ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Американские секты. Часть 3




Содержание страницы:

  • "ПОМЕСТНАЯ (МЕСТНАЯ) ЦЕРКОВЬ" УИТНЕССА ЛИ

  • Каббала

  • Масоны

  • ЯН ГРОНВЕЛЬД "СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ГРУППОВАЯ ДИНАМИКА ТОТАЛИТАРИЗМА"

  • Джеймс Дж. Бойл "Секты-убийцы" (отрывки)

  • "Секрет успеха церкви «Новое Поколение». БОГ или МАРКЕТИНГ и МАНИПУЛЯЦИЯ? Хитрое Искусство - Основа ли для Церкви?"



"ПОМЕСТНАЯ (МЕСТНАЯ) ЦЕРКОВЬ" УИТНЕССА ЛИ



1. На стадии вербовки новых членов ЦХ и "Поместная церковь" похожи друг на друга

В этой главе разговор пойдет о секте, которая называет себя "Местная церковь" (МЦ), или "Поместная церковь", или просто "Церковь" с обозначением города ее пребывания: "Церковь в Москве", "Церковь в Петербурге", "Церковь в Гонконге". Последнее время в России она все чаще фигурирует под именем "Церковь домашних собраний". Ее члены, как и члены ЦХ, работают в метро и на улицах, и если к вам подходили вербовщики ЦХ, то наверняка подходили и они. По нашим наблюдениям, на каждых трех приставал из ЦХ четвертый - член "Местной церкви". На стадии вербовки новых членов они похожи друг на друга. Отличить вербовщика одной секты от вербовщика другой можно, пожалуй, только таким способом: подошедшие к вам члены ЦХ на ваш вопрос: "Вы из "Церкви Христа"?" - скорее всего ответят утвердительно: "Да, мы из "Церкви Христа"". Вербовщики же из "Местной церкви" почти наверняка скажут вам: "Мы просто христиане". Они сообщат еще, что им безразлично, к какой деноминации вы принадлежите, потому что они принимают всех, в том числе и православных.

Руководству "Местной церкви" очень хочется, чтобы "внешние" считали их некими внеденоминационными протестантами: так им гораздо легче работать и вербовать новых членов. Однако нужно сказать, что сами традиционные протестанты их своими не считают, и они несомненно правы: "Поместная церковь" имеет лишь внешность христианской организации, а на самом деле - это основанная на восточном пантеизме и древних ересях тоталитарная секта с элементами оккультизма и четко разработанными методами контролирования сознания своих адептов.

У "Поместной церкви" есть свое издательство под названием "Живой поток" (Living Stream). Однако руководство ся доказать, что в структуру секты оно не входит и является отдельным независимым издательством. Сотрудники "Живого потока" тоже говорят, что они не имеют к этой церкви никакого отношения и просто работают в издательстве, а тому, что при этом все они являются членами "Поместной церкви", они предлагают не придавать значения. "Какие же книги вы издаете?" - "Книги Уитнесса Ли (основатель их секты и основной вероучитель. - А. Д.)". - "А еще какие книги?" - "А еще книги Уочмана Ни ("предтеча" Уитнесса Ли. - А. Д.)". - "А еще что?" - "Пока мы больше ничего не успели издать. Но те книги, которые издали, мы всем рассылаем. У нас очень много благодарностей. Нас и православные благодарят за эти книги, которые открыли им глаза на подлинную сущность христианства". Пробиться через такую позицию очень трудно. С открытой ложью всегда очень трудно спорить.

Москва поделена МЦ на семь районов. Центр и место совместного проживания сектантов - один из корпусов общежития Тимирязевской сельхозакадемии. Как правило, богослужения сектанты проводят в школах - в нарушение нашего закона об отделении религии от школы. Они активно работают в метро, на улицах. Их издания особенно популярны среди баптистов, но иногда (особенно в провинции) попадают в православные библиотеки. Это, собственно, входит в их задачу. Еще в самом начале своего существования в Америке они ставили себе целью прийти в какую-то местность, завязать отношения с местными христианами, сдружиться с ними, начать ходить на их богослужения (с протестантами это легче всего), а потом органически войти в их общину, затеять конфликт и большую часть их общины увести с собой. С православными им это проделать куда труднее, потому что наши представления о богослужении отличаются от их представлений, но они пытаются воздействовать на российских христиан через свои книги и приспосабливаются к местным условиям.

По их устному заявлению в 1996 г., в России было около 2000 полноправных членов МЦ; реальная цифра может оказаться на порядок больше за счет сочувствующих, а влияние их намного больше, чем численность, потому что свои книги они печатают миллионными тиражами и распространяют их повсюду. Это одна из наиболее жестких по контролированию сознания групп, которые действуют у нас в стране. В феврале 1998 г. на своей интернетовской страничке МЦ заявила, что ее деятельность сегодня развернута в 169 городах в России, на Украине, в Белоруссии, Армении, Латвии и Литве. Сектой было распространено 7 миллионов экземпляров изданий, в том числе бесплатного журнала "Поток". Сектантское издательство завершило перевод их собственного текста Библии (так называемая "Версия восстановления" или "Восстановительный перевод") с английского на русский, украинский и армянский языки. Сектанты хвастаются успехом своей работы среди "деноминаций". Например, некий пастор из Днепропетровска "привел к восстановлению и выздоровлению всю свою общину".


2. Основатель секты со временем отошел от религиозной деятельности и занялся бизнесом, который стал приносить солидный доход

Перейдем к истории секты. "Церковь в N" ведет свое происхождение от так называемой "Церкви зала собраний", которая была основана в 20-е годы в Китае. Хотя христианские миссионеры действовали в Китае с давних времен и основали много общин самых разных церквей и деноминаций, в 20-е годы под влиянием мощной волны антизападных настроений часть китайских христиан-протестантов порвала с иностранными основателями и руководителями, однако при этом не захотела отказываться от самого христианства. Так возникло течение сторонников "национальной, свободной от империалистического влияния церкви". Одним из искателей новых церковных форм стал Ни Тошэн (это имя переводили как Уочман Ни, то есть "Сторож Ни"). Это имя вы увидите на многих книгах, которые сотнями тысяч издаются у нас в России. Его называют также Ни Шуцзу, или Генри Ни. Родился этот человек со многими именами в 1903 г. на юге Китая в семье методистов. Сам он принял крещение лишь в 1920 г.

Образование Ни получил в нескольких миссионерских школах, где разочаровался в христианстве и даже отошел от него на какое-то время. Но под влиянием евангелистки Доры Юй он вернулся к вере и поступил учиться в Библейский колледж, который она возглавляла. Там на него произвело большое впечатление общение с китайскими евангелистами, которые проповедовали создание отдельной, независимой от империалистов китайской церкви. Они откалывались от протестантов, обвиняя своих учителей в фарисействе и в том, что они придерживаются мертвых форм, изменяют живому духу христианства. Уже в 1922 г. Ни Тошэн порвал со всеми группами и начал самостоятельно проповедовать Евангелие в Шанхае и его окрестностях. В 1927 г. он собрал кучку единомышленников и стал "преломлять с ними хлеб", основав секту, со временем получившую название "Место собрания христиан", а затем - "Церковь зала собраний".

Уочман Ни много путешествовал по Китаю, активно проповедуя и создавая новые общины. Он решительно обличал то, что называл "традиционализмом" различных христианских общин и деноминаций, настаивал на том, что необходимо преодолевать излишнюю привязанность к ритуалам (в чем обвинял протестантов), и учил, что на самом деле христиане должны объединяться по месту жительства под руководством старейшин, которые не имеют статуса священников. Ни отвергал литургическое богословие, считая, что основой христианской жизни должна быть страстная, прочувствованная евангельская проповедь.

Особое влияние на него оказали идеи "Закрытого", или "Плимутского" братства (такие братства в то время стали известны в Китае). "Плимутское" братство было основано в Плимуте в Англии в 1831 г. и активно действовало в Англии и в Ирландии. Члены его регулярно проводили домашние молитвенные собрания, особое внимание уделяя пророчествам и подготовке к Страшному суду, который они вскорости ожидали. Поведение членов этого братства очень жестко регламентировалось, особенно категорически запрещалось им общение с членами других деноминаций. Секта пережила несколько расколов; впоследствии она проникла во Францию, Швейцарию, а в 1860 г. - в США. Члены братства отрицают священство - даже крещение у них совершается просто мирянами. Обряд, который они называют евхаристией, совершается каждое воскресенье.

Уочман Ни активно сотрудничал с лондонским отделением братства, изучал методы проповеди, богословские идеи его главы и даже умудрился получить финансовую поддержку. Однако в конце 30-х годов он порвал и с ними, потому что желал полной самостоятельности и стремился к созданию свободной от иностранных влияний церкви. Братство, которое само исповедовало жесткий изоляционизм, не смогло простить Уочману Ни его евхаристического общения с другими протестантскими группировками. На память о дружбе с Плимутским братством Ни Тошэну достались только некоторые богословские идеи и сборник религиозных песнопений "Гимны малого стада" (до сих пор это классический сборник песнопений МЦ).

В 1938 г. "Церковь зала собраний" имела уже много отделений в провинциях Китая. В ней было 128 постоянных сотрудников, которые назывались апостолами и путешествовали от общины к общине, регулируя духовную жизнь верующих. В 1939 г. Ни Тошэн отошел от религиозной деятельности и занялся бизнесом, основав вместе с братом в захваченном японцами Шанхае фармакологическую фабрику, которая вскоре стала приносить солидный доход. После войны разрушенную структуру церкви пришлось восстанавливать уже не Уочману Ни, а его ученику Ли Чаншоу, который был прозван Уитнессом Ли ("Свидетель Ли").


3. На всех членов секты были заведены личные дела

Чаншоу родился в 1905 г. в северной провинции Китая Шаньдунь, а скончался в городе Аннандейл, Калифорния, 9 июня 1997 г. Происходил он из китайских баптистов. В 1925 г. Ли принял крещение и стал прихожанином одной из независимых китайских церквей, которая так и называлась "Китайская независимая церковь". Поддерживал он связь и с миссионерами Плимутского братства, хотя там ему не нравилось полное отсутствие духовных озарений. Переломным моментом жизни для него стало знакомство с Уочманом Ни, чьи слова о том, что не следует осуждать пятидесятников за впадение в транс на молитвенных собраниях, ибо пути к Богу многообразны, произвели на него впечатление настоящего откровения. Несколько лет Ли проповедовал на севере Китая, разработав свою методику миссионерской работы: он организовывал маленькие общины из представителей самых разных профессий, что давало им возможность самообеспечения. Потом эти общины переселялись в районы, где совсем не было христиан, и начинали там миссионерскую деятельность. Однако из-за вмешательства японских оккупационных властей этот проект провалился.

В 1943 г. Ли Чаншоу был арестован и попал в японскую тюрьму. После освобождения Китая он вновь приступил к церковной деятельности. Именно тогда он внес в организацию "Церкви зала собраний" зачатки тоталитаризма, ужесточив уже и без того жесткую структуру секты. Верующих разбили на первичные общины - на "семьи"; каждая семья трижды в неделю проводила молитвенные собрания. Четыре семьи составляли группу. Эта структура оказалась прочной: она действует до сих пор. По мере роста количества прихожан семьи разделяли на ячейки по 15 человек, в каждую из которых входили двое ответственных за посещаемость и душевное здоровье верующих. Постепенно организационная структура секты начала разрастаться, а регламентация поведения продолжала ужесточаться. На всех верующих были заведены личные дела, а Ли Чаншоу ввел систему управления, которая была основана на принципе: ничего нельзя делать, не спросясь у руководства.

К моменту прихода коммунистов к власти в Китае секта уже обладала значительными средствами, которые использовались на приобретение земли и строительство молельных домов. Источником дохода была, в частности, фирма Уочмана Ни, которая была передана в собственность секте, а также "добровольные" вклады верующих (становясь членом секты, они должны были переводить на нее свою собственность). К 1949 г. секта имела на территории Китая 600 общин и 70 000 членов.

В 1947 г. Уочман Ни посетил Тайвань, где основал еще одну фабрику по производству лекарств, а также купил землю и основал школу проповедников. Все это он передал в руки Уитнесса Ли, который в 1949 г. переселился с семьей на Тайвань. Там он основал издательство "Тайванская комната евангельской книги" и сеть церквей, которая, по некоторым сообщениям, всего через пять лет насчитывала уже 20000 приходов. Сам же Ни Тошэн не успел уехать на Тайвань, он был арестован коммунистами и получил 15 лет лагеря, откуда уже не вышел: началась культурная революция, и срок ему продлили. Он пробыл в заключении в общей сложности 20 лет и скончался 1 июня 1972 г. в одном из исправительных лагерей. Его творческое наследие обширно - лишь неполное собрание сочинений составляет 20 томов. Труды его были переведены на английский язык, и многие евангелики пользуются ими довольно широко, не обращая внимания на разные богословские неурядицы, ереси и примесь оккультизма, которые там содержатся.

Уитнесс Ли превзошел своего учителя по всем статьям. Именно он стал настоящим основателем, вдохновителем и идеологом секты. Если Уочман Ни был динамичным проповедником, то Уитнесс Ли оказался очень способным организатором. В 1962 г. Уитнесс Ли объявил, что Бог призывает его переехать в США. Он основал "Церковь в Лос-Анджелесе", и вскоре многие сектанты с Тайваня перебрались туда. "Церковь" стала быстро пополняться американскими членами, и новые собрания стали возникать по всей стране. В 1965 г. был основан "Живой Поток", ставший издательским филиалом движения. В деле подготовки миссионеров МЦ очень важна ежегодная конференция в Лос-Анджелесе. На первой такой конференции, проведенной в 1962 г., присутствовало 70 человек. В 1964 г. число участников конференции выросло до 132 человек из различных городов США и даже из других стран1. В 1969 г. собралось 462 человека со всех концов США и из целого ряда зарубежных стран, в том числе Бразилии, Канады и Дании2. В 1970 г. было уже 1300 человек, а зарубежные гости были даже из таких далеких стран, как Таиланд, Сингапур и Малайзия3.

Конференция обычно длится неделю, а потом четыре недели идет семинар, на котором сам Уитнесс Ли лично готовит проповедников. Каждое его слово стенографировалось и немедленно публиковалось; он был окружен таким почитанием, что издавалось все это совершенно некритически, и его последователи даже не замечали того, что его "свидетельства" постоянно противоречили одно другому. Не последнюю роль здесь играл очень плохой английский язык, на котором говорил Уитнесс Ли (перевод приведенных ниже цитат по мере возможности передает качество его английского). Каждое его слово, каждая грамматическая конструкция канонизировались, даже его китайский акцент. Когда "поместноцерковники" говорят по-русски, у них проявляется странная, преломленная английским языком китайская интонация.


4. Люди боятся уходить из секты, так как их постоянно запугивают ужасами, которые якобы постигают отпавших

Структура "Поместной церкви" определяется тоталитарной системой, жестко контролируемой Ли. Этот тоталитаризм очень тяжело сказывается на психическом состоянии многих членов МЦ, которым приказывают ставить интересы "церкви" превыше всего на свете. В секте даже считается, что человек должен менять место жительства каждые несколько лет. Как и во многих тоталитарных сектах, здесь само собой разумеется, что человек является ничем, а организация - всем.

...Церковь должна быть вашим единственным интересом. Что является вашим интересом сегодня: учеба? бизнес? семья? Мой единственный интерес - это церковь. Мы все должны стать такими "алкоголиками" ради церкви4.

В "Поместной церкви" члены постоянно заняты исполнением церковных обязанностей, так что у них практически не остается времени на свои семьи, не говоря уже о том, чтобы критически поразмыслить над тем, чему их учат.

Нам всем нужно посвящать больше времени завязыванию контактов с людьми (так на языке МЦ называется вербовка. - А. Д.). Один вечер в неделю должен использоваться для ваших личных дел, три вечера - для церковных собраний и три остающихся вечера - для завязывания контактов с людьми. Помимо этих трех вечеров, я надеюсь, что вы будете использовать каждый из своих обеденных перерывов для этой же цели5.

Естественно, глава МЦ Уитнесс Ли считается ее верховным главнокомандующим. Сектанты верят, что его непосредственно ведет Сам Бог и, следовательно, ему нужно подчиняться беспрекословно. Вот что пишет Ли о том, как члены МЦ обязаны относиться к нему:

Позвольте мне сообщить вам секрет моего идеального совершенства в качестве мощного столпа для действий Господа. Братья типа Бенсона Филлипсаи Джона Со движутся к совершенству потому, что у них совершенно нет собственных идей. Недавно брат Бенсон мощно заявил, что единственное, что он знает, - это следовать служению брата Ли. Когда Джон Со остановился с нами в Лос-Анджелесе, он не знал ничего, кроме впитывания каждой детали этого служения... Даже когда они видели ошибки, они забывали о них, ибо у них не было времени, чтобы бесцельно тратить его на их обсуждение6.

Согласно Ли, его учению нужно повиноваться, как учению Самого Господа. Он абсолютно убежден, что в течение долгих лет своего лидерства в организации Бога он заработал право требовать беспрекословного повиновения от своих последователей.

Эти слова - не просто учение, но мощное свидетельство того, что я практиковал и переживал в течение более чем тридцати пяти лет. Я был захвачен этим видением и милостью Божией я никогда не свернул со своего пути и не изменил своего тона7.

Относительно концепции "Поместной церкви" и своего руководства ею Ли говорит так: "Не думайте, что это мое учение, это откровение Господа"8.

Итак, мы видим, что структура МЦ откровенно тоталитарна: все желания "церкви" исходят от Уитнесса Ли, объявляющего их наиважнейшей целью, для торжества которой каждый член МЦ должен отдать абсолютно все. Все личное полностью подавляется. Поразительно, но зачастую сектанты бывают одинаково одеты, одинаково подстрижены и говорят с совершенно одинаковыми американо-китайскими интонациями. У Уитнесса Ли есть описание того, как он покупал себе ботинки. Куда бы он ни заходил, рассказывает Ли, всюду продавались слишком модные ботинки, а ему были нужны немодные, "чтобы не превозноситься". Представьте себе, что будет, если, несмотря на эти опубликованные слова "Учителя", кто-нибудь из членов его "церкви" купит себе ботинки, которые могут быть сочтены модными...

Одеваются они скромно, но галстук и белая рубашка обязательны. Главное у них - групповое восприятие: как вас воспринимает группа и как вам не выделяться из группы. Присутствуя на собрании МЦ, я заметил, что в стратегических местах сидели пара американцев и пара китайцев, которые за всем следили и все направляли, так что "свободы в Духе" вовсе и не приметишь. И когда один сектант ляпнул что-то слишком откровенное, чего не следовало знать находящимся в зале чужим, надсмотрщики тут же подали знак, и вся секта хором стала кричать: "О Господь Иисус", чтобы "захлопать" таким образом "еретика".

Члены МЦ говорят, что обратиться к Господу человек может в разных церквах - не обязательно у них, но полностью - только у них. Путь обращения может быть ступенчатым, но в конце концов человек должен прийти в "Поместную церковь". Членов "церкви" постоянно запугивают, рассказывая им истории о том, какие ужасные вещи случились с людьми, ушедшими из МЦ. Очень популярна история о том, как у одного отпавшего начались в жизни такие несчастья, что он буквально на карачках приполз обратно, целовал двери и умолял принять его назад. И люди действительно боятся оттуда уходить.

Это страшная и беспощадная секта. МЦ, наверное, является самой сутяжнической сектой после сайентологии. Она очень любит подавать в суд на своих критиков. Уже многие годы секта запугивает исследователей и издателей судебными преследованиями, чтобы заставить их воздержаться от публикации любой критики в адрес Уитнесса Ли или литературы "Живого Потока". Вот какая история произошла с одним американцем протестантом. Глубоко изучив учение и практику "поместноцерковников", этот человек написал про них очень хорошую и правдивую книгу. Когда он ее писал, то постоянно пытался выйти с ними на контакт. Он посылал телеграммы Уитнессу Ли, предлагая ему читать главы книги по мере их написания и высказывать свои замечания, а затем даже предложил ему написать заключительную главу книги так, как ему будет угодно. Но Ли игнорировал эти предложения: очевидно, ему нечего было ответить на справедливую критику ученого. А когда вышла книга, секта подала в суд на автора и издателей книги (небольшую калифорнийскую антикультовую организацию) одновременно более чем в 30 штатах. Денег у ответчиков не было, истцы же бесконечными процедурными проволочками откладывали слушание дела (а при этом надо было во всех этих штатах держать адвокатов), и все это тянулось до тех пор, пока организация не была вынуждена признать себя банкротом. В таком случае по американским законам вся собственность и все фонды опечатываются и продаются, чтобы как-то покрыть убытки. В результате все архивы издателей были проданы и все, на что опирался автор книги, оказалось для него вне пределов досягаемости. Поскольку из-за отсутствия денег он даже не смог приехать на многочисленные судебные процессы в разных штатах (в то время он работал над докторской диссертацией в Дании), книга была признана клеветнической, а ее автора присудили к чудовищному штрафу в несколько десятков миллионов долларов.

Въезд в Америку оказался для него закрыт; он жил в Дании, а потом получил работу в Непале, чтобы изучать гималайские культы. Там он погиб при загадочных обстоятельствах - разбился в пропасти. Убийство, естественно, доказать не удалось. Было признано, что это несчастный случай, хотя погибший был очень умелым альпинистом. Но представляется, что по меньшей мере косвенным образом "Поместная церковь" несет ответственность за его смерть.


5. По мнению Ли, христианство - это великий Вавилон

Сущность учения секты вытекает уже из ее названия. У нас, например, она называется "Церковь в Москве". По-английски это звучит The Church in Moscow, то есть "Единственная Церковь в Москве". Это значит, что, по определению Уитнесса Ли, в каждом городе согласно раннехристианскому принципу есть только одна истинная церковь и только один ее глава. Все другие церкви, которые обретаются в этом городе, естественно, уже не христианские церкви, а секты. Существует только одна церковь в мире, в которой никаких сектантских учений не содержится, - естественно, это церковь самого Уитнесса Ли. Католическую церковь он объявляет "апокалиптической Иезавелью" из церкви Фиатирской, которая называет себя пророческой и вводит в заблуждение детей Божиих (Откр 2:20-23). Протестантов он сравнивает с Сардийской церковью, о которой апостол Иоанн говорит: "Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв" (Откр 3:1). Плимутское братство - это, по его словам, Лаодикийская церковь: "Ты ни холоден, ни горяч" (Откр 3:15-16). О православных он, по всей видимости, ничего не слышал, но думаю, будь он пообразованнее, нам в этом ряду досталось бы "почетное" место.

Естественно, возникает вопрос: что же такое эти сектантские отклонения, которые, по его словам, содержатся в каждой церкви? Как узнать, где они есть? Оказывается, все очень просто: нужно сверять веру каждой из этих церквей с тем, во что верит "Поместная церковь". Все церкви, чьи учения исторически расходятся с учением церкви Уитнесса Ли, - это и есть то самое сектантство, которое появилось в ходе исторического развития.

Сама МЦ заявляет, что питается исключительно духовной пищей - Иисусом Христом. "Когда мы появляемся в любом городе, мы заявляем свои права на этот город", - то есть с момента, когда МЦ появляется в городе, никакая другая церковь уже не имеет права на существование. Если их об этом спросить напрямую, они будут выкручиваться и говорить, что в других деноминациях тоже есть истинные христиане, просто они сами не знают, что они истинные христиане. К тому же истинные христиане в других деноминациях пребывают как бы временно, потому что, узнав о существовании МЦ, они сразу же переходят туда. А если не переходят, значит, они не истинные христиане. Для обращения к истинной вере всем неофитам предлагается принять новое крещение и отречься от той конфессии, к которой они принадлежат. Особенно Ли не жалует священнослужителей. Ну и, само собой разумеется, он прибегает к уже привычному для нас утверждению, что подлинное учение Христа было утрачено где-то с 60 года по Р. Х., а восстановление его началось примерно с XV века. До того о Боге ничего не было известно, а историческая Церковь - это "вавилонская блудница". Ли утверждает, что церковная жизнь первых 15 веков представляла собой сплошную цепь извращений Священного Писания. Уже в конце I в. истинное учение Божие было Церковью частично утеряно, а к концу II в. в Церкви не осталось практически ни капли истины; таким образом, к началу Реформации в XVI в. была кромешная тьма:

Но через краткое время после завершения Нового Завета Церковь начала терять все важные вещи, которые можно найти в Библии. И в конце концов к XV в. все было потеряно. Люди знали лишь совсем немножко от Бога9.

Все исторические церкви объявляются противоречащими Библии, им полностью отказано в церковности. Все они с подавляющим большинством своих членов и все церковные структуры - та самая "блудница вавилонская". Признается лишь то, что Мартином Лютером, графом Цинцендорфом (? - А. Д.), Моравскими братьями, Джоном Уэсли, методистами и Плимутским братством были сделаны некоторые шаги в восстановлении истинной новозаветной Церкви. Потом на смену им пришли протестантские фундаменталисты, пятидесятники и евангелисты, но истинной церковью возрождения является только церковь Уитнесса Ли. Процесс восстановления начался в XV веке и, согласно учению Ли, имеет пять ступеней поступательного развития, в каждой из которых количество истины Божией понемногу увеличивалось, покуда все не кульминировалось в заключительной пятой ступени: фундаментализм, пятидесятничество, евангелизм, понимание глубинной жизни, Церковь (то есть МЦ).

Ли говорит, что люди, которые находятся в "деноминациях" (то есть во всех исторических церквах), слепы. Естественно, что каждый христианин, который обретает зрение, не может уже более находиться "в деноминациях" и вступает в "Местную церковь": лишь слепая овца может оставаться в загоне. Как только у нее открываются глаза, она перепрыгивает через забор и бежит к пастбищу, на зеленую травку, к теплому солнышку, на свежий воздух10. Ли не скупится на эпитеты в отношении исторических церквей:

Что такое великий Вавилон? Это смесь из христианства. Великий Вавилон - это блудница-мать со множеством блудниц-дочерей. Римо-католическая церковь - это мать, а все деноминации - это ее дочери11.

Мысль доводится до логического конца:

Мы просто отказываемся от религии, мы отказываемся от христианства. В ранние дни своего существования церковь должна была отказаться от иудаизма. Сегодня мы отказываемся от христианства12.

Эти свидетельства Уитнесса Ли говорят сами за себя: его секта ясно и недвусмысленно отвергает христианство. Следовательно, даже согласно собственным утверждениям МЦ, ее члены не могут называться христианами.


6. Чтобы войти в экстаз, сектанты начинают раскачиваться, вопить, махать руками, дергать ногами... это называется "молитвочтением"

В секте имеется своя мантра: "О Господь Иисус!"; имя Господа используется здесь типичным для восточной мантры образом, то есть совершенно не с теми целями, с которыми читают Иисусову молитву православные. Сам Уитнесс Ли говорит, что если произносить мантру определенным образом, так, как он учит ее произносить, то будешь находиться "в Духе". Нужно заставлять людей слушать и громко говорить: "О Господь Иисус!" - ведь когда человек повторяет мантру, он открывает свою душу, свой ум для Господа. Он еще сам не знает, что находится на пути к обращению, но главное - не думать, что это значит, а только громко повторять это тысячи, десятки тысяч раз в день. И тогда мы, уверяет Ли, вкушаем Самого Господа. Если у вас плохое настроение, повторяйте это бездумно, и настроение ваше исправится. Если вы злы и готовы на кого-то сорваться - повторяйте, и не сорветесь. Но совершенно обязательно повторять мантру не про себя, а вслух, громко и нараспев.

А теперь представьте себе толпу людей на их собраниях, которая, раскачиваясь, скандирует на все лады: "О Господь Иисус!" Такая массовая истерика, естественно, не имеет ничего общего с Иисусовой молитвой, с умным деланием, совершаемым в безмолвии, трезвении и со смирением. Это самая настоящая мантра, ведь вместо "Господь Иисус" они могли бы говорить "Харе Кришна" или что угодно другое, например, "О яблочный сок!", потому что важно не то, что произносится, а достигаемое при помощи мантры состояние. Ли говорит, что нужно быть в Духе, а для того, чтобы быть в Духе, необходимо "отключить свой ум". Когда члены МЦ призывают имя Господа, они, дескать, находятся в Духе, потому что за них действует Дух. Поэтому абсолютно необходимо "выйти за пределы своего ума". Один сектовед рассказывал, как, придя в общежитие "местноцерковников", он увидел человека, который, раскачиваясь, ходил взад и вперед по дому и на пределе своих голосовых возможностей орал на разные лады: "О Господь Иисус!" И на вопрос о том, что стряслось с этим бедолагой, ему ответили: "Не волнуйтесь, у него все в порядке - он просто выходит из ума".

Второй способ контролирования сознания адептов - "молитвочтение". Этот метод был разработан Уитнессом Ли, который впервые применил его на Тайване в конце 50-х гг. Практикуется он на собраниях, и происходит это так: собрание длится без конца: поют какой-то гимн, потом кто-нибудь проповедует. В какой-то момент встает кто-то из присутствующих и говорит, например: "Братья, читаем Послание к Галатам, 2, 19". Все раскрывают Библию и читают: "Я распят с Господом". Потом тот, кто читал, повторяет: "Я! Я! Господь сказал: Я! Братья, Господь сказал мне: Я! Аллилуйя!" (Все кричат: "Аллилуйя!") Потом каждый начинает выкрикивать: "Господь сказал: Я! Аминь! Сам Господь сказал: Я! Ух, Сам Господь сказал: Я! Братья, Господь сказал: Я распят! Аминь! Распят, сказал Господь! Господь сказал: распят Я! Аллилуйя, братья!" и т. д.

Начинается самая настоящая вакханалия, в которой смысл Писания уже не имеет никакого значения. Писание - это лишь способ выкрикивать то, что тебе придет на ум в данный момент. Чтобы войти в экстаз, сектанты начинают раскачиваться, вопить, махать руками, дергать ногами - все это называется "молитвочтением".

Как же Уитнесс Ли обосновывал это бесчинство? В одной из своих речей он цитирует 2 Тим 3:16, где говорится, что все Писание богодухновенно. Ли переворачивает цитату и говорит, что всякое Писание - это Дух Бога. Значит, Писание - это Сам Бог; значит, Писание - это Сам Христос. "С этого момента мы должны считать Библию самой сущностью Бога, а не откровением Бога"13. Перед вами лежит Писание, перед вами лежит Сам Христос. "Из Библии очевидно, что Слово [Библия] Христово ни капли не меньше, чем Сам Христос"14. Когда мы занимаемся молитвочтением, мы духовно едим и пьем сущность Христову. Библия и Христос для сектантов делаются синонимами. Получается, что для них Христос подменяется Писанием, а это уже чистое идолопоклонство. Увы, идол можно сделать даже из Священного Писания, если относиться к нему таким образом.

Уитнесс Ли говорит, что каждое слово Писания нужно читать при помощи молитвочтения, и тогда вы будете наполнены словом, которое есть Сам Господь, и Господь позаботится обо всем. Главное в нашей практике - это не слушать слова, но наслаждаться Самим Богом через слово. Главное - все воспринимать духом, а не разумом. В определенном смысле это вполне справедливо: когда человек отключает свой ум (и лишь тогда), он действительно воспринимает каждое слово Уитнесса Ли как исходящее от Бога, а все его толкования - как истину в последней инстанции.


7. Чтобы "работать духом", нужно прекратить думать и начать "сходить с ума"

Продолжим рассказ о вероучении "Поместной церкви". Первое, что они говорят: "Прекрати думать, брат. Сейчас ты работаешь умом, а нужно работать духом. Все нужно воспринимать духом". Это высказывание типично для тоталитарных сект, причем оно - даже отдаленно не христианское. "Местноцерковники" говорят, что их не интересуют доктрины и учения - их интересует лишь Сам Христос. Доктрины и учения - это то, что понимают разумом, а разум нужно отключать, нужно "сходить с ума". А Христа мы воспринимаем духом. Нужно отключать ум и воспринимать все через дух, и тогда начнется духовное понимание, тогда вы примете в себя Христа.

Все, что исходит от Уитнесса Ли, воспринимается сектантами как абсолютная и непреложная истина; любые вопросы автоматически исключаются. Это приводит к состоянию отключенного сознания, которое иногда называют зомбированием или промыванием мозгов.

Ключевым словом в учении Уитнесса Ли до недавнего времени было mingling (смешивание). По идее Ли, это слово означает полное взаимопроникновение - такое, когда один ингредиент уже невозможно отличить от другого. Проблема в том, что он плохо владеет английским языком: mingling означает "слияние жидкостей", что не очень подходит к тем исходным матералам, которые, согласно Ли, должны смешиваться. В русскоязычных материалах МЦ это слово даже переводится как "слияние", например: "Святой Дух и наш дух сливаются в один дух"15. Но в МЦ было канонизировано каждое слово "брата" Уитнесса Ли, в том числе и его очевидные безграмотности. Лишь после его смерти сектанты осмелились заменять слово mingling гораздо более подходящим по смыслу к идее Ли словом blending, которое означает гредиентов до единой однородной массы".

Итак, что же значит этот термин? Согласно Ли, Бог сотворил человека, чтобы навеки с ним смешаться. Тогда Бог перестает быть просто Богом и делается Богочеловеком. И человек тоже перестает быть просто человеком и делается человекобогом.

Бог сотворил физическое существо - человека, который, по учению Ли, состоит из трех частей: тела, чтобы испытывать физическую жизнь, души, которая является центром, внутренним "я" человека, и духа, через который человек связывается с Богом, принимает и содержит Его. На первый взгляд это кажется вполне христианской антропологией, но если посмотреть на содержание, то станет ясно, что термины, которые использует Ли, он понимает совсем по-другому.

Несмотря на то, что человек состоит из трех частей, он является незаконченным продуктом Божиего творения, потому что цель существования человека - смешаться с Богом, чтобы получить жизнь нетварную. Цель Бога заключается в том, чтобы мы могли получить Его нетварную жизнь и преобразоваться в Его образ - быть точно такими же, как и Он. Согласно Уитнессу Ли, в конце времен человек и Бог сделаются единым целым; человек восполнит Бога, а Бог восполнит человека.

Человек был сотворен нейтральным по отношению к Богу и к сатане. Намерение Бога было в том, чтобы нейтральный невинный человек принял в себя Бога и соединился, смешался, слился с Ним. Но вместо того, чтобы через свой дух принять Бога, человек согрешил и принял в свое тело сатану, смешался с ним16 и потому сделался сатаной (отчасти это напоминает мунитское учение, а отчасти "Слово жизни". - А. Д.). Таким образом, мы смешались (слились) с сатаной и каждый из нас является сатаной. В физическом плане это привело к тому, что тело - это сатана в прямом смысле; душа заключена внутри тела, значит, она тоже не имеет доступа к Богу и полностью отождествляется с сатаной.

Наша падшая душа, наше внутреннее "я" - это и есть сам диавол, который в нас живет17.

Объясняя термин "смешивание", Уитнесс Ли подчеркивал, что это полное слияние; это как чай и вода: если вы подливаете чай в воду, то это делается единой "чайной водой", в которой чай и вода уже неразделимы. До такой же степени наши тело и душа смешаны с сатаной; дух же наш умер после падения. Таково наше плачевное состояние. Однако Бог нас не оставляет, и у Него есть Свой план, который состоит в том же самом смешивании-слиянии. Христос был первым человеком, который полностью смешался с Богом и в таком состоянии явился нам, чтобы оживить наш дух и чтобы через дух мы тоже могли смешиваться с Богом. "В Нем происходит универсальное смешивание Бога с человечеством"18. Восстановление - это означает смешивание Самого Бога с нашим духом.

Согласно учению Уитнесса Ли, если вы настоящий христианин (то есть принадлежите к его "церкви"), то ваш дух, который был мертв, оживает и смешивается со Христом. Таким образом вы делаетесь Христом, делаетесь в полном смысле этого слова единым с Богом, Богочеловеком. Уитнесс Ли говорит, что поскольку Христос - Богочеловек, то мы, если являемся членами Его церкви, тоже Боголюди. "Мы можем различаться числом, но по природе мы с Ним абсолютно то же самое"19. Таким образом, больше не существует ни Бога, ни человека, а есть только некое соединение двух половинок в одно богочеловеческое существо. Мы, православные, тоже веруем в то, что Христос есть Богочеловек, Истинный Бог и Истинный Человек. Но в учении Уитнесса Ли Богочеловек - это нечто совсем иное: уже не Бог и не человек, а слияние их в некое третье, смешанное существо. Поэтому сектанты вполне могут заявить, что принимают Никейский Символ веры, но будут подразумевать нечто совершенно иное, чем то, что имеем в виду мы. В их понимании Бог - это более не Бог, человек - не человек, сатана - не сатана, а все они что-то вроде сборища кентавров. Бог лишается Своего Божества, Своей нетварности; человек лишается своего человеческого достоинства. То человечество, которое сотворил Господь, оказывается изначально порочным, и то, что, по слову Божиему, есть "добро зело", оказывается изначально плохо, потому что цель человека - это как можно скорее расстаться со своим человечеством и смешаться, как чай с водой, с Богом.

Внутри МЦ люди относятся к себе по-особому, потому что считают себя не простыми людьми, как мы с вами, а "боголюдьми", жителями Олимпа. Естественно, отношения с членами семьи, да и со всем окружающими у них очень быстро портятся: богочеловекам трудно снисходить до таких ничтожных существ, как мы с вами. Ли, со своей стороны, поощряет их в таком отношении к ближним:

Видели ли вы Бога, Христа, Церковь и Церкви? Сестры должны забыть о своих мужьях и братья должны забыть о своих женах. Мы должны забыть о всех наших занятиях и видеть Бога, Христа, Церковь и церкви. Аллилуйя!20

Однако, согласно Уитнессу Ли, смешивание происходит постепенно. День за днем христианин "ест и пьет Христа"; Христос постепенно переваривается человеком и смешивается с ним21, так что каждый член МЦ делается единым с Христом все больше и больше, а потому и необходимо постоянное "ядение" и "питие" Христа, то есть впитывание в себя Слова Божия. Осуществить же это можно только в "Поместной церкви", поэтому истинные христиане - только те, кто присоединяется к церкви Уитнесса Ли, а в другие церкви ходить нет никакой необходимости. Более того, в "церкви" всем братьям необходимо постоянно смешиваться друг с другом, чтобы в конце концов превратиться в единое, неразделимое и неразличимое тело. Тогда в единое тело может войти Святой Дух, о Котором Ли утверждает, что это

...всеизлечивающая поливитаминная таблетка. Достаточно одной таблетки, чтобы разрешить ваши нужды. Представьте себе только, какая это таблетка! <...> Излечение - в этой таблетке. Одна доза Святого Духа избавит тебя ото всех неприятностей22.

Чтобы усвоить эту "чудесную таблетку", необходимо все время упражнять дух и прекратить всякие попытки что бы то ни было понимать. Наше смешивание с Богом начинается с духа, а тело и душа у нас попрежнему сатанинские. Значит, нужно отключить тело, душу, разум (он тоже сатанинский) и все воспринимать напрямую через дух, смешанный со Христом. А потом можно постепенно смешивать с Ним все остальное. Через ум же можно воспринимать лишь "доктрины" и "вероучения" (в МЦ это самые ругательные слова; вспомним ЦХ. - А. Д.). На самом деле это "сектантство", которое окружает нас со всех сторон. Оно смертоносно. Поэтому отключайте ум, чтобы не попасть в сектантство. По учению Уитнесса Ли, чистое молоко Самого Христа мы воспринимаем только через наш дух. Для этого жизненно, кровно необходимы два уже упомянутых выше элемента: мантра "О Господь Иисус Христос!", которая учит вас "выходить из ума", и "молитвочтение":

Мы истинно наслаждаемся совместным молитвочтением Слова на наших собраниях. Оно намного лучше, чем проповедь или учение, потому что в него включается дыхание. Когда мы молитвочитаем Слово, мы просто дышим вовнутрь себя Иисуса... Мы собираемся не для того, чтобы получить немного учения,ночтобынанасподышалГосподьИисус,принятьвсебяГоспода Иисуса через дыхание23.


8. По сравнению с китайским ересиархом модалист Савеллий показался бы просто столпом Православия


Как утверждают в MЦ, они верят, что у Христа было две природы, Божественная и человеческая (вроде бы настоящее халкидонское высказывание. - А. Д.). Но оказывается, что две эти природы до такой степени смешаны, что во Христе невозможно различить, где Божественная, а где человеческая природа, и в Нем остается лишь природа Богочеловеческая:

Его человеческая природа добавилась к божественной природе, и две природы, которые раньше были разделены, стали одной24.

Ипостась же Его также смешанна. Вот что Уитнесс Ли говорит о Христе, приводя уже знакомую нам "чайную" аналогию:

Возьмитечашкучистойводыисмешайтееесчаем.Глядите,водаделается чем-то большим, чем просто вода. Первоначально это была вода, но теперь это вода, смешанная с чаем. До того как Бог был воплощен, Он был Богом и только Богом, но после Своего воплощения Он Бог, смешанный с человеком. В Нем не только Божественная природа, в Нем также и человеческая природа, человеческая сущность, человеческий элемент. Он Отец, Он Сын, Он Дух, Он человек25.

Вспомним Халкидонский орос: "Христос познаваем в двух природах неслитно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо". Но Ли считает по-другому:

ГосподьИисусестьОтец,естьСын,естьДухиестьсамчеловек.ОнтакжеГосподь,ОнОтец,ОнСын,ОнДух, Он Всемогущий Господь,Он Всемогущий Бог и Господь26. Мы верим в Отца и Сына и Святого Духа, -

говорит Уитнесс Ли. Как же он понимает Отца, Сына и Святого Духа? А вот как:

Есть просто люди, а есть люди с большой целью. Вот есть такой человек с большой целью, он просыпается у себя дома. К нему подходят его дети - он для них отец. Потом он идет в университет, и там он - профессор. Потом он идет в больницу - и там он врач. Так кто же он - отец он, или он врач, или он профессор? Так же и Бог - натура с очень большой целью. Поэтому Он может быть Отцом, Сыном и Святым Духом27.

Это заявление звучит как классическое савеллианство, или модализм. Но, конечно, по сравнению с китайским ересиархом Савеллий показался бы просто столпом Православия.

Отец, Сын, Дух Святой - все смешивается в голове у бедного лже"Свидетеля":

На первом этапе Бог-Отец воплотил Себя в Сыне Своем; на втором - Сын Его уподобился человеку со всеми Его чудесными семью элементами (! - А. Д.), слитыми воедино в Нем; на третьем этапе и Бог-Отец и Сын Его переходят теперь в Святого Духа. Все, что есть в Боге-Отце, есть и в Сыне Его, и оба Они, и Отец и Сын, со всеми семью элементами во Христе, переносятся в Святого Духа28.

И далее:

Бог во Христе прошел через длинный процесс - процесс воплощения, распятия, воскресения и вознесения. Тот самый Бог из первой главы Бытия прошел такой процесс... Сегодня, после приготовления, сам Христос является Духом животворящим... Этот Христос, после своего приготовления, теперь является животворящим Духом. <...> Таким образом... у нас есть четыре процесса, через которые прошел Триединый Бог: воплощение, распятие, воскресение и вознесение29.

Это можно классифицировать как исторический модализм, доведенный до абсурда. Наверное, родоначальник ереси исторического модализма Маркел Анкирский (IV в.) был бы потрясен, увидев, как его христианскую ересь довели до совершенно уже нехристианского учения.

Посмотрим, как Уитнесс Ли далее развивает свою мысль:

Как Бог Он Отец, Он Сын, Он Дух, Он Господь, Он Христос. И Он все другие предметы (! - А. Д.): Он свет, Он жизнь, Он воздух, вода, еда, одежда, место жительства. Он - все и более того30.

А это уже классифицируется как простой и вульгарный пантеизм. Как видите, учение Уитнесса Ли похоже на многие восточные культы, и, несмотря на христианскую оболочку, по большому счету христианством тут и не пахнет.


9. Описывая свое понимание дальнейшего развития домостроительства Божия, Ли переходит всякие пределы кощунства

А вот как Ли понимает домостроительство Божие:

В наши же дни под воздействием домостроительства Божия, заключенного в Новом Завете, все семь элементов Христа помещены в Святом Духе, и этот самый всеобъемлющий Святой Дух вошел в нас и снизошел на нас. <...> Домостроительство Божие в том, что Бог раздает Себя нам, наполняет нас Собой. Раздача себя нам и наполнение нас Собой осуществляется Отцом, воплощенном в Сыне, и Сыном, осуществленном в Духе. Другими словами, Отец - в Сыне, а Сын - в Духе. В Святом Духе не только личность Сына, но и совершённый труд Сына. Следовательно, Святой Дух включает Бога-Отца, Бога-Сына, Божественную и человеческую природу (! - А. Д.), человеческую жизнь Христа с Его способностью вынести все земные страдания, действенность смерти Христа, силу воскресения, вознесение и восшествие на небесный престол. Все эти элементы соединены вместе, образуя как бы всеобъемлющую витаминную таблетку в Святом Духе. Чрез этот на всё достаточный Святой Дух полнота Триединого Бога раздается нам и наполняет нас. <...> По мере того как мы исполняемся Святым Духом и облекаемся в Него, мы сливаемся с Триединым Богом31.


И далее:

Как животворящий Дух, приготовленный Триединый Бог обитает в нас, чтобы раздавать нам жизнь тремя путями... Здесь Христос - это сам Триединый Бог, ставший обитающим в нас Духом... По этой причине мы можем сказать, что, согласно Римлянам 8 (! - А. Д.), Триединый Бог раздается в трехчастного человека и дает жизнь духу, душе и телу человека32.

Описывая свое понимание дальнейшего развития домостроительства Божия, Ли переходит всякие пределы кощунства:

Чтобы Бог мог вместить Себя в нас нашим содержимым, Он должен существовать в трех Лицах. <...> Покупая арбуз, вы предполагаете съесть его, а желудок займется перевариванием. Другими словами, вы предполагаете усвоить этот арбуз. Как это можно сделать? Сначала вы покупаете целый арбуз; потом режете его ломтями; затем, прежде чем арбуз попадает к вам в желудок, жуете его, пока он не превратится в кашицу. Последовательность такая: арбуз, ломти и наконец кашица. Что это такое: три разные вещи или одна? Я думаю, что это прекрасный пример Троицы. Обычно арбузы больше нашего желудка. Как можно проглотить большой арбуз, когда рот у нас маленький, а горло узкое? Прежде чем арбуз сможет принять размеры, удобные для еды, его нужно разрезать на ломти. Затем при еде он превращается в кашицу. Что такое эти ломти: арбуз или не арбуз? И что такое эта кашица: арбуз или нет? Если мы скажем, что ломти и кашица - не арбуз, мы, должно быть, очень плохо разбираемся в арбузах.

Бог-Отец сопоставим с целым арбузом; Сын - с ломтями; наконец, Дух - с кашицей. Теперь вы видите, в чем суть дела: Отец - не только Отец, но также и Сын. И Сын - не только Сын, но и Святой Дух. Другими словами, арбуз это также и ломти на тарелке, и кашица в нашем желудке. Арбуз исчезает, когда он съеден. Первоначально арбуз был на столе, но, будучи съеден, он в желудках всех членов семьи. <...> После всего этого Он дунул на учеников и сказал им: "Примите Духа Святого". Это самое дыхание и есть Святой Дух, подобный арбузной кашице. <...> Евангелие нигде не упоминает о восшествии Иисуса на небеса (бедняга, видно, так и не смог осилить до конца Евангелие от Луки, не дочитал его до 24-й главы. - А. Д.). Так где этот Чудный в конце этого Евангелия? Подобно арбузу в желудке, Он - в учениках Своих через Дух33.

Очевидно, можно не продолжать. И это пишет человек, называющий себя единственным истинным христианином! И другие люди, считающие себя членами единой истинной Церкви, читают этот кощунственный бред как высшее откровение Божие!

Развивая далее свое учение, Ли говорит, что его любимое смешивание-слияние происходит не только на индивидуальном уровне, но и на уровне церковном, корпоративном:

Господь планировал иметь корпоративное тело, корпоративный сосуд, с которым Он может Себя смешивать и делать его тем, что он есть. Это называется церковь. ...Сущность и субстанция церкви должна быть Самим Христом, Который ассимилирован в наше бытие34.


В другом месте Ли поясняет:

Деяние - это распространение, рост и увеличение этого чудесного Лица [Иисуса Христа]. Это чудесное Лицо было ограничено и ограничено маленьким человеком Иисусом, но в Деяниях он был воспроизведен, взращен и увеличен. Он возрос, распространившись в Петра, Иакова, Иоанна, Стефана и даже Павла из Тарса. Он распространился в десятки тысяч,даже сотни тысяч своих верующих, сделав их всех частью себя.Говоря в целом, все эти верующие вкупе с Ним стали совокупным Христом35.

Единый человек вроде бы равен Христу, но вроде бы и не равен. А главное то, что Христос и есть сама церковь. Сама "Местная Церковь" и есть то, что есть Бог. Таким образом у Троицы появляется четвертая Ипостась: "Теперь Они четыре в Одном - это Отец, Сын, Дух и Тело, то есть церковь"36.

Вот вам и Никейский символ веры, который они якобы принимают! Если церковь - это Сам Бог, то здесь налицо явное идолопоклонство. Более того - это некий "духовный нарциссизм": сектанты поклоняются сами себе, что является вполне естественным и логичным выводом из их извращенного учения.

Закончить рассказ о "Поместной церкви" я хочу еще одним вполне циничным заявлением лидера этой тоталитарной секты:

Мы должны быть в "Местной церкви", чтобы строить веру, для того, чтобы нас дисциплинировали, для того, чтобы мы учили уроки, для того, чтобы мы росли в жизни. Аллилуйя! Хвалите Господа! Он указал нам местные церкви (то есть нас самих. - А. Д.)37.

Уже не раз отмечено, что для деструктивных культов характерно отношение к адептам как к неразумным детям, которых надо учить, наказывать и воспитывать. Эти слова основателя секты еще раз доказывают, что в случае МЦ мы имеем дело именно с такой группировкой.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 The Stream, Vol. 2, №3, Dec. 1, 1974. Р. 26.
2 The Stream, Vol. 7, №4, Nov. 1, 1969. Р. 31.
3 The Stream, Vol. 8, №4, Nov. 1, 1970. Р. 26.
4 Lee W. Life-Study of Genesis, Message Eighty-nine.
5 Lee W. Young People's Training, Message Four. Stream
6 Lee W. Life-Study of Genesis, Message Eighty-nine. Р. 1144-1145.
7 Lee W. The Vision of the Church. Stream
8 Lee W. Christ Versus Religion. Stream Publishers,
9 The Stream, Vol. 7, №4, Nov. 1, 1969. Р. 14.
10 Lee W. The Practical Expression of the Church. Los Angeles, 1970. Р. 109-110.
11 The Stream. Vol. 7, № 4., Nov. 1, 1969, Р. 19.
12 Lee W. The Practical Expression of the Church. P. 133.
13 The Stream, Vol. 5, № 3, Aug. 1, 1967. Р. 4.
14 The Stream, Vol. 5, № 3, Aug. 1. Р. 13.
15 Ли В. Знание жизни. Анахайм, 1985. С. 105.
16 Lee W. The Economy of God. Los Angeles, 1968. Р. 109.
17 Lee W. The Parts of Man. Los Angeles, б. д. Р. 40-41.
18 Lee W. Four Major Steps
19 Lee W. The All-Inclusive Spirit of God. Los Angeles, 1969. Р. 103.
20 The Stream. Vol. 7, № 4., Nov. 1, 1969, Р. 11.
21 Lee W. The all-inclusive Spirit of Christ. Р. 189.
22 Ли В. Домостроительство Божие. Анахайм, 1985. С. 27-28.
23 Lee W. How to Meet Christ. Los Angeles, б. Д. Р. 42.
24 Lee W. The Economy of God. Р. 11.
25 Lee W. The Аll-inclusive Spirit of Christ. Р. 12.
26 Lee W. The Clear Scriptual Revelation Concerning the Triune God. Anaheim,
27 Lee W. The Practical Expression of the Church. Los Angeles, 1970. Р. 8.
28 Ли В. Домостроительство Божие. С. 20.
29 Lee W. Life-Study of Romans. Anaheim, 1984. Р. 172-173, 177, 696.
30 Lee W. The Practical Expression of the Church. Los Angeles, 1970. Р. 15.
31 Ли В. Домостроительство Божие. С. 21, 147, 34.
32 Lee W. Life-Study of Romans. Р. 697.
33 Ли В. Домостроительство Божие. С. 68, 71-73.
34 Lee W. The Practical Expression of the Church. Los Angeles, 1970. Р. 7.
35 Lee W. Life-Study of Johu. Anaheim, 1985. Р. 147-148.
36 Lee W. The Practical Expression of the Church. Р. 43.
37 The Stream. 1969, Nov. 1. Vol. 7, № 4.
http://iriney.vinchi.ru/sects/li/001.htm




Каббала


Центром распространения древнееврейской секты стала Америка

Дэвид Бэкхем дал повод снова заговорить о мистическом иудейском культе каббала, после того как недавно на его запястье увидели фирменный амулет каббалистов — красную шерстяную нитку.

Уже многие забеспокоились, а не попал ли футболист в сети сектантов. Каббала сейчас стала особенно модной среди знаменитостей.

Чтобы войти в клуб избранных, они платят 10% своих доходов, толком не отдавая себе отчета, за что. В каббале многое засекречено, и ее священники — люди неболтливые. Но не в деньгах дело.

Богатеи, соблазнившись обещаниями того, что каббала принесет им благополучие, много любви, секса, денег, а главное — затормозит процесс старения, постепенно начинают деградировать, утрачивая свои профессиональные качества и таланты.

Сегодня древнееврейское учение, приспособленное для западного потребителя, вне зависимости от национальности верующих, стало самым звездным культом Америки. И если вы достигаете успехов в своей карьере, то тут же к вам подъезжают с заманчивым предложением фантастических благ всего за каких-нибудь 10%. Другие берут дороже.

Список увлекшихся каббалой впечатляет. На первом месте среди обращенных, конечно же, Мадонна, ее молодая коллега Бритни Спирс, Наоми Кэмпбелл, Деми Мур, ее возлюбленный Эштон Катчер, Элизабет Тейлор, Барбра Стрейзанд и сотни деятелей с менее громкими именами.

Система работает эффективно. Тот, кто записался в каббалу, сразу же подвергается мощному давлению, заставляющему привести в центр каббалы своих состоятельных друзей. Говорят, что Бэкхема в компанию втянула его жена Виктория, падкая на модные веяния.

Глава центра раввин Филип Берг — ловкий предприниматель, не упускающий ни одной возможности заработать деньги. Поэтому центр каббалы Лос-Анджелеса — мощное торговое предприятие. Там берут деньги за все. Один только вступительный курс стоит 250 долларов. Но самый большой бизнес делается в магазине сувениров каббалы. Здесь куча всякого священного хлама. Лучше всего раскупаются знаменитые шерстяные нитки, которые якобы охраняют от злого глаза. За одну нитку нужно выложить 30 долларов. Недешево обойдутся 25 древних книг, английская версия учения каббалы, — в 500 долларов. Есть еще амулет тефиллин, его надевают во время воскресных молитв, и стоит он 2 тысячи долларов, хотя сама религиозная организация с ее 50 центрами по всему миру, зарабатывающая десятки миллионов долларов, считается бесприбыльной, зарегистрирована в качестве благотворительной и не облагается налогами.

Секту, взявшую на вооружение древнееврейское учение, основал в 1972 году раввин Берг, бывший продавец страховок из Нью-Йорка. Он бросил жену и детей и превратился в духовного лидера, которому теперь принадлежит весь мир. Он нашел отличный способ пудрить людям мозги.

Отправляясь на молитву в лондонский центр каббалы, Мадонна смывает с лица всю косметику, скромно одевается, чтобы выслушать наставления своего учителя, читаемые на древнееврейском, в котором ни он, ни она не понимают ни слова. Здесь ей даже дали новое имя Эстер. Мадонна продолжает убеждать своих подруг присоединиться к культу. Тем временем друзья певицы уже опасаются за ее душевное состояние и творческие успехи. Последние записи Мадонны потерпели неудачу, а ее муж, разделивший религиозное пристрастие супруги, некогда блистательный британский кинорежиссер Гай Ричи, разучился делать кино. Все с недоумением спрашивают, почему умная, образованная и деловая женщина вдруг поддалась влиянию каббалы. Рик Росс, основатель американского Института по изучению деструктивных культов, говорит, что Мадонна превратилась в марионетку сектантов. И никто не просветил Мадонну в том, что культ использует рабский труд рядовых членов секты, обязанных работать на своих повелителей с раннего утра до позднего вечера и отдавать секте все деньги.

Уму непостижимо, каким образом практичная Мадонна могла соблазниться обещаниями, что каббала вырабатывает позитивную энергию, позволяющую верующим лечить самих себя без лекарств и останавливать процесс старения. Но сейчас сохранить молодость — для нее самая актуальная задача. В свои 45 певица остро переживает возрастной кризис.

Еще более сомнительным звучит утверждение каббалы, что можно очистить себя от отрицательной энергии, махая над своей головой цыпленком.

Шикарный лондонский центр каббалы был открыт фактически на деньги Мадонны, вложившей в него почти 4 миллиона фунтов. С посетителей сразу берут по 150 фунтов за вводные инструкции. Люди не успевают рассчитаться, как у них требуют новую оплату — уже за каждую секунду общения с учителями каббалы. Помолиться здесь стоит немалых денег. Один день знакомства с экзотической религией обходится как минимум в тысячу долларов. Женщины обычно не могут удержаться и покупают себе косметику каббалы. Баночка простенького крема для лица здесь обойдется в 80 фунтов. Зато он якобы восстанавливает свежесть кожи. Впрочем, то же самое обещают вам все косметические фирмы, но к каббале больше доверия. А целительный крем для глаз стоит в лавке раввина Берга 90 фунтов. Доход торговцев потрясающий.

Прихожане расхватывают ящиками минеральную воду каббалы — в сущности обычную очищенную водопроводную воду, но с фирменной наклейкой на бутылке, сообщающей, что вода обладает целительными свойствами и получила личное благословение раввина Берга. Мадонна же говорит, что вода уже излечила ее Гая от неприятного заболевания. И сейчас она больше не пьет никакую другую жидкость кроме каббалистической.

Топ-модель Джерри Холл, которая обратилась к каббале в надежде спасти свой брак с рок-звездой Миком Джаггером, возмутилась практикуемым в секте вымогательством. От нее, как и от всех, стали требовать 10% всех ее накоплений в фонд секты. Более того, святые отцы нагло приставали к ней, чтобы она попросила своих друзей пожертвовать огромные деньги на дело каббалы. Жадность учителей вышла за все рамки приличия.

— Они постоянно говорили мне, что, перед тем как что-то от них получить, я должна им отдать. Но я так и не поняла, почему путь к чудесам открывается только после того, как я заплачу им 10%, — говорит Джерри.

А вот Мадонна по совету Берга активно агитирует своих друзей отдать деньги хитрому раввину. Своих подружек, в том числе Стеллу Маккартни, она убедила, что каббала позволит ей родить ребенка. В сущности секта предлагает очень дорогостоящую игру в чудеса для бесящихся с жиру мультимиллионеров, которые не знают, куда девать деньги. Своей империей Берг заправляет совместно с новой супругой Карен, на доходы от «бездоходного предприятия» они купили дворец в Беверли-Хиллз и уже скопили на банковском счете несколько десятков миллионов долларов.

А на днях в Лондоне прошел слух, что каббалой всерьез заинтересовалась еще одна «звезда сезона» —религиозный иудей Роман Абрамович.
http://vlasti.net/index/news/63433/main



Масоны


Давайте теперь посмотрим на Запад беспристрастно. Что к нам пришло оттуда? Наркотики, порнография, СПИД, рэкет, - этот список можно было бы продолжать еще долго. Не правда ли: "хороший" дар добрых дядюшек...

Впрочем, пришел к нам и "его величество Доллар". Рассмотрим, например, однодолларовую банкноту. В левой ее части изображена усеченная пирамида, над которой господствует треугольное око ''Великого Архитектора Вселенной'', как его принято показывать на документах масонских лож. У вольных каменщиков ''Великий Архитектор Вселенной'' - оккультный объект поклонения, поэтому надпись рядом с пирамидой ''Мы верим в бога'' выглядит страшным кощунством, так как Истинный Бог святотатственно подменяется здесь объектом масонского поклонения.

Пирамида состоит из тринадцати ярусов, каждый кирпич которого символизирует место каждого народа и человека по отношению к вершине. Символ властительной вершины - треугольное око ''Великого Архитектора Вселенной'' - увенчан латинской надписью из 13 букв, как бы подтверждая право ''избранного'' народа на мировое господство. Символика числа ''13'', представляющего в оккультных ритуалах один из знаков сатаны, присутствует во многих рисунках однодолларовой банкноты. Официально считается, что это означает число первоначально объединившихся штатов. На самом деле, как откровенничал один розенкрейцер из Лос-Анджелеса, число тринадцать, кроме обычного оккультного смысла, означает символ иудейского народа, состоящего из 13 частей - 12 колен Израиля и тринадцатого колена, примкнувшего к Израилю, принявших иудаизм хазар (сегодня они составляют большинство евреев) и ''духовных'' иудеев - масонов. Под символической пирамидой мирового господства ''избранного'' народа начертаны слова, отражающие главную цель иудейско-масонской цивилизации -''Новый порядок на века''.

В правой части банкнот изображен орел, несущий щит с тринадцатью полосами и держащий в правой лапе ветку акации с тринадцатью листьями и тринадцатью бутонами. Акация в масонской символике - священное дерево мудрости и знания. Здесь ветка акации символизирует масонское ''просвещение'' над миром. Для тех же, кто не захочет масонского просвещения, орел несет в левой лапе тринадцать стрел, угрожающих каждому из тринадцати ярусов порабощенного человечества. И чтобы не было сомнения, в чем состоит главный смысл ''Нового порядка на века'', орел держит в клюве ленту с латинской надписью-девизом из тринадцати букв, означающих ''из множества одно'', т. е. из множества народов создать единое космополитическое стадо, управляемое ''избранным'' народом, к которому себя относят и масоны. Как легко узнаваемый символ ''избранного'' народа над орлом парит звезда Давида (знак иудаизма и Израиля), составленная из тринадцати масонских пятиконечных звезд. В данном случае она точно отражает тринадцать колен Израиля.

Развитие масонства в США носило особо изуверский характер. Кроме распространения преступной секты иллюминатов - ''Фи-Бета-Каппа'', среди американских вольных каменщиков поддерживается традиция прямого поклонения сатане в образе Бафомета. В кабаллистической книге ''Арканы Великого Торо'' дается изображение Бафомета в виде рогатого козла, с женской грудью, со скрещенными копытами, сидящего на земном шаре. На лбу Бафомета - пентаграмма. Скульптура Бафомета была установлена в так называемом ''Верховном Совете Мира'', основанном 31 мая 1801 года иудеем Исааком Лонгом в городе Чарльстоне (штат Южная Каролина).

Совет координировал ряд масонских лож, устраивавших ''черные мессы'', в которые вовлекались масоны даже низших ступеней посвящения. Совет претендовал на главенство среди сатанинских обществ и организаций. Это ответвление американского масонства распространилось в ряде других стран, в частности, в Польше, где полномочным представителем его был Чеслав Чинский, не стеснявшийся открыто называть себя сатанистом. ''Верховный Совет Мира'' постоянно избирал черных антипап, среди которых особенно выделялся Альберт Пайк, регулярно служивший ''черные мессы''. В 1871 году Пайк выпустил книгу ''Мораль и Догма'', которая среди вольных каменщиков получила название ''масонской библии''.

Самым знаменитым сатанистом ХХ века и основателем церкви сатаны был венгерский еврей Антон Лавей (р. 1930). Лавей считал своей главной миссией уничтожение христианства. Лавей составил две настольные книги каждого современного сатаниста - ''Сатанинскую библию'' и ''Сатанинский ритуал''. В 1966 году Лавей объявил себя создателем церкви сатаны.

В январе1967 года он провел первое сатанинское ''венчание'', в июне - сатанинское ''крещение'', а в декабре - похороны. Все это происходило публично. Крупнейшие американские газеты подробно освещали сатанинские действа. ''Венчание'' совершал верховный жрец сатаны А. Лавей в первой сатанинской церкви Сан-Франциско. В церемонии, кроме Лавея, участвовали еще 30 князей тьмы. С такой же широкой рекламой прошли похороны некоего Э. Ольсена, моряка, завещавшего погрести себя по сатанинскому ритуалу. Сатанинское ''отпевание'' произошло в той же первой сатанинской церкви Сан-Франциско, а затем с военно-морскими почестями состоялось предание тела земле. В марте 1970 года церковь сатаны была принята в Национальный совет церквей США. При Пентагоне наряду с другими конфессиями был представлен главный капеллан церкви сатаны, под руководством которого служило около сотни капелланов-сатанистов, обслуживавших нужды Вооруженных сил США.

Сатанинское движение почти всегда имело негласную поддержку со стороны американских президентов-масонов. Однако, начиная с президента Рейгана, эта поддержка приобрела открытый характер. В 1987 году Рейган публично признал ''важную роль сатанизма в современной американской жизни'' и высказался за необходимость учитывать интересы этой части избирателей. Администрация Рейгана приняла ряд решений, расширяющих права сатанистов:

1) не допускать нарушения прав сатанистов при приеме на государственную службу, в том числе и на правительственные посты;

2) привлекать к консультированию президента и правительственных органов'' ведущих американских предсказателей, оккультистов и некромантов'';

3) не допускать в государственные документы и материалы слов и выражений, оскорбляющих чувства сатанистов. Американская печать оценила новую политику Рейгана в отношении сатанистов как прагматический шаг к расширению его влияния на общество.

Новейшие сатанинские веяния коснулись не только американского правительства, но и крупнейших корпораций. Так, 1 марта 1990 года на одном из шоу американского телеведущего Фила Донахью выступили руководители корпорации ''Проктер энд Гэмбл''. Они сообщили телезрителям, что являются последователями церкви сатаны и отчисляют на ее поддержку часть своей прибыли. На вопрос Донахью, а не боятся ли руководители корпорации повредить таким признанием своему бизнесу, сатанисты ответили: ''В Соединенных Штатах нет столько христиан, чтобы причинить нам вред (дословно - чтобы сделать иначе)''. Совершенно очевидно, что руководители ''Проктер энд Гэмбл'' были твердо уверены, что большая часть населения США так или иначе симпатизирует сатанизму. После этого выступления в США начались протесты и сбор подписей за бойкот товаров сатанинской корпорации. Однако американское правительство сразу же встало на сторону сатанистов, разъяснив подписантам, что они нарушают закон США о правах религиозных меньшинств.

Или вот еще одна западная организация - Совет по международным отношениям. Он объединяет самых влиятельных людей США и Западного мира: бывших и действующих президентов, министров, послов, высокопоставленных чиновников, ведущих банкиров и финансистов, президентов и председателей правлений транснациональных корпораций и фирм, руководителей университетов (включая ведущих профессоров), средств массовой информации (включая основных журналистов и телеобозревателей), конгрессменов, судей Верховного суда, командующих Вооруженными силами в Америке и Европе, натовских генералов, функционеров ЦРУ и других спецслужб, деятелей ООН и главных международных организаций.

СМО был основан в 1921 году руководителями масонских лож США, участвовавших в Парижской мирной конференции. Эти масонские конспираторы искали новые формы воздействия на народы мира и усиления влияния США на мировую политику. У истоков СМО стоят иудейские деятели ''Общества круглого стола'', преобразованного в мае 1919 года в Париже в Институт международных отношений с отделениями во Франции, Англии и США. Последнее и стало организационной основой Совета по международным отношениям. Создание Совета по международным отношениям как теневой, закулисной политической организации осуществлялось параллельно со строительством структур открытой международной организации - Лиги Наций.

Первым президентом Совета стал масон самой высокой степени Д. Дэвис, а в числе первых директоров выделялись такие видные еврейские политики, как П.Варбург, О. Кан, И. Бауман, В. Шепардсон, Э. Гей (одновременно секретарь),П. Крават. С 1933 года этого последнего на посту секретаря сменил будущий основатель и директор ЦРУ Аллен Даллес, занимавший уже с 1927 года должность одного из директоров СМО.

Последующее развитие Совета по международным отношениям проходит под знаком звезды Аллена Даллеса, который становится его ключевой фигурой в организации работ и методов деятельности. Объединяя посты секретаря и одного из директоров, А. Даллес с 1944 года вице-президент, а с 1946 по 1950 год президент СМО. Даже перейдя на пост директора ЦРУ, Даллес не оставляет своего директорского места в Совете вплоть до своей смерти. Будучи вице-президентом Совета, А.Даллес тайно от СССР ведет переговоры о сепаратном мире с представителями фашистской Германии, рассчитывая договориться с ними о совместной борьбе против нашего народа. Сразу же после войны, являясь уже президентом, Даллес на одном из заседаний Совета провозглашает новую доктрину подрывной деятельности против СССР: ''Окончится война, кое-как все утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, все золото, всю материальную помощь или ресурсы на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим им ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить.

Как?

Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театр, кино - все будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство, наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов - все это мы будем насаждать ловко и незаметно... Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением... Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них шпионов, космополитов. Вот так мы это и сделаем''.

С 50-х годов новой ключевой фигурой СМО постепенно становится Давид Рокфеллер. Директор СМО с 1949 года, вице-президент с 1950-го, председатель с 1970-го, Д. Рокфеллер вырастает в главную координирующую фигуру всей мировой закулисы, обладая властью, которая, по сути дела, и не снилась даже американским президентам. Власть и влияние Рокфеллера усиливались по мере расширения деятельности мировой закулисы за счет создания новых мондиалистских организаций - Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии.

В 1962 году Рокфеллер выступил в Гарвардском университете с программной публичной лекцией ''Федерализм и свободный мировой порядок'', в которой ратовал за создание общемирового государства, руководимого единым федеральным правительством. В своих построениях он опирался на идеи американских ''отцов-основателей'', которые выдвинули ''универсальный принцип'', способный соединить в одно целое весь мир. В середине 80-х годов Д. Рокфеллер как председатель и лорд Винстон как президент СМО замещаются новыми фигурами. Председателем СМО становится видный еврейский промышленник и общественный деятель П. Петерсон, а президентом - известный масон Дж. Свинг (с 1993 года это место занял обозреватель ''Нью-Йорк таймс'' еврей Л. Гельб). Сам Рокфеллер по-прежнему остается незримым владыкой всех мондиалистских структур, координируя и направляя их деятельность.

Около 60% всех членов и до 80% руководителей Совета по международным отношениям составляют лица еврейской национальности. Практически все члены СМО принадлежат к масонским ложам или клубам типа ''Ротари''. В Совете отсутствуют христианские священники, зато обильно представлены раввины, например Герцберг (синагога Эммануэль), Л. Левивельд, А. Шнейер (почетный председатель Всемирного еврейского конгресса), а также председатель Сионского дома для пенсионеров Л. Сулливан. Одно из выдающихся мест в Совете занимает глава всемирной еврейской масонской ложи ''Бнай-Брит'' Г. Киссинджер. Решения в поддержку Израиля и еврейских организаций автоматически и вне очереди штампуются руководством СМО. Как отмечают свидетели, совещания Совета по международным отношениям по характеру участников напоминают съезды Всемирного еврейского конгресса. В Совет по международным отношениям сегодня входит вся политическая, экономическая и культурная элита США. Представлены все крупнейшие и транснациональные корпорации Западного мира: ''Дженерал моторс'', ''Боинг'', ''Дженерал электрик'', ''Крайслер'', ''Ксерокс'', ''Кока-кола'', ''Джонсонэнд Джонсон'', ''Доу кэмикал'', ''Шелл'', ''ИБМ'', ''Локхид'', ''Шеврон'',''Проктер энд Гэмбл'', ''ИТТ'', ''АТТ'', ''Тексако'', ''Дюпон'', ''Эксон'',''Макдонел Дуглас'', ''Кодак'', ''Леви Страус'', ''Мобил ойл'', а также практически все крупнейшие банки и финансовые группы.

Совет по международным отношениям полностью контролирует все ведущие средства массовой информации, и прежде всего телевидение. В членах Совета состоят руководители Си-эн-эн, Эн-би-си, Си-би-эс, ''Свободная Европа'', ЮСИА, ''Нью-Йорк таймс'', ''Ньюс-уик'', ''Вашингтон пост'', ''Ю. С. Ньюс энд ворлд репорт'', ''Крисчен сайенс монитор'', ''Ридерс дайджест'', ''Тайм'', ''Уолл-стрит джорнал'', ''Форин эфферс'', ''Ассошиэйтед пресс'', а также крупнейших издательств и Ассоциации американских издателей. Штаб-квартира Совета по международным отношениям располагается в Нью-Йорке, на углу 58-й и 68-й улиц, в здании, получившем имя известного масонского деятеля Гарольда Пратта.

Отрывок из статьи "ПЛАЧ ПО "КОКА-КОЛЕ".
http://www.otechestvo.org.ua/gazeta/koka-kola.htm



ЯН ГРОНВЕЛЬД

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ГРУППОВАЯ ДИНАМИКА ТОТАЛИТАРИЗМА


С комментариями Максима Линича, бывшего Свидетелем Иеговы в течение 10 лет.

Исследования показали, что в современных культах[2] используются более жесткие формы контроля, чем 50 лет назад. Новые психологические эксперименты 60-х и 70-х годов породили современные способы контроля над человеческим сознанием, превышающие по своей изощренности "методы модификации поведения" и "реформирование мышления", которые проводились в Китае. Чтобы понять процесс контролирования человеческого сознания, необходимо глубокое понимание методов модификации поведения.


В чем заключается "модификация поведения"?

Говоря простым языком, это "ассоциация с похвалой или наказанием за различные поступки". Она обычно применяется взрослыми по отношению к детям при их воспитании. Лишение ребенка какой-либо данной ему привилегии является надежным способом убедить его изменить свое поведение, когда последний уже достаточно большой, чтобы понять происходящее. Награда за хорошее поведение - еще один важный прием, особенно для детей, которые хотят всегда угодить. Другим методом, приводящим к желанным изменениям в поведении ребенка, является применение физического наказания.

Когда подобные способы модификации поведения применяются с любовью, заботой и постоянством, поведение ребенка меняется, не вызывая противоречия. Однако, если их каким-либо образом начинают искажать, душе ребенка, его чувствам наносится огромный вред (например, синдром ребенка, с которым жестоко обращаются). Культы используют крайне изощренные и извращенные формы изменения поведения, которые подвергают опасности эмоциональное состояние человека.


Когнитивный диссонанс

Леон Фестингер - психолог, изучающий различные группы, предсказывающие конец света. Он обнаружил, что неудачные пророчества только укрепляют веру большинства их членов. Его исследования показывают, что членам групп приходится искать какой-нибудь путь, чтобы психологически справиться с провалом. Им необходимо сохранять смысл и порядок в собственной жизни. Они должны думать, что действовали в согласии со своими достоинствами и представлениями о себе. Описанное у Фестингера противоречие, которое стоит перед ними, известно теперь как "Теория когнитивного диссонанса". В ней разбираются три основных компонента: "контроль поведения" - "контроль мышления" - "контроль эмоций".

Каждый компонент оказывает огромное влияние на остальные: изменение одного влечет за собой изменение остальных. При изменении всех трех компонентов человек переживает коренные изменения. Фестингер выводит основной принцип: "Если ты меняешь поведение человека, его мысли и чувства изменятся для того, чтобы уменьшить возникший диссонанс".

Когда у человека возникает конфликт в мыслях, чувствах или поведении, он старается измениться для того, чтобы уменьшить возникшее противоречие. Происходит так потому, что человек лишь в некоторой степени способен выдерживать разлад составляющих его личность элементов. В культах же этот диссонанс создается специально с целью дальнейшего контроля и использования людей.

Стивен Хассэн, являющийся автором книги "В борьбе против контроля сознания в деструктивных культах", добавляет к списку Фестингера четвертый компонент: "контроль информации". Контролируя информацию, поступающую к человеку, вы можете контролировать и ограничивать его способность мыслить самостоятельно.


Контроль поведения

Это контроль физической действительности личности. В него может входить контроль за тем, где человек живет, чем питается, как одевается, сколько спит, где и как работает и т.д. Этим объясняется крайне жесткая система расписания, существующая в культах. В деструктивных культах их члены постоянно чем-то заняты. Каждая культ имеет свой особый набор поведенческих клише, которые цементируют ее. Подобный контроль может оказывать на членов такое сильное влияние, что последние начинают принимать наказание с осознанием, что они действительно его заслуживают. Никто не властен управлять мыслями человека. Но если вы контролируете поведение, его сердце и разум будет принадлежать вам.


Контроль мышления

Это контроль мыслительной деятельности личности. Члены культов проходят такую серьезную идеологическую обработку, что они сами проявляют готовность манипулировать своими мыслительными процессами. Идеология культа воспринимается как "истина". Информация извне воспринимается и осмысливается через призму учения культа. Каждый конкретный культ имеет и свой собственный язык, который дополняет и усиливает контролируемость индивидуального мышления. Он служит значительным барьером, отделяющим членов культа от других людей.

Другой формой контроля являются техники "остановки мыслительного процесса" ("мыслестопорения"). Они могут выражаться в длительном монотонном чтении вслух или декламации наизусть, медитации, пении, гудении (humming), "говорении на языках" (глоссолалии) (некоторые из членов даже оплачивают обучение этому "языку"), сосредоточенной (усиленной) молитве и т.д. Использование подобных приемов сильно суживает возможности человека адекватно оценивать действительность. Он оказывается способен думать о своей группе только положительно. Если же возникает проблема, член культа предполагает [только свою] ответственность и начинает работать еще усиленней.


Эмоциональный контроль

Это контроль эмоционального состояния личности, когда областью чувств человека начинают управлять извне. Обычно для поддержания подобного контроля используются чувства вины и страха. Члены культов не осознают контроля через вину, поскольку, подобно другим жертвам жестокого обращения, склонны обвинять себя в случае неудачи или ошибки и даже благодарны лидеру группы, когда он указывает на их проступки.

Чувство страха используется двояко: с одной стороны, для того, чтобы создать образ преследующего вас врага из внешнего мира (мы и они), а с другой стороны, оно порождает боязнь быть наказанным лидерами, если вы оказываетесь "недостаточно хорошим". Чтобы избежать этого, необходимо полностью и во всем следовать учению культа. Наиболее действенно эмоциональный контроль осуществляется через усиление фобий личности. В результате, человек начинает панически бояться даже мысли покинуть культ. Для него совершенно невозможно представить себе жизнь вне группы. И хотя члены культов не испытывают никакого физического давления, психологическое (давление) оказывается очень существенным.


Информационный контроль

Это контроль источников информации, доступных личности. Если человек начнет отрицать необходимость информации для принятия важного решения, он просто не сможет его сделать. В культах людей обманывают, поскольку запрещают доступ к критической информации, необходимой для оценки той ситуации, в которой они находятся. Психологические узы, сковывающие их разум также крепки, как если бы они были физически изолированы от остального общества. Эти узы настолько сильны, что у членов культов перестает правильно функционировать внутренний механизм обработки какой-либо критической информации, в том случае, если у них даже появляется к ней доступ[3].


Восемь основных признаков контроля сознания

Тоталитаризм - все или ничего


Контроль сознания заключается в искоренении существующих воззрений и введении новых посредством принудительного убеждения. Это делается с целью уничтожить независимость и личность человека и превратить его в идеологического зомби. В Китае подобный процесс был назван "реформированием мышления" ("thought reform"), что на английский язык было неудачно переведено как "промывание мозгов" ("brain-washing").


"Промывание мозгов"

В настоящее время существует мнение, что промывание мозгов сильно отличается от таких процессов, как реформирование мышления или контроль сознания. В первом случае его жертва осознает, кто является ее врагом. Примером этому может служить то, что произошло с американкой Патти Херст, которую украла группа террористов. В результате жестокого физического обращения она стала членом этой группы и принимала участие в ее террористической деятельности и ограблении банков.


Контроль мышления

Данный вид контроля является более тонким и изощренным. Его жертва и не подозревает, кто оказывается ее врагом, поскольку последний прикрывается личиной лучшего друга, желающего только добра. В культах обычно применяется более искусная политика контроля над мышлением личности, чем использовавшаяся в Китае. Ведущий психолог доктор Маргарет Сингер считает, что культам это удается лучше, поскольку заставить людей делать то, что вам необходимо, намного легче, оперируя с чувствами вины и беспокойства. В ходе данного процесса наиболее перспективные новички изучают идеологию культа и затем последовательно отвергают весь свой жизненный опыт ради "истины" и "просвещения", предлагаемых группой. В некоторых культах это занимает довольно длительное время, в других столь кардинальное изменение в человеке может произойти за 48 часов. Но каким бы образом данный процесс не происходил, результаты оказываются теми же. Личность человека меняется настолько сильно, что часто родственники не в состоянии узнать его.

Процесс контроля мышления подробно описан у Роберта Дж. Лифтона, исследовавшего состояние американских заключенных, находившихся в коммунистическом Китае. Он создал методику, ставшую классической, с помощью которой можно выяснить, применяет культ по отношению к своим новичкам "промывание мозгов" или "реформирование мышления". Его исследования показали следующее:

"Восемь психологических признаков, являющихся доминирующими в социальной сфере реформирования мышления, составляют критерии данной методики. Каждый из них обладает общим свойством; каждый равно зависит от абсолютной философской предпосылки; каждый приводит в движение некоторые эмоциональные тенденции личности, в основном полярно противоположные. Психологический признак, философское обоснование и поляризованные тенденции личности взаимозависимы; каждый из них требует существования остальных даже в большей степени, чем служит причиной для них. В сочетании они создают атмосферу, способную на какое-то время возбуждать или наоборот, истощать, но, в то же время, представляющую собой серьезнейшую угрозу для жизни человека". ("Реформирование мышления и психология тоталитаризма", стр. 420). Лифтон отмечает восемь основных признаков:


1. Средовой контроль - контроль над окружающей обстановкой и общением

Контроль над контактами личности является основным показателем реформирования мышления. В него входит управление тем, что человек видит, слышит, читает, пишет, испытывает и высказывает. Он простирается даже дальше - внутрь человека, управляя его собственными мыслями.

Исключаются любые точки зрения, кроме учения культа. Руководители последней оказываются всеведущими, поскольку создается впечатление, что они знают все, что происходит. Они полностью контролируют окружающую действительность. В подобной обстановке человек лишен как возможности поступления какой-либо внешней информации, так и внутреннего процесса размышления, необходимого для адекватной оценки действительности и выработки степени идентичности вне пределов своего окружения. Человек может чувствовать себя обманутым теми, кто им управляет, и ощущать враждебность удушения, возмущенное осознание того, что его желанию и стремлению к новой информации, независимому суждению и самовыражению мешают и противоречат.

"Свидетели Иеговы" могут служить классическим примером закрытой общности (community), живущей внутри и не общающейся с более широким обществом. Мы взяли для иллюстрации именно их, поскольку они широко известны. Итак, в данном культе:

Вы не можете выходить за пределы этой "истины" - за пределы того, чему они учат. Это будет показывать, что вы думали самостоятельно и поставили себя выше лидеров культа. С теми, кто оказывается впереди организации, проводят воспитательную работу.

Запрет проводить какие-либо собрания, за исключением разрешенных или организованных самой сектой (1982 г.).

На общих встречах запрещено произносить какие-либо собственные комментарии или мысли. Разрешено только цитировать комментарии из учебных статей. Думать независимо запрещено.

Создается впечатление, что организация всегда знает, что происходит во время вашего собрания, поскольку статьи в "Сторожевой башне" появляются всегда вовремя и по случаю ("пища в правильное время"). Это происходит в результате отчетов руководителям ответственных по округам.

Использование специальных учетных карт ("publisher record cards") позволяет следить за деятельностью членов культа. Авторы "Сторожевой башни" осведомлены обо всех тенденциях из-за жесткой системы отчетов и контроля за деятельностью каждого Свидетеля.

Отчеты о деятельности своих товарищей (братьев и сестер) не оставляют никакой возможности вырваться из организации[4].

Наблюдение за "отмеченными" или "изгнанными" из общины людьми[5].

Все, кто не являются членами организации, рассматриваются резко отрицательно.

Светское, мирское образование не поощряется, предпочтительнее совершать поквартирные обходы[6].

Посторонняя деятельность, лишающая вас времени, которое необходимо посвящать работе в организации, также не одобряется.

Следует проводить практику "выкупа подходящего времени" (для личных нужд) в теократической деятельности[7].

Обучение процессу самовнушения (самоиндоктринации).

Присмотр и шефство над "отстающими".


2. Мистическая манипуляция - мистика организации

Организация стремится вызвать характерные поведенческие и эмоциональные модели таким образом, чтобы они возникли спонтанно в рамках данной обстановки. Для человека, которым управляют, это принимает размеры, граничащие с мистикой. Это не просто ощущение реальной власти, которое испытывают лидеры. Они осознают "высшую цель", а потому видят себя "хранителями истины". Становясь орудиями собственной таинственности, они создают мистическую атмосферу вокруг манипулирующего института - будь то партия, правительство или организация. Они избраны для выполнения этого таинственного задания.

Его реализация вытесняет любые рассуждения о порядочности в достижении быстрого благосостояния. Цель оправдывает средства. Вы можете лгать, обманывать и вообще делать все, что угодно, по отношению к людям, не входящим в вашу организацию. Объединение с посторонними одобряется только в том случае, если это принесет какую-либо пользу вашему делу. У некоторых культистов, например, мунитов и кришнаитов, подобный обман называется "небесным" или "трансцендентным". Они верят в идеологию культа настолько, что дают этому рационалистическое объяснение. Их держат в напряжении постоянной активности, связанной с различной деятельностью культа. В результате, практически не остается ни времени, ни сил для размышлений об их образе жизни.

У человека развивается так называемая "психология пешки", когда он начинает чувствовать, что не способен избежать влияния того, что обладает большей властью, чем он сам. А потому он старается приспособиться к этому. Он узнает, как можно предугадать вероятные трудности с организацией и повернуть события так, чтобы избежать обвинений. Такой человек пробыл в ней уже достаточно долгое время, чтобы увидеть изъяны и обман, готов ее покинуть и неожиданно начинает относиться к ней очень лояльно. Он переходит на сторону организации и вовлекает друзей, которые ему доверяют.

Например, у "Свидетелей Иеговы":

"Стратегия теократии" - поскольку вы не имеете права знать истину, позволительно лгать вам[8] .

Избегают рассказывать вербуемым новичкам о том, что они будут лишены следующего: права на переливание крови и на праздники, семьи, друзей[9] и т.д.[10].

Приводя каждый раз нового вербовщика в дом вербуемого, чтобы последний оказался знакомым с членами общины уже при первом посещении Зала Царств (запланированная спонтанность).

Идеология вытесняет заботу о благосостоянии человека. Члены культа не вовлечены ни в какие благотворительные мероприятия за его пределами (и даже внутри него)[11].

Не оказывать какую-либо помощь другим членам культа в ущерб распространению учения. Последнее важнее, чем помощь больным и престарелым[12].

Широко распространена практика молитв - но не ради нужд человека, а для блага организации. Таким образом, получается, что Бог не заинтересован в вас как в личности[13].

Вознаграждение только за старания в деле распространения Царства.

Способность организации совершенствовать "труд проповедника", рассматриваемый как доказательство благословения Иеговы, направления и помощи небесных сил.

Иегова выделяет тех, кто неистинен в истине, тех, кто не хранит свое сердце правильно, а потому оказывается возможным изгнать человека из общины. Никто не уходит из культа законно[14].


3. Требование чистоты - все представляется в черно-белом свете

Понятия "чистоты" и "нечистоты" определяются идеологией организации. Хорошими являются только те идеи, чувства и поступки, которые согласуются с идеологией и политикой данной культа. Полагаться на собственную совесть нельзя. Философская предпосылка для такого отношения состоит в том, что абсолютная чистота достижима, и все, что совершается во имя нее, высоконравственно. Определяя критерий чистоты таким образом и манипулируя им, организация создает ограниченный мир вины и стыда. Это увековечивается характером непрерывного преобразования, требованием, чтобы каждый постоянно и мучительно стремился к чему-то, что не только не существует, но и абсолютно чуждо состоянию человека.

В данных условиях человек ожидает унижения, изгнания и наказания, из-за его неспособности жить согласно принципам культа, и потому находится в постоянном состоянии вины и стыда. Поскольку организация является абсолютным судьей в вопросах добра и зла, она использует эти чувства для управления и контроля над своими членами. В их глазах она приобретает безграничный авторитет, и ее власть нигде так сильно не проявляется, как в способности "прощать".

Любая нечистота происходит от посторонних, пребывающих в мире. Поэтому отвергнуть их с величайшей неприязнью является одной из лучших возможностей освободить себя от тяжести вины. Чем сильнее человек осознает себя виноватым, тем сильнее становится его ненависть, тем враждебнее выражается его отвержение. В организационном плане, это в конечном итоге приводит к преследованиям еретиков, массовой ненависти и религиозным священным войнам. Каждая группа указывает на недостатки других учений, выдвигая на первый план чистоту своего собственного. Таким образом, создается впечатление, что их организация совершенна, чиста и непорочна, как в отношении отдельных людей, так и всей группы в целом.

Например, у "Свидетелей Иеговы":

Каноны внешнего вида членов культа устанавливались постепенно: женщинам запрещено надевать брюки[15]; мужчины не должны отращивать длинные волосы, бороду и усы[16]; мужчинам запрещено носить яркие цветные рубашки[17]. Запрещено носить очки в золотой оправе[18]. Одобряется одежда только определенного покроя. Данные ограничения изменялись по прихотям новых лидеров.

Мир делится на последователей Иеговы и приверженцев сатаны. Вы не можете одновременно принадлежать и к тем, и к другим.

В мире нет "ничего святого", в нем царит бесчестие.

Члены культа не должны участвовать в мирских празднествах (Рождество, Пасха, дни рождения, Родительский день, День Благодарения и т.д.).

Верность организации проявляется в неукоснительном посещении собраний и участии в них, работе в хозяйственных подразделениях, выборе жены/мужа (строго "в истине"), избежании встреч с "изгнанными" родственниками и друзьями.


4. Культ исповеди (покаяния) - отчеты руководству

Данное положение тесно связано с предыдущим. Понятие покаяния выносится за рамки своего обычного религиозного, юридического и терапевтического выражения и возносится в ранг культа. В культе покаяние становится средством управления, не принося человеку никакого успокоения.

Тоталитаристское покаяние является актом подчинения чужой воле, выражением слияния отдельной личности с окружением. Это исчезновение "я", талантов и денег человека. Конформизм.

Истинная исповедь предполагает полное исповедание грехов и исправление. Культ исповеди же преследует прямо противоположную цель, а именно: увеличение и усиление секретов человека, который оказывается вовлечен в продолжительный конфликт, постоянно решая, какие секреты нужно хранить, а о каких следует рассказывать, ища возможности раскрывать незначительные, при этом ограждая наиболее важные. Культ покаяния делает фактически невозможным достижение корректного баланса между достоинствами человека и его покорностью.

К примеру, Свидетели Иеговы обязаны:

Исповедовать свои проступки старейшине.

Подавать ежемесячные отчеты[19] (проверка духовного состояния) о своей деятельности (сколько часов потрачено на обходы квартир, число проданных книг и журналов, количество людей, которым объяснял учение культа и др.)[20].[21]

Исполнять приказы лидеров, не задавая никаких вопросов (Спрашивать лишь как высоко, когда им сказано подпрыгивать).

Сообщать старейшине о грехах своих братьев, в противном случае вина будет на обоих.

Общине становится известно о проступках членов культа благодаря пересудам и ограничениям, которые налагаются на согрешившего.


5. Священная наука - абсолютная "Истина"

"Истина" культа считается абсолютной. Она священна, а потому находится вне пределов обсуждения. От братьев требуется благоговение и почитание руководителей. Они знают ответы на все вопросы. Только им дано откровение "истины". Крайние моральные представления становятся окончательной (абсолютной) наукой, и тот, кто смеет критиковать их или хотя бы думать критически, - аморален, непочтителен и "антинаучен". Данная позиция основывается не столько на предпосылке, что человек может стать Богом, сколько на том, что его ИДЕИ могут быть Богом. Это дает членам культа ощущение безопасности. Они уверены, что могут получить ответ на любой жизненный вопрос.

Вас могут изгнать из общины "Свидетелей Иеговы" за то, что вы посмели усомниться в учении, преподаваемом через "Сторожевую башню".

Ее авторы требуют полной преданности от членов, которые не имеют права ставить под сомнение организацию, поскольку этим они подвергают сомнению самого Бога.

В "Сторожевой башне" существует ответ на любой вопрос. Если же вы не можете его найти, вы должны служить Иегове, а не пытаться обнаружить его самостоятельно[22].

Организация выживет после Армагеддона, но у отдельно взятого члена культа подобной уверенности нет.


6. Подтасовывание языка - мышление стопорящими клише

Вся информация вкладывается в краткие, конкретно звучащие фразы, легко запоминаемые и просто сформулированные. Существует специальная "положительная" лексика для выражения идеологии группы и "отрицательная" для всего постороннего, что следует отвергать. Тоталитарным языком, в основном, является жаргон, который все обобщает, сеет разногласия, судит немилосердно. Для посторонних подобный язык кажется нудным и утомительным, поскольку пресекает любую мыслительную деятельность человека. Его использование полностью изолирует членов культа от остального мира. Единственными, кто их понимает, являются другие члены (культа). Если вы говорите на этом языке, вас действительно принимают за своего. Подобная узость этого языка стесняет человека[23]. Индивидуум оказывается лингвистически депривированным, поскольку язык является главным элементом человеческого опыта, и его способности мышления и чувствования в огромной степени ограничиваются.

Хотя на первом этапе подобное передергивание языка может давать новичку ощущение безопасности, однако с течением времени усиливается тревога, которая может стать причиной его полного ухода в группу. Человек начинает более усердно проповедовать, пытаясь таким способом скрыть свои трудности и показать верность культу. В нем также может возникнуть внутреннее противоречие, поскольку публично он ведет себя так, как предписано, но наедине с самим собой начинает размышлять.

В любом случае, его воображение все более раздваивается в результате столкновения с реальным жизненным опытом, а из-за редкого применения иногда даже полностью атрофируется.

Возьмем, к примеру, "Свидетелей Иеговы":

"Стратегия теократии" - "ковчег спасения" - "новый свет" - "Пища в правильное время" - "верный и благоразумный раб" - "отступник" - "Помазанники" - "изучение Библии" - "христианский мир". "Христос Иисус" вместо "Иисус Христос". "Посещения в ответ" теперь называются "ответными визитами" (изменение терминологии указывает на "отстающих", либо не являющихся истинными членами группы). "Иегова позаботится о вас в надлежащее время".

"Это - истина" и не имеет значения, что члены культа могут совершить ошибку. Куда еще можно стремиться? "Мирское" - "Руководящая Корпорация" - "Новый Миропорядок".


7. Доктрина выше личности - доктрина замещает человеческий опыт


Идеологический миф настолько сливается с "истиной", а проистекающие выводы могут оказываться столь подавляющими и принудительными, что все это заменяет существующую действительность. Следовательно, события прошлого можно изменить, переписать или даже вообще игнорировать для того, чтобы они согласовывались с современной реальностью. Подобные изменения особенно неизбежны, когда искажения фактов навязываются человеческой памяти.

От человека требуется изменение его характера и личности для соответствия образу мышления культа. Он должен вписываться в жесткие рамки учения, а не пытаться развивать собственные возможности и личность. Основная предпосылка для этого заключается в том, что учение, включая элементы мифологии, в конечном итоге более обоснованно, истинно и действительно, чем любой аспект человеческого характера или опыта. Находясь под таким давлением, личность приходит к сильнейшему конфликту с собственным понятием о честности, к борьбе, которая возникает в связи с противоположными чувствами искренности и неискренности.

Однако абсолютная искренность, которую требует культ от своих членов, отходит на второй план, когда человек подвергается изменениям и обязан отвергнуть свои исходные убеждения. Личные чувства подавляются, и члены должны быть всегда довольны и полны энтузиазма.

В некоторых культах любая болезнь считается результатом слабой веры и свидетельством греха в вашей жизни. Подобные случаи следует замаливать, а игнорирование медицинского осмотра расценивается как "знак веры".


Например, у "Свидетелей Иеговы":

"За пределами организации не существует никакой жизни". Поэтому, когда они видят людей, живущих вне группы, они возвращаются к учению культа. Если жизненный опыт человека не согласуется с идеологией культа, последнего убеждают, что это от бесов.

Учение культа доминирует над человеческим опытом, поэтому члены обязаны игнорировать нужды остальных людей, а именно, изгнанных из общины или "отмеченных", какими бы серьезными не были их проблемы.

Те, кто были Свидетелями до 1975 года и до сих пор ими являются, обязаны отрицать тот факт, что они когда-либо верили в то, что Армагеддон произойдет в 1975 году. Подобным образом должны поступать все члены, включая даже тех, кто отвергал медицинское лечение, продавал свою собственность ради организации и т.д.

"Сторожевая башня" обладает решающим авторитетом даже над личным опытом человека. Все вопросы совести обсуждаются исключительно в свете учения "Сторожевой башни", не оставляя никакой возможности для выражения отдельной личности.


8. Разделение существования - кто достоин жить

Руководители культа имеют право решать, кто достоин жить, а кто - нет. Они также принимают окончательное решение о том, какие книги по истории являются верными, а какие - нет. Члены их организации имеют право жить, все, кто находится вне ее - достойны только смерти. Посторонние могут жить лишь при условии своего обращения и вступления в группу. Каждый член культа живет в постоянном страхе быть объявленным "мертвым"; он боится уничтожения или исчезновения. Он пребывает в эмоциональном конфликте "бытия - небытия".

Существование личности начинает зависеть от веры ("я верю, следовательно, я живу"), от выполняемой миссии ("я подчиняюсь, следовательно, я живу"), и помимо этого, от чувства полного слияния своего "я" с организацией. Если человек отклоняется от "истины", его право на существование может быть уничтожено, а он объявлен "мертвым".

К примеру, у "Свидетелей Иеговы":

Принадлежность к "овцам" или "козлам" зависит от того, как человек относится к "братьям Христа". Так называют себя руководители организации. Ваше отношение к посланию группы решает вашу будущую вечную жизнь.

Старейшины имеют право решать, кто достоин жить[24] на собраниях судебной комиссии[25]. Они также решают, кто достоин воскресения, а кто - вечной погибели ("Содом и Гоморра"). Факт изгнания "грешника" из организации лишает его надежды на какое-либо будущее вне ее. Члены культа могут открыто лгать для достижения своей цели, считая это "стратегией теократии". Любая информация, противоречащая учению "Сторожевой башни" не достойна того, чтобы ее выслушали или прочитали. Свидетелям запрещено обсуждать информацию такого рода, в особенности, если она считается "отступнической", то есть сфабрикованной бывшими членами.


Заключение

Чем очевиднее данные восемь признаков, тем ярче видно сходство с идеологическим тоталитаризмом. Чем больше организация использует подобные тоталитарные методы для изменения личности, тем сильнее сходство ее политики с реформированием мышления.

И помните … Группа не обязательно должна быть религиозной организацией, чтобы быть тоталитарной по своему поведению. Группы с жестким давлением могут иметь торговую, политическую или психологическую направленность. Если вы - образованны, обладаете яркой индивидуальностью и, к тому же, идеалист, то будьте осторожны. К людям, рискующим попасть в подобный тип поведенческой системы, принадлежат как раз те, кто говорит себе: "Уж я-то точно не попаду. Со мной такое никогда не случится. Я слишком умен и образован для подобных уловок".


© Cult Awareness & Information Centre, PO Box 2444, Mansfield 4122, Australia.
© 2002 Перевод Евницкая Наталья (ena81@hotmail.ru).
© 2003 Редакция (научная и литературная) перевода, комментарии - Евгений Волков.
© 2003 Комментарий - Максим Линич, бывший в течении 10 лет членом Общества Строжевой Башни.


[1] © Jan Groenveld: "Totalism & Group Dynamics" (py101663@dingo.cc.uq.oz.au).

[2] Здесь и далее под словом "культ" будут подразумеваться именно деструктивный культ - (Евгений Волков).

[3] Выделение ("Полемики").

[4] Во всяком случае сомневающийся Свидетель должен таиться и прятать свои "крамольные" мысли, дабы не оказаться по наущению братьев и сестер под весьма пристальным надзором со стороны старших братьев собрания ("Полемика").

[5] Если человека принудили уйти из организации, как меня, тогда за ними не ведется наблюдение. Их оставляют как грешников. Только примерно через год к ним приходят старейшины "поговорить" и спросить, не хочет ли человек вернуться обратно, изменив свое поведение и мышление. Если человек возвращается, это очень сильно укрепляет веру других, мол: "видишь, куда ты без этой организации?" (Максим Линич).

[6] То есть предпочесть карьеру "полновременного возвещателя" ("Полемика").

[7] В рамках такого выкраивания часто поощряется переход на ограниченный рабочий день ("Полемика").

[8] Смотрите на сайте "Стратегия теократической войны" ("Полемика").

[9] То есть их им заменят новые друзья - братья по вере и новая семья - Общество ("Полемика").

[10] По словам свидетелей Иеговы, это может оттолкнуть человека от истины. Надо сделать истину привлекательной. - (Максим Линич).

[11] Впрочем, это не означает, что рядовые культисты (и Свидетели Иеговы в том числе) никогда друг другу не помогают, но в целом "обрабатывание" территории проповедью и самоиндокринация на собраниях заслоняют социальную деятельности и Общество не поощряет подобных инициатив, разве что на словах ("Полемика").

[12] Помощь оказывать можно, однако проповедование важнее - (Максим Линич).

[13] Советуется развивать личные отношения с Богом, и Его ответ можно найти только в публикациях Общества - (Максим Линич).

[14] То есть добровольно. За редким исключением Общество лишь изгоняет ("Полемика").

[15] И короткие юбки, слишком облегающую одежду, а также избегать одежды с надписями. - (Максим Линич).

[16] Бороду, да, - Свидетели носят очень редко. За все время знакомства с организацией нам довелось видеть только трех бородатых братьев и то в России. Возможно они имеют какую-то особую личную ситуацию (здоровье?) в результате чего рекомендация (под чем Общество обычно разумеет именно запрет) на них не распространилась. Но на усы это требование не распространяется ("Полемика").

[17] Это правило имеет некоторые территориальные ограничения. Во всяком случае на картинках в литературе Общества можно встретить мужчин-Свидетелей в национальной одежде. Преимущественно это касается стран Африки ("Полемика").

[18] И еще не советуется надевать дорогие украшения из золота и драгоценных камней, для того, чтобы другие не преткнулись. - (Максим Линич).

[19] Смотрите бланки отчетности Общества в разделе "Материалы внутреннего пользования" ("Полемика").

[20] Сейчас уже слово "продавать" не совсем подходит. Дело в том, что литература распространяется бесплатно и содержится на добровольные пожертвования. Если у вас, к примеру, нет денег, вы все равно можете взять журнал бесплатно. Братья с Запада оплатят. Такое изменение произошло, т.к. это позволяет организации уходить от уплаты налогов, и никто не может обвинить ее в коммерческих целях, деньги все равно придут, добровольно отдадите, из любви к Богу и Его земным помазанникам. - (Максим Линич).

[21] О продаже книг и журналов. Еще год назад я с этим вопросом разобрался: в этой организации дело поставлено так, что вся печатная продукция все равно оплачивается рядовыми членами (богатыми и не очень; из этой страны или из другой; не в один прием, так в несколько), т.е. она все равно найдет в своих рядах достаточное число тех, кого удастся заставить заплатить за весь произведенный тираж. Моя корреспондентка из Киева писала, что если ее собрание не собирало нужную сумму за один раз, их собирали снова и обносили ящиком для пожертвований до тех пор, пока нужная сумма не набиралась. Коллега, вместе со мной изучавшая груды журналов и брошюр, в конце концов очень метко выразилась: "Их бог - печатный станок". Я бы добавил - и организация как таковая, т.е. организация выступает не только от имени Бога, но и в качестве Бога, а Иегова оказывается чисто номинальной фигурой, поскольку реальный навязываемый объект веры - именно организация. Личная вера в Бога оказывается личным же делом рядового свидетеля, да еще и опасным для организации - (Евгений Волков).

[22] То есть должны почтительно ждать от высшего руководства ответа чрез официальный источник - литературу Общества ("Полемика").

[23] Свидетели Иеговы называют это - чистый язык или теократический язык. - (Максим Линич).

[24] В вышеизложенном смысле слова, как человек имеющий право на вечную жизнь, на помощь и заботу Бога и, следовательно, на смысл жизни ("Полемика").

[25] Правового комитета ("Полемика").

http://www.synergia.itn.ru/iegova/psy/gronveld.htm




Джеймс Дж. Бойл

Секты-убийцы

(отрывки)



ВВЕДЕНИЕ

Вначале несколько слов о дьяволе.

В последние десять - пятнадцать лет в средствах массовой информации постоянно появлялись шокирующие сообщения о небывалых по жестокости убийствах, изнасиловании детей, человеческих жертвоприношениях, людоедстве и прочих ужасающих преступлениях во имя сатаны. Собранные воедино, эти сообщения могли бы навести на мысль о существовании некой разветвленной сети культовых сект фанатиков, терроризирующих добропорядочное общество.

Многие из этих сенсационных историй попросту выдуманы (как, например, информация о гигантских крокодилах, обитающих в нью-йоркских канализационных трубах) и рассчитаны на избыток доверчивости и недостаток здравого смысла. Человеку свойственно искать источник скрытой угрозы, и поэтому дурные предчувстви - его характерное состояние. Невидимый дьявол, похоже, куда более страшен, чем реальный.

Всем, кто интересуется сатанинскими сектами, я могу порекомендовать две книги, опубликованные в 1993 году: «Вспомина о сатане. История возрождения памяти и разрушения американской семьи» Лоуренса Райта (отрывки из нее ранее печатались в журнале «Нью-Йоркер») и «Сатанинская паника. Рождение современной легенды» Джефри С.Виктора.

Эта книга не о дьяволе. Она рассказывает о том зле, которое существовало реально, было зафиксировано документально, а теперь может служить поучительным примером: о двадцатипятилетней истории опасных сект, начало которой положила «Семья Мэнсона», а последние отголоски лишь недавно мелькнули в заголовках газет города Уэйко, штат Техас. Подобные секты собираются вокруг харизматических фигур, таких, например, как Дэвид Кореш, - чудовищных мегаманьяков, которые вовсе не ассоциируют себя с сатаной (ведь он, в сущности, самый великий неудачник - даже Мэнсон определил своему дьяволу роль Божьего мстителя).

Настоящие секты-убийцы почти всегда провозглашают праведные идеалы. Некоторые из них объявляют войну миру, находящемус вне их жестких границ; другие (такие, как «Ветвь Давидова» Кореша) утверждают, что не вмешиваются в чужую жизнь и хотят, чтобы и их, в свою очередь, оставили в покое. Но когда противозаконные действия и апокалипсические «хэппенинги» сектантов побуждают полицию принимать суровые меры, сторонники сект винят во всем только полицию. Описанные в этой книге случаи, я надеюсь, покажут, что никакой здравомыслящий человек не может согласиться с подобным мнением.

По мере приближения к концу тысячелетия и началу нового века истерия и фанатизм по поводу предполагаемого «конца света», о котором так любят рассуждать в сектах-убийцах, будут усиливаться. Опасность, связанная с деструктивными сектами - от Мэнсона до Кореша - за последние двадцать пять лет уже стала очевидной. Но несмотря на все уроки, преподанные властям, средствам массовой информации и широкой публике, нам еще многое предстоит усвоить.



ЛЕТО ЛЮБВИ

В его свидетельстве о рождении было записано: «Безымянный Мэддокс». Впоследствии он не только обретет имя, но и сделает его почти нарицательным.

К концу лета 1969 года страшные слухи будоражили всю округу, но в заголовки газет они попали лишь знойным утром 9 августа, когда стало известно об убийствах на уединенной вилле в горах, неподалеку от Бел-Эр, там, где Бенедикт-каньон спускаетс к Беверли-хиллс.

Уинифрид Чапман, приходящая прислуга, первой заподозрила неладное, когда около восьми утра, как обычно, пришла на работу в дом под номером 10050 по Сьелоу-драйв. Над металлическими воротами болтался перерезанный телефонный провод. Поскольку вредитель явно не пытался замести следы, она не придала особого значения увиденному, подумав, что, может быть, это телефонный мастер недоделал свое дело и ушел. Она подобрала утреннюю газету и открыла калитку.

Но за воротами, на ухоженной зеленой лужайке, она обнаружила еще одну странность - припаркованный в конце подъездной аллеи старый белый седан «рэмблер», передние колеса которого так глубоко вдавились в землю, как будто машина резко затормозила. Обычно сюда приезжали на дорогих, большей частью иностранных машинах - лоснящихся «мерседесах» и «феррари», а не на таких неуклюжих «рэмблерах». Войдя в дом, миссис Чапман сразу прошла на кухню, где она обычно начинала свой рабочий день. Обитатели виллы - люди кино - просыпались поздно, и полная тишина в этот час была явлением привычным. Горничная поднесла к уху телефонную трубку - проверить, есть ли гудок. Телефон молчал.

И тут она заметила кровь: маленькую лужицу, блестевшую на дорогом итальянском кафеле, которым был покрыт кухонный пол. Нахмурившись, горничная проследила взглядом тонкий кровавый след, тянувшийся из кухни в столовую и дальше - в гостиную. Идя по этому следу, она наткнулась на два пропитанных кровью банных полотенца, скомканных и брошенных возле кушетки.

Солнечный свет пробивался в комнату: дверь, ведуща в сад, была приоткрыта. Горничная кинулась было закрыть ее, но так и застыла на месте. А потом закричала. По всей двери кто-то широко намалевал слово СВИНЬЯ. Кровью. Горничная выбежала в сад - там, на траве, за невысокой живой изгородью, лежали два трупа. Одним из убитых был мужчина, на вид чуть больше тридцати. Его одежда: джинсы-клеш, малиновая рубашка, модные ботинки - была вся в крови, на теле - глубокие порезы, голова пробита. Рядом с ним, в окровавленной ночной рубашке до пят, лежала черноволоса женщина лет двадцати пяти с жестоко изрезанными руками и ногами.

Похоже, спастись от случившейся здесь бойни не удалось никому. Бросившись назад в дом, горничная обнаружила в гостиной труп хозяйки дома, красавицы-блондинки на девятом месяце беременности. Одетая только в трусики и лифчик, она лежала скорчившись рядом с камином, изрезанная с головы до ног. Ее хрупкую шею захлестнула веревочная петля, конец веревки, переброшенный через деревянную потолочную балку, туго стянул шею другой жертвы - исполосованного ножом мужчины в голубой рубашке и белых брюках.

Был и еще один труп: на переднем сиденье седана лежал восемнадцатилетний юноша. Его, единственного из всех, горнична не смогла опознать.

Она с криком выбежала за ворота. В дальнем конце улицы показался пятнадцатилетний мальчик, и горничная кинулась к нему: «Там всюду кровь и трупы! Вызови полицию!»

«РИТУАЛЬНЫЕ УБИЙСТВА» - этот заголовок в утренней газете поразил обитателей Беверли-хиллс, разбуженных накануне леденящими кровь воплями со стороны Бенедикт-каньона. Чарльз Мэнсон и его «семья», демонически улыбаясь с первых полос газет, стали провозвестниками нового Американского кошмара.



Внешне Чарльз Милс Мэнсон вовсе не походил на хладнокровного убийцу, каким мы его себе представляем. На первый взгляд он казалс тем, кем и был в самом начале своей преступной карьеры, когда мог без зазрения совести угнать чужую машину - этакий юный шалопай, из тех, что грабят автозаправочные станции, чтобы хоть чем-нибудь поживиться. Больше всего он был похож на мелкого хулигана, который может ни с того ни с сего пальнуть в сторожа и пуститься наутек. Трусливый, изворотливый, грубый, шумный, требующий внимания к своей особе, он отнюдь не производил впечатления человека, обладающего непреклонной волей, выдержкой и смелостью - качествами, без которых невозможно совершить спланированные массовые убийства, не говор уже о том, чтобы посылать на мокрое дело других. Только уникальное сочетание свойств личности и обстоятельств эпохи могло породить феномен Чарли Мэнсона, чья зловещая ухмылка стала страшным символом шестидесятых.

Чарли родился в 1934 году в Цинциннати. Его мать, незамужняя девочка-подросток, была поставлена в тупик вопросом, какое имя дать ребенку. Поэтому и в мир он пришел как «Безымянный Мэддокс». Только через несколько месяцев он все-таки получил им - Чарльз, а через несколько лет и фамилию - Мэнсон, от человека, ставшего (правда, ненадолго) мужем его матери.

Чарли не было еще и пяти лет, когда его мать попала в тюрьму за ограбление автозаправочной станции и его взяли на воспитание жившие в Западной Виргинии чрезвычайно набожные дяд и тетка. Однако Чарли явно не проникся религиозным духом, по крайней мере в той степени, в какой этого желали его воспитатели.

К двенадцати годам он угодил в исправительную школу. Там личностные задатки Чарли впервые получили официальную оценку. В характеристике отмечалось, что он, когда хотел, мог быть «примерным мальчиком», но в то же время выказывал (возможно, и сознательно) признаки мании преследования. Вскоре Чарли сбежал из школы и разыскал свою мать, которую к тому времени уже освободили. Она посоветовала ему «исчезнуть», что он и сделал. Безнаказанно совершив целый ряд ограблений, он все-таки попался с поличным во время одного ночного налета.

Благодаря умению производить на людей, когда нужно, благоприятное впечатление, Чарли сделал так, что его отправили в школу Отца Фланагана - благотворительное заведение в штате Небраска. Там он сразу же попытался опровергнуть главный воспитательный принцип школы: «Плохих мальчиков не бывает». Не прошло и четырех дней, как он угнал машину и совершил два вооруженных ограбления.

В тринадцать лет Чарли уже был злостным правонарушителем и в последующие три года находился то в одном, то в другом исправительном заведении, а в шестнадцать лет совершил первое тяжкое преступление. Вместе с двумя другими воспитанниками он бежал из исправительной школы, пересек границу штата и пустился в веселый криминальный кутеж по Калифорнии, угоняя машины и обирая работников бензоколонок. Его снова поймали с поличным и направили в федеральный центр несовершеннолетних преступников.

Тюремные психиатры заинтересовались абсолютно неграмотным молодым человеком. В его характеристике значилось: поведение нестабильное, антисоциальное, личность «криминально искушенная», хотя последнее сомнительно, ведь попадался он достаточно часто. Но если навыки совершения преступлений ему давались плохо, то в межличностном общении Чарли преуспел, проявляя редкое умение говорить только то, что от него хотели услышать. Курс психотерапии (на который Чарли охотно согласился, так как ему нравилось быть в центре внимания) дал поразительные результаты: его психику признали достаточно устойчивой, а его самого - вполне годным для жизни в обществе. Готовилось к слушанию дело о его досрочном освобождении. Но Чарли снова влип в историю. За месяц до слушания он жестоко изуродовал одного мальчика, воткнув ему в задний проход нож. Так что вместо того чтобы освободить, его направили в исправительное заведение более строгого режима.

Все повторилось сначала. Находясь за решеткой, Чарли ухитрился подольститься к охранникам, даже попросил давать ему уроки чтения, хотя особого успеха на этой ниве не достиг. В 1954 году, в девятнадцать лет, его освободили досрочно. Снова попав на волю, Чарли женился на семнадцатилетней официантке. Вскоре у молодой четы родился сын, но Чарли было не до отцовских обязанностей. Он опять занялся угоном машин, хотя раньше это дело ему явно не удавалось. И конечно же, его поймали. Снова оказавшись в тюрьме, на этот раз в Калифорнии, незадачливый жулик испытал на себе смешанное влияние двух факторов, которые сыграли решающую роль в его последующей жизни. Первый фактор, казалось бы, вполне невинный, - это современный психологический «мотивационный» тренинг, в котором разработанные поборником самосовершенствования Дейлом Карнеги основные принципы поведения в быту и на работе сочетались с интенсивной групповой терапией и с сеансами так называемого «развития разума». В этом Чарли быстро преуспел. Другой фактор был более традиционным дл системы тюремного образования. Чарли удалось расположить к себе бывалого преступника, старшего соседа по камере, связанного с бандой «Ма Бейкер». Тот много чему успел научить Чарли, но среди вредных уроков были и весьма безобидные - уроки игры на гитаре.

И на музыкальном небосклоне зажглась новая звезда - по крайней мере, так думал Чарли. В марте 1967 года, выйдя наконец из тюрьмы, в строго упорядоченном мире которой прошло более половины его жизни, Чарли со старой гитарой и с тридцатью пятью долларами в кармане сел в автобус и поехал в Сан-Франциско, чтобы стать рок-музыкантом и вместе с другими хиппи встретить легендарное «Лето любви».

Поглощенный своей особой экс-жулик, без каких-либо профессиональных навыков, не считая умения подыгрывать людям и подражать рок-певцам, в 1967 году в Сан-Франциско вполне мог найти рай земной: наркотики текли рекой, женщины были доступны, и надо всем витал дух гедонизма, только для видимости прикрытый романтическим флером. Чарли взобрался на сцену, как взломщик в квартиру. Его достаточно зрелый возраст и таинственный ореол человека, преступившего закон, в сочетании с модным обликом хиппи, - все это давало ему преимущества перед другими начинающими музыкантами, и ему не пришлось шататься со своей гитарой по улицам. Он быстро познакомился с простой и застенчивой двадцатитрехлетней девушкой Мэри Бруннер, работавшей в библиотеке, и вскоре поселился у нее, в густонаселенном Хайте.

Под влиянием Чарли Мэри быстро освободилась от иллюзий насчет моногамии. Однажды он привез с собой из очередной поездки по побережью новую подружку, хорошенькую рыжеволосую Линнетт Фромм, покорив ее всего одной фразой: «Я трахаюсь как бог». Девятнадцатилетн Линн, выросшая в семье среднего достатка в городке Санта-Моника, бросила школу и была в это время в бегах. Ее прозвали Пискля - из-за ее манеры хихикать тонким голоском. Мэри была против вселени в ее дом новой гостьи, но Чарли настоял на своем. Начало было положено, и девицы пошли косяком: Чарли подбирал бездомных беглянок. Отчасти приманкой служил кров, отчасти сам Чарли, ну и, конечно, пресловутый Хайт.

Создавая свой имидж, Чарли нашел нужную аудиторию именно в Хайте, где галлюциногены сглаживали все острые углы страстей, а музыка в стиле ЛСД сулила наивным полное освобождение. Вольный поток гостей в доме Мэнсона не ослабевал, но очень скоро из завсегдатаев составилось некое ядро - чуть больше десятка человек, в том числе несколько парней, приведенных девицами с улицы: им посулили секс, наркотики и рок-н-ролл. Они стали называть себя «семьей». Причем Чарли с самого начала был за старшего.

Его окружали отчаявшиеся неудачники, побочный продукт культуры, предлагавшей лишь два выхода: звезды или бездны. «Чарли был как волшебник. Как оборотень, - восхищалась потом самая ревностна его поклонница Пискля Фромм. - Он все время менялся, прямо на глазах». И мечтательно добавляла, вспоминая то «Лето любви»: «Мы неслись куда-то как в вихре».



Ясно, что вихрь тот был скорее дуновением ада, но на шумной наркотически-музыкальной волне братство отверженных виделось единственной надежной гаванью. Чарли верховодил во всех практических делах, а остальные с удовольствием играли роль идеалистов-мечтателей, этакие «дети цветов», - что было все-таки неубедительно на фоне непрестанного бормотания Чарли о проклятых «ниггерах», которых нужно убивать. «Семья Мэнсона», как таковая, как нельзя лучше воплотила в себе идеалы Хайта конца шестидесятых, после сравнительно невинного периода торжества стиля ЛСД, когда группы «Jefferson Airplane» и «Grateful Dead» работали бок о бок, а Кен Кизи со своими «Шутниками» («Merry Pranksters») наслаждались жизнью и упивались славой. К концу шестидесятых в жизни богемного квартала на первое место вышли наркотики и связанный с ними наркобизнес, с беспощадным цинизмом отводивший «цветам» место только на панели.



Эд Сандерс в книге «Семья» описал «безумие», охватившее весь прежде тихий квартал Хайт-Эшбери летом 1967 года, когда машина музыкальной индустрии взялась раскручивать образ хиппи. Сандерс пишет: «По всей Америке был брошен клич: туда, в Сан-Франциско, где любовь и цветы!» И как шакалы к водопою, следом за легкой поживой устремились преступные элементы. Помимо бродяг и хиппи, бежавших от скуки сытых предместий, «в Хайт стекались, отрастив себе длинные волосы, прожженные преступники. Банды мотоциклистов боролись за рынок сбыта наркотиков грубыми, садистскими приемами. Прыщавые панки, накачанные метадрином, продавали более тяжелые наркотики... Людей грабили в парках. Начались этнические трения».

Чарли, со своим умением манипулировать людьми и располагать их к себе, мог наконец широко развернуться. И хотя ему было уже за тридцать, он убедительно разыгрывал роль чувствительного хиппи, даже отрастил бородку и длинные волосы, чтобы внешне соответствовать расхожему представлению об Иисусе Христе. Создавая свои музыкальные «шедевры», Чарли заявлял, что переплюнет самих «Битлз». Между тем, нагнетая в тесном кругу своих близких атмосферу изоляции и безумия, он начал добавлять к духовной мешанине своих идей элементы религиозного фанатизма.

Едва умея читать, Чарли все же ознакомился в тюрьме с излюбленной книгой шизофреников - Апокалипсисом, той частью Библии, что более других напоминает обложку рок-альбома, с изобилием описанных в ней многоголовых рогатых чудищ, мистических небесных знамений и природных катаклизмов, во время которых праведники в ореоле славы поразят проклятых. Вдоволь напичкав себя ЛСД вкупе с непереваренными маниакальными образами из Апокалипсиса, Чарли провозгласил, что в Хайте ему было дано откровение: близится Армагеддон! И не кто иной, как он, бывший «Безымянный Мэддокс», поднимет разящий меч и приведет верных к спасению.

По пути к своему духовному «прозрению» Чарли на какое-то время сошелся с сайентологами - кое с кем из этой секты он познакомилс еще в тюрьме. Он пытался подражать их сложной риторике, но до посвящения дело не дошло. Гораздо ближе и доступнее его пониманию оказалась секта под названием «Процесс», угнездившаяся в Хайте эксцентричная группа сатанистов, основанная в Англии отколовшимс от сайентологии Робертом Муром. Из своего неказистого обиталища на Кол-стрит, что в двух кварталах от дома, где жила «семья Мэнсона», сектанты в черных капюшонах проповедовали образ жизни, представлявший собой отвратительную мелодраму сатанинских ритуалов, приправленных доброй порцией наркотиков-галлюциногенов, и все это было сдобрено речами о насилии.

«Процесс» эффектно подавал себя, используя нацистскую и некрофильскую символику, и это нравилось Чарли. Но все члены секты должны были слепо подчиняться предводителю, которого они считали Христом. Мэнсон, только что вышедший из тюрьмы и не желавший никому подчиняться, внутренне готовый только подминать других под себя, быстро утратил интерес к «Процессу». И хотя сатанисты недолго занимали воображение Чарли, он успел позаимствовать у них кое-какие мысли. Больше всего ему понравилось утверждение, что Христос и сатана перед самым концом света объединились в священный союз, из чего Чарли заключил, что задача сатаны в Армагеддоне - убивать проклятых в угоду Христу. А уж додумавшись до такого, нетрудно было и довообразить самого себя в роли исполнителя. Так Чарли стал мстителем. Предвкушая свой Армагеддон, Чарли начал открыто призывать к массовому насилию, чтобы приблизить таким образом конец света. Закоренелый расист, Чарли представлял себе конец света так: белая Америка, возмущенная злодеяниями негритянских радикалов, таких, как «черные пантеры», начнет войну против черной Америки, и дело окончится ядерной катастрофой. А когда пыль уляжется, Чарли и его приверженцы, предусмотрительно укрывшиеся в пустыне, выйдут из своего убежища и примут на себя командование сложившимс Новым Порядком. Чарли хотел, чтобы война двух рас началась как можно скорее, но что для этого нужно сделать? И Чарли придумал: пусть черных обвинят в возмутительных, небывалых по жестокости преступлениях.

Однако осуществить столь грандиозные замыслы в ограниченных пределах Сан-Франциско было трудно. Хайт, наводненный новоиспеченными хиппи, был также запружен туристическими автобусами. Квартал быстро богател, приобретая благопристойный вид, и тем самым утрачивал свою привлекательность в глазах сатанистов, замысливших ускорить конец света.

«Процесс» первым проторил новый путь. В 1968 году караван чернорубашечников, с почетным эскортом из мотоциклистов при всех регалиях, потянулся в направлении Лос-Анджелеса, чтобы устроиться на новом месте. Секта заняла большой дом рядом с Бульваром заходящего солнца, который напоминал теперь постмодернистский пейзаж, где туристы еще пытались поймать в объектив уголок «царства кино», упрямо не замечая проституток, торговцев наркотиками, карманников, попрошаек, мошенников и одурманенных новоселов, зловеще качавших права на заброшенных задворках Голливуда.

Вскоре после исхода «Процесса» Мэнсон с десятком своих ярых приверженцев последовали примеру сатанистов и перебрались в Голливуд. На новом месте хиппующий «Мессия» в два счета наладил жизнь коммуны. Источниками дохода «семьи», как и прежде, были продажа наркотиков, нищенство и кража кредитных карточек, а кроме того, коммуна все время пополнялась новыми работоспособными членами. По хорошо отработанной схеме девицы, чаще всего подростки, как самые соблазнительные, приводили в «семью» новых мужчин. В этом симбиозном раю Чарли расчетливо распределял скудные блага - секс и наркотики, - ухитряясь при этом так манипулировать групповым сознанием, чтобы окончательно утвердиться в роли лидера, с которым связаны удовольствия и безопасность, а главное - он держал всех в постоянном страхе, нагнетая в душах все возрастающую, беспричинную ярость.

Главное оружие хулигана - запугивание. И Чарли сознательно его применял. «Как вызывать страх» - называлась одна из его дежурных лекций. По мере того как люди в его присутствии становились все более запуганными и одинокими, он неизмеримо вырастал в их глазах, представляясь сверхчеловеком, этакий Иисус Христос - суперзвезда, который терпит предательство и гонения ради своего великого предназначени и в конце концов достигнет вечной славы. Одним из любимых ритуалов в «семье Мэнсона» был такой: он привязывал себя к деревянному кресту, а его домочадцы раздевались и занимались любовью у его ног кто с кем хотел.

«Семья» пока еще отдавала дань хипповому романтизму, частенько собираясь на «сейшн», где можно было спеть или сыграть. Никто не обращал особенного внимания на то, что Чарли одержим расистскими идеями, которые и не пытается скрыть, и требует запасатьс ружьями для предстоящего ухода в пустыню, где коммуна будет пережидать конец света. Философия Чарли теперь прочно стояла на трех китах: единственное назначение черной расы - быть рабами белых людей; женщины существуют только для того, чтобы удовлетворять сексуальные потребности мужчин; никакое человеческое деяние не является злом, а менее всего может считаться злом убийство.

Легковерные, одурманенные наркотиками последователи Мэнсона, вроде Сьюзен Аткинс, считали его неотразимым. Прежде чем влиться в коммуну, недоучившаяся в школе девица двадцати одного года работала танцовщицей-стриптизеркой. Она говорила всем, что видит в Чарли воплощение Иисуса Христа и - одновременно - сатаны. Члены секты Мэнсона отчаянно пытались хоть в чем-то найти точку опоры для своих смятенных чувств, и потому клочки популярных песенок стали для них своего рода жизненным откровением, а типичный неудачник, неграмотный, фанатичный и злой человек, бывший преступник, одержимый манией преследования, со своей ухоженной бородкой и длинными волосами, вполне мог сойти за Иисуса Христа.

«Он царь, а я его царица, - соловьем разливалась Сьюзен перед благодарными слушателями. - Возьмем хоть его им - Мэн-сон. Ведь это же значит «Сын человеческий». Наконец передо мной живое доказательство существования Бога, такого доказательства церковь никогда не могла мне дать».

В 1968 году Чарли обзавелся обшарпанным автобусом- «фольксвагеном», его покрасили в черный цвет и стали колесить на нем по Южной Калифорнии, совершая наезды в пустыню, призванные вызвать ностальгию по легендарной наркотически-фривольной одиссее Кена Кизи и его веселых ребят. Чарли не расставался с гитарой, на которой играл уже довольно сносно, исполнял он в основном песни собственного сочинения - если верить более поздним отзывам дельцов от музыки, выполненные на хорошем профессиональном уровне, но вторичные, вымученные, лишенные блеска.

И все же Чарли ухитрился прорваться на периферию поп-музыкальной индустрии. Он попал туда в самый подходящий дл этого момент - когда всевозможные позеры, ловкачи и шарлатаны всех сортов начали превращать эту отрасль музыки в самое настоящее бесовство. Обладая не столько талантом, сколько умением подать себя как «мачиста» - с характерным презрением ко всему и хорошо отработанной сатанинской ухмылкой, - Чарли добился прослушивания. И кое для кого из нуворишей, разбогатевших на музыкальной ниве, этот проходимец с безумным взглядом, окруженный восторженными почитателями, предоставлял прекрасную возможность поиграть с огнем. Никто из них, конечно, до поры до времени и представить себе не мог, что игра эта зайдет так далеко.

Весьма полезным для Чарли оказалось знакомство с Деннисом Уилсоном, ударником группы «Бич бойс». Весной 1968 года Уилсон подвез двух голосовавших на дороге девиц - как выяснилось, из «семьи Мэнсона». Девицы и познакомили его с Чарли. Не успел Уилсон и глазом моргнуть, как Чарли со своим хипповым гаремом стал своим человеком на роскошной вилле, когда-то принадлежавшей Уиллу Роджерсу. Для Уилсона в Чарли было что-то одновременно и притягательное, и отталкивающее, и тем не менее он вместе со своим братом Брайеном, тоже из «Бич бойс», помог Чарли записать первую пробную пластинку. И больше того - Деннис познакомил Чарли с телевизионным и музыкальным деятелем по имени Терри Мелкер, сыном актрисы Дорис Дэй. Мелкер проживал в Бел-Эре, по адресу: Сьелоу-драйв, дом 10050.

Примерно в это время в «семье Мэнсона» насчитывалось около сорока человек - очередным удачным приобретением стал двадцатитрехлетний Чарльз Уотсон по прозвищу Текс. Это был типичный маменькин сынок - закомплексованный, привыкший думать и говорить только о себе. После ухода из колледжа у него хватило смелости только на то, чтобы добраться до Лос-Анджелеса, где перед ним туманно вырисовывалась его звездная карьера. Как-то он голосовал на Бульваре заходящего солнца, и первым, кто предложил его подвезти, оказался, к его несказанному удивлению, Деннис Уилсон. Уилсон сразу же пригласил Текса к себе на вечеринку, где и познакомил с Чарли и его девочками. Текс вспоминал: «Перед девчонками Чарли я не мог устоять. Впервые в жизни я почувствовал себя человеком».


В том же году Чарли, видимо довольный тем, что его музыкальная карьера уже «на мази», решил, что «семье» нужно подыскать более просторное и уединенное жилье, где можно было бы подготовитьс к следующему запланированному этапу - исходу в пустыню перед грядущим концом света.

Сандра Гуд, дочь преуспевающего биржевого маклера, попавшая в «семью», рассказала Чарли об одном киноранчо, затерянном на широких просторах долины Сан-Фернандо, в тридцати милях от Лос-Анджелеса. Там, за холмами, сохранились полуразрушенные постройки, в том числе уцелевшая декорация «главной улицы» - непременного атрибута вестернов. Когда-то это ранчо принадлежало неизменному исполнителю ковбойских ролей в немом кино Уильяму С. Харту, теперь его владельцем стал Джордж Спан, который иногда предоставляет ранчо разным кинокомпаниям для натурных съемок. Посланная на разведку Пискля Фромм уговорила слепого, восьмидесятидвухлетнего старика хозяина пустить «семью» пожить в так называемых «приютах для странников» на задворках его владений. Взамен платы ему обещали помогать по хозяйству и ухаживать за лошадьми.

Ранчо находилось недалеко от города - можно было часто наведываться в Лос-Анджелес - и вместе с тем было надежно укрыто за горной цепью Санта-Сузана, и вокруг ни души, так что это было идеальное место для обучения и сплочения «семьи». К тому же поблизости находились секретные явки, где проводились тайные операции по хранению и сбыту наркотиков, поступавших в Лос-Анджелес.

Устроившись на ранчо, члены «семьи» вернулись к своим привычным занятиям - попрошайничеству и воровству. К прежним навыкам, правда, теперь требовалось добавить еще одно умение: ночью влезать в дом, наугад выбранный Чарли, и, не поднимая шума, грабить спящих жильцов. Сектанты приучались ловко двигаться и переставлять мебель без шума, чтобы не разбудить хозяев. Иногда Чарли самолично участвовал в ночных операциях. Позднее некоторые жители Лос-Анджелеса и пригородов узнали, что под покровом ночи их посещала «семья Мэнсона», и содрогнулись от ужаса.

«Семье» вскоре предстояло, во исполнение своего предназначения, переселиться на новое место, выбранное Чарли, - в пустынную Долину смерти, чтобы там спокойно переждать ядерную войну, которая вот-вот должна была разразиться в результате межэтнических конфликтов. Но пока что они медлили, прохлаждаясь на ранчо как обычные хиппи, разве что с той разницей, что по хозяйству в основном хлопотали женщины. Полным ходом шла подготовка к «последним дням». Запасались оружием. Старые «фольксвагены» превращались в вездеходы, которые с ревом взметали дорожную пыль, облепленные голыми сектантами с автоматами в руках.

Распределяя между членами «семьи» наркотики и распоряжаясь сексом, Чарли и прежде проповедовал ненависть, теперь же толковал в основном об убийстве. По словам Уотсона, Чарли неустанно повторял, что «никакой смерти нет, и потому нет ничего плохого в том, чтобы убить человека».

Из «Белого альбома» «Битлз» 1968 года Чарли выбрал песенку «Helter Skelter», которую сделал гимном своей «семьи». И хотя в песне поется о популярном парковом аттракционе вроде «американских гор», Чарли углядел в ней более глубокий - и зловещий - смысл. Он заявил, что там говорится о конце света - о том, как разжечь межрасовую войну, которая приведет «семью» к славе.

«Это звучало убедительно», - признавались потом члены «семьи». Действительно, при достаточной накачанности наркотиками и изолированности от мира все что угодно покажется убедительным.

Чарли обманом добивался права манипулировать людьми. Раздавая наркотики типа ЛСД, себе оставлял самую маленькую дозу, - признавал Уоткинс в своих показаниях Винсенту Т. Баглиози, заместителю окружного прокурора Лос-Анджелеса, который вел дело «семьи Мэнсона» и потом изложил все известные ему сведения в книге «Helter Skelter».

Изоляция была предельной. Чарли никому не разрешал покидать ранчо, кроме тех случаев, когда отправлял кого-нибудь на воровство или ночные вылазки, объяснял впоследствии Уотсон. Но и членам «семьи» выгодно было оставаться при нем: «Ведь там же наркотики... целые мешки... Девчонки выходили за ворота, только чтобы голоснуть и привести на ранчо новых парней».

ЛСД и мескалин, конопля и пейотль, волосы ангела и амфетамин, героин и кокаин - всего этого хватало на ранчо с избытком, причем доставалось не только своим, но и заезжим гостям - продавцам наркотиков, оружия и всем, кто был не в ладах с законом. Чарли учил девочек почаще завлекать парней из банды мотоциклистов, которые, как он надеялся, примут его сторону в близящейся войне с теми, кого он называл «свиньями».

Однако не только преступники приезжали на ранчо. Бывали там и законопослушные дельцы от музыки, такие, как Мелкер, который с горечью будет потом вспоминать на суде о своих контактах с «семьей Мэнсона». Так, например, он дважды приезжал на ранчо Спана - Чарли приглашал его послушать новые песни, которые он исполнял вместе с девочками. А зимой 1969-го Чарли самолично спустилс в Бел-Эр, в дом Мелкера на Сьелоу-драйв, потолковать о песне, которую Мелкер якобы предложил ему записать. Но хозяина он не застал. Вдобавок довольно бесцеремонно Чарли сообщили - кто это был, неизвестно, может, прислуга, - что «Мелкер съехал». Чарли был взбешен, он счел это личным оскорблением. И втайне поклялся, что еще вернется.

Вернувшись на ранчо, Чарли, который с некоторых пор стал носить на поясе меч, набросал список богачей и знаменитостей - «свиней», коих предстояло умертвить таким образом, чтобы это выглядело как дело рук черных радикалов. Среди прочих имен в списке были такие, как Уоррен Битти и Джулия Кристи, но первым значилс Терри Мелкер.

«Семья» являлась оружием, которое в любую минуту могло быть пущено в ход, и Чарли решил, что время пришло.

Точно неизвестно, сколько людей Мэнсон и его «семья» убили, осуществляя план «Helter Skelter». Мэнсон, неисправимый лжец, однажды похвалялся, что лично на нем кровь тридцати пяти человек. Однако известно, сколько людей погибло от рук членов «семьи» за один лишь кровавый летний месяц: с 27 июля по 26 августа 1969 года ими были зверски убиты девять человек.

Первым в числе жертв стал тридцатидвухлетний Гэри Хинман, совершивший роковую ошибку, как-то послав Чарли к черту. Хинман готовился к получению докторской степени по социологии в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса и жил припеваючи, имея весьма доходный побочный промысел: производство мескалина. Именно этот вид деятельности свел его с «семьей Мэнсона».

Хинман был приверженцем некоего воинственного японского буддийского культа и в общении с Чарли держался надменно и заносчиво. И когда возник спор из-за выручки - в то время как «семья» из кожи вон лезла, чтобы раздобыть средства на исход в Долину смерти, - Хинман легкомысленно решил не уступать, несмотря на угрозы Чарли.

Поздним вечером 25 июля Чарли, с мечом в руке, пришел к Хинману в дом на Топанга-каньон-роуд, требуя денег. Хинман попыталс выпроводить Чарли, пригрозив разоблачить всю его команду, и Чарли отсек ему ухо мечом. Всю ночь напролет члены «семьи Мэнсона» запугивали истекающего кровью Хинмана, в конце концов принудив его подписать бумаги, по которым к Мэнсону переходили две его машины: микроавтобус и «фиат». Но этого было мало. На следующую ночь Чарли послал к Хинману трех человек из своего окружения: Бобби Босолея, подающего надежды двадцатилетнего рок-музыканта со связями в Голливуде, Сьюзен Аткинс и Мэри Бруннер.

Хинмана зарезали с изощренной жестокостью, а покида дом, обмакнув пальцы в кровь жертвы, написали на стене: «Политическа свинья» - и намалевали рядом коготь пантеры, чтобы полиция заподозрила в убийстве «черных пантер».

Собравшись на ранчо в полном составе, «семья» устроила праздничный наркотический «сейшн». Сочинили даже новую песню - об убийстве. Припевом стали последние слова умирающего Хинмана: «Я хотел жить. Я хотел жить».


Следующим объектом нападения, отмеченным в списке Чарли, был дом на Сьелоу-драйв, где жили теперь знакомые Терри Мелкера - киноактриса Шарон Тейт, двадцати шести лет, и ее муж, тридцатичетырехлетний польский режиссер Роман Поланский. Они поженились год назад, познакомившись на съемках фильма «Бал вампиров». Сыграв главную роль в фильме «Долина кукол», нежноголосая, миловидна Тейт стала своего рода знаменитостью, появившись в «Плейбое» обнаженной на фотографиях, сделанных ее мужем.

В феврале чета Поланских сняла дом 10050 по Сьелоу-драйв, с простирающейся далеко внизу конфетной панорамой Лос-Анджелеса. В середине августа Поланский собирался закончить съемки очередного фильма в Европе и приехать к жене, срок беременности которой подходил к концу.

По показаниям Текса Уотсона, вечером 9 августа Мэнсон, после очередной оргии на ранчо Спана, отозвал его в сторонку поговорить. Вот слова Уотсона: «Он улыбался. Он само совершенство. Я сделаю для него все... Он назначил мне с тремя девочками пойти и убить людей. Он дал мне нож и ружье и велел постараться, чтобы вышло жутко и было как можно больше крови».

В помощницы ему достались Сьюзен Аткинс, Патриси Кренвинкель и Линда Касабьян. Линде, прожившей на ранчо всего месяц, поручили вести машину и потом оставаться на страже.

Приказания Чарли были очень конкретными и не давали повода для размышлений. «Идите в дом, где жил Терри Мелкер. Убейте всех, разрежьте на куски, повесьте на зеркалах», - приказал он. По словам Уотсона, Мэнсон имел весьма туманное представление о том, кто живет на вилле. «Он сказал что-то вроде того, что там живут кинозвезды», - вспоминал Уотсон.


В тот вечер у Шарон Тейт было трое гостей. Один из них - Джей Себринг, модный тридцатипятилетний парикмахер, работавший с такими знаменитостями, как Роберт Редфорд и Фрэнк Синатра. Одно время Себринг был женихом Тейт. Другими гостями были Абигайль Фолджер, взбалмошная двадцатипятилетняя наследница богатств кофейной империи, и ее приятель, безработный польский эмигрант Войцех Фриковский, тридцати двух лет. В тот вечер 9 августа, как это часто случалось и прежде, Фриковский и Фолджер приняли наркотик-галлюциноген (Фриковский был известным поставщиком ЛСД).

Вскоре после полуночи, припарковав машину в темноте за оградой, непрошеные гости начали очередную вылазку. Уотсон держал при себе ковбойского типа револьвер и сорокафутовый моток капроновой веревки. Он первым делом нашел телеграфный столб и перерезал провода, идущие к дому. Касабьян осталась караулить у машины, Уотсон, Аткинс и Кренвинкель - все с длинными ножами - перелезли через ограду и спрыгнули на ухоженный влажный газон.

Пока они крадучись пробирались к дому, прячась в тени кустов, подъехала машина. За рулем сидел восемнадцатилетний юноша, Стивен Эрл Парент. Он решил на ночь глядя заглянуть к своему приятелю, молодому сторожу Уильяму Гарретсону, жившему в отдельном домике в дальнем конце участка. Когда в свете его фар неожиданно возникли три крадущиеся фигуры, Парент притормозил, опустил окно и спросил, что они здесь делают.

Вместо ответа Уотсон сделал выпад и через окно навел на него дуло пистолета. «Пожалуйста, не убивайте меня», - взмолилс молодой человек, но Уотсон четыре раза выстрелил ему в голову, потом спокойно перегнулся через склонившееся на руль безжизненное тело и выключил зажигание. Выстрелы эхом отозвались в горах Бел-Эра, но потом снова наступила тишина. В доме явно не проявляли никаких признаков беспокойства.

Уотсон забрался в дом, разрезав сетку на окне в одной из комнат первого этажа, которая перестраивалась под детскую. Почувствовав запах свежей краски, Уотсон прокрался по неосвещенным комнатам первого этажа и впустил остальных через парадную дверь. Они включили свет. В гостиной проснувшийся Фриковский увидел прямо перед собой Уотсона.

- Который час? - пробормотал спросонья Фриковский.

- Тихо, - рявкнул Уотсон. - Не двигайся, или тебе конец.

- Кто ты и что ты здесь делаешь?

Пришелец ответил просто:

- Я дьявол и делаю свое дьявольское дело. А теперь говори, где деньги.

Но на самом деле они пришли не за деньгами. Они пришли затем, чтобы убить людей, хотя даже имен их не знали, убить только потому, что так велел Чарли.


Кровавая оргия только начиналась. Сьюзен Аткинс пошла наверх посмотреть, есть ли кто еще в доме. Заглянула в спальню и машинально помахала рукой Абигайль Фолджер, читавшей в постели. Та лишь повернулась на другой бок. В хозяйской спальне она обнаружила Тейт и Себринга, мирно беседовавших, сидя на кровати бок о бок. Угрожая ножом, она приказала всем троим спуститься вниз.

Там насмерть перепуганные жертвы увидели застывшего Фриковского, которого Уотсон держал на мушке. Уотсон велел всем лечь на пол перед камином, лицом вниз.

- Вы что, не видите - она беременна? - закричал Себринг, бросившись на пистолет. Уотсон выстрелил, пуля попала Себрингу в плечо.

Снова стали требовать денег. Фолджер нашарила кошелек. В нем оказалось семьдесят два доллара. Но Уотсон денег не взял, он был занят другим - разматывал веревку. Он затянул петлю на шее раненого Себринга, потом обмотал таким же образом Тейт и Фолджер, лежащих рядом на полу. Пока он проделывал это, Сьюзен связывала руки Фриковского взятым из ванной полотенцем.

Себринг продолжал сопротивляться. Уотсон, разозлившись, несколько раз пырнул его ножом, потом перебросил конец веревки через потолочную балку и потянул, приподняв мертвого мужчину и двух женщин. Тейт и Фолджер пришлось стать на цыпочки, чтобы не быть удавленными.

- Вы все умрете, - объявил Уотсон и приказал Сьюзен прикончить Фриковского. Но тот выпутался и побежал к парадной двери. В ту минуту, когда он выскочил во двор, его дважды ударили ножом в спину. Корчась от боли, он прополз несколько метров и замер. Его крик, подхваченный эхом, долго отзывался в каньоне.

Уотсон нажал на курок, но в механизме что-то заело, и тогда он разбил голову мужчины рукояткой.

Находившаяся у машины Касабьян, услышав крики, испугалась.

- Пожалуйста, прекратите все это! - взмолилась она, завидев на лужайке Сьюзен. Но было слишком поздно.

В гостиной две женщины, ставшие жертвой преступников, делали отчаянные попытки освободиться. Фолджер выпуталась из петли и выбежала в сад, но Аткинс бросилась следом и несколько раз ударила ее ножом прямо на бегу. Когда Фолджер упала на землю, к Сьюзен присоединился Уотсон, и они принялись с наслаждением кромсать израненную, пока та не испустила дух.

Вернувшись в гостиную, Уотсон приказал Аткинс убить Тейт, молившую о пощаде:

- Пожалуйста, не убивайте меня. Я хочу только родить ребенка!

- Заткнись, сука, мне наплевать, чего ты хочешь, - процедила сквозь зубы Аткинс, глядя актрисе прямо в глаза и занося нож. - Мне наплевать, что ты хочешь родить ребенка. Лучше приготовься к смерти. Сейчас ты умрешь.

И вместе с Уотсоном и Кренвинкель они закололи беременную женщину, нанеся ей шестнадцать ножевых ударов.

Аткинс потом рассказала, что слизнула кровь с руки. «Ой, вот так приключение», - подумала она. «Я была в таком приподнятом настроении. Устала, конечно, но была довольна. Я знала, что так начинается «Helter Skelter». Теперь весь мир об этом узнает».

Когда они собрались уходить, Аткинс намочила полотенце в крови Шарон Тейт и задержалась, чтобы размашисто написать на двери: «СВИНЬЯ».

Выйдя за ворота, убийцы направились к машине, где их поджидала Касабьян, и переоделись. Потом они долго бесцельно колесили по улицам Бел-Эра, пока не остановились где-то в безлюдном месте на вершине горы. Там они побросали в пропасть ножи и окровавленную одежду. Затем припарковались у какого-то дома и, найдя там садовый шланг, вымыли машину. Они скрылись как раз вовремя - когда хозяин вышел из дома.

Они вернулись на ранчо в два часа ночи, Чарли ждал их и был совершенно голый.

- Что это вы делаете дома в такую рань? - спросил он небрежно.

Текс едва мог справиться с возбуждением:

- Там был настоящий «хелтер-скелтер»!

На следующий день из сводки телевизионных новостей Сьюзен узнала, кого она убила. «Я была просто потрясена: ого, да они и впрямь известные люди! - вспоминала она позже. - Оказывается, я имела дело с такой знаменитостью, как Шарон Тейт. Это вскружило мне голову».

Жестокость совершенного убийства вызвала настоящую панику в Голливуде. Чарли был доволен. На ранчо по этому поводу устроили очередной наркотический «сейшн». Тотчас же стали придумывать новый поход, чтобы «свиньи» затряслись от страха. Чарли объявил, что на сей раз он пойдет первым и покажет, как это делается. Раз кровь пролилась, медлить было нельзя. Акцию назначили на следующий день.

Чарли, Уотсон, Аткинс, Кренвинкель и Касабьян вместе со Стивом Гроганом и Лесли ван Хутеном, тоже из «семьи Мэнсона», несколько часов колесили по окрестностям, пока не оказались в Пасадене. Там они остановили машину у первого попавшегося дома. Чарли подполз к дому и заглянул в окно, потом вернулся и объявил, что обитателей дома следует пощадить, так как вся гостиная у них увешана детскими фотографиями.

По указанию Чарли они спустились в Лос-Фелиц, рядом с Гриффит-парком, и остановились у большого дома под номером 3301 по Уолвери-драйв, где жил владелец сети супермаркетов Лино Лабьянка со своей женой Розмари.

В начале второго ночи Лабьянка сидел в гостиной и читал газету, изобилующую подробностями о недавних убийствах в Бенедикт-каньоне. Жена была в спальне. Лино поднял глаза и увидел прямо перед собой невысокого, звероподобного человека, молча стоявшего перед ним с оружием в руках. Его поразило, как смог незнакомец войти в дом, не выдав себя ни единым звуком.

- Спокойно, - сказал Чарли. - Помалкивай, и тебе ничего не сделают.

Конечно, это была ложь.

Он отвел хозяина в спальню и там связал обоих, оставив лежать рядом на кровати. Потом вернулся к машине.

- Текс, Кэти, Лесли, ступайте в дом. Я там связал двоих. Они тихие.

Чарли остался снаружи, а «семья» снова пошла на убийство. Розмари оставили лежать в спальне с наволочкой на голове, а мужа потащили вниз, где Текс Уотсон перерезал ему горло, оставив кухонный нож торчать в теле жертвы. Услышав крики мужа, Розмари Лабьянка попыталась высвободиться. Ван Хутен - миниатюрная двадцатилетн девушка, которая когда-то увлекалась туризмом, пела в церковном хоре и играла на саксофоне в школьном ансамбле, - крепко держала женщину, чтобы Кренвинкель было сподручнее нанести удар в спину. Ударом ножа жертве рассекли позвоночник.

А в гостиной Лино Лабьянка корчился в предсмертных судорогах. Уотсон поспешил наверх, чтобы поучаствовать в издевательствах, которые творились в спальне. На теле Розмари Лабьянка насчитывалось сорок одно ножевое ранение. Ее мужу нанесли двенадцать ударов ножом и четырнадцать - кухонной вилкой для мяса. Слово «ВОЙНА» глумливо вырезали на его животе. «Смерть свиньям» и «хелтер-скелтер» написали кровью жертвы на холодильнике и на белой стене.

Убийцы догадались покормить трех хозяйских собак, одна из них слизывала кровь с их рук. Затем все они вымылись под душем, приготовили себе поесть и, прихватив с собой пару упаковок шоколадного молока из холодильника, покинули дом.



На следующий день на ранчо началась усиленная подготовка к исходу в пустыню. События развивались быстро - особенно после того, как «семьей» заинтересовалась полиция (не в связи с убийствами, а из-за наркотиков и участившихся в округе случаев воровства). Но сначала нужно было рассчитаться с Коротышкой Ши.

Дональд Ши, тридцатишестилетний объездчик лошадей и чернорабочий, прослуживший у Спана пятнадцать лет, стал действовать Чарли на нервы, а летом 1968 года переходить дорогу Чарли было опасно. Коротышка еще раньше навлек на себя гнев Чарли тем, что женился на чернокожей и принимал на ранчо ее знакомых. Но смертный приговор себе он собственноручно вынес тогда, когда стал уговаривать старого Спана выдворить «семью», а Чарли узнал об этом.

26 августа Чарли приговорил Коротышку к смерти. «Семья» сработала четко, устроив засаду. «Они закололи его, как рождественскую индюшку», - рассказывал Дэниэл Декарло, мотоциклист, некоторым образом связанный с «семьей». (Декарло не был непосредственным свидетелем убийства, но узнал все подробности от одного из членов секты.) Коротышку разрезали на девять частей, руки и голову отрубили.

Но полоса везения для Чарли, похоже, окончилась неделю спустя, когда его вместе с двадцатью приспешниками взяли под стражу по подозрению в угоне машин. Никаких подозрений насчет их причастности к голливудским убийствам пока не возникало. И все они были освобождены за недостатком улик. И даже когда полиция узнала, до какой крайности дошел опасный культ в тесном мирке Мэнсона, никто не попыталс связать скандальные убийства с существованием «семьи». И все было бы шито-крыто, если бы Сьюзен Аткинс, сидя за решеткой, не наболтала лишнего. Аткинс арестовали совсем по другому поводу, но она не утерпела и, решив похвастать перед сокамерницей, во всех подробностях расписала убийство Шарон Тейт. Та немедленно сообщила это охране.

К концу года Чарли, а также Уотсону, Кренвинкель, Аткинс и ван Хутен было предъявлено обвинение в убийстве. В итоге их признали виновными и приговорили к пожизненному заключению. Стив Гроган, работник с ранчо Спана, был также приговорен к пожизненному заключению за обезглавливание Коротышки Ши (отсидев четырнадцать лет, он выйдет на свободу). Не было выдвинуто никаких обвинений против Мэри Бруннер и Линды Касабьян, они проходили по делу свидетелями. Через несколько лет верный адъютант Чарли - Пискля Фромм - получит пожизненный срок за участие в неудавшемся покушении на президента Форда.



В 1970 году, представ перед судом по обвинению в убийстве, Чарли называл себя репортерам так: «Чарльз Мэнсон, также известный как Иисус Христос - заключенный». В суде ему представилась возможность выступить с речью - она была сумбурной и маловразумительной и продолжалась час. Послушать Чарли, так в кровавой бойне следует винить всех кого угодно, только не его.

«Я никогда не ходил в школу, - говорил Чарли, - и меня не научили как следует читать и писать, я сидел в тюрьме и оставался глупым. Я оставался ребенком, пока ваш мир взрослел. И после этого я смотрю на то, как вы живете, и не понимаю вас. Вы едите мясо и убиваете тех, кто лучше вас, а потом говорите, что ваши дети плохие, что они убийцы. Это вы сделали их такими... Дети, которые приходят к вам с ножом, - это ваши дети».



ПАПЕ ВИДНЕЙ

Мать звала его Джимба и говорила, что на нем почиет Дух Божий. «Мальчик станет знаменитым проповедником», - не уставала повторять она, и это было отнюдь не пустое бахвальство. Детство Джима Джонса прошло в сельской местности в штате Индиана. Страна была охвачена Великой депрессией, и все мальчишки играли в полицейских и воров, но маленький Джим играл в проповедника. В восемь лет он уже шпарил наизусть пространные цитаты из Библии. С людьми он ладил плохо и всю свою любовь обращал на животных: подбирал на улице брошенных кошек и собак и дома выхаживал их. Правда, много лет спустя очевидцы стали припоминать, что его подопечные зверюшки часто умирали - тогда мальчик устраивал им пышные похороны, читал заупокойную и горько оплакивал потерю.

Его мать, Линетта, сшила ему для игр полное священническое облачение. К двенадцати годам он стал местной знаменитостью: толпы юных зрителей сходились послушать, как он вещает о геенне огненной и кипящей смоле, а некоторые после этого послушно шли за ним к ручью «креститься». Когда он возвращался домой, в кармане его всегда позвякивала мелочь, поскольку пышная церемония, которую он устраивал, была не бесплатной. Мать оказалась права: он был и впрямь необыкновенный ребенок.



Было в нем нечто загадочное. В детстве за Джимом шагали к ручью малыши, а много позже к нему как магнитом потянуло взрослых. И первой из них была его жена Марселина. Они познакомились и поженились, когда ей был двадцать один, а ему - всего семнадцать и он только начинал свое служение, учился на методистского священника в Индианаполисе. Марселина работала медсестрой и была девушкой отзывчивой и кроткой. Вскоре после свадьбы Марселина поняла, как не терпелось ее мужу вырваться из строгих рамок методистской иерархии, чтобы стать свободным уличным проповедником. В 1957 году он удачно провернул одно дело, продав в розницу большую партию обезьян из Южной Америки - по двадцать девять долларов за зверька. На вырученные деньги он снял складское помещение в районе Индианаполиса, население которого быстро пополнялось за счет чернокожих мигрантов, и повесил над дверью вывеску: «Народный храм». Так он основал свою собственную религию.

Энергичному проповеднику быстро удалось привлечь внимание зевак, а послушав его однажды, они приходили снова и снова. Список членов новой церкви рос день ото дня, а между тем росла и семья Джонсов. В 1959 году у них родился сын, которому при крещении дали имя Стивен Ганди Джонс, затем Джонсы усыновили троих малышей из сиротского приюта: двух азиатов и одного негритенка, чтобы семья была, как они говорили, «всех цветов радуги». Те, кто знал этого сверхнабожного молодого человека еще подростком, недоумевали: дело в том, что Джим Джонс в юности был расистом. Ему пришлось приспособиться к новой ситуации, ведь размахивающий Библией белый расист, презрительно цедящий сквозь зубы «ниггер», вряд ли имел шанс проповедовать перед паствой, в основном состоящей из представителей черной расы. В то время, на исходе пятидесятых, в стране активизировалось движение за гражданские права негров. Как религиозный деятель, выступающий на стороне чернокожих, численность которых в городе постоянно росла, преподобный Джонс нашел свое место в жизни, причем весьма доходное.

Надо сказать, что извлечь выгоду он умел всегда и делал это виртуозно, открыто прибегая к банальным рекламным приемам, чтобы создать себе хорошую репутацию и добиться щедрых пожертвований. По всему городу были расклеены плакаты, кричащие о его сверхъестественных способностях: он и проповедник, он и пророк, он и целитель. В то время как традиционные церкви предлагали своим прихожанам обычную программу из песнопений и нравоучений, «Народный храм преподобного Джонса» выступил как Городская христианская миссия - то есть такое место, где каждый, кому не повезло в жизни, получал не только духовную поддержку, но также и пищу, и кров, и редкую возможность стать для кого-то своим в чужом, неприветливом городе. А еще здесь давали работу. Дешевые рабочие руки требовались на основанных Джонсом малых предприятиях, откуда денежные ручейки стекались в «Народный храм».

Процветание церкви, в свою очередь, привлекало зажиточную публику, и вскоре «Храм» стал чуть ли не самой богатой общиной в тех краях, с хором в сто голосов и ликующими и пляшущими толпами прихожан, собиравшихся на воскресные службы. В будни «Храм» тоже гудел как улей: Джонс все время расширял сферу своей деятельности - то выводил свою паству на демонстрации, ратующие за равноправие в жилищной политике, то присоединялся к маршам протеста «новых левых», чтобы привлечь внимание средств массовой информации, - и вскоре молодой энергичный проповедник стал считаться видным политическим деятелем районного масштаба. 1961 год показал, каким политическим весом обладал Джонс: его назначили председателем городской комиссии по гражданским правам.

Успеху сопутствовали и приметы нового общественного положения Джонса: бриллиантовые перстни, туфли из крокодиловой кожи, путешествия со всеми мыслимыми удобствами. В начале шестидесятых Джонс уже не показывался на публике без свиты, без помощников и телохранителей. Никто из его паствы не обращал внимания на то, что Джонс, проповедуя в основном среди чернокожих, набирает себе приближенных только из белых мужчин. Но если кто и подивился этому, то смолчал, потому что Джонс не терпел инакомыслия и уничтожал его в зародыше. При малейшем ропоте «возмутителей спокойствия» разоблачали и обрабатывали поодиночке.

«Храм», по словам самого Джонса, «собирал урожай с разных полей», но основной доход напрямую зависел от увеличени числа прихожан. Наряду с обычными сборами пожертвований часто проводились так называемые подписные кампании, когда члены общины передавали на нужды церкви свой заработок или пособие, а то и карточки социального страхования. Некоторые доходили в своем рвении так далеко, что переписывали недвижимость и ценные бумаги прямо на имя Джонса.

Джонс был способным проповедником, но главным его коньком было «исцеление верой». Как и прочие целители, он умело нагнетал религиозную истерию, на фоне которой ему сходили с рук все банальные трюки, которыми ловкачи одурачивают публику. Специально нанятые люди разыгрывали роль калек, а потом, якобы исцеленные Джонсом, отбрасывали прочь костыли или выскакивали из инвалидных колясок. На Джонса также работали тайные осведомители, фиксиру все, что говорится в шутку, или с глазу на глаз, или просто слетает с языка. И каково же было удивление доверчивого прихожанина, когда его имя, вместе с тайными помыслами, произносилось с кафедры в назидание прочим.

И все же Индианаполис был тесен для Джонса, чья мани величия требовала больших масштабов. Да и главный источник дохода за несколько лет успел иссякнуть. Пошли слухи, что в «Храме» обирают до нитки, а городские власти стали неодобрительно посматривать на безудержный поток рекламных объявлений, гласящих, что преподобный Джонс излечивает от рака, артрита и сердечно-сосудистых заболеваний.

При первых признаках неудачи Джонс заявил, что ему было дано откровение свыше. Он сообщил своей пастве сенсационную новость: оказывается, сам Господь Бог явился ему и предупредил, что скоро произойдет ядерный взрыв, после которого на земле мало что уцелеет. Правда, Бог оставит невредимыми два города, где праведные могут спастись: Белу-Оризонти в Бразилии (там Джонс побывал со своей «миссией» в 1962 году) и Юкию в Калифорнии, в ста милях к северу от Сан-Франциско. Юкия оказалась предпочтительнее, и Джонс с толпой самых верных своих последователей - а таких нашлось больше сотни - пустился в долгий путь через всю страну. Во главе каравана легковых машин и микроавтобусов двигался черный «кадиллак» Джонса. Это было первое наглядное доказательство того, что некоторые готовы пойти за ним хоть на край света.



Джим Джонс настолько ценил себя, что не нашел иного образца для подражания, кроме Святого Отца. Этот сказочно богатый негритянский проповедник своими зажигательными речами привлек к себе огромное число последователей из числа неимущих темнокожих переселенцев, наводнивших в 20 - 30-е годы крупные северные города. «Царство небесное», созданное восторженными почитателями Святого Отца на земле, а именно в бывших гостиничных зданиях на Лонг-Айленде, еще процветало в шестидесятые годы, когда Джонс обдумывал собственный путь. Он верно заметил, что в «Царстве небесном» прекрасно уживались вместе церковь, бизнес и политика. Приверженцы Святого Отца считали его Богом. А белые политиканы называли его черным Цезарем, гениальным политиком, которому стоило только кивнуть - и негритянское население проголосовало бы так, как ему нужно.

В конце пятидесятых жена Святого Отца Сара опубликовала его биографию под названием «Святой Отец - Священный муж», где заявила: «Случись Отцу погибнуть, это бы с неизбежностью привело к массовым самоубийствам негров - его последователей... Что стало бы позором для Америки».

Столь смелое высказывание заинтриговало Джонса, и в начале шестидесятых он со своей свитой отправился в Филадельфию, чтобы лично познакомиться со Святым Отцом. Каково же было его разочарование, когда его кумир оказался не в состоянии его принять - настолько он был стар и слаб. Святой Отец скончался в 1965 году, как раз когда «Народный храм» готовился к переезду в Калифорнию. Джонс с нетерпением ждал сообщений о предсказанных массовых самоубийствах, но ничего подобного не произошло. Хуже того, вдова Святого Отца с кучкой особо приближенных переехала в пригород и стала буквально купаться в роскоши. Об Отце быстро забыли, имя его осталось разве что в трудах ученых-историков. Джим Джонс дал зарок, что с ним такого не случится.



Джонс ни с кем не собирался делиться властью. Сразу же после переезда из Индианы в Калифорнию он основал новый «Храм», четко давая знать прихожанам, кто в нем настоящий хозяин. Распаляясь во время обличительных речей, он мог запросто швырнуть Библию на пол, крича собравшимся: «Слишком многие смотрят на ЭТО, а не на МЕНЯ!»

Не боясь показаться смешным, используя самые избитые театральные приемы, он стал разыгрывать роль «Отца» (он требовал, чтобы именно так его теперь называли) - роль предводителя, которого почему-то преследуют неведомые враги «Храма». Тема преследовани была теперь лейтмотивом каждой его проповеди. В 1968 году, после убийства Мартина Лютера Кинга, Джонс напугал прихожан следующим спектаклем: во время воскресной проповеди он упал на алтарь, облитый кровью цыпленка, и выкрикнул, что в него стреляли. Собравшихс охватила паника, кто-то кричал, кто-то безмолвно воздевал руки, а «Отец» тем временем бился в конвульсиях, не забывая читать молитвы, и наконец вскочил на ноги, чудесным образом исцеленный. Публика ревела от восторга.

Хотя Господь и указал на Юкию как на возможное убежище в случае ядерной катастрофы, Джонсу было там неспокойно. Превратив общину в лагерь, где избранных обучали стрельбе, навыкам самозащиты и искусству выживания в трудных условиях, Джонс снова решил переместить «Храм» - на этот раз в Сан-Франциско. Полмиллиона долларов ушло на переделку старого большого «Масонского дома» на Гиэри-стрит, в районе, где жили темнокожие, причем в двух шагах от храма находилс штаб «черных пантер». Сотни сподвижников Джонса расселились в домах по соседству с новым «Храмом» и стали готовить почву дл привлечения новичков.

За основу был взят индианаполисский вариант, только разыгрывался он в более крупном масштабе: Сан-Франциско семидесятых годов, с его вольными нравами, предоставлял гораздо больше возможностей для вербовки юных искателей приключений.

«Храм» вскоре стал обращать на себя внимание: на многолюдных шумных сборищах Джонс одновременно клеймил грешников и исцелял больных. По воскресным дням там яблоку негде было упасть. «Храм» с небывалым размахом занялся благотворительностью, устраива бесплатные обеды, открывая приюты для бездомных, которые затем отрабатывали свой хлеб, трудясь на пользу «Храма». Джонс открыл бесплатную поликлинику, где делали рентген, лечили венерические заболевания и брали анализ крови на выявление малокровия. Открыл он и больницу для наркоманов, а также наладил попечительство о детях и престарелых.

Неутомимый Джонс внедрился в районную администрацию, свел знакомство с политиками, активно занимался общественной работой, вел занятия в вечерней школе, по ходу дела набирая все новых и новых последователей. Как и прежде, повсюду расклеивались весьма лестные для «Отца» плакаты. На одном плакате его именовали «пророком, учителем и государственным деятелем», уверяя, что он «обладает даром ясновидения и спасает всех, кто к нему обращается», и даже «чудесным образом» исцеляет от рака. Листовки заманивали в «Храм» новичков, обещая хор в 185 голосов и бесплатный банкет.

Если говорить о денежных доходах Джонса, то он жил на широкую ногу и разъезжал с шиком, всегда в окружении помощников и телохранителей. Политическая его карьера тоже шла в гору: все политики и журналисты отмечали активнейшее участие его церкви в программах социальной помощи и хвалили его кипучую христианско-просветительскую деятельность. Разумеется, от таких заметок росло число новообращенных и пожертвований.

Джонс сосредоточивал в своих руках власть, как мелкий чиновник районного масштаба, вознамерившийся стать мэром. По его указке то и дело затевались массовые кампании по сбору подписей, а многотысячные толпы отряжались на участие в какой-нибудь демонстрации протеста или в политическом митинге. Кандидаты на государственные посты выстраивались в очередь, чтобы заручиться его поддержкой. В 1976 году во время предвыборной президентской кампании ему наносили визит видные политические деятели, у него даже был неофициальный обед с Розалин Картер, женой кандидата от демократической партии. Учитывая сферу его влияния, ему предложили возглавить местное отделение Национальной ассоциации по улучшению жизни цветного населения - этому назначению способствовало письмо, подписанное всеми прихожанами его «Храма». Он приглашал на свои службы репортеров - чтобы они познали «радость»; он делал щедрые взносы в различные журналистские фонды. Он свел знакомство с Карлтоном Гудлетом, известным негритянским издателем, чья газета «Сан-репортер» назвала Джонса самым популярным политическим деятелем.

В прессе постоянно приводились высказывания Джонса о насущных проблемах городской жизни. За общественную работу его чествовали и награждали. После очередной кампании по сбору подписей, проведенной его «Храмом», Джонса назначили членом комиссии по жилищному строительству; он вскоре её возглавил благодаря мощной поддержке прихожан, которые могли продвинуть любое начинание и захлопать любой возглас протеста.

«Этот парень просто не может сделать ничего плохого», - так отзывался о Джонсе некий газетчик.

Но душевное состояние Джима Джонса оставляло желать лучшего. За глянцевым рекламным образом - за аплодисментами, наградами, высокими назначениями - проглядывало что-то нечистое. Как ни странно, все темные истории сохранялись в тайне, пока не стало слишком поздно.


О сексуальной необузданности Джонса поговаривали всегда. Будучи бисексуалом, он хвастался перед дружками, что даже после перемены нескольких партнеров испытывал потребность мастурбировать и делал это не менее десяти раз на дню. Свой интерес к мужчинам он, правда, не афишировал и по вечерам отправлялся в Хайт-Эшбери или в южную часть города за «новобранцами» из числа юных бродяг, приехавших в Сан-Франциско ловить птицу удачи. Джонс с легкостью менял личины: то он, нанюхавшись кокаина, снимает голубого в ночном кинозале (за это его арестовали было в 1973 году, но тотчас же отпустили за недостатком улик), то громогласно клеймит со своей кафедры сексуальную распущенность современной молодежи.

Джонс требовал от своих последователей воздержани - хотя сам, по слухам, устроил настоящий гарем из прихожанок, причем только из белых, - и всячески старался ослабить в своей общине семейные узы. Вовсе запретить брак он, конечно, не смог. Зато можно было попытаться отделить детей от родителей, что он и проделывал. Ведь если узы внутри семьи ослаблены, легче завладеть имуществом отдельных ее членов. И случалось даже, что все, чем владела семья, постепенно отписывалось «Храму».


Легче всего под влияние Джонса подпадали молодые люди, образованные, восприимчивые и при этом имеющие доступ к родительским деньгам. Как и все прочие организаторы сект, он делал ставку на юношеский идеализм. Новообращенные шли гуртом. А угодив в загон, оказывались внутри мощной организации, где не было места случайностям, где все человеческие чувства, мысли, действия подлежали строгому контролю.

Службы в «Храме» теперь все больше походили на театрализованные представления, напоминая отчасти гастроль бродячего проповедника, отчасти политический митинг, а подсвеченный алтарь был скорее декорацией, на фоне которой разыгрывал свою роль Джонс: отекшее от пьянства и наркотиков, лоснящееся потом лицо, глаза скрыты за темными летчицкими очками, крашеная черная челка липнет ко лбу, красные одежды развеваются, в одной руке микрофон, в другой - Библия... Карикатурный персонаж - и ничего более. Но для своей паствы он был Богом.

Джонс нанял театрального гримера, который пудрил ему лицо, подрумянивал щеки и даже подрисовывал черные бачки, чтобы придать сходство с Элвисом Пресли. Джонс платил мошенникам, которые разыгрывали исцеленных, и нанимал актеров на роль одержимых бесами, которых Джонс победно изгонял.

Тайные осведомители, которые прежде поставляли Джонсу компрометирующую информацию для обличений с кафедры, теперь заводили досье на сотни прихожан: туда заносились все сведения о характере, привычках, ну и, конечно, о доходах человека (чтобы раздобыть все эти сведения, агенты не гнушались и обыском, разумеется тайным).

Джонс хорошо знал, как сильна власть, основанна на коллективном страхе. Он учредил при «Храме» следственную комиссию, призванную выслушивать и разбирать жалобы; на деле же шпионы, заседавшие в ней, строчили доносы на недовольных. В конце недели в обязательном порядке проводились сеансы «очищения», которые тянулись невыносимо долго, пока у людей не темнело в глазах от усталости. На этих собраниях зловещие подручные Джонса били смутьянов палками. При этом истязаемые должны были кричать: «Спасибо, Отец!»


Со временем разговоры о преследовании и мученичестве стали повторяться все чаще. Привыкший по ходу дела изобретать все новые ходы в собственном богословии, Джонс выдвинул новую теорию - «перемещение», по которой всем членам его церкви суждено одновременно принять смерть и перенестись на другую планету, где вместе со своим пастырем они будут вкушать вечное блаженство. Тогда же Джонс, которого надлежало называть не иначе как «Отец» или «Папа», начал заносить в особый список тех, кто, по его мнению, без особого энтузиазма откликался на призыв умереть со всеми заодно. Уличенных он, по обыкновению, гневно обличал с кафедры: «Тем, кого я сейчас назвал, нельзя доверять!» По его словам, эти люди были еще не готовы умереть «за дело».

Джинни Миллз, которая в конце концов откололась от джонсовской паствы, в своей книге «Шесть лет с Богом» вспоминает, как Отец исподволь заставлял своих подопечных смириться с мыслью о коллективной смерти. «Давайте сейчас проголосуем, чтобы я мог убедиться в вашей верности». И, стоя у алтаря, распинался о том, что наша жизнь - «тоска». «Многие ли из вас, - вопрошал он затем, - готовы отдать жизнь за то, чтобы оградить церковь от грозящего ей позора?»

Предательства можно ждать с любой стороны, говорил он и подчеркивал, что «Народный храм» - это единая семья. И защитить семью от деспотизма может только Отец. Возобновились разговоры о поисках нового убежища. В середине семидесятых Джонс начал усиленную кампанию по сбору средств для перенесения «Храма» в надежное убежище, сродни некой социалистической утопии, где можно не опасаться предательства и грядущей ядерной катастрофы.

Странно, но всю эту сумятицу подчас противоречивых идей последователи Джонса принимали как должное, беспечно повтор друг за другом: «Папе видней».


К 1977 году, когда местные средства массовой информации вслед за Джонсом повторяли, что «Народный храм» объединил 20 000 человек - а на деле их было менее 3000, - у «Папы» начались неприятности. Впервые некоторые его последователи, недовольные избиениями и унижениями членов церкви, а также встревоженные все более мрачными мессианскими фантазиями самого Джонса, стали потихоньку отходить от церкви. Поначалу они были одиноки, зачастую стыдясь того, что так легковерно отдали все секте. Но затем отступники стали разыскивать друг друга, чтобы обменяться впечатлениями. Было решено сделать публичное заявление, что власть Джонса над большинством его последователей держится на запугивании, обмане и мошенничестве.

Среди отделившихся была одна супружеская пара (оба белые) - Элмер и Деанна Миртл, они вместе со своими пятью детьми были прихожанами «Народного храма» с 1969 по 1975 год. Деанна Миртл раньше принадлежала к церкви Адвентистов седьмого дня, муж ее был борцом за гражданские права и участвовал в маршах Кинга в Селме. Они пришли в «Народный храм» потому, что оба верили в так называемый апостольский социализм, и перевели на имя Джонса все свои сбережения, а также недвижимость на сумму 50 000 долларов. Как и другие прихожане, подчиняясь странным требованиям Джонса, они поставили свою подпись под текстом ложной «повинной», но сбежали, как только поняли, что Джонс не шутя призывал к массовому самоубийству. Миртлы настолько серьезно решили покончить со своим прошлым, что даже сменили имя и фамилию и стали зваться Эл и Джинни Милс.

Они показали под присягой, что Джим Джонс имел «странную власть» над своими людьми, одним из источников которой они считали «чувства страха и вины, обостренные предельным переутомлением» во время всенощных бдений и служб «очищения». «Наказания были оправданными в наших глазах, потому что мы верили, что Джонс - Бог и не может сделать ничего плохого, - писала, оглядываясь на прошлое, Джинни Милс. - И мы искренне верили, что он всегда будет думать о нас».

После ухода из «Храма» не только Милсы, но и другие стали получать анонимные письма с угрозами, а домой к ним зачастили делегаты с требованием вернуться. К некоторым отступникам просто врывались в дом, избивали и грабили.



Но у Джонса всегда было в запасе сильное средство - он умело манипулировал общественным мнением. Отступникам пришлось создать инициативную группу «Товарищи по несчастью». Вместе с родственниками последователей Джонса, считавших, что их близкие стали заложниками опасной секты, они попытались высказаться публично, но их никто не стал слушать: такая, например, газета, как «Сан-Франциско кроникл», в которой из года в год печатались восторженные отзывы о Джиме Джонсе, достойнейшем общественном деятеле, была явно не склонна признавать свою прежнюю восторженность всего лишь данью рекламному бизнесу. И все же они сумели привлечь внимание одного репортера по имени Маршалл Килдруфф, собиравшего материал дл статьи о «Народном храме» для журнала «Нью уэст». Килдруфф стал выяснять, что скрывается за столь привлекательным для обывател фасадом, возведенным Джонсом, и обнаружил, что «Храм» зиждетс на обмане, запугивании, принуждении - именно поэтому Джонсу удавалось держать в повиновении столько людей.

Нетрудно было угадать, что за этим последует. Как только Джонсу донесли о готовящейся статье, прихожане «Храма» завалили редакцию письмами в поддержку Джонса, а в здание редакции ночью проникли воры и выкрали черновик статьи Килдруффа. Тем не менее в августе 1977 года в журнале был напечатан разоблачительный материал, где Джонса обвиняли в мошенничестве, растлении малолетних, оскорблении словом и действием, а также в преступном вымогательстве якобы на нужды «Народного храма». Статья произвела сенсацию. Спуст две недели напуганные представители городских властей облегченно вздохнули, получив от Джима Джонса письмо с отказом от занимаемой должности в Комиссии по жилищному строительству. На почтовом штемпеле значилось: «Кооперативная республика Гайана».


Джонс уехал из города как всегда вовремя, на шаг опередив шерифа. Очередная кампания по сбору средств для создани социалистической коммуны подальше от любопытных глаз, там, где его власть была бы абсолютной, увенчалась беспрецедентным успехом. На строительство нового мира по собственному плану Джонс получил свыше миллиона долларов. Исследовав и забраковав предложенные участки в Кении и на Кубе, Джонс остановил свой выбор на такой точке земли, которую не всякий и отыщет на карте. Гайана, бывша британская колония, расположена на атлантическом побережье Южной Америки как раз между Венесуэлой и Бразилией. Правительство Гайаны, представленное в основном чернокожими марксистами, по достоинству оценило пропагандистское значение бегства целой группы американцев, в большинстве своем чернокожих, от империалистической тирании США. К тому же у главы переселенцев была куча денег, которыми он сорил направо и налево.

«Народный храм» в Гайане станет сельскохозяйственной миссией», - заявлял Джонс на первых порах (пока прежний рекламный имидж еще работал на него). Перед миссией была поставлена цель - производить как можно больше сельскохозяйственной продукции, чтобы накормить голодающих. Осуществлять надзор над делами колонии должен был родной сын Марселины и Джима Джонсов - Стивен, которому к тому времени исполнилось семнадцать лет. В 1977 году Стивен возглавил первую группу переселенцев из пятидесяти человек, прибывших в новую социалистическую утопию в непроходимых тропических лесах. Им предстояло обживать участок земли в 3800 акров в непроходимых джунглях на северо-западе страны, у самой венесуэльской границы, причем до ближайшего населенного пункта - столичного города Джорджтауна - было 150 миль. Долгие месяцы люди работали от зари до зари, вырубали кустарник, валили деревья, расчищали участки земли, пахали, сеяли, строили крытые жестью сооружения, которым предстояло стать бараками для жилья, для отдыха, а также складскими помещениями будущего примитивного поселка, который сначала назывался «Джонстаунска сельскохозяйственная и медицинская миссия», а затем просто - Джонстаун.

В последующие месяцы к поселенцам прибыло пополнение - не были забыты и «возмутители спокойствия», которые, по мнению Джонса, нуждались в наглядном примере для перевоспитания. Среди первых поселенцев были сотни пожилых людей.

В последние месяцы 1977 года - часто втайне от родных и знакомых - большая часть сан-францисского прихода «Народного храма» готовилась присоединиться к своим собратьям в Джонстауне. К концу года, когда обличения, начатые журналом «Нью уэст», стали обрастать все более зловещими подробностями, вся община благополучно переместилась из Сан-Франциско в отдаленный, затерянный в глуши рабочий лагерь в Гайане. В начале следующего, 1978 года даже газета «Сан-Франциско кроникл», некогда превозносившая Джонса, вдруг прозрела и в довольно резкой форме представила своим читателям Джонстаун как заставу в джунглях, где преподобный Джим Джонс руководит публичными экзекуциями, держит пятьдесят вооруженных охранников и готовит своих приверженцев - а их тысяча сто человек - к массовому самоубийству.

Вынужденный обороняться, даже находясь за тысячи миль от противника, аппарат по связям с общественностью при «Народном храме» выдал из джунглей ответный залп. В мае 1978 года американские средства массовой информации США были засыпаны специальными разъяснениями для прессы, где противники Джонса презрительно именовались «грязной шайкой» отступников, развратников и растратчиков, которые в свое время были отлучены от церкви и теперь ищут повода отомстить. Чтобы заявления не были голословными, к ним прилагались «покаянные» письма.

Летом того же года группа «Товарищей по несчастью», узнав о подготовке массового самоубийства в Джонстауне, потребовала от общественности принять хоть какие-то меры, на что из джунглей последовал новый пресс-релиз, в котором отщепенцев обвиняли в «политическом заговоре» против церкви. В нем говорилось также: «Мы готовы из последних сил, жизни своей не щадя, защищать Джонстаун. Таково единодушное мнение нашей общины».

Нанятый Джонсом адвокат Марк Лейн, известный как участник расследования обстоятельств убийства президента Кеннеди, провел в сентябре пресс-конференцию о якобы существующем «заговоре, имеющем целью уничтожение «Народного храма» в Джонстауне и лично Джима Джонса».

Но кроме той информации, что всплывала во время словесных баталий на страницах периодики, никаких сведений о жизни в Джонстауне не поступало. Среди всех возможных видов связи с поселением действовали только почта и радиосвязь на коротких волнах. Причем вся входяща и исходящая корреспонденция, как устная, так и письменная, тщательно проверялась бдительными помощниками Джонса.

Джонстаун был, по сути дела, плантацией, которой управляло семейство Джонсов со своей белой свитой, а черное большинство с утра до вечера работало на полях, в тропическую жару, под присмотром белых охранников, примечавших каждое движение и каждый взгляд. Рабочий день начинался в семь утра и заканчивался с заходом солнца, затем следовали обязательные для всех собрания, которые порой затягивались до двух-трех часов ночи - пока люди не падали от изнеможения. Благодаря своей территориальной изоляции и особым, льготным условиям аренды, на которые согласилось правительство Гайаны, Джонстаун стал по сути автономной диктатурой, имеющей собственную полицию, суд, тюрьму, школу, систему здравоохранени и самообороны. И при этом никаких жалоб на самовластие Джонса не поступало.

Рекламные брошюры, посылаемые тем членам общины, которые еще оставались в Калифорнии, рисовали тропический рай: пальмы, счастливые лица... Но за кадром оставалась охрана, ханжески именуемая «командой обучения» - сто человек отъявленных головорезов, вооруженных винтовками, пулеметами и самострелами. Как и сам Джонс, члены «команды» имели доступ к спиртному, импортной еде, а также могли свободно выбирать сексуальных партнеров как среди женщин, так и среди мужчин, разумеется, не спрашивая их согласия.

Теперь Джонс мог не оглядываться на сторонних наблюдателей: в его примитивном полицейском государстве людей кормили чем попало, даже червивой пищей, и вынуждали работать и жить в антисанитарных условиях. У детей были глисты, вши, страдали они и различными инфекционными заболеваниями. Не лучше обстояли дела и с социальной структурой общины. Пользуясь неограниченной властью, Джонс постаралс разрушить то немногое, что оставалось от семейных связей. Мужчины и женщины жили в разных бараках, детей держали отдельно от родителей.

За малейшее нарушение этих и сотен других правил виновных жестоко наказывали. Избиение или порка стали делом обычным. Другим видом наказания была так называемая растяжка, когда четыре здоровяка-охранника хватали нарушителя за руки и за ноги и тянули каждый в свою сторону, пока тот не терял сознание. Провинившихс женщин избивали, после чего выставляли голыми или принуждали оказывать экзекуторам сексуальные услуги на виду у всего лагеря. Если мужа с женой заставали за беседой с глазу на глаз, то женщину или ее дочь (если в этой семье была девочка-подросток) могли принудить к прилюдной мастурбации. Провинившихся наказывали теперь едва ли не каждый час, но самые серьезные провинности разбирали поздно вечером, на общелагерных собраниях, где председательствовал Джонс. Он восседал на своем деревянном «троне», на деревянных подмостках для алтаря, построенных на просторной веранде, служившей одновременно и лагерной столовой. Иногда нарушителей приволакивали, предварительно избив или накачав наркотиками до бессознательного состояния, - и Джонс их «воскрешал». Если ребенок совершал даже незначительную провинность - скажем, обращаясь к Джонсу, забывал назвать его «Отец», то его могли неделями держать в деревянном ящике или давали есть острый перец, пока не начиналась рвота, а потом заставляли глотать рвотную массу. В избиении детей Джонс участвовал лично, метко нанося удары и пинки, при этом не выпускал из руки микрофона, и вопли жертв транслировались через усилители, развешанные по всему лагерю: «Прости, прости меня, Отец!» Детей избивали, окунали головой в воду, подносили к лицу живых змей, и на все это они обязаны были отвечать: «Спасибо, Отец!»

Во время долгих ночных сборищ, разглагольствуя перед собранием, Джонс прочитывал и вести из дома, мрачными красками расписывая все ухудшающиеся условия жизни в США, например, сообщал, что в Лос-Анджелесе объявлена эвакуация в связи с угрозой войны двух рас. Все это время джонсовское восприятие окружающего мира все более искажалось от постоянного приема амфетаминов и транквилизаторов. Психотропными средствами, которыми обычно успокаивают буйнопомешанных, напичкивали лагерных «смутьянов» и просто недовольных, в том числе и детей. Таких людей держали под стражей в специальных «отделениях длительного лечения», внешне напоминающих сараи.

Уйти из лагеря живым было абсолютно невозможно. Днем и ночью вооруженные охранники обходили границы поселения, одним своим видом отбивая охоту бежать у всякого, кто в безумии отважилс бы поискать спасения в непроходимой чаще. Трижды в день проводилась перекличка. Никакой надежды на спасение не было. Посторонних в колонию не пускали, а те немногие, кому удалось добиться разрешени побывать в лагере, видели только счастливые лица людей - за работой в поле, на лесопилке, на отдыхе, на баскетбольной площадке. Гостей угощали вкусным обедом, за ним следовали песнопения и выступлени взрослого и детского ансамблей.

Джонстаун находился под особым покровительством правительства Гайаны, и работники посольства США в столичном Джорджтауне не склонны были устраивать шумное расследование в ответ на жалобы, поступающие из Калифорнии. Они ответили, что понимают всю серьезность заявлений, но предупредили, что в лагерь нельзя нагрянуть неожиданно - потребуется как минимум два-три дня, чтобы получить пропуск. Один из дипломатов позднее скажет, что никто толком не знал, что собой представляет Джонстаун. «Мы думали, они вроде квакеров», - простосердечно сознался он.


Безнадежно оторванная от остального мира колония, жизнь которой из-за безудержной истерии параноика Джонса превратилась в постоянный кошмар, готовилась к смертельному исходу.

Так называемые «Белые ночи» - жуткие репетиции массового самоубийства - стали неотъемлемой частью лагерной жизни. Без предупреждения, обычно в предрассветный час, вдруг начинали завывать сирены, а из громкоговорителей неслось: «Тревога! Тревога! Тревога!» Мужчины, женщины, дети вставали, одевались и молча направлялись к веранде, где в ярком свете прожектора уже поджидал их Джонс. «Наемники ЦРУ добрались до нас и ждут момента, чтобы нас уничтожить», - верещал он, тыча рукой куда-то в черноту леса, стеной окружившего лагерь.

Во время «Белых ночей» все выпивали по стакану ароматизированного напитка, зная со слов Джонса, что это яд. Таких ночей за последний год существования Джонстауна было сорок четыре. И каждый раз поселенцы покорно выпивали, что им было велено, и отправлялись спать, потому что, как объяснял Джонс, «это была очередная репетиция». И только в последний раз все разыгралось по-настоящему.


Людей, с тревогой следивших за развитием дел в Джонстауне, становилось все больше. Расследовать происходящее решился член Конгресса от округа Сан-Матео, демократ Лео Райан. Сторонники называли его либералом-реформатором, болеющим за дело общества, противники же подсмеивались над его попытками прославиться любой ценой. Так или иначе, пятидесятитрехлетний член Комитета по иностранным делам Палаты представителей предпринимает поездку в Гайану, чтобы получить ответы на некоторые вопросы, касающиеся, как он выразился, угрозы для тысячи человек стать жертвами бандитизма в Джонстауне. Райан заверил, что, если подтвердятся сообщения о том, что людей там удерживают силой, он всех привезет домой.

Из этой поездки он не вернулся.

Поездку наметили на ноябрь. Райан постарался заручитьс поддержкой общенациональных информационных агентств. Сопровождать его согласились восемь журналистов, в числе прочих репортеры из «Вашингтон пост», «Эн-би-си ньюс» и «Сан-Франциско кроникл». Ядро делегации составляли сам Райан, его помощница Жаклин Спир и Джеймс Скоулларт из Комитета по иностранным делам. К ним присоединились тридцать «товарищей по несчастью».



С первых же дней в Джонстауне существовала должность начальника медицинской службы. Доктор Ларри Шахт, получивший специальное образование на деньги «Народного храма», стал главным медиком колонии. Делегация Райана летела в Гайану, а доктор Шахт в своей аптеке в это время занимался важным делом. Он принимал новую партию медикаментов, заказанных Джонсом. Это был жидкий цианид.

15 ноября 1978 года американские гости прибыли в аэропорт под Джорджтауном. Но им пришлось проторчать в столице еще несколько дней, прежде чем правительство Гайаны дало разрешение на посещение Джонстауна. Для начала им недвусмысленно дали понять, что их приезду никто особенно не радуется: в гостинице, где разместили американцев, появился человек от Джонса и вручил Райану петицию, в которой шестьсот обитателей колонии расписались под требованием к своим согражданам убираться прочь и оставить их в покое.

В сопровождении репортера «Вашингтон пост» Чарльза Краузе Райан направился в офис «Народного храма», расположенный в Джорджтауне. «Я Лео Райан, отчаянный парень. Кто-нибудь хочет поговорить со мной?» - спросил он прямо с порога. Желающих не нашлось. Ему сообщили, что с Джонсом поговорить тоже не удастся: тот не дает интервью. Вернувшись в гостиницу, Райан решительно заявил репортерам, что он поедет в Джонстаун независимо от того, ждут его там или нет. Утром в пятницу, когда наконец от правительства пришло разрешение на поездку, представители «Народного храма» в Джорджтауне адвокаты Марк Лейн и Чарльз Гарри позвонили Джонсу на плантацию и посоветовали все-таки принять гостей. Гарри сказал Джонсу: «Вы, конечно, можете послать куда подальше и американский Конгресс, и прессу, и всех этих родственников. Если вы это сделаете - всему конец. Другой вариант: вы встречаете их и доказываете всему миру, что ваши клеветники - просто безумцы».

Джонс согласился принять делегацию, хотя все это ему явно не нравилось. Незадолго до прибытия гостей обитателей Джонстауна предупредили, что нужно быть начеку. Громкоговорители внушали: «Каждый, кто сделает что-нибудь не так, будет жестоко наказан».

Делегация Райана вылетела во второй половине дн на небольшом заказном самолете, на борту которого могли разместитьс только девятнадцать пассажиров. Вместе с Райаном летели два его помощника, девять журналистов, сотрудник посольства США в Гайане Ричард Дуайер, один представитель гайанского правительства и четверо «товарищей по несчастью». Полет в Джонстаун, над девственным тропическим лесом, занял один час.

Около четырех часов дня самолет сел на взлетно-посадочной полосе - простая гравийная дорожка и жестяной навес вместо ангара. Неподалеку виднелась тихая деревушка под названием Порт-Кайтума, от которой до Джонстауна было шесть миль на север, по грунтовой дороге. К самолету подъехал желтый грузовик с шестью представителями «Храма».

Краузе вспоминал, что, когда он впервые увидел плантацию, глазам его представилась идиллическая картина, как из фильма «Унесенные ветром»: «Старые негритянки пекли хлеб в пекарне, кто-то стирал в прачечной, белые и черные ребятишки играли в салочки на детской площадке, а чуть поодаль сидели за длинными столами в ожидании ужина остальные колонисты, в основном чернокожие». И поначалу лагерь показался ему «мирным буколическим уголком».

Марселина Джонс любезно встретила гостей и повела их к длинному деревянному столу под навесом. Там их ждал улыбающийс Джим Джонс, в шортах цвета хаки и спортивной рубашке, в неизменных своих летчицких очках.

Пока журналисты из «Эн-би-си ньюс» готовились к интервью с Джонсом, Райан пошел погулять по лагерю и перекинуться парой слов с кем-нибудь из местных жителей. Предложенный гостям ужин оказался на удивление обильным и вкусным: горячие сандвичи со свининой, капуста и картофельный салат - и все это подавалось на пластмассовых подносах.

После ужина зажглись неяркие лампы. Оркестр Джонстауна исполнил сначала гайанский национальный гимн, затем - «Прекрасную Америку». Когда все сели, начался двухчасовой концерт, где было все по полной программе - и хоровое пение, и детские пляски.

Райан был растроган и начал было подумывать, что все те ужасы, о которых ему твердили родственники колонистов, были, мягко говоря, преувеличением. После представления его попросили сказать несколько слов собравшимся, так что он и вовсе расчувствовался.

Он сказал:

- Я слышал о Джонстауне много неприятного, но теперь лично убедился, что все эти люди знают одно: здесь им лучше, чем где бы то ни было. Мне не в чем их упрекнуть.

Когда он замолчал, семьсот колонистов, собравшихс на веранде, встали и бурно зааплодировали.

Но Джонс, успевший принять изрядную дозу амфетамина, сам все испортил. Отвечая на вопросы журналистов, позируя в черных очках, несмотря на сгустившийся мрак, он постепенно становилс все более раздражительным и агрессивным.

- Говорят, я стремлюсь к власти, - и он обвел рукой в сверкающих перстнях свою улыбающуюся паству. - О какой власти может идти речь, когда я уже на пороге смерти? Я ненавижу власть. Ненавижу деньги. Я хочу только покоя. Мне все равно, за кого мен принимают. Но всякую критику Джонстауна нужно прекратить, - заявил он неожиданно резко. - Если бы мы сами могли прекратить эти нападки! Но раз мы не можем, то я не поручусь за жизнь тысячи двухсот своих людей...

Тут гостей вдруг попросили удалиться и прийти на следующий день к завтраку. Их отвезли к месту стоянки самолета, и они провели ночь в спальных мешках.

На другой день в атмосфере явно что-то переменилось, и американцы поняли, что загостились. Прогуливаясь по лагерю после завтрака, журналисты заметили, что, несмотря на тропическую жару, некоторые бараки наглухо закрыты, а окна в них зашторены. На вопрос, кто там находится, охранники довольно бесцеремонно отвечали, что там прячутся те, кто боится пришельцев.

И все-таки журналисты уговорили охрану показать им один из бараков изнутри. Они увидели ряды коек - больше сотни, они нависали одна над другой в два, а то и в три яруса. На койках лежали старики чернокожие. Старая медсестра, Эдит Паркс, украдкой шепнула одному из репортеров, что хотела бы, чтобы он забрал ее из лагеря, где кроме нее живут еще ее сын, невестка и трое внучат.

Журналисты поспешили к Джонсу, чьи попытки представить все, в том числе и себя самого, в лучшем свете явно не удавались. Перед оператором «Эн-би-си» предстал человек с помятым лицом, налитыми кровью глазами, необычайно возбужденный. Дон Харрис из «Эн-би-си» спросил его, правду ли говорят, что вооруженные охранники поставлены для того, чтобы люди не могли сбежать из лагеря.

- Наглая ложь! - заорал Джонс.

И продолжал кричать, быстро теряя над собой контроль:

- Нас всех тут опутали ложью! Это конец! Лучше бы я умер!

Телекамера крупным планом снимала его лицо, а он тем временем изрыгал проклятия по адресу неких злобных заговорщиков.

- Хоть бы меня застрелили! - кричал он. - Теперь пресса начнет поливать нас грязью как последних убийц!

Харрис остолбенел. Казалось, он присутствует при распаде личности, причем происходило это на виду у всех, перед работающей камерой. Пользуясь моментом, он передал Джонсу записку, в которой один из колонистов просил отпустить его.

- Тебя разыгрывают, друг мой, - нашелся вдруг Джонс и с отвращением порвал записку на мелкие кусочки. - Они лгут. Но что же я могу поделать, если вокруг столько лжецов? - Но бегающий взгляд, искаженное страхом лицо - все это говорило о том, что он загнан в угол. - Кто хочет уйти от нас? Если такие есть - уходите, милости просим! - надсаживался он. - Любой может убраться отсюда, если захочет. Чем больше народу уйдет, тем проще нам будет жить: меньше ответственности. На что, черт побери, нужны эти люди?

Между тем небо нахмурилось. Налетел ветер, стал накрапывать дождь. В это время к Джонсу подошел Райан, а следом за ним - взволнованный поселенец, попросивший отпустить его вместе с детьми.

- Есть еще одна семья из шести человек, - сказал Райан. - Они тоже хотят уйти.

Всего таких набралось пятнадцать человек, и Райан опасался, что самолет, рассчитанный только на девятнадцать пассажирских мест, всех не поднимет.

Джонс не унимался.

- Меня предали! Этому не будет конца! - но тут же сам предложил оплатить транспорт для всех желающих уехать. - Я заплачу! Американскими долларами! - вопил он.

Но охранники уже уводили людей к желтому грузовику, который должен был отвезти их к самолету.

Джонс обратился к миссис Паркс, которая была рядом с ним еще с индианаполисских времен, а теперь смотрела на него с печальным укором.

- Вы не тот человек, которого я знала когда-то, - произнесла она с горечью.

- Не делай этого, Эди, - взмолился Джонс. - Подожди, пока он уедет, и я отдам вам и деньги, и паспорта.

- Нет, - ответила старая женщина, собрав всю свою волю. - Это наш единственный шанс. Мы уходим.

Возникло некоторое замешательство, сын Эдит искал своего ребенка, который куда-то убежал. Дождь сильнее забарабанил по листьям. Внезапно дюжий охранник набросился на Райана сзади и приставил длинный нож ему к горлу.

- Конгрессмен Райан, ты ублюдок, - выпалил он, а стоявшие рядом поселенцы смотрели на эту сцену кто с ужасом, а кто и с одобрением.


Адвокаты Лейн и Гарри бросились на охранника, пытаясь освободить перепуганного конгрессмена. В схватке охранник порезал себе руку, и его кровь брызнула на белую рубашку Райана.

Кое-как инцидент замяли. Тем пятнадцати членам общины, за которых просила делегация, разрешено было покинуть лагерь.

К трем часам пополудни подкатил открытый грузовик, чтобы доставить Райана с товарищами и пятнадцать отказников к взлетно-посадочной полосе, откуда самолетом можно было переправитьс в Джорджтаун. Как только грузовик тронулся с места, один из главных помощников Джонса, Ларри Лейтон, запрыгнул в кузов. Беглецы с испугу прижались к борту. «Он убьет нас!» - закричал кто-то. Райан пытался успокоить взволнованных людей, а сам с тревогой думал о том, что дорогу совсем развезло, грузовик еле тащится, и едва ли до наступления темноты им всем удастся переправиться на самолете в столицу.

Машина добралась до взлетно-посадочной полосы только в четыре тридцать. Самолета не было. В ожидании самолета сотрудник «Эн-би-си» Дон Харрис готовился сделать еще одно интервью с Райаном. Наблюдая, как угасает день, остальные продолжали взволнованно обсуждать нападение на конгрессмена. Фотограф из сан-францисской газеты достал свой фотоаппарат и стал снимать все подряд.

Над верхушками деревьев показался самолет. Все вздохнули с облегчением, увидев знакомый девятнадцатиместный «Оттер». Следом за ним летел еще один самолет, «Сесна», на шесть мест. Один за другим самолеты-спасатели коснулись земли и, подпрыгнув раз-другой, остановились на взлетно-посадочной полосе. Райан со своей помощницей Джекки Спир организовали посадку пассажиров, составив списки улетавших первым рейсом и тех, кому придется подождать до следующего раза.

«Сесна» была укомплектована полностью. Райан стоял теперь перед «Оттером», подсаживая других пассажиров. Лейтон настаивал на том, чтобы Райан летел с первой группой. Райан не успел ответить: раздался крик. На дороге показался трактор, тащивший на прицепе фургон. Он остановился между самолетами. Из фургона выпрыгнули трое подручных Джонса с автоматами и без предупреждения открыли огонь. Те, кто не успел сесть в самолет, пустились бежать или бросились ничком на землю. Дуайер, представитель правительства Гайаны, был убит первым. Патриция, дочь Эдит Паркс, упала у самой двери «Оттера», обезглавленная бешеной пулеметной очередью. Один из бандитов выстрелил в упор, прямо в лицо, Грегу Робинсону, фотографу из Сан-Франциско, который до последней минуты не выпускал из рук фотоаппарата. Журналист из «Кроникл» Рон Джаверс упал, раненный в плечо. Репортеру из «Вашингтон пост» Чарльзу Краузе пуля раздробила бедро.

Действуя хладнокровно и методично, убийцы обошли вокруг самолета и нашли оператора «Эн-би-си» Роба Брауна, который из своего укрытия продолжал снимать. Его ранили в ногу, и он упал рядом с камерой. Один из джонсовских головорезов подошел к оператору вплотную, приставил дуло автомата к его виску и выстрелил.

Райан и Харрис попытались спрятаться за толстыми колесами самолета, но и там их настигли пули. Один из палачей нашел их и, уже мертвых, расстрелял в упор. На всякий случай он выстрелил и в убитого Робинсона. Затем бандиты забрались обратно в фургон и уехали.

Самолет «Сесна» с теми, кто уцелел, все-таки сумел взлететь, но «Оттер» не смог, он был сильно поврежден. Вокруг оставались лежать убитые - Райан, Харрис, Браун, Робинсон и одна из сбежавших от Джонса женщин - и одиннадцать раненых. Корчась и крича от боли, оставшиеся провели всю ночь под открытым небом, пока наутро их всех не забрал самолет, прилетевший из Джорджтауна.





Пока шла кровавая бойня на взлетно-посадочной полосе, Джонс в слепой ярости отдал приказ готовиться к небывалой по жестокости «Белой ночи». Два адвоката, оставшиеся в Джонстауне, понятия не имели о том, что произошло в шести милях от поселения. Тем не менее Лейн, которому был пятьдесят один год, и его семидесятидвухлетний коллега Гарри, потрясенные нападением на конгрессмена, взволнованно обсуждали возможность покинуть Джонстаун на следующее утро. К ним подошел помощник Джонса и сказал:

- Отец хочет вас видеть.

Он повел их на площадку, где на скамейке, растрепанный, обезумевший, сидел и плакал в одиночестве Джонс.

- Это ужасно, ужасно, - повторял он и рассказал, что трое из его охраны поехали догонять Райана и неизвестно, что они могут натворить. - Они так любят меня и могут сделать что-нибудь ужасное, что повредит моей репутации. Они собираются стрелять в людей и в самолеты... Они хотят убивать... Они взяли с собой все наше оружие!

Джонс лгал. Он сам отдал приказ расправиться с делегацией. А затем приказал готовиться к последней «Белой ночи».

Завыли сирены, закричали в один голос громкоговорители: «Тревога! Тревога!» Но теперь уже это была не репетиция. Всем колонистам велено было надеть свою лучшую одежду.

Не обращая внимания на весь этот шум, Джонс мрачно глянул на испуганных адвокатов:

- Мои люди кое-что имеют против вас. На собрании могут быть всякие неожиданности.

Он встал и, направляясь к веранде, велел адвокатам укрыться в домике для гостей и оставаться там до тех пор, пока он не подаст знак выйти. На пороге бунгало они столкнулись с охранником, который сказал им просто: «Теперь мы умрем». Из зловонных бараков один за другим молча выходили последователи Джима Джонса и привычно выстраивались перед верандой, повинуясь хриплым призывам громкоговорителя.



Когда прозвучал сигнал тревоги, повар Стенли Клейтон как раз готовил ужин. «Белые ночи» стали в лагере настолько привычным явлением, что он спокойно продолжал помешивать поварешкой варево из бобовых. Но тут ввалились два вооруженных охранника и велели ему идти вместе со всеми. Тогда наконец он понял, что это не репетиция.

Джонс занял свое место на троне - как он сам говорил, «на алтаре». Как всегда, в руке его был микрофон. Рядом с ним, на столе, стоял магнитофон: он рассчитывал записать свою последнюю проповедь - для будущих поколений.

Сначала вокруг Джонса суетились его помощники, жела лишний раз удостовериться, что верно поняли его указания. Все пути возможного побега были перекрыты вооруженной охраной. Адвокаты наблюдали за всеми этими приготовлениями с нарастающим чувством страха.

Лейну удалось подозвать одного охранника, который рассказал, что Джонс готовит акцию массового самоубийства в знак протеста против «расизма» и «фашизма». Это уже не репетиция, добавил он.

- Тогда мы с Чарльзом напишем о том, что тут творится, и о том, ради чего вы это делаете, - предложил Лейн.

- Хорошо, - отвечал охранник.

Оценив ситуацию, адвокаты решили бежать. Потихоньку они выскользнули из бунгало и спрятались в густых зарослях. Это спасло им жизнь.



Тем временем вся община собралась вокруг Джонса, и он начал свою последнюю речь, которая постепенно становилась все более невнятной. Начал он с объявления, что их путь завершен.

- Я хочу, чтобы дети мои были первыми, - сказал он. - Возьмите сначала младенцев.

На длинном столе рядом с ним медсестры наполняли шприцы цианидом, чтобы впрыснуть яд в рот малышам. Охранники оцепили место, где сидел Джонс. Некоторые держали оружие наизготовку.

По мере того как пространство вокруг «алтаря» заполняли все прибывающие члены общины (числом больше тысячи), старший помощник через громкоговорители давал указания охранникам: «Если заметите труса или предателя, если кто-то при вас попытается бежать - пристрелите такого человека».

Затем послышался голос Джонса:

- Не будем ссориться. Сделаем все как следует.

Он держал палец на клавише магнитофона, то включал его, то выключал - редактировал свою речь, когда понимал, что заговаривается.

- Несмотря на все мои старания защитить вас, нашлась горстка людей, которые своей ложью сделали нашу жизнь невозможной, - заявил он. - Их предательство - это преступление века!

Старый испытанный прием снова сработал. Кто-то из джонсовской паствы зашелся в «религиозном» экстазе. Другие приплясывали вокруг трона. Многие пели.

- А знаете ли вы, что произойдет через несколько минут? Один из тех людей в самолете убьет пилота. Я не просил его об этом. Это произойдет само собой, как возмездие. Они спустятс сюда на парашюте.

Он еще долго говорил о том, как тяжко пришлось ему из-за предательства, какое давление на него оказывали и как он сопротивлялся... Потом он велел всем выпить яд:

- Пусть каждый возьмет свою чашу, как это делали древние греки, и тихо отойдет. - Он называл это «революционным» шагом.

- Они возвращаются к себе, чтобы порождать новую ложь, новых конгрессменов...

И снова начал поторапливать людей, они должны умереть побыстрее: «Сначала - дети»...

Джонс все больше и больше взвинчивал себя. Он сделалс почти безумным. Знаменательное событие, так многократно и с успехом отрепетированное, наконец-то должно было свершиться. В медицинской палатке рядом с верандой доктор Шахт готовил напиток в большом корыте с красной надписью по краю: «Ароматизировано». Он выливал туда содержимое из больших аптекарских склянок.

Джонс тем временем продолжал:

- Если кто-то не согласен со мной, пусть говорит.

Как ни странно, такой человек нашелся, он спросил, почему дети должны умирать первыми.

- Если дети останутся жить после нас, их всех перережут, - ответил на это Джонс.

Другой человек спросил, нельзя ли переселиться из джунглей куда-нибудь еще дальше и зажить там новым домом? На что Джонс ответил, что жребий брошен.

- Слишком поздно. Мои люди взяли с собой оружие. Райан и все остальные мертвы! Враги подбираются к лагерю со всех сторон, чтобы уничтожить Джонстаун и отомстить за своих!

Молодая мать вышла вперед, к самому алтарю, и сказала:

- Я смотрю на этих детишек и думаю, что они заслуживают того, чтобы жить.

Джонс остановил магнитофонную запись и уставилс на нее.

- Я хочу видеть, как ты умрешь, - прошипел он.

Затем доктор Шахт с медсестрой принесли корыто с цианидом и поставили на стол. Разложили вокруг шприцы и расставили бумажные стаканчики. Охранники выкрикивали команды. Привыкшие подчиняться, прихожане встали в очередь.

- Пожалуйста, дайте нам этого лекарства, - попросил Джонс врача как бы от имени всех. И стал объяснять людям, что «это очень просто. Никаких конвульсий, ничего такого».

Джонс передал микрофон взволнованному добровольцу, который протолкался к алтарю сквозь густую толпу.

- Я готов уйти, - послышался его надрывно-ликующий голос. - И если вы скажете нам: умрите прямо сейчас, то мы готовы. И все наши братья и сестры с нами!

На самом деле это было не совсем так. Не все хотели умирать. Из толпы донесся ропот. Но как всегда, недовольных быстро засекли и увели с веранды. Кое-кого охранники оттащили подальше, избили, а потом втолкнули на прежнее место в очереди. Стратеги быстрого реагирования принесла свои плоды. Возгласы недовольства сами собой стихли.

- Быстрее! - в каком-то умоисступлении орал в микрофон Джонс. - Быстрее, дети мои! Это лекарство принесет вам долгожданный покой... Вам не будет больно!

Он стоял, с красным лицом и безумными глазами, залитый ярким светом прожектора, а сотни людей перед ним - мужчины, женщины, дети, ушедшие вслед за ним в джунгли, - один за другим шли к своему последнему, смертоносному причастию.

- Я делал все, чтобы этого не случилось, - стонал он со сцены. - А сейчас я думаю, что нельзя сидеть здесь и ждать, когда опасность грозит нашим детям...

Первой подошла выпить яд молодая женщина с маленькой девочкой на руках. Она поднесла стаканчик с подслащенным ядом к губам ребенка, и та отпила немного. Остальное допила мать. Она отошла на площадку, где царил полумрак, и молча опустилась на землю. Через несколько минут у обеих начались судороги, на губах выступила кровавая пена. Женщина дико кричала от боли, потом затихла. Девочка теснее прижалась к матери, похныкала и умерла.

Обреченные равнодушно переставляли ноги в очереди за смертью, заученным жестом они зачерпывали свою порцию яда и отходили в сторону. А потом в сгущающемся мраке звучало крещендо душераздирающих криков.

Темнота принесла с собой избавление некоторым обитателям Джонстауна, сумевшим добраться до джунглей. Прячась за деревьями, они наблюдали всю эту жуткую картину. Но спаслась только кучка людей. Большинство слепо последовало за Джонсом туда, куда он их направил, - на смерть. Некоторые, умирая, благодарили Джонса за избавление, другие напоследок спокойно обнимались и прощались друг с другом. Мало кого приходилось заставлять принять яд. Оружие шло в ход редко. Плачущим малышам медсестры впрыскивали яд прямо в открытый рот.

Выпив отраву, обреченные на смерть уходили с веранды и устраивались на ближайшей площадке. Здесь им давали последнее указание - лечь лицом вниз, всем в один ряд. После непродолжительной агонии все по очереди затихали. Охранники проходили вдоль рядов и носком ботинка подвигали трупы, выравнивая линию.

Джонс осип от крика, пересохшие губы едва шевелились, от амфетамина с него градом катился пот, и вся одежда на нем промокла. Он бесновался на ярко освещенном помосте, а лица умирающих проплывали мимо него и растворялись во мраке.

- Я не знаю, что еще сказать этим людям, - хрипел он, как будто сам себя убеждал. - Меня лично смерть не страшит.

Стоны умирающих раздражали его, особенно не нравилс ему детский плач.

- Хоть бы все это скорее кончилось! Поторапливайтесь! - подгонял он людей. - Мы пытались дать новое начало, но теперь поздно. Разве мы не черные? не гордые? не социалисты? - спрашивал сам себя этот белый проповедник, и глаза его загорались. - Так кто же мы?

Долгая ночь укрыла своим пологом лагерь смерти. А когда рассвело, единственными звуками здесь были крики птиц в зарослях да перебранка обезьян на деревьях. Джонстаун вымер.

Днем в джунглях вокруг Джонстауна появились гайанские войска, продвигавшиеся незаметно, в камуфляже из листьев. Они были готовы к бою и двигались осторожно, рассчитывая в любую минуту получить отпор. Но никто не сопротивлялся. Тела колонистов были сложены в штабеля, как дрова, на жаре они начали уже раздуватьс и попахивать. Всего на земле было 914 трупов, из них 276 - детских.

Только несколько человек были избавлены от позорной и жалкой участи и не отравились - в том числе Джим Джонс и его жена. Они скончались от огнестрельных ран. Солдаты нашли Джонса на алтаре, лежащего вверх лицом с открытыми глазами. Он покончил с собой выстрелом в правый висок.

Со временем забылись пугающие газетные заголовки. Джунгли вернули себе отданную было под Джонстаун территорию. Но где-то в зарослях молодого кустарника сохранилась дощечка, прибита Джонсом над алтарем. На ней записаны слова философа Джорджа Сантаяны: «Кто не помнит прошлого, тому придется повторять его ошибки».
http://murders.kulichki.net/7d23.html



Секрет успеха церкви «Новое Поколение» БОГ или МАРКЕТИНГ и МАНИПУЛЯЦИЯ? Хитрое Искусство - Основа ли для Церкви?


"Все время нашей жизни и веры не доставит нам никакой пользы, если не будем ненавидеть неправды и будущих искушений, как говорит Сын Божий: "Будем противиться всякой неправде и возненавидим еe"

Варнава.

Я - бывший лидер церкви «Новое Поколение» и, как человеку посвященному и преданному в то время церкви и учению пастора А. Ледяева, для меня было неожиданностью узнать, что строится «Новое Поколение» по принципу маркетинга, а приемы для успешного строительства – полностью мирские.... Об этом говорят неоспоримые факты. Если бы мне кто-то сказал об этом пару лет назад, я бы ответила: «Не верю!», потому что не знала, как и большинство людей, в чем именно заключается манипуляция.

Но вот совершенно случайно мне попались материалы семинаров фирмы, занимающейся проведением треннингов и консультаций в области психологии управления персоналом для руководителей предприятий. Названия тем этих семинаров: «Использование психологической манипуляции в управлении», «Вентиляция мозгов», «Психоанализ», «Трансактный анализ»... .

К моему изумлению, содержание вышеперечисленных материалов было как две капли воды похоже на учение А. Ледяева, на его лидерские треннинги.

Церковь «Новое Поколение» строится по следующей схеме:

Видение и откровение пастора А. Ледяева ( Новый Мировой Порядок, Христианское правительство, Храм Поклонения и др.);
Постановка этих целей перед церковью;
Стратегия и тактика их достижения ( «Вторжение и экспансия – вот главная стратегия церкви последнего времени» / А. Ледяев «Что дальше»).
Планирование роста ячеек и церкви.
По словам пастора А.Ледяева, эти видения и методы построения церкви пришла ему с Неба от Господа.

Предлагаю сравнить его откровения с выдержками из записей семинаров на темы: « Использование психологической манипуляции в управлении» и «Трансактный анализ»:

(Я уберу слово «бизнес, компания» и поставлю слово «церковь», а вместо «работники» подставим слово «член церкви», «лидер», чтобы вы лучше могли увидеть суть).

«...Мы, работая в «церкви» не можем удовлетвориться направлением. Мы с неизбежностью приходим к ЦЕЛЯМ, а значит нам нужно манипулировать. Знаешь, пройдет время, у тебя будет больше «членов». Ты никуда не денешься от СТРАТЕГИИ, потому что тебе, точно так же, как и любой другой большой «церкви» понадобится пудрить мозги «членам церкви», которые у тебя работают и говорить о том, что ты как «церковь» имеешь миссию, стратегию и так далее». И это, увы, неизбежно. Манипулирование может быть мягким, потому что мы не говорим, что ты обязан принимать ВИДЕНИЕ «церкви». Мы говорим, давай вместе создавать виденье «церкви», и скажи, что тебе нравится – разбитая лодчонка или многоярусный белый корабль, который поплывет... Корабль нравится... Чем отличается корабль? Тем, что он сильный, мощный. Это судно, которое может переплыть океан. И так далее. И вот, когда мы это строим, мы говорим и то, как мы к этому придем. Мы начинаем создавать СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПЛАН, мы начинаем создавать ЦЕЛИ, которые лежат за пределами наших текущих проблем и вопросов. И потом, мы приходим постепенно к планированию действий. Это манипуляция, манипуляция сознанием, но она такая, на уровне согласования, потому что и вы это начинаете, вы заинтересованы в том, что бы это двигалось и работало, и чтобы команда работала как команда строителей или проектировщиков этого корабля. Вы должны потом возглавить иерархически это и сохранить дистанцию...».

(«Откровение» А. Ледяева полностью совпадает с этим учением:

«Туда, где отсутствует стратегия, приходит истребление. Уходят помазание, деньги, люди ... .И для меня слово "стратегия" с некоторых пор стало очень важным. Стратегическая церковь имеет от Бога великую судьбу. И мы не имеем права быть какой-то другой церковью. Пробуждение опирается на стратегическую церковь». Слово "стратегия" очень актуально для бизнесменов, политиков, творческих людей, даже для бандитов. Но столько времени оно было абсолютно не актуальным для христиан! У всех была и есть стратегия, но когда речь заходит о христианстве.... . Стратегия важнее помазания! Пробуждение захлебывается, когда помазание не находит стратегии!...»).

Покажите в Библии, где Иисус или Апостолы учили видению, тактике, стратегическому планированию? Согласитесь, что это «откровения» пастора Алексея.

Далее в тексте семинара идет ролевая игра и говорится о важности МОТИВАЦИИ . Потом говорится о том, что в организации есть начальники и подчиненные (рабы). Для рабов необходимо создать ОЩУЩЕНИЕ свободных людей.

(Мотивация в «НП» заключается в следующем: «Чем больше сеешь, тем больше пожнешь, причем, в том же виде: сеешь одежду- пожнешь одежду, деньги- пожнешь деньги, продукты- пожнешь продукты, и все это в 30, 60 и 100 крат». В Библии такого утверждения нет, наоборот, Слово Божье учит, чтобы делая добро, не ждали награды.

Иисус учил своих учеников (Лук.17: 7-10): « Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол?

Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать и подпоясавшись служи мне...

СТАНЕТ ЛИ ОН БЛАГОДАРИТЬ РАБА ЭТОГО ЗА ТО, ЧТО ОН ИСПОЛНИЛ ПРИКАЗАНИЕ? НЕ ДУМАЮ.

Так и вы, когда исполните повеленное вам, говорите: МЫ РАБЫ НИЧЕГО НЕ СТОЮЩИЕ, потому что сделали, что должны были сделать».

Но вопреки Слову Божьему не только Алексей Ледяев, но и Глория Коупленд учит:

«Вы отдаете один доллар ради Евангелия, а вам принадлежит уже 100 долларов. Вы отдаете 10 долларов, а получаете в дар за это 1000 долларов. Вы отдаете 1000 долларов и получаете за это 100 тысяч. Я понимаю, что Вы сами умеете умножать, но я хочу только объяснить вам это еще раз четко... Пожертвуйте самолет, получите обратно стократную стоимость этого самолета. Подарите автомобиль, и вы получите столько автомобилей, сколько вам не потребуется за всю вашу жизнь. Короче говоря, то, что сказано в Евангелии от Марка 10:30 — это хороший бизнес».

Другой вариант мотивации - «МЫ ЦАРИ, поэтому будем и жить и жертвовать по-царски».

А. Ледяев: «Я недавно встречался с Боди Шеффером. Этот ВЕЛИКИЙ человек к 30-ти годам заработал свой первый миллион....»

/Да, иметь миллион , чтобы стать ВЕЛИКИМ – это еще одна мотивация А. Ледяева!/

А. Ледяев: «И вот, когда мы жертвуем, мы можем по-разному мотивировать эту жертву. Как пролетарии мыслят? Как нищие мыслят? Они отдают деньги, потому что они в них нуждаются. Типа: "Я деньги сею, чтобы заделать "дырки", чтобы оплатить счета". Или: "Я им (т.е. в церковь) деньги даю, потому что они в этом нуждаются". Это уровень пролетарский».

Следуя логике пастора Алексея, у Апостола Павла был пролетарский уровень мышления, т.к. он учил:

2 Кор.8:14, 9:12 : « Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка, а после их избыток в восполнение вашего недостатка...», «...ибо дело служения этого не только восполняет скудость святых, но и производит во многих обильные благодарения Богу»).

ОЩУЩЕНИЕ свободных людей создается оглушительным криком.

« В крике – прорыв и свобода!» (А. Ледяев).

/Криком создается только ОЩУЩЕНИЕ свободы, а истинная свобода приходит от познания истины, жизни в истине. Слово Божие говорит: «Познайте ИСТИНУ и ИСТИНА сделает вас свободными»/

Как видим, с учением о манипуляции «откровения» А. Ледяева совпадают полностью, а с Библией, мягко говоря, не очень.

Сравним дальше:

«...Схема манипуляций в трансактном анализе, которая у вас показана на 8 странице связана с тем, что это описывается как рыбак и рыбка. Всегда есть жертва, и ситуация здесь такая: если мне требуется, чтобы человек что-то выполнил, значит я должен найти наживку- то, что его заинтересует, найти его нужду.

Для того, чтобы манипуляция была эффективной,рыбак должен знать, что для рыбки является существенным или что может быть наживкой для нее. И здесь становится существенным, а что же хочет ваш собеседник, подчиненный? Таким образом, предоставляя ему то, что он хочет, мы можем получить то, что хотим мы. На этом построено все, практически. Это МАРКЕТИНГ. «Маркетинг» -это выяснение того, что и как хотят получить и потом предложение этого или в таком виде или в такой области, для того, естественно, чтобы получить свое...».

( В качестве наживки в «НП» предлагается здоровье, процветание,квартира, машина, муж ( жена), другие блага, если покаешься ,будешь исправно посещать церковь и платить десятину.

«... знай, что Бог любящим Его будет устраивать избыточную, благословенную, стабильную и защищенную жизнь» (А. Ледяев «От нищенской философии к царскому этикету»).

Возможно, что чем-то из вышеперечисленного (или даже всем) Господь тебя и благословит ( но также вероятно, что и нет). Иисус, говоря о том, что если оставишь ради Него и Евангелия дом, землю, отца, мать, получишь во 100 крат более домов, земель, отцов, матерей..., главным условием ставил: «если оставишь», если сможешь оставить, а не «приди, покайся, давай десятину и все получишь». К тому же благословение здесь видят чаще материальное: пожертвую дом, Господь даст еще лучше. А кто хочет в качестве благословения получить несколько матерей или отцов, о которых надо будет заботиться? Кто хочет такое благословение? Маркетингом оно не предусмотрено. Отсюда и разочаровашиеся, обанкротившиеся бизнесмены в церкви, исправно приносившие десятину и пожертвования).

(«Ты говоришь: "Зачем деньги собирать в церкви?" Да чтобы церковь не загнулась». (А. Ледяев «От нищенской философии к царскому этикету»).

/Не сомневаюсь, что церковь, построенная по принципу маркетинга без денег загнется, как и любой бизнес/

Затем в данном семинаре идет учение о том, как настаивать на своем авторитете, чтобы тебе подчинялись:

«...Каким образом можно аргументировать какие-то вещи, каким образом можно настаивать на своем, на достижении чего-то? Будучи «пастором», не вы ищите «членов», не вы уговариваете их «служить в вашей церкви». Ваша «церковь» является чем-то притягательной. И это ваш мир, построенный может быть и с другими людьми, но до него. Мой мир – мои правила! Я взял на себя роль, вам осталось принять другую...».

«...Или вы можете выступать с позиции человека которому другие люди доверили деньги. Это очень сильная позиция. Ему доверили управление большими деньгами. Когда Форд печатает перечень самых богатых людей, он не печатает людей, у которых есть накопления. Они включают людей, которые управляют монополиями государственными или полугосударственными, типа Газпрома, потому, что в управлении этих людей находятся колоссальные средства. И людей считают богатыми не на основании личного состояния, а на основании тех активов, которыми они управляют. Манипуляция! Эти люди умеют манипулировать в очень больших масштабах. И это ПРЕДСТАВЛЕНИЕ НАШЕ О НИХпозволяет им это делать...»

«...Заканчивая тему с психоанализом, там фокус в том, что они всегда выбирают ситуацию ты пациент, я терапевт. И они к этому привыкли, иногда настолько сильно, что они из этой роли не могут выйти. ТЕРАПЕВТА НИКАК НЕ ПОЛЕЧИТЬ. Он никак не хочет быть пациентом...»:

( А. Ледяев: «Я извлек урок из опыта своего. Когда меня пытаются грабить, когда меня пытаются разубеждать в каких-то откровениях, когда я вижу, что идет грабеж, я начинаю кричать к Богу: "Бог, защити меня!...»).

Не полечить – а жаль... .

«...Для «членов церкви» и для «лидеров» может быть интересным увеличение зоны деятельности «церкви» , ЭКСПАНСИЯ «церкви». Это придумали японцы некоторое время назад. Они говорят о ВИДЕНИИ, О ЦЕЛИ. Если вы говорите работникам все время, что нужно зарабатывать больше, то они не понимают до конца, что же нужно. Когда мы говорим, что мы хотим захватить больше, другие регионы, мы хотим, чтобы нашу «церковь» знали во всем мире, или может быть, сначала не так масштабно, сначала на большей территории или все на этой территории, то это оказывается для «членов церкви» очень существенно. И это важная часть манипуляции в ходе работы с «членами церкви», когда вы руководите...».

( «Христиане, мы засиделись с вами на одном месте, на Ирлавас, 7. Бог уже дал нам это здание, чего засиживаться здесь. Мы должны идти в Видземе, мы должны идти в Курземе. Мы должны идти во все отдаленные уголки нашей Латвии. Мы должны ее просто взять, заявив: "Все это наше!" ( А. Ледяев «Горизонты твоей мечты»).

....«Они не успеют очнуться, как мы уже будем в самом эпицентре мира бизнеса и страны! Они не успеют очнуться, как увидят христиан на самых важных ключевых позициях нашего общества!» А.Ледяев «Не делай себе никакого зла»).... .

.... «У Бога есть Своя мечта вторжения и экспансии..... Начинайте мыслить абстрактнее. Не замыкайтесь на маленьких меркантильных целях. Маленькая машинка, маленькая зарплатка, маленькая квартирка, маленькая фирма»).

Любостяжание [греч.плеонексиа = "больше" и "иметь"] является идолослужением (Библейский словарь Брокгауза). Любостяжание появляется тогда, когда человек не довольствуется тем, чем владеет. Это эгоистичное и алчное желание греховно. Для борьбы с любостяжанием верующему даются первая и десятая заповеди, четвертая просьба молитвы "Отче наш" (Мф 6:11 «Хлеб наш насущный дай нам на сей день») и обетования в Мф 6:33 «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» и Евр 13:5 «Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть». Кто следует этим наставлениям, тот, спасаясь от рабства любостяжания, обретает независимость и истинную свободу, а также благочестие, присущее людям, которые довольствуются тем, что имеют (1Тим 6:6-8 «Великое приобретение - быть благочестивым и довольным. Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести [из него]. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу» – по-моему, это ПРОТИВОПОЛОЖНО учению А. Ледяева и принципам маркетинга .

Сознательно или нет используется манипуляция, психология, маркетинг и пренебрежение Словом Божьим – не знаю, но одно очевидно - ими успешно пользуется А. Ледяев для построения своей церкви , привлечения и удержания в ней людей.

Дорогой брат и сестра! Задай себе вопрос, на каких принципах построена твоя церковь? На принципах маркетинга? Мудрости «человеческой, земной, душевной, бесовской»? Не привнесен ли и в твою церковь чуждый огонь этого мира, потому что пастору недостаточно силы распятого Христа?

Лев.10:1-2: « Надав и Авиуд, сыны Аароновы, взяли каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и вложили в него курений, и принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им.И вышел огонь от Господа, и сжег их, и умерли они перед лицом Господним».

А. Ледяев: «Божественная реальность – это церковь, полная чудес, славы, денег, влияния, популярности!»

1 Кор. 1:22-23: «... Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости;А мы проповедуем Христа распятого...»

Церкви Божьи «УТВЕРЖДАЛИСЬ ВЕРОЮ» и благовестием «...чтобы люди обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными».

Им не нужна была помощь мирской мудрости, больших денежных средств, психологической манипуляции, хитрой утонченной лжи и приобретенного таким образом влияния.

...Но люди, НЕ ЗНАЮЩИЕ Бога, ни силы Божьей, стремятся к успеху любой ценой, не брезгуя никакими методами: ни ложью, ни предательством, ни обманом, ни манипуляцией, ни лестью, ни обманчивыми обещаниями, они и дальше будут преуспевать в своей мудрости и во зле.... .

Сестра Марина Сельдина
http://glaznayamaz.org/materials/manipulyaciya.php