ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Полицейский беспредел в США


  • Лишь пара примеров, приведённых в книге Гора Видала "Почему нас ненавидят":
    1992 год. Бриджпорт, штат Коннектикут. Газета «Харт­форд курант» известила, что местная Тактическая группа по борьбе с наркотиками в плановом порядке разгромила дом и предприятие, где проводила «обыск». Полицейские в штатском ворвались к бакалейщику и владельцу рестора­на с Ямайки с воинственным криком: «Стоять, чернома­зые! Ни с места!» Полки были сметены на пол, товар ис­порчен. «Эти люди так и не сообщили, что они из поли­ции», — отмечает «Хартфорд курант». И хотя они ничего не нашли, кроме зарегистрированного ружья, владелец был арестован, его обвинили в «противодействии аресту» и посадили за решетку. Судья позднее закрыл дело.

    Бовард пишет:

    «В 1991 году в Гарленде, штат Техас, полицейские в черном и черных лыжных масках ворвались в трейлер, размахивая пистолетами, взломали дверь спальни, где спал Кеннет Болч с полуторагодовалым сыном. Полицейский заявил, что Болч представлял смертельную угрозу жизни стражей правопорядка, потому что держал в левой руке пепельницу. Так он объяснил, почему выстрелил Болчу в спину и убил его. (Внутреннее полицейское расследование не нашло в действиях полицейского ничего противозакон­ного.) В марте 1992 года полицейская Группа особого на­значения убила в Эверетте, штат Вашингтон, Робин Пратт, мать малолетнего ребенка, во время произведенного без ордера налета, предъявив ордер на арест ее мужа. (Муж Робин Пратт был позднее освобожден, подозрения в отно­шении его не подтвердились.)».

    Кстати, этот прием в духе КГБ — задержать кого-то за преступление, а затем отпус­тить, если данный человек назовет виновного в большем преступлении, — очень часто приводит к ложным или ско­роспелым выводам, на основе которых нельзя действовать столь варварским образом, к тому же без всякой дополни­тельной проверки. «Сиэтл тайме» описывает последние минуты Робин. Когда ворвалась полиция, женщина была дома с шестилетней дочерью и пятилетней племянницей. Когда к ней приблизился с пистолетом в руке самый от­важный полицейский по имени Эстон, второй полицей­ский крикнул: «Ложись!» — и она начала сползать на ко­лени.

    Посмотрев на Эстона, Робин сказала: «Только не трогайте детей...» Эстон навел на нее пистолет и выстре­лил, попав ей в шею. Согласно данным адвоката семьи Пратт Джона Мюнстера, она была жива еще одну-две ми­нуты, но говорить не могла из-за ранения. На Робин, ле­жавшую ничком, нацепили наручники. Очевидно, Эстон боялся воскрешения и отмщения. Не секрет, что американ­ские полицейские редко соблюдают законы страны, когда действуют заодно, и, как может рассказать любой честный судья по уголовным делам, в суде их родной язык — лжесви­детельство.

    Нарушение законных прав составляет злостную упрямую болезнь в Американском обществе. Случайные нападения, совершенные полицией, заканчивались частыми трагедиями с тяжелыми последствиями. Нью-йоркская Городская Полиция сообщила о нескольких преднамеренных случаях стрельбы при преследовании подозреваемых в январе 2003. Четыре человека были убиты полицией в городе с 1 по 5 января в прошлом году. В декабре 2003 черный человек по имени Nathaniel Jones был избит до смерти шестью полицейскими в Цинциннати, что вызвало волну негодования против полицейского зверства в стране.

    Согласно сообщению АГЕНТСТВА АП, женщине в городе Детройте был отрезан один из ее пальцев, и другой палец поврежден полицейскими из-за спора с ними на стоянке автомобилей. В сообщении сказано, что полиция также "боксировала ее уши" и "вырывала ей волосы".

    Соединенные Штаты после террористических нападений 11 сентября выпустили Акт Патриота во имя безопасности страны и антитерроризма, и многое из содержания этого акта существенно вторгается в сферу прав и свобод его граждан, особенно людей этнических меньшинств. Согласно Акту Патриота, правительственные органы получили право прослушивать телефоны граждан, прослеживать их переписку в Интернете и читать частную и электронную почту. ФБР даже позволено следить за кругом интересов читателей. Оно может проверять, что люди берут в библиотеках, чтобы решить, не находятся ли они под влиянием терроризма. Резолюция, принятая в Кембридже, Штат Массачусетс, отметила, что гражданские права Американцев в соответствии с Актом Патриота подвергаются опасности, и поэтому The Sun в августе 2003 формулирует обращение за "свободу читать" (см. The Sun от 18 августа 2003).

    Соединенные Штаты провозгласили, что являются раем для свободных людей, но количество заключенных в Соединенных Штатах остается самым высоким в мире. Число заключенных в стране превысило 2,1 миллионов в 2002 и повышается из года в год на 2,6 процентов, согласно статистическим данным, опубликованным Министерством юстиции в июле 2003. Тюрьмы в национальном масштабе получают 700 новых заключенных каждую неделю, и 701 из каждых 100 000 граждан США находятся в тюрьмах.

    КИТАЙСКАЯ ПОМОЩЬ ДЛЯ США
    http://www.iraqwar.ru/iraq-read_article.php?articleId=42831〈=ru



  • Лиц, заподозренных в США в том, что они являются "агентурой" иностранного государства, как правило, не доводят до суда, а убивают в застенках спецслужб, предварительно вырвав у них надлежащие "признания". Или они гибнут, не сказав ни слова. Причем речь идет об американских гражданах, которые по официальной заокеанской риторике наделены всеми "правами человека".

    Списки замученных, имена которых так и не попали на страницы "свободной печати", вероятно, погребены в сверхсекретных архивах американских спецслужб. Но о страшной судьбе некоторых, бросивших вызов диктатуре железной пяты, мы знаем.

    За примерами, причем новейшими, не нужно ходить далеко. Первая половина семидесятых годов ознаменовалась в США резкой критикой ЦРУ и "разведывательного сообщества" вообще. В критике этой было не только возмущение со стороны порядочных людей, но и озабоченность некоторых кругов тем, что спецслужбы малоэффективны. В ответ ЦРУ дало бортовой залп, выпустив книги своих работников, в которых превозносились "заслуги" ведомства, стоящего на страже интересов железной пяты. Среди таких хвалебных трудов книга бывшего крупного работника ЦРУ Майлса Копленда "Без плаща и кинжала.
    Правда о новой эпохе в шпионаже"[25].

    Это отнюдь не агитка, а излияния профессионала.

    Он заверил подлинных хозяев Америки, что дело защиты их классовых интересов в надежных руках. Копленд точно изложил, что ожидает того, кого считают политически опасным в США. "Если сотрудники (американских) органов госбезопасности убеждены, что подозреваемый виновен, у них нет иного выбора, как арестовать его и сделать все необходимое, чтобы добиться правды, даже если это означает уничтожение любой возможности впоследствии предать его суду. Если задержанный отказывается говорить, сотрудники госбезопасности уводят его в подвал и там, как выразился один мой хладнокровный друг по ЦРУ, "стараются привести его в рассудок". Центральное разведывательное управление "предпочитает, чтобы допрашиваемый "скончался от кори", как острословы ЦРУ именуют этот исход, а не был наказан в судебном порядке". После допросов в застенках ЦРУ допрашиваемого приводят в такое состояние, что его нельзя показать в суде, и "его спокойно ликвидируют способами, ужас которых не поддается описанию".

    В качестве примера Копленд рассказывает об убийстве в 1964 году в застенках ЦРУ американского государственного служащего, зашифрованного им под псевдонимом Мики. Он был схвачен и умер "от сердечного приступа", именно когда следствие заканчивалось... "В его деле не обнаружено ничего выходящего из ряда вон", - докладывал руководитель следствия тогдашнему директору ЦРУ адмиралу Вильяму Рейборну... О деле "Мики" в прессе не сообщалось, ибо гласность не принесла бы никаких выгод".

    Пресса ладно, но родные, семья! "Поскольку "Мики" скончался, - замечает Копленд, - от "сердечного приступа" (а в качестве причины смерти могла бы быть указана "корь" или любая другая выбранная наугад болезнь), его коллеги и их семьи были столь же предупредительны и отзывчивы к его осиротевшей семье, как они отнеслись бы к семье любого другого покойного коллеги".

    Лишь в редчайших случаях человек,прошедший ужасы застенков, выпускается на свободу доживать свои дни где-то в глухом месте под жестким надзором. Но только если это в "государственных интересах". И конечно же, в газетах ни слова"[26]. США вообще давно далеко зашли в своей карательной политике, режим в американских тюрьмах всегда отличался крайним зверством. Еще в тридцатых годах XIX века француз А. Токвилль, книги которого о США считаются классическими, с ужасом записывал поучения смотрителя нью-йоркских тюрем Э. Линдса: "Во время наших разговоров, длившихся часами, г-н Элам Линде постоянно возвращался к одной теме - необходимо начинать с того, чтобы сломить дух заключенного"[27].

    Куда больше ста лет назад реформатор американских тюрем Ф. Грей настаивал: совершенно обязательно "сокрушать и уничтожать свирепым обращением" дух и волю заключенных[28]. Так и "сокрушали", безмерно гордясь своим к нашим дням почти двухсотлетним опытом. Американская журналистка Д. Митфорд, выпустившая в 1975 году очень поучительное исследование о современных американских тюрьмах, подчеркивает: "Я обнаружила, что именно эту двойную цель, в сущности, и по сей день преследует как тюремная администрация, так и сонмы благонамеренных реформаторов, хотя они и не высказываются столь откровенно, как надзиратель Линде, и хотя с годами методы достижения этой цели сильно изменились"[29].

    Изменились прежде всего потому, что ЦРУ выдало надлежащие "научные рекомендации", в том числе по методам физического воздействия на заключенных. Об одном из результатов внушений ЦРУ тюремщикам свидетельствует петиция заключенных в американских тюрьмах, переданная в 1972 году в ООН. Несчастные указали, что в федеральной тюрьме Марион штата Иллинойс, например, введена программа "Асклепион". В петиции перечислены 24 метода физического и психического воздействия. Над США отнюдь не пронеслась буря возмущения, ответственного за введение этих методов М. Гродера всего-навсего пригласили в комитет конгресса, где он дал пространные объяснения, указав на великую пользу того, что в просторечии именуется пытками на почве великой "демократии". Американские исследователи вопроса А. Шефлин и Е. Оптон в 1978 году определили ее суть: "Изменение разума состоит в том, чтобы "разморозить" прежние представления заключенного о себе (то есть свести их к нулю), "изменить" его личность и "заморозить" его новые представления в новой личности". Для этого "прибегают к крутым мерам физического воздействия"[30].

    Карательная политика в США всегда носила и носит ярко выраженный классовый характер, острие ее направлено против тех, кто и без того находится в основании американской политической пирамиды. "Крутые меры" оказались особенно уместными с точки зрения власть предержащих в США именно в шестидесятые и начале семидесятых годов - время массовых выступлений против политики американского империализма в Юго-Восточной Азии... "И в этой связи, - замечает Д. Митфорд, - широкое распространение получил термин "политические заключенные". Этот термин был введен самими узниками, осужденными за преступления, которые в обычном представлении не имели никакой связи с политикой. Они были убеждены, что являются жертвами классового или этнического подавления, что власти пользуются тюремным заключением как средством заставить их принять статус-кво нищеты, бесправия и несправедливости". В США ныне около 1,4 миллиона заключенных, 80 процентов из них принадлежит к 12 процентам трудоспособного населения, получающего минимальные доходы. Вот их и "перевоспитывают", чтобы они смирились со своим положением, безропотно принимали политическую систему, существующую в США. Если так дела обстоят в тюрьмах общего типа, то происходящее в застенках ЦРУ - тайна за семью печатями.

    Нужно было стечение чрезвычайных обстоятельств, чтобы о нравах, царящих в застенках ЦРУ, стало кое-что известно, именно далеко не полностью и под специфическим углом зрения. Заседания комитета палаты представителей, расследовавшего в конце семидесятых годов убийства Дж. Кеннеди и М. Кинга, вновь оживили интерес к деятельности ЦРУ. Перед комитетом прошли отставные работники ведомства, которые отвечали на ряд вопросов. Что касается убийства президента Дж. Кеннеди, то снова всплыло старое - пал Кеннеди жертвой заговора или нет и в любом случае какова роль во всем этом ЦРУ, ФБР, секретной службы и прочих. Почему по крайней мере они не могли уберечь президента? "Расследования" конгресса такого рода непременно кончаются тем, что ЦРУ выходит из них не только чистым, но и как ведомство, постоянно пекущееся о "национальной безопасности" США. В подкрепление этого в процессе "расследования" ЦРУ предает огласке новые факты.

    Так произошло и на этот раз. По осени 1978 года ЦРУ предъявило комитету палаты представителей доказательства своей бдительности и даже сверхбдительности. Речь шла о следующем. В начале 1964 года один советский работник, находившийся в загранкомандировке, изменил Родине и получил политическое убежище в США. Он сразу попал в руки тех, кто принимает предателей, - соответствующее подразделение ЦРУ. Там месяцами жестоко допрашивают любого ищущего убежища в благословенной "демократии" и, лишь удостоверившись в том, что предатель "выпотрошен", то есть передал вес известное ему об СССР американской разведке, разрешают тому влачить жалкое существование на Западе, зачастую под чужой фамилией и неусыпным присмотром ЦРУ. Иные предатели во время этой-процедуры бесследно исчезают, по тем или иным причинам их уничтожают, а о некоторых известно, что они почему-то покончили жизнь "самоубийством". Хотя, казалось бы, нашли, что искали - "свободу" на Западе.

    По роду своей работы предатель представлял, за чем охотится ЦРУ, а посему поторопился выложить следователям то, что составляет государственную тайну. Но он, мелкий чиновник, знал плачевно мало, и "улов" для ЦРУ оказался незначительным, что сразу вызвало подозрения, которые были неизбежны, ибо он, дабы продаться подороже, представил себя крупным работником. В ЦРУ пожали плечами - крупный работник должен знать больше. Стали еще придирчивее в допросах, а тот, дурак и в довершение всего пьяница, поддерживая версию о своей невероятной значимости, вконец заврался. Помимо явных небылиц, предатель "открылся" - он-де лично знал детали пребывания Л. Освальда в СССР.

    А шел 1964 год, работала комиссия под руководством председателя Верховного суда США Э. Уоррена, расследовавшая обстоятельства убийства президента Дж. Кеннеди. Внезапное "признание" предателя прозвучало как разорвавшаяся бомба для руководства американских спецслужб. Все они прекрасно знали о нем - решение о предоставлении политического убежища предателю было принято отнюдь не единолично ЦРУ, а "межведомственным комитетом по вопросам изменников". В него, помимо чинов из ЦРУ, входят представители государственного департамента, разведки министерства обороны, ФБР, военно-морской разведки, военной разведки, Агентства национальной безопасности. Комитет этот выносит решение по делам всех лиц, просящих убежища в США.

    2 апреля 1964 года начальник оперативного управления ЦРУ Р. Хелмс подключил к делу и официальные американские юридические органы - он получил санкцию заместителя министра юстиции Н. Катценбаха, подтвержденную министром юстиции Р. Кеннеди, о заключении перебежчика в тайную тюрьму ЦРУ в нескольких километрах от Вашингтона и применении к нему допросов "с пристрастием".

    В официальных американских источниках дальнейшее рисуется так. Предателя, ожидавшего манны небесной от ЦРУ, вознаградили сполна: его бросили в одиночку без окон, стали применять самые изощренные методы физического воздействия, проще говоря, пытать. Зверски избивали, вводили химические препараты, дабы добиться "правды", а чтобы нарушить биологические ритмы организма, попеременно на недели и месяцы превращали день в ночь обратно. Благо заключенный никак не мог определить время из-за отсутствия окон в застенке. Одели предателя соответственно - в солдатские обноски и держали на диете - каша неописуемого вкуса и гнилые макароны. И так более трех лет. Изменник, конечно, не вызывает никакого сочувствия. Дело не в нем, а в том, что на этом примере отчетливо видны методы американских спецслужб в отношении тех, кто даже ошибочно попадает в их лапы. Отвлекаясь от личности предателя, небесполезно в принципе поставить вопрос - в какой мере все это соответствует хваленой "законности" в США. К сожалению, приходится иллюстрировать на примере этого дела, ибо аналогичные дела, а их, несомненно, немало, просто никогда не становятся достоянием гласности.

    Основанием для заточения этого человека и применения к нему описанных методов были необоснованные надежды добиться сенсационных показаний по делу об убийстве Дж. Кеннеди. Министр юстиции Р. Кеннеди постоянно справлялся у ЦРУ, когда же наконец заключенный "расколется". За каждым обращением министра следовало усиление нажима на подследственного, проще говоря, пыток. Но тому не в чем было сознаваться. 24 июня 1964 года Р. Хелмс в глубокой тайне встретился с председателем Верховного суда Э. Уорреном. О чем точно говорил Хелмс с высшим служителем американской Фемиды, неизвестно, как и не рассекречен протокол заседания комиссии Уоррена, состоявшегося в этот же день. Как бы то ни было, в докладе комиссии Уоррена и в горе сопутствующих документов об обстоятельствах убийства президента Дж. Кеннеди об этом деле ни слова. 28 сентября 1964 года был опубликован известный доклад комиссии Уоррена, в котором также ничего не говорилось об этом деле. В Вашингтоне тогда объявили, что расследование убийства президента Дж. Кеннеди закончено[31].

    Вся эта история гласно всплыла только в сентябре 1978 года в комитете палаты представителей, разбиравшем обстоятельства убийства Дж. Кеннеди и М. Кинга. Как пишет английский журналист А. Саммерс: "Когда об этом необычном обращении (с X) стало известно в комитете по расследованию убийств в 1978 году, это вызвало негодование в конгрессе"[32]. Почему именно? Указанный комитет палаты представителей дал ответ: "Как ЦРУ обращалось с X - его допросы и заточение практически уничтожили возможность использовать его как ценный источник информации"[33]. Вот, оказывается, о чем сожалели ревнители "законности", которые заседают в Капитолии.

    Появилось немало откликов в западной печати. Заслуживает внимания комментарий малоизвестной французской газеты "ВСД", которая в октябре 1978 года заметила по поводу новейшего расследования дела на Капитолийском холме, что "начальник оперативного управления ЦРУ в то время Ричард Хелмс принял решение, имевшее громадное значение для хода расследования случившегося в Далласе. Он просто скинул со счетов свидетельство X. Теперь он оправдывается: "Конечно, то была моя ошибка..."

    Тут последовало главное: Хелмс подтвердил, что получил санкцию заместителя министра юстиции Николаса Катценбаха подвергнуть X "допросу для врагов", то есть применить к нему крайние меры. Три года X сидел в бетонном мешке, на тощей диете, не имел ни с кем контактов, подвергался физическому воздействию, к нему применялись химические средства. Все, чтобы он "сломался". Странное обращение с человеком, искавшим убежища в Америке. Хелмс утверждает, что санкцию на это он получил от Катценбаха 2 апреля 1964 года. "Ничего подобного, - заявил Катценбах комитету конгресса на прошлой неделе. - М-р Хелмс никогда не поднимал передо мною вопроса об X. Я никогда бы не дал ему такой санкции, которую, как он утверждает, получил у меня!"

    Что же все это означает? Либо Катценбах страдает от провала памяти, либо Ричард Хелмс, уже получивший год условно (речь идет о штрафе в 2000 долларов, к которому Хелмс был присужден в 1977 году. - Н. Я.) за лжесвидетельство перед комитетом конгресса, теперь пытается скрыть тот факт, что принял решение в отношении X по собственной инициативе. Еще более впечатляющий факт: 24 июня 1964 года Хелмс в глубокой тайне встречался с председателем первой комиссии конгресса по расследованию убийства Кеннеди, судьей Уорреном. Во время встречи не было сделано никаких записей. Уоррен, должно быть, забыл об этом разговоре. Но что же нашептывал Хелмс в тот день на ухо Уоррену?"[34].

    Французская газета, естественно, не могла решить вопрос, о котором шла речь выше, но очень уместно обратила внимание на то, как в США умеют заметать следы. Примечательно не только это, а то, что лица, которым в США вверено поддержание законности, считают своей обязанностью закрывать глаза на явное ее нарушение, когда на этом настаивают спецслужбы, в первую очередь ЦРУ.

    Осталось досказать немногое. Предателя продержали в застенках

    контрразведки ЦРУ до октября 1967 года, протоколы допросов его достигли почти 1000 страниц. Контрразведчики со временем стали от души советовать ему покончить с собой, а коль скоро он медлил, заговорили о необходимости ликвидировать неудобного свидетеля. До этого дело не дошло. К этому времени обнаружились резкие разногласия между ЦРУ и ФБР, да и в других подразделениях ЦРУ стали скептически смотреть на происходившее - как бы не отбить охоту у предателей просить убежища в США, отчего пострадает оперативная работа ЦРУ. Результатом жаркой потасовки спецслужб было то, что мерзавец выжил, его не ликвидировали, как неизбежно случилось бы в другом случае. Осенью 1967 года его передали в ведение управления безопасности ЦРУ, где допрашивали еще с год, а затем "отпустили" - поселили под чужим именем в доме, купленном ЦРУ, назначили вспомоществование и приняли в американское гражданство. "В обмен он обещает не раскрывать, что произошло с ним в ЦРУ"[35]. На том бы дело и заглохло, если бы не новые внутриведомственные склоки, на этот раз в связи с Уотергейтом. У. Колби, назначенный директором ЦРУ, в интересах налаживания более эффективной работы разогнал руководство контрразведки ведомства, поставив ему в вину, помимо прочего, растрату сил и средств на бессмысленную затею (хотя с первого взгляда было ясно, что X заурядный негодяй, а не законспирированный "советский агент").

    Н. Яковлев. "ЦРУ против СССР".
    http://lib.ru/POLITOLOG/yakowlewnn.txt



  • 08/23/2004

    76-летний американец, получивший пожизненный срок в 1962 году в техасском округе Анджелина, вышел из тюрьмы после того, как было установлено, что признательных показаний от него добились с помощью пыток.

    По информации сайта телекомпании MSNBC, Роберта Кони обвинили в ограблении супермаркета. Шериф и его помощники сдавливали ему пальцы, после чего рука навсегда осталась искалеченной. Сейчас выяснилось, что подобный метод они применяли и к другим подозреваемым.

    В тюрьме Кони провел почти 40 лет. Несколько раз он совершал побеги из разных колоний, но его каждый раз ловили и, в конце концов, он снова оказался в Техасе. Сам факт своего задержания он объясняет тем, что его перепутали с человеком, которого он подвозил в день ограбления.

    "Забавное дело"
    http://www.usanews.ru/news.php?id=471



  • Прежде всего, о впечатлениях. Надо заметить, что почти все наши эмигранты, сменившие родные осины на бетонные джунгли Нью-Йорка или солнечный Лос-Анжелес, в числе всего прочего любят рассказывать, что, дескать, ихняя американская "правоохранительная система" - это, знаете ли, нашим не чета. В том смысле, что копы "лучше" отечественных "ментов", и, причём до такой степени лучше, что даже и сравнивать-то совестно. То есть у нас типа ментовской беспредел, а у них типа высокая культура.

    Истомлённому российскому обывателю сразу рисуется благостная картинка: грубый и грязный российский серошинельник, который матерится (а то и больно дерётся), и, с другой стороны, тамошний - гуманный, весь из себя улыбающийся, законопослушный полицейский в наутюженной униформе с блестящими пуговицами. Он мужественно преследует бандитов, по ходу дела не забывая зачитывать их права, а в промежутках между подвигами переводит через дорогу старушек. Ну, правда, голливудские фильмы иногда показывают полицейских, которые бывают грубыми, но мы же понимаем, что это кино: у них ведь там Законность и Правопорядок, не то что у нас, где отродясь ничего не бывало, окромя дождя, снега, да правового беспредела.

    Однако, если вести разговор дальше, быстро выясняется, что американский культ полиции (который, как и любой другой американский культ, так легко подхватывают наши перелётные птички) основан совсем не на этом. Сами американцы свою полицию любят ровно настолько, насколько боятся - а точнее, любят за то, что боятся.

    А бояться есть чего. На практике копы никак не склонны миндальничать и разводить гнилой либерализм. Возьмём, например, такую опостылевшую всем тему, как нравы наших отечественных гаишников (ныне именуемых непроизносимым словом ГИБДД). Какой водила не проклинал всё на свете, напоровшись на засевших в кустах серошинельников с приборчиком для определения скорости? А блокираторы колёс? А придирки к каким-нибудь заляпанным грязью номерам?.. И мы все, конечно, свято уверены, что в Америке это невозможно? Ха, дудки! Всё то же самое - и конец квартала, когда не собран достаточный урожай штрафов, и спрятанные в кустах полицейские машины, и прочие прелести жизни. Могут и по телефону названивать начальственным голосом из полиции, прося добровольных пожертвований, отмечаемых особой наклейкой на ветровое стекло. Ну а уж про процедуру ареста (в случае подозрения на вождение под влиянием) любой житель Нового Света может рассказать подробнее - про наручники, КПЗ, и далее по списку удовольствий. А если кому вдруг не посчастливится заехать в особые поселки, где живут или отдыхают весьма состоятельные жители, желающие покоя и уединения, то лучше бы туда и не заезжать. А про "нарушать чего" - такой и мысли не держите.

    Особенно интересны мелкие подробности. Например, в случае проверки документов водитель должен подать офицеру права через окошко, после чего положить руки на руль и замереть, и ни в каком случае не пытаться что-нибудь поднимать или поправлять - это может навести полицейского на мысль, что вы задумали что-то нехорошее. Команда "выйти из машины - руки на капот - ноги на ширину плеч" выполняется "на раз" и беспрекословно. Впрочем, перечить полицейскому нельзя ни в каком случае: это может обойтись очень недёшево... И так далее, и тому подобное.

    Интереснее всего то, чего американская полиция не делает. Например, от американского полицейского редко услышишь длинную матерную тираду в свой адрес. Но - и это очень важное но! - отнюдь не потому, что сие запрещено законом или противоречит "общей культуре". Просто-напросто американскому полицейскому достаточно один раз косо глянуть на нарушителя, чтобы тот ощутил себя неуютно. А уж в ситуациях, когда российский милиционер долго и злобно матерится и грозит "составлением акта", американский коп может спокойненько, не тратя лишних слов, заломать руку и приложить клиента о капот. И потом ещё пришить "оказание сопротивления полиции".

    Да, американская полиция не берёт взяток. Потому что это очень сытые, очень сильные (прежде всего физически, но не только), убедительно выглядящие (что чрезвычайно важно!), обладающие безусловными правами, и пользующиеся столь же безусловным авторитетом у населения люди. Рядовой российский "работник правоохранительных органов" по сравнению с заокеанским копом выглядит как бездомная дворняга сравнительно с хорошо выкормленным и ухоженным псом надлежащей породы, которому достаточно только приподняться да посмотреть на незваного гостя - и того мигом сдует. А потому и мирному обывателю, и правонарушителю хочется подчиниться копу - сразу, не думая, инстинктивно. Потому что с первого взгляда ясно: люди-то серьёзные, выпендриваться - себе дороже.

    Американская правоохранительная система (как, впрочем, и все американские силовые институты) построена не столько на принципе применения силы, сколько на её умелой демонстрации. Разумеется, в критических случаях эта сила бывает без колебаний пущена в ход. Но тут нужно понять сам принцип: применение силы есть крайний вариант её демонстрации, а никак не наоборот. Хороший полицейский - тот, кому просто не нужно постоянно хвататься за револьвер: нарушивший закон человечек должен трястись, как осиновый лист, от одного вида служителя порядка. На это работает всё - начиная от правильного американского гражданского воспитания, и кончая внушительным ростом и грозным видом копов. И, разумеется, кулаки и стволы: сила должна быть реальной, всегда готовой к применению, хотя и не напрашивающейся на него.

    Константин Крылов „Американский городовой“.
    http://www.specnaz.ru/archive/11.2000/2.htm



  • Десятка полтора полицейских вломились в забитый старшеклассниками вестибюль средней школы в городке Гуз Крик (Гусиный ручей -пер.) утром 5 ноября 2003 г., заставив 107 школьников лечь лицом вниз под дулами пистолетов.

    Этот десантный налет был частью операции против наркотиков в Страффордской средней школе в городке с тридцатитысячным населением к северу от Чарльстона. Школьные камеры слежения - всего их в здании 48 - сохранили изображение напуганных учеников, на 14 из которых полиция надела пластиковые наручники, съежившихся под оружием, нацеленным им в головы, пока полицейские собаки вынюхивали марихуану.

    Никаких наркотиков не было найдено и никто не был арестован. На одной из видеокассет можно видеть полицейского, хватающего сидящего школьника, бросающего его на бок и прижимающего к полу.

    Ученики и родители были вне себя от негодования. Один из родителей - Натаниэль Оди -отправился утром в пятницу в полицейский участок подать жалобу на обращение с его сыном-баскетболистом, которого приволокли из другой части школы и заковали в наручники. Он сказал, что его сын жаловался, но наручники на него все равно надели.

    Четырнадцатилетний Аарон Симс рассказ журналистам : "Они наставляли на них оружие, ставили их лицом к стене, хватали их портфели и обыскивали. Они просто ворвались и схватили моего друга, даже не сказав, в чем дело и что будет...Я испугался."

    Полицейская операция вызвала бурю протестов против нарушения гражданских прав старшеклассников. Грэхэм Бойд, руководитель отдела "борьба с наркотиками" Американского Союза за Гражданские Права (АСГП) заметил "совершенно непозволительно напускать полицейских с обнаженным оружием на школу". Он пояснил, что полиция имеет право преследовать только отдельных студентов, против которых есть четкие доказательства деятельности, связанной с наркотиками.

    Это наглое покушение на конституционные права старшеклассников произошло не в вакууме, а в конкретной социально-политической обстановке Южной Каролины. Экономический спад трех последних лет произвел на регион опустошительное воздействие.

    Уровень бедности в штате рос быстрее, чем почти во всех остальных южных штатах. Согласно недавней оценке американского бюро переписи, 13.5% южнокаролинцев живут сейчас за официальной чертой бедности. Это около 540 000 человек всех возрастов, включая стариков, матерей-одиночек и детей. Уровень бедности определяется в 12 400 долларов в год для семьи из двух взрослых и одного ребенка. Бюро переписи сообщает что 26.4% черного населения штата живет ниже этого уровня.

    В обстановке сокращения шансов найти работу и исчезновения надежд на лучшее будущее, старшеклассники тянутся к армии и резервной службе как единственному средству продолжить образование и получить возможность на приличную работу и жизнь. Южная Каролина - среди наиболее тяжело затронутых потерями в войне с Ираком.

    Менее чем в 100 километрах от Гуз Крик - Оранжбург, городок вполовину меньше по размерам, но в остальном - очень похожий. Экономический кризис оставляет всему молодому поколению мало возможностей, за исключением военной службы.

    В Оранжбурге меньше 13 000 жителей. За последние три месяца, три выпускника средней школы Оранжбург-Уилкинсон погибли в Ираке. Самый последний из них - армейский специалист Дариус. Т. Дженнингс, выпускник 2000 года - один из 16 погибших в сбитом вертолете Чинук, везшем солдат в отпуск.

    Мать Дженнингса - Харриет Е. Джонсон сказала журналистам: «Я просто не понимаю, почему они там. Они там говорят, что не хотят нас там и они будут убивать американских солдат...Так почему их не забрать оттуда?» Она рассказала, как ее сын пошел в армию после школы и хотел пойти в колледж, стать фотографом и учить детей.

    В школе Оранжбург-Уилкинсон 85% из 1300 школьников имеют право на бесплатный или уцененный обед, полагающийся детям из семей с низким доходом. Более 10% школьников сейчас участвует в подготовке к службе в национальной гвардии.

    Политическая атмосфера, при которой полиция чувствует себя вправе совершить налет на школу с оружием наголо в Гуз Крик, тесно связана с американской политикой в целом, включая резкое сокращение гражданских прав под предлогом «борьбы с терроризмом».

    Более того, безработица и бедность в регионе и в большинстве США, сопровождаемая ростом недовольства ежедневными потерями в ходе незаконной войны в Ираке, вызывают все большую напряженность, что выражается в том числе в полицейском насилии.

    http://www.left.ru/2003/21/rili97.html



  • В Западной Вирджинии, 15-летняя девочка борется с Верховным судом своего штата. Шесть недель назад Кэти Сиерра была отстранена от занятий в средней школе Чарльстона. Она совершила два чудовищных преступления. Первое состояло в том, что она написала заявление о своем желании создать в школе клуб анархистов, второе - она собиралась прийти на занятия в футболке, на которой было написано: "Против Буша и против Бин Ладена" и "Когда я увидела по телевизору мертвых и умирающих афганских детей, у меня снова появилось чувство национальной безопасности. Боже, благослови Америку!" Завуч утверждает, что поступки Кэти мешали образованию других школьников. "Для моих учеников,"- объяснил он, "слово анархия означает нечто злое и ужасное." Суд графства поддержал решение школы, а в конце ноября суд штата отказался принять к рассмотрению иск Кэти, в котором она требовала защитить свое право на свободу слова.

    Кэти - лишь одна из многих молодых диссидентов, которые сегодня борются за наиболее элементарные политические свободы. За несколько дней до ее отстранения от занятий, 19-летняя студентка технического колледжа города Дурхем, Северная Каролина открыла дверь и увидела на пороге трех агентов Службы безопасности (тайная полиция США, призванная обеспечивать безопасность президента и правительства - прим. пер.). Они сказали ей, что получили сведения, что она хранит "анти-американские материалы". Кто-то заметил висящий на ее стене плакат против смертных казней, которыми увлекался нынешний президент США в его бытность губернатором Техаса (при Буше Техас был в этом далеко впереди всех остальных штатов). Они также спросили ее, имеется ли у нее про-талибанская пропаганда.

    10 октября, 22-летний Нейл Годфри готовился сесть в самолет, летящий из Филадельфии в Феникс, когда ему запретили лететь на том основании, что при нем был роман писателя-анархиста Эдварда Эбби (Edward Abbey). В начале ноября в аэропорту Бангор (штат Мейн), антивоенную активистку Нэнси Оден окружила группа национальных гвардейцев, вооруженных автоматами. Они запретили ей лететь, потому что она "представляла опасность".

    Талибан Запада
    http://www.left.ru/2001/36/monbiot49.html



  • При президенте Эйзенхауэре, когда в начале пятидесятых годов в США господствовал фашистский террор против коммунистов и сочувствующих, известных в истории под названием маккартизм или борьба с «антиамериканской деятельностью», охранка арестовала учёных супругов Розенберг, евреев, которых обвинили в похищении секретов атомной бомбы. Только недавно в американской прессе написали, что этого секрета супруги не похищали и не могли похитить. Причём по американскому закону нельзя было казнить за шпионаж в мирное время. Однако в США наплевали на закон и казнили супругов. Причём мужу предлагали «сотрудничество», чтобы оклеветать СССР и коммунистов, одним из которых он был. А так как ему признаваться было не в чем, он отказался. Тогда арестовали его жену Этель, объявили соучастницей, судили и казнили. Сначала его, потом её. Вот вам и «презумпция невиновности»: она в США есть, но видите, как ею пользоваться!.. Себе дороже будет!

    А уж совсем недавно в США арестовали советского, а потом и российского разведчика Олдриджа Эймса. Его преступление заключалось в том, что он выдал нашей стране имена предателей из числа советских граждан, работавших в качестве шпионов на США, и их у нас судили и расстреляли. За это его здесь провозгласили «гнусным предателем». Арестовали его и жену. Дома остался маленький их сын. Эймсу пригрозили, что, если он не будет «сотрудничать», то и его жена будет считаться его соучастницей-шпионкой и получит, как и он, пожизненное заключение, а их сына, которого они больше никогда не увидят, будут воспитывать в детдоме. Но в случае согласия его на «сотрудничество» ему гарантировали, что его жене дадут всего четыре года по другой статье: «за недонесение» на мужа. http://www.left.ru/2002/5/kovalev55.html



ЮРИДИЧЕСКИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ ОПИСЫВАЕТ ПОЛИЦЕЙСКОЕ НАСИЛИЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПРОТЕСТУЮЩИМ ПРОТИВ ФТТА В МАЙЯМИ


16 декабря 2003 года. Сюзанн Смизер


Никки Хартман молится, стоя на коленях | Никки, раненая в голову, убегает от полиции

Предисловие переводчика.Статья была опубликована на троцкистском сайте, однако написана она не с троцкистской, а вполне либеральной позиции - так сказать, пережитков американской веры во «власть закона», «должный процесс» и прочие выброшенные нынешними властями США за ненадобностью фамильными реликвиями буржуазной либеральной демократии. Самой логикой новейшей истории либерализм вытесняется за пределы «общепринятого» в США. Нашему читателю, мне кажется, стоит обратить особое внимание на то, что демонстранты ни в коем случае не посягали на «смену режима» в США и действовали исключительно ненасильственными методами. Сравните-ка это с недавней «революцией роз» в Грузии. Старую горькую латиноамериканскую шутку: в США не может быть военного переворота, потому, что там нет посольства США, можно перефразировать так: в США не может произойти ненасильственной смены режима, потому, что ЦРУ и Сорос ее не профинансируют. Стоит также заметить, что Майями - оплот кубинской контрреволюции, выступающей за «демократию» на Кубе, и Флорида - тот штат, где президентские выборы 2000 года были проведены с колоссальными нарушениями закона. Губернатор Флориды - родной брат Буша. На «оккупацию» Майми были потрачены средства из 87 миллиардов, выделенных недавно на оккупацию Ирака и Афганистанa.

Статья написана журналисткой, сотрудничавшей с Защитой Активистов Майами (ЗАМ) и была юридическим наблюдателем от Национальной Лиги Юристов(НЛЮ) во время демонстраций прошлого месяца в Майями против Зоны Свободной Торговли Америк (ФТТА).

Спускается ночь и десятки полицейских в полном боевом облачении проводят аресты. Некоторые из мужчин и женщин, на которых надевают наручники и уводят, протестовали у ближайших тюрем, где держат их товарищей-активистов. Другие просто пытались пройти из магазинов и ресторанов к своим машинам.

В закусочной, где за несколько минут до того на молодого человека, говорившего по телефону-автомату, вдруг набросились и надели наручник, полиция угрожала группе молодых людей, спокойно сидевших за столиком снаружи, арестом за «праздношатание и бродяжничество». Но эти граждане вежливо сказали полицейским, что они только пытаются вернуться в свои машины и хотели бы знать, как это сделать и не быть арестованными на оцепленных полицией улицах. Адвокат спросила полицейского, почему он хватает этих безобидных, перепуганных подростков и юношей. Тот в ответ с самодовольной полуухмылкой сказал, что получил приказ - судья потом разберется, кто нарушил закон, а кто нет.

Адвокат уговорил полицию дать им разойтись. Потом она, я и двое других юридических наблюдателей НЛЮ сопроводили перепуганных молодых людей, включая двух медиков, к их машинам, пока полиция указывала прохожим, куда можно идти, а куда нет. Над головой черные вертолеты летали в боевом строю как огромные хищные птицы. Все это было похоже на фильм о войне.

Ранний вечер 21 ноября 2003 года, того дня, когда десятки тысяч прошли по бульвару Бискайн с протестом против встречи на высшем уровне по вопросу ФТТА. Описаное выше - часть того, что городские власти с городстью именуют «образцом внутренней безопасности». Для меня, это второй день осады Майями. Граждане, с которыми я беседовала, чувствовали себя как угодно, только не в безопасности. Они озадачены, обеспокоены. «Что случилось с нашим городом?», спрашивают они. «Что случилось с Америкой?»

Видео и фотоснимки дают пугающие ответы на эти вопросы:

Мужчина средних лет потрясенно глядит в объектив, красные струи текут по его лицу, как будто он принял кровавый душ.

Белокожая жещина поднимает футболку и показывает грудь темно-филолетового цвета, кроме тех мест, где синяки черные. Большой кусок мяса вырван рядом с соском. Она похожа на жертву садиста, но она - просто демонстант, которой не повезло - в нее попала одна из пуль, которыми полиция стреляла «для поддержания спокойствия».

Аккуратно подстриженный юноша молится, стоя на коленях. Без предупреждения, полиция набрасывается на него с огромным щитом, бьющим током - предназанченным для обезвреживания буйных заключеных. Они гонят перепуганного насмерть по улице, а сотни смотрят на это в ужасе.

В центре Майями полицейские совершают превентивные аресты, не обращая большого внимания на гражаднские права и Билль о Правах, который как считается, гарантирует свободу слова и мирных собраний, как и свободу от необоснованных обысков и арестов.

Марк Алайн Стейер, адвокат и член НЛЮ, представитель коллектива юристов ЗАМ, описывает свой арест:

Ранним утром 20 ноября Стейер находился на Майами Авенью в своей шляпе ярко-зеленого цвета с надписью «юрист-наблюдатель». Он говорил по сотовому телефону и его магнитофон был включен. Полицеский капитан, которого он помнил после встречи накануне, приблизился на мотоцикле. Стейер кивнул ему. Затем, вспоминает Стейер, «он схватил меня за руку и оторвал крышку моего телефона. Он толкнул меня и швырнул на землю, не говоря ни слова. Другие полицеские, которые тоже были тут - человека два или три - прыгнули мне на спину и надели на меня наручники». Это насилие использоваось, хотя Стейер сообщил полиции, что он - юрист и юридический наблюдатель, и слышал, как один из них сказал несколько раз: «Он не сопротивляется».

Затем полиция рывком поставила Стейера на ноги и отвезла в участок снять отпечатки и составить протокол. Он помнит, как слышал такие рассуждения полицеских: «лишат его за это права быть адвокатом?» Его обвинили в препятствовании правосудию без насилия и освободили, дав только заключение об аресте - никаких квитанций за конфискованые кассеты, сломанный телефон (оставшийся на мостовой) и разбитые очки. Они предложили ему медпомощь для поврежденных коленей, в тюрьме, но он отказался, сказав, что обратится к врачам, обсуживающим центр помощи демонстрантов.

С точки зрения полиции юридические наблюдатели из неизбежного раздражителя превратились в законную добычу. Согласно стандартам «правосудия» оккупированного Майями, со Стейнером еще не так плохо обошлись. Другие юридические наблюдатели попали в тюрьму, где им не давали пить или пойти в туалет 9 часов, или больше.

Еще худшая участь ожидала 250 «рядовых» арестованных. Женщина описывает, как четверо мужчин полицеских заставили ее раздеться для обыска, а потом оставили голую. Мужчина с контактными линзами мучился от боли, после того, как ему в гдаза пустили перечный газ, но ему отказались дать воды промыть глаза.

Но не обязательно быть арестованным, чтобы чувствовать себя угнетенным в Майями в эту неделю. Автобусы, полные демонстрантов, в основном пенсионеров, свяазнных с крупным профсоюзом, не пропустили в центр вообще. Те, кто туда все-таки попали, обнаружили ряды полицеских, размахивающих дубинками, прегражадющих путь к передвижным туалетам.

Женщина лет двадцати, обучавшая в тот день уличных медиков («скорую помощь» для демонстрантов -пер.), вспоминает:

«Когда приблизился вечер...мы четверо заметили, что за нами следит пара полицеских...У меня возникло странное предчуствие. Я как-то отогнала его, зная, что мы не делаем абсолютно ничего даже немного незаконного, так что все в порядке. Я ошибалась.

Когда мы подошли к входу в метро, нас внезапно окружила толпа полицаев на мотциклах. Они схватили наши рюказаки и немедленно начали их обыскивать. Они начали отделять нас друг от друга и требовать документы.

Мои ответы они начали быстро заносить на бланк. Они вытащили вещи из моей сумки, инструкции, которые я раздавала на занятии с медиками... Они просмотрели мой личный дневник, что заставило меня чувствовать еще более униженной, чем после обыскивания и обхлопывания несколькими минутами раньше.

В первые полчаса я помню, что говорила только : «За что меня задержали?» Один полицейский ответил, что мы соотвтетсвуем описанию четырех людей, убегающих по улице, меняющих одежду и скрывающихся от полиции».

Активист средних лет в инвалидном кресле вспоминает: «Мы видели, как демонстрантов били щитами и дубинками, и опрыскивали газом без всякого повода. Группа уличных медиков оказывала первую помощь раненым демонстантам у витрины, когда я и мой друг были разделены...Я продвинуся на север вдоль Бискайн в сторону шеренг полицеских. Я добрался почти до конца квартала, когда полиция начала стрелять шоковыми гранатами. Кто-то схватил ручки моего кресла и бегом отвез меня дальше к северу.

«Спасибо за то, что спасли меня оттуда», сказал я наполовину всерьез. Это оказалась симпатичная молодая женщина, мы попали в тупик под метромостом. Мы были в двух кварталах от полицейских шеренг, двигающихся по улице и гонящих перед собой группу «Зона Свободного Хищничества Америк».

«Испугались?» - спросила она. Она тяжело дышала от усилий и смеси возбуждения и старха. «Нет», -ответил я откровенно. «Не их. Они только выполняют приказы.»

Я указал на отель Интерконтинеталь и добавил: «Те, кто отдают приказы, вот их я боюсь». В тот момент мы обнаружили в Майями две вещи: несдерживаямая алчность за закрытыми дверями и страсть, озабоченность и сочувствие на улицах. Она двинулась по Бискайн. Шеренги антибунтовской полиции перекрыли доступ в боковые улицы. Я никогда не узнал ее имени, и она не спросила моего. Два незнакомца, беспокоящихся друг о друге и нашей демократии были изгнаны с улиц Майями. Теперь речь пошла о голом насилии. Кто будет приказывать и сколько будет протестовать.»

Что потребуется, чтобы залечить раны, полученные Свободой в ту неделю?

Еще один юридический наблюдатель предложил некоторые ответы в своем письме в Майями Геральд:

«Жители Майями имеют право знать правду о том, что случилось во время демонстраций 20 ноября, так что они могу оценить сами поведение полиции. Письмо начальника полиции Тимони, опубликованное в вашей газете 30 ноября («АФТ-КПП должен посмотреть на себя...) описывает события 20 ноября как полную выдумку.

Обвинение : «Тут, без всякого повода и предупреждения, сотни демонтсрантов, оставшихся на улице, начали нападать на полицию на Второй улице и Бискайн бульвар. Разного рода мусор, пули и слезоточивый газ полетели в полицию... Отдельные группы полицейских начали рассевать буйную толпу»

Правда: в 3.50, когда большинство демонстрантов-профсоюзников уже ушли..., шеренги полицеских в полном боевом снаряжении и касках двинулись с Первой улицы на толпу демонстрантов, выкрикивавших лозунги против ФТТА. Полиция толкала демонстрантов в толпу, стоящую сзади. Попавшие в ловушку не могли никуда деться и были сбиты ударами на землю и или избиты дубинками. В то же время полиция издалека выпустила залпы слезоточивого газа в толпу напуганных демонстрантов, пока те отступали от приближающихся полицейских. Потом полиция начала стрелять в них дробью. Были сделаны сотни выстрелов и десятки были ранены. Демонстранты получили ранения в голову и лицо резиновыми пулями и платиковыми пулями с химическим наполнением. Когда толпа демонстрантов рассеялась к северу от Бискайн в сторону Третьей улицы, полицейское наступление приостановилось, но стрельба продолжалась, как и слезоточивый газ. Некоторые демонстранты хватали банки с газом и швыряли их обратно в полицию...

Обвинение : Многочисленные предупреждения полици и приказы разойтись не были выполнены...

Правда : ни разу демонтсрантам не было приказано разойти, и их не предупреждали. Шеренги полицеских двигались прямо на демонстрантов без предупреждения и повода. Не сумевших убежать избивали полицескими дубинками.

Полиция Майями - неподходящая инстанция для расследования своих собственных действий. Только независимое и беспристрастное расследованеи может определить степень правдивости заявлений Тимони и его письма.

Мое описание событий основано на личных наблюдениях. Я находился прямо перед рядами полиции на бульваре Бискайн в то время.»

Перевод Аллы Никоновой
http://www.left.ru/2003/23/smizer99.html



Оригинал, который хуже копии...


Иван Леонидов, 20.03.2005

Управление информации Государственного Совета Китайской Народной Республики обнародовало "Обзор нарушений прав человека в США за 2004 год". Он подготовлен в ответ на опубликованный 28 февраля 2005 года Госдепартаментом США "Доклад о соблюдении прав человека в странах мира за 2004 год", в котором в очередной раз дядя Сэм попытался выступить в роли "всемирного полицейского в области прав человека".

Однако любому незашоренному человеку понятно, что в данном случае Штаты действуют по принципу "сам себя не похвалишь, никто не похвалит". Ведь чего стоит забота о правах человека для американцев, наглядно показали в прошлом году военнослужащие Вооруженных Сил США в Ираке. Скандальные факты издевательств над заключенными тюрем шокировали общественность и вызвали осуждение мирового сообщества.

Однако, судя по "Обзору..." Госсовета КНР, отношение американских вояк к заключенным в иракской тюрьме Абу-Грейб — экспортный вариант поведения работников правоохранительной системы в самих США, так сказать, копия. Оригинал, как оказалось, находится за океаном.


ТОЛЬКО ФАКТЫ

1. "Серьезную проблему представляют совершаемые полицией и сотрудниками правоохранительных органов США насилие и нарушения прав человека. В настоящее время на вооружении более 5000 сотрудников правоохранительных органов США находится система дистанционного ударного электронного отражения TASER (Tele-Active Shock Electronic Repulsion), представляющая собой электрическое ударное ружье, которое для поражения цели излучает электрический заряд порядка 50 000 вольт. С 1999 года 80 человек скончались в результате применения TASER, 60% смертельных случаев от его применения приходится на период с ноября 2003 года по ноябрь 2004 года".

2. "Как показывают данные одного исследования, за 17 лет в период с 1985 по 2002 годы применение полицейскими Лос-Анджелеса огнестрельного оружия против водителей автотранспорта возросло более чем в 100 раз, в результате чего погибло не менее 25 человек и 30 человек получили ранения. В 90% случаев оружие применялось неоправданно (газета "Лос-Анжелес Таймс" от 29 февраля 2004 г.)".

3. "Как сообщается в номере "Нью-Йорк Таймс" от 19 апреля 2004 г., изучение материалов по 328 уголовным делам, обвиняемые по которым были впоследствии выпущены в связи с судебной ошибкой, дает все основания предполагать, что в настоящее время в тюрьмах находятся тысячи ни в чем не повинных граждан. Расследование вскрыло факты незаконного осуждения за убийство 199 человек, которые были впоследствии освобождены, 73 из них были ранее приговорены к высшей мере наказания. Более чем в половине подобных случаев осужденные находились в заключении свыше 10 лет".

4. "США характеризуют себя как "рай для свободных людей", в то же время число граждан, лишенных свободы, в этой стране остается одним из самых высоких в мире.

По данным Министерства юстиции США, число содержащихся в заключении в тюрьмах США выросло в 6 раз с 320 тыс. в 1980 г. до рекордных отметок в 2 миллиона человек в 2000 году. С 1995 года по 2003 год число заключенных в тюрьмах возросло в среднем на 3,5% по стране, что составляет 1 заключенный на 142 жителя".

5. "Большинство тюрем США переполнено, но и это не решает проблему размещения заключенных. За последние 10 лет государство ежегодно тратит более 7 миллиардов долларов США на строительство новых тюрем. Для сравнения: с 1984 года в штате Калифорния открыт всего один колледж и 21 новая тюрьма".

6. "Тюрьмы разрастаются и становятся все более привлекательными предприятиями в глазах инвесторов. В настоящее время штат работников тюрем составляет 530 000 человек, таким образом, пенитенциарная система является вторым крупным работодателем в США после компании "Дженерал Моторс". Все большее распространение получают частные тюрьмы. Суммарная стоимость продукции и услуг, произведенных заключенными, возросла с 400 миллионов долларов США в 1980 году до 1,1 миллиарда долларов США в 1994 году".

7. "Жестокое обращение с заключенными повсеместно встречается в американских тюрьмах и местах заключения, порядок в которых зачастую оставляет желать лучшего. По данным газеты "Лос-Анжелес Таймс" от 15 августа прошлого года, распоряжениями суда в более 40 государственных тюремных учреждениях признаны имевшими место проявления жестокости по отношению к заключенным, факты переполненности камер, недостаточного обеспечения продовольствием и медицинским обслуживанием".

8. "В американском издании журнала "Ньюс Вик" сообщается о том, что в штатах Пенсильвания, Аризона и др. в качестве обыденной процедуры перевода в новую тюрьму или в другое здание в пределах одной тюрьмы заключенных заставляют на виду у всех снимать с себя всю одежду. Унижениям подвергаются заключенные мужского пола, которых заставляют переодеваться в розовое женское белье. Осужденных впервые часто подвергают избиениям и оскорблениям и иногда заставляют ползать на четвереньках".

9. "В тюрьме г. Нью-Йорк заключенных ставят нагими к стене, связывают руки и подвергают публичным унижениям в виде принудительного досмотра. Некоторых заключенных вынуждают стоять обнаженными перед группой женщин-охранников. Некоторые заключенные женщины, будучи закованными в кандалы, вынуждены в таком виде посещать медицинские учреждения тюрем и ухаживать за ребенком, некоторые заключенные женщины рожают в тюрьмах без родовспоможения, а отдельных заключенных после операции кесарева сечения привязывают жгутом к койке".

10. "По некоторым оценкам, более 80 тыс. заключенных женщин в Соединенных Штатах имеют детей, а общее число несовершеннолетних детей американских женщин-заключенных составляет до 200 тыс. человек. В стране насчитывалось более 3 тыс. беременных женщин, с 2000 по 2003 год находящихся в заключении, в данный период в тюрьмах родилось более 3 тыс. новорожденных (Mexico’s Milenio за 21 февраля 2004 г.)".

11. "По некоторым данным, более 40 тыс. заключенных содержались в так называемых "сверхрежимных тюрьмах" (super jails), в которых заключенные помещаются в очень малые по площади камеры, им не разрешаются контакты с другими заключенными или персоналом тюрем, разрешены физические упражнениям не более одного часа в день".

12. "Сексуальное насилие и агрессия являются распространенными явлениями тюрем Соединенных Штатов. По данным газеты "Нью-Йорк Таймс", в октябре 2003 года по крайней мере 13 процентов заключенных в стране подверглись сексуальному насилию ("Иск бывшего заключенного заставляет взглянуть на проблему сексуального рабства в тюрьмах", газета "Нью-Йорк Таймс", 12 октября
2004 г.). 21% процент заключенных в тюрьмах семи центральных и западных штатов США по крайней мере один раз подвергались сексуальному насилию после заключения. Данный показатель выше среди заключенных женщин, а четверть заключенных женщин подверглась насилию со стороны охранников тюрьмы".

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/tiki-read_article.php?articleId=43574



Бедняки в США - это не люди. Поэтому, руководствуясь давним полуофициальным принципом мировой демократии, полицаи регулярно ездили «развлекаться» в трущобы Лос-Анджелеса. Там они от безделья открывали пальбу по инвалидам, беспричинно арестовывали всех, кто им почему-то «не понравился» или, наоборот, «понравился» и использовали их в качестве «груши» для отработки приёмов бокса. Для того, чтобы выполнить план, они подсовывали бесправным беднякам оружие и наркотики и получали все необходимые премии и прибавки за поимку.


Особенно полицаи неистовствовали в самом нищем районе Лос-Анджелеса Рампарт. Полицаи попали под суд случайно и дали им всего по нескольку лет тюрьмы. На суде они вели себя вызывающе, показывали всячески своё превосходство и презрение к присяжным. Мусора отлично знают, что власти их в обиду не дадут и очень быстро «помилуют». Их адвокаты на суде обнаглели полностью. Один из них гордо заявил: «это наши герои, т. к. они избавили город от паразитов», а паразитами в США считаются все люди, зарабатывающие меньше, чем 50000 долл. в год.

http://www.duel.ru/200104/?04_7_10



Во время американской войны во Вьетнаме по всей стране поднялось антивоенное движение, костяком которого были студенты (естественно, не из миролюбия, а из обычного эгоизма - ну не хотелось им воевать во Вьетнаме). Выступления жестоко подавлялись властями, иногда против студентов бросали даже военную технику, а количество жертв столкновений переваливало за количество убитых в тот день на войне. На фото - 1970, Kent State University (Ohio), 4 студента были застрелены Национальной гвардией во время демонстрации. Президент Никсон шокировал тогда весь мир, назвав протестующих студентов "бомжами".





Психоз внутри США нарастает? Полиция нападает на граждан


usatruth.by.ru: Извиняюсь за плохой перевод
24.08.2005

Полиция в Питсбурге атаковала протестующих против набора в армию Taser-ами, собаками и перцовыми баллончиками.

Две женщины протестующие против войны в Ираке были доставлены в госпиталь в воскресенье. Когда полиция разогнала несакционированый митинг из примерно пяти дюжин участников занявших одностороннюю улицу около центра по набору в армию.

Дэвид Миеран, который помогал организовать этот протест, обвинил полицию в «несоответствующем и необоснованном применении силы».

Сержант, Клинт Винклер, инспектор по законности, рассказал Associated Press что одна женщина которая не уходила была подавлена при помощи Тэйзера (http://www.membrana.ru/articles/technic/2002/01/14/192500.html). Он также подтвердил что другая женщина была покусана полицейской собакой за ногу когда она отказалась подчиняться приказам полиции разойтись.

Обе женщины и один мужчина участвовавшие в марше были арестованы , по словам Винклера.

«Их попросили разойтись, мирно разойтись, и не получив результата, мы начали движение по улице – офицеры спереди, собаки К-9 сзади нас, и начали вытеснять толпу вниз по улице», говорит Винклер. По его словам митинг прекратился после проведенных арестов.
Во время акции протеста пункт набора в армию не работал.

http://media.indypgh.org/uploads/2005/08/taser1_edit.mov (видео)
http://www.gnn.tv/headlines/4424/Police_attack_protesters_with_tasers_and_dogs



С молодежью штата Юты обращались как с террористами!


Прошлой ночью меня пригласили сыграть около часа на одном событии за городом Солт Лэйк Сити, Юта. Шоу было хорошо подготовленным, было предварительно продано 700 билетов и всего ожидалось до 3000 человек. Промоутеры провели замечательную работы с шоу. Они даже сделали слипы со вставленными флаерами для распространения их через местные магазины.

Итак, мы начали шоу около 11:15 и это было действительно круто. Все происходило на открытом воздухе в долине окруженной горами. Там было классное световое шоу которое попеременно освещало горы, музыка гремела, толпа была примерно 1500 человек и все это смотрелось очень хорошо.

Около 11:30 я стоял за сценой разговаривая с кем-то когда я заметил вертолет выскочивший из-за одной из вершин. Я шутя сказал человеку с которым стоял : «Смотри, сюда приближается большой брат».

Вертолет опускался ниже и ниже и начал освещать прожекторами толпу. Я находясь под неким благоговением просто сел и смотрел как эта штука облетала нас около минуты. Посмотрев на толпу, я увидел ребят одетых в камуфляж прогуливающихся среди толпы, тащащих боевые винтовки. С этого момента все перестали понимать, что происходит вокруг. Несколько военных быстро пересекли сцену и отключили звук и начали всем кричать «убирайтесь все отсюда на fack или пойдете в тюрьму». Это все становилось действительно опасным.

Никто не сопротивлялся. Это точно. У них были полицейские собаки которых направили на толпу людей и я увидел как собака среагировала на парня, у которого обычно всегда были при себе наркотики. Солдаты набросились на него (4 на 1), и пинали его некоторое время по ребрам, потом прижали его коленями к спине и со сторон. Пока они одевали наручники на него, около 1000 подростков попытались мирно покинуть это место. Следующее что я точно видел, это банка fucking слезоточивого газа запущенная в толпу. После этого люди побежали и стали кричать. Девченки плакали, пацаны ругались … печальное зрелище.

Я видел это все своими собственными глазами, но я слышал много других свидетельств происшедшего ночью. Это не сплетня которую я услышал от какого-то слащавого рэйвера, вот примеры приведенные из уст организаторов.

- Один из друзей организатора (очень маленькая девушка) подверглась нападению полицейской собаки. Пока она боролась с ней, чтобы вырваться, за ее схватила полиция. Три огромных мужика принялись пинать ее по животу.

- Полиция всего конфисковала три видеоленты. Люди пытались задокументировать все происходящее. Полицейский увидел, что один снимает на камеру и погнался за ним, схватил его и его камера упала, и ему повезло … его друг подхватил камеру и убежал с бесценным отснятым материалом. Хотя это не все. Свыше 1500 человек являются свидетелями.

- Полиция окружила персонал пати и главный организатор вышел к ним с разрешением на шоу со словами «вот у меня есть разрешение». Полицейский сказал «нет не имеешь» и вырвал разрешение из его рук. Затем приставил боевую винтовку к его лбу и сказал «убирайтесь отсюда на fack прямо сейчас».

Теперь давайте разберем факты.

Это событие было 100% легальным. Имелись все необходимые разрешения городских властей. Была страховка на 2 миллиона долларов. Были лицензированные охранники на входе, которые изымали любой найденный алкоголь и наркотики (осматривались все въезжающие машины). Да, должен обратить внимание что были арестованы все охранники.

И еще интересный факт. У полиции не было ордера. Владелец земли уже предъявлял иск к городским властям за нечто подобное. Несколько месяцев назад, она отдала свою землю в аренду для проведения пати и полиция также прекратила ее. И прекратив ее они заставили владелицу убраться с находящейся в ее частной собственности земли. Это правда. Они не арестовали ее, но заставили покинуть собственную землю.

http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/61086



Терроризм и «борьба» с ним на Западе


1. Этим летом английская полиция застрелила ни в чем не повинного молодого человека - выходца из Бразилии. Это произошло 22 июля около 10 часов утра на станции лондонского метро Стокуэлл. 27-летний Хуан Чарльз де Менезис, электрик по специальности, выходец из Бразилии, проживавший в Соединенном королевстве совершено легально, не занимавшийся никакой антиправительственной деятельностью, ехал на работу. На станции метро его остановили пятеро человек в штатском, заявили, что они полицейские (но документов не предъявили), направили на него пистолеты и потребовали лечь на пол.

Это был самый разгар истерии СМИ по поводу лондонских взрывов. Молодой парень, наслушавшийся по ТВ и по радио рассказов про террористов, увидев нескольких мордоворотов с пистолетами, естественно испугался. Он бросился бежать вниз по эскалатору и был тут же убит пятью (!) выстрелами в голову на глазах у пассажиров метрополитена. Сначала Скотланд-Ярд упорно заявлял, что убитый был все же причастен к терактам, затем, после официального запроса бразильских дипломатов, изменил позицию и признал, что «произошла ошибка» и что «полицейским показалось, что молодой человек хотел привести в действие взрывное устройство».

Такие вот дела творятся в Соединенном Королевстве. Конечно, этот случай был освещен российскими СМИ, но довольно вяло, без того энтузиазма, которым сопровождаются «проколы» «силовиков» в других странах и уж тем более в нашем отечестве. Это в общем-то вполне объяснимо. Не только наши неолибералы и «демократы», но даже многие из тех, кто причисляет себя к политическим антизападникам, до сих пор разделяют множество европоцентристских культурных стереотипов. Например, о том, что уж на «цивилизованном Западе» полицейские подчеркнуто вежливы, доброжелательны и гуманны сверх меры. Не то что в «лапотной России». А тупоголовые мордоворты в полицейской форме, выламывающие руки невиновным и крушащие все на своем пути, встречаются там якобы только в голливудских фильмах. Отсюда и стойкое убеждение среднего россиянина, что случившееся 22 июля в лондонском метро - досадное и даже трагичное исключение.

Увы, нашим согражданам, сохранившим иллюзии о «цивилизованных» западных странах, стоило бы подробнее ознакомиться с методами западной полиции. Начнем с Великобритании, в которой произошел этот ужасающий случай. Он, увы, не единичный. Схожих случаев много, но я приведу только еще один, наиболее показательный, о котором много писала западная пресса, но, как водится, промолчали российские СМИ. В Белфасте в ходе борьбы уже с другими террористами - из Ирландской Республиканской Армии британский патруль застрелил подростка Питера МакБрайда, который вышел из дома в магазин за бутылкой молока. Патрульным показалось, что у подростка под курткой было оружие. Убит был ирландец, а не бразилец, поэтому дело дошло до суда (в случае с Хуаном де Менезисом, напомним, Скотланд Ярд ограничился публичным извинением (!)). Но полицейские-убийцы отделались легким испугом и даже продолжают верной и правдой служить родному Королевству (Ирина Маленко «Увидеть Лондон и умереть» «Левая Россия» 23.07.05). Как видим, убивать людей за то, что они, как показалось полицейским, «похожи на преступников», в Великобритании - не такая уж редкость.

Теперь перенесемся в другую «культурную» европейскую страну - Федеративную Республику Германию. В 70-е годы она тоже была охвачена «борьбой с терроризмом». На этот период пришелся пик деятельности левоэкстремистской организации «RAF - Rote Armee Fracion» (Фракция Красной Армии) во главе с культовыми для левых радикалов персонажами - Ульрикой Майнхофф и Андреасом Баадером. Боевики RAF устраивали поджоги в универмагах, убивали высокопоставленных чиновников «демократической» ФРГ (которые по совместительству были бывшими нацистскими преступниками, разыскивавшимися в других странах по обвинениям в геноциде, о чем как правило почему-то умалчивают либеральные обличители левых террористов). На RAF была объявлена настоящая облава. Полиция получила законное право на стрельбу по любым демонстрантам и гражданам, являющимся, по мнению полиции, враждебными конституции (в октябре 1978 года в Баварии был даже принят такой закон).

Полицейские устраивали обыски в редакциях левых газет, облавы и проверки документов на улицах. Итоги впечатляли. Меньше всего от облав пострадали члены RAF. Зато за период с 1971 по 1978 год в полицейских облавах погибло 140 (!) ни в чем не повинных мирных граждан. Также как в Лондоне или в Белфасте 2000-ых годов, в Германии 70-х годов полицейские убивали граждан на улицах «потому что они показались подозрительными», «потому что не подняли вовремя руки вверх», «потому что подозрительно держали руки в карманах»! Суды оправдали почти что всех полицейских-убийц! Особенно возмутительным по своей циничности было убийство молодого человека по имени Клаус. «Я не террорист!» - закричал он, когда полицейский его - естественно, «по ошибке»! - ранил. «А по-моему, типичный террорист» - ухмыльнулся полицейский и добил Клауса вторым выстрелом. (Александр Тарасов.

Вьетнам близко или партизанская война на берегах Рейна/Сайт «Сен-Жюст»). И, конечно, от стран континента не отстали в этом Соединенные Штаты Америки. Здесь, на родине вестернов и полицейских боевиков, существует даже специальное понятие, легализирующее стрельбу по случайным прохожим - «охота на бешеных собак». Оно означает право полицейских открывать огонь по каждому, кто покажется ему подозрительным, похожим на преступника, несущим оружие. Если погибнет невиновный, полицейского, как вы понимаете, как правило, не ждет особо строгое наказание (тем более, что среди таких случайных жертв, как правило, никогда не оказываются сильные мира сего -крупные бизнесмены или политики, полицейские - облавы такого рода проводятся ведь не на Уолл-стрит, а около дешевых кабачков и кинотеатров в бедняцких кварталах.).

Так, «охота на бешеных собак» была объявлена в США в годы Великой Депрессии на Джона Дилинджера - преступника 1, как назвала его ФБР, удачливого и крайне жестокого грабителя банков, известного в криминальном мире США под кличкой Джон - убийца. Прежде чем Джона Дилинджера убили (агентами ФБР при выходе из кинотеатра нескольким выстрелами из снайперской винтовки - заметим, что фэбээровцы не были уверены, что это Дилинджер, потому что он изменил внешность при помощи пластической операции и его нового лица они не знали, так что на месте Дилинджера мог оказаться кто угодно), на улицах США погибло от пуль полицейских несколько десятков ни в чем не повинных людей.


2. Представим себе, что бы написали наши либеральные публицисты и идеологи, если бы хоть один советский милиционер хоть однажды убил на улице человека, по ошибке приняв его за преступника. Можно не сомневаться, долгие и гневные тирады о «бесчеловечном тоталитарном режиме, не ценящем человеческую жизнь» были бы обеспечены. Но нет в многочисленных сочинениях наших диссидентов и либералов - от господина Сахарова до госпожи Политковской ни единой строчки о таком ужасающем факте! Нет и все тут! По той простой причине, что и фактах таких не было. Даже в 30-е ни одни гражданин СССР не был убит милиционером или энкаведешником на улице, потому что он был, дескать, «похож на Бухарина».

Люди в годы репрессий гибли, но в тюрьмах, по приговорам «троек» или же судов, а не посреди белого дня в метро или у дома. Хотя в те годы в СССР были реальные террористы - басмачи в Средней Азии, диверсионные группы русских эмигрантов - членов Всероссийской фашистской партии на Дальнем Востоке, устраивавшие диверсии и убийства на советской территории, кулаки и прочие противники коллективизации с оружием в руках выступавшие против коммунистов на селе..

На них устаивали облавы, за ними были погони, но до «охоты на бешеных собак» «злые сталинисты» как-то не додумались. Куда им до цивилизованных суперменов из ФБР того же исторического периода. В иные же, мирные и спокойные, послевоенные времена, когда битвы фракций в партии стихли и компании вроде коллективизации давно прошли, вообще о таком помыслить было невозможно. Конечно, милиция и тогда задерживала преступников-уголовников, иногда с применением оружия, но стараясь обходиться без жертв и уж тем более без стрельбы по подозрительным.

Наоборот, в годы перестройки наши «демократы» потешались над тем, что советскому милиционеру почти что невозможно применить боевое оружие: за каждый выстрел - подробный отчет, почти что разбирательство «на ковре» у начальства, так что милиционеры старались вообще ходить без оружия, благо низкий уровень преступности позволял это. А вот в цивилизованной Америке - с удовольствием замечали наши демократы - полицейский всегда при пистолете и если что вырывает его из-за пояса очень эффектно и стреляет без промаха. Что ж, теперь мы видим: чего стоит такое легкое обращение с оружием простым гражданам на Западе.

Почему же в СССР даже в самые жестокие, суровые времена просто так людей на улицах не убивали, а на Западе убийство нескольких десятков простых граждан по ошибке считается приемлемой ценой за поимку особо опасного преступника. Все дело в том, что в СССР и на Западе наличествовали различные типы обществ. Современный российский социальный философ С.Г. Кара-Мурза охарактеризовал их соответственно как «общество-семья» и «общество-рынок», то есть общество, где господствуют солидаристские связи, и общество, где царит конкуренция и разобщенность. И философы самого Запада нормальное состояние их общества также характеризуют как «холодная гражданская война». Причем, эта «холодная гражданская война» и есть «цивилизация» согласно доктрине либерализма. Естественным состоянием либерализм считает «войну всех против всех», бесконтрольную борьбу эгоизмов, цивилизацией же ту же войну всех против всех, но ограниченную законом и общественным договором. А на гражданской войне известно как поступают с подозрительными. Так что нет ничего удивительного в том, что в «цивилизованных» либеральных странах полиция убивает людей в метро.


3. Наши доморощенные российские либералы любят говорить о том, что капитализм в России получился какой-то «деформированный» с отпечатками нашей «специфичной ментальности» и что поскорее надо эти деформации выправлять, чтобы «жить как на Западе». Действительно, даже сегодняшней нашей милиции далеко до их коллег из стран «благополучного Запада». Российские милиционеры могут избить случайно гражданина, угрозами и шантажом вытребовать у него деньги, но чтоб хладнокровно в метро убить пятью выстрелами в голову, «по ошибке», а потом в вежливых выражениях извиниться перед родственниками и закрыть дело... Да до такого даже наша «доблестная россиянская милиция» еще не дошла. Что с них взять: «нецивилизованные» они люди, все таки Россия-матушка, не Европа с Америкой. Есть еще над чем потрудиться «реформаторам».

Вахитов Р.
http://www.contr-tv.ru/common/1293/