ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Бесправие бедных в США


Америка, как известно, страна свободы и свободных. По крайней мере, так думают американцы. На самом деле дела обстоят следующим образом. На следующий день после терактов 9.11.2001 в свои права вступило карательное правосудие. Вскоре вступил в действие антитеррористический законопроект, так называемый "патриотический закон", который позволяет властям останавливать подозрительных лиц практически в любое время, депортировать их, изолировать их в одиночных камерах, наблюдать за их корреспонденцией, прослушивать их телефонные разговоры, их связь через интернет, врываться в их дома и устраивать там обыск без специального разрешения, разрешён даже их арест без наличия соответствующего ордера. … Сотрудники правоохранительных органов ежегодно перехватывают 2 млн. телефонных разговоров. Добавим ещё, что примерно 400 млн. телефонных разговоров в год прослушивают работодатели, это около 750 в минуту.

С 1990 по 1996 количество работников, за которыми наблюдают, выросло с 8 до 30 млн. человек. Вся электронная почта проходит через специальные фильтрующие программы, которые по особым ключевым словам пытаются найти что-то подозрительное. Агенты теперь имеют право потребовать у библиотекарей список книг, интересующих пользователей. В случае отказа предоставить подобный список, на работника библиотеки может быть заведено уголовное дело. Теперь федеральные агенты могут получать сведения о состоянии банковского счета и иную конфиденциальную информацию, даже не имея при этом выданного правоохранительными органами ордера либо разрешения самого пострадавшего гражданина. По меньшей мере 1200 иностранцев были тайно арестованы, из них 600 были посажены безо всякого суда, не будучи даже представлены судьям, и не имея права на услуги адвоката . К тому же, правительство намерено допросить около 5000 человек, в возрасте от 16 до 45 лет, приехавших по туристической визе, и вызвавших подозрения только потому, что они с Ближнего Востока. Хотя обычные американские суды вполне компетентны , президент Джордж В. Буш 13 ноября принял решение о создании военных судов, со специальными процедурами для осуждения иностранцев, обвиняемых в терроризме. Эти тайные процессы могут протекать на боевых кораблях и военных базах; приговор выносится комиссией, состоящей из боевых офицеров; для вынесения смертного приговора единодушие судей не является необходимым; вердикт обжалованию не подлежит; диалоги обвиняемого со своим адвокатом могут тайно прослушиваться; судебная процедура секретна, а результаты процесса могут быть преданы огласке лишь спустя десятилетия… Уполномоченные Федерального Бюро Расследования допускают, чтобы некоторых обвиняемых подвергали экстрадиции в дружественные страны с диктаторским режимом, чтобы местная полиция могла допросить их "грубыми, но эффективными" методами. Возвращение к пыточной системе открыто рекламируется со страниц "толстых" журналов. На канале Си-Эн-Эн, комментатор-республиканец Таклер Карлсон (Tucker Carlson) был предельно ясен: "Пытать - нехорошо, но терроризм - еще хуже. Поэтому, в некоторых обстоятельствах, пытка - меньшее зло". Стив Чэпмен (Steve Chapman) напомнил в "Чикаго Трибьюн", что такое демократическое государство, как Израиль, прибегает к пытке в 85% случаях задержания палестинцев. (7, 25)



Демократические права в Америке — первая жертва войны Буша против террора


Редакционная коллегия МСВС
25 сентября 2001 г.

Генеральный прокурор США Джон Эшкрофт (Ashcroft) и директор ФБР Роберт Мюллер (Mueller) встретились 16 сентября с лидерами обеих партий в Конгрессе, чтобы добиться немедленного принятия пакета новых законов, которые могли бы дать федеральному правительству беспрецедентные по своему охвату полицейские полномочия. Эта встреча последовала через три дня после того, как через Сенат прошел «Акт о борьбе с терроризмом» 2001 года, который узаконил широкомасштабный полицейский шпионаж в Интернете.

Администрация Буша хочет получить больше власти для федеральных агентов, чтобы перехватывать телефонные сообщения предполагаемых террористов, отслеживать финансовые сделки и контролировать, задерживать и высылать иммигрантов и иностранцев. Это законодательство может также увеличить наказание осужденным за содействие террористам и отменить существующие в законодательстве ограничения относительно обвинений, связанных с терроризмом.

Новые законы подаются как необходимый ответ на атаку Всемирного Торгового центра и Пентагона, однако в совокупности они представляют собой мероприятия, реализации которых долгое время добивались ФБР, ЦРУ и другие разведывательные службы. Подобные планы неоднократно выдвигались администрацией Клинтона, но они наталкивались на сильную оппозицию на почве защиты гражданских свобод. Сегодня беспокойства такого рода отметаются во имя «войны против терроризма».

Как раз в сфере внешней политики администрация Буша воспользовалась кровавыми событиями прошлой недели, чтобы раскрыть свою реакционную программу в области внутренней политики, которая подготавливалась задолго до 11 сентября.

В продолжение двух последних десятилетий в Соединенных Штатах происходила неуклонная эрозия демократических прав: все увеличивающиеся полномочия правительственного надзора и шпионажа, растущее число случаев жестокости полиции, ускоренное использование смертной казни, огромный рост численности и распространения охранных структур. (В Соединенных Штатах существует больше полицейских и вооруженных охранников служб безопасности, чем в остальных странах промышленного мира, вместе взятых).
В политической жизни нападки на демократические права приняли форму неоднократных попыток крайне правых дестабилизировать и сокрушить администрацию Клинтона путем ряда провокаций, осуществлявшихся через средства массовой информации, которые достигли своей кульминации в деле Моники Левински и начале процедуры импичмента. Хотя правые, в конечном счете, не смогли добиться отставки дважды избранного президента, они преуспели в том, чтобы украсть результаты выборов, полученных его преемником.

Само существование администрации Буша является результатом этого длительного упадка американской демократии. Буш водворился в Белом доме, несмотря на поражение во время общенародного голосования, и после того, как большинство из пяти членов против четырех не избираемого Верховного суда постановило остановить пересчет голосов во Флориде. Ирония, обойденная молчанием в средствах массовой информации, заключается в том, что установленное таким образом правительство заявляет о начале войны в защиту «демократии» против ее врагов.


Что позволяют делать новые законы

Эшкрофт презентовал новые законы не много не мало как средства, которые приводят уголовный кодекс в соответствие с последними достижениями технологии, такими как мобильные сотовые телефоны и зашифрованные электронные послания. Однако эти меры имеют далеко идущие последствия для демократических прав.

Закон 1978 года установил тайный федеральный суд, который осуществляет надзор над запросами министерства юстиции по поводу прослушивания телефонных разговоров тех, кто подозревается в терроризме, шпионаже или саботаже. Каждая заявка на прослушивание телефонного разговора должна указывать особый телефонный номер или местоположение, чтобы быть контролируемой.

По новому закону, министерство юстиции сможет направлять тайный запрос на получение контроля над всеми средствами телекоммуникации, используемыми отдельным подозреваемым. Это намного более глубоко вторгающаяся в личную жизнь человека процедура, так как она может потенциально охватывать все платные звонки по соседству, все компьютерные терминалы в публичных библиотеках или все комнаты для общения по Интернету, доступные какому-либо лицу.

Новые законы дадут расширенные полномочия Службе иммиграции и натурализации (СИН) для того, чтобы задерживать и высылать иностранцев, в некоторых случаях просто на основании голословного утверждения федеральных агентов, которое не может стать предметом какого-либо судебного разбирательства. Буш может скоро использовать 215-й параграф «Акта об иммиграции и гражданстве», который дает президенту обширную власть по ограничению высылки и въезда иностранных граждан. Ожидается, что СИН также будет добиваться осуществления закона 1996 года, санкционирующего создание компьютеризированной базы данных всех иностранных студентов, обучающихся в настоящее время в американских колледжах и университетах — более 500 тысяч человек, многие из которых прибыли в США из стран Ближнего Востока.

Предлагаемое расширение федеральных полномочий по отслеживанию и блокированию финансовых источников организаций, которые федеральное правительство определяет как «террористические», может иметь серьезные последствия для ведения законной политической деятельности. Не так много времени прошло с тех пор, как правительство США классифицировало Африканский Национальный Конгресс, Ирландскую Республиканскую армию (ИРА) и Организацию Освобождения Палестины (ООП) как террористические организации (и ООП и ИРА вполне могут попасть под такое определение снова), что подводило их политических сторонников в Соединенных Штатах под арест и осуждение за такие действия, как сбор денег для оказания помощи беженцам. Именно это произошло в начале нынешнего года в Британии со сторонниками ТОТИ [Тигры Освобождения Тамил Илама], тамильского националистического партизанского движения на Шри-Ланке.

Лидеры обеих партий в Конгрессе заявили, что сенатский Комитет по судоустройству может обсудить предложенный антитеррористический законопроект, когда Сенат вновь соберется в четверг, даже несмотря на то, что министерство юстиции еще не подготовило окончательный вариант этого закона. Представитель сенатора-демократа Патрика Лихи (Leahy), который председательствует в сенатской комиссии, сказала, что все другие дела могут быть отложены.

Либералы, заседающие в Конгрессе, такие как массачусетские демократы Барни Фрэнк (Frank) и Мартин Миган (Meehan) с энтузиазмом поддержали меры, которые резко ограничивают гражданские свободы. Миган сказал New York Times : «Я не думаю, что мы достаточно хорошо делаем работу у себя в стране, используя доступные технологии, подобные технологии лицевого распознавания (facial recognition technology). Нам следует вкладывать в это больше инвестиций. Принимая во внимание это отвратительное деяние, американцы допустят некоторые ограничения своих свобод ради обеспечения безопасности».


Шпионаж в Интернете

Действия Сената по принятию 13 сентября «Акта о борьбе с терроризмом» можно охарактеризовать только как аврал или праздничную горячку (stampede). Не было ни обсуждения, ни возражений относительно мер, предложенных сенаторами-республиканцами Оррином Хэтчем (Hatch) от Юты и Йоном Килом (Jon Kyl) от Аризоны в качестве поправки к финансовому законопроекту.

Этот законопроект расширяет полномочия ФБР и других полицейских служб в отношении шпионажа в Интернете с использованием новой технологии, известной как Carnivore [букв. - «плотоядное животное»], которая контролирует сообщения, посылаемые по электронной почте в тот момент, когда они проходят через интернет-провайдеров (Internet Service Providers).

Согласно действующему закону о прослушивании телефонных разговоров, полиция относительно легко способна добиться записи входящих и исходящих телефонных звонков, процедуры, называемой «поймать и записать», которая завершается составлением списка всех номеров телефонов, с которых звонили в определенное место или которые набирали из определенного места. Намного более высокий уровень информации должен быть собран, чтобы осуществить действительное прослушивание, которое записывает сущность телефонных переговоров.

В прошлом контроль за пересылкой сообщений по Интернету был связан более ограниченным стандартом, установленным для телефонных прослушиваний. По новому закону, контроль за Интернетом будет таким же, как процедура «поймать и записать», несмотря на то, что полученная информация будет содержать намного больше данных, чем простой список телефонных номеров, в том числе адреса электронной почты, посещаемые веб сайты и даже фразы, которые пользователи вводят в поисковые машины.

Сенатор Джадд Грегг, республиканец от штата Нью-Гемпшир, потребовал установления еще большего контроля за Интернетом, предлагая потребовать от компьютерной промышленности, чтобы она обеспечила правительство ключами для декодирования всех зашифрованных сообщений, посылаемых по электронной почте.

В то время как администрация Буша и Конгресс начинают практическое осуществление новых широкомасштабных внутренних мер шпионажа, американские масс-медиа стремятся создать необходимый политический климат посредством непрерывных заявлений, согласно которым ради борьбы с терроризмом необходимо резко ограничить гражданские права.

Ежедневные газеты, телевизионные и кабельные каналы непрерывно рисуют одну и ту же картину: как американская общественность требует ограничения своих свобод в интересах того, что в определенной степени нелепо провозглашается войной «свободы» против терроризма.

Особенно знаменательным является отношение New York Times, которая 18 сентября опубликовала ядовитую статью, предсказывающую превращение Америки в «новый тип страны, где электронная идентификация может стать нормой, за иммигрантами будут следить еще более строго, а воздушное пространство над городами, подобными Нью-Йорку и Вашингтону, может быть закрыто для всех гражданских самолетов».

Среди мер, которые, возможно, будут приняты, как предсказывала эта статья, будет национальная электронная идентификационная карта: «Такие карты с компьютерными чипами, содержащие подробную информацию о тех, кому они были выданы, будут идентифицировать своих хозяев с помощью компьютерных программ. Эти карты, соотнесенные с отпечатками пальцев или с чертами лица, могут в ближайшем будущем быть запрограммированы на разрешение или запрещение доступа через турникеты в здания или на территории. Они смогут отслеживать информацию о местоположении, финансовых сделках, уголовной истории и даже скорости вождения автомобиля на определенной автостраде в данную ночь».

Другие мероприятия могут включать жесткий контроль за иммиграцией, широкомасштабное видеонаблюдение и расширенное использование полицией кратких биографических данных личности, «возможно, включающих расовую характеристику для того, чтобы определить потенциальных террористов. Полиция может использовать такую характеристику как основу для поиска людей везде, где, по ее мнению, может иметь место терроризм».

Times приходит к следующему заключению: «Некоторые представители служб безопасности считают, что американцам следует сконцентрироваться на еще более трудных вопросах, которые, весьма вероятно, последуют вслед за проведением более плотного обеспечения безопасности аэропортов. Как только аэропорты и самолеты окажутся в большей безопасности, сказали они, страна должна будет рассмотреть вопрос о распространении ряда ограничений в других общественных местах, таких как стадионы, железнодорожные и автобусные станции, университеты, начальные школы, парки и бассейны».

В ходе процедуры импичмента 1998-1999 гг. и связанного с выборами 2000 года кризиса стало ясно, что внутри американского политического и информационного истеблишмента не существует какого-либо значимого интереса к защите демократических прав. Преобладающие слои правящей элиты враждебны по отношению к элементарной защите гражданских свобод и демократических принципов, установленных в Конституции, и рассматривают их как препятствие для осуществления глубоко непопулярной политики — политики милитаризма и войны, снятия всех ограничений на получение прибыли корпорациями, разрушения гарантированных пособий по социальному обеспечению, таких как Medicare и Social Security. Традиционные формы буржуазной демократии становятся все в возрастающей степени несовместимыми с общественной структурой, характеризуемой все большим неравенством и зияющей пропастью между политической элитой и широкими массами трудящихся. Либеральное крыло истеблишмента, в свою очередь, ведет себя по большей части совершенно безразлично, не желая и не будучи способным противостоять нападкам на демократические права.

Сегодня, после отвратительного и реакционного террористического нападения 11 сентября, глубокая эрозия демократических институтов нашла свое выражение в скороспело принятом правящей элитой решении, которому помогали средства массовой информации, действующие в качестве государственного агентства. Это решение состоит в том, чтобы ввергнуть страну в войну на неопределенный срок против точно не установленного списка врагов, резко ограничив при этом гражданские свободы без всякой общественной дискуссии или обсуждения. (55)


В 1980 г. рабочие и служащие в США затратили на работу на эксплуататоров на заводах и в конторах 1883 часа, в 1997 г. уже 1966 часов. Рабочие в США сейчас вынуждены вкалывать на капиталистов больше времени, чем даже в Мексике. В Чехии капитал наглядно показывает свой звериный демократический оскал. 90% мужчин и 80% женщин вынуждены работать там больше 40 часов в неделю.

http://www.duel.ru/199952/?52_2_3



САМЫЕ СВОБОДНЫЕ


РАБОТАЮЩИЕ американцы имеют меньше гарантированных законом прав на отпуск по семейным обстоятельствам, чем их коллеги в большинстве других стран. А право уйти в отпуск в случае беременности или болезни в США значительно ограничено по сравнению с законами о труде во многих других странах. Такие данные приведены в докладе Гарвардской школы по изучению общественного здоровья, основанном на результатах исследования, проведенного в 168 странах мира. Законодательство более 160 стран гарантирует оплачиваемый отпуск по рождению и уходу за ребенком, отмечается в докладе. В США же только половина работающих матерей может уйти в такой отпуск, к тому же неоплачиваемый. За остальными не закреплено даже такого права. Что же касается отпуска по болезни, то трудовое законодательство Соединенных Штатов не предоставляет такой роскоши рабочим. В то же время в 139 исследованных странах заболевший работник получает оплачиваемый отпуск по болезни. Кроме того, американцы не имеют права на отпуск по воспитанию ребенка, а 45 других стран гарантируют это своим гражданам, а кормящие грудью американки не могут кормить ребенка во время работы, хотя такое право есть у представительниц 76 стран мира. «У США вопиющее отставание от всего мира в вопросе законодательной защиты здоровья и благосостояния работающих семей», - такой комментарий прозвучал по этому поводу от руководителя проведенного исследования.

http://www.duel.ru/200428/?28_7_5



Бесправию простого народа удивляться не приходится, если посмотреть на статистику изменения количества членов профсоюзов в США. Как видите, ещё с 1960-х гг. профсоюзы теряют своё влияние, а посему заступиться за рабочих некому.



Год после терактов 11 сентября: беспрецедентное наступление на демократические права


Билл Вэнн
21 сентября 2002 г.

Данная статья была опубликована на английской странице МСВС 11 сентября 2002 г.

Любое объективное рассмотрение политических перемен, произошедших после атак 11 сентября 2001 года, должно привести к заключению, что трагические события этого дня стали начальной точкой для огромного изменения в американской внутренней, а также и внешней политике.

Однако ни взрыв милитаризма США за границей, ни наступление на гражданские свободы внутри страны не могут быть объяснены одними этими прошлогодними событиями, какими бы ужасными они не были. Напротив, потрясение, вызванное гибелью тысяч гражданских лиц, было использовано администрацией Буша для ускоренного проведения той политической линии, которой давно требовали самые правые слои американской правящей элиты.

В течение одного только года вашингтонская администрация осуществила самое широкое наступление на демократические права в истории Соединенных Штатов. То, что оно в себя включает, — не просто усиление полицейских сил, а демонтаж конституционных гарантий против тирании, которые восходят ко временам Американской революции. Сама структура правительства изменилась радикальным образом, трансформируя не только отношение между тремя его ветвями — исполнительной, законодательной и судебной, — но и между народом и вооруженной силой полиции и армии.

Даже основные средства массовой информации не могут игнорировать эти изменения. Передовая статья, опубликованная в газете New York Times 10 сентября, довольно типична в смысле предупреждений и критики, высказываемых слоями, которые представляют американский либеральный истеблишмент. Озаглавленная «Война против либеральных свобод», эта передовая возражает против некоторых наиболее крайних мер, принятых после 11 сентября.

В то же время газета утверждает, что эти внутриполитические меры как будто бы не соответствуют «войне с терроризмом», ведомой администрацией Буша. «Мы должны бороться с врагами свободы за границей, а не плодить их внутри страны», — причитает Times.


Демократические права и милитаризм

Такие заявления только ярко высвечивают сочетание лицемерия и самообмана, которые характерны для Times и выхолощенного либерализма, излагаемого на ее страницах. Точка зрения, согласно которой можно защищать демократические права внутри страны, поддерживая в то же время милитаризм США и агрессию за границей, является насквозь фальшивой. Мероприятия в духе полицейского государства, предпринятые внутри США администрацией Буша, и ее устремление к войне, от Афганистана до Ирака и далее, являются двумя сторонами одной и той же политики, проводимой одними и теми же политическими силами в интересах одной и той же финансовой элиты.

Остатки американского либерализма находятся в состоянии самоотречения. Они продолжают рассматривать наступление против демократических прав как некое случайное отклонение или недоразумение. Они стремятся скрыть от американского народа тот факт, что произошел принципиальный сдвиг в сторону диктаторских форм правления.

Проведенные за последний год нападки на демократические права не являются ошибками, совершенными в горячке после событий 11 сентября. Они являются систематическими и, если следовать словами администрации Буша, постоянными. Они должны длиться столько же времени, сколько и бесконечная мировая война против терроризма.

Существенные конституционные гарантии против незаконных обысков, произвольных арестов и заключения в тюрьму без суда были отменены, и правительство отстояло право на захват и содержание в одиночном заключении как иммигрантов, так и граждан США, которых оно считает угрозой национальной безопасности.

Стоит только сделать обзор некоторых из наиболее значительных мер, принятых в течение прошлого года, чтобы понять глубину и размах наступления на основные права граждан.

Закон о патриотизме (USA Patriot Act), протолкнутый через податливый Конгресс фактически без обсуждения всего через месяц после атак 11 сентября, отменил ограничения на внутренний шпионаж ФБР, которые были наложены Конгрессом после разоблачений Уотергейтского скандала, раскрывших широкомасштабные преступные злоупотребления федеральных агентов против критиков правительства.

Новый закон оставил иммигрантам мало или вовсе никаких прав, обусловливая для них перспективу въезда зависимостью от их политических взглядов, высылая их на основании принадлежности к легальному политическому объединению и подвергая их аресту по одному слову федерального агента.

Закон о патриотизме расширил полномочия полиции против населения в целом, предоставив ФБР намного большую свободу действий в прослушивании телефонов и электронных коммуникаций. Министр юстиции Джон Эшкрофт (Ashcroft) увеличил эти полномочия распоряжением, выпущенным прошлой осенью, которое подрывало конституционное право на законного адвоката. Санкция Эшкрофта позволяет агентам отслеживать телефонные разговоры между защитниками и их клиентами, принимая во внимание «обоснованное подозрение», что эти переговоры могут касаться терроризма.

Запросы на прослушивание телефонных разговоров, которые можно получить в результате отслеживания платных телефонов во всех окрестных местах, где живут предполагаемые террористы, сейчас санкционированы Судом по наблюдению за внешней разведкой (Foreign Intelligence Surveillance Court) в закрытых судебных слушаниях.

Согласно Закону о патриотизме, от школ снова требуют предоставления списков студентов, которые приобрели статус конфиденциальности в 1974 году после разоблачений шпионажа ФБР за участниками антивоенных протестов. Библиотеки должны передавать списки прочитанной литературы каждого, кого ФБР объявляет заподозренным в террористической деятельности. Агенты также могут требовать доступа к «деловым книгам», включая сюда подписку на газеты, квитанции из книжных магазинов и даже неопубликованные заметки и фотографии журналистов.

В июне Эшкрофт отказался отвечать на вопросы Юридического комитета Палаты представителей, в том числе на вопросы о том, сколько американских граждан были подвергнуты наблюдению на основе Закона о патриотизме, сколько раз министерство юстиции запрашивало библиотечные списки, списки из книжных магазинов или списки газетной подписки, и сколько перехватов телефонных разговоров было осуществлено.

Правительственным постановлением Буш создал военные трибуналы, чтобы судить неграждан США, подозреваемых в связях с терроризмом, лишая их элементарной юридической защиты.


Теневое правительство

В начале этого года обнаружилось, что администрация Буша учредила тайное «теневое правительство», состоящее из 75-150 представителей исполнительной власти, размещенных в укрепленных бункерах рядом с Вашингтоном якобы для того, чтобы обеспечить «преемственность» в случае более опасных террористических атак.

Этой структуре, созданной сразу после разрушения Всемирного Торгового центра и Пентагона, был придан постоянный характер без какого-либо публичного на этот счет упоминания. Конгресс также был оставлен в неведении, в том числе спикер Палаты представителей Денис Хастерт (Hastert) и временный председатель Сената Роберт Бёрд (Byrd), которые являются третьим и четвертым лицом в линии преемственности власти в случае смерти президента и вице-президента.

Администрация посредством создания Министерства внутренней безопасности (Homeland Security Department) продолжает лоббировать новое суперполицейское агентство, которое объединит, полностью или частично, 22 существующих правительственных агентства со 170 тысячами занятых в них и общим бюджетом в 37,4 млрд долларов.

Короче говоря, администрация вводит в действие структуру диктаторского режима, способную к тайному управлению без каких-либо конституционных сдержек и противовесов и опирающуюся на силу полиции и военных. Судебная и законодательные ветви власти, облеченные создателями Конституции равными полномочиями с исполнительной ветвью, фактически оказались сведенными к положению ставящих печать на готовые решения.


Наступление на иммигрантов

Пользуясь потрясением, вызванным террористическими атаками, и нацеливаясь прежде всего на самые уязвимые слои населения — мусульманских иммигрантов с Ближнего Востока и Центральной Азии, — правительство быстро перешло к отмене существенных демократических прав. Для миллионов иммигрантов habeas corpus [предписание о представлении арестованного в суд для рассмотрения законности ареста] — гарантия того, что никто не может быть арестован на неопределенное время без предъявления обвинения — было отброшено в сторону, как и право арестованных на встречу со своим адвокатом и право предстать перед открытым судом.

В течение первых же месяцев после атак 11 сентября федеральные власти использовали иммиграционное законодательство в качестве юридического фигового листка для заключения в тюрьму более 1200 человек без судебного разбирательства — по предполагаемому подозрению в соучастии в терроризме. Никто из них не был обвинен в каком-либо связанном с террором преступлении, и большинство было в конце концов выслано.

Доклад правозащитной организации Human Rights Watch объемом в 95 страниц, опубликованный в прошлом месяце, обвинил администрацию Буша в «оглушающем неуважении к демократическим принципам общественной прозрачности и ответственности» после событий 11 сентября. «Страна стала свидетелем упорного, умышленного и произвольного разрушения основных прав против злоупотребляющей правительственной власти», — говорится в нем.

Озаглавленный «Презумпция виновности», этот доклад сообщает, что 1200 иммигрантов, попавшие в облаву после террористических атак, были заключены в одиночные камеры на основании их вероисповедания или национального происхождения, их права попирались, а сами они во многих случаях подвергались оскорблениям и жестокому обращению. Один задержанный, Тони Олаи, гражданин Берега Слоновой Кости, рассказал этой правозащитной организации, что его били в тюрьме Флориды до тех пор, пока он не «начал умолять сохранить ему жизнь», а кровь потекла у него из его носа, рта и ушей. Другие описывали, как на них неоднократно нападали обитатели местных тюрем, в то время как охранники безразлично наблюдали за этим.


Нападки правительства распространились на граждан США

Хотя иммигранты, таким образом, в значительной мере приняли на себя главный удар атаки на демократические права, правительство быстро движется к тому, чтобы распространить свои полномочия полицейского государства также и на граждан США. Два американских гражданина — Ясир Исам Хамди (Yaser Esam Hamdi) и Хосе Падилла (Jose Padilla) — сегодня содержатся в военных тюрьмах под бессрочным арестом в качестве «вражеских боевиков». Им не предъявлено обвинения, к ним не допускают адвокатов, и правительство говорит, что оно не собирается выводить их на судебный процесс.

«Вражеский боевик» (enemy combatant), согласно характеристике министерства юстиции — это всякий, кого таким образом назвал президент. В то время как Хамди был захвачен в Афганистане, Падилла был пойман федеральными агентами в аэропорте О'Хара (Чикаго). Его задержание создало прецедент, по которому любой гражданин США может быть схвачен на улице и арестован без предъявления обвинения и даже без того, чтобы правительство признало, что он или она находятся под арестом.

В прошлом месяце газета Wall Street Journal сообщила, что правительство освободило камеры в «Гус-Грике» (Goose Creek — военной тюрьме в Южной Калифорнии, где содержится Падилла), чтобы подготовить их для содержания в заключении других американских граждан. Газета сослалась на высокопоставленного чиновника, который сказал, что в тюрьме «сегодня есть специальное крыло, которое можно использовать для заключения около 20 американских граждан, если правительство будет считать их вражескими боевиками». В наличии имеются и другие военные объекты для изоляции, если число задержанных продолжит расти.

Чиновники министерства юстиции заявили, что следует учредить тайный комитет, который бы принимал решения, какие граждане должны быть арестованы и посланы для содержания в этих тюрьмах. Показатели, по которым будут определяться те, кто представляет достаточную угрозу, чтобы подвергнуться такому обращению, составляются под диктовку указаний ФБР по проведению уголовных расследований актов терроризма.

«Природа поведения, проявляющегося в [террористическом] предприятии, должна оправдывать заключение, что показатель [для начала уголовного расследования] отвечает требованиям, даже если нет известных заявлений участников, которые бы защищали или выявляли планирование насильственных или запрещенных действий».

В Законе о патриотизме США термин «терроризм» определен настолько широко, что включает действия, которые могут быть интерпретированы просто как «запугивание» правительства. Другими словами, любой противник внешней или внутренней политики США, чьи слова считаются Бушем или министром юстиции США Джоном Эшкрофтом «запугивающими», может быть схвачен федеральными агентами, брошен в военную тюрьму и содержаться там бессрочно без права на разбирательство своего дела или на общение с адвокатом.

Хотя навязывание администрацией беспрецедентных полномочий полицейского государства встретило смиренное согласие со стороны демократов в Конгрессе и получила в общем зеленый свет со стороны органов юстиции, ряд недавних судебных решений указал на далеко идущие конституционные нарушения, содержащиеся в этих действиях.

В прошлом месяце федеральная апелляционная комиссия из трех судей в штате Огайо приняла решение, характеризующее закрытые слушания о высылке, проводимые администрацией Буша, как угрозу конституции и демократии. Этот суд принимал решение по заявлению четырех мичиганских газет и конгрессмена Джона Кониерса (Conyers) относительно отстранения прессы и общественности от участия в закрытых слушаниях по вопросу о депортации мусульманского религиозного деятеля Раби Хаддада из Энн-Эрбора, штат Мичиган.

«Демократии умирают за закрытыми дверями, — писал для комиссии судья Деймон Дж. Кейт (Keith). — Когда правительство начинает закрывать двери, оно выборочно контролирует информацию, по праву принадлежащую народу. Выборочная информация есть дезинформация».

Называя образ действия министерства юстиции «глубоко антидемократичным», он приходит к выводу: «Правительство, действующее под завесой тайны, находится в полной противоположности к обществу, представленному создателями нашей Конституции».

Суд по наблюдению за внешней разведкой недавно признал, что Эшкрофт и министерство юстиции неоднократно нарушали Конституцию при проведении наблюдений и обысков. Суд ссылался на 75 заявок на наблюдение, в которых допускались серьезные злоупотребления, включая ложную информацию от агентов ФБР. Он отметил, что одному агенту постоянно запрещали появляться перед судом.


Международные последствия политики Буша

Международные последствия наступления на демократические права в США были охарактеризованы уходящим в отставку комиссаром Организации Объединенных Наций по правам человека Мэри Робинсон, бывшим президентом Ирландии. В гневных интервью прессе Робинсон пояснила, что была вынуждена покинуть свой пост в результате мощного давления США на ООН.

Робинсон заслужила гнев администрации Буша своим осуждением нарушений США Женевских конвенций в ходе войны в Афганистане. Она осудила отказ Вашингтона дать статус военнопленных заключенным в тюрьму членам Талибана и «Аль-Каиды», которые содержатся в одиночном заключении на военно-морской базе Гуантанамо на Кубе. Она также обвинила США в неспособности удержать своих доверенных лиц из Северного Альянса и других антиталибских сил от массовых убийств талибских пленных.

Недемократические действия, предпринятые Вашингтоном, по словам Робинсон, были восприняты режимами всего мира как «зеленый свет для проведения репрессивной политики, основанной на убеждении в том, что любые эксцессы будут игнорироваться».


Призрак полицейского государства

Характеризуя меры администрации Буша первых шести недель после атак на торговый центр и Пентагон, Мировой Социалистический Веб Сайт дал 7 ноября следующий комментарий: «Если бы среднему американцу показали 10 сентября картину Соединенных Штатов, какова она сегодня, его реакция, вероятно, была бы такой: "Это не та Америка, которую я знаю. Это больше похоже на полицейское государство"».

Через год после атак этот процесс зашел намного дальше. Хотя и представленное как неизбежный ответ на акты террора 11 сентября, огромное усиление полицейских полномочий, к которому стремилась и которого добилась администрация Буша, согласуется с программой, которая годами проталкивалась ФБР, ЦРУ и крайне правыми.

Демократы, как и республиканцы, приняли политику администрации Буша, и ни один видный национальный политик не выступил со сколько-нибудь значимым протестом против массового ареста иммигрантов или угроз посылки граждан, считающихся «вражескими боевиками», в концентрационные лагеря.

Почему правительство зашло так далеко в проведении своей войны против демократических прав после 11 сентября? Эти действия не могут быть правдоподобно объяснены как необходимые меры защиты в «войне против терроризма». Ни в годы Второй мировой войны, ни в годы «холодной войны» администрация США не заходила так далеко в ограничении гражданских свобод или в требовании неограниченных полномочий для исполнительной власти. В первом случае силы США вынуждены были бороться на два фронта против могущественных империалистических врагов в Германии и Японии. Во втором случае Вашингтон находился в конфронтации с обладающим ядерным оружием Советским Союзом. Сегодня предполагаемым врагом является разношерстная банда террористов из беднейших стран планеты.


Социальная основа наступления на демократические права

Источник этих нападок лежит в изменениях в социальной структуре внутри самих США. Эти изменения являются продуктом огромного роста общественного неравенства и окончательного загнивания американской политической системы, что отразилось в утрате массовой поддержки обеими двумя крупнейшими партиями.

Социальная пропасть, выросшая между тонким слоем мультимиллионеров и миллиардеров, которые контролируют обе партии, и широкими массами населения, насколько широка, что внутри политической элиты нет больше каких-либо реальных сторонников защиты основных демократических прав. Напротив, гражданские свободы и конституционные принципы по большей мере рассматриваются правящей элитой как препятствия проведению непопулярной политики, которую она поддерживает, включая войну и ликвидацию важнейших социальных программ, таких как Social Security и Medicare.

При администрации Буша эта тенденция проявилась с полной силой. Это правительство, которое пришло к власти в 2000 году посредством подавления итогов народного голосования путем беспрецедентного нарушения демократических норм. Присвоение им власти представляло собой продолжение и углубление серии политических заговоров, которые едва не достигли успеха в осуществлении внеконституционного государственного переворота посредством импичмента Клинтона, обвиненного в сексуальных злоупотреблениях.

После 11 сентября прошлого года стало особенно ясно, что самой серьезной опасностью, стоящей перед американскими трудящимися, являются не бомбы террористов, а невыбранное правительство, нацеленное на накопление беспрецедентных репрессивных полномочий, — правительство, которое служит финансовой аристократии. Прошедший год подчеркнул неразрывную связь между защитой демократических прав и борьбой против империалистической войны и экономической системы, которая ее порождает. Основные права могут быть защищены только в борьбе за международный социализм.

http://www.wsws.org/ru/2002/sep2002/year-s19.shtml



Труд в U$A


США ратифицировали только одну из семи основополагающих Конвенций по трудовым стандартам, которые охватывают Права на организацию профсоюза, на ведение переговоров, на запрет дискриминации и детского труда. Это один из самых худших «рекордов» по ратификации в мире.

Сорок процентов работников в сфере американского общественного обслуживания — почти семь миллионов человек — лишены права на ведение коллективных переговоров. Более чем двум миллионам служащих в федеральном правительстве отказано в праве на забастовку и ведение переговоров по продолжительности рабочего времени, по размеру заработной платы, экономическим льготам.

В частном секторе трудящиеся не защищены надлежащим образом от вмешательства работодателя в основополагающее право рабочих на организацию в профсоюз. Наказания за такую форму корпоративного беззакония зачастую низки и малоэффективны. По крайней мере, ежегодно один из каждых десяти сторонников формирования профсоюза незаконно подвергается увольнению. Наемные работники, поддерживающие профсоюз, часто испытывают притеснения, шантаж и изоляцию от других трудящихся. Вдобавок к стремлениям блокировать процесс организовывания в профсоюзы, многие компании пытаются разрушить профсоюзы там, где они существуют.

К сожалению, проведение в жизнь защиты прав трудящихся, зафиксированное в законе, является слабым как из-за легкости наказания, так и из-за того, что процедуры реализации очень затянуты по времени и часто является слабым как из-за лёгкости наказания, так и из-за того, что процедуры реализации очень затянуты по времени и часто являются трудными. В Национальном совете по трудовым отношениям (NLRB), который следит за осуществлением закона, охватывающего большинство производственных отношений в частном секторе, накопилось 25 тысяч нерассмотренных дел. Например, 62-м рабочим, которые были уволены в 1979 году, понадобилось немало лет, чтобы получить финансовую компенсацию. Когда трудящиеся проводят голосование по созданию профессионального союза, работодатели регулярно опротестовывают его результаты. Например, 5 тысячам рабочих верфи «Avondale» в Новом Орлеане до настоящего времени отказано в праве сформировать профсоюз, хотя они проголосовали за это в 1993 году.

Удивительно для страны, где по закону предусматривается равенство прав, независимо от расы, пола. возраста или религии, что США не ратифицировали ни Конвенцию МОТ №100, ни Конвенцию МОТ №111, в которых речь идёт о дискриминации на работе. Кроме того, в стране с таким большим количеством работающих женщин (сейчас они составляют 45% занятых) женщины в среднем получают только 75% зарплаты мужчин, темнокожие женщины — 65%, а испаноговорящие женщины — 57%.

Правительство США, которое заняло жёсткую позицию на международной арене против детского труда, не ратифицировало Конвенцию МОТ №138. запрещающую детский труд. Исследование, проведенное в 1997 году и базирующееся на данных федерального правительства, свидетельствует, что 290 тысяч детей работали нелегально, 14 тысяч были моложе четырнадцати лет, а некоторые девятилетние работали в швейной промышленности при потогонной системе. Имеется также большое количество детей рабочих-мигрантов,которые трудятся в сельскохозяйственном и садоводческом секторах. Эта область является одной из наиболее опасных, и от 400 до 600 детей, работающих в сельском хозяйстве, страдают от связанных с работой травм, а многие погибают в результате несчастных случаев ежегодно.

США ратифицировали только одну из двух Конвенций МОТ, связанных с принудительным трудом (№105). Однако имеются свидетельства о значительном объёме труда заключённых, который выполняется ради прибыли тюремных властей и при отказе от которого заключённые подвергаются наказаниям.

http://komsomol.narod.ru/notes/labour_in_USA.htm



29-05-2005

США — главный виновник нарушения прав


Каждый год крупнейшая правозащитная организация «Международная амнистия» (МА, Amnesty International) выпускает в свет доклад по обстановке с соблюдением прав человека во всем мире.

В документе, опубликованном на этой неделе и основанном на исследовании в 149 странах, МА констатирует: «В 2004 году права обычных людей ущемлялись либо грубо нарушались во всех уголках планеты». Как утверждают авторы, в докладе «показана несостоятельность национальных правительств и международных организаций в деле борьбы с нарушениями прав человека».

«Война с терроризмом, очевидно, в гораздо большей степени нанесла урон международным принципам в области прав человека, нежели международному терроризму», — это признание неожиданно стало лейтмотивом доклада. Лидеры МА, прежде основное внимание уделявшие «империям» и «осям зла», впервые всерьез заговорили о непосредственном виновнике мировых потрясений. «США в качестве не имеющей себе равных политической, военной и экономической супердержавы задает тон для поведения властей во всем мире», — отмечает генеральный секретарь МА Айрин Кан.

В документе говорится, что власти все чаще посягают на принцип главенства закона, делая скидки на войну с терроризмом, которую объявили и возглавили США. Соединенные Штаты, на протяжении десятилетий провозглашавшие себя ведущим поборником прав человека, страшно далеки от созданного пропагандистского образа. «Когда самая мощная держава в мире нарушает принцип главенства закона и права человека, — пишет Айрин Кан, — то тем самым она выдает лицензию другим безнаказанно совершать эти нарушения».

Пытки и издевательства над пленными в Ираке и названные в докладе «ГУЛАГом наших дней» нечеловеческие условия содержания заключенных на базе Гуантанамо — эти случаи так и не получили расследования на должном уровне, отмечает МА.

http://vlasti.net/index.php?Screen=news&id=108877



Бобби А. Саммерс

НАДОЕЛИ ПОРАЖЕНИЯ!


Рабочие и профсоюзы не просто так терпят поражение в США – мы не отбиваемся!

Рабочие и профсоюзы терпели поражение сколько я себя помню. Я вступил в профсоюз году в 1982. Мы только начали терпеть поражение, и какое! Сначало это были UAW (объединенные автостроители). Множество рабочих было уволено. Мы продолжали терпеть поражение, наблюдая, как остальная тяжелая промышленность США перемещалась на юг, к более дешевой рабсиле, в 80-е. Мы наблюдали и терпели поражение, когда во всей промышленности заработная плата и пособия пошли к чертям в угаре корпоративной реорганизации. Мы снова потерпели поражение, когда добровольно согласились с новой логикой «уступчивых переговоров», когда уступали зарплату и выплаты, лишь бы не было массовых увольнений.

Но, говоря по сути, наши профсоюзы и пальцем не пошевелили. Мы никогда не давали сдачи. Руководство нашего славного Американского Профсоюзного Движения приспособились к новому порядку вещей, не моргнув глазом. Вот так родился новый лозунг : «могло быть и хуже», пока рабочим все урезали и урезали зарплату, а председатели профсоюзов занимали места в корпоративных советах директоров.

Однако меня угнетало отсутствие борьбы. Я не видел в этом смысла. «Именно в такие времена, - думал я, - когда рабочих лупят в хвост и гриву, как будто предполагается, что они и профсоюзы дадут сдачи.» Ну и наивный же дурак я был!

Правда заключается в том, что американские профсоюзы ненавидят борьбу! Французские госслужащие могут приостановить жизнь в стране на полтора месяца из-за пенсий. Да и немецким рабочим не возбраняется бастовать против недостаточных повышений зарплаты и урезаний пособий, или за сокращение рабочей недели. Испанские и итальянские рабочие – отъявленные забастовщики, вечно мутят воду капиталу и торговле. Однако здесь, в США, когда рабочим угрожают, они только начинают переговоры... или лоббируют.

Эта тенденция особенно ясно обозначилась за последнюю четверть века. Рабочим в промышленности грозит потеря рабочих мест и урезание зарплат. Наши профсоюзные руководители тут же скрываются за закрытыми дверями, «для переговоров», как нам говорят. Наконец, они появляются, с договором в руках, и оптимистически объявляют членам профсоюза : это наилучшие условия из всех возможных!. И рабочие соглашаются, утирают с коллективного лба пот и с чувством произносят: Могло бы быть и хуже!

Наши профсоюзы еще и лоббируют. Урезание оплаты сверхурочных, высокая безработица, новый рекордный уровень нищеты среди работающих американцев. Мы всегда можем рассчитывать на делегацию председателей профсоюзов, когда надо выступить перед конгрессом, встретиться с президентом. Короче, лоббировать.

Враждебность к борьбе глубоко проникла в профсоюзы США. В 1994 году я руководил стачкой во Флинте (штат Мичиган) – сотрудников Красного Креста. Это была небольшая стачка – человек 70 медсестер и водителей машин для сбора пожертвований. Большинство получали гроши, большая часть работала на полставки и на кону было значительное повышение зарплаты.

Так что тут мы стоим, уже недели три в пикете... Между прочим, в бодром, довольном, решительном пикете. И тут появляется женщина – представитель профсоюза работников общественных служб из профсоюзного совета АФТ-КПП округа Дженеси. Она спрашивает, как дела? Хочет узнать, не нужна ли помощь, например, рекомендация для получения пособия по бедности.

«У нас все хорошо», - говорю я. «Да что там, - рассказываю я, -стоит июль, тепло и солнечно, в пикете интересно, настроение отличное, и мы побеждаем!» Я обьяснил ей, как легко бастовать. Они получают 250 долларов в неделю пособия на стачку. А так как в основном женщины и низкооплачиваемые рабочие получают в среднем 7.5 долларов в час за 25 часов работы в неделю, они даже зарабатывают на этой стачке... Как минимум, не в убытке.»

Эта женщина из профсоюзного совета АФТ-КПП округа Дженеcси пришла в ужас. «Что за безобразие! Джо Блоу из профсоюза Тимстер сказал мне, что рабочие просто не собираются договариваться – они получают слишком много денег во время стачки. Им надо понять, что такое реальность! Неужели они думают, что могут бастовать бесконечно?»

Несколько лет спустя я слышал, как председатель местного отделения профсоюза говорил новому профсоюзному организатору, молодому человеку только что из университета. «Нет, - говорил председатель, - у нас нет забастовочного фонда. Если они действительно хотят бастовать, они могут, но им нужно и впрямь очень хотеть, потому, что они не получат никаких денег во время стачки.»

А еще год-другой спустя, была стачка на фабрике Купер Индастриз в штате Нью-Йорк. Представители корпорации явились за четыре дня до истечения срока договора. И они явились не для переговоров, а для предъявления ультиматума. Рабочие проголосовали против, и местное отделение UAW невольно оказалось в состоянии стачки. Забастовка длилась два дня. До центрального руководства невозможно было добраться. Забастовщикам пришлось иметь дело только с местным руководством, у них не хватило сил и стачка рухнула под собственной тяжестью.

Конечно, можно сказать, что это только субъективные впечатления автора. Но задумайтесь над этим:

В автомобильной промышленности не было ни одной всеобщей стачки с 1970. Автостроители, возможно, самые высокооплачиваемые рабочие в США, но за это им приходится работать год за годом без отпуска по 60-72 часа в неделю. 6-7 лет назад, когда местный профсоюз во Флинте бастовал против чрезмерно длинной рабочей недели, они не получили поддержки от своего профсоюза. Центральные органы согласились с тем, что 72- часовая рабочая неделя – необходимая часть автопроизводства, на нее нельзя посягать!

За 80-ые годы американскую промышленность начали демонтировать, корпорации отправились за моря, чтобы сломить коллективные договоры, обязательные для всей отрасли... И заодно, повысить прибыль. Миллионы промышленных рабочих были выброшены на свалку. Они теряли дома, машины, штаны! Дали ли мы сдачи? Захватили ли мы фабрики, предназначенные к закрытию? Нет. Бастовали ли мы на ключевых заводах, пытались ли помешать бегству капитала за более низкой зарплатой? Нет. Требовали ли мы от правительства привлечь к ответственности эти корпорации ради общего блага? Нет. Зато мы устроили два «Дня солидарности» за несоклько лет, когда миллион рабочих прибывал на Капитолий в Вашингтоне послушать как руковдство профсоюзов хнычет : «Они (корпорации) нас обижают!» Дни Солидарности прошли весьма успешно... для владельцев вашингтонских гостиниц и ресторанов.

Сейчас крупные авиакомпании заявляют, что у них проблемы. Просто соревнование, кто первым крикнет «банкротство!», чтобы начать новые урезания зарплат и так немного опередить конкурентов. И профсоюзы сотрудничают ... с новыми урезаниями зарплаты, медицинской страховки, пенсий, ну продолжайте сами!

И пока государственный деньги текут в Ирак на оккупацию без конца, школьные учителя и их профсоюзы соглашаются работать дни и недели бесплатно, потому, что в бюджете нет денег.

Я не хотел бы рисовать все только черными красками, когда речь идет о профсоюзах и рабочих США. Два года назад профсоюз портовых рабочих западного побережья ILWU выиграл битву против владельцев, желавших лишить их права единых условий договора для всего побережья, включая Канаду. Против них был Джордж Буш, и, потенциально, армия. Но благодаря почти полной солидарности и умелой организации, они победили, и получили контракт, охватывающий всех рабочих портов тихоокеанского побережья.

Потом еще шахтерский профсоюз UMW, победивший в стачке против Питтстон коул лет десять назад. Или литейщики из USWA, лет 12 назад против Рэйвенсвуд Алюминиум. Но все это – исключения.

У меня нет простого рецепта спасения американских рабочих и их профсоюзов от бессилия. Но у меня есть кое-какие наметки.

Начать неплохо бы с напоминания, почему рабочие организовали профсоюзы в самом начале. Уже давно они сообразили, что если рабочие не работают, капиталисты не получают прибыль. Так что они бастовали. И так, путем стачек, рабочие показали, и поняли сами, какая у них может быть сила. Стоит побеспокоиться и подумать, как бы бастовать побольше и подольше, и главное – побеждать!

Было время, когда существовало международное рабочее движение, серьезно считавшее, что рабочие могут создать более справедливый и гуманный мир, и руководить им. Похоже, эта идея потерялась в неолиберальном блеске последних 20-30 лет. Однако ни при каких условиях современный капитализм не может действительно предложить рабочим лучшую жизнь. Может быть, наши профсоюзы могут рассказать эту маленькую постыдную тайну рабочим? Может быть, они могут даже предположить, что существует альтернатива капитализму-конкурируй-пока-не-сдохнешь?

Само по себе это не бог весть что, но это было бы важное изменение направления. Профсоюзы выступили бы против планов корпораций, а не подчинились им! И с огромными финансовыми возможностями профсоюзов США, такой небольшой поворот значил бы много.

Что я точно знаю, так это то, что последние 25 лет постоянных капитуляций перед корпорациями не улучшили жизни рабочих, не добавили им власти или благосостояния. Так не пора ли покончить с ними?

Перевод Аллы Никоновой.
http://www.left.ru/2004/15/sammers114.html


Библиография