ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Подборка статей о глобализации и антиглобалистах. Часть 2


Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6


Содержание страницы:

  • Мишени глобализации: социальный, культурный, экологический аспекты

  • Ю.Косов "Весь мир "в одном флаконе"

  • "ГЛОБАЛИЗМ И НАЦИОНАЛЬНАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ"

  • А. Цветков "Антиглобализм - это…"

  • Марк Васильев "Бомбей. Антиглобализм 2004. Мировой социальный форум"

  • Д.А. Захарова, Д.Н. Песков "Антиглобалисты – «миф в себе»"

  • "Антиглобализм - свидетельство"

  • Дмитрий Черный "АНТИГЛОБАЛИЗМ ПО-РУССКИ"

  • Александр Сентябрев "АНТИГЛОБАЛИЗМ - НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ"



Мишени глобализации: социальный, культурный, экологический аспекты



Социальный аспект

Глобальные трансформации, которые происходят в мире, включают и проблемы социального развития. Так, расширение миграционных процессов, увеличение потоков беженцев приводят к появлению ксенофобии и расизма, а интеграция национальных экономик в мировую систему не только не устранила отличий и проявлений неравенства между государствами и внутри них, а наоборот, сделала их более выразительными и обостренными.

Социальные проблемы, обусловленные процессами глобализации, обычно обобщают проблемой бедности. Например, за последние 15 лет доходы на душу населения уменьшились более, чем в ста странах мира. З. Бжезинский по этому поводу отмечает, что 20% наиболее богатого населения мира были более зажиточными по сравнению с бедными в 60-х годах в 30 раз, а в 90-х – в 150 раз.

В теоретическом отношении на решение этой проблемы претендует концепция "золотого миллиарда."

В соответствии с ею, развитые страны, сохраняя для своего населения высокий уровень потребления, должны с помощью экономических и военных мероприятий удерживать остаток стран в промышленно неразвитом состоянии в качестве сырьевого придатка и зоны погребения опасных отходов. Поскольку население этих стран в условиях бедности все равно деградирует, оно должно быть сокращено с помощью целой системы новейших социальных технологий. Последние в теоретическом отношении существуют как ряд проблем, а именно: демографическая проблема, продовольственная проблема, проблема задолженности и т.п..

Так, демографическая проблема по своему смыслу есть ничто иное как проблема социального расслоения населения планеты. В развивающихся странах на сегодня проживают близко 5/6 население планеты и на них же приходится 96% его прогнозируемого прироста. Если на начало 20 век пропорция населения, которое проживало в наиболее развитой к тому времени части мира, составляла 30%, то на конец столетия она сократилась менее чем к 18%, а на середину 21 век может составлять 11%. Например, если к европейцам по своему происхождению в начале 20 века принадлежал приблизительно каждый третий житель планеты, то в середине 21 век к ним будет принадлежать лишь каждый десятый.

Это означает, что в середине 21 столетия в Европе будет проживать близко 7% мирового населения, а в Африке – 22%. Удельный вес азиатского населения достиг на сегодня пика, а потому Азию и Африку, взятые вместе, в 2050 году будут населять 80%, или 4/5 населения земного шара. В то же время, средний доход на душу населения в США был в 40 раз выше, чем в беднейших государствах третьего мира, а в начале 2000 года он превышал аналогичный показатель этой группы стран уже в 80 раз.

Вопреки этому именно "азиатско-африканская экспансия" рассматривается как главная причина так называемой продовольственной проблемы. При этом не принято говорить, что 86% совокупного объема потребления приходится сейчас на 1/5 население Земли, на остаток же 4/5 – 14 %. Часть же мирового дохода, которая находится в распоряжении наиболее бедной части человечества, - 1,3 миллиарды людей, - составляет приблизительно 1,5%. Продовольственная проблема поэтому не сводится к обеспечению продуктами питания населения, а состоит в производстве, распределении, обмене и потреблении продовольствия в мире и отдельных странах, то есть является проблемой прежде всего политэкономической.

Так, в проекте Ханса Линнемана, - исследовании, которое было осуществлено по заказу Римского клуба, делается вывод, что даже при достигнутом уровне развития производства Земля способная прокормить намного большее количество людей, чем это предполагалось футурологами. Но для этого нужно одно условие – имеющаяся пища может распределяться по справедливости, соответственно потребностям людей, Поскольку такой механизм распределения в мире "финансовой цивилизации" является утопией, исследователи прогнозируют увеличение в 2010 году масштабов голода в 3 раза, что, в свою очередь, угрожает преобразованию продовольствия в своеобразное политическое оружие, с помощью которой можно оказывать давление на своих оппонентов.

Еще одной разновидностью оружия, которая используется "золотым миллиардом" против остального мира является система займов, призванная втянуть периферийные районы в орбиту зависимости в качестве придатков мировых экономических центров. В тех же странах, где происходят процессы индустриализации, не только усиливается социальное неравенство, а и формируется источник новых глобальных социальных катаклизмов, связанных с миграционными потоками, которые тянут за собою угрозу этнических чисток, распространение инфекционных заболеваний, экологических катастроф и т.п.. Так, следствия индустриализации таких мировых гигантов как Индия и Китай уже достигли критической точки. С наращиванием технических средств сотни миллионов, которые выталкиваются техникой с сферы рутинных производств, оказываются лишними на своей родине.

Больше того, сам мир "золотого миллиарда" рискует из постиндустриального превратиться в мир постсоциальный. Об этом свидетельствует симптом расхождения векторов экономического роста и уровня занятости. В свое время министр труда США Роберт Райх обратил внимание на эту коллизию, констатировав, что в условиях глобального рынка экономика может процветать, курс акций возрастать, прибыль корпорации увеличиваться, а уровень безработицы оставаться значительным. По данным Международной организации труда, число безработных в индустриально развитых странах достигает 35 млн. человек.

Например, количественные показатели прироста рабочих мест на год в США сократились с 2,4% в семидесятых годах до 1,8% в девяностых. Долгосрочная политика занятости названная приоритетом № 1 во всех важных документах ЕС, опубликованных 1993-1997 годах, а ее реализация рассматривается как условие усиления позиций ЕС на мировом рынке и политической поддержки населением планов дальнейшего объединения ЕС.


Культурный аспект

Своеобразной "ахиллесовою пятой" глобализма является упоминавшееся выше положение о целостности человеческого бытия, точнее самое понимание этой целостности и связанных с нею понятий, а именно: мировое сообщество, мировой порядок, мировое общество, мировая цивилизация и т.п.. Проблема состоит в том, что надо вообразить человечество как единое целое вопреки тому, что его реальное бытие являетя дифференцированным и фрагментированным всем ходом эволюции. Возникает вопрос, является ли эта целостность лишь умозрительной (желательной, декларированной), или же на самом деле существуют определенные механизмы ее реализации и установления. Глобализация означает унификацию мира, жизнь по единым принципам, благосклонность единым ценностям, следование единым обычаям и нормам поведения, желание все универсализовать.

А теперь посудите, что это означает для определенного самобытного сообщества, которое может интегрироваться в "Новый мир" с уже сформированными ценностями, нормами, идеалами? Это означает, что оно может забыть о своих нормах, ценности, идеалах?

Этот вопрос влечет за собою еще одно, - что несет с собою глобализация – усиление однородности или разнообразие человечества?

А поскольку тенденция к нарастанию разнообразия не ведет автоматически к распаду целого, проблема "целостности человеческого бытия", состоит, в конце концов, в выяснении существующих на сегодня механизмов и принципов соотнесения разнородных частей глобального целого и следствий их действия, а именно: ли означает глобализация возрастания интегрированности, или же новое усиление неравенства, а, точнее, новое неравенство, за счет которого и происходит именно это возрастание ?

Официально считается, что целостность человеческого существования удостоверяется наличием глобальных, - общих, мировых, - проблем, которые требуют для своего решения не столько диалога государств, сколько диалога культур. Это обусловлен тем, что проблемы, которые явились перед человечеством не являются сугубо экономическими, политическими или идеологическими, а потому не могут быть решены с помощью бинарных определений "богатство – бедность", "социализм – капитализм", "человек – общество".

Они оказываются общецивилизационными, так как определяют не просто дальнейшее развитие человечества, а самую его возможность (отсюда – "эра риска", "общество риска", "идея качества жизнь" как представление о самобытности общества и человека), и культурологическими, поскольку так или иначе предопределяют судьбу каждого отдельного человека. Культурологический смысл этих проблем поясняется тем, что существенным признаком, своеобразным парадоксом глобализации является фрагментация как доминирующая форма ее осуществления.

Дельфюс по этому поводу пишет про "несовершенство" сил унификации, вследствие которой возникают разнообразные маргинальные сферы, а унификация мира осуществляется через его дифференциацию и представляет собой процесс дегомогенизации, то есть процесс возникновения сообществ, которые базируются на локальных характеристиках, имеют чрезвычайно сильное культурное самосознание и стремятся к автономии.

Культурная идентичность, которая лежит в основе этого процесса, означает такую социальную идентичность, которая базируется на специфической культурной конфигурации, - история, язык, раса. Культурная идентификация тем утверждает себя в форме "размножение" новых локальных идентичностей, а именно: этническ, национальных, религиозно-фундаменталистских, туземных. Благодаря такому "размножению" мир начинает существовать как мир дискурсов и наименований, так как не существует объективного способа выяснить совершенство разнообразных культурных форм, используя дефиницию цели, значимости или порядка.

"Целостность человеческого бытия" мыслится поэтому как "разноголосица" (Ж.Лиотар) культурных идентичностей, которая, в соответствии с Ж. Лиотаром, есть необходимостью оттачивать нашу восприимчивость к культурному многообразию, к различению и разорванности общечеловеческого опыта. Это связанное с тем, что национальная самоидентичность на сегодня, возрождение чувства национального достоинства происходит не в форме самоизоляции ("мир гетто" по Баци), а в форме восстановления универсальности мира. Универсальность мира же можно восстановить лишь через взаимное уважение, которое из ценности и нормы превращается в "общественную пользу", то есть становится главным условием сосуществования в мире, который является взаимосвязанным.

Само человечество рассматривается при этом как некоторое глобальное сообщество, которое получается соотнесенностью трех начал человеческого бытия, - естественного (биологического и небиологического), социального и субъектного, и как такая в своем становлении проходит три этапа: протоолобализация – от неолитической революции к Осевому времени; зарождение глобального сообщества – от Осевого времени к эпохе Просвещения и индустриальной революции; формирование глобального сообщества – последние 200 лет до конца нашего века.

Считается, что последний этап обозначен не столько культурной гомогенизацией, сколько возникновением некоторого глобального консенсуса культурных идентичностей по поводу принципиальной невозможности отыскания лучшей между ними. То есть глобально целое (человечество в целом) на этом этапе своего развития приобретает все более разнородный вид, а общий образ глобализации начинает определяться активностью локальных субъектов или, точнее, локальных агентов и актеров, способных к реализации общечеловеческих интересов, ценностей и потребностей, или, еще точнее, их возможностью соединить историю для своих локусов с историей для всего человечества.

Фактически же, как свидетельствуют события конца 20 века, указанная целостность обеспечивается постоянным балансированием мира между "балканским вариантом" и "концом истории", что, в соответствии с Ф. Фукуяма, знаменует собою триумф западной идеи, победу экономического и политического либерализма При этом "конець истории" не предусматривает необходимости преобразования всех государств на либеральные, достижение ними экономического и культурного уровня развития последних. Достаточно, отмечает Ф. Фукуяма, чтобы были забытые идеологические претензии на другие формы сожительства.

Поскольку "конець истории" рассматривается как единственно возможная альтернатива "балканскому варианту", а торжество либеральных ценностей – как единственно возможный способ предотвращения нестабильности и множественности угроз глобальной безопасности, "целостность человеческого бытия" из диалога культур превращается в монолог западной культуры, которая фактически становится синонимом мировой. С. Хантингтон по этому поводу отмечает, что само выражение "мировое сообщество" является обобщающим эвфемизмом для предоставления законности в глобальном масштабе действиям, которые отображают интересы Соединенных Штатов и других западных стран.

"Через МВФ и прочие международные экономические организации Запад продвигает свои экономические интересы и навязывает другим странам тот экономический курс, который отвечает его планам", - пишет ученый в своей известной книге "Столкновенье цивилизаций". Еще один американский ученый Хофман считает, что глобализация означает воспроизведение в мировом масштабе того, что в 19 столетии национальный капитализм создал в отдельных странах.

В случае глобализации, отмечает Хофман, проблема состоит в господстве промышленного развитого государства над преимущественно аграрным мировым окружением. Конечно, явление глобализации разрешает любому ее участнику предлагать на глобальный рынок свои ценности. Однако вопрос, как эти ценности будут воспринимать другие участники глобализации, свидетельствует скорее о наличии консенсуса силы, чем общего согласия. Например, США взяли на себя миссию мирового архитектора и стараются построить современный мир по своим проектами. Они используют консенсус для убеждения других стран в необходимости устранения государств, которые им не по душе. Таким образом, благодаря взаимной договоренности, с согласия международных организаций и, главное, без одностороннего насилия, США применяют консенсус силы.

Противостояние "глобального верховенства" Америки и остального мира в культурно-цивилизационном аспекте существует в виде конфликта между Западом и "другими", развертывание которого, по мнению С. Хантингтона, может происходить в трех основных формах:

1) попытка со стороны "других" придерживаться изоляционистского курса, направленного на отстранение от мирового сообщества, где доминирует Запад;

2) попытка "других" присоединиться к Западу и признать его ценности и институты;

3) стремление "других" уравновесить Запад путем развития собственного экономического и политического могущества и сотрудничества между собою - путем модернизации, но не "вестернизации".

Своеобразной формой противостояния Запада можно считать и укрепление конфуцианско-исламских связей. Учитывая цивилизационные конфликты, Запад, по мнению С. Хантингтона, должен оказывать содействие сплоченности внутри собственной цивилизации, в особенности между европейской и североамериканской ее составляющими; привлечь к своему составу общества Восточной Европы и Латинской Америки; поддерживать и развивать отношения сотрудничества с Россией и Японией; ограничивать наращивание военной силы конфуцианских и исламских государств; поддерживать военное преимущество Запада в Восточной и Юго-Восточной Азии; эксплуатировать в свою пользу споры и конфликты между конфуцианскими и исламскими странами; поддерживать в других кранах группы, которые симпатизируют западным ценностям и интересам; усиливать международные организации и институты, которые отображают и узаконивают западные интересы, и оказывать содействие привлечению незападных стран в эти организации.

Вообще же конфликт Запада и незападных стран, который делает невозможным формирование единой универсальной цивилизации, требует значительных усилий для проявления элементов общности западной и остальных современных цивилизаций. Пока же что на национальные культуры, даже на такие мощные, как французская или немецкая, совершается мощное культурное давление. А потому создание справедливого мира, который бы учитывал все возможные запросы других культур или миров, более чем проблематичное.

Большая часть категорий и стандартов постмодерного мира (мира уже не индустриальной/модерной эпохи, а именно постмодерной/информационной), которые претендуют на определение глобализационного процесса, – западного происхождения. Правовые, технологические и институционные формы «глобальной культуры» обусловлены потребностями Запада, отображают западное видение мира. Вместе с тем, другие культуры и цивилизации являются только объектами, на которые направлена (или нет) глобализация по западному образцу.

Мысли о мировом правительстве, всемирную революцию, всемирные партии, глобальну этику и межнациональную солидарность начала ХХ ст. воплощались в мировые движения, теорию биосферы, картины универсальной цивилизации, идеи наднациональных сообществ, конвергенции стран, мирового правительства и парламента. Духовные и интеллектуальные лидеры сегодня заговорили о наступлении периода "глобальной смуты", про последующее неотвратимое столкновение цивилизаций.

В ХІ энциклике папы Иоанна Павла ІІ "Евангелие жизни" современная цивилизация критикуется как колыбель специфической "культурной смерти". Он говорит, что государства западного мира "предали свои демократические принципы, а демократия - лишь прикрытие аморальности".

Французский философ Деррида назвал "ранами нового мирового порядка", все отрицательные следствия глобализации, вызванные функционированием современной экономической, социальной и политической системы: "Никогда еще насилие, неравенство, голод, отчуждение, экономическое угнетение не наносили такой несправедливости человеческим существам за всю историю земли и человечества. Весь прогресс ХХ ст. состоит из бессчетных отдельных страданий: никогда столько мужнин, женщин и детей не было в неволе, брошено в пасть голода или уничтожено".

"Эта "черная картина" глобальных тенденций современного мира требует отдельного прочтения и интерпретации с точки зрения гуманитарного (человеческого) измерения настоящего. Современная философская парадигма, сосредоточенная преимущественно вокруг уникальным, субъективным, эксцентричного, иррационального, "приветственного", выглядит кое-где искусственным интеллектуальным цветком, который украшает кровавый фон истории ХХ ст."

Уже и Ницше, и Дильтей подвергали критике гуманистические идеалы ХІХ ст., как "кандалы морали и цивилизации", как лицемерную личину, накинутую на стремление иметь и владеть, а тенденцию к рациональному обобщению истин как ограничения для понимания.

Немало людей опасаются утратить через глобализацию свою идентичность. "Так, во многих странах можно наблюдать новое обращение к собственной истории, собственной культуры и собственной религии. В экстремальном случае такие движения впадают в преувеличенный национализм или фундаментализм. Одновременно налицо новое самоосознание этнических меньшинств. Завершение конфликта Восток-Запад сопровождалось также отходом от мышления категориями "лагерей". После преодоления конфликта систем люди ощущают новую свободу, которую они частично определяют и в культурном аспекте." Известно, что в 190-ти национальных государствах имеется свыше 1000 культур. "Лишь это число показывает: без мира между культурами не будет мира между людьми и народами." Защита этнических меньшинств на шкале внешнеполитических приоритетов переместился вверх; действенное предотвращение конфликтов должно в будущем более сильное привлекать социально-культурное измерение глобалізации.

По известным данным в нашей стране (Украине) проживают 7,3 миллиона иностранцев. Итак, это представители многих культур. Диалог внутри страны имеет большое значение и для внешней и для внутренней политики страны.

Есть еще один фактор. Религиозные убеждения. "Религиозные верования не является феноменами от века. Но они, вместе с искусством, литературой и наукой составляют и делают возможную осознанную национальную самобытность. Она их не ослабляет, так как они существуют вне того, что Гегель назвал "национальным духом".

"Мультикультурализм", который густо цветет в образовательной системе США является разве что наиболее эффективное средство разрушения национального духа. Возрастанию и упадку национального духа тяжело оказывать содействие. Кажется, более легкое оказывать содействие его упадку. Парадоксально: причиной упадка наций является национализм меньших национальных групп, которые никогда раньше нациями не были."

Таблица показателей достижений и свобод (1996 г.)*

Страна, ВНП percapita в USD, Место в рейтинге экономической свободы, Применения пыток следствием Количество смертных казней на млн. жителей

Япония 39.640 13 запрещено 1,50

США 31.200 6 запрещено 0,18

Сингапур 26.730 2 иногда 12,6

Германия 25.700 24 запрещено 0

Ирландия 22.500 11 запрещено 0

Гонконг 22.290 1 запрещено 0

Австралия 18.720 12 запрещено 0

Макау 17.045 - иногда 0

Новая Зеландия 14.340 4 запрещено 0

Тайвань * 11.597 8 иногда 7

Корея Юж. 9.700 26 часто 11,9

Малайзия 3.890 29 ок. 100% 2,9

Польша 3.700 73 запрещено 0

Таиланд 2.740 31 ок. 100% 1,6

Россия 2.600 106 часто 5,64

Филиппины 1.050 46 ок. 100% 17,6

Индонезия 980 62 ок. 100% 1,3

Корея Сев. 885 156 100% много

Мьянма 764 - 100% 1,5

Китай 620 122 100% 49,9

Индия 360 118 часто 0,03

Лаос 350 155 100% много

Вьетнам 240 151 100% 15,0

- Данные относительно Тайваня касаются периода к трансформации порядка


Экологический аспект

Кто-нибудь, способный мыслить, мог бы поставить вопрос: насколько опасные возможные изменения климата при том или ином сценарии развития глобальной экономики? Одной из особенностей таких сценариев является тенденция переведения производства из развитых регионов мира с высокими затратами на рабочую силу в регионы, где такие затраты на рабочую силу невысокие, с последующим экспортом какой-то части выработанной там продукции в развитые страны. Эта тенденция в особенности четко прослеживается в трудоемких и экологически «грязных» областях.

В глобальном маштабе отрицательные следствия антропогенного влияния на экологию настолько значительны, что привели к всемирному кризису. Проявления кризы очевидные. Они влияют на развитие общества, генетический фонд, недостаточную энергетическую, минерально-сырьевую обеспеченность, демографические процессы, загрязнение окружающей среды токсичными веществами. Мусор окружает нас! В естественной среде уже циркулируют миллионы тонн антропогенных ядовитых веществ. Суммарное количество только ДДТ на Земле еще в минувшем столетии составляла (по неполным данным) свыше 1,5 млн. тонн. Каждый год вырабатывается почти 0,5 кг пестицидов на душу населения. Нефтяная пленка, которая препятствует фотосинтезу, уже сомкнулась в Северной Атлантике, протянувшись от берегов Северной Америки к Европе.

По современным оценкам человечество разрушило 2 миллиарды гектаров плодородных земель! Каждый год увеличивается на 6 миллионов гектар площадь суходола, занятая пустынями! В процессе переработки сырья получается около 10 млн. новых веществ и 50 тыс. соединений, при этом значительная часть первично добытого сырья идет в отходы! Исследования показывают, что скорость возрастания концентрации СО2 не имеет аналогов в истории Земли! Вследствие накопления в атмосфере углекислого и других газов (так называемый «парниковый эффект») наступает глобальное потепление. По сравнению с 1860 годом температура на земной поверхности выросла на 1 градус С. Если такие темпы сохранятся при вашей помощи, то до 2030 года она возрастет на 3 градуса. А этот процесс не обратимый! Даже довольно грубые подсчеты показывают, что повышение температуры на 2,5 градусы С приведет к дополнительных 215 тыс. смертей в год. Так, дополнительно заболеют малярией 200 млн. людей.

Проблема истощения мировых природных ресурсов и тесно связанная с нею экологическая проблема должны определять политику стран и помогать понять конкретные шаги их деятельности. И всегда ли обнародуются показатели соответствующие действительности загрязнения окружающей среды так, как показатели валового внутреннего прирорста? А они взаимосвязаны! Если, например, в какой-нибудь стране прирост ВВП за год составлял 4 %, а прирост населения – 2%, то очевидно, что 2% прироста ВВП должны пойти на то, чтобы сохранить уже существующий середнедушевой уровень ВВП, а другие 2% - на увеличение уровня ВВП в расчета на душу населения. Итак, часть прироста загрязнения окружающей среды и истощения природних ресурсов вызвана той частью прироста ВВП, которая необходимая для обеспечения возрастающему населению уровня жизни не ниже от уже существующего. Отсюда нетрудно догадаться кому выгодно уменьшение прироста население (вплоть до обратного) в отдельных странах – странам, в которых количество населения возрастает!

Если бы середнедушовой уровень потребления невозобновляемых естественных ресурсов, которые являются нормой на Западе, перенести на другие государства, то мировых запасов этих ресурсов хватило бы на считанные года. Уровень загрязнения возрос бы до таких показателей, что самое существование человека стало бы невозможным.

Уже в 70-х годах минувшего столетия комитет по атомной радиации Генеральной Ассамблеи 00Н делал прогнозы, по которым общая сумма искусственной радиации до 2000 года достигнет величины, которая равняется 225 мрад, то есть будет составлять около четверти естественного фона. Желаете проверить эти прогнозы?

Общеизвестно, что радиационные процессы сыграют важную роль в атмосферном теплообмене и энергообмене, то есть – в формировании климата Земного шара. Так уменьшение солнечной энергии, которая приходит на Землю, всего на ~ -1%, благодаря отрицательным атмосферным факторам, спровоцировало ледниковые периоды. Для наглядности взгляните на таблицу, которая отображает показатели факторов влияния на климат с помощью понятия "радиационного форсинга".

СО2 СН4 N2O, фреоны Озон Аэрозоли Солнечная радиация

1.5 0.5 0.5 0.5 - 1.0 0.3

Источник: по данных IPCC.

Можно определить радиационный форсинг как характерное изменение потоков радиации способствующему данному фактору, который измеряется в Вт/ми. Это показывает, что в данное время общий форсинг составляет около 2 Вт/ми. и хорошо иллюстрирует мысль о начале существенных климатических изменений и необходимости употребления мероприятий. Однако введение любых ограничений требует существенных и нередко таких, которые стоят многих перестроек в экономике.

По некоторым прогнозам можно ожидать повышения уровня моря приблизительно на 0.5 метра до 2100 года. Для всего мира это в денежном эквиваленте составит приблизительно 50 млрд. долл.

10 % население планеты попадут в зону, которая будет залитая водой. Изменение климата вызовет дополнительную миграцию населения из-за ухудшений условий жизни. И, собственно, почему вызовет? Это явление уже наблюдается сегодня!

Итак, глобальный экологический кризис, связанный с возрастанием погрузок на жизнеобеспечение системы и воспроизведение естественных ресурсов планеты, с деградацией окружающей среды и подрывом стойкости биосферы, является такой же серьезной проблемой, как и проблемы военного характера. Обострение экологической ситуации в разных регионах мира становится причиной социальной нестабильности, международных политических разногласий и насильнических конфликтов. Раз и навсегда исчезают огромное количество видов животных и растений! Вследствие хозяйственной деятельности людей и изменения естественной среды, начиная с 1660 года, уже исчезла 1/100 наших высших животных и 1/40 находится в угрожающем состоянии... Экологический кризис угрожает не только благополучию человека, но и его жизни!

http://www.zaistinu.ru/ukraine/press/globasp2.shtml



Весь мир "в одном флаконе"


Глобализация означает растущую взаимозависимость государств современного мира. Во-первых, этот феномен связан с возникновением большого числа международных организаций, которые играют все большую роль в мировой экономике и политике. Первые такие организации возникли уже во второй половине XIX века. Например, в Декларации Всемирного почтового союза, созданного в 1874 году при непосредственном участии России, указывалось, что весь мир рассматривается как "общая почтовая территория". В конце прошлого столетия глобализация приняла невиданные в истории человечества масштабы. Заметной вехой в этом процессе стало создание в 1995 году Всемирной торговой организации, которая регулирует тарифы в поистине общепланетарном масштабе. В нее входят сейчас 146 государств. Как известно, переговоры о присоединении к этой организации ведет и Россия.

Во-вторых, складывается новая система мирового экономического воспроизводства, когда на общепланетарной экономической сцене все большую роль начинают играть глобальные и транснациональные фирмы, годовые обороты некоторых из них стали сопоставимы с годовыми бюджетами малых и даже средних национальных государств (например, России - ред.).

На рубеже XX и XXI веков в мире действовали 63 тысячи транснациональных компаний, объем мирового экспорта достиг 6,3 трлн долларов США, а объем международных прямых инвестиций - 1,3 трлн. Ткань финансово-экономических связей в мире стала такой плотной, что ежесуточно государственные границы пересекают несколько триллионов долларов. "Как выглядит триллион долларов?" - такой вопрос задал своим советникам один из американских президентов, подписывая государственный бюджет США. Они подсчитали, что если одну долларовую купюру класть на другую, то получится пачка высотой 108 миль. Это и будет триллион долларов. Однако во времена глобализации деньги пересекают государственные границы гораздо чаще в виртуальном виде, чем в бумажных банкнотах.

В-третьих, человечество столкнулось в последние десятилетия с глобальными проблемами (экологической, демографической, энергетической, продовольственной и другими), которые требуют для своего решения совместных и серьезных усилий всех государств и народов. Например, за последние 500 лет человечество уничтожило 2/3 всех лесов на планете. Этот процесс продолжается и в наше время. Беспрецедентно в современной истории Земли изменился состав ее атмосферы. Так, за последние сто лет в результате сжигания огромного количества ископаемого топлива и вырубки лесов содержание углекислого газа в атмосфере увеличилось на 1/3.


От купцов до Колумба

Многие аналитики полагают, что истоки глобализации не следует искать в XX столетии, они уходят гораздо дальше - вглубь веков человеческой истории. Вначале возникла так называемая тонкая глобализация. Различные, еще во многом разрозненные локальные цивилизации и их экономические системы связывались тонкими нитями торговых, культурных и религиозных связей. Торговля шелком и предметами роскоши в средние века между Европой и Китаем, знаменитые пути "из варяг в греки" и "из варяг в арабы" можно отнести к этому типу глобализации.

Эпоха великих географических открытий, и прежде всего открытие X. Колумбом Америки, вызвала к жизни новый этап глобализации, который в современной науке нередко называют экспансионистским. Этому типу глобализации соответствовало начало современного периода империалистической экспансии, в ходе которой европейские империи приобрели владения глобального масштаба. Возникла необходимость развивать торговлю, а вследствие этого новые средства транспорта и коммуникаций, начала формироваться мировая экономика, которая, правда, в этот период росла крайне медленно: с 1500 по 1820 год примерно 0,05% ежегодно. По всему миру началось распространение западноевропейских языков и культуры.

С наступлением эры глобальных колониальных империй в XIX веке процесс принял огромные размеры, и его называют "широкой глобализацией". Мир постепенно превращался в обширный круг глобальных сетей, интенсивно и с высокой скоростью воздействовавших на все стороны социальной жизни, от экономики до культуры. В этот период, с 1820-го по 1950 год показатель роста мировой экономики стал равен 0,9% в год. Со второй половины XX столетия начинает развиваться современный тип глобализации, получивший название диффузной. Экономические и культурные связи, информационные контакты стали все более легко проникать через государственные границы, принимать децентрализованный характер.

Например, в 1998 году создана первая общедоступная система спутниковой телефонии Iridium, a в 2002 году Интернет уже связывал 689 млн человек. Рост мировой экономики во второй половине XX века, по данным ООН, составил 9% в год. Необычайно возросли социальная мобильность и миграционные процессы в международном сообществе. За период с 1950-го по 1998 год Западная Европа приняла более 20 млн иммигрантов, а США, Канада и государства Латинской Америки - 34 млн. По мнению западных экспертов, главной определяющей силой в диффузных глобальных сетях является закон. Ведущие силы глобализации являются регулируемыми и управляемыми.

Однако такое регулирование и управление трудно назвать оптимальным и эффективным. На долю 15% населения мира приходится 56% мирового потребления товаров и услуг. Беднейшие 40% населения потребляют только 11%. Эксперты Римского клуба - известной организации, занимающейся изучением проблем глобализации, в конце прошлого столетия ввели ставшее широко известным понятие "золотой миллиард". Столько примерно людей на Земле пользуются сейчас жизненными благами по высоким североамериканским и западноевропейским стандартам. На другом полюсе современного мирового социального пространства - наиболее бедные страны, которым при существующих темпах развития, для того чтобы достичь уровня жизни "золотого миллиарда", понадобятся, по некоторым расчетам, сотни и тысячи лет.

Однако проблема не сводится только к временным рамкам. Ученые полагают, что, если все 6,3 млрд землян вдруг стали бы жить по стандартам "золотого миллиарда", то на планете наступила бы глобальная катастрофа, вызванная разрушением мировых жизнеобеспечивающих систем, прежде всего в области экологии и энергетики. Так, США, создавшие наиболее современную технотронную цивилизацию, производят примерно 1/3 мировых загрязнений окружающей среды при населении, составляющем только 6% от всех жителей планеты, а крупнейшая в мире индустрия и гигантский автомобильный парк Америки потребляют больше кислорода, чем воспроизводит весь растительный мир этой страны.


Страсти о целях и средствах

Понятно, что глобализация неоднозначно воспринимается в мировом общественном мнении, а формирующийся в процессе ее развития новый мировой порядок находит не только сторонников, но и достаточно непримиримых противников, которых принято называть антиглобалистами. Первые массовые акции протеста, организованные антиглобалистами, состоялись в 1998 году. Диалога между сторонниками глобализации и антиглобалистами не получается. Антиглобалисты регулярно проводят достаточно жесткие акции протеста и делают многочисленные заявления в СМИ. При этом до сих пор не очень понятно, кто такие антиглобалисты, чего они хотят, кто их, наконец, финансирует, ибо на организацию многотысячных акций протеста в разных странах требуются, судя по всему, огромные средства.

В антиглобалистском движении участвуют: экологические организации, правозащитные группы, союзы предпринимателей, ориентированных на развитие и защиту в первую очередь национальных экономик и рынков, молодежные организации, преимущественно левого толка, и некоторые другие.

Основные требования антиглобалистов связаны с ликвидацией бедности в мире, сохранением окружающей среды, соблюдением прав человека во всем мире. Интересно, что приверженцы глобализации заявляют, что преследуют те же цели. Таким образом, речь идет прежде всего, во-первых, о различном понимании указанных целей, во-вторых, о расхождении в методах и способах решения актуальных глобальных проблем современности. Движение антиглобалистов в последние годы привлекло к себе пристальное внимание всего международного сообщества, стало существенным фактором международных политических процессов. Многие политические лидеры современного мира воспринимают антиглобалистское движение вполне серьезно и желали бы наладить с его представителями конструктивный диалог по проблемам глобального развития.

Однако для начала такого диалога существует немало трудностей, которые имеют не только идейный и политический, но также и организационный характер. Дело в том, что единого управляемого из общего центра и преследующего одни и те же цели всемирного антиглобалистского движения в настоящее время не существует. В международном сообществе действует ряд независимых и самостоятельных общественных организаций, созданных для противостояния негативным тенденциям и последствиям процесса глобализации.

Ю.Косов,
доктор философских наук
http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?212



ГЛОБАЛИЗМ И НАЦИОНАЛЬНАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ


В сфере идеологии, глобализм, мистифицированный , выступает как нейтральная категория законов экономического развития и исторического прогресса. На самом же деле сущность глобализм - американский империализм и экспансионизм «открытых дверей». Диалог Владимира Видемана и Николая фон Крейтора

Николай фон Крейтор:. В последние несколько лет проблема процесса глобализации и глобализма начала выдвигаться в качестве одной из основных тем международного интеллектуального дискурса, причем, как свидетельствуют политические конфронтации на саммиттаx Международного Валютного Фонда (МВФ) и Всемирного Банка (ВБ) в Сэатле, Праге, Генуа, борьба с глобализацией превратилась в основную тему kulturkampf современности. Во многих отношениях международный фронт антиглобалистов сегодня можно сравнить с политическим феноменом Народного фронта в 30-годах прошлого века.

Вместе с тем проблема глобализма в российском дискурсе не вполне адекватно понята, проблематизирована и анализирована. Глобализм выступает и проявляется в экономике, геополитике, международном праве, в международных институтах, в культуре и в идеологии, причем с сфере идеологии он выступает в качестве мистификации своей сущности. Иными словами в идеологической сфере глобализм , мистифицированный, выступает как нейтральная категория законов экономического развития и исторического прогресса, и идеология глобализма прикрывает таким образом его сущность- империализма, и в особенности экономического империализма, Соединенных Штатов.


Ну теперь можно коротко обсудить аспекты глобализма в его различных проявлениях.


Владимир Видеман: Вы, Николай, действительно поставили диагноз глобализму и глобализации. Но следует обратить внимание, что сегодня принято говорить как о рисках так и шансах так называемой глобализации. Что касается рисков , то здесь, прежде всего имееются ввиду негативные последствия роста глобальной экономики, проявляющиеся в увеличении политической нестабильности, экологических и гуманитарных катастрофах, продолжающимся росте бедности и финансовой задолженности все большей части населения, причем как в третьем мире, так и в так называемых богатых странах.

Как известно, в русле нео-либеральной экомомической модели, в основном определяющей процесс глобализации, происходит массированное наступление на права трудящихся во всем мире, а повсеместный процесс приватизации , диктуемый МВФ и ВБ ведет, по сути, к приватизации прибылей и социализации издержек. Сегодня апологеты глобализма открыто говорят об окончании эпохи национальных государств и о складывании новой глобальной политико-экономической формации, с которой пытаются связать некие позитивные шансы.


Что это могут быть за шансы? Если с последними отождествить шансы так называемого «золотого миллиарда» , о чем так же открыто говорится, то мы увидем, что пять шестых человечества не имеют в условиях нового глобального мирового порядка никаких реальных шансов на достойное существование. Мой вопрос состоит в следующем: нужна ли нам такая глобализация, и кому конкретно она в том случае, вообще нужна?


Николай фон Крейтор:. Володя, я бы хотел коротко остановиться на различных аспектах глобализации, в том числе на ее геополитических, институционных , международноно-правовых и экономических аспектах, что по необходимости требует идеологическую демистификацию глобализма с целью за шелухой идеологии законов экономического развития охватить его сущность, которая, как мне предствавляется , является сущностью традиционного американского империализма.

Как известно из истории американский империализм выступал под эгидой политики «открытых дверей» под которой подразумевалось экономическое проникновение Соединенных Штатов в экономическое пространство других стран и подчинение этого пространства экономическим интересам США. Известный американский геополитик Исайя Боуман правильно охарактеризовал политику «открытых дверей» США как американскую версию немецкой экспансионистской доктрины lebensraum-а, под знаменем которой Гитлер намеревался завоевать сперва Европу , а потом и весь мир. Немецкий геополитик Отто Мауль совершенно правильно заметил , что полное экономическое проникновение равносильно территориальной оккупации.

Тут , к слову, неплохо примомнить, что американская политика «открытых дверей» сформировалась задолго до ее немецкого эквивалента. Политика «окрытых дверей» была сформулирована в двух прибавках к доктрине Монро, в прибавке госсекретаря Джона Хея (его две дипломатические ноты «открытых дверей» от 1899 и 1900 годах), и в прибавке Рузвельта от 1904 года.

Целью политики «открытых дверей» было завоевание сперва Китая, а потом и всей Азии. Доктрина «открытых дверей» рассматривалась как доктрина Монро для Азии и ее применение должно было содать в Азии те же условия для американского империализма, что и в Западном полушарии.

В этом контексте следует подчеркнуть, что в течение всего лишь одного десятилетия, от 1895 до 1904 года в различных прибавках к доктрине Монро окончательно оформилась американская парадигма имперского владычества США в Западном полушарии структуру и принципы которой США впоследствие стали распространять на весь мир.

Госсекретарь Ричард Олней в своей ноте от 20 июля 1895 года Великобритании по поводу Венесуельского кризиса заявил , что «единственный суверен в Западном полушарии- это Соединенные Штаты и их воля закон для всех стран американского имперского пространства в Западном полушарии».

В своей прибавке к доктрине Монро президент США Теодор Рузвельт сформулировал основные принципы организации и структуры американского имперского пространства. Исходя из прибавки Олнея , Рузвельт снова подтвердил, что единственный суверен в Западном полушарии - это Соединенные Штаты, и что развитие доктрины Монро в Западном полушарии создало новое международное право в этом имперском пространстве, источником которого единственно является волеизъявление Соединенных Штатов, а не обоюдные соглашения стран Западного полушария. Рузвельт также заявил , что Соединенные Штаты берут на себя роль жандарма в Западном полушарии , и будут использовать рузвельтовскую «большую дубинку» для закрепления и поддерживания своего имперского господства и своей политики экономического империализма.

Короче говоря , прибавка Рузвельта к доктрине Монро упразднила международное право как таковое в Западном полушарии , превратя все это геополитическое пространство в экономическую империю Соединенных Штатов. Вместе с тем президент Рузвельт был активным проповедником доктрины «открытых дверей» и, полностью разделяя геополитические взгляды адмирала Мэхэна, считал военно-морской флот США основным военным инструментом осуществления этой политики.

Познее, во время Первой мировой войны и после ее окончания, на подмостках Парижкой мирной конференции, президент Вудро Вильсон провозгласил доктрину Монро в качестве доктрины для организации всего мира, тем самым открыто притязая на право США распоряжаться миром. Причем свою идеологию мирового господства Вильсон мистифицировал под идеологию универсализма, проповедуя с квакерской навязчивостью отождествление сугубо национальных империалистических интересов Соединенных Штатов с интересами всего человечества. Идеологию вильсоновского универсализма очень интересно анализировал и критиковал выдающийся немецкий юрист Карл Шмитт.

Вильсоновский универсализм и является сущностью глобализма, и как замечалось в современных немецких дебатах, например в работах Гюнтера Машке, глобализм как идеологическое понятие, не что иное, как тот же вильсоновский универсализм, а как экономическое понятие полностью совпадает с принципами доктрины «открытых дверей». Глобализм не что иное как тот же американский империализм.

Что бы суммировать и задать направление для дальнейшей дискуссии, можно сказать, что суть глобализма- это американская империалистическая политика «открытых дверей» , направленная на завоевание рынков других стран, и эта политика осуществляется или «мягким» способом - проникновением и подчинением себе экономики других стран- например Чехии, Польши, Венгрии, или, если это не удается только экономическими мерами, то при помощи сил НАТО, как в случае с Югославией, Македонией, а сегодня и бывшей Советской Центральной Азии.

Не случайно мой знакомый профессор экономики Оттавского университета Михаил Чоссудовский совершенно правильно заявил, что нет никакой разницы между Международным Валютным Фондом и НАТО. Оба института служат американской политике «открытых дверей» и обе организации являются институтами американской гегемонии. НАТО играет такую же роль, что и американский флот на заре американского империализма, когда именно флот обеспечивал успешное проведение политики «открых дверей» в Западном полушарии, являясь квинтэссенцией рузвельтовской «большой дубинки». Как развитие событий в Югославии показывает, НАТО - та же рузвельтовская «большая дубинка», но уже в глобальном масштабе. В этом контексте не лишне припомнить слова выдающегося американского историка Вильяма Аппельмана Вильямса, который неоднократно подчеркивал в своих работах, что тактика и стратегия американской политики «открытых дверей» определили внешную политику США на протяжении всего прошлого столетия.

А теперь интересно будет заняться дискуссией о международно-правовых, экономических и геополитических аспектах глобализма.

Владимир Видеман: Ну, Николай, я думаю весьма красноречивым если не сказать хрестоматийным примером имперской логике и ее аппликации к условиям международно-политических норм может служить известная папская энциклика , разделившая в эпоху Великих географических открытий весь земной глобус на две фундаментальных сферы политического влияния, когда Западное полушарие со всеми потенциально новыми территориями отдавалось во власть португальской короны , а восточное - испанской.

Между прочим, в те же времена сложилась католическая теория исскуства, согласно которой только католическое исскуство признавалось за исскуство как таковое, а все остальные формы последнего рассматривались как категории вне «реальной» эстетики. Это к вопросу о политики культурного глобализма. Как известно португальских и испанских империалистических хищников на мировой арене вытеснили хищники голландские и английские , т.е. англо-саксонские , традиции которых и наследуют современные Соединенные Штаты. Так что, в принципе, в мире нет ничего нового.

Как мне представляется, проблема состоит в том, возможен ли вообще мир вне имперской парадигмы, ибо всякая империя может следовать только классической имперской логике, пример которой на современнон этапе истории дают те же Соединенные Штаты. Вспомним, что некогда свободные автономные греческие полисы - античный аналог современных национальных государств-, добровольно приняли имперских диктат Рима как условие сохранение начал цивилизации. Сегодня та же самая дилемма стоит перед национальными государствами индустриального мира, более конкретно- Европы: принять ли геополитический и «международно-правовой» диктат США как «защитников» западной цивилизации, или же допустить риски многополярного мира, где возможен выход на международную арену так сказать альтернативных , иноцивилизационных хищников.

Лично меня интересует вопрос не столько о том, какому конкретному хозяину будут служить народы мира, но о том, возможно ли вообще свободное сосуществование народов и даже цивилизаций без хозяина- монополиста как такового?

Николай фон Крейтор:. Постараюсь подробно ответить на интересные вопросы касательно возможности существования вне имперской парадигмы и без хозяина монополиста- в конкретном случае без дяди Сэма как монополиста мира.

Начну с коротного отступления. Во- первых я бы хотел заметить, что проблему мировой цивилизации , а скорее всего культуры, я рассматриваю в русле идей немецкой «консервативной революции» и поэтому Соединенные Штаты для меня не воплощение цивилизации, а квинтэссенция антицивилизационного начала- цивилизация гамбургеров, кока-колы, Голливуда и Диснейленда, короче говоря-антитезис всему тому, что ассоциируется с понятием «культура».

Возможно ли эмансипироваться от имперской парадигмы и диктата США? Возможно ли было эманципироваться от имперской парадигны Pax Britannica колониальным странам в прошлом? Такая эманципация была возможна только на основе борьбы за национальную независимость в условиях конкуренции восходящих гегемонов - Германии и США ведущих борьбу за наследство Британской империи.

Вне этих исторических детерминантов такая эмансипация была невозможна. Можно провести также и аналогию с эмансипацией пролетариата и завоеванием им гражданских, экономических и политических прав в процессе классовой борьбы, без которой рабочий класс по прежнему жил бы в рабских условиях угнетения 19 века. В этом контексте мне припомнилась концепция социалистической международной политики Вернера Зомбарта, для которого основная борьба современности- это борьба пролетарских наций с империалистическими хищниками Запада, который Вернер Зомбарт отождествлял с англо-саксонскими странами - Британской империей и США. Для Зомбарта социалистическая международная политика- аналог классовой борьбы на международном уровне. Без такой борьбы эмансипация невозможна.

Возьмем, например, проблему международных институтов в качестве инструментов для закрепления американской мировой гегемонии. Итальянский философ Антонио Грамши в своих работах о режимах гегемонии разработал теорию институтов гегемонии, которые эту гегемонию создают, поддерживают и воспроизводят.

В этом контексте следовало бы припомнить об американских институтах гегемонии, так называемых институтах Бреттон-Вуда , созданным после конференции союзников при создании ООН в Сан-Франциско в 1947 году.

Каков прообраз этих институтов? Припомним. В 1940 году , после военных триумфов нацистской Германии германский министр экономики и президент Рейхсбанка Вальтер Функ провозгласил в Берлине создание «нового мирового порядка» (neue weltordnung) в котором вся Европа объединилась бы под руководством Германии, которая бы выступила в качестве мирового гегемона и взяла бы в свои руки руководство экономиками европейских стран.

Безусловно, в англо-саксонском лагере планы Функа были встречены очень негативно и британский министр иностранных дел поручил Кейнсу создать англо-саксонский контр-план руководства мировой экономики, который и был подготовлен Кейсом уже в 1942 году- концептуализация институтов Бреттон-Вуда и осуществлен в 1947 году созданием этих институтов. Что же касается Организации Объединенных Наций, то ее главной целью для Рузвельта еще до ее создания, являлся подрыв ялтинских соглашений. Можно также и припомнить, что когда Соединенным Штатам не удалось полностью подчинить себе ООН, тогда они и создали НАТО. Следует припомнить , что и Атлантическая хартия, принятая англо-саксонскими союзниками на конференции в Казабланке, в геополитическом плане предусматривала англо-саксонскую доминацию мира после окончания второй мировой войны.

Таким образом волна массивных демонстраций прокатившихся в этом году , в том числе в Сеатле и Праге, против американских институтов гегемонии являлись артикуляцией протеста против американской мировой гегемонии в образе Нового мирового порядка. Борьба с глобализмом обязательно включает борьбу против американских институтов гегемонии, и прежде всего против якоря американского владычества- НАТО-, с одной стороны, и создание альтернативных контр-гегемониальных институтов, с другой. Частью этой борьбы является делигитимизация этих институтов , демаскирование их идеологических прикрытий и выявление их сущности , которая идентична с американским империализмом.

Вместе с тем стратегия мобилизационной экомомики и политики экономической автаркии, иными словами создания экономически защищенного пространства являются единственно правильно стратегией в конфронтации с империализмом «открытых дверей».

Владимир Видеман: Знаете, китайская пословица говорит: "Сильный дождь не продержится весь день, стоящий на цыпочках не простоит долго". Так и здесь: мобилизационная экономика автаркийного типа, безусловно, возможна, и даже, допустим, у России имеются ещё некие ресурсы, за счёт которых можно раскрутить колесо производительной экономики, однако, как долго возможен по сути "социализм в одной стране"? Целесообразно ли здесь учитывать советский опыт, или же лучше изначально ставить на другую политическую технологию?

Между тем, целый ряд экспертов, в том числе российских, предсказывает в качестве последствия к виртуальному краху американской биржи спонтанный распад единого торгового пространства глобализма на ряд автаркийных народно-хозяйственных регионов. Вполне возможно, что в условиях одновременного распада системы международного права (пусть даже в рамках норм американских интересов) социальная, а вслед за ней и реальная политическая жизнь вернётся к приоритетам местного права — ius gentius.

Но как долго продержатся самоизолированные социалистические вотчины в рамках автаркийного хозяйства? Не возникнет ли в этом новом прекрасном мире у кого-нибудь соблазна вновь обратиться к теологии презумпции приоритета имперского права над правом народов? Иными словами, не содержит ли подобный порядок вещей в себе потенциально некой новой тенденции к политическому монополизму имперского типа? Если содержит, то в таком случае апологеты ius belli (или права сильного, оправдывающего принудетельное и часто произвольное присвоение чужой собствености) оказываются правы по природе (т. е. в соответствии с естественным правом). В конечном итоге, мы рано или поздно вновь придём к консолидации мировой экономики на глобальном уровне — что, впрочем, уже неоднократно имело место в прошлом, в частности — в начале ХХ века, когда уровень консолидированности мировых производства и торговли был даже в чём то выше современного.

За всем за этим прямо-таки вырисовывается некий гемармен — как эллинистические гностики называли всевластие судьбы: самодержавие деспотии. Порочный круг экономических циклов заранее предрекает последовательную смену режимов экономической интенсии-экстенсии, инфляции-дефляции, сопровождаемую консолидацией-диссолюцией имущественных и политических прав различных социальных групп. Возможна ли в таком контексте базисная социальная справедливость вообще? —вот в чём вопрос. А если возможна — то в каких пределах (общины, корпорации, региона, национального или транснационального)?

Сейчас много говорят о так называемом Grass-Roots-Movement, т. е. почвенническом социо-экологическом движении на основе широкой консолидации (в том числе сетевой) локальных групп активистов-антиглобалистов. Кстати, на нынешних выборах президента в США кандидат со стороны третьей силы — Партии Зелёных — Ральф Нейдер является почти что харизматическим лидером движения Grass-Roots в Америке (возглавляет, в частности, крупнейшее потребительское объединение в США Public Citizen).

Так что, как это ни странно, антиглобалистское движение в форме современного массового общественно-политического брожения в Америке развивается сейчас более эффективно, чем в Европе, не говоря уже о России (где проблемы глобализации вообще ещё не коснулись общественного сознания как такового). К какой геополитической силе мы причтём американских противников глобализма, например — профессора Оттавского университета М. Чоссудовского?

Николай фон Крейтор: Возращаясь к темам имперской парадигмы и автаркии я хотел бы подчеркнуть, что имперская парадигма вполне возможно и сохранится в определенном смысле, но она не должна и не может быть парадигмой одной мировой империи- американской. Я вполне разделяю взгляды Карла Шмитта и генерала Хаусхофера. Первый считал, что новый принцип баланса сил в мире будет покоиться на сосуществованию сопредельных Больших пространств каждое со своим правовым порядком, автарктийной экономикой и культурно-специфическими политическими институтами. Подобных взглядом придерживался и Хаусхофер в своей концепции сопредельных Пан-регионов, которые функционировали бы также как и Большие пространства Карла Шмитта.

Как Карл Шмитт, так и генерал Хаусхофер видели смертельную опастность для всех народов мира в глобализации американской доктрины Монро, иными словами в американской мировой гегемонии. Иными словами оба были выдающимися критиками вильсонского универсализма и глобализма.

О приемуществах автарктийной экономики можно судить на примерах Китая и России. С 1989 года когда попытка Соединенных Штатов совершить переворот в Китае провалилась, экономика Китая возросла в три раза. С разрушением же Советского Союза в 1991 году экономика России была в буквальном смысле этого слова разрушена. По некоторым подсчетам экономическое производство в России упало в десять раз по сравнению с 1991 годом, а население, вместо того что бы возрасти, уменьшилось на 10 миллионов.

Возвращаясь к предостережениям Карла Шмитта и генерала Хаусхофера насчет американских планах мирового владычества под эгидой доктрины Монро и доктрины «открытых дверей» нельзя не заметить, что политика «открытых дверей» постоянно милитаризируется Соединенными Штатами. Это совершенно явно проявилось в преступной войне против Югославии с последующим разрушением и расчленением этой страны и превращением большой части ее территории в американские протектораты. Глобализм здесь не только экономическое проникновение, но и военные действия. Милитаризированный глобализм превращается в войну. Именно в агресивной войне его суть империализма и проявляется.

Милитаризацию империалистической политики «открытых дверей» можно сегодня увидеть и на примере войны Соединенных Штатов против Афганистана. Планировка этой войны была в основном закончена в июне этого года, за несколько месяцев до так называемого «террористического акта» в США, и ее основной геостратегической целью являлся захват советских среднеазиатских республик с прилегающим к ним бассейном Каспийского мора,а также и Кавказа.

Эти цели были сформулированы изначально прежде всего в президентской директиве 13 президента Клинтона от 1993 года, которая содержала сценарий ввода американских/НАТО войск в эти регионы под предлогом миротворческих мер (Югославский сценарий на территории бывшего Советского Союза).

Эта стратегия разрабатывалась уже давно Бжезинским, а совсем недавно, более или менее осторожно, была озвучена в трех статьях Томаса Грехэма (две в «Независимой газете» и одна в «Завтра») суть которых заключалась в том, что США намериваются и установять режим «открытых дверей» в этом геополитически важном регионе.

Установление режима «открытых дверей» является по существу рассширением параметра американской доктрины Монро и так называемая война против терроризма не что иное как военные действия за завоевание наследства Советского Союза и включение важных геополитических регионов в американскую империю.

Недавно один из самых ярых идеологов американского империализма, Чарльз Краутхамер, концептуально обосновавший доктрину Буша, сравнил эту доктрину и войну в Афганистане с доктриной Трумэна в прошлом. И он безусловно прав. Припомним: доктрина Трумэна являлась беспрецедентным расширением параметра американской доктрины Монро, который охватил всю Западную Европу, поставив ее под американской гегемонией. А теперь на очереди вся Центральная Азия и Кавказ.

http://www.antiglobalism.net/modules.php?name=News&file=article&sid=32



Антиглобализм - это…


13.06.2003
А. Цветков, КПРФ.Ру


Намедни

Мне позвонил знакомый журналист из "Намедни" и попросил назвать главный символ антиглобалистов. Как и положено в отношениях с ТV, я ответил первое, что пришло в голову: "Возьмите глобус, оденьте на него черную маску уличного бойца, пусть в прорези будет видна страна, про которую ваш сюжет". На следующий день Парфенов с видом знатока демонстрировал зрителям глобус и пересказывал этот бред. Так родился новый "символ антиглобализма".

Примерно так же, как удачная провокация для прессы во время большого хелтера-скелтера в Лондоне и Сиэтле, родился и сам "антиглобализм". В смысле, родилось имя, а не явление. Внутренний консенсус множества групп исчерпывался лозунгами: "Ешь Богатых!", "Мир не товар!", "Капитализм - дерьмо!". Но разобщенность (молекулярность) эта, осознается и используется новым поколением недовольных как самая сильная сторона нового сопротивления корпоративному контролю над миром. Посткапитализм должен возникать одновременно и везде, а не транслироваться из активного центра на пассивную периферию, как это понималось классическими левыми.


Утро Вульфенсона

Этот случай уже стал антиглобалистской легендой. На рассвете в воскресенье 16-ого апреля нулевого года, директор Всемирного Банка Джеймс Вульфенсон проснулся от громких криков, вроде "выходи подлый трус" или "просыпайся и разбуди своих коллег, дядя!". Из окна он увидел, что его дом окружен протестующими, многие из которых выражали свою позицию, снимая штаны и демонстрируя банкиру задницы. "Если бы дерьмо чего-то стоило, то бедняки рождались бы без задниц" - мог вспомнить киноцитату, глядя на них, господин директор, но в молодости он не увлекался Годаром.

Господин директор позвонил куда следует, и ему предложили прислать вертолет и "хороших ребят" с запасом слезоточивого газа. Дымовухи, впрочем, уже хватало: собравшиеся забрасывали газон чадящими шашками. В последний момент Вульфенсон отказался от "ребят" и решил выйти к крикунам побеседовать.

"Наверное вы думали, что мы вас будем обижать физически?" - начали разговор протестующие - "не дождетесь! Мы будем блокировать вашу деятельность, громить ваши офисы, распространять правду о разрушительной деятельности корпораций, которым вы заложили ладно бы свою, но и чужие души и жизни. Провоцировать забастовки на приносящих вам прибыль заводах, перегораживать трассы, по которым вы ездите. И нас будет все больше месяц от месяца, мы будем считать себя победившими, когда даже вы поймете, что капитализм это каннибализм, ваша деятельность - грех перед природой и историей, и сердце даже у банкиров бьется слева".

Вульфенсон вздохнул, с трудом сдерживая ужас, и сказал, что судьбе было угодно развести людей по разные стороны баррикад, что ему понятен протест, что он благодарен за то, что его прямо у дома не обидели физически, а просто по-доброму предупредили, что в капитализме действительно ничего хорошего, но, с другой стороны, что лучше-то? Анархия что ли? Он не верит в анархию. А в коммунизм тем более. С чем и уехал.

"Все равно наши вас на работу не пропустят" - кричали вслед собравшиеся. Конечно, обижать физически его не стали по другой причине: всю эту сенсационную встречу на газоне снимали профессиональной камерой, чтобы потом, неделю, показывать в новостях. Так активисты одержали локальную победу, подробно высказавшись в эфире. Все остальные "акции" того знаменитого воскресенья не были такими мирными. Удивительно, что журналисты, находящиеся в гуще бунтующих, высказывались о них потом с едва скрываемой симпатией, тогда как другие, попавшие вместе с международной элитой на территорию осажденного саммита, говорили о "хулиганистах" с явным раздражением. Сложнее всего было понять тех, кто побывал и внутри и снаружи. Великая сила всё-таки окружающая среда.


Имя

Новый радикальный субъект - неуловимый и опасный, как ртуть. Легко переходящий с университетской лексики на блатную феню, с уличного слэнга на язык литературного салона, с клубного новояза на профессиональный журналистский жаргон и т.д. Радикальный субъект, однако, не является при этом ни студенческим кружком, ни криминальной группировкой, ни молодежной субкультурой, ни салоном, ни клубом, ни редакцией, действуя во всех этих средах, как революционная сюрреалистическая спецслужба. Действуя от имени предстоящего восстания.

Субъект не поддается обозначению, потому что сам раздает новые значения вещам и фигурам, в зависимости от шанса их использования в предстоящей революционной практике, заново опознает все феномены в соответствии с их востребованностью для глобального сопротивления. Субъект все время ускользает от очередного приблизительного имени, прикидываясь то известной социологам "группой ненависти", то активно обсуждаемым феноменом "нового" или "вторичного" варварства, или просто "излишеством", воспаленным социо-культурным аппендиксом постиндустриального общества, этакой всегда готовой к использованию массовкой для клипов Тома Морелло и самодельного сквот-кино.

"Антиглобалисты" -- все чаще слышишь в медиа это слово, когда речь идет об уличных бузотерах в черных масках, новых левых интеллектуалах, мексиканских, перуанских или колумбийских партизанах, тортометателях Ноэля Годена, фанатиках, взрывающих по ночам Мак Дональдсы или просто политизированных панках-растаманах, отрицающих "Вавилон" и проводящих концерты в пользу очередных пострадавших от диктатуры банкократии в третьем или втором мире.

Воспользуемся этим названием как маскирующим узором. Точно так же им пользуются перечисляемые прессой "идеологи движения": Наоми Кляйн, Сьюзен Джордж, Уолден Белло, Игнасио Рамоне, Кристоф Агютон. Сами понимая всю условность данных системой имен и вообще неадекватность дореволюционного языка, антиглобалисты легко жонглируют вывесками своих движений и инициатив: "Аттак", "Возвращение на улицы", "Шанс 2000", "Раньше, чем завтра", "Черный блок", "Барьер для глобализации", "Опасный лес", "Мобилизация ради справедливости", "Классовая война", "Объединенный фронт людей и животных", "Армия декапитализации планеты", "Интернационал камнеметателей" - вот лишь ничтожная часть сообщающихся между собой группировок, имеющих общей целью международное сопротивление финансовому рабству людей, информационному давлению медиа на сознание эксплуатируемых и обезличенных толп и планетарной дрессировке народов, заказанной и проплаченной транснациональными корпорациями.

Еще чаще и удобнее действовать через нигде не зарегистрированные анонимные группы из нескольких решительных людей, имеющих доступ к Интернету для минимальной координации своих действий. Группа выбирает себе доступную локальную цель и начинает по ней работать.

Как только группа проявляет себя, власть замечает её, но не может обнаружить и топчет наугад, как слепой слон, укушенный неизвестно кем, часто промахиваясь и попадая по случайным людям. Случайным людям, кстати, это позволяет догадаться, что они не так уж случайны в человеческой истории. Если группу накрыли, она может распасться так же легко, как появилась, а её активисты тут же входят в (или создают) другие группы и продолжают в том же духе, поменяв локальную цель с учетом опыта.

После первых же массовых выступлений антиглобалисты были так потрясены позорными комментариями прессы, что решили создавать собственные СМИ. Так возникли Индимедиа - более ста сайтов почти на всех языках мира. Корреспондентом может быть любой доброволец. Никакой официальной редакции, гонораров и запретов. Черные палатки с большой белой буквой "i" теперь можно видеть везде, где идет уличный бой или уточняется тактика глобального сопротивления. Вот что вчера мне прислала Нелли, постоянный немецкий активист берлинской версии:

"Борьба должна вестись не за идею, не за принцип, но за место конкретизации идеи, за страну, пусть и символическую, этого принципа, за пространство. Война ведется либо за сохранение "места", либо ради экспансии, расширения освобожденной территории. Настоящая война - всегда за Родину, за свой партизанский лес, выполняющий роль тыла, питающий и оправдывающий войну. Прежде, чем ввязаться, мы обозначаем нашу "автономную зону". На открытый конфликт идем, если над нами занесена лапа системы, либо если сами чувствуем себя уже готовыми к вылазкам. В последние два года чаще случаются вылазки"

Дочитав немецкий текст, не уверенный, что все перевел правильно, я иду спать и вижу долгий запутанный душный сон. Утром от него только одно воспоминание: кто-то спрашивает меня, сколько на земле стран? Тычет в карту, контуры которой совсем не те, что я учил в школе. Штаты, Европа, Япония раздуты и вот-вот готовы лопнуть своим цветным нутром на остальных. Остальных, впрочем, не видно почти, так, какая-то пестрая мелочь, экономический планктон. Он спрашивает опять. Ему нужно точное число стран, а я не могу ответить. Не считаю это важным и между нами висит плохое молчание.



Пример

Что нам, к примеру, известно о такой, весьма раскрученной, организации, как "Глобальное действие людей"? Движение началось с учредительной конференции в Швейцарии 23-25-ого февраля 99-ого. Весьма урожайный год, в 99-ом появилось около сотни аналогичных групп и ни одна из них не собирается пока уходить со сцены. Цель - прекращение так называемой "свободной торговли" раз и навсегда и по всему миру. Метод - дестабилизация враждебной человечеству деятельности таких монстров, как Всемирная Торговая Организация (ВТО) и Международный Валютный Фонд (МВФ).

"Глобальное действие" призывает к открытой конфронтации как на улицах мегаполисов (массовые выступления последних двух лет), так и в сельских районах (протестные движения фермеров в Европе и коммунальная сельхозкооперация в Латинской Америке и Малой Азии), к теоретической критике корпораций и независимому анализу характера и последствий их деятельности (журналы, вроде английских "Следим за корпорациями", "Живой марксизм" или немецких "Битва за жизнь", "Рабы"), к распространению альтернативной информации, которая не выгодна для массовых медиа, и к компьютерным диверсиям.

При "Глобальном Действии" действует целая армия хакеров из движения "Хактивист", сочиняющих идеологически выдержанные вирусы, эксплуатирующие человеческую жадность и любовь к нетрудовому обогащению ("вы выиграли бриллианты", "увидимся на Гавайях", "С анархистским новым годом" и т.д.). Практикуется также взлом систем безопасности военных ведомств, разведки и крупных банков (выведение из рабочего состояния военных спутников и исчезновение файлов о неблагонадежных гражданах, часто участвующих в "беспорядках").

После взлома официального сайта "Пепси" там появилась гневная поэма "Анти-ТНК", а на месте сайта крупнейшего химического концерна "Boots" болтался лозунг "А как вы нарушаете закон?". Недаром, все-таки, киберпанк 80-ых питался идеями от марксизма франкфуртской школы.

"Действие Людей" -- сегодня это более сотни филиалов в большинстве стран -- открыто отрицает мировой рынок как систему, порожденную "патологически экстравертным" колонизаторским сознанием и ведущую к укоренению классовой и географической несправедливости.

"Действие" величает ВТО, МВФ, Всемирный Банк тусовками финансовых вампиров, тактически заинтересованных исключительно в повышении прибылей, а стратегически - в бесконечном воспроизводстве системы капитализма любыми средствами.
Позитивная ориентация - децентрализация, автономия, сохранение независимости народов, культов и преследуемых конфессий, поощрение деятельности альтернативных поселений, новых коллективов и партизанских образований, коллективное сознание которых складывается в процессе сопротивления глобализму и организации жизни на изначально свойственных любой общине принципах солидарности, альтруизма и неотчуждаемого труда.

Ближайшая задача: всемирная координация сопротивления свободной торговле как начальная стадия международной антирыночной революции.

Наиболее интересные участники "Глобального Действия" в "развивающемся" мире: бразильские Sern Terra, индийские и пакистанские аграрные коммунары, филиппинские партизаны-марксисты, мексиканские сапатисты, движение за выживание народа Огни, комитеты самоорганизации народа Маори (Новая Зеландия), никарагуанские сандинисты, растаманское "Антивавилонское Ополчение".
На "развитой" территории, помимо широких движений удачно практикуют вышеописанные крошечные (2-5 человек отличающейся специализации) нигде не зарегистрированные группы, разделяющие стратегию и практически неуловимые для системы в своей тактике. Они легко сотрудничают с кем угодно, лишь бы достигалась цель, часто даже не выдавая своих подлинных убеждений.

Не выстраивают внутренних иерархий, никого не "представляют", кроме самих себя, не стремятся закреплять за собой узнаваемые обществом "брэнды". Часто именно от них попадает в большие медиа альтернативная информация и примеры альтернативной интерпретации привычного новостного контекста. Нередко они сами становятся ньюсмейкерами, действуя на избранной территории только им понятными методами.

Из интервью с моим датским товарищем Карлом Боилем, которое так и не удалось нигде по-русски напечатать:

-- Всё это было бы невозможно без Интернета. Наше новое объединение. Атаки на злого клоуна МакДоналда, стритфайтеры, молотящие по всему, на чем есть фирменный знак, велосипедный саботаж, позволяющий занять улицы. Хотя конечно, подлинная коммуникация возникает не в интернете. Только на улицах множество разделенных тел и душ становятся одним организмом, покинувшим зоопарк противоестественного правопорядка. Там ощущаешь на клеточном уровне, что капитализм - устаревшая и опасная система, которая не переварит бесконечной пестроты сопротивления и разъедется по швам

-- Поддерживаются ли контакты с более взрослыми, респектабельными, "левыми политиками"?

-- Интереснее всего Латинская Америка, хотя по настоящему мы поддерживаем там только субкоманданте Маркоса, сапатистов. Когда в Квебеке мы штурмовали бетонную стену, Кастро был единственным политиком, поддержавшим нас. Поэтому кроме черных и красных некоторые подняли кубинские флаги. Но больше мне запомнилась настоящая катапульта, которая метала через стену и проволоку на территорию банкиров наши агитационные материалы. Возможностью собираться и все планировать в Порту-Алегри мы обязаны товарищу Луле, неплохому парню из рабочих-социалистов, ставшему теперь бразильским президентом. Чавес в Венесуэле и Гутьерос в Эквадоре шлют приветы и выражают солидарность. В Европарламенте есть несколько революционно настроенных людей, Ален Кривин, например, но они там есть только потому, что Европарламент не решает ничего, это трибуна, за использование которой платишь институализацией. По-моему, дороговато… Короче, я предлагаю полагаться только на себя и свою группу.
-- А поддержка людей культуры, даже поп-культуры?

-- Мне нравится, когда к нам присоединяются KLF, Ману Чао и Тонино Каратоне, есть даже свои в Голливуде, Тим Роббинс и Сьюзен Сэрандон, что не удивляет, если посмотреть их фильм "Колыбель закачается". Многие акции планируются не только в Порту-Алегри, но и в Штатах, на арт-фестивале "Burning Man", в пустыне. Для движения много сделали не только социальные философы: Славой Жижек, Тони Негри, Пьер Бурдье, но и писатели: Стюарт Хоум со своей "арт-забастовкой", Тони Уайт, Хаким Бей.
-- Я слышал об антиглобалистской кулинарии.

-- Да, я сам стараюсь употреблять меньше продуктов брожения, например. Это большое дело, знать, какие продукты-напитки-вещества традиционно порабощаю сознание, а какие наоборот.



Облик

Именно антиглобалистская среда в современной Европе формирует новый тип повстанца. Что о нем можно сказать уже сегодня? Чем, по крайней мере, он отличается от предыдущего "гошистского" ("нью-лефт") типажа?

Во-первых, антиглобалист не боится быть модным, считая искусно спровоцированную популярность своего имиджа, имени и идей большим достижением в деле предстоящей революции. Бить медиа их же оружием, использовать комплексы отдельных журналистов и заранее "проплаченные" темы целых медиа-монстров в своих целях, не считается зазорным. Культивируется талант повстанца, понятый как способность к присвоению любой среды (информационной, финансовой, символической, идеологической, полиграфической, кинематографической и т.д.), необходимой для радикальной практики.

"Присвоение" как целая концепция, найденная у молодого Маркса (см. Маркузе "Разум и революция", главу про "Уничтожение труда"), стало доминантой сознания антиглобалистских активистов. Прежде чем начинать серьезную дуэль с мировой олигархической диктатурой, новый радикальный субъект должен "присвоить" себе достаточную для начала войны часть ландшафта. Таким образом, антиглобалистский стиль серьезно отличается от героически обреченного жеста вооруженных марксистских групп 70-ых - 80-ых, носившего суицидальный и явно нарциссический характер.

Новый повстанец не стреляет назло всему свету, потому что считает, что пока это делать незачем. Он быстро перемещается по миру, связан по сети сразу с несколькими дружественными инициативами резко отличающейся специфики, посещает в разных странах сразу несколько семинаров и форумов, пользуется общим для антиглобалистов банком информации, в том числе и информации о том, как "развести" и заморочить систему, чтобы изъять у нее средства для такого, довольно затратного, существования.

Еще одно существенное отличие от прежних лет в том, что среди координаторов антиглобалистских инициатив теперь составляют большинство интеллектуалы с более "точным" образованием: биологи, экономисты, химики, архитекторы или узкие специалисты по особой оптике или электронным вирусам -- чаще заметны среди "вожаков" и "зачинщиков". Прежняя, задаваемая левыми гуманитариями "карнавальность" и "психоделия" акций никуда не делась, но вот продуманность, эффективность и предсказуемость выступлений для самих организаторов сильно возросли.

Как выразился один из лондонских активистов "Возвращения на улицы": "Для меня спланировать акции в центре города, заранее переиграть полицию, в верном направлении спрограммировать комментарии прессы и потратить на все это наименьшее количество средств и времени не труднее, чем создать новую компьютерную игру средней сложности".

Левая культура сопротивления обогатилась интересом к латиноамериканской теологии освобождения и тамошним "красным католикам" (прославлены даже свои "святые", например, душеприказчик колумбийских партизан Мануэль Перес Мартинес), а так же к индейским "растительным" и "грибным" культам, распространенным на территории колумбийских и мексиканских повстанцев.

Некоторые предпочитают наиболее радикальные и антиимпериалистические версии афро-американских культов: раста-сопротивление, вуду. Нередко можно встретить людей, сочувствующих "эзотерическим" и "социалистическим" версиям ислама (эта тенденция ассоциируется прежде всего с эволюцией взглядов Роже Гароди и некоторых итальянских "ветеранов" Красных Бригад). Совсем уж патриоты Европы сочувствуют неоязыческим экспериментам (наряду с левыми в выступлениях участвует все больше так называемых "друидов"), а те, кому языческий источник кажется слишком давним, выбирают некорректные культы двадцатого века, вроде "Храма Душевной Юности", телемизма, и практики "восточных тамплиеров", реаниматором которых в Англии был, кстати, Теодор Ройсс, анархо-синдикалистский лидер.

Реже всего встречаются в антиглобалистской среде только приверженцы "официального" европейского христианства (имеются в виду все "большие" конфессии), иудаизма, и упрощенного "нью-эйджа", изначально адресованного скучающим домохозяйкам.
И хотя для многих антиглобалистов избранная "вера" часто представляется всего лишь набором психологических советов, поучительных сюжетов, остроумных сравнений и нетривиальных обрядов, поддерживающих внутреннюю динамику организма, чем-то вроде экзотического комикса, "газирующего" восприятие, встречаются в рядах нового сопротивления и люди, искренне и глубоко осваивающие тот или иной духовный путь, сочетая его с радикальной социальной практикой.

Из второго интервью с Карлом Боилем, которое также не взяла ни одна из "серьезных" российских газет:

-- Десять лет назад газеты ехидничали, мол, лево-радикалы теперь дискутируют о правах секс-меньшинств, феминизме и защите животных…

-- Когда в нулевом году левые снова взялись за булыжник и палку, в тех же газетах поднялся поросячий визг: они возвращаются к варварству, портят частную собственность, разучились разговаривать, откуда их столько взялось?

-- Капитализм перестал умещаться в границах национальных государств. Насколько эта новость нова? Ведь она со всеми потрохами имеется уже в "Коммунистическом манифесте"?

-- Капитализм и возникал когда-то как система международной торговли, а после уже сложились национальные рынки, так что "глобализм" свойственен для рыночного строя генетически. Сегодня полным ходом идет строительство планетарной империи ТНК, которая приватизирует в свою пользу прежние, теперь - "нижестоящие" органы власти и претендует на контроль за любой, приносящей доход, собственностью, а значит, и над любой массовой информацией. Там, где эта приватизация невозможна с помощью МВФ, начинаются экономические санкции, там, где и это не вразумляет упрямых, действует натовская авиация. То, что всегда было скрытой сутью капитализма становится очевидным, вышедшим из тени.

-- Вы ставите им в счет всё, от противоестественного господства спекулятивного капитала над промышленным до потепления климата, наступления пустынь и таяния ледников, вызванного безумием ТНК, прививающих все новые и новые потребности своим зомби. Но можешь ли ты называть хотя бы одну успешную компанию протеста, если, конечно, не считать успехом срыв глобалистских саммитов в Сиэтле, Генуе, Праге?

-- В прошлом году наиболее успешной была компания борьбы с Nike, в результате которой фирма улучшила рабские условия труда и копеечную оплату своих двенадцатилетних рабов в Малайзии, дающих Nike основной доход. Типичный пример глобального мышления и локального действия.



Рынок

Как и их предшественники, антиглобалисты выражают брезгливость и отвращение к рынку как императиву отношений внутри человеческого сообщества, да и как к конкретной мировой экономической системе. В качестве "посвящающей притчи" популярен ремейк некогда знаменитого панк-хита группы "Блэк Кросс" - "рыночная мудрость".

Автобус едет над пропастью и всем жутко смотреть вниз, но есть один человек, который спокоен, потому что ему присуща воспитанная еще в бизнес-колледже рыночная мудрость. Автобус накреняется и падает вниз, в салоне начинается паника, однако обладающий рыночной мудростью спокоен, ему известно, что никто не пострадает. Он рассуждает так: никто из нас не хочет погибать, каждый из нас готов отдать последние деньги, чтобы выжить, а значит, в автобусе возник феноменальный спрос на то, чтобы мы не разбились и по законам рыночного саморегулирования немедленно появится и предложение. Автобус зависнет в воздухе и нам останется только узнать банковский счет спасителя, чтобы перевести туда деньги.

Так устроен рынок. Автобус падает и разбивается, и над изломанным металлом, перемешанным с окровавленной плотью не остается никого, кроме рыночной мудрости. Вот примерное содержание этой песни, превратившейся в притчу. Естественно, каждый раз, когда ее рассказывают, она, как и положено живому устному творчеству, обрастает более точными подробностями происходящего, например, крики перепуганных пассажиров совпадают с предвыборными лозунгами наиболее влиятельных партий, а мысли "самого умного" наполняются актуальными цитатами из президентской программы или из заявлений самых известных экономистов-либералов.

Впрочем, у антиглобалистов к рынку есть и менее поэтические претензии. Исходя из старой, но все время подтверждающейся мысли о том, что по мере развития капитализма в мировом масштабе, рыночные циклы будут все более удлиняться, а периоды спада будут все более разрушительными, они следят за экономикой и видят многое, а именно:

Последнюю четверть века капитал вырастал из кожи "национальных государств" и приобрел-таки к празднику миллениума планетарное, "глобальное", космополитическое тело. Отдельные правительства любой политической ориентации не могут больше серьезно вмешиваться в дела глобального капитала, диктующего свою волю через систему транснациональных банков, а так же фьючерсных и фондовых бирж. Так называемые "государства всеобщего благоденствия" подвержены убыстряющейся эрозии, голодных, безработных и нищих на планете становится все больше, а не меньше. Регулярно наступают локальные моменты истины, когда положение на финансовых рынках конфликтует с ситуацией в реальной экономике и происходят предупредительные "толчки" более общего кризиса - биржевые крахи, лопнувшие международные пирамиды и национальные валютные девальвации.

Национальные государства превратили себя в спектакль (см. Ги Дебор "Общество спектакля" о концепции спектакля как финальной фазы доминации капитала) и именно потому не могут иметь прежней самостоятельности, потеряли стратегию. Главная власть открыто сосредотачивается в руках наднациональной и надгосударственной элиты мира. Это и есть глобалистское правление. Тони Негри в своей последней книге, ссылаясь на римского историка Полибия, называет этот режим Империей. Чисто "имперский" её этаж:

банкократия США, "восьмерка", НАТО, Мировой банк. Этаж "аристократический": транснациональные корпорации и приватизированные ими национальные государства. "Демократический" этаж: ООН и другие международные организации.

В 90-ых средняя зарплата в таких странах, как Аргентина, упала с 300 до 100 долларов, 87% валютной выручки страны уходит на погашение долга "международным институтам". В Венесуэле 90-ого года за чертой бедности жили 60% населения, а сейчас 84%. Не удивительно, что там победил "красный" Чавес. И это не исключение, а тенденция. Кредиты МВФ играют роль "нейтронных бомб", раз и навсегда парализующих любую страну. Национальные рыночные элиты полностью стараются "синхронизировать" себя с мировой финансовой олигархией, распределяющей весь "подлинный" капитал. Таким образом любая национальная валюта становится простой тенью доллара (евро).

Мировая экономика в 60-ых росла ежегодно на 5%, в 70-ых ежегодный рост опустился до 3, 3%, в 80-ых - 2, 8%, в 90-ых - 1, 9%. Прямые капиталовложения в производство падают еще более значительно.

Реальная заработная плата в развитых странах упала за последние 20 лет на 11%, хотя внутренний валовый продукт вырос на 30%. Сейчас доля собственности, находящейся в распоряжении 1 "золотого" процента населения составляет 40% всего человеческого достояния, как в 24-ом году, т.е. до введения прогрессивного налогообложения. Двадцать лет назад этот разрыв был вполовину меньше.

В 1850-ом году разрыв между колониями и метрополиями в уровне жизни составлял 2:1, в 1900 -- 4:1, в 1960 - 30:1, в 1991 - 61:1, в 1999 - 78:1. Сегодня 4,5% населения планеты потребляет 45% добываемых мировых ресурсов, хотя по общему их запасу США это всего лишь 10 %. После этого удивляться тому, что полтора миллиарда человек на Земле обречены на полную нищету, то есть не могут тратить больше доллара в день, по меньшей мере глупо.

Производство в третьем мире идет на спад, деньги утекают на Запад, вкладывать в нестабильных регионах невыгодно и национальные экономики там не имеют никакого шанса развития. В этих регионах "экономический прогресс пошел в обратную сторону". Заинтересованность элиты в конкретном экономическом росте обгоняет абстрактную заинтересованность в обеспечении для большинства людей необходимого для жизни минимума.

Если (прогноз на 2030 - 40-ой годы) 20% населения, занятого в наемном труде, будет достаточно для обеспечения нужд транснациональной элиты, то никто не гарантирует никакого существования "лишним" 80 %.

Один известный российский промышленник в интервью одной из самых респектабельных наших газет делился своим, еще более откровенным, мнением: "Эффективными собственниками, т.е. людьми, умеющими заставить собственность работать, приносить прибыль, могут быть не более 8-12 процентов населения. Наемный работник должен понять, что закон либерализма хоть и жесток, но справедлив". Какая именно роль уготована в грядущем, о котором грезит господин промышленник, всем тем, кто не втиснется в эти 8-12%, не сумеет или просто не захочет выделять достаточно пота, думаю, мы все скоро узнаем.


Проект Тобина

Лауреат нобелевской премии в области экономики Джеймс Тобин в открытом письме, разосланном масс-медиа, предложил обложить новым налогом все спекулятивные операции на валютных рынках. Даже при ставке в 0, 05% налог Тобина приносил бы сто миллиардов долларов ежегодно. Эти деньги могли бы спасти миллионы людей от голодной смерти, эпидемий, полной нищеты и невыносимого рабского труда. Особый акцент Джеймс Тобин делал на бескорыстной помощи странам, "терпящим бедствие", т.е. вымирающим. Как и следовало ожидать, подобное, довольно безобидное прекраснодушие нобелевского лауреата было встречено медиа и элитами весьма настороженно.

Намекалось, что среди гениев немало чудаков и клоунов, цитировался Спаситель (по рок-опере "Иисус Христос Суперзвезда"), остроумно отвечавший глупому Иуде: "Неужели ты думаешь, что когда-нибудь все нищие будут накормлены, а страдающие утешены?". Так предложенный "налог Тобина" превратился чуть ли не в тридцать сребреников, уплаченных за предательство. Наиболее же бдительные стали упрекать благородное с виду предложение экономиста вернуть хотя бы ничтожную часть денег ограбленному населению, изъяв скромную долю процента у финансовых спекулянтов, в том, что "налог Тобина" напоминает "революционный налог", собираемый членами экстремистских групп с бизнесменов, проживающих на "баскских", "ирландских" или "колумбийских" землях.

Так респектабельный ученый попал в одну компанию с маркированными "врагами общества" только за то, что публично предложил сделать мир хотя бы на пять сотых процента справедливее. Естественно, проект поддержали и включили в кодекс своих ближайших требований многие "антиглобалисты" -- Bankwatch и Global Watch, Ральф Найдер, Крис Гримшоу, Эрих Пробстинг: экоанархисты, марксисты, пролетаристы и даже поклонники председателя Мао.

Не нужно быть Джеймсом Тобином, чтобы проследить довольно очевидную цепь исторических положений. Деньги и товар могли выступать как фетиш и в докапиталистических обществах, однако, их фетишизация никогда не имела системообразующего, магистрального значения. Посредством тотального преобразования денег в производственный капитал в девятнадцатом веке мы получили промышленную модернизацию и его величество капитал как доминирующий фактор, а значит, и чисто фетишистскую форму дальнейшего воспроизводства общества вместе со всеми его предметными и культурными продуктами.

Следующим шагом стало появление и астрономический рост фиктивного капитала, то есть денег, приносящих деньги, минуя какое-либо реальное производство. Первый десант фиктивного капитала на мировой рынок стал возможен благодаря спекуляциям с акциями и недвижимостью. В дальнейшем еще больший рост фикции дали государственные ценные бумаги, вращающиеся в биржевой воронке. К концу двадцатого века соотношение изменилось на обратное: изменение стоимости производственного капитала напрямую зависит от изменения стоимости капитала фиктивного, т.е. от (с трудом предсказуемого) поведения всеобщего экономического фетиша.

Привязка капиталов к золотому запасу, служившая весь двадцатый век серьезным тормозящим фактором, в итоге была отброшена и мы оказались в мире, полностью порабощенным виртуальными "средствами", то есть во вселенной экономической "майи", в "матрице", плену у хищной и требовательной иллюзии. Ускоряющееся, начиная с 70-ых годов, отделение глобальных финансовых потоков от реальной судьбы и движения товаров и труда, плюс ликвидация золотого обеспечения валют позволяют любой стране или корпорации игнорировать прежнюю валютную дисциплину и реальный паритет производительности.

Фордизм и тейлоризм с их индустриальным конвейерным адом стандартизации труда и отдыха растворяются и исчезают в новом пространстве всеобщего спектакля, волшебным словом которого является "симуляция". В новой "Империи" капитал имитирует то, чем он был во времена Маркса, миллионы людей симулируют то, что было когда-то парламентской демократией и политической жизнью, писатели симулируют то, что называлось литературой, а музыканты то, что называлось музыкой.

Действительно новым тут может быть только большой взрыв, преодоление телевизионной майи, избавление от власти фетиша-капитала, глубинная революция, породить которую способно только пробуждение в тысячах душ неопровержимого откровения, не совместимого ни с одной из господствующих в нашем общем сне иллюзий.

Не откладывая, я отвечаю на письмо Нелли из "Индимедиа" и отсылаю назад, в Берлин:

"Чего они хотят? Т.е. чему мы сопротивляемся? Хотят нас загнать в свой иерархический безальтернативный рыночный рай, держащийся на безотказных микросхемах, личных магнитных карточках, тотальном "антитеррористическом" контроле и престижном гражданстве в привилегированной части мира. Сделать нас товаром, катящимся по земле вслед за потоками их невидимых всемогущих денег. Они хотят воевать с нами без потерь, как в компьютерной игре. Для подавления "восставших роботов" уже есть все эти самовыстреливащиеся сети, парализующая пена, направленное излучение, оставляющее ожоги, невыносимый прицельный звук.

Заставить нас ишачить ради своих биржевых цифр. Не дать нам вспомнить, не дать догадаться кто мы и зачем здесь, а все неизбежные догадки и воспоминания безопасно запереть в декоративной сфере "независимого" искусства: "зоны вечного радикального поиска и творческого беспокойства", как они это называют. Недовольным предлагается пиво-анаша, кокаин-абсент, кому как повезет, трехгрошевая психоделика как единственное Другое. Если мы воротим нос и продолжаем упрямиться, зачисляют в "экстремисты". На их месте я действовал бы точно так же. Но в этой священной, идеологической, цивилизационной, социальной войне мы с тобой с другой стороны. Что такое, в конце концов, наши сетевые структуры, не по отношению к их иерархическим пирамидам, но по отношению к самим себе? Это сеть взаимного освобождения, сеть реализации всего, что было в нас репрессировано или до неузнаваемости искажено системой. Это как ранняя церковь, та, которую творил апостол Павел, а не та, которая крестила императоров".

На следующий день я получаю ответ, вежливо предлагающий набрать письмо латиницей или перевести его на немецкий (английский). Нераспознавание русских знаков.



Будущее

Выводы, которые делают антиглобалисты из вышеописанного и все более очевидного экономического расклада, настолько просты и не новы, что я, рассчитывая, на сообразительность читателя, предлагаю их сделать самостоятельно.

Сегодня яростный шум выводит из транснациональной капиталистической комы всех тех, кто уже было поверил, что "эпоха революций, слава богу, осталась в учебниках". Тихое большинство слишком рано решило за своего, не всегда послушного, бога, и похоже, на этот раз он еще погоняет толпы революционным бичом по исторической арене.

Уличные бои в Лондоне, Сиэтле, Вашингтоне, Давосе, Праге. Во многих из этих городов они были уже несколько раз и нужно уточнять месяц-год. Гетеборг, где полиция стреляла боевыми патронами по ногам демонстрантов. Давос-2001, в котором два дня не останавливались поезда, на соседних станциях полиция осаждала вокзалы с прибывшими "туристами", а проникшие под землю партизаны перерубили банкирам телефонные кабели. Этим, кстати, дело не ограничилось, и через двое суток после окончания бизнес-форума в свободном интернетовском доступе появились взломанные левыми хакерами досье на всех участников давосской встречи - номера кредиток, биографии, конфиденциальные сведения об источниках дохода, "непопулярных" партнерах в бизнесе и "пожертвованиях" своим политическим "друзьям". Генуя, в которой погиб, став легендой, молодой коммунист Карло Джулиани. Альтернативные глобалистам международные съезды всех несогласных в бразильском Порту-Алегри, начатые по инициативе тамошней Партии Труда.

Вообще, регулярные беспорядки и скандалы вокруг всего, связанного с глобализацией мировых элит и их капиталов, уже принесли антиглобалистам важную психологическую победу. Сегодня, собираясь на свои тусовки, "ответственно мыслящие" капиталисты и "неравнодушные" администраторы, вынуждены требовать, чтобы их отделили от остального мира рядами режущей спиральной проволоки, шеренгами пластикоголовых робокопов и натасканных собак, бронетранспортерами, водометами и полосами отчуждения, как будто речь идёт о штабе инопланетян-оккупантов. Разность интересов элиты и населения, а так же чисто насильственная функция государств, принимающих "элиту" на своей земле, выражаются здесь наиболее наглядно.

Мировой капитализм, как и предсказывалось великими диагностиками прошлого, вступает в свою заключительную и самую драматичную стадию планетарного господства и планетарного же крушения. Конечно, когда сегодня антиглобалисты говорят о "посткапитализме" и подготовке международной революции, они имеют в виду, что готовить пока надо содержание, ресурсы, стиль и метод, а не время и место этой революции. Готовить нужно ту новую историческую оптику, которая сложит в одно целое множество фрагментов сопротивления. Тот исторический инструмент, который превратит тысячи радикальных ситуаций в одну революционную.

http://www.kprf.ru/left/13271.shtml



Автор: Марк Васильев

Бомбей. Антиглобализм 2004. Мировой социальный форум


Дата размещения материала на сайте: 6 апреля 2004

С 16 по 21 января 2004 в Индии, в крупнейшем городе Мумбай (Бомбей) прошел очередной Мировой Социальный Форум против капиталистической глобализации, который собрал по разным подсчетам от 70 до 100 тысяч делегатов из 2600 организаций 132 стран мира.Традиционно форум завершился массовой манифестацией, в которой участвовало около 60 тыс. демонстрантов.


ПРОТИВОРЕЧИЯ СОВРЕМЕННОГО АНТИГЛОБАЛИЗМА

Об антиглобализме в целом уже написано очень много. С 2001 активисты стран СНГ регулярно принимали участие в европейских социальных форумах в Генуе, Флоренции и Париже и на мировых форумах, проходивших в бразильском городе Порто-Аллегри. Три года — достаточно большой срок, чтобы выработать стабильную и продуманную оценку антиглобализма.

Объективные условия массовых протестов против глобального капитала очевидны: неолиберальная экономика, несмотря на радужные заявления ее идеологов, не только не решила ни одной из социально-экономических проблем ХХ века, но многократно усугубила их. Пропасть между богатыми и бедными регионами мира не только не уменьшилась, но углубилась настолько, что целые страны с многомиллионным населением стоят перед социальной катастрофой.

Экономическое доминирование США и подконтрольных им политических структур все чаще дополняется открытой военной агрессией, против тех, кто пытается сопротивляться экономическому диктату. Это, по сути дела, перечеркивает весь накопленный ранее опыт международных отношений и отбрасывает мир к эпохе колониальных войн.

Диктат транснациональных корпораций не оставляет в стороне и развитые страны Запада. Законодательное и фактическое разрушение «социального государства», которым так кичилась классическая социал-демократия захватывает все большее число стран Европы. Сокращение расходов на образование, дешевое жилищное строительство, безработица больно бьют по наиболее активной социальной группе населения — молодежи. Именно это во многом обусловило и массовость, и радикализм первых протестных акций антиглобалистов.

Очевидно также и другое. Всемирный кризис традиционных коммунистических и левых движений, вызванный распадом СССР, коллапсом «социалистических» режимов Восточной Европы, поворотом КНР к капитализму, породил гигантский вакуум в общественном сознании и огромное недоверие и к левым партиям, и к левой идеологии.

Эти два фактора обусловили своеобразие современного антиглобализма, который, по замыслу его идеологов, должен быть «антитезой партийности», «широким общественным движением снизу, свободным от партийного и идеологического диктата». Необходимо уточнить, что идеология антиглобализма в той форме, в какой она существует сейчас, зародилась внутри европейского «среднего класса», который быстро и чутко отреагировал на разрушение системы социальных гарантий, создание которой в послевоенный период спасло Западную Европу от социальных катаклизмов.

В свете вышесказанного понятен основной идеологический вектор движения антиглобалистов (или — «альтерглобалистов», как они все чаще себя называют): «Мы за другую глобализацию — глобализацию «с человеческим лицом».

Но, любое массовое движение, (а, именно таким стал антиглобализм) не всегда строго следует первоначальным замыслам идеологов. Сразу после жарких событий Генуи 2001 огромное количество традиционных крупных, мелких и мельчайших левых организаций воспарило духом и предприняло массовую попытку внедрения в ряды антиглобалистов с целью идеологического влияния на движение. Наиболее ярко это было заметно на Европейском социальном форуме 2002 во Флоренции, где в полумиллионной антивоенной демонстрации символика серпа и молота абсолютно доминировала над традиционным «процентом», символизирующим налог Тобина. «Империализм не может быть реформирован, — говорили левые во Флоренции, — Другой мир возможен. Это мир социалистический».

Движение «против капиталистической глобализации» стало сливаться с забастовочным движением. Бастующие рабочие заводов FIAT составляли внушительные колонны флорентийской демонстрации.

Однако, левые торжествовали преждевременно. В прошедшем 2003 руководство «альтерглобализма» в очередной раз продемонстрировало свою респектабельность. Так, на мировой форум в Порто-Аллегри были даже приглашены некоторые европейские министры, видимо для более эффективного диалога о перспективах гуманизации неолиберальной экономики.

Правые идеи открыто доминировали и на Европейском социальном форуме (ЕСФ) 2003 в Париже. Формулировки тем для дискуссий, и подавляющее большинство выступлений, имевших место на Парижском форуме, были выдержаны в максимально толерантных тонах — любая, хоть сколько-нибудь содержательная критика системы как таковой, призывы к конкретному действию по ее изменению считались проявлениями дурного тона. Это нашло отражение даже в символике, представленной делегатам форума. «LEFT» это — liberte, egalite, fraternite, tolerance.

Все это вместе взятое создает впечатление, что мировое движение против капиталистической глобализации напоминает воз, который в разные стороны тянут лебедь, рак и щука. Оно все больше запутывается в противоречиях, топчется на месте, порождая огромное количество дискуссий и прений, в которых недостает главного — конкретных выводов: как, не на словах, а на деле обуздать глобальный капитализм, и какой же это «другой мир» является альтернативой существующему.

Перенесение места проведения всемирного социального форума 2004 из Латинской Америки в Индию было симптоматичным. Клубок противоречий, вызванных глобализацией в Азии, выглядит много более запутанным, чем в объединенной Европе или лингвистически однородной Латинской Америке. Необычайная дешевизна рабочей силы в этом регионе способствовала переносу в азиатские страны многих современных отраслей индустрии. Вместе с тем, финансовый кризис второй половины 90-х годов и последующее падение производства обернулись катастрофой для таких крупных государств как Индонезия.

Вступление Индии, одной из крупнейших стран Азии во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) усилило социальное расслоение, обострило межрегиональные противоречия. Рост национализма, индуистского и мусульманского фундаментализма едва не привел к новой войне между Индией и Пакистаном.

Американская агрессия против Ирака и Афганистана происходила в регионе, непосредственно соприкасающемся с Индией. Экономическое давление нового «глобального игрока», которым является Китай, ощущается в Индии достаточно сильно и болезненно. Правительство этой страны делало все возможное, чтобы отсрочить вступление Китая в ВТО.

Неизгладимое впечатление на вновь прибывшего в Бомбей человека оказывают огромные территории трущоб и палаточных городков, заселенных мигрантами из беднейших штатов Индии. По данным прессы в таких условиях живет почти четвертая часть населения шестнадцатимиллионного Бомбея.

Все это порождало ожидание большей радикальности азиатского форума по сравнению с предыдущими. Однако, в преамбуле форума 2004 звучали традиционные пожелания о введении налога Тобина в мировом масштабе, а программа форума была традиционной.

Среди почетных гостей Форума выступали Джозеф Штиглиц, Жозе Бове, Мэри Робинсон Ширин Эбади, Джордж Монбио, Ахмед Бен Белла, другие известные личности, которые и ранее указывали на тревожные симптомы неолиберализма. На семинарах и круглых столах нередко звучали в общем правильные оценки современной глобализации и ее социальных последствий. Тем не менее, общий стиль — дискуссионный клуб без выводов, оставался неизменным. Форум вновь и вновь ставил уже неоднократно поставленные вопросы. Также как и раньше докладчики старательно обходили предшествующий исторический опыт борьбы трудящихся.

Вышесказанное не было неожиданностью для меня и, с гораздо большим интересом, я ожидал увидеть то, что происходило вне рамок официальных мероприятий — демонстрации, неформальные дискуссии, новые встречи с левыми активистами азиатских стран.

Хотя, формально, форум был мировым, внешне ощущалось доминирование представителей Азии. Нередко эта внешняя сторона манифестаций была достаточно экзотичной — костюмы, музыка, танцы, но, в конечном итоге, за ней был виден конкретный политический и социальный подтекст.

О своих правах заявляли беженцы из Бутана и Тибета, мусульманские женщины, студенты индийских вузов, несовершеннолетние дети, отвергающие детский труд, угнетенные национальные меньшинства Пакистана, Шри-Ланки, представительницы древнейшей профессии из Южной Индии, требующие защиты своих прав, и естественно, представители профсоюзов и левых политических партий.


ПРОСТРАЦИЯ «КОММУНИСТОВ»

В прошлом организаторы социальных форумов, упирая на социальный, непартийный характер движения, не всегда позволяли политическим партиям открыто заявлять о своей программе. Но на форуме 2004 возможность рекламировать самих себя левым партиям была предоставлена. В рамках форума работали представители левых и коммунистических партий Индии, Бангладеш, Шри-Ланки, Вьетнама, Австралии, ряда стран Европы и Америки. По данным прессы, форум посетила и делегация Трудовой партии Северной Кореи.

В силу особенностей своего развития, коммунистическое движение стран Азии очень болезненно отреагировало на распад СССР. Новым ударом по нему стало сползание Китая к капитализму. Практически все леворадикальные партии азиатских стран вступили в полосу идеологических кризисов и расколов. Часть таких партий, сохраняющих существенное влияние на политическую жизнь в стране, сдвинулась резко вправо. Примером может служить Объединенная коммунистическая партия Непала, имеющая более десятка депутатов в парламенте страны и пропагандирующая «многопартийную демократию и парламентаризм как творческое приложение марксизма-ленинизма в условиях непальского общества».

Другой аналогичный пример дает Монгольская Народно-Революционная партия, одержавшая победу на последних выборах. Она провозглашает путь монгольского народа к процветанию через свободный рынок. Дальше многих зашла компартия Камбоджи, стоявшая ранее у власти более 10 лет. В настоящее время основным элементом ее политики является лояльность монархическому режиму как символу единства страны.

Другая часть левых партий, ориентировавшихся на маоизм, также не избегла расколов. Отдельные мелкие группы, действующие в Индии, Непале, Бангладеш, Бирме и др. странах, несмотря на громкие «Марксистско-ленинские» названия, по сути дела, ни чем не отличаются от обычной крестьянской герильи.

В Индии, во времена существования СССР было две компартии. Одна — Коммунистическая партия Индии, ориентировалась на СССР и шла в фарватере политики КПСС, проводившей линию на «дружбу и сотрудничество» с правительством Индии. Другая партия — Коммунистическая партия Индии (марксистско-ленинская) шла в фарватере компартии Китая времен Мао Цзе Дуна. В течение последних десяти лет обе партии вступили в полосу длительного кризиса. КПИ уменьшилась в несколько раз и, по сути дела сохраняет какое-либо влияние лишь в штате Западная Бенгалия. КПИ (м-л) прошла через несколько расколов, породив пять или шесть мелких партий. Таким образом, в настоящее время в Индии существует более десятка партий, называющих себя коммунистическими или «марксистско-ленинскими».

Современные индийские коммунисты (как и много других людей в Индии) сохранили хорошее, благодарное отношение к СССР (и к России, как его наследнице). Естественно, их первым вопросом мне был вопрос о состоянии коммунистического движения в России, возможности восстановления социализма в России, путь к которому они представляли через приход к власти КПРФ. Мне приходилось подробно объяснять им зигзаги политики КПРФ, ее программные установки на национал-патриотизм, «многоукладную экономику».

Живой интерес у индийских коммунистов вызвала информация об антирабочих акциях, имевших место в областях так называемого «красного пояса», возглавляемых губернаторами — членами КПРФ. Тем не менее, и после этого разъяснения индийские «товарищи» снова спрашивали: «А может быть, все-таки, КПРФ придет к власти в России?».

Все индийские и другие южно-азиатские компартии выступали на Форуме с броскими лозунгами «Smash imperialism!». Однако, при прочтении их программных документов, ощущение революционного пафоса быстро испарялось. Так, Рабочая партия Бангладеш, стоящая на позициях «критики прокапиталистического курса послехрущовской КПСС», тем не менее, провозгласила в своей программе «стратегию народно-демократической революции всех трудящихся масс, мелкой буржуазии и антиимпериалистических элементов национальной буржуазии». По замыслу идеологов этой группы, грядущая революция установит в стране «демократическую диктатуру с социалистической перспективой». Прострация и торжество самого худшего варианта социал-патриотизма под псевдомарксистскими штампованными фразами казалось безраздельным.

Грустно было осознавать, что у моих собеседников не выявились даже попытки творческого анализа кризисных событий последних лет. Ни один из коммунистов не мог дать вразумительного ответа на вопрос, почему при абстрактно радикальных, антиимпериалистических лозунгах, численность их партий катастрофически сокращается.

Распад СССР и «измена» КПК лишила все эти движения и символов, и источников существования. Единственный печально-ностальгический символ, который я заметил в руках некоторых левых партийцев Азии, было знамя вьетнамской революции.

Сами члены компартии Вьетнама, находившиеся на форуме, выглядели достаточно раскованно и оптимистично, охотно дискутировали по различным, в том числе, историческим вопросам. «Сталин…, — задумчиво протянул один из функционеров КПВ, учившийся в свое время в московской высшей партийной школе, — …Ведь у него были и сильные, и слабые стороны…».

Я, в ответ, в общих чертах изложил свой взгляд на социальную сущность сталинизма как бюрократическую реакцию на Октябрьскую революцию, которая уничтожила несколько поколений «старых большевиков», расчистив тем самым путь для «новобранцев 1937» — поколения Брежнева и Суслова. При словах «бюрократия» и «Брежнев», мой собеседник заметно оживился, сказал: «Да, помню … Ваш взгляд на историю интересен, напишите мне поподробнее», пожал на прощание руку и загадочно, по-конфуциански, улыбнулся.


ГОВОРЯТ ПРОФСОЮЗЫ АЗИИ

Значительным контрастом по сравнению с традиционным коммунистическим движением выглядела активность азиатских профсоюзов. В левых академических дискуссиях часто приходится слышать тезис о численном сокращении пролетариата в «постиндустриальном обществе». Революционная роль рабочего класса на таких диспутах вспоминается как некий приятный для слуха анахронизм.

В форуме участвовали отраслевые профсоюзы Индии, Южной Кореи, Японии, Филиппин и некоторых других стран. Индийские профсоюзы, участвующие в форуме выступили на основе общей платформы под названием «Новая профсоюзная инициатива» (НПИ). Эта платформа, по замыслу ее создателей, должна стать основой создания федерации независимых левых профсоюзов страны. Документы «Новой профсоюзной инициативы» распространялись среди участников Форума. Отмечалось, что неолиберальная экономика уже привела к чрезвычайному разрушению профсоюзного движения. До 93% всех рабочих Индии в настоящее время не объединены в профсоюзы. Изменения, внесенные в последнее время в трудовое законодательство страны сводят к минимуму государственные гарантии права на труд, нормированный рабочий день, стабильную заработную плату.

Анализ мировой ситуации НПИ был и радикальным, и теоретически продуманным. В отличие от социал-патриотических концепций «национальных революций», проповедуемых современными компартиями, индийские профсоюзы последовательно ставили на первый план проблему международной солидарности трудящихся. «Современная стадия глобализации, международная экспансия ТНК и реструктуризация производства, — подчеркивалось в документах, — оказывает давление на мировой рабочий класс. Идеология «свободного рынка» создает прецедент для изменения трудового законодательства, а именно, ликвидации юридической защиты права на труд и условий труда, урезание реальных прав профсоюзов в борьбе за права рабочих.

Индия с 1991 подвергается колоссальному давлению со стороны ТНК и международного капитала. Одним из проявлений неолиберальной экспансии является переход в собственность ТНК многих более мелких индийских или европейских фирм и предприятий. Такой переход сопровождается реструктуризацией трудовых отношений на предприятиях в сторону большего антагонизма между работниками и работодателями.

В последнее время правительство делает все возможное, чтобы свести до минимума регулирование трудовых отношений. Ради максимальной прибыли работодателей рабочий должен быть отдан во власть «свободного рынка» и, чтобы усилить разделение различных секторов рабочего класса, дезорганизовать профсоюзную активность».

Интернациональному характеру глобализации, по мнению индийских профсоюзов, может быть противопоставлена только интернациональная классовая борьба, включающая в себя создание федераций профсоюзов на национальном уровне. Борьба национальных профсоюзов может рассматриваться только как часть интернационального противостояния капиталу.

С аналогичными призывами выступил Всеиндийский профсоюз сельскохозяйственных рабочих, объединяющий почти 2,7 миллиона безземельных трудящихся и бедных крестьян почти в 14 штатах Индии. «Главной целью нашего профсоюза, говорилось в листовке, — является отмена системы лэндлордизма и распределение земли среди тех, кто ее не имеет. Частью этой борьбы является борьба против кастовой системы, религиозной нетерпимости, за эмансипацию наиболее приниженных и угнетенных слоев индийского общества. Наш профсоюз рассматривает сельскохозяйственных рабочих как смычку между индустриальным пролетариатом и трудовым крестьянством Индии, необходимую для совершения демократической революции, борьбы против ВТО и новых атак империалистической глобализации».

Специальное пленарное заседание было посвящено проблемам миграции рабочей силы. «Современная фаза глобализации, — подчеркивали его участники, — и в теории, и на практике мешает движению рабочей силы в интернациональном масштабе. Благоприятствуя свободному перемещению капиталов, ресурсов и технологий в регионы более выгодного вложения, ВТО и другие институты глобализации, накладывают жесткие ограничения на перемещение рабочей силы через национальные границы». В целях противодействия политике ВТО, в Азии создано несколько региональных центров, занимающихся правами рабочих-мигрантов. Среди них, Трудовой Форум Южной Азии в Дели, Азиатский центр рабочих-мигрантов в Гонконге, Форум мигрантов на Филиппинах, Ассоциация рабочих-мигрантов Непала.

Всеиндийская ассоциация служащих банковской системы констатировала в своем бюллетене, что согласно новому законопроекту правительства, до 67% всего банковского капитала страны должно быть в ближайшее время передано в частные руки.

В 1969, столкнувшись с социальной нестабильностью и жесткими трудностями в экономике, правительство Индиры Ганди было вынуждено национализировать наиболее крупные банки Индии. Государственный контроль позволял регулировать финансовую политику и осуществлять, пусть не в полном объеме, социальные программы. Приватизация банковской системы закономерно приведет к тому, что контроль государства над финансами будет утрачен.

Длительное время профсоюзное движение Индии развивалось в условиях государственного патернализма. Многие профсоюзы были подчинены политическими партиями, и втянуты в борьбу, не всегда отвечающую интересам рабочих. Это размывало политическую активность профсоюзов, разъединяло профсоюзное движение страны. Теперь, когда государство становится прямым пособником «свободного рынка», а старые политические партии теряют опору в массах, индийские профсоюзы учатся работать самостоятельно, объединяются в межотраслевые ассоциации, активно ищут международную поддержку.

Атаки на права профсоюзов в странах Азии сопровождаются не только юридическими, но прямыми полицейскими преследованиями.

Конфедерация профсоюзов железнодорожников Японии резюмировала факты репрессий, направленных против рабочих активистов. В соответствии с их анализом только в 2002 в 30-ти азиатских странах четверо профсоюзных деятеля было убито, 1250 профсоюзников арестовано или выслано. В мировом масштабе за это же время от репрессий погибли или пропали без вести 213 профсоюзных активистов, 2000 арестовано, 1000 ранено и около 30 000 уволено с работы.

XXI век по мнению японских профсоюзных деятелей, отмечен гигантской властью транснациональных корпораций, могущество которых сопоставимо с властью национальных государств. Эффект борьбы против этой системы будет результативен только тогда, когда рабочая солидарность также перешагнет национальные границы. «В обстановке репрессий против рабочих активистов, писали японские железнодорожники, мы ощутили важность международной солидарности, когда в октябре прошлого года 7 наших товарищей, благодаря международной протестной кампании, были освобождены из-под ареста после 344 дней заключения».

Частью борьбы против глобализации явилась антивоенная кампания японских активистов. В рамках этой акции Профсоюз железнодорожников Японии открыл офис в Кабуле для развертывания поддержки афганских трудящихся. На Форуме Конфедерация профсоюзов железнодорожников Японии устроила массовую политическую антивоенную манифестацию с пением «Интернационала».

В унисон японским коллегам выступали профсоюзные активисты Ассоциации работников филиппинского филиала корпорации Toyota. Основными требованиями филиппинских профсоюзников к работодателям было признание Ассоциации как законного представителя всех рабочих предприятий Toyota, восстановление 233 незаконно уволенных членов Ассоциации. «Филиппинское законодательство никогда не стояло на стороне прав рабочих, — отмечалось в листовке, выпущенной филиппинцами. Руководство Toyota до сих пор удается блокировать решение Департамента Труда Филиппин о законном статусе Ассоциации и игнорировать требование трудящихся о немедленных переговорах с трудовым коллективом.

В последнее время Toyota инициировала три уголовных дела против 25 уволенных рабочих. Тем не менее, рабочие Toyota не одиноки в своем противостоянии ТНК. Трудящиеся других стран, прежде всего Японии, оказали нам необходимую моральную и финансовую поддержку». «Присоединяйтесь к нам в борьбе против корпоративной глобализации и транснационального гиганта Toyota Motor», — такой лозунг выставили филиппинские профсоюзы на Социальном Форуме.


КОМИТЕТ ЗА РАБОЧИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ (CWI)

Социальные форумы привлекают большое число противников капиталистической глобализации, среди которых велик процент рабочей и студенческой молодежи. Сознательное размывание протестного вектора, проводимое идеологами антиглобализма, требует четкой теоретической и практической альтернативы — ответа на вопрос, какой «другой мир» возможен, и каким образом его реализовать?

В Мировом Социальном Форуме 2004 принимали участие активисты индийской и шри-ланкиийской секций C.W.I., поддержанные представителями из Австрии, Великобритании, Швеции, Австралии.

Атмосфера Форума позволила широко реализовать агитационный потенциал. В ходе мероприятий форума было распространено около 40 тысяч листовок на английском, хинди и тамильском языках. CWI имел возможность развернуть и пропагандировать главные лозунги: «Массовая борьба за свержение империализма и капитализма» и «Социалистический мир возможен и необходим».

Основное содержание агитационных материалов было следующее: «Империализм в полной мере показал собственное лицо. Американский милитаризм после вторжения в Ирак и Афганистан, готовится к новым акциям в Иране и Северной Корее. Неолиберализм и капиталистическая глобализация используются для увеличения сверх-эксплуатации бедных стран мира.

В результате политики «неолиберализма» в конце 90-х годов капитализм как никогда ранее проявил свою паразитическую сущность. Собственность трех богатейших семейств мира превышает доход 600 миллионов людей, живущих в беднейших странах. Около миллиарда детей в мире живет в условиях бедности. 54 страны, по данным Мирового банка, стали беднее, чем 10 лет назад. В 21-й стране за последние 10 лет увеличилось число людей, страдающих от голода.

Большая часть правительств стран «третьего мира», не исключая Индию, рабски следуют в фарватере Международного валютного фонда и Мирового банка, открывая двери неолиберальной экономике. Внушительные показатели экономического роста, публикуемые официозными источниками не могут скрыть гигантские диспропорции и экономическую нестабильность. В целых отраслях рушатся миллионы рабочих мест, ухудшаются условия труда для тех, кто остается на предприятиях.

Политика «разделяй и властвуй», унаследованная с колониальных времен, и сейчас является действенным оружием империализма в «третьем мире». Индия и Шри-Ланка являются странами, где эскалация межэтнических конфликтов только в последние годы привела к новым тысячам жертв.

Несмотря на это, неимущие классы, принадлежащие к различным этническим и религиозным группам имеют общие интересы в борьбе против капиталистической эксплуатации. Глобализация и неолиберализм порождают движение сопротивления. 21 мая 2003 около 50 миллионов рабочих Индии принимало участие во всеобщей забастовке против приватизации и «реформы труда». Около 30 миллионов человек протестовали против войны в Ираке, развязанной Бушем и Блэром. Массовые протестные выступления в 2003 голу свергли про-либеральные правительства в Боливии, Эквадоре и Аргентине.

Все эти движения и организованный рабочий класс в особенности нуждаются в политическом руководстве, ставящем задачу преобразования общества на социалистических основах. Несмотря на кризисы, капитализм и империализм не исчезнут сами по себе. Рабочее движение нуждается в четкой социалистической программе действий. В умах множества молодых людей, протестующих против экономического неравенства, коррупции и диктатуры вызревает антикапиталистическое сознание».

Коллапс сталинизма в СССР и странах Восточной Европы, деградация традиционной социал-демократии ослабили коммунистическое и рабочее движение в мировом масштабе. Однако, возрождающаяся рабочая борьба в течение последних нескольких лет создает основы для его воссоздания. CWI на данном Форуме, как и ранее отстаивал необходимость строительства рабочих партий с боевой программой, которая могла бы обеспечить понимание и массовую поддержку рабочего класса, молодежи, левого профсоюзного движения. Вооруженная социалистической программой, имеющая марксистское руководство массовая рабочая партия способна сокрушить капитализм и открыть дорогу подлинным социалистическим преобразованиям.

http://socialism.ru/la/51/67bombey.html



Антиглобалисты – «миф в себе»


Эпиграф: «Завтра будущее будет лучше»
Джордж Буш – младший

В современной мировой политике мало найдется столь малоисследованных и неизученных социальных явлений, как движение антиглобалистов. Это тем более удивительно, что оно является, по сути, беспрецедентно открытым движением, играющим на поле предельно публичной политики и не имеющим каналов реализации власти, за исключением опять же предельно открытого воздействия на формирование общественного мнения. В России ситуация с изучением антиглобалистского движения еще более печальна, по сути, у нас нет ни одной сколько-нибудь серьезной научной работы, посвященной антиглобалистскому движению. Мы постараемся в минимальной степени восполнить этот пробел, осознавая и отдавая себе отчет в том, что время для сугубо «академического» исследования антиглобалистского движения еще не пришло.

Рассуждая о сути антиглобалистского движения, его истории и перспективах, мы обязаны уделить значительное внимание сути самого термина «антиглобализм». Очевидно, что сегодня слово «антиглобализм» превратился в своего рода зонтичный бренд, термин, навязанный нам средствами массовой информации, бренд, под которым сосуществуют и развиваются разнонаправленные, подчас противоположенные движения и идеологии.1 Попытки найти единый субъект антиглобализма, его единый координирующийся центр, как и ответить на вопрос о финансировании движения, как представляется, заранее обречены на неуспех, и, более того, автоматически указывают на невысокий профессионализм исследователя, не знакомого с новейшей историей социальных движений в США и Западной Европе, а также логикой развития сетевых организаций.

Мифологизация движения, нетрадиционные, сетевые способы организации - все это привело к странному, хотя отчасти и закономерному положению в российской науке, когда под «антиглобалистами» понимаются одновременно банкиры и вино-водочные бизнесмены в Нижнем Новгороде, Коммунистическая партия Российской Федерации, правящая партия в Бразилии и полицейские провокаторы из «Black Block» в Генуе. Сам феномен антиглобализма как именно зонтичного бренда будет подробно рассмотрен ниже, мы же для операционализации термина предложим схему определения антиглобализма как общественного движения.2

В предельно упрощенном виде можно представить три зоны, в которых работает понятие «антиглобалисты» как общественное движение.

Центральная зона, которую мы предлагаем в дальнейшем именовать собственно «антиглобалистами», и которая составляет ядро движения, квинтэссенцию бренда антиглобализма («тип 1» на схеме), состоит из организаций, которые одновременно отвечают двум принципиальным критериям:

  1. участие в «зеркальных» акциях, связанных с проведением крупнейших международных саммитов и конференций;

  2. наличие в программных документах и общественных заявлениях требований, направленных на борьбу с неолиберализмом.

При использовании таких критериев число организаций, могущих считаться собственно «антиглобалистскими», четко сужается до организаций, фактически участвующих в формировании общественного мнения во время и по поводу решений международных организаций. Дополнительным критерием определения «ядра» может быть фактор времени: подавляющая часть ядра антиглобалистских организаций появилась после 1997 года, часто в результате серии акций или кампаний в средствах масс-медиа (Attac, Indymedia, Ya Basta, Direct Action Network, No Logo). Все выделенные нами критерии работают по отношению ко всем наиболее упоминаемым в прессе организациям. Мы можем считать выделенные критерии работающими и адекватными, тем более что именно общественное мнение и борьба за его формирование является приоритетным направлением деятельности антиглобалистов.

Ближний круг, ближайший к ядру, состоит из организаций, которые могут не участвовать в протестных акциях (или участвовать на нерегулярной основе), но признаются ядром движения антиглобалистскими («тип 2» на схеме). Чаще всего речь идет о профсоюзах, религиозных организациях, организациях в странах третьего мира и экологических организациях.

Внешний круг состоит из организаций, которые называют себя антиглобалистскими, но ядром движения таковыми не признаются («тип 3» на схеме). Чаще всего такие организации заявляют о своей борьбе с неолиберализмом или его проявлениями, однако по тем или иным причинам не включены в информационную сеть антиглобалистского движения, и не участвуют в его акциях. Среди таких организаций наиболее велико число террористических организаций, которые часто провозглашают схожие цели, но действуют неприемлемыми для ядра антиглобалистского движения методами. Сюда же можно отнести организации религиозно-фундаменталистского, патриотического и националистического толка, которые представляют т.н. «консервативистский антиглобализм».

Теоретически может быть выделен следующий круг организаций, которые называются в прессе или в научной литературе антиглобалистскими, однако себя таковыми не считают. Такое выделение базируется на представлении о существовании объективного и доказуемого процесса глобализации, по отношению к которому можно также объективно выделить концепт антиглобализма, и, соответственно, определять принадлежность тех или иных организаций. Такая схема представляется нам надуманной и неработоспособной, тем более что она базируется на слишком широких допущениях.

Визуально схема может быть представлена следующим образом:


На сегодня, начало 2004 года, антиглобализм состоялся как социальное движение. Основной вопрос состоит в том, сможет ли он стать политической силой. В этой статье мы рассмотрим основные этапы рождения и эволюции антиглобализма. Будем надеяться, что это поможет нам лучше понять его перспективы.


Рождение антиглобализма: предыстории

У многоцветного, многоголосного и многоликого движения, каким, безусловно, является антиглобализм, не так уж много выявленных исторических корней. Возможно, дело в многократно отмеченной нами мифологичности движения, возможно, антиглобалистское движение действительно уникально и не может быть соотнесено с социальными движениями прошлого. В пользу последнего предположения говорит тесная диалектичная связь антиглобализма и развития информационных технологий, в частности, интернета, с распространением которого часто связывают окончательную победу глобализации. Исторических аналогов распространения интернета и появления киберпространства действительно не существует. Однако у любого мифа, а мы рассматриваем антиглобалистское движение не только как реальный социальный процесс, но и как миф и бренд, всегда существуют исторические корни. Другое дело, что в мире победившего постмодерна3 эволюционирует не только сам миф, но и его «исторические» корни, так что наше внимание к данному сюжету в любом случае оправдано. Перечисляя в хронологическом порядке, к предысториям антиглобализма относятся:

  • утопический коммунизм как вера в возможность построения идеального общества («к гармоничному и справедливому миру»);

  • луддизм как движение против механизации производства и за сохранение рабочих мест («против негуманного прогресса»);

  • анархизм как движение против государственной власти в любом проявлении («за императив прав человека»);

  • марксизм как идеология борьбы с эксплуатацией человека человеком («против рыночного фундаментализма»);

  • хиппизм (пацифизм) как движение против войны и социальных институтов, за свободу творчества и саморазрушения («нет войне, свободу воображению»);

  • постмодернизм как философия отрицания метанарративов и симуляции действительности («...»).

В разное время в истории антиглобализма могут выдвигаться разные исторические связки, в той или иной мере присутствующие в движении. Так, в философском смысле можно сказать, что антиглобализм отрицает цинизм классического постмодерна, являясь, по сути, романтическим представлением о способности рядового человека изменить окружающий мир путем простых действий на улице, в повседневной жизни или в интернете.

В поколенческом смысле, учитывая социальный состав участников первых антиглобалистских акций в Сиэтле и Праге, можно сказать, что это был бунт против системы, созданной архитекторами мира транснациональных корпораций и финансовых рынков - поколением 1968 года. Именно 1968 год и студенческие выступления в США, Франции и Германии могут быть с полным основанием названы предтечей антиглобалистского движения, а первые антиглобалисты – сытыми детьми богатых родителей, возненавидевшие, по выражению С. Ильина, «скучный капитализм».4 В дальнейшем все оказывается не так просто.


Рождение антиглобализма: три даты



1997. Символическое рождение


«В стриптиз-баре глобализации государство уже разделось почти донага, оставив при себе лишь последнюю, необходимейшую свою функцию - функцию подавления. В условиях, когда его материальная база разрушена, суверенитет и независимость аннулированы, а политическое лицо стерто, национальное государство превращается просто в службу безопасности при мегакорпорациях.» Хлесткие цитаты из статьи в Le Monde diplomatique в 1997 году означали выход на мировую идеологическую сцену «мифического и легендарного» субкомманданте Маркоса – лидера крестьянского восстания сапатистов (Zapatists) в мексиканском штате Чьяпас.

Восстание началось в 1994 году, на следующий день после подписания договора по НАФТА, означавшего резкое изменение правил игры в Мексике, и самого начала отличалось определенным флером интеллектуальности. Сапатисты смогли выдержать натиск правительственных войск и создать на территории штата, а также нескольких прилегающих территориях систему крестьянского самоуправления.5 Отличительной особенностью восстания стали тесные международные связи крестьянского движения как с левыми организациями Центральной и Латинской Америки, так и с левыми европейскими организациями.

Летом 1996 года в Лакадонском лесу – резиденции Маркоса – прошла первая международная встреча представителей левых организаций, договорившихся о координации своих действий. По подсчетам самих участников, в ней участвовало более 3 000 активистов из 42 стран. На встрече создается сеть INAC - Intercontinental Network of Alternative Communication (испанская аббревиатура – RICA), ставшая впоследствии основой для формирования многочисленных организаций поддержки сапатистского движения. Появление в 1997 году в европейской прессе программного документа «Четвертая мировая война уже началась» вывело сапатистское движение в лидеры символической борьбы с «планетарной властью корпораций».

Маркос провозгласил начало неолиберализмом четвертой мировой войны - войны за передел мира, вызванной распадом СССР. Основные положения статьи, представленной в виде семи символических фигур: знака доллара, треугольника, круга, квадрата, пятиугольника, бесформенной фигуры и знака очага сводились к представлению неолиберализма как идеологии, угрожающей существованию мира и призывам к созданию очагов сопротивления неолиберализму из людей, «выброшенных современностью»: женщин, детей, стариков, молодежи, туземцев, экологов, гомосексуалистов, лесбиянок, ВИЧ-инфицированных, рабочих и «всех тех, кто не вписывается в новый мировой порядок».6 Идеи Маркоса принесли ему множество поклонников во всех странах мира, в том числе среди людей, инкорпорированных современным обществом,7 а множество общественных, преимущественно левых организаций провозгласили борьбу с неолиберализмом своей целью. Символическое рождение антиглобализма состоялось.

Первая крупная антиглобалистская акция, как считается, прошла в 1999 году в Сиэтле, США. Но между 1997 и 1999 годом, преимущественно в Европе, произошли события, подготовившие создание действительно глобальной сети противников неолиберальной глобализации.

PGA – People’s Global Action – сетевая организация нового типа, сыгравшая роль «спускового крючка» для того, что впоследствии получит от журналистов название «антиглобалистского движения», организует в течение 1998 – 1999 годов серию акций протеста против ВТО в Женеве и Бирмингеме. 18 июня 1998 года одновременно в 40 странах мира проходит организованный PGA «Всемирный карнавал против капитализма». Акция доказывает высокую степень эффективности сетевой координации политических действий организаций, входящих в PGA.

Механизм работы PGA был прост и гениален: впервые в истории он опирался на интернет и электронную почту, в частности, механизмы подписки на рассылки электронных сообщений. Процедура приема новых членов была предельна упрощена: на электронный адрес отправлялось сообщение о желании той или иной организации вступить в PGA, после чего в следующем сообщении на адрес отправителя приходил общий список всех организаций, вступивших в сеть PGA. Никаких формальных процедур приема, рекомендаций и проверки состоятельности организаций не проводилось. В организации могло состоять 20 или 150 виртуальных организаций, но для общего списка в 500 – 700 организаций из 50-70 стран мира это представлялось совершенно неважным. В работе первой конференции PGA принимали участие и первые российские организации, в частности, «Хранители радуги» (радикальные экологи) и «Студенческий революционный комитет» (студенческие профсоюзы).8

Через механизмы почтовой рассылки проходила и организация непосредственно антиглобалистских акций: желающие принять участие в проведении крупной акции сообщали о своем желании, опорные центры движения в городах проведения акции формировали логистические маршруты следования участников к месту проведения, сообщали приблизительные места размещения, количество продуктов и снаряжения. Используя такие механизмы, организаторами удалось в десятки раз сократить затраты на проведение мероприятий, переложив транспортные расходы на плечи локальных организаций, используя труд общественных активистов, и используя для размещения прибывающих местные сквоты (захваченные пустующие дома и строения), а также доступные нежилые помещения из муниципальных фондов.


1999. Сиэтл. Протестное рождение

В нужном месте в нужное время.

"Братья и сестры! Центральный рабочий Совет Сиэтла ... рад воспользоваться посещением русским пароходом "Шилка" этого порта для того, чтобы послать вам наш братский привет и выразить вам нашу чистосердечную надежду на успех ваших усилий превратить Россию в свободную республику, отвечающую условиям политической и промышленной демократии".

В феврале 1919 года в Сиэтле прошла пятидневная забастовка, в которой приняло участие около 60 000 промышленных рабочих, протестовавших против американского вмешательства в дела Советской России. Через 80 лет, в ноябре – декабре 1999 года, в Сиэтле прошла 50 000 антиглобалистская демонстрация против открытия в городе сессии ВТО и навязывания ведущими западными странами своих правил всему остальному миру.

Всемирная торговая организация, созданная на основе ГАТТ в 1995 году,9 практически сразу после своего рождения стала объектом постоянных нападок со стороны антиглобалистских организаций, которые после 1997 года росли как на дрожжах.

Основными вопросами раунда ВТО в Сиэтле были дальнейшая либерализация мирового рынка товаров и услуг (в том числе переговоры по ВСТУ - Всеобщему соглашению о торговле услугами), и институализация инвестиционного процесса по линии Север-Юг – между развитыми и развивающимися странами (в том числе путем продолжения переговоров по МСУ - Многостороннему соглашению по инвестициям). Замысел администрации Клинтона перед проведением раунда ВТО заключался в обеспечении режима наибольшего благоприятствования американской экономики путем достижения окончательной договоренности с ЕС по поводу дотирования сельскохозяйственной продукции, открытия дороги свободному передвижению капиталов в странах третьего мира, созданию комиссии по регулированию трудового законодательства. Отдельным вопросом было снятие ограничений на продажу ГМП – генетически модифицированных продуктов.10 Совокупная цена вопросов была крайне велика, фактически, принятие полного пакета предложений в Сиэтле фактически означало торжество неолиберальной модели глобальной экономики под патронажем США.

Проведение очередного раунда переговоров ВТО с Сиэтле совпало с системным кризисом в американском профсоюзном движении. Активное встраивание руководства американских профсоюзов, и, прежде всего, АФТ-КПП в систему государственной власти США, торжество концепции «делового юнионизма» привело утрате авторитета профсоюзных лидеров в рабочей среде и резкому снижению, как уровня социальных гарантий, так и общего количества членов в ведущих профсоюзах. После 1994 года новая команда лидеров АФТ-КПП во главе с Д. Суини предприняли ряд мер,11 которые привели к увеличению численности АФТ-КПП и повышению значимости профсоюзов в американской политике. Возможность организовать акции протеста фактически стала для АФТ-КПП подарком, позволяя одновременно блокировать принятие нежелательных решений, провести кампанию по развитию общественных связей и придать гласности соглашения и механизмы ВТО, к тому времени во многом остававшиеся на периферии общественного внимания. Цели ВТО в Сиэтле автоматически становились объектом критики со стороны европейских фермеров, которые лишались своих доходов, и со стороны стран третьего мира, которым угрожало не только принятие ВСТУ, но и новая политика регулирования трудового законодательства.12

Главными организаторами «битвы за Сиэтл» выступили АФТ-КПП и две коалиции - "Народ за справедливую торговлю / Сеть оппозиции ВТО" (НЗСТ) и "Сообщество прямых действий" (СПД). АФТ-КПП вместе с НЗСТ и другими НСД инициировали проведение массовой демонстрации с требованием - "Нет - новому раунду переговоров ВТО!". В рамках НЗСТ действовала большая группа сторонников сопротивления ВТО. Она установила сотрудничество со многими местными и национальными профсоюзами США и организовала множество "teach-ins" в Сиэтле по злободневным проблемам антинародной деятельности ВТО.13 «Teach-ins» в Сиэтле позволили переломить общественное мнение в пользу антиглобалистов прямо перед началом раунда.14 Кроме того, в Сиэтл съехались представители общественных организаций из 55 стран мира, среди которых выделялась делегация Европейского фермерского союза во главе с Жозе Бове,15 и группы мексиканских танцовщиц, присланных субкомманданте Маркосом из Чьяпаса.

30 ноября, в первый день акции, демонстранты смогли заблокировать улицы и сорвать открытие сессии ВТО, не пропустив ни генерального секретаря ООН, ни государственного секретаря США. АФТ-КПП во главе с Д. Суини организовала сидячую забастовку, к демонстрации присоединились прихожане методистской церкви. Вокруг отеля «Шератон» начались стычки демонстрантов с полицией, применившей водометы, пластиковые пули и слезоточивый газ. К следующему дню в городе было введено чрезвычайное положение, сессия была открыта, однако продолжавшиеся столкновения привели к внутреннему разброду среди участников сессии.

Несколько сот участников демонстраций было арестовано, что привело к еще большему накалу страстей, и переключило внимание прессы с «неистовых коммунистов» на жестокость действий полиции. Необходимость координации действий и работы со СМИ в недружественной обстановке Сиэтла вызвала к жизни крупнейший антиглобалистский проект – сеть независимых информационных агентство Индимедиа, которые в течение 2000 года были созданы более чем в 50 странах, в том числе и в России.16 Результатом Сиэтла стал срыв раунда ВТО, на котором не было принято ни одного крупного соглашения, и появление новой политической силы – антиглобалистов. Одновременно появился и миф об антиглобалистах как хулиганах, бесчинствующих на улицах, громящих витрины и дерущихся с полицией.

Состоялось протестное рождение антиглобализма: рождение мифа и бренда сопротивления неолиберальной глобализации с хулиганским оттенком.

Нет особого смысла в подробном описании дальнейших событий. После «битвы в Сиэтле» телезрители наблюдали похожие сцены в Гетеборге и Давосе, в Вашингтоне и Праге, в Квебеке и в Ницце, в Генуе и Брюсселе. Полицейские службы разных государств, вроде бы готовые к акциям протеста, раз за разом проигрывали очередные «битвы», в основном благодаря тактике уличной борьбы, применяемой антиглобалистами с редкой изобретательностью. В Генуе акции антиглобалистов совершенно затмевают темы встречи, особенно после первой смерти во время проведения антиглобалистских акций - от полицейской пули погибает сын местного профсоюзного активиста Аньели, а движение получает своего мученика.

«Свобода воображения» образца 1999 – 2002 гг. выражалась в тактике мелких групп, разделении демонстрантов на «цветные колонны» по степени миролюбия, использовании подручных средств – от хоккейных клюшек до масок для подводного плавания, тактике «карнавального сопротивления». В ходе одной из акций антиглобалисты даже «изобрели» средневековую катапульту, с помощью которой к полиции возвращались брошенные газовые гранаты. Военные аналитики назвали такую тактику «swarming», «роение». Ее главной особенностью является отсутствие единого центра управления, по которому можно было нанести удар. В отличие от партизанской тактики, с которой часто сравнивают уличную тактику антиглобалистов, основной целью тактики антиглобалистов является «принуждение к диалогу», выход на переговорный процесс с противостоящей стороной, а не насильственный захват власти.

С другой стороны, эффективной блокады мероприятий крупных международных структур, как то произошло в Сиэтле, более не происходило. Мероприятия проходили, решения принимались, в речах участников стали появляться фразы вроде «социально ответственной глобализации» (В. Путин в Генуе), стали происходить встречи участников официальных мероприятий с участниками акций протеста (В. Гавел в Праге), лидеров антиглобалистского движения специально приглашают на мероприятие ВТО в Мексике. Параллельно организаторы крупнейших встреч на уровне «восьмерки», Всемирного экономического форума, Всемирной торговой организации стали выбирать места, наименее доступные для проникновения демонстрантов. Таковыми стали удаленные от цивилизации канадские городки, столицы стран с авторитарным режимом. Однако даже высокогорный Давос не дал надежной защиты от проникновения антиглобалистов. «Охота на мировую закулису», организованная антиглобалистами, привела к тому, что одна из сессий МВФ была даже перенесена в интернет,17 а Фидель Кастро предложил лидерам «восьмерки» проводить свои встречи на орбитальной станции в космосе.

Именно в это время на первый план в масс-медиа, и в планировании антиглобалистских мероприятий выходит вопрос о применении насилия.18 Здесь отдельно существует вопрос о тактике анархистских групп из Black Block, признающих и использующих насилие, и вопрос о тактике полицейских провокациях, снятых одной из телекомпаний во время генуэзских событий. Заметим лишь, что выяснение того, «кто первый начал», не способно дать нам в руки ключ к пониманию движения антиглобалистов. Очевидно, что тактика ненасильственного сопротивления, широко применяемая зелеными, отнюдь не предполагает в качестве ответной меры физическое убийство зеленых, как произошло в эпизоде с кораблем «Rainbow Warrior», взорванном французскими спецслужбами.

Так же и блокирование улицы сидящими людьми не предполагает автоматического применения против них слезоточивого газа и пластиковых пуль. Хулиганские действия создали антиглобалистскому движению соответствующую репутацию, и вряд ли организаторы акций заранее настраивались на использование насилия и погромы, в ином случае последние были бы на порядок более масштабными. Более того, начиная с Праги, организаторы акций уделяли особое внимание недопущению провокаций и погромов.

Не имея возможности не допустить такие акции вообще, организаторы постарались заранее разделить участников на колонны разного цвета, для которых заранее определялась разная тактика поведения. При такой стратегии потенциальные участники могли сами определить степень столкновения с полицией, на которую они готовы были пойти. В дальнейшем в антиглобалистском движении складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, раскрутка движения, бренда антиглобализма привела к тому, что потенциальными участниками движения становились все более авторитетные и мощные организации, с другой, репутация хулиганов явно тянула движение назад.

В этот период резко расширяется организационный спектр антиглобалистского движения. Во Франции появляется организация ATTAC (в переводе с французского – Действие за налог Тоббина в помощь гражданам),19 быстро расширяющая свою численность и влияние внутри Франции (более 35 000 активистов в 2002 году), и связи в других странах, в том числе и в России.20 На сегодня ATTAC, по сути, стала одним из центров интеллектуальной активности движения, пытаясь преобразовать требования антиглобалистского движения в политические формулы ЕС и других наднациональных структур. В Великобритании из первоначально экоанархистской организации Reclaim the Streets!, которая «прославилась» захватом делового центра Лондона и высадкой марихуаны на Трафальгарской площади, выделяются организации «Globalize Resistance» и «Drop the Debts». В США развитие получает студенческая организация Direct Action Network, вначале выступавшая против продажи в кампусах свитеров с университетской символикой, сшитых компаниями, использующими детский труд в странах третьего мира («sweat shops»).

В Италии складывается движение "Tute Bianche", «Белые халаты», сыгравшее важную роль во время проведения генуэзского саммита восьмерки. Оформляются и радикальные организации (Ya Basta)21, в антиглобалистское движение включаются крупные профсоюзные объединения, как международные - Международная Конфедерация Свободных Профсоюзов (МКСП), так и национальные – например, CUT (Единый центр трудящихся Бразилии, один из организаторов Всемирного социального форума в Порту-Аллегри), COSATU (Конгресс профсоюзов Южной Африки) или KCTU (Конфедерация профсоюзов Южной Кореи). Новые времена – новые флаги, и крупные организации, вошедшие в антиглобалистское движение, получающие бонусы за счет схемы «самораскрутки» бренда антиглобализма, стали нуждаться в выработке позитивной программы антиглобализма, коренном изменении имиджа движения. Логичным шагом на таком пути стало проведение в 2001 году в бразильском городе Порту-Аллегри анти-Давоса – Всемирного Социального Форума.


2001 год. Порту-Аллегри. Социальное рождение

Те же и там же.

Вообще, традиция проведения левых социальных форумов в Латинской Америке вполне успешна. В 1990 году в Сан-Пауло произошло объединение левых партий Латинской Америки в т.н. «Форум Сан-Пауло». При этом в Форум, благодаря его гибкой структуре, вошли партии всего левого спектра – от умеренных (Социалистическая партия в Аргентине) до радикальных (Фронт национального освобождения Сальвадора, компартия Кубы). Целью участников Форума стали поиски альтернатив неолиберальному пути развития экономики и перехода к социализму в Латинской Америке.

К 1999 – 2003 году партии Форума стали правящими в Чили, Венесуэле, Аргентине, Бразилии, ведущими оппозиционными партиями в Мексике, Уругвае, и т.д. В Бразилии левые организации стали определять политику многих муниципальных образований, в том числе и в Порту-Аллегри, где, в частности, была реализована система общественного самоуправления и общественного контроля над распределением муниципального бюджета. Город стал идеальным местом для проведения собрания противников неолиберальной модели мирового развития, форум – идеальной организационной моделью такого собрания. Прозванный журналистами «антиДавосом», Порту-Аллегри в одночасье приобрел мировую известность, став центром «антиглобалистского туризма», подобно тому, как Чьяпас стал центром «туризма революционного».

Если в Первом Социальном Форуме, который прошел в Порту-Аллегри в феврале 2001 года, приняло участие менее 1000 человек, которые не сумели даже выработать совместное заявление,22 то Второй Социальный Форум, состоявшийся там же год спустя, начался с марша, в котором участвовало более 30 000 человек, и привел к появлению итоговой хартии, где были зафиксированы общие требования участников Форума. Хартия называлась "Призыв общественных движений в Порту-Аллегри против неолиберализма, войны и милитаризма, за мир и социальную справедливость".

В Третьем Социальном Форуме, который прошел в январе 2003 года, приняло участие уже более 100 000 человек, среди которых были лидеры нескольких государств.23 Порту-Аллегри уже нельзя было отнести к «зеркальным» мероприятиям, характерным для антиглобалистского движения предыдущих лет, несмотря на сознательное совмещение дат проведения Порту-Аллегри и Всемирного Экономического Форума в Нью-Йорке, и даже педалирование противопоставлений двух форумов.24

В случае Второго Социального Форума впервые отчетливо понятны стали источники финансирования мероприятия: мэр города и парламент находятся в руках ПТ – Партии трудящихся Бразилии, которая использовала авторитет Форума в целях предвыборной кампании своего лидера Лулу да Силва, в итоге с третьей попытки занявшего кресло президента Бразилии. Порту-Аллегри стал «по-антиглобалистски» респектабельным мероприятием, с бейджами участников и приглашением «звезд» антиглобалистского мира, в частности, «гуру» антиглобалистов, лингвиста и публициста Ноама Чомски. Чомски зафиксировал и политическую формулу водораздела глобализации: «На одной стороне - власть, на другой – население. Мы - за глобализацию в интересах населения всего мира; они - за особую форму глобализации в интересах предпринимателей".

«Мировая закулиса» признает свое поражение – темой Давоса 2003 года становится "Строительство доверия" ("Building Trust") – тема, совершенно нехарактерная для Давоса прежних лет. Организаторы мероприятия публикуют результаты опроса, в котором приняло участие 36 000 человек из 47 стран: "Из всех категорий только руководители неправительственных организаций (НПО) заслуживают доверия в глазах большинства граждан (56%); за ними идут руководители ООН и духовные лидеры (41% и 42%)". "Наименьшим доверием пользуются руководители в США".

В 1998 году Джон Аркилла из RAND Corp., указав на ряд схожих признаков, сравнил возрастание роли организаций третьего сектора с рождением национальных государств в начале Нового времени. Возможно, начало именно такого процесса мы наблюдаем сегодня.25

В любом случае, социальное рождение антиглобализма состоялось.

И его сразу используют по-новому. Сразу после Порту-Аллегри с открытым письмом к лидерам держав обращается генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Его тактика понятна: ООН приобретает социального союзника. Союзник опасен, у него странная репутация, но он является крайне удобным средством давления на развитые странами с целью выколачивания денег, он позволяет сместить акцент с критики неэффективных структур ООН в сторону критики непрозрачных и неподвластных ООН институтов – наследников Бреттон-Вуда. Лидеры мировой экономики, по словам Аннана, должны конкретными делами доказать, что их оппоненты ошибаются, утверждая, будто нищета и деградация стран Востока и Юга - результат глобализации. Конкретные дела сводятся к увеличению финансирования программы помощи развивающимся странам до 0,7% ВВП стран «большой семерки», что должно привести к снижению нищеты вдвое к 2015 году в странах Востока и Юга. Инициатива Аннана остается без ответа, как без ответа остается вопрос о политическом будущем антиглобалистского движения.

Как уже упоминалось выше, антиглобализм может быть представлен как бренд, окружающий разные сущности и служащий для «раскрутки», продвижения последних. При этом организации, использующие бренд антиглобализма в своих целях, могут исповедовать несовпадающие или даже прямо противоположные ценности и идеалы. Здесь уместно вспомнить определения бренда в маркетинге, которые, как нам кажется, могут дать ключ к пониманию сущности международных процессов, связанных с понятием антиглобализма. Бренд в маркетинге часто понимается как некий фирменный знак: при этом знак существенно отличается от сообщения (message), несмотря на то, что в знаке существенно меньше содержания, он является не менее важным, так как указывает на нечто важное, апеллирует к ценностям, лежащим в основе сообщения. Эволюция антиглобализма также проходит по классической схеме реакции потребителя на новый бренд (см. схему ниже):


Законы маркетинга, опирающиеся на работу с обществом как с массой потребителей, хорошо работают в ситуации антиглобалистов. Ирония вполне постмодернистского движения антиглобалистов заключается не только в том, что последние по своей сути предельно глобализированы, особенно в том, что касается использования информационных технологий. Антиглобалисты, провозглашая одной из своих целей борьбу с обществом потребления, вербуют себе сторонников и формируют общественное мнение, используя методы маркетинга и брендинга. Медийные стратегии антиглобалистов не отличаются изощренностью, но они достаточно просты и надежны, чтобы добиваться результата. Движение полностью ориентировано на общественное мнение.

Информационные сети Индимедиа и Альтернета публикуют пособия по работе со СМИ, пособия по проведению уличных манифестаций, пособия по созданию и распространению новостей. Фактически, движение внутри себя проводит постоянный обучающий процесс, превращая своих активистов в журналистов – любителей. Самоорганизующаяся армия журналистов, хакеров и хулиганов с идеалистическими взглядами – вполне адекватная, хотя и не полная, характеристика современного антиглобалистского движения.

В перспективе на рынке мировой политики вырисовывается новая конфигурация борьбы за глобальное управление и новый миф антиглобализма: антиглобализм за глобальное управление.26 Антиглобалисты, по сути, на сегодня являются единственным международным социальным движением, выступающим за создание механизмов глобального управления. Несмотря на кажущуюся парадоксальность конструкции, она вполне очевидна. Достаточно ввести в конструкцию третий элемент, придающий ей устойчивость – интернет.

Как социальные явления, антиглобализм и интернет появились в последние десять лет. Идея мирового правительства существовала на протяжении всей осмысленной человеческой истории. Антиглобализм как социальное движение эксплуатирует и базируется на возможностях интернета. Само движение стало возможным только за счет порядкового снижения стоимости коммуникаций, к которому привело появление интернета.

Связь двух этих явлений более чем очевидна. Однако интернет столь же очевидно связан и с другим понятием – понятием глобального управления. Только с развитием интернета как первого в мировой истории подлинно глобального явления становится действительно возможным появление действительно эффективного глобального управления. Эффективное управление подразумевает возможность пиринговой (точка-точка) коммуникации между субъектами глобального управления, в том числе гражданами глобального государства. Такую возможность и представляет интернет. Ключевым вопросом глобального управления является вопрос представительства.

Существует три основных варианта решения проблемы представительства при глобальном управлении: корпоративный, национальный и гражданский. До появления интернета и антиглобалистов соперничали первые два варианта, в предельном упрощении соответствующие институтам Бреттон-Вуда и ООН. Антиглобалисты открывают возможность для реализации третьего варианта.

Первые два варианта, между тем, недостаточно демократичны и либеральны. Демократическое управление обществом, ограничивая возможности национального государства, существенно ограничивается, в свою очередь, транснациональными корпорациями и информационным манипулированием общественным сознанием, сводящими на нет идею императива прав человека, низводя его до уровня массы, материала. Абсолютный либерализм, приближающийся в интернете к либертарианству, и исповедуемый интеллектуальной частью антиглобалистов, как раз и предполагает императив прав человека, личности.27 Не только по отношению к национальному суверенитету, что очевидно, но и по отношению к транснациональным структурам власти.

Такое возможно только в сетевом обществе, с горизонтальной (само)организацией социума, элементы которого мы можем наблюдать в движении Open Source и на таких интернет-проектах, как Livejournal.com. Очевидно, что на сегодня предпосылок развития событий в этом направлении просто нет, так как ресурсы, контролируемые правительствами и корпорациями, слишком велики, и они обязаны противодействовать реализации модели гражданского глобального управления.

Еще раз повторим, что объективных тенденций, приближающих реализацию третьего варианта, в краткосрочной перспективе не существует, только катастрофичный сценарий, и это еще раз сближает антиглобалистские и террористические организации, может дать шанс на реализацию вышеописанной модели. В среднесрочной перспективе в такой конфигурации на одной стороне оказываются ООН и антиглобалисты, (в некоторых вариантах с реформированным ЕС), на другой – ВТО, МВФ и глобальный агрессор США.

Социальная глобализация, или глобализация народов, противостоит неолиберальной глобализации, или глобализации капитала. Именно формирование такой черно-белой картины в общественном мнении могло бы стать идеальным развитием событий для стратегов и идеологов умеренного крыла антиглобалистского движения. Однако уже в обсуждениях и резолюциях Порту-Аллегри, помимо традиционного набора «мир-труд-май» (осуждение милитаризма, право на труд и рабочая солидарность), прослеживается попытка движения сформулировать ответ на принципиально новый вызов для антиглобалистского движения – обвинение в связях с мировым терроризмом.

Теракт 11 сентября 2001 года стал, как считают некоторые аналитики, началом конца антиглобалистского движения. И если надуманность обвинений антиглобалистского движения в организации терактов, прозвучавшие во многих СМИ сразу после 11 сентября, была очевидной, то проявление новой мировой силы, сходной с антиглобалистами в неприятии неолиберального, мондиалистского, американизированного пути развития, наносит ощутимый удар по перспективам антиглобалистского движения. В стране, живущей с ощущением постоянной угрозы теракта с применением любых видов оружия, никаким антиглобалистам из Black Block просто так по улицам передвигаться не дадут. Ужесточение политики безопасности при пересечении границ, превалирование интересов (над) национальной безопасности, равно в США и ЕС, существенно усложняет проведение любых «зеркальных» мероприятий. На практике антиглобалисты оказываются для полицейских служб удобной мишенью для проведения «тренировочной» антитеррористической деятельности,28 тем более что террористические и антиглобалистские сети похожи, например, в методике организации акций.

С другой стороны, вызов терроризма может использоваться как дополнительный аргумент сил, заинтересованных в институализации и «облагораживании» антиглобалистского движения, вплоть до отказа от самого бренда антиглобализма, или его перепозиционирования.29 Если нельзя бунтовать на улицах – добро пожаловать в кабинеты! Как уже упоминалось выше, здесь у антиглобалистского движения может появиться множество союзников – от отдельных национальных государств до ООН и международных профсоюзов. Вполне «по-антиглобалистски» выглядят последние инициативы Джорджа Сороса – от осуждения в своих книгах «безудержного капитализма» до проекта - аналога «Open Source» для научных журналов, поддержки инициатив Тоббина и предложений по введению прозрачной процедуры дачи взяток для транснациональных корпораций при операциях в развивающихся странах. Уместно будет еще раз напомнить, что Бразилия отныне возглавляется президентом – антиглобалистом – Лулу да Силва очевидно собирается выстроить на мировой арене имиджа транслятора между миром Порту-Аллегри и Давосом. Можно вспомнить и продолжающиеся попытки вписать антиглобалистскую риторику во внешнюю политику России, как на уровне МИДа, так и напрямую через администрацию Президента.30

Одним из вероятных сценариев развития антиглобалистского движения может стать его раскол де-факто на умеренное и радикальное крыло. Частично такой раскол происходит уже сегодня. Умеренное крыло, во главе с лидерами Attac и лидерами ряда латиноамериканских стран, ставит себе задачей «этическую корректуру» современного капитализма, «гуманизацию» глобализации,31 а радикальные силы выступают за социалистическую революцию, отрицая глобализацию как процесс. Attac, в частности, предлагает начать взимание налога Тоббина со стран еврозоны, а в дальнейшем распространить его на другие страны. В этом смысле устремления умеренного крыла антиглобалистов вполне сродни интересам чиновников ЕС – есть что «пораспределять», это крыло сродни или просто является частью нарождающегося европейского самосознания, связанного с идеями экологического, этического и социально ответственного капитализма.32 Следовательно, мы вправе ожидать дальнейшего сближения на этом направлении. Для радикальной части движения в таком сценарии остается лишь место хулиганов, которые бьют стекла во время очередных международных встреч. Однако все не так просто. Зрелищность, массовость и открытость стали основным козырем антиглобалистского движения, и в новых условиях умеренное крыло антиглобалистов, отказавшихся от квинтэссенции бренда, могут просто не заметить. Уличная сила и телевизионная картинка – по-прежнему обязательные условия успеха антиглобалистов.


[1] На непонимании данного факта споткнулось большинство российских исследователей антиглобализма, до сих пор не отошедших от шока конца советской науки и ударившихся в иную крайность не менее мифологических представлений о торжестве демократии, открытого гражданского общества и т.д. В черно-белом мире, мире, в котором есть только открытое общество и его враги, нет места сложному феномену антиглобализма – есть место только подкупленным таинственными вражескими силами хулиганам, которые громят Макдональдсы и дерутся с полицией.

[2] Естественно, речь не идет об «антиглобализме» как системе взглядов на мире, отрицающей глобализацию как процесс, но собственно об «антиглобализме» как об общественном движении. Интересно, что один из идейных предшественников антиглобализма, анархизм, также получил свое название от журналистов, однажды начавших именовать анархистами последователей Прудона. При взгляде на предельную пестроту организаций, называющих себя антиглобалистами кажется, что более логичной была бы не языковая конструкция «анти – глобал», а «глобал - анти», «глобалантисты» вместо антиглобалистов.

[3] Или мира еще не наступившего модерна, виртуального премодерна, что в данном случае неважно.

[4] См. Сергей Ильин Антиглобализм как высшая стадия экологизма. Русский Журнал / Политика /
www.russ.ru/politics/20010725-il.html . Здесь напрашиваются очередные рассуждения о человеке и системе – капиталистическая система, изменившись и поступившись частью прибыли, смогла абсорбировать поколение 1968 года. Активисты движения 1968 года, будущий министр иностранных дел Германии Йошка Фишер, и будущий лидер фракции «зеленых» в Европарламенте Даниель Кон-Бендитт, снимая на двоих квартиру, в которой останавливался террорист Карлос Рамирес по кличке «Шакал» не вполне предполагали, как сложится их дальнейшая судьба. Лидеры сегодняшних антиглобалистов вполне могут быть востребованы современной системой, в том числе корпорациями. Наоми Клейн в своей книге «No Logo» приводит случай, когда компания Nike (использующая труд детей в странах третьего мира) предложила 25 000 $ лидеру движения за права потребителей Ральфу Надеру за рекламный ролик с его участием, в котором Надер должен был появится в кадре с кроссовкой Nike и произнести фразу «Еще одна бесстыдная попытка Nike продать свою обувь».

[5] Помимо связей в сетях масс-медиа, сапатисты применили действенный способ организации власти на территории штата. Не имея большинства на части его территории, сапатисты создали параллельные структуры власти, дублируя большинство функций государства. За счет четкой организации и фактической монополии на применение власти последователи Маркоса смогли эффективно преобразовать первые военные успехи в международный PR (после первых крупных успехов основная часть САНО (сапатистской армии национального освобождения) была распущена, остались только мобильные боевые группы), которые позволял добиваться поставленных целей без применения оружия. В наши цели не входит подробный анализ борьбы сапатистов, заметим лишь, что правительство Винсенте Фокса смогло в последнее время поставить сапатистов в весьма тяжелое положение, по сути, вынуждая последних вновь начать масштабные боевые действия.

[6] Существует как минимум два русских перевода этой статьи Маркоса – первый, опубликованный в «Русском журнале» как вторичный перевод с французского, и второй, более полный и с другим названием, сделанный Олегом Ясинским. Мы используем, несмотря на ряд его недостатков, первый вариант, так как именно с ним в основном знакомы русские читатели.

[7] Так, по приглашению Маркоса в Чьяпас приезжали депутаты Европарламента, редактора европейских газет, режиссер Оливер Стоун и даже вдова Франсуа Миттерана. Впрочем, в современном мире можно отыскать немного сюжетов, столь же мифологизированных, как и движение сапатистов. Последняя крупная авантюра Маркоса, сознательно отождествляющего себя с Дон-Кихотом XXI века, заключается в вызове на словесную дуэль испанского судью Балтазара Гарсона и одновременной попытке организовать мораторий на террористическую активность ЭТА и других радикальных организаций страны басков. Впрочем, по состоянию на сегодня авантюра провалилась, так как ЭТА не пожелала связываться с «клоуном» Маркосом.

[8] Российские антиглобалисты пока не представляют собой тему, достойную отдельного обсуждения. На поле антиглобализма играют самые разные организации, связанные и не связанные с мировым антиглобалистским движением: от левых околокоммунистических организаций (СКМ (молодежь КПРФ), РКСМ(б) (молодежь РКРП), АКМ, РРП (троцкистская группа), НБП), самой известной акцией которых стал марш из Люберец к Белому дому «Антикапитализм – 2001», до движения «Альтернативы» (А. Бузгалин) и православных радикальных организаций ("За право жить без ИНН", "Стояние за истину»).

[9] Формальной целью ВТО является создание условий для свободной торговли между странами – участниками ВТО. С вступлением в ВТО новых стран зона свободной торговли становится глобальной, по сути заставляя вступать в организации страны, которые не стали бы делать этого при прочих условиях. Логика глобального, таким образом, фактически довлеет над национальными интересами, низводя их до уровня интересов локальных.

[10] В ситуации с ГМП в очередной раз сошлись интересы Европы и США. США сделали ставку на ГМП, поддерживая усилий корпораций типа «Монсанто» по продвижению ГМП в странах третьего мира, и надеясь таким образом поддержать рост «новой экономики» за счет биотехнологической революции. Европейские страны, напротив, сделали ставку на развитие «экологического» производства и контроль над ГМП, подлежащие в Европе обязательной сертификации и маркировке.

[11] Речь идет о сближении рабочего движения с левыми интеллектуалами в США (посредством проведения многочисленных семинаров в Калифорнийском, Питтсбургском и Колумбийском университетах), замене концепции «делового юнионизма» на концепцию «социального юнионизма», проведение самостоятельной международной политики, образование самостоятельных местных отделений, выделение 30% средств на привлечение новых членов.

[12] Развивающие страны просто не могли бы поддерживать, например, ограничения по продолжительности трудового дня и требования по минимальной почасовой оплате.

[13] "Teach-ins" как механизм формирования общественного мнения активно использовался "новыми левыми" на рубеже 1960-1970-х гг., особенно часто организацией "Students for democratic society, в борьбе за прекращение войны во Вьетнаме и против сотрудничества университетов с Пентагоном. Как правило, такие короткие обсуждения животрепещущих вопросов проводились после захвата университетских городков или вместо занятий. Они консолидировали понимание ситуации, группируя мнения в короткие и емкие слоганы и лозунги. Вообще, Сиэтл возродил к жизни множество примет времен студенческих революций 1968-1969 гг.

[14] Опросы общественного мнения, пр.оведенные "Си-Эн-Эн" и Гэллап-медиа накануне проведения сессии ВТО в Сиэтле, показали, что 59% американцев считали, что свободная торговля по формулам ВТО причиняет вред американским рабочим, и только 35% считает, что она помогает им.

[15] Жозе Бове представляет собой типичную фигуру фермера из глубинки, волею судеб оказавшегося в эпицентре мировой политики. Снос недостроенного и нефункционирующего здания Макдональдса, попавший на первые страницы газет и выпуски новостей, позволил фермеру сделать неожиданную политическую карьеру. На новом поприще действия Бове выглядят наивными и неуклюжими, свидетельство чему – его визит к Ясиру Арафату в разгар палестинской интифады, изрядно подпортивший имидж умеренному крылу антиглобалистского движения.

[16] Одним из создателей Индимедиа – России был Владимир Видеман, руководитель интернет-проекта www.imperativ.net, впоследствии обвиненный в тесной связи с европейскими новыми правыми, и на время отошедший от дел.

[17] Впрочем, такая попытка своего развития не получила. В киберпространстве на сегодня антиглобалисты (например, движение «Хактивист») сильнее любого из национальных правительств, обладая практически неограниченным штатом активистов, способных взламывать сайты, обнародуя, например, номера кредитных карт участников форума в Давосе, или проводя DDOS-атаки, парализуя работу правительственных серверов. Киберпространство, по мысли левого крыла антиглобалистов, должно стать новой ареной классовой борьбы. «То есть jpg-файл пролетария берет в руки jpg-файл булыжника и бьет им по jpg-файлу головы буржуя. По монитору стекает кровавый jpg-файл». (http://www.vesti.ru/2001/02/05/981392994.html). К счастью, настоящая война в киберпространстве пока не объявлена.

[18] Если провести блиц-анализ взглядов лидеров антиглобалистского движения, а к ним можно отнести, скажем, субкомманданте Маркоса, Ноама Чомски, Сьюзан Джордж, Наоми Клейн, Антонио Негри, Жозе Бове, Луку Казарини, то можно заметить, что в вопросе о правомерности применения насилия они делятся примерно пополам. В целом можно сказать, что антиглобалисты поддерживают национально-освободительную борьбу в странах третьего мира, в том числе использующую насильственные методы, но отказываются от применения насилия в европейских странах и Северной Америке, что неудивительно – они составляют плоть от плоти его.

[19] Предложения лауреата Нобелевской премии экономиста Тоббина сводились к взиманию налога в 0,5 % процента со всех спекулятивных сделок на мировом финансовом рынке в пользу развивающихся стран.

[20] У части руководства ATTAC существовали налаженные связи в России, связанные, в частности, с именем Гефтера, но организационно Attac-Россия сложился вокруг супружеской пары, состоящей из французской активистки Карин Клеман и депутата Госдумы Олега Шеина. Существуют региональные организации ATTAC в Воронеже (где действует исторически первая сугубо антиглобалистская группа в России, поддерживающая интернет-проект www.resist.ru), Новосибирске, Ярославле, Нижнем Новгороде. Интересно, что заключительные положения программной статьи Маркоса: «Мир, в котором будет место для многих миров, место для всех миров...» практически дословно совпадает с идеями Гефтера о «мире миров».

[21] Ya Basta, первоначально слоган сапатистов, постепенно стал обозначением радикальных европейских групп («комитетов») поддержки сапатистского движения в Европе. Члены одной из таких групп «прославились» после того, как захватили поезд, задержанный на границе двух европейских стран, и «отменили» границу.

[22] Были приняты три отдельных заявления: участниками-парламентариями, молодежными организациями, радикальными организациями.

[23] На форуме 2003 года рельефно выделялось два сюжета: протест против войны в Ираке и обвинения участников форума в антисемитизме, выдвинутые Центром Симона Визенталя.

[24] "В Нью-Йорке ведут речь о том, как накопить больше богатств, мы же обсуждаем, как их лучше распределить", - заявил лидер Партии трудящихся Инасио Лулу да Силва. В Нью-Йорке, между тем, прошел самый тихий ВЭФ с тех пор, когда его сессии стали сопровождаться выступлениями антиглобалистов. На улицы вышло около 7 000 человек, из которых арестовано было менее 200, и то, главным образом, с профилактическими целями. В 2003 году, уже в роли президента Бразилии, Лулу да Силва, выступал в швейцарском Давосе.

[25] The Zapatista "Social Netwar" in Mexico. David F. Ronfeldt, John Arquilla, Graham E. Fuller, Melissa Fuller - 1998 RAND. - http://www.rand.org/publications/MR/MR994/.

[26] Цели антиглобалистов, особенно в части ограничения потребления, очень близки целям, которые в свое время ставили руководители Римского клуба.

[27] Концепт личности в данном случае близок к идеологии персонализма: «Все права имеет личность, человек становится личностью в обществе, если он действительно способен дать что-то другим».

[28] Так, во время протеста против проведения в Мюнхене в апреле 2002 года международной конференции по (sic!) проблемам безопасности на антиглобалистов была организована специальная облава, входе которой было задержано более 800 человек.

[29] "Мы должны раз и навсегда отбросить этикетку "антиглобализма"" (Наоми Клейн, из доклада "Война и лики глобализации" на втором всемирном социальном форуме в Порту-Аллегри).

[30] Идея о том, что Россия должна взять на себя руководство мировым антиглобалистским движением, давно муссируется среди радикальных российских «геополитиков» a la Александр Дугин и Гейдар Джемаль.

[31] Характерно изменение риторики ряда лидеров антиглобализма. "...Сближение между Порту-Аллегри и Давосом возможно. Не в принципах, которые различны, а в минимальной этической корректуре капиталистического общества, чтобы оно не распалось до того момента, когда у нас будет нечто, способное его заменить" (Хосе Видал-Бенето, президент АТТАК - Испания, в статье в газете "Эль Паис" за 09.02.2002).

[32] Подробнее см. Захарова Д.А. Антиглобалистское движение как один из факторов нового самоопределения Европы. //Европейская и российская идентичность. Тезисы конференции. Калининград. 2003.

Авторы: Д.А. Захарова, Д.Н. Песков
http://globalanti.risa.ru/reports.php?cat_id=30&doc_id=15



Антиглобализм - свидетельство


Редакция «Сербского Креста» получила документ – свидетельство очевидца о событиях, происходивших в Генуе во время саммита G-8. Предлагаем его вашему вниманию без комментариев и корректировок – таким, какое оно есть. Ибо есть все основания полагать, что тактика новых мировых властителей в отношении своих оппонентов будет одинаковой по всему миру, в том числе и у нас. Делайте выводы...

«Высылаю вам только что переведенный мной материал, который несколько часов назад пришел от одного знакомого из Гуманистического Движения из Милана. Не взыщите за стилистические огрехи.

Жду вашего мнения

С уважением Олег Ясинский
Сантьяго, Чили 28 июля 2001 г.»


------------------------------------

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Хочу рассказать вам о произошедшем в Генуе. Я был там и видел все это собственными глазами. Не верьте ни газетам, ни телевидению. Это было настоящее сумасшествие, настоящая бойня. Трудно рассказывать обо всем, случившемся между пятницей и субботой. Я постараюсь просто описать то, что видел я лично и свидетельства некоторых друзей, с которыми мы вместе были в Генуе. Чтобы прочесть эту хронику событий, которой вы не найдете в крупных средствах массовой информации, прошу вас немного терпения:

1. Я приехал в Геную в четверг, после большой демонстрации, в которой участвовали 50.000 человек. Были разбиты лагеря, нас было множество. Тысячи людей, абсолютно мирных, прекрасная атмосфера (мне это напомнило лагеря скаутов), где все беседовали, спорили, пели и прекрасно проводили время вместе. Среди нас были самые разные люди – скауты и участники различных организаций, добровольцы и представители различных профессий.

Утро в пятницу начинается с тематических площадей – места встреч в различных частях одетого в броню города: самые разные ассоциации рассредоточены по городу, чтобы начать праздничную «осаду», с танцами, сценическими выступлениями и лозунгами посвященными знаменитой «красной линии».

В это время в город откуда-то прибывает известный «блек блок» (черный блок), мы видим, как его участники беседуют с полицией, другие его участники возникают перед нами прямо из рядов полиции. Говорят они в основном по-немецки.

Потом они начинают разбивать и рушить все. Полиция и карабинеры не реагируют. Боевики «блек блока» пытаются приблизиться к улице, на которой находятся трудящиеся, участвующие в «Кобас» и других профсоюзах. Боевики избивают одного из профсоюзных лидеров и трудящиеся с большим трудом отбивают их натиск.

После этого, «блек блок», вооруженный до зубов, направляется к первой тематической площади (Социальные центры). Полиция следует за ними. Сначала демонстрантов атакует «блек блок», а затем полиция, которая начинает с этого момента действовать очень жестоко. «Влеки» уходят и появляются на площади, где находится «Сеть Лилипутов» (группы подобные клубу натурального обмена, общинные католические группы и т.д.). Люди пытаются оказать мирное сопротивление, стараясь отделиться от «блоков». Но полиция обрушивает на эту площадь все свои репрессивные силы.

Люди поднимают руки и кричат: «мир!». В них летят бомбы со слезоточивым газом, появляются раненые. «Блеки» уходят с площади и продолжают разрушение города.

300 или 400 боевиков «блек блока» блуждают по Генуе, тот кто их ведет прекрасно знает город, потому что их разрушительный проход проводится по всем тематическим площадям, с которых начиналась демонстрация.


Невероятно

Они действуют как военные, проникают в ряды других, их главари выкрикивают приказы. И после этого всегда появляется полиция.

Тем временем, на тематической площади, где находятся «АРСИ» и ассоциация АТТАК все идет пока нормально... Во второй половине первого дня принято решение отойти от границы «красной линии», окруженной массой ограждений. Люди направляются к площади Данте и вдруг в спину демонстрации полиция выстреливает слезоточивый газ. Начинается всеобщее беспорядочное бегство... Больницы переполняются ранеными. Многие не успевают получить медицинскую помощь – полиция задерживает прибывающих в больницы.

Начинает темнеть. Люди потрясены. Многими от бессилия овладевает ярость. О «блеках» ничего не слышно.

В городе, где проводится встреча Генуэзского Социального Форума нас уже 10.000. Нам сообщают новость о смерти парня.

В нашей среде возникает страх, множатся рассказы о жесточайших столкновениях. Некоторые, особенно женщины плачут, среди нас масса раненых. Рыдающий старик с повязкой на голове – пенсионер-металлург.

В наших рядах – Дон Гальо, из общины Сан Бенедетто. С нами – аргентинская мать – лидер Матерей Площади Мая, те, которые уже столько лет ищут хоть какую-нибудь информацию о своих пропавших без вести детях; она говорит, что совершенно потрясена только что увиденным: это слишком похоже на Аргентину времен диктатуры, она не думала, что такое может быть возможно в Италии.

Говорят многие: мой брат, Лука Касарини из «всех белых» и Бертинотти (единственный политик, у которого хватило мужества быть сейчас рядом с нами) и стараются всех успокоить. Ребята, которые прибыли маленькими группами не в состоянии противостоять насилию. Приходим к решению, что нашим ответом будет завтрашняя большая демонстрация, где соберемся все-все и мирно выступим против провокаторов насилия: «блек блока» и сил порядка.

Малабарба рассказывает, что был на одной «агитации». Что видел странных персонажей, одетых как демонстранты, которые говорили по-немецки и на других иностранных языках. Они договариваются о чем-то с полицией, а потом выходят «агитировать».

Неожиданно начинается пожар в здании одного из банков. Над ним сразу же зависают вертолеты, но более 40 минут не прибывают ни пожарные, ни полиция, никто.

Многие из присутствующих в слезах и просят полицию никого не трогать. Полиция входит в лагерь, ищет и ничего не находит.

2. Суббота: большая демонстрация, нас на самом деле огромная масса. Колонна начинает движение, в ней видны тысячи разных цветов. Люди со всего мира. Всевозможные ассоциации, добровольцы, крестьяне, механики, курды и т.д.


Песни, танцы и тысячи флагов

Площадь Кеннеди. На ней не запланировано никаких встреч и нет никого. Появляется «блек блок». Полиция немедленно и безо всякого повода атакует две огромные группы демонстрантов... Начинается война. Нападение на нас неудержимо и ведется одновременно с нескольких сторон. Оно совершенно бесконтрольно и беспорядочно. Полиция атакует металлургов ФИОМ и молодежь из «воссоздания». По всей Генуе начинается преследование демонстрантов. Если кто-то остается один – за ним гонятся и избивают. Десятки участников рассказывают, что были схвачены и избиты полицией только за то, что в них узнали демонстрантов.

Журналист из Санди Тайме был избит полицией (в сегодняшнем номере он рассказывает о своих злоключениях). В одном из самых спокойных мест демонстрации, возле побережья, в колонну вдруг летят бомбы со слезоточивым газом, что вызывает панику. Используется очень эффективный газ, вызывающий острый дерматит, перебивающий дыхание.

И «блек блок»? Появляется и исчезает. И никто не пытается остановить их. Нападают на парня из «воссоздания». Отбирают у него флаг и избивают. Забрасывают камнями представителей Генуэзского Социального Форума. Разбивают витрины и поджигают магазины. Они вооружены до зубов... но как они смогли попасть в эту бронированную Геную?

В головной части большой демонстрации пока все спокойно, Генуэзский Социальный Форум призывает сохраняя спокойствие рассредоточиться и не ходить по городу в одиночку. Мы направляемся к Марасси, где находятся автобусы прибывших с утра.

Дальше прохода нет, на площади Кеннеди идет война. Пытаемся переждать, сидя на тротуаре. Вдруг перед нами встают клубы слезоточивого газа и начинается массовое бегство. Мы хотим вернуться в зону Генуэзского Социального Форума. Мимо нас проносятся полицейские машины, откуда нам орут «Мы вас всех поубиваем!». Вторая часть колонны так никогда и не попадает на площадь, где было предусмотрено окончание демонстрации, т.к. она была неожиданно атакована по дороге. Кто успел, вскочил в случайную попутку и поднялся на холм, где тоже вскоре началась настоящая охота на людей.

В субботу ночью, уже через несколько часов после окончания демонстрации, полиция врывается в центральный офис Генуэзского Социального Форума, с невероятной жестокостью избивает всех подряд и проявляет особый интерес к документации (свидетельствам, видеоматериалам, фотографиям и т.д.), отражающей произошедшее в пятницу и субботу. Полиция старается уничтожить все эти свидетельства. Все компьютеры и все материалы, которые удается найти, уничтожаются. Адвокат, координирующий работу адвокатской группы, находящейся в Генуе, оказывается под арестом. Уничтожается и весь материал, собранный адвокатами для защиты задержанных. Теперь уже никому не известно сколько всего обвинений, ни в чем они заключаются.

Во время этого вторжения, проведенного без какого бы то ни было ордена на обыск, в обыскиваемый офис не были допущены ни адвокаты, ни парламентарии, ни журналисты, ни врачи. О знаменитом оружии («найденном в офисе ГСФ»), и появившемся сегодня на пресс-конференции, вчера никто ничего не слышал... Остаются раненные и арестованные.


О «блек блоке» ничего не известно

Я совершенно убежден, что это были два дня скоординированной работы – «блек блок» и силы по поддержанию порядка учинили бойню и эта бойня была запланирована. Полиция и карабинеры были крайне агрессивны и с утра в пятницу начали провоцировать и оскорблять... Кто-то им очень хорошо промыл мозги.

И сегодня, когда слушаю телевидение и читаю газеты... Боже, как это похоже на военную диктатуру – где написана правда о том чему все мы были свидетелями? Я просто начинаю сходить с ума только от мысли, что многие могут подумать «вы, активисты, рассказываете нам разные глупости...». Не позволяйте обманывать себя, наберитесь мужества задуматься о «чудесных итальянских силах правопорядка» и «демократических аппаратах» нашего государства.

В Генуе произошло нечто из ряда вон... Проведена инаугурация нового правительства.

Еще одна деталь – убитый парень. Знаете, какой была первая версия, о которой заявили по телевидению? «Убит камнем, брошенном демонстрантами». И если вспомнить о многочисленной документации свидетельств, уничтоженной при захвате полицией в субботу ночью офиса Генуэзского Социального Форума... нам остаются лишь «проверенные» версии сил правопорядка...

Задумайтесь, пожалуйста, обсудите, распечатайте, нужно рассказать правду вашим друзьям, родственникам, товарищам по работе.

Прошу вас, не смотрите в другую сторону.

Спасибо.

http://www.apocalypse.orthodoxy.ru/news/2001_07_28.htm



Дмитрий Черный

АНТИГЛОБАЛИЗМ ПО-РУССКИ


06-04-2004

С того момента, как ушла с политической карты мира страна, называвшаяся Союзом Советских Социалистических Республик, исчезла и реальная, равномасштабная альтернатива капиталистической глобализации. Причем исчезла изнутри: на смену проектировавшим мировую революцию большевикам пришли сыны КПСС, устроившие в СССР контрреволюцию.

Можно сколько угодно спорить об уровне развития социализма или вообще о его существовании в СССР, но одно очевидно: как геополитическая глыба, как индустриально-экономический монолит, да и просто как самостоятельный производитель, СССР был серьезным конкурентом для империализма страны, в которой централизован мировой капитал, — для США.

И если СССР нес в страны "третьего мира" социалистическую систему производственных и экономических взаимоотношений, то США, как нетрудно догадаться, капиталистическую, причем жестко увязанную именно с централизованным капиталом, то бишь с валютой и монополиями США. В чем разница этих систем — мы познаем сегодня, по мере врастания экономики эРэФии в мировой капитализм, все туже затягивая ремешок, но, находясь при этом географически как раз в той самой точке, откуда могла бы двинуться вширь по свету глобализация социалистическая и в перспективе коммунистическая.

В сущности, слово глобализация само по себе бессмысленно, ему необходим предикат, ибо оно обозначает лишь процесс. Глобализироваться, распространиться по глобусу Земли мог либо социализм, либо капитализм. Те самые, боровшиеся до 1991-го года системы. Еще двадцать лет назад существовал без ответа вопрос: кто же победит, чей сценарий примет мировое сообщество. Первый сценарий не что иное, как немеркнущий коммунистический идеал, мировая революция. Не пугайтесь словосочетания: дело тут не в пафосе, а в типе производственных отношений, доминирующих в мировой экономике, в типе организации труда и системе распределения его результатов.

Результатом глобализации социалистических производственных отношений для свершивших пролетарскую революцию в России большевиков представлялся тот самый Мировой Союз Советских Социалистических Республик, который в 1924-м году пророчил Сталин, никоим образом тут не споря с Троцким.

С победой социализма в мировом масштабе исчезла бы опасность войн, инспирируемых империализмом, и глобализация как интеграция новых республик и неконкурирующих экономик в СССР стерла бы все границы, позволила бы гражданам единого социалистического государства свободно перемещаться по земному шару и обмениваться идеями, информацией, культурами. Именно на этих пунктах: свободное перемещение людей и идей,— исходно основывается понятие глобализация: как путь от борьбы и противоречий к интеграции. Таковая интеграция, очевидно, достижима только вне капиталистической конкуренции (и уж, конечно, после империализма), заметим.

Второй, ныне разворачивающийся сценарий, называйте, как знаете: "новым мировым порядком" ли, пришествием Сатаны ли, но суть его очевидно капиталистическая и, того более, империалистическая, так как капитализм ныне весьма высоко развит. На место свободы обмена идеями и свободы перемещения людей плюхнулась свобода перемещения капиталов. Этим все сказано. Глобализация по второму сценарию есть худшая пародия на себя саму с точки зрения левых, фактически это понятие и введших в обращение.

Империализм изнасиловал идею глобализации. Глобализация стала фарсом лишь методом новой колонизации, империалистическим порабощением экономик стран "третьего мира". Но всякому действию обязательно должно воспоследовать противодействие: в отсутствие СССР на себя роль противодеятеля взяли антиглобалисты. Глобализация капитализма встречает на своем пути антиглобализм неизбежно леваческий, анархо-коммунистический. Антиглобализм европейский — это неразвитый красный вирус в организме буржуазного Запада, способный его разрушить, имея подпитку извне. Неужели бы мы, коммунисты — сохранись СССР поныне — не воспользовались в пропагандистских целях антиглобалистским движением? Но, увы, иных уж нет.

Поэтому антиглобализм, возникший в Европе, а ныне существующий во всем мире (не забывайте о мексиканце субкоманданте Маркосе), мгновенно заполнил общественную нишу, которую до недавних пор весьма неуклюже (устарело) занимал советский агитпроп. И только теперь, с возвращением в общественный дискурс, казалось бы, давно устаревших ленинских сентенций про империализм, становится ясно, что не так уж был далек от истины советский агитпроп, хоть и успел за время непобедоносного бытия социализма на одной шестой части суши пропахнуть нафталином.

Феномен русского антиглобализма на общем фоне особенно заметен.

Во-первых, он наиболее исторически мотивирован, ведь для русских антиглобалистов социализм — отец родной, а не мечта, как для евролеваков.

Во-вторых, в России просто еще не сложилось всего того безнадежно расползающегося идеологически друг от друга в разные стороны спектра общественных организаций, которые существуют и составляют антиглобалистское движение на Западе. Это и зеленые, и оранжевые, и еще куча сугубо буржуазных ответвлений свободомыслия от магистральной капфилософии. Наш антиглобализм ярко-красный. Однако есть и такая особенность антиглобализма, которая в России вряд ли до конца реализуется это горизонтальность в организации общего антиглобалистского движения.

Мода на горизонталь пошла от антитоталитарных установок евролеваков. Ненависть к сталинизму среди европейских антиглобалистов комильфо. Поэтому и отрицается централизованность движения, его однопартийность. Поэтому же, возможно, оно пока топчется на месте, лишь битьем стекол и стычками с полицией ограничиваясь. Антиглобализм как союз по-разному не принимающих глобализацию граждан существенен пока только как информационное явление, но не как сила, готовая к реальной борьбе, чтобы занять место критикуемых ею буржуев. Русскому антиглобализму в этом плане еще надо и подрасти численно и ньюсмейкерски оформиться, но в чем-то вовсе не нужно следовать примеру старшего брата европейца, стать не дополнением, но опровержением буржуазной, дискриминирующей демократии.

Сыровар Жозе Бове, отец антиглобалистского движения, въехавший на своем бульдозере в Макдоналдс, типичный пример борющегося с иностранными конкурентами отечественного производителя. Вышел ли он за пределы буржуазного мировоззрения? Конечно, нет. Хоть и не вылезает из судов. Но это доказывает только то, что бороться с системой по правилам системы занятие утопическое.

Однако на данный момент именно идейные носители разнообразных утопий и являются антиглобалистами. И в России особенно. Под знаменем антиглобализма у нас объединились и православные борцы с печатью сатаны ИНН, и все молодежные левые организации, включая собственно единственную антиглобалистскую из них АТТАК-Москва. Правда, еще существует именно горизонталь — Антиглобалистское сопротивление, союз общественных и политических организаций.

Наш антиглобализм на улицах представлен покамест подавляющим числом коммунистических молодежных организаций, и не заметить это сложно. Проще говоря: стиль, но не методология антиглобалистов, взят на вооружение молодыми коммунистами, леворадикалами. И в этом специфика русского антиглобализма. Вот сам за себя говорящий список организаций, входящих в Антиглобалистское сопротивление (но которые вряд ли удержатся в горизонтальном состоянии, ибо общественные организации рядом с политическими, как учил Ленин, буржуазный балласт): КПРФ, СКМ РФ, АКМ, РКСМб, РУСО, СтопНАТО, Патриотический женский союз, Фонд Знания народу, Движение за возрождение отечественной науки, НДПР, Женщины Подмосковья, Экология права, За Русь святую, За право жить без ИНН, РУНО, ОНФ, Нет колониальному глобализму (Ленинград), Северо-Кавказский Центр антиглобализации (Владикавказ-Ессентуки), За нравственное возрождение Отечества (Астрахань). Не удивительно, что возглавляет список крупнейшая политическая партия и ряд комсомольских организаций: остальные существуют только в кабинетном формате, хотя и такое их бытие необходимо для составления горизонтали.

Как следует из списка, не только европейский, но и, тем более, русский антиглобализм пока еще не дорос до интернационала. Преобладание в нем патриотических, локальных организаций, как и в случае Ж. Бове, симптоматично. Антиглобализму нужно пережить период национально-освободительной рефлексии в рамках существующего мировоззрения и осознать необходимость концептуальной, а не дизайнерской или субъективно-поведенческой альтернативы "новому мировому порядку". Сборка же вертикальной конструкции — впереди.

http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/04/542/41.html



АНТИГЛОБАЛИЗМ - НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ
Социальная несправедливость - источник радикализма


Александр Сентябрев, политолог

Лет 10 тому назад среди западных политологов модными стали рассуждения о конце современной политической истории. Распад Советского Союза, исчезновение социалистической системы в Восточной Европе трактовались сторонниками этой школы таким образом, что окончательно исчезла коммунистическая альтернатива в вопросе развития человеческой цивилизации, которая впредь будет эволюционировать в строгом соответствии с принципами и законами так называемого "свободного мира".

При этом делалась неуклюжая, или просто наивная, попытка не замечать того, что наличие глубинных или антагонистических (как говорилось в прежние годы) противоречий в капиталистическом обществе не зависело от СССР, соцсистемы и даже коммунистических партий, поскольку такие противоречия, будучи объективными по своей сути, существуют сами по себе, вне связи с элементами политической надстройки.

Апологеты неоидиллии в современном капиталистическом обществе стремятся заретушировать его врожденные, генетические пороки рассуждениями о новом характере отношений между работодателем и работником в рамках правового капиталистического государства; о виртуальности противоречий между ними в постиндустриальном обществе; о том, что глобализация со временем приведет к исчезновению, или, во всяком случае, значительному смягчению, проблем во взаимоотношениях между развитым и развивающимся мирами и т.д. и т.п.

Тем не менее появление и быстрый рост движения антиглобалистов говорит об обратном.


Итак, кто такие антиглобалисты и какие цели они перед собой ставят?

Если сказать коротко, то антиглобалисты - это те, кто выступает против тотального, но тщательно и хитроумно закамуфлированного неравенства, которое можно считать главным пороком нашей эпохи. Хорошо известно, что на всем протяжении существования человечества от разложения первобытно-общинного строя и до возникновения классов эксплуатируемое большинство вело борьбу с эксплуататорским меньшинством за более справедливое распределение общественного дохода. Причем временами эксплуатируемому большинству удавалось одерживать серьезные, но всё же непродолжительные по историческим меркам победы. Однако парадокс состоит в том, что итогом этой многотысячелетней борьбы между эксплуатируемыми и эксплуататорами является совершенно нетерпимое положение, сложившееся в наши дни, в эпоху прогрессирующей глобализации.

Если в 60-х годах ХХ в. разница в доходах между наиболее и наименее обеспеченными слоями населения нашей прекрасной голубой планеты (по 10% с каждой стороны) достигала 36 раз, то в настоящее время этот показатель вырос более чем вдвое, взлетев до 86 раз.

Несмотря на формирование благополучного среднего класса в развитых капиталистических странах, верховенство в них закона, появление иных атрибутов постиндустриального общества, степень и масштабы социального неравенства, даже на Западе, не могут не впечатлять.

Политическая и социальная стабильность поддерживается там, прежде всего, благодаря применению власть предержащими хитроумных и одновременно исключительно жестких форм и методов доминирования над личностью, и, прежде всего, экономического доминирования. Человек, даже того не замечая, оказывается опутанным тысячами незримых нитей зависимости либо от государства, по-прежнему, несмотря на формирование гражданского общества, являющегося надежным инструментом в руках крупного капитала, либо непосредственно от этого самого крупного капитала в виде банков, страховых компаний и т.д. Говоря другими словами, даже искренне верящие в свою независимость, а потому неуязвимость граждане развитых капиталистических государств очень сильно заблуждаются на этот счет. Они просто привыкли не замечать того, что постоянно живут под прессом самоцензуры и самоконтроля, когда элементарный здравый смысл, который они путают со свободой выбора, удерживает их от действий, способных поставить их в конфликтные отношения с государством и, прямо или косвенно, крупным капиталом. Для многих прилично питаться, иметь дом и машину, купленные в кредит, карточку социального и медицинского страхования, обладать другими атрибутами современного западного общества, которыми крупный капитал делится с массами во имя собственного спокойствия, гораздо важнее, чем ввязываться в социально-политические баталии, которые могут завершиться потерей работы и вышеперечисленных элементов благополучия, что равносильно выбрасыванию из комфортной жизни на улицу.

При этом следует отметить, что законы современного развитого капиталистического общества в США и Западной Европе, несмотря на их общность по сути, имеют известные различия по форме.

В Западной Европе законы несколько более либеральные, я бы даже сказал социализированные. Все же столетия целенаправленной борьбы угнетенных классов за свои права и свободы не могли остаться совсем безрезультатными. Политическая палитра старушки Европы вмещает в себя все привычные цвета и оттенки партий и движений, которые конкурируют друг с другом в пределах строго определенного правового поля.

В США дела обстоят сложнее. Там описанный выше экономический диктат над личностью доведен до совершенства, в результате чего политическая "поляна" упростилась до состояния, близкого к примитивному. На ней осталось место только для двух чисто буржуазных партий - республиканской и демократической, сущностную разницу между которыми способен определить разве что эстет от политики. Даже для умеренных социал-демократов в Соединенных Штатах не нашлось уголка.

Именно поэтому антиглобализм как политическое течение ярче и выразительнее проявился первоначально в Западной Европе, где у конкретного гражданина больше политических, правовых, социальных и иных гарантий, и поэтому он реально более свободен и независим. Но это, конечно, не значит, что антиглобализм обойдет США - лидера глобализации - стороной. Всему свое время.

Антиглобализм возник как форма стихийного протеста широких масс населения, в число которых входят и представители мелкого и среднего бизнеса, против неолиберальной модели экономического развития, которая методично насаждается повсюду в мире крупным транснациональным капиталом и связанными с ним властными кругами ведущих западных держав и ведет к дальнейшему расширению пропасти между бедными и богатыми, между развитым и развивающимся мирами. Одним из побочных проявлений этой политики является удушение мелкого и среднего предпринимательства, которое не в состоянии противостоять в конкурентной борьбе на общерыночном пространстве крупному капиталу. В Западной Европе первые проявления антиглобализма в начале 90-х годов ассоциировались с перевернутыми трейлерами, доставлявшим дешевые испанские овощи на рынки других государств-членов ЕС.

Несмотря на то, что приверженность демонстративному вандализму как "фирменному знаку" антиглобализма до сих пор характерна для ультрарадикальных представителей этого течения, с годами оно приобретает все большую зрелость и даже некую респектабельность. В прошедшем с 31 января по 5 февраля с.г. в столице бразильского штата Рио-Гранде-до-Сул г. Порто-Алегре II Всемирном социальном форуме (его вполне можно рассматривать в качестве съезда конструктивных антиглобалистов) только в качестве аккредитованных делегатов приняло участие 15 тыс. чел. из 131 страны мира. А всего же в этом южном бразильском городе собралось более 60 тыс. антиглобалистов.

На Форум прибыли такие заметные фигуры международного политического пространства, как бывший президент Португалии М.Соареш; лауреаты Нобелевской премии гватемалец Р.Менча и аргентинец А.Перес Эскивель; индийский философ В.Шиву; непримиримый борец с коррупцией, наркобизнесом, нарушением прав человека испанский судья Бальтасар Гарсон, по чьему ордеру британским правосудием в течение нескольких месяцев задерживался чилийский диктатор А.Пиночет. Своим присутствием почтили Форум Верховный комиссар ООН по правам человека М.Робинсон и Генеральный директор Международной организации труда Х.Сомавиа. Приветствие участникам слета в Порто-Алегре направил Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан.

В то же время организаторы Форума отказали в аккредитации тем персоналиям, которые были рьяными приверженцами неолиберализма, а посему "генетически" несовместимы с антиглобализмом. В их числе, в частности, оказался президент Всемирного банка могущественный Д.Вулферсон.

Хотя по итогам Форума в Порто-Алегре не было принято какого-то общего документа, да он и не готовился, участники антиглобалистского слета одобрили целый ряд деклараций и резолюций, имеющих по отдельным направлениям, по сути дела, программный характер. Особо хотелось бы выделить "Манифест за мир без войн". В нем, в частности, отмечено возрождение в мире атмосферы "холодной войны"; указано на вновь появившуюся у ряда стран тягу к силовому решению возникающих международных проблем; обращено внимание на снижение роли ООН, прежде всего в деле урегулирования конфликтов. Переломить эту негативную тенденцию, на взгляд участников Форума, можно через формирование нового, более справедливого миропорядка, свободного от гегемонии и любых форм господства одних над другими. Антиглобалисты призвали добиваться свертывания производства вооружений и использования высвобождающихся в результате этого ресурсов на социальные нужды. Особо они выделили значение создания сильной международной организации (такую роль могла бы сыграть и обновленная ООН), которая, отражая интересы всех членов международного сообщества, была бы в состоянии обеспечить справедливый и сбалансированный подход к глобальным проблемам.

В других документах Форума жесткой критике была подвергнута односторонняя политика США в мировых делах; намерение Вашингтона присвоить себе функцию "мирового жандарма", "пытающегося силой навязать миру свою волю"; осуждены пока еще словесные экзерсисы американских лидеров на тему "оси зла", элементы которой, а это вполне конкретные страны и народы, могут рассматриваться как будущие мишени для уже приведенной в действие американской военной машины.

Антиглобалисты высказались в пользу коренного реформирования современных международных экономических отношений, сделав упор на недееспособность главных международных финансовых институтов, продемонстрировавших свое полное бессилие предотвратить крупные социально-экономические катаклизмы.

Абсолютно непримиримую позицию участники Форума заняли в вопросах внешнего долга развивающихся стран. Широкий резонанс получило броское заявление А.Переса Эскивеля о том, что "внешний долг является составной частью экономического терроризма".

По итогам своего слета в Порто-Алегре антиглобалисты выработали рассчитанный на полтора года "календарь сопротивления неолиберализму", предусматривающий проведение различных протестных мероприятий в ходе крупнейших международных встреч и конференций.

Первые подобные акции, приуроченные к Конференции ООН по финансированию развития в Монтеррее (Мексика) и заседанию Евросовета на высшем уровне в Барселоне, которые прошли в течение марта с.г., уже состоялись. Причем в столице Каталонии антиглобалисты вновь не на шутку разбушевались, перебив множество витрин магазинов, поломав все, что попадалось им под руку в туристической части Барселоны. Наиболее экзальтированные антиглобалисты даже сумели приковать себя наручниками к футбольным воротам на стадионе "Ноу Камп" во время принципиального матча между "Барселоной" и мадридским "Реалом". Ничего, кроме раздражения наэлектризованных болельщиков обеих команд, эта выходка, естественно, вызвать не могла.

Демонстративное хулиганство, преднамеренные стычки с полицией - это что-то вроде "детской болезни" ультралевизны антиглобализма. Все эти, бесспорно, неприглядные, а временами и просто варварские действия и поступки не должны, однако, уводить в сторону от понимания антиглобализма как вызревшего народного протеста против растущей несправедливости современного мира, всепроникающего в него засилья крупного капитала, стремящегося, оседлав постоянно ускоряющийся процесс интернационализации мирохозяйственных связей (глобализация), навязать человечеству свои законы игры и навечно закрепить деление мира на бедных (развивающиеся страны) и богатых (страны "золотого миллиарда"), а внутри "мира богатых" - на очень богатую элиту, обслуживающий ее средний класс и абсолютных маргиналов, вынужденных не жить, а прозябать в совершенно неприемлемых для человека, тем более человека XXI в., условиях.

Сегодняшние антиглобалисты в чем-то очень напоминают участников первых стихийных выступлений трудящихся в первой половине XIX в. против находившегося в ту пору еще в юношеском возрасте капитализма, когда объектом народного гнева зачастую становились станки и машины, в которых рабочие видели главный источник своих бед и страданий. Возможно мы являемся свидетелями некой спирали в развитии общества, когда через почти две сотни лет в нем вновь зарождается мощная стихийная волна, способная как цунами пройтись по устоям капитализма, который (будем к нему справедливы) стал мудрее, изощреннее и, безусловно, демократичнее, однако при этом так и не избавился от своих "родимых пятен", на которые обращал внимание еще К.Маркс.


Что будет с антиглобализмом в дальнейшем?

Общая тенденция его развития видна уже сегодня, и она в главном, вероятно, повторит опыт эволюции классовой борьбы и протестного движения XIX в. Постепенно антиглобализм, как можно полагать, станет более солидным политическим течением, откажется от своего нынешнего нарочито варварского имиджа, который ему в будущем будет только вредить. Уже в наши дни политический эпатаж характерен только для антиглобалистов-радикалов, эдаких ничего и никого не боящихся бунтарей, у которых, возможно, кроме вандализма за душой нет ничего серьезного. Главные же силы антиглобалистов будут, как можно судить, продолжать формировать наднациональное, может даже быть, общемировое движение, невольно в чем-то напоминающее Первый Интернационал, созданный в середине XIX в. основоположниками марксизма. Своеобразной неформальной столицей цивилизованного антиглобализма уже можно считать Порто-Алегре, где в начале 2003 г. пройдет очередной - уже третий по счету - Всемирный социальный форум.

Пойдут ли антиглобалисты своим особым путем, или рано или поздно прямо или косвенно примкнут к какому-то традиционному политическому течению, покажет время. Во всяком случае, уже сейчас заметно, что к ним пытаются подобраться социал-демократы. Естественно, их левое крыло, поскольку правые социал-демократы, типа британских лейбористов, шагают в первых колоннах как раз глобалистов, во всем равняясь на оплот антинародной, империалистической глобализации - США.

На данном этапе у движения антиглобалистов нет ярко выраженного, харизматичного, идеологически и политически яркого лидера, каким, будь он помоложе, мог бы стать Фидель Кастро. Нет у них и сложившегося аналитического ядра. А ведь потребность в глубоком осмыслении произошедших за последнее столетие процессов - огромная. У Маркса и Ленина, сумевших в свое время совершить прорыв в общественных науках, было куда меньше имперического материала, чем у нынешних политиков и исследователей. Все же современные изыскания в этой области - как марксистского, так и антимарксистского направления - в значительной степени связаны, с одной стороны, с попытками, в основном не слишком убедительными, как-то развить марксизм, вписав его в современные условия, а с другой - его совсем добить, выставив в качестве утопичного, оторванного от реальной жизни учения. Подчеркнем в этой связи, что весь антимарксизм, в какой бы упаковке и под каким бы соусом он ни подавался, несмотря на модность и кажущееся лидерство в современных условиях соответствующих теорий и концепций, тем не менее реально выглядит весьма бледно и все мало-мальски дельные, инновационные идеи адептов либеральной и иже с ними мысли вполне можно уместить на одном листке школьной тетрадки.

Возвращаясь к антиглобализму, следует подчеркнуть, что будущее этого движения как нового социально-политического феномена во многом будет зависеть от того, обретет ли оно в ближайшее время признанного и авторитетного лидера и удастся ли ему стать состоятельным с идеологической точки зрения.

Конечно, современная, наполненная скрытыми и явными противоречиями жизнь будет постоянно подбрасывать в реактор антиглобализма протестное топливо. Но дальнейший прогресс этого движения будет определяться тем, сумеет ли оно выйти за рамки современного варианта "робингудства". Только идя путем идеологического и политического взросления антиглобализм сумеет оформиться в мощную силу общепланетарного масштаба, способную к развитию левой идеи, включая, разумеется, и марксизм, к ведению предметного диалога с ООН, национальными правительствами, международными финансовыми институтами, транснациональными монополиями, широкими слоями гражданского общества в целях создания более справедливого и гуманного миропорядка. Иначе антиглобализм будет рано или поздно раздавлен западной государственно-монополистической машиной.

http://www.nasledie.ru/oboz/N5-6_02/5-6_03.HTM


Часть 1, 2, 3, 4, 5, 6