ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Доллары. Подборка статей



  • „Америка, потребляя 40 процентов общечеловеческих ресурсов, использует особый финансово-экономический механизм, создала систему перекачки ресурсов, принадлежащих всему человечеству, в свою пользу. Суть этого механизма - в создании фиктивных ценностей и неравноправного по отношению к другим странам обмена товарами и услугами. Первым инструментом перераспределения ресурсов других стран в пользу США является огромное количество необеспеченных долларов, которые американская система пустила на мировой рынок. Эти доллары США печатают в десятки раз больше, чем это нужно для обслуживания своего внутреннего товарооборота. Не имея товарного обеспечения, доллар не имеет и золотого обеспечения. Весь золотой запас США в Форт Нокс не обеспечит и пятой части бумажных долларов, выпущенных еврейскими банкирами Америки. А чтобы никто из наивных держателей долларов не попытался обменять их на золото Форта Нокс, президент США Джонсон в марте 1968 года отменил практику обмена бумажных долларов по ранее фиксированной цене. Таким образом, ценность доллара поддерживается только мифом "Великой Америки". Американская финансовая система - это невиданная прежде афера, которая рано или поздно взорвет финансово-экономическую стабильность всего западного общества. Реально доллар как ценность, обеспеченная экономическим и финансовым потенциалом страны, стоит значительно меньше, чем его объявленная покупательная способность. Это дает Америке возможность за необеспеченные реальными ценностями бумажки перекачивать себе огромные ресурсы, принадлежащие другим странам. Главный товар Америки, на котором она больше всего "зарабатывает" на мировом рынке, это не техника и машины, а бумажные доллары с искусственно завышенным курсом покупательной способности. Как справедливо отмечал выдающийся сербский публицист-международник Д. Калаич: "Доллары - лишь клочки бумаги, несущие на себе знаки пустопорожних платежных обещаний. Однако производители этих бумажек и торговцы долгами и по сей день бесплатно пользуются богатствами, услугами и трудом человечества, вынужденного повиноваться великому блефу.“ (1) С 15 августа 1971 года, когда Америка объявила себя банкротом, потому что не могла или не хотела больше расплачиваться настоящими деньгами, обеспеченными золотом, началась кампания по дискредитации золотых и серебряных денег. Золото и серебро сегодня не считаются деньгами, и банки и правительства прилагают все усилия к тому, чтобы такая ситуация сохранялась. Уже много лет ведется настоящая война против золота и серебра, потому что они являются естественными врагами выпуска ничем не обеспеченных бумажных денег, а этот процесс зашел уже настолько далеко, что неизбежно должен кончиться крахом.

    В январе 1999 г. в Америке была основана организация ГАТА (Акция против золотого треста). 7 декабря 2000 г. эта организация возбудила в Бостонском суде дело против председателя Федерального резервного банка США Алена Гринспэна и ряда других видных финансистов, обвинив их в манипуляциях на рынке золота, создающих серьезную угрозу для всей международной финансовой системы.

    Согласно этому обвинению, крупные банкиры Уолл-стрита с благословения Белого дома осуществляют вмешательство на рынке золота, действуя как картель. Что запрещено. В роли инициатора выступает банк «Голдман Сакс». Жертвами этой политики искусственного занижения цен на золото стали многие предприниматели и рабочие в ЮАР.

    Манипуляции с ценами на золото преследуют три цели:

    1. Помешать тому, чтобы цена на золото стала показателем инфляции в США.

    2. Помешать тому, чтобы растущая цена золота стала показателем слабости доллара как международной валюты.

    3. Защитить банки, которые сами склонны при низких процентных ставках брать золотые займы и понесли бы огромные убытки, если бы им пришлось снова покупать золото по повышенной цене.

    Нельзя не заметить, что рынок золота уже 20 лет является ареной игры на понижение. Суть манипуляций в том, что крупные банки Уолл-стрита могут брать золото взаймы у центральных банков под 1% годовых, продавать его на рынке, вкладывать полученные деньги в казначейские билеты США с 6% годовых и извлекать прибыль из разницы в процентах, исчисляемую десятками миллиардов долларов.

    Эти искусственные механизмы «страховки от возможных потерь» уже сильно разрушили финансово-экономическую систему, что чревато огромным риском. Никто не знает, насколько истощен такими займами золотой запас США. И если цена золота превысит 300-долларовую отметку, американскую экономику ждет крах. А в случае ускоренного обесценивания доллара или дальнейшего падения индексов Доу-Джонса и Насдак начнется паническое бегство инвестиций из США. Над американской экономикой все больше сгущаются тучи. Все, кроме ну о-ччень средних американцев, понимают, что Америка стоит у края пропасти. Золотые денечки миновали, наступают сумерки. США имеют самый большой дефицит торгового баланса, какой когда-либо видел мир: 26-33 млрд. долл. в месяц. Т.е. ежемесячно каждый американец потребляет на 400 долларов товаров, произведенных в других частях света, и не отдает за это никакого эквивалента. Таким образом, из 3.300 долл. средней зарплаты среднего американца 12% составляют украденные у других наций средства, 30% - нажиты нечестным путем как следствие неэквивалентного обмена в торговле, 58% получены за собственный труд на оборудовании, стоимость которого, опять же, оплатили другие. Величайший в истории пузырь кредитов и спекуляций, основанный на мифе об «американском экономическом буме» и «новой экономике», неизбежно лопнет. (18)


  • Золотая моя железка
    8 Июля 2003

    В 1976-78 гг. Райзегер работал в Южной Африке. Тогда добыча золота современными средствами была рентабельной, даже при небольшом его содержании в руде, потому что цена золота в то время превышала 300 долларов за унцию. С учетом среднегодовых темпов инфляции в 3%, золото сегодня должно было бы стоить 628 долларов, а оно стоит 265 долларов за унцию!

    С 15 августа 1971 года, когда Америка объявила себя банкротом, потому что не могла или не хотела больше расплачиваться настоящими деньгами, обеспеченными золотом, началась кампания по дискредитации золотых и серебряных денег. Золото и серебро сегодня не считаются деньгами, и банки и правительства прилагают все усилия к тому, чтобы такая ситуация сохранялась. Уже много лет ведется настоящая война против золота и серебра, потому что они являются естественными врагами выпуска ничем не обеспеченных бумажных денег, а этот процесс зашел уже настолько далеко, что неизбежно должен кончиться крахом.

    В январе 1999 г. в Америке была основана организация ГАТА (Акция против золотого треста). 7 декабря 2000 г. эта организация возбудила в Бостонском суде дело против председателя Федерального резервного банка США Алена Гринспэна и ряда других видных финансистов, обвинив их в манипуляциях на рынке золота, создающих серьезную угрозу для всей международной финансовой системы.

    Согласно этому обвинению, крупные банкиры Уолл-стрита с благословения Белого дома осуществляют вмешательство на рынке золота, действуя как картель. Что запрещено. В роли инициатора выступает банк «Голдман Сакс». Жертвами этой политики искусственного занижения цен на золото стали многие предприниматели и рабочие в ЮАР.

    Манипуляции с ценами на золото преследуют три цели:

    1. Помешать тому, чтобы цена на золото стала показателем инфляции в США.

    2. Помешать тому, чтобы растущая цена золота стала показателем слабости
    доллара как международной валюты.

    3. Защитить банки, которые сами склонны при низких процентных ставках брать золотые займы и понесли бы огромные убытки, если бы им пришлось снова покупать золото по повышенной цене.

    Нельзя не заметить, что рынок золота уже 20 лет является ареной игры на понижение. Суть манипуляций в том, что крупные банки Уолл-стрита могут брать золото взаймы у центральных банков под 1% годовых, продавать его на рынке, вкладывать полученные деньги в казначейские билеты США с 6% годовых и извлекать прибыль из разницы в процентах, исчисляемую десятками миллиардов долларов.

    Эти искусственные механизмы «страховки от возможных потерь» уже сильно разрушили финансово-экономическую систему, что чревато огромным риском. Никто не знает, насколько истощен такими займами золотой запас США. И если цена золота превысит 300-долларовую отметку, американскую экономику ждет крах. А в случае ускоренного обесценивания доллара или дальнейшего падения индексов Доу-Джонса и Насдак начнется паническое бегство инвестиций из США.

    Над американской экономикой все больше сгущаются тучи. Все, кроме ну о-ччень средних американцев, понимают, что Америка стоит у края пропасти. Золотые денечки миновали, наступают сумерки.

    США имеют самый большой дефицит торгового баланса, какой когда-либо видел мир. Величайший в истории пузырь кредитов и спекуляций, основанный на мифе об «американском экономическом буме» и «новой экономике», неизбежно лопнет.

    О мифическом значении денег уже написано много. Вспомним роман «Моби Дик»: Ахав, капитан корабля, ведущий безумную охоту за «белым китом», прибил к мачте золотой дублон, предназначенный для того, кто первым увидит Моби Дика.

    Андреас Платтхаус в своей статье в газете «Франкфуртер Алльгемайне Цайтунг» проводит в высшей степени примечательную параллель между романом «Моби Дик» и введением евро («ФАЦ» от 20 января 2001 г.). Золотой дублон рассматривается как премия за совершенно случайное, по сути своей, событие, это монета, которая в ограниченном мире корабля, несколько лет находящегося в автономном плавании, не имеет никакой ценности и совершенно не нужна для жизни на этом корабле. Только по окончании путешествия и в зависимости от успеха охоты на кита будет выплачена премия, воплощающая в себе связь с другим, «культурным», то есть тоже искусственным миром.

    Автор названной статьи (Андреас Платтхаус) не делает на этом упор, но его сравнение может служить символом нынешней ситуации: в «замкнутом торговом государстве» Фихте, как и на корабле, его аналоге, «деньги», собственно, не нужны, они нужны только в Едином мире ВТО.

    Но мы можем найти здесь и много других символов: превращение экономики в «новую экономику», т.е. заключение виртуальных сделок, процесс, который, едва начавшись, тоже уже зашел в тупик. Названия денег ведут свое происхождение от различных мер веса (фунт, марка). Однако наряду с функциями средства обмена, обозначения ценности и средства сохранения ценности деньги давно обрели новую, главную функцию - они стали товаром, которым можно торговать. Торговля деньгами создает видимость прибавочной стоимости, но только видимость. В этом самая глубинная причина многих современных проблем.

    Говоря о названии «евро», А. Платтхаус глубокомысленно трактует и его как некое знамение, подчеркивая тем самым, что деньги утратили какое бы то ни было отношение к своему прежнему обозначению. Будущая «стоимость» евро заключена в политической конструкции, в будущем Европейского Союза, а не в стоимости производимых товаров, которыми можно торговать. Это весьма примечательно, как и то обстоятельство, что речь идет о революции в денежной сфере. Революционное, внезапное и, в конечном счете, насильственное введение евро без долгих переходных сроков - плановое осуществление этой революции.

    Эти и сходные с ними мысли гораздо важней, чем вся болтовня о технических проблемах снабжения и обмена, псевдоэкономические обоснования «стабильности» или политические сказки вроде «теории увенчания», которая видит в европейской валюте «ключевой камень» политического союза.

    Реальностью, в противоположность этой глупой болтовне, является то, что введение евро - это воплощение американской идеи и политической стратегии. Евро разработал лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Манделла. Экономическая и политическая суть заключается в том, что США стремятся свалить свои гигантские долги, накопившиеся благодаря привилегированному положению доллара как резервной валюты, с доллара на евро. Этим объясняется и удивительная сдержанность США перед лицом планов ЕС создать валюту, якобы конкурирующую с долларом. Пока она под контролем, никакой войны доллара с евро не будет.

    Это привилегированное положение доллара, восходящее к самому началу XX века, позволяло США за «напечатанную бумагу», т. е. даром, завладевать ресурсами всего мира и кататься как сыр в масле. За последние годы они усиленно приобретают за свои бумажные доллары реальные ценности в виде промышленных предприятий у своих торговых партнеров. Но это неэквивалентный обмен, формы выражения которого - виртуальные цифры в компьютерах и отрицательные сальдо на счетах. Но у доллара все же было и есть обеспечение: это ракеты с ядерными зарядами и постоянные угрозы военной мощью США, а также устранение бандами убийц из ЦРУ тех государственных деятелей и руководителей экономики, которые «мешают». Иностранные долларовые активы полностью обесценятся, но до того капитал, предназначенный для инвестиций, перейдет из доллара в евро, пока курс последнего искусственно занижен.

    Вывод, будто ценность «новых денег» определяется производственной активностью людей и предприятий, по сути верен, но как раз не в этом видят их ценность в последнее время, потому что биржа осуществляет только финансовые инвестиции, но не вкладывает средства в реальную экономику, поскольку прибыль в ней в среднем ниже. Если же мы наблюдаем бегство капиталов в реальную экономику, то прежде всего потому, что дематериализованные, виртуальные деньги стали самостоятельной сферой и тем самым поставили мир на край пропасти (если он уже не находится в состоянии неостановимого падения).

    Создается впечатление, что описанная А.Платтхаусом эволюция-революция в денежной сфере - почти неизбежный процесс, призванный покончить со всем, что было прежде. Это представляется нам переоценкой «прогресса», модернистской теорией, экстраполяцией из сравнительно короткого периода, которая не обязательно будет иметь такое значение в дальней исторической перспективе и с точки зрения человеческих потребностей. Мы переживаем такую же гипертрофированную переоценку и в области якобы точных естественных наук, претендующих на окончательное объяснение прошлого и будущего Земли и Вселенной, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что эти объяснения ничего не объясняют.

    Так же обстоит дело с «революционными» изменениями характера денег. Скорее «старые» решения могут снова сосредоточить экономику на ее задачах.

    Нас не удивит, если с евро произойдет то же самое: евро станет причиной гибели Европы. Один известный американский экономист предсказывал полтора года назад в журнале «Экономист»: «Введение евро вызовет такую напряженность, что может привести к войне». Кстати, и Коль признавал: введение или отказ от введения евро - это вопрос войны и мира. Поскольку Коль был американским надзирателем в Германии, он сделал свой выбор по команде из США.

    Для поддержки «международного языка» денег и рынка необходима власть. Если бы не было денег, каждый брал бы силой, что ему нравится, как в былые времена. Сегодня это невозможно, так как и за деньгами стоит сила. Напомним еще раз слова графа фон Плеттенберга: «Обеспечением доллара служат американские ракеты с ядерными зарядами и убийцы из ЦРУ, так как американской экономики не существует. Того, кто не понимает «язык денег», т. е. не подчиняется экономическому диктату США, принуждают силой».

    Подготовил Анатолий ИВАНОВ
    http://www.stringer-news.ru/Publication.mhtml?PubID=2156&Part=39


  • Читателям, вероятно, будет интересно узнать о золотых запасах основных стран мира. О США, золотой запас которых находится на уровне 8-8,2 тыс. т, уже писалось. Это золото хранится в хранилищах Форт-Нокса, которое нам иногда показывают по ТВ. Там же хранят свое золото в количестве около 5 тыс. т еще около 80 стран мира. Всего в хранилище лежат около 900 тыс. четырёхсот унцовых слитков золота.

    ФРГ, не имея в 1949 г. ни грамма золота, к 1965 г. накопила 3,9 тыс. т. В последние годы этот запас находится на уровне около 3 тыс. тонн. У Франции с 4,2 тыс. тонн в 1965 г. он сократился до сегодняшних 2,3-2,5 тыс. тонн. Такой же приблизительно золотой запас у Швейцарии. Италия имеет около 2 тыс. тонн, Голландия - 1,3-1,4 тыс. тонн. От 500 до 800 тонн имеют Канада, Португалия, Австрия, Англия, Япония каждая. Около 1,1 тыс. тонн у Бельгии.

    Страны ОПЕК имеют около 3,5 тыс. тонн, МВФ - 3,1 тыс. тонн. ЮАР, которая дала миру около 45 тыс. тонн металла, имеет всего около 500 тонн золота. За 1 тыс. тонн перевалил золотой запас Бразилии, которая, кстати, в 1982 г. имела всего 67,8 тонн металла. Аналогичная ситуация с золотым запасом Китая. Такие страны, как Мексика, Индонезия, Алжир, Австралия, Греция, Иран, Ливия, Индия и некоторые другие, имеют от 100 до 400 тонн золота. Золотые запасы таких стран, как Мавритания, Малави, Гвинея, Кения и др., находятся на уровне от нескольких сот кг. до нескольких тонн.

    Следует отметить, что, например, в Индии при ее скромном золотом запасе многие семьи имеют у себя в виде украшений от 2 до 6 тройских унций золота, а традиционный свадебный подарок невесте колеблется от 2 до 60 унций.

    Несколько слов о существовании в нашей эре валютно-денежных систем. До последней трети XIX века основой денежного обращения большинства стран мира являлось серебро, т.е. существовал серебряный монометаллизм. Золото в тот период в денежном обращении выполняло второстепенную роль. В последней трети XIX века мир постепенно перешел на золотомонетный стандарт. В Англии он начал функционировать с конца XVIII в. Первая мировая война положила конец этому стандарту, а экономический кризис 1929-1933 гг. похоронил его и в Америке. После этого кризиса в мире функционировал золотослитковый стандарт, при котором золото весом в 400 тройских унций продавалось банками за доллары США. После окончания Второй мировой войны в мире был установлен золотодевизный стандарт, основные положения которого были зафиксированы в Бреттон Вудсе, США. Эта система начала функционировать с марта 1947 г. Финансовые органы этой системы - МВФ и МБРР, а участники - более 140 стран мира. И США в этой системе-спруте играли ведущую роль. Эта система действовала на следующих принципах:

    1. Доллар - главная валюта капиталистического мира, основная расчетная и резервная валюта.

    2. Доллар был жестко приравнен к золоту, и члены МВФ устанавливали паритеты своих валют по отношению к золоту или доллару.

    3. Члены МВФ поддерживали фиксированные курсы своих валют по отношению к доллару с колебаниями плюс или минус 1%.

    4. Цена на золото была установлена в размере 35 дол. за тройскую унцию.

    5. Только доллар свободно обменивался на слитки золота через центральные банки стран МВФ.

    6. С помощью доллара осуществлялось подавляющее большинство (более 80%) многосторонних расчетов между банками стран мира.

    И эта так называемая золотодевизная система просуществовала до конца 70-х годов, когда очередной экономический и валютно-финансовый кризис похоронил жестко привязанную к доллару мировую денежную систему. И из этого кризиса она не вылезла и до настоящего времени, о чем свидетельствуют регулярные потрясения на финансовых рынках мира. За последние пару месяцев мир стал свидетелем краха нескольких крупнейших американских компаний с капиталами в сотни млрд. долларов, которые лопаются одна за другой, как мыльные пузыри. И в этом суть американской, да и всей системы капитализма, где в одночасье всё может рухнуть, как это уже было в начале 30-х годов прошлого века. Да и что можно ждать от страны-банкрота с 10-триллионным внешним и внутренним долгом и неустанно работающим печатным долларовым станком. Рано или поздно эти триллионы ничем не обеспеченных долларов обрушатся на Америку и похоронят ее, а вместе с ним и жирующие страны «золотого миллиарда».

    Но сегодняшняя Америка продолжает жировать, высасывая материальные и интеллектуальные ресурсы из большинства стран мира, а в последнее 10-летие и из России. 300 млн. американцев, что составляет менее 5% населения мира, поглощают более 40% материальных ресурсов планеты, возвращая ей более 50% загрязнения окружающей среды. И этот гипертрофированный уровень потребления с неумолимой логикой приближает эколого-экономическую и нравственную катастрофу на Земле. Сегодня человечество живет в условиях надвигающегося краха капитализма, а он неминуем ресурсно, ибо ресурсы Земли катастрофически истощаются и с трудом обеспечивают все более возрастающий аппетит «золотого миллиарда». И этот разрыв в потре-блении между ним и остальным миром катастрофически увеличивается. А как жить оставшимся 5 миллиардам?!

    Ведь количество едоков в мире увеличивается на 100 млн. в год, а количество пахотных земель не увеличивается. Невосполнимые ресурсы Земли становятся все более невосполнимыми...

    И сегодня в условиях постоянных валютно-финансовых и экономических потрясений золото остается самым надежным и ликвидным средством сохранения и спасения капитала и поэтому ему обеспечен непрерывный ценовой рост.

    http://www.duel.ru/200303/?03_03_01


  • КЕРЕНКИ ДЯДИ СЭМА

    «Зелёненькие» баксы отличаются от «красненьких» керенок только цветом. Стоимость же тех и других немногим больше стоимости бумаги и красок, потраченных на их изготовление

    По самым скромным подсчётам, сегодня в «чулках» россиян лежит около 80 миллиардов долларов: они предпочитают хранить свои накопления в «зелёных», уповая на то, что это самое надёжное средство и в мире, и в России. Но так ли уж надёжны зелёные американские бумажки, как это представляется людям?

    Что только ни предлагалось с древнейших времён в качестве устойчивого эквивалента товаров: рабы, быки, тараны, меха, ткани, ракушки, куски янтаря. Но постепенно торговый люд пришёл к выводу: наиболее удобны для перевозки, обмена и хранения редкие и дорогие металлы - золото и серебро.

    За миллионы лет на поверхности нашей планеты, чаще в речных песках, накопились тысячи тонн золота. Особенно много его было найдено в древности в Египте, в Синайской пустыне. Фараон Менес I в 3400 году до н.э. уже выпускал взвешенные и клеймённые его именем золотые слитки. Однако настоящим платёжным средством сделал этот металл легендарный лидийский царь Крёз, начавший в VI веке до н. э. чеканить монеты весом в 11 граммов из золота россыпей малоазиатской реки Пактол. В IV веке до н. э. Александр Македонский, захвативший после разгрома Персидской державы не менее 4 тыс. тонн золота, стал богатейшим человеком всех времён и народов. Естественно, в эпоху эллинизма самыми надёжными деньгами стали отчеканенные им золотые статеры с профилем завоевателя весом 7,27 грамма.

    Впоследствии их сменили ареусы Юлия Цезаря из золота, добытого в Испании, Фракии и других ограбленных римлянами странах. В средние века золотые монеты чеканят практически повсеместно. Византийцы - солидусы, арабы - динары, флорентийцы - флорины, венецианцы - дукаты и цекины, французы - экю, англичане - нобли... Но в начале XVI века разразился так называемый золотой кризис. Запасы драгоценного металла, добытого ещё в античные времена, оказались исчерпанными. Новых месторождений не было. В итоге на короткий период времени главным платёжным средством стали монеты из серебра.

    Кризис разрешился вскоре после открытия Нового света, когда в Европу из-за океана хлынула постоянная золотая река. Более 2 тысяч тонн драгоценного металла южноамериканского происхождения пополнили сокровищницы королей, священников и купцов. Испания начала чеканить золотые эскудо и пистоли. Во Франции с 1640 года поступает в оборот луидор; Англия чеканит соверен. Наполеон Бонапарт выпускал наполеондор, Россия - империал, США с 1834 года чеканили золотой доллар, а затем монеты по 10 и 20 долларов.

    В XIX веке наступил период, когда золотые монеты находились в свободном обращении, а бумажные деньги выпускались лишь при строгом золотом обеспечении - и эмиссионные банки были обязаны свободно разменивать бумажные ассигнации на драгоценный металл. Серебро стало играть роль дополнительной монеты, курс которой колебался в зависимости от соотношения цен на золото и серебро.

    Такая ситуация возникла потому, что во второй половине XIX столетия были открыты огромные золотые месторождения в Калифорнии, Австралии, России, Южной Африке и Аляске. Почти весь добытый металл перечеканивался в монету, но для бурно развивавшегося капитализма с его быстро возраставшим денежным оборотом этого было мало, финансовый мир катился к инфляции, поскольку номинальная стоимость запущенных в оборот ассигнаций резко превышала стоимость золота в банковских сейфах. В итоге бумажные деньги катастрофически быстро обесценивались, надвигалась финансовая катастрофа.

    В августе 1914 года началась Первая мировая война, и сложившаяся финансовая система рухнула. Для покрытия колоссальных военных расходов потребовалось такое количество денег, что ни о каком золотом стандарте не могло быть и речи. Золото стало дефицитнейшим металлом, свободный провоз его через границы был запрещён всеми государствами. Германия, Франция, Россия, Англия - лишились значительной части своих золотых запасов, затем безмерно разбогатела Америка, поставлявшая странам Антанты продукты питания, военное снаряжение и оружие.

    Но после мирового экономического кризиса 1929 - 1933 годов даже Америка была вынуждена ввести государственную монополию на золото. С 1935 по 1975 годы гражданам Соединенных Штатов запрещалось покупать, продавать и хранить этот металл в слитках и монетах. Вторая Мировая война вызвала новые чудовищные военные расходы, золото из СССР и Англии опять рекой потекло в США.

    Англия уже к 1943 году полностью истратила свой золотой запас на покупку оружия, продовольствия и техники у Соединённых Штатов. В 1941 году госсекретарь США Д. Ачесон прибыл в Москву, чтобы выяснить платёжные возможности СССР. По приказу И.В. Сталина, специальный самолёт отвёз заокеанского чиновника в Магадан, затем на Колыму. Здесь американцу показали золотоносные прииски. Увидев масштабы добычи драгоценного металла в Советском Союзе, Ачесон заявил, что у него нет никаких сомнений в платёжеспособности России... Только после этого Америка начала оказывать нам помощь, но вопреки бытующему мнению она делала это не бесплатно. За всё, что США в годы войны поставили в СССР, им было заплачено золотом. Ежемесячно в Магадан приходила американская подводная лодка, на которую грузилось русское золото в уплату за поставки оружия, продовольствия и техники. В итоге такой политики к 1949 году в хранилищах Форт-Нокса в США скопилось величайшее количество золота, когда-либо собранное воедино - 21 800 тонн.

    Ещё в ходе Второй мировой войны, нанёсшей непоправимый ущерб Британской империи, янки быстро смекнули, что им предоставляется уникальный шанс занять ведущее место в мире. Для этого надо лишь избавиться от влияния на мировую экономику мощнейших золотодобывающих держав - СССР и Южной Африки. США нашли довольно простой способ, как это сделать. Они решили ввести бумажный доллар в мировую экономику в качестве замены золота. В июле 1944 года, когда исход войны был ясен, они созвали в Бреттон-Вудсе в штате Нью-Гемпшир Международную конференцию с участием 44 стран. Именно на этой конференции были созданы Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк развития и реконструкции (МБРР). В их уставе было записано: «Паритет валюты каждой страны-члена будет выражен в золоте, как общем знаменателе, или в американских долларах веса и пробы, существовавших на 1 июля 1944 года».

    На самом деле золотых долларов в обращении в США уже не было. Бреттонвудское соглашение стало первым шагом в порабощении американцами мировой экономики, поскольку уравнивало бумажный доллар с золотом и наделяло его функцией мировой валюты. С тех пор янки по всему миру скупают за зелёную крашеную бумагу настоящие богатства: акции заводов, рудников, земельных участков; они овладели источниками сырья и рынками сбыта. Тысячелетняя «жажда золота» сменилась «жаждой долларов». Серо-зелёные банкноты с ничтожной себестоимостью, отпечатанные в спецтипографии Штатов, стали символом богатства, власти и неограниченных возможностей.

    Но если золото не имеет национальности, то доллар - национальная валюта США. В итоге во всех странах золотовалютный резерв складывается теперь прежде всего из долларов как резервной валюты. Чтобы получить их, необходимо что-то произвести, а потом продать. Например, добыча того же золота - весьма трудоёмкий процесс; к тому же его запасы в мире катастрофически уменьшаются. За всю историю человечества добыто более 100 тысяч тонн этого металла, а в недрах рудников осталось не более половины этого количества; надолго его не хватит, тогда как количество «долларовой бумаги» связано только с мощностью печатного станка.

    Добыча золота сокращается - и скоро оно станет дефицитом. Заокеанские финансисты это прекрасно понимают и поэтому при международных расчётах с удовольствием расплачиваются крашеными бумажками. Сейчас США практически бесконтрольно печатают валюту, высокий номинал которой отнюдь не обеспечен золотом. Тем не менее, мировые банки умело играют на «понижение» стоимости драгметалла, искусственно завышая цену доллара.

    Золотое обеспечение американских денег фактически прекратилось 15 августа 1971 года, когда президент Никсон объявил: США прекращают размен долларов на драгметалл. Это заявление главы Белого дома стало итогом двух весьма неприятных для Штатов инцидентов. Незадолго до этого президент Франции де Голль отправил за океан корабль, битком набитый американскими бумажными деньгами с официальным требованием обменять их на золото. Такую же операцию провела Западная Германия. Золотой запас Форт-Нокса сократился на тысячи тонн, а Америка оказалась на грани банкротства. Выход янки нашли в 1978 году, когда под их давлением вступило в силу Ямайское валютное соглашение, по которому золото перестало быть основой международных расчётов. Отменялось само понятие золотого обеспечения национальных денег. Их курсы стали устанавливать не по отношению к золоту, а по отношению друг к другу. Возникла «плавающая» цена тройской унции золота (31,3 грамма) и «плавающие» курсы валют, об изменениях которых мы узнаём теперь из выпусков последних известий.

    Правительство СССР до последнего времени сохраняло «золотой» курс рубля при международных расчётах. Запасы драгметалла в СССР достигали 2500 тонн, а максимальная ежегодная добыча - 304 тонны. Немало добывается его и в современной России, но закупка золота государственным банком почти не ведётся. Благодаря американцам, золото перестало быть валютой, оно стало товаром с ценой около 12 миллионов долларов за тонну. Зато зелёные бумажки с физиономиями американских президентов приобрели небывалую и необоснованно высокую цену; за них США скупают настоящие и весьма трудоёмкие ценности: нефть, металлы, руду, высококвалифицированные мозги учёных.

    Инженер Гарин из фантастического романа А. Толстого лишил золото права на всемирный денежный эквивалент - и тем самым разрушил экономику капиталистического мира. Американцы подсунули вместо него свои бумажные деньги - и стали хозяевами мира. Скупка долларов гражданами РФ и стран СНГ, перепуганными непредсказуемостью своих правительств, поддерживает высокий курс американской валюты.

    Несмотря на случающиеся иногда падения курса доллара по отношению к рублю, общая тенденция к его росту относительно нашего рубля сохраняется. Все уже забыли, что в советское время на чёрном рынке доллар стоил полтора-два рубля; развал СССР привёл к скоростному обесцениванию рубля: в январе 1992 года доллар оценивался в сто рублей; в январе 1993 года - в пятьсот. В январе 1994 - в 1500 рублей; в январе 1995 - в 4 000 рублей... Наконец цена доллара выросла до 6 000 рублей, но после деноминации с рубля «списали» три нуля, и в 1997 году доллар стал стоить 6 рублей. Затем была инфляция, снизившая цену нашей валюты втрое, а затем постепенно она скатилась до 30 рублей за доллар. При этом люди почему-то не обращают внимания на заметное обесценивание самих американских денег. Покупательная способность доллара падает неуклонно.

    Как заставить биржу снизить соотношение рубля к доллару в пользу рубля? Единственный реальный путь - начать ЭКСПОРТ ЗА РУССКИЙ РУБЛЬ. Пусть Запад покупает нефть, газ, уголь, алмазы, никель, медь, древесину и прочее сырьё за рубли. Биржевой курс несправедлив по отношению к рублю? Прекрасно. Давайте использовать этот несправедливый курс в интересах России - и тогда в кратчайший срок Биржа взорвётся! Ведь положительное сальдо внешней торговли России на внешнем рынке - 50 миллиардов долларов. Возросший спрос на рубль немедленно поднимет его цену. Между тем, на внутреннем рынке России в обращении находится всего около 1,5 триллионов рублей, или около 50 млрд. долларов: значит, на фоне бесконтрольно-гигантского океана американской валюты возникнет дикий дефицит наших рублей.

    Продажа всё более дефицитного сырья за русскую национальную валюту позволила бы остановить обесценивание рубля. Вполне справедливо будет, если он подорожает в несколько раз и вернётся к более или менее справедливому соотношению 1 доллар - 5-6 рублей. При этом резко поднимутся доходы бедноты и среднего слоя - рабочих, крестьян, интеллигенции, но резко уменьшатся многомиллиардные личные доходы казнокрадов. Однако нынешнее правительство вразрез с национальными интересами продолжает скупать сотни миллиардов долларов, создавая бесполезный для нашей экономики валютный резерв из крашеной бумаги, который, по сути, будет работать на США. Америка же продолжит тайную скупку золота в огромных количествах и по явно заниженным ценам. Уж кто-кто, а янки прекрасно понимают: даже окрашенная в зелёный цвет бумага остаётся только бумагой!

    Александр ПОРТНОВ
    http://www.duel.ru/200516/?16_3_1


  • „США и другие западные страны создали специальный инструмент перераспределения в свою пользу ресурсов других государств, намеренно значительно занижая цены на сырье из стран и топливо, поступающие из третьего мира. Эксперты ООН неоднократно отмечали, что реальные затраты развивающихся стран на добычу сырья и топлива, включая сопутствующие экологические аспекты, значительно выше установленных на них мировых цен. Занижение цен происходит как за счет значительной недоплаты работникам, осуществляющим добычу (зачастую в несколько раз), так и за счет игнорирования того ущерба, который наносится природе стран-поставщиков сырья. По данным международных организаций, промышленным предприятиям развивающихся стран, экспортирующим свою продукцию в западные страны, пришлось бы израсходовать только на меры по борьбе с загрязнением окружающей среды на многие десятки миллиардов долларов больше, если бы от них потребовалось соблюдать экологические нормы, действующие в США. США проводят целенаправленную политику снижения цен, прежде всего за счет тарифных барьеров на обработанные продукты, не позволяющих развивающимся странам экспортировать уже обработанные сырьевые товары. США вынуждают их продавать только сырье, поскольку львиная доля цены формируется на последних стадиях обработки, предприятия которой размещаются уже в США. Еще одним из инструментов по снижению цен являются внутренние субсидии сельскому хозяйству США, особенно на производство, дорогостоящее как с экологической, так и с экономической точек зрения. Сегодня США - крупнейший в мире производитель излишков продовольственного зерна, а это оказывает депрессивное влияние на мировой рынок продовольственных товаров вообще. Занижение цен на сырье и топливо осуществляется пропорционально усилению экономических позиций западного мира, по мере опережающего роста темпов экономического развития. Занижение цен не только не остается на одном уровне, но постоянно углубляется. Цены на сырье, за исключением нефти, снизились в начале 90-х годов в абсолютном выражении. К середине 90-х годов индекс сырьевых цен ЮНКТАД был на 30 процентов ниже среднего уровня 1980 года. Эта тенденция сохраняется до сих пор, усиливая нищету и бедность в развивающихся странах, более миллиарда граждан которых сегодня голодают. Таким образом, как отмечается в докладе Международной комиссии по окружающей среде и развитию, "бедные развивающиеся страны вынуждены субсидировать более богатых импортеров своей продукции", и прежде всего США. В феномене заниженных цен на сырье и топливо из развивающихся стран есть много общего с феноменом заниженного курса рубля по отношению к доллару, являющегося результатом искусных манипуляций закулисных дельцов, выражающих интересы паразитических мондиалистских структур Запада“. (1)


  • НА ИГЛЕ

    Зри в корень.
    Козьма Прутков

    Сейчас всем ясно, что «всенародная» приватизация была направлена на перераспределение денег в пользу одной социальной группы (по-марксистски, класса) с целью обес?печения ей (ему) возможности первоначального накопления капитала путём приобретения ею (им) наиболее жирных кусков общественного (государственного) пирога. Произошло фактическое ограбление большинства меньшинством.

    Далее пошёл процесс реформ на укрепление положения грабителей. Реформирование увеличило среди них число миллиардеров за счёт снижения уровня жизни всех остальных (всё это давным-давно рассмотрено в трудах классиков марксизма).

    Ныне в России: цены растут; зарплата не увеличивается, а если и увеличивается, то не настолько, чтобы догнать цены; кроме того, имеет место невыплата зарплаты; армей?ское и флотское жалование кадровых военных, равно как и содержание срочников, нахо?дится на самом низком уровне в мире для этой категории; с пенсиями и стипендиями - то же самое.

    Российское правительство время от времени повышает размеры зарплат, пенсий и стипендий, но инфляция сводит такие повышения к нулю. Что же касается невыплат, то это порой устраивает инсценировку судов над неплательщиками. И кое у кого создаётся впечатление, что виноваты местные власти и, если их поправлять, в конце концов цены стабилизируются, зарплаты, пенсии и стипендии будут расти, а невыплат не станет. Ой ли? Давайте разберёмся.

    Начнём с вопроса: какая валюта в России нынче является базовой? Правильно: дол?лар США. Почему?

    Немного истории. По окончании Второй мировой войны (1945) США, оказавшиеся самой богатой страной планеты, начали «холодную» войну против самых бедных стран - СССР и его союзников, сторонников социализма. Кроме всего прочего, они стали осуществлять расширение поля деятельности своей валюты - доллара. Это им удалось прежде всего в Европе. Последней они навязали свои кредиты - для «обеспечения демократии» и «защи?ты от «империи зла» - СССР». После ухода из жизни Сталина это их поле расширилось ещё за счёт... СССР. Каким образом? А постсталинское руководство КПСС решило день?ги, получаемые за экспорт нефти из СССР, класть на счета в европейские банки. Надо ли говорить, как это было выгодно США - ведь тем самым расширялся объём обращения их доллара!

    После 1991 г., когда СССР не стало, - не стало, по идее, и «холодной» войны. Каза?лось, что постсоветская Россия не станет участницей расширения долларовой аферы США. Не тут-то было! Участие России в афере США даже... усилилось! За счёт крупно?масштабного ввоза в Россию американских долларов, продолжающегося (нарастающим темпом) и по сегодняшний день.

    Правда, сегодня, когда «военной угрозы» со стороны несуществующего СССР нет, наблюдается падение доллара. Это выгодно «должникам» США - европейским странам, но невыгодно США. Посему последние создают миф о «всемирной угрозе терроризма», демонстрируют «успехи» своей армии, рекламируют свою космическую технику. Им уда?лось такими способами привлечь Россию к объединению «против терроризма», к прове?дению совместных военных учений и к обоюдному участию в «освоении космоса». За всё это США Россию щедро кредитуют, конечно, долларами.

    Таким образом, Россия сегодня имеет жесткую привязку своей валюты к американ?скому доллару. Вот это и есть тот корень, в который надо зрить, чтобы понять «откуда ноги растут» - почему у нас все эти инфляции, росты цен, низкие зарплаты, пенсии и сти?пендии и даже случаи невыплат заработанных денег.

    Дело в том, что наш Российский Центральный Банк, посаженный как на иглу на американский доллар, не может обеспечить стабильное функционирование всей системы расчётов подчинённых ему коммерческих банков; последние поэтому не могут выполнять свою основную функцию - кредитование сектора экономики страны. Отсюда - финансо?вые кризисы: инфляция, рост цен, невыплаты зарплат и т.д.

    Что предпринимает правительство РФ? А вот что: критикует отдельные стороны деятельности коммерческих банков, не трогая ЦБ; журит министров; призывает «усилить контроль», «блюсти надзор» и т.п. над... коммерческими банками. Т.е. выхватывает част?ности, следствия, не трогая, даже не называя причину. При этом ссылается на рекоменда?ции Базельского комитета по банковскому надзору, прекрасно зная, что для устранения всех этих частностей как следствий необходимо, согласно рекомендациям того же коми?тета, чтобы ЦБ определил изначально коммерческим банкам их цель и функции, после чего - методы проведения ими финансовой политики в рамках сектора экономики страны.

    Следовательно, все правительственные мероприятия частного масштаба есть не что иное, как блеф. Блефуют здесь господа высокие! Впрочем, как везде: в военной ли, в правовой, научной и т.д. сферах.

    И будут блефовать, пока они у власти.

    Алексей ГОЛЕНКОВ
    http://www.duel.ru/200519/?19_3_3


  • Доллар - это грандиозный аппарат управления современным миром

    Известный российский социолог Александр Зиновьев отвечает на вопросы Washington ProFile. Материал подготовлен журналистом газеты "ВЕК" Стасом Стремидловским.

    Вопрос: Александр Александрович, обычно о долларе рассуждают, применяя экономическую терминологию. Но мы видим, как в современном мире прежние понятия приобретают новые смыслы. Что в таком случае сегодня из себя представляет доллар?

    Зиновьев: Понимание социальной сущности доллара невозможно вне рамок понимания современного западнистского сверхобщества. А в последнем не существует некого единственно значимого компонента, работает целый комплекс компонентов. И, конечно, одним из важнейших является доллар. Он одновременно выполняет и политические, и социальные, и экономические функции. Доллар принимают везде, он приобрел "золотую функцию", став фундаментом и покрытием для большинства прочих мировых валют. Доллар - это уникальная валюта, с которой никакая другая не может сравниться; не просто бумажка, но грандиозный аппарат, часть системы власти и управления современным миром.

    Вопрос: Но разве все вышеперечисленное не может относиться и к евро?

    Зиновьев: Разговоры о евро как реальном экономическом конкуренте доллара являются бессмысленными. Важно понять, что лежит в основание могущества американской валюты. А это вовсе не золото или товарное обеспечение, а военная мощь США. Американская армия и флот на голову превосходят вооруженные силы всего остального мира и уж точно - Западной Европы. Колебания в пользу евро возможны, однако они не носят принципиального характера, ведь за евро такие вооруженные силы не стоят. К тому же европейские подразделения так или иначе подчиняются объединенному военному командованию западнистского сверхобщества, где тон задают американцы.

    Вопрос: Для чего в таком случае нужен евро?

    Зиновьев: В общих чертах можно сказать, что евро - это глобальный механизм перераспределения долларов между мировыми игроками. Конечно, есть и другие функции. В какой-то степени интегрирующаяся Европа пытается выставить евро в качестве противовеса доллару. И, более того, Европе позволяют действовать подобным образом, пока она не выходит за собственные границы. Однако, при первых же попытках евро заявить о себе серьезно на внешних рынках, со стороны доллара последует удар. Следует помнить, что западнистское сверхобщество хоть и зависит от работы не одного, а нескольких механизмов, каждый из них является уникальным и не может иметь конкурентов или дублеров.

    Подобно тому как европейское сообщество стран является вторичной частью западнистского сверхобщества, подчиненной США, евро является вторичной валютой, производной от доллара, олицетворяющего собой глобальный денежный аппарат. Поэтому перепады курса между этими двумя валютами, падение одной и возвышение другой, есть элемент великой "шахматной" игры, которая ведется одновременно на тысячах досок в различных измерениях с постоянно меняющимися правилами.

    Вопрос: Что может привести к реальному ухудшению положения американской валюты?

    Зиновьев: Падение долларовой системы возможно только в случае общего социального спада западнистского мира. Для этого вооруженные силы США и блока НАТО должны начать терпеть поражения - сперва в одном регионе, потом в другом и так далее. Западные лидеры это понимают. Вот почему американские власти так осторожно подходят к проведению военной операции против Ирака, они хотят действовать наверняка. Поражение или неудача в Ираке страшны то только гибелью сотен или даже тысяч военнослужащих, но созданием предпосылок для краха всего западнистского сверхобщества, поскольку военное поражение здесь немедленно сказывается в финансовой сфере, средствах массовой информации, политической среде.

    Вопрос: Одинаковые ли функции выполняет доллар внутри западнистского сверхобщества и во внешнем мире?

    Зиновьев: Есть сходства, есть различия. Во внешней среде доллар в большинстве случае выполняет роль средства поощрения или наказания. Допустим, что касается России, то сегодня глобалистский Вашингтон заинтересован в хороших отношениях с Кремлем, поэтому в его интересах поддерживать стабильный курс рубля. Но если вдруг, по каким-то причинам, потребуется "уронить" рубль - недели не пройдет, как случится очередной дефолт или что-нибудь в этом роде. Стабильность национальной валюты по отношению к доллару и есть фактор поощрения. В свою очередь нестабильность применяется, когда надо сместить неугодное правительство. Вот вам пример того, как долларовый механизм выполняет роль мощнейшего средства управления и манипулирования.

    Внутри западнистского сверхобщества функции доллара более многообразны. Денежный механизм пронизывает Запад сверху донизу, вплоть до рядовых граждан, иначе западнистский человейник не смог бы существовать. Банки выполняют те же функции, какие в советском сверхобществе выполнял партийный аппарат - распределяет людей по социальным ячейкам общества, предоставляет работу, жилье, дает возможность получить образование, гарантирует право на отдых и лечение. Причем, все эти блага в такой же степени доступны члену западнистского сверхобщества, в какой они были доступны члену советского сверхобщества. И доллар, как средство распределения, возможно, даже исполняет свои функции более эффективно, чем это делал когда-то советский партийный аппарат.
    http://www.zaistinu.ru/articles/?aid=92


  • Лисичкин. Глобальная империя зла

    Финансово-экономическое оружие

    Качественный сдвиг в мировой финансовой системе.

    В последнее десятилетие произошли значительные изменения в мировой экономике. Ранее банковский капитал обслуживал потребности материального производства и фактически сросся с ним. Однако уже со средины 80-х годов начался отрыв чисто финансового капитала от нужд материального развития. К настоящему времени он принял откровенно уродливые формы. По различным оценкам в мировой экономике на каждый доллар, обращающийся в производственной сфере, приходится от 15 до 50 долларов, замкнутых на чисто спекулятивные финансовые операции. Поскольку доллар стал мировой валютой, и США располагают огромным ее запасом, то они получили в руки мощнейшее оружие, позволяющее нанести тяжелый финансовый ущерб практически любой стране. Вместе с тем, такой отрыв создает обстановку потенциальной неустойчивости экономики США. Оценка некоторых сторон создавшейся ситуации содержится в брошюре В.И. Скрипника [31]:

    «Финансовая система капитализма опирается на три пирамиды: фондовый рынок, мировую резервную валюту, форвардные контракты на поставку валюты. Фондовый рынок создает фиктивные производственные мощности, сопровождая это мощным потоком информации и рекламы, которые пропагандируют ложные ценности и приоритеты. Рост или спад котировок на биржах (индекс Доу -Джонса) не имеет реальной физической (производственной) основы, но тем не менее является показателем при определении финансового положения компаний, банков и стран. Это позволяет отдельным субъектам извлекать фиктивные доходы - основу для наращивания фиктивных производственных мощностей. По оценкам экспертов. объем так называемых «лишних» денег, вложенных в акции только в США, составляет 9 трлн. долл.

    Экономика, основанная на высокоразвитом фондовом рынке, является заложницей объективного разрушительного спекулятивного процесса. Миллиарды долларов могут быть в один день направлены на скупку тех или иных компаний или, наоборот, выведены с рынка, что равносильно коллапсу экономики. Вывод: фондовый рынок является абсолютно неприемлемым институтом инвестиций и проигрывает по всем направлениям даже такому институту, как Госплан СССР.

    Хранение сбережений большинства людей мира в долларах США делает из доллара и финансовой системы США самую большую финансовую пирамиду в истории человечества. В случае предъявления хотя бы части накопленных долларов в качестве платежей цены на товары в долларах резко возрастут, произойдет его неуправляемая девальвация. Сегодня в любой момент может произойти одномоментный сброс долларов инвесторами мира. При таком развитии событий доллар США перестанет быть мировой резервной валютой, и в мире установятся многополюсные валютные взаимоотношения. Форвардные договоры на поставку валюты фактически пари, которые не отражены в балансах и становятся миной замедленного действия под любым банком. Сам факт появления форвардных контрактов между банками свидетельствует о глубоком кризисе современной западной финансовой системы».


    Финансовые махинации как источник экономической власти США


    К концу 90-х годов произошли значительные изменения в экономических взаимоотношениях США с окружающим миром. Их определяющие моменты анализируются в статье Р. Овчинникова [32]:

    «Катастрофические последствия этой небывало возросшей алчности магнатов капитала уже очевидны. Они нашли свое выражение, прежде всего, в финансовом мародерстве на международной арене, когда сомкнувшие ряды стаи финансовых акул грабят целые страны и даже регионы. Азиатский финансовый кризис, грянувший в 1997 году, затем аналогичные кризисы в России и Бразилии - наглядные примеры такого пиратства.

    Главное оружие этого международного разбоя - использование колоссальных избыточных прибылей для подрыва валютно-финансовых систем других стран, становящихся его жертвами. Но степень этого авантюризма переходит уже все разумные рамки. Становится ясно, что бешеные деньги, игра ва-банк в рулетку могут в корне подорвать экономику также и наживающихся пока США Все дело в том, что в погоне за прибылью американские монополии, теряя голову, манипулируют уже даже не реальными средствами, а чисто фиктивным, искусственно надутым капиталом. В результате в экономике США - этого главного казино - разрастаются огромные пузыри, за которыми ничто не стоит, и они могут лопнуть в любое время. Не просто лопнуть, но и увлечь за собой в общий крах, по пргшеру 1929 года, американскую фондовую биржу.

    Наглядным примером оголтелости американских финансовых спекулянтов является поведение новых пираний бизнеса - так называемых хеджинговых фондов. «Хеджинговые фонды» - это номинально «перестраховочные фонды», то есть такие финансовые институты, которые должны путем двойной подстраховки становиться непотопляемыми. На деле, однако, как признает один из наиболее модных сейчас в США экономистов - П. Кругман в своей книге «Возвращение депрессивной экономики», ничего подобного не происходит. Скорее, наоборот.

    Данные фонды, подчеркивает Кругман, занимаются в высшей степени рискованной «финансовой игрой». Они захватывают в свои руки огромные пакеты чужих акций, в сто раз (!) превышающие их собственный уставный капитал. Это означает, что повышение пены на данные акции всего на 1 процент удваивает их первоначальный уставный капитал. Отсюда и проистекает прямо-таки патологическое пристрастие «хеджинговых фондов» к игре на повышение курсов акций, находящихся в их руках. Но именно поэтому указанные фонды могут лопнуть с легкостью необыкновенной. Тем не менее, игра с надутием курса акций в США продолжается, и это, как считает Кругман, создает «машину финансового Судного дня».

    Проводником интересов США служит монетаризм. Как указывается в работе [31]:

    «В монетарной экономике создается большой объем фиктивных производственных мощностей. Фиктивных потому, что они призваны обслуживать интересы гигантского сектора финансово-спекулятивной сферы. Монетарный экономизм навязывает гражданам всего мира излишние и даже вредные для здоровья материальные блага, способствует созданию субкультур потребления. Потребление в таком обществе находится под колоссальным прессом рекламы, которая диктует стереотипы поведения, не оставляющего времени и сил для духовного развития».

    В целом, финансово-экономическая система Запада неустойчива и может обвалиться, последствия такого обвала для США могут оказаться гораздо менее разрушительными, чем для стран остального мира. В самих США оплата производится в основном с помощью электронных кредитных карточек, т.е. доллары носят в определенном смысле слова виртуальный характер и могут быть сохранены внутренние финансовые взаимоотношения. В странах третьего мира доллары накапливаются в виде бумажной массы, и их обвал разорит сотни миллионов людей. Отмечается рост печатания фальшивых долларов. В газете «Коммерсантъ» приведены показания арестованного в Тбилиси жителя Чечни Махаури, лидера группировки фальшивомонетчиков [33]:

    «На допросах он дал сенсационные показания о том, что его сообщники в Ичкерии напечатали более 10 млрд. долларов, которые небольшими партиями будут реализованы в России, Грузии и других странах СНГ. Группировка Махаури буквально наводнила Грузию фальшивой валютой. Изготовленные ее участниками стодолларовые банкноты были очень высокого качества, даже детекторы валют не могли отличить их от настоящих, и подделки свободно принимали во всех банках и обменных пунктах».

    Об эволюции современного финансово-экономического мироустройства говорится в статье И. Андреева [34]:

    «Кстати, само представление о вестерн-цивилизации как оптимальном тине общественной организации, фундаментом которой выступают «сиамские близнецы» западного мироустройства - рынок и парламент как якобы универсальные гаранты прав человека. - все более явно изживает себя. Эта цивилизация эсхатологична, растратила свой жизненный (в том числе экологический) ресурс. Ее высшее воплощение и экономический нерв - мировая валютно-финансовая иерархия - ничего конкретного не производит, хотя ее прибыли растут как бы из ничего, или, другими словами, «из воздуха». Она паразитарна в самой своей нынешней сущности, а потому поддерживать необходимый экономический «жизненный тонус» может либо в партнерском союзе с остальным миром (что в принципе противоречит коренным интересам банковской элиты), либо в роли жестокого валютно-финан-сового вампира, который мерным шелестом цепных бумаг, велеречивыми разговорами о демократии, парламентаризме, экологии и правах человека изысканно - вежливо мистифицирует простодушных партнеров».


    Методы контроля экономического развития

    США, став финансово-экономическим лидером в мире, поставили под свой контроль основные международные межправительственные организации. С их помощью США эффективно воздействуют на подавляющее большинство стран мира. Значительную роль играет Международный валютный фонд (МВФ), созданный в 1944 году, - межправительственная валютно-кредитная организация, предназначенная регулировать валютные отношения между государствами и предоставлять им кредиты при валютных затруднениях, связанных с неуравновешенностью платежных балансов. Деятельность МВФ фактически контролируют США, направляя ее на поддержание валют развитых стран и на подчинение развивающихся.

    Как известно, повышение процентных ставок на международном рынке ссудных капиталов в 80-х годах и падение цен на сырье вызвали кризис неплатежеспособности развивающихся стран. Они уже оказались не в силах погашать долг и выплачивать проценты по кредитам. Круг таких стран и объем их внешнего долга растет. О последствиях этого говорится в книге Е.Н. Ведуты [35]:

    «Чем больше задолженность страны, тем большую роль в регулировании её экономики и предоставлении займов играют МВФ и Всемирный банк. Их требования сводятся к либерализации национальной экономики, приватизации государственной собственности, прекращению субсидий убыточным производствам и проведению жесткой денежно-кредитной политики, обеспечивающей стабильность национальных валют. В результате такой деятельности, направленной на борьбу с инфляцией, снижается уровень жизни в этих странах, растет безработица и социальное расслоение, а проблема задолженности воспроизводится. Тем самым расширяется спрос на доллары, служащие залогом для выпуска национальных валют. Для его удовлетворения платежный баланс США имеет дефицит и является источником инфляции, что подчиняет развитие мировой экономики стратегическим интересам США, усиливает нестабильность в мировой экономике и в перспективе ведет к глобальному всемирному кризису».

    В своих требованиях МВФ опиралась на теорию монетаризма, приписывающую денежной массе, находящейся в обращении, роль определяющего фактора в процессе формирования хозяйственной конъюнктуры. К догмам этой теории относилось также невмешательство государства в регулирование экономических процессов, так как это препятствует действию стихийных «выравнивающих» механизмов конкуренции и свободного ценообразования. Буквально на всех уровнях велась информационно-психологическая атака в поддержку действий МВФ и других финансовых организаций, находившихся под контролем США. В результате началось катастрофическое ухудшение положения в ряде стран, поддавшихся рецептам МВФ. Весьма четкая и наглядная характеристика действий МВФ приводится в работе Линдона Ларуша [36]:

    «Ныне мы систематически, с каждым годом все чаще, рассчитываем: сколько еще людей убить. Как? Очень просто. Мы ликвидируем те экономические факторы, от которых зависит поддержание жизни: урезаем медицинское обслуживание, урезаем помощь пенсионерам, урезаем помощь тем, кто находится в экономически неблагоприятных условиях. В больницах используется меньше медсестер, врачи ставятся под контроль компьютера, а не собственной совести и квалификации. Так увеличивается смертность, подобно тому, что поразило в течение последних пяти лет Россию, где из-за условий, навязанных Международным валютным фондом, произошло обвальное падение продолжительности жизни в целом. МВФ - величайший, самый кровожадный враг из тех, кто когда-либо вторгался на территорию России. Им убито больше народа, чем всеми захватчиками, вместе взятыми».


    Информационный аспект финансово-экономических воздействий

    В настоящее время проблемы финансово-экономического воздействия уже нельзя в полной мере отделить от информационных. Приведем оценки работы [37] (цит. по книге [10]):

    «Отключение компьютерных систем приведет к разорению 20% средних компаний в течение нескольких часов, 48% потерпят крах в течение нескольких суток, остальные будут разорены в этом промежутке. Около 33% банков будут разорены спустя несколько часов после такой катастрофы, а 50% всего через несколько суток».

    В [10] также содержатся конкретные данные по информационным воздействиям на компьютерные системы.

    «В настоящее время в США функционируют 2,1 млн. электронно-вычислительных машин и 10000 локальных вычислительных сетей (ЛВС). Компьютеры и ЛВС имеют выход более чем в 100 международных информационных сетей. В сети Internet действуют 150000 персональных ЭВМ, принадлежащих Министерству Обороны США; 95% военных линий связи проходят по телефонным каналам связи общего пользования: 30% телекоммуникационных сетей, предназначенных для использования в случае военных действий, относятся к категории «засекреченных».

    По итогам 1995 года в США зафиксировано 250000 случаев вторжения в АСУ государственного назначения (кроме АСУ военного назначения), 162500 (б5%) таких вторжений оказались успешными. Зафиксировано свыше 160000 вторжений в АСУ МО США. Количество вторжений в АСУ государственного и военного назначения каждый год увеличивается, в среднем, в два раза. Возросло количество случаев намеренного внедрения компьютерных вирусов в АСУ государственного и военного назначения: с 583 в 1995 г. до 896 в 1996 г. В 1996 году в США зафиксирован рост числа случаев несанкционированного доступа (НСД) в федеральных ведомствах и увеличение финансовых потерь. Средний ущерб от одного компьютерного преступления в США составляет 450 тыс. долларов. Ежегодные потери некоторых фирм США достигают 5 млрд. долларов. Суммарный ущерб от компьютерных преступлений в странах Западной Европы за 1996 год - порядка 30 млрд. долларов.

    Наиболее часто используемый канал, по которому осуществляются НСД, - сеть Internet (65% случаев). По результатам тестирования установлено, что 2/3 коммерческих и государственных узлов Internet не защищены от вторжения хакеров. За январь 1997 года зафиксировано три случая вторжения хакеров на государственные узлы особой важности, принадлежащие Министерству Юстиции, Центральному разведывательному управлению и Военно-воздушным силам США.

    Результаты тестирования в 1995-1996 г. г. Министерством Обороны США 8932 АСУ военного назначения с применением средств проникновения, используемых хакерами, показали, что в 7860 (88%) случаях попытки проникновения обнаружены не были. Проникновение в АСУ воздушным движением с использованием программы-вируса длиной 15-20 строк позволяет полностью парализовать крупный аэропорт за 10-15 минут».

    Таким образом, несмотря на мощь мировой власти, опирающейся на целую совокупность новых видов насилия (информационных, военных, экологических, финансовых), возрастает уязвимость экономики и систем управления по отношению к информационно технологическому воздействию. В этом случае существенную роль могут сыграть малые силы, обладающие высшей квалификацией.
    Теперь о том, кто же несет ответственность за материальное обеспечение доллара. Многие твердо уверены, что эта ответственность лежит на США, но это не так. Увы, с 1913 года правительство США формально не имеет к этому никакого отношения и, более того, само получает долларовые кредиты под залог банкам национальных богатств США. Фантастика? Отнюдь...

    Более того, начиная с 1913 года все американские доллары выпускаются... незаконно. Дело в том, что именно в 191 3 году конгресс, когда большинство его депутатов было на рождественских каникулах, проташил закон "Федерал Резерв Акт", в рамках которого было разрешено создание частной фирмы "Федерал Резерв Корпорейшн" во главе с Советом директоров, получившей (в обход конгресса) право печатания денег (долларов) США. Во главе этого Совета директоров с 1913 года стоят потомки немецких Ротшильдов - Майеры. Все это явилось закономерным следствием развития финансовой системы "Федерал Резерв Систем", за принятие которой усиленно ратовал тогдашний президент США В.Вильсон и которая, по существу, отдала США под контроль группы больших финансовых домов (то есть под контроль частного капитала). С тех самых пор утл частная фирма, принадлежащая американской ветви немецких Ротшильдов, бесконтрольно печатала "зеленые" США, используя эту печатную продукцию как свою личную валютную собственность. Процедура проста напечатав очередную партию долларов, Майер раздает ее в качестве кредитов фирмам, правительству США или правительствам других стран, требуя в залог земли, запасы недр, недвижимость и другие материальные ценности.

    Стало быть, еше с 1913 года ни конгресс, ни правительство США не несут никакой ответственности за обеспечение доллара - и напрасно вы будете искать на долларовых купюрах надпись, уведомляющую, чем и кем они гарантируются. IS лучшем случае указывается выпустивший их ют или иной частый банк США. Напомним, что гарантийная надпись всегда присутствовала на купюрах советского периода, как, впрочем, и ранее.

    Из сказанного следует, что финансовое положение доллара я мировой экономике держится вовсе не на эффективности экономики США и обеспечивается не их национальным богатством, а держится исключительно на их мировой системе военных баз и на моши их армии. Вот почему столь оголтелой была развязанная их агентурой критика нашей армии, нашего ВПК и нашей военной политики. В тени этой истошной кампании лжи и поношении стоял вопрос о судьбе доллара. (45)


  • В последнее время часто слышаться предсказания, что доллар скоро “обвалится”. Потому что у США огромный дефицит торгового баланса, в придачу большой дефицит бюджета и самое главное просто громадный госдолг, по которому к тому же надо платить проценты. И хотя эти проценты минимальны, но когда речь идет о многотриллионном долге этим нельзя пренебречь. И создается ощущение, что еще чуть-чуть, еще немного опустятся ставки по процентам госдолга и произойдет обвал, все станут избавляться от неприбыльных активов госдолга и уводить полученные деньги из Америки.

    В общем, говорят, что госдолг США это пирамида, поддерживаемая за счет привлечения все новых средств, и когда извне перестанут подтягиваться новые участники, пирамида неминуемо обрушиться.

    Здесь логика понятна, но какая логика у тех, кто говорит, что все с долларом будет нормально? Как опровергаются подобные рассуждения про пирамиду? Да, по сути, никак, только общими фразами. Но есть одно объяснение, которое изменяет удручающую для доллара картину долговой пирамиды. Если добавить в эту картину одну маленькую деталь, то вся картина станет диаметрально противоположной. Окажется, что абсолютно ничто не предвещает краха доллара. Может, на самом деле, кроме мизерных процентов, долговые бумаги прельщают чем-то еще?

    Представьте себе, что долговые обязательства американского казначейства это есть акции АО США. Самые крупные держатели этих акций управляют страной, а главное, управляют всей американской репрессивной машиной. С помощью этого “монстра” его акционеры добывают огромные прибыли по всему миру. Но фокус в том, что эта прибыль главным образом оседает на частных счетах акционеров, а не идет на расходы самого АО США, и поэтому оно находится, как будто в предбанкротном состоянии. На самом же деле крупные акционеры при малейшей угрозе для АО США, всегда готовы перевести часть совместно заработанной (награбленной) прибыли в акции этого АО. Для этого иногда принимаются законы, увеличивающие возможный максимум американского госдолга. Если рядовые сотрудники АО США (американский народ) будут недовольны сильным ростом госдолга, что ж, акционеры могут и просто дарить деньги в бюджет (фонд зарплаты для рядовых сотрудников АО США), для этого придумана специальная процедура внесудебного урегулирования. На какую-либо “многозаработавшую” компанию одного из акционеров заводиться дело, а затем урегулируется во внесудебном порядке с выплатой кругленькой суммы в американский бюджет.

    Но, несмотря на это доллар, конечно, может оставаться слабым. Но вряд ли акционеры АО США позволят ему ослабнуть настолько, что инфляция превысит 3% годовых. (189)


  • АО 'USA'

    09 февраля 2001 г.

    Прошлым летом Комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям (SEC) США подала иск в федеральный суд Бостона против одной из самых успешных в Америке интернетовских компаний «Stockgeneration».

    В иске SEC утверждалось, что «Stockgeneration» является классической финансовой пирамидой, которая развернула свою деятельность во всемирной информационной паутине. А вскоре по каналам Интерпола в розыск был объявлен организатор и вдохновитель «Stockgeneration» Сергей Мавроди...

    «Главным условием успеха любой финансовой спекуляции является создание ажиотажного спроса на свои собственные долговые расписки. Создание иллюзии того, что, купив сегодня «долговые расписки», в будущем ты получишь за них гораздо больше. Надо заставить всех поверить в то, что «долговые расписки» - это гарантия «будущего богатства».

    Когда ажиотаж достигнет наивысшей точки, а в руках эмитента сосредоточится максимальное количество ресурсов, наступает стадия подрыва веры в «будущее богатство». При этом ответственность за «подрыв» лучше всего взвалить на конъюнктуру рынка. Фраза типа «виной всему ваша алчность и чрезмерная вера в быстрое обогащение» подходит лучше всего»

    Это не цитата из иска SEC к «Stockgeneration». Это механизм, по которому развивался азиатский кризис в 1997 году. Механизм создания беспрецедентного профицита госбюджета США в 70 млрд. долларов.

    Крупнейшая финансовая спекуляция на международном фондовом рынке по принципам своего построения ничем от классической пирамиды не отличается. Как это было в случае с недавним азиатским кризисом?

    С 1990 года Юго-Восточную Азию накачивали долларами - «долговыми расписками» Федеральной резервной системы США. В 1996 году на азиатских фондовых рынках циркулировало 250 млрд. долларов, хотя еще шесть лет назад эта цифра едва дотягивала до сорока миллиардов.

    Вера в «будущее богатство», которое можно заработать в Азии, была такой, что накануне обвала, как писала «Нью-Йорк таймс», земля под императорским дворцом в Токио стоила дороже всей Флориды. Котировки ценных бумаг - «долговых расписок» азиатских предприятий - росли как на дрожжах. На первоначальные «бумаги» выпускались все новые и новые производные «бумаги».

    В 1997 году на фондовом рынке на 1 доллар реальных вложений торговались «бумаги» на 10 фиктивных долларов. Рынок раздулся до 360 триллионов, что в десять раз превышало совокупный мировой продукт.

    За это время фондовый рынок всосал в себя доходы частников, деньги пенсионных фондов, государственные бюджеты развивающихся стран... Настал момент подрыва веры в «будущее богатство» и грянул кризис.

    Все бросились продавать ценные бумаги - в данном случае «долговые расписки» азиатских предприятий. То есть менять их на доллары - «долговые расписки» США. Но такого количества долларов не существовало в природе. Поэтому котировки азиатских «долговых расписок» падали все ниже и ниже.

    В 1997 году Федеральная резервная система США произвела чистую эмиссию в 200 миллиардов ничем не обеспеченных долларов. Большая часть из них тут же вернулась назад - ушла на покупку казначейских облигаций США. А в следующем, 1998 году Ален Гринспен, глава Федеральной резервной системы, выступил с заявлением о профиците госбюджета США в 70 млрд. долларов.

    Однако финансовый навес излишней долларовой массы (ничем не обеспеченной, кроме веры в «будущее богатство») полностью связать не удалось. Излишки ринулись на «виртуальный» рынок интернет-технологий, где «вера в будущее» была еще жива. Собственно, этим обстоятельством и воспользовался Сергей Мавроди.

    Сегодня серьезные дяденьки с Уолл-стрит обеспокоены тем, как связать эмиссионные доллары, чтобы удержать в равновесии пирамиду под названием Федеральная резервная система. А тут дилетант Мавроди пытается поиграть в «большие игры» и дискредитирует саму идею Великой пирамиды.

    Если кто-то еще помнит, точно такая же история произошла с Сергеем Мавроди в России накануне запуска пирамиды ГКО. До сих пор изобретатель «МММ» находится во всероссийском розыске...

    «Stockgeneration» просуществовала несколько лет и сумела облегчить карманы простодушных пользователей Интернета на несколько миллионов долларов. Почему это «дело» американцы до сих пор не раскрутили до вселенских масштабов, непонятно. Тем более что русская коррупция сегодня одна из самых модных тем в мире. Может быть, потому, что Мавроди очень точно скопировал принципы игры в Великую пирамиду?

    Кстати, на днях Федеральный суд Бостона отказался рассматривать иск SEC к «Stockgeneration» и разморозил ее счета. Мотивировка: дело вне нашей компетенции. (199)



М. Калашников

ГЛАВНАЯ ТАЙНА ХХ СТОЛЕТИЯ


"Третий проект" (отрывки)

Доллар… Объект проклятий и страстных вожделений для сотен миллионов людей. Если любой мало-мальски мыслящий человек, отвечая на вопрос о причинах поражения русских в конкуренции с Западом, непременно скажет о долларовой системе — этом уникальном создании «Страны-за-океаном». О системе, ставшей мощным орудием для управления историей планеты. Об основе Pax Americana и фундаменте власти Сообщества Тени.

Всемогущество доллара — вот главная тайна ХХ столетия. И теперь, читатель, нам пора ее раскрыть.


Рожденный кризисом


Западная цивилизация основана на рынке. Рынок требует единой меновой стоимости, мерила цен. чтобы не менять овец на топоры. Такой мерой стоимости всех товаров первоначально выступило золото. Потом его в обращении стали вытеснять бумажные заменители, банкноты, которые государства выпускали под обеспечение золотом.

Но самым радикальным способом к делу подошли американцы. Знаете ли вы о том, что они до 1907 года де-факто не имели собственной валюты и вообще единой денежной системы? Во времена оны в США одновременно обращались золото, серебро, сертификаты на их хранение, банкноты наиболее авторитетных банков, долговые расписки казначейств отдельных штатов, фунты стерлингов. Все это ходило одновременно, и каждая из платежных систем имела внутренний курс по отношению к другой. В общем, наблюдалось то же, что и в измордованной реформами Россиянии середины 1990-х годов

В 1907 году Америку поражает первый крупный экономический кризис — кризис недофинансирования производства. Янки столкнулись с удивительно ситуацией: система способна развиваться, есть все для производства, имеются обширные рынки сбыта и покупательная способность американцев вроде бы высока — но не хватает оборотных средств. Тогда кризис удалось погасить благодаря знаменитому магнату Дж. П. Моргану он бросил по просьбе президента США огромные личные деньги на поддержание курса акций компаний и на займы крупнейшим штатам.

После этого люди финансовых тузов — Моргана, Рокфеллера, Шиффа, Куна и Лееба, Ротшильдов и Лазаров — создали комитет, подготовивший предложения о создании Федеральной резервной системы — ФРС. Их после шестилетних споров и доработок приняли Сенат и Конгресс, подписал президент. Возникла система, которая не имеет аналогов в мире даже сегодня. Сообщество частных банков получило от государства право эмитировать деньги. Масштабы эмиссии устанавливает совет директоров ФРС. Изначально он определялся сорокапроцентным обеспечением эмиссии золотым запасом США и долговыми расписками государства. Кроме того, дополнительным обеспечением выступали коммерческие векселя. Обеспечение выходило, таким образом, тройным: золотом, государственными бумагами и коммерческими векселями.

Что дальше? Есть такое понятие — «эмиссионный доход». Банки напечатали доллары и пустили их в обращение, дали кредит. То есть, государство остается им должно за выпуск долларов. Кроме того, банкиры еще зарабатывают на кредитах, на обороте долларов. И это беспримерно: нигде в мире частные банки не имеют права на эмиссионный доход. То есть, банки США стали равноправным партнером государства в ключевой — финансовой(!) — сфере.

Государство выписывало свои обязательства, четко обеспечивая их золотом. Допустим, «Чейз Манхэттен Бэнк» говорит: мы напечатаем сто тысяч долларов для нужд экономики — и государство купит эти сто тысяч у банка, положив в их обеспечение ценные бумаги, подкрепленные (в те годы) золотом и государственными гарантиями, доходами бюджета. И потому тогда каждый человек, у которого был доллар (равно и тот, кто имел рубль) мог обменять его на золото.

Все это базировалось на принципе — все люди никогда не пойдут менять бумажные деньги на «желтый металл». Поэтому долларов тогда печатали в два с половиной раза больше, чем было золота в хранилищах.

Подстегнутая такой системой, американская экономика росла, словно на дрожжах. Полновесной наличности хватало, оборотные средства имелись. И потому Америка оказывается полностью готовой к Первой мировой войне. Подождав, когда британцы, русские и французы, пролив реки своей крови, поколотят и надорвут немцев, Америка с песнями и музыкой вступает в войну в 1917 году и оперативно ее завершает.

В 1919 году Германия подписывает Версальский договор — договор капитуляции и унижения, становясь из великой империи слабой Веймарской республикой. В Веймарской Германии разражается жутчайший финансовый кризис, когда цены изменяются на сотни процентов за один день, когда булочка стоит миллиарды марок. Почему? Потому что победители отобрали у немцев весь золотой запас, аннексировали промышленные районы, наложили на немцев непомерные контрибуции и немилосердно вывозили из Германии все ценные ресурсы. Россия вообще оказалась выведенной из игры: ее просторы достались страшным большевикам, послушным американской воле.

США в 1920-х торжествовали. 40 процентов золотого запаса планеты оказалось в их руках. Но они еще не добились всего, чего задумали. Они начинают атаку на конкурентов доллара: на франк и фунт стерлингов. Доллар дешевле, легковеснее фунта — и потому выгодно продавать американские товары. Они дешевле британских. То же самое происходит и с французской валютой. Франк и фунт все меньше участвуют в международном бизнесе. Франк нокаутируют довольно быстро. Но вот за фунтом стояла огромная колониальная империя, и англичане зачастую не пускали в свои колонии американские товары. А это американских финансистов не устраивало.


Доллар теряет плоть


И тут разразился Великий кризис 1929 года. Можно долго спорить о его происхождении — на то имеются разные точки зрения. Иные говорят о том, что его спровоцировали. Но на самом деле он грянул из-за быстрого роста американской промышленности в 20-е годы и из-за того, что мир еще не был американским (для американских товаров были закрыты огромные рынки). В результате наступил кризис перепроизводства. Началось падение курсов акций на бирже. А если падают котировки — то сгорают сбережения людей, предприятия не могут брать больших кредитов и т.д. Но соль заключается в том, что в 1929-м все произошло как бы наоборот: не заводы сначала остановились, вызвав крах на бирже, а сначала разразилась биржевая паника — и только потом остановились предприятия. А когда все начинается с биржи, можно наверняка говорить об управляемости процесса. Современный финансист Джордж Сорос — поистине гений. Ведь он на деле доказал, что фондовая биржа есть воображаемый мир, где людьми движут прежде всего мнения, а не реальные доходность или перспективы тех или иных компаний, Подтолкнув мнения в нужную сторону можно вызвать суперпроцессы, обвалы и взлеты, в свою очередь, действующие на реальный мир.

Кризис 1929 года был, конечно, управляемым. Могущественные люди умело определили тенденцию, оседлали ее — и дальше на гребне понеслись к намеченной цели, с помощью бифуркационных технологий корректируя ход кризиса. Тенденция же была совершенно объективной, порожденной слишком бурным развитием промышленности США в условиях нехватки рынков. Почему? Потому что половиной мира правила Британская империя, которая не пускала в свои колонии американские товары, превращая эти земли в рынки исключительно для британской индустрии. Чтобы прорваться на новые «жизненные пространства», Америке надо было разрушить прежде всего Британскую империю. А заодно — и другие колониальные системы, французскую, голландскую и японскую. В то время еще не было независимого и нищего Третьего мира.

Крупный успех США в те годы — капитуляция фунта стерлингов. В 1931 году англичане, подорванные экономическим кризисом и тяжестью выплат военных долгов, отказываются от золотого обеспечения своей валюты. Весь мир сбрасывает фунты и покупает доллары, которые лавиной хлынули в Европу. Доллар становится сильнейшей мировой валютой.

Не случайно в 1930-х США начинают энергичную подготовку к новой мировой войне. В 1934-м они отменяют внутреннюю (но еще не внешнюю!) конвертацию доллара. Теперь американец не может поменять доллар на частичку золотого запаса США, и долларов печатают столько, сколько нужно. Доллар становится не столько мерой стоимости, сколько средством платежа.

Решались две проблемы разом. С одной стороны, банкиры лучше приспособили доллар к управлению миром через кризисы. С другой — рузвельтова система экономики с ее четким планированием позволила точно регулировать долларовую массу. Поэтому нашла применение знаменитая теория Кейнса, который вывел точные уравнения, позволяющие рассчитывать объем денежной массы. Кстати — об этом почти не говорят — Кейнс в 1920-е годы жил в России, изучая опыт нашего Госплана. И даже написал книгу об этом.

В США тогда работал приехавший из России Леонтьев, считавший межотраслевые балансы для американской экономики. Янки верили: мир управляем! А чтобы умело управлять — надо точно считать. Да, рынок пусть будет, но только там, внизу. Государство совершенно не волнует, сколько будет стоить кока-кола. Но сколько долларов должно быть в обращении — мы будем планировать, и весьма жестко. Формально эмиссия долларов в ФРС под залог ценных бумаг государства оставалась, но теперь последние уже не были обеспечены золотом. Вместо этого проводился расчет денежной массы, необходимой для выхода на определенную динамику валового национального продукта. А задача была одна — готовиться к войне.

Вторая Мировая война приносит тотальную победу США надо всем миром руками России. Впрочем, итоги войны были ясны уже в 1944 году, когда в крахе немцев и японцев уже никто не сомневался.

Уже в сорок четвертом США создают Бреттон-Вудскую финансовую систему, рывком выводя доллар к вершинам мирового господства. Они оставляют привязку национальных валют к золоту, но сами привязывают курс остальных национальных денег к доллару, уже к тому времени не конвертируемый на золото внутри самих США.

И англичане пошли на это. А куда деваться? В их стране стоит мощная американская армия. С одной стороны — защитница от Гитлера. А с другой — оккупационная сила. Американцы стояли и во всех важнейших британских колониях. Поэтому Бреттон-Вудс появился раньше Организации Объединенных Наций.

Для США то был первый и самый главный итог Второй Мировой войны. Именно тогда они получили экономический «Пакс Американа» — «Мира по-американски». Дальше Штаты уже не боялись осуществлять «план Маршалла» — план массированной американской помощи разрушенной Западной Европе. Ведь отныне, как только в Европе у кого-нибудь появлялся какой-нибудь излишек, хоть самый малый прибавочный продукт — он сразу же бежал менять его на доллары. А США эти доллары печатали. Система-то гениальная была. Американцы построили «долларовый насос», с помощью которого втягивали в Америку все лучшее со всего мира.

Третья стадия восхождения доллара к мировой власти стартует в 1971 году. К тому времени на мировой арене появляются сильные экономические соперники США — и Япония, и Западная Европа. Тогда янки делают еще один смелый шаг. Его можно назвать «Никсоновой революцией».

В 1971-м, при президенте Никсоне, США полностью отказываются от золотого эквивалента доллара. Это означает, что с тех пор доллар не меняется ни на что, кроме как на другие валюты, которые вынуждены «привязываться» к доллару. При этом Федеральная резервная система США может выпускать в обращение столько новых долларов, сколько сочтет нужным. Если остальные валюты «привязываются» к доллару, то доллар обеспечен только политической властью в мире в данный момент. А власть эта — у США. Объемы долларовой массы в мире отныне зависят от воли и желания Америки, да еще и от ее внутриэкономической ситуации. Доллар полностью теряет связь не только с золотым запасом, но и с реальной экономикой. Отныне он — эквивалент чистой силы, власти над миром. Он обеспечен этими субстанциями. Цель, которую поставили перед собой американские банкиры начала ХХ века, была достигнута.


Валюта Изумрудного города


Конечно, эффект 1971 года проявился не сразу. Экономика — дама весьма инерционная, и потому семидесятые стали временем значительной инфляции доллара. Пришлось расплачиваться за жуткий раздрай в американском обществе 1960-х, за его болезненную перекодировку Однако уже в 1980-е годы, при Рейгане, американцы пожинали обильные плоды семьдесят первого года.

Затем они делают следующий ход. Отныне объемы потребления, капиталовложений и накопления в США тоже ни к чему не привязаны. Раньше все эти величины зависели от производства. Теперь — только для Америки — они будут производными от денег. То есть, жизненный уровень Америки никак не связан с ее производительностью труда, с успехами производства. Они построили долларовый коммунизм: мы отдаем миру по способностям, а получаем — по потребностям. В результате в 1990-х годах США, вмещая в себя только 5 процентов населения Земли, поглощали 40 процентов производимых и добываемых на планете ресурсов. В 1985 году Америка производила в девять с лишним раз больше ежегодного объема бытовых отходов, нежели Советский Союз. При этом США содержат миллионы людей-воинствующих тунеядцев, которые абсолютно не желают работать, живут на пособия государства и получают талоны на бесплатное питание. По некоторым данным, число таких тунеядцев в США исчисляется примерно 12 миллионами душ. Никакая экономика, основанная действительно на производстве, не смогла бы выдержать такой нагрузки.

Японцы, европейцы и арабы, столкнувшись с опасностью превращения заработанных ими долларов в простую макулатуру, понесли доллары в американские банки — чтобы получить проценты на них. И стали крупнейшими инвесторами американской экономики. Именно тогда американские государство и корпорации начинают жить в долг, который на сегодня достигает умопомрачительной суммы в 13 триллионов долларов. Вся планета занимается тем, что пашет на американцев и дает им в долг! С 1971 года человечество довольно четко делится на две половины. У одной деньги забирают, в другую вкладывают. 86 процентов мировых инвестиций ныне приходятся на США, Канаду, Европу, страны АСЕАН, Гонконг и Сингапур. На долю всех остальных, включая миллиардный Китай, всю Латинскую Америку и огромную Россию — всего 14 процентов.

1980-е годы — время рейгановской революции в Америке. Она носила не столько экономический, сколько идеологический характер. Президент Рейган вернул американцам веру в себя.

Экономически при нем происходит переход от кейнсианства к монетаризму, к управлению чисто денежными рычагами. Поскольку им удалось сбалансировать общество, сделав его более устойчивым, янки смогли более точно производить настройку финансовых инструментов. Более точно считать: а какая денежная масса нужна обществу? Сделав общество предсказуемым, Рейган позволил финансистам уменьшить число ошибок, уверенно просчитать динамику и его экономические показатели. А коли ошибок меньше — доллар стал куда точнее настраиваться на нужды американской экономики и мировой — через американскую. И все пошло вверх. Монетаризм возможен только тогда, когда ты способен с ювелирной точностью привязать движение денег к движению товаров и услуг, когда ты точно знаешь, как изменение массы и динамики денежной массы отражаются на динамике движения массы товаров.

У США есть опыт создания финансового «вечного двигателя». Или почти вечного. Судите сами. В обмен на доллары они получают из всех стран мира все, что пожелают: сырье, лучшую технику, технологии, специалистов, одежду и обувь, горы тропических фруктов — и т.д. Живут янки роскошно. А потом с помощью всяческих финансовых ухищрений вытягивают эти доллары назад, понуждая все страны света превращать заработанные доллары в инвестиции на территории США.

Американцы используют свои избыточные доллары как оружие. Они освоили искусство «дестабилизирующего кредита — еще один образчик синергетическо-бифуркационной технологии в финансах.

Они дают другим странам кредиты — но при условии, что те отказываются от высокотехнологичного производства, от сильной национальной валюты, привязывая ее к доллару. Хочешь получить кредит? Не защищай своего производителя, пускай в страну «ножки Буша» с минимальными таможенными пошлинами, а то и без оных, открой границу для беспрепятственного вывоза сырья, сломай механизмы контроля за вывозом денег из страны, обеспечь доступ к своим богатствам для американских компаний, введи свободный обмен национальных денег на доллар. Одновременно — сократи бюджет, меньше трать на развитие науки и военно-промышленного комплекса с передовыми технологиями.

Что дает система «дестабилизирующего кредита»? Она спасает Америку от долларовой инфляции. Главный цикл долларового вампиризма вам уже известен, читатель: янки за доллары скупают все лучшее в мире, а потом сами же вынуждают продавцов нести заработанные «грины» в американские банки. Но при этом Федеральная резервная система США продолжает печатать новые доллары. Чтобы не случилась инфляции, янки через механизм дестабилизирующих кредитов вынуждают страны третьего мира не использовать свои ресурсы самостоятельно, а отдавать их в руки западников, тем самым создавая новонапечатанной долларовой массе товарное наполнение. Кредиты даются с процентами — и несчастные заемщики, дабы рассчитаться по внешним долгам, вынуждены извергать на мировой рынок все новые и новые массы ресурсов, продавая их за все те же доллары.

Поэтому доллар постоянно нуждается во внешней экспансии, в захвате новых территорий. Одно время он заколебался: на его пути стоял Советский Союз со своей сферой влияния. Уже к концу 1980-х США должен был постичь серьезный структурный экономический кризис. Более того, Америка, казалось, проиграет противостояние с русскими и пойдет на вынужденную капитуляцию.

Но она напряглась — и повергла нас. Дестабилизирующие кредиты почти остановили нашу промышленность за исключением добычи сырья. Доллар хлынул на огромное пространство Восточной Европы, взорванного СССР и Монголии — а это почти тридцать миллионов квадратных километров площади, громадные ресурсы и население в треть миллиарда человек. Новые массы наших богатств, проданные за доллары, укрепили американскую экономическую систему. Доллар завоевал нас.

Триумф? Безусловно. Но уже в 1980-е перед американцами встали новые задачи. Одна из них заключалась в том, что даже при самой тонкой настройке доллар окончательно занял положение мировой валюты Да, янки тянули ресурсы из остальных стран, сбрасывая в них доллары — но они из тех стран снова попадали в банки США. Эти доллары надо было как-нибудь связать.

И они нашли способ, который можно назвать «революцией Клинтона». Янки стали связывать «горячие» доллары двумя путями. С одной стороны, доллары переливались в широко разрекламированную «нью экономи», «новую экономику» — в экономику Интернета, программного обеспечения, венчурных фондов, которые выпускали акции не под конкретное производство, а под новые идеи и под ожидание будущих рынков.

Что такое их «новая экономика»? Это — своеобразный третий «космос», третья стадия развития мирового рынка. Первым был космос вещей, товаров. С древности и до ХIX века мир был цивилизацией вещей. Люди производили их, продавали и меняли, воздействуя в основном на природу. В ХХ веке сложился второй мир — мир услуг. Тогда главное воздействие стало осуществляться не только на вещи и на природу, но и на самого человека. Открылась огромная сфера, связанная с экономикой обслуживания, развлечений, образования и здравоохранения. «Новая экономика» осваивает третий космос — мир информации, мир знания.

Если пробовать обрисовать «новую экономику» в принципе, то можно привести такое вот красочное сравнение. В конце девятнадцатого века никому и в голову не пришло бы вкладывать деньги в голую идею. Финансисты и промышленники оставались народом весьма консервативным. Любой изобретатель должен был сначала воплотить свое детище в металле и показать миру его экономическую выгоду. Никто и никогда не подумал бы создавать акционерные общества для финансирования Можайского с его задумкой самолета или для Дизеля с его идеей одноименного двигателя. И не просто создавать акционерные компании — но и выбрасывать их акции на биржу, создавать ажиотаж вокруг них. И при этом еще говорить: курс наших акций — это не нынешняя прибыль, которую приносит производство дизелей или воздухоплавательных снарядов господина Можайского, а только прибыль чаемая, ожидаемая, прогнозируемая.

«Новая экономика» действует совсем наоборот. Кто-то выбрасывает какую-то техническую идею — и под нее создается акционерная компания, начинающая эмиссию своих ценных бумаг. И масса инвесторов покупает их либо в надежде на будущие баснословные прибыли, либо ожидая дальнейшего роста курса этих акций, когда их можно будет выгодно перепродать. По такой аналогии к капитану Можайскому, едва он в 1882 году закончил бы чертежи своего неуклюжего аэроплана с паровым двигателем, должны были толпой набежать русские купцы и наперебой вложить в его свои деньги, мысленным взором видя: вот из такого парового аэроплана в конце концов выйдут белоснежные реактивные авиалайнеры и сверхзвуковые истребители.

«Новая экономика» стала гениальной американской операцией конца ХХ столетия, которая логично венчает собой триумфальное шествие доллара.

Принципиально все очень просто. В ходе мировой экспансии доллара в глобальной экономике оказалось очень много «зеленых». Как их связать, не допустив обесценивания доллара? Американцы показали всему миру «новую экономику», заговорили об Интернет-экономике, которая якобы позволяет на один вложенный доллар получать сотню барыша. То было время, когда курс акций «новой экономики» не просто рос — он фантастически взлетал. И триллионы долларов со всего мира устремились в США, в их «новую экономику». На эти деньги, стянутые со всего мира, совершилось первое великое дело. Новая экономика обращена в будущее. Она торгует ожиданиями. Она капитализирует надежды. Она собирает деньги под проекты, которым еще предстоит осуществиться. Новая экономика к 2001 году охватывала до четверти инвестиционного рынка Соединенных Штатов Америки. Можно вскрыть несколько слоев, несколько смыслов этой экономики. С точки зрения развития потенциала цивилизации, новая экономика служит созданию базы для экономики сознания, для психоцивилизации.

Новая экономика стала очень действенным способом постройки инфраструктуры постиндустриальной экономики, ворот в мир «цивилизации сознания». Она позволила мобилизовать ресурсы для развертывания грандиозных информационных сетей, системы усиления человеческого интеллекта в виде многомиллионного парка персональных компьютеров, их сетей, больших и сверхбольших компьютеров. Новая экономика позволила создать инфраструктуру «экономики сознания», опутав весь мир оптико-волоконными кабельными линиями, каналами спутникового вещания, системами мобильных телекоммуникаций.

Новая экономика позволяет в конечном счете осуществить все возможные направления научных исследований и опытных разработок в этой сфере.

Впервые в истории человечества научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в сфере коммуникационных и информационных технологий получили по сути безграничное финансирование.

Информационные технологии и Интернет на самом деле важны не сами по себе, а как материально-техническая база, своего рода инфраструктура экономики сознания, когнитивной революции, формирования Нейромира и одновременно — как вещественная среда надличностного разума, основа наращивания его мощности. Они важны как материальная среда позволяющая воздействовать непосредственно на человеческую личность, на коллективную психику, на подсознание, сознание и надсознание. И это — первый момент…

Новая экономика, если посмотреть на нее с инвестиционной точки зрения, стала уникальным механизмом аккумуляции ресурсов, почти мгновенного наращивания капитала, увеличения вложенных средств в разы, а иногда в десятки и сотни крат. Весь мир до 2001 года с упоением нес свои деньги в «новую экономику» США, финансируя создание технологий новой эры. А после? После «новая экономика» США решила еще одну задачу: падением курса своих акций она сожгла, аннигилировала триллионы «лишних» долларов. И то, что многие в мире приняли как признак скорого крушения долларовой системы, на самом деле было изящным окончанием операции. Американцы избежали опасности катастрофического, неконтролируемого обесценивания доллара…

И аккумуляция средств, и рост капитализации, и обеспечение акций вкупе со «сжиганием» «лишних» денег — есть три стадии действия одного и того же процесса И этот процесс используется новыми хозяевами истории для реализации их хроно-политических планов. Надо обеспечить рост — рычаг в первое положение, нужно избежать инфляции — врубим режим сжигания избыточных долларов.

Но существует и третий аспект новой экономики, который прямо и непосредственно относится к теме нашей главы. Новая экономика привела к тому, что доллар стал обеспечен не только прошлым (то есть богатством, созданными в прошлом ценностями и капитальными благами), не только настоящим (политическим, военным, научно-техническим, экономическим, культурным могуществом Соединенных Штатов Америки), но и будущим — ожиданиями, воплощенными в динамике курсов акций, надеждами, реализованными в конкретных инвестиционных проектах. Ожиданиями, проявляющимися через динамику цен на мировых рынках.

Таким образом, доллар охватил все время — прошлое, настоящее и будущее. Он впервые в истории стал действительно тотальной единицей. Надо сказать, что в этот момент он перестал быть экономическим явлением, а стал выражать цивилизацию в целом. С этого момента все в мире стало продаваться и покупаться. Доллар, таким образом, вышел за пределы экономики, превратившись в мерило и регулятор цивилизационных процессов.

Он превратился в выразителя американского времени. Он обеспечен уже не только тем, что было, не только тем, что есть, но и тем, что будет. Тем самым он приобретает тотальность и абсолютную власть над американским миром, над современной западной цивилизацией. По сути, он обеспечивается ее существованием. Конвертируя военно-политическое господство в экономическое могущество, ФРС выпускает в обращение все новые и новые миллиарды долларов, получая на них все, что необходимо Америке — сырье, лучшую технику и специалистов, контроль над важными предприятиями и т.д.

Можно считать, что долларовая система — это первенец экономики сознания, нейрономики.

Но если «новая экономика» — это позитивный способ связывания денежной массы, то рядом с ним в 1990-е раковой опухолью разросся еще один, параллельный способ связывания. Но уже совершенно порочный. Это — создание совершенно чудовищной по масштабам, абсолютно оторванной от реальной жизни и настоящего производства сферы финансовых спекуляций. То есть, спекуляций с валютами разных стран, с ценными бумагами государств, с акциями. И даже не только с акциями, но и с их производными, так называемыми деривативами — фьючерсами, опционами, свопами. То есть, продаются и покупаются права на покупку будущих выпусков акций, право купить портфель ценных бумаг, чья динамика соответствует биржевому индексу, право купить какой-то товар через год и другие невообразимые права. То бишь, это — экономика делания денег из денег, без всяких товаров и услуг. Экономика «мыльного пузыря».

В секторе финансовых спекуляций оперируют не материальными ценностями, а тенденциями, трендами. Здесь действительно играют. Здесь полностью растоптаны старые представления о том, будто курс акций или иных ценных бумаг зависит от прибыльности предприятий, от их дивидендов и прочего. Отброшены прочь фундаментальные представления капитализма о том, будто цены складываются из соотношений спроса и предложения на рынке. Всего этого нет. На фондовых биржах играют некими течениями-трендами. И в этом хаосе процветает особая синергетика, особая наука о хаосе, которую называют то «новой ракетной наукой», то «техническим анализом». Почему? Да потому что поведение такого рынка лучше всего объясняют не беспомощные экономисты, а специалисты по ракетному полету, имеющие дело с бифуркационными процессами горения или турбулентности. Знаменитейший спекулянт нынешней эпохи, американский еврей Джордж Сорос, уже прямо говорит об «алхимии финансов».

Под этим «соусом» рынок полностью отрывается от окружающей жизни. Наоборот, царящие на бирже иллюзии, мании, мнения или вспышки паники объявляются движущей силой этой самой жизни. Иллюзия становится более реальной, нежели сама реальность. Только в подобном извращенном мире стал возможен нефтяной кризис 2000 года. Судите сами: цены на нефть взлетели не потому, что на планете вдруг наступило резкое похолодание или в одночасье рухнула вниз добыча сырья. Нет, цены взлетели потому, что американские спекулянты стали закупать фьючерсы — контракты на будущие поставки партий нефти — по все более и более высоким ценам. И наступил апофеоз сатанинской виртуальщины — грянул кризис, который не имеет под собой никакой реальной основы!

В мире виртуальной экономики никто не вкладывает деньги в акции компаний для того, чтобы заниматься выпуском новых самолетов или машин. Нет, тут царствуют «портфельные инвестиции», в которых «инвесторы» играют на повышении и понижении котировок, в нужный момент сбрасывая бумаги и пожиная спекулятивную прибыль. Происходит переход от рынка реальных товаров и акций к чисто финансовым схемам, к виртуальной экономике, в которой самым важным моментом является чистое движение капитала. Янки за свои военно-политические доллары скупают все лучшее в мире.

Здесь бал правят те, кто держит контроль над информацией, кто формирует мнения и может вызывать страхи торговцев. Тот, кто способен изобразить самую процветающую страну развалиной, а контору вроде «Рогов и копыт» — перспективнейшим предприятием. Тот, кто дерьмо способен представить как золото, и наоборот. Движение капитала в биржевых циклах становится настолько важным и значительным, оперирует с такими цифрами (часто имеющими эфемерное значение), что на их фоне традиционные экономические сектора становятся несущественными. Цены в таком мире живут по своим самостоятельным законам, совершенно независимым от настоящей ценности товара или акции. На бирже играют уже не телесными вещами, а совершенно абстрактными, умозрительными знаками. Покупают и продают уже даже не акции, а производные от них. Идет торговля бумагой на другие бумаги… Чистыми фикциями…

Совершенно не зря один из самых знаменитых бестселлеров, посвященных этой «виртуальной экономике», написанный Джеком Швагером, так и называется — «Рыночные колдуны».

Рынок финансовых деривативов, примерно в четыре раза превышающий финансовый рынок, обслуживающий движение товаров и первичных социальных ценностей — акций, государственных ценных бумаг и тому подобных, является не только средством извлечения сверхдоходов при помощи финансовых спекуляций, но и служит громадным финансовым резервуаром. Этот резервуар поглощает триллионы излишних долларов, ненужных в данный момент для обслуживания сферы материального производства, сферы услуг или движения капитальных благ. Но в нужный момент эти ресурсы из рынка финансовых деривативов вводятся в реальную экономику, позволяют приобретать новые компании, осуществлять новые инвестиционные проекты, обеспечивают контроль над необходимыми ресурсами. Наконец, эти средства в нужный момент бросаются на решение важнейших политических задач. Например, для установления тотального господства в политической, идеологической и культурной, а иногда и в религиозной сферах.

Расскажем еще об одном процессе, начавшем набирать силу в конце 1950-х годов и получившем наибольший расцвет в последнее десятилетие минувшего века. Речь идет о массированном сбросе наличных и безналичных долларов за рубежами Соединенных Штатов. Для этого сброса применялся механизм экспортной нестабильности, осуществление в самых различных районах мира каскадов планируемых конфликтов и управляемых кризисов. Вслед за этими планируемыми конфликтами и управляемыми кризисами разрушались национальные финансовые системы. Им на смену, а еще чаще параллельно с ними, возникали долларовые системы. И это характерно в настоящее время.

Именно таким образом в 60-е годы появились евродоллары, затем нефтедоллары, затем — наркодоллары, и наконец, знаменитые русские баксы. По сути дела, сегодня во многих странах мира от Бразилии и Аргентины до России доллар стал параллельной валютой. Он вытеснил национальную валюту из обращения. Он обслуживает значительные объемы наличного оборота. Он концентрирует в себе оборот важнейших бумаг. Американцам удалась гениальная схема. Ценнейшие ресурсы многих стран мира, накопленный ими промышленный, культурный потенциал, бесценные научно-технические достижения, другие ноу-хау, они обменяли по сути на листы крашеной бумаги. Более того, им удалось построить систему, когда эти листы бумаги не возвращаются назад, в страну, напечатавшую их. И тем самым не разрушают с таким трудом восстановленный баланс между товарной массой и услуг и платежеспособным спросам, между объемами акций и других ценных бумаг и инвестиционными ресурсами, между промышленным предложением и крупным оптовым спросом…

Доллары не возвращаются в Соединимые Штаты. Они оказываются связанными на локальных рынках, где они конкурируют с местными валютами и вытесняют их, еще и еще раз позволяя другим странам кредитовать американскую экономику.

Чтобы утвердить в мире господство доллара, ослабить ведущие мировые валюты, чтобы создать в мире многочисленные очаги управляемых экономических кризисов и политической нестабильности, чтобы тем самым вытеснить национальные валюты американским долларом, Соединенные Штаты в последние двадцать лет ведут непрекращающуюся глобальную войну против остального мира. Финансовую мировую войну.

Подытожим, читатель. Американцы уже в начале 1990-х годов решили главные свои финансовые проблемы. Во-первых, нашли прекрасный источник средств для текущей, повседневной жизни. Во-вторых, изобрели не знающее ограничений финансирование «новой экономики» — экономики будущего. В-третьих, создали отстойник «виртуальной экономики».

И все бы хорошо, да только остались в мире некоторые некультурные гады, которые продолжают упрямо цепляться за иену, юань или рубль. А значит, их надо «мочить».

Вот их и «мочат».


Крах советских финансов


Что такое финансовые войны? Война, вообще — всегда способ достижения цели неправовым способом, через совершение насилия над противником. Для того, чтобы с кем-то воевать, с ним надо иметь общее поле. Например, не могут воевать между собой Центральноафриканская республика и Финляндия. Ну, разве что у них будут баллистические ракеты, которыми они смогут обстреливать друг друга. Но и в этом случае у них будет общее поле: единое воздушно-космическое пространство.

Финансовая война как явление родилась в тот момент, когда появилось единое финансовое пространство мира. И первые в истории чисто финансовые войны провели Соединенные Штаты. Во-первых, против Советского Союза, навязав нам концепцию «конвертируемости рубля» (было это совсем недавно — в самом конце 1980-х годов). А, во-вторых, против Японии, которую в 1991-м году янки «вырубили» настолько умело, что она не смогла оправиться от этого все 90-е годы. Потом была битва за юань. И вот уже несколько лет продолжается схватка доллара и евро.

Впрочем, впервые элементы финансовой войны США опробовали на Великобритании сразу же после Первой мировой. В 1919 году американцы приняли амбициозную программу военно-морского строительства, стремясь вытеснить англичан из перспективного региона планеты — Тихоокеанского. Для этого требовалось ослабить морскую мощь британцев и разорвать их альянс с Японией, заключенный в 1902-м. Чтобы Лондон даже не пытался угнаться за ВМФ янки, американцы умело подорвали кораблестроительную программу «сынов Альбиона», использовав именно финансовые рычаги. Американские финансисты потребовали от Лондона уплаты военных долгов — колоссальной по тем временам суммы в 850 миллионов фунтов стерлингов. Поскольку Англия вернуть займы не могла, позиции страны на мировом кредитном рынке посыпались и в 1921-м курс фунта стерлингов упал до 79 процентов от золотого паритета. И тут уже английские деловые круги принялись давить на свое правительство, требуя восстановить подорванную валюту. В том же 1921-м Британия согласилась на ограничение морских вооружений и фактический разрыв англо-японского военного союза (Вашингтонская конференция).

Но то была явная «тренировка». Главные финансовые войны Соединенные Штаты сумели провести семьюдесятью годами позже.

Против нас до Горбачева вести такую войну было практически невозможно, ибо наша рублевая система не имела точек соприкосновения с долларовой. Рубль выступал самостоятельной, изолированной системой. Американцы и русские обитали в совершенно разных финансовых мирах, и можно смело сказать: рубль в СССР и СЭВ (экономическом союзе социалистических стран) выступал как самодержавная финансовая система.

Так было, пока наши вожди не оказались одержимыми идеей конвертируемости рубля. Само по себе любое финансовое явление не выступает ни оружием войны, ни инструментом мира. Война начинается тогда, когда те или иные финансовые процессы используются для разрушения противника. Конвертируемость рубля в СССР ввели насильственно. Ее ввели де-факто. Пользуясь эйфорией горбачевской оттепели («новое мышление», «русский и американец — братья навек») хитрые янки заявили нашим: «Ребята, пора делать рупь конвертируемым и участвовать в международном разделении труда!». А дальше, образно говоря, произошел подобный диалог:

— Нет, мы к этому не готовы! — заявила Москва.

— Дерьмо — вопрос! — ответили нам из-за океана. — Вы же все равно торгуете с нами. У вас же наши компании покупают товары — и вы у нас тоже кое-что берете. Так начнем же бартер, и цены начнем считать в долларах!

Сначала сложилась схема, при которой конвертируемость существовала в бартерных, меновых операциях. В рамках горбачевского «нового мышления» и «медового месяца» в отношениях с Западом разрушилась государственная монополия внешней торговли, и торговать на внешнем рынке бартером смогли предприятия, кооперативы, министерства и региональные власти, даже не имея при этом валюты. Мы перешли к примитивной меновой торговле, к натуральному обмену.

При этом наши новоявленные «бизнесмены» не имели никакого опыта работы на внешних рынках, не располагали для этого ни нужной культурой, ни подготовкой. И, уж само собой, кооперативы не были включены в систему государственной политики. Противостояли же нам матерые волки. Кампания бартерной торговли с русскими четко режиссировалась и субсидировалась ведущими финансовыми структурами Соединенных Штатов. Более того, с нами зачастую торговали фирмы, во главе которых либо стояли офицеры действующего резерва американского разведывательного сообщества, либо эти фирмы контролировались спецслужбами. Хотя торговля была натуральной, все расчеты велись в долларах.

Американцы умело навязывали нам соотношение цен между товарами, которые вывозились из России, и тем, что в нее ввозилось, порождая крайне завышенный курс доллара по отношению к рублю. Ведь если вывозили из СССР все, что только можно, то в него шел строго ограниченный набор товаров, на которые поддерживались максимально высокие цены внутри Советского Союза. То были товары, которых у нас тогда просто не было: компьютеры, джинсы и деликатесные продукты. А что западники у нас брали? Нефть, металлы и минеральные удобрения. Поскольку экспортом в России занималось множество мелких кооперативов, они постоянно конкурировали друг с другом и тем самым на радость американцам сбивали цены. Мы ломали мировые рынки меди, алюминия и редкоземельных элементов, безбожно сбивая цены. Зато американцы вели операции через ограниченное число фирм, поддерживая монопольно высокие цены на свои товары. Компьютеры и джинсы продавались у нас по баснословным ценам — гораздо дороже, чем на самом Западе.

Умело и, главное, вовремя сформировав нужную им технологию так называемого «рыночного курса» доллара, они в 1990 году вбросили ее в экономическую практику через тогдашний еженедельник «Коммерсантъ». Курс исчислялся по так называемым «корзинам». Они сделали так: есть импортная «корзина» — набор основных товаров, ввозимых в Советский Союз. Сиречь, джинсы и компьютеры. Какой тут курс? Не 72 цента за один рубль (как выдерживала цены на основное сырье внутри страны советская система), а один доллар — к десяти рублям. Тут начинает действовать механизм «черного рынка». А «Коммерсантъ» твердит: ага, тенденция пошла туда-то… Значит, курс будет уже «один к восемнадцати».

Противники русских добились главного: вывоз из СССР стал максимально дешев, а ввоз в него — беспредельно дорог. Тем самым янки сразу же навязали рублю невыгодный курс. Сначала — шесть советских рублей за один доллар, потом — двадцать, а потом — и все пятьдесят. Когда неравный курс был установлен, в России массой расплодились коммерческие банки и была введена внутренняя валютная биржа, где курс рубля к доллару вообще больше не привязывался к конкретным товарам. Совершенно в духе «виртуально-колдовской» экономики. Мы рубль угробили до Гайдара. Это — заслуга Горбачева. Крушение нашей экономики началось именно в тот момент, когда он допустил ликвидацию государственной монополии на внешнюю торговлю в условиях существования в стране заниженной против мирового рынка стоимости сырья, энергоносителей и металла. Янки тут же навязали русским грабительский курс с помощью джинсов и компьютеров.

С чем это можно сравнить? Представьте себе, как мы бы начали поставлять тогда в США палладий, рений и цезий, которых в Америке нет, и заявили: «Сколько они у вас стоят? Сто долларов за грамм? А у нас — десять рублей. Значит, один рубль стоит десять долларов». Если бы мы хотели делать, как надо, то сначала ввели бы биржу, и лишь потом начали обмен своих товаров на западные. Но делалось-то все как раз не в русских интересах.

Уже к осени 1991 года курс доллара стал совершенно грабительским — пятьдесят рублей. Следующим шагом финансовой войны должна была стать рублевая инфляция. Она и разразилась с гибелью СССР и началом гайдаровских реформ. Гайдар запустил маховик гиперинфляции, отпустив цены при крайне монопольной системе производства в стране. Делал он это сугубо по американским рекомендациям. Цены просто не могли не взлететь до небес — ведь советская система строилась как единая суперфабрика. У нас автозаводы, например, делали строго определенные классы машин, никак друг с другом не соперничая. БелАЗ строил карьерные гигантские самосвалы, КамАЗ — магистральные грузовики, ЗиЛ — хозяйственные. А если конкуренции нет, то производитель волен хоть каждый день переписывать свои ценники.

Дикий рост цен привел к тому, что за доллар давали уже несколько сотен рублей, а потом — и несколько тысяч. Народ массой отказался от рубля как средства накопления и хранил сбережения в долларах. Россия моментально стала местом, куда можно сбрасывать излишние, резервные доллары со всего мира.

— Добившись совершенно грабительского курса доллара к рублю, американцы по этому виртуально-спекулятивному курсу принялись считать и русское национальное богатство. Тут же янки с помощью нескольких человек в администрации Ельцина протолкнули совершенно идиотскую «ваучерную» приватизацию 1992-1994 годов, по дешевке скупив в России всё, что можно. Заводы продавались по копейке. Информацию о том, что брать в первую очередь, штатники черпали в Госкоимуществе, где в те годы сидел целый табун советников и экспертов из США, а в само ведомство стекалась самая секретная экономическая информация, — отмечает Сергей Кугушев. — Я ещё в 1990 г., выступил со статьями в «Комсомольской правде», где и изложил всю будущую комбинацию по невероятному разграблению нашей Родины...

Американцы умело связывали сброшенные в Россию доллары в ней же самой. Помните, когда страну охватило безумие «финансовых пирамид», и толпы россиянцев понесли сбережения в МММ, в строго определенные места, их затем объявляли криминальными и счета «пирамидальщиков» на Западе попадали под арест. Арестовали, кстати, доллары не только МММ, но и «Тибета». А поскольку «пирамиды» были тесно связаны с нашим криминальным миром, то под западный арест попали и средства отечественных «братков». Всего таким образом Запад «нейтрализовал» около двадцати пяти миллиардов долларов…


Вторая капитуляция Японии


Япония — это особая песня. Ещё в середине 1980-х все ждали того, что самураи скупят Америку и захватят её ключевые корпорации, что гордым штатникам придётся осваивать почтительные поклоны японским начальникам. Но…

Японцев США «грохнули» в 1991-м году в ходе финансовой войны. СССР в тот момент умирал на глазах, и уже не грозил США. Американцам надоела экспансия самураев на их внутреннем рынке, и они возвели таможенные протекционистские барьеры на пути японских товаров. Это лишило желаемых прибылей японские корпорации, и те не смогли рассчитаться по кредитам с японскими банками-гигантами.

Что получилось? В 1970-1980-х годах имя Японии гремело на каждом углу, будучи символом стремительного прогресса, если иена считалась мировой валютой, а девять из первых десяти банков мира были японскими. Теперь этих банков на самом верху мирового рейтинга нет, иена исчезла с горизонта, а о японских чудесах давно не слышно. Более того, в 1998-м японское правительство пыталось раздавать своим гражданам особые талоны — чтобы они за счет бюджета покупали японские товары, которые давно потеряли былую дешевизну при высоком качестве.

Обстоятельства уничтожения американцами своих японских соперников прекрасно описаны в книге Михаила Делягина «Практика глобализации: игры и правила новой эпохи».

Ударом по Японии стало излюбленное оружие Соединенных Штатов: требование «открыть» национальную экономику, перестроить ее с национальных, самобытных стандартов на западные, «войти в мировой рынок». Не знаем, какое умопомрачение нашло на самураев, но они согласились перевести свою национальную банковскую систему на условия мирового банковского рынка. В результате японская специфика, которая до того служила источником силы для Страны Ямато, вмиг стала источником убийственной слабости. Ведь японские банки, как и другие структуры их экономики, всегда работали с минимальным уровнем резервов. Самураи — люди точные, слово держать умеют. Если японец гарантирует поставки товаров, комплектующих или своевременные платежи, он в лепешку расшибется — но договор выполнит. Поэтому на японских заводах нет производственных запасов сырья или комплектующих, а банки всегда работали с минимальными уровнем резервов, пуская все деньги в дело. Зачем делать ненужные «заначки»?

Но в 1991 году Япония подписала международную конвенцию по банковскому резервированию и обязалась повысить ставку резервов до 8-12 процентов против одного процента, который японцы откладывали раньше. Это резкое увеличение резервов сразу же катастрофически сократило ликвидность и глубоко дестабилизировало финансовую систему Японии. Фондовый рынок Японии потерпел крах, банки стали разоряться. Американцы помогли сему процессу, врубив высокие пошлины на японский ввоз в США. К 1999 году сумма безнадежных кредитов, выданных банками Японии, составляет сумму, равную 30 процентам валового внутреннего продукта страны. Все 1990-е годы японская экономика испытывала спад, тогда как американская — росла.

Теперь аналитики прогнозируют новый удар по ослабленной японской экономике. Самураям, которые решили открыть свою экономику по либеральным рецептам (неужели им, дуракам, раньше плохо жилось в закрытой системе?), придется перейти на международную систему бухгалтерского учета. Это сделает невозможным целый набор традиционно важных для национального бизнеса финансовых маневров. (М.Делягин, «Мировой кризис: общая теория глобализации» — Москва, 2004 г., с 167-168.)

Добавим к сей картине то, что США здорово использовали слабости японского «экономического чуда» 1960-1980-х годов. При всей яркости японских достижений самураи уделяли слишком мало внимания фундаментальной науке. Все их технические штучки, которые поражали воображение советского обывателя году этак в 1983-м, создавались на основе идей и технологий, которые рождались не в Японии, а в США, Советском Союзе и Европе. По мощности фундаментальной науки, по оснащенности экспериментальной базой Страна Восходящего Солнца здорово уступала СССР 1980-х годов. Японцы просто покупали плоды чужих мозгов и со свойственной им аккуратностью доводили их до крайней степени совершенства. Но сами почти не творили.

Во-вторых, у Японии не было и нет мощнейшего источника прогресса — сильного военно-промышленного комплекса с огромным бюджетом. Ведь именно гонка вооружений позволяет в кратчайшие сроки добиваться решения самых головоломных проблем, она дает огромный набор новых технологий, материалов, программного обеспечения, революционных изобретений, которые можно с успехом использовать в гражданской индустрии. Одна космонавтика, которой Япония лишена, просто фонтанирует фантастическими разработками двойного назначения, способными творить чудеса и на Земле.

Американцы прекрасно это видели. Ага, японцы зациклились на производстве видеомагнитофонов и музыкальных центров, но полностью проиграли битву за компьютеры. Между тем, мультимедийный компьютер полностью заменит все их видеомагнитофоны, приемники и просто магнитофоны. А здесь США — вне конкуренции. Они же смогли создать и суперпроцессоры, и «Интернет», и программное обеспечение, которое прибыльнее всех японских штучек, вместе взятых.

Японцы делают автомобили и мотоциклы? Но это — вчерашний день. США обошли их в производстве спутников, в системах глобальной связи, в биоинженерии. Они поставили на поток производство идей и технологий, коммерциализировали это, принялись за создание высоких гуманитарных технологий. Японцы об этом даже мечтать не могут.

Использовав эти слабости самураев, янки их и подкосили. Остановить японцев на полтора десятилетия, самим при этом развиваясь? Совсем неплохо! Особенно если учесть, что в технологическом плане темпы подчас сравнимы с космическими скоростями.

А ведь у Японии есть шанс. Пойти на союз с Россией и воспользоваться ее невостребованным научно-техническим потенциалом, ее идеями, ее фундаментальной наукой. Но для этого нам надо очень плотно и кропотливо поработать с японскими дзайбацу — олигархическими финансово-промышленными группами.


Битва за юань


Третью финансовую войну США пытались провести против Поднебесной империи — против Китая. В 1997 году, когда Гонконг воссоединился с Китаем, янки попытались нанести удар по гонконгскому доллару, после чего должен был обрушиться юань. Ведь юань привязан к валютам АСЕАН (странам Азиатского экономического сотрудничества) именно через гонконгский доллар, именно через него он создает сферу своего экономического влияния.

Идея была предельно простой. Крупнейшие финансовые спекулянты США скупали огромное количество гонконгской валюты, а потом сбрасывали ее, вызывая ее обесценение и разрушая влияние Китая на АСЕАН. На эту операцию янки кинули около шестидесяти миллиардов долларов, принеся в жертву валюты Таиланда, Малайзии, Тайваня и Индонезии. Янки жаждали обрушить гонконгский доллар как осевую валюту АСЕАН и заменить его долларом американским.

Но китайцы отбили нападение. Мобилизовав все свои резервы, они сохранили прежние котировки по гонконгскому доллару. В итоге юань даже укрепил свои позиции в Юго-Восточной Азии. Чтобы отбить нападение американцев, Поднебесная мобилизовала 60 миллиардов долларов у себя, восемьдесят миллиардов — на Тайване, и сорок миллиардов — в Гонконге. В этом случае островные и континентальные китайцы действовали заодно.

Другие страны АСЕАН, девальвируя свои валюты, тем не менее, поддерживали сердцевину системы — гонконгский доллар. Тем самым они спасали от развала инфраструктуру общего азиатского рынка. Поэтому уже через год после кризиса 1997-1998 годов государства АСЕАН возобновили экономический рост, американский же доллар так и не стал расчетной валютой этих стран.

Так что, грубо говоря, первое поражение американцам в Четвертой (начавшейся после гибели СССР в 1991-м и длившейся до 11.09.2001 г.) мировой войне нанесли китайцы. И на сегодня Китай обладает валютными запасами большими, нежели сами Соединенные Штаты.


Европейская кампания доллара


Следующей финансовой войной Америки стала операция по подрыву нарождающегося конкурента доллара — единой европейской валюты, евро. К 1999 году янки извлекли необходимые уроки из своего конфуза в Юго-Восточной Азии. Они поняли, что финансовые войны можно вести с применением и настоящего оружия. Главное, чтобы при этом губительный удар приходился по денежной системе противника. Поэтому американцы не стали меряться силами с Европой на финансовом поле, а умело развязали Югославскую войну в европейском подбрюшье. На сей раз они не с помощью финансов добивались достижения военно-политических целей, а военно-политическими средствами решали финансовые задачи. Стратегия непрямых действий, таким образом, тут развернулась во всей красе.

Удары по Югославии весной-летом 1999 г. заставили европейцев отвлечь большие ресурсы. Например, на помощь албанцам. Война в Югославии привела к увеличению рисков ведения бизнеса в Европе. Потом США де-факто поддержали натиск албанцев на Македонию. Чем больше риски — тем хуже рынок акций. Чем он хуже — тем неустойчивее становится финансовая система Европы.

Впрочем, не только в войне дело. США стали нагнетать военную истерию в Европе гораздо раньше — еще с середины 90-х годов, постоянно угрожая ударами с воздуха по сербам. Угроза войны заставила европейцев поспешить с консолидацией и введением евро. По хорошему на такое сложное и ответственное дело требовалось никак не менее четырех-пяти лет. Сначала надо было создать евро на основе самых сильных европейских валют, а потом уже постепенно подтягивать в эту систему другие европейские валюты по мере их укрепления. Но спешка заставила европейцев изначально опереться, помимо сильных, на валюты по крайней двух слабых экономик — итальянской и португальской. Англия вообще в евро участвовать не стала. При этом рынок Европы остался общим! Вот и получилось, что на общем рынке евро работает лишь на его части. Это как если бы по всей России ходит рубль, а в Питере вводят совершенно иную валюту. Фунт, например. Так что евро изначально родился ослабленным, словно недоношенное дитя, именно благодаря непрямым действиям США.

А что дальше? Евро остается главной мишенью американской экономической агрессии. Американцы прекрасно понимают, что введение евро открывает возможность поддержания низких процентных ставок в Европе и создания огромного европейского рынка во всех секторах экономики. Более того, возникает реальная перспектива возникновения суперэкономики континентального масштаба. Если управлять ею умело, то она может стать экономическим центром мира. Чтобы не допустить такого, американцы на первом этапе войны старались всячески ослабить евро и заразить мировые финансовые круги недоверием к молодой европейской валюте. На взгляд неискушенного наблюдателя, тут вроде бы коса на камень нашла. Евро в момент, когда мы пишем эти строки, стал намного «тяжелее» доллара, а он сам — девальвировался.

Действительно, в условиях нарастания внутренних трудностей в США довести эту кампанию до победного конца «звездно-полосатые» не сумели. Не помогли ни Балканы, ни яростное сбивание обменного курса «доллар/евро». Перед американцами в начале этого века встала другая необходимость: выиграть время для разработки чудодейственной кампании, способной предотвратить крах американской экономики (а, возможно, и общества), порождаемой стремительно нарастающими структурными перекосами в хозяйственной системе. Для творцов американской экономической политики стало жизненно важным снизить дефицит платежного баланса США. Сократить, елико способно, размеры колоссального государственного долга. Стимулировать внутреннее производство, в том числе — и за счет наращивания экспорта. Для всего этого потребовался дешевый доллар, управляемо «худеющий» прежде всего по отношению к евро.

Кроме того, такой «легкий» доллар отменно работает как оружие экономической войны против Еврозоны. Ведь европейская экономика куда более традиционна, чем американская. Она намного больше ориентирована на производство товаров и услуг. А потому Евросоюз намного сильнее Америки зависит от экспорта. Дешевый доллар и дорогой евро больно бьют по конкурентоспособности европейских изделий, сужают их рынки сбыта, делают европейские товары и услуги все менее привлекательными для потребителей.

Одновременно американцы открыли второй фронт борьбы — нефтяной. Здесь «звездно-полосатые» взяли в союзники арабский мир и Росфедерацию — и начали наступление на Европу и Китай. Как? Целенаправленной политикой по поддержанию высоких цен на нефть! Казалось бы, от этой дороговизны должны больше всех страдать прежде всего сами янки с их гигантским потреблением «черного золота». Но внимательный анализ заставляет усомниться в этом, казалось бы, бесспорном выводе. В самом деле, эмиссия евро в Европе абсолютно жестка и прозрачна. Она контролируется сразу несколькими правительствами ведущих стран Евросоюза. А вот США выпускают доллары почти бесконтрольно. Соответственно, на любое повышение «нефтяных цен» они отвечают дополнительной эмиссией долларов. Так что у них есть смягчающая удары «подушка безопасности», а у европейцев — нет.

Но продолжим наш анализ. Кому достаются доходы от роста цен на «черное золото»? Либо американским и союзным им нефтяным корпорациям-гигантам («Экссон», «Тексако», «Шеврон», «Бритиш ойл» и т.д.), либо поступают в дополнительные доходы бюджетов государств арабского Востока и Росфедерации. А где арабы и Москва размещают «сверхплановые» миллиарды? Да в американских банках по большей части! Вот и выходит: чем нефть дороже — тем европейцам больнее и тем больше денег вливается в экономику США!

Европе и Китаю в такой войне приходится тратить все больше и больше средств на нефть и увеличивать издержки производства тогда, когда повышать цены на свои товары и услуги оказывается весьма затруднительно. Особенно для европейских товаров и услуг, которые в странах долларовой зоны и так стали невероятно дороги из-за роста курса евро. Таким образом, экономика Евросоюза трещит по всем швам, а США в это время при помощи дешевого доллара решают свои острейшие проблемы.

http://www.stormbook.ru/?module=articles&c=articles&b=4&a=3


Библиография