ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Ляховский А. А. «Трагедия и доблесть Афгана». Часть 3


Часть 1, 2, 3


Глава IX


«Шурави» ушли — моджахеды продолжают войну



Провал планов оппозиции под Джелалабадом


Сразу же после того как последние части ОКСВ покинули афганскую территорию, в стране было введено чрезвычайное положение. Объявлялось также о создании Высшего совета обороны РА и изменениях в составе правительства страны.

Оппозиция резко активизировала свои усилия по свержению вооруженным путем режима Наджибуллы. Однако, несмотря на многочисленные заявления, моджахеды не смогли сразу захватить власть ни в одном из ключевых районов Афганистана (Кабул, Джелалабад, Кандагар, Герат и др.). Основные силы мятежников сосредоточились в это время под Джелалабадом (город, расположенный на востоке страны, неподалеку от пакистанской границы) с целью его захвата и перевода туда «переходного правительства», но правительственные войска сумели удержать свои позиции и защитили провинциальный центр. Не добившись первоначально успеха, мятежники не отказались от своих планов и готовились к новому широкомасштабному наступлению на город: подтягивали сюда дополнительные силы и средства, продолжали интенсивные обстрелы жилых кварталов, аэродрома и позиций правительственных сил.

Вооруженные силы РА, со своей стороны, стремились сорвать готовящееся наступление. Подвергали формирования мятежников систематическим бомбо-штурмовым, артиллерийским ударам, нанося им чувствительный урон. Тем не менее ситуация под Джелалабадом оставалась напряженной. Защитники провинциального центра испытывали нехватку боеприпасов, ГСМ и продовольствия, которые доставлялись им только по воздуху. Попытки правительственных сил восстановить контроль над захваченными мятежниками участками дороги Кабул — Джелалабад (восточнее Суруби) успеха не приносили.

Постепенно активизировались действия мятежников и в других районах страны. Они стали подвергать систематическим обстрелам из тяжелого оружия гражданские и военные объекты в провинциях Кандагар, Герат, Гильменд, Фарьяб, Лагман, Газни, округе Хост. Совершали нападения на посты безопасности и автоколонны с грузами в провинциях Парван, Баглан и др. Ахмад Шах Масуд снова заблокировал ряд участков дороги Хайратон — Кабул в районе Южного Саланга, препятствуя провозу в Кабул военных грузов. Правительственные войска начали боевые действия с целью ее разблокирования.

Формирования оппозиции различной партийной ориентации усилили военные приготовления вокруг столицы и Кабульской провинции. На их вооружение поступали реактивные снаряды повышенной дальности стрельбы. Сам Кабул постоянно подвергается обстрелам, в результате которых гибли и получали ранения десятки мирных жителей. Обстрелы вызывали негативную реакцию жителей столицы, резкое осуждение Хекматияра, Сайяфа и других лидеров непримиримых. Одновременно высказывались мнения, что до тех пор, пока будет оказываться военная помощь со стороны США (их союзников) и СССР соответственно оппозиции и правительству РА, война в Афганистане вряд ли окончится.

Итак советские войска ушли, а война в Афганистане осталась. Боевые действия в некоторых районах даже ужесточились.

После 15 февраля 1989 г. советские поставки вооружения, боеприпасов и специального имущества в Афганистан были временно приостановлены. Правительственные войска расходовали созданные нами в ключевых районах страны трехмесячные запасы боеприпасов. Однако их хватило не надолго. Уже в первой декаде марта ввиду резкого обострения ситуации, особенно под Джелалабадом, Наджибулла обратился к советскому руководству с настоятельной просьбой возобновить эти поставки, так как, по его словам, «мы можем потерять Афганистан».

В связи с этим на заседании Политбюро ЦК КПСС 12 марта 1989 г. было принято решение возобновить эти поставки. Для оказания помощи по переброске различных материальных средств Министерству обороны СССР поручалось сформировать четыре автомобильных колонны (по 100 автомашин «КамАЗ» каждая) с советскими водителями из числа гражданских лиц (добровольцев), а также организовать воздушный мост Ташкент — Кабул силами военно-транспортной авиации. Непосредственное руководство этими мероприятиями осуществлял генерал армии В. И. Варенников. Для организации перевозок и согласования всех вопросов мы выезжали в Термез и Хайратон, где встречались с вице-президентом М. Рафи, представителями министерств и ведомств РА и СССР.

Срочная переброска вооружения и боеприпасов, особенно тысячи штук огнеметов «Шмель», позволила кабульскому режиму отразить атаки мятежников и удержать свои позиции. Одновременно руководство РА осуществляло меры пропагандистского характера, добиваясь от оппозиции прекращения боевых действий, перехода к диалогу и переговорам. Президент РА Наджибулла объявил о прекращении огня правительственными силами с 6 апреля в связи с наступлением священного мусульманского месяца Рамазан. В его обращении к ВС РА и моджахедам отмечалось, что прекращение огня отвечает интересам афганской нации, всех мусульман. Наджибулла также обратился к главарям действующих в Афганистане вооруженных формирований с призывом откликнуться на мирные инициативы и предложения правительства РА по поиску компромиссных путей, ведущих к прекращению кровопролития и созданию коалиционной системы управления страной на широкой основе.

В это время состоялись встречи президента РА с представителями старейшин и вождей племен провинций Кандагар Нангаохар, Заболь, Лагман, Пактия и Гильменд. Известные религиозные авторитеты и священнослужители Кабула и других городов приняли фетву в которой говорилось, что с выводом из Афганистана советских войск больше нет причин для продолжения священной войны В фетве со держался призыв ко всем мусульманам поддержать политика национального примирения и рассматривать тех, кто стремится к продолжению кровопролития, в качестве «мятежников и вероотступников» Указывая на прямое вмешательство Пакистана во внутренние дела Афганистана, религиозные авторитеты, сотрудничавшие с кабульским режимом, призывали мусульман-афганцев объявить «священную войну (джихад) иностранным агрессорам».

Однако все эти призывы и заклинания не учитывали реалий обстановки, а основывались на старых подходах политики национального примирения, которая уже давно была дискредитирована и не срабатывала. Но правительство РА упорно продолжало за нее цепляться, так как не могло предложить ничего другого, хотя ситуация и требовала этого. Оно рассчитывало, что ему все-таки с помощью СССР удастся удержаться у власти.

Отсутствие у вооруженной оппозиции ощутимых успехов в реализации планов быстрого захвата Джелалабада или какого-нибудь другого крупного города вызвало растущую нервозность и беспокойство у Пакистана и США. Поддерживающие оппозицию внешние силы стали не без оснований опасаться, что если режиму НДПА удастся отбить вооруженные атаки мятежников и отстоять свои позиции объективно могут возникнуть условия, благоприятные для перевода в практическую плоскость реализации выдвигаемых афганским руководством предложений и инициатив как внутри страны так ив международном плане по политическому урегулированию афганского вопроса.



Информация


Положение под Джелалабадом


…4 апреля правительственными войсками РА отбита еще одна попытка наступления мятежников под Джелалабадом группировка противника, атаковавшая с сорхрудского направления была отброшена назад, потеряв 20 человек убитыми и столько же ранеными.

Пакистанские разведорганы планируют на ближайшие дни новое наступление мятежников, которое как здесь считают, неизбежно приведет к большим жертвам с обеих сторон но в первую очередь — со стороны наступающих. Согласно обобщенным данным, за месяц боев с момента начала общего наступления афганских мятежников и пакистанских малишей (6-го марта) под Джелалабадом они потеряли уже более 8500 человек (из них 6000 — убитыми), 12 танков, 5 БМП и БТР, около 160 орудий и минометов. Свои неудачи под Джелалабадом главари афганских мятежников, как ни странно, объясняют присутствием там пакистанских воинских подразделений и 17 пакистанских генералов. Главари говорят, что им мешают пакистанские подразделения, которые почти не имеют представления о тактике ведения здесь боевых действий. Именно вмешательство Пакистана, по их словам, является главной причиной больших потерь экстремистов под Джелалабадом. В эти объяснения трудно поверить, но они являются еще одним подтверждением нарушения Пакистаном Женевских соглашений и его широкомасштабного участия в войне.

После неудач мятежники и малиши изменили организацию и тактику ведения боевых действий. У них появились такие эффективные виды вооружения, как пусковые установки реактивных снарядов с дальностью действия от 20 до 40 км, ПТУРС «Милан», американские и японские средства связи, современные ПЗРК.

Многие тысячи реактивных и артиллерийских снарядов и мин, ежедневно подвозимых в провинцию Нангархар пакистанскими ВС в нарушение Женевских соглашений, обрушиваются не только на позиции правительственных войск, но и на жилые районы Джелалабада, в результате чего убиты и ранены сотни жителей города. Таким образом, совместная авантюра пакистанской военщины и лидеров афганских «непримиримых», активно поддерживаемая Вашингтоном и Исламабадом, уже принесла и может еще принести огромные потери афганцев как с той, так и с другой стороны.

Продолжают поступать сведения о том, что иностранцы, находящиеся в боевых порядках мятежников под Джелалабадом, препятствуют вывозу раненных мятежников с поля боя. Согласно информации, полученной от компетентных органов РА, в результате бомбо-штурмового удара, нанесенного по дислоцировавшемуся в уезде Чаприяр (провинция Нангархар) бандформированию известного главаря Джелалуддина Хакани из племени джадран, 9 мятежников погибло и 7 было ранено. По существующей у пуштунов традиции Джелалуддин Хакани намеревался направить тела убитых родственникам, а раненых — на лечение в Пешавар. Однако этому воспрепятствовали находящиеся в его отряде арабские советники, лично добившие раненых. Убийство раненых вызвало негодование среди других членов бандформирования, которые вынудили главаря покинуть позиции и ушли в направлении Пакистана.

В Пешаваре отмечена волна манифестаций протеста против участия афганских беженцев в боевых действиях под Джелалабадом, вызванная доставкой в город тел погибших мятежников и раненых других формирований. Пакистанская полиция и мятежники с целью пресечения выступлений афганских беженцев открывали по ним огонь. В настоящее время, для того чтобы предотвратить новые массовые выступления беженцев, пакистанские власти запретили информировать их о потерях под Джелалабадом. Кроме того, убитые и добитые на поле боя мятежники часто зачисляются в разряд пропавших без вести.

Источники информации: советские посольства в Пакистане и Афганистане,
апрель 1989 г.

Боевые действия под Джелалабадом подтвердили, что правительственные войска кое-чему научились за годы ведения войны. Они проявили достаточную стойкость и боевую выучку. Моджахеды не смогли в короткие сроки перестроить тактику ведения войны и терпели поражение.

Воевать в открытом бою оказалось не так просто, как это им представлялось ранее. Ведь одно дело обстреливать реактивными снарядами беззащитные города, проводить засады и террористические акты, совсем другое — организовывать наступательный бой с активными целями. К этому мятежники оказались не готовы. Поняв это, они с помощью иностранных советников и офицеров правительственных войск, перешедших на сторону оппозиции, начали осваивать наступательную тактику ведения боя.

3 мая для оценки складывающейся ситуации и выработки рекомендаций по стабилизации обстановки в новых условиях в Кабул прилетела группа генералов и офицеров во главе с генералом Варенниковым. Мы встречались со всеми министрами Вооруженных сил (Танаем, Якуби, Ватанджаром), вице-президентом Рафи, а также с Наджибуллой. Причем встречи проходили всякий раз по-разному. Если, например, Танай искренне был рад и довольно откровенно рассказал о складывающемся в стране и партии положении, поделился своими опасениями о возможных гонениях на халькистов, то совсем другим был разговор с Якуби, который ограничился общими ничего не выражающими фразами. За время пребывания в Афганистане мне довольно много раз пришлось встречаться с Наджибуллой, но на этот раз он поразил меня своей надменностью и чванливостью. От всей его фигуры так и веяло важностью и показной деловитостью. В общем, перед нами предстал совсем другой человек, уверенный в себе президент чужого государства. В начале беседы он извинился за то, что нас ничем не угощает, так как у них — время Рамазана, затем изложил просьбы по поводу поставок оружия, боевой техники и боеприпасов. Его интересовало только это, он думал, что все остальное находится под контролем.

Поработав четыре дня в Кабуле, слетав в Кандагар, мы возвратились в Москву, где представили свои предложения руководству Министерства обороны СССР. Больше генерал В. И. Варенников в Афганистане не был. Он переключился на решение внутренних проблем страны. Теперь он чаще стал находиться в Азербайджане, Армении, Прибалтике, Южной Осетии… в районах межнациональных конфликтов, которые стали возникать в Советском Союзе один за другим. Он очень переживал за судьбу своего народа и целостность Советского Союза, с болью в сердце смотрел, как разваливают Советское государство и его армию. Мучительно искал выход из создавшегося положения. Неоднократно письменно обращался в высшие инстанции, в том числе и к М. Горбачеву, как от себя лично, так и от имени Военного совета Сухопутных войск. Но эти обращения вызывали только раздражение власть имущих — мол, «работать надо, а не писать». Выступив в августе 1991 г. на стороне ГКЧП, он был отстранен от должности главнокомандующего Сухопутными войсками и почти полтора года находился в теперь уже широко известной «Матросской тишине». В последующем предстал перед судом по делу ГКЧП. Единственный из подсудимых отказался от амнистии, объявленной согласно решению Государственной думы РФ в феврале 1994 г., настоял на продолжении судебного разбирательства. В августе 1994 г. решением Военной коллегии Верховного суда РФ признан невиновным.

Оценивая обстановку в Афганистане после вывода советских войск, мы отмечали, что ее развитие шло не по сценарию оппозиции, которая обещала «свалить» режим НДПА через пару недель. Однако все вышло иначе. И не имея прямой поддержки Советского Союза, правительственные войска выстояли в Джелалабаде и других местах против моджахедов, которым не удалось захватить хотя бы какой-либо значительный город, а их «переходное правительство» пребывает, как и прежде, в эмиграции в Пакистане. Эти успехи правительственных войск надо было закреплять. Неустойчивое равновесие долго продолжаться не может, хотя ВС РА имеют все необходимое для успешного противостояния вооруженной оппозиции.

Это хорошо понимали и моджахеды, поэтому, несмотря на фактическое поражение оппозиции под Джелалабадом, а потом и под Кабулом, ее лидеры на уступки не пошли. 15 мая Моджаддади отверг предложение Советского Союза о проведении международной конференции в целях урегулирования положения в Афганистане как «неприемлемое». Он заявил: «Афганцы решили продолжать вооруженную борьбу против кабульского режима, и это является единственным решением проблемы».

Одновременно, чтобы оправдать свой провал, Пакистан и «непримиримые» стали заявлять, что Наджибулле снова помогают русские солдаты, которых опять срочно перебросили в афганскую армию из СССР. Летом 1989-го очередная «утка» вспорхнула из ряда пакистанских органов печати и «полетела» по миру. На сей раз со ссылкой на «Афгани ньюс эйдженси» утверждалось, будто в Кабул прибыли 1500 советских военнослужащих, на которых возложена задача «обеспечить» безопасность города.

«Стало своего рода правилом, что противники урегулирования, пытаясь отвлечь внимание общественности от собственного курса на грубое вмешательство в дела суверенной страны, предпринимают разного рода неблаговидные пропагандистские маневры, — сказал в этой связи Ю. Алексеев, заведующий отделом стран Среднего Востока МИД СССР. — К числу таких маневров относятся и сообщения о переброске советских военнослужащих в Кабул. Это вымысел. Советский Союз точно, последовательно придерживается духа и буквы Женевских соглашений по Афганистану, чего, к сожалению, нельзя сказать об Исламабаде, чья подпись также стоит под этим соглашениями».

Здесь, чтобы до конца прояснить этот вопрос, думается, следует дать пояснение. Советские военные советники и специалисты находились в Афганистане с середины 50-х годов. После апреля 1978 г. их число резко возросло и в некоторые периоды достигало нескольких тысяч. Постепенно количество военных советников сокращалось. Особенно быстро этот процесс пошел после подписания Женевских соглашений, хотя советники и специалисты не входили в состав ОКСВ и могли остаться в Афганистане после вывода 40-й армии. На этом настаивали афганские руководители, но было принято решение вывести к 15 февраля и советников.



Справка


О советских военных советниках в Афганистане


На 1 января 1988 г. в афганской армии работали 1007 советских военных специалистов (СВС), в том числе 694 советника.

По мере вывода соединений и частей 40-й армии из военных гарнизонов ВС РА в Кабул выводились СВС. В последующем они откомандировывались в Советский Союз.

В течение июня-октября с. г. советнические коллективы были выведены из 7-й, 9-й, 11-й, 12-й, 14-й, 15-й, 21-й пд, 7-й тбр, авиачастей Кандагарского гарнизона, управлений 1-го, 2-го, 3-го, 4-го армейских корпусов. Были до определенного предела сокращены соответствующие должности в Кабульском гарнизоне. В целом в течение первого этапа вывода 40-й армии советнический коллектив был сокращен на 498 человек.

В настоящее время в афганской армии находится 509 военных советников и специалистов, в том числе в Кабульском гарнизоне 320 СВС. Они работают в Министерстве обороны и Генеральном штабе, соединениях и частях центрального подчинения, афганских ВВС и ПВО, а также в оперативных группах 1-го, 2-го, 3-го АК и 21-й пд…

Источник информации: аппарат главного военного советника в РА,
ноябрь 1988 г.

После 15 февраля 1989 г. советских военных советников, как и войск, на территории Республики Афганистан не осталось. Имелось лишь небольшое количество военных специалистов, порядка 30 человек, во главе с генералом армии М. А. Гареевым, необходимых для оказания помощи в применении сложных видов техники и приема транспортных самолетов, поставляющих в РА продовольствие и другое имущество.

В то время как оппозиция безуспешно пыталась разгромить правительственные силы и овладеть хотя бы одним более или менее крупным провинциальным центром, афганское руководство предпринимало все возможные меры, чтобы покончить с войной. В мае 1989 г. в Кабуле прошла Лойя Джирга, основным содержанием которой явились поиски путей мирного урегулирования в Афганистане. В эмоциональной речи президента РА Наджибуллы на этой Джирге были изложены принципиальные взгляды по решению основной проблемы — стабилизации обстановки в стране. Из приводимых фрагментов из этого выступления наглядно видны оценки Наджибуллы относительно миссии советских войск в Афганистане:

«Во имя аллаха милостивого, милосердного!

Дорогие соотечественники, уважаемые старейшины, авторитетные представители отважного афганского народа!

Дорогие друзья и гости!

…Руководство Республики Афганистан на Лойя Джирге 1367 года пообещало создать условия для вывода Ограниченного контингента советских войск. В соответствии с Женевскими договоренностями эти части были выведены по графику, и сейчас в Афганистане нет ни одного советского солдата.

Спросим у тех, кто считает, что свою войну они начали из-за военного присутствия Советского Союза, разве советские воинские части препятствовали тому, чтобы вы пришли к соглашению с правительством о прекращении войны? Почему, на каком основании вы сейчас воюете против родины и народа?

Те, кто до вчерашнего дня вели войну под лозунгом джихада, почему сейчас продолжают воевать против мусульман Афганистана, каждый день проливают их кровь?

Почему сыновья афганцев должны убивать друг друга? Ведь они друг другу братья!

Почему рука афганца обагряется кровью афганца и дом его разрушает афганец?

…Прошел год с начала вывода советских войск и три месяца после его полного завершения, С момента выхода советских войск наши героические Вооруженные силы стойко защищают Джелалабад, Хост, Гардез, Кандагар, Герат, основные транспортные магистрали и другие стратегически важные пункты страны. Этот факт является ярким свидетельством стойкости ВС РА и защитников республики. Однако, несмотря на подписанные Женевские соглашения, резолюцию 43-й сессии ГА ООН, настойчивые требования и желания народа Афганистана положить конец войне и обеспечить мир в стране, агрессия против РА и вмешательство в ее дела не только не прекратились, но и усилились, что создало опасность возникновения регионального конфликта. Сегодня стоит вопрос не только об афганском урегулировании, но и вопрос о предотвращении вооруженного столкновения между Афганистаном и Пакистаном.

…После вывода советских войск, которые оппозиция считала единственной причиной войны и кровопролития и вела под этим предлогом джихад, а Пакистан рассматривал вывод ОКСВ как основной элемент обеспечения безопасности в регионе, весь афганский народ ожидал, что обстановка в стране улучшится и вооруженные столкновения прекратятся…

Однако, к сожалению, ситуация изменилась в противоположную сторону, то есть в направлении братоубийственной войны, военного давления, агрессии и вмешательства со стороны Пакистана в целях завоевания власти, обеспечения кланового, группового и даже личного господства. Пакистанские милитаристы под руководством американских советников разработали планы захвата городов и провинций Афганистана, а руководители вооруженной оппозиции в Пакистане стали бездушным оружием в руках иностранцев и пакистанских милитаристов, стремящихся к военной оккупации Афганистана, уничтожению его народа, к разрушению страны.

Имеющиеся неопровержимые документы и свидетельства, а также последующий ход событий показывают, что экстремистская часть вооруженной оппозиции и поддерживающие ее страны вынашивают планы наступления на земли афганцев и подвергают опасности национальный суверенитет, территориальную целостность, независимость единой родины афганцев.

…Ни Исламабад, ни марионеточное «переходное правительство» до сих пор не выдвинули ни одного предложения, направленного на мирное урегулирование. Повторяю, не выдвинули ни одного предложения. Исламабад, однако, пытается уклониться от каких-либо усилий в направлении достижения мира. Очевидно, что цель пакистанской военщины — установление мира и спокойствия в Афганистане путем убийства последнего афганца руками другого афганца. Естественно, на кладбище будет господствовать полная тишина. Народ Афганистана не устраивает такая перспектива.

…Они стремятся военным путем в одностороннем порядке навязать афганскому народу выгодное им правительство, созданное в Пакистане, и приступить к осуществлению планов создания великого Пакистана. Таким образом, пакистанская военщина стремится повторить историю страны полуторавековой давности и посадить на трон новых шахшуджей.

…Мы выражаем глубокую благодарность генеральному секретарю ООН за его неустанный труд по организации и проведению Женевских переговоров. Однако Пакистан, подписавший в присутствии Генсека ООН этот договор, гарантами которого являются СССР и США, что повышает его значимость и законность, не выполняет положений договора. Эти действия Пакистана, а также его пренебрежительное отношение к некоторым другим международным документам наносят серьезный ущерб авторитету ООН и снижают доверие мирового сообщества к этой организации.

Человечество может и должно в условиях, когда устранены все возможные поводы для продолжения войны в Афганистане, сыграть более действенную роль в обеспечении мира в стране и восстановлении разрушенной войной экономики…»

В последующем эти оценки претерпели кардинальное изменение (после прекращения советской военной помощи режиму НДПА. — Примеч. авт.).



Патовая ситуация в Афганистане


Правительственные силы отбили все атаки отрядов «непримиримых» под Джелалабадом и Хостом, успешно сдерживали их и в других районах страны. В то же время оппозиция безуспешно пыталась разгромить их и овладеть хотя бы одним более или менее крупным провинциальным центром. Создалась своеобразная патовая ситуация. Это давало возможность политического урегулирования афганской проблемы. Руководство РА предпринимало все возможные меры, чтобы покончить с войной. В мае в Кабуле прошла Лойя Джирга, основным содержанием которой явились поиски путей мирного урегулирования в Афганистане. Однако каких-то позитивных результатов на этом направлении достичь не удалось. Бои продолжались с переменным успехом весь год.

В конце 1989 г. Наджибулла направил в Москву послание, где он давал анализ положения дел в Афганистане и делился конкретными соображениями, касающимися дальнейших действий.

В ответном письме от 11 декабря М. Горбачев снова заверял афганцев в неизменности курса Советского Союза и подчеркивал: «Совершенно очевидно, что пока непримиримая оппозиция, подогреваемая и поощряемая из США, Пакистана и Саудовской Аравии, будет держаться экстремистской линии, меры боевого воздействия на нее остаются важным методом «убеждения» противника в доказательстве истины: мирным переговорам, межафганскому диалогу нет альтернативы.

Вместе с тем уже достигнутый позитив в военной области открывает некоторые новые внутренние и внешние возможности для активизации политической работы…

В деле отражения варварских действий оппозиции в отношении городов, мирного гражданского населения, срыва ее наступательных акций большое значение имеют, несомненно, ответные ракетные удары. Советская Сторона приняла некоторое время назад, как Вам известно, решение о выделении дополнительно для наших афганских друзей 500 ракет Р-300. В связи с этим крайне желательно, чтобы поставляемые ракеты Р-300 расходовались наиболее рациональным образом. Хочу подчеркнуть, что мы пошли на это путем изъятия таких ракет из советских воинских подразделений. Возобновлены поставки такого эффективного средства, каким является ракета «Луна-М». С конца ноября до нового, 1990 года Афганской Стороне будет передано 100 таких ракет.

Мы подтверждаем свою готовность поставить вам современные самолеты МиГ-29…

Вертолеты Ми-35 будут поставлены в первом квартале 1990 года. Рассматриваются другие вопросы, касающиеся поставок вооружения, которые Вы ставите в своем послании…» (текст письма утвержден на заседании Политбюро ЦК КПСС, протокол № П 175/5).

Однако афганцы начали чувствовать, что советские лидеры стали терять интерес к событиям, происходящим в Афганистане после вывода своих войск. Об этом свидетельствовало и решение о прекращении деятельности Комиссии Политбюро ЦК КПСС по Афганистану.



Документ


Совершенно секретно
Особая папка

Т.т. Горбачеву, Рыжкову, Крючкову, Маслюкову, Шеварднадзе, Яковлеву, Язову, Фалину, Шкабардне.

Выписка из протокола № 178 заседания Политбюро ЦК КПСС от 12 февраля 1990 года

О прекращении функционирования Комиссии Политбюро ЦК КПСС по Афганистану.

Согласиться с соображениями, изложенными в записке т. Шеварднадзе от 29 апреля 1990 г. (прилагается).

Секретарь ЦК М. Горбачев.

Совершенно секретно
Особая папка

ЦК КПСС
О прекращении функционирования Комиссии Политбюро ЦК КПСС по Афганистану


Постановлением ЦК КПСС от 13 ноября 1986 г. (П 40/X) в целях координации действий, принятия оперативных решений и внесения необходимых предложений по афганскому вопросу и урегулированию положения вокруг Афганистана была образована Комиссия Политбюро ЦК КПСС по Афганистану. Ее создание вытекало из складывающейся в то время вокруг Афганистана обстановки, когда на повестке дня стояли вопросы вывода советских войск, заключения Женевских соглашений и выработки концепции национального примирения.

Комиссия провела 19 заседаний, к участию в которых привлекались представители различных советских ведомств и советские представители в Кабуле. Был рассмотрен широкий круг вопросов, связанных с политическим урегулированием, советско-афганским сотрудничеством, оказанием помощи афганским друзьям в экономической, военной и других областях. По представлению комиссии в ЦК КПСС был утвержден комплексный план наших действий по Афганистану на 1987-1988 годы, который полностью реализован.

В настоящее время, спустя год после завершения вывода контингента советских войск из Афганистана, ситуация заметно изменилась. Работа по политическому урегулированию афганской проблемы приняла обычные формы, которые характерны для поисков путей решения других региональных конфликтов и не требуют какого-то специального механизма, С другой стороны, вопросы нашей военной и экономической помощи Афганистану рассматриваются соответственно в Комиссии Политбюро по ограничению вооружений (председатель т. Зайков Л. Н.) и Постоянной межправительственной советско-афганской комиссии по экономическому сотрудничеству (председатель советской части т. Белоусов И. С.). В этой связи во избежание дублирования наших действий на афганском направлении полагал бы целесообразным считать деятельность Комиссии Политбюро ЦК КПСС по Афганистану завершенной.

Э. Шеварднадзе.
29 января 1990 г.



Мятеж Шах Наваз Таная


Тем временем в кабульском руководстве вновь обострились противоречия и борьба за власть. Лидеры халькистского крыла в НДПА всегда подчеркивали: именно халькисты совершили революцию, и они больше всего воюют на поле боя, а парчамисты с помощью Советского Союза узурпировали власть в стране и в партии. Обвиняли советских представителей в том, что СССР предал «своих братьев по классу» и односторонне поддерживает «Парчам». Наличие в Афганистане советских войск в какой-то мере сдерживало открытые выступления халькистов и являлось в этом плане как бы примиряющим фактором. После вывода ОКСВ из РА партийцы обеих фракций НДПА перед лицом общей опасности на какое-то время внешне сплотились. Однако скрытая борьба между крыльями продолжалась. Противоречия между ними ликвидировать так и не удалось.

Президент РА для укрепления своих позиций всячески стремился ослабить влияние халькистов. И несмотря на рекомендации советских представителей в конце 1989 г. предпринял против их лидеров репрессивные меры. На основании имеющихся у МГБ данных об установлении прямых связей с Г. Хекматияром и подрывной деятельности против официальных властей были проведены аресты офицеров и генералов — сторонников министра обороны РА генерал-полковника Шах Наваза Таная.

Такие действия крайне обострили обстановку и создали конфликтную ситуацию между Наджибуллой и Танаем, до предела накалив их отношения, которые и раньше-то не отличались особой дружелюбностью. И если в период нахождения советских войск при посредничестве генерала армии В. И. Варенникова удавалось гасить накал страстей, то на этот раз их противостояние приобрело форму вооруженного конфликта. Начавшийся 5 марта 1990 г. процесс над арестованными халькистами послужил сигналом для открытого выступления Ш. Н. Таная.

6 марта в Кабуле министр обороны РА со своими сторонниками предпринял попытку вооруженного свержения президента РА Наджибуллы, которая окончилась неудачей.

Мятеж этот был спонтанным, скорее актом отчаяния, плохо организованным и подготовленным, вследствие чего быстро подавлен верными Наджибулле войсками, так как столица заблаговременно по приказу президента была «очищена» от армейских частей и укреплена за счет Национальной гвардии. К тому же в армии на ключевых постах находились парчамисты, скрыть от которых заблаговременную подготовку заговора было невозможно.

Выступление Таная наиболее ярко продемонстрировало отсутствие единства в правящей партии, сохранение острых противоречий между различными политическими группировками внутри НДПА. Показало также, что не утихает борьба между отдельными влиятельными деятелями кабульского руководства и группами их сторонников, а компромиссы если и могут быть, то или временными, или не среди лидеров этих фракций. Подтверждались слова ближайшего помощника Наджибуллы Джафсара, которые он сказал мне при расставании во время отлета из Кабула: «Все у нас есть: и техника, и вооружение, и боеприпасы, если удастся обеспечить единство, тогда нам ничего не страшно. Главное — единство…»

Это как раз сделать так и не удалось. И хотя мятеж тогда не оказал существенного влияния на общую ситуацию в стране, его политические последствия имели в основном негативный характер: стал отмечаться рост нестабильности, увеличение числа противников Наджибуллы как в партии, так и в армии, ослабление позиций президента РА внутри Афганистана и за рубежом. Оппозиция получила весомый аргумент в пользу продолжения военного давления на Кабул, а также активизации действий в других районах страны.

Военные последствия попытки государственного переворота оказались довольно негативными. Репрессии против активных участников «мятежа Таная» обострили и без того сложные отношения в армии между халькистами и парчамистами, усилили оппозиционные настроения части офицерского состава против Наджибуллы и его окружения, способствовали росту дезертирства военнослужащих из рядов Вооруженных сил, а также переходу части войск на сторону противника.

В марте-июне отмечалось увеличение числа таких явлений, особенно в войсках, обороняющих Хост и Джелалабад и несущих охрану стратегических коммуникаций. Все это ослабляло ВС РА и вело к их поражению.

Военная и другая помощь Афганистану со стороны Советского Союза в такой ситуации смогла только несколько продлить агонию режима Наджибуллы. Однако советские руководители с непонятным упорством продолжали посылать в РА все новые и новые партии оружия и техники, хотя уже тогда было ясно, что НДПА политической перспективы не имеет.



Документ


Совершенно секретно
Особая папка

Т.т. Горбачеву, Рыжкову, Зайкову, Шеварднадзе, Яковлеву, Язову, Бакланову, Белоусову И., Белякову, Фалину, Шкабардне.

Выписка из протокола № 181 заседания Политбюро ЦК КПСС от 7 марта 1990 года.

О поставке Республике Афганистан специмущества Согласиться с соображениями, изложенными в записке т. Рыжкова Н. И. от 25 февраля 1990 г. (прилагается).

Секретарь ЦК М. Горбачев.

Совершенно секретно
Особая папка

ЦК КПСС
О поставке Республике Афганистан специмущества


Правительство Республики Афганистан обратилось с просьбой о поставке в 1990 г. специмущества для оснащения подразделений своих армии и органов государственной безопасности на общую сумму около 6,4 млрд. руб.

Минобороны СССР и МВЭС СССР, рассмотрев просьбу афганской стороны, считают целесообразным поставить специмущество на сумму около 2,15 млрд. руб., из которых 500 млн. руб. можно было бы не возмещать Минобороны СССР.

В то же время государственным планом экономического и социального развития СССР и Государственным бюджетом СССР на 1990 год предусмотрены поставки специмущества Афганистану в объеме 445 млн. руб., которые уже израсходованы на поставку этой стране вооружения и боеприпасов.

В сложившейся ситуации удовлетворение просьбы афганской стороны предлагается осуществить без увеличения ассигнований по Государственному бюджету СССР за счет перераспределения объемов, выделенных МВЭСу СССР для поставок специмущества странам в 1990 году на условиях государственного кредита и безвозмездной помощи, использовав для этого следующие источники:

250 млн. руб. — кредит, реально обеспеченный финансовыми ресурсами из суммы в 700 млн. руб., предназначенной для выполнения дополнительного задания по поставкам странам специмущества на условиях государственного кредита с погашением в свободно конвертируемой валюте;

50 млн. руб. — за счет сумм, предназначенных для оказания дополнительной безвозмездной военной помощи иностранным государствам.

С учетом того, что по условиям межправительственных соглашений Афганистан традиционно оплачивает лишь 25% стоимости поставляемого специмущества, этих сумм достаточно для удовлетворения афганской просьбы о поставке вооружения и военной техники на сумму около 1,8 млрд. руб.

Исходя из существующей военно-политической обстановки, представляется, что объем военно-технической помощи Афганистану в 1990 г. может потребоваться на уровне 1989 года и составить около 4 млрд. руб.

В этом случае вопрос о дополнительном финансировании военной помощи целесообразно рассматривать в каждом конкретном случае в установленном порядке.

Н. Рыжков.
25 февраля 1990 г.

После подавления выступления халькистов в действиях Наджибуллы и его ближайшего окружения все отчетливее стала прорисовываться линия на отказ от установок Саурской революции и вообще на выработку нового курса. 27-28 июня 1990 г. в Кабуле проходил второй съезд НДПА. Съезд принял новое название НДПА — «Ватан» («Отечество»). Были утверждены новые Устав и Программа партии. Решены организационные вопросы.

Результаты съезда показывали, что руководство партии пыталось найти новые пути выхода из сложившейся ситуации, так как политика национального примирения, которая проводилась в стране, существенных результатов не давала. Оппозиция отвергала все инициативы президента РА и на компромиссы не шла. Нужны были дополнительные кардинальные шаги. Их планировалось предпринять, в том числе и за счет отказа от прежних идеологических установок.



Кого устраивало кровопролитие?


После ухода советских войск из Афганистана в стране мало что изменилось. Столкновения между самими афганцами даже расширились. Гибло все больше людей. Значит, дело-то было не только, а может быть, не столько в присутствии в РА советских войск! Они-то вышли, а война активизировалась!

Видимо, выгодно было кровопролитие тем, кто разбогател на нем и продолжал получать от него дивиденды. На этой войне воспиталось уже целое поколение афганцев, для которых участие в ней стало высокооплачиваемой профессией. Так где же был выход?

Я уже приводили цитату из книги А. Снесарева «Афганистан» (1921 г.): «Пусть мы бедны и у нас льется кровь… это наше внутренне дело, но мы, афганцы, всегда и прежде всего свободны». Очевидно, именно здесь кроется и наиболее рельефно проявляется главная причина возникновения и продолжения войны в Афганистане. Возможно, это и ключ к ее прекращению. Сопротивление явилось противодействием стремлению властей насадить в стране чуждый народу тоталитарный режим и ограничить традиционные свободы. А ведь в этой стране веками существовала своеобразная демократическая система, которая позволила сохраниться нации. Народ с молоком матери впитывал дух свободы и не желал ею поступиться. Провозглашаемые властями под нашим влиянием новые ценности в глазах афганцев не являлись таковыми. У Востока свои пути, свои святыни, всему своя цена, даже свой отсчет времени.

Есть, конечно, и другие причины войны, но эта, по-моему, одна из основных.

Между тем общественно-политическая ситуация в Афганистане оставалась сложной и противоречивой. Было ясно, что, если даже моджахеды и придут к власти, война не окончится, так как оппозиция была сама разобщена, неоднородна и не пользовалась влиянием на всей территории страны (это в конечном счете потом и произошло).

Не случайно ее отряды вели боевые действия не только с правительственным войсками, но и друг с другом. Все большую роль стал играть национальный фактор. Появилась тенденция консолидации сил оппозиции и правительственных войск на национальной основе. На севере страны постепенно в качестве объединяющей силы выдвинулся антипуштунизм.

В то же время отсутствие убедительных позитивных результатов в осуществлении объявленной политики национального примирения и поиске путей вывода страны из затянувшегося кризиса оказывало ощутимое влияние на положение в республике. В партии «Отечество» сложилась ситуация, когда многие партийцы практически перестали верить в возможность достижения реального национального примирения. Они высказывали сомнения в правильности избранного курса на достижение компромиссов с оппозицией и неуверенность в необходимости предпринимаемых уступок. Продолжалось снижение авторитета партии и ее влияния среди населения.

В руководстве страны часто не было единых позиций при решении тех или иных вопросов. В связи со скрытым противоборством неоднозначно протекали процессы в государственном аппарате и в правительстве Афганистана.

Непримиримая оппозиция продолжала наращивать усилия по расширению и активизации боевых действий в наиболее важных регионах страны (Джелалабад, Хост, Калат, Кандагар, Гардез, Газни, Герат, зона Саланга). Однако в ее руководстве тоже наметился раскол между двумя образовавшимися группировками на почве различного подхода к урегулированию афганской проблемы. Группировка, возглавляемая Г. Хекматияром (ИПА) (в нее входили А. Р. Саяф, М. Н. Мохаммади и Ю. Халес), выступала за свержение правительства РА только военным путем. Другая группа (С. Моджаддади, С. А. Гилани и примкнувший к ним Б. Раббани) считала необходимым использовать для захвата власти весь комплекс имеющихся мер с упором на политическое решение афганской проблемы.

Активную деятельность в афганском вопросе проявляло пакистанское руководство, которое взяло курс на слом наметившегося процесса политического урегулирования конфликта и вновь выдвинуло на первый план военное решение проблемы. С этой целью оно расширило мероприятия по формированию объединенного военного командования, совершенствовало тактику действий мятежников, создавало новые отряды на регулярной основе, которым представлялись дополнительные партии тяжелого вооружения и военной техники. Было начато доукомплектование формирований моджахедов за счет афганцев из лагерей беженцев, находящихся на пакистанской территории.

Руководству моджахедов пакистанцы выдавали рекомендации по проведению поэтапных операций в целях овладения важными провинциальными центрами в возможно короткие сроки. Обращалось внимание мятежников на необходимость создания четкой и надежной системы связи политического руководства оппозиции в Пакистане с полевыми командирами, действующими на афганской территории, совершенствования разведки и формирования подразделений специального назначения.

Под нажимом военно-политического руководства и спецслужб Пакистана, Саудовской Аравии и США лидеры всех исламских партий «Альянса-7», в первую очередь ИПА, ИПХ и ИСОА, важное значение придавали дестабилизации обстановки в зоне Кабула. Для этого непосредственно в районах, примыкающих к столице, оппозиция содержала довольно крупную вооруженную группировку мятежников общей численностью 14,5 тыс. чел. Основные группировки моджахедов сосредоточивались в уездах Шакардара, Мирбачакот, Баграми, Горбанд, Джабаль-Уссарадж, Суруби, Мухаммедага, волостях Кухи-Сафи, Джалез.

В эти же районы доставлялось большое количество оружия, боеприпасов, снаряжения и продовольствия. По замыслу военного командования оппозиции, отмеченные мероприятия должны были создать условия для усиления обстрелов Кабула и блокирования в нужный момент коммуникаций Кабул — Хайратон, Кабул — Гардез, Кабул — Джелалабад.

Для распыления сил госвласти предусматривалась дальнейшая активизация боевых действий мятежников в районах Хоста, Джелалабада, Кандагара, Калата, Газни, Гардеза и Герата. Руководством оппозиции проводилась работа по ослаблению межпартийных противоречий, согласованию и координации своих действий. В частности, со стороны Г. Хекматияра (ИПА) были предприняты попытки сблизиться с А. Ш. Масудом, заключить с ним перемирие и найти приемлемую основу для сотрудничества в борьбе с кабульским режимом.

Во всех регионах оппозиция делала главный упор на подрывные действия, шантаж, подкуп и перетягивание на свою сторону личного состава правительственных войск, особенно среди командиров, не пользующихся доверием властей.

В этих условиях руководство Республики Афганистан, продолжая противодействовать военному давлению оппозиции, стало больше внимания уделять углублению и практической реализации политики национального примирения, пытаясь таким образом удержать в своих руках инициативу и способствовать урегулированию афганской проблемы.

Приверженность руководства РА пути мира и согласия наглядно была видна из выступления Наджибуллы на IX Белградской конференции глав государств и правительств неприсоединившихся стран, а также в других заявлениях и обращениях. Основными элементами политического решения афганской проблемы должны были стать повсеместное прекращение огня, диалог между афганцами, достижение компромисса между противоборствующими сторонами, создание правительства национального единства на широкой основе и демократические выборы при участии всех слоев афганского общества.

Предпринимались и частные активные наступательные действия в районах восточнее, западнее и южнее Кабула, севернее и южнее Джелалабада. Была разгромлена крупная группировка противника в провинции Логар, восстановлено движение автотранспорта на коммуникации Кабул — Гардез, проведены колонны на Кандагар и др.

В целях срыва планов оппозиции, особенно в зоне Кабула, военно-политическое руководство РА в срочном порядке проводило мероприятия по укреплению обороны столицы. Спецслужбы МГБ и МВД усиливали контрразведывательный и милицейский режим. Все это способствовало завоеванию инициативы на этих направлениях и повышало уверенность правительственных войск.

Вместе с тем активность проявлялась лишь в отдельных эпизодах. А главной линией была все-таки стратегическая оборона. При этом боевые действия велись пассивно, носили локальный характер. Поражение противнику наносилось главным образом за счет ракетных ударов, артиллерийского огня и бомбардировок.

Определяющим фактором являлась недостаточная устойчивость войск. Не прекращались групповые дезертирства и даже предательства (сдача Таринкота, провинция Урузган). Обострились противоречия между племенными формированиями в Герате.

Укомплектованность частей в районах наиболее интенсивных боевых действий отрядов оппозиции не превышала 50%. Все это объяснялось в первую очередь крайней усталостью от войны, принудительным призывом пополнения, плохими условиями жизни и быта. Такая ситуация долго сохраняться не могла. Нужно было решать «или-или». Но решать никто не хотел или не мог. И хотя правительство РА в целом контролировало обстановку, а ВС республики пресекали вылазки оппозиции, но в условиях большой усталости от войны, недостаточной устойчивости войск любая крупная неудача под Кабулом, Хостом, Джелалабадом или в других районах страны могла коренным образом изменить военно-политическую обстановку в стране.

Руководство афганской оппозиции стремится максимально использовать возможности и опыт бывшего министра обороны РА Ш. Н. Таная и его сторонников для повышения эффективности вооруженной борьбы против госвласти. При этом оно рассчитывало с их помощью достичь коренного перелома в борьбе за власть. И надо сказать, основания для этого были. Сам Танай, длительное время находившийся на руководящих должностях в армии, был прекрасно осведомлен о положении дел в Вооруженных силах РА, знал их слабые и сильные стороны, систему обороны городов и магистралей, а также пользовался определенным влиянием среди офицеров и солдат афганской армии. Кроме всего прочего, это смелый и решительный военачальник, обладающий большим боевым опытом управления войсками при проведении операций. Его сторонники (Н. М. Моманд, Г. Хазрат, Кадыр Ака, Хамза и др.) также имели определенный авторитет в различных районах страны и были подготовлены в военном отношении.

В частности, руководством «Альянса-7» в основном были приняты рекомендации Ш. Н. Таная, в которых он предложил принять следующие меры: добиться единства в рядах моджахедов, согласовать планы на ближайшую перспективу, подготовить и провести одновременно широкомасштабные наступательные операции против сил госвласти в различных районах страны; на базе действующих отрядов и групп различных партий сформировать подразделения, части и соединения по типу регулярных войск; присвоить воинские звания полевым командирам и рядовым моджахедам, отличившимся в боях на территории Афганистана; широко использовать боевой опыт офицеров, перешедших на сторону оппозиции; провести мероприятия по созданию единой системы управления, активизации разведки, оснащению формирований тяжелым вооружением и т. д. Особое внимание Танай предлагал обратить на усиление работы по разложению Вооруженных сил РА и склонению на свою сторону племенных формирований. Под влиянием Таная и его сторонников участились случаи дезертирства и предательства военнослужащих правительственных войск. Обострились отношения между офицерами на основе внутрипартийных разногласий (особенно в гарнизонах в Хосте, Джелалабаде, Кандагаре). Положительный резонанс среди мятежников вызвало сообщение «переходного правительства» о присвоении в ноябре 1990 г. воинского звания генерал-полковник влиятельному полевому командиру Исмаил Хану. В общем, постепенно инициатива стала переходить в руки оппозиции. Недалек был день, когда правительственные силы начали терять свои позиции в разных районах страны.



Информация


Военно-политическая обстановка в Афганистане в течение октября оставалась сложной и напряженной. Вооруженная оппозиция основные усилия сосредоточила на дальнейшей дестабилизации обстановки на территории республики и вооруженном захвате власти в провинциях Урузган, Заболь, Кандагар и округе Хост, В результате непрерывных атак отрядов оппозиции и предательства губернатора провинции Урузган 3 октября с. г. был сдан провинциальный центр Таринкот и установлена власть оппозиции во всей провинции.

Вооруженные силы оппозиции концентрируются в районе Джелалабада с целью захвата провинциального центра. Начало штурма города определит комиссия «Альянса-7», которая сейчас работает в этом районе.

Продолжалось дальнейшее наращивание отрядов оппозиции и доставка крупных партий оружия и боеприпасов в провинции Кабул, Нангархар, Логар, Парван, Кандагар, Газни, Герат и вдоль транспортной магистрали Кабул — Хайратон. Всего в течение месяца из Пакистана и Ирана для усиления, восполнения боевых потерь и пополнения запасов прибыло до 7 тысяч мятежников различной партийной принадлежности. Кроме того, 260 иностранных советников, 90 караванов с оружием и боеприпасами.

Правительственные войска в течение месяца вели активные наступательные боевые действия в зоне Кабула, провинциях Логар, Нангархар, восстановили сторожевые посты на обходном маршруте (через пустыню Регистан) Лашкаргах — Кандагар, осуществляли проводку колонн с материальными запасами в Кабул, Джелалабад, Гардез, Герат, Кандагар. Для усиления Кандагарского гарнизона из Кабула и других регионов Афганистана переброшено более 3 тысяч военнослужащих.

Войска Кабульского гарнизона на логарском направлении расширили зону обороны Кабула с 24 по 40 км от центра столицы РА. Под контроль правительства вдоль дороги Кабул — Гардез перешло 38&nbsnbsp;кишлаков с населением около 10 тысяч жителей.

Обостряется обстановка в Кандагаре и Герате. Отстранен от должности генерал-губернатор Кандагарской провинции генерал-полковник И. Олюми.*

Активизировалась деятельность общего главаря на северо-западе страны «Турана» Исмаила (Исмаил Хана). За октябрь Кабул подвергся обстрелу 58 ракетами. Убито — 39, ранено — 93 чел.

В ноябре-декабре интенсивность обстрелов возросла.

Источники информации: советское посольство в Кабуле,
ноябрь-декабрь 1990 г.

*Нурульхак Олюми родился в 1941 г. в Кандагаре. Выходец из богатейшей семьи племени мухаммадзаев (особо почитаемая ветвь племени дураки). Род Олюми связан родственными узами с бывшим королем Афганистана Захир Шахом. Учился в лицее «Хабибия». Окончил Кабульское военное училище «Харби Пухантун», штабной колледж в Оклахоме (штат Техас, США), Военную академию Генерального штаба (СССР). Член НДПА с 1965 г. («Парчам»). На XII пленуме ЦК НДПА в июле 1983 г. избран членом ЦК (особо доверенное лицо Б. Кармаля). Является сторонником «парчамизации» армии. Службу проходил в должностях: командира взвода, батареи, начальника штаба артиллерийского дивизиона. В 1976-1978 гг. преподавал на офицерских курсах «А». В сентябре 1979 г. был арестован и до декабря 1979 г. находился в заключении. После освобождения был назначен начальником штаба 1-го АК. В 1983 г. стал командиром 2-го АК. В военном отношении подготовлен хорошо. Имеет достаточно высокий общеобразовательный уровень. Волевой, смелый, требовательный и решительный командир. По характеру самолюбив, высокомерен по отношению к подчиненным и очень хитер. В быту соблюдает общепринятые для пуштунов нормы поведения. Спиртные напитки употребляет умеренно. Владеет английским и русским языками. Публично показывает симпатии к СССР. Однако в кругу своих сторонников негативно высказывается о Советском Союзе. В семье царит дух уважения и преклонения перед Западом. Имеет земельные наделы в провинции Кандагар, но не является официальным собственником. Женат. Имеет двух дочерей. Жена Мир Ваэза родом из богатой семьи, в молодости являлась придворной парикмахершей при короле Захир Шахе и была пожалована земельными наделами в провинции Урузган. В семье отца 7 сыновей и 8 дочерей. До апреля 1978 г. многие из них занимали высокое положение в обществе. После прихода к власти НДПА большинство его родственников эмигрировало из Афганистана и проживают в США, ФРГ, Пакистане, где тесно связаны с Гилани и другими оппозиционными центрами. Имеются данные о связях Н. Олюми с оппозицией и пакистанским консульством в Кандагаре. (После прихода к власти моджахедов Н. Олюми сразу же оказался в свите С. Моджаддади. — Примеч. авт.).

Из этой информации наибольшего внимания заслуживает отстранение от должностей генерал-губернатора Кандагара и командира 2-го АК генерал-полковника Нурульхака Олюми, которому одновременно негласно было запрещено заниматься общественно-политической и военной деятельностью.

Разъяснялось, что такой шаг был предпринят президентом РА якобы за упущения в работе и приверженность Н. Олюми к сторонникам бывшего министра обороны РА Шах Наваз Таная. Мне неоднократно приходилось встречаться с генерал-губернатором Кандагара, поэтому могу с уверенностью сказать, что он никогда к сторонникам Таная не относился. Такое утверждение было вымыслом. Истинной же причиной являлось то, что, будучи уроженцем провинции Кандагар, Н. Олюми пользовался авторитетом среди большинства племен южных провинций Афганистана. После назначения его на должность генерал-губернатора провинции он сумел существенно стабилизировать обстановку в этом районе Афганистана. Хотя нельзя не сказать, что во многом у него наблюдался местнический подход к решению проблем, а также отмечалось игнорирование им указаний и требований вышестоящих начальников. Преобладала психология этакого «удельного князька». Но дело он делал, и делал успешно. Во всяком случае, с его приходом мирная жизнь в Кандагаре стала восстанавливаться. В этом существенную поддержку ему оказывали офицеры Оперативной группы МО СССР в РА.

Через старейшин племен и местных авторитетов Н. Олюми удалось мирным путем сводить практически на нет в течение почти трех лет боевую активность бандформирований в южном регионе Афганистана, где дислоцировались подчиненные ему войска. Центр же требовал от него вести бои с оппозицией. Кроме того, у Н. Олюми были конфликты на различной почве с партийными функционерами и работниками МГБ РА разных уровней, которых он игнорировал. Он также по ряду аспектов политики национального примирения имел отличное от Наджибуллы мнение.

С учетом все возрастающего авторитета клана Олюми (старший брат Абдул Хак Олюми был секретарем ЦК партии «Ватан» — заведующим военным отделом ЦК) среди мирных жителей и военных, а главное, чувствуя в его лице потенциального соперника личной власти, Наджибулла отстранил обоих братьев со всех постов и запретил заниматься всякой деятельностью. Это вызвало недовольство в южных провинциях страны. Многие местные племенные авторитеты встали в оппозицию или заняли нейтральную позицию в отношении органов госвласти. В результате резко дестабилизировалась обстановка, возросла боевая активность вооруженных формирований оппозиции на юге Афганистана.

Одновременно стала отмечаться активизация диверсионной деятельности специально подготовленных групп оппозиции в различных районах Афганистана и прежде всего в Кабуле.

Как потом выяснилось, их целью было отвлечение внимания госвласти от подготовки операции в районе Хоста.

Руководство Ирана, которое не проявляло активности до этого, в начале 1991 г. стало принимать меры по поддержке шиитских группировок оппозиции в Афганистане и усилению позиций ИРИ в этой стране: «На встрече в Тегеране 4 марта с. г. с представителями шиитских организаций Афганистана президент Ирана X. Рафсанджани заявил, что ИРИ приложит все усилия для оказания помощи афганским мусульманам в их справедливой борьбе за национальную независимость.

Данное заявление X. Рафсанджани отражает согласованную позицию иранского руководства по афганской проблеме, так как ранее в выступлении председателя меджлиса М. Карруби во время одной из встреч с лидерами «Альянса-7» в Пакистане также подчеркивалась мысль о необходимости координации усилий суннитских и шиитских группировок, поддержка которым со стороны Ирана будет целиком зависеть от достижения реального единства со стороны моджахедов.

Эти выступления иранских лидеров с удовлетворением встречены среди полевых командиров, действующих в западных, северо-западных и центральных провинциях Афганистана.

Ожидается, что в текущем году только финансовая помощь афганской оппозиции со стороны Ирана достигнет 5 млн. дол., кроме выделяемых спецслужбами ИРИ денег бандформированиям на приобретение оружия в Пакистане и на афганском рынке. Отмечается активизация поставок ОПРБ непосредственно из Ирана, в отдельных случаях в проводке караванов в провинции Герат; Бадгис, Гур, Бамиан и Вардак участвуют представители КСИР, на которых возложена задача по распределению доставляемого вооружения между отрядами «Партии исламского единства Афганистана» (ПИЕА) и контролю за его использованием.

Руководству ПИЕА рекомендовано создать в провинциях Бамиан, Урузган, Гур и Газни несколько дивизий численностью до 3,5 тыс. чел. каждая, комплектование и пополнение которых производить преимущественно за счет хазарейцев и подготовленного на территории Ирана резерва (около 25 тыс. чел.).

Помимо организаторской деятельности большое внимание стало уделяться контрольным функциям на местах… в обязанности иранцев входит также дача рекомендаций по ведению агитационно-пропагандистской работы среди личного состава бандформирований, местного населения и племенных формирований, сотрудничающих с госвластью…» (по материалам советских посольств в Афганистане и Иране, март 1991 г.).

Вооруженные формирования мятежников по-прежнему представляли собой серьезную угрозу кабульскому режиму. Причем мятежное движение сохраняло тенденцию к увеличению и постоянному обновлению вооруженной группировки за счет отрядов, дислоцированных на территории Пакистана.

Несмотря на суровую снежную зиму 1991 г., активность боевых действий оппозиции, в отличие от прошлых лет, не снизилась, а постоянно поддерживалась ее руководством на довольно высоком уровне практически во всех стратегически важных районах Афганистана. Правительственные войска, несмотря на численное превосходство, значительно лучшее вооружение и техническое оснащение, в соответствии с политикой национального примирения продолжали (ведение стратегической обороны и весьма неохотно шли на активизацию боевых действий по расширению контролируемых зон, наступательные действия вели нерешительно, в их организации и осуществлении проявлялась неоправданная медлительность, что позволяло мятежникам почти на нет сводить результаты нанесения ракетно-артиллерийских и авиационных ударов.



Поражение ВС РА под Хостом


К концу марта обстановка в районе Хоста резко обострилась из-за начавшихся активных действий формирований оппозиции по захвату окружного центра. Руководство РА предпринимало срочные меры по оказанию помощи Хостинскому гарнизону, но в конечном итоге его удержать не удалось.

Мятежники, в отличие от неудачных действий в 1989 г., на сей раз проявили возросшее боевое мастерство при ведении наступления. Ощущалось влияние Шах Наваз Таная, который не только досконально знал систему обороны города, но и пользовался авторитетом у многих военнослужащих из числа правительственных защитников Хоста.



Аналитическая записка


Некоторые итоги боев за Хост и перспективы развития обстановки в Афганистане


В результате тяжелых боев с превосходящими силами противника, которые активно подпитывались и опирались на военную поддержку из Пакистана, правительственные войска вечером (18:30 местного времени) 31 марта с. г. получили приказ Ставки ВГК покинуть город Хост.

В военно-политической обстановке в Афганистане после падения Хоста стали резко набирать силу негативные моменты, отрицательно сказывающиеся на стабилизации положения в стране и авторитете нынешнего режима.

В боевых действиях со стороны мятежников на завершающем этапе хостинской операции участвовало до 15,5-16 тыс. чел. Слагаемые успеха вооруженной оппозиции под Хостом:

  1. В период подготовки наступательной операции:
    • преодоление противоречий среди руководства «Альянса-7» и формирований различной партийной принадлежности, привлекаемых к боевым действиям, достижение единства в формах и методах борьбы с госвластью и выработка совместно с пакистанскими военными органами совместного плана операции;склонение к участию в операции кочевых племен, ранее воздерживающихся от участия в боевых действиях на стороне мятежников, а также целенаправленная работа с племенами, проживающими в районе Хоста и занимающими лояльное положение к органам государственной власти, по склонению их на свою сторону или занятию ими нейтральной позиции по отношению к вооруженной оппозиции;
    • агитационно-пропагандистская работа с военнослужащими гарнизона по склонению их к предательству;
    • создание единых органов и системы управления;
    • отработка бандформированиями в учебных центрах тактики действий и вопросов взаимодействия;
    • определение группировки сил и средств по направлениям и распределение задач между вооруженными формированиями на каждом из этапов операции;
    • создание маневренных отрядов (групп) для захвата господствующих высот и сильно укрепленных объектов.
  2. В ходе боевых действий:
    • изменение направления нанесения главного удара в течение суток до 2-3 раз с целью воспрещения правительственным войскам осуществлять маневр силами и средствами (особенно на первом этапе операции 18-26 марта);
    • нанесение одновременно 2-3 мощных ударов по сходящимся направлениям с обязательным непрерывным огневым воздействием на правительственные войска на неатакованных участках (в основном на заключительном этапе операции);
    • широкое применение ночных наступательных боев с обходящими действиями;
    • регулярная замена (каждые 2-3 суток) вооруженных формирований атакующего эшелона на отдохнувшие;
    • сохранение в неприкосновенности резервов (до 1,5 тыс. чел.), правильный выбор момента и направления его ввода в бой — только на завершающем этапе операции (31 марта) и после возникновения в городе паники и массового отхода с занимаемых позиций правительственных войск;
    • исключение случаев террора и репрессий по отношению к перебежчикам, местным жителям и пленным, в отличие от подобных акций, проведенных вооруженной оппозицией в период мартовского наступления в 1969 г. на Джелалабад.

Анализ качества проведенной операции показывает, что она была разработана, спланирована и осуществлена высокопрофессионально подготовленными военными специалистами (возможно, Шах Навоз Танаем).

Подводя итоги хостинской операции на совещании полевых командиров, состоявшемся 2 апреля с. г., главнокомандующий хостинской группировкой Джелалуддин Хакани подчеркнул необходимость дальнейшей консолидации всех сил оппозиции в борьбе с госвластью, развертывание активных наступательных действий на всей территории Афганистана с целью перехвата стратегической инициативы в свои руки. Участниками совещания высказывалась настоятельная необходимость изучения опыта проведенной операции и доведения слагаемых успеха до всех вооруженных формирований, наращивания усилий по разложению Вооруженных сил Республики Афганистан и склонению к переходу на свою сторону солдат и офицеров.

С захватом Хоста мятежниками, в течение 1-3 апреля в районе Исмаилхейль, 14 км юго-западнее Хост, продолжались боевые действия правительственных войск в окружении (предположительно 53-й пд, 2-й пбр, 61-го опп). По предварительным данным, в западном и северо-западном направлениях из окружения с боями пробиваются до 2-2,5 тыс. чел., в основном из состава переброшенных из Кабула частей.

Потери правительственных войск в районе Хоста составляют: по личному составу — погибло более 550 человек, ранено около 600 чел., пленено до 2,5 тыс. чел., дезертировало до 5 тыс. чел., пропало без вести около 2,5 тыс. человек; по технике: танков — 35, БМП — 4, БТ  — 90-95, реактивных систем залпового огня — 12, орудий — около 110, минометов — 150-160, зенитных пушек и ЗГУ — 20, крупнокалиберных пулеметов и АГС-17 — около 250, стрелкового оружия — более 8 тыс. единиц. Захвачен в исправном состоянии вертолет Ми-35.

Основными причинами падения Хоста являются:

  • угодничество и сокрытие информации об истинном положении в гарнизоне и в регионе при различных докладах партийно-государственным деятелям, представителям органов МГБ, МВД и МО Республики Афганистан;
  • борьба за власть в Хосте между фракционными группировками партии «Ватан» (парчамистами и халькистами);
  • наличие в войсках гарнизона значительного количества лиц, враждебно относящихся к нынешнему режиму;
  • низкий моральный дух военнослужащих;
  • ужесточение политики центрального руководства по отношению к проживающим в районе Хоста племенам;
  • потеря командованием хостинской группировки контроля над войсками и утрата управления;
  • массовое дезертирство и предательство среди личного состава правительственных войск;
  • недооценка национального фактора. Переброска в Хост, где проживают пуштуны, частей 53-й пд (укомплектована таджиками и узбеками), что вызвало взрыв недовольства со стороны пуштунов и в значительной степени способствовало росту предательства и дезертирства…

Источники информации: совпосольство в Кабуле, аппарат ГВС в РА,
апрель 1991 г.

К просчетам руководства РА в первую очередь надо отнести решение о направлении под Хост около 2 тыс. узбеков из состава 53-й пд. Их появление в Хостинском гарнизоне вызвало негативную реакцию у пуштунов и среди личного состава большинства частей и подразделений, укомплектованных за счет местного населения.

Еще в момент планирования операции по обороне Хоста представитель ГРУ ГШ ВС СССР предупреждал, что ни в коем случае нельзя перебрасывать узбекскую дивизию Дустома в район расселения пуштунских племен. Это вызовет их противодействие, и тогда действительно город удержать не удастся. Но совет выслушали, а дивизию направили. В конечном итоге, несмотря на то что дустомовцы проявили высокую устойчивость и сражались хорошо, они оказались в окружении, из которого потом мало кому удалось выйти, так как оборонявшаяся по соседству пуштунская племенная дивизия снялась со своих позиций и оголила фланги 53-й пд.

На основе анализа боевых действий в хостинской операции можно сделать вывод, что поражение правительственных войск в этом стратегически важном районе с чисто военной точки зрения было вызвано следующими основными причинами:

  1. Военно-политическое руководство РА допустило серьезные просчеты в оценке реальных возможностей противника и своих войск. Представляемая разведывательная информация о готовящемся наступлении сил оппозиции и ориентировочных сроках его начала оставалась без должного анализа и принятия необходимых мер.
  2. Крайне отрицательно сказалось на управлении войсками Хостинского гарнизона наличие в его составе соединений и частей различных ведомств (МО, МГБ, МВД РА) и отсутствие взаимодействия между ними. В ходе боевых действий неоднократно отмечалось неподчинение ряда командиров частей МГБ и МВД руководителю оперативной группы МО РА генерал-полковнику З. Суламалю.
  3. Командование группировки правительственных войск при докладах в Кабул приукрашивало складывающуюся обстановку и скрывало истинное положение дел. Практически без внимания остались случаи массового дезертирства среди военнослужащих, сдачи населенных пунктов и потери постов безопасности.
  4. Профессиональная подготовка офицеров гарнизона, особенно младшего звена, оставляла желать лучшего. Военное руководство гарнизона допустило ряд ошибок в организации обороны города. Танки и артиллерийские орудия были рассредоточены по передовым постам безопасности, отсутствовала единая система управления огнем. Это позволило мятежникам захватить большое количество танков и более 80% артиллерийских средств в первые дни наступления.
  5. Не был создан подготовленный резерв сил и средств. Система снабжения средствами МТО и ОБПР с использованием военно-транспортной авиации действовала неэффективно. Около 60% десантируемых с больших высот грузов попало к мятежникам.
  6. Морально-боевой дух личного состава войск был низким. Отмечались многочисленные случаи группового перехода солдат и офицеров на сторону противника.
  7. Наглядно проявились качественно новые моменты в действиях сил оппозиции. Руководству мятежников удалось преодолеть разногласия между формированиями различной партийной принадлежности, что позволило создать на основных направлениях боеспособные группировки под единым командованием. При непосредственном участии американских и пакистанских советников был разработан план подготовки и проведения операции.
  8. Заблаговременно была создана единая система управления боевыми действиями, включающая в себя развернутую сеть узлов связи. Для организации взаимодействия постоянно работал Центральный командный пункт. Высокая мобильность вооруженных отрядов позволила существенно снизить эффективность ракетных и бомбо-штурмовых ударов. В результате нанесенных правительственными войсками 48 ракетных и более 1300 БШУ потери мятежников составили немногим более 400 чел.
  9. Замысел действий противника вырабатывался на основе точного знания организации системы обороны города, сильных и слабых сторон тактики действий правительственных войск, а также рекомендаций бывшего министра обороны РА Ш. Н. Таная.

Одной из главных предпосылок падения Хоста явилось и то, что для вооруженной оппозиции его взятие означало, в первую очередь, продолжение материальной поддержки со стороны США, Саудовской Аравии и Пакистана. Это был первый крупный после вывода ОКСВ успех оппозиции в борьбе против режима Наджибуллы, что несомненно должно было сказаться на повышении боевого духа моджахедов и дальнейших действиях вооруженной оппозиции. По мнению главного военного советника генерала армии Н. Грачева, «главной причиной утраты Хоста являются возросшие амбициозность, самоуверенность и благодушие президента страны, его игнорирование мнения и рекомендаций советских военных специалистов, а также приверженность только к советам, выдаваемым органами МГБ, информация которых часто представлялась в приукрашенном виде и без негативных моментов (например, по Хосту говорилось, что нет угрозы его падения). Президент РА неоднократно указывал в ходе заседаний Ставок ВГК, а также при личных встречах, что советские военные специалисты напрасно нагнетают обстановку. Падение Хоста отрицательно сказалось на морально-боевом духе войск во всех видах Вооруженных сил РА, вызвало чувство неуверенности и растерянности в высшем эшелоне власти».

Американцы с удовлетворением встретили известие о захвате Хоста. В официальных кругах США нашло широкую поддержку и одобрение возобновление активных боевых действий вооруженными формированиями афганской оппозиции.

Отмечалось, что в операции по захвату города, расположенного рядом с афгано-пакистанской границей и имеющего важное военно-стратегическое значение, участвовало 5 групп афганских повстанцев, которые продемонстрировали «хорошее взаимодействие и координацию своих усилий, эффективное использование танков, бронетранспортеров и другой техники и вооружения», ранее захваченных повстанцами у правительственных войск. По оценкам американских специалистов, в ходе проведения этой операции повстанцами было пленено около 6 тыс. человек правительственных войск, захвачено большое количество стрелкового оружия и военной техники.

Сообщалось, что, несмотря на помощь, оказываемую правительственным войскам силами «советских военных специалистов и советников», а также использование 40-го отряда «Скад» для нанесения ракетного удара по позициям мятежников в течение последних двух недель, правительственные войска не могли противостоять атакам моджахедов и оказались в тяжелом положении. Специалисты также отмечали, что успех наступления афганской оппозиции в значительной степени был обусловлен помощью, оказываемой им по секретным программам, осуществляемым ЦРУ США. В этой связи подчеркивалось, что только на непосредственную помощь моджахедам ЦРУ ежегодно расходует 200 млн. дол.

Констатировалось, что складывающаяся обстановка в Афганистане и возобновление боевых действий антиправительственной оппозиции нашли поддержку и понимание администрации США. По мнению представителей госдепартамента США, захват повстанцами Хоста являлся «большой победой для моджахедов», а их действия «заслуживали одобрения».

Администрация США продолжала настраивать международное общественное мнение против режима Наджибуллы и оказывала всякое содействие антиправительственной оппозиции. Выступая по национальному телевидению, заместитель госдепартамента США по политическим вопросам Киммитт отмечал, что последние события в Афганистане «являются свидетельством больших перемен в этой стране, позволяющих афганскому народу самому определять свое будущее».

Одновременно с этим американские официальные лица подтвердили дальнейшее намерение администрации США оказывать поддержку созданному моджахедами «афганскому временному правительству», как альтернативе правительству президента Наджибуллы. Подчеркивалось, что в руководстве «афганского временного правительства» произошли изменения, в частности, Г. Хекматияр выведен из состава руководства, так как выступал в поддержку действий президента Ирана Саддама Хусейна во время кризиса в районе Персидского залива, что якобы привело к некоторому сокращению американской помощи моджахедам.

Военно-политическая обстановка в Республике Афганистан после падения Хоста продолжала ухудшаться, непримиримая оппозиция активизировала свои действия практически на всей территории страны.

Руководство РА в свою очередь в срочном порядке стало принимать меры по локализации распространения оппозицией успеха этой операции на другие районы страны, а также укреплению Гардеза и других важных стратегических направлений.

После нанесения поражения правительственным войскам под Хостом оппозиция стремилась осуществить согласованные наступательные действия по захвату провинциальных центров Джелалабад, Митерлам, Гардез, Газни, Кандагар и Герат. Кроме того, предусматривалось активизировать боевые действия против Кабульского гарнизона, которые предполагалось начать еще до завершения мероприятий по созданию необходимой группировки моджахедов в столичной зоне.

К двадцатым числам апреля 1991 г. мятежники практически были готовы начать боевые действия в ключевых районах страны против гарнизонов Джелалабада, Митерлама, Газни, Гардеза, Кандагара и Герата. Для обеспечения этих действий были созданы ударные группировки и крупные запасы оружия и боеприпасов, приняты меры по консолидации сил разнопартийных отрядов оппозиции и организации их взаимодействия. В объединенные штабы прибыли иностранные советники. Активно проводилась подрывная пропаганда среди личного состава регулярных войск и подразделений, а также в племенных формированиях с&nbnbsp;целью склонения солдат и офицеров к переходу на сторону оппозиции. На совещаниях полевых командиров была уточнена тактика ведения боевых действий с учетом опыта, полученного под Хостом.

Морально-боевой дух правительственных войск, несмотря на принимаемые афганскими властями меры по нейтрализации негативных последствий, вызванных падением Хоста, продолжал снижаться. Это обусловливалось еще и тем, что в своей пропаганде оппозиция делала акцент на лояльное отношение моджахедов к военнопленным. Листовки с изложением конкретных фактов подобного отношения к пленным и свидетельства военнослужащих, побывавших в руках мятежников и возвратившихся из Хоста, формировали у солдат и офицеров убеждение в том, что сдача в плен или переход на сторону мятежников дают шанс для сохранения жизни.

И действительно, в отличие от жесткой расправы над солдатами и офицерами, допущенной мятежниками при захвате Таринкота (провинция Урузган), лидер ИПА Г. Хекматияр и руководитель хостинской группировки мятежников Джелалуддин Хакани на этот раз демонстрировали снисходительное отношение к генералам, офицерам и солдатам, попавшим в плен. Раненым оказывалась медицинская помощь прибывшими специалистами Международного Красного Креста. С началом бомбо-штурмовых и ракетных ударов правительственных войск по Хосту военнопленные и раненые были эвакуированы из города, а тела убитых были преданы земле.

Для определения степени виновности находящихся в плену генералов, офицеров, включая заместителя министра обороны генерал-полковника Суламаля, была создана специальная комиссия, которая подтвердила, что военнослужащим, не причинившим своей деятельностью особого ущерба оппозиционному движению, гарантируется безопасность при условии отказа их от дальнейшего участия в борьбе против моджахедов и проявлении лояльности к оппозиции.

Под воздействием пропаганды оппозиции в Вооруженных силах РА стало увеличиваться количество случаев отказа от участия в боевых действиях, наблюдался рост дезертирства и прямого предательства. Однако, по некоторым сообщениям, это был лишь пропагандистский трюк со стороны Г. Хекматияра.



Сообщение


…Представители ряда пуштунских племен, проживающих в северо-западной пограничной провинции (СЗПП), решительно осудили массовые убийства моджахедами военнопленных в городе Хосте. В этой связи один из влиятельных командиров, Джелалуддин Хакани, на встрече с лидерами пуштунов возложил ответственность за убийства на Г. Хекматияра и заявил, что он отказывается сотрудничать с ним при ведении боевых действий в будущем…

По информации совпосольства в Пакистане,
май 1991 г.



Поиск выхода из тупика


Не все было благополучно в национальных племенных формированиях, которые все чаще использовались для действий в наиболее горячих точках страны. В частности, в своей пропаганде оппозиция широко использовала факт разгрома 2,5-тысячного отряда узбеков, переброшенного для усиления Хостинского гарнизона. В связи с этим высказывалось предостережение, что в случае участия формирований национальных меньшинств в боевых действиях на пуштунских землях их ожидает подобная участь. Были также свидетельства очевидцев, что даже части правительственных войск, укомплектованные пуштунами, своими преднамеренными действиями в ходе боя неоднократно ставили под удар и угрозу окружения узбекский отряд. В силу этого личный состав многих племенных формирований севера Афганистана открыто стал заявлять о своем нежелании воевать в районах расселения пуштунских племен. В частности, подразделения 18-й пд, переброшенные из Мазари-Шарифа в Гардез, практически сразу же в полном составе дезертировали.

Низким оставался морально-боевой дух солдат и офицеров периферийных гарнизонов. Семьи многих военнослужащих находились в районах, контролируемых оппозицией. Боязнь за безопасность своих близких и родственников заставляла большинство из них поддерживать постоянные контакты с мятежниками (например, в Чарикаре и Джабаль-Уссарадже таких военнослужащих насчитывалось около 60%).

Военно-политическое руководство Афганистана, в свою очередь, экстренно укрепляло оборону гарнизонов. При этом особое внимание уделялось нейтрализации негативных тенденций в Вооруженных силах, где усилились пораженческие настроения и обострились разногласия между членами партийных фракций «Хальк» и «Парчам». В наиболее острые районы были направлены личные представители президента РА. В частности, в Кандагар 11 апреля убыл бывший генерал-губернатор провинции Н. Олюми, так как там обстановка также достигла критической точки, а местному руководству не удавалось ее стабилизировать.

Однако предпринимаемые меры не гарантировали повсеместную высокую боевую стойкость гарнизонов. Войска, потеряв стратегическую инициативу, никак не могли обрести уверенность и были не способны вести широкомасштабные наступательные действия против крупных группировок мятежников. Основными сдерживающими факторами по-прежнему оставались бомбо-штурмовые и ракетные удары, но к ним моджахеды стали приспосабливаться.

В такой ситуации руководство Афганистана в своей деятельности по разблокированию афганской проблемы выдвинуло новую концепцию внешней политики и стало осуществлять постепенный отход от односторонней ориентации на Советский Союз, одновременно активизировав усилия по развитию связей с Западом и странами региона. Главной причиной пересмотра отношений с СССР явились экономические и политические трудности, с которыми столкнулась наша страна, и как следствие — сокращение возможностей по оказанию. Афганистану военной и другой помощи.

Руководство РА придавало большое значение установлению контактов с «умеренными» группировками афганской оппозиции, сторонниками бывшего короля Афганистана Захир Шаха и эмигрантскими кругами в западных странах. Особые надежды в этом плане возлагались на переговоры премьер-министра РА Ф. Халекьяра в Германии и США с влиятельными лицами из числа афганских эмигрантов, занимавших в прошлом высокие государственные посты, и представителями Захир Шаха. В окружении Наджибуллы полагали, что достижение положительных результатов в процессе диалога с указанными оппонентами режима, а также восстановление прежних отношений Афганистана с Соединенными Штатами, западноевропейскими странами, Ираном и Пакистаном должны были вынудить и экстремистскую часть оппозиции пойти на политическое урегулирование.

И хотя СССР такую помощь оказывал все это время, по заявлению президента РА Наджибуллы, «сейчас трудно опираться на Советский Союз, так как у него много своих проблем.

Я уверен, что при кризисной ситуации в СССР мы полностью потеряем поддержку, поэтому нам необходимо как можно быстрее пойти на сближение с США». Эту установку руководство Афганистана стремилось перевести в практическую плоскость. В марте 1991 г. предложения Наджибуллы, предусматривающие достижение мира в Афганистане при сохранении правящего режима в стране, были переданы президенту США Д. Бушу, госдепартаменту и конгрессу США, а также сенатору Э. Кеннеди. Для активизации поисков путей сближения с США, налаживания и восстановления связей с влиятельными представителями американской администрации был произведен ряд изменений в составе постоянного представительства РА в ООН.

В частности, на должность постоянного представителя РА вместо А. М. Сарболянда был назначен Ходайдад Башармаль, его заместителем — Сарвар Юреш. Оба получили образование в США и постоянно поддерживали контакты с афганскими эмиграционными кругами в этой стране. Использовалось также посредничество доктора Марка Селливана, выступавшего от американской частной организации «Международный центр по вопросам политики в области развития», разработавшей программу установления мира в Афганистане.

Наряду с этим стала прослеживаться тенденция к налаживанию отношений и со странами Западной Европы. Участились поездки особо доверенных лиц Наджибуллы в Италию, Францию, Германию и Швейцарию для установления связей с афганской интеллигенцией, проживающей в этих странах и имеющей выходы на правительства западноевропейских государств и представителей «умеренной» оппозиции. В ходе этих поездок велся поиск наиболее оптимальных вариантов урегулирования афганской проблемы политическими средствами и привлечения иностранной экономической и финансовой помощи в интересах будущего возрождения Афганистана при условии сохранения существующего режима во главе с Наджибуллой.

В отношениях с Пакистаном руководство РА объявило о готовности начать переговоры относительно урегулирования существующих между странами спорных вопросов, чтобы на основе взаимных обязательств исключить возможность вмешательства во внутренние дела друг друга. Эти вопросы обсуждались на переговорах в Женеве в апреле 1991 г. с участием помощника президента РА М. И. Тухи, министра государственной безопасности Г. Ф. Якуби, начальника объединенного разведывательного управления МО Пакистана генерал-майора Дуррани и его заместителя генерал-майора Хамид Голя.

Большая работа проводилась также по сближению с Ираном. В ходе состоявшегося в начале мая 1991 г. визита в Кабул начальника департамента МИД ИРИ Мусави обсуждались вопросы расширения и углубления афгано-иранских отношений в экономической области, активизации усилий в решении афганской проблемы. Мусави был принят представителями высшего эшелона руководства РА: президентом Наджибуллой, премьер-министром Ф. Халекьяром и другими лицами.

В своих отношениях с Турцией руководство РА стремилось заручиться экономической и политической поддержкой. В то же время Турция также пыталась занять лидирующие позиции в вопросе афганского урегулирования, чтобы затем оказывать воздействие на будущее афганское правительство и использовать рынок Афганистана для сбыта своей продукции.



Усиление антипуштунских настроений на севере страны


В мае обострилась обстановка на севере Афганистана. Вооруженная оппозиция, сконцентрировав значительные силы (по некоторым данным, в общей сложности около 50 тыс. чел.) в районах правительственных войск, при поддержке сотрудничающих с ней местных племен повела боевые действия с целью расширения контролируемых мятежниками зон. В короткие сроки им удалось захватить 4 важных уездных центра: Кайсар (провинция Фарьяб), Чимталь (Балх), Кохистанат (Сари-Пуль), Нанабад (Кундуз).

14 мая моджахеды овладели Ходжагаром (Тахар), захватив большие трофеи, включая бронетехнику и артиллерию 34-го ап 55-й пд. Успеху мятежников во многом способствовал переход на их сторону 844-го оперативного батальона МГБ и сдача им занимаемых позиций. Кроме того, в результате перехода на сторону оппозиции племенного полка МГБ на следующий день правительственными войсками была сдана кишлачная зона в районе Айбак (провинция Саманган). Полевыми командирами вынашивались планы по захвату других уездных и волостных центров, а также овладению Кундузом и Файзабадом.

Правительство РА, теряя контроль на севере страны, пыталось увеличить количество бомбо-штурмовых ударов авиации в этих районах. При этом не обошлось без «недоразумений».



Справка


4 июня 1991 г. в 8:10 кишлак Намандгути-Поен, расположенный в 18 км юго-вост. районного центра Ишкашим (107 км южнее Хорога), подвергся воздушному нападению со стороны Афганистана. Было сброшено четыре 250-килограммовые бомбы, которые разорвались.

Первая бомба разорвалась рядом с автобусом и грузовым автомобилем «Газ-66», стоявшими возле гаража райсельхозтехники. Остальные последовательно с севера на юг. В результате взрыва погибли двое мужчин, женщина и девушка. Одна женщина получила тяжелое ранение. Материальный ущерб составил около 500 тыс. руб.

По уточненным данным, истребитель-бомбардировщик афганских ВВС Су-22, пилотируемый заместителем главкома ВВС и ПВО, дважды героем Афганистана генерал-лейтенантом Мустафой, в период с 8:00 до 8:15 (Мск) произвел бомбометание (5 бомб, одна из которых не взорвалась) по советскому населенному пункту Намандгути (85 км юго-вост. Хорога).

Установлено, что полет выполнялся на самолете из состава 335-го апиб (ВВБ Баграм) с аэродрома Кабул по личному заданию Наджибуллы, в суть которого были посвящены только главком ВВС и ПВО генерал-полковник Фаттах и командующий ВВС генерал-лейтенант Атикулла. Полетные документы не оформлялись (в течение 4 июня факт выполнения самолетами ВВС РА боевых задач в этом районе отрицался на всех уровнях руководства республики).

5 июня министр обороны РА генерал армии Ватанджар посетил посольство СССР в Кабуле и передал от имени руководства Вооруженных сил РА соболезнования семьям погибших и сочувствие пострадавшим гражданам. Ватанджара сопровождал генерал-лейтенант Мустафа, который принес глубокие извинения по поводу случившегося.

Афганцы квалифицировали инцидент как ошибку летчика из-за потери им ориентировки по причине идентичности местности в районе Зебак (провинции Бадахшан, где ставилась летчику задача нанести удар по скоплению техники мятежников) и на советской территории.

Президент РА выразил соболезнование совпослу по телефону и намерен направить соответствующее послание руководству СССР и Таджикистана…

Источник информации: ГРУ ГШ ВС СССР,
г. Кабул, июнь 1991 г.

Главной задачей деятельности оппозиции на севере Афганистана ставилось создание необходимых условий для развертывания широкомасштабных боевых действий в центральных, восточных и южных районах страны путем срыва наземных военных поставок из СССР и нарушения планов афганского руководства по использованию людских ресурсов этого региона для пополнения личным составом частей и подразделений ВС РА.

Осложнению обстановки в северных провинциях в значительной степени способствовало решение Наджибуллы расширить масштабы привлечения к борьбе с оппозицией в районах расселения пуштунов представителей национальных меньшинств Афганистана. Это повлекло за собой обострение межнациональных отношений в обществе и в Вооруженных силах, а также привело к тому, что многие формирования узбекских, таджикских и туркменских племен, ранее подписавших соглашения о сотрудничестве с государственной властью, начали переходить на сторону оппозиции.

Тенденция усиления антипуштунских настроений среди национальных меньшинств РА, составляющих большую половину населения республики, вызвала серьезную озабоченность у пуштунской части руководства Афганистана. В окружении президента РА Наджибуллы активно стал обсуждаться вопрос о том, что внутри леводемократического блока, составляющего опору правящего режима, растет угроза очередного военного переворота в союзе с вооруженной оппозицией. К заговорщикам причислялись представители национальных меньшинств севера страны, принадлежавшие к левым группировкам «Революционная организация трудящихся Афганистана» (РОТА), «Организация федаинов Афганистана» (ОФТА), и их сторонники в партии «Ватан». Чтобы не допустить усиления позиций РОТА и ОФТА, власти Афганистана стали осуществлять контрмеры.

Лидеры оппозиции стремились консолидировать свои усилия на севере и, пользуясь разногласиями в руководстве РА, добиваться своих целей. Для того чтобы продемонстрировать якобы достигнутый прогресс в налаживании взаимодействия между проиранской и «пешаварской» частями афганской оппозиции, 18 мая 1991 г. в Тегеране были проведены переговоры Б. Раббани (ИОА), С. Моджаддади (НФСА), М. Наби (ДИРА) с руководством «Партии Исламского единства Афганистана» (ПИЕА) Мортазави, Мазари и Шафаг. Переговоры были организованы при посредничестве Эбрахими (личный представитель руководства Ирана), Неджафи (советник МИД Ирана по Афганистану) и Боруджерди (заместитель министра иностранных дел — начальник департамента Азии МИД ИРИ).

Основной целью этих переговоров являлась организация взаимодействия между силами ПИЕА и ИОА в северных и центральных провинциях Афганистана в плане проведения крупной совместной операции, равной по значительности захвату оппозицией Хоста.

Активизировались контакты между Ахмад Шах Масудом и Исмаил Ханом («Туран» Исмаилом) с целью выработки планов взаимодействия и консолидации усилий по борьбе с государственной властью на севере Афганистана и проведения подрывной деятельности на южных границах Советского Союза.



Новые инициативы ООН


В такой ситуации президент РА основные усилия сосредоточил на поиске выхода из тупика путем привлечения к внутриафганскому урегулированию международных сил, в том числе ООН. При этом определенные надежды связывались с выдвинутым в мае 1991 г. Генеральным секретарем ООН Пересом де Куэльяром планом мирного урегулирования, предусматривающим поэтапное формирование в Афганистане коалиционных органов власти с участием всех политических сил страны. Согласно этому плану, на начальном этапе переходного периода должны быть созданы временные государственные структуры, которые обеспечили бы в последующем всеобщие выборы нового афганского правительства на широкой основе. Необходимым условием при этом выдвигалось прекращение огня и отказ всех государств от поставок оружия конфликтующим афганским группировкам, а также недопущение давления и вмешательства в этот процесс извне.



Справка


В Кабуле распространен текст Заявления Генерального секретаря ООН по Афганистану, которое широко обсуждается в государственных учреждениях и различных слоях общества.

В преамбуле этого документа указывается, что он явился результатом активных консультаций личного представителя Генерального секретаря Б. Севана со всеми группами афганского народа, включая политических лидеров оппозиционных группировок и полевых командиров сопротивления, находящихся в Пешаваре, Тегеране и на территории Афганистана, а также с видными афганцами, проживающими в настоящее время за пределами региона. Были проведены консультации и с заинтересованными правительствами СССР, США, Пакистана, Ирана и Афганистана.

Определяющим моментом является то, что процесс достижения урегулирования должен осуществляться самими афганцами без вмешательства извне.

Основу для такого политического урегулирования, приемлемого для большинства, составляют следующие элементы:

  1. Необходимость сохранения суверенитета, территориальной целостности, политической независимости, неприсоединенного и исламского характера Афганистана.
  2. Признание прав афганского народа на определение формы правления и выбор экономической, политической и социальной системы без какого-либо вмешательства извне.
  3. Необходимость переходного периода, детали которого должны быть выработаны и согласованы посредством внутриафганского диалога, ведущего к созданию правительства на широкой основе:
    • необходимость осуществления в течение этого периода переходных мероприятий, приемлемых для подавляющего большинства афганского народа, включая создание надежного и беспристрастного переходного механизма (подлежит конкретизации) с соответствующими функциями и полномочиями, который пользовался бы доверием афганского народа и обеспечивал бы ему гарантии участия в свободных и справедливых выборах с учетом афганских традиций с целью создания правительства на широкой основе;
    • необходимость прекращения на переходный период боевых действий;
    • целесообразность в течение переходного периода и в ходе процесса выборов помощи, в соответствующих случаях, со стороны ООН или любой другой международной организации.
  4. Необходимость достижения соглашения о прекращении всеми поставок оружия всем афганским сторонам, которое выполнялось наряду со всеми согласованными переходными мероприятиями.
  5. Признание необходимости обеспечения адекватных финансовых и материальных ресурсов для решения проблем афганских беженцев и создания необходимых условий для их добровольной репатриации, а также для экономической и социальной реконструкции Афганистана.

В конце заявления все афганские лидеры призываются к политическому процессу урегулирования, а заинтересованные правительства — к поддержке этого процесса и уважению прав народа Афганистана по самостоятельному решению своей судьбы.

Источники информации: МИД РА, советское посольство в Кабуле,
май 1991 г.

План Генерального секретаря ООН нашел поддержку у руководства РА. Были отданы указания официальным средствам массовой информации о развертывании широкомасштабной пропагандистской кампании по доведению основных положений до всех слоев общества. При этом акцент делался на тех пунктах Заявления, которые совпадали с предложением, объявленным ранее президентом РА Наджибуллой.

Руководство Афганистана в Кабуле, поддерживая выдвинутый план ООН, подключилось к практическому его осуществлению. Для разработки конкретных предложений были сформированы четыре рабочие группы из представителей госаппарата, партии «Отечество» и армии. Министерством иностранных дел и другими внешнеполитическими органами Афганистана предпринимались меры по ускорению процесса мирного разрешения конфликта. Президент Наджибулла и его сторонники стремились захватить инициативу в формировании новых государственных структур и тем самым сохранить за собой ключевые позиции. Это вызвало противодействие со стороны других афганских политических сил.

Лидеры афганской оппозиции в Пешаваре сразу же заявили о непринятии плана Генерального секретаря ООН, утверждая, что «в нем содержится много бесполезных пунктов».

Причиной этому было их желание продолжить силовое давление на режим, что, как они считали, позволит моджахедам в короткие сроки достичь ощутимых результатов в борьбе за власть в Афганистане.

Однако в действиях вооруженной оппозиции просматривалось появление новых моментов. Хотя она и продолжала выступать за ведение боевых действий в Афганистане «до победного конца», но умеренная ее часть (лидеры С. Моджаддади, С. Гилани, М. Наби) высказывалась в поддержку плана ООН, проявляла готовность начать диалог с различными афганскими политическими группировками, в том числе и с Наджибуллой.

Экстремистские же лидеры моджахедов Г. Хекматияр, А. Саяф и Ю. Халес категорически отрицали возможность начала мирного процесса с участием Наджибуллы и его окружения.

В целях преодоления разногласий и выработки приемлемого для большинства оппозиционеров плана была создана комиссия в составе 28 представителей от всех группировок.

Пакистанское и иранское руководство в целом одобряло возможность решения афганской проблемы политическим путем и высказывалось в поддержку плана ООН.

В состав нового коалиционного правительства Афганистана, по мнению Пакистана и Ирана, могли бы войти представители всех политических сил страны, в том числе и представители от находящихся в Кабуле властей, за исключением самого Наджибуллы. При этом они пытались заранее обеспечить поддерживаемые оппозиционными партиями («Альянс-7» и ПИЕА) сильные позиции в создаваемых государственных структурах и тем самым усилить свое влияние в Афганистане.

В пользу поиска политического решения конфликта в РА по плану ООН высказались и США. Для ускорения этого процесса американская администрация заявила о готовности полностью прекратить оказание военной помощи экстремистским афганским группировкам и поддерживать умеренных лидеров.

Активную поддержку политическому урегулированию стали оказывать страны Западной Европы, которые делали ставку на передачу власти в Афганистане национальной буржуазии и бывшему королю Захир Шаху, имеющих тесные связи с западными деловыми кругами. Они также предусматривали участие в формировании коалиционного правительства и представителей Наджибуллы, что совпадало с линией, проводимой США.

В то же время все вовлеченные в конфликт силы понимали, что успешная реализация плана афганского урегулирования напрямую зависела от их готовности пойти на взаимные уступки. Но как раз этого и не хотела делать непримиримая часть оппозиции, которая для укрепления своих политических позиций в переходный период наращивала активность боевых действий, используя их в качестве фактора военного давления на госвласть в Кабуле.



Моджахеды активизируют борьбу за власть


К концу лета правительственные войска под ударами мятежников практически повсеместно были вынуждены перейти к обороне, а на отдельных направлениях даже отступить. Объектами особого внимания моджахедов стали Кабул, Джелалабад, Гардез, Кандагар, Герат, Кундуз, другие важные административные центры, а также основные магистрали страны.

Особенно успешно действовали в это время формирования Ахмад Шаха Масуда, которые, приступив к реализации плана по «освобождению от влияния пуштунов» северных провинций, захватили ряд населенных пунктов, взяли под контроль провинцию Тахар и предпринимали меры к расширению своего влияния на провинцию Бадахшан. В последующем предполагалось овладеть другими провинциями: Кундуз, Баглан, Саманган, Сари-Пуль, Балх, Джаузджан и Фарьяб с целью создания на северных территориях Афганистана самостоятельного государства, граничащего с СССР на весьма протяженном участке. Такая постановка вопроса была новой в политике А. Ш. Масуда. До этого решение задачи установления полного контроля над северо-восточными и северными провинциями не связывалось с их последующим отделением от Афганистана. Ахмад Шах Масуд заявлял, что, если удастся достигнуть поставленные цели, он будет проводить в отношении Советского Союза умеренный курс.

В основу политико-идеологического содержания новых целей борьбы был положен тезис Ахмад Шаха Масуда о том, что мирное урегулирование афганского конфликта возможно только при территориальном разделении Афганистана и установлении в отдельных частях его полного контроля вооруженной оппозиции, которая бы действовала в качестве самостоятельных административных органов вне зависимости от того, какой режим будет находиться у власти в Кабуле. В этой связи на захваченной территории активно создавались центральные и местные органы правления, осуществлялись мероприятия экономического и социального характера, которые пользовались поддержкой со стороны большинства местного населения. Эти действия также получили поддержку США и Пакистана.

Для реализации своих планов А. Ш. Масуд в то время имел довольно-таки крупное вооруженное формирование (свыше 20 тыс. чел., 40 единиц бронетанковой техники, 700 орудий полевой артиллерии и минометов, 35 ПЗРК и другое вооружение), которое за счет подготовленного резерва в короткие сроки могло бы быть увеличено в два раза.

Одновременно Ахмад Шах рассчитывал заручиться поддержкой влиятельных на севере Афганистана национальных авторитетов (лидера исмаилитов Сайд Мансура, руководителя пантюркской организации «Исламский союз северных народов Афганистана» Азад Бека, генерал-полковника Дустома и др.), в вооруженных формированиях которых насчитывалось свыше 65 тыс. чел., 160 танков, 300 БМП и БТР, более 200 орудий полевой артиллерии и минометов.

Активизировала свою деятельность оппозиция и на других направлениях. Этому способствовало не только снижение устойчивости правительственных войск, но и достигнутая согласованность действий различных группировок моджахедов, а также создание значительного перевеса их сил и средств на направлениях главных ударов, все более широкое применение бронетанковой техники, совершенствование тактики действий в целом и др. На территории Афганистана в этот период были сосредоточены практически все боевые силы мятежников. Общая численность их формирований насчитывала около 210 тыс. чел. (свыше 5 тыс. отрядов). На вооружении имелось до 150 танков, 250 БТР, 1620 ПУ РС, более 4 тыс. орудий и минометов. Осуществлялось постоянное снабжение и пополнение отрядов мятежников с баз, расположенных в Пакистане и Иране.

Руководство РА планировало в летний период перехватить у противника военную инициативу путем проведения активных боевых действий в 5-6 районах с широкомасштабным применением авиации, ракет и артиллерии. В целях обеспечения наращивания усилий на отдельных направлениях и решения внезапно возникающих задач предполагалось также создать в Кабуле резерв ВГК численностью до 30 тыс. чел. Однако эти планы из-за усилившегося вооруженного давления формирований оппозиции, слабо организованного призыва в ВС, низкого боевого духа личного состава частей и подразделений не были реализованы. Властям пришлось приостановить начавшиеся активные боевые действия в провинциях Вардак, Пактия, Герат и Кундуз, а после крупного поражения в Тахаре войска вообще стали воздерживаться от ведения крупных наступательных операций и фактически перешли к ведению пассивной обороны, а это, как известно, всегда считалось предвестником поражения.

Зона контроля госвласти в первом полугодии 1991 г. сократилась и составляла немногим более 10% территории республики. Кроме Хоста мятежники захватили ряд важных районов и населенных пунктов в различных провинциях страны, в том числе уездные центры Зиндаджан (провинция Герат), Кайсар (Фарьяб), Чимталь (Балх), Дашти-Арчи (Кундуз), Зебак, Ишкашим, Вахан, Шигнан (Бадахшан) и полностью провинцию Тахар.

Сложное положение складывалось в Вооруженных силах, являющихся основной опорой режима Наджибуллы. Они стали терять боеспособность и начали уступать вооруженной оппозиции по многим показателям. Прежде всего, резко упало морально-боевое состояние личного состава, участились случаи массового дезертирства и добровольного перехода на сторону оппозиции. Противодействие моджахедам оказывалось преимущественно нанесением ракетных, авиационных и артиллерийских ударов. Правящий режим практически исчерпал к этому времени имеющиеся ресурсы для продолжения вооруженной борьбы с оппозицией. Особенно низкими были мобилизационные возможности для пополнения личным составом частей и соединений, создания стратегического резерва.

Афганское правительство, удерживая ключевые позиции в стране, уже не могло изменить коренным образом ситуацию в свою пользу. Снижающаяся боеспособность афганской армии, отсутствие крупных успехов, продолжающиеся политические разногласия и фракционная борьба в партии и государстве создавали оппозиции благоприятные условия и предпосылки для наращивания политического и военного давления на правительственные силы в целях окончательного захвата власти в стране.

Мятежные силы к этому времени полностью установили контроль над семью провинциями (Кунар, Нуристан, Бамиан, Пактика, Тахар, Урузган, Каписа) и округом Хост. Во многих других провинциях власть правительства РА была номинальной. Таким образом, моджахеды, не достигнув первоначально успеха, поочередно сосредоточивая усилия то в одном, то в другом районе страны, постепенно «раскачивали» позиции госвласти.

Одновременно проводилась пропагандистская кампания и активная деятельность по разложению правительственных сил и перетягиванию их на свою сторону.

Оппозиция, удерживая инициативу, упорно стремилась захватить власть в стране вооруженным путем. При этом наиболее экстремистское ее крыло — «Исламская партия Афганистана» (ИПА, лидер Г. Хекматияр), «Исламский союз за освобождение Афганистана» (ИСОА, А. Саяф), «Исламская партия Халеса» (ИПХ, Ю. Халес), боевые формирования которых составляли в то время более 60% от общей численности моджахедов в Афганистане (207 тыс. чел.), — продолжало отвергать выдвинутый в мае Генсеком ООН план мирного урегулирования. Подчиненные им полевые командиры вновь были сориентированы на усиление вооруженного давления на органы госвласти в ключевых районах страны.

В осенний период мятежники стремились расширить зону своего влияния в провинциях Нангархар, Бадахшан, Газни, Пактия, Герат, Гур. При этом они рассчитывали на возможное увеличение военной и финансовой помощи со стороны США и других западных государств. Как считал Ю. Халес, события в СССР подтолкнули Запад сместить акценты с политического на военный путь решения афганской проблемы, чтобы иметь возможность использовать моджахедов в интересах давления на новое советское руководство путем создания нестабильной ситуации у южных границ Советского Союза.

Мероприятия военного характера сопровождались активной антиправительственной пропагандой, направленной на разложение афганских ВС путем склонения солдат и офицеров к предательству и дезертирству (за шесть месяцев 1991 г. количество дезертиров превысило 30 тыс. чел.). Кроме того, агентура, внедренная в государственные и партийные структуры, распространяла слухи о якобы намечающемся с помощью советской стороны смещении Наджибуллы и полном прекращении поставок режиму вооружения, боевой техники и продовольствия, что влекло за собой рост неуверенности и панических настроений у сторонников режима и среди населения контролируемых госвластью районов.



Рецидивы «старой» болезни


В то же время в высшем партийном и государственном руководстве РА серьезно обострилась обстановка в связи с активизацией деятельности кармалистской группировки в партии «Отечество» (ПО). Непосредственным поводом для этого послужило обсуждение на июньском пленуме (11 июня 1991 г.) Центрального Совета партии «Отечество» возможности возвращения в Афганистан бывшего Генерального секретаря НДПА и председателя Ревсовета РА Бабрака Кармаля. Высказанное на пленуме Наджибуллой согласие на приезд Б. Кармаля привело к резкому усилению пропагандистской кампании кармалистов, в ходе которого сторонники бывшего руководителя РА призывались к консолидации сил в интересах сплочения всего народа вокруг Б. Кармаля «как символа истинно демократических преобразований и социальных реформ в Афганистане».

Наджибулла, обеспокоенный складывающейся ситуацией и угрозой возможных выступлений студенчества, интеллигенции, представителей военных кругов, а также активизацией деятельности руководящего ядра кармалистов во главе с М. Барьялаем (первый заместитель премьер-министра, член Исполнительного комитета Центрального Совета партии «Отечество», брат Б. Кармаля), предпринял ряд мер с целью предотвратить неконтролируемые процессы в развитии обстановки. 17 июня он провел внеочередные заседания Исполнительного комитета и Центрального Совета ПО, на которых были приняты решения об освобождении М. Барьялая от партийных и государственных постов и создании комиссии для проведения расследования и выявления всех организаторов указанной выше кампании, которая могла привести к взрыву в стране.

В выступлении на заседании ЦС ПО Наджибулла обвинил сторонников Б. Кармаля в распространении слухов о готовящемся военном перевороте заместителем председателя ПО С. Лаеком и министром обороны РА М. А. Ватанджаром.

Одновременно, исходя из оценки складывающейся обстановки в партии и особенно в армии (кармалисты занимали ведущие посты в ВС РА, в том числе начальник Генерального штаба афганской армии генерал армии М. А. Делавар, уполномоченный президента РА в провинции Кандагар генерал-полковник Н. Олюми, первый заместитель министра обороны РА, командующий войсками Кабульского гарнизона генерал армии М. Н. Азими, генерал-губернатор, командующий войсками Джелалабадского гарнизона генерал-полковник М. А. Луддин и др.), Наджибулла дал указание МГБ и МВД провести превентивные мероприятия, с тем чтобы воспрепятствовать их контактам, выработке единого плана действий, и установить контроль за их «подрывной деятельностью».

В результате предпринимаемых Наджибуллой мер была осуществлена перегруппировка сил в партии «Отечество». В то же время отмечалась активизация деятельности кармалистов по налаживанию контактов с группировкой «Хальк». При этом использовалось недовольство халькистов имевшими место против них репрессиями Наджибуллы после попытки государственного переворота в марте 1990 г. Поступали данные, что М. Барьялай заверил представителей «Хальк» об освобождении всех находящихся в заключении халькистов, в том числе и бывших членов Политбюро ЦК НДПА С. М. Зерая, Г. Д. Панджшери и других, а также возвращении на родину С. М. Гулябзоя в случае ухода с политической арены Наджибуллы.

В государственном руководстве РА значительно обострились отношения Наджибуллы и его ближайшего окружения с группой лиц (вице-президенты А. Х. Мохтат и М. Рафи и др.), которые считали себя не запятнанными сотрудничеством с режимом и поэтому могли претендовать на участие в будущем коалиционном правительстве.

Ослаблению позиций афганского руководства в стране и падению авторитета Наджибуллы способствовали резко возросшие внутриполитические противоречия и борьба за власть в высшем политическом и военном руководстве Афганистана. Фракционная борьба и разногласия в партии «Отечество» особенно обострились после возвращения в Кабул бывшего Генерального секретаря ЦК НДПА Б. Кармаля (самолетом авиакомпании «Ариана» 20 июня 1991 г.). Деятельность его сторонников создала непосредственную опасность раскола правящей партии. Кроме того, сложившаяся практика принятия важных решений единолично Наджибуллой зачастую приводила к ошибкам и искривлениям избранного курса, способствовала усилению противоречий в государственном и партийном руководстве.

В августе в поведении и деятельности президента Афганистана стала отмечаться нервозность, вызванная крупными неудачами в боевых действиях против вооруженных формирований оппозиции в летний период и усиливающейся активизацией мятежников в стратегически важных районах страны (зона Кабула, Джелалабад, Митерлам, Гардез, Газни, Кандагар, Калат, Файзабад).

Сложность ситуации в Афганистане усугублялась и тем, что в руководстве страны не только отсутствовало единство взглядов на пути реализации политики национального примирения, но и усиливались фракционизм и конфронтация. Наджибулле с большим трудом удавалось сдерживать нарастающую угрозу раскола в радах правящей партии «Отечество» (ПО) и осуществлять курс на нейтрализацию своих противников в различных звеньях государственно-административного аппарата и ВС РА.

Особое раздражение и беспокойство у Наджибуллы вызвала сдача мятежникам провинции Тахар и разгром пехотной дивизии правительственных войск. Даже после поражения в Хосте он вел себя более сдержанно. По указанию Наджибуллы, за допущенные в Тахаре просчеты были подвергнуты аресту 26 командиров частей и подразделений, действовавших в этой провинции, включая командира 55-й пд генерал-майора Абдул Рашида Татара. Виновниками сдачи Тахара были также объявлены руководители РОТА. Многие отряды этой организации в решающий момент отказались воевать или перешли на сторону Ахмад Шаха Масуда. Подвергся аресту один из членов руководства РОТА, редактор газеты «Азади» Гейрат. Угроза ареста нависла над лидером РОТА М. Кушани, который допускал критические высказывания в адрес президента РА.

Наиболее активную работу против президента РА вели сторонники Б. Кармаля. Влиятельные функционеры-кармалисты (Б. Кармаль — бывший Генсек НДПА, М. Барьялай — бывший заместитель премьер-министра РА, Н. Кавьяни — заместитель председателя ПО, Н. А. Нур — член Исполнительного комитета Центрального Совета ПО, генерал армии М. Н. Азими — первый заместитель МО, генерал армии М. А. Делавар — начальник ГШ ВС РА, генерал-полковник А. Фаттах — командующий ВВС и ПВО, генерал-полковник М. А. Луддин и другие лица) настойчиво стремились укрепить позиции своей группировки во всех институтах государственной власти в Афганистане. Для достижения поставленных целей кармалисты шли на союз с другими политическими фракциями внутри партии «Отечество» и леводемократическими организациями (РОТА, ОТА и др.).

Такая деятельность кармалистов вызывала определенную озабоченность у президента РА и заставляла его действовать. Имея информацию о намерениях сторонников Б. Кармаля организовать выступление с целью отстранения его от власти, Наджибулла готовился предпринять экстренные меры для возможной нейтрализации кармалистов. Чтобы группировка Б. Кармаля в союзе с другими силами не предприняла попытку открытого вооруженного выступления, как это имело место в марте 1990 г. со стороны халькистов во главе с Шах Наваз Танаем, президентом РА в качестве превентивных мероприятий последовательно осуществлялся курс на лишение кармалистов потенциальной опоры среди военных. В частности, вслед за отправкой в СССР генерал-полковника Н. Олюми президент РА распорядился срочно направить в Советский Союз на отдых и лечение генерал-полковника А. Луддина (лидера кармалистов в Джелалабаде), хотя последний являлся цементирующим звеном в обороне провинциального центра.

Были отстранены от своих должностей командующий войсками МВД в провинции Кандагар генерал-майор Халим и начальник штаба Кабульского гарнизона Хамили (оба сторонники Б. Кармаля), а также подготовлен список на увольнение в запас еще 20 генералов и старших офицеров (кармалистов).

Одновременно Наджибулла подыскивал основания для снятия с должности первого заместителя министра обороны РА, начальника Кабульского гарнизона генерала армии Н. Азими и проведения чисток среди сторонников Б. Кармаля в Джелалабаде, Файзабаде, Кандагаре и других провинциальных центрах, где они имели влияние. Силы безопасности взяли под контроль многих функционеров кармалистов, халькистов и леводемократических партий. Были составлены списки генералов и офицеров, которые в любое время могли быть уволены из ВС РА за фракционную деятельность (причем информация по данному вопросу специально распространялась сторонниками президента РА). Наджибулла считал тактику запугивания своих противников весьма эффективным средством.

Эти процессы, проходящие в Вооруженных силах и в партии «Отечество», в перспективе крайне негативно сказались на устойчивости режима Наджибуллы. Наряду с этим для усиления борьбы с оппозицией в Кабульской зоне проводилось усиление сил безопасности МГБ и МВД. На основных перекрестках в вечернее и ночное время дежурили группы военнослужащих национальной гвардии и курсанты военно-учебных заведений (до взвода). Досмотру подвергались все автомобили, в жилых кварталах проводились обыски, всех подозрительных лиц подвергали аресту.

Пока Наджибулла занимался выяснением отношений и старался обезопасить себя от непредвиденных «сюрпризов» со стороны своего окружения, тем временем оппозиция укреплялась и завоевывала на свою сторону новых союзников.

К концу 1991 г. в Афганистане военно-политическая обстановка стала стремительно ухудшаться для кабульского правительства.

Афганская оппозиция, не отказываясь от плана свержения режима Наджибуллы вооруженным путем, продолжала наращивание группировки моджахедов и осуществляла интенсивные переброски оружия и боеприпасов (ОБПР). Районами наибольшей активности мятежников по-прежнему оставались Джелалабад, Митерлам, Газни, Гардез, Калат, Кандагар, Герат и Кабульская зона.

По состоянию на конец октября 1991 г. группировка мятежников на территории Афганистана насчитывала около 212 тыс. чел., сведенных в 5150 отрядов и групп, из них активных — 4500 отрядов численностью до 180 тыс. чел. На вооружении имелось: танков — 202, БМП — 29, БТР — 192, БРДМ — 59, ПЗРК — 480, ПТУРС — 1675, артиллерийских орудий и БО — более 1900, минометов — 3860, ЗГУ-1330, ДШК — 4300, РПГ-11 — 550.

В режимной зоне Кабула вооруженные формирования оппозиции насчитывали около 22 тыс. чел. Наиболее крупные группировки были сосредоточены на северном, юго-восточном и юго-западном направлениях. Мятежники имели более 100 единиц бронетехники (из них 60 танков), 410 артиллерийских орудий и минометов, 50 ПЗРК, 230 ПТУРС, 130 ЗГУ, свыше 20 ДШК и 630 РПГ. Руководство антиправительственными силами намерено было использовать созданную группировку для организации плотной блокады столицы и недопущения перебросок войск гарнизона в другие районы.

Одновременно предпринимались меры по дезорганизации функционирования кабульского аэродрома и авиабазы Баграм путем проведения систематических массированных обстрелов.

Непосредственные боевые действия по захвату Кабула предусматривалось начать лишь в случае достижения крупных успехов под Гардезом, Джелалабадом и на севере страны.

Особое внимание уделялось усилению вооруженного давления на правительственные войска, обороняющие Гардез. Считалось, что его падение в значительной степени осложнит положение режима. Общая численность группировки моджахедов под Гардезом была доведена до 14,5 тыс. чел., на вооружении которой имелось 90 единиц бронетехники (в том числе 45 танков), свыше 230 артиллерийских орудий и минометов, 115 ПУРС, 42 ПЗРК, около 350 противотанковых средств. Несмотря на ощутимые потери, оппозиция упорно стремилась овладеть провинциальным центром. На усиление местных формирований перебрасывались свежие резервы из Пакистана, Хоста и соседних провинций.

Крупная группировка (360 отрядов и групп), насчитывающая более 15 тыс. чел., действовала в провинции Нангархар. В боевых операциях против войск Джелалабадского гарнизона участвовало свыше 10 тыс. чел. На вооружении моджахедов имелось до 86 единиц бронетехники (62 танка, 24 БТР и БМП), 550 артиллерийских орудий и минометов, 165 ПТУРС, 30 ПЗРК, до 300 ЗГУ и ДШК. Начиная со второй декады октября мятежники вели массированные обстрелы жилых кварталов и военных объектов Джелалабада, периодически организовывая атаки на передовые позиции режимной зоны и посты охраны коммуникаций Кабул — Джелалабад, создавая плацдарм для организации наступления на Кабул.

В районе Кандагара было сосредоточено около 370 отрядов общей численностью до 13,5 тыс. чел., имеющих на вооружении 25 единиц бронетехники, 280 артиллерийских орудий и минометов, 115 ПТУРС и 20 ПЗРК. Часть сил планировалось перебросить под Калат (провинция Заболь) на усиление отрядов, блокирующих этот город. Перед мятежниками ставилась задача ликвидировать Калатский гарнизон и затем перебросить часть сил в районы Гардеза и Газни.

Под Газни мятежники продолжали сохранять относительно крупную группировку численностью более 11 тыс. чел., имеющих на вооружении 115 артиллерийских орудий и минометов, 45 ПТУРС, около 100 ЗГУ и ДШК.

В провинции Герат насчитывалось до 350 формирований оппозиции численностью до 12 тыс. чел. Вооружение составляло 35 единиц бронетехники, 150 артиллерийских орудий и минометов, 25 ПЗРК, свыше 150 ЗГУ и ДШК. Численность группировки мятежников могла быть значительно увеличена за счет перехода на их сторону части племенных формирований, сотрудничество которых с режимом Наджибуллы было крайне ненадежным. Среди «племенников» моджахедами велась активная антиправительственная пропаганда.

На севере Афганистана основные силы оппозиции находились под контролем лидера панджшерской группировки А. Ш. Масуда. В их составе насчитывалось более 20 тыс. чел. (460 отрядов и групп). На вооружении имелось до 80 единиц бронетехники, около 750 артиллерийских орудий и минометов, 200 ПТУРС, 45 ПЗРК. И хотя отмечалось некоторое снижение боевой активности формирований в этом регионе, в то же время велись интенсивные инженерные работы по оборудованию передовых позиций, складированию боеприпасов, продовольствия и военного имущества. Создавая запасы ОБПР накануне прекращения военных поставок, А. Масуд планировал с наступлением теплого времени нанести серию ударов по гарнизонам правительственных войск и взять под свой контроль территорию северных и северо-восточных провинций РА.

Тем временем в лагерях афганских беженцев в Пакистане положение ухудшалось, что тоже становилось своего рода дестабилизирующим фактором. Оппозиция это учитывала и предпринимала соответствующие меры.

Наличие в Пакистане большого количества афганских беженцев (около 3,2 млн. чел.) продолжало оказывать негативное влияние на обстановку в районах их расселения на пакистанской территории. Принятые властями Пакистана программы и обязательства по оказанию беженцам финансовой и материальной помощи были сокращены наполовину. Значительная часть средств, поступавших по линии управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), изымалась и использовалась афганской оппозицией.

Особенно сложная ситуация складывалась в лагерях афганских беженцев в Баджауре, Моманде, Хайбере, северо-западной пограничной провинции (СЗПП), где их количество достигало ПО (там размещено около 2 млн. чел.). В.этих лагерях ощущалась острая нехватка продовольствия, питьевой воды, медикаментов. Возросла смертность среди детей, женщин и стариков. Отмечался рост инфекционных заболеваний и смертности.

Недовольство по поводу присутствия беженцев и моджахедов в СЗПП высказывали также старейшины местных (пуштунских) племен, которые испытывали в связи с этим большую социальную напряженность. Участились случаи, когда беженцы пытались захватить источники воды, плодородные земли и жилье, создали конкуренцию в торговом бизнесе. Выяснение отношений, как правило, заканчивалось вооруженными стычками.

Крайне негативную реакцию вызывало стремление пакистанских властей использовать афганцев в реализации своих мероприятий, направленных на ограничение самостоятельности свободных пуштунских племен. Отличались в этом деле сторонники «Исламской партии Афганистана», лидер которой Г. Хекматияр получал за это соответствующую финансовую и материальную поддержку от пакистанцев.

Острая криминогенная обстановка из-за большого количества проживающих там афганцев сложилась в Пешаваре. Каждые сутки в городе совершалось несколько убийств, росло количество грабежей, угонов личного и государственного автотранспорта. Большое распространение получило хищение детей из зажиточных пакистанских семей, которые возвращались в обмен на крупные суммы денег.

В то же время стремление афганских беженцев возвратиться на родину встречало противодействие пакистанских спецслужб и руководства оппозиции, со стороны которых был установлен жесткий контроль за процессом возвращения беженцев в Афганистан. В этих целях была создана разветвленная сеть постов вдоль пакистано-афганской границы. Попытки беженцев проникнуть на территорию РА пресекались вплоть до смертной казни. В частности, в августе 1991 г. в районе пограничного пункта Торкхам карательный отряд ИПА расстрелял 13 афганских беженцев, пытавшихся «незаконно» возвратиться в свою страну. Нередко «виновники» насильственно привлекались в отряды оппозиции, а их семьи отправлялись назад в лагеря в качестве заложников.

В конце сентября 1991 г. информационная служба «переходного правительства» оппозиции МИДИА сообщила о решении лидеров «Альянса-7» объявить «всеобщую амнистию» всем сторонникам президента Наджибуллы, которые изъявят желание перейти на их сторону. Полевым командирам были разосланы соответствующие инструкции, предписывающие им принимать под свою защиту солдат и офицеров Вооруженных сил, служащих государственных учреждений, а также всех других лиц, связанных с кабульским режимом.

Обеспокоенные складывающейся в стране ситуацией кабульские власти стремились найти пути сближения с лидерами оппозиции (особенно с Хекматияром на национальной основе — против нацменьшинств) и бывшим королем Афганистана Захир Шахом.

Об этом поступали донесения: «В настоящее время в Кабуле находится один из лидеров афганской оппозиции в США — Зия Хан Насери. Он издает в Нью-Йорке газету «Афган ньюс» и фактически является личным представителем бывшего короля Афганистана Захир Шаха, с которым поддерживает связь через наследного принца Ахмад Шаха и периодически встречается с монархом лично. Имеются также данные, что З. Х. Насери уже долгое время сотрудничает с американскими спецслужбами и по их заданию оказывает соответствующее влияние на Захир Шаха.

Афганские власти осведомлены о характере связей З. Х. Насери с американцами, однако санкционировали его приезд в Кабул и создали необходимые условия для ведения им пропаганды в поддержку Захир Шаха. Как считают в МИД РА, таким подчеркнуто благожелательным отношением к З. Х. Насери и его миссии режим стремится продемонстрировать свою заинтересованность в сотрудничестве с королем в вопросе урегулирования афганской проблемы и готовность пойти на сближение с Вашингтоном. Последнему президент РА Наджибулла придает особое значение, так как, по его мнению, любой успех в этом направлении увеличивает шансы сторонников режима на участие в формировании переходных структур власти и создает основу для будущего возрождения Афганистана с участием США и других западных стран.

З. Х. Насери уже получил разрешение от властей РА организовать в Афганистане широкую пропагандистскую кампанию за возвращение в страну Захир Шаха, который после покушения на него приобрел еще большую популярность среди афганского населения и представителей «умеренных» группировок оппозиции.

В своих беседах З. Х. Насери подчеркивает, что король сейчас является единственным авторитетным политическим деятелем, способным объединить афганскую нацию и обеспечить таким путем мирный характер переходного периода. По его заявлению, Захир Шах совместно с либеральной интеллигенцией, как эмигрантской, так и находящейся внутри страны, в состоянии в короткие сроки сформировать ядро государственной администрации на переходный период. От обсуждения вопроса о месте и роли Наджибуллы в новых структурах власти он воздерживается.

На встречах с Азгаром (председатель «Общества национального спасения Афганистана») и К. Исхакзаем (председатель Национальной посреднической комиссии) З. X. Насери настойчиво убеждал их, что в случае создания в Афганистане переходного режима во главе с Захир Шахом «руководство США пойдет на радикальный пересмотр своей политики по афганской проблеме». Вашингтон, по его словам, будет затем «положительно» воздействовать на Пакистан и оппозицию в плане прекращения войны и окажет помощь в восстановлении страны.

З. Х. Насери добивается проведения демонстраций и митингов в Кабуле и других городах, на которых население должно выразить свою поддержку Захир Шаху и обратиться к нему с просьбой возвратиться на родину. Первое массовое мероприятие намечается провести 13 ноября с. г. в центре столицы. Ожидается, что в нем примут участие жители Кабула и представители различных общественных и политических организаций, поддерживающих идею использования фигуры бывшего монарха в процессе афганского урегулирования. В городах распространяются листовки со специальным обращением по этому поводу.

Среди афганской общественности складывается мнение, что миссия З. X. Насери в целом получит положительный политический резонанс и будет способствовать продвижению вперед процесса урегулирования. Однако это, как считают, во многом будет зависеть от того, насколько серьезно сами власти отнесутся к предложениям и мероприятиям З. X. Насери…» (по материалам советского посольства в Кабуле, ноябрь 1991 г.).

Прекращение военных поставок в Афганистан из СССР и США В ноябре делегация моджахеддинов во главе с Б. Раббани побывала в Советском Союзе, где провела переговоры по вопросам афганского урегулирования и возвращения советских военнослужащих, находящихся в плену у моджахедов.

Пакистан также активизировал деятельность по разблокированию внутриафганского конфликта. В свою очередь вице-президент России А. Руцкой нанес визиты в Иран и Пакистан, где провел переговоры с местными властями.



О политике и практических действиях Пакистана в отношении Республики Афганистан


В Исламабаде объявлено, что вице-президент России А. Руцкой нанесет визит в Пакистан с 19 по 21 декабря с. г., при этом лидеры афганской оппозиции утверждают, что одной из главных задач А. Руцкого якобы является участие в заседании совместной комиссии представителей СССР и моджахедов, договоренность о котором была достигнута в ходе визита их делегации в Москву. Однако, по мнению пакистанских политических экспертов, вопрос об Афганистане будет обсуждаться вице-президентом России в основном в ходе встреч с руководством Пакистана и отдельными лидерами афганской оппозиции.

Президент Пакистана Гулам Исхак Хан и премьер-министр Навоз Шариф 3 декабря с. г. в Исламабаде приняли лидеров основных группировок афганской оппозиции. В ходе бесед были положительно оценены итоги недавнего визита моджахедов в Москву и высказано мнение о необходимости продолжения поисков мирного разрешения афганского кризиса. В этих целях, как было подчеркнуто, необходимо эффективно использовать предстоящий визит вице-президента России А. Руцкого.

Г. И. Хан призвал руководство оппозиции к единству и выработке консенсуса между различными партиями и группировками.

На встречах присутствовал также начальник штаба СВ генерал Асиф Навоз Джанджуа, начальник объединенного разведывательного управления МО Пакистана генерал-майор А. Дуррани, от афганской оппозиции — С. Моджададди, Б. Раббани, М. Наби Мохаммади, С. А. Гилани, Г. Хекматияр и др. А. Р. Сайяф и Ю. Халес от участия в совещании уклонились.

Премьер-министр Пакистана Навоз Шариф 1 декабря с. г. в Исламабаде во время беседы с председателем правительства Чехословакии М. Чалфа отметил, что его кабинет министров поддерживает план Генерального секретаря ООН по урегулированию в Афганистане. Пакистан, по его словам, будет делать все возможное для разрешения афганского конфликта мирным путем.

Генеральный секретарь МИД Пакистана Акрам Заки, выступая 1 декабря с. г. в Исламабаде на совещании руководящего состава министерства, высказал мнение, что Пакистан в настоящее время нуждается в урегулировании афганской проблемы в связи с намерением руководства страны форсированными темпами развивать отношения с советскими среднеазиатскими республиками. По его словам, продолжение войны в Афганистане фактически лишает Исламабад возможности установления нормальных связей с этими республиками.

Посол США в Пакистане Н. Платт 28 ноября с. г. в Кветте на встрече с представителями афганских моджахедов подчеркнул необходимость единства между различными партиями и группировками оппозиции в подходе к вопросу о мирном урегулировании афганской проблемы.

Он особо отметил, что правительство США твердо придерживается курса на разрешение любых конфликтных ситуаций политическим, а не военным путем.

Исполняющий обязанности министра иностранных дел в «переходном правительстве» афганской контрреволюции Б. Раббани 2 декабря с. г. в Пешаваре вновь подтвердил решимость моджахедов продолжать вооруженную борьбу с кабульским режимом до полной победы и установления в стране истинно исламского правительства…

Из информации советского посольства в Пакистане,
декабрь 1991 г.

«В конце 1991 г. Советский Союз и Соединенные Штаты объявили об одновременном прекращении, начиная с 1 января 1992 г., военных поставок правительству Наджибуллы и моджахедам. Это заявление вызвало крайне отрицательную реакцию кабульского режима, который расценил его как предательство и начало своего конца. В связи с этим в средствах массовой информации Республики Афганистан появились материалы с «анализом» событий в Афганистане в период с «Апрельской» (1978 г.) революции и до вывода советских войск из РА. В них особые акценты делались на одиозной роли СССР и его руководства в «развязывании братоубийственной войны и трагедии афганского народа». Советский Союз назывался «агрессором, нарушившим все нормы международного права для достижения своих геополитических целей».

Подобные публикации были призваны вызвать негативный для СССР резонанс в афганском обществе, инициирующий рост антисоветизма, получившего распространение в руководстве страны, среди различных политических партий, организаций и населения. Особую активность в подогревании антисоветских настроений играли функционеры высшего и среднего звеньев партии «Отечество», которые сбросили с себя маски «революционеров» и предстали в их истинном обличье. Причем такая их позиция спокойно воспринималась и самим Наджибуллой, и его ближайшим окружением. Срабатывал старый принцип, когда сам вор громче всех кричит: «Держи вора». Венцом лицемерия явилось выступление президента РА в январе 1992 г. по поводу пятой годовщины со дня начала проведения политики национального примирения, когда Наджибулла заявил, что ввод советских войск явился основной причиной народного восстания в Афганистане и привел к трагедии.

Наджибулла, который с такой настойчивостью просил оставить советские войска в РА, теперь называл их «вражескими» и провозгласил день окончания их вывода — 15 февраля — «Днем национального спасения Афганистана».

Совместное советско-американское заявление по Афганистану (о прекращении военных поставок с 1 января 1992 г.) активно обсуждалось также среди личного состава Вооруженных сил и афганской общественности. Высказывались различные точки зрения на возможные перспективы развития военно-политической обстановки в Афганистане в связи с ожидаемым прекращением военных поставок режиму с 1 января 1992 г.

Лично президент РА Наджибулла считал, что без поставок вооружения и боеприпасов из Советского Союза режим сможет удержаться у власти, при прежней интенсивности ведения боевых действий со стороны оппозиции, лишь до середины 1992 г. Однако добавлял, что если противник резко усилит вооруженное давление на госвласть, то потенциальные возможности ВС в плане организованного и надежного противостояния мятежникам будут еще более снижены.

Крайне неблагоприятная ситуация могла сложиться в результате захвата оппозицией административных центров Гардез, Газни, Джелалабад, Митерлам, Кандагар, Калат и Файзабад, вокруг которых моджахеды создавали тогда крупные вооруженные группировки. По мнению президента РА, которое он неоднократно высказывал на совещаниях со своим окружением, захват мятежниками даже двух-трех гарнизонов (из числа указанных) серьезно подорвал бы морально-боевой дух правительственных войск в Кабуле и других городах.

В целях недопущения такого развития событий по указанию Наджибуллы был разработан комплекс мероприятий политического и военного характера. В частности, стало уделяться больше внимания укреплению обороны гарнизонов и созданию оптимальных запасов средств МТО, была усилена охрана транспортных коммуникаций, складов и аэродромов, планировалось проведение частных операций по расширению зон контроля в окрестностях важнейших гарнизонов. Также предусматривалось оказание соответствующего воздействия на руководство Советского Союза, чтобы убедить его в необходимости продолжения военных поставок (под видом запасных частей для боевой техники) на основе действующего долгосрочного соглашения о военном сотрудничестве между двумя странами, несмотря на советско-американское соглашение по Афганистану. Кроме того, афганцы стали проявлять повышенную активность в проработке вопроса о получении оружия и боеприпасов из Индии и Китая, чтобы быть в готовности к ситуации, которая может сложиться с советскими поставками.

Прекращение советской военной помощи и взятый руководством РА курс на компромиссы с оппозицией вызвали негативную реакцию у значительной части генералов и офицеров ВС, принимавших активное участие в вооруженной борьбе с мятежниками. Примирение с оппозиционными группировками они восприняли как собственное поражение, поскольку в будущих коалиционных структурах власти не видели для себя достойного места. Среди них высказывалась резкая критика в адрес Наджибуллы, который обвинялся в предательстве интересов партии «Отечество».

К этой категории военнослужащих относились представители группировки «Хальк» (консолидирующиеся вокруг министра обороны РА М. А. Ватанджара), танаевцы (имеющие законспирированные организации в гарнизонах Кабул, Чарикар, Баграм, Джабаль-Уссарадж, Суруби, Джелалабад, Гардез, Газни) и кармалисты (группировались вокруг Н. Азими и А. М. Делавара).

Усиливающиеся антинаджибовские настроения в ВС РА и в целом в партии «Отечество» явились благодатной почвой для вызревания заговоров, возникновение которых в складывающейся обстановке отрицать было нельзя. В то же время для режима это был крах, вооруженное выступление с чьей-либо стороны лишь ускорило бы захват власти оппозицией.

По оценке представителей национальных меньшинств, в том числе и ряда лиц, находящихся в руководящих государственно-партийных органах РА, ослабление позиций режима, которое должно было последовать за прекращением советской военной помощи или произойти в результате побед моджахедов в отдельных районах, неминуемо активизирует националистическое движение на севере Афганистана и в Хазараджате. Причем идея создания самостоятельных национальных мусульманских образований должна была подтолкнуть, как они считали, к объединению племенных формирований, находившихся на стороне госвласти, с отрядами мятежников узбекской, таджикской и хазарейской национальностей. Среди лидеров, которые будут возглавлять вооруженное движение антипуштунской направленности, называли имена А. Ш. Масуда, генерал-полковника А. Р. Дустома, Сайда Джаграна и др.

Так называемые нейтралы и интеллигенция в целом приветствовали прекращение поставок оружия в Афганистан, но вместе с тем и выражали тревогу, что взятое Советским Союзом и США обязательство преимущественно затрагивало интересы кабульского режима и практически мало задевало оппозицию, имевшую многочисленные каналы поступления вооружения из-за рубежа. Выход из положения они видели в более конструктивном подходе афганских властей в обеспечении условий для немедленного возвращения в Афганистан членов группировки Захир Шаха. Самому бывшему монарху отводилась роль «отца нации», способного сформировать в переходный период «правительство народного доверия». Представители нейтралов и интеллигенции, входящие в «Общество национального спасения Афганистана» (ОНСА) и «Движение за независимость, свободу и демократию Афганистана», развернули широкую агитацию среди населения и моджахедов за возвращение Захир Шаха. Согласие большинства полевых командиров оппозиции на приезд короля на родину и их личное участие в переговорах с центральными властями, по мнению руководителей названных двух организаций, создавало реальную основу для проведения всеафганских выборов на многопартийной основе, включая партию «Отечество».

Руководство афганской оппозиции активизировало политическую деятельность с целью изоляции на международной арене и отстранения от власти режима Наджибуллы. В Пешаваре состоялись консультации лидеров «Исламской партии Афганистана» (ИПА) Г. Хекматияра, «Исламского общества Афганистана» (ИОА) Р. Раббани и «Движения исламской революции Афганистана» (ДИРА) М. Наби Мохаммади с целью выработки единого подхода к урегулированию афганской проблемы. Состав участников этой встречи свидетельствовал о том, что руководство оппозиции организовало эти переговоры с целью согласования позиции представителей фундаменталистского и умеренного толка по преодолению кризиса в стране.

В результате консультации был выработан план, предусматривающий созыв в конце декабря 1991 г.-начале января 1992 г. Всеафганской Шуры (совета) и формирования на ней переходного правительства. Согласно этому плану, в работе Шуры должны принять участие представители всех партий «Альянса-7», «Партии исламского единства Афганистана» (ПИЕА), Всеафганского совета полевых командиров, улемов и духовенства. Исключалось приглашение на Шуру представителей Наджибуллы и бывшего короля Захир Шаха.

После консультаций в Пешаваре план был представлен на рассмотрение руководства других четырех партий «Альянса-7», ПИЕА и Всеафганского совета полевых командиров, которое в целом его одобрило.

Одновременно руководством оппозиции предпринимались усилия, направленные на признание и поддержку будущего переходного правительства со стороны мирового сообщества. Перед делегацией афганских моджахедов, выехавшей в Дакар (Сенегал) на 4-ю конференцию ОИК, была поставлена задача довести новый план до глав государств — членов этой организации. Лидеры оппозиционных сил надеялись, что широкое признание нового переходного правительства в конечном итоге должно было привести к международной изоляции кабульского режима и вынудить Наджибуллу и его окружение уйти в отставку. Для этого предпринимались неординарные шаги: по заданию президента «временного правительства» оппозиции С. Моджаддади в районе Кабула находится его представитель Файз Мохаммад, отвечающий за связи с оппозиционным подпольем.

Как доложил один из полевых командиров в провинции Логар в телеграмме на имя С. Моджаддади, Файз Мохаммаду удалось установить, что 80 высокопоставленных офицеров и генералов армии, МВД и МГБ объединились в организацию с целью совершения государственного переворота. Они подписали соответствующее обязательство, текст которого направлен в Пешавар лично С. Моджаддади, который должен выразить свое отношение к этому посланию. Сообщается также, что к осуществлению задуманного планом акции могут быть привлечены части и соединения ВС РА и силы «Исламской партии Афганистана» в составе дивизии «ИСАР» и полка «АБУ БАКР». Среди названных в телеграмме афганских должностных лиц находятся начальник управления МГБ в провинции Логар генерал-майор Абдул Васэ, начальник штаба ВВС генерал-майор Абдул Джамиль, а также генерал-майоры Хабиб Голь, Гази Мир, Мохаммад Сардар (соответственно командиры 1-й, 7-й, 11-й пд).

Кроме того, в общих чертах изложен принятый план, сущность которого заключается в нанесении удара по Кабулу с Логарского направления с одновременным выступлением частей гарнизона внутри города.

В подготовленном группой «заговорщиков» обращении отмечается: «В течение 12 лет войны афганцы понесли невосполнимые утраты, стране нанесен огромный материальный ущерб. Нынешняя власть полностью потеряла моральный облик и не способна вывести страну из кризиса. Если не остановить сейчас ход событий, развитие обстановки в стране может принять катастрофический характер. Будущее правительство Афганистана должно действовать в соответствии с исламскими нормами и добиваться полной независимости».

Генерал А. Васэ, который имеет широкие связи среди окружения президента РА, довел до него имеющуюся на этот счет информацию. Наджибулла проявил повышенный интерес к ней и поручил А. Васэ провести с представителями С. Моджаддади соответствующие переговоры.

3 ноября с. г. С. Моджаддади в своей ответной телеграмме запретил вести радиообмен по данному вопросу и потребовал впредь посылать донесения через связников.

Анализ этой и другой имеющейся по данному вопросу информации позволяет сделать вывод:

Создание «Альянса» между С. Моджаддади и Наджибуллой в принципе возможно. Президент РА и его окружение могут пойти на это в рамках имевшихся ранее предложений лидера ИФСА с целью разблокирования тупиковой ситуации в процессе урегулирования, чтобы под видом осуществления «военного переворота» провести необходимые изменения в государственных структурах. В случае успеха будут нейтрализованы все противники курса Наджибуллы на заключение компромиссного соглашения с «умеренной оппозицией» и проявится основа для упразднения структур, олицетворяющих нынешний режим, в результате чего возникнут благоприятные условия для формирования коалиционных органов новой власти. В союзе с С. Моджаддади, пользующимся авторитетом и популярностью среди различных слоев афганского общества, Наджибулла, вероятно, видит также получение возможности для обеспечения не только собственной «выживаемости», но и сохранения права на участие своих преданных сторонников в будущих государственных структурах власти, включая и Вооруженные силы.

Вместе с тем нельзя также исключать, что Наджибулла создаст видимость согласия на сотрудничество с С. Моджаддади, чтобы, как это было и раньше, взять действия «заговорщиков» под полный контроль и в удобный момент нанести по ним удар. С получением успеха президент РА в очередной раз будет иметь возможность продемонстрировать устойчивость своего режима…» (по данным советского посольства в Кабуле, ноябрь 1991 г.)

Активная политическая деятельность оппозиции сопровождалась нарастающим военным давлением моджахедов на гарнизоны правительственных войск РА сразу в нескольких стратегически важных районах страны. С этой целью были отданы указания на усиление группировок мятежников, нацеленных на захват Гардеза, Джелалабада, Митерлама, Калата и действующих в Кабульской зоне.

Вооруженные силы Афганистана оставались главной опорой, обеспечивающей устойчивость кабульского режима. Военно-политическое руководство РА считало, что, несмотря на предстоящее прекращение советских военных поставок, они и после этого будут способны еще в течение почти года успешно противостоять натиску оппозиции. Однако такая оценка боеспособности частей и соединений учитывала лишь имеющиеся запасы вооружения, боеприпасов и МТС и не принимала во внимание состояние морально-боевого духа личного состава, который имеет тенденцию к дальнейшему снижению.

Среди афганских военнослужащих всех категорий получили широкое распространение пессимистические взгляды на возможность выживаемости режима, многие верили в неотвратимость прихода к власти оппозиции и бесперспективность усилий по заключению с ней взаимоприемлемых компромиссов.

Афганский генералитет и старшие офицеры осознавали, что боевая устойчивость частей и подразделений будет серьезно снижаться по мере расходования боеприпасов. Сложившаяся же практика, когда сдерживание моджахедов осуществлялось, как правило, за счет огневого поражения, требующего значительных запасов боеприпасов, также являлось одним из факторов, инициирующих мнение, что прекращение военных поставок из Советского Союза лишало правительственные войска возможности успешно решать задачи по защите госвласти.

Исходя из таких пораженческих настроений, военнослужащие вырабатывали для себя оправдательную позицию. Многие считали, что ответственность за развязывание и ведение войны против своего народа должно нести высшее руководство страны, особенно Наджибулла и его ближайшее окружение, а также сотрудники МГБ, ракетчики, командный состав ВВС и рядовые летчики. Им должно быть предъявлено обвинение в получении от иностранных государств бесплатного оружия для массового уничтожения своего народа. Большинство офицеров и генералов, проходящих службу в МО, ГШ ВС РА, МВД и на командных должностях в войсках, высказывали определенную уверенность в своей невиновности, поскольку, по их утверждениям, они являлись простыми исполнителями приказов Наджибуллы под контролем и давлением со стороны сотрудников МГБ.

Несколько уверенней чувствовали себя офицеры, сержанты и солдаты строевых частей, находящихся на передовых позициях. Многие из них поддерживали тесные контакты с моджахедами и предполагали в случае резкого обострения ситуации перейти на их сторону. Они в основном служили, руководствуясь материальными соображениями, поскольку их зарплата являлась единственным источником содержания семьи. Вместе с тем значительная часть военнослужащих считала бесперспективным и опасным для себя продолжение службы в кадрах ВС РА. В частности, только в октябре-ноябре из афганской армии уволилось около 300 офицеров, а число дезертиров в целом по ВС РА составило более 9 тыс. чел. Офицеры перестали обращать внимание на стремительное снижение воинской дисциплины, многочисленные факты невыполнения приказов, прежде всего в районах активных боевых действий. Так, в результате отказа от выполнения боевых распоряжений ряда командиров подразделений фактически было сорвано планировавшееся в середине ноября контрнаступление под Гардезом (провинция Пактия).

В основном из-за апатии и пассивности, нежелания большей части личного состава подвергать свою жизнь опасности участием в активных боевых действиях афганские Вооруженные силы к концу 1991 г. фактически потеряли боеспособность. На состоянии войск отрицательно сказывается низкая укомплектованность частей и подразделений, которая не превышала в полках 7-10%. А под влиянием пораженческих настроений в ВС процветало казнокрадство, злоупотребление служебным положением и взяточничество. Командиры частей и подразделений продавали моджахедам и икам вооружение и боеприпасы, в последующем списывая их на потери в ходе боевых действий. Руководство оппозиции, хорошо осведомленное о положении в афганских войсках, в целях стимулирования дальнейшего их разложения повысило цены на приобретаемое в войсках оружие и боеприпасы.

Беспокойство властей вызывало и заметное сокращение в ВС РА числа генералов и старших офицеров, беспрекословно поддерживавших ранее Наджибуллу. Главной причиной возникновения среди них недовольства являлась определенная непоследовательность президента РА по вопросу мирного урегулирования афганской проблемы. В частности, негативный резонанс вызвало заявление Наджибуллы в октябре на совещании руководящего состава ВС РА о том, что он готов «положить еще 50 тысяч человек на поле боя, но не намерен уступать противнику ни по каким вопросам».

Негативное воздействие на личный состав регулярных частей оказывала деятельность племенных и национальных формирований. Командиры «племенников» поддерживали тесные контакты с полевыми командирами, снабжая их отряды продовольствием, оружием и боеприпасами, а некоторые из них даже открыто заявляли о намерениях отказаться от сотрудничества с властями и присоединиться к моджахедам.

Центральные власти, опасаясь усиления племенных формирований в столице, изымали у них нештатные вооружение, боеприпасы и боевую технику. Подразделения МВД в ходе операций против «племенников» допускали нарушения закона, в том числе изъятие личного имущества.

Таким образом, обстановка в Афганистане к концу 1991 г. стала приближаться к критической отметке, хотя казалось, что положение в целом контролируется правительством и ничего не предвещает скорого падения режима. Однако все понимали, что перспектив режим Наджибуллы не имеет и дни его сочтены — действительно, буквально через четыре месяца моджахеды пришли к власти в Кабуле. Случилось то, чего больше всего боялись ближайшие сторонники Наджибуллы — его предали соратники по партии.



Крах тоталитаризма в Афганистане


После прекращения в начале 1992 г. поставок вооружения и боеприпасов правительственным войскам ситуация в Афганистане начала заметно ухудшаться и постепенно приняла для режима Наджибуллы обвальный характер. Ведь с распадом Советского Союза он лишился не только помощи и поддержки, но и последней надежды на ее возобновление в перспективе. В моральном плане это оказывало наиболее пагубное влияние.

Однако, несмотря на вступившие в силу советско-американские договоренности о взаимном прекращении военных поставок воюющим в Афганистане сторонам, интенсивность перебросок оружия и боеприпасов моджахедам с территории Пакистана в различные районы страны не снижалась. При этом в качестве перевалочной базы на пакистанской территории использовалась Ланди-Котал (75 км юго-вост. Джелалабада). Из районов Парачинар, Спинвам, Мирамшах в юго-восточные районы РА осуществлялись интенсивные переброски вооруженных отрядов, бронетанковой техники, оружия и боеприпасов. Это давало им возможность усиливать военное давление на правительственные силы. Руководство оппозиции начало реализовывать план, который оно намеревалось ввести в действие сразу же после вывода советских войск, но тогда осуществить его не удалось, так как оказывалась мощная поддержка Наджибулле со стороны Советского Союза.

В Кабуле оппозиционное подполье активизировало диверсионно-террористическую деятельность с целью формирования у населения панических настроений и демонстрации неспособности властей контролировать деятельность подполья в городе. В ряде районов столицы были осуществлены подрывы взрывных устройств. В одном из жилых кварталов убили командира 8-й пбр МВД полковника Фарука.



Информация


…В режимной зоне Кабул оппозиция ведет активную агитационно-пропагандистскую работу среди личного состава правительственных войск с целью склонения их к переходу на ее сторону.

Основное внимание моджахеды уделяют племенным формированиям, входящим в состав регулярных частей Вооруженных сил РА. По докладу командиров ИОА в штаб-квартиру в Пешаваре, достигнута договоренность с командирами племенных батальонов из состава 1-й пд о сдаче нескольких постов безопасности в районе 10-12 км южнее Мирбачакот за крупное денежное вознаграждение.

В результате сговора с оппозицией группа военнослужащих одного из подразделений 40-й пд в районе Панджакала (5 км юго-зап. Баграм) застрелила трех офицеров и перешла на сторону моджахедов со штатным оружием и одним танком…

В Вооруженных силах РА не прекращаются случаи массового дезертирства афганских военнослужащих. Личный состав одного из подразделений 18-й пд в Мазари-Шарифе (провинция Балх) застрелил двух офицеров, оставил занимаемые позиции и со штатным оружием перешел на сторону оппозиции.

Личный состав 525-й пгбр в Даулатабаде (провинция Балх) в знак протеста против неудовлетворительного материально-тылового обеспечения угрожает блокировать дорогу Мазари-Шариф — Шиберган.

Президент РА Наджибулла с целью привлечения на свою сторону промонархических афганских деятелей и умеренной оппозиции отменил указ 1978 г. о национализации королевской собственности.

Пакистанские пограничники ужесточили режим проезда автотранспорта группировок «Альянса-7» через границу в районе контрольно-пропускного пункта Торкхам. В настоящее время проезд осуществляется только по спецпропускам, выдаваемым командованием войск северо-западной пограничной провинции Пакистана…

Источник информации: российское посольство в РА,
Кабул, январь 1992 г.

В стране стала ощущаться острая нехватка топлива и продовольствия, в связи с чем росло недовольство деятельностью властей среди населения и в Вооруженных силах. Оппозиция, срывая мероприятия по обеспечению населения и военнослужащих предметами первой необходимости, значительно активизировала агитационную и подрывную деятельность. В пропагандистской кампании активно использовались солдаты и офицеры, попавшие в плен в ходе боевых действий в весенне-летний период, которые за денежное вознаграждение вели антиправительственную агитацию. Руководство вооруженной оппозиции пользовалось сложившейся ситуацией для подкупа личного состава и командиров подразделений. Только штаб-квартира ИПА выделила своим полевым командирам, действующим на северном, северо-восточном и логарском направлениях, на эти цели около 1 млрд. афгани. В раде провинций страны участились случаи вступления мятежников в контакт с военнослужащими правительственных войск на передовых позициях с целью склонения их к переходу на свою сторону или приобретения оружия и боеприпасов.

Одновременно вооруженная оппозиция активизировала боевые действия в ключевых районах Афганистана, при этом наибольшая ее активность отмечалась в центральных и пограничных с Пакистаном провинциях: Нангархаре, Пактии, Кандагаре. Обострилась обстановка в зонах коммуникаций Хайратон — Кабул и Шархан — Баглан. Полевым командирам ИОА в провинциях Балх, Саманган и Кундуз поступили указания из штаб-квартиры усилить контроль и ежедневно докладывать по радио о движении грузов из Хайратона и Шархана в направлении Кабула. Лидер ИОАП Ахмад Шах Масуд поставил задачу командирам подчиненных отрядов, действующим в зонах дорог, приступить к организации систематических нападений на транспортные колонны с целью захвата перевозимых грузов.

На севере страны в Хайратоне скопилось большое количество народнохозяйственных грузов. Водители грузовых автомашин в категоричной форме отказывались участвовать в перевозках из-за нестабильной обстановки на транспортных коммуникациях. Мятежниками были блокированы дороги Хайратон — Мазари-Шариф (провинция Балх) и Мазари-Шариф — Айбак (провинция Саманган) в районе ущелья Хольм (20 км южн. Ташкурган). Правительственные силы принимали меры для восстановления движения на коммуникациях, но они были малоэффективными. В результате этого в тяжелом положении оказалось население афганской столицы.



Справка


О запасах хлеба в городе Кабуле


В настоящее время складывается катастрофическое положение с запасами зерна в Кабуле. Надеясь на продолжение экономической помощи из нашей страны, правительство РА не создало необходимых запасов продовольствия. За последние три месяца количество зерна в городе резко уменьшилось (с 15 тыс. т до 9 тыс. т). Уже в течение пяти месяцев власти не в состоянии полностью обеспечить отдельные категории государственных служащих хлебом по купонам. Так, выдача зерна по купонам в ноябре 1991 г. ежедневно составляла 350 т, а в январе с. г. она снизилась до 150 т. Сокращению подверглись и нормы выдачи хлеба воинским частям Кабульского гарнизона. Ежедневный расход зерна в Кабуле составляет 650 т (при этой норме имеющихся запасов хватит лишь на 10-15 дней).

Правительство страны предпринимает экстренные меры по созданию запасов зерна для бесперебойного обеспечения хлебом населения города и личного состава воинских частей. С этой целью торговой фирме «Карши» был выделен кредит для закупки 200 тыс. т зерна в Германии. Первые партии пшеницы уже поступают в Афганистан, доставки которой из Хайратона в Кабул осуществляются автотранспортом МО и МГБ. На 12 января с. г. поступило 10 тыс. т зерна (8 тыс. т доставлено непосредственно в столицу). Темпы перевозок остаются низкими, в среднем ежедневно на кабульский хлебокомбинат поступает 3-5 машин зерна, то есть 25-40 т, что явно недостаточно для пополнения запасов и компенсации расходов.

В конце января с. г. ожидаются поставки пшеницы из Казахстана по договору, заключенному в обмен на чай, поступающий из Индии. Для приема этого зерна уже подготовлены площадки в Хайратоне. Кроме того, органы госвласти изыскивают возможности закупки зерна у частных производителей на местном рынке, для чего ответственные сотрудники Министерства легкой и пищевой промышленности РА предприняли ряд поездок в провинции Баглан, Балх, Кундуз (они смогли закупить 24 тыс. т зерна).

Правительство также разрешило нескольким частным фирмам закупить зерно за рубежом, которое затем будет продано государству по договорным ценам. К примеру, фирма «Мохеб» заключила контракт с Чехословакией на 200 тыс. т пшеницы, а фирма «Ширзан» — с Венгрией. Однако поставки зерна по этим контрактам будут осуществлены не ранее второй половины 1992 г.

Таким образом, в настоящее время правительство страны не в состоянии решить проблему создания необходимых запасов зерна для удовлетворения потребностей населения города и воинских частей хлебом. Все это вызывает недовольство у жителей столицы и особенно среди личного состава Кабульского гарнизона, в результате чего создается благоприятная почва для организации и проведения оппозицией антиправительственной пропаганды и выступлений против существующего режима…

Источник информации: посольство России в Кабуле,
январь 1992 г.

Наряду с продолжающимся вооруженным давлением на органы госвласти антиправительственные силы в большинстве районов страны стали проводить кампанию по выборам представителей для участия в заседании так называемого руководящего Совета Джихада. В феврале в базовом районе Джавара состоялось заседание Всеафганского совета полевых командиров, в работе которого приняли участие 550 человек. Впервые на заседании Совета присутствовала делегация проиранской ПИЕА. В принятом коммюнике все полевые командиры и руководство оппозиции призывались бойкотировать любые предложения кабульского режима о прекращении огня, активизировать боевые действия против органов госвласти на всей территории страны, отвергать любое иностранное вмешательство в вопросы афганского урегулирования. В ходе работы Всеафганского совета полевых командиров был сформирован специальный комитет по координации боевых действий на территории Афганистана и принято решение о начале создания регулярной армии.

Иран также стремился закрепить свои позиции на западе Афганистана и получить выход в северные и центральные районы страны. Иранские спецслужбы активизировали усилия для создания «Союза полевых командиров» северо-западной зоны Афганистана (провинции Герат, Бадгис и Гур) в составе «Исламского общества Афганистана», «Движение исламской революции Афганистана», «Партии аллаха» и «Партии исламского единства Афганистана». В Мешхеде была открыта штаб-квартира нового «Союза» (возглавлял Моулави Осман). На официальном уровне Тегеран предпринимал шаги для развития приграничных связей с Афганистаном.

Однако главная опасность для Наджибуллы пришла с севера. Там произошел всплеск национальных чувств, эксплуатируемый честолюбивыми, рвущимися к власти политиками. Попытки по-прежнему диктовать свои условия со стороны пуштунов натолкнулись на организованное сопротивление представителей национальных меньшинств в Вооруженных силах. А началось с того, что Наджибулла попытался сместить со своего поста командира дислоцирующейся в Хайратоне 70-й мбр МГБ генерала Мумина (таджика) и назначить на его место пуштуна. Сторонники Мумина, представленные командирами различных частей и подразделений, открыто выступили против проводимой руководством страны пуштунизации офицерского состава на севере Афганистана.

Для разрешения возможного конфликта Наджибулла пригласил Мумина, а также командиров 53-й и 80-й пд (А. Р. Дустома и Саид Мансура Надери), выражающих интересы национальных меньшинств, в Кабул. Но они отказались принять это приглашение. Не удалось восстановить взаимоотношения и после посещения Мазари-Шарифа высокопоставленными должностными лицами из числа высшего руководства государства и Вооруженных сил.

Ситуация еще больше осложнилась после того, как во второй половине 7 февраля в результате теракта в Кабуле был тяжело ранен выстрелом из пистолета бывший председатель Совета министров РА, один из лидеров хазарейского меньшинства С. А. Кештманд. Появились слухи о причастности спецслужб к этой акции, что привело к дальнейшей эскалации конфликта на севере Афганистана и резкому обострению обстановки в самой стране. Ведь накануне покушения С. А. Кештманд в интервью корреспонденту Би-Би-Си заявил, что страна только тогда будет единой и мирной, когда будут гарантированы права нацменьшинств и пуштунское руководство разделит власть с другими, и призвал ООН выступить в качестве гаранта данных условий. Кроме того, органы МГБ располагают данными о его активных контактах с представителями национальных меньшинств севера РА, выступающих против политики пуштунизации, проводимой президентом Наджибуллой.

Участились вооруженные столкновения между подразделениями 53-й, 80-й пд, с одной стороны, и верными президенту Наджибулле войсками — с другой. Практически прекратилось сообщение по дороге Хайратон — Кабул, северный участок которой находился под контролем Дустома и Надери.



Информация


В северных провинциях сохраняется вооруженное противостояние между воинскими формированиями нацменьшинств и войсками, выступающими на стороне руководства Афганистана.

С утра 13 февраля в уезде Арча провинции Джаузджан подразделения 4-й бр МВД атаковали позиции 53-й пд (узбекской). С обеих сторон имеются потери в живой силе и технике. По докладу полевых командиров ИОА в штаб-квартиру в Пешаваре, группа сторонников президента якобы арестовала в Хайратоне командира 70-й мбр МГБ генерал-майора Мумина. В связи с чем командир 53-й пд генерал-полковник Дустом заявил о прекращении сотрудничества с Наджибуллой.

С утра 14 февраля подразделения 511-й пбр из состава 53-й пд начали обстрел штаба и военного городка 525-й пгбр, дислоцирую щейся в Даулатабаде (провинция Фарьяб). В провинциях Джаузджан и Бапх в состоянии полной готовности к отражению возможных нападений со стороны верных президенту войск находятся части 53-й и 80-й пд. Над их районами расположения выполняют демонстрационные полеты боевые самолеты ВВС РА…

Источник информации: посольство России в РА,
Кабул, февраль 1992 г.

Непростое положение стало складываться и в других районах Афганистана. В частях и соединениях 2-го АК, составляющего основу группировки правительственных войск на юге, резко снизился морально-боевой дух младшего командного и рядового состава, 80% из которых были укомплектованы представителями нацменьшинств севера. Участились случаи массового отказа военнослужащих от участия в боевых действиях. Лидер ИОА Б. Раббани направил руководителю панджшерской группировки А. Ш. Масуду указание обратиться к командиру племенных соединений (53-й, 80-й пд, 70-й мбр МГБ) выступить единым фронтом против режима Наджибуллы.

Командиры племенных пуштунских подразделений стали устанавливать контакты с оппозицией с целью организации противодействия возможным вооруженным выступлениям нацменьшинств.

Таким образом, национальные корни оказались самыми прочными, превзойдя и идеологические, и исламские. Наджибулла попытался найти выход из создавшегося положения путем объединения усилий с пуштунскими силами из оппозиции и поиска компромисса на национальной основе. В частности, он искал союза с Г. Хекматияром с целью не допустить раскола Афганистана в связи с сепаратистскими настроениями народов РА, а также желанием сохранить в стране господствующее положение пуштунов. Стали поступать сведения о контактах сторонников Наджибуллы с Г. Хекматияром:

«В первых числах февраля с. г. имели место контакты представителей Наджибуллы с лидером ИПА Г. Хекматияром, находившемся в течение нескольких дней в районе Майданшахра (провинция Вардак). Инициатива в организации такой встречи принадлежала президенту РА, который надеялся склонить Г. Хекматияра к участию в решении афганской проблемы на основе заключения компромиссных соглашений между всеми конфликтующими сторонами.

Во время переговоров представители Наджибуллы пытались сыграть на националистических взглядах и настроениях руководителя ИПА. Они предлагали Г. Хекматияру объединить усилия пуштунов, включая вооруженные формирования ИПА, для противодействия антипуштунскому движению в северных провинциях «ради устранения возникшей опасности раскола Афганистана». При этом учитывали тот факт, что именно с такого рода инициативой два месяца назад обращался к афганским властям сам Г. Хекматияр (через своего представителя, посетившего Кабул).

Посланцы Наджибуллы пытались также обсудить вопрос об участии в переходных структурах власти президента РА, однако лидер ИПА заявил, что он не будет вести разговор на эту тему, так как не намерен менять собственную позицию и не собирается менять мнение своей партии, выступающей вместе с ним против включения в коалиционное правительство бывшего монарха Захир Шаха, Наджибуллы и связанных с ним лиц.

На совещании полевых командиров кабульской зоны Г. Хекматияр заявил, что переговоры не дали положительного результата из-за продолжающегося «упорства» Наджибуллы, который категорически отказывается уйти с занимаемого поста и по-прежнему демонстрирует готовность пожертвовать тысячами афганцев. В связи с этим моджахеды ИПА и других группировок «Альянса-7», оставшиеся верными идее джихада, должны готовиться к решительному штурму Кабула, хотя, как отметил Г. Хекматияр, данную операцию надо рассматривать в качестве вынужденной меры. Он также говорил о наличии возможности захвата власти в столице путем организации массовых демонстраций и акций гражданского неповиновения с требованиями отставки Наджибуллы и устранения с политической арены партии «Отечество», являющейся, по его оценке, главной виновницей развязывания братоубийственной войны.

Информация о состоявшихся в районе Майданшахра контактах представителей президента с Г. Хекматияром получила распространение и активно используется сейчас противниками Наджибуллы для его дискредитации. В частности, среди этнических меньшинств делается акцент на то, что стороны якобы договорились о совместных вооруженных действиях против национальных формирований, отказывающихся подчиняться центральным властям в ответ на проводимую президентом РА политику пуштунизации государственно-административного аппарата и командного состава частей и соединений в северных районах страны…» (из донесения посольства России в Кабуле, февраль 1992 г.)

Противостояние военных структур переросло в межнациональную рознь среди гражданского населения. Крайне негативно воспринимали нацменьшинства попытки пуштунского руководства страны расселять на территории северных территорий возвращающихся из Пакистана и Ирана афганских беженцев с предоставлением им льгот при получении земельных наделов.

Лидеры северных нацменьшинств объявили об образовании общества «Север» и обратились к центральным властям с просьбой об его признании, но Наджибулла ответил отказом, он заявил о готовности вооруженным путем подавить развернувшееся движение «северян» за свои права и отдал распоряжение о формировании пуштунского погранотряда.

Тем временем силы моджахедов активизировали свои действия в северных районах Афганистана, в частности атаковали 588-ю пгбр в уезде Даулатабад (провинция Балх) и захватили несколько опорных пунктов. В провинции Джаузджан мятежники разгромили оперативный батальон царандоя в районе уездного центра Акча (40 км сев.-вост. Шиберган). Части и подразделения северных нацменьшинств (53-я, 80-я пд) в ходе боевых действий соблюдали нейтралитет, что способствовало поражению частей, укомплектованных личным составом пуштунской национальности.

Продолжались боестолкновения подразделений 81-го и 90-го племенных полков МВД (пуштуны) с частями 80-й пд (исмаилиты) в районе Пули-Хумри (провинция Баглан). Племенные формирования исмаилитов вели активные наступательные действия с целью вытеснения пуштунов с территории провинции.

Командир 511-й пбр 53-й пд (Файзабад, 40 км сев. Меймене) полковник Абдул Расул сместил с постов в провинциальном руководстве лиц пуштунской национальности, в том числе им также был отстранен от должности командир 35-го оп МВД, а личный состав полка разоружен. Командир 53-й пд генерал-полковник Дустом установил тесные контакты с общим бандглаварем ИПА в провинции Фарьяб «инженером» Насимом для совместных действий по изгнанию пуштунов с территории провинций.

Повышенная активность вооруженных формирований оппозиции началась примерно с середины марта также в центральных и приграничных с Пакистаном и Ираном провинциях страны.

На обстановку в Кабуле дестабилизирующее влияние оказывали события в северных провинциях страны. Среди различных слоев населения и военнослужащих отмечался рост националистических настроений, угрожающих перерасти в межнациональные столкновения.

В режимной зоне Кабула мятежники продолжали создание группировки для усиления огневого воздействия по жилым кварталам, позициям войск, аэродрому и другим военным объектам столицы. Оппозиции удалось создать дееспособную группировку, имеющую возможность вести боевые действия против правительственных войск на первой линии обороны столицы. Численность моджахедов в зоне обороны Кабула составляла 23,5 тыс. чел. В случае необходимости она могла быть увеличена на 16-18 тыс. чел. за счет перебросок групп с территории провинций Вардак (5 тыс. чел.), Парван (5 тыс. чел.), Логар (5 тыс. чел.), Каписа (2 тыс. чел.) и Бамиан (1 тыс. чел.), не входящих в режимную зону.

В провинции Парван поддерживалась напряженность в районах Чарикар и Джабаль-Уссарадж и в зоне авиабазы Баграм с целью срыва полетов боевой авиации.

14 марта в соответствии с призывами оппозиции население Герата отметило очередную годовщину «гератского восстания» (1979 г.), приняв участие в акте гражданского неповиновения властям. Все торговые точки были закрыты, государственные учреждения не работали.

Боевые формирования оппозиции продолжали расширять масштабы вооруженной борьбы с правительственными войсками. Одновременно среди личного состава воинских гарнизонов в важных административно-политических центрах моджахеды усилили подрывную пропаганду с целью убедить военнослужащих о бессмысленности сопротивления и необходимости перехода на их сторону. Из-за неопределенности ситуации и массированной пропаганды мятежников произошло резкое падение морального духа и боевой устойчивости личного состава практически всех категорий военнослужащих, что впоследствии привело к сдаче без боя населенных пунктов, контролируемых госвластью.

И все-таки определяющее влияние на развитие событий в стране оказывала сложная обстановка на севере Афганистана. В провинции Балх части 53-й пд взяли под свой контроль Мазари-Шариф и авиабазу. Формирования ИОА, используя сложившуюся ситуацию, овладели рядом населенных пунктов западнее Мазари-Шариф и захватили большое количество вооружения, в том числе тяжелого. При этом моджахеды не вступали в вооруженную конфронтацию с подразделениями 53-й пд. Отмечались бесчинства военнослужащих 53-й пд в отношении местного пуштунского населения. Командование 588-й пгбр (укомплектованная в основном пуштунами), дислоцирующейся в уездном центре Балх, заявило о переходе на сторону формирований ИПА. В целях предотвращения расширения масштабов вооруженной конфронтации на межнациональной основе генерал-полковник Р. Дустом приказал подчиненным подразделениям в провинциях Джаузджан и Сари-Пуль (580-й и 607-й пп) разоружить части МВД (4-я бр, 34-й и 53-й оп, 74-й полк, 80-й горный полк, 3-я бр, 790-й полк) и МГБ (44-й пп), а также провести аресты лиц пуштунской национальности среди местного руководства.

На очередном заседании «Высшего совета Севера» с участием представителей всех оппозиционных партий и командования 53-й и 80-й пд была принята декларация, в которой высказывалась поддержка плана мирного урегулирования афганской проблемы без участия в этом процессе Наджиоуллы.

Одновременно продолжалось дальнейшее укрепление и консолидация оппозиционных режиму сил. Представителям всех партий моджахедов и командования вооруженных формирований нацменьшинств (53-й, 80-й пд, 70-й мбр), входящим в «Высший совет Севера», удалось достигнуть полного взаимопонимания в решении основных вопросов их деятельности. В целях поддержания порядка на контролируемой территории было введено положение о строгом наказании, вплоть до расстрела, лиц, виновных в провоцировании вооруженных конфликтов, грабежа и мародерства.

Последние семь наших военных советников убыли из Афганистана 13 апреля. Как мне рассказывал генерал-майор В. В. Лагошин, накануне вечером его пригласил к себе Наджибулла и сказал, что военным советникам срочно надо покинуть Афганистан, так как в самое ближайшее время власть перейдет к оппозиции, а ему самому на посту президента осталось находиться дней пять. При этом добавил, что хотя советские и предатели, но он считает своим долгом отправить военных советников домой целыми и невредимыми. Действительно, когда со стороны администрации кабульского аэродрома стали выдвигаться различные препятствия относительно приема и вылета советского самолета, Наджибулла лично приехал на аэродром и оказал помощь в отправке советников в Ташкент.

К этому времени моджахеды овладели практически всеми районами Афганистана и стали подходить к столице. В режимной зоне Кабула отмечалась концентрация сил Ахмад Шаха Масуда на северном и северо-западном направлениях, в уездах Мирбачакот, Шакардара и Дехисаб. Передовые отряды ИОАП вышли к постам первой линии обороны Кабула.

Отряды ИПА, не встречая сопротивления, начали выдвижение к Кабулу с южного направления.

Силы оппозиции проиранской ориентации также нацелились на участие во взятии Кабула и осуществляли сосредоточение своих отрядов на западных и юго-западных подступах к городу.

Среди представителей афганского руководства, выступающих за широкое сотрудничество с умеренной оппозицией в вопросе мирного урегулирования, утвердилось мнение о необходимости сдачи Кабула силам А. Ш. Масуда. В интересах срыва замыслов Г. Хекматияра по захвату столицы с А. Р. Дустомом на условиях отставки Наджибуллы была достигнута договоренность о переброске из Мазари-Шарифа по воздуху на южное и юго-западное направления от Кабула национальных формирований общей численностью до 4 тыс. чел.

Как показали дальнейшие события, эта акция была очень своевременной и полезной: если бы в Кабул не были введены подразделения 53-й пд Дустома, то ситуация в столице могла бы тогда выйти из-под контроля и создать благоприятные условия для захвата города экстремистами и эскалации кровопролитного конфликта.



Информация


Все более определяющим для обстановки в стране становится положение в зоне Кабула. После успешных действий отрядов моджахедов под непосредственным руководством Ахмад Шаха Масуда(штаб развернут в районе Гульбахар, 70 км сев. Кабула) по взятию под контроль Чарикара, Джабаль-Уссараджа и ВВБ «Баграм» возникла угроза полного овладения оппозицией Кабулом.

А. Ш. Масуд планировал воспользоваться паникой и растерянностью среди афганского руководства, вызванными наступлением моджахедов, чтобы вынудить Наджибуллу отказаться от власти и обеспечить этим возможность для формирования переходного правительства на базе «Наблюдательного совета» ИОАП. Такое требование президенту РА было высказано Ф. Моздоком, М. Рафи, А. Вакилем и Н. Кавьяни от имени Масуда на утреннем заседании Исполнительного комитета Центрального совета партии «Ватан» еще 14 апреля. В случае его неприятия руководитель ИОАП намеревался продолжить силовое давление с привлечением авиации (на ВВБ «Баграм» захвачено 60 МиГ-21 и Су-22) и своей «пятой колонны» в составе подполья и просочившихся в апреле в Кабул отрядов ИОАП (до 1,5 тыс. чел.), а также многочисленных своих сторонников (в столице около 70% населения составляют нацменьшинства). В связи с этим в ночь на 15 апреля было созвано экстренное заседание Исполкома Центрального совета партии «Вотан» без участия Наджибуллы, на котором было принято решение вступить в переговоры с А. Ш. Масудом и А. Р. Дустомом с целью предотвратить штурм Кабула экстремистскими группировками оппозиции. В результате проведенных контактов руководитель ИОАП остановил продвижение своих формирований, а А Р. Дустом согласился выделить национальные формирования общей численностью до 4 тыс. чел. для укрепления афганской столицы. При этом кабульские представители гарантировали уход Наджибуллы. В Кабул уже переброшено около 2 тыс. чел.

Силы А. Ш. Масуда в соответствии с решением совместной «Шуры» вышли на северо-восточные окраины Кабула и намерены совместно с формированиями АР. Дустома взять под свой контроль столичный аэродром…

Источник информации: посольство России,
Кабул, апрель 1992 г.

В других районах страны обстановка оставалась крайне неустойчивой. Сводные отряды «Альянса-7» взяли под контроль Газни, формирования ИОА и ПИЕА захватили Калай-Нау (провинция Бадгис). Был разгромлен правительственный гарнизон в Файзабаде (провинция Бадахшан). Вооруженные формирования Турана Исмаила заняли Герат.

Средства массовой информации постоянно передавали содержание заявлений внешнеполитических ведомств США, Пакистана и Ирана, предостерегающих моджахедов от попыток захватить Кабул силой в нарушение плана ООН по мирному решению афганской проблемы.

В Кабуле был создан «Временный военный совет», который возглавил министр иностранных дел Абдул Вакиль, являющийся одним из активных членов оппозиционного Наджибулле комитета, еще в январе-феврале требовавший отставки Наджибуллы и характеризовавший его в качестве главного сдерживающего фактора на пути ускорения процесса урегулирования в рамках плана ООН.

Политическое руководство страной осуществляла группа лиц, оргядро которой возглавлял А. Вакиль. Функции президента выполняли четыре вице-президента — А. Р. Хатеф, М. Рафи, А. Х. Мохтат и А. В. Сораби. В Чарикаре состоялась встреча А. Вакиля с А. Ш. Масудом, в ходе которой обсуждались принципиальные направления сотрудничества в целях достижения мира в стране.

Однако среди населения и моджахедов негативно воспринималось стремление руководства партии «Отечество» открыто демонстрировать свою особую роль в происходящих событиях. Правительство РА объявило указ об амнистии некоторым категориям заключенных. Амнистия не распространяется на лиц, осужденных на срок более 7 лет за организацию взрывов, вооруженный разбой, растраты и хищения, умышленные поджоги, нападения на часовых, убийства и контрабанду.

«Новое руководство» пыталось использовать хазарейские отряды для укрепления Кабула и расширения контактов с Ахмад Шахом.

Бывший президент Наджибулла вместе со своей семьей, помощником И. Тухи и братом Джафсаром укрылся в миссии ООН.

В Кабуле состоялась джирга авторитетов и старейшин пуштунских племен, на которой была проанализирована складывающаяся ситуация. Участники высказали озабоченность расширяющимся влиянием представителей северных нацменьшинств в руководстве страны, командовании ВС РА, что негативно воспринято пуштунами на всей территории страны. Была высказана просьба к пуштунскому руководству Афганистана о выделении вооружения для формирования пуштунского ополчения, которое будет способно противостоять А. Ш. Масуду, А. Р. Дустому, С. М. Надери и хазарейским группировкам в случае, если они попытаются полностью захватить власть. Однако более реалистично мыслящие участники джирги отвергли идею военного противоборства в столице и отклонили предложение о перебросках пуштунов в Кабул из других районов страны.

Провели свою джиргу и хазарейские группировки, которые высказались за взаимодействие вооруженных отрядов с целью обеспечения своего участия в разделе сфер влияния в столице и получения достаточной квоты собственного представительства в новых органах власти на всех уровнях. Хазарейцы планировали усилить свои позиции за счет перебросок в Кабул формирований из провинций Вардак, Газни и других районов.



«Лев Панджшера» прыгает в Кабул


В последней декаде апреля обстановка в Афганистане коренным образом изменилась и характеризовалась стремительным расширением сфер влияния моджахедов по всей стране.

Вооруженные отряды оппозиции взяли под свой контроль последние остававшиеся в руках правительства административные центры: Джелалабад, Митерлам, Гардез и Кандагар. В этих районах происходило активное формирование органов местного самоуправления на национальной основе.

«Новое афганское руководство» сохраняло реальную власть только в Кабуле. В столичной зоне нарастало противостояние группировок «Исламского общества в Афганистане Панджшера» (ИОАП) и «Исламской партии Афганистана» (ИПА).

Полевые командиры ИОАП взаимодействовали с командованием и войсками Кабульского гарнизона. По целеуказаниям моджахедов ИОАП правительственная артиллерия наносила упреждающие удары по скоплениям мятежников ИПА на логарском, юго-западном и западном направлениях.

21 апреля А. Ш. Масуд провел совещание с подчиненными полевыми командирами, где он подтвердил свою решимость довести мирный вариант прекращения конфликта под эгидой ООН до конца. Одновременно предостерег лидера ИПА от необдуманных шагов и подчеркнул, что «располагает значительными силами для успешной обороны Кабула». Масуд отметил, что ни при каких условиях не собирается вести диалог с бывшими кабульскими властями и все его усилия направлены на предотвращение кровопролития в столице.

Ахмад Шах сообщил о приведении в полную боевую готовность боевой авиации на аэродромах Баграм и Мазари-Шариф и дислоцируемых в административном центре провинции Балх расчетов пусковых установок Р-300.

Масуд заверял, что новый режим в Афганистане будет либерально-исламским, при котором высокопоставленные руководители прежнего партийно-государственного аппарата без каких-либо репрессий будут уволены, работникам среднего и низшего звена будет предоставлена возможность оставаться на государственной службе.

В Кабуле был создан объединенный штаб, в работе которого участвовали А. Ш. Масуд, А. Р. Дустом, С. М. Надери и представители ПИЕА. Предпринимались экстренные меры по блокированию всех возможных путей выдвижения крупных отрядов и групп экстремистской части оппозиции, пытающихся ворваться в Кабул.

Руководство ИОА в Пешаваре отдало указание подчиненным силам воспрепятствовать дальнейшему наращиванию численности группировки ИПА в жилых кварталах афганской столицы. Полевые командиры ИОА направили в Пешавар донесение о том, что вошедшие в Кабул отряды моджахедов всех группировок, участвующих в «священной войне», заняли жизненно важные объекты и госучреждения.

Отряды А. Ш. Масуда и подразделения А. Р. Дустома проводили в городе массовые облавы и чистки жилых кварталов с целью нейтрализации сторонников ИПА. Наиболее ожесточенные бои отмечались в старом и новом микрорайонах столицы, в крепости Бала-Хисар, у здания МИД и кабульского муниципалитета, на проспекте Майванд и в зоне президентского дворца… минометным обстрелам подверглись посольства Болгарии, Германии. Пользуясь отсутствием порядка, группа лиц разграбила посольство Чехословакии. Неоднократно моджахедами ИОАП задерживался временный поверенный в делах Пакистана в РА, и против него предпринимались провокационные действия.

Было объявлено о создании «Совета джихада Кабула», в состав которого вошли полевые командиры Масуда и ряд представителей национальных формирований северян.

На «Совет» были возложены функции и полномочия городского муниципалитета, в том числе обеспечение порядка в городе, а также ему предписывалось координировать свои действия с «Комиссией по обеспечению безопасности в Кабуле».

По кабульскому радио было передано обращение лидера ИОА Б. Раббани к населению Афганистана. В заявлении подчеркивалось, что продолжающиеся бои в афганской столице вызваны попытками «отдельных экстремистских элементов» вернуть страну к «деспотии и залить Кабул кровью».

Б. Раббани отметил, что руководители джихада создали исламское правительство, которое в самое ближайшее время начнет свою работу. Особо им выделялась деятельность А. Ш. Масуда, вооруженные отряды которого играли доминирующую роль в контроле над столицей. Лидер ИОА выразил благодарность Пакистану, Ирану, Саудовской Аравии, другим мусульманским и немусульманским странам, поддерживающим моджахедов Афганистана в трудный период, и заверил, что после окончательной победы революции в стране Афганистан будет являться очагом мира и стабильности в регионе. В обращении Б. Раббани призвал все страны, авторитетные международные организации, включая ООН, оказать помощь народу Афганистана в возрождении страны.

Таким образом, серьезным дестабилизирующим фактором положения в Афганистане являлось нарастание противостояния между пуштунами и представителями северных нацменьшинств, которые предприняли упреждающие действия с целью срыва подготовленного силами ИПА, совместно с пуштунской частью бывшего руководства, выступления в Кабуле в интересах захвата власти.

Руководство объединенных сил моджахедов в Кабуле принимало меры по обеспечению безопасности прибытия в столицу группы из состава созданного в Пешаваре «Временного совета моджахедов» во главе с С. Моджаддади. В частности, с целью прекращения кровопролития лидер панджшерской группировки ИОА А. Ш. Масуд предпринял попытку поиска компромисса с Г. Хекматияром. На состоявшихся в Кабуле переговорах с уполномоченными представителями ИПА были обсуждены условия временного прекращения огня с 17:00 27 апреля и заключения перемирия. Однако силы ИПА начали интенсивный ракетно-артиллерийский обстрел новых жилых районов микрорайонов Кабула (занятых ИОАП) и провели диверсию на афганском радио. Отряды ИПА начали атаки из района Дехмазанг с применением минометов и артиллерии на позиции ИОАП и ПИЕА в зоне улицы Даруль-Аман в направлении здания Министерства обороны (через район расположения посольства РФ).



С. Моджаддади — новый глава Афганистана


Прибывший в столицу председатель «Совета Джихада» («Временного совета моджахедов»), глава Исламского государства Афганистан С. Моджаддади в первые же часы провел заседание членов «Совета» с «Комиссией по обеспечению безопасности в Кабуле». Во второй половине 27 апреля, в день 14-й годовщины Саурской революции, в МИД состоялась церемония передачи власти представителям бывшего режима новому руководству, на которую были приглашены главы дипломатических представительств в Кабуле. Казалось бы, войне пришел конец, но она вспыхнула с новой силой. Теперь уже между моджахедами различных партийных группировок. Новая администрация принимала меры по стабилизации обстановки.

Объединенные силы моджахедов и А. Ш. Масуда продолжали действия по вытеснению отрядов ИПА из занимаемых ими районов в юго-восточные и южные пригороды столицы. Серьезного сопротивления со стороны моджахедов ИПА при этом не оказывалось.

Несмотря на заявление «Комиссии по обеспечению безопасности в Кабуле» о том, что обстановка в столице полностью контролируется верными новому руководству силами, в отдельных районах города находились разрозненные вооруженные группы сторонников Г. Хекматияра. В заявлении представителей «Совета Джихада» всем полевым командирам, моджахедам и малишам предписывалось захваченное или изъятое в ходе боевых действий в Кабуле имущество незамедлительно возвратить прежним хозяевам. К лицам, не выполнившим данное указание, предполагалось применять самые строгие меры по законам шариата.

В провинции Парван разгорелись упорные бои между формированиями ИПА и ИОА в зоне баграмского аэродрома и административных центров Чарикар и Джабаль-Уссарадж. В вооруженную конфронтацию втянута часть подразделений из состава 2-й и 40-й пд. При этом военнослужащие размежевались по национальному признаку, нарушив тем самым занятую ранее позицию нейтралитета.

Председатель «Совета Джихада», руководитель Исламского государства Афганистан С. Моджаддади принял глав дипломатических представительств в Кабуле и провел с каждым из них конфиденциальные беседы. Встреча с послом России прошла в обстановке доброжелательности и взаимопонимания, в ходе которой С. Моджаддади были переданы поздравления российского руководства. Афганский руководитель, в свою очередь, высказал пожелание в налаживании и развитии дружеского, взаимовыгодного всестороннего сотрудничества между Афганистаном и Россией, а также среднеазиатскими республиками СНГ.

Председатель «Совета Джихада» С. Моджаддади подписал указ, запрещающий несанкционированную стрельбу в городе. Контроль за соблюдением данного указа возлагался на «Комиссию по обеспечению безопасности в Кабуле», которую возглавил прибывший в столицу лидер ИОАП А. Ш. Масуд, исполняющий одновременно обязанности министра обороны. Он же принял под свое командование воинские части Кабульского гарнизона.

Обстановка в Кабуле постепенно стала нормализоваться. По распоряжению А. Ш. Масуда из города выводились вооруженные формирования различной партийной принадлежности (ПИЕА, ИДА, ИСОА и др.) и отряды малишей Р. Дустома. Положение в столице перешло под полный контроль сил «Исламского общества Афганистана» (ИОА) и ИОАП. К несению патрульной службы привлекались отборные формирования А. Ш. Масуда, а также отдельные подразделения Кабульского гарнизона. Такие действия А. Ш. Масуда многие представители других партий моджахедов расценили как попытку ослабить их позиции в столице накануне приезда в Кабул лидеров основных партий и возможного в связи с этим обострения борьбы за власть.



Информация


Между представителями различных группировок моджахедов сохраняются разногласия по вопросу их представительства в формируемых коалиционных органах власти. В зоне Кабула не снижается вооруженная конфронтация между отрядами «Исламской партии Афганистана» (ИПА) и объединенными силами моджахедов, поддерживающих новый кабульский режим.

Новая администрация наряду с вопросами обеспечения безопасности пытается решать экономические проблемы. Принимаются меры по налаживанию бесперебойной подачи электроэнергии в столицу. Из Пакистана прибыла первая колонна в составе 28 автомашин с продовольствием. Под давлением властей торговцы снизили цены на основные продукты питания (мясо, рис, мука, жир) в среднем на 25-30%.

В зоне Кабула сохраняется вооруженное противостояние между коалиционными силами моджахедов, поддерживающими новый режим во главе с С. Моджаддади, и формированиями ИПА.

Силам ИПА удалось установить контроль над рядом важных районов на южных и юго-восточных подступах к столице. Часть отрядов моджахедов различных партий, занимавших позиции на первом оборонительном рубеже, оказалась отрезанной от города.

Наиболее интенсивные бои с использованием боевой авиации, реактивной артиллерии и бронетехники велись в районах Гузаргах, Вайсалабад, Чихиль-Сутун. В результате обстрела нанесены серьезные повреждения дворцу Чихиль-Сутун и возник пожар в зоне Министерства обороны. Среди мирных жителей имеются убитые и раненые.

Одним из главных требований Г. Хекматияра остается вывод из столицы и центральных районов страны подразделений молишей А. Р. Дустома (53-й пд)… С. Моджаддади, напротив, подчеркивает большую роль А. Р. Дустома в свержении режима Наджибуллы и подавлении мятежа халькистов в Кабуле после прихода моджахедов к власти.

Существенным дестабилизирующим фактором в столице остается наличие в городе большого количества вооруженных отрядов и групп моджахедов, принадлежащих к различным партиям. Практически все лидеры основных группировок по прибытии в Кабул стремятся сохранить прежнюю систему руководства и подчиненности своих формирований, а также контролируемые районы города. Находящийся в Кабуле специальный представитель Генсека ООН Б. Севан провел ряд встреч с членами «Совета Джихада», в которых затрагивалась также проблема о судьбе бывшего президента РА Наджибуллы, укрывающегося по-прежнему в миссии ООН…

Источник информации: посольство России,
Кабул, май 1992 г.

На перефирии процессы формирования новых управленческих структур проходили под воздействием взглядов полевых командиров различных группировок на принципах исламизации всех сторон жизни общества. При этом рассматривались два варианта: умеренный пакистанский и ортодоксальный иранский.

Конструктивная позиция «Высшего совета Севера» обеспечивала нормальный ход процесса по формированию коалиционных органов власти в северных провинциях страны. В районах традиционного расселения пуштунов аналогичные процессы протекали иначе. В провинциях Нангархар и Пактия ожесточенный характер приобрело противостояние между сторонниками ИПА и представителями других партий за занятие ведущих постов в создаваемых коалиционных органах власти.

В некоторых районах имели место боестолкновения между сторонниками различной партийной ориентации. Наряду с провинцией Пактия, в Пактике и Газни также обострились разногласия между группировками «Исламской партии Афганистана» (ИПА), «Национального исламского фронта Афганистана» (НИФА) и «Революционного совета исламского согласия» (РСИС), поскольку лидер ИПА Г. Хекматияр выступил за резкое ограничение участия в местных органах представителей нацменьшинств и умеренных группировок, которые, по его мнению, в сговоре захватили власть в Кабуле.

Создание управленческих структур зачастую затруднялось из-за отсутствия необходимого опыта, постоянно возникающих противоречий между представителями различных группировок по вопросам распределения наиболее «выгодных должностей», а также низкого уровня организованности участников процесса.

На первом заседании «Руководящего совета», состоявшемся 6 мая под председательством Б. Раббани, было принято решение о роспуске прежнего кабинета министров, возглавляемого Ф. Халекьяром, Министерства госбезопасности, партии «Отечество» и двух палат Национального совета, а также отменены все законы, которые противоречили нормам ислама. В работе нового органа приняли участие С. Моджаддади (НФСА), аятолла Мохсени (ПИЕА), Н. Мохаммади (ДИРА), инженер Ахмад Шах (ИСОА), Абдул Каюм.

Решением «Руководящего совета» была создана комиссия по разработке проекта временной конституции страны, которая должна была полностью отвечать положениям шариата. В провинциальных и уездных центрах стали закладываться новые мечети, часть общеобразовательных школ перепрофилировалась в религиозные учебные заведения (медресе).

Признание созданных в Кабуле центральных органов поступило из большинства провинций, за исключением отдельных районов компактного проживания пуштунов на востоке и юго-востоке Афганистана.

Г. Хекматияр отказывается признавать полномочия С. Моджаддади и Б. Раббани на занимаемых постах. Главные усилия на данном этапе Г. Хекматияр и его сторонники сосредоточили на консолидации своих сил и поиске союзников из числа пуштунских группировок и организаций, опасающихся возможной утраты традиционного своего привилегированного положения.

В середине мая в Кабул с визитом прибыл министр иностранных дел России А. В. Козырев. Состоялись его встречи с С. Моджаддади, Б. Раббани и С. А. Гилани. Афганская сторона в общем положительно расценила заявление А. Козырева о готовности России рассмотреть вопросы оказания всесторонней помощи Афганистану. Однако руководители Афганистана уклонились от обсуждения предложения нашего министра относительно сотрудничества в военной области.



Информация


С. Моджаддади и Б. Раббани подчеркнули, что они отвергают категорические требования некоторых руководителей джихада о необходимости потребовать от России выплаты репараций за ущерб, причиненный стране в период пребывания в Афганистане ОКСВ. Они считают, что Россия может сыграть важную роль в возрождении Афганистана как соседа и давнего друга. Вместе с тем С. Моджаддади отметил, что понадобится значительный период времени для того, чтобы некоторые афганцы перестали рассматривать Россию как врага.

В ходе переговоров обсуждены также вопросы возвращения в Афганистан из России афганских детей, передачи афганской стороне карт минных полей, установленных ОКСВ, возвращения военнопленных.

…Средства массовой информации широко освещали визит министра иностранных дел России А. Козырева, особенно отмечая готовность Российской Федерации участвовать в совместных усилиях по реконструкции Афганистана. Внимание афганской общественности акцентируется на то, что Россия и Исламское государство Афганистан намерены добиваться укрепления доверия и взаимопонимания между народами двух стран, развивать равноправные отношения и взаимовыгодное сотрудничество, основанное на общепризнанных нормах международного права.

Отмечается, что в ходе переговоров обсуждались вопросы использования принципиально новых форм сотрудничества между двумя государствами.

…В Кабул доставлена гуманитарная помощь из России на двух самолетах Ил-76. По докладу экипажа одного самолета, во время захода на посадку по нему осуществлялся огонь из ЗГУ на высоте 300-400 метров…

Источник информации: посольство России,
Кабул, май 1992 г.

В последующем вооруженная борьба между формированиями пришедших к власти моджахедов и теми, кто оказался не у дел, продолжалась, унося все новые и новые жизни. Мусульмане стали воевать против мусульман. Священная война «джихад» потеряла свой смысл, но лидеры исламских партий нашли другое оправдание своим действиям.



Войне в Афганистане не видно конца


Итак, тоталитарный режим в Афганистане пал. Партийные функционеры, сменяя друг друга: Тараки — Амин — Кармаль — Наджибулла, всегда пытались говорить от имени народа и на словах стремились показать, что радеют за его интересы, однако фактически они были далеки от народа и безразлично относились к его чаяниям и нуждам. Лидеры НДПА были оторваны и от рядовых партийцев, беззастенчиво эксплуатируя их патриотизм и самопожертвование. Они подходили к людям как к абстрактному человеческому фактору и проводили свои идеи в жизнь путем насилия, а государство, созданное ими, держалось на военной силе, репрессиях и страхе. Сами же они были независимы от народа, им не избирались, не были ему подотчетны и неуязвимы для критики. А зависимы они были только от своих партийных фракций, племенных кланов и групп, а также от советских благодетелей. Они не смогли обеспечить национальное согласие в Афганистане, а в условиях гражданской войны добиться улучшения жизни народа еще никому не удавалось. Лишившись поддержки Советского Союза, режим развалился в считанные месяцы. В конечном итоге оппозиционные Наджибулле силы внутри правящего режима окончательно разрушили его.

В принципе, не военные победы моджахедов сыграли решающую роль в свержении Наджибуллы и его приспешников (чисто военных сил у них было предостаточно), а внутрипартийная борьба за власть постепенно подточила режим и привела к его падению. Сработал старый афганский принцип: власть в Афганистане не берут — ее подбирают, когда она пала.

К власти пришли представители «умеренной» оппозиции, традиционалисты и представители нацменьшинств. Сразу было ясно, что не надолго, так как основные военные силы находились в распоряжении исламских фундаменталистов, которые, естественно, не смирились со вторыми ролями в государстве и повели борьбу за власть.

Высшие партийные функционеры (НДПА — ПО) легко переметнулись в различные бывшие оппозиционные партии, в основном по национальному и клановому принципам. При этом многие из них оказались среди пуштунов, сторонников Г. Хекматияра. Некоторые примкнули к Б. Раббани, С. Моджаддади или С. Гилани. Такой безболезненный переход представителей высших эшелонов прежней власти в лагерь оппозиции наводит на мысль о существовании некоего заговора между руководством бывшей НДПА и лидерами «Альянса-7». Ведь именно они, получая помощь: одни — от Советского Союза, другие — от Запада и мусульманских стран, приобрели наибольшие выгоды от войны и лично обогатились на страданиях своего народа. А вся эта «непримиримость» и «враждебность» между ними был показной спектакль? Очевидно, не случайно среди лиц из высших эшелонов власти в Кабуле и лидеров оппозиции никто не погиб в этой «борьбе». Правда, некоторые из них укрылись на территории России и других стран бывшего Советского Союза.

В конце июня С. Моджаддади на посту председателя «Совета Джихада» сменил лидер ИОА Б. Раббани, но от этого война не пошла на убыль — ведь не сказали своего последнего слова исламские фундаменталисты, стоящие на радикальных позициях. Не смирились с непропорционально большим, по их мнению, представительством в созданных органах государственной власти национальных меньшинств пуштунские националисты.

К тому же многие лидеры моджахедов, открыв наконец свое истинное лицо, по-прежнему руководствовались личными амбициями и каждый из них стремился занять главенствующее положение. Противоречия между ними оказались сильнее, чем даже неприятие режима Наджибуллы. Особо непримиримую позицию к президенту ИГА Б. Раббани занял лидер ИПА Г. Хекматияр, который предпринял решительный бой за власть. В августе 1992 г. начались массированные артиллерийские и ракетные обстрелы Кабула, принесшие значительные разрушения и жертвы среди мирного населения. Афганской столице был нанесен ущерб, по размерам больший, чем за все предыдущие годы гражданской войны. Немало снарядов разорвалось и на территории российского посольства. Его сотрудники большую часть времени находились в убежище. Не обошлось без жертв, два человека погибли.

К концу августа количество убитых среди мирных жителей столицы перевалило за две тысячи, десятки тысяч были ранены, а более 200 тыс. покинули Кабул. В таких условиях было принято решение об эвакуации сотрудников российского посольства. Эта сложная операция, в ходе которой были ранены восемь российских военнослужащих, а один самолет Ил-76 сгорел, завершилась успешно. Она началась в 4:00 28 августа, когда произвел взлет и взял курс на Кабул экипаж командира авиационного полка полковника Е. Зеленова. За ним с интервалом в двадцать и тридцать минут подняли машины в воздух экипажи подполковника А. Копыркина и майора А. Малова. В условиях отсутствия метео- и радиотехнического обеспечения экипажи произвели посадку на кабульском аэродроме. В это время все сотрудники посольства во главе с послом России в Афганистане Евгением Островенко выехали в аэропорт, по дороге забрав еще дипломатов из Монголии, Китая, Индонезии и Индии.

Несмотря на то что перед отправкой самолетов были получены гарантии как от правительства, так и от Хекматияра о том, что они смогут приземлиться и улететь из Кабула в условиях безопасности, в 5:40, когда произвел взлет самолет полковника Е. Зеленова с грузами, людьми и телами двух погибших российских граждан на борту, начался ракетный обстрел аэродрома. Второй самолет взлетел благополучно. Однако еще 56 чел. оставались на третий самолет. Ракетный снаряд попал в крыло самолета майора Малова в тот момент, когда посол, его жена и начальник охраны уже подъехали к самолету. Возник пожар.

Из самолета стали выскакивать десантники и летчики. Спустя некоторое время машина взорвалась. Из вещей ничего не удалось спасти, только документы. Увидев, что на земле горит самолет, экипаж уже взлетевшего Ил-76 снова совершил посадку и без выключения двигателей забрал не только экипаж майора Малова, но и часть людей. Однако этим испытания не закончились. Осколками снарядов на самолете Копыркина пробило пневматику шасси.

И все же экипаж сумел поднять тяжелую машину в воздух и успешно произвел посадку на одном из среднеазиатских военных аэродромов. Четвертый, запасной, самолет находился в Термезе, однако в этой ситуации решили больше не рисковать.

Необходимо отметить мужество воинов-десантников, которые обеспечивали безопасность сотрудников посольства, действовавших под руководством подполковника Н. Ивоника. Даже получив ранения, старший лейтенант И. Матвиенко и младший сержант А. Диденко не оставили пост и делали все, чтобы обеспечить охрану и эвакуацию людей. Так же поступили и старший борттехник самолета капитан А. Показаньев, получивший ранение в голову, и борттехник капитан В. Бессараб, которому осколок попал в ногу.

Выручили старые добрые отношения с исмаилитами. Представитель Национального исламского движения Афганистана (НИДА) генерал Абдул Маджид предоставил россиянам афганские самолеты Ан-32 для перелета в Мазари-Шариф. Сначала полетели только добровольцы, а затем весь оставшийся персонал посольства. Из Мазари-Шарифа, где российских граждан встретили представители генерального консульства и члены НИДА, переехали на машинах в Термез.

Это была очень своевременная акция, так как от комплекса зданий российского посольства в Кабуле через некоторое время остались одни лишь развалины.

Указом Президента России за мужественные действия в Кабуле летчики ВТА полковник Е. А. Зеленев, подполковник А. С. Копыркин и старший сержант С. А. Арефьев были удостоены звания Героя Российской Федерации, а в Тульской воздушно-десантной дивизии правительственные награды получили 28 человек.

Не окончилась война и после назначения на пост премьер-министра Афганистана Г. Хекматияра. Наоборот, боевые действия еще более ожесточились.

Что же дальше? Можно предположить, что, сколько б ни продолжалась война, конечный результат будет, видимо, таков: традиционно слабая центральная власть и сильные провинциальные (периферийные) правители (очевидно, те полевые командиры моджахедов, которые на местах сменили традиционных племенных вождей и контролируют определенные зоны), взаимодействующие друг с другом по горизонтали и заключающие между собой договоры, чтобы удержаться у власти на местах. Они, естественно, будут защищать свои позиции от любого центрального правительства, не важно, каким оно будет. Вполне вероятно и образование на территории Афганистана нескольких отдельных автономий или государств по национальному признаку, так как пуштунам вряд ли удастся, как прежде, диктовать свои условия нацменьшинствам, а последние просто так тоже не откажутся от своих завоеваний.

Временное перемирие, установившееся в некоторых частях Афганистана, очень зыбкое и недолговечное, постоянно нарушается, и боевые действия разгораются с новой силой. Слишком много на руках у населения осталось оружия и неурегулированных проблем, а также неудовлетворенных амбиций некоторых лидеров оппозиции при дележе власти. Они еще продолжают выяснять — кто из них сильнее… При этом войне стало тесно в Афганистане, и она выплеснулась за его границы.

На этом я хочу прервать свой рассказ об «афганской войне», хотя она еще и продолжается, но это стало внутренним делом самих афганцев, и Россия к ней уже как бы непосредственного отношения не имеет.

Однако, нам небезразлично, как в Афганистане будут развиваться события, ведь там остались в плену у моджахедов наши соотечественники, наши кровные братья, да и те афганцы, с кем мы бок о бок воевали долгие девять лет. Кроме всего прочего, несмотря ни на что, многие воины-«афганцы» полюбили эту страну и ее народ. В памяти всех «шурави» навсегда остался близкий им Афган…

 

 

Глава X

Beatitudo non est yirtutis praemium, sed ipsa yirtus
(Счастье не в награде за доблесть, а в самой доблести)



Армия поражения не потерпела…


Стратегические цели советского военного присутствия в Афганистане политическим руководством СССР были сформулированы расплывчато и неопределенно. Это дает основание всякого рода злопыхателям периодически говорить о поражении советских войск, которое они как будто бы потерпели, участвуя в гражданской войне на стороне афганского правительства. Некоторые ретивые лидеры афганских исламских фундаменталистов заявляют о каком-то уроке, якобы преподанном ими советским солдатам в Афганистане. Так ли это? Если уж говорить об уроке, то, действительно, урок мужества преподал нам афганский народ в борьбе за свои вековые традиции, свою культуру, свою религию, свою Родину… Но при этом 40-я армия поражения не потерпела, хотя она и была умышленно подвергнута после окончания «афганской войны» огульной критике. Но это тоже не ново. Подобное уже не раз бывало в истории, например с французами в Индокитае и Алжире, с американцами во Вьетнаме. Наши «афганцы» тоже стали солдатами чужой войны.

Каждой войне оценку дает время. «Афганской», очевидно, тоже будет отведено подобающее ей место. Очень хочется верить, что еще придет время, когда поймут, что мы там воевали за свое Отечество.

Вообще надо сказать, что неблагодарное это дело — воевать на чужой территории «за счастье» другого народа. Все равно это никогда не ценится «освобожденными», которые нередко забывают тех, кто помогал им бороться за свободу. Времена меняются, а с ними приходят новые оценки и взгляды. Например, советские солдаты, воюя с фашистскими захватчиками в годы второй мировой войны в Европе, не могли, конечно, и подумать тогда, что почти пятьдесят лет спустя их объявят «оккупантами», а над могилами и памятниками сотен тысяч павших в этих боях солдат и офицеров надругаются «благодарные» потомки тех, кто с цветами и слезами радости на глазах встречал их как своих освободителей. Наоборот, памятники будут устанавливать тем, кто воевал на стороне фашистов. Поэтому нередко от ветеранов той войны приходилось слышать и такие слова: «Не надо нам было воевать в Европе. Освободили бы свою землю и достаточно. Многие сотни тысяч советских бойцов остались бы живы, и нам не пришлось бы видеть, как сейчас глумятся над памятью и могилами наших павших товарищей в Восточной Европе, да и нас самих не называли бы оккупантами…»

Можно, конечно, понять горечь, испытываемую участниками Великой Отечественной войны, проливавших кровь на полях сражений в странах, где сейчас под лозунгом восстановления «исторической справедливости» на них переносится вина за эту войну. Вот уж действительно — безумие памяти самое страшное, что есть на свете. Ведь солдаты сами войн никогда не начинают — они погибают на этих войнах.

Участь советских солдат, воевавших в Афганистане, оказалась еще горше, так как «афганскую войну» объявили неправедной и преступной даже в Советском Союзе, сделав тем самым их париями и изгоями в собственном Отечестве. По возвращении домой в их честь не гремели салюты и трубы им не пели во славу ратной доблести. Долгожданная встреча с Родиной прошла для большинства из них буднично и ничем не примечательно. Более того, провоевав в Афганистане более девяти лет, ОКСВ обнаружил, что на Родине солдат-«афганцев» никто и в грош не ставит, а наоборот, средства массовой информации поносят их — мол, участвовали в захватнической войне, убивали невинных людей, употребляли наркотики, да и погибали все задаром. Такое предвзятое отношение к «афганцам», видимо, можно объяснить тем, что в отличие от Великой Отечественной войны, оставившей кровавый след практически в каждой советской семье, война в Афганистане многих людей в СССР напрямую не коснулась. «Афганская война» не стала общей бедой всего советского народа, а осталась бедой только тех, кто в ней участвовал. Для большинства же людей в Советском Союзе она осталась далекой и чужой, да к тому же еще неизвестной и несправедливой войной.

Сами же военнослужащие, находясь в Афганистане, верили, что они выполняют долг по защите южных рубежей своего Отечества и действуют во благо афганскому народу. Ведь перед войсками 40-й армии официально ставились миротворческие задачи — оказать помощь в стабилизации обстановки в ДРА и отражении агрессии извне. Эти задачи с честью выполнялись, хотя ставка в афганском конфликте и делалась только на насилие. Не вина солдат, что не удалось силой оружия удержать на «престоле» функционеров НДПА, хотя ЖСВ обеспечил все необходимые условия для нормального развития Афганистана. Однако объявленные цели и задачи Саурской революции лидерами НДПА были беззастенчиво попраны, а действия новоявленных афганских правителей ничего общего не имели с теми декларациями и лозунгами, под которыми партия пришла к власти. Могла ли армия предотвратить стратегическое поражение режима НДПА, если политическая линия, которую пыталась навязать своему народу кучка партийных функционеров, так называемых «афганских демократов», была им отвергнута. Кроме того, нашлись силы, которые предъявили свои весомые «аргументы» в борьбе за власть. Эксперимент по переустройству общества окончился провалом. Афганистану это стоило больших потерь: разрушены тысячи кишлаков и домов, ирригационные системы; уничтожены огромные площади плодородных земель и садов; миллионы мирных жителей стали беженцами и бездомными, многие погибли и стали калеками. Таков, к сожалению, итог. Безответственные политические решения дорого обходятся людям, но политики, принимавшие эти решения, как всегда, вышли сухими из воды.

И не вина, а беда тех солдат и офицеров, которые по приказу Советского правительства на полях сражений проливали свою кровь, не преследуя при этом каких-либо корыстных целей. Для нас кроме больших экономических затрат война в Афганистане обернулась десятками тысяч убитых, раненых и больных военнослужащих, тысячами искромсанных судеб.

Но все же «афганская война» не должна быть оболганной и забытой. Ведь прошлое никуда не уходит, оно навсегда остается с нами. Опыт и уроки боевых действий в Афганистане требуют глубокого осмысления и анализа, ведь еще не найдено универсальное средство, способное предотвратить и прекратить многочисленные локальные войны и вооруженные конфликты, которые по-прежнему раздирают нашу планету.

40-я армия, ведя боевые действия с вооруженными формированиями оппозиции, на протяжении всей войны, если говорить по большому счету, в боях с мятежниками действовала, как правило, успешно. Хотя при этом и приходилось испытывать немалые трудности, тяготы и лишения, ибо воевать там пришлось в очень сложных географических и климатических условиях. Горно-пустынная местность, высокие и низкие температуры воздуха, резкие их перепады, недостаток кислорода, отсутствие воды и нормальной пищи, инфекционные болезни и многое другое привносило дополнительные сложности в эту войну. В песне воина-«афганца» Ю. Слатова очень точно подмечено:

Нам не хватало воздуха на горных перевалах,
Мечтали о воде мы в пустыне Регистан,
Кричали мы от боли на койках в медсанбатах,
Но все-таки по-доброму мы помним наш Афган…

Да, как это ни странно, но в душе большинства «афганцев» не осталось чувства ненависти к афганскому народу, и Афганистан для них стал близким и родным, несмотря на все лишения и потери, которые довелось испытать.

Советские войска вели активные боевые действия по разгрому вооруженных отрядов оппозиции, устраивали засады на караванных маршрутах, обеспечивали проводку колонн с грузами, а также выполняли задачи по охране коммуникаций, режимных зон, аэродромов и других важных объектов. За время «афганской войны» ни разу они не отступали и не сдавали своих позиций, пренебрегая опасностью, не уронили своей чести перед Отечеством, а ведь чувство чести не что иное, как добросовестное исполнение обязанностей в отношении Родины.

Кроме того, они многое сделали на благо афганского народа, выполняя миротворческие функции (оказывали медицинскую помощь населению, строили дороги, школы и больницы, доставляли гуманитарную помощь и т. д.). Долгие годы сохраняли, например, от разрушения Кабул и другие крупные города, которые, как я уже говорил, после прихода к власти моджахеддинов превратились в арену боевых сражений и сейчас лежат в руинах, а их жители стали беженцами.

Разгром наиболее крупных группировок мятежников и базовых районов оппозиции осуществлялся проведением крупномасштабных операций (всего их было проведено 420). К наиболее характерным из них можно отнести войсковые операции, проведенные в ущельях Панджшер и Андараб, прилегающих к нему районах (1980-1985 гг.); в зеленой зоне Джабаль-Уссарадж, Чарикар (провинция Парван), Махмудраки (провинция Каписа) в январе-феврале 1982 г.; в Кандагаре в январе 1982 г.; в уезде Ниджраб (провинция Каписа) в апреле 1983 г.; в горах Луркох в декабре 1984 г.; в провинции Гильменд в мае 1985 г.; в провинции Фарах в октябре 1985 г.; в провинциях Баглан, Каписа, Парван в октябре 1985 г.; в провинции Кунар в 1985 г.; в провинции Герат, включая разгром базы-арсенала Какари-Шушари в 1986 г.; в провинции Кандагар в мае-августе 1987 г. («Юг-87»); в провинции Пактия и округе Хост в конце 1987 г.-начале 1988 г. («Магистраль») и многие другие, а также операции по разгрому базовых районов и крупных баз оппозиции в провинциях Джаузджан (Дарзаб), Нимроз (Рабати-Джали), Газни (Искаполь), Кандагар (Исламдара), Пактия (Срана), в округе Хост (Джавара, Льмархауза) и т. д. Для солдат и офицеров, принимавших в них участие, эти боевые действия остались в памяти на всю жизнь, стали моментом высшего напряжения духовных сил, проверкой на нравственную зрелость.

С хорошими результатами в ДРА-РА были проведены совместные боевые операции и неплановые боевые действия, в ходе которых не только успешно планировали и руководили боевыми действиями частей и подразделений, но и умели беречь людей генералы и офицеры Ю. В. Тухаринов, Б. И. Ткач, В. М. Панкратов, Н. Г. Тер-Григорьянц, В. И. Миронов, Ю. В. Шаталин, В. П. Гришин, И. Ф. Рябченко П. С. Семенов, Р. С. Аушев, Е. В. Высоцкий, В. Ф. Ермаков, А. Е. Слюсарь, Л. Е. Генералов, В. И. Борисов, С. П. Селезнев, В. Г. Винокуров, И. Н. Родионов, А. И. Сергеев, Л. Я. Рохлин, Г. П. Касперович, А. А. Шаповалов, В. П. Дубынин, Ю. П. Греков, Е. Н. Малахов, В. Н. Шеховцов, С. А. Докучаев, Б. В. Громов, Г. Г. Кондратьев, П. С. Грачев, В. И. Исаев, Н. П. Пищев, А. Г. Шеенков, В. В. Рузляев, В. С. Соколов, В. М. Барынькин, А. В. Учкин, С. Ф. Кицак, В. А. Востротин, В. А. Дыбский, В. А. Евневич, Д. А. Турлайс.

Самое активное участие в планировании и проведении совместных и самостоятельных операций афганских войск принимали как главные военные советники в Афганистане (генералы армии А. М. Майоров, Г. И. Салманов, М. И. Сорокин, генерал-полковники В. А. Востров и М. М. Соцков), так и другие генералы и офицеры их аппарата.

В частности, П. И. Шкидченко (погиб), Н. И. Степанский, Д. Г. Шкруднев, М. Е. Кривицкий, Н. А. Власов (погиб), П. Г. Чаус, Л. Т. Левченко, И. Н. Строгов, А. А. Морозов.

И в том, что в большинстве своем матери дождались из Афганистана сыновей, жены — мужей, дети — отцов, сестры — братьев, есть и их заслуга.



«Прости, что ты погиб, а я всего лишь ранен в Афганистане»


И когда умирает израненный друг,
И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг
От того, что убили его, не тебя…

Эти слова из баллады Владимира Высоцкого наиболее полно характеризуют ту атмосферу мужского братства и войскового товарищества, которая царила в войсках 40-й армии. Длительное же замалчивание в советских средствах массовой информации войны в Афганистане и отсутствие объективного освещения действий наших войск в этой стране, а в последующем «увлечение» поисками негативных фактов привело к формированию искаженного общественного мнения в СССР относительно миссии ОКСВ в Афганистане и оказываемой советскими солдатами помощи.

Сначала в Советском Союзе о войне в Афганистане писать вообще запрещалось. За этим строго следили соответствующие органы. Изредка в печати появлялись публикации, рассказывающие о помощи, которую оказывали наши солдаты при строительстве школ, больниц и т. д.

Да и хоронили погибших на этой войне без соответствующих почестей, с формулировкой «погиб при исполнении служебных обязанностей». Людям, далеким от событий в Афганистане, было невдомек, что там происходит в действительности, ну а тем, кто непосредственно участвовал в боевых действиях, было странно и непонятно такое отношение к ним власть имущих. Но тогда было такое время и такой режим. Советские правители не были заинтересованы, чтобы народ знал правду о событиях в Афганистане, поэтому все связанное с этой войной было окутано тайной. Существовал своеобразный заговор молчания. Это наиболее излюбленный прием — оставив в неведении население, «ликвидировали» войну, хотя она продолжалась долгие девять лет. К примеру, один наш известный писатель вспоминал:

«…Я приехал в Афганистан как корреспондент АПН из «Литературной газеты» с группой журналистов, которая была послана ЦК партии для того, чтобы помочь организовать газеты в Афганистане и написать о том, что там происходит. Был март 1980 года, то есть через два месяца после ввода наших войск. Я объездил всю страну и, вопреки сложившемуся мнению, что в армии у нас порядок, увидел совсем другое. Увидел, что армия была совершенно не готова к этой войне, что наши солдаты не были готовы к афганской зиме.

Март, холод, их палатки не были оборудованы даже печуркой. Наши вертолеты, которые были бронированы снизу, сбивали с боков, потому что они летали в ущельях. В госпиталях не хватало медикаментов… Мне хотелось написать обо всем этом. Но, естественно, не было никакой возможности напечатать. Нам не разрешалось писать о военных действиях, хотя война шла, люди погибали, кровь лилась. Наши солдаты помогали строить школы, клумбы разводить с цветами — и это было. Но писать об этом в то время, когда идет война, было глупо. И я практически ничего оттуда не написал…» Это, по крайне мере, честная позиция. Правда, не все ее тогда придерживались, показывая события в Афганистане в розовых тонах и видя ее через идеологические шоры.

Но объективности ради надо сказать, что другого просто писать и не могли, так как были установлены соответствующие ограничения на публикации из Афганистана. Это отмечали даже западные журналисты. Например, спецкор газеты «Крисчен сайенс монитор» Поль Куинн: «Средства печати не делали доступной для широкой общественности информацию о войне в Афганистане, как это делали американцы во время войны во Вьетнаме. До последнего времени руководство страны предпочитало умалчивать об этой войне. И когда затем Боровик опубликовал серию статей о боях в Афганистане в неприукрашенном виде, они были по достоинству оценены ветеранами-«афганцами» как первое честное описание войны.

А. Боровик с пренебрежением сказал, что информация о войне проходит в советской печати «санитарную» обработку. В течение многих лет официальные лица не желали признавать тот факт, что советские войска принимали активное участие в боях, заявлял он… Позже такой «санитарной» обработки в печати не стало. Ничто не мешало правдиво показать афганские события. Но, видимо, некоторые наши журналисты, ошалев от разрешенной свободы, как бы наверстывая упущенное, ударились в другую крайность, показывая «афганскую войну» только с негативных позиций, заполонив страницы газет и журналов однообразным потоком ранее «запретных фактов». Создавалось впечатление, что им просто нечего сказать, кроме как показывать «дедовщину», мародерство, наркоманию и другие безобразия. Это и понятно, ведь многие из них «афганскую войну» просто не видели. Им не приходилось отправлять домой павших в бою и обезображенные трупы тех, кого моджахеды захватывали живыми и убивали, надругавшись над телами. Они не мерзли на горных перевалах и не сидели в засадах на караванных тропах, не лежали в инфекционных госпиталях и не учились вновь ходить после ранений, не испытали на себе, что значит отсутствие воды в пустыне, однообразие и постоянное чувство опасности на сторожевых заставах и многое другое. Одни из них слышали об этой войне из чужих уст, а другие, даже побывав в Афганистане (что впрочем, делает, им честь), дальше Кабула или Шинданда не выезжали, собирая «свой» материал на пересылках и в гостиницах. «Открыв» для себя «афганскую войну» в самом ее конце, многие «писатели» постарались взять то, что лежало на поверхности. Вот и появились разного рода «свидетельства очевидцев» в обработке дилетантов от войны.

К сожалению, в период политических и социальных потрясений, охвативших нашу страну, армия превратилась в разменную монету в борьбе за власть. Обществу усиленно навязывалось мнение о виновности всех «афганцев», причем вина прежнего советского руководства, пославшего войска в Афганистан, переносилась на плечи солдата, офицера, генерала, воевавшего там. «Афганцам» стали прививать комплекс вины, изображать солдат и офицеров ущербными, наркоманами и т. д. Даже выдвигалось требование о проведении какого-то судилища.

В последующем, видимо, выполнив социальный заказ, многие из числа наиболее «принципиальных» журналистов потеряли интерес к «теме Афганистана», не написав, по сути дела, ничего заслуживающего внимания и ограничившись «Цинковыми мальчиками» и прочими им подобными небылицами об «афганской войне» и советских солдатах.

Безусловно, право каждого человека — оценивать эту войну по-своему и вспоминать только то, что ему хотелось бы. Как уже отмечалось на войне всякое бывает. Война есть война. Это кровь и боль, страдания и лишения, подлость и предательство, преступления и милосердие, отвага и доблесть, мужество и героизм. Она очень многогранна и многопланова — современная война. Но когда выпячиваются одни лишь негативы, трудно согласиться с объективностью таких писателей. В чем виноваты солдаты и офицеры, с лихвой хлебнувшие из чаши той войны? В том, что они были направлены в чужую страну проливать свою кровь ради чьих-то амбиций? Или в том, что, защищая свою жизнь, убивали людей, которые тоже не были вольны в своих действиях? Или в том, что некоторые журналисты не в состоянии дать глубокий анализ всего происходившего в Афганистане, а отыскав или услышав какой-то «жареный» фактик, быстро и легко могут раскрутить и обобщить его, показав как типичный? Или в том, что некоторые наши общественные деятели и журналисты живут одним днем, упиваясь гипертрофированным представлением о собственной значимости в моральном сокрушении армии своего Отечества? Или еще в чем-то другом?

«Афганцам» не в чем каяться, и оправдываться им тоже не за что. На мой взгляд, участие наших солдат в «афганской войне» нельзя трактовать иначе, как честно и до конца исполненный воинский долг перед Отечеством и народом. Их ли вина в том, что они сами стали жертвами неверной оценки ситуации в Афганистане и ошибочной политики? Кому было выгодно сделать армию ответственной за результаты «афганской войны»? Очевидно, тем, кто был причастен к ее развязыванию. Солдаты же выполняли воинскую присягу, нередко ценой своей жизни и потери здоровья.

Самоотверженность, мужество и боевое мастерство, присущие советским военнослужащим в Афганистане, вынуждены были подтвердить и западные военные эксперты. В целом негативно оценивая роль там Советской Армии, они тем не менее констатировали, что советский солдат надлежащим образом обучен для участия в самых сложных боевых операциях. В армейских подразделениях, подчеркивали наблюдатели, появились новаторские тенденции в управлении войсками, повысилась роль младших командиров. Особо отмечался экспертами низкий уровень дезертирства: «Даже с учетом данных сопротивления уровень дезертирства в Афганистане составляет всего один-два процента от уровня дезертирства в советских войсках во время Великой Отечественной войны…» В то же время ими акцентировалось внимание на слабой мотивации в действиях наших солдат. Обращалось внимание на тот факт, что «афганцев» не могло удовлетворить абстрактное оправдание пребывания войск в Афганистане выполнением интернационального долга.

Легко, конечно, быть пророком и провидцем, наблюдая события со стороны, тем более когда все уже кончилось и результат известен. Но это старо как мир. Ведь еще более 800 лет тому назад Шота Руставели очень точно подметил, что «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». К этому можно добавить — или не видя его вообще, а делая выводы, не выходя из кабинета.

Нередко винят воинов-«афганцев» люди, далекие от Афганистана и некомпетентные в афганской проблематике, которые стараются выдать за свою позицию примерно следующее: «Я вас в Афганистан не посылал, сам там не был, да и вообще в армии не служил, однако знаю, что надо было все делать не так…» Такое предвзятое отношение к бывшим воинам, выполнившим то, что от них потребовало правительство, лишь ожесточает сердца солдат, заставляет задуматься и молодое поколение о возможности подобной участи. А для возрождающегося Российского государства этот вопрос очень актуален, особенно в свете складывающейся ситуации в России и различных регионах бывшего СССР, в том числе в Средней Азии. Ведь последствия политического и нравственного страусизма всегда дорого обходятся народу.

Трудно рассчитывать на то, что найдется много людей, готовых встать в ряды защитников властей, если государство не будет заботиться о всех тех, кто хоть когда-то проливал кровь на полях сражений по его приказу, будет бросать на произвол судьбы воинов-ветеранов, раненых, калек и семьи погибших, а также «забывать» солдат, томящихся в плену. Гражданскому населению всегда чуждо само понятие войны — оно не может оценить воинов, особенно воевавших на чужой земле неизвестно ради чего. Поэтому вернувшиеся с «афганской войны» солдаты стали обузой для общества. Многие установленные для «афганцев» льготы после распада Советского Союза или не выполняются, или отменены вовсе. Зачем «оккупантам» льготы?

Вся эта орава советских чиновников, которая их в Афганистан направила, предала не только память погибших «афганцев», но и живых.

Безусловно, как и в каждой войне, среди сотен тысяч военнослужащих, прошедших через Афганистан, встречались и убийцы, преступники, мародеры, наркоманы и им подобные негодяи. Но ведь не они же определяли лицо нашей армии. Однако почему-то старались замечать только их, преподнося это как всеобщее явление и прикрываясь якобы желанием сохранить объективность. Солдатам и офицерам, воевавшим в Афганистане, такие опусы странно читать и видеть на экране. Ничего, кроме недоумения и раздражения, они не вызывают.

Советское военное командование знало о всех нарушениях воинской дисциплины и все годы боролось за ее укрепление, стремясь поднять ее на должный уровень. Командиры и политработники в этом плане проделали огромную работу. Приведу выдержку из одного выступления руководителя ОГ МО СССР перед командным составом 40-й армии: «Руководство Министерства обороны хорошо знает, что боевая деятельность соединений и частей армии протекала в истекшем году в более сложных, чем раньше, условиях. В большинстве случаев вы проявляете настоящий советский характер, высокое чувство долга, лучшие черты патриота нашей Родины. В то же время вы должны знать, что выполнить боевые задачи нельзя без высокой воинской дисциплины, а у вас в этом плане есть еще нерешенные проблемы.

Хотя в целом в 1987 г. по сравнению с 1986 г. достигнуто некоторое сокращение общего количества правонарушений (с 745 до 543), вопрос о дальнейшем укреплении воинской дисциплины в армии не снят. Нельзя мириться с тем, что в войсках армии наиболее распространенным продолжает оставаться такое позорное явление, как преступления на почве неуставных взаимоотношений (33%), в том числе глумления и издевательства. От этих преступлений пострадало свыше 200 военнослужащих, среди которых есть убитые и получившие тяжкие увечья. Преступления на неуставной почве чаще других отмечаются в разведчастях, ВВС, 201-й мед, 66-й омсбр, 108-й мед и других, что объясняется серьезными недостатками в работе командования и политорганов соединений и частей. Нередки случаи, когда командиры и начальники сами насаждают неуставные взаимоотношения.

В войсках армии слабо решается проблема борьбы с уклонениями от военной службы, особенно с таким позорным явлением, как дезертирство и членовредительство. Больше всех этих преступлений зарегистрировано в 108-й мед, 201-й мед, 70-й омсбр и 860-м омсп…»

За годы войны немало солдат, сержантов и офицеров за совершенные ими преступления в Афганистане были привлечены к уголовной ответственности и осуждены.

Кроме того, после окончания «афганской войны» некоторые журналисты стали делать упор на то, что советские солдаты и офицеры были подготовлены плохо, воевали бездарно и никуда не годны. Я далек от мысли приукрашивать действия советских войск в Афганистане, но неверно было бы также и преуменьшать самопожертвование и героизм солдат.

На войне, как на войне. Бывают и успехи, бывают и поражения. По-разному складывались ситуации и для советских войск. Бывали неудачи. Были смелые, решительные действия в различных видах боя, но нередко их результаты оставались в тени.

В качестве примера приведу одну из операций, проведенную под руководством командира 5-й мед генерал-майора Г. П. Касперовича в провинции Фарах. В сентябре 1985 г. командованию 40-й армии стало известно, что в Иране завершается подготовка укомплектованного хазарейцами батальона, который планируется направить в провинцию Гур. Этот батальон должен обеспечить создание во внутренних районах Афганистана хазарейской автономной республики.

Командиру 5-й мед, зона ответственности которой включала иранское направление, была поставлена задача воспрепятствовать проникновению хазарейского батальона на афганскую территорию. Задача, конечно, трудновыполнимая, так как протяженность границы огромная, а сил мало.

Генерал-майор Г. П. Касперович принял решение на прикрытие основных направлений, штаб дивизии разработал план. Выставили дозоры и заставы. Постоянно вели разведку, в том числе и воздушную. Однако проходило время, а батальон не появлялся. Люди стали уставать. Постепенно бдительность притупилась, и уже казалось, что батальон упустили. Но помог случай. Пара штурмовиков возвращалась на аэродром Шинданд после нанесения бомбо-штурмовых ударов в провинции Кандагар, и один из летчиков заметил в ущелье юго-восточнее Фараха колонну грузовых машин. Сразу же доложил об этом на ЦБУ командиру дивизии, который поставил задачу барражировать над этим ущельем и уточнить расположение, как тогда предположили, каравана. Одновременно поднял две дежурные пары штурмовиков, приказал также снять с других участков разведчиков и направить в этот район бронегруппы. Примерно через пять-шесть часов после обнаружения колонны ущелье было окружено, а также нанесены авиационные и огневые удары. Мотострелки и разведчики довершили разгром колонны. Операция была проведена исключительно удачно и умело.

Противник понес довольно ощутимые потери. Одних только убитых насчитали 125 чел., трех захватили в плен. Сначала ошибочно приняли их за китайцев. Потом разобрались, что это бойцы хазарейского батальона, который так долго подкарауливали на границе. Из 35 автомобилей сгорело — 15, остальные своим ходом отогнали в Шинданд. Взяли трофеи: минометов — 16, пулеметов ДШК — 25, пулеметов ПКТ (египетского производства) — 16, более 300 автоматов, обмундирование на 300 человек и несколько тонн продовольствия.

Проведением этой операции фактически была сорвана политическая акция по созданию хазарейской автономии.

Однако когда командир дивизии доложил о результатах боевых действий с хазарейским батальоном, то это сообщение вызвало неудовольствие находившегося в Афганистане генерала армии М. Зайцева, который в то время осуществлял руководство операцией в ущелье Панджшер против вооруженных формирований Ахмад Шаха Масуда. Операция в этом районе складывалась не совсем удачно, что очень раздражало главкома ЮН. Видимо, свое раздражение он попытался сорвать на удачливом комдиве. Стал его отчитывать — мол, не всех хазарейцев перебили. Приказал организовать их поиск. Это, конечно, был абсурд. Как можно было найти разбежавшихся людей в горах? И сколько для этого надо было потратить сил и времени? Однако Г. Касперовичу ничего не оставалось, как продолжать боевые действия. Естественно, они были напрасными. Но чтобы наконец завершить это безумие, комдив вынужден был врать, прибавляя каждый день десятки «убитых», чтобы довести их количество до нужной цифры.

А так как ежедневно в Москву представлялось общее количество потерь противника, это дало возможность скрасить картину провала операции в Панджшере и реабилитировать ее руководителя. Очевидно, этим объяснялся и тот факт, что, несмотря на очень хорошие результаты операции в Фарахе, представлениям на награды ее участникам не было дано хода.

Или еще примеры. В апреле 1987 г. десантно-штурмовая бригада (командир подполковник В. А. Раевский) провела операцию по захвату базы моджахедов Мелава в провинции Нангархар. Совершив ночной перелет на вертолетах, с рассветом 12 апреля десантники высадились в расположении базы, стремительно заняли господствующие высоты и в считанные минуты захватили Мелаву. Большая заслуга в этом — умелые действия руководителя группы захвата полковника А. В. Маслова. Моджахеды были застигнуты врасплох и оказать организованного сопротивления не смогли. В течение последующих суток велись боевые действия по завершению уничтожения вооруженных формирований мятежников в этом районе. В бригаде потери составили: 2 убитых и 3 раненых. У мятежников было убито десятки человек, захвачено большое количество оружия и боеприпасов, только реактивных снарядов — десятки тысяч.

19 декабря 1985 г. в провинции Саманган в районе 26 км юго-восточнее Айбак была вскрыта банда мятежников до 60 человек. После получения данных разведки командир 122-го мсп направил дежурные силы в составе мсб (без мер) в этот район, которые в течение двух часов уничтожили полностью банду, захватили 26 единиц стрелкового оружия, имели потери — трое раненых (из донесения командиру 201-и мед, 1985 г.).

8 февраля 1986 г. разведрота 371-го мсп находилась в засаде, ожидала караван. При подходе каравана командир роты старший лейтенант Набоков пропустил охрану в глубину засады, подождал основные силы каравана, затем внезапным огнем уничтожил 22 мятежника, 5 автомобилей, захватил 2 РПГ, 10 единиц стрелкового оружия. Задачу выполнил без потерь.

Бывало, люди гибли по недоразумению или случайно, ведь современный бой очень сложный. Малейшая неточность — и дополнительные потери. Например, при проведении совместной операции в провинции Герат артиллерийский дивизион и реактивная батарея 5-й мед осуществляли поддержку афганской 17-й пехотной дивизии. И хотя заранее были оговорены все нюансы, установлены временные показатели и имелись все подписи должностных лиц на рабочих картах, афганцы почему-то вышли в район боевых действий раньше назначенного срока и попали под огонь нашей артиллерии. Погибло 3 человека, 10 человек, в том числе командир дивизии, были ранены.

К сожалению в ходе боевых действий допускались грубые ошибки, отмечались случаи предательства, черствости и бездушия к людям, а также халатного отношения к выполнению служебных обязанностей и преступной безответственности со стороны некоторых командиров, приводящие к неоправданной гибели военнослужащих.

Приведу небольшой документ. Кстати, одно из событий, описанное в нем, видимо, послужило поводом некоторым публицистам обвинить наших командиров в том, что они якобы преднамеренно наносили огневые удары по своим подразделениям, чтобы солдаты не сдавались в плен. Это домыслы несведущих людей, которые очень далеки от всего того, что происходило в Афганистане. Многие из них даже не понимают того, что говорят абсурд. Ведь свои «выводы» они делают на основании разного рода слухов и непроверенных фактов, не выходя из кабинета.

Кстати, в одном из интервью Б. В. Громов с горечью говорил об этом. Наоборот, делалось все возможное, чтобы выручить военнослужащих, оказавшихся в руках противника, и не оставить мятежникам тела погибших. Да и потом, разве можно заранее было знать, кто добровольно переходит на сторону моджахедов, а кто нет? Бездушное отношение к людям было, различные промахи в работе — тоже, но происходило это непреднамеренно. Например, в докладе первого заместителя начальника политотдела 40-й армии в ноябре 1984 г. отмечалось: «Острым и злободневным остается вопрос отношения к раненым и убитым в ходе боя, их эвакуации и отправке. Отдельные должностные лица не проявляют оперативности в решении этих вопросов, а в ряде случаев проявляют черствость и безответственность. У нас не изжиты факты, когда тела погибших людей мы не можем опознать неделями, отправить на территорию Советского Союза. Имели место случаи в 66-й омсбр, 108-й мед, когда мы дважды хоронили людей, тела погибших отправляли по другим адресам. Трудно, конечно, найти слова, чтобы оправдать все это. Ясно одно, что это следствие бездушного, безразличного отношения к людям.

…Еще хуже, когда в результате наших недоработок гибнут или получают ранения люди от своих же сил и средств. В кабульской операции при выходе на блокирование Кабула было ранено 8 человек 108-й мед боевым охранением этой же дивизии. Из ряда вон выходящий случай произошел в октябре в Рухе, когда артиллерия 682-го мсп нанесла огневой налет по своему же подразделению, находящемуся в засаде.

Только преступно халатным отношением офицеров штаба, политработников этого полка можно объяснить гибель 6 военнослужащих 6-й мер от удара своей же артиллерии. Пять суток взвод был в засаде, но ни одно должностное лицо не знало его реального места нахождения, отсюда и трагедия…»

19 октября 1985 г. из-за ошибки командира батальона, который вывел свое подразделение на высоту с отметкой 4,5 тыс. м и не принял мер по организации ночного отдыха, в ущелье Панджшер от переохлаждения погибли 5 военнослужащих и 35 получили обморожение различной степени.

Конечно, ошибка ошибке рознь. И ничего, кроме горечи и возмущения, не могут не вызывать эти факты. Но что было, то было. На войне воюют тоже люди, а война не прощает ошибок — ни своих, ни чужих. Все случаи неграмотных действий в бою тщательно расследовались и выводы по ним доводились до командиров всех степеней.

Но чем можно объяснить факт, что были брошены на произвол судьбы советские военнопленные? Никакие рычаги международных организаций для их освобождения не были приведены в действие. Пассивность проявило и Советское правительство. Все свелось в этом вопросе в основном к усилиям общественных организаций и отдельных частных лиц.

Ни в Женевских соглашениях по Афганистану, ни в советско-американских договоренностях об одновременном прекращении с 1 января 1992 г. военной помощи правительству РА и моджахедам соответственно, о наших военнослужащих, попавших в плен к мятежникам, не было сказано ни слова. Ведь в то время заключавшие эти договоры М. Горбачев и Э. Шеварднадзе, похоже, были озабочены лишь тем, чтобы убедить общественное мнение в своей личной непричастности к вводу советских войск в Афганистан и снять с себя ответственность за это. Советские солдаты и офицеры, находившиеся в плену… их мало интересовали.

В этом отношении очень импонирует позиция, обычно занимаемая руководителями США, для которых национальная безопасность начинается с надежной защиты своих граждан от любых нападений и посягательств, где б они ни находились. Мощь государства создается не для того, чтобы находиться в бездействии. Не случайно убийство даже одного гражданина США в любой стране тут же вызывает неизбежные и оперативные санкции, а первоочередным условием в любых договорах выдвигается вопрос о безопасности граждан США или возвращении заложников и пленных. У нас же убийство российских офицеров, например в Грузии или Таджикистане, остается безнаказанным. Судьбы солдат, попавших в плен в Афганистане, стали уделом отдельных частных лиц, которые, проявляя благородство и милосердие, пытаются вызволить наших парней из неволи. Отрадно, что российское правительство, кажется, начало наконец активную деятельность по возвращению на Родину всех пленных. Кое-какие результаты в этом плане налицо, но успокаиваться еще рано, ведь еще не все вернулись домой.

Правда, здесь нелишне отметить, что лидеры моджахедов превратили эту проблему в политическую карту. Сначала вопрос об освобождении пленных увязывался с прекращением военной помощи Кабулу, затем — с пребыванием у власти президента Наджибуллы. После прихода к власти моджахедов, казалось бы, все препятствия устранены, однако выдвигаются все новые и новые требования — вопрос будет решаться в увязке с требованиями к республикам бывшего СССР возместить ущерб, причиненный этой стране в 1979-1989 гг., и т. д. Тем временем наши военнослужащие продолжают умирать в плену.



Информация


По данным представителей афганской контрреволюции, за последние четыре месяца от острых инфекционных заболеваний, в основном желтухи, якобы скончалось более 20 бывших советских военнослужащих, находящихся в плену у моджахедов…

По информации советского посольства в Пакистане,
май 1991 г.

Нередко приходится слышать мнение, что наши военнослужащие, попавшие в плен, чуть ли не все предатели и нечего, мол, о них заботиться и вызволять их оттуда. Безусловно, это далеко не так.

Не могу утверждать, что все попавшие в плен наши солдаты вели себя геройски. Ведь каждому хотелось выжить. Поэтому многие из них говорили, что сами перешли на сторону моджахедов и принимали ислам. В противном случае их попросту убивали. Были и такие, которые воевали в вооруженных отрядах оппозиции против советских войск и даже становились их главарями. Видимо, многим солдатам и офицерам, находившимся на завершающем этапе пребывания наших войск в Кабуле, памятны две фотографии, которые были расклеены в военных городках. На одной из них был изображен молоденький лейтенант, на другой — бородатый мужчина. В прилагаемом к фотографиям тексте говорилось, что это один и тот же человек (хотя в это трудно было поверить) и вооруженный отряд, возглавляемый бывшим советским офицером Худаевым, ныне главарем «Казбеком», предполагает провести ряд террористических актов в Кабуле против военнослужащих 40-й армии. И хотя ранее, например в фильме французского режиссера В. Лупана о советских военнопленных, снятого в 1985 г., К. Худаев говорил, что против своих воевать никогда не будет, но, очевидно, под давлением обстоятельств изменил свое решение. К. Худаев был не одинок, были и другие, ставшие в ряды моджахедов, я уже о них упоминал.

Воины-«афганцы» не приемлют увещевания и разглагольствования отдельных журналистов, оправдывающих предательство сложившимися в Афганистане обстоятельствами. Но война ведь для всех одинакова. Не всегда виноват оказавшийся в плену солдат. Были экстремальные ситуации, разные случайности, условия и мотивы. Даже перебежчик еще не предатель. Однако самому предательству как таковому нет оправдания. И нечего из предателей делать «героев», «борцов за справедливость», отказавшихся воевать за прогнивший режим, и т. п. По-моему, предатели вообще не являются военнопленными. Человек, воевавший против своих боевых товарищей, ценой предательства спасавший свою шкуру, не достоин такого повышенного внимания, которое ему уделяют некоторые «адвокаты».

А те люди, которые оправдывают измену своему Отечеству, присяге и долгу, сами готовы и способны совершить предательство. Ведь Родина для некоторых — понятие абстрактное. Они ее меняют как перчатки. Сегодня она у них одна, завтра — другая. Недаром же многие самые рьяные глашатаи «справедливости» и обличители советских солдат за их действия в Афганистане оказались, например, в США или в Западной Европе, наглядно показав тем самым «цену своей принципиальности и патриотизма».

Видимо, этим же можно объяснить и тот факт, что некоторые военнослужащие, воевавшие в отрядах моджахедов и до сих пор находящиеся в Афганистане, не хотят возвращаться домой. Так поступили, например, Н. Выродов и В. Дубина с Украины, Д. Гульгельдинов из Таджикистана, Н. Быстров из Краснодарского края, которые через российских представителей, разыскавших их в Афганистане, передали свой отказ вернуться на Родину. Все они до сих пор сражаются в отрядах моджахедов. Так же поступили и двое других пленных.



Справка


О выдаче советских военнопленных лидерами афганской оппозиции


… 12 февраля с. г. в Исламабаде завершились переговоры о выдаче трех военнопленных между делегациями Верховных Советов России и Узбекистана, с одной стороны, и лидером афганской оппозиции Б. Раббани — с другой. В результате освобожден Рустамов Н. К., двое других отказались вернуться на Родину: Абдукаримов Р. X. — в связи с необходимостью завершения учебы в медресе, Эрматов К. М. заявил о решении продолжить службу в организации моджахедов…

Источник информации: посольство России в Пакистане,
февраль 1992 г.

Что движет этими людьми? Отчаяние или обида? А может быть, сознание того, что Родина сама предала их? Ведь раньше никто не позаботился о том, чтобы вызволить их из неволи, а не каждому дано выдержать весь кошмар плена. Или боязнь ответственности за совершенные ими поступки в отношении своих соотечественников?

И все-таки процесс возвращения наших военнопленных идет. Постепенно то один, то другой узник возвращается из Афганистана на Родину (правда, в основном те, которые находились в лагере мятежников). Вернулись также двое солдат (А. Оленин и Ю. Степанов), ранее заявлявшие родителям о своем желании остаться в Афганистане. Хочется надеяться, что российское правительство предпримет действенные меры для вызволения из плена всех узников, особенно тех, кто остался верен своему Отечеству. Было бы неплохо, если бы в эту работу активнее включились известные советские писатели и журналисты, не раз бывавшие в ходе «афганской войны» в ОКСВ, в самой гуще событий, писавшие и пишущие о ней не понаслышке, а честно и объективно — Александр Проханов, Геннадий Бочаров, Артем Боровик, Вадим Окулов, Василий Изгаршев, Юрий Тысовский, Александр Олийник, Александр Шкирандо, Михаил Земсков и др.

Большие надежды возлагаются также на Совет Федерации Федерального собрания России, Государственную думу и Русскую православную церковь, плодотворную деятельность которой воины-«афганцы» воспринимают с благодарностью и признательностью. Особенно много в этом плане делает митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим.

Этого же ждут «афганцы» и от деятелей искусства и культуры, которые, в отличие от нашего высшего советского руководства (никто из тех руководителей, кто принимал решение о вводе войск в ДРА, — Генеральных секретарей ЦК КПСС, Председателей Президиума Верховного Совета СССР с 1979 г. по 1989 г., — так и «не нашел» времени, не удосужился побывать в Афганистане и встретиться с личным составом поистине героической 40-й армии, солдаты и офицеры которой проливали кровь на чужой земле), не раз приезжали в соединения и части ОКСВ — Иосифа Кобзона (он по праву считается своим у воинов-«афганцев»), Жанны Бичевской, Эдиты Пьехи, Людмилы Зыкиной, Валерия Леонтьева, Александра Розенбаума, Владимира Винокура, Николая Соловьева и др. Например, В. Винокур в ноябре 1987 г. не прекратил концерт даже во время одного из обстрелов Кабула, хотя снаряды рвались совсем близко.

Пусть и они скажут свое слово. Авторитет их в среде «афганцев» по-прежнему очень высок!

Здесь, видимо, уместно сказать, что «афганская тематика» оказалась не в почете у композиторов и поэтов. Практически один лишь Александр Розенбаум создал несколько песен-шедевров. В остальном же «афганцам» пришлось уповать на собственные силы. И они выдвинули из своей среды исполнителей, которые стремятся донести правду об «афганской войне» посредством песни. Широкую известность приобрели такие коллективы, как «Голубые береты», «Каскад», «Контингент», а также исполнители авторских песен: Юрий Слатов, Игорь Морозов, Сергей Кузнецов, Валерий Ковалев, Виктор Куценко, Андрей Горбачев, Алексей Кружалин, Валерий Самсоненко, Олег Синеок, Геннадий Костюк, Валерий Петряев, Дмитрий Шуба, Асатур Сагирян, Павел Акулов, Валерий Бурков и многие другие.



Виват, дорогие «шурави»


Главными характеристиками советских солдат и офицеров в Афганистане были гуманизм, доблесть и самопожертвование. Напомню факт, который наша пресса затушевала, что ли, сказав о нем вскользь и наспех. На втором этапе вывода ОКСВ из РА многие солдаты и сержанты, которые должны были увольняться из рядов Советской Армии, добровольно изъявили желание на несколько месяцев остаться в Афганистане. Цель одна — не подвергать опасности за эти последние месяцы войны молодых, необстрелянных воинов. Ведь кто-кто, а «афганцы»-ветераны лучше других знали, что от пуль, гранат, мин, снарядов моджахедов чаще всего гибли молодые, неопытные, из пополнения.

Этот факт говорит о многом. И о гуманизме наших солдат, и о самопожертвовании, и о массовом мужестве. Но особенно ярко он показывает ту атмосферу братства и войскового товарищества, которая царила в подавляющем большинстве советских частей и подразделений. Уже сам этот поступок сотен, тысяч людей, когда за ним могла стоять жизнь или смерть, можно расценить как благородство высшей пробы. Разве они не заслуживают самого высокого уважения, а кто сказал им добрые слова? Нет, совсем не случайно в песне известного композитора и певца А. Розенбаума, видевшего наших ребят именно там, в Афганистане, есть слова, которые очень точно отражают дух 40-й армии: «Прости, мой друг, что ты погиб, а я всего лишь ранен в горах Афгана…» Еще раз задумайтесь над ними. Тем более что часто ценой жизни в ходе этой войны не месяц-другой, а более девяти долгих лет берегли своих боевых товарищей советские солдаты и офицеры. Нельзя не поклониться низко, до самой земли, нашим героическим военным врачам и медсестрам, которые своим талантом и самоотверженностью спасли в Афганистане и лечили в госпиталях тысячи солдат и афганских мирных жителей: И. Косачеву, В. Матвеева, Я. Кукурузу, Ю. Немытину, Ю. Шулеву, А. Люфингу, В. Николенко, Г. Костюку, В. Трегубову, А. Низовому, Л. Глазникову, Б. Кудрявцеву, Л. Курочке, В. Новоженову, Р. Трояновскому, А. Артемьеву, В. Тепляшину, В. Алексееву, П. Вязицкому, В. Дедушкину, В. Абельдяеву, Ю. Щиголеву…

Наши парни, искренне веря, что они выполняют интернациональную миссию, принимали, как правило, удар… на себя. При этом примеры героизма и самопожертвования, что не отрицала даже оппозиция кабульскому режиму, были массовыми. Сейчас даже трудно объяснить, что двигало ими. Видимо, так каждый из героев понимал свой патриотический долг перед Родиной.

Героических поступков на «афганской войне» было великое множество. Я надеюсь, что о них еще будут написаны книги и они не будут забыты, как, скажем, это случилось в отношении героев первой мировой войны. Здесь же хочу вспомнить лишь незначительную часть из этих подвигов.

Подразделение под командованием лейтенанта Николая Кузнецова помогало афганской роте очищать кишлак от крупной банды. Бой разгорелся жестокий. Во время обходного маневра Н. Кузнецов с группой воинов попал в засаду. Необходимо было действовать быстро и решительно. Молодой офицер с несколькими солдатами стал прикрывать отход группы. Мятежники атаковали с разных направлений, непрерывно. Взрывы мин, гранат, сплошной свинцовый дождь над каменным утесом, из-за которого разили бандитов Кузнецов и его товарищи. Бой был неравный. Обеспечив подразделению отход на новую позицию, лейтенант Кузнецов, отстреливаясь до конца, взорвал себя последней гранатой. Конечно, он мог сдаться, а потом обосновывать свой поступок нежеланием участвовать в «грязных преступлениях», но этого ему не позволила честь русского офицера, которая, как ни странно, еще встречается, не смотря ни на что. За этот подвиг лейтенанту Николаю Кузнецову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Десантник гвардии ефрейтор Александр Корявин уже после боя увидел, что в старшего лейтенанта А. Ивонина из-за кустарника целится спрятавшийся душман. Корявин мгновенно заслонил офицера грудью, приняв на себя автоматную очередь. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Лейтенант Александр Демаков с небольшой группой солдат попал в засаду. Банда была крупной и во много раз превосходила горстку советских воинов. Офицер приказал подчиненным отходить.

— Отойдем все вместе, — заявили они.

Вместе — значит, никто отсюда живым не уйдет.

— Отходите. Это приказ. Я их задержу.

Лейтенант взял четыре гранаты. Вступил в неравную схватку с моджахедами. Был четыре раза ранен. Последней гранатой подорвал себя и наседавших на него врагов. Подчиненных спас. За мужество и героизм удостоен звания Героя Советского Союза. Посмертно.

Во время проведения Кунарской операции в 1984 г. рота капитана А. Перятинца попала в засаду. Бой длился целый день. Моджахеды сильным отсекающим огнем препятствовали подходу основных сил батальона для оказания помощи попавшей в засаду роте. Ситуация стала критической. И тогда Перятинец организовал из добровольцев и возглавил группу прикрытия, чтобы дать возможность вывести из-под обстрела всех раненых и спасти людей. Вся группа прикрытия в том бою погибла.

11 июля 1985 г. во время боевых действий в так называемом Старом городе Герата на мине подорвался бронетранспортер. Оставшиеся в живых четверо советских солдат во главе с командиром отделения младшим сержантом Шиманским, заняв круговую оборону, приняли неравный бой с моджахедами. Врагов было много. Они хотели взять наших бойцов в плен. Когда кольцо окружения сжалось до предела и патроны оказались на исходе, а помощи все не было, командир отделения отдал приказ: «Приказываю застрелиться!»

Они собрались под горящим БТРом. Обнялись, попрощались и потом каждый выстрелил из автомата в себя. Последним стрелял командир. Они предпочли плену — смерть, но смерть со славой. Когда советское подразделение пробилось к подбитым машинам, четверо убитых парней лежали рядом с бронетранспортером, куда их выволокли моджахеды. К счастью, один из них оказался живым. У пулеметчика рядового Теплюка четыре пули прошли в нескольких сантиметрах выше сердца. Он потом и рассказал о последних минутах жизни героического экипажа.

4 августа 1986 г. одну из сторожевых застав, несущую службу по охране дороги в ущелье Панджшер, окружили моджахеды. 13 советских бойцов во главе с лейтенантом Ю. Б. Тюбекиным вели неравный бой с превосходящими силами противника. Вышли из строя 82-мм миномет, пулемет «Утес», автоматический гранатомет АГС-17. Мятежники огнем из безоткатного орудия проделали проходы в минно-взрывных заграждениях, создав тем самым для заставы критическую обстановку. И тогда лейтенант Тюбекин вызвал на себя огонь нашей артиллерии. Было принято решение вести огонь воздушными разрывами над заставой, в результате чего мятежники, потеряв 23 человека убитыми и около 30 человек ранеными, отошли. На сторожевой заставе погиб ее командир и шесть человек были ранены…

Кавалер ордена Красной Звезды сапер младший сержант Г. Алимусаев в одном из боев под прицельным огнем противника обезвредил 30 мин и, уже получив ранение, вынес в безопасное место тяжело раненного товарища. Разве не вправе мы восхищаться мужеством, героическим поступком рядового А. Панфилова, который, рискуя жизнью, для спасения боевых друзей отвел в безопасное место горящую машину с боеприпасами. Машина взлетела на воздух в стороне…

Таких примеров в истории «афганской войны» множество. И гибли на ней, вдали от Родины, несли тяготы и лишения не только солдаты, но и офицеры, и генералы. Они все были воинами-«афганцами» (в процентном отношении офицеров погибло больше, чем солдат и сержантов). На перевале Саланг разрывная пуля выбила предплечье легендарному комбату десантно-штурмового батальона капитану Л. Хабарову. Погиб в сбитом горящем вертолете генерал-лейтенант П. Шкидченко. В бессильной злобе душманы в горах Луркох изрубили на куски тело генерал-майора авиации В. Хахалова. Чудом остался жив после падения в вертолете во время операции в Панджшере генерал-майор В. Борисов.

Мы не вправе забыть и тех «афганцев», кто ушел из жизни уже после возвращения на Родину. В 1991 г. от сердечного приступа скончался командующий 40-й армией 1983-1985 гг. генерал-полковник Леонид Евстафьевич Генералов. А в ноябре 1992 г. не стало другого командующего армией 1986-1987 гг. генерала армии Виктора Петровича Дубынина, который умер на высоком посту начальника Генерального штаба ВС РФ от тяжелой болезни (возможно, полученной в Афганистане).

В начале 1993 г. ушел из жизни генерал армии Г. И. Салманов, бывший главный военный советник в Афганистане в середине восьмидесятых годов.

А сколько их, «афганцев», переболело в Афганистане инфекционными заболеваниями! Только в 1988 г., например, гепатитом — 13109 чел. (в том числе — 2398 офицеров), брюшным тифом — 2993 чел. (в том числе — 756 офицеров). Болезни не щадили никого. Гепатитом переболели почти все командующие армией, а также старшие офицеры, не говоря уже о солдатах. Тиф был, например, у начальника штаба 40-й армии генерала В. Соколова, многих старших офицеров ОКСВ, амебиаз — у генерала Ю. Грекова.

Причиной смерти некоторых из них были именно болезни. Что мы знаем о страданиях раненых и больных солдат, их близких? Да почти ничего! Об этом просто не принято и «неинтересно» было писать. В том числе и о том, что, уходя, 40-я армия по приказу генерала Б. В. Громова забирала с собой в СССР… все установленные в местах гибели самими солдатами скромные обелиски павшим боевым товарищам, чтобы над их памятью не глумились душманы. Этим нельзя было ошарашить читателя, «пощекотать» нервы. Другое дело — «дедовщина», наркомания, предательство, разбой.

Иногда непонятно даже, откуда берется такая кровожадность у людей, которые сами никогда не нюхали пороху и не слышали свиста пуль у себя на головой, не видели, как падает рядом израненный друг, и не отправляли цинковые гробы на Родину. Очевидно, им этого и не надо. Ведь, показывая одни негативы, они тем самым или выполняют чей-то заказ, или «самоутверждаются» как «крутые» мужчины или «милосердные» женщины. Хотя преподносятся эти измышления таким образом, что якобы все помыслы направлены только во благо армии. Однако тенденциозность и предвзятость такого «осмысления» войны в Афганистане ничего, кроме вреда, России не несет. Насаждение психологии проигравших наносит ущерб национальной безопасности государства. Если слава или мысль об Отечестве перестают быть единственным побудительным поводом к храбрости, мужеству и другим военным доблестям, то дух воинский постепенно истребляется, а именно он составляет силу народа.

Война не кончилась. Она рикошетом бьет ее участников и сегодня — болезнями, психическими расстройствами, разочарованием в жизни. «Новые» подходы к оценкам «афганской войны» (мол, чего вы хотите, ведь воевали на захватнической войне, а теперь еще и предъявляете какие-то требования) особенно негативно сказываются на настроениях ее участников, оказывают разрушительное влияние на их здоровье и психологическую реабилитацию.

На войне мы теряли людей, но разве не преступно терять их после войны? Среди «афганцев» растет число больных алкоголизмом, наркоманией, увеличивается количество людей, покончивших жизнь самоубийством. Такого ли, например, отношения заслужили медсестры, женщины-врачи, спасавшие своим самоотверженным трудом раненых и больных, часто отдавая свою кровь прямо у операционного стола? У обывателя же сформировали мнение, что все они были женщинами легкого поведения или неудачницами, вынужденными искать счастья на войне в чужой стране.

Не оттого ли «афганцев» все чаще можно встретить среди всякого рода боевиков в межнациональных и политических конфликтах? Они вынуждены наниматься телохранителями к банкирам и предпринимателям, в то время как могли бы стать наиболее активной силой общества, надежной опорой своего государства.

Раньше на Руси существовала традиция строить храмы во славу воинам, отличившимся на поле брани в боях за Отечество (вспомним хотя бы храм Христа Спасителя в Москве). Их имена, а также названия полков и подразделений за особые заслуги высечены в наиболее почитаемых на Руси местах, например в Георгиевском зале Московского Кремля. В этом плане деятельность Русской православной церкви до сих пор приносит свои плоды. Она всегда являлась важнейшим фактором национального единства и играла заметную роль в укреплении российской государственности. Во многом благодаря этому русским воинам традиционно присущи высокая самоотверженность и мужество. Россия всегда была сильна честью и доблестью своей армии.

После же войн, подобных «афганской», меняется отношение бывших военнослужащих к своему государству — они перестают доверять тем, кто послал их убивать чужой народ или умирать в угоду чьих-то амбиций. Одни отчаиваются, другим становится безразличной судьба Отечества, третьи переживают нравственный кризис.

Каждому человеку хочется испытывать чувство национальной гордости за свою Родину и беззаветно служить ей. Настоящие мужчины обязаны заботиться о чести своей армии, а через нее и чести своего Отечества. Россия лишь тогда возродится, когда будет иметь достойную армию и флот. Но если страна не хочет знать и помнить своих героев или даже отвергает их, то она потенциально теряет их и в будущем. К сожалению войнам, пока не видно конца… Никакой народ не может жить без своего прошлого, ибо без прошлого нет и народа.

Die Heimat ist ihre Helde nicht vergessen!*

*Родина не забудет своих героев!

Россия, помни своих героев!

Пусть в памяти потомков всегда остаются патриоты своего Отечества, которые готовы положить свои жизни ради того, чтоб только оно жило и процветало, и для которых — счастье не в награде за доблесть, а в самой доблести, ведь чувство чести требует, чтобы жертва была более полезна, чем блестяща, оно говорит не о притязаниях, а об обязанностях перед Родиной.

 

 

Вместо эпилога



Исламский фундаментализм «ползет» в Среднюю Азию


Несколько по-иному представляется «афганская война» в свете ситуации, которая сложилась в бывших советских среднеазиатских республиках. Она во многом результат последствий этой войны и ее отголоски. Определенные силы в Средней Азии выступили под флагом ислама, используя его в качестве орудия в борьбе за политическую власть. В этом им помощь оказывается со стороны афганских моджахедов и исламских экстремистов всех мастей.

Незадолго до своей гибели пакистанский президент Зия-уль-Хак довольно откровенно сформулировал свои цели относительно дальнейших действий в определении будущего Афганистана: «Мы заработали себе право иметь очень дружественный режим в Кабуле. Мы ни за что не позволим, чтобы он был похож на прежний режим, находившийся под индийским и советским влиянием и представлявший претензии на нашу территорию. Это будет поистине исламское государство, составляющее часть панисламского возрождения, которое, как вы увидите, однажды охватит мусульман, проживающих в Советском Союзе». И это были не просто слова, за ними вскоре последовали и практические действия. «Афганская война» стала вползать в Среднюю Азию.

Созданная в 1988 г. организация «Исламский союз северных народов Афганистана» (ИССНА) объявила и стала осуществлять подрывные акции с целью «освобождения советских мусульман» и создания «свободного Туркестана» (с включением в этот союз государств Средней Азии). Для реализации этой программы планировалось расширение масштабов антирусской пропаганды, разжигание среди мусульманского населения среднеазиатских суверенных государств националистических и русофобских настроений, а также оказание помощи в создании отрядов боевиков, способных развязать гражданскую войну на национально-религиозной почве.

На афганской территории в приграничных районах была развернута сеть перевалочных баз и складов оружия, боеприпасов, подрывной литературы, наркотиков и других «материальных средств», которые предназначались не только для оснащения диверсионно-террористических групп, но и для передачи таких «средств» экстремистским элементам в Узбекистане, Туркменистане и Таджикистане.

В феврале 1990 г. английская газета «Индепендент» сообщала, что МИД Великобритании решил закрыть доступ общественности к документу пятидесятилетней давности, содержащему планы проведения английскими спецслужбами кампании дестабилизации положения в южных советских республиках. Соответствующим решением секретность этого документа, в отличие от других документов, рассекречиваемых согласно правилам о сроках давности, продлена до 2015 г. По данным газеты, в этом документе предлагается использовать враждебные настроения среди мусульман и других нерусских народов в отношении русских с помощью агентов английской разведки в Армении, Азербайджане, Казахстане, Узбекистане и Таджикистане. Документом рекомендуется использовать жителей пограничных районов Афганистана и Ирана, которых практически нельзя отличить от жителей прилегающих советских районов, для активизаций волнений на возможно большей территории. В связи с этим корреспондентом газеты ставился вопрос — не является ли решение продлить срок секретности этого документа подтверждением того, что английская разведка или ЦРУ имеет агентов-провокаторов, действующих на советской территории в этих районах.

На состоявшемся в конце 1990 г. в Намангане конспиративном съезде мусульман-ваххабистов было принято решение начать борьбу за захват власти в Средней Азии. При этом указывалось на Россию как на врага ислама.



Инфомрация


Под давлением пакистанских спецслужб налаживается тесное сотрудничество между А. Ш. Масудом и лидером ИССНА («Исламский союз северных народов Афганистана», штаб-квартира в Пешаваре) Азад Беком.

Основной упор на первом этапе сотрудничества делается на развертывание агитационно-пропагандистской работы среди населения, в том числе советского. В населенном пункте Дарасан, уезд Фархар, провинция Тохар, создана совместная организация «Комитет культуры», имеющая в своем составе специалистов по культуре, литературе и искусству народов Средней Азии. Возрастает активность деятельности группировки Азад Бека с военнослужащими из пехотной дивизии, ряда пограничных частей ВС РА из числа узбеков, туркменов и таджиков по привлечению их на свою сторону и созданию безопасных каналов переправки в СССР оружия, боеприпасов, пропагандистской литературы, денег и наркотиков. За оказанное содействие им выплачиваются крупные денежные вознаграждения…

Источники информации: МО, МГБ РА, ГРУ ГШ ВС СССР,
январь 1991 г.

В конце же июля заместитель председателя КГБ Таджикской ССР А. Белоусов в интервью корреспонденту ТАСС заявлял, что «усиление влияния идей исламского фундаментализма в Таджикистане связано с активизацией деятельности пакистанских спецслужб, разработавших так называемую «Программу-М» по дестабилизации общественно-политической ситуации в среднеазиатских республиках и созданию условий для их выхода из состава СССР». По его словам, КГБ в то время располагало неопровержимыми фактами использования пакистанскими спецслужбами в этих целях вооруженной афганской оппозиции. Но на подобные предостережения не было соответствующей реакции со стороны союзного и республиканского руководства.

Действительно, экстремистски настроенные главари отрядов афганских мятежников постоянно совершали враждебные акции на советско-афганской границе (переходы границы, контрабанда оружия, захват скота, различные нападения и т. п.). Например, только в секторе ответственности Тахта-Базарского пограничного отряда в 1991 г. было снято более 100 мин (за каждый подорванный БТР выплачивалась круглая сумма в долларах), а также постоянно предпринимались попытки нарушения государственной границы и вооруженные нападения. Пограничниками этого отряда за год было задержано около 600 человек, из них до 40% — вооруженных.

Дело в том, что по указанию руководителя ИССНА Азад Бека один из его полевых командиров, Моалем (по национальности туркмен, из отряда Ашура Пехлевана, провинция Фарьяб), еще в начале 1991 г. организовал несколько специально подготовленных групп, в задачу которых входило осуществление перебросок в СССР наркотиков, оружия и подрывной литературы. Они использовали несколько маршрутов перехода через афгано-советскую границу (в районе уездного центра Андхой).

Имели место случаи посещения штаба Моалема иностранными советниками по организации подрывных акций, которые проводили специальные мероприятия, а также встречались с членами группировки Азад Бека из числа советских граждан, действующих в качестве функционеров ИССНА на территории СССР.

Группы, насчитывающие в своем составе от трех до восьми человек, используя проводников из числа советских граждан туркменской и узбекской национальности, проникали на территорию СССР с контрабандными грузами. В частности, Моалем письменно докладывал Азад Беку «об успешном проведении в период августа-сентября 1991 г. двенадцати подобных переходов афгано-туркменской границы».

Однако наиболее сложная обстановка стала складываться на афгано-таджикской границе, которая на всей своей протяженности (2 тыс. км) подвергается фактически непрерывному нарушению со стороны жителей как Таджикистана, так и Афганистана. Боевики, как правило, хорошо вооружены, и огневые стычки здесь стали нормой службы для российских пограничников. Через границу просачиваются подготовленные в афганских учебных центрах боевики, разного рода «специалисты» и инструкторы. Торговля оружием и наркотиками стала самой доходной статьей мафиозных структур приграничных районов Таджикистана.

События в этом регионе стали развиваться по апробированному в Афганистане сценарию: сперва пропагандистская, проповедническая деятельность, потом организация и создание нелегальных вооруженных формирований и затем переход к активным действиям по захвату власти.

Во второй половине 1992 г. ситуация в Таджикистане вышла из-под контроля правительства. Руководство республики оказалось в растерянности и не в состоянии оказать должного влияния на урегулирование создавшегося положения. Власть в стране фактически перешла к оппозиции. К тому же на фоне политического и экономического кризиса, охватившего республику, верх стала одерживать политика решения накопившихся проблем с позиции силы, что привело к многочисленным жертвам среди мирного населения, уничтожению материальных ценностей. В стране вспыхнула гражданская война. Она принесла голод и хаос, кровь и боль, страдания и смерть. Число жертв стало исчисляться тысячами. Большое количество жителей в Кулябе, Курган-Тюбе и других населенных пунктах оказались беженцами и бездомными в своей собственной стране. Стали набирать силу экстремистско-исламистские и крайне националистические тенденции.

И все же правительству Республики Таджикистан удалось организовать отпор выступлению исламистов. В середине декабря 1992 г. они были выбиты из столицы, большинство их отрядов были разгромлены, часть ушла в горы или на афганскую территорию. После этого поражения формирования исламистов стали готовиться к проведению операции «Возмездие», создавая тем самым предпосылки для продолжения кровопролития в Таджикистане. Началась насильственная переправа беженцев на афганскую территорию (около 60 тыс. чел.). Этому способствовали действия таджикских исламских фундаменталистов и их союзников из Афганистана.

В конце января 1993 г. в Пешаваре прошло совещание представителей мусульманских стран. На нем были рассмотрены меры «по оказанию помощи таджикским братьям в их «священной войне». Было принято решение во главе отрядов боевиков ставить афганцев, обладающих опытом партизанской войны против Советской Армии, а также выделить таджикской оппозиции часть доходов от торговли наркотиками, поставляемыми на Запад, для закупки оружия и военного снаряжения». Некоторые лаборатории по переработке мака-сырца в афганских провинциях Бадахшан, Кунар и Нангархар переданы в распоряжение таджиков. Однако интересы панисламистов выходят далеко за пределы Таджикистана, они распространяются на всю Среднюю Азию, и не только.



Документ-справка


К сторонникам конституционного строя в Таджикистане относятся кулябцы, гиссарцы и лица, исповедующие ислам шиитского толка. Их вооруженные отряды совместно с созданной на территории Узбекистана таджикской бригадой специального назначения МВД и батальоном милиции из Ходжента составляют правительственные войска. Они контролируют практически всю промышленную зону Таджикистана. Общее руководство осуществляет министр внутренних дел Салимов Якуб.

К сторонникам фундаменталистов в основном относятся жители Гармского района и Горно-Бадахшанской автономной области (памирцы). Вооруженные отряды располагаются в Рамитском и Каратичинском ущельях (базы и центры подготовки боевиков под руководством афганских моджахедов). Под контролем находится весь Памир и юг Таджикистана (районы Пянджа, Нижнего Пянджа и Джиликуля). Лидер «Исламской партии возрождения Таджикистана» (ИПВТ) — Кази Колон Тураджонзада. Главная цель исламистов — свержение правительства РТ и создание Исламской Республики Таджикистан. Ориентируются на Иран и Афганистан. На афганской территории при активной поддержке со стороны моджахедов стали формироваться вооруженные отряды из числа беженцев и создаваться центры подготовки боевиков таджикской национальности. В частности, в начале 1993 года такие центры отмечались в районах: Коталь (23 км сев.-вост. Мазари-Шариф — до 300 чел.), Колбат (50 км сев.-вост. Кундуз — до 3000 чел.), Имамсахиб (30 км сев. Кундуз — до 1000 чел.), Рустак — 300 чел., Талукан — 200 чел., Ташкурган — 200 чел., Ходжагар — 300 чел., Янгикала — 300 чел.

Вооруженные формирования оппозиции применяют тактику партизанских действий, апробированную афганскими моджахедами против советских войск: избегают открытых столкновений с крупными подразделениями правительственных войск, широко практикуют проведение террористических актов и диверсий, с опорой на подполье ИПВТ…

Источник информации: КНБ Республики Таджикистан,
г. Душанбе, апрель 1993 г.

Лидеры оппозиционных сил Таджикистана, находящиеся на афганской территории, объединившись под флагом Исламской партии возрождения, образовали «правительство РТ в изгнании». Возглавил его Саид Абдулло Нури. Заместителями главы «правительства» стали Мулло Абдул Гафар (по финансово-экономическим вопросам) и Мулло Мухамади (по идеологии). Председатель ИПВТ Мухаммад Шариф Химматзаде занял пост министра иностранных дел.

Ими принимаются активные меры, направленные на официальное признание со стороны Пакистана, Ирана, Саудовской Аравии и других мусульманских государств. Вновь в качестве главного козыря используется ислам, который якобы находится под угрозой в Таджикистане.

Подготовленные в лагерях таджикские боевики при поддержке афганских моджахедов систематически совершают вооруженные нападения на расположенные в Таджикистане российские пограничные заставы, являющиеся основным фактором, обеспечивающим охрану границы. Нередко они превращаются в арену боевых действий. Гибнут российские парни. Снова матери получают зловещие известия — похоронки на своих сыновей.



Информация


…В 4:15 13 июля группа боевиков (около 20 чел.), переправившись через реку Пяндж с территории Афганистана, совершила нападение на 12-й пограничную заставу (кишлак Саригор, 46 км юго-вост. Куляб), усиленную БМП-2 от 201-й дивизии, блокировала ее и предприняла попытку захвата.

Для оказания помощи заставе от пограничных войск были высланы два вертолета с 30 десантниками и бронегруппа из Куляба. В течение дня велись боевые действия.

В 20:12 застава была деблокирована, боевики отошли на афганскую территорию, часть из них рассредоточилась в близлежащих горах.

В результате боя, по предварительным данным, потери составили: убитых — 27 (в том числе 3 военнослужащих от 201-й дивизии: командир отделения сержант Кусюкбаев А. С.; командир боевой машины рядовой Халитов Р. А.; механик-водитель сержант Николашкин Н. Н.), раненых — 21. Сожжена БМП-2. Два пропавших без вести нашлись, оба живы.

В кишлаке Саригор убито два местных жителя. Кишлак разрушен.

Обнаружено погребение боевиков, где находится 15 трупов.

…Руководство таджикской оппозиции приступило к переброске боевиков и созданию на территории Таджикистана мобильных групп. Боевики готовятся в 25 центрах, расположенных в Афганистане. В настоящее время выявлены отряды боевиков, готовых к переброске в Таджикистан, в приграничных районах: Имамсахиб, Ходжагар — 1700 чел., Янгикала, Дарвас — 1300 чел., Хорог, Дарвас — 3000 чел.

В нападении на 12-ю пограничную заставу принимали участие военнослужащие регулярных войск Афганистана под командованием полевого командира Кази Кабира…

Источник информации: командование Московского пограничного отряда,
июль 1993 г.

Российское руководство оказалось перед трудным выбором: вывести свои войска из Таджикистана или их усиливать? Выбрали второй путь. Сразу же после трагедии на 12-й пограничной заставе руководством РФ были приняты решительные меры по укреплению российских пограничных войск, обеспечению частей 201-й дивизии всем необходимым, созданию контингента миротворческих сил, куда вошли воинские части от ВС Узбекистана, Кыргызстана и Казахстана, а также по оказанию помощи правительственным силам РТ. Однако увеличение российского военного присутствия в этом регионе вряд ли что-нибудь кардинально изменит, но войска могут опять попасть в западню. Ведь уже сейчас очевидно, что именно на Россию в последующем может быть возложена вся ответственность за последствия гражданской войны в Таджикистане.

В «таджикской» войне требуется особая прозорливость, гибкость и конструктивность. Основные усилия надо направить на становление переговорного процесса. Даже поддерживая в какой-то мере правительство Таджикистана, ни в коем случае нельзя пренебрегать оппозицией. С ее лидерами, не откладывая в долгий ящик, надо постоянно поддерживать контакты и вести диалог с целью поиска компромиссов и путей политического урегулирования. Причем в первую очередь с той ее частью, которая обладает реальной силой, а не с теми, кто более податлив и удобен, иначе можно упустить благоприятный момент. Отрадно, что переговоры при посредничестве России удалось организовать. Но усилия в этом важном вопросе надо наращивать.



Информация


…На базе частей 55 пд (провинция Кундуз) в трех лагерях организованы центры по общевойсковой подготовке боевиков, рекрутируемых из числа таджикских беженцев, афганских моджахедов и арабских «борцов за веру», В настоящее время под руководством саудовских, пакистанских и египетских инструкторов интенсивный курс обучения в них проходят по 150-200 человек. Подготовленные боевики, в частности, группируются в отряды оппозиции на севере провинции Тохар, где активно действует штаб-квартира (Талукан) так называемого таджикского «правительства в изгнании».

Источник информации: КНБ Таджикистана,
июль 1993 г.

Русская община и представители других национальных меньшинств, волею судеб оказавшиеся в Таджикистане, попали в тяжелейшее положение. Они постоянно подвергаются не только политическому давлению, но и бытовой дискриминации. В их адрес стали раздаваться угрозы и предприниматься противоправные действия (попытки проверки квартир без санкции прокурора со стороны МВД РТ), а также оказываться противодействие тем, кто хотел выехать из Таджикистана. Россияне стали отдавать за бесценок нажитое за свой век имущество и спешно выезжать кто куда. Со стороны отдельных политических группировок проявлялось стремление вызвать всплеск антироссийских, антирусских настроений. В рядах таджикской оппозиции появились наемники.



Справка


…За счет выпускников учебных центров планируется к концу марта довести численность «кулябского фронта» до 1000 чел. В состав «фронта» включен отряд наемников численностью до 200 чел., сосредоточенный в кишлаке Ялур…

В Кундуз прибыли представители из Саудовской Аравии, Ирана и Судана. Они предполагают провести встречи с «Советом Джихада» и полевыми командирами таджикской оппозиции с целью активизации боевых действий их группировок на границе ИГА с РТ.

Источник информации: командование коалиционных миротворческих сил,
март 1994 г.

Федеральная пограничная служба (ФПС) России располагает документами, свидетельствующими о причастности к событиям в Таджикистане арабских наемников, граждан Ирана, Ливии, Омана, Афганистана, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и других стран. С появлением в Таджикистане иностранных наемников заметно возросла изощренность в организации засад, внезапных обстрелов застав и постов, бои стали носить ожесточенный характер.

Местное население приграничных с Афганистаном районов оказывает помощь боевикам, снабжая их продуктами питания и скрывая их в своих домах. Не прекращаются систематические обстрелы российских пограничных застав Пянджского и Московского пограничных отрядов из стрелкового, противотанкового оружия, артиллерийских орудий и минометов с тыла. Нередки случаи враждебных проявлений со стороны представителей вооруженных формирований МВД и МО Таджикистана по отношению к личному составу дислоцированной там российской дивизии. Постоянно осуществляются террористические акции против российских военнослужащих и граждан РТ. Для этих целей в республику проникло несколько групп так называемых «черных имамов», подготовленных в Иране и Пакистане. На таджикско-афганской границе время от времени возникают вооруженные столкновения между российскими пограничниками и отрядами боевиков. Вновь больше всех достается 12-й погранзаставе, которая как кость в горле застряла на пути у распространителей наркотиков. Опять в Россию доставляются зловещие телеграммы о прибытии «груза-200».



Информация


…9 мая в г. Душанбе возле своего дома убит тремя выстрелами в голову военнослужащий из 201-й мед старшина Гаськов А. В.

21 мая в г. Турсун-Заде убит водитель начальника медицинского управления МО РТ прапорщик Мамодолиев.

25 мая убит из автоматического оружия начальник райотдела Министерства безопасности РТ полковник Кадыров.

29 мая убит пограничник 66-го пого рядовой Раудов Р. Н.

31 мая в 7:00 выстрелом в упор в г. Душанбе убит подполковник Борисенков В. Г. из Группы пограничных войск РФ в РТ.

2 июня в г. Душанбе убиты на квартире начальник штаба «осназ» подполковник Христофоров С. Е., заместитель начальника учебной части бригады МО РТ майор Захаров А. Ю. и их жены.

4 июня в 5:15 обнаружен убитым в своем гараже старший офицер службы РАВ Группы пограничных войск РФ в РТ подполковник Леончиков С. М.

В связи с не прекращающимися террористическими актами в отношении российских военнослужащих 4 июня в Совете Министров Республики Таджикистан было проведено совместное совещание с участием министров обороны, внутренних дел, безопасности, иностранных дел, посла Российской Федерации в Таджикистане, представителей генеральной прокуратуры России и Таджикистана, командования Группы пограничных войск РФ в РТ и Объединенного командования коалиционных миротворческих сил. На совещании принято решение:

  • о выступлении руководства Таджикистана в средствах массовой информации о сложившейся криминогенной обстановке в республике;
  • о введении совместной охраны мест компактного проживания российских военнослужащих и членов их семей;
  • о переводе на казарменное положение МО, МВД РТ и 201-й мед…

14 июня в 23:00 при проверке блок-постов в Курган-Тюбе убит старший лейтенант Осипов М. Ю. из 201-й мед.

15 июня в 9:30 при следовании из Гарма в Таджикобадский район попали в засаду и были убиты заместитель министра обороны РТ полковник Раджапов Р. Ш. и 8 военнослужащих, 4 трупа сожжены…

Источники информации: МО, МВД РТ, ОК КМС, командование Группой пограничных войск РФ в РТ,
июнь 1994 г.

Кто следующий? И сколько их будет? 13833 чел. Или…?

Летом 1994 г. по всей территории Таджикистана активизировались действия террористических групп, банд мародеров и вооруженных грабителей. Колонны с грузами без охраны и сопровождения подвергаются разграблению. Процветает наркобизнес, именно его интересам подчинено здесь все и вся. Нарастает противостояние между различными группировками и кланами за сферы влияния, то есть налицо междоусобная борьба внутри республики, вмешательство в которую требует очень взвешенных подходов, тем более что переговорный процесс между правительством и оппозицией пока ощутимых результатов не приносит. Главным методом борьбы за власть в Таджикистане опять выступает насилие. Активную помощь оппозиции оказывают наемники из некоторых мусульманских стран и афганские моджахеды, тем более что надежно перекрыть государственную границу с Афганистаном, особенно в Горном Бадахшане, вряд ли возможно. Отряды боевиков применяют тактику просачивания в глубь Таджикистана через труднодоступные или слабо контролируемые районы для организации терактов и антиправительственных выступлений, а также доставки наркотиков. В некоторых районах происходят самые настоящие боевые действия между вооруженными формированиями оппозиции и правительственными войсками Таджикистана.



Информация


…Не прекращаются попытки переправы групп боевиков ДИВТ (Движение исламского возрождения Таджикистана) из Афганистана в РТ. Так, 5 июня с. г. через Ишкашим в Таджикистан переправлено 23 боевика. На участке 12-й погз 117-го пого через госграницу в тыл заставы проникла группа боевиков из 4 чел. Отмечается дальнейшее накопление боевых групп в приграничных районах Афганистана. На Пянджско-Кумсангирском направлении сосредоточено до 1000 боевиков, на Шуроабадском — до 1500… не исключено одновременное выступление внутреннего подполья.

По указанию Ахмад Шаха Масуда командиром 55-й пд Кози Кабиром создана специальная диверсионно-террористическая группа для проведения вооруженных актов на территории РТ…

В последней декаде мая в Талукане (ИГА) прошло двухдневное совещание «правительства Таджикистана в изгнании», в котором приняли участие влиятельные полевые командиры, а также советники из Саудовской Аравии, Пакистана, Ирана и Афганистана. Рассматривались вопросы крупномасштабного вторжения и заброски диверсионно-террористических групп на территорию Таджикистана…

Источники информации:МО, МБ и МВД РТ,
июнь 1994 г.

Информация подобного характера поступает постоянно. В 1979 г. в Афганистане перед вводом советских войск обстановка развивалась очень похоже.

С учетом ситуации, которая складывается на всем постсоветском геополитическом пространстве (воинствующий национализм, экстремизм, нетерпимость, кровавые войны, унесшие уже тысячи жизней, разгул преступности и т. д.), на Вооруженные Силы возложены дополнительные задачи. По данным разведслужбы Министерства обороны США, прогнозируется возможность 12 вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР. Не случайно в военной доктрине нашего государства записано, что одной из важных целей применения ВС России является пресечение вооруженных конфликтов на государственной границе.

Детонатором возникновения военных конфликтов между государствами СНГ и внутри, между республиками Российской Федерации, могут явиться территориально-пограничные споры. Негативную роль при этом играет несовпадение административных границ с этническими. В основном на этой почве на трети территории СНГ, насчитывающей около 7 млн. кв. км, где проживает почти 30 млн. чел., зарегистрировано 180 пограничных споров. Ныне уже 7% автономий внутри России требуют изменения существующих границ. Всего же внутри СНГ лишь менее 20% границ, с международно-правовой точки зрения, лигитимны. Замечу, что сухопутные границы Российской Федерации на 3000 км длиннее, чем границы бывшего СССР, а их конфликтный потенциал значительно возрос. Даже некоторые государства ближнего зарубежья уже предъявляют или готовятся предъявить нам территориальные претензии (страны Прибалтики, Финляндия). В ряде регионов имеют место подавление прав, свобод и законных интересов граждан России, нападения на военные объекты ее Вооруженных Сил.

Резко возросла осуществляемая с использованием вооруженного насилия противоправная деятельность националистических, сепаратистских организаций как внутри страны, так и за рубежом, направленная на дестабилизацию внутренней обстановки в России и странах СНГ, нарушение их территориальной целостности.

Государственное устройство Советского Союза, во главу угла которого были положены принципы, основанные на ленинской национальной теории, оказалось несостоятельным. Это, пожалуй, основная причина распада СССР. Российское государство тоже во многом сохраняет эти принципы, хотя и наполненные новым содержанием, поэтому многие эксперты и аналитики признают, что России, по всей видимости, и в дальнейшем не удастся избежать серьезных коллизий на национальной почве. Российская Федерация — это сложное многонациональное государственное образование, вобравшее в себя более 20 мелких национально-государственных образований, свыше 100 наций и народностей. В таком многоликом сообществе крайне сложно добиться единства действий без продуманной национальной политики, которая в России до настоящего времени еще не выработана.

Многие конфликты происходят и на религиозной почве, принимают форму религиозного противоборства, религиозной экспансии. Особенно отчетливо проявляет себя исламский фундаментализм с присущими ему экстремизмом и агрессивностью, что умело используется как внутренними, так и внешними силами для разжигания религиозной вражды внутри Российской Федерации. Опасность этого, как свидетельствует опыт югославской драмы, нельзя не учитывать. Особую угрозу представляют действия воинствующих исламских экстремистов в Средней Азии.

Нельзя исключить и того, что исламский фактор может коснуться и самой России, которая вряд ли сможет отгородиться от надвигающейся «священной войны», если будет пассивно созерцать действия воинствующих фундаменталистов в Средней Азии.

Действительно, если раньше заявления афганских воинствующих фундаменталистов об их намерениях перенести «священный джихад» на территорию бывших советских республик Средней Азии и оказать помощь своим мусульманским братьям в борьбе с «неверными» за освобождение исламских святынь в Самарканде, Бухаре и установление законов шариата всерьез никем не воспринимались, то после распада СССР и образования ряда суверенных среднеазиатских государств они стали реальностью. Причем дестабилизирующее влияние на них Афганистана усиливается, вовлекая в свою орбиту все новые и новые регионы, принимая характер угрозы суверенитету этих государств, прежде всего Таджикистана и Узбекистана. Спецслужбы России располагают информацией, что объединенные силы афганских моджахедов и боевиков таджикской оппозиции стремятся создать фарсиязычное исламское государство с включением в него всех территорий, населенных таджиками.

Стремления афганских воинствующих исламских экстремистов распространить дух «джихада» на соседние страны, включая населенные мусульманами территории СНГ, с целью насильственного распространения ислама, подавления сопротивляющихся этому сил таит реальную опасность для среднеазиатских стран и России. Аппетиты исламистов распространяются и на Европу.

Важно иметь в виду, что аванпосты ислама расположены не только на юге, но и на Средней Волге, Урале и в Западной Сибири, то есть по сути дела в центральном регионе России. По оценке некоторых экспертов, в течение еще нескольких десятков лет на южных и восточных рубежах Российской Федерации будет существовать группа нестабильных, постоянно меняющих свою политическую ориентацию государств. Они могут распадаться и вовлекаться в военно-политические союзы в противовес России. Симптомы этого отчетливо проявляются уже теперь. Причем общая дестабилизация на территории Содружества может создать угрозу безопасности для всего мирового сообщества.

В то же время, с учетом того что ислам является важнейшим элементом культуры и образа жизни, стержнем внутреннего мира, критерием нравственности и права миллионов россиян, в этом очень деликатном вопросе, видимо, надо действовать достаточно взвешенно и исходить из принципа, что избежание вреда важнее получения вероятной выгоды. Невежественное обращение с этим сложным явлением, манипулирование им в своекорыстных целях чревато самыми серьезными последствиями. Подтверждением этому является и печальный опыт «афганской войны», его надо тоже учитывать и не повторять ошибок, допущенных прежним советским руководством.

Сохраняется также большая вероятность того, что Афганистан может превратиться в пристанище для всякого рода международных авантюристов, террористов и других проходимцев, исламистов-фундаменталистов, радикально настроенных, из стран Ближнего Востока, воевавших в качестве наемников на стороне моджахедов и намеревающихся использовать афганскую территорию в качестве базы для распространения «священной войны» на свои страны и проведения террористических акций против врагов ислама. Это может повлечь дестабилизацию обстановки в таких государствах, как Египет, Алжир, Кувейт, да и — как это ни странно — Пакистан.

Важная задача всего мирового сообщества — остановить их. Видимо, необходимы долгосрочная стратегия в этом регионе и скоординированные усилия всех заинтересованных сторон. Возрастает роль широкого сотрудничества по миротворческой линии под эгидой ООН в рамках программы «Партнерство во имя мира».

Сложившееся в Средней Азии положение — во многом результат недальновидных действий прежнего руководства Советского Союза. Иными словами, своими действиями бывшие советские руководители создали ту самую угрозу (перенос афганскими исламскими фундаменталистами борьбы под «зеленым знаменем джихада» на территорию советских среднеазиатских республик), какой они так опасались и ради предотвращения которой вводили свои войска в Афганистан. По существу, в Таджикистане уже идет война, подобная «афганской», может быть, несколько в меньших масштабах, но она опять остается для россиян «далекой и чужой», хотя там также гибнут российские парни.

В будущем обстановка в среднеазиатских государствах, вероятнее всего, будет характеризоваться периодами резкого обострения межнациональных, клановых и религиозных противоречий. Это таит в себе вероятность возникновения новых конфликтных ситуаций, а в современных условиях разрешать их мирными средствами становится все труднее. Вероятно, только совместными усилиями всех стран под эгидой ООН возможно будет гасить пожар этих локальных войн, чтобы они не разрастались во всеобщее противостояние. Опыт «афганской войны» свидетельствует, что национальное примирение невозможно, если у конфликтующих сторон нет обоюдного стремления к разумным компромиссам, максимально учитывающим их интересы, а также страстного желания прекращения боевых действий. В этом ключе, видимо, и следует организовывать сотрудничество.

И все же анализ ситуации показывает, что для России и Афганистана существуют не только новые угрозы и проблемы, но открываются и новые перспективы и горизонты. Появляются реальные надежды на построение более безопасного и процветающего мира. Важно только быстрее преодолеть тяжелые последствия прошлого.

***

На площади перед мечетью Рузае Хазрате Али в Мазари-Шарифе всегда много белых голубей. Существует поверье, что любой голубь, прилетая к этой мечети и соприкасаясь с мусульманской святыней, становится белым. Тем самым как бы подчеркивается миролюбие и терпимость ислама, ведь белый голубь — символ мира. Действительно, причина экстремизма вовсе не в исламе, а в тех людях, которые эксплуатируют его в корыстных целях для захвата власти, не имея ничего общего с истинными мусульманами. Очень хотелось бы верить и надеяться, что вечные исламские ценности все-таки восторжествуют в Афганистане и в этой древней многострадальной стране наконец воцарятся мир и спокойствие.

 

 

Приложения

Приложение №1



Список советских военных представителей в Афганистане


  1. Руководители Оперативной группы МО СССР:
    • Маршал Советского Союза Соколов Сергей Леонидович 1979-1985 гг.
    • Генерал армии Варенников Валентин Иванович 1985-1989 гг.
  2. Командующие 40-й отдельной армией:
    • Генерал-лейтенант Тухаринов Юрий Владимирович. Ввод ОКСВ в ДРА — 23.9.1980 г.
    • Генерал-лейтенант Ткач Борис Иванович 23.9.1980 г.-7.5.1982 г.
    • Генерал-лейтенант Ермаков Виктор Федорович 7.5.1982 г.-4.11.1983 г.
    • Генерал-лейтенант Генералов Леонид Евстафьевич 4.11.1983 г.-19.4.1985 г.
    • Генерал-лейтенант Родионов Игорь Николаевич 19.4.1985 г.-30.4.1986 г.
    • Генерал-лейтенант Дубынин Виктор Петрович 30.4.1986 г.-1.6.1987 г.
    • Генерал-лейтенант Громов Борис Всеволодович 1.6.1987 г.-15.2.1989 г.
  3. Советские главные военные советники, главные военные консультанты и старшие групп военных специалистов в Вооруженных силах Афганистана:
    • Генерал-майор Бондарец Иван Семенович 1972-1975 гг.
    • Генерал-лейтенант Горелов Лев Николаевич 1975-1979 гг.
    • Генерал-полковник Магометов Салтан Кеккезович 1979-1980 гг.
    • Генерал армии Майоров Александр Михайлович 1980-1981 гг.
    • Генерал армии Сорокин Михаил Иванович 1981-1984 гг.
    • Генерал армии Салманов Григорий Иванович 1984-1986 гг.
    • Генерал-полковник Вострое Владимир Андреевич 1986-1988 гг.
    • Генерал-полковник Соцков Михаил Михайлович 1988-1989 гг.
    • Генерал армии Гареев Махмуд Ахмедович (военный советник верховного главнокомандующего ВС РА) 1989-1990 гг.
    • Генерал-полковник Шеин Борис Петрович 1989-1990 гг.
    • Генерал армии Грачев Николай Федорович 1990-1991 гг.
    • Генерал-лейтенант Перфильев Борис Сергеевич 1991-1992 гг.

Приложение №2

Герои Советского Союза, получившие это звание в Республике Афганистан в составе ОКСВ
№ п. п. В/звание ФИО Дата указа Национальность Вид ВС
1 2 3 4 5 6
1 ст. л-т Акранов Наби Махнаджанович 5.07.82 таджик СВ
2 мл. л-т Александров Вячеслав Александрович 28.06.88/п русский ВДВ
3 ряд. Арсенов Валерий Викторович 15.11.86/п русский СВ
4 К-Н Аушев Руслан Султанович 7.05.82 ингуш СВ
5 ряд. Афиногенов Николая Яковлевич 15.11.83/п русский СВ
6 га Ахромеев Сергей Федерович 7.05.82 русский ГШ ВС
7 га Варенников Валентин Иванович 3.03.88 русский ГШ ВС
8 п/п-к Востротин Валерий Александрович 3.03.88 русский ГШ ВС
9 п/п-к Высоцкий Евгений Васильевич 20.09.82 русский СВ
10 к-р Гайнутдинов Вячеслав Карибулович 28.04.80 татарин ВВС
11 п-к Голованов Александр Сергеевич 16.06.89/п русский ВВС
12 ст. л-т Гончаренко Владислав Федерович 28.09.87 украинец ВВС
13 к-н Горошко Ярослав Павлович 5.05.88 украинец СВ
14 г-п Грачев Павел Сергеевич 5.05.88 русский ВДВ
15 к-н Гринчак Валерий Иванович 18.02.87 украинец СВ
16 г-л Громов Борис Всеволодович 3.03.88 русский СВ
17 к-н Гуцин Сергей Николаевич 10.04.89 русский СВ
18 л-т Денаков Александр Иванович 5.07.82/п русский СВ
19 л-т Денченко Георгий Александрович 15.11.83/п русский ВС
20 ст. л-т Запорожан Игорь Владимирович 13.08.84 русский СВ
21 ст. л-т Задорожный Владимир Владимирович 25.10.85/п русский ВДВ
22 п/п-к Зельняков Евгений Иванович 7.05.82 русский ВВС
23 ряд. Игольченко Сергей Викторович 3.03.88 русский СВ
24 мл. с-т Исламов Юрий Викторович 3.03.88/п узбек СВ
25 с-т Исраилов Абас Исламович 26.12.90/п лезгин ВДВ
26 к-р Ковалев Владимир Александрович 29.07.88/п русский ВВС
27 п/п-к Ковалев Николай Иванович 5.02.86/п русский ВВС
28 ст. л-т Козлов Сергей Павлович 28.04.80 русский ВВС
29 п-к Колесник Василий Васильевич 28.04.80 украинец ГШ ВС
30 ефр. Корявин Александр Владимирович 25.10.85/п русский ВДВ
31 п-к Кот Виктор Севастьянович 20.09.82 украинец ВВС
32 к-н Кравченко Николай Васильевич 27.09.84 русский ВДВ
33 с-т Крекиниш Николай Иванович 5.05.88 русский СВ
34 л-т Кузнецов Николай Анатольевич 25.11.85/п русский СВ
35 п/п-к Кузнецов Юрий Викторович 5.07.82 русский ВДВ
36 к-н Кучеренко Владимир Анатольевич 26.05.86 украинец ВВС
37 к-н Кучкин Геннадий Павлович 3.03.83 русский СВ
38 п/п-к Левченко Анатолий Николаевич 26.05.86/п русский ВВС
39 к-н Майданов Николай Саинович 29.07.88 казак ВВС
40 г-п Максимов Юрий Павлович 5.07.82 русский СВ
41 к-р Малышев Николай Иванович 13.01.87 русский ВВС
42 ряд. Мельников Андрей Александрович 28.06.88/п белорус ВДВ
43 с-т Миролюбов Юрий Николаевич 5.05.88 русский СВ
44 ст. с-т Мироненко Александр Григорьевич 28.04.80/п русский ВДВ
45 п-к Неверов Владимир Лаврентьевич 17.02.84 русский СВ
46 ст. л-т Оницук Олег Петрович 5.05.88/п русский СВ
47 к-р Опарин Александр Яковлевич 20.09.82/п русский СВ
48 п/п-к Очиров Валерий Николаевич 21.02.85 калмык ВВС
49 п-к Павлов Виталий Егорович 3.03.83 русский ВВС
50 с-т Павлюков Константин Егорович 28.09.87/п русский ВВС
51 к-р Пименов Василий Васильевич 13.06.84 русский ВДВ
52 п/п-к Письменный Вячеслав Михайлович 5.02.86 русский ВВС
53 ст. л-т Плосконос Игорь Николаевич 15.11.83 украинец СВ
54 к-н Пугачев Федор Иванович 23.01.84 русский СВ
55 п/п-к Райлян Александр Максимович 25.02.88 молдаванин ВВС
56 п/п-к Рубан Петр Васильевич 17.05.84/п украинец ВВС
57 п-к Руцкой Александр Владимирович 8.12.88 русский ВВС
58 мл. с-т Синицкий Виктор Павлович 5.05.88 украинец СВ
59 г-к Слисарь Альберт Евдокимович 15.11.83 русский ВДВ
60 МСС Соколов Сергей Леонидович 28.04.80 русский ГШ ВС
61 к-р Солуянов Александр Петрович 23.11.84 русский ВДВ
62 л-т Стовба Александр Петрович 11.11.84/п украинец СВ
63 к-н Филипченков Сергей Викторович 31.06.86 русский ВВС
64 п-к Хаустов Григорий Павлович 16.06.89 русский ВВС
65 ст. с-т Чепик Николай Петрович 28.04.80/п белорус ВДВ
66 ст. л-т Черножуков Александр Викторович 3.03.83 русский ВДВ
67 ряд. Чкуров Игорь Владимирович 26.05.86 русский ВДВ
68 л-т Шахворостов Андрей Евгеньевич 31.07.86/п русский СВ
69 к-р Щербаков Василий Васильевич 28.04.80 белорус ВВС
70 ст-на Шиков Юрий Алексеевич 29.09.87 русский СВ
71 ст. л-т Шорников Николай Анатольевич 21.10.80/п русский СВ
72 к-р Юрасов Олег Александрович 10.04.89/п русский ВДВ

Примечание: в списке не указаны Герои Советского Союза, которым это звание было присвоено по линии других ведомств.

Приложение №3 Секретно

«Утверждаю»

Министр обороны СССР
Маршал Советского Союза
Д. Устинов

8 января 1981 года



План мероприятий по повышению эффективности боевых действий советских и афганских войск в ДРА, обобщению и распространению их боевого опыта и совершенствованию оружия на январь-март 1981 года



п. п.
Мероприятия Исполнители Срок исполнения
1 2 3 4
I. Меры повышения эффективности боевых действий
1 Полностью выполнить одобренный 30 декабря 1980 года министром обороны СССР план боевых действий на январь-февраль по разгрому мятежных формирований и контрреволюционного пдполья. В итоге боевых действий освободить от мятежников к исходу февраля не менее 70% территории страны и 80% уездных и волостных центров. Сорвать праны контрреволюции п активизации боевых действий в летний период Геренальный штаб, главный военный советник в ДРА, ком. войсками ТуркВО, 40 А январь-февраль
2 Принять дополнительные меры (использование новых технических средств, увеличение масштаба засадных действий и минирования, совершенствование разведки, повышение эффективности действий вертолетов) по более надежному прикрытию государственной границы Афганистана с Пакистаном и Ираном НАчальник инженерн. войск МО, главный военный советник, ком. войсками ТуркВО, 40 А январь-февраль
3 Обеспечить безопасность движения воинских колонн на основных коммуникациях страныю (Дальнейшее совершенствование охраны и обороны, развитие инженерных сооружений, минно-взрывных заграждений и др.) Главный военный советник, ком. войсками ТуркВО, 40 А постоянно
4 Совершенствовать и наращивать все виды (особенно) агентурной разведки для более надежного обеспечения боевых действий войск в зимний период и своевременного вскрытия намерений и планов мятежников при переходе к действиям в летний период Ком. 40 А, главный военный советник постоянно (принятие дополнительных мер на месте т. Ивашутиным)
5 Обеспечить укрепление местных партийных и государственных органов власти в освобождаемых районах (путем временного размещения в них афганских и советских воинских подразделений, создание и вооружение партийного актива, органов государственной безопасности и милиции на местах) Главный военный советник, ком. войсками ТуркВО, 40 А январь-февраль
6 Сформировать дополнительно пять пограничных батальонов и одно управление пограничной бригады и вывести их на границу. Довести укомпектованность пограничных батальонов до 70% Главный военный советник, представительство КГБ в ДРА к 20 марту
7 Проанализировать и оценить действия контрреволюции в зимний период, итоги боевых действий афганских и советских войск. Подготовить соображения о порядке действий в весенне-летний период и директиву войскам с определением задач на весенний период Генеральный штаб, главный военный советник, ком. войсками ТуркВО, 40 А к 15 марта
II. По оказанию помощи обобщению и внедрению боевого опыта
1 Для изучения положения дел на месте и оказания помощи в повышении боеспособности войск 40-й А и афганской армии осуществить поездки в ДРА:
  • главнокомандующего ВВС;
  • заместителя министра обороны по строительству и расквартированию войск;
  • начальника Главного разведывательного управления;
  • начальника инженерных войск МО СССР
По особому плану январь-февраль
2 Осуществить поездки оперативных групп ЗакВО, САВО и ПрикВО в войска 40-й А  целью изучения опыта боевых действий войск в горно-пустынной местности По особому плану январь-март
3 Завершить работу над материалами по обобщению боевого опыта издать их и разослать в войска Генеральный штаб, ГлавПур, главнокомандующие видами ВС Завершение
работы: 15.1.
Издание: 15 марта
4 Подготовить директиву министра обороны СССР о порядке использования в ходе боевой и политической подготовки войск опыта боевых действий в Афганистане и направить директиву в войска вместе с материалами по обобщению боевого опыта Генеральный штаб к 30 марта
III. О мерах по совершенствованию боевой техники, оружия и улучшению их ремонта и эксплуатации
1 Рассмотреть в Комиссии Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О развитии работ по созданию и выпуску комплексов разведывательно-сигнальных средств» и представить его на утверждение Заместитель министра обороны по вооружению совместно с Минпромсвязи январь
2 Министерству обороны СССР (ВВС) совместно с Миноборонпромом, Минавиапромом, Минрадиопромом подготовить проект решения Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам о срочной разработке вертолетного теплопеленгатора для определения координат и момента пуска ракет по излучению факела двагателя (шифр «Мак-8») и представить его на утверждение Главнокомандующий ВВС, заместитель министра обороны по вооружению январь
3 Завершить подготовку проекта решения Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам о проведении ОКР по установке на БМД-1 30-мм пушки вместро 76-мм орудия «Гром» ГБТУ, ГРАУ, ВДВ совместно Минсельхозмашем и Миноборонпромом январь
4 Рассмотреть ход выполнения мероприятий по повышению надежности и эффективности вооружения и военной техники на основе опыта их боевого применения и эксплуатации в ДРА Заместитель министра обороны СССР по вооружению, члены специальной координационной группы февраль
5 Проверить на месте выездом в 40-ю А и афганскую армии, как выполняются решения, принятые в октябре 1980 года, по организации эксплуатации и ремонта бронетанковой и автотракторной техники Начальники ГБТУ и ЦАВТУ март

Начальник Генерального штаба
Маршал Советского Союза
Н. Огарков

3 января 1981 года
№ 312/2/036

Приложение №4



Выступление тов. Наджибуллы на заседании высшей Чрезвычайной комиссии по национальному примирению


Во имя Аллаха милосердного и всемилостивейшего!

Благородные члены Чрезвычайной комиссии национального примирения!

Соотечественники, братья-афганцы на нашей многострадальной земле и за рубежом!

От имени ЦК НДПА, Революционного совета и правительства нашей страны я имею честь обратиться сегодня ко всем вам с призывом начать переговоры о национальном примирении.

Совершая столь серьезный и ответственный шаг, партия и революционная власть руководствуются высшими интересами — интересами народа, нынешнего и грядущего поколений. Именно забота о благе народа, о сохранении в прямом смысле жизни на афганской земле лежит в основе этой исторической инициативы.

При этом мы исходим из накопленного за истекшие годы горького и поучительного опыта, из необходимости обеспечить народу нормальные спокойные и безопасные условия существования и гарантировать их на будущее. Война длится на нашей земле уже 8 лет. За это время погибли, ранены, искалечены десятки и сотни тысяч людей, нанесен колоссальный ущерб нашей экономике, нашей культуре, нашему народу.

Народ устал от войны, от непрерывного страха, от непомерных тягот и лишений, от горя и слез. Семьи хоронят то одного, то другого близкого человека.

Веками человек мечтал о трех простых вещах: чтобы было где жить, что одеть и где поесть. А что навязывает ему война?

Вместо пищи — пулю! Вместо жилья — могилу! Вместо одежды — саван! Мы предлагаем прекращение огня! Мы предлагаем перемирие! Мы предлагаем мир!

…Я хочу обратиться к тебе, человек, к тебе, брат-афганец! К тебе, крестьянин: что ты имеешь от войны? Нищету. Поборы, угрозы и запугивания. Выстрелы по ночам. Подумай и ответь на главный вопрос: тебе нужна война?

Мы предлагаем мир!

Я обращаюсь к тебе, ремесленник, к тебе, рабочий: что ты имеешь от войны? Взорванную в твоей мастерской мину, грабителей, унесших плоды твоего многолетнего труда. Неграмотных детей. Подумай и ответь на главный вопрос: тебе нужна война?

Мы предлагаем мир!

Я обращаюсь к тебе, торговец, к тебе, национальный предприниматель: что ты имеешь от войны? Разграбленные караваны с товаром. Взлетевший на воздух дукан. Все тех же грабителей, по ночам отнимающих всю ту выручку, которую ты получил днем. Подумай и ответь на главный вопрос: тебе нужна война?

Мы предлагаем мир!

Я обращаюсь к тебе, почтенный мулла, к тебе, седобородый старейшина: что ты имеешь от войны? Разрушенные мечети, оскверненные святыни. Угнанных в Пакистан сыновей и дочерей. Глумление над твоей старостью. Подумай и ответь на главный вопрос: тебе нужна война?

Мы предлагаем мир!

Скажи, отец: тебе нужна война?

Скажи, мать: тебе нужна война?

Скажите, дети: вам нужна война?

Горы и долины, поля и сады, скажите: вам нужна война? Я слышу ваш голос: нет, нам не нужна война! Все мы плоды и ветви одного дерева. Нам нужен мир!

Я обращаюсь к афганцам, к каждой афганской семье: что вы имеете от войны? Смерти и похороны. Голод. Разрушенные очаги. Скитания в поисках крова. Подумайте, люди, и ответьте на главный вопрос: вам нужна война?

Мы предлагаем мир!

Я обращаюсь ко всему афганскому народу: братья, поддержите благородное дело мира! Этот призыв родился в наших сердцах, так давайте добьемся мира для Отечества, для себя, для своих детей!

Я обращаюсь к благородным улемам и благочестивому духовенству: доколе будет проливаться мусульманская кровь? Мир — это завет Аллаха. В великомудром Коране сказано: «И если два отряда верующих сражаются, примири их!» В другом месте написано: «Но Аллах примирил: ведь он знает про то, что в груди!» В груди, в сердце нашего народа сегодня одно желание: Мир! Вот почему от имени многострадального народа мы хотим мира, предлагаем мир, наконец, требуем мира!

Я обращаюсь к каждому афганскому дому с простыми и ясными словами: мир каждому дому, мир Афганистану!

Пусть смолкнут пушки!

И да поможет нам Аллах!

г. Кабул, 3 января 1987 г. 11:00, Зал «Звезда»

Приложение №5 Секретно



Директива министра обороны ДРА н начальника Главного политического управления афганской армии № 0306 от 7.1.1987 г.


  1. …Обеспечить высокую бдительность армии, постоянную боевую готовность к нанесению решительных ударов по силам контрреволюции, если они попытаются использовать политику национального примирения для достижения своих целей средствами вооруженной борьбы. Использовать мирную передышку для восстановления и накопления сил армии, налаживания плановой боевой и политической подготовки, укрепления воинской дисциплины, сокращения дезертирства.
  2. Совместно с партийными и государственными органами силами штатных и временно сформированных пропагандистских подразделений через средства массовой информации довести до всего личного состава армии, населения страны, беженцев в Пакистане и Иране, главарей и членов банд решение афганского руководства о военном перемирии как важнейшем шаге по пути к осуществлению политики национального примирения. Обеспечить оперативное информирование о практических шагах, предпринимаемых правительством и армией по претворению в жизнь ПНП.
  3. Максимально умело использовать решение правительства об одностороннем прекращении огня и практическую деятельность по его обеспечению для повышения авторитета руководства республики среди личного состава армии и народа. Оперативно использовать призыв правительства к миру, а также любые попытки противников национального примирения сорвать этот процесс для перехвата у контрреволюции инициативы в борьбе за массы.
  4. Организовать активное участие армии в проведении практических мероприятий социального, хозяйственного характера по повышению жизненного уровня населения страны, прежде всего в «зонах мира», обеспечения возвращающихся беженцев товарами первой необходимости. Обеспечить строгое соблюдение армией условий одностороннего прекращения огня.
  5. Оказать массированное идейно-психологическое давление на членов и главарей бандформирований в зонах ответственности с целью склонения их к прекращению вооруженного сопротивления, присоединения к национальному примирению и переходу к мирной жизни.
  6. Обеспечить беспрерывное изучение реакции личного состава армии, различных слоев населения, политических и военных противников правительства, мирового общественного мнения в связи с объявлением и реализацией политики национального примирения. Цель — оперативное принятие командованием решений, использование полученной информации и организации комплексного пропагандистского обеспечения проводимых мероприятий.

Афганский источник, г. Кабул, январь 1987 г. (Перевод с дари)

Приложение №6

Во имя Аллаха милостивого и милосердного!
За национальное примирение!
За мир и покой на афганской земле!



Обращение Общепартийной конференции НДПА к афганскому народу в связи с 10-летием Саурской революции


Дорогие соотечественники! Братья и сестры! Честные мусульмане и патриоты!

Все, кому дороги слава и честь афганского народа, мир и покой на нашей древней земле!

Делегаты Общепартийной конференции НДПА обращаются к вам в преддверии десятилетия Саурской революции.

Мы собрались в переломное для страны время, чтобы обсудить главный для судьбы народа и Родины вопрос — вопрос об ускорении национального примирения.

Вот уже восьмой год полыхает огонь войны, льется кровь и слезы народа; рушатся дома, гибнут дети, отцы и матери, братья и сестры.

Восемь лет ползут по нашей стране смерть и горе.

Восемь лет мы защищаем Саурскую революцию.

Мы знаем, что первые годы революции были омрачены серьезными искажениями и извращениями революционной линии, стоившими жизни многих сыновей и дочерей Афганистана. Это дало повод нашим врагам начать злобную кампанию с целью опорочить и уничтожить нашу революцию. Но здоровые силы взяли верх в руководстве НДПА, партия преодолела трудный период своей жизни.

…Политика национального примирения вытекает из лучших традиций нашего трудолюбивого и миролюбивого народа. Она полностью отвечает великим и справедливым принципам ислама — священной религии афганского народа, которая учит, что путь мира — это путь праведный и верный.

Сыны Афганистана!

Объединимся против общего горя, ради счастья Родины забудем и простим взаимные обиды, как это делали наши великие предки, когда стране грозила смертельная опасность! Претворим в жизнь политику национального примирения и на ее основе залечим раны, нанесенные войной народу, Родине!

…Благородный афганский народ, честные мусульмане и патриоты!

Мы заявляем: не будет счастлив ни один афганец, пока продолжается эта проклятая война, пока рыдают безутешные матери и вдовы, пока голодают дети-сироты!

Афганский источник, г. Кабул, 1366 г. (октябрь 1987 г.)
(Перевод с дари)

Приложение №7



Справка


о леводемократических организациях Афганистана


Революционное общество трудящихся Афганистана (РОБТА)

Группировка образовалась в 1968 г. в период раскола НДПА на крылья «Хальк» и «Парчам». В ее состав вошли исключенные (или вышедшие) из НДПА лица (преимущественно халькисты, пуштуны по национальности), несогласные с линией, проводимой Тараки.

Численность составляет около 2 тысяч человек. Свыше трети ее членов одновременно состоят в НДПА. Почти 90% — пуштуны.

В настоящее время по своему социальному составу она представлена интеллигенцией — студенты и преподаватели Кабульского университета и политехнического института, техникумов и лицеев, курсанты военных училищ и младшие офицеры афганской армии.

Кроме Кабула РОБТА имеет влияние в провинциях Нангархар, Кандагар, округе Хост, то есть в районах традиционного расселения пуштунских племен. Отдельные малочисленные группы действуют и в большинстве других провинций РА.

Руководителем группы является Захер Офок (член НДПА с 1967 г.). После раскола НДПА исключен из партии. Закончил литературный факультет Кабульского государственного университета, писатель, занимался литературными переводами с английского на дари и пушту. После слияния РОБТА с НДПА избран заместителем президента Академии наук РА, член ЦК НДПА.

Идейно-политическая платформа в основном совпадает с Программой и Уставом НДПА. Она одобряет и поддерживает политику Советского Союза. С уважением и благодарностью воспринимает интернациональную помощь, оказываемую советским народом населению Афганистана.

В целом члены РОБТА хорошо восприняли обнародование на XIX пленуме заявления о слиянии с НДПА. Выражали надежду относительно скорого решения их дальнейшей судьбы (наиболее остро интересовал вопрос предоставления им тех или иных руководящих должностей). После решения всех организационных вопросов обстановка в среде бывших членов группировки нормализовалась и была стабильной до начала 1987 г., то есть до провозглашения ПНП. Однако к середине года отношение З. Офока и ряда бывших функционеров РОБТА к политическим инициативам НДПА заметно изменилось. В рядах бывших членов группировки распространено указание о возобновлении деятельности. Необходимость этого, по заявлению ее лидеров, вызвана «нестабильным положением, сложившимся к настоящему моменту в партии, обусловленным тем, что практически каждый член Политбюро ПК НДПА пытается организовать свою фракцию, собирает вокруг себя своих сторонников». Указания бывших руководителей РОБТА привели к возрождению отдельных структурных звеньев группировки, возобновлению совещаний и собраний ее первичных организаций, в ходе которых с негативных позиций обсуждается сложившаяся в стране ситуация, критикуются текущие решения руководства страны.

«Авангард молодых рабочих Афганистана» (АМРА)

Является одной из группировок, находящихся на позициях принципиальных разногласий с НДПА. Сформировалась в 1980 г. во главе с Суфи Шена.

АМРА насчитывает свыше 1000 членов, из которых до 20% одновременно являются членами НДПА. Организация опирается на представителей интеллигенции, младших офицеров и солдат афганской армии, государственных служащих, а также на полупролетарские слои гражданского населения.

Содержание документов АМРА свидетельствует о поверхностности и неточности многих ее политических выводов и оценок. Однако, несмотря на определенную политическую незрелость и идейную несформированность, АМРА в первые годы своей деятельности выступала за развитие и укрепление политических и оргово-экономических отношений с СССР. В то же время активно выступала против присутствия советских войск в Афганистане, считая это громадной ошибкой НДПА.

В начале своей деятельности АМРА в основном теоретизировала о национально-демократическом характере Апрельской революции. С течением времени группировка скатывалась на все более враждебные позиции к НДПА.

Особым нападкам подвергалась кадровая политика, проводимая НДПА. Оперируя именами вновь назначенных руководителей партийно-правительственных органов страны (пуштунов по национальности), материалами встреч руководителей НДПА и правительства с представителями пуштунских племен, активные функционеры АМРА в своей пропагандистской работе проводили линию на дискредитацию Наджибуллы как руководителя, «избравшего курс пуштунизации партийно-государственного аппарата страны и ее общественно-политической жизни».

В это время усилия руководства АМРА сосредоточиваются на привлечении в свои ряды представителей вооруженных сил и рабочих, которые, по заявлению Шена, являются наиболее революционными частями населения Афганистана. Практически был прекращен прием в АМРА новых членов из среды интеллигенции и членов НДПА.

Наряду с изложенными аспектами деятельности группировки и подходами ее лидеров к оценке линии, проводимой НДПА и правительством, выдвигались конкретные предложения по переустройству существующего в стране режима.

В частности, лидерами группировки усиленно популяризировались предложения по созданию Федеративной Республики Афганистан (ФРА) и организации в ее рамках временного правительства, «Совета учредителей» и «Объединенного национального фронта», которые, по их мнению, должны были заменить существующие государственные органы и Национальный фронт. В их состав, кроме членов АМРА, предполагалось ввести представителей оппозиционных сил, воюющих непосредственно в стране и не поддерживающих внешнеполитический курс пакистанской и иранской администраций. В качестве членов временного правительства рассматривались кандидатуры Ахмад Шаха Масуда (ИОАП) и Саида Джаграна (СИС). В состав названных органов планировалось ввести ряд членов существующего правительства из числа лиц, поддерживающих программные установки АМРА.

Группировка стремится упрочить свои позиции, влияние среди рабочих и военнослужащих.

«Крыло авангарда молодых рабочих Афганистана» (АМРА)

Организация сформировалась в конце 1985 г. Инициатором ее создания, а также руководителем является Абдул Шукур Хушачин (в настоящее время член ЦК НДПА). В 1981 г. он был изгнан из АМРА, так как подозревался в негласных контактах с НДПА и органами безопасности. В 1986 г. начал открыто высказываться за объединение с НДПА и в конце года вышел с предложением к ее руководству по слиянию группировки с партией. Собрав незначительную группу своих сторонников, стал активно вести работу по расширению их числа. Привлекаемым в группировку лицам, имеющим достаточно высокий для Афганистана общеобразовательный уровень, обещал после объединения с НДПА значительные должности в партийно-государственном аппарате страны. Кадровый состав формировался по землячеству и родственному принципу за счет выходцев из провинций Парван, Каписа, Кабул.

Группировка не имела какой-либо программы действий. Ее намерение слиться с НДПА было продиктовано желанием получить за счет этого высокие должности, что и выдвигалось Хушачином в качестве одного из основных требований в ходе переговоров. Поставленные им условия были приняты, так как в тот период НДПА было политически выгодно показать процесс единения прогрессивных сил, находящихся в стране, и наглядно продемонстрировать его объединением очередной леводемократической группировки с НДПА (о чем в конце 1986 г. и сообщили средства массовой информации ДРА). Но — без разъяснения того, что произошло объединение лишь с отколовшейся частью АМРА во главе с Хушачином. Всех членов группировки приняли в НДПА, ее руководящему звену были предоставлены весьма ответственные посты в партийно-государственном аппарате. Вместе с тем ряд амбициозно настроенных рядовых членов группировки не получили соответствующих их желанию должностей, что вызвало у них недовольство.

Оценивая результаты объединения группы Хушачина с НДПА, следует отметить, что наряду с положительным итогом, заключающимся в самом факте слияния, есть и негативные последствия. Во-первых, эта группировка возникла лишь из-за амбициозных позиций отдельных руководителей НДПА, не желавших найти компромиссный вариант, а во-вторых, то, что слияние полностью перечеркнуло позитивное отношение к партии членов группировки «Авангард молодых рабочих Афганистана», руководимой С. Шена.

«Авангардная организация трудящихся Афганистана» (АОТА)

Образовалась в июле-августе 1986 г., после разногласий, возникших между лидерами ранее существовавшей группировки «Революционное общество трудящихся и авангарда рабочих Афганистана» (РОБТ и АРА).

РОБТ и АРА структурно сформировалась к марту 1985 г. после слияния двух «крыльев», отколовшихся от группировок РОБТА и АМРА. Этими «крыльями» соответственно руководили М. Вияль и Заманголь. В своем первом опубликованном документе группировка заявила о необходимости объединения всех прогрессивных сил в единый союз под флагом НДПА. Однако в тот период их предложения не нашли отклика у руководства партии.

Но после того как Политбюро ЦК НДПА продемонстрировало свое желание идти на переговоры с леводемократическими группировками, уже Заманголь и его сторонники не поддержали этого предложения и заявили об отделении от РОБТ и АРА и создании новой группировки. Вияль и группа его последователей также создали свою группировку, названную АОТА. Тогда же провели конференцию членов АОТА, на которой была провозглашена генеральная линия на объединение. В октябре 1986 г. опубликовали заявление об объединении АОТА с НДПА. После чего М. Вияль (1955 г. рождения, пуштун с высшим образованием) был избран в ЦК НДПА. Больше 150 членов группировки были приняты в НДПА. По национальности это в основном пуштуны, выходцы из южных провинций Афганистана. По социальному составу преобладают представители интеллигенции.

Характеризуя деятельность леводемократических группировок РОБТА, АОТА и «крыла» АМРА, необходимо отметить, что рядовые члены выражают недовольство тем, что до настоящего времени в первичных организациях НДПА их продолжают считать случайными людьми, часто не приглашают на собрания, не доверяют и не доводят до них содержание указаний, поступающих из райкомов партии. Известно, что это дело рук тех партийных функционеров, которые не принимают новый курс на национальное примирение, активно выступают в поддержку Б. Кармаля, за его возвращение на пост Генерального секретаря ЦК НДПА.

«Революционная организация трудящихся Афганистана» (РОТА)

Сформировалась в 1977 г. под руководством Т. Бадахши из бывших членов националистической организации «Сетаме Мелли» («Национальный гнет») представителей народов севера Афганистана — таджиков, узбеков, туркмен, хазарейцев.

Руководителями группировки являются Махбубуло Кушани (начальник управления Государственного комитета по планированию) и Башир Баглани (министр юстиции РА). Из ведущих членов организации можно отметить Исхака Кава (министр горной промышленности) и Гейрата (писатель).

В настоящее время численность РОТА достигает 3,5 тыс. чел. Членами ее в основном являются выходцы из среды интеллигенции и среднего крестьянства.

Финансирование организации осуществляется за счет уплаты взносов, материальных пожертвований богатых членов РОТА. Один из путей поступления средств в партийную кассу — использование членами РОТА (чиновниками и служащими) своего служебного положения.

Группировка не имела программы и устава, однако ее политическая платформа на этапе зарождения была близка НДПА. В частности, на учредительном съезде РОТА провозгласили следующие программные установки: глубокое изучение международного революционного процесса и теории марксизма-ленинизма; решение национального вопроса осуществлять на основе марксистско-ленинской теории и с учетом исторических особенностей Афганистана.

Вместе с тем следует отметить, что документы и листовки РОТА не содержали глубокого анализа обстановки, сложившейся в ДРА-РА. В них присутствовала предвзятая критика политики НДПА, выдвигались демагогические лозунги, в которых просматривалось стремление привлечь к себе внимание и завоевать симпатии национальных меньшинств, отсутствовали обоснованные, конкретные предложения по решению назревших в стране проблем. Отдельные звенья группировки, действующие в провинциях Бадахшан и Тахар, установили тесные контакты с бандформированиями ИОА, заключили с ними письменные соглашения о взаимопомощи и совместном ведении борьбы с существующим режимом.

В целом анализ деятельности РОТА свидетельствует о ее националистической сущности, оставшейся в наследство от организации «Национальный гнет».

Наиболее активно переговоры о слиянии рядов РОТА и НДПА проводились после XVIII пленума ЦК НДПА. Однако в ходе этих переговоров руководители партии сталкивались с серьезными проблемами. В частности, лидеры группировки в качестве предварительных условий объединения выдвигали требования: изменение названия Афганистана на древнее Харасан; создание независимых провинций (федераций), сформированных по национальному признаку; возложение партийной и государственной власти в 6 северных провинциях на членов РОТА.

Отношение членов РОТА к политике национального примирения было неоднозначно. Низовые звенья в целом позитивно воспринимают перспективу установления мира в Афганистане, руководство же организации отрицательно реагировало на избранный НДПА курс, считало его бесперспективным, отвечающим лишь интересам стоящих у власти функционеров НДПА. В ноябре 1987 г. РОТА была легализована и официально признана на Лойя Джирге.

Ее лидеры назначены на ответственные руководящие государственные посты. Они, в свою очередь, обязались стабилизировать обстановку на севере страны в провинциях Тахар, Бадахшан и частично Герат. Однако эту задачу им выполнить не далось, так как составить конкуренцию Ахмад Шаху, тоже претендующему на установление своего контроля в этом районе, они не смогли. К тому же вооруженные формирования РОТА комплектовались в основном за счет дезертиров и бывших мятежников, которые показывали низкую устойчивость. Да и в действиях руководителей отмечалось дилетантство в военной области и идеализм.

«Организация авангарда трудящихся Афганистана» (ОАТА)

Создана в 1982 г. Вышла из группировки З. Офока (РОБТА) по причине борьбы за лидерство. В ней представлена в основном молодежь. Организация состоит из представителей интеллигенции национальных меньшинств севера страны. Большое число ее членов имеется в провинции Балх.

Летом 1986 г. вошли в НДПА, подав списки на 40 человек. Поддерживали (до слияния с НДПА) политику СССР. Во многом согласны с политикой НДПА на начальном этапе революции.

«Организация трудящихся Афганистана» (ОТА)

В 1984 г. она образовалась из отколовшейся от ОАТА части. Насчитывает не более 400 чел. Имеет коллективное руководство. Наиболее авторитетная личность — Геран, преподаватель Кабульского университета, а также Заман Голя. Организация издает газету «Захматкеш» («Трудящийся»).

«Организация спасения афганской нации» (СИМА-ОСАН)

Основали ее «кармалисты». Первоначально возникла как фракционная группировка в составе НДПА (объединяющая лиц, не согласных с общим политическим курсом правящей партии). Существует с 1986 г. Является составной частью всеафганской оппозиции существующему руководству. Состав — члены НДПА, занимающие руководящие посты в провинциальных партийных организациях и органах власти. В большинстве своем — сторонники крыла «Парчам», наиболее обеспеченные в материальном отношении, выходцы из слоев мелкой и средней буржуазии.

Организация преследует следующие основные политические цели:

  • свержение нынешнего руководства Афганистана и передача власти Б. Кармалю;
  • поиски компромисса с афганским контрреволюционным руководством в Пакистане.

Общая численность членов СНМА до 300 человек. Организация действует в провинциях Кабул, Кунар, Нангархар, Фарах, Герат. Наиболее активные и сильные группы находятся в провинциях Кунар, Фарах и Герат.

«Объединенный союз народов Афганистана» (СОХА)

Организация создана после XVIII пленума ЦК НДПА. В ней объединились сторонники Б. Кармаля. Официально выступает в его поддержку. Члены этой организации проводят работу по дискредитации ПНП, искажают толкование истинной направленности военной и экономической помощи СССР афганскому народу. Отмечается наличие связи руководства СОХА с контрреволюционными партиями в Пакистане.

С момента создания эта организация действовала практически на легальном положении, используя то обстоятельство, что в ее оргядро входили многие члены высшего партийного и государственного аппарата. Общее руководство деятельностью СОХА осуществлялось из Кабула через члена ЦК НДПА, заведующего отделом культуры ЦК доктора Башармаля, ранее работавшего секретарем НДПА зоны «Восток» (провинции Нангархар, Лагман, Кунар). Башармаль — один из активных сторонников Кармаля, родом из провинции Лагман, женат на родственнице бывшего монарха Афганистана Захир Шаха. Вторым лицом, направляющим деятельность СОХА, является член ЦК НДПА, министр высшего образования Афганистана Бурхар Гиаси.

Сконцентрировав в своих руках значительную часть партийной и государственной власти, члены этой организации развернули активную деятельность по упрочению своих рядов, саботировали выполнение решений партии по претворению в жизнь политики национального примирения, проводили агитационную работу по искажению истинной направленности присутствия советских войск на территории Афганистана, призывали блокировать создание коалиционного правительства республики.

«Новые партии»

В соответствии с «Законом о политических партиях» 27 ноября 1987 г. на заседании Ревсовета ДРА состоялась официальная регистрация двух новых политических партий: ИНПА («Исламская народная партия Афганистана») и КПСА («Крестьянская партия справедливости Афганистана»).

Учредительные собрания новых партий состоялись накануне открытия Лойя Джирги: ИНПА — 20 ноября, КПСА — 22 ноября 1987 г.

Инициатива их создания принадлежала руководству ДРА, которое практически определяло их оргструктуру и политическую направленность. Главная цель этого мероприятия заключалась в том, чтобы продемонстрировать наличие условий и возможностей существования многопартийной системы, а также противопоставить деятельности основных оппозиционных группировок и партий новые организации с подобными традиционными названиями и социальным составом, но — демократического национально-патриотического характера.

Обе партии были призваны объединить в своих рядах патриотически настроенные слои населения из числа граждан исламского вероисповедания и крестьянства. Цель — установление мира в стране, реализация политики национального примирения.

Однако анализ обстоятельств появления новых партий, их состав, а также принятые ими уставы и программы показывали, что обе они представляли собой совершенно искусственные образования и именоваться политическими партиями могли только условно. Их учредительные собрания были проведены в спешном порядке с созданием лишь временных руководящих органов. Программы изобилуют общими и до конца не продуманными положениями, целями нереального характера и популистскими лозунгами.

Возглавляют обе партии малоизвестные в стране лица, не располагающие авторитетом и влиянием даже среди лояльно настроенных к госвласти групп и слоев духовенства и крестьянства, не говоря уже об оппозиции.

«Исламская народная партия Афганистана» (ИНПА)

Зарегистрирована в Президиуме Ревсовета ДРА. Руководитель — Абдул Саттар Накшбан-заде (Сират, бакалавр, имеет теологическое образование). Подарил земельный участок для строительства школы. Имеется руководящее ядро численностью около 30 человек.

В краткой программе ИНПА отмечается, что партия выступает за:

  • сохранение религиозных и национальных традиций, культуры народа, за социальную справедливость и всестороннее развитие; устранение несправедливости, установление равенства и свободы под знаменем ислама, против тех, кто действует в ущерб национальному миру и увеличивает опасность возникновения новых конфликтов, продолжая братоубийственную войну, а также за создание условий, которые сделали бы невозможным возникновение подобных конфликтов;
  • то, чтобы Афганистан стал страной, обладающей национальным суверенитетом, территориальной целостностью, страной неприсоединившейся, самостоятельной, миролюбивой, управляемой представителями народа;
  • коалиционное правление и многопартийную систему;
  • отказ от использования оружия в решении внутренних вопросов;
  • проведение в жизнь законов в соответствии с учением и принципами ислама…

Члены партии должны уплачивать ежемесячные взносы в размере 20 афгани. Общая численность ИНПА составляет не более 250 чел. Авторитетом у местного населения пока не пользуется.

«Крестьянская партия справедливости Афганистана» (КПСА)

Руководитель Хабиб Тавана (учитель). Имеется руководящее ядро в составе приблизительно 30 чел. Открыты представительства партии в Кабуле и Джелалабаде.

«КПСА объединяет в своих рядах всех крестьян страны, защищает землю, орудия труда и стремится к братскому объединению крестьян, рабочих и трудящихся Афганистана», — говорится в программе партии. КПСА уверена, что только независимый и целостносный Афганистан может обеспечить мирную жизнь для народа.

Член КПСА обязан оказывать ей финансовую помощь в виде партийных взносов в размере 10 афгани и сбором других пожертвований…

Источники информации: ЦК НДПА, советское посольство в Афганистане, советские представительства в РА, штаб 40-й армии,
г. Кабул,
1987-1988 гг.

Приложение №8

Для служебного пользования



Письмо


ЦК КПСС по Афганистану


Ровно десять лет назад, в апреле 1978 года, в Афганистане, одной из самых отсталых стран Азии, произошел революционный переворот. Его совершила сравнительно небольшая группа военных — членов Народно-демократической партии Афганистана, выступившей под марксистско-ленинскими лозунгами. Афганские революционеры честно, искренне стремились преобразовать свою страну. Но, взяв власть в свои руки, они повели дело по неосуществимому максималистскому курсу: в феодальном обществе с глубокими пережитками родоплеменных устоев и господством мусульманской религии во всех сферах жизни общества они выдвинули задачу радикальных социалистических преобразований, для которых не было ни социальной, ни экономической базы, ни поддержки масс. В Афганистане революция объективно могла быть только национально-демократической по своим задачам и постепенной их реализации. Только в этом случае она могла быть воспринята в стране, опереться на широкий фронт прогрессивных сил, возглавляемый Народно-демократической партией Афганистана.

Положение с самого начала осложнялось еще и острыми разногласиями между двумя фракциями в НДПА, враждовавшими между собой еще в период, предшествовавший революции, и иной раз больше, чем с силами, противостоящими революции. В обстановке политической дезориентации и внутрипартийной борьбы вскоре был устранен с поста президента и убит генеральный секретарь НДПА, популярный лидер Тараки. Захвативший власть в партии и стране X. Амин, человек с авантюристическими наклонностями, сомнительным политическим профилем и внешними связями, своими жестокими репрессиями деморализовал партию, еще больше изолировал революцию от народа.

Это создало благоприятные условия для активизации контрреволюции, которая сразу же установила связи с силами международного империализма и реакции. При поддержке извне начали формироваться боевые отряды мятежников, опиравшихся на политически отсталых крестьян и ремесленников. Враждебную позицию заняло мусульманское духовенство, которое подвергалось преследованиям со стороны режима Амина. Возникли волнения среди племен, с интересами и историческими традициями которых правительство не считалось. Возник многотысячный поток беженцев в Пакистан, отчасти в Иран.

На территории Пакистана возникли военные лагеря мятежников, превратившиеся в военно-политическую базу афганской контрреволюции, откуда засылались все новые и все более крупные вооруженные отряды в Афганистан. Через Пакистан мятежникам в возрастающих масштабах пошло американское, а также китайское и другое оружие, различная помощь от западных и мусульманских стран.

В то же время новая власть оказалась неспособной откликнуться на чаяния широких народных масс и заручиться их поддержкой. Земельная и водная реформы, преобразования в социальной области носили половинчатый характер и не учитывали особенности афганского общества. Допускались грубейшие ошибки и левацкие извращения в социально-экономической сфере, в отношении религии, отталкивавшие народ от революции.

Вскоре стало ясно, что правительство не в состоянии обеспечить контроль над положением в стране, тем более что и в вооруженных силах революция не имела твердой поддержки, а дезертирство приобрело массовый характер.

Афганское руководство (Тараки, а затем и Амин) более десяти раз обращалось к Советскому Союзу за помощью войсками для подавления контрреволюции. Ответ последовал не сразу. Тогдашнее советское руководство некоторое время колебалось. В конце 1979 года решение об этом было принято. Сыграли свою роль опасения, что вмешательство империалистических сил в Афганистане может создать угрозу безопасности наших южных границ.

Решение было принято в условиях, когда в расстановке сил в афганском обществе было много неясного. Представление о реальной социально-экономической и военной обстановке в стране тоже было недостаточно определенным. Не хотелось бы говорить, но надо: у нас не было в то время правильной оценки даже географического своеобразия этой труднодоступной страны. Это отразилось на операциях наших войск против небольших высокомобильных отрядов, когда мало что можно сделать с помощью современной военной техники.

Совершенно не были учтены к тому же важнейшие национально-исторические факторы, прежде всего то, что появление вооруженных чужеземцев всегда встречалось в Афганистане с оружием в руках. Так было в прошлом, так произошло и при вступлении наших войск, хотя они пришли в Афганистан с честными и благородными целями.

Во главе афганского правительства встал в то время Б. Кармаль, чьи первые действия на этом посту давали надежду на то, что он будет в состоянии решить стоящие перед страной проблемы. Однако в его политике не появилось ничего такого, что могло бы изменить к лучшему отношение у значительной части афганского народа к новой власти. Более того, интенсивность внутриафганского конфликта продолжала нарастать, а наше военное присутствие ассоциировалось с насаждением в стране порядков, чуждых национальной специфике и чувствам афганского народа, не учитывающих многоукладнсти экономики, других его особенностей — племенных, религиозных.

Нельзя не признавать, что по существу была сделана ставка на военное решение, на подавление контрреволюции силой. Не использовались в полной мере даже существовавшие возможности по нейтрализации враждебного к нам отношения со стороны населения. Критически надо отнестись и к некоторым сторонам деятельности нашего советнического аппарата в Афганистане. Им многое делалось для оказания помощи в укреплении НДПА и народной власти. Но нередко наши люди, действуя из лучших побуждений, пытались перенести на афганскую почву привычные для нас подходы, подталкивали афганцев к тому, чтобы копировать нас. Все это не шло на пользу дела, порождало у афганских руководителей того времени иждивенческие настроения в отношении Советского Союза как в области ведения военных операций, так и в экономической сфере.

Между тем война в Афганистане продолжалась, и наши войска оказались вовлеченными в широкие боевые действия. Сложилась ситуация, выход из которой с течением времени становился все более трудным. А боевые действия — это боевые действия. Наши потери убитыми и ранеными — и ЦК КПСС не считает вправе это скрывать — росли, приобретали все более тяжелый характер. Всего мы потеряли в Афганистане к началу мая 1988 года 13 310 человек убитыми; 35 478 советских солдат и офицеров были ранены, многие из них стали инвалидами; 311 человек пропали без вести. А недаром говорят, что каждый человек — это особый мир, и со смертью человека этот мир исчезает навсегда. Тяжка, невосполнима поэтому потеря каждого, тяжка и священна, коль он пал, выполняя свой долг.

Афганские потери, естественно, были намного больше, в том числе и среди мирного населения.

Нельзя не учитывать и экономический фактор. Если противник в Афганистане получал оружие и другое снаряжение на сотни миллионов, а потом и миллиарды долларов, то советско-афганская сторона вынуждена была нести адекватные затраты. Нам война в Афганистане обходится в 5 млрд. рублей в год.

Суровая реальность военно-политической обстановки в Афганистане требовала прежде всего объективного, глубокого анализа. Он был сделан нами вскоре после апрельского (1985 г.) пленума ЦК КПСС. Его результаты были изложены товарищем Горбачевым М. С. на закрытой встрече советского руководства с тогдашним афганским руководством во главе с Б. Кармалем в октябре 1985 года.

С советской стороны мнения и оценки высказывались с полной откровенностью. Мы сказали, что считаем ошибочной оценку афганской революции как социалистической, что она является национально-демократической со всеми вытекающими из этого последствиями для понимания расстановки классовых сил и определения политической линии, стратегии и тактики борьбы. Подчеркнули, что политика, которая в то время проводилась афганским руководством, была во многом ошибочной, поскольку не учитывала действительного характера революции, специфики афганского общества, уровня его развития, роли мусульманской религии и духовенства, многонационального состава населения, наличия многочисленных племен, слабо связанных с центральной властью.

Афганским руководителям было прямо сказано о серьезных перекосах и перегибах в тогдашней политике НДПА, проявившихся, в частности, в выдвижении социалистических лозунгов, для которых еще не созрели условия, в игнорировании многоукладности экономики, значительной роли в ней частного сектора. Особо подчеркивалась ошибочность копирования в афганских условиях социально-экономического опыта Советского Союза.

Мы призвали афганских руководителей решительно пересмотреть, перестроить свою политику, скорректировать структуру государственной власти и стиль работы в массах, считать своей важнейшей задачей расширение социальной базы нового строя.

Сказали при этом, что не можем и не будем бесконечно вести войну за афганцев, им надо самим браться за дело, укреплять вооруженные силы. В то же время было заявлено, что оружие для афганских вооруженных сил будет поставляться Советским Союзом и дальше.

Советскому командованию было дано указание по возможности не ввязываться в непосредственные боевые действия, перенести акцент на службу прикрытия, охрану коммуникаций и оборону важных стратегических пунктов. Это привело к снижению потерь в наших войсках. Б. Кармаль и его коллеги по руководству заверили, что они все хорошо понимают и примут в кратчайший срок действенные меры к претворению в жизнь высказанных им соображений. Однако практически, кроме разве косметических подкрашиваний, ничего в этом направлении не делалось, ничего не менялось, сколько-нибудь заметного просвета в положении не было. Разговоры о земельной реформе так и остались разговорами. Правда, репрессии против духовенства и племенных авторитетов были прекращены, но реальных шагов, способных привлечь их на сторону правительства, предпринято не было. Ничего значительного не делалось и по укреплению афганских вооруженных сил. Иждивенчество слишком сильно, глубоко поразило к тому времени верхний эшелон власти.

Ситуация продолжала ухудшаться, все сильнее затрагивая непосредственно международный престиж Советского Союза и социализма в целом, наше политическое лицо: афганский вопрос единственный, по которому наша политика, особенно в условиях перестройки, оставалась весьма уязвимой на международной арене. Мы не встречали понимания даже со стороны многих наших друзей.

Мировая общественность осуждала наши действия в Афганистане. На сессиях Генеральной Ассамблеи ООН резолюция с таким осуждением принималась подавляющим большинством голосов, включая голоса очень многих неприсоединившихся стран. Подрывалось доверие к Советскому Союзу, к его миролюбивой политике. Нам переставали верить.

Отрицательное влияние войны в Афганистане начало осуществляться и внутри нашей страны. Да и какое иное влияние могла оказать гибель советских людей в чужой стране. Многие наши ребята действительно совершали чудеса храбрости и героизма в афганских горах и ущельях, честно выполняли свой воинский долг. Но это не приносило утешения их родным и товарищам.

XXVII съезд КПСС был единодушен в том, что необходимо вывести советские войска из Афганистана. Такое принципиальное решение было, конечно, делом очень сложным. Но наш народ ждал слова правды и надежды. Он его услышал с трибуны съезда. С тех пор взятый новый курс последовательно проводится в жизнь, разумеется, с таким расчетом, чтобы не нанести еще большего ущерба нашему престижу и самому Афганистану.

Политбюро ЦК КПСС стало систематически заниматься афганскими делами. Была создана Комиссия Политбюро по Афганистану, рассматривающая на регулярной основе все аспекты, все детали афганской ситуации. Свои соображения и предложения она оперативно докладывала Политбюро. В 1986 году произошла смена руководства в Афганистане. Пост Генерального секретаря НДПА, а затем и президента Республики Афганистан занял новый деятель — Наджибулла, человек, готовый искать решение проблемы и понимающий чаяния своих соотечественников. С первых дней он приступил к осуществлению совершенно новой политики, призванной положить конец войне, — политике национального примирения. О необходимости проведения такой политики мы говорили афганским друзьям еще в октябре 1985 года во время обмена мнениями в Москве. Наджибулла и многие его коллеги осознали, что действительно надо вместе с нами вести дело к выводу советских войск, другого пути нет — военного решения вопроса просто не существует.

Новое афганское руководство развернуло работу по укреплению вооруженных сил, местной администрации, расширению массовой базы народной власти. Афганские товарищи начали по-настоящему чувствовать собственную ответственность за свои дела.

Руководство страны взялось также за решение социально-экономических проблем, обратившись к реальным нуждам всего народа. Позиции государственной власти стали соответственно крепнуть. Но процесс этот развивается, конечно, не быстро: слишком сильны наслоения прошлого, да и сейчас не все делается так, как надо.

Надо отдать должное т. Наджибулле и его коллегам: они проявили незаурядное мужество, решительность и последовательность, предложив и проводя в жизнь линию на прекращение военных столкновений там, где это возможно. Они выступили с заявлением о готовности при условии прекращения войны разделить власть с теми, с кем только что велись и даже еще продолжают вестись военные действия. Они предложили создать коалиционные органы власти в центре и на местах, выразив готовность сотрудничать в их создании со всеми политическими группировками, в том числе с теми, которые возглавляют мятежников внутри страны и за рубежом, а также со старой, еще дореволюционной афганской эмиграцией.

Тов. Наджибулла заявил, что, сохраняя за собой посты президента и главнокомандующего, он и афганское руководство готово предоставить посты премьер-министра, председателя Верховного суда, председателя народного совета (парламента), 50 процентов министерских портфелей, а также пост заместителя министра обороны и посты губернаторов целого ряда провинций представителям оппозиции. Иначе говоря, предложена подлинная коалиция на равных в интересах скорейшего прекращения братоубийственной войны.

Разумеется, политика национального примирения требует от руководства НДПА, от всей партии глубокой перестройки мышления, готовности и умения работать в совершенно новых условиях, суметь увидеть во вчерашних врагах сегодняшних партнеров по примирению и управлению страной.

С нашей стороны правительству Наджибуллы, его политике национального примирения оказываются самая активная поддержка и помощь — как идейно-политическая, так и материальная, чтобы афганский крестьянин, ремесленник, рабочий, солдат и его семья могли ощутимо почувствовать, что Советский Союз их не бросает.

Следует особо подчеркнуть: политика национального примирения была начата в таких обстоятельствах, когда противник продолжал получать во все возрастающем количестве самое современное вооружение, включая американские ракеты «Стингер» и английские «Блоупайп». Повышавшееся ожесточение военных операций со стороны мятежников, несмотря на призыв правительства к прекращению огня в интересах национального примирения, антиафганская деятельность ряда государств извне неизбежно вносили ограничения в фактические результаты политики национального примирения.

И все же в 1987 году и в первые месяцы 1988 года тысячи мятежников прекратили военные действия. В настоящее время в 13 провинциях Афганистана нет советских войск. У части руководителей антиправительственных сил стали проявляться колебания и сомнения в отношении целесообразности продолжения войны. Усилились разногласия и соперничество между лидерами «Альянса семи» (союза семи главных группировок вооруженной оппозиции, которые и организуют войну против правительства и народов Афганистана) в Пешаваре, вскрылась неоднородность, политическая и религиозная, всей оппозиции. Некоторые идеи национального примирения восприняли эмигрантские круги в Западной Европе, включая бывшего короля Захир Шаха.

Стали заметными признаки усталости Пакистана от войны, основная база которой, как и масса афганских беженцев, находилась на его территории. Не могут не задумываться в Исламабаде и насчет того, что война в Афганистане мешает Пакистану объективно наладить необходимые отношения с Советским Союзом, к чему во влиятельных пакистанских кругах есть интерес.

В общем контексте улучшения отношений между Советским Союзом и США афганский вопрос также приобрел несколько более спокойное звучание.

Таким образом, складывались предпосылки для того, чтобы двинуть вперед женевский процесс — афгано-пакистанские переговоры через личного представителя Генерального секретаря ООН Диего Кордовеса по вопросам урегулирования отношений между двумя странами. Переговоры эти велись с 1982 года, но долгое время ни одна, ни другая сторона не возлагала на них больших надежд. Положение стало меняться год-полтора назад, примерно в то же время, когда правительство Наджибуллы объявило политику национального примирения.

Сильнейший импульс прогрессу женевских переговоров дали Заявления Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева и президента РА Наджибуллы от 8 февраля 1988 года, в которых содержалась программа урегулирования, справедливого для всех заинтересованных сторон, и предлагались конкретные развязки наиболее сложных проблем.

С этого момента женевский процесс вступил в свою заключительную фазу. Но именно теперь он приобрел особенно драматический характер, поскольку противники урегулирования резко усилили свою деятельность, начали выдвигать в последнюю минуту все новые и новые препятствия.

То пакистанцы потребовали, чтобы еще до подписания соглашений в Афганистане было сформировано «переходное» правительство с преобладанием оппозиции, и заявили, что с правительством Наджибуллы они соглашение не подпишут.

То американцы выдвинули требование о прекращении советских поставок оружия правительству Афганистана, что означало бы наш отказ от договорных обязательств перед этой страной, с которой мы сотрудничаем с 1921 года.

То Пакистан усилил свои настояния насчет того, чтобы одновременно с подписанием соглашений был решен вопрос об афгано-пакистанской границе по «линии Дюранда», произвольно проведенной англичанами сто лет назад, рассекшей надвое пуштунский народ и не признававшейся прежними правительствами Афганистана, в том числе и королевским.

От Политбюро ЦК КПСС и Советского правительства, от руководства Республики Афганистан потребовались в эти дни величайшая выдержка, твердость в отстаивании принципиальных позиций в сочетании с тактической гибкостью, высокой маневренностью. Надо сказать, что большую роль сыграли при этом прямые советские контакты с американцами и пакистанцами, положительный вклад Индии (как сказал сам Р. Ганди, «мы действовали тихо, но конструктивно»), апелляция к мировому общественному мнению в интересах быстрейшего заключения соглашения.

В конечном счете неоправданные домогательства были отведены. Исключительное значение для окончательного согласования параметров будущих соглашений имела встреча М. С. Горбачева с президентом Наджибуллой 7 апреля в Ташкенте.

14 апреля 1988 года состоялся торжественный акт подписания Женевских соглашений министрами иностранных дел всех заинтересованных сторон.

Женевские соглашения полностью опубликованы в печати. Что самое существенное в их содержании? Они в принципиальном плане решают главный вопрос афганской ситуации — прекращение вооруженного и иного вмешательства в дела Афганистана извне. Советские войска выводятся, и одновременно прекращается вмешательство со стороны Пакистана и Соединенных Штатов. Выполнение обязательств будет контролироваться с помощью механизма наблюдения, созданного Генеральным секретарем ООН.

Пакистан взял на себя безоговорочное и безусловное обязательство прекратить всякое вмешательство в дела Афганистана, не создавать на своей территории военных баз и лагерей враждебных Афганистану сил, не обучать, не вооружать, не финансировать их, не перебрасывать через пакистанскую территорию оружие, снаряжение и боевые отряды в Афганистан, не осуществлять какие-либо другие меры по дестабилизации там внутренней обстановки.

Это, пожалуй, важнее всего: открытая ныне граница между Пакистаном и Афганистаном юридически закрывается — та самая открытая граница, все горные проходы через которую на протяжении десяти лет использовались для переброски в Афганистан боевых отрядов мятежников и оружия для них. Таким образом, главная военная база необъявленной войны против Афганистана подлежит демонтажу.

Мы взяли на себя обязательство о начале вывода наших войск из Афганистана 15 мая 1988 года. Половина этих войск, согласно женевским документам, будет возвращена домой к середине августа 1988 года.

Важное значение имеет обязательство СССР и США в принятой ими Декларации о международных гарантиях воздерживаться от любых актов, которые могли бы способствовать нарушению этих обязательств сторон.

Большое политическое и гуманитарное значение имеет договоренность об обеспечении для всех беженцев свободного и беспрепятственного возвращения в Афганистан в качестве полноправных граждан, пользующихся всеми гражданскими, политическими, экономическими, социальными и культурными правами, включая свободу религии. По поступающим данным, первая реакция беженцев на это соглашение в целом благоприятная.

Практическое осуществление потребует, конечно, определенного времени, ведь речь идет об обратном переселении миллионов людей. Здесь окажут свою помощь Верховный комиссар ООН по делам беженцев и его аппарат.

Если обобщить все это вместе, то Женевские соглашения создают международно-правовую основу для вывода советских войск из Афганистана и для прекращения вмешательства во внутренние дела Афганистана с пакистанской территории. Их подписание укрепляет также международно-правовые и политические позиции нынешней структуры власти во главе с Наджибуллой.

Но все это еще не означает, что Женевские соглашения решают все аспекты афганской проблемы. Остается пока так называемый «иранский угол»: на территории Ирана находится немалое число афганских беженцев, функционируют некоторые контрреволюционные организации, имеются военные лагеря для боевой подготовки мятежников, которые обучаются там, оснащаются иранским оружием и перебрасываются в Афганистан для боевых действий. Все это в значительно меньших масштабах, чем в Пакистане, но все-таки есть.

Правительству Ирана неоднократно направлялись предложения присоединиться к женевскому процессу. Однако каждый раз следовал отрицательный ответ. Сейчас иранское правительство выступило с осуждением Женевских соглашений, отказалось их признать. Нам же до недавнего времени иранцы в качестве метода «решения» афганской проблемы предлагали не больше и не меньше, как… поставить у власти в Кабуле правительство, составленное из деятелей фундаменталистско-шиитското направления и способное проводить такую же политику, как нынешнее правительство самого Ирана.

Что и когда произойдет с «иранским углом» афганской проблемы, сказать трудно. Пока ясно только одно: в самой афганской оппозиции иранские «планы» значительной поддержки не встречают.

Другой нерешенный аспект — внутренний. Продолжает действовать «Альянс семи». Правда, в соответствии с женевскими договоренностями Пакистан не должен после начала вывода советских войск разрешать ему оставаться на своей территории. Но «Альянс» может перебраться непосредственно в Афганистан или в Иран.

На территории Афганистана действует немалое число вооруженных отрядов мятежников, причем некоторые из них довольно крупные, состоящие из сотен, а то и тысяч людей. Многие из них также пока не склонны складывать оружие.

В этих делах главное будет зависеть от того, удастся ли в более или менее обозримом будущем начать общеафганский диалог и сформировать коалиционное правительство, в котором наряду с Народно-демократической партией Афганистана приняли бы участие другие политические силы страны, включая хотя бы часть влиятельных группировок оппозиции. Шансы на это есть, и правительство Наджибуллы будет, естественно, прилагать максимум усилий для претворения их в жизнь. Но гарантии успеха, особенно быстрого, нет. Возможно, создать коалицию удастся не очень-то скоро. Нельзя исключать, что в этом случае в стране какое-то время могут продолжаться военные действия между силами правительства и оппозиции.

А тем временем должны начать складываться результаты тех мероприятий, которые афганское руководство проводит в последнее время в социально-политической области и формировании президентской гвардии, оснащенной всем, чем нужно. С другой стороны, среди «Альянса семи» усиливаются раздоры и несогласия.

На Западе много говорится сейчас о намерении США и дальше поставлять оружие оппозиционным группировкам. На этот счет надо сказать следующее.

В ходе женевских переговоров американцы хотели связать нас, требуя своеобразной «симметрии»: если они прекратят поставки вооружений мятежникам, то и мы должны не направлять больше оружия правительству Афганистана. Такую постановку вопроса мы решительно отвели, ибо тогда нам пришлось бы отказаться от своих обязательств перед правительством Республики Афганистан, от соглашений, заключенных десятилетия назад.

Женевские соглашения не запрещают, но и не разрешают США поставлять оружие своим клиентам. Если же они пойдут по пути продолжения таких поставок, то осуществить это будет непросто: снабжать мятежников оружием можно только через территорию Пакистана и Ирана. Пакистан связан Женевскими соглашениями и не может теперь переправлять американское оружие в Афганистан, не нарушая своих обязательств. Через Иран, с которым у американцев развивается конфронтация, это тоже будет затруднительно. Советский Союз, решая вопрос о выводе своих войск из Афганистана, не поступается интересами своих афганских друзей.

Заключение Женевских соглашений имело в мире поистине колоссальный резонанс. Он складывается в нашу пользу. Люди увидели, что означает новое политическое мышление Советского Союза, убедились в том, что слова у нас не расходятся с делами.

Надо, однако, постоянно помнить о том, что сам факт подписания Женевских соглашений — это еще не все. У Женевских соглашений есть не только сторонники, но и скрытые и явные противники, которые могут попытаться сорвать их реализацию. За претворение в жизнь духа и буквы Женевы, за фактическое выполнение договоренностей придется еще побороться. Нам важно проявлять необходимую активность и бдительность. ЦК КПСС, Советское правительство это хорошо понимают и будут соответственно действовать.

Заключение Женевских соглашений — это завершение крупного этапа в развитии афганских дел и одновременно начало нового этапа.

В новых условиях афганским товарищам надо будет многое переосмыслить, понять заново, найти отвечающие новым условиям формы работы в массах. Здесь, естественно, возникнет много теоретических и практических вопросов.

Но исходная основа для работы у них есть. За годы после революции в стране созданы политическая и государственная система, вооруженные силы, общественные институты. Численность НДПА выросла с 12 тысяч до 200 тысяч членов. Ее единство, умелая тактика, способность укрепить связи с массами, убедить в правильности своей политики, наладить отношения сотрудничества с другими политическими силами — все это будет иметь решающее значение на новом этапе. Созданы молодежная организация, насчитывающая 220 тысяч человек, профсоюзы, женская организация.

Но, конечно, необходимо, чтобы за всеми количественными показателями стояла соответствующая качественная сторона. Долгое время положение в НДПА улучшалось медленно. В последние два-три года дело пошло лучше.

Самое же главное — экономика. Разрушенную войной страну предстоит поднять на ноги. Это огромная задача. И никто, кроме самого афганского народа, не в состоянии ее решить. Но наш долг — помочь афганцам. Для этого потребуется с нашей стороны экономическая помощь и научно-техническое содействие.

Растет международный авторитет Афганистана. Недавний визит президента Наджибуллы в Индию означает серьезный успех на этом направлении.

Наша помощь Афганистану в укреплении и развитии его национальной экономики — это завет В. И. Ленина. Еще при заключении советско-афганского договора 1921 года В. И. Ленин прозорливо указывал в послании афганскому эмиру Аманулла-хану: «Российское Советское правительство и Высокое Афганское государство имеют общие интересы на Востоке, оба государства ценят свою независимость и хотят видеть независимыми и свободными друг друга и все народы Востока. Оба государства сближают не только вышеуказанные обстоятельства, но и в особенности то, что между Афганистаном и Россией нет вопросов, которые могли бы вызвать разногласия и набросить хотя бы тень на русско-афганскую дружбу. Старая империалистическая Россия исчезла навсегда, и северным соседом Высокого Афганского государства является новая, Советская Россия, которая протянула руку дружбы и братства всем народам Востока и афганскому народу в первую очередь».

С того момента отношения Советского Союза с Афганистаном десятилетиями строились на принципах мирного сосуществования и доверия. Провозгласив (на основе советско-афганского договора 1931 года) нейтральный статус и строго соблюдая его, Афганистан дал нам возможность в самое тяжелое время в Великой Отечественной войне не беспокоиться о значительном участке нашей южной границы.

Продолжалось наше сотрудничество и в послевоенное время, причем с советской стороны Афганистану оказывалось существенное содействие в модернизации его экономики и социальной инфраструктуры.

Не прекращалось наше экономическое сотрудничество с Афганистаном и в последнее десятилетие, когда на его территории велись военные действия.

Всего наша страна оказывает содействие Афганистану в создании свыше 270 народнохозяйственных объектов, из которых более 130 уже введено в эксплуатацию. В число этих объектов входят автотранспортные предприятия, элеваторы, высоковольтные линии электропередач, станции спутниковой связи, учебные заведения по подготовке национальных кадров и ряд других. За годы сотрудничества в СССР получили профессиональную подготовку около тысячи афганцев; более 80 тысяч рабочих подготовлено советскими специалистами в ходе строительства и эксплуатации объектов в самом Афганистане.

Предприятия советско-афганского сотрудничества обеспечивают более 60 процентов всей продукции фабрично-заводской промышленности страны, 100 процентов добычи газа, производства изделий крупнопанельного домостроения, карбамидов, сбора цитрусовых и маслин, государственной выпечки хлеба, около 60 процентов выработки электроэнергии.

Устойчивый и широкомасштабный характер приобрели советско-афганские контакты и сотрудничество по линии научных, культурных, молодежных, женских и профсоюзных организаций. Эти связи постоянно обогащаются и углубляются.

Тем не менее нынешний уровень советско-афганского экономического, торгового, научно-технического сотрудничества не может отвечать потребностям, когда стоит задача ликвидации экономических последствий десятилетней войны.

Большую роль тут призваны сыграть необычные, неординарные формы и методы взаимодействия. Уже сейчас установлены прямые связи советских республик, отдельных областей со всеми 30 провинциями Афганистана; города связываются с городами, министерства с министерствами, предприятия с предприятиями. За этим большое будущее. А сотрудничество с частными предприятиями? Создание совместных предприятий? Тут все еще только-только начинается. Важно, чтобы все это сохранилось и получило дальнейшее развитие и при реализации программы национального примирения в Афганистане.

Если с афганской стороны в новых условиях будет проявлена заинтересованность в использовании наших советников, нам надо будет пойти навстречу. Важно только, чтобы это были действительно люди, способные глубоко и реалистически оценивать обстановку и давать полезные советы.

Сотрудничество наше с мирным Афганистаном будет многоплановым, поступательно развивающимся по всем направлениям экономики, торговли, науки и техники. Его надо так организовать, чтобы иметь дело не только с государственным сектором, но и с другими самыми различными слоями многоукладного афганского общества, в том числе с купцами и частными предпринимателями.

Конечно, мирное экономическое сотрудничество с Афганистаном будет требовать от нас значительных затрат. Мы на это должны пойти, тем более что расходы в течение одного месяца на мирное сотрудничество намного меньше, чем затраты на одну неделю военных действий. Расходы на мирное сотрудничество непременно окупятся как политически, так и экономически. Имеются все объективные возможности для этого, чтобы придать нашим экономическим связям с Афганистаном взаимовыгодный характер.

Задача, таким образом, триединая: помочь в налаживании нормальной хозяйственной жизни; сохранить традиции, накопленный капитал многих десятилетий советско-афганского экономического сотрудничества; придать этому сотрудничеству новый импульс, вывести его на новые формы, направления, рубежи.

Советские люди принимают близко к сердцу судьбы афганского народа. Символом этого стала забота о сотнях афганских детей — сиротах войны, нашедших тепло и кров на нашей земле. Они получают у нас образование и профессиональную подготовку и вернутся домой хорошими специалистами. Многие наши люди задают сейчас вопрос, не следовало бы у нас в стране создать Народный фонд помощи Афганистану, имея в виду, конечно, помощь в восстановлении экономики.

Свой вклад в окончательное решение афганского вопроса, в восстановление и развитие экономики страны внесут, несомненно, многие государства социалистического содружества. Разговор об этом идет уже сейчас.

Советское правительство идет ныне на то, чтобы будущий мирный Афганистан оставался и нашим партнером в международно-политической области. Стране, находящейся в центре Азии, не могут не быть близки и понятны наши инициативы, ориентированные на мир, стабильность, доверие в азиатско-тихоокеанском регионе.

Можно, однако, не сомневаться в том, что свою линию в отношении Афганистана в послеженевский период, и особенно после вывода советских войск, постараются проводить и другие страны, другие силы. Будут использованы все каналы воздействия — политические, общественные, мусульманские, причем в большинстве случаев это влияние, несомненно, будет идти вразрез с нашими и афганскими интересами.

И здесь, следовательно, невозможно ожидать спокойного развития событий. Все их повороты и оттенки предсказать невозможно. Со своей стороны будем последовательно проводить нашу принципиальную линию, направленную на укрепление статуса Афганистана как страны неприсоединившейся, нейтральной и независимой, дружественной ко всем своим соседям и, конечно, к Советскому Союзу.

Советский Союз, советские люди желают афганскому народу процветания и счастья.

И еще одно. Заключение Женевских соглашений — это начало развязки крупного и сложного конфликта. Здесь немало поучительного, полезного для разработки путей политического урегулирования конфликтов в других регионах мира. Речь, конечно, должна идти не о копировании — оно невозможно, так как в каждом региональном конфликте свои корни и свои формы развития, свое соотношение сил. Но определенные уроки извлечь можно и нужно. Главный из них состоит, очевидно, в том, что самые сложные проблемы можно решать коллективными усилиями всех заинтересованных сторон. Полезную роль при этом может играть Организация Объединенных Наций.

Информируя коммунистов подробно и откровенно обо всех сторонах афганской проблемы, ЦК КПСС действует в духе демократических принципов, которые утверждаются в жизни нашей партии и во всем обществе.

Центральный Комитет КПСС считает первоочередным долгом всей партии, всего общества проявить максимум заботы о людях, прошедших через тяжелейшие испытания в Афганистане, должным образом оценить боевые подвиги и ратный труд советских солдат и офицеров, сражавшихся и служивших там, повседневно проявлять внимание к их нуждам, активнее вовлекать их в общественную деятельность.

Глубочайшей благодарности заслуживают также все советские люди, честно и с достоинством работавшие и работающие сегодня в Афганистане — будь то специалисты, партийные советники или дипломаты.

Б поле зрения партийных организаций, партийных комитетов советских, профсоюзных, комсомольских органов должна быть судьба каждого человека, честно исполнившего свой долг. Прежде всего это должно быть сделано в отношении семей и близких погибших, инвалидов и раненых.

ЦК КПСС выражает глубокую благодарность сотням тысяч советских людей за честное и беззаветное выполнение своих обязанностей на афганской земле, за высокий патриотизм и интернационализм, верность воинскому и гражданскому долгу. В сложившихся условиях посланцы нашей страны проявили себя достойными сынами социалистической Родины.

Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза,
10 мая 1988 года.

Приложение №9



Справка


О порядке вывода соединений и частей 40-й общевойсковой армии из Республики Афганистан


I. В соответствии с директивой завершение вывода соединений и частей армии из РА осуществить до 15.02.89 г. согласно утвержденному графику.

II. Командующий армией решил:

вывод соединений, частей и учреждений армии из Республики Афганистан осуществить по двум направлениям (Восточное — Кабул, Баграм, Пули-Хумри, Хайратон; Западное — Шинданд, Герат, Турагунди), последовательно, гарнизон за гарнизоном, начиная от наиболее отдаленных от советско-афганской границы.



Восточное направление


В период со 2 по 10 января 89 г. с целью исключения воздействия мятежников на колонны блокировать маршрут вывода путем занятия взводных опорных пунктов.

Создать артиллерийские группы, огневые позиции которым занять вдоль маршрута выдвижения войск. Части технического обеспечения вывести на СППМ, силами 201 мед оборудовать и содержать районы ночного отдыха в Пули-Хумри и Хайратоне из расчета на 1500 человек и 300 единиц техники. ЗКП, ОГ армии и КП 108 мед вывести в заранее спланированные районы.

В период с 10 по 28.01.89 г. вывести на территорию СССР соединения и части тылового обеспечения, тылы дивизий, полков и учреждения гарнизонов.

Вывоз личного состава (около 30 тыс. чел.), не задействованного в боевых действиях по выводу войск, осуществить воздушным транспортом с аэродромов Кабул, Пули-Хумри, Шинданд в период с 3.01 по 31.01.89 г.

В период с 28.01 по 15.02.89 г. осуществить вывод боевых частей и подразделений на территорию СССР.

Огневое поражение противника осуществлять 10-15 мин. огневыми налетами с момента входа колонн в зону ответственности и сопровождать ведением беспокоящего огня по плановым целям и огнем по вызову артиллерийских корректировщиков, находящихся в колоннах.

Авиационное прикрытие походных колонн на марше осуществлять ВВС 40 А и авиацией ТуркВО с аэродромов Кабул, Мазари-Шариф, Кокайды.

Управление выводом войск осуществлять с КП Кабул, ЗКП Найбабад, а также выделением ОГ в районы: Джабаль-Уссарадж, пер. Саланг, Чаугани, Пули-Хумри, Хайратон, Термез, Ташкент.

Для обеспечения безопасности вывода войск, исключения воздействия мятежников блокировать маршрут вывода путем занятия взводных опорных пунктов на господствующих высотах и в районах наиболее вероятного выдвижения мятежников на участках:

Кабул — Калакан — двумя батальонами 181 мсп; Калакан — Чарикар — двумя батальонами 180 мсп; Чарикар — Джабаль-Уссарадж — двумя батальонами 682 мсп; Джабаль-Уссарадж — Чаугани — 345 опдп; Чаугани — Доши — 668 об «СН»; Доши — СЗ № 15 — 350 пдп 103 вдд; СЗ № 15 — Найбабад — 1, 2/122 мсп, 873 орб 201 мед.

III. Управление выводом войск армии будет осуществляться с КП в г. Кабул, ЗКП — Найбабад, ВПУ — Шинданд, а также оперативными группами армии, возглавляемыми:

Джабаль-Уссарадж — полковник Якубовский В. Ф.

пер. Саланг — генерал-майор Шеенков А. Г.

Чаугани — генерал-майор Профатилов В. Г.

Пули-Хумри — генерал-майор Васенин В. А.

Хайратон — полковник Дыбский В. А.

Термез — полковник Щербий В. П.

Ташкент — полковник Кицак С. Ф.

Выход оперативных групп к местам работы — 3.01.89 г. Выход оперативной группы в Ташкент — 9.01.89 г. Выход ЗКП армии — 7.01.89 г. Командующий армией и оперативная труппа командующего до 14.01.89 г. управляет выводом с КП армии в Даруль-Амане; с 14.01.89 г. по 2.02.89 г. управление будет осуществляться с КП армии, развернутом на базе 103 вдд; с 2.02.89 г. — КП армии в Найбабаде.

По завершении вывода оперативная группа командующего армией перемещается в Ташкент и управляет расформированием армии с КП — пересыльный пункт г. Ташкент.

IV. Вывод тыловых соединений и частей армии, тылов дивизий, полков и учреждений гарнизонов.

13.01.89 г. — выводится 59 брМО, тылы 108 мед из Баграма.

Пересечение границы: 59 брМО — 14.01.89 г.; тылы 108 мед — 16.01.89 г.;

15.01.89 г. — выводится 47 ордн с 668 об «СН». 668 об «СН» блокирует участок Чаугани — Доши, а 47 ордн из Пули-Хумри под охраной 783 орб 201 мед продолжает движение в Хайратон.

Границу пересекают 18.01.89 г.;

17.01.89 г. — армейские части связи выводятся из Кабула в Хайратон.

Границу пересекают 20.01.89 г.;

19.01.89 г. — армейские части обеспечения совершают марш из Кабула.

Границу пересекают 22.01.89 г.;

21.01.89 г. — выдвигаются тылы 103 вдд.

Границу пересекают 24.01.89 г.;

23.01.89 г. — начинает движение 45 исп (без идб) из Чарикара.

Границу пересекает 26.01.89 г.;

26.01.89 г. — выводится из Чаугани 278 дкбр.

Границу пересекает 27.01.89 г.;

28.01.89 г. — выводится из Пули-Хумри 276 тибр.

Границу пересекает 29.01.89 г.;

29.01.89 г. — начинают движение тылы 180, 181 мсп из Кабула.

Границу пересекают 31.01.89 г.;

30.01.89 г. — начинают движение тылы 201 мед, в тот же день пересекают границу.

V. Вывод боевых соединений и частей

Гарнизон Баграм: 28.01.89 г. — осуществляется вывод гарнизона одной колонной в составе: наземный эшелон ВВС и 177 об «СН», который с выходом в Хайратон осуществляет охрану и усиление режимной зоны.

Наземный эшелон ВВС границу пересекает 30.01.89 г.;

28.01.89 г. — 2/180 мсп, 2/682 мсп, после снятия со сторожевых застав, выдвигаются на усиление маршрута в зоны ответственности полков;

29.01.89 г. — 781 орб 108 мед после снятия с блоков сосредоточивается в районе Баграмского перекрестка в качестве резерва.

Гарнизон Кабул: Выводится в период с 1 по 4.02.89 г. тремя колоннами:

  • первой колонной выдвигается наземный эшелон ВВС. Начало движения 1.02.89 г. Границу пересекает 4.02.89 г.;
  • второй колонной выдвигается 371 пдп после проведения митинга в Кабуле. Начало движения 2.02.89 г. Границу пересекает 5.02.89 г. Обеспечение безопасности проведения митинга осуществляется силами 357 пдп.
  • третьей колонной выдвигается 357 пдп. Начало движения 4.02.89 г. Границу пересекает 7.02.89 г. Таким образом, вывод войск Кабульского гарнизона завершается 4.02.89 г.

4.02.89 г.:

  • после выхода войск из Кабула и передачи сторожевых застав подразделения 181 мсп снимаются с блоков и совершают марш в Джабаль-Уссарадж;
  • подразделения 180 мсп снимаются с блоков на участке Калакан-Баграмский перекресток и сосредоточиваются в районе перекрестка.

5.02.89 г.:

  • 181 мсп из Джабаль-Уссараджа совершает марш в Хайратон. Границу пересекает 7.02.89 г.
  • 180 мсп снимается с блоков на участке Баграмсий перекресток — Чарикар и сосредоточивается в Джабаль-Уссарадже.

6.02.89 г.:

  • 180 мсп совершает марш в Хайратон. Границу пересекает 8.02.89 г.

7.02.89 г.:

  • КП 108 мед, 682 мсп из Джабаль-Уссараджа выдвигаются в Хайратон. Границу пересекают 9.02.89 г.;
  • 2/177 мсп после передачи сторожевых застав на участке Джабаль-Уссарадж — Калавуланг сосредоточивается в Чаугани;
  • 1/345 опдп снимается с блоков на участке Джабаль-Уссарадж — Калавуланг и сосредоточивается в Калавуланге.

8.02.89 г.:

  • 177 мсп после передачи сторожевых застав на участке Калавуланг — Доши сосредоточивается в Пули-Хумри;
  • 345 опдп после снятия с блоков на участке Калавуланг — Чаугани сосредоточивается в Чаугани.

9.02.89 г.:

  • 345 опдп совершает марш в Пули-Хумри;
  • 688 об «СН» снимается с блоков на участке Чаугани — Доши и сосредоточивается в Пули-Хумри;
  • 2/350 пдп снимается с блоков на участке Доши — Пули-Хумри и сосредоточивается в Пули-Хумри.

10.02.89 г.:

  • 345 опдп, 668 об «СН» совершают марш в Хайратон. Границу пересекают 11.02.89 г.;
  • 395 мсп после передачи сторожевых застав в режимной зоне и на участке Пули-Хумри — пер. Мирза сосредоточивается в районе перевала (сторожевая застава № 15).

11.02.89 г.:

  • 395 мсп совершает марш из района СЗ № 15 в Хайратон. Границу пересекает 12.02.89 г.;
  • 350 пдп снимается с блоков и сосредоточивается в районе Айбак.

12.02.89 г.:

  • 350 пдп совершает марш в Хайратон. Границу пересекает 13.02.89 г.;
  • 122 мсп после передачи сторожевых застав снимается с блоков в районе Ташкурганского ущелья и сосредоточивается в Найбабаде.

13.02.89 г.:

  • 1/149 мсп с наземным эшелоном ВВС совершает марш из Мазари-Шарифа в Хайратон. Границу пересекает 14.02.89 г.;
  • 122 мсп (без 3 мсб) совершает марш из Найбабада в Хайратон. Границу пересекает 13.02.89 г.

14.02.89 г.:

  • КП армии, управление 201 мед, 783 орб совершают марш в Хайратон. Границу пересекают 14.02.89 г.

15.02.89 г.:

  • 3/122 мсп, оптадн 108 мед, перевалбаза выводятся в Термез до 12:00;
  • 783 орб пересекает границу до 15:00. Командующий армией пересекает границу в 15:00 15.02.89 г.


Западное направление


Вывод войск на западном направлении проводится с 1 по 15.02.89 г. десятью колоннами.

Руководитель боевых действий по выводу войск западного направления генерал-майор Н. П. Пищев.

Генерал-лейтенант Б. Громов.

Приложение №11



Заявление советского военного командования в Афганистане о выводе советских войск


На наш взгляд, заявление такого рода, а оно затрагивает исторические события, не должно выглядеть формально статистически. Вывод советских войск из Афганистана можно правильно понять и оценить лишь в том случае, когда мы сделаем экскурс в прошлое и хотя бы в общих чертах коснемся отношений между Афганистаном и Советским Союзом, факта ввода и пребывания наших войск в РА и оценки результатов этого пребывания.

Советско-афганские отношения с самого начала их установления характеризовались как дружественные и добрососедские. У истоков этих отношений стояли В. И. Ленин и Аманулла-Хан. Советская Россия в 1919 году, как известно, первой из стран признала независимость Афганистана и установила с ним дипломатические отношения.

Договор между РСФСР и Афганистаном от 28 февраля 1921 года, а также Пагманский пакт о нейтралитете и взаимном ненападении между СССР и Афганистаном 1926 года заложили прочный фундамент дружбы и сотрудничества, поскольку основывались на принципах равноправия, взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела друг друга. Эти основополагающие документы явились надежной гарантией укрепления национальной независимости Афганистана, а также развития дружественных отношений и расширения экономических связей между обеими странами.

Советские государство на протяжении семи десятилетий неизменно оказывало соседней дружественной стране помощь и поддержку в самых различных формах. Эта помощь всегда была искренней и никогда не ущемляла независимость и суверенитет Афганистана.

В 1978 году в Афганистане произошла национально-демократическая революция. Центральное место в деятельности революционно-демократических властей республики заняло решение основных проблем политического, экономического, социального и культурного развития страны в интересах всех народностей и трудящихся. Наметились определенные успехи.

Афганские революционеры руководствовались искренними и чистыми побуждениями — помочь своему народу, провести прогрессивные преобразования страны. Но взяли они максимально высокий курс, выдвинув такую программу преобразований, для которой не было ни социальной, ни экономической базы. Не было поддержки народных масс, полностью преклонявшихся мусульманской религии и родоплеменным устоям и традициям. Этим воспользовалась оппозиция, которой удалось под флагом ислама настроить значительную часть населения против народной власти и развернуть с ней вооруженную борьбу. Оппозиция преследовала собственные корыстные цели, а страдал афганский народ.

Несколько слов об истории вопроса о вводе советских войск на территорию РА. Афганское правительство (сначала Тараки, затем Амин) неоднократно обращалось к Советскому Союзу с просьбой об оказании интернациональной помощи с целью защиты от внешней агрессии. Советское правительство длительное время воздерживалось от такого шага, убеждая афганских друзей в том, чтобы они самостоятельно решали свои проблемы. Вместе с тем к концу 1979 года обстановка накалилась и Советский Союз вынужден был положительно рассмотреть просьбу афганского руководства. Было решено ввести войска с главной задачей стабилизировать ситуацию в стране, оказать помощь афганским Вооруженным силам и оградить Афганистан от агрессивных действий бандформирований с территории Пакистана и Ирана. Тем самым создать условия для охраны и наших южных границ.

Наши воины пришли с миссией мира, однако были втянуты в боевые действия. Это абсолютно не входило в наши планы и не отвечало нашим устремлениям в этой стране. Поэтому со временем главный акцент все больше стал смещаться на политическое урегулирование конфликта. Начало перестройки в Советском Союзе и выдвижение М. С. Горбачевым новых идей и подходов к решению вопросов международной политики, нового мышления в разрешении конфликтов имело решающее значение в урегулировании афганской проблемы.

Избранный Генеральным секретарем ЦК НДПА Наджибуллой и объявленный в начале 1987 года курс на проведение политики национального примирения предусматривал прекращение боевых действий, разрешение разногласий путем переговоров и компромиссов. На первых порах эта политика имела определенные успехи. На сотрудничество с народной властью пошли главари сотен бандформирований, что положительно сказалось на стабилизации обстановки во многих районах (Герат, Кандагар, Кундуз и др.). Началось возвращение беженцев на Родину. Одновременно укреплялись афганские Вооруженные силы, которые цементировали и обеспечивали национальное примирение.

Однако контрреволюция, почувствовав в этой политике смертельную опасность для себя, предприняла меры по ее блокированию и срыву, активизировала свою деятельность внутри республики. Стала чинить препятствия для возвращения в Афганистан беженцев. Усилила диверсионную и террористическую деятельность.

Советские воины активно участвовали в проведении в жизнь политики национального примирения. Были полностью прекращены боевые действия против бандформирований оппозиции. Осуществлялись только охранные функции. Основные усилия наших войск были перенесены на оказание помощи в строительстве дорог, школ, больниц, арыков, скважин, предприятий (асфальто-бетонный завод в Кандагаре), линий электропередач, доставке и распределении советской безвозмездной помощи Афганистану. Отношение афганского народа к советскому солдату всегда было самое благожелательное. Это чувство за последнее время появилось даже со стороны многих отрядов оппозиции. Все это потому, что убедились — советские несут Добро.

О Женеве. Большая роль в подготовке и подписании Женевских соглашений принадлежит Организации Объединенных Наций. Этим актом продемонстрированы огромные возможности ООН в урегулировании региональных и других конфликтов. Успех Женевы также был предопределен провозглашенным Генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым курсом нашей страны на решение острых международных проблем исключительно политическими средствами.

Женевские соглашения, гарантом которых выступали СССР и США, при их полной реализации перекрывали бы весь спектр возможных действий и акций по вмешательству в дела Афганистана, создавали предпосылки для того, чтобы афганский народ мог сам определить свою судьбу, покончить с войной.

Советский Союз и Афганистан, следуя букве и духу Женевы, полностью выполнили взятые на себя обязательства. Советские войска к 15 февраля с. г. (то есть уже сегодня 14.02.1989 г.) полностью покинули Афганистан. К сожалению, о другой стороне, а именно Пакистане и США, этого сказать нельзя. Вся международная общественность рассчитывала, что Женевским соглашениям будут сопутствовать добропорядочность и благоразумие сторон, подписавших и гарантировавших их выполнение. Расчет был, что действия сторон будут зеркальными, то есть при выводе советских гарнизонов из определенных районов будут соответственно ликвидироваться на территории Пакистана базы, штабы и учебные центры подготовки бандформирований оппозиции. Такие действия могли бы проводиться и не синхронно, а с некоторым уступом для оппозиции. Однако этого не только не последовало, а наоборот, в течение лета-осени 1988 года официальные лица Пакистана и США организовали дополнительную помощь оппозиции, публично заявив о том, что они и впредь будут продолжать прежнюю линию. По существу, Женевские соглашения ими были растоптаны. Этим самым они нанесли ущерб авторитету Организации Объединенных Наций, под эгидой которой были заключены Женевские соглашения и специальные органы которой осуществляли контроль за их выполнением. Своими действиями Пакистан и США поставили под сомнение способность ООН выступать посредником в разрешении региональных конфликтов. Но Советский Союз, мировое содружество наций позаботятся о чести и достоинстве ООН.

В выступлении Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР М. С. Горбачева на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН были выдвинуты новые инициативы для придания афганскому урегулированию нового импульса. К сожалению, эти предложения не были реализованы, хотя они полностью отражали интересы афганского народа. Опять-таки по вине Пакистана и США.

В настоящее время правительственные органы РА располагают достаточными силами для того, чтобы поддерживать стабильность обстановки в Афганистане, а если будут иметь место агрессивные проявления со стороны оппозиции — нанести ей поражение. Все будет зависеть от того, как эти возможности будут реализовываться.

О выводе войск. Советский Союз и ранее по мере возможности и сообразуясь с характером обстановки проводил мероприятия по выводу (октябрь 1986 г. — шесть полков, или 8 тыс. человек).

Сейчас советские воины, полностью выполнив свой интернациональный долг, возвратились к себе на Родину. Они вышли организованно, с честью и достоинством, не бросая, а передавая запасы, имущество и свои позиции афганским войскам. Вывод осуществлен в целом в хорошей, доброжелательной обстановке, практически без потерь как на первом, так и на завершающем этапе. Оппозиция за некоторым исключением не препятствовала в основном выводу советских войск, а также занятию режимных зон, застав и постов безопасности Вооруженными силами РА. И только в результате недальновидности отдельных главарей некоторых отрядов оппозиции против них пришлось применить оружие. В частности, это имело место на Южном Саланге — применена сила против отрядов Ахмад Шаха Масуда. Афганское правительство и советское военное командование длительное время вели с ним переговоры в расчете на то, что он пойдет на сотрудничество с государственной властью, подпишет с правительством протокол и возьмет под охрану своими силами участок жизненно важной магистрали. Однако на все предложения он ответил отказом. Более того, стал угрожать, что не допустит на Южный Саланг правительственные войска. Но в связи с тем, что дорога является государственной собственностью и должна контролироваться правительством, Ахмад Шах был предупрежден, что если при выставлении постов афганскими Вооруженными силами его отряды откроют огонь, то получат достойный отпор. Предупреждение было им проигнорировано. В результате ответных действий афганских войск при нашей поддержке отрядам А. Шаха было нанесено тяжелое поражение в районе Южного Саланга.

Мы уходим, но дружба с афганским народом остается. Несомненно, будет оказываться экономическая и другие виды помощи. Будем помогать и в залечивании ран войны. Готовы сотрудничать в этом деле с ООН. Афганистан для нас был и остается добрым соседом, независимым, нейтральным, суверенным государством.

Важно отметить, что некоторые лица пытаются провести аналогию пребывания советских войск в Афганистане с действиями американцев во Вьетнаме. Проводить такую параллель не только неправомерно, но и абсурдно. Здесь никакого сравнения быть не может, так как эти две миссии полярно противоположны как по целям и задачам, так по содержанию и итогам. Начиная с того, что во Вьетнам никто американцев не приглашал, в то время как советские войска были введены в Афганистан после неоднократных просьб законного афганского правительства. Применялись совершенно различные формы и методы действий. Мы пришли не с целью оккупации и раскола страны, как это получилось в итоге действий американцев, не с целью захвата чужой территории, а для оказания интернациональной помощи в защите суверенитета и территориальной целостности Афганистана. При этом мы не преследовали никаких корыстных целей и не выдвигали никаких условий. Вывод советских войск, именно вывод, а не бегство, как это было у американцев во Вьетнаме, осуществлен планомерно, в строгом соответствии с Женевскими соглашениями по Афганистану, по воле афганского и советского народов, при поддержке мирового сообщества. Еще раз продемонстрирована верность Советского Союза принципам нового политического мышления, его политических заявлений и установок. В ходе вывода мы передали афганскому народу объекты и имущество в общей сложности более чем на 830 млн. рублей.

Вместе с тем мы сделали все от нас зависящее, чтобы уход последнего советского солдата из Афганистана не стал началом гражданской войны в этой стране. И в последующем будем предпринимать все необходимые меры для содействия политическому урегулированию, с тем чтобы принести мир и спокойствие афганскому народу.

Советский Союз проводит принципиальную линию на разблокирование региональных конфликтных ситуаций. На наш взгляд, опыт афганского урегулирования должен быть положен в основу разрешения аналогичных проблем в других регионах. Вместе с тем надо иметь в виду, что для достижения успеха в этом сложном деле необходимо прилагать настойчивые усилия, чтобы соглашения выполнялись всеми сторонами, а не односторонне, как это имело место в Афганистане. Очень справедливо в этом плане напоминание М. С. Горбачева в выступлении на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН древнеримской максимы: «Договоры должны выполняться». Нельзя допускать, чтобы агрессор действовал с позиции силы, прикрываясь авторитетом международного сообщества, а на деле попросту попирая его мнение. Уроки Афганистана надо учесть в Анголе, Кампучии и других странах. На этом пути мы желаем ООН новых успехов, а Советский Союз будет делать все от него зависящее в этом направлении.

Приложение №12

«Утверждаю»

Президент Республики Афганистан Верховный главнокомандующий вооруженными силами Республики Афганистан Наджибулла

31 января 1989 г.



Акт закладки материальных средств в объеме трехмесячной потребности для Вооруженных Сил Руспублики Афганистан в неприкосновенный запас


Комиссия в составе:

Председатель — вице-президент РА Рафи

Заместители предстедателя:

Министр обороны РА — генерал-полковник Шах Наваз Танай.

Министр государственной безопасности РА — генерал-полковник Якуби.

Министр внутренних дел РА — генерал-лейтенант Ватанджар.

Члены Комиссии:

Заместитель министра оборон РА по тылу — генерал-лейтенант Фатех.

Заместитель министра оборон РА по вооружению — генерал-майор Захин.

Заместитель министра внутренних дел РА по тылу — генерал-лейтенант Машук.

Заместитель министра государственной безопасности РА по тылу — генерал-лейтенант Фарин.

Главнокомандующий ВВС и ПВО МО РА — генерал-майор Кадыр.

Начальник инженерных войск МО РА — генерал-майор Аюб.

Начальник управлениея вооружения МВД РА — генерал-майор Мохаммед Джан.

Начальник управлениея управления связи Генерального штаба ВС РА — генерал-майор Алимджан.

Начальник управления химической службы МО РА — полковник Мухаммед Назем.

С участием главного военного советника в Руспублике Афганистан генерал-полковника Соцкова М. М., а также руководителей представительств МВД т. Егорова В. Д. и КГБ СССР т. Зайцева В. П. при МВД и КГБ РА составили настоящий акт, который подтверждает создание и закладку в неприкосновенный запас материальных средств для Вооруженных Сил Республики Афганистан в объеме трехмесячной потребности в следующих гарнизонах и количествах:


 

Наименование
материальных
средств
Ед. изм. Джелалабад Гардез
Всего В том числе Всего В том числе
МО МВД МГБ МО МВД МГБ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Арт. боеприпасы
Авиобоеприпасы
Инж. боеприпасы
Инж. имущество
Бронет. имущ.
Автомоб. имущ.
Имущество связи
Горуючее
Продовольствие
Вещев. имущ.
Мед. имущ.
Хим. имущ.
Арт. имущ.
Топливо:
 — уголь
 — дрова
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т

т
т
605

221,5
65
115
62
2,5
1119
2728,4
68,6
7,5

17,4


574

190
37
115
62
2,5
757
1269
40
7,5

17,4


1

25,5
18,5



112
1459
28,6






 
30

6
9,5



250








 
1089

189
41
76
39
3,5
1221,5
527
67
10

5

227
254
1063

143
23
76
39
3,5
560,5
527
50
10

5

227
254
3

40
9,5



61

17






 
23

6
8,5



600








 
Итого т
скл. м.
5011,9
3071,8
1644,6
295,9
3495
254
2727
254
130,5
637,5


 

Наименование
материальных
средств
Ед. изм. Шинданд Герад
Всего В том числе Всего В том числе
МО МВД МГБ МО МВД МГБ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Арт. боеприпасы
Авиобоеприпасы
Инж. боеприпасы
Инж. имущество
Бронет. имущ.
Автомоб. имущ.
Имущество связи
Горуючее
Продовольствие
Вещев. имущ.
Мед. имущ.
Хим. имущ.
Арт. имущ.
Топливо:
 — уголь
 — дрова
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т

т
т
675
823
710
125
76
39
1
4730
1370
48,3
7

4

650
360
630
823
652
112
76
39
1
4130
958
40
7

4

650
360


50
8



50
412
8,3






 
46

7
5



550








 
1146
175
205
55
122
50
3,5
1355
1515
61
6



300
120
1120
175
181
45
122
50
3,5
715
418
40
6



300
120
26

24
10



90
1097
21






 



10



550








 
Итого т
скл. м.
9259,3
360
8123
360
528,3
608
4993,5
120
3175,5
120
1268
550,5


 

Наименование
материальных
средств
Ед. изм. Кандагар Кундуз
Всего В том числе Всего В том числе
МО МВД МГБ МО МВД МГБ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Арт. боеприпасы
Авиобоеприпасы
Инж. боеприпасы
Инж. имущество
Бронет. имущ.
Автомоб. имущ.
Имущество связи
Горуючее
Продовольствие
Вещев. имущ.
Мед. имущ.
Хим. имущ.
Арт. имущ.
Топливо:
 — уголь
 — дрова
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т

т
т
2741
401
183
86,2
179
115
5,5
3227
2328
105,7
12

62

511
150
2684
401
142
66,2
179
115
5,5
2750
1269
80
12

62

511
150
23

34,5
10



147
1059
25,7






 
4

6,5
10



330
2







 
336

6
2,8
28
20
0,2
915
479
26
3
15


201
86
283

4
2,8
28
20
0,2
495
51
3
1
15


201
86
38

1




210
317
18
1





 
15

1




210
111
5
1





 
Итого т
скл. м.
9954,7
150
8276
150
1299,7
380,7
2032
86
1104
86
585
343


 

Наименование
материальных
средств
Ед. изм. Кабул Джабаль-Уссарадж
Всего В том числе Всего В том числе
МО МВД МГБ МО МВД МГБ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Арт. боеприпасы
Авиобоеприпасы
Инж. боеприпасы
Инж. имущество
Бронет. имущ.
Автомоб. имущ.
Имущество связи
Горуючее
Продовольствие
Вещев. имущ.
Мед. имущ.
Хим. имущ.
Авиатехимущество
Ветерин. имущ.
Топливо:
 — уголь
 — дрова
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т

т
т
3952
296
3940,4
1825,5
406
127
9
4482
10598
276,5
45,5
165
17,4
0,4

640
210
3185
296
3834
1780,7
406
127
7,5
2350
7169
33
43
165
17,4
0,4

640
210
259

90,9
18,5


1,5
1467
1159
65,5
2,5






 
508

15,5
25



665
2270
178







 
960
1705
1172,8
72,9
46
41
1
3042
916
35,3


5


520
235
778

1139
37,3
46
41
1
2839
191
20


5


520
235
78

6,8
8,2



120
145
3







 
104

27
27,4



82,5
580
12,3







 
Итого т
скл. м.
26784,3
210
20060
210
3070
3654,3
8512
235
7318,4
235
360,4
833,2


 

Наименование
материальных
средств
Ед. изм. Баглан, Пули-Хумри Мазари-Шариф
Всего В том числе Всего В том числе
МО МВД МГБ МО МВД МГБ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Арт. боеприпасы
Авиобоеприпасы
Инж. боеприпасы
Инж. имущество
Бронет. имущ.
Автомоб. имущ.
Имущество связи
Горуючее
Продовольствие
Вещев. имущ.
Мед. имущ.
Хим. имущ.
Авиатехимущество
Топливо:
 — уголь
 — дрова
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т

т
т
757

75,5
65,6
22
39
2
827
1642
44,4
2,5



1500
50
613

53
32,1
22
39
2
440
611
20
2,5



1500
50
85

18
14,4



187
911
22,9






 
59

4,5
9,1



200
120
1,5






 
1007
170
165
56
22
39
2
3402
4971
200,2
3,5

15


599
170
16,5
20
22
39
2
2353
601
30
3,5

15


314

140,2
28



640
4140
162,7






 
94

8,3
8



409
230
7,5






 
Итого т
скл. м.
4967
50
3334,6
50
1238,3
394,1
10052,7
3871
5425
756,8


 

Наименование
материальных
средств
Ед. изм. Итого за ВС РА В том числе
МО МВД МГБ
1 2 3 4 5 6
Арт. боеприпасы
Авиобоеприпасы
Инж. боеприпасы
Инж. имущество
Бронет. имущество
Автомоб. имущество
Имущество связи
Горуючее
Продовольствие
Вещев. имущество
Мед. имущество
Хим. имущество
Арт. имущество
Авиатехимущество
Ветерин. имущество
Топливо:
 — уголь
 — дрова
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т
т

т
т
 
13269
3570
6868,2
2383
1092
571
30
24320,5
27074,4
933
97
180
88,4
38
0,4

4549
1465
11528,5
3570
6356,5
2156,1
1092
571
28,5
17390,5
13064,4
356
92,5
180
88,4
38
0,4

4549
1456
827,5

429,9
131,6


1,5
3083,5
10699
372,7
3,5






913

81,8
95,3



3846,5
3311
204,3
1






Итого т
скл. м.
85063,9
1465
61061,8
1465
15549,2
8452,9

Условия хранения, охрана и оборона материальных средств на соответствующих складах обеспечены.

Приложение: акты закладки материальных средств в неприкосновенный запас в объеме трехмесячной потребности для войск МО РА, МГБ РА, МВД РА.

Предстедатель Комиссии:

Вице-президент РА Рафи.

Заместители председателя комиссии:

Генарал-полковник Ш. Н. Танай.

Генарал-полковник Якуби.

Генарал-лейтенант Ватанджар.

Члены Комиссии:

Генарал-лейтенант Фатех.

Генарал-майор Захин.

Генарал-лейтенант Машук.

Генарал-лейтенант Фарин.

Генарал-майор Кадыр.

Генарал-майор Аюб.

Генарал-майор М. Джан.

Генарал-майор Алим Джан.

Генарал-майор М. Назем.

Согласовано:

Главный военный советник в Руспублике Афганистан генерал-полковник Соцков М. М.

17 января 1989 г.

Руководитель представительства МВД СССР при МВД РА генерал-лейтенант Егоров В. Д.

14 января 1989 г.

Руководитель представительства КГБ СССР при МГБ РА генерал-майор Зайцев В. П.

17 января 1989 г.

Начальник оперативной группы Генерального штаба ВА СССР генерал-лейтенант Гапоненко А. Г.

15 января 1989 г.

Приложение №13



Список


военнослужащих, пропавших без вести в Афганистане
(по состоянию на 15.2.1989 г.)


№ п. п. В/звание
Фамилия, имя, отчество
Дополнительные сведения
1 2 3
1 Ря. Абдулгапуров Магомед Камиль-Магомедович в отряде оппозиции
2 С-нт Абдурахманов Сахиб Зейнаб-оглы  
3 Ряд. Абдукаримов Рустам Обидович 12.02.92
4 С-нт Абдулазизов Анатолий Абайдулаевич  
5 Мл. с-нт Абдулин Гаснула Хайбулинович в плену
6 Ряд. Абдурашидов Исуф Абдуллагаевич в отряде оппозиции
7 Ряд. Абрамченков Игорь Николаевич  
8 Ряд. Аброськин Валерий Анатольевич  
9 Ряд. Анапин Мурат Салимович  
10 Ряд. Акильбеков Искандер Джиенбекович в отряде оппозиции
11 Ст. л-нт Алексеев Сергей Игоревич  
12 Ряд. Александров Юрий Дмитриевич  
13 Ряд. Алиханов Алихан Ремиханович  
14 Ряд. Аллояров Наназ Рузиевич ## 10.09.91
15 Мл. с-нт Алтыев Кумин Султанович в отряде оппозиции
16 Мл. с-нт Альбатов Рамазан Шахимович в отряде оппозиции
17 Ряд. Аляпин Николай Самуилович  
18 Ряд. Анантов Уктан Туйчиевич  
19 С-нт Ануфриев Михаил Викторович в плену
20 Ряд. Арефьев Александр Иванович  
21 Ряд. Арслангареев Ирек Уралолович  
22 Ст. с-нт Архипов Владимир Николаевич  
23 Ряд. Асанов Хайбулла Сафиевич  
24 Л-т Бабило Михаил Иванович  
25 Мл. с-нт Базаров Кинжа Джабарович в плену
26 Мл. с-нт Базаров Уктан Бектошевич  
27 Ряд. Байкеев Наиль Фаридович в отряде оппозиции
28 Ряд. Байнатов Одилжон Сайдазинович  
29 Ряд. Баймурадов Берикбай Хамзанович  
30 Ряд. Бакиев Марат Шамсутдинович  
31 Мл. с-нт Боканов Сергей Вячеславович  
32 Ряд. Бакиров Соатнурат Парнанович ## 4.01.89
33 Сл. СА Бакулин Григорий Владиславович  
34 Ряд. Бакыев Базар Атдаевич  
35 Ряд. балабанов Виктор Александрович  
36 Ряд. Банацкий Николай Николаевич  
37 Ст. л-нт Баранов Александр Николаевич  
38 С-нт Барковский Владимир Васильевич  
39 Мл. с-нт Барышев Юрий Павлович  
40 Ряд. Бекболатов Куат Нурмукашевич  
41 Ряд. Бекмуратов Мурат Эркинович ## 22.04.92
42 Ряд. Белекчи Иван Евгеньевич  
43 Ряд. Белицкий Виктор Павлович  
44 Пр-к Белокуров Игорь Викторович  
45 Ряд. Бенедюк Петр Николаевич  
46 Мл. с-нт Березанский Павел Николаевич  
47 Ряд. Болтобаев Акрам Махнудович  
48 Ряд. Бомбар Александр Михайлович в плену
49 Ряд. Бондарев Сергей Николаевич в отряде оппозиции
50 П/п-кБородин Михаил Иванович  
51 Ефр. Боровиков Владимир Ильич в плену
52 Ряд. Брядун Владимир Михайлович  
53 Ряд. Бугаенко Валерий Петрович в плену
54 Ряд. Буза Александр Николаевич  
55 Ряд. Бусов Сергей Александрович в Канаде
56 Ряд. Бутаев Тофик Гидаши-оглы  
57 Ряд. Бык Виктор Константинович в отряде оппозиции
58 Ряд. Быков Юрий Петрович  
59 Ряд. Быстров Николай Николаевич (Исламуддин) в личной охране А. Ш. Масуда
60 Ряд. Валиуллин Марат Шансулович  
61 Ряд. Варварян Михаил Абрамович в отряде оппозиции
62 С-нт Васильев Владимир Петрович  
63 Ряд. Васильев Николай Алексеевич  
64 Ряд. Васильковский Иван Петрович  
65 Ряд. Васьков Игорь Николаевич в плену
66 Мл. с-нт Ваценко Юрий Иванович в ФРГ
67 Ряд. Винников Геннадий Филиппович  
68 С-нт Виноградов Андрей Николаевич в 
69 Ряд. Виноградов Сергей Михайлович  
70 Ряд. Воронов Александр Владимирович в США
71 Ряд. Воронцов Сергей Владимирович в отряде оппозиции
72 Мл. с-нт Ворсин Павел Георгиевич в отряде оппозиции
73 Ряд. Вылку Иван Евгеньевич ## 8.03.93
74 Ряд. Выродов Николай Анатольевич # 20.09.93
75 Мл. с-нт Габараев Константин Иналович  
76 Ряд. Гадиров Гадир Бафодыр-оглы  
77 Мл. с-нт Галатов Убайдулло Галатович  
78 Ряд. Галоев Станислав Кезоевич  
79 Ряд. Галуза Павел Александрович  
80 Мл. с-нт Голяночкин  
81 Ряд. Ганбаров Хаибал Ахнахович  
82 Ряд. Ганна Иван Павлович  
83 Ряд. Гапонов Владимир Анатольевич  
84 Ряд. Гарайханов Ильшат Васильевич  
85 Ряд. Гейдаров Файзулла Фируддинович  
86 Ряд. Гибадуллин Артур Агипович в плену
87 Ряд. Головин Николай Васильевич в Канаде
88 Ряд. Головченко Валерий Викторович  
89 Ряд. Голышин Валерий Александрович  
90 Л-нт Горбань Владимир Андреевич  
91 Ряд. Горбуров Евгений Александрович  
92 Мл. с-нт Григорцевич Сергей Викротович  
93 Ряд. Гринык Игорь Ильич в отряде оппозиции
94 Ряд. Громов Андрей Юрьевич в плену
95 Ряд. Грязнов Виктор Иванович  
96 Ряд. Гульгельдинов Давлетназар # 25.10.91
97 Ряд. Гусейнов Алигусейн Агагусейн-оглы в плену
98 Ряд. Гуцал Иван Владимирович  
99 Ряд. Давид Георгий Васильевич  
100 Ряд. Данелюк Александр Васильевич  
101 Мл. с-нт Девиченко Александр Владимирович  
102 Ст. с-нт Денисов Игорь Александрович  
103 Ряд. Деревляный Тарас Юрьевич в США
104 Ряд. Деркун Андрей Юрьевич в плену
105 Ряд. Джуманов Розыкулы  
106 Ряд. Джураев Курбан Уракович  
107 Ряд. Дмитриченко Андрей Васильевич  
108 Ряд. Дубина Валентин Николаевич # 20.09.93
109 Ефр. Дудкин Николай Иосифович в плену
110 Ряд. Дурнев Николай Александрович  
111 Сл. СА Духовченко Виктор Васильевич в плену
112 Л-нт Евтухович Олег Александрович  
113 Мл. с-нт Еговцев Александр Александрович в плену
114 Мл. с-нт Ергешов Абдулхакин Исматуллаевич  
115 Ряд. Еременко Николай Валентинович в отряде оппозиции
116 Ряд. Ермаков Юрий Петрович  
117 Л-нт Ермошин Анатолий Петрович  
118 Ряд. Хигалин Сергей Геннадьевич в США
119 Мл. с-нт Жуков Олег Павлович  
120 Ряд. Хунагулов Белагазы Узбекович  
121 П/п-к Журвлев Юрий Андреевич  
122 Мл. с-нт Хитняковский Виктор Юльянович  
123 Ряд. Хутаутас Альвидас Константинович  
124 Ряд. Заидов Ибрагим Максудович  
125 Ряд. Захаров Анатолий Михайлович в плену
126 П/п-к Заяц Николай Леонидович в плену
127 Ряд. Зверкович Александр Анатольевич в отряде оппозиции
128 Ряд. Звонов Григорий Михайлович  
129 С-нт Земсков Анатолий Алексеевич  
130 С-нт Зимонтовский Петр Алексеевич  
131 Ряд. Зрячев Андрей Анатольевич в плену
132 Ряд. Зуев Владимир Петрович  
133 Ряд. Зуев Алексей Алексеевич в отряде оппозиции
134 Ряд. Зупаров Амураман Таирович  
135 Ряд. Игонин Владислав Васильевич в плену
136 Мл. с-нт Исламов Салават Михайлович  
137 Ряд. Исхаков Ораз Мухамеджанович  
138 Ряд. Исматов Мусратилло Изагулаевич  
139 Ряд. Казюк Алексей Евгеньевич  
140 Ряд. Копадзе Арчил Геннадьевич ## 25.07.90
141 Ряд. Карагезян Давид Романович  
142 Ряд. Караболаев Токнукан Таянович  
143 Пр-к Карпенко Валентин Петрович в отряде оппозиции
144 Ряд. Каширов Владимир Николаевич в отряде оппозиции
145 Мл. л-нт Кашлаков Геннадий Анатольевич  
146 Мл. л-нт Кирюшкин Герман Васильевич  
147 Ряд. Киселев Валерий Юрьевич  
148 Ряд. Клюба Ярослав Родионович в плену
149 Ряд. Коваленко Игорь Михайлович  
150 Ряд. Ковальчук Игорь Леонидович в Канаде
151 Ряд. Козлов Дмитрий Дмитриевич  
152 Ряд. Козурак Роман Васильевич  
153 Мл. с-нт Козурин Николай Николаевич  
154 Ряд. Колесов Сергей Юрьевич  
155 Ряд. Комеков Алламурад Алламурадович  
156 Ряд. Корнев Алексей Константинович  
157 Ряд. Коршенко Сергей Васильевич в плену
158 Ряд. Коробчук Петр Степанович  
159 Ряд. Котелин Сергей Васильевич  
160 Ряд. Кочкоров Оразали Токтоназарович в отряде оппозиции
161 Ряд. Краличек Александр Иосифович  
162 Ряд. Красноперов Сергей Юрьевич в отряде оппозиции
163 Л-нт Кривоносов Алексей Петрович в отряде оппозиции
164 Ряд. Крылов Вадим Анатольевич  
165 Ряд. Кубаев Берик Утилисович  
166 Ряд. Кубинец Иван Юрьевич  
167 С-нт Кудайбергенов Нурбек Шаминдинович  
168 Ряд. Кульмич Иван Степанович  
169 Мл. с-нт Кукушкин Георгий Евгеньевич  
170 П/п-к Куницын Серафим Тихонович  
171 Ряд. Курчин Виталий Григорьевич  
172 Ряд. Кусков Валерий Георгиевич погиб
173 Ряд. Кутлимурадов Эргаш Узакбаевич  
174 Ряд. Лазаренко Василий Егорович в отряде оппозиции
175 Ряд. Лапшин Сергей Иванович  
176 Ряд. Лебедев Александр Геннадьевич  
177 Ряд. Левенец Александр Юрьевич в отряде оппозиции
178 Ряд. Левчишин Сергей Николаевич в отряде оппозиции
179 Ряд. Лобанов Владимир Семенович погиб
180 Ряд. Лопух Андрей Андреевич ## 28.11.89
181 Мл. с-нт Лопатик Максим Борисович  
182 Ряд. Лукьянов Олег Михайлович  
183 Ряд. Майсупов Мухтар Алибаевич  
184 Малышев Александр Сергеевич в отряде оппозиции
185 Ряд. Мальцев Валерий Валентинович в отряде оппозиции
186 Ряд. Марченко Владимир Николаевич  
187 Ефр. Матвеев Александр Алексеевич в плену
188 Ряд. Матеуц Андрей Валентинович  
189 Мл. с-нт Махмадназаров Хазрат Аблакунович в отряде оппозиции
190 Ряд. Машин Вадим Анатольевич в Канаде
191 Ряд. Мельников Виктор Владимирович в плену
192 Ряд. Мещеряков Сергей Николаевич  
193 Ряд. Миколайчук Николай Владимирович в отряде оппозиции
194 Ряд. Милосердов Анатолий Боросович  
195 Ст. л-нт Миронов Александр Жоржович  
196 Ряд. Михайлюк Олег Иванович  
197 Ряд. Мишаков Юрий Владимирович в отряде оппозиции
198 С-нт Мовчан Николай Васильевич в США
199 Ряд. Москалев Иван Васильевич  
200 Ряд. Москвинов Дмитрий Владимирович  
201 К-р Московчюк Юрий Алексеевич  
202 Ряд. Моторя Валерий Васильевич  
203 Ряд. Мряна Иван Васильевич  
204 Ряд. Мухин Вячеслав Владимирович  
205 Мл. с-нт Назаров Виктор Васильевич ## 8.03.93
206 Ряд. Наумов Павел Михайлович  
207 Ряд. Негодяев Николай Александрович  
208 Мл. с-нт Немеш Василий Юрьевич  
209 Мл. с-нт Несмеянов Юрий Серафимович  
210 Ряд. Нестерев Сергей Анатольевич в отряде оппозиции
211 Ряд. Нефедов Андрей Борисович  
212 Мл. с-нт Нечаев Александр Максимович  
213 Ряд. Нечипоренко Николай Иванович  
214 Ряд. Новиков Егор Евгеньевич в плену
215 Ряд. Норматов Абдумажит Эргашович  
216 Ряд. Обласов Сергей Михайлович  
217 Л-нт Овчеренко Сергей Васильевич  
218 Пр-к Оконечников Сергей Геннадьевич  
219 С-нт Оленников Юрий Николаевич  
220 Ряд. Оленин Алексей Иванович ## 16.05.94
221 Ряд. Павлютенков Николай Николаевич  
222 Мл. с-нт Паксяев Сергей Иванович  
223 С-нт Панасенко Александр Алексеевич  
224 Ст. л-нт Пантелюк Сергей Иванович  
225 Ряд. Переслени Алексей Владимирович в США
226 Ряд. Петров Всеволод Кириллович в плену
227 Петров Николай Иванович в отряде оппозиции
228 Ефр. Петровский Виктор Александрович  
229 Ряд. Петиков Евгений Викторович в отряде оппозиции
230 Ряд. Пилипец Виктор Николаевич  
231 Ряд. Пихач Василий Васильевич в отряде оппозиции
232 Ряд. Плотников Вадим Александрович в Канаде
233 Ефр. Плохов Сергей Иванович  
234 Мл. с-нт Поварницын Юрий Григорьевич в Швейцарии
235 Ряд. Подаруев Николай Анатольевич  
236 Ряд. Полывян Николай Михайлович в плену
237 Ряд. Попов Александр Геннадьевич  
238 С-нт Пошивайло Игорь Константинович в плену
239 Ряд. Прокопчук Валерий Константинович ## 28.11.89
240 Мл. с-нт Пучков Юрий Николаевич  
241 Ряд. Ражабов Даврон Мурадович в плену
242 Мл. с-нт Раджабов Насритдин Мирзоназарович в плену
243 Ряд. Розмыслов Андрей Венниаминович  
244 Ряд. Рахинкулов Радик Раисович  
245 Мл. с-нт Ревенко Сергей Мефодиевич  
246 Ряд. Розенштейн Анатолий Наумович в США
247 Ряд. Роман Игорь Ярославович  
248 Ряд. Ромчук Владимир Иванович в США
249 С-нт Рощупкин Алексей Васильевич в отряде оппозиции
250 Ряд. Рустанов Насиржон Умматкулович ## 15.02.92
251 Мл. с-нт Рязанцев Сергей Егорович  
252 Л-нт Сабуров Сергей Васильевич  
253 Ряд. Сайфутдинов Равиль Мунаварович в плену
254 Мл. с-нт Саминь Николай Григорьевич в отряде оппозиции
255 Ряд. Сергеев Евгений Николаевич  
256 Ряд. Сигляр Юрий Викторович в плену
257 Ряд. Синчук Виктор Михайлович в Швейцарии
258 Ряд. Синяк Игорь Васильевич  
259 Ряд. Ситников Геннадий Яковлевич  
260 С-нт Смирнов Вадим Витиславович в плену
261 Ряд. Смрнов Евгений Юрьевич  
262 Ряд. Соатов Ильяс Муминович ## 23.07.90
263 Ряд. Соколов Валентин Валентинович  
264 Ряд. Соколов Николай Владимирович в отряде оппозиции
265 Ряд. Старков Сергей Леонидович  
266 Ряд. Степанов Юрий Федорович ## 16.05.94
267 Ст. л-нт Степоненко Илья Васильевич  
268 Мл. с-нт Сулейманов Таджимурат Сейдулаевич в США
269 Пр-к Сытась Виктор Николаевич  
270 Мл. с-нт Сычковский Владимир Петрович  
271 С-нт Табаков Михаил Андреевич  
272 Ряд. Талашкевич Анатолий Александрович в отряде оппозиции
273 Ряд. Ташпулатов Уктан Махкамович в плену
274 Ряд. Ташрифов Курбанали Хукматулпаевич ## 18.08.91
275 Ефр. Телепчак Игорь Степанович  
276 Ряд. Тиркешов Гурбандурды  
277 Ряд. Титов Андрей Иванович в плену
278 С-нт Тихонов Алексей Рольтович ## 11.04.90
279 Ряд.Ткаченко Олег Николаевич  
280 Мл. с-нт Толстиков Юрий Владимирович  
281 Ряд. Трофименко Виктор Владимирович  
282 Мл. с-нт Тулендиев Талгат Ерубаевич  
283 Ряд. Урохов Фазыддин Озимович  
284 Ряд. Файзулаев Акран Сайфуллаевич в плену
285 Ряд. Фатеев Сергей Владимирович ## 21.05.92
286 Ряд. Федоров Василий Еремеевич в отряде оппозиции
287 Ряд. Филиппов Николай Михайлович  
288 Ряд. Фолевка Юрий Петрович  
289 Мл. с-нт Фролов Олег Николаевич в плену
290 Мл. с-нт Хаблак Владимир Валентинович  
291 Ряд. Хакинов Бахретдин Шарафович  
292 Пр-к Халацкий Николай Данилович в плену
293 Ряд. Харитонов Вячеслав Анатольевич  
294 Ряд. Харитонов Евгений Иванович  
295 Ряд. Хасанов Хайрат Ахмеджанович в ФРГ
296 Мл. с-нт Ходимуратов Мурнамат Ашурович ## 18.06.90
297 Мл. с-нт Хахалев Василий Викторович в отряде оппозиции
298 Ст. л-нт Худалов Казбек Ахтемирович в отряде оппозиции
299 Ряд. Царенок Игорь Алексеевич  
300 Ряд. Цевна Геннадий Анатольевич в отряде оппозиции
301 Ряд. Челпаченко Николай Александрович  
302 Ряд. Черненков Михаил Иванович в плену
303 Ряд. Черняев Андрей Владимирович  
304 Ст. пр-к Черников Владимир Петрович  
305 Ряд. Черныш Сергей Владимирович  
306 С-нт Чехов Виктор Тиранович в отряде оппозиции
307 Ряд. Чупахин Виктор Иванович в отряде оппозиции
308 Л-нт Чухлов Сергей Николаевич  
309 Ефр. Шаяхматов Мунахмат Амержанович  
310 С-нт Шакиров Ренат Римович  
311 Ряд. Шалашов Сергей Владимирович  
312 Мл. с-нт Шаллар Михаил Ильич  
313 Ряд. Шаповаленко Юрий Анатольевич в США
314 Ряд. Шарафов Эльхан Ахмедович  
315 Ряд. Шарипов Захиджон Атакулович  
316 Ряд. Швец Виктор Владимирович в отряде оппозиции
317 Сл. СА Шевченко Николай Иванович в плену
318 Ряд. Щербаков Сергей Николаевич  
319 Рядовой Щербина Борис Николаевич  
320 Ряд. Шипеев Владимир Иванович в плену
321 Ряд. Ширшов Александр Владимирович в плену
322 Ряд. Шкурин Егор Леонидович  
323 Ряд. Шмаков Александр Владимирович  
324 С-нт Шульженко Василий Алексеевич  
325 С-нт Шушинский Олег Николаевич  
326 Ряд. Эркаев Ильхан Юсупович ## 17.11.91
327 Ряд. Эськов Владимир Алексеевич  
328 Ряд. Эрматов К. Н. (числится погибшим) 12.02.92
329 Ряд. Южаков Виктор Иванович  
330 Ряд. Язханов Ьешингельды в отряде оппозиции
331 Ряд. Яметов Валерий Данилович  
332 Ряд. Яшин Игорь Николаевич  
333 Ряд. Яшков Михаил Михайлович  

Примечание:

  1. Значком # отмечены фамилии военнослужащих, отказавшихся вернуться на Родину.
  2. Значком ## выделены фамилии военнослужащих, вернувшихся после 15 февраля 1989 года. Из числа вернувшихся двое (Рустамов Н. К. и Эркаев Н. Ю.) находились в плену, остальные — в вооруженных отрядах оппозиции.
  3. По предварительным данным Кусков В. Г. и Лобанов В. С. погибли и захоронены на территории Афганистана (в Кандагаре). Ведутся переговоры о перезахоронении их на Родине.
  4. В список не включены мл. с-нт Хавлиев Ш. Г., числившийся без вести пропавшим. Однако позже стало известно, что тело погибшего Хавлиева Ш. Г. было обнаружено поисковой группой 3.12.82 г., опознано. Захоронен в Хатлонской области в колхозе «Искра» (Шаартузский район).

Приложение №14



Таблица основных показателей безвозвратных санитарных потерь личного состава и техники советских и афганских войск в Республике Афганистан в период с 25 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 г.


Основные показатели Всего В том числе по годам
1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Безвозвратные потери:
личного состава ОКСВ
   офицеров
боевые потери
   офицеров
от боевых ранений
от небоевых ранений
от трамв и увечий
от заболеваний
военных советников

13833
1979
11381
1755
1121
227
603
551
180

86
10
70
9




5

1484
199
1229
170
127
27
50
17
20

1298
189
1033
155
94
13
34
30
23

1948
238
1623
215
130
19
82
67
12

1446
210
1057
179
128
19
79
111
28

2343
305
2060
285
187
12
113
95
26

1868
273
1552
240
187
38
90
55
14

1333
216
1068
198
85
39
66
65
29

1215
212
1004
189
95
33
57
59
16

759
117
639
106
88
27
32
52
7

53
10
46
9
Санитарные потери:
боевые ранения
небоевые ранения
травмы и увечья
заболевания
ранения военных советников

23258
3859
22939
404464
664





2

2267
354
1178
27991
14

2049
287
1510
35382
52

3595
474
1906
25386
49

1969
344
1814
43173
92

4258
517
2962
50089
49

3556
611
4052
55442
137

2335
471
4890
59323
127

1993
398
2524
54107
93

1184
366
2052
53571
61

56
37
51
Уволено из ВС СССР из-за:
боевых ранений
небоевых ранений
травм
заболеваний

5397
809
1075
3689
 
330
89
107
199

307
75
127
398

370
78
123
323

604
62
87
192

762
76
169
381

1012
132
146
461

740
87
175
309

569
106
80
717

695
104
61
689
 
Потери техники и вооружений ОКСВ:
танков
БТР, БМП, БРДМ
орудий и минометов

147
1314
233

1
1

18
173
5

28
128
17

17
107
14

13
186
20

7
88
16

18
185
26

14
126
14

7
128
49

22
176
70

2
17
2
Потери авиационной техники
ВВС ОКСВ:

самолетов
вертолетов


114
332


3
3


1
39


4
22


7
33


9
28


17
49


17
49


17
44


19
49


16
14


4
3
Потери от минно-взрывных
заграждений:

личного состава
техники


1995
1192
 

220
27


799
340


385
60


125
126


137
416


96
94


116
68


68
57


49
4
 
Уничтожено мин, фугасов:
на складах, карав.
обезврежено ОКСВ

180378
67709
 
491
1165

6671
2174

7430
7100

14976
5018

33519
10503

60066
8771

18329
9100

33867
16442

5029
7436
 
Общая численность
(по данным афганской стороны):

НДПА
членов НДПА в ВС
МВД
МГБ
 

22000
10176


51000
15153
13458
5112


70000
20425
32130
6494


90000
26515
54332
9833


112000
31074
74834
17327


120000
36157
79495
20258


135000
40598
90231
26733


160000
42363
91702
58806


180000
43802
98732
64374


205000
48684
96479
68609
 
Общие потери афганской армии:
боевые
пропавшие без вести
дезертиры

26595
28002
285541
 
1629
721
25342

6721
8644
30680

2516
1918
30945

2485
401
42544

2675
1870
35058

2421
2853
28550

2821
2905
32433

2484
2773
29048

2843
5917
30941
 
Потери техники и вооружения
афганской армии:

танков
БПМ, БТР, БРДМ
орудий и минометов
автомобилей


362
804
750
4199
 

21
52
65
121


23
49
40
211


21
45
62
276


37
141
90
577


32
77
29
538


32
89
35
707


25
51
47
449


27
57
33
201


144
243
349
1119
 
Потери авиационной техники
афганской армии:

самолетов
вертолетов


120
169
 

2
2


2
4


7
8


6
15


9
15


28
22


12
17


21
33


24
44


9
9


Потери личного состава советских войск (чел.):


1 — общее количество, 2 — в том числе боевые,3 — военные советники.

 



Потери советских войск при подрывах на минах (чел.):


1 — личного состава, 2 — техники.



Санитарные потери советских войск (чел.) от:


1 — боевых ранений, 2 — небоевых ранений, 3 — травм и увечий, 4 — ранений военных советников.



Санитарные потери советских войск от заболеваний (тыс. чел.):


1 — общее количество, 2 — в том числе от гепатита, 3 — брюшного тифа.



Умерло личного состава советских войск (чел.) от:


1 — боевых ранений, 2 — заболеваний, 3 — травм и увечий, 4 — небоевых ранений.



Уволено из Вооруженных сил (чел.) из-за:


1 — боевых ранений, 2 — небоевых ранений, 3 — травм и увечий, 4 — заболеваний.



Потери авиационной техники советских войск ВВС (ед.):


1 — самолетов, 2 — вертолетов.



Уничтожено советскими войсками мин и фугасов (тыс. шт.):


1 — не поле боя и объектах, 2 — на складах и в караванах.



График роста численности НДПА и силовых структур (тыс. чел.):


1 — численность НДПА, 2 — в том числе членов НДПА в ВС РА, 3 — численность МВД РА, 4 — численность МГБ РА.



Потери личного состава афганской армии (тыс. чел.):


1 — дезертиры, 2 — боевые потери.



Потери авиационной техники афганской ВВС (ед.):


1 — самолетов, 2 — вертолетов.



Потери техники и вооружения ВВС ДРА-РА (ед.):


1 — танки, 2 — бронемашины, 3 — орудия и минометы, 4 — автомобили.



Дополнительные сведения


Стали инвалидами — 6669 чел., в том числе 1 группы — 1479 чел., 2 группы — 4334 чел., 3 группы — 859 чел.

Возвращено в строй после лечения за весь период — 38614 чел., офицеров — 6194 чел.

Потери по национальностям:

  • абхазы — 6 чел.
  • азербайджанцы — 195 чел.
  • армяне — 95 чел.
  • балкарцы — 9 чел.
  • башкиры — 98 чел.
  • белорусы — 613 чел.
  • буряты — 4 чел.
  • грузины — 81 чел.
  • другие народы и национальности — 168 чел.
  • евреи — 7 чел.
  • ингуши — 12 чел.
  • кабардинцы — 25 чел.
  • казахи — 362 чел.
  • калмыки — 22 чел.
  • каракалпаки — 5 чел.
  • карелы — 6 чел.
  • киргизы — 102 чел.
  • коми — 16 чел.
  • латыши — 23 чел.
  • литовцы — 57 чел.
  • марийцы — 49 чел.
  • молдаване — 194 чел.
  • мордва — 66 чел.
  • народности Дагестана — 101 чел.
  • осетины — 30 чел.
  • русские — 6888 чел.
  • таджики — 236 чел.
  • татары — 442 чел.
  • тувинцы — 4 чел.
  • туркмены — 263 чел.
  • удмурты — 22 чел.
  • узбеки — 1066 чел.
  • украинцы — 2378 чел.
  • чеченцы — 35 чел.
  • чуваши — 125 чел.
  • эстонцы — 15 чел.
  • якуты — 1 чел.

Нахидилось в розыске (на 15.02.89 г.) — 334 чел., из них:

  • пропали без вести — 316 чел.
  • интернированы в другие страны — 18 чел.
  • в отрядах оппозиции — 50 чел.
  • в плену у моджахедов — 39 чел.
  • вернулись на Родину — 6 чел.

Потери по возрастам:

  • до 20 лет — 8655 чел., офицеров — 2 чел.
  • 20-25 лет — 3557 чел., офицеров — 842 чел.
  • 25-30 лет — 878 чел., офицеров — 640 чел.
  • 30-40 лет — 573 чел., офицеров — 396 чел.
  • свыше 40 лет — 170 чел., офицеров — 99 чел.

Потери по воинским знаниям:

  • офицеров — 1979 чел.
  • прапорщиков — 691 чел.
  • сержантов — 3166 чел.
  • солдат — 7879 чел.
  • рабочих и служащих СА — 118 чел.

Кроме 13833 человек (из состава ОКСВ), погибло: сотрудников КГБ СССР — 585 чел., сотрудников МВД СССР — 28 чел., военных советников, специалистов и переводчиков — 180 чел.

Всего в Афганистане в ОКСВ государственных наград удостоены 200153 чел., в том числе 10955 чел. награждены посмертно. Среди награжденных орденами и медалями — 111966 солдат и сержантов, 19261 прапорщик, 66251 офицер и генерал, 2675 рабочих и служащих Советской Армии, в том числе 1350 женщин.

По национальностям:

абазины — 20 чел.   евреи — 81 чел.   осетины — 276 чел.
абхазы — 38 чел.   ингуши — 67 чел.   поляки — 159 чел.
аварцы — 55 чел.   кабардинцы — 99 чел.   русские — 103547 чел.
агульцы — 10 чел.   калмыки — 31 чел.   табасарцы — 5 чел.
аджарцы — 3 чел.   карачаевцы — 31 чел.   таджики — 2710 чел.
адыгейцы — 28 чел.   карелы — 9 чел.   татары — 3486 чел.
азербайджанцы — 1363 чел.   казахи — 2265 чел.   тувинцы — 25 чел.
албанцы — 4 чел.   киргизы — 653 чел.   турки — 19 чел.
алтайцы — 8 чел.   коми — 72 чел.   туркмены — 855 чел.
армяне — 1019 чел.   коми-пермяки — 25 чел.   удмурты — 302 чел.
арабы — 3 чел.   крейцы — 19 чел.   узбеки — 6050 чел.
ассирийцы — 7 чел.   кумыки — 40 чел.   уйгуры — 27 чел.
балкарцы — 7 чел.   курды — 12 чел.   украинцы — 40537 чел.
башкиры — 772 чел.   латыши — 393 чел.   фарсы — 6 чел.
белорусы — 9115 чел.   лезгины — 145 чел.   финны — 2 чел.
болгары — 73 чел.   литовцы — 650 чел.   цыгане — 2 чел.
буряты — 40 чел.   мари — 44 чел.   черкесы — 33 чел.
венгры — 15 чел.   марийцы — 184 чел.   чехи — 4 чел.
гагаузы — 65 чел.   молдаване — 2331 чел.   чеченцы — 291 чел.
греки — 27 чел.   мордва — 573 чел.   чуваши — 1060 чел.
грузины — 543 чел.   народы Севера — 31 чел.   эстонцы — 185 чел.
даргинцы — 54 чел.   немцы — 218 чел.   якуты — 16 чел.

 


Часть 1, 2, 3