ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

О НАУКЕ ВО ИМЯ ЖИЗНИ и о каннибалах с дипломами учёных

После людоедского «атомного опыта», произведенного над Хиросимой и Нагасаки, американские журналы писали о японском ученом-физике, торжественно проклявшем науку на развалинах Хиросимы и втоптавшем в прах и пепел разрушенного города свои ученые отличия и одежды профессора университета. Некоторые авторы подчеркивали при этом, что они не могут осуждать ученого, отвернувшегося от того, чему он служил всю жизнь. Они писали: ведь действительно это наука обрушила на несчастное человечество атомные бомбы, это наука завела людей в тупик.

Разговоры о крахе науки реакционной печатью мира ведутся сейчас особенно усиленно. Цель их — доказать, что человечество не может надеяться на создание общими усилиями лучшей жизни на земле. Все в мире неверно, неустойчиво, и к чему приведет конечный результат любой работы — никому не известно, — наперебой вопят реакционные писаки: мечты о покорении воздушной стихии привели к созданию «самолетов-снарядов» и «фау-2», химия дала человечеству отравляющие вещества, медицина— тщательную разработку бактериологической войны.

«Какие уж тут могут быть мечты о лучшем будущем для всего человечества!» — стараются убедить реакционеры от науки. Каждый человек, говорят они, должен забиться в свой угол, покорно получать кусок хлеба из рук хозяев и молить бога, чтобы с этими хозяевами не случилось беды.

К счастью для человечества, наука и печать находятся во власти мракобесов только на части земного шара. Конечно, атомную бомбу нельзя сделать без новейших достижений науки и техники, и все же не настоящая наука дала возможность американцам разрушить Нагасаки и Хиросиму.

Подлинная наука всегда вела и ведет человечество вперед, несмотря на множество грязных рук, пытающихся заставить ее служить не высшему благу людей, а низким интересам наживы и порабощения. Мы знаем немало мрачных страниц в истории прогресса, запятнанных кровью жертв, погибших потому, что величайшие достижения науки оказались в руках людей, меньше всего заботившихся о чести ученых, о служении великим идеям победы человека над силами природы.

Первенство в этом отношении, несомненно, принадлежит Америке. Там наука всегда была и остается лишь «отходом» производства денег, маленьким побочным бизнесом, которым занимаются по большей части неудачники. Для этой «науки» характерно собирание и хищническое использование всего того, что сделано и выстрадано другими не ради бизнеса, а для блага всего человечества.

Наши ученые — Менделеев, Чичерин, Морозов — указали человечеству путь к познанию атома. Эти ученые мечтали о благе людей, стремились для всех широко открыть волшебные двери страны познания. С каким гневом, с каким, презрением посмотрели бы они на тех, кто воспользовался их открытиями, чтобы угрожать человечеству ужасами атомной бомбы!

Может ли называться ученым, деятелем науки, например, американский физик Комптон, который вопит о том, что на Пхеньян надо бросить атомную бомбу? Нет! Это лишь дипломированный убийца.

Русскими учеными открыты замечательные свойства целебной плесени. Россия является истинной родиной чудесного лекарства — пенициллина. Но пенициллин сулит колоссальные доходы, — и вокруг этого лекарства начинается англо-американская свистопляска, не имеющая никакого отношения к исцелению страдающих людей: «пенициллин — бизнес».

В своем романе «Тоно Бенге» Д. Уэллс раскрыл хищнический, подлый дух, господствующий в капиталистическом мире, где человеческие страдания — только объект спекуляции. Но описанное в романе «Тоно Бенге» снадобье было безвредной стряпней мелкого жулика, а сейчас в Англии и Америке распространяется множество очень ядовитых, вредных «патентованных средств», об опасности которых временами говорит даже продажная пресса «бизнесменов».

В странах капитала не только лекарства превращают в средства наживы, но и сами болезни, при этом наиболее опасные, там стремятся сделать оружием для уничтожения людей. Недавно военный министр США Джонсон с потрясающим цинизмом сознался, что американские бактериологи продолжают отыскивать средства бактериологической войны. Всему миру известна деятельность громадного американского очага подготовки бактериологической войны в Кэмп-Детрик, где «научные» исследования японского отряда № 731 нашли достойных продолжателей в лице профессора Вулперта и других.

И вполне естественно, вполне закономерно, что биологи нашей страны, чьи имена знает весь мир, в дни, когда над человечеством нависла угроза новой войны, обратились с открытым письмом к выдающимся микробиологам Америки, чтобы эти ученые не допустили превращения достижений бактериологической науки в оружие поджигателей войны.

«Жертва науки» — эти слова говорят о подвиге. Но еще В. Вересаев отметил, что только русские врачи и ученые категорически отрицали право исследователя рисковать чужой жизнью и делали опаснейшие опыты на самих себе. Всему миру известно, как прививали себе смертельные болезни Мечников, Гамалея и многие другие русские ученые. Сеченов, уже тяжко больной, с помощью специальной машины проводил, с огромным ущербом для своего здоровья, на самом себе исследования явления усталости.

Наши советские ученые на себе испытывали новые прививки против чумы, рисковали собственной жизнью.

Американские же и английские ученые давно прославились своими опытами по изучению смертоносных болезней на людях путем искусственного заражения их. Эти опыты широко проводились в колониях на «туземцах» и на так называемых «добровольцах» из числа заключенных в тюрьмах. Знаменитая американская тюрьма Синг-Синг вошла в историю американской медицины: в этой тюрьме, славящейся своим зверским режимом, «нашлось» особенно много охотников испытать свою судьбу в схватке с разными болезнями, например со смертельной желтой лихорадкой. Эти «добровольцы» (их ждали долгие годы тюрьмы) умерли, «но искупили своей смертью вину перед людьми», — писали лицемеры, изучавшие на своих жертвах разрушительное действие тропической лихорадки.

Жизнь человека для русских ученых всегда была святыней. Одно из ядовитейших веществ — иприт — было открыто знаменитым русским химиком Н. Д. Зелинским. Но Н. Д. Зелинский никогда не помышлял о применении иприта в качестве отравляющего вещества. Имя русского ученого навсегда связано не с какими-либо отравляющими веществами, а с методами борьбы с ними.

Все передовое человечество благодарно Н. Д. Зелинскому за изобретение противогазов, спасших сотни тысяч человеческих жизней в первую мировую войну.

Величественная история радио, изобретенного русским ученым А. С. Поповым, началась с акта человеколюбия — со спасения рыбаков, унесенных в море на льдине. Ледокол «Ермак», получив первый в мире сигнал о бедствии, посланный по радио самим А. С. Поповым, отправился на помощь гибнущим и спас их.

Капиталистические хищники наложили свои окровавленные лапы и на открытия Попова.

Маркони еще на заре развития радио начал «войну в эфире», не только запретив своим корабельным радистам принимать сигналы бедствия гибнущих кораблей с радиоустановками других компаний, но и приказав им заглушать радиопризывы тонущих, чтобы кто-нибудь не пришел им на помощь. Радио в капиталистическом мире стало орудием лжи, угнетения, разжигания войны. Радиотехника там устремлена главным образом на создание новых средств истребления людей.

Множество чудовищных преступлений против человечества совершено каннибалами с дипломами ученых, прислужниками капитала. Этих выродков человеческого рода особенно много в Америке.

В Америке и в Англии гитлеровские «фау», падавшие на Лондон, называли подлым, бесчеловечным оружием. Но кому принадлежит идея этого снаряда, носившего имя «летающей смерти»? Но кто многие годы воспевал подобные снаряды, кто сочинял про них целые саги?

Стоит перелистать старые, довоенные американские радиожурналы, и там, с пожелтевших страниц, на читателя не раз глянут рисунки и фото всевозможных воздушных торпед-«роботов», управляемых по радио и снабженных телевизионными установками. Американская печать не раз рекламировала своих ученых, усиленно работавших над созданием разрушительнейшего снаряда, управляемого по радио; американская пресса трубила об этом на весь мир, давая такие технические подробности, которые, конечно, могли вдохновить гитлеровцев немедленно засесть за постройку своих «фау».

Весь мир содрогнулся, узнав тайны гитлеровских концентрационных лагерей, где ученые и изобретатели, превратившись в палачей, служили только смерти. Читая о зверских электропытках, о «душегубках», о замораживании живых людей, о прививках смертельных болезней, люди спрашивали: когда же ученые сошли на этот путь, где нашлись врачи и инженеры, готовые свои знания, все свои способности отдать страшному делу мучения беспомощных пленников?

Это произошло совсем не вдруг, совсем не так неожиданно.

«Честь» изобретения многочисленных «научных» зверств разделяют с гитлеровцами их американские собратья. Американские реакционеры от науки, эти прислужники капиталистических заправил, не имеющие права называться учеными, давно уже начали делать «подвиги», заставляющие содрогаться от омерзения.

История американской науки и техники дает множество примеров таких «подвигов», подобных приведенным выше. Недаром же кадры ректоров американских университетов пополняются «учеными» вроде генерала Эйзенхауэра, — этот матерый поджигатель войны возглавляет ныне одно из крупнейших американских высших учебных заведений.

Есть разные мнения об американском изобретателе Эдисоне. В Америке он возведен на недосягаемый пьедестал гения. Не касаясь здесь технической стороны существа изобретений Эдисона, мы скажем одно: гений не может быть рабом низменных целей, рабом наживы. А Эдисон рабски служил капитализму, денежному мешку. Только такой раб мог величайший дар природы — электричество — осквернить применением для электрического стула. Ничего не зная о действии тока на человеческий организм, тысячи раз вообще ошибаясь в оценках того или другого физического фактора, Эдисон со свойственной ему самоуверенностью взялся за создание электрического орудия казни. Он утверждал, что на этом стуле люди, обреченные умереть, будут испытывать чуть ли не райское блаженство, что смерть будет мгновенной, как удар молнии. Изобретатель был не одинок. В угоду фирмам, замыслившим нажиться на новом изобретении, стали выступать ученые, врачи, бессовестно лгавшие, пользуясь своим авторитетом, что электрический стул — это акт милосердия со стороны науки.

Первая казнь, когда приговоренного к смерти убивали на электрическом стуле несколько часов в присутствии целой комиссии врачей и инженеров, когда казнь была отложена из-за несовершенства аппаратуры и после новых напрасных мучений жертвы была совершена при помощи цианистого кали, — эта казнь — позорнейшая страница в истории капиталистической электротехники.

Казалось, надо навсегда отказаться от подобного ужасного применения электричества. Но опять-таки в угоду интересам изготовителей электрического стула, для увековечения имени Эдисона как изобретателя «человеколюбивого орудия казни» выдающиеся американские ученые опозорили себя категорическим требованием применять этот «усовершенствованный» способ убийства. Опыты показали, что жертв электрического стула можно «воскрешать» при помощи несложных мероприятий, что американские тюремщики хоронят, в сущности, еще не убитых людей. Но никакие протесты не помогли: электрический стул прочно вошел в американский тюремный «быт». Да и не только в американский. Американские «благодетели» щедро поставляют эту продукцию электротехники США в маршаллизованную Европу, чтобы и она приобщилась к «высотам» электрической культуры Америки.

Некоторые американские штаты задолго до войны прославились изобретением «газовой камеры» для казни, применяемой в них вместо электрического стула. Эти газовые камеры смерти, широко разрекламированные американской печатью, были прообразом гитлеровских бань с ядовитыми газами, «душегубок» и т. д. Американские «ученые» убийцы в данном случае дали гитлеровским извергам готовую программу действий со всеми техническими подробностями.

В истории нашей науки нет ни электрических стульев, ни газовых камер, ни зверских экспериментов над людьми. Имена наших славных электриков — Доливо-Добровольского, Яблочкова, Лодыгина и многих других — связаны только с созданием электромоторов, электрического освещения, с победой над тьмой, пространством. Имена наших врачей говорят человечеству только о победе над смертью.

Сейчас, когда в капиталистическом мире раздается вой о том, что наука завела человечество в тупик, советские ученые могут с гордостью заявить: «Нет, наука здесь ни при чем — познакомьтесь с историей науки в нашей стране, взгляните на наш Советский Союз, где наука поставлена на службу народу, где она служит человеческому счастью».

Подлинная наука — это наука во имя жизни, а всяческим каннибалам с учеными дипломами вместе со своими хозяевами придется отвечать перед всем передовым человечеством за свои преступления.

Техника Молодёжи 1950-09

все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать