ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Политика США в области безопасности: защита жизненно важной инфраструктуры страны

Советник по национальной безопасности Кондолиза Райс о ключевых вопросах безопасности

Политика США в области безопасности:  защита жизненно важной инфраструктуры страныСоветник по национальной безопасности Кондолиза Райс считает, что защита жизненно важной инфраструктуры страны - это один из центральных вопросов национальной безопасности. "Таков парадокс нашего времени: та самая технология, благодаря которой наша экономика столь динамична, а наши вооруженные силы обладают столь большим превосходством, делает нас и более уязвимыми", - говорит она. 22 января Райс была приведена к присяге в качестве советника Президента по вопросам национальной безопасности. Ниже приводятся выдержки из последних публичных заявлений Райс, которые отражают ее взгляды по ключевым вопросам международной безопасности, стоящие перед администрацией Президента Джорджа У. Буша в первый год его пребывания в должности.


Защита жизненно важной инфраструктуры

Защита жизненно важной инфраструктуры страны является одним из центральных вопросов... Сегодня электронная экономика - это экономика, где... практически все жизненно важные службы - водоснабжение, транспорт, энергетика, банки и финансы, телекоммуникации, здравоохранение... полагаются на компьютеры, оптоволоконные линии, переключатели и маршрутизаторы, которые их соединяют. Повреждения в этих сетях приводят к сбоям в жизни страны. Таков парадокс нашего времени: та самая технология, благодаря которой наша экономика столь динамична, а наши вооруженные силы обладают столь большим превосходством, делает нас и более уязвимыми...

Защита нашей жизненно важной инфраструктуры - классическая проблема национальной безопасности. Нам надо сдерживать направленные против нас действия путем их предотвращения. Сдерживание работало в годы холодной войны. Сейчас оно может не сработать.

В отличие от Советского Союза сегодняшние противники могут не вписываться в классические модели теории игр. Это может быть небольшая хорошо организованная группа, атакующая нас с нескольких стартовых площадок, включая нейтральные страны или с территории Соединенных Штатов.

Мы должны также помнить, что те же технологии, которые дают силу нам, дают силу и противникам Америки. И сам факт нашего превосходства в традиционной военной мощи может побудить этих противников обратиться к таким нетрадиционным полям сражений, как киберпространство.

Словом, совершенно очевидно, что мы не можем рассчитывать в этом контексте на эффективное сдерживание. Это означает, что мы должны быть готовы к сценариям, при которых нам придется быстро восстанавливать и воссоздавать важнейшие службы после имевших место сбоев. И опять же правительству не решить эту задачу своими силами. Нам необходимо работать плечом к плечу с частным сектором.

- Выступление на ежегодном заседании
Партнерства по жизненно важной инфраструктуре 22 марта



Противоракетная оборона

Противоракетная оборона - это исключительно важный вопрос для Президента. Он считает, что мир все больше осознает наличие реальной угрозы, причем угрозы сегодняшнего мира, а не угрозы времен холодной войны. Система противоракетной обороны, о которой мы говорим, предназначена для защиты от угроз со стороны государств, подобных Ирану и Северной Корее, где режим нераспространения стал весьма несовершенен и где наблюдается распространение ракетных технологий, что вызывает у нас большую озабоченность.

Мы считаем, что если это представить должным образом, если мы критически рассмотрим наши варианты противоракетной обороны и если мы подадим их в контексте новой стратегической обстановки, в которой оборонительные системы должны способствовать сдерживанию конфликтов, то мы сможем весьма убедительно изложить концепцию нашим союзникам. Мы намерены представить эту концепцию нашим союзникам и проконсультироваться с ними, но мы также готовы весьма убедительно подать ее другим сторонам, которых это также может беспокоить.

Я думаю, от русских мы слышим то, что они принимают тот факт, что существует угроза, которой может противодействовать противоракетная оборона. Я расцениваю это как долгожданное признание состояния, в котором мы вместе с остальными ответственными странами мира обнаруживаем себя... Полагаю, мы ждем того момента - момента, когда это будет уместно, - когда мы сможем начать дискуссии и беседы с русскими о том, как можно противостоять этой угрозе.

Хочу сказать, что это связано с вопросом о поведении русских в области распространения. Если Россия на самом деле занимается деятельностью, которая помогает приобретать оружие массового уничтожения или ракетные технологии тем странам, против которых фактически направлен щит, то вряд ли можно будет назвать это отношениями сотрудничества.

Поэтому в данном случае поведение в области распространения и то, что мы можем сделать в духе сотрудничества, весьма тесно связаны, и полагаю, что мы захотим, чтобы это поняли русские. В принципе мы не против сотрудничества. Однако мы действительно сталкиваемся с проблемой поведения в области распространения.

- Брифинг в Белом доме, 22 февраля



Балканы

Президент Буш выступает против любого рода запланированной даты или окончательного срока вывода американских войск с Балкан... Он понимает и твердо уверен в том, что у нас есть обязательства, которые мы должны выполнить перед нашими союзниками, что все, что мы делаем по реформированию присутствия на Балканах, должно осуществляться в контексте консультаций с союзниками.

Полагаю, союзники поймут, что наша администрация весьма настроена на консультации, что они не будут сталкиваться с сюрпризами ... и что это справедливо, идет ли речь о войсках на Балканах или противоракетной обороне.

- Интервью, данное Вольфу Блитцеру
в программе "Си-эн-эн" от 4 февраля



Россия

В политике США должен делаться акцент на важный круг вопросов безопасности в отношениях с Россией.

Во-первых, необходимо признать, что безопасности Америки меньше угрожает сила России, чем ее слабость и непоследовательность. Это предполагает уделение безотлагательного внимания защите и безопасности российских ядерных сил и арсеналов.

Во-вторых, Вашингтон должен начать с Москвой всестороннюю дискуссию о меняющейся ядерной угрозе. Российские военные сделали многое для укрепления их опоры на ядерное оружие в условиях, когда боеготовность их обычных вооружений понижается.

Потенциал российских сил сдерживания более чем достаточен в отношении ядерного арсенала США и наоборот. Однако этот факт больше не должен воплощаться в договоре, которому уже почти 30 лет и который является пережитком глубоко враждебных отношений между Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом.

Договор по противоракетной обороне был направлен на предотвращение создания национальных систем противоракетной обороны в ситуации, характерной для холодной войны. Сегодня основную озабоченность вызывают ядерные угрозы со стороны стран, подобных Ираку и Северной Корее, а также возможность несанкционированного распространения ядерного оружия.

На самом деле Москва ближе к этим источникам угрозы, чем Вашингтон. Считаю возможной организацию с русскими дискуссии об изменившейся ситуации с угрозами, их предложений о возможных контрмерах и соотношении между сокращениями стратегических сил и развертыванием оборонительных систем.

Кроме того, Москве следует понять, что любые возможности для обмена технологиями и информацией в этих областях будут в большой мере зависеть от ее поведения - пока проблематичного - в вопросах распространения баллистических ракет и других технологий, относящихся к оружию массового уничтожения.

Было бы крайне глупо создавать единую с Москвой систему обороны, если она будет допускать утечку или сознательно передавать технологии тем самым государствам, от которых защищается Америка.

И, наконец, Соединенным Штатам необходимо признать, что Россия является великой державой, в отношении которой у нас всегда будут как конфликтующие, так и совпадающие интересы.

В бытность премьер-министром Владимир Путин использовал чеченскую войну для разжигания у себя в стране национализма, обеспечивая таким образом свой собственный политический успех. Российские военные в несвойственной им манере решительно и громко заявляли о своем долге по защите целостности Российской Федерации. Это демонстрирует тенденцию в отношениях гражданских и военных органов, которую мы не приветствуем.

Не следует недооценивать долгосрочного влияния войны на политическую культуру России. Эта война влияет на отношения между Россией и ее соседями на Кавказе, так как Кремль выдвигает обвинения в укрытии и поощрении чеченских террористов против таких разных государств, как Саудовская Аравия, Грузия и Азербайджан.

Эта война является напоминанием об уязвимости небольших новых государств вокруг России и заинтересованности Америки в их независимости. Если они смогут стать сильнее, они будут менее соблазнительны для Россию. Однако многое зависит от способности этих государств реформировать свою экономику и политические системы - процесс, результаты которого были до сих пор в лучшем случае неоднозначны.

- Статья в "Чикаго Трибюн"
от 31 декабря 2000 года; (c) 2000 Кондолиза Райс



Россия и распространение

Мы весьма озабочены поведением России в сфере распространения, к примеру, в отношении Ирана... Россия является партнером и даже потенциальным союзником, но в контексте поведения в сфере распространения нам вместе есть над чем поработать. И хотелось бы надеяться, что по мере развития отношений нынешней администрации с российской администрацией Путина мы сможем начать эффективнее решать эти проблемы распространения.

- Брифинг в Белом доме, 22 февраля



Европейские силы обороны

Мы всегда говорим, что нашей целью является укрепление европейского оборонительного потенциала, включая, надеюсь, выделение более ощутимых ресурсов на европейские вооруженные силы. Мы также говорим, что если Европа будет больше делать в интересах своей собственной обороны - и тем самым укрепления НАТО - то это будет хорошо.

Наша цель - как давнишних союзников по НАТО - должна заключаться в обеспечении того, чтобы эта новая глава в европейской безопасности и обороне на самом деле укрепляла НАТО, помогала НАТО и никоим образом не подрывала НАТО. Но я вполне уверена в том, что при наличии доброй воли всех сторон и эффективного плана действий мы сможем этого добиться.

Полагаю, что в данном случае у всех нас есть общая цель, которая заключается в обеспечении сильной и безопасной Европы с учетом того, что со времени окончания холодной войны многое произошло: в НАТО появились новые члены, и НАТО пытается освоить новые направления деятельности. Но мы, конечно, по-прежнему верим, что НАТО является основным инструментом безопасности в Европе, и так же считают наши европейские союзники.

- Брифинг в Белом доме, 22 февраля



Ирак

На данном этапе цель политики США должна заключаться в восстановлении инициативы в отношении Саддама Хусейна и в критическом рассмотрении того, что мы делаем. Наша цель не допустить, чтобы он создавал оружие массового уничтожения, угрожал своим соседям и не выполнял обязательства, которые он принял по окончании войны в Персидском заливе. И мы детально изучаем тактику, с помощью которой мы добиваемся достижения этих очень важных целей, - позвольте подчеркнуть, что эти цели не изменились с 1991 года, - и различные средства, с помощью которых мы добиваемся достижения этих целей в стремлении восстановить инициативу и добиться, чтобы наши действия давали эффект.

Мы по-прежнему следуем режиму санкций. Мы твердо убеждены в том, что в настоящее время этот режим сталкивается с рядом проблем. Это очевидно. Но на что именно надо обратить внимание и как сделать так, чтобы этот режим отвечал своей цели - это как раз те вопросы, которые изучаются.

- Брифинг в Белом доме, 22 февраля



Китай/Ирак

Мы заявляем Китаю о нашей озабоченности в связи с его деятельностью в Ираке. Мы говорим им, что озабочены тем, что могут иметь место нарушения режима санкций, и мы попросили их предоставить нам дополнительную информацию, чтобы изучить, что там происходит.

Мы, конечно, надеемся, что китайцы помогут нам выяснить, что происходит. Я хочу дать ясно понять, что в данный момент мы ни в чем не обвиняем китайцев. Однако мы говорим им о том, что у нас есть серьезнейшие опасения в отношении того, что происходит, что Китай как член постоянной пятерки (один из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН) имеет много особых обязательств по обеспечению соблюдения режима санкций и что мы будем весьма признательны за ответы на наши вопросы.

- Брифинг в Белом доме, 22 февраля



Северная Корея

Северная Корея - это режим, за которым нужно внимательно следить... Мы заявляем, что все свои действия в отношении Северной Кореи будем тесно координировать с нашими союзниками в регионе - как с Южной Кореей, так и с Японией.

Мы заявляем, что весьма озабочены распространением ракетных технологий, которое исходит от Северной Кореи, и самой северокорейской программой... Мы пересматриваем нашу политику в отношении Северной Кореи.

- Брифинг в Белом доме, 22 февраля

все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать