ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Болгария: одна нога на берегу, другая - в лодке


Сейчас у Болгарии, если судить по газетам и ежедневным выпускам местного телевидения, три главные проблемы: парламентские выборы, вступление в Евросоюз и ямы на дорогах.

Все остальные проблемы отступают на задний план – а их хватит еще на несколько таких государств, как Болгария. Например, низкие доходы населения, мизерные пенсии, высокие налоги и коммунальные платежи, национальное напряжение в обществе, связанное с предоставлением больших свобод, например, цыганам, прибывавшим до последнего времени в своеобразных гетто.

Но что главнее из всех этих проблем для самих жителей Болгарии – понять трудно. Политическая элита не просто за вступление страны в единую Европу – она даже не сомневается, что это произойдет неизбежно и как-то даже само собой уже в 2007-ом году. Народ тоже не возражает жить в Европе, но отдает себе отчет, что их страна в одночасье европейской не станет.

«Лучше бы нам в ЕС не вступать», - говорил мне водитель микроавтобуса, который каждое утро появлялся у нашего частного отельчика в Банско и отвозил к современному подъемнику с кабинками, который доставлял горнолыжников на склоны горы Тодорки. Его аргумент был прост: Болгария просто не готова быть равной среди европейских стран, а жизнь простых граждан его страны станет еще тяжелее. Да и чего ходить далеко, - говорил он. Вот она, ваша улочка в лучшем из горнолыжных курортов страны: непролазная грязь, ямы, строительный мусор… Ни табличек с названиями, ни номеров домов.

Приехавший в Банско навестить меня мой приятель из Велико-Тырново самонадеянно отказался от подробного моего рассказа по телефону, как найти наш отель «Димова кышта» («Димов дом» по-русски) – и в итоге, проплутав по улочкам без названий и номеров, отказался от своей затеи. Благо выручил телефон, а то мы и вообще бы потерялись в трех домах, как в трех соснах. И в этом нет ничего удивительного: Банско – бывший архитектурный заповедник, в котором было строго-настрого запрещено любое строительство, сегодня превращено в сплошную строительную площадку. Строятся отели высокого класса, возводятся уютные дома в три-четыре этажа – и везде перевороченные кучи земли, пыль, грязь, разбитые дороги.

Даже в центре курорта, некогда блестевшем от чистоты и ухоженности, нынче можно запросто сломать ногу, провалившись в какую-нибудь яму. Строительная техника прет чуть ли не по центральной улице, вздымая клубы пыли, которая плотным слоем оседает на крышах и стенах уютных болгарских домов. И остановить эту армаду, похоже, не в силах ни местная, ни центральная власть.

По крайней мере, я испытывал ежедневные проблемы, пробираясь по утопающей в грязи улочке после вечерней прогулки по городу.

При том, что гора Тодорка (более 2500 метров над уровнем моря) была великолепна, а десяток всевозможных подъемников и ухоженных трасс доставляли истинное удовольствие для горнолыжников любой квалификации и опыта. Хотя я помню еще времена, когда до единственного кресельного подъемника надо было добираться по десятикилометровому серпантину, а на трассе тебя ждали бугры и ухабы.

Здесь же, у одного из подъемников я познакомился с представителем новой Болгарии: малыш лет шести с радиотелефоном в руках серьезно вызывал кого-то на связь. Он нажимал на кнопку и обращался к кому-то в эфире: «Чичо Иванче, чуваш ли ме?» Перевожу для ясности: «Дядя Иван, слышишь ли меня?» «Чичо Иванче» не откликался - и у нас завязался разговор на понятном для малыша языке. «Какво правиш тук? (Что делаешь здесь?» - спрашивал я его. Он отвечал серьезно: «Ништо. Карам ски (Ничего. Катаюсь на лыжах)». «А оште? (А еще?)»- допытывался я. «Оште бием циганите (Еще бьем цыган)» - без тени улыбки отвечал мне этот очаровательный малыш. «Зашто? (Почему?)» - поинтересовался я. Ответ был прост: «Заштото циганите». (Потому что цыгане).

Вот так и постигается острота нынешней национальной проблемы в Болгарии, если даже этот дошколенок уже пропитан ею насквозь. А проблема серьезная, кстати, напрямую связанная с вступлением Болгарии в Евросоюз: комиссары ЕС очень серьезно требуют от властей страны, чтобы они создавали буквально тепличные условия для «угнетенного» в былые времена национального меньшинства. Хотя, если судить опять же по болгарским газетам и телепередачам, само национальное меньшинство попросту не готово к грядущим переменам в их жизни.

Привычка к кочевому образу жизни, к иным условиям и нормам в быту, с трудом сочетаются с повседневными для европейцев стандартами комфорта и бытия. По телевидению показали репортаж из Пловдива, где местные цыгане превратили благоустроенные квартиры в некое подобие бивака под открытым небом. Да и сводки происшествий в газетах пестрят сообщениями о всевозможных криминальных проступках преимущественно, как сказали бы у нас, «лиц цыганской национальности».

О парламентских выборах по всем каналам болгарского ТВ говорят, что называется, дни и ночи напролет. Хотя общий настрой очевиден: нынешняя власть социалистов не сумела решить главные экономические проблемы, а потому надо ее менять. Самое замечательное, что с подобной критикой выступает лидер правых – Петр Стоянов, который уже был президентом страны и который не удержался на Олимпе власти как раз по этой же ключевой причине: не сумел обеспечить экономического благосостояния страны и народа.

Обрадовавшиеся было появлению на политическом небосклоне «третьей звезды» - наследника царского престола Болгарии Симеона II, воспитанника буржуазной системы, получившего образование в Испании и США, болгары нынче разочарованы и в нем.

Хотя я помню, как дружно они отдавали голоса царю и его движению на предыдущих парламентских выборах, горячо убеждая меня, что наконец-то пришел не вор и враг народа, а его надежда и спаситель. А теперь вот в парламенте страны бурно дебатируется вопрос, как бы так разобраться с имуществом престолонаследника, которое он прибрал к рукам буквально за считанные годы, пока возглавлял правительство Болгарии.

Мой приятель из Велико-Тырново не скрывал своего разочарования царем: «Ничего не выполнил из обещанного, зато очень активно присваивал собственность». А другой приятель из Софии заявил однозначно: «На выборы я больше не пойду!» И подчеркнул: впервые в жизни.

На центральной площади Софии, прямо в трех шагах от собора святого Александра Невского, в те дни установили огромный шатер с надписью «15 лет Гэллапу в Болгарии».

Говорили, что готовится какое-то цирковое шоу с участием звезд эстрады и политиков. Но когда телевизионщики поинтересовались у прохожих, что они думают по поводу предстоящего шоу, те ответили не без ехидства: «Самый большой цирк – это наш парламент».

Дискуссии о парламенте, о вступлении Болгарии в ЕС то и дело возникают не только на экранах телевидения, но и в трамваях, во время давки в час пик, на улицах, где непрерывно идет ремонт проезжей части.

Проблема выбоин и ям на дорогах и улицах буквально превратилась в суперпроблему страны.

«Ты бы видел, какие дороги в Австрии!» - горячился в ответ на мое замечание о том, что уж наши дороги ничуть не лучше болгарских, мой давний софийский приятель Бобби. Поездка в Инсбрук, даже недолгое пребывание в Вене, буквально его подкосили. Он с грустью констатировал: вступление Болгарии в Евросоюз откроет глаза большинству болгар на то, как далеки они от стандартов жизни других европейцев, и усилит их пессимизм. По крайней мере, сам Бобби уже переполнен этим пессимизмом. Его рассказ о том, как на выезде из своей страны он на всем ходу влетел в выбоину на дороге, повредив диски колес и разбив вдрызг шины своего автомобиля, достоин трагедии Шекспира.

Хотя и в былые годы мне казалось – уж я поколесил на машине по Болгарии за несколько лет работы в ней, - что дороги здесь куда ровнее и приятнее наших. Но это, видно, что и с чем сравнивать.

Только не спрашивайте меня, а что думают болгары о России и о нас с вами. Мы на сегодняшний день – не самая главная новость для болгар. Вот размещение авиабаз США и НАТО на болгарской земле – это реально, остались лишь процедурные вопросы утрясти. Чиновники от власти пытаются выдать размещение баз за благо, ссылаясь на позитивное присутствие американцев в других странах, таких как Афганистан, Корея или Кувейт. При этом даже не замечая, что унижают своих людей подобными сравнениями, словно речь идет об американцах не в Европе, а в какой-нибудь отсталой африканской стране. Представитель Болгарии в НАТО Любомир Иванов (кстати, закончивший наш МГИМО) на вопрос газеты «24 часа»: а будут ли работать на американских базах местные жители из окрестных сел и деревень? - отвечает со всей откровенностью: «Конечно, но постоянно работать будет немного народа, так как сами базы будут скромнее баз Рамштайн в Германии и Авиано в Италии». Впрочем, скромное присутствие американцев было заметно даже на аэродроме Пловдива, куда приземлился наш чартерный аэробус «А-310». На фоне восторженно шумных горнолыжников из России, пассажиры другого рейса - в военной униформе, с обязательной поклажей, выглядели просто случайными спутниками.

И все-таки в шумной механе Банско, музыканты, узнав, что мы из России, тут же дружно грянули сначала «Катюшу», потом затянули «Очи черные», а сеанс русской песни завершили общим пением «Подмосковных вечеров». Значит, и слова помнят, и мелодию. Да и нам было приятно видеть восхищенные глаза английских туристов.

А вот на самой вершине горы мне пришлось столкнуться с явной недоброжелательностью служителей подъемных сооружений. Я запросил помощи у них, обнаружив, что автомат на одной из лыж расхлябался - и можно запросто повредить ногу на спуске. Но меня посылали от одной станции к другой – все ниже и ниже, пока работница лыжного гардероба не предложила мне вообще отправиться в Банско, где есть, мол, специализированные сервисы по ремонту лыж. Пока один из работников гардероба – постарше возрастом, не выдержал и принялся подкручивать автомат на моей лыже, а на мое предложение оплатить его работу лишь махнул рукой: не стоит!

Ощущение, что нынче Болгария одной ногой стоит на берегу, а другой - в лодке (дрейфующей в Европу), не покидало меня все дни пребывания в ней.

Мы возвращались с гор, с лыжных курортов Болгарии, переполненные впечатлениями прежде всего от катания. Завязался даже яростный спор, где было лучше: в Банско или Боровце? Видно везде хватало экстрима, ибо кто-то ожидал прибытия самолета в инвалидной коляске, кто-то на костылях, а кто-то с загипсованной рукой на повязке или с обожженным до красноты лицом…

Но ведь с гор возвращались, а не с пляжа. А там бывает всякое. Слава Богу, что целые, что без потерь. Значит, отдых удался на все сто. И спасибо за это Болгарии!

21.04.2006
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/85773