ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

ЧУДОВИЩНАЯ МАХИНАЦИЯ

Глава 10. Секретные операции


Операция должна была называться Infinite Justice (буквально: «Справедливость без границ» или «Бесконечная справедливость»), но это вызывает возмущение в мусульманском мире. Тогда ее на­звали Enduring Freedom («Незыблемая свобода»)1. Она опирается на созданную по случаю междуна­родную коалицию, объединяющую 136 государств2, предложивших свою военную помощь США3. Аме­риканцы, хорошо помня о том, как Советы погряз­ли в наземных сражениях в войну в Афганистане (1979-1989), воздерживаются от высадки сухопут­ных сил. Они предпочитают купить местных вое­начальников на вес золота и послать их воевать вместо себя против талибов. Эта методика, разу-
1 Наиболее удачные обещающие работы по «Незыблемой свободе» были осуществлены в Отделе исследований британ­ского парламента: 11 September 2001, the Response (Research Paper 01/72, 3 октября 2001 г.), Operation Enduring Freedom and the Conflict in Afganistan, an Update (Research Paper 01/81, 31 октября 2001 г.), и The Campaign Against International Terrorism, Prospects After the Fall of the Taliban (Research Paper 01/112. Эти документы возможно скачать с сайтов, соответ­ственно: http://www.parliament.uk/corrlrnons/lib/research/ф2001/ грО 1 -072.pdf; http://www.parliament.uk/commons/lib/research/ гр2001 /грО 1 -081 .pdf; http://www.parliament.uk/commons/lib/ research/rp2001/rp01-l 12.pdf
2 Для анализа обязательств по отдельным государствам см.: Operation Enduring Freedom: Foreign Pledges of Military and Intelligence Support, Congressional Research Service, (The Library of Congress, 17 октября 2001 г.) Возможно скачать с сайта:
http://www.fpc.gov/CRS_REPS/crs-free.pdf
3 The Global War on Terrorism, The First 100 Days, офици­альный документ Коалиции информационных центров. Воз­можно скачать с: http://www.whitehouse.gov/news/releases/ 2001/12/100dayreport.pdf
156

меется, предполагает вооружение мятежных груп­пировок, что нарушает эмбарго ООН. При таком повороте событий Россия массированно вооружа­ет Исламский фронт покойного Масуда, тогда как Иран вооружает шиитов Хазари. ВВС США удов­летворяются прицельными бомбардировками, поддерживая антиталибские силы, а иногда сдер­живая их. На самом деле цели бойцов различных группировок в этой войне ничего общего не име­ют ни с целью, широко объявленной международ­ной коалицией (арестовать Усаму бин Ладина), ни с закулисными нефтяными амбициями.

Тогда англичане и американцы меняют тактику. Они возвращаются к старой испытанной ковровой бомбардировке, которой они смиряют талибских зануд. Талибы уже не способны удерживать дик­татуру на своей территории и оказываются изоли­рованными и разбитыми на рассеянные группы. В то же время Исламский фронт, переименован­ный в Северный альянс для удобства междуна­родных СМИ, прорывает дезорганизованные ли­нии фронтов талибов.

ВВС США набрасываются на беглецов. Талибы стараются сгруппироваться в Кандагаре, тогда как победители предаются разного рода резне, в част­ности в Мазари-Шарифе, под командованием ге­нерала Дустума. В конце концов от одной до двух тысяч фанатиков, талибов и членов «Аль-Каиды», окапываются в горах Тора-Бора под свинцовым лив­нем и затем ведут переговоры о сдаче в плен в руки своих пакистанских друзей. В общей сложности
157




английская и американская авиация выполнила 4700 вылетов, в ходе которых она сбросила 12 тысяч бомб, убив более 20 тысяч бойцов1 и «побочно» по мень­шей мере тысячу мирных жителей2. Военная эска­лация заставила ВВС США отбросить теорию «хи­рургических ударов» и перейти к употреблению оружия массового поражения, бомб BLU-82 (это так называемые косилки ромашек)3, чтобы нейтрализо­вать последних бойцов, рассеянных в горах.

Война заканчивается резолюцией 13784 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, которая определяет рамки переговоров в Бонне5

1 Сообщение АФП от 6 декабря 2001 г.

2 Operation Enduring Freedom: Why a Higher Rate of Civilian Bombing Casualties, Project on Defense Alternatives, Briefing Report#ll(18 января 2002 г.); http://www.comw.org/pda/ 0201oef.html; US Silence and Power of Weaponery Conceal Scale of Civilian Toll, в Sidney Morning Herald от 26 января 2002 г.; http://www.smh.com.au; Afghans Are Still Dying as Air Strikes Go On But No One Is Counting Яна Трейнора (Ian Traynor) в The Guardian; http://www.guardian.co.uk; и Civilian Toll in US Raids Put at 1,000 Джона Доннелли (John Donnelly) и Антони Шадида (Anthony Shadid) в Boston Globe or 17 февраля 2002 г.; http://www.boston.com/globe
3 Бомбы BLU-82 были изначально созданы не для боевых действий, настолько велики и ужасны последствия их при­менения, а для инженерных работ. Они использовались во Вьетнаме для выкорчевывания джунглей и расчистки поса­дочных площадок для вертолетов.
4 Резолюция 1378 Совета Безопасности, скачать с: http://www.un.org/french/docs/sc/200 I/res 1378f.pdf
5 Официальный сайт переговоров в Бонне: http://www.uno.de/frieden/afghanistan/talks.htm; Текст Бон­нского соглашения возможно скачать с:
http://www.uno.de/frieden/afghanistan/talks/agreement.pdf
158

(Германия), где различные афганские группиров­ки будут договариваться о новом правительстве1. За круглым столом определяют состав временной администрации, с пожеланием видеть во главе нее короля Захир Шаха. Поскольку последний, как и было предусмотрено, снял свою кандидатуру, пре­мьер-министром становится Хамид Карзай. Во вре­мя войны с Советами он был лично связан с тог­дашним директором ЦРУ Уильямом Кейси. Впо­следствии он эмигрировал в США, где стал другом семьи Бушей и служащим одного из филиалов UNOCAL2. Генералу Абделю Рашиду Дустуму, прозванному Чингисханом за зверства, совершен­ные им за последние двадцать лет, удалось вовре­мя примкнуть к международной коалиции. С чем и поздравляем: теперь он не преследуется за воен­ные преступления, а включен в новую администра­цию. Это положение утверждено 6 декабря 2001 года резолюцией 13833 Совета Безопасности. Сотни ты­сяч афганцев, покинувших свою страну, чтобы не попасть под бомбардировки, возвращаются домой.
Операцией «Незыблемая свобода» заведует в На­циональном совете по безопасности Залмай Халил-
1 Strange Victory: a Critical Appraisal of Operation Enduring Freedom and the Afghanistan War Карла Конетты (Carl Conetta), Project on Defense Alternatives, monograph#6(30-e января 2002 г.);
http://www.comw.org/pda/0201 strangevic.html
2 Afghanistan, the Taliban and the Bush Oil Team Уэйна Мад-сена (Wayne Madsen) в Democrats. Com от 23 января 2002 г.;
http://www.democrats.com
3 Резолюция 1383 Совета Безопасности. Возможно скачать с: http://www.un.org/french/docs/sc/2001/resl383f.pdf
159




зад1. Сын советника бывшего короля Захир Шаха, он обучался в Америке в Чикагском университете. В своей стране он сражался, в тесной связи с ЦРУ, в войне с Советами, перед тем как получить граждан­ство США и стать советником Госдепартамента при Рональде Рейгане. Во время президентства Буша-отца его назначают заместителем министра оборо­ны и он играет одну из ключевых ролей в операции «Буря в пустыне» против Ирака. В годы правле­ния Клинтона он работает на Rand Corporation и UNOCAL. Когда переговоры с талибами идут пол­ным ходом, он выступает в защиту последних в «Ва­шингтон пост», говоря, что они «не испытывают тот антиамериканизм, что проповедуют иранские фундаменталисты», но меняет свою точку зрения, как только прерываются нефтяные переговоры и он становится экспертом-референтом в администрации Буша после 11 сентября2. По окончании войны его назначают специальным представителем по Афга-
1 The Roving Eye, Pipelineistan, расследование в двух час­тях Пеле Эскобара (Рере Escobar) в Asia Times от 25о и 26о января 2002 г.; http://www.atimes.com
2 См. его портрет в Bush s Favorite Afghan Джейкоба Вай-сберга (Jacob Weisberg) в State от 5 октября 2001 г.;
http://slate.msm.com и New US Envoy to Kabul Lobbied for Taliban Oil Rights Кима Сенгупты (Kim Sengupta) и Андрю Гам-бела (Andrew Gumbel) в The Independent от 10 января 2002 г.;
http://www.independent.co.uk. Читать с вниманием произ­ведение Залмая Халилзада Speech Before the Los Angeles World Affairs Council (9 марта 200);
http://www.lawac.org/speech/khalilzad.html и статью, напи­санную совместно с Дэниелом Бирманом (Daniel Byrman): Afghanistan: the Consolidation of a Rogue State в The Washington Quarterly (зима 2000 г.).
160

нистану. Он должен контролировать строительство столь желанного трубопровода.
Международную прессу приглашают посетить развалины военных сооружений и установок тали­бов и «Аль-Каиды». Она обнаруживает убогие хи­жины, где хранится вповалку оружие, унаследован­ное от войны с СССР. Но ни один журналист не на­ходит ни заводов по производству химического или бактериологического оружия, ни центров по сборке атомных бомб, ни, того меньше, баз для запуска спут­ников, о чем пророчил Дональд Рамсфелд.
Что же касается самой мощной армии в мире, она не находит мнимого «врага общества номер один», за которым была послана, в то время как мулла Омар удирает на мопеде в Пакистан.
Дела идут. Маковая культура может наконец расцвести буйным цветом на «радость» североаме­риканского рынка1. А 9 февраля 2002 года Хамид Карзай и его пакистанский аналог генерал Мушар-раф заключают договор о строительстве нефте­провода в Средней Азии2.
1 Opium Farmers Rejoice at Defeat of the Taliban Ричарда Ллой­да Пэрри (Richard Lloyd Parry) в The Independent от 21 нояб­ря 2001 г.; http://www.independent.co.uk. и Victorious Warlords Set to Open the Opium Floodgates Пола Харриса (Paul Harris) в The Observer от 25 ноября 2001 г. (тот же URL, что и у Guardian:
http ://www. guardian.co.uk).
2 Musharraf, Karzai Agree Major Oil Pipeline in Co-operation Pact в Irish Times от 9 февраля 2002 г.;
http://ireland.com
6 Чудовищная махинация
161
Глава 10 Секретные операции
В записке, составленной Леонардом Вонгом Институту стратегических исследований армии США и озаглавленной «Как сохранять обществен­ную поддержку военных операций»1, можно про­читать следующее: «Нынешняя общественная поддержка военных действий сопоставима по уровню с той, которая следовала за нападением в Перл-Харборе. Американцы утверждают сегод­ня, что они считают военные действия умест­ными, что они за длительную войну и что у них хватит воли перенести все отрицательные по­следствия войны. Несмотря на благоприятные результаты опросов, американцы могут свое мне­ние вдруг и изменить... Как только они возвра­тятся к нормальной жизни, поддержка военных действий снизится, разве что если военные бу­дут демонстрировать постоянные успехи в вой­не против терроризма, сохранят связь нации со своими вооруженными силами и будут обеспечи­вать надежную внутреннюю безопасность, хотя
1 Maintaining Public Support for Military Operations Л. Вон-ra (L. Wong) в Defeating Terrorism, Strategic Issues Analysis (Strategic Studies Institute). Скачать возможно с:
http://carlisle-www.army.mil/usassi/public.pdf
163








и, по большей части, незаметным образом». Дру­гими словами, общественное мнение массово при­мыкает к американской политике войны с терро­ризмом, пока длится саспенс.
Операция «Незыблемая свобода» началась 7 ок­тября 2001 года. Теперь бряцание оружием посте­пенно утихает в Средней Азии. Учитывая соот­ношение сил, победа коалиции была обеспечена даже еще до вступления ее в сражение. Внимание публики Соединенных Штатов начинает слабеть. И на самом деле, в то время когда атакуют само логово «Аль-Каиды», а Усама бин Ладин угрожает Америке по телевидению, нет сообщений ни о каком террористическом акте «спящих сетей», внедрен­ных на американскую территорию. Тут могут уже зародиться и сомнения относительно реальности угрозы. И что же, вы думаете, происходит?
12 октября агентства печати оглашают тревож­ные новости. Журналисты и парламентарии полу­чили письма, зараженные сибирской язвой. Всего было разослано пять писем-ловушек: в «Нэшнл Инквайрер», в Эн-би-си, в «Нью-Йорк пост» и в кабинеты сенаторов Дашла и Лейхи. Пять жертв! Повседневная жизнь американцев сходит с рель­сов. Они больше не могут вскрывать свои письма, не надев перчатки и повязку на лицо. У продавцов противогазов и наборов для выживания опустоше­ны прилавки. Вся система почтовой связи парали­зована. Психоз заражает и страны-союзники. Вез­де в Европе находят письма, содержащие фаталь­ный белый порошок: «Аль-Каида», стало быть,
164

перешла в атаку и использует химическое и бак­териологическое оружие, которое она накопила благодаря технической помощи Саддама Хусейна. Соединенные Штаты и их союзники решают сде­лать запасы вакцины против сибирской язвы и тем вызывают кипучую деятельность в фармацевтичес­кой промышленности, которой они заказывают миллионы доз. И все. Больше ничего. Кроме этих пяти писем, все остальное — только шуточки про­казников и коллективные галлюцинации.
Остается сказать, что эти пять писем содержа­ли боевую форму сибирской язвы, которая была произведена в лабораториях армии Соединенных Штатов. Угроза была внутренняя. Барбара Хатч Розенберг из Федерации американских ученых от­мечает, что только около пятидесяти ученых-ис­следователей - - их имена можно указать мгно­венно — были в состоянии заполучить эти штам­мы и ими манипулировать1. Анонимное письмо, адресованное на военную базу в Куонтико в кон­це сентября - - то есть до того как пресса была осведомлена о терактах с сибирской язвой—изоб­личает в аферизме бывшего исследователя US AMRIID доктора Асаада. ФБР снова грозит паль­цем, но ничего не разъясняет.
Как только паника улеглась и блиц-операция «Незыблемая свобода» завершилась, публика сочла,
1 Is the FBI Dragging Its Feet? Барбары Хатч Розенберг (Barbara Hatch Rosenberg), Federation of American Scientists, 5 февраля 2002 г.;
http ://www. fas. org/b wc/news/anthraxreport.htm
165




что может перевернуть страницу. Министерство обороны берет на себя обязанность напомнить ей, что враг не дремлет, щедро сопровождая напоми­нание шокирующими кадрами размещения в зак­лючение «особо опасных террористов» на воен­ной базе в Гуантанамо (Куба). Их перевозят на самолете из Афганистана, предварительно нака­чав наркотиками и привязав к сиденьям. Уже на месте их подвергают программе сенсорного ли­шения: маску на глаза, наушники на уши, пробки в ноздри. Юристы Министерства обороны1 объяс­няют, не моргнув глазом, что только федеральные законы запрещают применение пыток, но что они не действуют на Гуантанамо2, расположенном вне территории США. Что же касается Конституции, она ни словом об этом не обмолвилась. Француз­ский генерал Оссаресс, организовавший пытки в Алжире и щедро поделившийся своими патоло­гическими наставлениями с американским сила­ми специального назначения, объясняет по теле-
1 Об этой полемике: Trying Terrorists as War Criminals Дженнифер Элси (Jennifer Elsea), Congressional Research Service, (The Library of Congress, 29 октября 2001 г.) Возмож­но скачать с сайта:
http://wwwpc.gov/CRS_REPS/trying%20terrorists.pdf
2 База в Гуантанамо была уступлена Соединенным Шта­там на 99 лет Кубой, впервые обретшей независимость в ре­зультате испано-американской войны. Договор не был возоб­новлен Фиделем Кастро, когда срок его истек. Однако Соеди­ненные Штаты не эвакуировались с Гуантанамо и продолжают оккупировать его незаконно. По международному праву, на территории базы должно действовать кубинское законода­тельство, но правительство этой страны не может исполнять там свои функции.
166

видению с ученым видом пользу пыток1. «Меж­дународная общественность» приходит в движе­ние. Мэри Робинсон, верховный комиссар Объе­диненных Наций по правам человека (и бывший президент Ирландской республики) публично воз­мущается и призывает к порядку американское правительство2: эти заключенные пользуются ста­тусом военнопленных, определенным Женевской конвенцией, обращение с ними должно быть гу­манным и судебный процесс над ними должен быть справедливым и беспристрастным.
В то время как общественность волнуется и тре­пещет, «война с терроризмом» начинается в тени, подальше от света. Но терроризм не является ни го­сударством, ни организацией, ни доктриной—а об­разом действия. Он может использоваться как пра­вительствами (диктатура Робеспьера в 1793 году называлась «Террор»), так и меньшинствами в оп­позиции. Иногда терроризм полностью оправдан. Так,(во время Второй мировой войны французское Сопротивление прибегало к террористическим ак­там против оккупационных сил и коллаборациони­стов, военных и гражданских. Выражение «война с
1 «Другая грязная война Оссаресса» Пьера Абрамовичи в «Пуэн» от 15 июня 2001 г. и The French Connection in the Export of Torture Сезара Чилалы (Cesar Chelala) в The International Herald Tribune от 22 июня 2001 г.
2 «Заявление верховного комиссара по правам человека о заключении пленных талибов и бойцов «Аль-Каиды» в Гуантанамо», Объединенные Нации, 16 января 2002 г. (до­кумент HR/02/4);
http ://www.unhcr
167




терроризмом» само по себе не имеет больше смыс­ла, чем «война с войной».
Правда и то, что концепцию терроризма Джордж Буш составил себе очень ограниченную. Так, он не относит к «терроризму» действия «эскадронов смерти» в Никарагуа, увлекаясь до того, что на­значает их бывшего покровителя Негропонте по­стоянным представителем Соединенных Штатов в ООН1. Для него в однополярном, после распада СССР, мире, по всей видимости, терроризмом является любая насильственная форма оспарива­ния американского лидерства.
Опираясь на откровения нескольких его участ­ников и познакомившись с документами заседания, Боб Вудвард (один из двух журналистов, открыв­ших миру «Уотергейт»), подробно описал в «Ва­шингтон пост» то совещание кабинета Буша, в ходе которого ЦРУ получило неограниченные полномо­чия на проведение «тайной войны против терро­ризма»2. Было это 15 сентября 2001 года во время правительственного семинара в Кэмп-Дэвиде.
Заседание началась, разумеется, с молитвы под руководством Джорджа Буша, к которой пригла­шали каждого из участников по очереди. Затем
1 «Негропонте принят в ООН в результате единогласного вотума Сената» Жана-Ги Аллара, Gramma International, ок­тябрь 2001 г.
2 Saturday, September 15, At Camp David, Advise and Dissent Боба Вудварда (Bob Woodward) и Дэна Бальца (Dan Balz) в Washington Post от 31 января 2002 г.; http:// www.washingtonpost.com
168

министр финансов и госсекретарь рапортовали каждый о своей деятельности. Джордж Тенет, ди­ректор ЦРУ, представил два проекта, основанных на исключительно тщательно подготовленных до­кументах. Первый проект назывался «Исходный удар: уничтожить «Аль-Каиду», закрыть афганс­кое убежище талибов». Тенет описывал в нем не­обходимость секретных действий против «Аль-Каиды» не только в Афганистане, но и по всему миру, при необходимости даже в сотрудничестве со службами недемократических стран. Получив всеобщее одобрение, он попросил необходимые полномочия для выполнения этой задачи. «Тенет хотел получить достаточно обобщенное поста­новление об атрибуции полномочий, чтобы ЦРУ могло проводить любые нужные ему секретные операции, не сталкиваясь с необходимостью запра­шивать формальное одобрение на каждую от­дельную операцию. Тенет заверял, что ему нужны новые компетенции, позволившие бы его управле­нию действовать без ограничений, и что он ожи­дает поощрения президента, чтобы не бояться идти на риск. Он принес с собой проект президент­ского постановления, которое давало бы ЦРУ полномочия использовать весь инструментарий секретных операций, включая и убийство... Дру­гим предложением было укрепление связей ЦРУ с важнейшими зарубежными секретными служба­ми. Тенет рассчитывал получить содействие этих служб, черпая средства в бюджете в сотни мил­лионов долларов, который он надеялся получить. Использование этих служб в качестве посред­ников могло бы утроить или даже учетверить эффективность работы ЦРУ. Как и многое из
169




того, что делается в мире секретных операций, подобного рода сделки не проходят без риска: это связало бы Соединенные Штаты с агентства­ми с сомнительной репутацией, у некоторых из них накопился жутковатый багаж в плане прав человека. Некоторые из этих служб заработали себе репутацию дикарей и без излишних колеба­ний прибегают к пыткам для получения призна­ний».
Далее совещание продолжалось в менее напря­женной обстановке, и Тенет изложил свою стра­тегию в Афганистане. Затем, переведя дыхание, он представил второй проект. Тот был озаглавлен «Модель глобальной атаки». «В нем описывались секретные операции, уже запущенные в восьми­десяти государствах или рекомендованные к не­медленному запуску. Спектр этих действий в ходе подготовки военных ударов распространялся от рутинной пропаганды до убийства». Рамсфелд, поднявшись над традиционным соперничеством между ЦРУ и Пентагоном, высказал горячее одоб­рение. «Когда директор ЦРУ закончил свое изло­жение, Буш не оставил ни малейших сомнений от­носительно того, что он об этом думает, вы­крикнув с энтузиазмом: «Отличная работа!»
И эта секретная война началась. Особо не засвечи­ваясь, во всем мире ЦРУ нанесло уцары по против­никам политики Джорджа Буша. Журналист Уэйн Маэдсен рассказал о четырех известных жертвах1.
1J'accuse — Bush s Death Squads Уэйна Мэдсена в Making-News. Com от 31 января 2002 г.
170

-11 ноября 2001 года лидер Западного Папуа, Тейз Элюай, был похищен специальным подраз­делением индонезийской армии, KOPASSUS.
Подразделение это, замешанное в побоищах в Западном Тиморе, было сформировано американ­ским stay-behind и работает в рамках ЦРУ. Тейз Элюай боролся за независимость своей страны и против разграбления ее горнорудных ресурсов компанией Freeport MacMoran, предприятием из Луизианы, почетным директором которой явля­ется не кто иной, как лично Генри Киссинджер.
- 23 декабря 2001 года Шэф Бола Иге, министр юстиции Нигерии, убит в своей спальне неопоз­нанной диверсионной группой. Он был неудачли­вым кандидатом в президенты от Альянса пан-Юрба за демократию и оспаривал привилегии, пре­доставленные компаниям Chevron (директором которой является Кондолиза Раис) и Exxon Mobil1.
- В январе 2002 года губернатор провинции Ачех (Индонезия) направил письмо лидеру Осво­бодительного движения Ачеха Абдулле Сьяффи, предлагая ему участие в мирных переговорах. Сьяффи также выступает не только за независи­мость, но и восстает против бурения скважин Exxon Mobil. Заявляя о своей приверженности ненасиль­ственным методам — он является членом UNPO в Голландии, — он ушел в подполье (в партизаны). Письмо содержало чип, позволивший спутникам
1 «Dead of a Patriot» в «Newswatch» от 30-го декабря 2001; http://www.newswatchngr.com
171




Агентства национальной безопасности США (NSА) его локализовать. Он был убит 22 января дивер­сионной группой KOPASSUS.
- Лидер правых экстремистов Эли Хобейка, предводитель Ливанской христианской милиции, и его телохранители погибли при взрыве замини­рованной машины. Хобейка, бывший основным ответственным лицом за бойню в Сабре и Шатиле (1982), отвернулся от Израиля и собирался вы­ступить свидетелем обвинения Ариеля Шарона в процессе, возбужденном против него в Бельгии за преступления против человечества. Операция была организована совместно ЦРУ и Моссадом1.
И вы говорите о «борьбе с терроризмом»!
«Вашингтон пост» публикует 13 февраля про­странную статью доктора Генри Киссинджера2. Вдохновитель зарубежной политики США пере­сказывает в ней проходящие в столице дебаты. Три варианта развития событий могут иметь место пос­ле победы в Афганистане.
Первый - - считать, что работа закончена и что это послужит уроком всем тем, кто поддастся со­блазну подражать талибам; второй—перейти к ока­занию давления на определенные государства, снис-
1 «Эли Хобейка, шок убийства» и «Эксклюзивные детали теракта» в L'Hebdo Magazine от 22 февраля 2002 г.;
http://www.magazine.com.lb
2 Phase II and Iraq Генри Киссинджера в Washington Post от 13 февраля 2002 г.;
http://www.washingtonpost.com
172

ходительно относящиеся к терроризму, такие как Сомали и Йемен, или третий — сосредоточиться на свержении Саддама Хусейна в Ираке, демонстрируя непрерывность американской воли и модифицируя региональные балансы сил на Среднем Востоке.
И тут Генри Киссинджер принимается ратовать за решающую атаку на Ирак, сочетая разверну­тые военные действия и поддержку оппозиции.
Пробный шар оказался удачным, и админист­рация Буша жмет на газ.
29 января президент Соединенных Штатов про­износит перед Конгрессом традиционную «речь о состоянии Союза», в этот раз в присутствии премьер-министра переходного афганского пра­вительства Хамида Карзая. Он объявляет новые цели «войны с терроризмом»:
«Соединенные Штаты терпеливо и неизмен­но преследуют две главные цели.
Во-первых, мы должны закрыть тренировоч­ные лагеря, расстроить планы террористов и привлечь последних к ответу перед правосудием. Во-вторых, мы должны помешать террористам и правительствам, которые стремятся обзавес­тись химическим, бактериологическим и атом­ным оружием, получить эту возможность угро­жать Соединенным Штатам и всему миру.
Наша армия вывела из вредоносного рабочего состояния тренировочные лагеря террористов в Афганистане, но другие продолжают функцио­нировать еще в дюжине разных стран. Подполь­ный мир террористов, состоящий из таких групп, как «Хамаз», «Хезболла», «Исламский джихад» и
173




«Джаиш-и-Магомет», гнездится в джунглях и в изолированных от мира пустынях, таится в серд­це крупных городов...
Наша вторая цель - помешать правитель­ствам, покровительствующим терроризму, угро­жать Соединенным Штатам и их друзьям ору­жием массового поражения.
Некоторые из этих правительств ведут себя спокойно после 11 сентября. Но их настоящий ха­рактер нам известен. В Северной Корее прави­тельство оснащается баллистическими ракета­ми и оружием массового поражения, моря при этом голодом свое собственное население.
Иран активно занимается производством по­добного оружия и экспортирует терроризм. Не избранное иранским народом меньшинство душит его надежду на свободную жизнь. Ирак продол­жает афишировать свою враждебность Соеди­ненным Штатам и поддерживать терроризм. Иракское правительство в течение уже более де­сяти лет как заговорщицки работает над доведе­нием до боевой кондиции бациллы сибирской язвы, нейротоксических газов и ядерного оружия. Это правительство уже употребляло удушающие газы для уничтожения своих собственных граждан, ос­тавляя трупы матерей, свернувшихся над своими детьми. Это правительство, согласившись сна­чала принять международные инспекции, изгнало инспекторов. У этого правительства есть что прятать от цивилизованного мира.
Эти государства составляют, вместе с их союз­никами-террористами, дьявольскую Ось и воору­жаются, чтобы угрожать миру во всем мире».
174

Для союзников Соединенных Штатов давление слишком велико. Вот уже пять месяцев как они должны молчаливо глотать подобные пилюли. Никакая корректная критика «заноса» Штатов невозможна в течение периода траура, следующе­го за терактами 11 сентября. А США как раз и позаботились о его распространении на своих союзников и продлении его всяческими коммемо-ративными церемониями и телевизионными шоу.
Однако 6 февраля министр иностранных дел Фран­ции Убер Ведрин делает первый шаг1. Действуя так­же и по поручению премьер-министра и президен­та Франции, он заявляет по радио «Франс Интер»:
«Мы — союзники Соединенных Штатов, мы -друзья этого народа. Мы были искренне и глубо­ко солидарны с ним в трагедии 11 сентября, ли­цом к лицу с атакой террористов. Мы взяли на себя, как и очень многие другие правительства, обязанность борьбы против терроризма. Не толь­ко из солидарности с американским народом, но и следуя логике, по которой зло должно быть иско­ренено. Именно — следует добраться до его кор­ней. Нам же сегодня угрожает новое упрощенче­ство, сводящее все проблемы в мире к одной лишь борьбе с терроризмом. Это несерьезно...
Нельзя сводить все проблемы в мире к одной лишь борьбе с терроризмом (даже если и совершенно не-
1 «Интервью Убера Ведрина на Франс-Интер — Прямой вопрос», 6 февраля 2002 г.; http://www.diplomatie.fr
175




обходимо с ним бороться) исключительно военны­ми средствами. Надо добираться до его корней. Надо находить решения также и в борьбе с бедно­стью, несправедливостью, унижением и т. д. ...
Европа должна оставаться самой собой. Если мы не согласны с американской политикой, мы дол­жны об этом сказать. Мы можем об этом сказать, и мы должны об этом говорить... Быть другом американского народа и союзником Соединенных Штатов в Атлантическом альянсе --не значит слепо за ними следовать. Это не означает отказы­ваться от всякой мысли о чем бы то ни было...
Мы будем вести диалог с Соединенными Шта­тами, диалог в духе дружбы. Мы не просим Соеди­ненные Штаты оставаться дома. Напротив, мы желаем того, чтобы Соединенные Штаты уча­ствовали в делах мира, поскольку нет таких серь­езных проблем, которые можно было бы решить без участия Соединенных Штатов. Мы всемерно выступаем за их участие, но на основе многосто­ронности, партнерства, чтобы можно было с ними вести беседу. Если надо немножко повысить тон, чтобы быть услышанными, мы это сделаем».
В Вашингтоне Колин Пауэлл с высокомерием выслушивает слова французского министра и язвит над «чудящими парижскими интеллектуалами».
Два дня спустя1 премьер-министр Лионель Жос-пен пользуется трибуной собрания председателей
1 «Выступление премьер-министра перед Конференцией председателей парламентов Европейского союза против отмы­вания денег», Национальная ассамблея, 8 февраля 2002 г.;
http://www.premier-ministre.gouv.fr
176

парламентов Европейского союза, чтобы «загнать гвоздь еще глубже», но уже перед международной аудиторией:
«На следующий день после терактов 11 сен­тября мы продемонстрировали безукоризненную солидарность с Соединенными Штатами и пле­чом к плечу рядом с ними внесли свой вклад в от­ветный удар, вызванный этой агрессией. Эти со­вместные действия против терроризма будут продолжены со всей решимостью. Но это ни в коей мере не значит, что мы не обязаны трезво задуматься об уроках, которые следует извлечь из событий 11 сентября. На самом деле нельзя сводить все проблемы в мире к одному лишь из­мерению борьбы с терроризмом — признавая при этом ее насущную необходимость — как и нельзя рассчитывать на их разрешение, используя пред­почтительно военную силу.
Наша концепция мира нацелена на построение более уравновешенного международного сообще­ства, мира, более надежного и более справедли­вого. Эта концепция основывается на многосто­роннем подходе. Она предполагает развитие все­возможных форм сотрудничества, которые позволят членам международного сообщества вместе заниматься основными глубинными про­блемами, поскольку ни один из них не может пре­тендовать на то, что способен разрешить их в одиночку... Мы желаем, чтобы Соединенные Штаты, не поддаваясь соблазну односторонно­сти, стали бы с нами вместе на этот путь, по­тому что без них нам будет намного труднее достичь той уравновешенности, к которой мы
177




стремимся. С нашей стороны, мы продолжим трудиться над развитием этих концепций».
Скепсис разливается по Европе. На следующий день настает очередь Криса Паттена (специально­го представителя ЕС по вопросам внешней поли­тики) «разбить лед молчания». В своем интервью газете «Гардиан» он развивает французскую кри­тику «абсолютизма и упрощенчества», приправив ее кисло-сладкими замечаниями о том, что Соеди­ненным Штатам необходимо научиться слушать своих союзников: «Гулливер не может продол­жать гарцевать одиноким рыцарем, а нам некра­сиво принимать себя за лилипутов, не смеющих повысить голос»1. 10 февраля заразу подхватыва­ет конференция европейских министров иностран­ных дел, собравшаяся в Испании. Все дружно вы­страиваются за тандемом Ведрин - - Паттен.
На саммите НАТО в Берлине фрондерство ох­ватывает и Альянс. Премьер-министр Канады Жан Кретьен напоминает, что резолюции ОOН и НАТО относятся только к Афганистану и что он не понимает, почему Соединенные Штаты одно­сторонне ввязываются в другие конфликты2.
Приближаемся ли мы к моменту истины?
1 Breaking the Silence, беседа с Крисом Паттеном в газете The Guardian от 9 февраля 2002 г.; http://www. guardian, со. uk
2 Chretien Resists American Pressure on Iraq Сандры Кордон (Sandra Cordon) в The Halifax Herald; http://www.Herald.ns.ca от 18 февраля 2002 г. и US Worries about PM's Position on Fighting Iraq Даниеля Леблана в Globe and Mail от 18 февра­ля 2002 г.; http://www.GlobeandMail.com



Глава 11 Заклинание
Имеющиеся теперь в нашем распоряжении эле­менты позволяют думать, что теракты 11 сентяб­ря были заказаны изнутри госаппарата США. Хотя такое заключение глубоко задевает наши чувства, поскольку мы уже привыкли к легенде о «загово­ре бин Ладина» и потому что нам больно согла­ситься с тем, что американцы могли цинично при­нести в жертву около трех тысяч своих соотече­ственников. Однако в прошлом Объединенный комитет начальников штабов США уже планиро­вал — но так и не осуществил — кампанию терро­ризма против своего собственного населения. Здесь необходимо немного погрузиться в историю.
* * *
В 1958 году на Кубе восставшие под предводи­тельством полковников Фиделя и Рауля Кастро, Че Гевары и Камило Сьенфуэгоса свергают ма­рионеточный режим Батисты. Новое правитель­ство, еще не коммунистическое, останавливает систематическую эксплуатацию острова, которой предается группа американских мультинациональ-ных компаний (Standard Oil, General Motors, ITT, General Electric, Sheraton, Hilton, United Fruit, East
179




Indian Co) и семья Бакарди уже в течение шести лет. В ответ эти предприятия убеждают Эйзенха­уэра свергнуть кастристов.
17 марта 1960 года президент Эйзенхауэр одоб­ряет «Программу тайных действий против каст-ристского режима», сопоставимую с «Матрицей» Джорджа Тенета, хотя и ограничивавшуюся од­ной Кубой. Цель ее - - «заменить режим Кастро другим, более преданным подлинным интересам кубинского народа и более приемлемым для Со­единенных Штатов, с помощью средств, не по­зволяющих установить вмешательство США»1.
17 апреля 1961 года бригада, состоявшая из ку­бинцев в изгнании и наемников, под более или менее тщательным патронажем ЦРУ пытается произвести высадку в заливе Свиней. Операция проваливается. Президент Джон Ф. Кеннеди, толь­ко что въехавший в Белый дом, отказывается по­слать ВВС США в поддержку наемников. 1500 че­ловек попадают в плен к кубинским властям. Кен­неди отрекается от этой операции и смещает директора ЦРУ (Аллена Даллеса), заместителя директора (Чарльза Кабелла) и директора stay-behind (Ричарда Бисселла). Он поручает проведе­ние внутреннего расследования своему военно­му советнику, генералу Максвеллу Тейлору, но оно не приводит, однако, ни к каким конкретным ме­рам. Кеннеди задается вопросом об отношении к этому делу Объединенного комитета начальников
1A Program of Covert Operations Against the Castro Regime, рас­секреченный документ ЦРУ, датированный 16 апреля 1961 года.
180

штабов, который дал добро на проведение опера­ции, тогда как хорошо знал, что она была обрече­на на провал1.
Все произошло так, словно генералы попыта­лись вовлечь Соединенные Штаты в открытую войну с Кубой.
Если президент Кеннеди и заставил пересмот­реть методы ЦРУ в связи с его провалами, он от­нюдь не собирался менять враждебную политику Вашингтона по отношению к существующей вла­сти в Гаване. Он даже создает Специальную рас­ширенную группу, задачей которой является раз­работка и проведение антикастристской борьбы. Эта группа включает в себя его брата Роберта Кен­неди (министра юстиции), его военного советника генерала Максвелла Тейлора, советника по нацио­нальной безопасности МакГоржа Банди, госсекре­таря Дина Раска, помощников советника Алексиса Джонсона и советника Розуэлла Джилпатрика, а так­же включает в себя и министра обороны Роберта Макнамару, нового директора ЦРУ Джона Макко-уна и главу Объединенного комитета начальников штабов генерала Лаймана Л. Лемнитцера.
Эта Специальная расширенная группа разраба­тывает комплекс секретных действий, объединен­ных под общим названием операция «Мангуст».
The Chairmen of the Joint Chiefs of Staff , Уилларда Дж. Уэбба (Willard J. Webb) и Рональда X. Коула (Ronald H. Cole), DoD, 1989. Swords and Plowshares, Максвелла Д. Тейлора (Maxwell D. Taylor), 1972.
181




Для их осуществления операционная координа­ция между Госдепартаментом, Министерством обороны и ЦРУ поручена генералу Эдварду Ланс-дейлу (помощнику министра обороны, ответствен­ному по спецоперациям и, в этом качестве, дирек­тору Агентства по национальной безопасности (NSA). Тогда как внутри самого ЦРУ создается для этой цели «Группа Дабл-Ю» под руководством Уильяма Харвея.
В апреле 1961 года армия Соединенных Штатов переживает тяжелый кризис: генерал-майор Эдвин А. Уокер, вызвавший расовые столкновения в Литл-Рок, перед тем как вступить в командование пехо­той, дислоцированной в Германии, отзывается пре­зидентом Кеннеди1. Его обвиняют в поощрении прозелитизма крайне правых идей в армии. Сам он вроде бы входит в Общество Джона Берча (John Birch Society) и принадлежит к «подлинным рыца­рям» Ку-клукс-клана.
Сенатская комиссия по внешней политике от­крывает расследование по деятельности крайне правых в среде военных. Заслушивания проводят­ся сенатором Албертом Гором (демократом от шта­та Теннесси), отцом будущего американского вице-президента. Сенаторы подозревают главу Объе-
1 См. наше исследование «Специальные тайные силы» в «Информационных записках Сети Вольтер» номер 235. Более полные подробности в: Edwin A. Walker and the Right Wing in Dallas Криса Кравенса (Chris Cravens), South Texas University, 1993.
182

линейного комитета начальников штабов генерала Лаймана Л. Лемнитцера в участии в «заговоре Уокера»1. Гор знает, что Лемнитцер — специалист по секретным операциям: в 1943 году он лично руководил переговорами, имевшими целью повер­нуть Италию против рейха, затем, в 1944 году, он вел вместе с Алленом Даллесом тайные перегово­ры с нацистами в Асконе (Швейцария), готовившие капитуляцию (операция «Sunrise»). Он участвовал и в создании сети НАТО stay-behind, перенаправ­ляя нацистских агентов против СССР, как и в экс-фильтрации (тайном вывозе) преступников против человечества в страны Латинской Америки. Но Гору не удается доказать его ответственность в со­временных событиях.
Недавно опубликованная секретная корреспон­денция генерала Лемнитцера показывает, что он
1 С конца войны в Корее генерал-майор Эдвин Уокер убеж­ден, что правительство США следует политике отказа от на­циональных интересов, игнорируя распространение коммуниз­ма. Будучи смещенным с должности министром обороны Ро­бертом Макнамарой и получив выговор, он подстрекал к мятежу в Миссисипском университете в знак протеста против принятия на работу черного профессора. Против него было возбуждено преследование министром юстиции Робертом Кеннеди, и он был арестован за заговор с целью мятежа, воо­руженное восстание и бунт. Пользуясь поддержкой консерва­тивной прессы, представлявшей его как «политического заклю­ченного семьи Кеннеди», он был отпущен на свободу, предва­рительно внеся залог в 100 тысяч долларов. В дальнейшем мы его снова встретим в качестве финансиста заговора OAS (секретная вооруженная организация) с целью убийства Шарля де Голля, затем в печально известном «Комитете 8Ф», подо­зревавшемся в подготовке убийства Джона Кеннеди.
183








в сговоре с командующим американскими воору­женными силами в Европе генералом Лаурисом Норстадом и другими офицерами очень высоко­го ранга саботировал политику Джона Кеннеди.
Военные экстремисты считают Кеннеди винов­ным за его отказ от военного вмешательства на Кубе. Они считают, что гражданские специалисты из ЦРУ ответственны за плохую подготовку вы­садки в заливе Свиней, а президент Кеннеди -просто трус, раз он побоялся выслать авиацион­ную поддержку ВВС США. Чтобы разблокиро­вать ситуацию, они замышляют предоставить Кеннеди политический повод к военному вмеша­тельству. Этот план, называвшийся операция «Нортвудз» («Северный лес»), разрабатывался в ходе серьезных и глубоких исследований, кото­рые обобщил и свел воедино бригадный генерал Уильям X. Крейг, которого представил Специаль­ной расширенной группе сам генерал Лемнитцер 13 марта 1962 года. Собрание происходит в Пен­тагоне в кабинете министра обороны с 14 часов 30 минут до 17 часов 30 минут. И заканчивается очень плохо: Роберт Макнамара отбрасывает план огульно, а генерал Лемнитцер переходит на уг­розы. За этим следуют шесть месяцев непрерыв­ной враждебности между администрацией Кен­неди и Объединенным комитетом начальников штабов, а затем и удаление Лемнитцера - - он назначен командующим вооруженными силами США в Европе. Перед отъездом генерал отдает приказ уничтожить все до мельчайших следы проекта «Нортвудз», но Роберт Макнамара сохра-
184

нит экземпляр выданной ему памятной записки1 (см. Приложения).
Операция «Нортвудз» имела целью убедить международное сообщество в том, что Фидель Кастро - - безответственный тип вплоть до того, что он представляет угрозу миру на Западе. Для этого предполагалось сфальсифицировать нане­сение тяжелого ущерба Соединенным Штатам, а затем свалить все это на Кубу. Вот несколько при­меров запроектированных провокаций.
- Напасть на американскую базу в Гуантана­мо. Операция должна была быть проведена ку­бинскими наемниками в униформе вооруженных сил Фиделя Кастро. Она включала бы в себя ряд диверсионных актов и взрыв склада боеприпасов, что неизбежно привело бы к значительному ма­териальному ущербу и человеческим жертвам.
- Взорвать американское судно в кубинских территориальных водах, чтобы оживить в памяти
1 Документы по операции «Нортвудз» были сначала опуб­ликованы в Австралии Джоном Эллистоном (Jon Elliston), Psy War on Cuba, The Declassified History of US Anti-Castro Propaganda, изд-во Ocean Press, 1999, не вызвав какой-либо реакции в Соединенных Штатах. Они снова были пущены в оборот журналистом ABC News Джеймсом Бэмфордом (James Bamford) в его истории Агентства национальной бе­зопасности (NSA) (Body of Secrets, Anatomy of the Ultra-Secret National Security Agency From the Cold War to the Dawn of a New Century, изд-во Doubleday, 2001) и вызвали на этот раз бурное оживление среди историков.
185




уничтожение корабля Maine в 1898 году (266 уби­тых), вызвавшем американскую интервенцию против Испании1. Корабль на самом деле будет пустым и радиоуправляемым. Взрыв должен был бы быть виден из Гаваны или Сантьяго, чтобы иметь свидетелей. Были бы проведены также и спа­сательные операции для убедительности сообще­ний о жертвах. Список жертв был бы опубликован в прессе и были бы организованы фальшивые по­хороны, чтобы вызвать народное негодование. Опе­рация должны была начаться, когда в зоне находи­лись бы кубинские самолеты и корабли, чтобы обвинить их в нападении.
- Терроризировать кубинских изгнанников, подкладывая и взрывая мины в Майами, Флориде и даже в Вашингтоне. Были бы арестованы фальши­вые кубинские агенты, которые признались бы, что это их рук дело. Фальшивые компрометирующие документы, заранее составленные, были бы якобы захвачены и распространены прессе.
- Мобилизовать соседние с Кубой государства, заставив их поверить в угрозу вторжения. Фаль­шивый кубинский самолет совершил был ночную бомбардировку Доминиканской Республики или какого-либо другого государства в регионе. Исполь­зовавшиеся им бомбы были бы, естественно, со­ветского изготовления.
1 В то время Куба была испанской колонией. США осуще­ствили военную интервенцию, чтобы завершить деколони­зацию Кубы и навязать ей статус протектората.
186

- Мобилизовать международное общественное мнение, уничтожив обитаемый космический ко­рабль. Для большего эмоционального шока жерт­вой должен был стать Джон Гленн, первый из американцев, совершивший полный орбитальный облет Земли (полет «Меркурий»).
Одна же из провокаций была наиболее тщатель­но разработана.
- «Возможно организовать инцидент, в кото­ром было бы убедительно видно, что кубинский самолет напал и сбил чартерный гражданский самолет на пути из Соединенных Штатов, ска­жем, на Ямайку, в Гватемалу, Панаму или Вене­суэлу». Группа сообщников среди пассажиров, например студенты, села бы в чартерный рейс какой-нибудь компании, находящейся под колпаком у ЦРУ. У берегов Флориды их самолет пересекся бы с макетом - снаружи настоящим самолетом, но пустым и переделанным в дрон (беспилотный радиоуправляемый самолет). Пассажиры-сообщ­ники возвратились бы на базу ЦРУ, тогда как дрон продолжил бы рейс у всех на виду. Потом аппа­рат этот стал бы подавать сигналы бедствия, со­общая, что он был атакован кубинским истреби­телем, и взорвался в воздухе1.
1 Сегодня наблюдение за воздушным пространством тако­во, что было бы трудно заменить самолет в воздухе так, чтобы диспетчеры не заметили бы подвох. Но это все же не невоз­можно. Известно, что на каждом рейсовом самолете установ­лен передатчик-транскодер, издающий идентификационный сигнал и показания полета (высота, скорость и т. п.), так что диспетчеры видят на своих радарных экранах не точку, а ре­гистрационный номер самолета. Тем не менее точная инфор­мация о воздушном пространстве защищена военной тайной и гражданские радары оснащены фильтрами, которые делают их слепыми, если они вдруг засекают самолеты, чьи транско­деры издают сигнал с военной кодировкой. Чтобы подменить самолет, надо располагать военным кодом и выключить граж­данский транскодер на время осуществления подмены.
Отметим, что 11 сентября транскодеры четырех самолетов, по официальной версии, угнанных, прекратили передавать сигналы по неизвестной причине. По ныне действующим ин­струкциям авиадиспетчеры обязаны немедленно установить радиоконтакт, чтобы проверить, не терпит ли самолет бедствие, и, если это не удается, предупредить военные власти (NORAD), чтобы уже они установили визуальный контакт с самолетом с помощью истребителей.
187




Осуществление этих операций неизбежно выз­вало бы гибель многих американцев, гражданских и военных. Но именно их человеческая цена и по­зволила бы им стать эффективными акциями ма­нипуляции.
Для Джона Кеннеди Лемнитцер - лишь исте­рический антикоммунист, поддерживаемый бес­принципными мультинациональными компаниями. Новый президент прекрасно понимает смысл пре­достережения своего предшественника президен­та Эйзенхауэра, произнесенного им за год до про­исходящих событий в речи по случаю окончания его президентского срока: «В правительственных советах мы должны опасаться попасть под не­правомерное влияние, сознательное или нет, воен­но-промышленного комплекса. Риск пагубного развития узурпированной власти существует и бу-
188

дет существовать. Мы никогда не должны позво­лять давлению этого блока угрожать нашим сво­бодам или демократическому процессу. Ничто не должно нами рассматриваться как раз и навсегда достигнутое. Только лишь гражданские бдитель­ность и сознательность могут гарантировать равновесие между влиянием гигантской оборонной военно-промышленной махины и нашими мирными целями и методами, так, чтобы и безопасность и свобода могли расцветать рядом друг с другом»1.
В конечном счете Джон Кеннеди оказывает со­противление генералам Уокеру, Лемнитцеру и их друзьям и отказывается ввязать Америку в даль­нейшую, до победного конца, войну с коммуниз­мом, против Кубы, Лаоса, Вьетнама или какой-ни­будь другой страны. Его убьют 22 ноября 1963 г.2
Генерал Лемнитцер уйдет на пенсию в 1969 году. Но в 1975-м, когда Сенат начнет расследование того, какую точно роль играло ЦРУ при правлении Ричарда Никсона, Джералд Форд, временно испол­няющий обязанности президента с момента вспых­нувшего скандала «Уотергейт», просит его поуча­ствовать в этом расследовании. После того как Лем­нитцер помог похоронить возникавшую полемику, Форд снова обращается к нему, чтобы доверить ему группу давления Комитет по актуальной опас­ности (Committee on the Present Danger - - CPD). Эта ассоциация — детище ЦРУ, руководимого тог­да Джорджем Бушем-отцом. Она ведет кампанию против советской угрозы. Среди ее административ-
1 Dwight Eisenhower, Farewell Address, 17 января 1961 г.
2 «Дж. Ф. К, Вскрытие государственного преступления» Уильяма Реймонда (William Reymond) (изд-во Flammarion, 1998).
189




ных кадров находим различных ответственных лиц ЦРУ, как и Пола Вулфовитца (нынешнего замес­тителя министра обороны, ответственного за опе­рации в Афганистане). Параллельно с этим Дже-ралд Форд назначает бригадного генерала Уилья­ма X. Крейга, руководившего предварительными исследованиями для подготовки операции «Норт-вудз», директором Агентства национальной безо­пасности (NSA).
Генерал Лайман Л. Лемнитцер умирает 12 но­ября 1988 года.
В 1992 году, после показа фильма Оливера Сто­уна, вскрывшего несуразности официальной вер­сии, американское общественное мнение начина­ет задавать вопросы относительно убийства пре­зидента Кеннеди. Президент Клинтон отдает тогда распоряжение засекретить многие архивные мате­риалы этой эпохи. Единственная сохранившаяся копия проекта «Нортвудз» находится в бумагах министра обороны Роберта Макнамары.
* * *
Этот небольшой исторический экскурс напоми­нает нам о том, что внутренний заговор в самих США, предполагающий принесение в жертву аме­риканских граждан в рамках террористической кам­пании, к сожалению, не невозможен. В 1962 году Джон Кеннеди смог устоять под бредовым напором своего комитета начальников штабов. Вероятно, за это он заплатил своей жизнью. Мы не знаем, какой была бы реакция Джорджа Буша, если бы ему при­шлось столкнуться с подобной ситуацией.
190

Недавняя история Соединенных Штатов демон­стрирует нам, что внутренний терроризм является развивающейся практикой. Начиная с 1996 года ФБР публикует ежегодный доклад об актах внут­реннего терроризма1: четыре в 1995 году, восемь в 1996 году, двадцать пять в 1997 году, семнадцать в 1998 году, девятнадцать в 1999 году. В большей своей части они были совершены военными и вое­низированными группами правых экстремистов.
Существование заговора внутри вооруженных сил США, имевшего целью совершить теракты 11 сентября, засвидетельствовано показаниями лей­тенанта Делмарта Эдварда Врилэнда (Канада)2.
Арестованный за мошенничество с банковской карточкой, лейтенант Врилэнд защищался, заявляя
1 Terrorism in United States, ФБР. Скачать с:
1996: http://www.fbi.gov/publications/terror/terroris.pdf; 1997: http://www.fbi.gov/publications/terror/terr97.pdf; 1998: http://www.fbi.gov/publications/terror/terror98.pdf; 1999: http://www.fbi.gov/publications/terror/terror99.pdf
2 По этому делу Ник Прон (Nick Pron) написал четыре ста­тьи в «Торонто стар» (http://www.thestar.com): Did This Predict Sept. 11? (23 октября), US Looks Into Inmate's Story, Jail Man Said He Tried to Warn About Attacks (25 октября), Plot to Murder Judge May Never Have Existed (31 октября), Was Embassy Worker Poisoned? (21 января 2002 г.) Третья статья также ссы­лается на одно свидетельство о подготовке убийства судьи. Резкий вираж, который дает полиция в этом другом деле, ка­жется, используется для того, чтобы попытаться дискреди­тировать лейтенанта Врилэнда. Кроме того, Майкл Рупперт (Michael Ruppert), издатель From the Wilderness, находящий­ся в контакте с адвокатами Врилэнда, посвятил несколько статей этому делу на: http://www.copvcia.com
191




о своей принадлежности к секретным службам США (Naval Intelligence). Он рассказал полицейс­ким, что собрал в России сведения об убийстве Марка Бастьена, шифровальщика канадского по­сольства в Москве, и о подготовке терактов в Нью-Йорке. Удостоверившись в том, что Марк Бастьен не был убит, а умер от превышения дозы антидеп­рессантов в состоянии опьянения, полиция отбро­сила сообщение Врилэнда, расцененное ею как «патетическая самозащита». И его посадили.
12 августа 2001 года Врилэнд передает тюрем­ным властям запечатанный конверт, содержащий его показания о готовящихся терактах. Канадские власти не придали этому никакого значения. 14 сен­тября они вскрыли конверт и обнаружили подроб­ное описание терактов, совершенных тремя днями раньше в Нью-Йорке. Тут же связавшись с Пента­гоном, они получили ответ, что Делмарт («Майк») Врилэнд покинул флот в 1986 году из-за своих бо­лее чем скромных успехов, но никогда не принад­лежал к военно-морской разведке. Федеральный прокурор отбросил россказни Врилэнда, восклик­нув перед Верховным судом в Торонто: «Возмож­на ли подобная история? Я даже не буду гово­рить, что она невозможна, она просто не прав­доподобна».
Первый поворот интриги: судебный медик Лин Дюшен снова изучает причины смерти дипломата Марка Бастьена и заключает, что он был убит. Рас­сказы Врилэнда приобретают убедительность. Вто­рой поворот происходит во время публичного за­седания Верховного суда в Торонто 25 января 2002
192

года: адвокаты лейтенанта Врилэнда, мэтры Рокко и Пол Длански звонят по телефонному аппарату, соединенному с громкоговорителями, по общему номеру Пентагона. Перед судебными заседателя­ми, внимательно вслушивающимися в их разговор, они получают подтверждение того, что их подза­щитный находился на действительной службе на флоте. И еще, когда они просят, чтобы их соедини­ли с его начальством, телефонистка переключает их на прямую линию военно-морской разведки.
И вот получается, что о терактах знали пять раз­ведслужб (немецкая, египетская, французская, из­раильская и русская), один агент военно-морской разведки некто Врилэнд, авторы анонимных пре­дупреждающих посланий, направленных «Оди-го», не говоря уж об осведомленных лицах, спе­кулировавших на бирже. До каких же пределов растекалась информация? Насколько широко раз­растаются «замешанности»?
Брюс Хоффман, вице-президент Rand Corpo­ration, заявил во время заседания Палаты предста­вителей, что по своему размаху теракты были про­сто «невообразимы»1. И это, стоит сказать, — нео­споримое мнение наиболее высоко котируемого эксперта. Имея бюджет в 160 миллионов долларов, Rand Corporation2 является крупнейшим частным центром исследований по вопросам стратегии и
1 Заседание 26 сентября 2001 г.; http://www. rand, org/publica-tions/CT/CT182/CT182.pdf
2 Официальный сайт Rand Corporation: http://www. rand.org
193




военной организации в мире. Она — это престиж­ное материальное выражение военно-промышлен­ного лобби США. Председатель ее—Джеймс Том-сон, среди ее административных кадров Энн Мак-логин Корологос (бывшая президент Института Aspen) и Фрэнк Карлуччи (президент Carlyle Group). Кондолиза Раис и Дональд Рамсфелд так­же были ее административными кадрами, пока им это позволяли их официальные функции. Залмай Халилзад состоял в ней аналитиком.
Так что Брюс Хоффман опровергает сам себя: в ходе конференции, материалы которой были опубликованы Академией ВВС США в марте прошлого года (то есть за полгода до терактов), он как раз и воображал «невообразимый» сценарий 11 сентября1. Обращаясь к аудитории старших офицеров ВВС США, он заявлял, что «мы пыта­емся быть во всеоружии против «Алъ-Каиды», организации — а может быть, движения — свя­занного с бин Ладином»... «Задумайтесь на ми­нутку о том, что представлял из себя теракт с бомбой, заложенной под Всемирный торговый центр в 1993 году. А теперь осознайте то, что возможно обрушить Северную башню на Юж­ную и убить 60 тысяч человек...» «Они, конечно, найдут и другое оружие, другую тактику и дру­гие средства для достижения своих целей. У них
1 Twenty First Century Terrorism в The Terrorist Threat and US Government response: Operational and Organizational Factors, US Air Force Academy, Institute for National Security Studies, March 2001. Текст Брюса Хоффмана доступен на: http://www.usafa.af.mil/inss/foreword.htm
194

есть широкий выбор оружия, включая и дроны [то есть радиоуправляемые беспилотные самолеты]».
Какое ясновидение, не правда ли?
Чтобы охладить воинственный задор Республи­канской партии, демократы согласились — по слу­чаю голосования по бюджету 2000 года - - на со­здание комиссии по оценке организации и плани­рования безопасности Соединенных Штатов в космической области. Комиссия подала свой док­лад1 11 января 2001 года, за несколько дней до того, как ее президент, досточтимый Дональд Рамсфелд, становится министром обороны в администрации Буша и оставляет кресло в административном со­вете Rand Corporation. Восемь из ее двенадцати членов были отставными генералами. И все были рьяными сторонниками «противоракетного щита». Да так, что 32 дня работы комиссии были посвя­щены не анализу ситуации, а поискам аргументов, оправдывавших бы задним числом общие убежде­ния ее членов.
Для «Комиссии Рамсфелда», космос - это та­кая же военная сфера, как и земля, воздух и море. И в ней должны быть свои войска, равноценные сухопутным, авиации и флоту. Соединенные Шта­ты должны занимать эту сферу и препятствовать проникновению в нее какой-либо другой держа­вы. Благодаря этой асимметрии средств, их воен-
Reportofthe Commission to Assess US National Security Space Management and Organization;
http://www.defenselink.mil/pubs/space20010111 .html
195




ное превосходство станет неоспоримым и беспре­дельным.
«Комиссия Рамсфелда» выдвинула десять пред­ложений:
1. Космические войска должны находиться в прямом ведении президента.
2. Президент должен назначить себе советника по космическим вопросам, чтобы Соединенные Штаты наилучшим образом использовали свои преимущества.
3. Различные разведслужбы должны быть ско­ординированы и подчинены космическим войскам в рамках Совета по национальной безопасности.
4. Поскольку космические войска являются од­новременно и инструментом разведки, и смерто­носным оружием, использование их предполагает координацию с министром обороны и с многими разведслужбами; причем последние пребывают в единой власти директора ЦРУ.
5. Министр обороны должен назначить себе по­мощника по космосу.
6. Космическое командование должно быть от­лично от воздушного командования.
7. Космические войска смогут использовать службы других войск.
8. Агентство космического изображения долж­но быть привязано к замминистра по ВВС.
9. Министр обороны должен сам контролиро­вать инвестиции в космические исследования и развитие таким образом, чтобы наращивать асим­метрию между вооруженными силами США и силами других военных держав.
196
10. Из госбюджета должны быть выделены очень значительные средства на космическую военную программу.
Помимо денонсирования договора 1972 года по противоракетной обороне (ПРО) эта амбициозная программа милитаризации космоса предполага­ет произвести такие реформы организации и стра­тегии США, что она кажется неосуществимой. Поэтому «Комиссия Рамсфелда» пишет: «Исто­рия полна ситуаций, когда отмахивались от пре­дупреждений и сопротивлялись переменам вплоть до того, как какое-нибудь происшествие, прихо­дившее извне и до того считавшееся «невероят­ным», не подталкивало нерешительных бюрокра­тов. Вопрос стоит так: найдется ли у Соединен­ных Штатов достаточно мудрости для того, чтобы вести себя ответственно и как можно бы­стрее снизить их уязвимость из космоса. Или же, как это уже происходило в прошлом, единствен­ным событием, способным пробудить энергию Нации и подтолкнуть правительство Соединен­ных Штатов к действию, должно стать разру­шительное нападение на нашу страну и на ее насе­ление, «космический Перл-Харбор».
Нам объявили тревогу, номы не встревожились».
Для Дональда Рамсфелда и генералов ВВС со­бытия 11 сентября являются, в некотором роде, «бо­жественным нападением», по выражению, исполь­зовавшемуся французскими фашистами, когда поражение позволило им свергнуть «Гез» и вверить полную власть Филиппу Петену.
197




11 сентября в 18 часов 42 минуты Дональд Рам-сфелд дал пресс-конференцию в Пентагоне1. Что­бы продемонстрировать единство Америки в этот трудный час, к нему примкнули лидеры Демок­ратической и Республиканской партий и комис­сии по обороне Сената. От Буша пока не было новостей, и мир с волнением ждал ответ США.
Тут в самой середине конференции, в прямом эфире, перед камерами международной прессы, Дональд Рамсфелд вдруг принялся за сенатора Карла Левина (демократа из штата Мичиган): «Вы, как и другие депутаты-демократы в Конгрессе, выражали опасения, что не хватит финансовых средств на финансирование значительного расши­рения бюджетов на оборону, запрошенного Пен­тагоном, а именно на противоракетную оборону. Вы боялись, что придется черпать средства из фондов социальной защиты, чтобы профинанси­ровать это благородное усилие. Достаточно ли вам будет событий, которые только что произош­ли, чтобы наконец убедить вас, что эта страна срочно нуждается в увеличении расходов на обо­рону и что, если надо будет, придется черпать и из фондов социальной защиты, чтобы покрыть возрастание военных расходов?»
Запальчивость, которая может быть расценена и как признание.
1 Dod News Briefing on Pentagon Attack: http://www.defenselink.mil/cgi-bnin/dlprint.cgi
Эпилог
Если энергетическое лобби является первым в очереди тех, кто получает доходы с войны в Аф­ганистане, военно-промышленное лобби - - это великий победитель 11 сентября. Его самые бе­зумные мечты отныне сбываются.
Прежде всего договор по ПРО, устанавливав­ший пределы развитию вооружений, был односто­ронне денонсирован Джорджем Бушем.
Затем не только директор ЦРУ не был уволен после очевидного провала 11 сентября, но и кре­диты его управлению мгновенно выросли на 42% для благополучного завершения разработки «Мат­рицы глобальной атаки».
Военный бюджет Соединенных Штатов, кото­рый неизменно снижался с момента распада СССР, переживает рост насколько внезапный, настоль­ко же и головокружительный. Если объединить дополнительные кредиты, срочно выделенные после терактов, и запланированное возрастание бюджетов, то, в заключение, два первых года пре­зидентства Буша выразятся в росте военных рас­ходов на 24%. За пять лет бюджет армии Соеди­ненных Штатов составит более 2000 миллиардов долларов, тогда как гонка вооружений уже закон-
199




чена и никакого значительного врага у них нет. Военный бюджет США отныне равняется всем вместе взятым бюджетам 25 следующих за ними, наиболее крупных армий мира.
Лучше всего обеспеченными являются статьи, относящиеся к космосу и к секретным операци­ям, выявляя, таким образом, новое преобладание в американском госаппарате: союз между руко­водителями секретных операций (сосредоточен­ными вокруг Джорджа Тенета) и теми, кто ратует за космические войска. Последние группируют­ся вокруг Дональда Рамсфелда и генерала Раль­фа Е. Эберхарта, нынешнего главнокомандующе­го NORAD и главного офицера, руководившего воздушным контролем 11 сентября.
Эволюция американской администрации, наме­тившаяся после событий 11 сентября, обещает, со всей очевидностью, много «крови, пота и слез», по формуле Уинстона Черчилля. Остается только узнать, кому на планете придется платить по это­му счету.




Приложения и документы
Париж, 20 февраля 2002 г.



Военные бюджеты основных стран
Источник: http://www.cdi.org/issues/wme/

Соединенные Штаты 396
Россия 60
Китай 42
Япония 40
Великобритания 34
Саудовская Аравия 27
Франция 25
Германия 21
Бразилия 17
Индия 15
Италия 15
Южная Корея 11
Иран 9
Израиль 9
Тайвань 8
Канада 7
Испания 6
Австралия 6
Голландия 5
Турция 5
Сингапур 4
Швеция 4
Объединенные Арабские Эмираты 3
Польша 3
Греция 3
Аргентина 3
Итого (кроме США) 382
(в миллиардах долларов)
203

Записка Госдепартамента США относительно Усамы бин Ладина
Для оправдания бомбардировок 28 августа 1998 года в Афганистане и Судане Госдепартамент рас­пространил документационную записку, в кото­рой он излагает легенду бин Ладина.
20 августа армия Соединенных Штатов ата­ковала несколько сооружений террористической сети, руководимой Усамой бин Ладином. В насто­ящее время эта сеть управляет, финансирует и вдохновляет множество экстремистских исла­мистских группировок, совершающих теракты по всему миру.
Сеть бин Ладина мулътинационалъна и при­сутствует во всем мире. Ее главари являются также руководителями самого высокого уровня в других террористических организациях, а имен­но в тех, которые определены Госдепартамен­том как иностранные террористические орга­низации, как-то: «Джамаа исламия» (Египет) и «Исламский джихад» (Египет). Усама бинЛадин и его сеть стремятся спровоцировать войну между Исламом и Западом, а также свергнуть существующие мусульманские правительства, в частности, в Египте и в Саудовской Аравии.
204

Наше решение атаковать сооружения и уста­новки, принадлежащие сети Усамы бин Ладина, явилось результатом надежных разведмероприя-тий, убедительно показавших, что его группиров­ка, в сообщничестве с другими террористически­ми группировками, осуществила чудовищные те­ракты 7 августа против посольств Соединенных Штатов в Найроби (Кения) и в Дар-эс-Саламе (Танзания). Члены сети Усамы бин Ладина так­же участвовали, на прошлой неделе, в заговоре, имевшем целью совершение других терактов про­тив посольств Соединенных Штатов.
Более того, 19 августа исламистский фронт, со­зданный сетью Усамы бин Ладина и назвавший себя «Всемирным исламским фронтом священной вой­ны против евреев и крестоносцев», выразил свое глубокое удовлетворение проведенными теракта­ми против наших посольств и заявил: «Будущее Соединенных Штатов будет мрачным... Они под­вергнутся нападениям со всех сторон, исламские группировки будут возникать одна за другой для ведения борьбы против американских интересов».
Жуткие теракты, совершенные в Африке, не являются первым случаем, когда члены сети Уса­мы бин Ладина провели террористические акции против Соединенных Штатов и их союзников. Список их злодеяний долог:
Тайный сговор с целью убийства в Йемене аме­риканских солдат, готовившихся к участию в опе­рации гуманитарного характера, проводившей­ся в Сомали в 1992 году.
Подготовка убийства в Сомали американских солдат и солдат других стран, находившихся в
205




этой стране для раздачи продуктов питания со­малийцам, страдающим от голода.
Сеть Усамы вин Ладина помогала египетским террористам, покушавшимся на жизнь президен­та My барака (Египет) в 1995 году и убившим де­сятки туристов в Египте за эти последние годы. «Исламский джихад» (Египет), являющийся од­ной из главнейших группировок этой сети, совер­шил в 1995 году теракт против посольства Егип­та в Пакистане с помощью заминированной ма­шины, принесший смерть двадцати египтянам и пакистанцам.
Члены сети Усамы вин Ладина наметили под­рывы самолетов американских авиакомпаний в Тихоокеанском регионе и замышляли, отдельным заговором, убить Папу.
Приспешники этой сети взорвали бомбу в 1995 году в помещении американо-саудовской миссии военной подготовки (Саудовская Аравия).
Сеть Усамы вин Ладина неоднократно огла­шала свою агрессивную антиамериканскую про­грамму:
- В августе 1996 года Усама бин Ладин рас­пространил СМИ свое «объявление войны» Со­единенным Штатам.
-В феврале 1998 года он заявил: «Убить амери­канского солдата — лучше, чем тратить время на что-либо другое».
- В феврале 1998 года «Всемирный исламский фронт войны с евреями и крестоносцами», вхо­дящий в сеть Усамы бин Ладина, огласил свое намерение атаковать американцев и их союзни­ков, военных и гражданских, по всему миру.
206

В мае 1998 года Усама бин Ладин объявил, в ходе данной им в Афганистане пресс-конферен­ции, что результаты его угроз все увидят «через несколько недель».
Сеть Усамы бин Ладина
Усама бин Ладин указал, что ставит себе зада­чей объединить всех мусульман и создать прави­тельства, соблюдающие уложения калифов. Единственный путь достижения этого, по его словам, - это свержение правительств почти всех мусульманских стран, очищение их от запад­ного влияния и однажды упразднение границ меж­ду государствами. Его сеть оказывает поддерж­ку террористам в Афганистане, Боснии, Чечне, Таджикистане, Сомали, Йемене, а теперь и в Ко­сово. Она готовит членов террористических груп­пировок таких разных стран, как Филиппины, Ал­жир и Эритрея.
Различные сведения
Младший сын богатого саудовского предпри­нимателя, Усама бин Ладин создал в семидеся­тых годах всемирную организацию по вербовке му­сульманских террористов, желавших участвовать в войне с Советами в Афганистане. В1988 году он сформировал сеть, специализирующуюся на тер­роризме и подрывной деятельности. В 1989 году он возвратился в Саудовскую Аравию, но долго
207




там не задержался, потому что саудовское пра­вительство выдворило его на следующий год за поддержку, которую он не прекращал оказывать террористическим группировкам.
Усама бин Ладин обосновался тогда в Судане, откуда он продолжал поддерживать террорис­тическую деятельность. По просьбе Соединен­ных Штатов и вследствие покушения на прези­дента Мубарака, в котором он был замешан, а суданское правительство выступало сообщни­ком, Судан выдворил его в 1996 году. Однако бин Ладин сохранил в этой стране крупные финансо­вые вложения и имущество.



Священная война Америки
Уильям С. Коэн
12 сентября 2001 года, на следующий день пос­ле терактов, бывший министр обороны Билла Клинтона Уильям С. Коэн призывал перейти от идеологии «холодной войны против коммунизма» к идеологии «войны терроризму» в свободной три­буне под многозначительным заголовком «Священ­ная война Америки». Эта трибуна, опубликованная в «Вашингтон пост», предвозвещает политико-ре­лигиозную риторику крестового похода, объявлен­ного немногим позже Джорджем Бушем.
Хотя дым медленно, но рассеивается, и небо над Нью-Йорком, Вашингтоном и на западе Пен­сильвании проясняется, на сегодняшнее утро мно­гое относительно вчерашних террористических нападений остается туманно. Ясно же то, что американский народ никогда не падет ниц перед террористами, - - но и не обретет покой, пока ответственные за эти теракты не предстанут перед правосудием.
Тот факт, что мы - свободное общество и что общество наше постоянно обновляется и ук­репляется прибывающими из других стран людь-
209




ми, носителями отличных от нашей культур, де­лает Америку особенно уязвимой для тех, кто хочет злоупотребить этой открытостью. Цель этих террористов—заставить Америку бежать в бомбоубежища, бросить участие в мировых де­лах и свои идеалы. Но Америка не может спря­таться в свой континентальный кокон — в изоля­ции и недоступности для опасного внешнего мира. У нас есть глобальные интересы, экономические, политические и касающиеся нашей безопасности, которые делают необходимым наше активное вмешательство вне наших границ. Но даже если мы и выйдем из мировых дел, Америка останет­ся такого рода символом, что все те, кого их не­счастья толкают на насилие, продолжат ата­ковать Соединенные Штаты.
Слишком много поколений заплатили самую вы­сокую цену, защищая нашу свободу, чтобы сегодня нам спокойно выходить из мировых дел или остав­лять какие-либо из наших моральных ценностей. В действительности же Америка должна сегодня подняться на свою собственную «Священную вой­ну» - но не на войну ненависти и крови, а на ту, которую поведет наша преданность свободе, тер­пимости и главенству Права. И десница наша дол­жна быть вооружена волей к использованию всех имеющихся в нашем распоряжении средств для за­щиты этих идеалов. Террористы не скупились на усилия, не будем же скупиться и мы.
Ни одно правительство не может гарантиро­вать полную безопасность своим гражданам, как
внутри страны, так и за ее пределами. Но ни одно правительство не может позволить и того, что­бы его граждане подвергались безнаказанно напа­дениям - не рискуя при этом потерять лояль­ность и доверие тех, кого оно призвано защищать. Чтобы быть эффективным, это усилие потре­бует широкого международного сотрудничества, интенсивной разведдеятельности за границей и лучшего сбора информации органами защиты правопорядка в нашей стране. Информация -это Власть, и если мы хотим облегчить доступ­ность нужных сведений для сбора, надо, чтобы американский народ и его избранники нашли не­обходимое равновесие между защитой частной жизни и всеобщей защищенностью. В прошлом трудно было вести длительный диалог, разумный и всеохватывающий, по этому деликатному во­просу. Но чем раньше мы к нему приступим, тем раньше мы найдем искомое равновесие. Подоб­ные дебаты неизбежно поднимут тяжелые во­просы, связанные с вторжением правительства в нашу частную жизнь, но здесь важно отметить то, что нашим личным свободам несоизмеримо больше угрожают хаос и бойня, к которым при­ведут биологическое нападение (при нашей к нему недостаточной подготовленности) и призывы к ответному удару, последующие за таким напа­дением. Те, кто используют террор в качестве оружия, опираются на любое проявление страха или слабости противника, и у жертв их нападе­ний нет иного выбора, кроме: сражаться или покориться. Весь наш народ, а не только его ру­ководители, поднялся в свое время против фашиз-
211




ма, а затем и против коммунизма, когда те угро­жали свободе. Если американцы вышли победи­телями из долгого и незримого сражения в холод­ной войне, то уж не для того, чтобы расточить теперь эту победу в нынешней войне с аноним­ными экстремистами. Как и предыдущая, эта война не будет выиграна одним лишь военным от­ветным ударом. Чтобы победить и в этот раз, американский народ должен будет снова про­явить свои мужество, веру, единство и решитель­ность, и тогда он выдержит любые грядущие испытания.


Сенатское заслушивание генерала Майерса
Генерал Ричард Майерс был заслушан комисси­ей по вооруженным силам в Сенате Соединенных Штатов 13 сентября 2001 года. Это слушание, зап­ланированное задолго до этого, имело целью ут­вердить назначение генерала на должность главы Объединенного комитета начальников штабов, на которой он смещал генерала Генри Шелтона. При­нимая во внимание произошедшие за два дня до этого теракты, оно должно была изучить также и возможности военного ответного удара.
Во время нападения генерал Майерс находил­ся в кабинете генерала Клилэнда. В Пентагон он прибыл не сразу, по прибытии же руководил от­туда операциями из национального военного ко­мандного центра в качестве заместителя главы Объединенного комитета начальников штабов ге­нерала Шелтона, отбывшего в Брюссель.
В своих показаниях комиссии генерал Майерс не был способен описать ответный на теракты военный удар, позволив думать, что таковых и не было. Чтобы дополнить это заслушивание или его подправить, NORAD опубликовал позднее ком­мюнике, в подтверждение того, что истребители пытались перехватить три самолета, захваченных и направленных на Нью-Йорк и Вашингтон.
213




Сенатор Карл Левин: Обратилось ли к Мини­стерству обороны FAA, или ФБР, или какое-либо другое управление, после того как два первых уг­нанных самолета врезались во Всемирный тор­говый центр до нападения на Пентагон?
Генерал Ричард Майерс: Господин Левин, я не знаю ответа на этот вопрос. Но я смогу его вам предоставить как приложение к публикации это­го слушания.
Левин: Спасибо. Приняло ли Министерство обороны — или потребовали ли у Министерства обороны принять - соответствующие меры против конкретного самолета?
Майерс: Господин Левин, мы были...
Левин: И приняли ли вы контрмеры - - напри­мер, звучали заявления, что разбившийся в Пен­сильвании самолет был сбит. Подобные слухи продолжают циркулировать.
Майерс: Господин председатель, военно-воз­душные силы не сбивали никакой самолет. Когда выяснился характер угрозы, мы, действительно, послали истребители, AWACS, самолет-радар и самолет-заправщик, чтобы начать установку ор­бит на тот случай, если еще другие захваченные самолеты появятся в системе FAA. Но нам так и не пришлось применять силу.
Левин: Этот приказ, который вы только что описали, был дан до или после нападения на Пен­тагон? Что вы знаете?
214

Майерс: Этот приказ, насколько я знаю, был дан после нападения на Пентагон.
Сенатор Билл Нельсон: С вашего позволения, господин председатель, я процитирую хроноло­гию телеканала CNN: ровно в 9 часов 3 минуты самолет рейса «Юнайтед Эрлайнз» врезался в Южную башню Всемирного торгового центра; в 9 часов 43 минуты самолет рейса 77 «Америкэн Эрлайнз» упал на Пентагон. В 10 часов 10 минут самолет рейса 93 «Юнайтед Эрлайнз» разбился в Пенсильвании. То есть между нападением на вторую башню и падением на Пентагон прошло сорок минут. А до катастрофы в Пенсильвании прошел один час семь минут.
Левин: Что нам не известно, так это в какой именно момент Пентагон был проинформирован FAA, ФБР или каким-либо другим управлением о возможной опасности или о самолетах, свернув­ших с курса, или о чем-либо в этом духе. Вы нам, конечно, повторите то же самое, потому что...
Майерс: Как раз на это я могу вам ответить. В момент первого нападения на Всемирный тор­говый центр мы созвали нашу кризисную коман­ду. И сделано это было немедленно.
Мы ее, значит, созвали. И стали консультиро­ваться с федеральными управлениями. Мне не известен момент, когда NORAD выслал истре­бители. Об этом я ничего не знаю.
Левин: Ни о том, о чем я вас спрашивал, то есть, оповестили ли вас FAA или ФБР, что еще и
215




другие самолеты были свернуты с рейсов, откло­нены от установленного курса и направлены на Вашингтон — был ли малейший сигнал с их сто­роны, поскольку, при отрицательном ответе, это может быть рассмотрено как очевидный брак в их работе.
Майерс: Так точно.
Левин: Но, в любом случае... важнее следующее: вы будете любезны и найдете нам эти сведения.
Майерс: Возможно, это случилось... Как вы, ве­роятно, помните, меня на тот момент в Пента­гоне не было, и я не могу вам дать четкую кар­тину. После же мы получали регулярные сводки через NORAD, от FAA в NORAD о других вызы­вавших у нас беспокойство рейсах. Мы были в курсе того самолета, что разбился в Пенсильва­нии, но, скажу еще раз, я не знал, послали ли мы за ним истребители. Я должен бы...
Левин: Так что найдите нам, пожалуйста, эти временные уточнения. Мы знаем, они вам не из­вестны.
Майерс: Мы их найдем.
Интервью вице-президента Чейни
Приглашенный на передачу Meet the Press (NBC)1, 16 сентября 2001 года вице-президент Чейни по­делился с телезрителями своим свидетельством о пережитых им событиях 11 сентября. Отметим в нем то, что Секретная служба взяла верх над политической властью. Не упустим также и сме­хотворный эпизод с самолетом, кружащимся над Вашингтоном при полном попустительстве воен­но-воздушной обороны.
Вице-президент Чейни: Я оставался там еще несколько минут, наблюдая за развитием событий по телевидению, мы старались организоваться, чтобы решить, что делать дальше. И тут вошли агенты Секретной службы, в подобных случаях они не церемонятся. Они не обращаются к вам: «Извините, пожалуйста» — и не просят вежливо пройти с ними. Они просто вошли и сказали мне: «Мы должны немедленно покинуть помещение», схватили меня и...
Тим Рассерт: Они вас буквально схватили и утащили?
Полный текст беседы на: http://www.stacks.msnbc.com/news/629714.asp
217




Вице-президент Чейни: Ага. Иногда мои ноги все таки касались пола. Но поскольку ребята по­выше меня, они меня приподняли между собой и быстро понесли, мы прошли по коридору, спус­тились по лестнице, пройти через двери и спус­тились еще глубже, пока не оказались в подзем­ном убежище под Белым домом. По сути, это просто коридор, перекрытый с двух сторон. Здесь они мне сказали, что получили сообщение о самолете, направляющемся к Белому дому.
Тим Рассерт: Речь шла о рейсе 77, вылетевшем из Даллеса.
Вице-президент Чейни:Да, этот самолет ока­зался рейсом 77. Он вылетел из Даллеса и поле­тел на запад по направлению к Огайо, перед тем как попасть в руки террористов. Те выключили транскодер, по этой причине первые сводки со­общали о самолете, предположительно, разбив­шемся в Огайо, хотя, конечно, это было не так. Затем они развернули самолет и направились в Вашингтон. По имеющейся у нас информации, они просто спикировали прямо на Белый дом...
Тим Рассерт: Этот самолет был нацелен на Белый дом?
Вице-презид ент Чейни: Нет, не нацелен, но на­правлялся в его сторону. Секретная служба ус­тановила прямую связь с FAA, и линия эта оста­валась открытой в тот момент, когда Всемир­ный торговый центр был...
218

Тим Рассерт: Они следили за этим самолетом на своих радарах.
Вице-президент Чейни: И когда он вошел в ох­ранную зону и, по всей видимости, направлялся к Белому дому, наши ребята схватили меня и спря­тали в подвале. Как вам известно, самолет не стал нападать на Белый дом, но свернул с курса. Мы думаем, он дал полный разворот и вернулся, что­бы рухнуть на Пентагон. По крайней мере, это то, что нам показывает радарный анализ...
Вице-президент Чейни: Президент находился в президентском самолете. Нам была направле­на угроза в отношении «Борта номер 1» — о ней нас оповестила Секретная служба...
Тим Рассерт: И эта угроза против «Борта но­мер 1» была убедительна. Вы уверены в этом?
Вице-президент Чейни: Да, я в этом уверен. Ко­нечно, это могла быть и чья-нибудь шутка, но, учитывая все, что происходило в тот момент, мы не могли знать наверняка. Думаю, угроза была достаточно достоверна, достаточно для того, чтобы Секретная служба меня о ней проинфор­мировала. Затем я покинул мое подземное убежи­ще, переговорив с президентом —я настоятель­но попросил его сейчас не возвращаться. После этого я спустился в РЕОС, президентский коман­дный центр по кризисным ситуациям, и попро­сил у Нормана Минеты...







Государства, поддерживающие терроризм, тоже должны быть уничтожены
Ричард Перл

В свободной трибуне, опубликованной в Лон­доне газетой «Дейли телеграф»1 от 18 сентября 2001 года, один из вашингтонских «ястребов», Ри­чард Перл, обличает союзников в недостаточной воинственности. Он усматривает нечто вроде «ви-шизма» в слишком скрупулезном выяснении лич­ностей террористов и отказывает заранее в праве на выбор при заключении некоторых альянсов. На его взгляд, определенные государства надлежит прикончить, и не имеет значения, участвовали ли они или нет в терактах, ни даже то, что они сами находятся в оппозиции Усаме бин Ладину и тали­бам. В его трактовке, определение «террористичес­кий» не относится к группировкам, прибегающим к военным формам действия, но лишь клеймит врагов Соединенных Штатов. Бывший замести­тель министра обороны в правительстве Рональ-
1 State Sponsors of Terrorism Should Be Wiped Out, Too Ричар­да Перла (Richard Perle), в Daily Telegraph от 18 сентября; http://www.dailytelegraph.co.uk
220

да Рейгана (в период с1981по1987 годы) Ричард Перл — один из руководителей Center for Security Policy и издатель «Джерусалем пост».
Определенное вишистское пораженчество ох­ватило британских комментаторов нынешней войны с терроризмом.
На все лады склоняют бесконечное множество лозунгов, например—«Мы незнаем, кто враг», «Мы не знаем, где надо наносить удары», «Даже если бы мы и знали, где их найти, единственно, чего мы добьемся, так это пробуждения новых мученичес­ких призваний»—и, наконец, что «Проклятые этой Земли (заимствуя заголовок знаменитого антико-лониалистского памфлета Франца Фанона) на­столько отчаялись, что больше уже не боятся с честью погибнуть под огнем Большого Сатаны».
Министр обороны Соединенных Штатов Дональд Рамсфелд и другие важные правительственные лица имеют полное основание говорить, что Свободный Мир столкнулся в данном случае с войной нового типа. Но даже при всей этой новизне контингент вишистов зря торопится делать вывод, что Соеди­ненные Штаты и их союзники бессильны.
Если нам и не известна вся подноготная ужа­сов, совершенных на прошлой неделе, то того, что нам известно, вполне достаточно, чтобы начи­нать действовать, и действовать решительно.
Горькая правда в том, что международное со­общество не установило такой новый мировой
221




порядок, в котором государственная поддержка терроризму оказалась бы вне приемлемых норм. Без той поддержки, которую могут обеспечить только государства - убежище, разведданные, материально-техническое обеспечение, подго­товка кадров, связь, капиталы — сеть бин Ладина и ему подобные были бы способны, по большей мере, взорвать время от времени заминирован­ную машину. Выгоните террористов из кабине­тов, в которых они работают, лишите их гигант­ских инфраструктур, на которые они опирают­ся, преследуйте их таким образом, чтобы им приходилось каждый день искать новое место, где бы спрятаться и поспать — и размах их дея­тельности будет существенно сокращен...
У Ирана есть свои основания для поддержки во­енных действий против талибов в Афганистане. Но никто не должен позволять вводить себя в заб­луждение и видеть в иранской поддержке нашего дела занятие им позиции против терроризма во­обще. Принять их в лоно коалиции немыслимо. Антитеррористический альянс — чтобы он имел серьезные шансы на успех - будет состоять из стран, чтящих демократические институты, лич­ную свободу и признающих священный характер жизни.
Подобный альянс не может принять в себя страны, угнетающие свое собственное население, попирающие основополагающие права и презира­ющие сущностные ценности западной цивилиза­ции. Сотрудничество с ними, конечно, допусти­мо, но краткосрочное, точечное, обеспечивая нам
222

непосредственное тактическое преимущество, как это прекрасно понимал Черчилль, объединя­ясь с Советским Союзом, чтобы разбить нацизм. Но никакая коалиция, направленная на разгром терроризма, не может включать в себя страны, одобряющие кампании ненависти и поношения. Страны, терпимо относящиеся к подстрека­тельству к убийству гражданских лиц — амери­канцев, англичан, израильтян или кого бы то ни было — не могут играть никакой законной роли в войне против терроризма.
Некоторые страны колеблятся или же просто не могут участвовать в коалиции, требующей ува­жения ценностей и норм западной цивилизации. Природа их власти, очевидно, не совместима с подлинным противостоянием терроризму. Такие страны составляют проблему, а не разрешение ее; мы нисколько не нуждаемся в их помощи, и ника­кой пользы нам от их поддержки не будет. Стра­ны, укрывающие террористов — снабжающие их средствами уничтожения невинных гражданских лиц — должны сами быть уничтожены.
Война с терроризмом — это война с подобны­ми режимами. Мы не победим в войне против террора, охотясь за отдельными террориста­ми, так же как и война с наркотиками не может быть выиграна арестом наркокурьеров в Хитроу.
Подобные сети посылают молодых людей на суицидальные акции, - и уничтожать надо их спонсоров.
Война нового типа
Дональд Рамсфелд
Эта свободная трибуна Министра обороны по­явилась в «Нью-Йорк тайме» от 27 сентября 2001
года1.
В представленной в ней войне нового типа, по­нятия «гражданского» и «военного» исчезают, ус­тупая место обществу, в котором каждый член его, кем бы он ни был, может быть призван на службу в соответствии с концепцией «тотальной войны», выработанной Геббельсом.
Президент Буш решил объединить нацию, под­няв ее на войну против террористов, атакующих наш образ жизни. Многие согласятся с тем, что первой жертвой в войнах бывает правда. Но в этой войне первой победой должно стать огла­шение истинного положения дел. А оно в том, что война эта не будет походить ни на одну из тех, что мы вели ранее, вплоть до того даже, что проще было бы составить ее сценарий, основы­ваясь на том, что не произойдет, чем на том, что произойдет.
1A New Kind of War Дональда Рамсфелда в Washington Post от 27 сентября 2001 г.;
http://www.washingtonpost.com
224

Эта война не будет делом одного большого аль­янса союзников по разгрому образованной из враждебных держав оси. В ней будут участво­вать мобильные коалиции стран, способных к са­мопреобразованию и к эволюции. Разные страны будут играть различные роли и вносить различ­ные вклады. Одна обеспечит дипломатическую поддержку, другая - - финансовую, другая - - во­енную или материально-техническую. Некото­рые будут помогать нам открыто, другие же, смотря по обстоятельствам, будут помогать в частном порядке и тайно. В этой коалиции мис­сия будет определять коалицию, а не наоборот.
Мы понимаем, что те страны, которых мы считаем нашими друзьями, смогут помочь нам в одном, в другом же останутся безмолвны, тогда как другие мероприятия смогут зависеть от уча­стия стран, которых мы рассматриваем как ме­нее чем наших друзей.
В этом контексте, решение, принятое Объе­диненными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией - - друзьями Соединенных Штатов -разорвать их отношения с талибами, является первым важным успехом нашей кампании, хотя это, конечно, и не подразумевает того, что они выступят с нами плечом к плечу во всех предус­мотренных нами операциях. Мы совсем не обяза­тельно будем полностью поглощены в этой войне изучением военных объектов и накапливанием сил для овладения ими. Военная сила, по всей очевид­ности, будет только одним из множества инст­рументов, которые мы будем использовать, что­бы обречь на поражение отдельные личности, группы или страны, предающиеся терроризму.
225




офшорн
Нашей реакцией может быть обстрел крыла­тыми ракетами военных целей где-нибудь на пла­нете; мы сможем развернуть и электронное сра-жение. направленное на обнаружение, и арест вкладов, которые попробуют провести через офшорные банковские центры. Банкирские кос­тюмы в полосочку и потертые штаны програм­мистов станут униформами в этом конфликте настолько же непременно, как и камуфляж в пу­стыне1.
Речь не идет о войне с какой-то личностью, группой, религией или страной. Наш противник -всемирная сеть террористических организаций и государств, поддерживающих их, одержимых желанием лишить свободные народы возможно­сти жить так, как им этого хочется. В такой же степени, как мы сможем принять военные меры против иностранных правительств, выс­тупающих крестными отцами терроризма, так же мы сможем проявлять наше стремление за­вязывать союзнические отношения с народами, угнетенными этими правительствами.
Война эта будет другой вплоть до ее словаря. Если мы будем «захватывать страну», возмож­но, разговор скорее будет идти о ее кибернети­ческом пространстве. Несомненно, высаживать­ся на пляжах мы будем намного меньше, чем пе­реигрывать вражеские стратагемы.
Может быть, мировая общественность ста­нет свидетелем впечатляющих военных наступ­лений, которые не принесут никакой видимой по-
Подчеркнуто автором.
226

беды, так же как она пребудет в неведении о мно­гих других мерах, увенчающихся великими побе­дами. «Сражения» будут даны таможенниками, задерживающими подозрительных личностей на наших границах, дипломатами, которым удаст­ся заручиться сотрудничеством за границей в борьбе против отмывания денег.
Тем не менее, хотя мы и говорим о новом типе войны, одно остается незыблемым: Америка ос­танется неукрощенной. Победа будет за сами­ми американцами, и они и дальше будут сжить день за днем, ходя на работу, воспитывая детей и осуществляя свои мечты, как они это всегда и делали, - - народ великий и свободный.




Белый дом
Вашингтон
5 октября 2001 года
Меморандум для Госсекретаря Министра финансов Министра обороны Генерального прокурора Директора ЦРУ Директора ФБР
Предмет: Оповещение Конгресса
В ходе всей кампании, — которую мы развора­чиваем как для того, чтобы ответить на терро­ристическую агрессию, поразившую 11-го сентяб­ря Соединенные Штаты, так и для того, чтобы защитить нас от новых террористических дей­ствий, - - я намереваюсь поддерживать тесное сотрудничество с Конгрессом. Следуя постоянной исполнительной практике, мое правительство бу­дет информировать руководящие инстанции Кон­гресса о развитии наших важнейших операций, как и о всех новых значительных фактах из военной, разведывательной или полицейской области. Од­нако на нашей ответственности остается так-же и защита безопасности военных операций, ис­точников и методов получения разведданных, как
229




и успешный ход полицейских расследований по особо важным делам. Отныне ваши департамен­ты будут соблюдать нижеследующие процеду­ры в их докладах Конгрессу, в тех случаях, когда последние будут касаться имеющейся у нас ин­формации или предпринимаемых нами действий:
ft) Только вы сами или явно назначенный вами уполномоченный будете вправе представлять членам Конгресса сведения конфиденциального характера или касающиеся особо важных поли­цейских расследований.
(и) Единственными членами Конгресса, которым вы сами или явно назначенные вами уполномочен­ные будете вправе представлять сведения конфи­денциального характера или касающиеся особо важных полицейских расследований, будут: спикер палаты, лидер меньшинства палаты, лидеры боль­шинства и меньшинства в Сенате, а также члены бюро парламентских, комиссий по контролю за раз­ведывательными службами палаты и Сената.
Такой подход наилучшим образом послужит до­стижению наших общих целей в защите жизней американцев, соблюдению уровня конфиденциально­сти, необходимого для обеспечения успеха наших военных, разведывательных и полицейских опера­ций, а также и осведомлению соответствующим образом руководящих инстанций Конгресса о всех новых значительных фактах. Этим утром я опо­вестил руководящие инстанции Палаты и Сената об этой политике, которая будет действительна вплоть до нового, изданного мной, приказа.
Джордж: Буш
Заместитель министра обороны
1010 Министерство обороны, Пентагон
Вашингтон, ДК 20301-11
Меморандум для
Секретарей военных департаментов Главы Объединенного комитета начальни­ков штабов
Замминистров обороны Директора исследований и развития обороны Генерального советника по обороне Генерального инспектора Министерства
обороны
Директора испытаний и оценок Помощника Министра обороны Директоров управлений Министерства обо­роны
Директора театра действий Министер­ства обороны
Предмет: Безопасность операций по всем сек­торам Министерства обороны
14 сентября президент объявил общенацио­нальное чрезвычайное положение в связи с совер­шенными террористическими нападениями и с продолжающейся и непосредственной угрозой новых атак на Соединенные Штаты. Наше ми­нистерство принимает участие в различных ме-
231




роприятиях, направленных на победу над меж­дународным терроризмом; очевидно то, что жизни наших соотечественников в военных или гражданских учреждениях; мощности, инфра­структуры и операционные ресурсы Министер­ства обороны; и, наконец, неприкосновенность основных для национальной безопасности сведе­ний — будут подвергаться опасности еще в те­чение неопределенного периода.
Следовательно, жизненно важным является то, чтобы все сотрудники Министерства обо­роны (МО), как и все, служащие в других органи­зациях, сотрудничающих с МО, соблюдали бы крайнюю осторожность в разговорах, касающих­ся работы МО, и это относится ко всем, невзи­рая на уровень их служебной ответственности. Не ведите никаких бесед о вашей профессиональ­ной деятельности на открытых пространствах, в общественных местах, во время вашего проезда из дома на работу и обратно или же с помощью незащищенных электронных средств связи. Заго­варивать об информации конфиденциального ха­рактера можно исключительно лишь в отведен­ных для этого местах и с людьми, имеющими од­новременно и специфическое основание для доступа к этой информации, и полномочия безо­пасности ad hoc (для этой цели). Неконфиденци­альная информация может стать предметом по­добной же защиты, если ее представляется воз­можным перекроить, что может вести к выводам опасного характера. Наибольшая часть используемой информации в рамках миссий МО
232

будет изъята (sic!) из общедоступного пользова­ния по вышеизложенной причине. При возникаю­щем сомнении воздерживайтесь от распростра­нения или обсуждения официальной информации, разве что в пределах МО.
Основные органы этого министерства, вклю­чая кабинет министра обороны, военные депар­таменты, Объединенный комитет начальников штабов, операционные командования, управления Министерства обороны, МО на театре опера­ций, как и все другие отделы МО, будут соотно­ситься с Программой безопасности операций (OPSEC), описанной в Директиве 5205.2 МО и будут бдительно беспокоиться о том, чтобы по­литика их, процедуры и персонал ей соответство­вали бы. Мы должны быть уверенны в том, что наши противники будут лишены информации, не­обходимой им для планирования, подготовки или осуществления новых террористических акций или связанной с ними враждебной деятельности, нацеленных против Соединенных Штатов и дан­ного Министерства.
Пол Волфовитц



DEPUTY SECRETARY OF DEFENSE
1010 DEFENSE PENTAGON WASHINGTON. DC 2ОЗОЫО1О
18 ост
MEMORANDUM FOR SECRETARIES OF THE MILITARY DEPARTMENTS CHAIRMAN OF THE JOINT CHIEFS OF STAFF UNDER SECRETARIES OF DEFENSE DIRECTOR, DEFENSE RESEARCH AND ENGINEERING ASSISTANT SECRETARIES OF DEFENSE GENERAL COUNSEL OF THE DEPARTMENT OF DEFENSE INSPECTOR GENERAL OF THE DEPARTMENT OF DEFENSE DIRECTOR, OPERATIONAL TEST AND EVALUATION ASSISTANTS TO THE SECRETARY OF DEFENSE DIRECTOR, NET ASSESSMENT DIRECTORS OF THE DEFENSE AGENCIES DIRECTOR OF THE DOD FIELD ACTIVITIES
SUBJECT: Operations Security Throughout the Department of Defense
On 14 September the President declared a national emergency by reason of terrorist attacks and the continuing and immediate threat of further attacks on the United States. As this Department assists wide-ranging efforts to defeat international terrorism, it is clear mat US military and civilian service lives, DOD operational capabilities, facilities and resources, and the security of information critical to the national security will remain at risk for an indefinite period.
It is therefore vital that Defense Department employees, as well as persons in other organizations that support DOD, exercise great caution in discussing information related to DOD work, regardless of their duties. Do not conduct any work-related conversations in common areas, public places, while commuting, or over unsecured electronic circuits. Classified information may be discussed only in authorized spaces and with persons having a specific need to know and the proper security clearance. Unclassified information may likewise require protection because it can often be compiled to reveal sensitive conclusions. Much of the information we use to conduct DOD's operations must be withheld from public release because of its sensitivity. If in doubt, do not release or discuss official information except with other DoD personnel.
All major components in this Department to include the Office of the Secretary of Defense, the Military Departments, the Joint Staff, the Combatant Commands, the Defense Agencies, the DOD Field Activities and all other organizational entities within the DOD will review the Operations Security (OPSEC) Program, described in DOD Directive 5205.2, and ensure that their policies, procedures and personnel are in compliance. We must ensure that we deny our adversaries the information essential for them to plan, prepare or conduct further terrorist or related hostile operations against the United States and mis Department.
234
Речь Лоры Буш, обращенная к нации
17 ноября 2001 года супруга Джорджа Буша, Лора, обратилась к американской нации в радио­послании. По словам «первой леди», военная кам­пания в Афганистане имеет целью не строитель­ство трубопровода, но защиту прав афганских женщин и детей.
Здравствуйте,
Я - Лора Буш, и я обращаюсь к вам на этой неделе, чтобы открыть всемирную кампанию, обращенную на привлечение внимания к варвар­ству по отношению к женщинам и детям тер­рористической сети «Алъ-Каида» и талибского режима, поддерживающего ее в Афганистане. Во многих районах страны в настоящее время этот режим сворачивается, и афганские жите­ли, особенно женщины, радуются этому. Афган­цы познали на личном горьком опыте то, что ос­тальной мир открывает для себя только сейчас: грубое угнетение женщин — основная цель тер­рористов.
Талибы и их приспешники делали жизнь жен­щин и детей невыносимой задолго до начала ны­нешней войны. Семьдесят процентов афганцев плохо питаются. Из-за нехватки медицинского обслуживания один ребенок из четырех не до-
235




стигнет пятилетнего возраста. Заболев, жен­щины не имели права обратиться к врачу.
Жизнь при талибском режиме происходила в тяжелейших условиях и под неимоверным гне­том, вплоть даже до того, что самые невинные выражения радости были запрещены: дети не имели права запускать воздушные змеи, матери же подвергались избиениям, если смеялись слиш­ком громко. Женщины не могли работать вне сво­их семей. У них не было даже права выходить одной из дому.
Это грубое притеснение женщин в Афганис­тане не имеет ничего общего с правомерной ре­лигиозной практикой. Мусульмане всего мира осу­дили это гнусное унижение женщин и детей та­либским режимом. Бедность, плохое здоровье и безграмотность — вот до чего довели афганцев талибы, и это положение никак не соответству­ет обращению с женщинами в наибольшей части мусульманского мира, где женщины вносят свой существенный вклад в жизнь общества. Одни лишь террористы и талибы запрещают обра­зование женщин. Только террористы и талибы угрожают вырвать ногти у жещин, красящих их лаком. Страдания женщин и детей Афганис­тана - результат сознательной жестокости тех, кто стремится править запугиванием и уг­нетением.
Цивилизованные народы всего мира ужасают­ся не просто страданиям женщин и детей в Аф­ганистане, но также и потому, что положение в этой стране наглядно демонстрирует то, что террористы хотели бы навязать нам всем.
236

Лора Буш обращается к нации
Источник: Белый дом http.V/www.whitehouse.gov/news/releases/2001/l 1/20011117-2.html
Наш всеобщий долг — выступить против это­го. Конечно, мы все пришли с разных горизонтов и исповедуем различные религии, но все родители в мире любят своих детей. Мы уважаем наших матерей, наших сестер и наших дочерей. Борьба против грубости с женщинами и детьми не яв­ляется выражением какой-то особенной культу­ры; она берет начало в признании нашей общей человечности и в участии в ней всех людей доб­рой воли на всех континентах.
Благодаря нашим военным успехам в Афганис­тане, женщины больше не будут заперты по до­мам. Они теперь могут слушать музыку и обу­чать своих дочерей, не опасаясь наказаний. Од-
237




нако террористы, помогавшие управлять этой страной, организуют заговоры и строят злове­щие планы во многих странах. Их надо остано­вить. Борьба против терроризма проходит че­рез борьбу за права и достоинство женщин.
В Америке, на следующей неделе, мы будем праздновать День Благодарения. В свете свер­шившихся событий в эти последние месяцы, мы еще больше, чем обычно, сблизимся с нашими се­мьями. И мы будет особенно благодарны за все те благодеяния, которыми мы пользуемся в Аме­рике. Я надеюсь, что американцы присоединят­ся к нашей семье в ее стараниях все сделать для того, чтобы женщины и дети Афганистана жили снова с чувством достоинства и могли ис­кать свою удачу в жизни. Я желаю вам счастли­вых праздников и благодарю вас за внимание.




Оглавление: ЧУДОВИЩНАЯ МАХИНАЦИЯ