ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Егор Тимурович Гайдар


Содержание страницы:

  • Егор Тимурович Гайдар

  • "ИРАК ДОБЬЮТ ГАЙДАР И ЧУБАЙС"



Егор Тимурович Гайдар


В 1978 г. Егор Гайдар окончил экономический факультет Московского Государственного университета им. М. В. Ломоносова.

В ноябре 1980 г. Гайдар окончил аспирантуру МГУ.

В 1980-1986 гг. работал во Всесоюзном НИИ системных исследований ГКНТ и АН СССР.

В 1986- 1987 гг. - ведущий научный сотрудник Института экономики и прогнозирования научно- технического прогресса АН СССР.

В 1987 – 1990 гг. Егор Тимурович - редактор экономического отдела, член редколлегии журнала «Коммунист».

В 1990- 1991 гг. Гайдар - директор Института экономической политики при АНХ СССР.

С октября 1991 г. - заместитель Председателя Правительства РСФСР по вопросам экономической политики, Министр экономики и финансов РСФСР.

В 1992 году Егор Тимурович Гайдар - Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.

В 1992-1993 гг. - директор Института экономических проблем переходного периода, Советник Президента Российской Федерации по вопросам экономической политики.

С сентября 1993 по январь 1994 года - Первый заместитель Председателя Совета Министров - Правительства Российской Федерации.

С 1994 по декабрь 1995 года - депутат Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, председатель фракции « Выбор России» Государственной Думы РФ.

С июня 1994 года по май 2001 года - Председатель партии «Демократический выбор России».

В настоящее время Егор Гайдар является

Директором "Института экономики переходного периода"

Депутатом ГД РФ от СПС

Сопредседателем движения «Союз Правых Сил» (СПС)

Исполнительным Вице-Президентом Международного Демократического Союза (Консервативный Интернационал)

Член консультативного комитета "Arrabida Meetings" (Португалия)

Член Совета по Сотрудничеству в Балтийском регионе при Премьер-Министре Швеции

Почетный Профессор Калифорнийского Университета (Беркли, США)

Член редакционной коллегии журнала "Вестник Европы" (Москва)

Член консультативного совета журнала "Acta Oeconomica" (Будапешт)


Слухи

Чего только не приписывают Гайдару. Он-де и чрезвычайно ленив, и непомерно жаден... Обычно такие характеристики снабжают некоторыми подробностями. Говорят, например, что в 1992 году на день рождения Егора Тимуровича группа руководителей одного из подчинённых Гайдару подразделений купила огромную "эйфелеву башню" с коньяком, стоившую по тем временам больших денег. Рассказывают, что Гайдар сразу же схватил эту "башню" и, пренебрегая всеми нормами этикета, быстро отнес её в заднюю комнату, вышел оттуда, сел и 15 минут рассказывал им... про проблемы макроэкономики. Они выслушали, встали, поблагодарили, закрыли дверь, плюнули и пошли - на свои деньги накрыли стол и подняли бокалы за здоровье Егора Тимуровича.

Не менее отталкивающ и политический имидж Гайдара, который, как утверждают, будучи и.о. премьера, в сугубо корыстных целях перевёл на счёт американской фирмы "Кролл" 1,5 млн. долларов бюджетных денег. Кстати другое обвинение, выдвинутое лидером КПРФ, в том, что Гайдар "разворовал 300 миллиардов рублей из российского бюджета", Егор Тимурович успешно оспорил в суде. Но что толку: эта и другая подобная информация уже широко растиражирована в СМИ и Интернете, ожидая своего часа, чтобы вновь выплеснуться на страницы газет.

Ещё больше инсинуаций вокруг заявлений Гайдара. Ему, например, приписывают коронную фразу о том, что "в горячий момент раздачи госсобственности не было времени изучать кандидатуры потенциальных владельцев: тем перепало, кто оказался поблизости". Или, например, говорят, что на предложение спасать отечественное станкостроение Гайдар сказал как отрубил: "Да кому нужны ваши дерьмовые станки? Понадобятся - мы всё за рубежом купим".

Есть вещи, которые вообще трудно оспорить. Так, произведённый Гайдаром обмен облигаций 1982 года на облигации нового образца в народе называют не иначе как мошенничеством,но это далеко не единственное "грязное" дело Егора Гайдара


Крупнейшая афера-Банкротство России

Представляем Вам фрагмент интервью корреспондента с известным российским экономистом, доктором экономических наук, экспертом Совета Федерации и членом редколлегии журнала "Континент" Ларисой Пияшевой.Ее интервью посвящалось не самому Гайдару,но о Гайдаре невозможно не упомянуть,ведя разговор о банкротстве страны

Приватизация собственности — это передача собственности в частные руки. Отдал собственность обществу — и оно само разберется, кто будет собственником, потому что, попав в частные руки, собственность продается и покупается и автоматически переходит из рук плохих хозяев в руки хороших, из рук случайных людей в руки тех, кто готов на базе этой собственности создавать то или иное производство.

Приватизация началась у нас через год после начала “либерально-демократической реформы”. В 1992 году Гайдар говорил: к приватизации надо подготовиться, проводить ее нужно планомерно, не торопясь и осознанно, никаких скоропалительных шагов быть здесь не должно. Эта осторожность диктовалась самой логикой задуманной приватизации. А логика эта заключалась в том, чтобы не передать собственность народу, а найти способы разделить ее между нужными людьми. К тому же в результате решений, которые были приняты, часть собственности вообще была выведена из-под приватизации.

Приватизация должна была запустить процесс становления нормальной экономической системы. Это у нас был призван сделать ваучер. Чубайс, которому выпала судьба осуществить ваучерную приватизацию, был категорически против этой самой ваучерной приватизации и проводил ее в ущерб собственной концепции. Чубайс считал, что собственность надо продавать через аукционы. Ни Гайдар, ни Чубайс не хотели никакой ваучерной приватизации, но поскольку кроме них существовала Дума, существовал Закон о собственности, где прописана процедура, в соответствии с которой каждый человек должен был получить свою долю собственности, они были вынуждены со всем этим считаться, будучи не в силах отменить законодательство. Но они могли внести коррективы — и внесли их. Смысл их поправок свелся к организации дела таким образом, чтобы собственность не попала к гражданам. Ваучер стал формой имитации участия граждан в приватизации.

На деле это выглядело так. Людям раздали бумажки и объявили, что они чего-то стоят. Сто процентов государственной собственности оценили, разделили на число жителей России, получили по 10 тысяч на нос, написали в ваучере: “10 000 рублей”, — и каждому раздали. Но, как я уже говорила, из этих ста процентов половину вывели сразу, сказав, что приватизация второй половины общенародной собственности будет потом (Чубайс назвал эту часть “Наш золотой запас”, что в прямом и буквальном смысле действительно оказалось его и их золотым запасом). Таким образом, ваучер сразу же “похудел” до 5 тысяч рублей. Далее. В каждом приватизируемом предприятии акции разделили следующим образом: 50% в виде контрольного пакета акций сохраняется за государством, а 50% распределяется. Таким образом, ваучер реально стоил уже две с половиной тысячи рублей. Дальше. 5 % собственности передавались директорату предприятий — вычитаем из реальной стоимости ваучера и эту сумму. Затем часть акций (не голосующих) передавалась членам трудового коллектива — и только часть должна была поступать в открытую продажу. Но если бы хотя бы эту долю собственности передали гражданам, они все-таки получили бы хоть что-то: меняешь ваучер на акцию предприятия и — худо-бедно — но свою тысячу в год ты получишь.

Однако все было сделано по-другому. Чубайсом была создана сеть посреднических компаний для сбора ваучеров у населения — организованы чековые инвестиционные фонды (ЧИФы), куда граждане должны были внести свои ваучеры. По отношению к населению это была система чистой фальсификации — либо воровства, либо шарлатанства. Ни один чековый инвестиционный фонд не организовался сам: они все получили на это лицензию в ведомстве Чубайса. Дальше гражданам в результате очень широкой государственной рекламы предложили принести свои ваучеры в эти ЧИФы, причем было сказано, что сами граждане акциями распоряжаться не должны. За них это сделают специалисты ЧИФов, которые будут собирать ваучеры, участвовать в торгах, определять, акции каких предприятий покупать, и покупать эти акции. Предполагалось, что принеся свой ваучер в ЧИФ, ты можешь быть уверен, что владелец чекового инвестиционного фонда приобретет на него акции и эти акции будут храниться в фонде, а ты будешь регулярно получать свои дивиденды.

Но как только ваучеры поступили в чековые инвестиционные фонды, хозяева фондов сформировали пакеты ваучеров и пакетами — в нарушение всех законов — стали продавать их директорам предприятий, которые хотели получить эту долю собственности целиком. Директора предприятий за счет средств своих предприятий, за счет государственной казны и т.д. скупали эти пакеты ваучеров и на них выкупали акции собственных предприятий. Сами ЧИФы, обязанные хранить ваучеры, обменивать их на акции или, на худой конец, хотя бы отдать полученные деньги законным владельцам, естественно, этого не сделали и очень скоро были закрыты. Так закончилась эта чисто мошенническая кампания.

Конечно, каждый гражданин теоретически имел право участвовать в приватизации любого предприятия. Ему говорилось, что во время торгов он может купить на ваучер акцию. Однако все торги были закрытыми, никаких граждан туда и близко не подпускали, туда не пускали даже крупных держателей ваучеров, если они представляли лагерь конкурентов. Потому что дальше распределение собственности шло по своим законам, и посторонним там нечего было делать. В результате такой операции граждане оказались выпихнутыми из процесса приватизации собственности, а официально им было объявлено, что они просто неправильно распорядились своими ваучерами и добровольно утратили свои шансы стать собственниками.

Как показала практика, хотя большинство ЧИФов были уничтожены и имена их владельцев никто уже не помнит, часть этих людей остались на этом рынке и создали на их базе новые акционерные финансовые компании — МММ, Чару, Тибет и проч. Фактически все они стали порождением схемы ваучерной приватизации. Но потом, когда они развернули свою деятельность в масштабах, превышающих всякие представления власти о допустимом, их решено было убрать с рынка. И они были убраны — совершенно насильственно, полностью были дискредитированы. Мавроди тогда арестовывали как мошенника…

Но ведь в основе, в самом начале образования этих компаний, родившихся из ЧИФов, там и было мошенничество, разве не так?

Мошенничество было с ваучером. А Мавроди, что очень интересно, ни у кого ничего не забирал. На этой базе он развил свою финансовую империю таким образом, что отдавал людям.


Так откуда же у него деньги — не от ЧИФа?

Те, кто отдал ваучеры Мавроди, их не потеряли. Он выплачивал проценты, а потом, когда стал привлекать деньги, стал выплачивать настолько большие проценты по привлеченным деньгам, что те, кто играл в это до его ареста, получали очень большие доходы. Все говорили, что это халявные деньги. Но здесь все зависит от того, как на это посмотреть. Ведь и государственный банк привлекает деньги, обещая и выплачивая вкладчикам проценты — только маленькие. Мавроди тоже привлекал деньги и давал проценты — только очень большие. За счет чего возникали такие проценты? Утверждают: за счет привлечения других денег. Но существует же и другая правда — что привлеченные деньги он мгновенно реализовывал в акции предприятий. То есть он на эти деньги скупал собственность (благо, законом это не запрещалось), а так как это было очень выгодно и он был одним из немногих, кто участвовал в этих приватизационных играх (у него везде были свои люди), то покупка и продажа этих акций приносила ему большие доходы, позволявшие ему выплачивать людям вот эти баснословные проценты по привлеченным деньгам и продолжать наращивать свою силу. На эти деньги, что доподлинно известно, Мавроди не покупал себе домов в Испании, дворцов и самолетов. Доподлинно известно, что эти деньги он тратил на приобретение акций — в стране шла приватизация. Покупка акций — это инвестиция в то предприятие, акции которого ты покупаешь. Экономический смысл происходившего заключался в следующем: Мавроди собирал сбережения населения и полученные деньги инвестировал в российскую экономику. Вся вина его заключалась в том, что компания была слишком популярной, выросла до слишком крупных масштабов и стала конкурировать с государственной финансовой системой, потому что даже директора предприятий и министры стали отдавать туда деньги предприятий или корпоративные деньги с целью получить проценты лично для себя.

С финансовой пирамидой МММ покончил В.С.Черномырдин, когда Мавроди приобрел акции Газпрома. И доподлинно известно, что когда компания уже была разгромлена, офисы МММ были очищены, деньги, которые Мавроди собрал (говорят, что он украл — но он ничего не украл!), забрала у него власть. В этой ситуации Мавроди был объявлен жуликом, потому что он прекратил выплачивать людям деньги. Но чтобы он вернул деньги, ему надо было дать такую возможность. Предположим, дальнейшую деятельность этой “пирамиды” могли бы запретить, но для этого совсем не надо было арестовывать Мавроди и громить его офисы. Анатолий Стреляный был свидетелем того, как громили офис МММ. Известен ведь и такой факт, что Мавроди предложил Черномырдину выкупить акции Газпрома. Он хотел получить деньги и рассчитаться со своими вкладчиками. Но позволь правительство ему это сделать, не получилось бы образа всенационального жулика.

Криминальная игра с ваучерами, затем игра с ЧИФами, потом финансовые пирамиды, на которые собирались все эти деньги, — все это нужно было “повесить” на кого-нибудь. Нужно было найти козлов отпущения. Ими и стали те несколько человек, которые раскрутили свои пирамиды по полной программе. Пирамида МММ, безусловно, должна была прекратить свое существование, иначе бы она включила в себя всю финансовую систему страны. Но она должна была и могла вполне нормально, естественно трансформироваться, понемногу начав сокращаться, снижая проценты по вкладам и т. д. Так что эту форму экономической деятельности я аферой назвать не могу. Афера была с ваучерами. Афера была с ЧИФами. А МММ не была аферой, это была финансовая пирамида — в том смысле, что она все больше и больше втягивала новых привлеченных средств, но Мавроди не обваливал свою пирамиду, он искал и находил способы привлечения дополнительных денег. Вина ли, беда ли его в этом или его финансовый гений? Это не мне судить. Но аферы тут не было никакой. Афера возникла после того, как, ликвидировав все финансовые пирамиды, ту же самую схему стали использовать для печатания государственных денег под названием ГКО. Вот это была уже чистая финансовая афера.

Идеологической подоплекой и экономическим обоснованием финансовой игры с ГКО была необходимость перехода от финансирования бюджетного дефицита через кредиты Центробанка к финансированию его же через привлеченные средства за счет ценных бумаг. Игра с ценными бумагами тоже строилась на том, что их покупателям обещали большие проценты. И само по себе это не заключало в себе ничего недозволенного или мошеннического — об этом свидетельствует опыт большинства западных стран, где бюджетный дефицит тоже финансируется через привлечение средств населения, через государственные ценные бумаги. Так что и у нас переход на эту систему был экономически оправдан, и в 1994 году, когда это все только раскручивалось, большой угрозы в такой программе действительно не виделось. Масштаб бумаг ГКО был сравнительно небольшим, и в течение первого года все было вполне пристойно.

Но уже в бюджете 1995 года была записана операция под названием “стратегический маневр”, которую я тоже определила бы как аферу. Эта операция заключалась в том, чтобы через массированный выброс ГКО в обращение привлечь огромное количество денег якобы для покрытия бюджетного дефицита, а в действительности для проведения избирательной кампании и приведения президента Ельцина на второй срок. Это был сговор между банкирами и властью.

“Стратегический маневр” заключался в следующем: в 1995 году ГКО печатается больше, в 1996 году — очень много, и продаются бумаги под любой процент; в 1996 году Ельцину обеспечивается победа на выборах, в 1997 году выпуск ГКО сокращается, а к 1998 году все приводится к первоначальному состоянию, к состоянию 1994 года — то есть только на покрытие бюджетного дефицита. Но в результате полился поток дармовых денег, которыми можно было набивать собственные карманы, создавая бешеные состояния, по сравнению с которыми состояние Мавроди не стоит даже упоминания. И когда поняли, что с помощью этого механизма, не согласовывая с населением, можно собирать деньги со всей страны — с каждого предприятия, имеющего счет в банке, с каждого человека, имеющего сбережения, — остановить этот механизм стало уже невозможно.

Были избраны семь уполномоченных банков, которые покупали эти ГКО за счет тех денег, которые приносили частные лица (полагая, что будут иметь свои 3%, и не подозревая, что их вкладам грозит превращение в ноль), и тех денег, которые поступали в банк в результате всех проводимых банком операций и расчетов.

Наряду с этим была проведена, с моей точки зрения, абсолютно противозаконная авантюрная акция, обязывающая страховые компании, пенсионный и все другие фонды держать часть своего уставного капитала в бумагах ГКО. Таким образом, деньги фактически забирали у предприятий, у населения и у всех фондов.


Для чего?

Если всю собранную в 1996 году сумму принять за 100%, то на покрытие бюджетного дефицита ушло 30 %, а 70 % заново привлеченных средств были использованы для избирательной кампании Ельцина и для формирования частных капиталов лиц, участвовавших в этой афере. А участвовали в ней: № 1— Центробанк, № 2 — Сбербанк, № 3 — коммерческие банки плюс некоторые частные лица. В результате этой операции Ельцина действительно на трон посадили, его рейтинг с 6 % подняли на положенную высоту — купили, оплатили, сделали, нарисовали (везде по-разному), то есть деньги частично и в самом деле израсходовали на выборную кампанию, но бoльшая их часть была вывезена из страны (это был один из каналов, по которым шел отток капитала). В 1997 году пора было остановиться. Но вместо того, чтобы прекратить игру, ее продолжили — уже с тем, чтобы поступления шли только в собственные карманы устроителей. На этих процентах очень сильно нажились люди из Центрального банка, из Сбербанка, частично из коммерческих банков и частные лица — в основном из правительства (список их в Прокуратуре есть, но Прокуратура его не оглашает). Если верить прессе, частные лица действовали по следующей схеме: член правительства на несколько месяцев выходит в отставку, как частное лицо берет многомиллиардный кредит в одном из банков (ему, разумеется, охотно этот кредит дают), покупает ГКО, получает по ним проценты — а тогда проценты по ГКО были бешеные, 250-290 % годовых, — возвращает в банк кредит, а на 190 — 200 % с суммы, которую он брал, покупает акции —Газпрома ли, РАО ЕЭС, в данном случае неважно. Таким образом обесточивалась вся экономика. Немногие “частные лица”, как пылесос, собирали деньги отовсюду, из этих же денег они выплачивали проценты по долгам. И в какой-то момент, когда в бюджете физически не было денег на то, чтобы выплатить очередной долг, они все это обрушили. Они устроили дефолт, тем самым “кинув” всю страну, все население — всех тех, кто думал, что имеет накопления, не зная, что в действительности происходит со сбережениями. Впрочем, люди не знали этого, потому что не хотели знать, хотя об этом многие писали, многие говорили, многие предупреждали. Я сама в 1995 году каждую неделю целый час говорила об этом по радио “Вокс”.

Та же схема была с Евробондами, которые осуществлял и очень рекламировал Лившиц, — с той лишь разницей, что внутренние долги просто “кинули”, а внешние, которые размещались под акции предприятий, были обеспечены реальной собственностью в России. Кто-то набил бы карманы, а стране пришлось бы расплачиваться реальными богатствами — предприятиями, нефтяными скважинами, территориями. Развитие схемы Евробондов, если бы оно продолжалось несколько лет и набирало обороты, привело бы к тому, что все, что здесь можно заложить, было бы заложено.

Дефолт не был следствием кризиса. Просто организаторы финансовой пирамиды ГКО в определенный момент обрушили ее и отказались выплачивать долги — и внутренние, населению страны, и внешние. Вся операция по раскручиванию и обрушиванию этой пирамиды была санкционирована людьми из МВФ, и заявление 17 августа 1998 года было сделано при прямом согласии МВФ. Но когда произошел дефолт, и Запад, и МВФ поставили большой вопросительный знак: никто не ожидал, что власть откажется выплачивать иностранные долги. Правда, расследование, которое велось Прокуратурой и комиссией Совета Федерации, выявило (этот факт подтвержден документально), что западные держатели ГКО и Евробондов были заранее предупреждены о предстоящем падении, и все, кому это было нужно, заранее сбросили акции. То же самое касалось части уполномоченных банкиров в России. Они просто нажились на этих акциях, вовремя избавились от них, а людям не выплатили ничего.

<Таков в общих чертах механизм организованной командой Гайдара аферы государственного масштаба — аферы, экономически обоснованной и идеологически поддержанной прессой. И когда меня спрашивают: кто жулик — Мавроди или организаторы финансовой пирамиды ГКО, я отвечаю, что, наверное, и Мавроди где-нибудь сжульничал, наверное, что-нибудь потратил и на себя... Но, полагаю, нелепо даже упоминать эти его грехи рядом с грехами наших реформаторов, организовавших пирамиду ГКО…


Гайдар видит будущее в Немцове,Чубайсе и Хакамаде

Мы представляем Вам отрезок интервью Егора Гайдара,рамещенное на сайте "Союза Правых сил"

-Убежден, что либеральные реформы будут продолжены. У меня нет никакого сомнения в этом потому, что при сложившейся в России системе ответственности государства перед населением страны у нас достигнуты верхние пределы налоговых возможностей, и, значит, никакой альтернативы либеральным реформам нет. Без либеральных реформ государство просто не сумеет выполнять перед гражданами свои обязанности.

Что касается политиков, которые могли бы продолжать реформы, - таких политиков немало. Кириенко, Немцов, Хакамада, Чубайс - люди, которые способны проводить либеральные реформы, они демонстрировали это на практике на разных уровнях управления и в разных ситуациях.

"Золото партии" и Егор Гайдар (партия СПС). Информация к размышлению

О Егоре Гайдаре и его роли в деле банкротства России мы уже рассказывали. Сегодня мы хотим дополнить уже имеющуюся у нас информацию об этом человеке новыми фактами.

http://informacia.ru/facts/gaidar-facts.htm



ИРАК ДОБЬЮТ ГАЙДАР И ЧУБАЙС


09.09.03

Российский "экономист" едет реформировать Ирак, ему поможет Чубайс

Поступило новое свидетельство «интернационализации» конфликта в Ираке. По приглашению «временной администрации» (т.е. американских оккупантов) в эту страну едет готовить свой «реконструкционный план» бывший и.о. премьера РФ Егор Гайдар. Он пробудет на «реках Вавилонских» три дня, после чего представит «администрации» соответствующие соображения. По словам соратника по СПС Бориса Немцова, «Гайдар - единственный в мире специалист, который знает, как поднять экономику страны». Немцову трудно отказать в чувстве юмора. Егор Тимурович уже один раз «поднимал экономику» - российскую. Но, поднимая столь тяжелую ношу, видимо, не рассчитал по молодости своих сил, и экономика сорвалась в пропасть. По окончании сего эксперимента один из прогнозных институтов РАН подсчитал: «без Гайдара» Россию в 1992-1993 гг. ожидало бы в худшем случае падение ВВП на 2%. С Гайдаром, или, точнее, с политикой либеральных реформ, в целом продолженной последующим кабинетом, оный продукт опустился только в первой половине 90-х на 25%, а затем еще более. В то время как Китай, входивший в рынок принципиально по-другому, исправно и бурно прогрессировал.

Заслуги Гайдара в «подъеме экономики» по достоинству оценили российские избиратели, не подпустившие в 1995 г. возглавлявшийся им «Демвыбор» даже к 5-процентному думскому барьеру.

Впрочем, у Бориса Немцова, равно как и у американских официальных лиц, «заведующих» Ираком, может быть иная точка зрения на сей счет. Дескать, народ российский еще не настолько созрел для исторических выводов и не настолько осознал свое обретенное благодаря Гайдару рыночное счастье, чтобы судить великого реформатора. К тому же, поэкспериментировав над Россией, последний наконец приобрел кое-какой практический опыт. (До того либерал-экономист таился в редакциях СМИ с неприличными ныне названиями «Правда» и «Коммунист», пописывая статьи в рубрики типа «Решения XXVII съезда КПСС в жизнь»).

Теперь, после недолгого премьерства и долгого руководства Институтом экономики переходного периода, видимо, у него столько опыта, что он может вникнуть в проблемы Ирака всего за три дня. Как-никак Ирак - страна существенно меньше России, а экономика Ирака после международных санкций и американских бомбежек представляет собой чистый лист, на котором можно «выписывать» самые смелые экономические теории, хуже не будет. Разве что иракский народ, как российский, с началом таких реформ начнет вымирать, но такие жертвы американцы опять наверняка предпочтут не заметить (или даже одобрят: меньше народу - меньше проблем).

Высокой миссией Гайдара американцы еще раз доказывают: в Ираке у них действительно кризис. Ни вояки, ни администрации Джея Гарнера, а затем Пола Бремера с проблемной страной не справляются. Местные кадры ненадежны, нужны «люди со стороны», а где их взять - опытных, и одновременно лояльных США, и либерально-рыночных по взглядам - большой вопрос. Правда, есть, помимо Егора Тимуровича, и другие великие экспериментаторы, автор «аргентинского чуда» Доминго Кавальо, к примеру. Но сотворенное им «чудо» давно лопнуло, и даже российские либералы, пригласившие было латиноамериканца «чудотворить» в последефолтную РФ, пришли к выводу, что эксперимент сей пахнет хаосом, а затем диктатурой, и попросили Копперфильда от экономики вон.

Впрочем, одна козырная карта в кадровой колоде кризисных менеджеров у США наверняка есть. Это верный соратник Гайдара во всех его политических и экономических начинаниях, Анатолий Чубайс. Завершив чековую приватизацию и продвинув дело реструктуризации РАО «ЕЭС», бывший глава ГКИ собрался в Госдуму по списку «правых». Шаг рискованный: а вдруг даже либеральный электорат ему в доверии откажет. Нехорошо получится: человек с международной известностью, а без работы (пост главы энергохолдинга Чубайс обещал вскоре оставить в любом случае). Его бы в Ирак, благо с американцами у него нет разногласий, с энергетикой знаком, а уж такое дело, как приватизация ТЭК, он провернет в два счета. Единственная проблема - Чубайсу роли консультанта всегда мало, ему нужна реальная власть. Впрочем, развитие иракского кризиса может заставить американцев отдать многие нити управления людям со стороны. И тогда на берегах Тигра и Ефрата во множестве замелькают не только солдаты со всех частей света, но и отвергнутые в своих отечествах политики и экономисты. И российские, разумеется, в том числе.

http://scandaly.ru/print/news1396.html