народов: документы и материалы». Нальчик, 2003. С. 94 – 95.

[xxxvi] Єфименко Г. Нацiонально-культурна полiтика ВКП(б) щодо Радянської України (1932 – 1938). Київ, 2001. С. 132.

[xxxvii] Например, школы с русским языком преподавания были переполнены, а украинские стояли пустыми. Родители объясняли это тем, что детей в украинской школе «портят», готовят из них «украинских китайцев». «Такой украинизации не треба, нащо ломать дитыну, хай им бис, хай учат по-русски», - говорили они и объясняли своё неприятие «ридной мовы» тем, что «украинский язык не наш» и «на нём нигде не говорят». Российский Государственный Архив Социально-Политической Истории. Ф. 81, оп. 3, д. 127, л. 200 – 201.

[xxxviii] Население России в ХХ веке. Исторические очерки. Т.1. С. 269.

[xxxix] Полiтичний терор i тероризм в Украïнi. XIX – XX ст. Iсторичнi нариси. Киïв, 2002. С. 394

http://www.edrus.org/content/view/362/56/