ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Тотальная слежка в США


  • „Если честно, то я всегда был уверен, что наше совковое общество по числу стукачей и всяких умных методов государственного надзора за гражданами впереди планеты всей. Оказалось, нам до американцев еще расти и расти. Честное слово. Начнем с водительских прав. Вы, наверное, знаете, что в Штатах права заменяют все документы сразу. Так вот, для получения прав в США нужно сдать свои отпечатки пальцев. Нормально? То есть все население Америки по достижении 16 лет сдает отпечатки пальцев в базу данных ФБР. Не хочешь? Пожалуйста - у нас демократия, но прав ты уже не получишь. И сдают все, ибо без прав тут не выжить.

    Меня только одно удивляет: почему у них такой низкий уровень раскрытия преступлений, если на всех есть отпечатки пальцев? Теперь о номере социального страхования. Ну, первоначальная идея была классная - каждый, кто платит налоги в Америке, имеет право на социальную страховку. Каждому выдавался номер полиса такой страховки, и все были довольны. Потом страховка отошла на второй план, а вот номер остался и превратился в номер вашего личного досье. Ну и что, удивитесь вы, у нас тоже есть номер плательщика налогов. И я вам отвечу: это две большие разницы.

    В США этот номер обязателен не только при устройстве на работу, а практически для любых услуг. Приходите вы в аптеку купить лекарство, а они у вас спрашивают номер социального страхования. И тут же отметочку в ваш файлик: купил тогда-то такие-то лекарства. Приходите перечислить деньги в Вестерн Юнион, а они у вас опять спрашивают номерок вашего СС, и тоже - отметочку в досье о переводе денег. Мне, кстати, в Вестерн Юнион отказали в переводе денег в Киев без номера СС. Черномазая за кассой вообще в шоке была, когда я сказал, что у меня номера этого нету. Все удивлялась, как же я живу.

    В общем, получается, что этот самый номер требуют почти все службы - врачи, аптекари, в гостиницах, в спортзале, при заказе билетов. И все это отмечается в вашем досье каждый день. К концу жизни любой человек с доступом может посмотреть весь ваш жизненный путь: когда вы лекарства от запора покупали, когда вы к доктору ходили, а когда и в гостиницу не с женой селились. Тотальный контроль. Причем в США почти любой клерк может посмотреть на вас любую информацию по этому номеру. Потом уже идут всякие разные кредитные истории и все такое. Задержали вы как-то на месяц выплату своего долга от покупки холодильника, и все - в вашей кредитной истории несмываемое пятно. Больше вам не выдадут ни одну кредитную карточку, не дадут в лизинг машину, не сдадут квартиру. Нарушили правила парковки на Аляске?

    Теперь при оформлении страховки на машину в Калифорнии с вас возьмут в два раза больше. Вы в компьютере, постоянно. Каждый ваш шаг фиксируется и может быть использован против вас же. Про недавнюю историю со скрытыми камерами в ванных комнатах известнейшего в США отеля "Марриот" я даже вспоминать не буду. Cтукачи. Тут нам как раз сложнее. У нас стукачей тяжелее выявить в коллективе. А в США проще: тут все стукачи. И выявлять никого не надо. В кого ни ткни пальцем – угадаешь. К вам приехала служба охраны животных и интересуется, не бьете ли вы собаку? Соседи. Начальник лишил премии за то, что вы выбежали в аптеку на 15 минут в рабочее время? Сосед по кабинету. Налоговый инспектор пришел наложить арест на имущество? Друг, которого ты вчера угощал запрятанной на крайний случай банкой черной икры и Хенесси.

    В общем, ищи ближнего“ Причем, стукачество поощряется вполне официально. Вот, например, недавно достаю из почтового ящика официальное письмо от менеджера дома, в котором я живу. Текст письма, примерно, следующий: “Если вы заметите, что ваши соседи делают шашлыки у себя на балконе или в саду – немедленно нам звоните. Мало того, что вы будете избавлены от запахов шашлыков, но и получите награду от пожарного департамента”. И что вы думаете? Стучали. А письма от ФБР я вообще регулярно получал, мол, если вы увидите в округе подозрительных личностей, немедленно сообщайте по следующим телефонам, в случае выявления разыскиваемых нами людей награда гарантируется.

    Мало того, стукачи здесь - народные герои. Взять, к примеру, УнаБомбера, известного террориста и психопата. На протяжении нескольких лет он был неуловим, пока за него не назначили награду в 300 тысяч долларов. Сдали в первый же день. И кто сдал? Его родной брат. Стал героем. Американского Павлика Морозова показывали по национальному телевидению и печатали интервью во всех ведущих газетах. Когда его спросили, почему он не сдал братца раньше, он честно ответил, что за даром его сдавать, ему совесть не позволяла. (18)

  • Если общение идёт голосом, то для контроля сознания применяются аппараты прослушивания и электронные «жучки». Если общение ведётся через телефон, то нет необходимости ставить жучки в вашем офисе или квартире. Их ставят на телефонных проводах и на телефонных станциях. Если общение ведётся через компьютер, то жучки ставят на Интернет-серверах и на Интернет-узлах. Удобство Интернет-жучков в том, что они – не физические предметы, а просто кусочки компьютерного кода. Они бесплатно тиражируются, мгновенно устанавливаются и отслеживают огромное количество пользователей.

    Сегодня завершается первый этап установления контроля над сознанием через Интернет – этап привязывания всего общения к Интернет и, соответственно, этап отслеживания содержимого сознания. Не говоря о глобальных системах контроля типа англо-американской ECHELON, которые сканируют весь Интернет-трафик подряд, даже не говоря о компьютерных вирусах, сознание пользователя отслеживается при каждом нажатии мышки. Это делается через cookies и через серверные технологии, которые совершенно легально и открыто собирают и передают в корпорации персональные данные о пользователях, их привычках, о любимых темах, сайтах, товарах, ключевых словах и так далее. Переписка по электронной почте полностью открыта как для частных провайдеров почты, так и для любого мало-мальски грамотного хакера. (102)

  • В США существуют списки пассажиров, которым власти почему-то запретили летать на самолётах. При регистрации билета компьютер указывает, что данное лицо находится в чёрном списке. Его тут же задерживает и допрашивает ФБР. Гражданам США невозможно узнать, почему они попали в этот список, а тем более начать судебный процесс, чтобы быть вычеркнутыми из списка.(71)

  • В рамках «борьбы с террористами» ведомство США по безопасности на транспорте запретило австралийским пассажирам на самолетах, летящих в США, стоять в очереди в туалеты. Гражданам США стоять в этих очередях не запрещается. (197)

  • Американская солдатня в Ираке заходит в мечети в огромных военных очках, специально созданных Пентагоном для «просветки террористов», и рассматривает через них женщин-мусульманок. Очки позволяют видеть людей без одежды. (197) На самом деле применение таких очков не ограничивается Ираком. Их на Западе может купить каждый. Существуют специальные фотолинзы с той же функцией. Определённый контингент пользователей Интернета обменивается фотографиями одетых женщин, которые и не подозревают, что у них всё видно сквозь одежду.


  • В мае 2001 года автор многочисленных научно-фантастических романов Дэвид Брин (David Brin) предсказал, что «технология может преодолеть любую преграду, при помощи которой мы хотим защитить свою частную жизнь. В будущем станет, например, возможным спрятать микроскопическую видеокамеру в искусственной мухе». А в декабре 2002 года его предсказание начало сбываться: Пентагон заявил о своем намерении создать гигантскую систему наблюдения под весьма выразительным названием Total Information Awareness, которая позволит следить за каждым гражданином США посредством проверки его банковских транзакций, покупок, оплаченных кредитной карточкой, счетов за электроэнергию и телефонные разговоры, и так далее.

    Обратимся еще раз к вымыслу: в 1797 году философ Джереми Бентам (Jeremy Bentham) предлагает новую модель тюрьмы, известную как «паноптикум», в которой все заключенные должны находиться под круглосуточным наблюдением тюремщика, затаившегося наверху здания; при этом арестованные не способны увидеть своего надсмотрщика. Это и есть тюрьма, в которой идет постоянное и тотальное наблюдение за заключенными в ее стенах.

    А теперь вернемся к действительности: болельщики, пришедшие на финал национального чемпионата по американскому футболу, проходившему в Тампе в феврале 2000 года, даже не поняли, что каждый из них при входе был заснят на видеокамеру. Таким образом полиция Флориды хотела проверить в действии новую биометрическую систему наблюдения, способную сопоставлять изображения тысяч людей с фотографиями преступников.

    Некоторые эксперты в этой области предупреждают нас, что никогда прежде частная жизнь человека не находилась в такой опасности. Профессор политических наук Университета города Торонто в интервью этому журналу заявил, что «защита частной жизни каждого человека потеряла всякий смысл с тех пор, как за любыми нашими действиями, каждым контактом с новыми высокотехнологичными приборами может проследить кто угодно. Я не говорю, что каждую секунду за нами кто-то следит, но сегодняшние достижения в науке позволяют тому, кто захочет это сделать, совершить задуманное».

    И на самом деле снижение стоимости на приборы слежения и страх, охвативший людей после событий 11 сентября, заставили полицейские управления, сотрудников государственных разведслужб, банки, торговые центры, развлекательные учреждения, стадионы, обеспокоенных родителей и руководителей всевозможных предприятий прибегнуть к использованию видеокамер, алгоритмов распознавания сотрудников, созданию баз данных, применению биометрических средств определения личности и т.д. Цель подобных мер лишь одна: защитить свои моральные и материальные ценности.

    Один из руководителей Пентагона Эдвард Олдридж (Edward Aldridge) недавно заявил, что правительство Соединенных Штатов готово ввести в действие систему, позволяющую проследить за любой покупкой гражданина США. Олдридж назвал эту систему «необходимым условием для борьбы против терроризма».

    Суть системы состоит в том, что будут сопоставляться различные базы данных, благодаря которым можно проследить за проведением крупных денежных операций (например, снятием значительной суммы со счета в банке), покупкой билетов на самолет и поезд лишь в один конец, прокатом автомобилей, покупкой оружия, химических препаратов и медикаментов. (167)


  • 2003. Началась массовая эмиграция учёных и иностранных студентов из США. Иностранных студентов, высказывающих личное мнение, тут же тащат на многочасовые допросы в ФБР. За студентами и учёными организована официальная слежка в рамках спецпрограммы Sevis (Student and Exchange Visitor Information System). Другая «спецпрограмма», Ipass, запрещает иностранным учёным заниматься научной деятельностью. Для работы с «опасными веществами» в США требуется теперь «допуск». Его не дают политически неблагонадёжным американцам и всем иностранцам, за исключением иностранных иудеев. Правила получения иностранцами виз похожи на аналогичные правила в тюрьмах и концлагерях. В США уже давно не выделяются ученым деньги на борьбу со СПИДом, раком и инфарктами. Субсидируются только исследования по «биотерроризму», доступ к которым заведомо закрыт для иностранных учёных. (71)

    2003. Австрийский художник Швертбергер был задержан в аэропорту Нью-Йорка, провёл 20 часов, закованный в цепи, и был депортирован обратно в Австрию за то, что во въездном формуляре забыл указать, что 20 лет назад он был приговорён в ФРГ к денежному штрафу за то, что выкурил одну (!) сигарету с марихуаной. Художник удивляется, откуда об этом узнали пограничники США.(71)

    Все выпущенные после 1998 года автомашины в США оснащены на заводах, как самолеты, "чёрными ящиками", регистрирующими данные по машине и её перемещению. Две трети американских водителей об этом не знает, т.к. правительство запретило автомобильным фирмам рекламировать "новинку". (118)

    Досье на каждого человека: в Америке «частные (?) фирмы» сейчас скупают базы данных по всему миру. Досье на 2 миллиарда человек из 6,5 миллиардов уже собраны. (111) „Начнем с водительских прав. Вы, наверное, знаете, что в Штатах права заменяют все документы сразу. Так вот, для получения прав в США нужно сдать свои отпечатки пальцев. Нормально? То есть все население Америки по достижении 16 лет сдают отпечатки пальцев в базу данных ФБР. Не хочешь? Пожалуйста - у нас демократия, но прав ты уже не получишь. Но сдают все, ибо без прав тут не выжить.

    Продолжим с номером социального страхования. Ну, первоначальная идея была классная – каждый, кто платит налоги в Америке, имеет право на социальную страховку. Каждому выдавался номер полиса такой страховки, и все были довольны. Потом страховка отошла на другой план, а вот номер остался и превратился в номер вашего личного досье. Ну и что, удивитесь вы, у нас тоже есть номер плательщика налогов. И я вам отвечу: это две большие разницы.

    В США этот номер обязателен не только при устройстве на работу, а практически для любых услуг. Приходите вы в аптеку купить лекарство, а они вас спрашивают номер социального страхования. И тут же отметочку в ваш файлик – купил тогда-то такие-то лекарства. Приходите перечислить деньги в Вестерн Юнион, а они вас опять спрашивают номерок вашего СС, и тоже отметочку в досье о переводе денег. Мне, кстати, в Вестерн Юнион отказали в переводе денег в Киев без номера СС. Черномазая за кассой вообще в шоке была, когда я сказал, что у меня номера этого нету.

    Все удивлялась, как же я живу. В общем, получается, что этот самый номер требуют почти все службы, врачи, аптекари, в гостиницах, в спортзале, при заказе билетов. И все это отмечается в вашем досье каждый день. К концу жизни любой человек с доступом может посмотреть весь ваш жизненный путь: когда вы лекарства от запора покупали, когда вы к доктору ходили, а когда и в гостиницу не с женой селились. Тотальный контроль. Причем в США почти любой клерк может посмотреть на вас любую информацию по этому номеру“ Потом уже идут всякие разные кредитные истории и все такое. Задержали вы как-то на месяц выплату своего долга от покупки холодильника, и все – в вашей кредитной истории несмываемое пятно. Больше вам не выдадут ни одну кредитную карточку, не дадут в лизинг машину, не сдадут квартиру.

    Нарушили правила парковки на Аляске? Теперь при оформлении страховки на машину в Калифорнии, с вас возьмут в два раза больше. Вы в компьютере, постоянно. Каждый ваш шаг фиксируется и может быть использован против вас же. Про недавнюю историю со скрытыми камерами в ванных комнатах известнейшего в США отеля Марриот я даже вспоминать не буду“. (18)


  • Америка - типичное полицейское государство. При посадке на поезд, например, следующий из Чикаго в Миннеаполис, необходимо предъявить удостоверение личности. Контроль такой же строгий, как в аэропортах. (267)

  • Федеральные агентства безопасности США в обход запрета Конгресса на разработку проекта тотальной слежки за гражданами страны используют уже созданные технологии для тех же целей, сообщается на сайте газеты Washington Times. Речь идет о программе Total Information Awareness (TIA) - грандиозной компьютеризированной системе слежения за гражданами США и иностранцами. Ключевым элементом этой системы являлась технология data-mining (добыча данных).

    Суперкомпьютер, установленный в Пентагоне, использующий технологию data-mining, должен был создавать своеобразный алгоритм активности террористически опасного индивидуума и, на основе сравнительного анализа, присваивать другим людям некий "индекс террористической опасности". Несмотря на заявление Пентагона о том, что технологии (включая data-mining), разработанные для TIA, не распространялись за пределы соответствующего отдела, спецслужбы, по данным газеты, продолжают работы в этой области, используя менее совершенные системы. Именно технология data-mining и вызвала настолько сильный гнев правозащитников, что Пентагон, ЦРУ, ФБР и прочие антитеррористические ведомства во главе с недавно созданным правительственным Центром объединения данных о террористической угрозе (Terrorist Threat Integration Center (TTIC) перестали использовать даже сам этот термин. Однако, как утверждает газета, несмотря на отказ от терминологии, "добыча данных" (но уже под другими названиями) продолжает осуществляться в других проектах, которые, в отличие от TIA, продолжают работать в рамках кампании по борьбе с терроризмом.

    Спецслужбы не создают особую базу данных граждан США, но с успехом используют существующие базы авиакомпаний, торговых фирм, банков и полиции. Впрочем, спецслужбы настаивают на том, что технологии обработки баз данных отличаются от data-mining глубиной и принципами анализа. Так, полицейская федеральная электронная база данных Matrix (несколько измененная аббревиатура Multi-State Anti-Terrorism Information Exchange), на развитие которой недавно было выделено 12 миллионов долларов, по словам ее создателей, не способна самостоятельно оценивать деятельность определенного индивидуума и решать, насколько он опасен.

    Она по сути является обычной библиотекой, которая выдает данные по запросу. Однако некоторые другие системы способны анализировать и самостоятельно делать выводы. В настоящее время Управление транспортной безопасности США (Transportation Security Administration) создает новую Компьютерную систему предварительной проверки пассажиров (Computer-Assisted Passenger Prescreening System (CAPPS II), главной задачей которой будет проверка имени пассажира в базах данных полиции, ФБР и некоторых коммерческих структур. Как отмечает Washington Times, эта система на основе сравнительного анализа также будет присваивать каждому пассажиру определенный "индекс риска", аналогичный цветовой системе оповещения о террористической угрозе, принятой в США, что вполне похоже на технологию data-mining. (176)


  • Новое ведомство - Министерство национальной безопасности - вместе с Федеральным бюро расследований всерьез взялись за составление всяческих досье практически на каждого американца. Бдительное око американских спецслужб в последнее время внимательно уставилось на общественные библиотеки и книжные магазины, директора и владельцы которых должны, согласно закону, предоставлять агентам ФБР необходимую информацию о том, что читают и что покупают их посетители. Американская «Вилидж Войс» сообщает, что по данным исследования, проведенного университетом в Иллинойсе после теракта 11 сентября, агенты ФБР нанесли визит в 545 библиотек из опрошенных более чем пяти тысяч. Агенты тщательно изучали библиотечные формуляры с тем, чтобы понять, какого рода литературу запрашивают посетители. Стало известно о ряде случаев, когда агенты этих ведомств пытались «скачать» нужную им информацию с персональных компьютеров служащих библиотек, мотивируя это „очисткой системы от вируса“. (96)

  • Американцы придумали очередной способ тотальной слежки, как всегда "для борьбы с террористами". Исследователи из Университета Пердю\Purdue University создали технологию, которая позволяет идентифицировать принтер, на котором был отпечатан документ. Использование этого открытия позволит правоохранительным органам выявлять преступников, которые использовали компьютерную технику, например, для изготовления писем с угрозами, экстремистских воззваний, поддельных документов, фальшивых банкнот и т.д. Технология состоит из двух компонентов: во-первых, позволяет анализировать индивидуальные особенности печати, присущие каждому принтеру, во-вторых, сделает возможным, чтобы в будущем каждый принтер, продаваемый в магазине, включал секретные метки в распечатываемый документ. На сегодняшний момент, возможно определить лишь модель принтера, на котором производилась печать.20 октября 2004. Washington ProFile.

  • 22 декабря 1974 года New York Times опубликовала на первой полосе статью Сеймура Херша об «Операции Хаос», которую разведывательное ведомство проводило против антивоенного движения США. Все началось в 1967 году с калифорнийского журнала Ramparts, докопавшегося до фактов финансирования из бюджета ЦРУ американских неправительственных организаций. В Лэнгли журнал сочли подозрительным и установили наблюдение за его редактором с целью выяснить, не связан ли он с вражеской разведкой. Мало-помалу операция разрослась, на финальной стадии досье включало 300 тысяч имен, из них за 10 тысячами человек, включая членов Конгресса и чиновников администрации, была установлена постоянная слежка. «Операция Хаос» в корне противоречила Уставу ЦРУ, который возбранял управлению какую бы то ни было деятельность внутри страны.

    Скандал разразился неслыханный. Уже в январе Сенат учредил комиссию для расследования выдвинутых Хершем обвинений во главе с сенатором Фрэнком Черчем; палата представителей назначила свое расследование, поручив его конгрессмену Отису Пайку; отдельные слушания проводили постоянные комитеты обеих палат; директор ЦРУ Уильям Колби давал показания законодателям по несколько раз в неделю, отдуваясь за всю историю своего ведомства. Роберт Гейтс называет создавшуюся атмосферу «истерией». (Именно тогда, кстати, сенатор Черч назвал ЦРУ rogue elephant, то есть отвязанным, отбившимся от стада, одичавшим слоном. Впоследствии от этой характеристики остался лишь эпитет, применяемый ныне к сомнительным, безответственным и враждебным США режимам – rogue states, что на русский язык по неизвестной причине переводится как «государства-изгои».) Естественно, работа разведки оказалась полностью парализована.

    Достоянием общественности стали так называемые «фамильные драгоценности» ЦРУ. В этом перечне, помимо попыток скомпрометировать антивоенное движение, значилась слежка за американскими журналистами с целью установить каналы утечек секретной информации, связи ведомства с уотергейтскими заговорщиками, эксперименты с психотропными веществами и попытки покушений на Фиделя Кастро, Патриса Лумумбу и Рафаэля Трухильо. Конгресс, пишет Гейтс, опомнился лишь в декабре, когда в Афинах был убит глава резидентуры ЦРУ Ричард Уэлш. (121)


  • Совершенствование подслушивающей и подглядывающей аппаратуры в США значительно облегчило проникновение политического и уголовного сыска в дома американцев, которые по наитию считают их “своей крепостью”. В наши дни с помощью направленного на стекла окон лазерного луча можно прослушивать все, что происходит и говорится в комнате. Новые технологии, поставленные на службу “стражей порядка”, еще больше упростили решение подобных задач репрессивно-полицейской машине США, позволили ей вести интенсивную слежку за миллионами американцев не только на рабочих местах и дома, но и на улицах.

    Полицейская слежка в самой “демократичной” стране капиталистического мира приобрела особенно жесткий характер после известных событий 11 сентября 2001 года. Закон о борьбе с терроризмом, принятый Конгрессом США в рекордные сроки, существенно ограничил права и свободы граждан, не говоря уже о “не гражданах” США, и развязал руки ЦРУ, ФБР и их собратьям по грязному ремеслу в прослушивании телефонных переговоров и просмотре электронной переписки в сети Интернет. Тем самым был поставлен крест на правах граждан США даже в области личной жизни – “прайвеси”.

    Более того, отныне “свободные граждане” Америки, не подозревая об этом, могут попасть в любое время суток в объектив скрытых видеокамер. Полицейские участки по всей стране активно используют их для наблюдения за общественными местами в поисках “крамолы”, обращая особое внимание на антиглобалистские и антивоенные акции, протесты и митинги.

    В Балтиморе, например, установлено 64 такие камеры, которые круглосуточно следят за отдельными участками города якобы с целью снижения числа уличных преступлений. По словам представителей компании, контролирующей видеокамеры в Балтиморе, они не угрожают “прайвеси” законопослушных граждан, так как полиция просматривает метраж только после поступления сигнала о нарушении, а сам метраж уничтожается по истечении семи дней.

    Но в это верится с трудом. Особенно с учетом недавнего предания гласности сведений о том, что американская частная фирма по обработке информации “ЧойсПоинт” торгует базами данных на резидентов 10 латиноамериканских стран. По сообщениям печати, Министерство юстиции США подписало с ней контракт на 67 млн. долл., в соответствии с которым ФБР и другие правительственные агентства США получат доступ к 13 млрд. файлов “ЧойсПоинт”, купленных и собранных ею в Мексике, Гватемале, Гондурасе, Сальвадоре, Никарагуа, Коста-Рике, Колумбии, Венесуэле, Бразилии и Аргентине. Ведомство Э.Гувера заплатило ей 8 млн. долл. за досье почти на каждого взрослого латиноамериканца, проживающего в США.

    В связи с этим представитель вашингтонского Центра по обеспечению тайны электронной информации К.Хуфнэгл справедливо заявил: “Это - вопрос национального суверенитета. Хотят ли эти страны, чтобы другая страна имела такие расширенные персональные данные на их граждан? Это стимулирует приватизацию ведения досье, передачу этого дела в руки частных компаний. Тридцать лет тому назад ФБР должно было следовать за вами по пятам, чтобы собрать эту информацию. Теперь оно загружает ее в свои компьютеры с веб-страницы “ЧойсПоинт”.

    В мире чистогана абсолютно все идет на продажу – и персональные досье, и материалы видеосъемки. Бизнес есть бизнес, и дело бизнеса заключается в том, чтобы делать деньги, которые, по американским стандартам, не пахнут. Поэтому на веб-странице “ЧойсПоинт” размещается прейскурант с расценками на информацию об индивидах, проживающих не только в Латинской Америке, но и в штатах Флорида, Техас, Огайо Джорджия и Нью-Йорк. Достаточно заплатить всего 2 долл. и информация о любом лице, внесенном в списки избирателей в Техасе, будет в вашем кармане. “ЧойсПоинт” собирает значительную часть данных по одному и тому же вопросу, но продает их как уникальные и Минюсту, и ФБР, и Пентагону, и другим ведомствам. Спрос рождает предложение. “Чем большей информацией о нашей личной жизни они располагают, тем больше власти над нами они имеют”, – говорит Хуфнэгл.

    Широкий резонанс в США вызвала установка в г.Тампа в июне 2001 года видеокамер с заложенной в них программой опознавания лиц с целью поимки уголовных преступников и заключенных, сбежавших из тюрем. Эксперимент по сканированию всех прохожих на предмет выявления преступного элемента в толпе не увенчался успехом и через год был отменен. Но, надо полагать, он позволил собрать обильную информацию на горожан Тампы, попавших в поле зрения всевидящих глаз спецслужб с использованием комбинации высоких технологий. Эти видеодосье могут быть востребованы в нужное время в нужном месте.

    Сейчас борьба общественности со слежкой переместилась в столицу США. В течение более чем двух последних лет вашингтонская полиция истратила миллионы долларов на установку усовершенствованных систем слежения. В них используются скрытые, обладающие высокой разрешающей способностью камеры с дистанционным управлением и беспроводные услуги всемирной паутины Интернет. Видеокамеры могут брать крупным планом практически любой дом или задний двор в деловой части города.

    Столичная система слежки впервые была опробована на эффективность в апреле 2000 года в процессе мониторинга участников маршей антиглобалистов, протестующих против засилья МВФ и Всемирного банка в современном мире. Вести слежку за демонстрантами активно помогали агенты Командования службой разведки и безопасности армии США, которые щедро делилось добытыми сведениями с другими федеральными и местными полицейскими службами США.

    Вашингтонская система имеет общий командный центр с Секретной Службой США и ФБР, но была введена в действие без согласования с местными властями, номинально числящимися хозяевами города. В связи с этим городской совет столицы в ноябре 2001 года принял решение, направленное на ограничение использования видеокамер. Оно требует уведомлять общественность перед включением камер, предписывает полиции уничтожать данные по истечении двух недель, запрещает вести звуковую запись и расовое профилирование.

    Однако Американский союз борьбы за гражданские свободы (АСБГС), который подготовил альтернативный проект обуздания полицейского электронного произвола, сомневается в действенности этого решения. “Положения этого решения узаконивают использование камер в целях общего видеонаблюдения, – заявил юрисконсульт по вопросам законодательства АСБГС С.Блок. – Это использование очень отличается от камер ночного видения или узконаправленных камер, которые применяются в уголовных расследованиях”.

    Полиция использовала названные камеры не только для поиска снайперов в федеральном округе Колумбия в октябре 2002 года и во время прошлогодних сентябрьских акций протеста антиглобалистов против МВФ и Всемирного банка. Не менее интенсивно использовались эти орудия видеослежки в период январской акции “в защиту жизни”, а также многочисленных антивоенных протестов против агрессивного вторжения США в Ирак в январе-марте с.г.

    Несмотря на заверения вашингтонской полиции в том, что она, как правило, только наблюдает, но не записывает акции протеста, в это мало кто склонен верить в США. Особенно после недавнего публичного заявления шефа столичной полиции Ч.Рамсея, санкционировавшего превентивные аресты лидеров движения антиглобалистов, и мэра Вашингтона Э.Вильямса о своем намерении подражать в этом отношении Лондону, где средний гражданин попадает в поле зрения видеокамеры 500 раз в день.

    По оценкам, в Лондоне насчитывается около 150 тыс. видеокамер, которые используются, в частности, для взимания налога в размере примерно 8 долл. со всех машин, въезжающих в центр города. Вполне понятно, что это открывает дополнительные возможности для ведения слежки за всеми подозрительными лицами. Однако уровень преступности не только не снизился, но даже повысился в Англии в последнее время, несмотря на установку 2,5 млн. видеокамер в национальном масштабе.

    Поскольку столичная общественность активно протестовала против повторения лондонского опыта в США, Рамсею пришлось отказаться от реализации своих далеко идущих планов. Но “Белая книга”, подготовленная разработчиком вашингтонской системы слежки, обнаруживает подлинные цели этой программы. В ней отмечалось: “В конечном счете, вашингтонская система соединит вместе видеокамеры, находящиеся в ведении различных муниципальных властей, чтобы включить в нее транспортные средства, школы и потенциально частные источники безопасности. В результате официальные должностные лица, отвечающие за претворение законов в жизнь, смогут рассматривать эти изображения с командного центра и передавать их на компьютерные устройства, уже установленные на большинстве из 1000 патрульных автомобилей, действующих в городе”.

    Вашингтон не одинок в стремлении к установлению слежки за “свободными” американцами с помощью видеокамер. В марте прошлого года АСБГС обнаружил, что полиция Денвера много лет шпионила за участниками протестов и хранила детальные файлы на них. Они включали фамилии, адреса, биографии и номерные знаки автомобилей всех тех, кто посещал митинги в защиту мира. До какого маразма и беспредела может дойти американская охранка в искоренении инакомыслия, говорит тот факт, что в файлах денверской полиции даже одна из протестантских сект, проповедующих пацифизм (квакеры), значилась как “криминально-экстремистская” группа. Полиция Ворчестера была поймана на том, что фотографировала всех протестующих на митинге в защиту мира в октябре 2000 года, в день, когда США начали варварские бомбардировки Афганистана. Позже было установлено, что полиция вела фотосъемку участников митингов в течение многих лет.

    Группы по защите “прайвеси” пытаются сегодня предотвратить возвращение к временам широко распространенных злоупотреблений слежкой в 1960-1970-х годах. Как стало известно, в те годы в списках ФБР числилось 26 тыс. человек, подлежащих задержанию и содержанию под стражей в случае введения в стране чрезвычайного положения. Исполнительный директор вашингтонского отделения АСБГС Дж. Барнс в этой связи отмечает, что многие американцы вынуждены заниматься самоцензурой во избежание полицейского преследования. “Мы не знаем, – говорит он, - сколько людей могут пользоваться своими правами в соответствии с первой поправкой конституции потому, что они боятся слежки”. (103)


  • 2004. В Чикаго (США) продолжается развертывание системы тотальной слежки и контроля за гражданами под названием «Виртуальный город». В Центре слежения уже зафиксированы все данные о съемщиках недвижимости (фирмы, частные лица), а также планы 56 зданий, высота которых превышает 150 метров. Повсюду в городе развешены плакаты, куда надо доносить. А доносить надо по зловещему телефонному номеру 911. На этом номере сидят и принимают звонки аж 850 филеров с бюджетом зарплаты 62 млн. долларов в год. Звонков много. Американцы стучать любят. Например, на пляжах висит табличка, что купаться можно только в часы работы спасателей. А если граждане заметят, что кто-то купается в иные часы, то они должны позвонить по 911 и нарушителей накажут. (257)

  • Усиление безопасности в аэропортах США после терактов 11 сентября приводит иногда к странным последствиям. Так, сорокалетняя Элизабет МакГэрри (Elizabeth McGarry) утверждает, что при прохождении осмотра ее заставили пить собственное грудное молоко для того, чтобы служба безопасности аэропорта Кеннеди в Нью-Йорке могла убедиться в безопасности состава. Элизабет была выбрана из очереди на самолет случайным образом. Ее обыскали саму, развернули грудного младенца, чтобы проверить, не спрятана ли в пеленках бомба, разворошили сумку. Где, в частности, нашли и три бутылки с грудным молоком - из каждой ее заставили отпить, чтобы убедиться, что белая жидкость в них безопасна для здоровья пассажиров. И хотя теоретически данные инструкции не вступают в противоречие с новыми правилами проверки, даже американские юристы признают, что это уж слишком. "Количество белых кормящих женщин среднего возраста, которые прошли подготовку в лагерях "Аль-Каиды", исчезающе мало", - язвительно замечает юрист Рональд Куби. Тем не менее, МакГэрри, как сообщает AP, не собирается подавать в суд, хотя и полагает, что "люди, которые это сделали, просто тупицы и должны быть так или иначе наказаны". Управление безопасности на транспорте в свою очередь заявило, что приложит максимум усилий к тому, чтобы добиться "единообразного выполнения" новых инструкций, которые позволяют сотрудникам службы безопасности требовать у пассажиров отпить из емкостей, которые те берут с собой в самолет. (174)

  • Очевидно, что в высотных домах Нью-Йорка аренда квартиры в ближайшее время будет сопряжена с большими трудностями, особенно для иностранца. Претенденту на жилье придется выдать домовладельцу полную информацию о себе, представив документы, удостоверяющие его личность, кредитные карточки и т.д. Даже вселившись в дом, новый жилец все равно будет находиться под «неусыпным оком» хозяина, который должен следить за его поведением, друзьями и обо всем подозрительном сообщать в полицию. Примерно такие инструкции получили многие нью-йоркские владельцы недвижимости на специально организованной для них встрече с экспертами по борьбе с терроризмом. Выступивший на этом мероприятии шеф нью-йоркской полиции Рэй Келли напомнил, что еще в апреле ФБР предупредило о вероятности попыток террористов из «Аль-Каиды» вселиться в один из небоскребов для его последующего взрыва. При этом он сослался на похожие теракты, осуществленные в России чеченскими экстремистами, имеющими связи с группировкой Усамы бен Ладена. Келли высказал надежду, что уже в ближайшее время в городе или во всем штате будут приняты новые законы, облегчающие домовладельцам проверку их жильцов. (201)


  • 2004. Чикаго - город демократической мечты. Чикаго (США) вышел на первое место в мире как «самый террористозащищённый город». На улицах уже 2000 видеокамер, отлеживающих каждого прохожего, включая кошек и собак, «от дома до дома» В подъездах тоже видеокамеры. Новейшее программное обеспечение, оценивающее филерские кадры. 250 камер с приборами ночного видения, поворачивающиеся на 360 градусов. Их, правда, видеотеррористы города установят только к 2006 году. http://www.duel.ru/200448/?48_7_12


  • 13 января 2005. Соединенные штаты Америки решились, наконец, на почти беспрецедентный шаг – ввести в паспортах граждан США дактилоскопическую информацию владельца – в целях всеобщей безопасности. Об этом сегодня сообщил министр национальной безопасности США Том Ридж. По его словам, в паспорта необходимо помещать отпечатки пальцев человека для того, чтобы сотрудники таможни могли быстро и безошибочно выявлять американцев. Тем не менее глава внешнеполитического ведомства тут же пояснил, что подобные меры соотносятся с неприкосновенностью частной жизни. "Если мы хотим, чтобы иностранцы предоставляли нам свои отпечатки пальцев, то мы должны и сами поместить такую информацию на страницах наших паспортов", - сказал он. При этом Ридж добавил, что, продемонстрировав, что этими сведениями не будут злоупотреблять и что она принесет ощутимую пользу, "мы сможем весь мир убедить быстро придти к единому стандарту". Пока еще вопрос о информации на микрочипа, который будет включаться в американские паспорта, до конца не решен. Однако известно, что он будет содержать имя, дату рождения и фотографию владельца. Паспорта с новым "устройством" американцам начнут выдавать через несколько месяцев. Напомним, американцы начали требовать со въезжающих в штаты граждан отпечатки пальцев после терактов 11 сентября. С 30 сентября 2004 г. у въезжающих в США по безвизовому режиму на срок не более 90 дней граждан 15 стран прежнего состава Евросоюза, за исключением Греции, отпечатки двух указательных пальцев и фотографировать берутся в обязательном порядке. http://www.utro.ru/articles/2005/01/13/395773.shtml


  • «Не думать пока действуешь» - именно таким комментарием были снабжены задания, разосланные руководством ФБР в 18 тысяч агентств в преддверии рождественских праздников. Особое внимание полицейские, останавливающие водителей, нарушивших правила движения, должны были уделять тем лицам, в транспортных средствах которых находились различные справочники. Почему именно справочники? А потому что подобные издания всегда изобилуют значительным количеством данных - численность населения, прогнозы погоды, схемы строения зданий и важных объектов. В циркулирующем в ФБР документе сказано, что такие данные могут стать опасным оружием в руках террористов, которые в состоянии воспользоваться ими в качестве руководства «при выборе цели и подготовке к проведению намеченной операции». Однако в мире, переполненном сведениями и потенциально опасными личностями, несправедливо выбирать любителей справочной литературы в качестве мишени для полицейского преследования. Издатель «The World Almanac» («Всемирного альманаха») и «Book of Facts» («Книги данных») справедливо отмечает, что «правительство является для нас основным источником информации». Не говоря уже о местных библиотеках: тайник потенциально опасного информационного оружия можно отыскать практически в любом американском городке. Само собой разумеется, что ФБР осведомлено о существующей библиотечной угрозе и, благодаря принятому «Закону о патриотизме», может в свое удовольствие проводить проверки библиотек. (157)


Н. Яковлев. "ЦРУ против СССР" (отрывок)


В 1905 году маститый царский сановник С. Ю. Витте побывал в Соединенных Штатах. Он приехал сюда из России, страны, где высоко взметнулась революционная волна. Понятно, с какой завистью взирал посланец российского монарха на тишину, царившую в США. Она ему была особенно необходима: ведь он прибыл на американский континент не для беззаботного времяпрепровождения, а для ведения переговоров о мире с японскими представителями.

Очень скоро, однако, Витте обнаружил, что закон и порядок в заокеанской стране, несомненно, дорого обходятся власть предержащим, что они не следствие имманентных свойств американцев; а скорее результат усилий широко разветвленной тайной полиции. О ее действиях Витте мог легко судить, пользуясь своим положением гостя американского президента. Позднее в своих мемуарах он неоднократно обращается к этому феномену Североамериканского государства и приходит в конце концов к выводу, что функции тайной полиции здесь гораздо шире, чем в тех странах, которые великие американские демократы именовали "тираническими". К удивлению Витте, американская публика уже настолько привыкла к широким полномочиям "чистейших джентльменов" (агентов охранной полиции), что воспринимала их акции как нечто должное[1].

Свидетельство Витте, относящееся к началу XX века, в высшей степени показательно - в то время в Соединенных Штатах не существовало не только пресловутого ЦРУ, но даже ФБР, а надлежащий психологический климат уважение и почитание полицейской дубинки и филера - уже сложился. Как же это произошло в стране, которая кичится своими "демократическими" традициями? Очевидно, в процессе той повседневной американской политики, которая немыслима без этих двух категорий: "закон" и "порядок". Разумеется, в американском их понимании.

Советский исследователь В. Э. Петровский, занимаясь генезисом суда Линча на американской земле, нашел, что хваленое-перехваленое "народоправие" в этой стране и создает культ политического сыска, сурового преследования инакомыслящих и обожествления органов государства, занятых этим делом.

"Американцы усвоили сознание одномерное, сознание узкое и жесткое, как луч лазера, сознание сугубо утилитарное, функционально экономное и лаконичное, как промышленный "дизайн"... Психические состояния гуманистической личности: так называемая "мировая скорбь", мука за человечество, тягостное раздумье над его судьбами (гогеновское: "Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?"), праведный гнев, благородное негодование, страсть обличения и вдохновение пророка - такие состояния чужды умонастроению традиционного янки. Это личность сугубо прагматическая"[2].

Когда Уотергейт показал, что на вершине пирамиды власти определенно неблагополучно, в том числе и с политическим сыском, это вызвало недоумение и горечь среди правоверных, истово исповедующих кредо американизма. Эксцессы сыщиков и их покровителей были налицо. В воспаленном воображении правоверных сложилась жуткая картина: освященных коров" - ЦРУ, ФБР и других - ведут на политическую бойню. Скорые на выводы джентльмены были готовы представить говорливых конгрессменов политическими мясниками. Сама мысль о том, что некие зловещие силы уготовили американцам жалкий жребий - жить без опеки тайной полиции, - вызвала в печати поток негодующих статей.

В самом конце 1974 года бывший сенатор Д. Фулбрайт в интервью, удачно названном при публикации "Фулбрайт разочарован вконец", довольно точно отразил психологию соотечественников: "Никто, конечно, не одобряет подслушивание телефонов, которое продолжается вот уже пятьдесят лет, но мы все знаем, что оно продолжается, и все согласны с этим и многими аналогичными деяниями. Теоретически люди не одобряют тайные действия ЦРУ, однако большинство говорит - мы должны заниматься этим, ибо и другие поступают таким же образом"[3]. Буря, пронесшаяся по страницам американских газет, почти по всея пунктам подтвердила высказывание отставного сенатора. Видимо, он действительно хорошо представляет родимые порядки.

Газета "Нью-Йорк таймс" от 22 декабря 1974 года выдала свое возмущение расцветшим в Соединенных Штатах политическим сыском. О действительных причинах такого шага мы скажем ниже, а пока заметим, что только газета с хорошей финансовой базой могла позволить себе роскошь выступить с собственным мнением, которое, однако, не очень заметно разошлось с обыденной мудростью американского обывателя, славного своим конформизмом.

В газетной статье (автор С. Херш) указывалось, что ЦРУ "при администрации Никсона проводило массированные незаконные сыскные операции внутри страны против антивоенного движения и других групп диссидентов".

Сверхтайное подразделение ЦРУ завело досье на 10 тысяч американских граждан, среди которых был по крайней мере один конгрессмен, высказавшийся против войны во Вьетнаме.

Начиная с пятидесятых годов ЦРУ провело множество незаконных операций, включая "проникновение в жилища, подслушивание телефонов, вскрытие корреспонденции". Одновременно газета, ссылаясь на только ей ведомые источники, утверждала, что этим незаконным операциям уже положен конец, да и сами они проводились в связи с работой иностранных разведывательных служб в США, а не с выступлениями собственно американских диссидентов[4].

Едва просохла типографская краска на свежих номерах "Нью-Йорк таймс", как последовало категорическое опровержение от темпераментного американского посла в Иране Р. Хелмса. Из Тегерана он телеграфировал, что в бытность его директором ЦРУ, в первый срок президента Никсона, "незаконных сыскных операций против активистов антивоенного движения или диссидентов" в США не было[5]. Не было, и все тут, а официальным лицам в США полагается верить на слово. Против "диссидентствующей" "Нью-Йорк таймс" дружно выступили американские газеты второго разбора, для которых верность кондовым святыням - источник существования. Передовица одной из них - "Манчестер юнион лидер" (Манчестер, Нью-Хэмпшир), - самозабвенно ринувшейся на защиту дорогих святынь Америки, взяла высокий тон: "В конце прошлой недели "Нью-Йорк таймс", наивные редакторы и владельцы которой не понимают, что их газету используют хитрецы для разрушения системы свободного предпринимательства и безопасности страны, выступила с передовой, которая вне всяких пропорций раздула одну историю. Суть ее в том (о ужас!), что ЦРУ занималось шпионажем и другой разведывательной деятельностью в различных американских революционных организациях, которые "Таймс" из вежливости назвала "диссидентскими". ...Президент Форд, реагирующий, как марионетка, на любой вздор, который несут либеральные средства массовой информации, немедленно и взволнованно обратился с борта своего самолета (он летел в отпуск на Запад покататься на лыжах) к директору ЦРУ прекратить любые расследования такого рода в отношении подрывных организаций в США, которые проводились ЦРУ. Форд затем благочестиво заверил, что пока он у власти такие действия будут запрещены! Если так, то наша газета спрашивает "Нью-Йорк таймс" - на чьей вы стороне? Нам бы также хотелось спросить президента Форда, почему он не понимает реального положения вещей и того, что происходит в мире в наши дни"[6]. Для вящего впечатления вопросы были набраны жирным шрифтом...

"Бирмингем ньюс" нашла: "Конечно, ЦРУ не следовало бы заниматься шпионажем внутри Соединенных Штатов. Однако эта узурпация прерогатив ФБР не столь ужасна, как считают некоторые. Она незаконна и прискорбна, но не создает большей угрозы гражданину, не занимающемуся изготовлением бомб, чем такой случай - допустим, полиция одного города начинает по ошибке патрулировать улицы другого города. Для невиновного какая этом разница?"[7]. Подумаешь, заключила "Аргус-Лидер" (Сиу Фолз, Южная Дакота): "В кладовой есть белье, которое нельзя стирать при всеобщем обозрении. Поступить таким образом - значит уничтожить эффективность системы разведки США". Нужно, подчеркнула газета, "придержать стремление конгрессменов устроить расследование ЦРУ"[8]. Да, высказалась "Сан-Диего Юнион" в штате Калифорния, "публичная стирка грязного белья ЦРУ и установление ответственности за его ошибки отнюдь не дадут нам новых гарантий, что потенциальные угрозы безопасности страны в будущем смогут быть расследованы без того, чтобы такая мощная организация, как ЦРУ, не обратилась к незаконной деятельности"[9].

Категорически осудив "оргию расследований", "Атланта Конститьюшн" рявкнула: "На наш взгляд, у страны есть другие неотложные дела, которыми нужно заниматься"[10]. "Сеятинер Стар" из городка Орландо выявила ужасающую перспективу: "По всей вероятности, близок день, когда закон ограничит деятельность Центрального разведывательного управления разбором вырезок из газет мира. Большую часть чести за популяризацию детской игры "Поймай ЦРУ!" может взять на себя "Нью-Йорк таймс"[11].

Газетная буря имела ощутимые последствия, одно из них - внезапный интерес к истории. Пошла речь не о современных подвигах американских тружеников тайной полиции, а о тех, что сохранились в пожелтевших архивных материалах, давно забытых неблагодарными потомками. Из небытия были вызваны фантомы, наполненные в мгновение ока плотью и кровью. В 1974-1975 годах скудные сведения о разведывательной и контрразведывательной деятельности западных держав, до сих пор просачивавшиеся в печать в ничтожных дозах, слились в шумный поток.

Вдруг спустя 30 лет после окончания второй мировой войны были раскрыты некоторые тайны секретной войны США и Англии против держав фашистской "оси".

В 1976 году появился "Правдивый рассказ о решающих разведывательных операциях второй мировой войны и сверхшпионе, который руководил ими" - так рекомендовалась книга "Человек под кличкой "Неустрашимый". Речь шла о беседах, подкрепленных ссылками на доселе неизвестные сверхсекретные архивы, с 82-летним пенсионером-миллионером, тем самым, по выражению У. Черчилля, "неустрашимым" сэром У. Стефенсоном, который в годы второй мировой войны был ответствен за координацию усилий английской и американской разведок. По горячим пятам за Уотергейтом и другими "слушаниями" в конгрессе западным читателям была преподнесена эта пухлая книга, сочиненная также в прошлом профессиональным разведчиком англичанином У. Стивенсоном.

Творческий замысел крестных отцов названной книги очевиден неприглядным деяниям современных рыцарей плаща и кинжала был придан лоск, под них была подведена солидная "историческая" база. Профессионалы рассудительно разъясняли поколению семидесятых годов, что оно, собственно, обязано жизнью героям шпионажа. Профессор Д. Дженсен, автор единственного в США исследования вопроса (книга "Цена бдительности", выведшая в 1968 году), отмечал в показаниях перед комитетом сената: "В 1971 году во время слушаний по этому вопросу в подкомитете по конституционным правам юридического комитета сената я был удивлен, узнав, что слежку за гражданскими лицами в конце шестидесятых годов считают уникальной и не имеющей прецедента. Конечно, беспрецедентным был размах слежки, никогда раньше не систематизировалось столько информации о политической деятельности такого большого числа граждан и никогда раньше военные не использовали столь обширных ресурсов для слежки за гражданскими лицами. Однако слежка армии за гражданскими началась не в 1967 году. На протяжении предшествующих пятидесяти лет армия США следила за политической деятельностью во время всех серьезных кризисов в стране... Слежка велась практически без контроля со стороны гражданских властей, независимо от того, какая партия стояла у власти"[15].

Управление военной разведки (МИД) после 1917 года развернулось в гигантскую организацию. В одном Вашингтоне работало 1000 человек, составлявшие досье на "большевиков"- и людей, замеченных в левых взглядах.

По всей стране МИД ввело цензуру над перепиской, отделение в одном Сан-Франциско просматривало еженедельно 100 тысяч единиц почты. Целые города были поставлены под жесткий контроль военной разведки, например, Атланта, штат Джорджия. МИД стало центром, подчинившим в качестве орудия политического сыска пресловутую частную фирму Пинкертона, специализировавшуюся на шпионаже среди рабочих. Сверхреакционная организация "Лига защиты Америки" (350 тысяч членов) стала филиалом МИД, выполняя сыскные Функции. Помимо этого, МИД создавало собственные подразделения, например, Добровольный корпус разведки, набрав в него около тысячи гражданских лиц для слежки в западных районах страны.

То были годы "великого красного страха", охватившего США; тысячами бросали еретиков в тюрьмы, линчевали, депортировали из страны. Историки обычно относили эти эксцессы за счет безумства крайней реакции, однако с учетом работы военной разведки эти позорные события в истории США приобретают иную окраску, в считанные месяцы армия открыла кампанию против инакомыслящих, острием которой было МИД. В разгар ее командование армии составило честолюбивый план - объявить всю страну "военной зоной", предоставив право военным арестовывать, судить и карать тех, кто будет признан виновным хотя бы в "большевистской пропаганде". Предложение во всем объеме не прошло, однако аресты шерифами зачастую проводились по указке военных властей.

После окончания первой мировой войны военная разведка не ослабила своих усилий: вплоть до 1924 года МИД засылало провокаторов в прогрессивные организации, принимало живейшее участие в разгроме забастовок. В военном министерстве был составлен "белый план" - проект немедленного введения в действие армии в случае "восстания". Практика подмены гражданских властей армией продолжалась, хотя с 1924 года военные смирились с тем, что в области политического сыска главенствует Бюро Расследования министерства юстиции. Во второй половине двадцатых годов МИД было переименовано в Джи-2, но, замечает Д. Дженсен, "возможности и организация для надзора над гражданскими лицами оставались. Когда депрессия (экономический кризис 1929-1933 гг.) породила массовую безработицу и беспорядки в городах, Джи-2 ответило попыткой восстановить активный сыск по всем Соединенным Штатам". Начальник штаба армии генерал Д. Макартур приказал в середине 1931 года командирам корпусов представлять ежемесячные сводки о "подрывной деятельности" во вверенных им военных округах.

Стратегия политического сыска армии заключалась в том, чтобы встречать "левую" опасность на выдвинутых вперед рубежах. Усилиями военной разведки была создана провокационная атмосфера вокруг марша ветеранов на Вашингтон в 1932 году. Они были изгнаны из столицы штыками федеральных войск под командованием Макартура[16]. Очевидные злоупотребления военщины, наглое вмешательство в гражданскую жизнь заставили военную разведку заметать следы, но не прекратили ее сыскной работы - составления досье на нежелательных лиц. "В то время в стране думали, что на военную разведку найдется узда, - пишет Дженсен. - Однако сотрудники Джи-2 составляли секретные доклады об Американской федерации труда, Конгрессе производственных профсоюзов и о коммунистической деятельности. Рольф Виндиман, глава МИД в первую мировую войну, ушел в отставку и в 1929 году поселился в Сан-Диего, где создал свой собственный центр антикоммунистических досье, который служил в масштабах всей страны для обмена информацией. Поскольку досье Вандимана ныне находятся в сенатском комитете по вопросам внутренней безопасности и сохраняются в тайне, нельзя точно установить, в каких отношениях он был с Джи-2, однако известно, что он получал доклады от Джи-2, ФБР, полиции и добровольных групп типа "защитников Америки".

В годы второй мировой войны деятельность военного политического сыска необычайно возросла. Армейская контрразведка (СИС) оттеснила ФБР. Тысячи и тысячи тайных агентов СИС надзирали за политической деятельностью американцев, не имевших никакого отношения к военной службе. Досье стремительно распухали, пополнялись и расширялись каталоги "подрывных" организаций. Хотя шла война против держав фашистской "оси", значительное место в политическом сыске вооруженных сил занимала охота за людьми с левыми убеждениями. Сколь-нибудь подробных сведений обо всем этом нет, приходится полагаться лишь на материал, подготовленный самой американской разведкой[17].

После 1945 года служб политического сыска американских вооруженных сил демобилизация не коснулась, а, напротив, службы крепли с каждым годом. Они продолжали шпионаж, о размерах которого говорит впечатляющий факт: когда в 1952 году умер Вандиман, военная разведка получила от него в наследство досье на 125 тысяч человек, а это только часть материалов профессионального "охотника за ведьмами". Военные снабжали надлежащей информацией комитет палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности, многочисленные правые организации и группы, внеся громадную лепту в антикоммунистическую истерию пятидесятых годов.

С началом активной борьбы черных американцев за гражданские права все движение оказывается под микроскопом политического сыска вооруженных сил, который в считанные годы расширяется до абсурдных размеров, включив противников войны во Вьетнаме, студенческие организации. Самое поразительное - "сыскные операции армии, часто оправдывавшиеся как необходимые для осуществления федеральных законов о десегрегации, на деле были направлены против одной стороны в конфликте - против черных, выступавших за гражданские права, и это в то время, когда военных вызывали якобы для их защиты. Ни белые сторонники расовой дискриминации, ни местные планы по поддержанию порядка не интересовали военных в такой мере, как группы черных борцов за гражданские права и их лидеры". Подход ко всем инакомыслящим, по словам юридического советника армии Р. Джордана, таков: "Все, кто на другой стороне, - враги"[18].

На этой основе органы политического сыска вооруженных сил завязали самые сердечные отношения с ФБР: "врага" нужно знать. В 1962 году Гувер открыл военным неограниченный доступ к досье ФБР в обмен на то, что армия будет дважды в год устраивать семинары для 200 агентов ФБР, обучая их действиям против "мятежей"[19]. Армейские шпики засылались в прогрессивные организации, присутствовали на митингах, слушали, фотографировали, записывали на магнитофонную ленту. Когда в 1966 году борец за гражданские права Джеймс Мередит отправился в свой "марш против страха" по штату Миссури, за ним в грузовике тряслись агенты контрразведки[20].

Все это проводилось под флагом подготовки на случай использования войск во время "беспорядков". Зашли далеко: дабы получать информацию из первых рук, контрразведчики подслушивали разговоры президентов, которые, естественно, часто пользовались военными каналами связи.

В 1967 году, ознаменовавшемся беспорядками в Ньюарке и Детройте (в последнем городе использовались федеральные войска), политический сыск вооруженных сил поднялся на невиданную высоту. Экспертом по этому вопросу выступил Сайрус Вэнс. В его послужном списке военный министр, заместитель министра обороны при Р. Макнамаре. На этих постах он, вероятно, приобрел твердые познания, как именно нужно обеспечивать права человека, в особенности в Мекке "демократии" - Соединенных Штатах. В 1967 году президент Л. Джонсон направил Вэнса в Детройт выяснить, как лучше в дальнейшем использовать федеральные войска против демонстрантов. Вэнс нашел, что дело было поставлено из рук вон плохо - войска не имели точного представления о "враге", против которого им надлежит сражаться. Точнее: о собственных согражданах, поднявшихся против политики сегрегации и нарушения гражданских свобод.

В обстоятельном докладе Вэнс настаивал на том, чтобы вести борьбу против борцов за права человека по всем правилам стратегии и тактики. Нет необходимости входить во все многочисленные рекомендации Вэнса, поучительно разве коснуться только одного - как именно готовить эти операции. "Для того чтобы ликвидировать первоначальное незнание федеральными войсками зоны операций, - писал Вэнс, - желательно возложить на соответствующие континентальные армии задачу провести разведку основных городов США, в которых возможны беспорядки. Результаты разведки следует собрать в досье по этим городам, в которых должны быть указаны районы дислокации войск и возможного размещения штабов, а также содержаться полицейские сведения и другая необходимая информация, что дало бы возможность ввести в действие войска с максимальной эффективностью". В общем, Вэнс звал к тому, чтобы дать "противнику" сражение, опираясь на точное основание военной науки.

Предложения Вэнса привели к тому, что под видом сбора "разведывательных" данных армия гальванизировала хорошо известное ей дело развернула широкий политический сыск, выясняя "благонадежность" гражданских лиц и различных гражданских организаций.

Инспекция С. Вэнса района Детройта привела его также к выводу, что государство отчаянно нуждается в научном подходе, а именно - следует вывести кривую "нормального уровня инцидентов" в качестве основы для подсчетов потребного количества войск, которые вводятся в дело. В Детройте солдаты славно потрудились: 43 убитых, сотни раненых, 7200 арестованных. Но с достаточной ли решимостью обрушивались войска на горожан и в каком соотношении находятся затраченные усилия с результатами? Вэнс особенно хлопотал о том, чтобы вывести определенный "индикатор" беспорядков[21]. Квазинаучные понятия Вэнса армейская разведка перевела на привычный для нее язык. На рубеже 1967-1968 годов по частям и соединениям был разослан обширный план борьбы с "беспорядками", за которым последовало "приложение касательно разведки". В нем была проведена классификация "смутьянов", особо выделялись как "диссидентские": "движения за гражданские права", "движения против войны во Вьетнаме и против призыва в армию"[22]. В мае 1968 года вслед за убийством Мартина Лютера Кинга великие умы в штабе армии разослали "План сбора информации о гражданских беспорядках", потребовав: "Собирать, оценивать и докладывать с максимальной быстротой разведывательные данные о действительных, потенциальных или планируемых демонстрациях и других видах деятельности, влекущих за собой гражданские беспорядки на территории США (КОНУС), которые угрожают порядку или военной безопасности"[23].

На узлах связи штабов отбивали тревожную барабанную дробь телетайпы, эфир переполнили шифрованные сообщения, ревели двигатели вертолетов и самолетов, доставлявших убийственно серьезных офицеров связи с особо важными донесениями. Доблестные американские вооруженные силы, предпочитавшие показывать спину в джунглях и на рисовых полях Вьетнама, обратили грозный лик к своим согражданам: они были приведены в полную боевую готовность.

Вероятно, по принципу: не можешь добраться до вьетнамца, довольствуйся врагом внутренним, американцем. На рубеже шестидесятых и семидесятых годов в Соединенных Штатах развились начатки процессов, образно описанных Джеком Лондоном в "Железной пяте" на заре XX века.

На первый случай постановили подготовить сосредоточение по 10 тысяч воинов в 24 городах (каких именно, не уточняли), а в столице 30 тысяч! Штабные планировщики наверняка благословляли своевременное решение президента, начавшего в высших интересах международного мира вывод почти 600-тысячного американского контингента из Вьетнама. На родину возвращались квалифицированные убийцы. В июле 1969 года в подземном помещении Пентагона министерство обороны учредило "Управление по борьбе с гражданскими беспорядками: планирование и оперативное руководство". Впоследствии переименованное в Отдел военных служб, это управление создано как штаб по руководству боевыми действиями на внутреннем фронте. В подвале засели 180 офицеров и генералов, в распоряжение которых были отданы новейшие достижения военной управленческой техники - компьютеры, сложные системы закрытой связи, служебное телевидение. Крупномасштабные карты испещрили кодовые наименования десятков операций против населения Соединенных Штатов - операции "Обработка сада", "Розовый куст", "Крутой холм", "Тихий город" и т. д. За невинными терминами крылись тщательно разработанные планы нападения на мирные города и расправы с инакомыслящими, где бы их ни обнаружили.

Отбором указанных нежелательных лиц и организаций ведали, как обычно, органы политического сыска вооруженных сил, которые на этот раз превзошли себя. 350 отделений контрразведки по всем Соединенным Штатам бросили на выполнение задания многие тысячи своих агентов. Точные данные занятых этим делом, вне всяких сомнений, неудобно оглашать, известно, однако, что в начале семидесятых годов на внутреннем фронте трудилось в поте лица больше сотрудников разведки и контрразведки вооруженных сил, чем где-либо в другом районе мира, включая продолжавшиеся боевые действия в Юго-Восточной Азии[24]. С 1968 года среди других военных центров заработал на полную мощность центр сбора информации в Форте Халабэрд, в компьютеры которого ежемесячно вводились данные 1200 докладов. Досье "подрывных элементов" на 31 декабря 1971 года включало 211 243 единицы хранения об организациях и 80 731 единицу хранения об отдельных лицах. Говорят, что в поле зрения политического сыска военных оказалось свыше 100 тысяч граждан, абсолютно не связанных с вооруженными силами[25].

Рвение военных на подвластном им внутреннем фронте привело к тому, что под угрозой хаоса оказалась государственная жизнь. Они безуспешно искали "чудовищный заговор", инспирированный некой иностранной державой. Никак не могли поверить в элементарную порядочность - тысячи людей выступали против войны во Вьетнаме. Операция под кодовым названием "Обработка сада" вылилась в серию военных игр, проведенных в первой половине семидесятых годов, подавление "беспорядков" по всем Соединенным Штатам. Вымышленные названия "вражеских" организаций в ходе этих игр говорят сами за себя: интеллигенцию представляла "Демократическая лига ученых", рабочих - "Международное братство рабочих реформ", национальные меньшинства - "Международное братство прогресса небелых народов". В конце мая 1970 года командование армии самодовольно собрало совещание по итогам игр, в котором приняло участие 1700 человек. На совещании были представлены крупнейшие корпорации США - "Бэнк оф Америка", "Локхид", "Боинг", "Стандард ойл" и другие[26].

Вероятно, представители правящей олигархии испытали неприятный шок.

Однако генералы спокойно растолковали им, что в случае нужды возьмут власть.

Иными словами, они определенно забегали вперед, усугубляя назревавший в США конституционный кризис. Те, кому принадлежит подлинная власть, поторопились забить отбой, что нужно рассматривать в контексте бурных событий в США, включая Уотергейт. Была придана широкая гласность уже поднимавшейся волне критики своеволия вооруженных сил с политическим сыском. То, что выглядело как индивидуальный вывод разочарованного бывшего офицера разведки К. Пайла статья в начале года в "Вашингтон мансли", - было объявлено началом кампании по обузданию военных. Главное положение Пайла - "армия создала основу полицейского государства"[27] - в эти дни часто цитировалось.

Профессор М. Янович объяснил сенатскому подкомитету, что именно неприемлемо: "Сыск, учрежденный военными, не только противоречит традиционным отношениям между гражданскими и военными властями, но бьет мимо цели, когда идет речь о причине беспорядков... отражающих глубинные социальные и экономические условия"[28].

А что собрали военные? Их информация была "отрывочной, субъективной и имела ничтожную практическую ценность"[29]. В самом деле, возмутился сенатский комитет по юридическим вопросам: "Через все собранные материалы проходят сведения о финансовых и сексуальных делах, состоянии психики лиц, не связанных с вооруженными силами"[30]. Ну сущие сороки эти военные шпики, тащат в свои гнезда, оборудованные компьютерами, все что ни попадет под руку! В праведном гневе военных крепко отчитали, обидевшееся командование взамен покаяния пообещало уничтожить кое-какие досье и сдерживать рвение своего политического сыска. Были даже назначены инспекции, посланные на места, чтобы привести в чувство контрразведчиков.

Коль скоро оказалось, что пришло время поносить военщину (быть может, и потому, что генералы проиграли войну во Вьетнаме?), иные в Капитолии почувствовали себя мужчинами. Сенатор Эрвин, во всяком случае, по этим ли причинам или ввиду неминуемого падения Никсона, а быть может, под ласковым взором Элизабет Рей и ее коллег положительно разбушевался. Во время слушаний по поводу билля, задуманного как преграда для ретивых шпиков, прячущих под штатским платьем военный мундир, он гремел в апреле 1974 года: "Мы так и не смогли выяснить, кто приказал армии шпионить за гражданскими лицами в конце шестидесятых годов. Следовательно, я должен предположить, что это дело рук президента США, ибо он и главнокомандующий.

Ответа на этот вопрос мы так и не получили. Я уверен, что армия получает лучшие разведывательные данные, чем комитет конгресса, ибо мне так и не удалось вызвать сюда в качестве свидетелей военных, ответственных за разведку. Когда я обратился с этой просьбой к министру обороны, он ответил, что министерство имеет право само выбирать, кого послать к нам в подкомитет для дачи показаний. Юридический консультант министерства обороны - в данном случае я имею в виду мистера Бужхарта из военного министерства - разъяснил мне, что, по его мнению, конгресса не касаются те сведения, которые я пытался получить и знать которые имеет право американский народ".

На этот раз сенатору Эрвину удалось заполучить представителя министерства обороны, чиновника среднего звена Д. Кука, и не одного, а с группой помощников. Сенатор сцепился с мистером Куком, пытаясь выведать у него, будет ли ограничен политический сыск вооружениях сил. Мистер Кук отбивался, доказывая величайшую пользу благородного, по его словам, дела. В довершение всего он заявил: вот если тайфун обрушится на США, армия должна знать по крайней мере, сколько людей застигнуто в районе бедствия хотя бы по спискам избирателей.

По всей вероятности, доведенный до белого каления Эрвин воскликнул: "От всего сердца говорю - не хочу помощи ни от кого, военного или гражданского, пусть в наводнении, пусть в лапах тайфуна, кто регистрирует мои идеи, политические убеждения или политические связи!.. Должен сказать, что изложенное вами по фантазии превосходит все виденное мною в жизни с тех пор, как я читал "Двадцать тысяч лье под водой" Жюля Верна. У меня все"[31].

Как водится на Капитолийском холме, обсуждения билля вылились в длительную и мучительную процедуру, причем, учитывая его специфику, к месту и без этого постоянно поминались права человека - в данном случае американца. И, конечно, заслушивались компетентные мнения знатоков вопроса в США. В подкомитете было оглашено мнение Вэнса, который изложил его письменно, ибо по занятости не смог прибыть лично из Нью-Йорка в Вашингтон.

Хотя в то время - в апреле 1974 года - Вэнс был частным лицом, выражался он по-государственному коротко и внушительно. Итак, он посоветовал: "Добавить новый пункт к пункту 1386, гарантирующий, что запрет на сыск и сбор данных вооруженными силами не помешают им осуществлять предварительную разведку и наблюдение на месте, что существенно необходимо для проведения операций против бунтовщиков... Ничто в законе не должно препятствовать вооруженным силам посылать наблюдателей на место бунтов...

Закон должен дополнительно обеспечивать возможность посылки офицеров связи в местные полицейские штабы и штабы национальной гвардии с целью наблюдения за развитием беспорядков, в связи с которыми войска были приведены в боевую готовность, и сообщения командирам тактической информации для максимально успешного использования войск.

Равным образом, когда президент отдает приказ ввести в дело федеральные войска... вооруженные силы неизбежно должны будут собирать определенные сведения об активных бунтовщиках. История законодательства в США ясно показывает, что законы не должны запрещать сбор такой информации в ходе подавления беспорядков и задержания индивидуальных бунтовщиков..." Вэнс авторитетно заключил: "Пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить подкомитет за необычайно важную работу, которую он проделал и выполняет в этой и других областях обеспечения гражданских прав"[32].

Написано черным по белому, таково содержание прав человека или гражданских прав, когда речь о них идет в США в служебных инстанциях. Точнее, там вообще не представляют, что это такое.

На том, в сущности, закончились попытки выяснить, как обстоит дело с политическим сыском вооруженных сил, его соотношением с правами человека.

Армия доблестно отбила все покушения разузнать, что происходит в этой области. Директива от 8 декабря 1975 года, утвержденная министром обороны, гласит: "Необходим сбор информации, нужной для оперативных целей, проистекающих из задачи... помогать гражданским властям в подавлении беспорядков"[33]. Вот как оценил этот документ сенатский комитет по юридическим вопросам в 1976 году: "Такие туманные формулировки в прошлом в значительной степени приводили к злоупотреблениям"[34].

Командование вооруженных сил США знает, против кого борется. Склад мышления военщины ярчайшим образом иллюстрирует документ, который наверняка приписали себе светлые головы в штабе 8-й пехотной дивизии, на деле, однако, конкретизирующий общие директивы Пентагона. 22 июля 1973 года штаб указанной дивизии спустил в подразделения инструкцию "Программа борьбы с диссидентами". Этот перл стоит воспроизвести хотя бы частично:


Признаки диссидента

1. Жалобы сержантам, офицерам, солдатам, журналистам или конгрессменам на бытовые условия, несправедливое обращение и пр.

2. Частые попытки обращаться, минуя непосредственного начальника, к кому-либо, чтобы рассказать о своих бедах.

3. Участие в неразрешенных собраниях, создание групп для выражения коллективных протестов, участие в демонстрациях, симуляция болезней.

4. Частые незначительные акты неповиновения или дерзости, например, неотдача приветствия, медленное выполнение приказов.

5. Пребывание в военных помещениях гражданских экстремистов или посещение их митингов вне пределов части.

6. Распространение подпольных газет.

7. Диссидентские надписи, выполняемые тайком на зданиях, передвижных средствах, имуществе.

8. Уничтожение или порча государственного имущества.

9. Вызывающий вид при виде символов власти.

10. Раздувание мелких инцидентов, преувеличение их с целью вызвать недовольство солдат, распространение слухов.

11. Агитация среди гражданских и военных лиц.


Определения

НЕДОВОЛЬСТВО - неудовлетворенность по поводу конкретного вопроса или случая.

ХОЛОДНОЕ ОТНОШЕНИЕ - недовольство правительством или военной службой.

БЕСПОКОЙСТВО - проявление неудовлетворенности или холодного отношения, необязательно политически или идеологически ориентированных.

ДИССИДЕНТСТВО - проявление отрицания военных, политических или социальных критериев"[35].

Открытое использование армии для борьбы с собственным народом посеяло по крайней мере среди студентов высших учебных заведений стойкое отвращение к военщине. В середине семидесятых годов многие университеты были вынуждены прикрыть военные кафедры и прекратить подготовку офицеров запаса. При Рейгане положение изменилось: в студенческих городках вновь замелькали фигуры в военной форме. В 1983 году студент, готовящийся стать по окончании колледжа Вильяма и Мэри в Вильямсбурге офицером резерва, радостно оповестил корреспондента маститого американского еженедельника: "Нас больше не освистывают. Теперь, проходя по студенческому городку в форме, я чувствую себя много лучше, чем три года назад". Другой болван в форме сообщил: "Если надо, я буду сражаться. Опыт показал - мы должны трудиться во имя нашей свободы". Мы видели, какого рода "свободу" защищает американская армия.

Пентагон не может нарадоваться: "нынешнее поколение курсантов самое лучшее за последние двадцать лет". Генералы относят это за счет "патриотизма". Конечно, идеологическую обработку защитников интересов капитана сбрасывать нельзя. Но все же дело много проще - в колледже курсантов обеспечили разными льготами, включая 100 долларов в месяц на карманные расходы, а по окончании гарантирована "занятость" - служба в армии с исходным жалованием в 19 тысяч долларов. Предвкушая эти блага, очередной опрошенный курсант облизнулся: "Жить трудно, а это хорошая работа"[36]. Сверхбогачи покупают себе защитников, а языкатого сенатора Эрвина отправили на пенсию.

Подоходный налог в США был введен в 1913 году, и с тех пор ежегодно к 15 апреля все налогоплательщики, как индивидуальные, так и корпорации, фирмы, организации и т. д., обязаны представить полный отчет о своих доходах за истекший год. В настоящее время это означает более 170 миллионов отчетов и 660 миллионов других документов, которые поступают в ИРС, насчитывающую 83 тысячи сотрудников, 700 отделений по всей стране и обходящуюся в два миллиарда шестьсот миллионов долларов в год. В компьютерах и досье ИРС собирается самая разнообразная информация не только об источниках доходов, но и расходах (у каких врачей вы побывали и чем, следовательно, больны, купили ли вы, например, очки и за сколько, где и когда путешествовали, делали ли взносы на политические целя и т. д.). Оставляя в стороне обычную рассеянность - за год можно кое-что забыть, а это, если нужно, будет поставлено в строку, ИРС при желании подвергнет обследованию финансовое состояние любого американского гражданина, пересчитает его деньги в сейфе и кармане до последнего цента. На этот случай в распоряжении ИРС многие тысячи специально подготовленных агентов.

Конечно, только в кошмарном сне можно представить: ИРС проверяет все до одного 170 миллионов отчетов! Сила ИРС в другом: она давно стала орудием политического сыска правящей элиты, острие которого нацелено против инакомыслящих. Агенты ИРС по указанию властей постоянно проводят проверки налоговых деклараций не столько в интересах выяснения, кто и сколько утаил денег от государства, сколько пытаясь на основании этого подвергнуть судебному преследованию неугодных лиц или организации. Санкции на неуплату налогов, как мы видели, очень суровые. В том только случае, если речь идет об инакомыслящих.

На "шалости" богачей с уплатой налогов, что означает недоплату многих миллиардов долларов ежегодно, власть смотрит сквозь пальцы. Дж. Кеннеди, например, в застольной беседе развлекал гостей рассказами о том, что П.

Гетти, считавшийся самым богатым человеком в мире, уплатил за год всего 500 долларов, а другой мультимиллионер, Г. Хант, - 22 тысячи долларов подоходного налога. Гости подступились к Кеннеди с просьбой рассказать подробнее, президент усмехнулся: "Все сведения о налогах секретны, и, вероятно, противоречит закону, что я знаю об этом, и уж по крайней мере незаконно их разглашать"[39].

Совершенно в другом положении оказывается тот, кто в немилости у властей. В 1955-1958 годах прогрессивный юрист Р. Ленски оказался под прицелом ИРС, которая прикомандировала к нему двух агентов, проводивших доскональное изучение его более чем скромных достатков. Агенты опросили до 1500 "свидетелей", перевернули все дела Ленски, но безуспешно. Тогда они произвольно во много раз завысили стоимость имущества Ленски, потребовав от него уплаты таких средств, которые он физически не мог изыскать. Дело было шито белыми нитками. Федеральный суд, отвергнув в 1967 году состряпанное ИРС обвинение, заметил в своем решении: ИРС "ведет крестовый поход... чтобы изгнать из нашего общества неортодоксально думающих мыслителей и людей творческого труда, используя федеральные законы о налогах и суды, чтобы заточить их в тюрьму".

ИРС стоит в первых рядах инквизиторов, преследующих Компартию США.

Авторы специального американского исследования о политическом сыске в США так определяют место ИРС в системе тайной полиции: "Подобно ЦРУ и ФБР ИРС использовалась в войне правительства против диссидентов в шестидесятые годы. ИРС явилась ценным дополнением ко всему этому механизму, взаимодействуя с ФБР и министерством юстиции, чтобы досаждать диссидентам, предоставляя информацию ФБР и ЦРУ (которая в ряде случаев использовалась для подрыва положения инакомыслящих в США), и выполняла функции "наемного убийцы" президента в отношении различных противников администрации. ИРС раскрывала Белому дому и различным органам политического сыска содержание своих секретных досье, нарушая законы, защищающие личную жизнь ни в чем не повинных налогоплательщиков. Но в отличие от ФБР и ЦРУ ИРС действовала по наущению других как запрограммированный робот. Кампаниями ИРС против инакомыслящих не руководили люди типа Э. Гувера или Р. Хелмса. ИРС действовала по общим указаниям комитетов конгресса и Белого дома, нанося удары по указанным целям"[40].

С расходами не считались. ИРС, существующая официально как ведомство, обязанное обеспечивать полное поступление налогов, с легким сердцем транжирила деньги налогоплательщиков. Руководство ИРС, вероятно, иной раз отдавало себе отчет в идиотизме складывавшегося положения. Когда при администрации Дж. Кеннеди ИРС получила указание провести обследование политических организаций, руководствуясь "идеологическими" мотивами, герои фискального сыска встали в тупик. В апреле 1963 года им передали список 19 организаций "левее центра", составленный, вероятно, ФБР[42]. По американским законам политические организации освобождены от уплаты налогов, и речь идет о расследовании финансового положения лиц, делающих для них взносы. Иными словами, гипотетически можно несколько сузить финансовую поддержку данной организации, если выяснится, что тот или иной пожертвователь не в ладах с уплатой налогов.

Эти не бог весть какие хитрые соображения, подсказанные всем опытом налоговой службы, руководитель ИРС изложил в докладной президенту 11 июля 1963 года: "В прошлом расследование организаций, освобожденных от налогов, было сведено до минимума, ибо эта работа очень трудоемка и редко дает возможность найти скрытые налоговые средства. Каждый человеко-год, потраченный на нее, означает потерю 175 тысяч долларов, которые дает расследование уплаты налогов по другим причинам"[43]. Однако когда речь идет о борьбе с инакомыслящими, великая демократия с расходами не считается, бесчисленное множество ревизоров ИРС засаживайся именно за эту работу. В Белом доме, ФБР и ЦРУ тогда с затаенным дыханием ожидают великих результатов. Там помнят политический фольклор в США: в тридцатые годы пресловутого бандита Эль Капоне удалось наконец привлечь к суду и покарать не за убийства и грабежи, а за неуплату налогов! Чиновничьи умы не могла осенить простая мысль - против политических порядков в США выступают порядочные люди.

Отсюда понятно, что ИРС, привыкшая иметь дело " с уголовниками, оконфузилась, пытаясь в тесном содружестве с другими органами тайной полиции собрать компрометирующие материалы против прогрессивных организаций, включая Компартию США. В этом деле ИРС сил не щадила, а некоторые ее сотрудники в угаре политического сыска даже проявили неожиданное бескорыстие. В 1972 году информатор из ИРС (имя которого было сохранено в тайне) предложил ЦРУ расследовать источники доходов публициста В. Марчетти, выход книги которого о политическом сыске в США ЦРУ пыталось безуспешно сорвать. Прохвост руководствовался "высшими" соображениями охраны устоев. Затеянное дело, конечно, лопнуло. Порядки, насаждаемые ИРС, отдают средневековьем - в свое время инквизиция вознаграждала доносчика частью имущества еретика. Раздел 7623 кодекса ИРС разрешает выплачивать доносчику 10 процентов от утаенной еретиком суммы налогов. Комиссия Черча меланхолически заключила в этой связи: "Политический противник, сквалыга-сосед, недовольный служащий могут донести о недоплате налогов по самым низким мотивам и получить за это вознаграждение"[44]. В 1974 году, например, более 100 тысяч американцев добровольно сдали соответствующие доносы в ИРС, которая выплатила доносчикам 467 952 доллара (вознаградив 13 процентов из числа потребовавших награды)[45]. Статистика наводит на печальные размышления - число ложных доносов в который раз иллюстрирует, что почитается общественным благом в заокеанской "демократии".

Хотя в отношении прогрессивных организаций в шестидесятые годы потуги ИРС в целом пропали даром, однако в высших эшелонах власти в США решили, что все дело в дурной организации. Необходимо упорядочить службу политического сыска в ИРС, и все пойдет на лад. В июле 1969 года ИРС учредила секретный отдел специальной службы (ССС), который занялся шпионажем, исходя только из политических соображений. В документе о создании ССС прямо указывалось: "С точки зрения строго финансовой у нас нет причин создавать этот комитет или тратить время и средства". ССС "должен быть учрежден" по политическим мотивам[46]. В ФБР были в восторге - ССС "нанесет удар диссидентам"[47] и принялись снабжать ССС списками организаций и лиц финансовое положение которых подлежало расследованию. Министерство юстиции, со своей стороны, передало ССС для расследования список 10 тысяч граждан и 16 тысяч организаций, которые "потенциально" могли принять участие в гражданских беспорядках[48]. ССС начал бессмысленные по результатам расследования, чиня всяческие препятствия и запугивая тех, кто считается в США диссидентом. В общей сложности ССС вел 11458 досье на 8585 человек и 2873 организации. Администрация Р. Никсона решила использовать ИРС и против своих политических противников, деятелей демократической партии.

ИРС проверила финансовые дела председателя национального комитета партии А.

О'Брайена, которые оказались в порядке. Это вызвало известное смятение в министерстве финансов, которое испытывало понятное смущение: ИРС бросали против респектабельных политиков, а не только диссидентов. В Белом доме разгневались, в ИРС спустили список "490 врагов" администрации, в большинстве своем людей, приметных в США, людей, с которыми считались. Р.

Никсон, однако, настаивал на том, что все они подлежат тщательной проверке ИРС. Когда с этим не согласился министр финансов Шульц, то президент США заявил 15 сентября 1972 года своему помощнику Д. Дину: "Не желаю и слышать, что Джордж Шульц поднимает этот вопрос, ибо в таком случае он вынуждает меня прогнать его. Он получил министерство финансов не за прекрасные голубые глаза. Ему, сволочи, оказали честь, дав пост... Мне нужны самые подробные сведения о тех, кто пытался причинить нам вред... Они напросились, и они получат свое. Прошлые четыре года мы не использовали свою силу. Мы вообще не прибегали к ней. Мы не использовали ни бюро, ни министерство юстиции, теперь все пойдет по-иному. Наши деятели должны либо подчиниться, либо убраться вон".

Когда Никсон перевел вопрос в эту плоскость, тогда он ускорил бег событий в направлении Уотергейта. Никто у власти и поблизости от нее не возражал против преследования инакомыслящих и при удобном случае аплодировал разнузданной травле, но администрация замахнулась на влиятельных членов правящей олигархии. В сумме причин, приведших к падению Никсона, беззастенчивое использование ИРС против "своих" заняло приметное место.

Никсону припомнили и указание от 15 сентября 1972 года. Недаром президент, передав конгрессу магнитофонные записи своих бесед в Белом доме, исключил приведенное выше указание. Текст беседы 15 сентября 1972 года обрывался кратким пояснением "остальное не относится к Уотергейту"[49]. Это "остальное" было истребовано у Никсона федеральным судом, но и тогда не было официально предано гласности, а стало известно из статей журналистов.

В разгар разбора злоупотреблений, связанных с Уотергейтом, политические противники администрации взялись за ИРС, чтобы исключить возможность использовать ее против них самих. ССС прикрыли, а заодно крупно поговорили о методах сбора информации ИРС. Кое-что из тайн ИРС выплыло наружу, скажем, микромир отделения ИРС в Майами, фешенебельном курорте. С марта 1975 года газета "Майами ньюс" опубликовала серию статей на основании разоблачений 33-летней огненной брюнетки Эльзы Гутьеррос, семь лет служившей секретным агентом ИРС под кличкой Кармен. Суть разоблачений Кармен о ее участии в операции "Лепрехаун" была изложена в докладе комиссии Черча так: "- ИРС наняла Гутьеррос и других информаторов для сбора данных о сексуальной жизни и пьянстве тридцати должностных лиц в штате Майами.

- Два оперативника ИРС проникли со взломом в штаб-квартиру кандидата на выборах в конгресс в районе Майами.

- ИРС незаконно использовала электронную подслушивающую аппаратуру.

- Специальный агент Гаррисон угрожал Гутьеррос, что в случае обнародования тайн ИРС она либо погибнет от несчастного случая, либо попадет в тюрьму.

- Информация, собранная в ходе операции "Лепрехаун" о врагах Белого дома, ИРС передавала в Белый дом.

- Агенты ИРС обещали Гутьеррос 20 тысяч долларов в год пожизненно и дом в награду за слежку за должностными лицами"[50].

В Капитолии порядком разгневались (некоторые наверняка припомнили времяпрепровождение на солнечных пляжах и в отелях Майами) и взялись за Гаррисона. Конгресс провел несколько расследований ИРС, выяснив, что под началом изобретательного Гаррисона находилось шестьдесят два агента. В подкомитете палаты представителей по ассигнованиям конгрессмен Д. Пикл загнал Гаррисона в угол, заставив сознаться, что информация о недоплате налогов собиралась спаиванием жертв, а затем заманиванием их в постель.

"Вы думаете, что такой образ действий уместен для ИРС?" - гневно вопрошал Пикл.

Гаррисон пожал плечами: "Дело не в том, что тот или иной информатор вступал в половые сношения с одним или несколькими мужчинами... Я их об этом не просил... Что до Эльзы Гутьеррос, известной под кличкой Кармен, то она утверждает, что в процессе сбора информации вступала в половые сношения. Я не осуждаю ее за это. Я не поощрял и не отговаривал ее".

"Пикл: Так было! Это помогало расследовать неуплату налогов? Гаррисон: Конечно, помогало, если то был ее способ сбора информации и если она добывала ее таким путем".

Неугомонный Пикл опрашивал подряд чиновников ИРС относительно операции "Лепрехаун" и от всех получал ответы, которые могли привести в отчаяние.

Чиновники не видели в ней ничего особенного, больше того, полагали, что свершения пресловутой Кармен достойны похвалы. Пикл спросил работника ИРС Д.

Шапиро: "Операция "Лепрехаун" была принятым методом Деятельности ИРС?" - "Да, сэр".

Тогда Пикл обратился к Е. Виткусу, который как областной комиссар ИРС в Атланте стоял над Гаррисоном и прочими: "Если дело обстоит так, тогда, по вашему мнению, оправдано проведение операций типа "Лепрехаун" по всем Соединенным Штатам?" - "Да, сэр. По моему мнению, мы должны действовать именно так".

Было бы наивно думать, что наскоки Пикла подорвали реноме ИРС. В дело вступил председатель подкомитета конгрессмен А. Вэник, сосредоточивший внимание на результатах трудов Кармен. Как сказано в книге Д. Уайза, Гаррисон "указал, что до выхода из игры она (Кармен) представляла отличную информацию. "Да, сэр. Великолепные сведения, - говорил Гаррисон председателю подкомитета конгрессмену от штата Огайо А. Вэнику, - она даже вовлекла в дело своего отца".

Именно такое рвение и приветствует Америка. Поэтому подкомитет Вэника, добрый защитник бюрократии ИРС, не нашел оснований для критики операции "Лепрехаун" или Гаррисона... А у него были, например, два "лояльных агента" - Н. Вега и Р. Новоа... Эта парочка проникла со взломом в помещение республиканского кандидата на выборах в конгресс Э. Эстрелла в ноябре 1972 года.

Вега также рассказал корреспонденту газеты "Геральд" в Майами, что участвовал в подготовке операции с целью вывести из строя автомобиль судьи Эллен Морфиниос. Машина должна была стоять у студии радиокомпании ВКАТ, куда судью пригласили для участия в передаче. План состоял в том, чтобы при выходе судьи из студии Вега, предложив этой даме помощь, "очаровал бы ее и сблизился с ней". От плана соблазнения отказались, но наблюдение за домом судьи установили, регистрируя входящих и выходящих.

Судья Морфиниос заявила, что была "потрясена", узнав, что и она объект операции "Лепрехаун". "Перед нами не что иное, как гитлеризм, фашизм", прокомментировала она.

Конечно, были расследования всего этого, но очень поверхностные... К декабрю (1975 г.), когда подкомитет Вэника проводил слушания об операции "Лепрехаун", он взял под свое крыло и защитил как систему сыска (ИРС), так и Гаррисона"[51].

Америка давно бьется в стальных сетях политического сыска, который ныне ставит себе на службу достижения научно-технической революции. Лучшие достижения человеческого разума применяются для того, чтобы бороться с самим разумом, творческим, ставящим под сомнение разумность порядков, существующих при капитализме. Трое американских журналистов, коснувшихся темы политического сыска с применением электроники и прочих научно-технических новинок, в ужасе отпрянули. Нарисованная ими картина действительно ужасна.

В Соединенных Штатах "нельзя доверять ни одному телефону. Полиция может проследить даже разговоры из будок платных телефонов-автоматов и немедленно подслушать их. Лучи лазеров, направленные на стекла окон, дают возможность подслушать, о чем говорят в комнате. Из автомобиля с надлежащим оборудованием можно подслушать разговор шепотом, ведущийся в автомобиле, идущем впереди. Шпики имеют микрофоны в каблуках своей обуви. В подвалах телефонных станций записываются на магнитофонную ленту сотни разговоров...

Данные об этих и других методах слежки в век космоса отрывочны и сомнительны, трудно сделать определенные выводы"[28].

Но все же.

Коммерческое объявление компании "Кодак" наводит на печальные размышления. Компания оборудовала надлежащим образом ряд средних школ в округе Полк, штат Флорида, в которых 60 тысяч учащихся. Точнее, в различных местах школы в стены вмонтированы автоматические кинокамеры, делающие по снимку каждые 30 секунд. В американских газетах взахлеб сообщалось: "Теперь улыбки и дружеские разговоры во много раз превосходят злобные выходки и потасовки среди младших и старших школьников в округе Полк, штат Флорида. И все потому, что их поведение фиксируется на пленку..." Руководитель системы народного просвещения округа Полк В. Рид подчеркнул, что речь идет вовсе не о шпионской операции. Хотя камеры действуют непрерывно во время занятий, фильмы проявляются и просматриваются только в случае, если имели место инциденты... Наличие камер оказало психологическое воздействие... и сказалось на всей обстановке в школах".

Некий пытливый журналист опросил школьников по поводу нововведения.

Вероятно, очень точно отозвался о них юноша, сказавший: "Ничего не изменилось, за исключением роста скрытности и страха. Мы чувствуем себя так, как будто проводим по шесть часов в день в тюрьме". Итак, резюмируют исследователи вопроса: "Школа в конце концов готовит к жизни. Школьная система округа Полк, вероятно, уже готовит запуганных граждан послеконституционной Америки"[29].

То, что проделано в школах округа Полк, не больше чем частность в растущей системе сыска при помощи технических средств. Уже в ряде городов устанавливаются телевизионные камеры, дающие возможность вести круглосуточное наблюдение в избранных районах. Одна из систем описывается так: "На двух мачтах устанавливаются всепогодные телевизионные камеры, поворачивающиеся на 360 градусов по горизонтали и 90 градусов по вертикали.

Дежурный полицейский офицер может следить за передвижениями любого подозрительного... даже на расстоянии полумили - в полной темноте".

Сбор сведений об американцах идет непрерывно, причем зачастую дело доходит до абсурда. Законопослушный гражданин США написал в местную газету: "Раньше я никогда не смотрел на свою страну с политической точки зрения. Но теперь я изменил свое мнение и ничего не понимаю... Например, недавно мы с приятелем шли по улице около полуночи; остановившись у светофора, мы услышали какие-то щелчки. Из полицейского автомобиля без номера нас снимали.

Я верю в закон но тут-то в чем дело? Могут ли мне дать ответ?"[30]. Надо думать, что ответа обескураженный носитель прав человека не получил.

По положению, на середину семидесятых годов в Соединенных Штатах около 50 миллионов американцев имели отметку в досье различных сыскных ведомств "арестовывался". Причины могут быть пустяковыми или задержание по ошибке. Но последствия самые серьезные - в штате Нью-Йорк, например, 75 процентов нанимателей не берут на работу человека, в прошлом хоть раз арестованного, независимо от того, что он был, скажем, оправдан. Все равно "смутьян"! Скрыть факт "ареста" практически невозможно, соответствующие данные внесены в гигантские централизованные компьютеры. Вдумайтесь: в начале мая 1971 года во время демонстрации протеста против войны в Юго-Восточной Азии в Вашингтоне полиция арестовала сразу около 13 тысяч человек, из них только 128 предстали перед судом, но все остальные получили упоминавшуюся отметку в делах сыскных ведомств[31].

По данным на 1982 год, федеральные органы имели свыше 3,5 миллиарда досье на американцев, в среднем 15 на одного человека.

Б. Абцуг была хорошо известна в палате представителей. Она, опытный юрист, была разъярена до крайности: время слушаний в начале 1975 года о деятельности ЦРУ выяснилось, что на нее заведено объемистое досье. Как депутат палаты представителей, она буквально вцепилась в тогдашнего директора ЦРУ У. Колби. Американская газета описала стычку так: "Депутат Абцуг вышла из себя, когда директор ЦРУ У. Колби признал, что ЦРУ вело досье на нее более 20 лет, собрав в том числе письма, которые она писала (еще до избрания в конгресс), как адвокат, своим клиентам. Она, воинственная женщина, выступавшая против войны во Вьетнаме, отчитала мистера Колби, нервно постукивавшего пальцами по столу. На предельной силе легких г-жа Абцуг бросила: "Давайте объяснимся. Вскрытие переписки юриста с клиентом противозаконно". Колби согласился, что значительную часть материалов в досье Абцуг не следовало бы помещать туда. Больше того, он заявил, что не понимает, почему и как некоторые из материалов вообще попали в ее досье"[34].

Надо думать, что, испытав на себе обеспечение прав человека в США, Б.

Абцуг попыталась исправить положение в меру своих возможностей. С октября 1975 года по март 1976 года она в официальном качестве председателя комитета по индивидуальным правам палаты представителей провела слушания по больному для нее лично вопросу "О перехвате переписки федеральными разведывательными органами". Правительственная типография в Вашингтоне издала надлежащий том слушаний, около 350 страниц убористой печати. Из него видно: сколько ни старалась Абцуг, пытаясь выяснить, почему и как перехватывают переписку американцев, заметных результатов она не добилась. Оно и понятно: в ходе слушаний Абцуг попыталась было замахнуться на Агентство национальной безопасности. Вызванные свидетели отказались давать показания, представить просимые документы и даже учредили собственную процедуру - не фотографировать их в зале. Абцуг констатировала, что все пять свидетелей, которых вызвали под угрозой судебного преследования - три агента ФБР, сотрудник АНБ, бывший сотрудник ФБР, - отказались свидетельствовать, ссылаясь на иммунитет исполнительной власти. Собравшись немедленно после слушаний, подкомитет проголосовал рекомендовать комитету в целом привлечь этих пятерых к ответственности за неуважение конгресса.

Угроза серьезная по американским законам, но, конечно, оставшаяся только словами. Великолепная пятерка отделалась легким испугом. Вероятно, Абцуг начала терять терпение - речь шла о серьезных делах: как уже известно, ежемесячно 150 тысяч телеграмм и радиограмм, отправлявшихся в США или из страны, передавались в АНБ для "анализа". Энергичная женщина подсчитала примерно 1 из 12. И что особенно возмутило ее, частные компании, которым миллионы американцев вверяли свою переписку, без звука более 30 лет раскрывали ее по первому требованию американских органов политического сыска. Подкомитет рванулся было допросить руководителей компаний, но натолкнулся на отказ их директоров, также сославшихся на "иммунитет исполнительной власти"! Ссылки по американским законам, абсолютно несостоятельные - речь шла о частных, негосударственных организациях.

Тогда в подкомитет вызвали председателя федеральной комиссии по связи Р. Уили. Кроме бессмысленных рассуждений о том, что перлюстрация была введена в высших интересах национальной безопасности, от него ничего не добились. Доведенная до крайности, Абцуг заключила: "Вы произвольно утверждаете, что перехват частной переписки частных граждан в нарушение конституции законов - дело "национальной безопасности" Такого рода аргументация уже заставила президента США уйти в отставку, чтобы избежать импичмента. Не являйтесь сюда с утверждениями о "национальной безопасности" по делам, которые касаются законов, за соблюдение которых вы несете ответственность". Уили в ответ энергично отругивался. В результате истина так и не воссияла.

Наконец последняя попытка, так сказать, зайти с тыла - подкомитет под водительством Абцуг подступил с колючими вопросами к руководителям исполинской корпорации "ИТТ уорлд комьюникейшн". С 1945 года корпорация предоставляла органам политического сыска любые документы, проходившие через ее радио-, телефонную и телеграфную сеть. Подкомитет так и не выяснил, почему руководство корпорации послушно склонилось перед этими требованиями и преступно злоупотребляло уверенной ей тайной переписки. Не считая, разумеется, избитых разглагольствований о "национальной безопасности". "Но хватит о прошлом, - резко заявила Абцуг, обратившись к президенту корпорации Д. Нэппу, - сегодня, в 1976 году, я спрашиваю, потребуете ли вы законного обоснования, если к вам снова обратятся с просьбой передавать (органам политического сыска) корреспонденцию миллионов отправителей, которые доверили ее вам как передаточной инстанции, на что вы не обращали внимания руководствуясь возмутительной посылкой - вы-де не знаете, могут ли миллионы этих телеграмм затронуть национальную безопасность. Все эти люди беззащитны перед вами, ибо вы раскрываете тайну их переписки, что никоим образом нельзя делать... Итак, я спрашиваю вас: как вы поступите ныне, если к вам снова обратятся с аналогичным предложением? Нэпп: Я бы встал перед очень трудной проблемой. Прошу конгресс помочь мне, дав разъяснение по сути законов, касающихся тайны переписки".

Абцуг напомнила ему о конституции и прочем. Президент согласился, что соответствующие законы существуют и органы политического сыска больше не нарушают тайну переписки. АНБ-де заявило, что положило конец операции "Шамрок" - зашифрованное название перлюстрации частных почтовых и телеграфных отправлений. Абцуг прервала говорившего г-на Нэппа: "Вот что, забудьте об этом. Завтра они могут послать подальше заявление об операции "Шамрок"... Я займусь вашим просвещением. ЦРУ перед этим комитетом свидетельствовало, что не вскрывало писем. Затем выяснилось, что ЦРУ продолжало заниматься этим. ФБР перед другими комитетами конгресса доказывало, что положило конец некоторым своим операциям - слежке в армии и т. д. Затем выплыло, что ФБР продолжает эту слежку. Поймите, мы пытаемся изменить все это, но они действуют по-прежнему. Поэтому не ссылайтесь на заявление об операции "Шамрок"... Итак, что вы сделаете, если они опять явятся к вам и скажут - мы возобновили свою деятельность, давайте нам информацию? Что тогда?" Несколько последующих страниц отчета о слушаниях в подкомитете заняли бессмысленные рассуждения Нэппа. Абцуг подвела итог: "Я так и не могла заставить вас дать разумное объяснение, и пусть весь ваш бред пойдет в стенограмму.

Нэпп: Но в военное время любое сообщение может содержать то, что является тайной...

Абцуг: Мы говорим не о войне. В последние тридцать лет в США произошло ограничение демократических прав тех, кто является клиентами вашей корпорации. Это не война в принятом смысле. Это война против конституции и прав человека в США. Вот какая это война!"[35].

С тех пор прошли считанные годы. Б. Абцуг уже не конгрессмен, прокатили при попытке переизбраться в сенат и Ф. Черча. Как тут не вспомнить слова Джона Кеннеди, который вскоре после въезда в Белый дом доверительно говорил проф. Дж. Гелбрейту: "Одно из редких и приятных удовольствий моего поста чтение документов ФБР о назначаемых мною на государственные посты. Ты не можешь представить себе, сколько грязи собрано о самых святых людях. Ни один человек не рискнул бы податься на государственную службу, если бы знал, что кто-то другой будет читать все это о нем"[36].

Иные в сенате просто гордятся своей прямой причастностью к делам политического сыска. За что и получают хвалебную аттестацию от ЦРУ. Вот ведь какие прекрасные люди заседают в сенате, расчувствовался директор ЦРУ Тернер перед корреспондентами журнала "Ньюсуик": "Вчера я зашел к одному сенатору просто с визитом вежливости. Мы что-то обсуждали, и неожиданно он сказал мне: "Лучше пишите". Он прекрасно понимает необходимость сохранения секретности. Его кабинет некоторое время не проверяли на подслушивающие устройства, и, когда я обмолвился о секретных делах, мы стали обмениваться записками, сидя вдвоем... Одно из преимуществ контроля конгресса ныне в том, что его члены начинают понимать значение разведки, они осознают, какая на них лежит Ответственность"[37]. Оставляя в стороне то, что привлекло бы сатирика, нельзя не видеть: директор ЦРУ и сенатор соучастники грязных дел. Только осенью 1983 года вскрылось: ФБР по требованию Белого дома и государственного департамента вело многие годы слежку за Т. Уоллесом, вице-президентом США при Ф. Рузвельте, министром торговли при Г. Трумэне. Заподозрив неладное, Г. Уоллес в речи в 1947 году обвинил ФБР в том, что оно "ведет кампанию террора против либеральных государственных служащих". Тогда ФБР отреагировало: "Мистер Гувер заявил, что он не намеревается удостоить Уоллеса ответом". Теперь, спустя 18 лет после смерти Г. Уоллеса, в распоряжении его биографа 539 страниц архивных документов, доказывающих это. Биограф Р. Киркленд все равно горько жалуется на то, что "многие из этих документов подверглись жесткой цензуре"[38]. Время от времени выплывают отрывочные данные о "подвигах" американского политического сыска. Высветилось - ученый Альберт Эйнштейн был объектом многолетней слежки со стороны ФБР и военной контрразведки. Досье ФБР на Эйнштейна, ведшееся до его смерти в 1955 году, достигло почти 2000 страниц. Выяснилось - более половины жизни до самой кончины писатель Эрнест Хемингуэй был под "колпаком" ФБР. Биограф писателя Дж. Мейрс заявил весной 1983 года: "ФБР не нравился Хемингуэй... Хемингуэй был очень крупным деятелем, который мог бы обрушиться на ФБР. Поэтому ведомство его боялось его"[39 ]и действовало в строгой тайне.

Прояснилось - 1972 году эстрадный певец Джон Леннон (убитый в 1980 году) едва не стал жертвой интриг ФБР. Опасаясь его деятельности и высказываний в пользу мира, в ФБР готовили операцию - арестовать певца по обвинению в том, что он увлекался наркотиками, и с позором выслать из США. Интрига провалилась, Леннон не поддался на провокации[40].

Итак, никто в США начиная от высших должностных лиц, крупнейших ученых и писателей не застрахован от эксцессов политического сыска.

Руководители политического сыска в США не скрывают, что они защищают.

Отправляясь от известной американской доктрины - США-де наследник античного Рима, заместитель директора ФБР Э. Миллер в 1974 году сказал: "Рим простоял 600 лет, мы приблизились к своему 200-летию. Это не означает, что у нас осталось 400 лет. Мы должны остановиться и подумать о собственной защите.

Какое инакомыслие и какие революционные речи мы можем терпеть в здоровой стране? Революции начинаются с незначительного... Ныне экономическое положение скверное, доверие к правительству пало низко. Наши революционеры за этим пристально следят. Поэтому ФБР должно сосредоточить внимание на всем этом... Мы должны четко представлять, в какой стадии находится революционный процесс"[41].

Мы видели, как Миллер выполнял эту задачу, за что был осужден даже американским судом, но прощен президентом Р. Рейганом.

Директор ЦРУ мультимиллионер У. Кейси в сентябре 1983 года объяснял: "Жизнь пронизана политикой больше чем когда бы то ни было. Мир куда сильнее взаимосвязан и куда более опасен... Пришло время остановить сползание по скользкой дороге к коллективизму" (так именуют иногда в США социализм. - Н.Я.).



США в тисках ФБР


03.06.2003
А. Билерова, Communist.Ru


В паутине полицейской электронной слежки

На исходе ХХ в. информационные технологии (ИТ) стремительно вторглись во все сферы жизни в развитых капиталистических странах, прокладывая путь к становлению "индустрии знаний", к обеспечению успешного функционирования экономики. Однако широкое распространение ИТ на пороге ХХІ в. не изменяет характер классовых отношений и природу эксплуатации в буржуазном обществе. Более того, в наши дни ИТ все больше и больше превращаются в эффективное орудие угнетения трудящихся на работе и за ее пределами, охватывая практически всю "среду обитания" человека в мире капитала.

Интенсивное использование ИТ в антинародных целях пронизывает капиталистическую практику во всех западных странах, в том числе в США, считающихся родиной и двигателем "информационной революции". По утверждению многих буржуазных футурологов, в ее рамках вносятся важные коррективы в общественные и производственные отношения, снимается традиционное противоречие между трудом и капиталом. В действительности все выглядит как раз наоборот. При капитализме ИТ не только не устраняют старые проблемы, но еще больше обостряют их, добавляют к ним новые неразрешимые противоречия.

Широкое внедрение ИТ в экономическую жизнь не осталось незамеченным американскими спецслужбами, всегда шагавшими в ногу с научно-техническим прогрессом. В начале ХХ в. Федеральное бюро расследований учредило тотальную слежку за "неблагонадежными" с помощью технических средств. Установка подслушивающих устройств или "жучков", как их называют в США, в квартирах или домах американцев, была прямым покушением на четвертую поправку конституции США, якобы гарантирующую им неприкосновенность жилища. Но это никогда не смущало агентов ФБР и других спецслужб, прикрывающих свой полицейский произвол ссылками на соображения "национальной безопасности".

Совершенствование подслушивающей и подглядывающей аппаратуры в США значительно облегчило проникновение политического и уголовного сыска в дома американцев, которые по наитию считают их "своей крепостью". В наши дни с помощью направленного на стекла окон лазерного луча можно прослушивать все, что происходит и говорится в комнате. Новые технологии, поставленные на службу "стражей порядка", еще больше упростили решение подобных задач репрессивно-полицейской машине США, позволили ей вести интенсивную слежку за миллионами американцев не только на рабочих местах и дома, но и на улицах.

Полицейская слежка в самой "демократичной" стране капиталистического мира приобрела особенно жесткий характер после известных событий 11 сентября 2001 года. Закон о борьбе с терроризмом, принятый Конгрессом США в рекордные сроки, существенно ограничил права и свободы граждан, не говоря уже о "не гражданах" США, и развязал руки ЦРУ, ФБР и их собратьям по грязному ремеслу в прослушивании телефонных переговоров и просмотре электронной переписки в сети Интернет. Тем самым был поставлен крест на правах граждан США даже в области личной жизни - "прайвеси".

Более того, отныне "свободные граждане" Америки, не подозревая об этом, могут попасть в любое время суток в объектив скрытых видеокамер. Полицейские участки по всей стране активно используют их для наблюдения за общественными местами в поисках "крамолы", обращая особое внимание на антиглобалистские и антивоенные акции, протесты и митинги.

В Балтиморе, например, установлено 64 такие камеры, которые круглосуточно следят за отдельными участками города якобы с целью снижения числа уличных преступлений. По словам представителей компании, контролирующей видеокамеры в Балтиморе, они не угрожают "прайвеси" законопослушных граждан, так как полиция просматривает метраж только после поступления сигнала о нарушении, а сам метраж уничтожается по истечении семи дней.

Но в это верится с трудом. Особенно с учетом недавнего предания гласности сведений о том, что американская частная фирма по обработке информации "ЧойсПоинт" торгует базами данных на резидентов 10 латиноамериканских стран. По сообщениям печати, Министерство юстиции США подписало с ней контракт на 67 млн. долл., в соответствии с которым ФБР и другие правительственные агентства США получат доступ к 13 млрд. файлов "ЧойсПоинт", купленных и собранных ею в Мексике, Гватемале, Гондурасе, Сальвадоре, Никарагуа, Коста-Рике, Колумбии, Венесуэле, Бразилии и Аргентине. Ведомство Э.Гувера заплатило ей 8 млн. долл. за досье почти на каждого взрослого латиноамериканца, проживающего в США.

В связи с этим представитель вашингтонского Центра по обеспечению тайны электронной информации К.Хуфнэгл справедливо заявил: "Это - вопрос национального суверенитета. Хотят ли эти страны, чтобы другая страна имела такие расширенные персональные данные на их граждан? Это стимулирует приватизацию ведения досье, передачу этого дела в руки частных компаний. Тридцать лет тому назад ФБР должно было следовать за вами по пятам, чтобы собрать эту информацию. Теперь оно загружает ее в свои компьютеры с веб-страницы "ЧойсПоинт".

В мире чистогана абсолютно все идет на продажу - и персональные досье, и материалы видеосъемки. Бизнес есть бизнес, и дело бизнеса заключается в том, чтобы делать деньги, которые, по американским стандартам, не пахнут. Поэтому на веб-странице "ЧойсПоинт" размещается прейскурант с расценками на информацию об индивидах, проживающих не только в Латинской Америке, но и в штатах Флорида, Техас, Огайо Джорджия и Нью-Йорк. Достаточно заплатить всего 2 долл. и информация о любом лице, внесенном в списки избирателей в Техасе, будет в вашем кармане. "ЧойсПоинт" собирает значительную часть данных по одному и тому же вопросу, но продает их как уникальные и Минюсту, и ФБР, и Пентагону, и другим ведомствам. Спрос рождает предложение. "Чем большей информацией о нашей личной жизни они располагают, тем больше власти над нами они имеют", - говорит Хуфнэгл.

Широкий резонанс в США вызвала установка в г.Тампа в июне 2001 года видеокамер с заложенной в них программой опознавания лиц с целью поимки уголовных преступников и заключенных, сбежавших из тюрем. Эксперимент по сканированию всех прохожих на предмет выявления преступного элемента в толпе не увенчался успехом и через год был отменен. Но, надо полагать, он позволил собрать обильную информацию на горожан Тампы, попавших в поле зрения всевидящих глаз спецслужб с использованием комбинации высоких технологий. Эти видеодосье могут быть востребованы в нужное время в нужном месте.

Сейчас борьба общественности со слежкой переместилась в столицу США. В течение более чем двух последних лет вашингтонская полиция истратила миллионы долларов на установку усовершенствованных систем слежения. В них используются скрытые, обладающие высокой разрешающей способностью камеры с дистанционным управлением и беспроводные услуги всемирной паутины Интернет. Видеокамеры могут брать крупным планом практически любой дом или задний двор в деловой части города.

Столичная система слежки впервые была опробована на эффективность в апреле 2000 года в процессе мониторинга участников маршей антиглобалистов, протестующих против засилья МВФ и Всемирного банка в современном мире. Вести слежку за демонстрантами активно помогали агенты Командования службой разведки и безопасности армии США, которые щедро делилось добытыми сведениями с другими федеральными и местными полицейскими службами США.

Вашингтонская система имеет общий командный центр с Секретной Службой США и ФБР, но была введена в действие без согласования с местными властями, номинально числящимися хозяевами города. В связи с этим городской совет столицы в ноябре 2001 года принял решение, направленное на ограничение использования видеокамер. Оно требует уведомлять общественность перед включением камер, предписывает полиции уничтожать данные по истечении двух недель, запрещает вести звуковую запись и расовое профилирование.

Однако Американский союз борьбы за гражданские свободы (АСБГС), который подготовил альтернативный проект обуздания полицейского электронного произвола, сомневается в действенности этого решения. "Положения этого решения узаконивают использование камер в целях общего видеонаблюдения, - заявил юрисконсульт по вопросам законодательства АСБГС С.Блок. - Это использование очень отличается от камер ночного видения или узконаправленных камер, которые применяются в уголовных расследованиях".

Полиция использовала названные камеры не только для поиска снайперов в федеральном округе Колумбия в октябре 2002 года и во время прошлогодних сентябрьских акций протеста антиглобалистов против МВФ и Всемирного банка. Не менее интенсивно использовались эти орудия видеослежки в период январской акции "в защиту жизни", а также многочисленных антивоенных протестов против агрессивного вторжения США в Ирак в январе-марте с.г.

Несмотря на заверения вашингтонской полиции в том, что она, как правило, только наблюдает, но не записывает акции протеста, в это мало кто склонен верить в США. Особенно после недавнего публичного заявления шефа столичной полиции Ч.Рамсея, санкционировавшего превентивные аресты лидеров движения антиглобалистов, и мэра Вашингтона Э.Вильямса о своем намерении подражать в этом отношении Лондону, где средний гражданин попадает в поле зрения видеокамеры 500 раз в день.

По оценкам, в Лондоне насчитывается около 150 тыс. видеокамер, которые используются, в частности, для взимания налога в размере примерно 8 долл. со всех машин, въезжающих в центр города. Вполне понятно, что это открывает дополнительные возможности для ведения слежки за всеми подозрительными лицами. Однако уровень преступности не только не снизился, но даже повысился в Англии в последнее время, несмотря на установку 2,5 млн. видеокамер в национальном масштабе.

Поскольку столичная общественность активно протестовала против повторения лондонского опыта в США, Рамсею пришлось отказаться от реализации своих далеко идущих планов. Но "Белая книга", подготовленная разработчиком вашингтонской системы слежки, обнаруживает подлинные цели этой программы. В ней отмечалось: "В конечном счете, вашингтонская система соединит вместе видеокамеры, находящиеся в ведении различных муниципальных властей, чтобы включить в нее транспортные средства, школы и потенциально частные источники безопасности. В результате официальные должностные лица, отвечающие за претворение законов в жизнь, смогут рассматривать эти изображения с командного центра и передавать их на компьютерные устройства, уже установленные на большинстве из 1000 патрульных автомобилей, действующих в городе".

Вашингтон не одинок в стремлении к установлению слежки за "свободными" американцами с помощью видеокамер. В марте прошлого года АСБГС обнаружил, что полиция Денвера много лет шпионила за участниками протестов и хранила детальные файлы на них. Они включали фамилии, адреса, биографии и номерные знаки автомобилей всех тех, кто посещал митинги в защиту мира. До какого маразма и беспредела может дойти американская охранка в искоренении инакомыслия, говорит тот факт, что в файлах денверской полиции даже одна из протестантских сект, проповедующих пацифизм (квакеры), значилась как "криминально-экстремистская" группа. Полиция Ворчестера была поймана на том, что фотографировала всех протестующих на митинге в защиту мира в октябре 2000 года, в день, когда США начали варварские бомбардировки Афганистана. Позже было установлено, что полиция вела фотосъемку участников митингов в течение многих лет.

Группы по защите "прайвеси" пытаются сегодня предотвратить возвращение к временам широко распространенных злоупотреблений слежкой в 1960-1970-х годах. Как стало известно, в те годы в списках ФБР числилось 26 тыс. человек, подлежащих задержанию и содержанию под стражей в случае введения в стране чрезвычайного положения. Исполнительный директор вашингтонского отделения АСБГС Дж. Барнс в этой связи отмечает, что многие американцы вынуждены заниматься самоцензурой во избежание полицейского преследования. "Мы не знаем, - говорит он, - сколько людей могут пользоваться своими правами в соответствии с первой поправкой конституции потому, что они боятся слежки".

Веками американцев приучали "Keep smile!", то есть улыбаться потому, что на них смотрят покупатели и потребители, клиенты и пациенты. Так родилась знаменитая американская улыбка, свидетельствующая о радушном отношении граждан Нового Света к посетителям и о том, что у них самих все в порядке, то есть "О.К.". Сегодня учтивая американская улыбка все чаще провоцируется большим количеством всевидящих полицейских видеоглаз на улицах городов в США. Кому хочется из-за "подозрительной рожи", на полицейском жаргоне, попасть в списки "подрывных элементов" или международных террористов с далеко идущими последствиями.

Ведь буржуазия провозглашает гражданские права и свободы в США только для того, чтобы политический механизм диктатуры монополий постоянно игнорировал их на каждом шагу. В этом и состоит главная суть их демократии. (191)


Библиография