ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

CТР. 5: Дымовая завеса заговора — Администрация Буша и 11 сентября


Редакционная коллегия
6 июня 2002 г.

Нижеследующее заявление было опубликовано на английской странице МСВС 18 мая 2002 г.


Администрация Буша оказалась ввергнута в сильнейший политический кризис вслед за появлением сообщений в прессе о том, что Буш был осведомлен об опасности совершения террористической атаки, в том числе с использованием захваченных американских авиалайнеров, более чем за месяц до 11 сентября. Несмотря на это предупреждение, содержавшееся в информационном отчете разведслужб в августе прошлого года, Белый дом не предпринял никаких действий для предотвращения самой смертоносной террористической акции в истории США или для предостережения на этот счет общественности.

Разоблачения, последовавшие в течение последних 48 часов, показали, что администрация Буша по меньшей мере скрывала в течение последних восьми месяцев информацию об обстоятельствах, предшествовавших террористическим атакам, которые унесли жизни 3 тысяч человек в Нью-Йорке и Вашингтоне.

В период, последовавший после 11 сентября, чиновники администрации Буша неоднократно характеризовали захваты воздушных пиратов-самоубийц как подлую атаку «без предупреждения». Сегодня эти заявления разоблачены как ложь — факт, который неизбежно ставит вопрос о том, почему Белый дом стремился скрыть содержание предупреждений, которые были им получены.

На прошлой неделе дымовая завеса начала рассеиваться после сделанного вечером в среду сообщения CBS News о том, что Буш получил 6 августа, за пять недель до атаки на Всемирный Торговый центр, информацию из ЦРУ, в которой говорилось, что существует надвигающаяся возможность захвата самолета террористами, связанными с Усамой бен Ладеном. В четверг и пятницу это сообщение вызвало бурю отчетов и комментариев в средствах массовой информации. Лидеры демократов в Палате представителей и Сенате, а также часть республиканской партии выдвинули требование о проведении полномасштабного расследования.

Критика, идущая из Конгресса, обратила особое внимание на совпадение информации 6 августа с содержанием двух отчетов ФБР, — одного из офиса в Фениксе, штат Аризона, датированного 10 июля, и другого из Миннеаполиса, датированного 13 августа, — которые концентрировали внимание на подозрениях в том, что боевики «Аль-Каиды» используют летные школы США для получения навыков, необходимых для захвата самолетов. Доклад от 10 июля настаивал на общенациональной проверке летных школ и перечислял возможные связи Усамы бен Ладена. Агенты ФБР из Миннеаполиса сообщали об аресте Заккариуса Муссауи (Zaccarias Moussaoui), франко-марокканского иммигранта, который хотел научиться управлять самолетом «Боинг-747» без овладения навыками взлета или посадки. Одно сообщение по электронной почте от агента ФБР из Миннеаполиса характеризовало Муссауи как человека, который может направить реактивный самолет на Всемирный Торговый центр. Оба доклада были проигнорированы штаб-квартирой ФБР.

Несколько сенаторов — как республиканцев, так и демократов — сказали, что эти разоблачения о заблаговременных предупреждениях поднимают вопрос о том, можно ли было предотвратить атаки 11 сентября и спасти тысячи жизней. Сенатор Джон Маккейн (McCain), республиканец от Аризоны и бывший претендент на звание кандидата на пост президента от Республиканской партии, сказал: «Было два отдельных доклада ФБР плюс предупреждение ЦРУ. Они не были согласованы. Вопрос заключается в том, что если бы все три сообщения были связаны вместе, могло бы это привести к более решительным действиям?»

Маккейн сказал, что он и сенатор Джозеф Либерман (Lieberman), кандидат на пост вице-президента от Демократической партии на выборах 2000 года, внесут законопроект о создании независимой двухпартийной комиссии для расследования того, что правительства знало и делало в период, предшествующий 11 сентября. Администрация Буша громогласно выступила против такого расследования, заявив, что оно может сорвать продолжающуюся войну в Афганистане и подготовку следующей стадии «войны с терроризмом».


Ложь и запугивание

Реакция администрации Буша на последние разоблачения согласуется с позицией, которая была занята ею сразу после 11 сентября и которая представляет собой смесь лжи и запугивания. Ложь исходила от советника по национальной безопасности Кондолизы Райс, пресс-секретаря Ари Флейшера (Ari Fleischer) и других чиновников Белого дома. Запугиванием занимались республиканцы из Конгресса — которые стандартным образом обвинили критиков Буша в фактической измене — и особенно вице-президент Ричард Чейни.

На благотворительном обеде в Нью-Йорке Чейни сделал удивительное предупреждение «моим друзьям-демократам в Конгрессе». Чейни сказал: «Им нужно быть очень осторожными и не искать политической выгоды посредством выдвижения взрывоопасных предположений, которые были сделаны некоторыми сегодня, будто Белый дом имел заблаговременную информацию, которая могла бы предотвратить трагические атаки 11 сентября». Он назвал такую критику «совершенно безответственной... во время войны».

Чейни также потребовал прекращения всякого расследования Конгрессом событий 11 сентября. «Следует защищать чувствительные источники и методы, однако следует препятствовать утечкам и следует избегать сенсационных и скандальных комментариев», — сказал он. Снова и снова настаивая на позиции Белого дома, согласно которой любое серьезное расследование событий по поводу атак 11 сентября было бы равносильно «оказанию помощи и поддержки» врагу, он далее заявил: «Может быть, самое важным является то, что расследование не должно вредить продолжающимся усилиям по предотвращению следующей атаки, потому что, без сомнения, еще существует самая реальная опасность новой, возможно, более разрушительной атаки».

Официальная линия Белого дома ориентирована на взаимодействие с Объединенным комитетом по разведке Палаты представителей и Сената, который планирует начать слушания в следующем месяце. Однако сообщения прессы содержат ссылки на недовольство Сената тем, что администрация отказывается от полного сотрудничества, и тем, что до настоящего времени Белый дом отвергал обращенные к нему требования передать текст докладной записки ЦРУ от 6 августа, а также служебные записки из офисов ФБР в Фениксе и Миннеаполисе.

Попытки сотрудников Белого дома защищать Буша только ухудшили дело. Одно противоречие нагромождается на другое, поднимая неизбежный вопрос: что пытается скрыть администрация?

Сам Буш не многим прояснил дело, когда предстал перед группой республиканцев-конгрессменов и заявил, что если бы он был осведомлен о планах воздушных пиратов, то использовал бы «все силы и ярость войск Соединенных Штатов, чтобы остановить их». При всей напыщенности своего заявления Буш не попытался объяснить, почему после получения предупреждения о возможном захвате самолета в период после 6 августа ничего не было сделано для мобилизации самолетов противовоздушной обороны. Согласно сообщению Военно-воздушных сил, 11 сентября ни один истребитель на базах США не находился в состоянии боевой готовности, и те, которые отреагировали на захваты, не успели достичь Нью-Йорка и Вашингтона до того момента, когда захваченные самолеты нанесли удар по своим целям.

На пресс-конференции во вторник 14 мая Кондолиза Райс явно сбивалась в своих объяснениях по поводу записки 6 августа и общего поведения администрации Буша в период, предшествовавший 11 сентября. Советник по национальной безопасности сказала, что в записке сообщалось об опасности захвата заложников, а не превращения самолета в орудие самоубийц. Она сказала: «Я не думаю, что кто-либо мог предвидеть, что эти люди захватят самолет и бросят его на Всемирный Торговый центр, захватят другой самолет и бросят его на Пентагон, что они попытаются использовать самолет как ракету».

Это заявление просто не заслуживает доверия по ряду причин. Офис ФБР в Миннеаполисе первым предупредил именно о возможности такого рода атаки. Более того, на протяжении длительного периода (по крайней мере полдюжины лет) было известно об усилиях террористов, связанных с «Аль-Каидой», по организации заговора с захватом самолетов, в котором их предполагалось использовать в качестве орудия самоубийц. Один такой захват произошел во Франции в 1994 году, и похожая попытка была сорвана филиппинской полицией в 1995 году, а организатор был выдан США для дознания.

Существует пример конференции «Большой восьмерки» в Генуе, которая состоялась 20-22 июля 2001 года. После получения предупреждений из нескольких источников — в том числе от египетского президента Хосни Мубарака, близкого союзника США, — что захваченный самолет, наполненный взрывчаткой, может быть обрушен на здание, где проходила конференция, итальянские власти развернули противовоздушные орудия вокруг этого места и запретили проходящие рядом полеты.

В продолжение саммита Буш из соображений безопасности проводил ночи на военном корабле в гавани. Однако Райс заявила, что через две недели после поступления ежедневного сообщения президенту, в котором содержалось предупреждение о том, что «Аль-Каида» наметила самолеты США для захвата, никто не рассматривал возможность того, что самолеты могут быть использованы в качестве летающих бомб.

Заявление Райс не согласуется с общей историей организации «Аль-Каида». Как сказал Boston Globe аналитик Майкл О'Хэнлон (O'Hanlon) из Брукинского института (Brookings Institute): «Идея, выдвигаемая Белым домом, что "Аль-Каида" использовала обычную тактику захвата, не имеет никакого смысла. Это организация, которая в течение десятилетия стремилась убивать как можно большее число людей... Всякий, кто имел основание предположить, что "Аль-Каида" может захватить самолет, должен был немедленно сделать вывод, что она будет пытаться убить всех на его борту. А это означает, что классическая тактика борьбы с захватом должна быть признана непригодной».

Даже если принять утверждение представителей Белого дома, что они не могли вообразить себе захваченный самолет в качестве летающей бомбы, само признание факта, что было предупреждение об опасности захвата самолета в том или ином виде, поднимает вопросы с изобличающим подтекстом. Но и в том случае, если бы администрация Буша приняла какие-либо серьезные меры для предотвращения типичного захвата, то эти меры также могли бы остановить бомбардировщиков-самоубийц.

Однако, несмотря на предупреждение, сделанное 6 августа, в отношении авиалиний не было предпринято мер повышенной безопасности. 11 сентября 19 воздушных пиратов без помех поднялись на борты самолетов. Многие из них заплатили наличными за билет первого класса в один конец. И это несмотря на тот факт, что некоторые из воздушных пиратов находились под федеральным наблюдением или разыскивались ФБР, в том числе Мухаммед Атта (Mohammed Atta), предполагаемый главарь, и Хани Ханджур (Hani Hanjour), предполагаемый пилот одного из захваченных самолетов.

Райс заявила, что предупреждение о возможном захвате имело самый общий характер и основывалось только на одном сообщении, поступившем от британской разведки, которое датировалось 1998 годом. Однако, как заметила высокопоставленный член Комитета по разведке Палаты представителей от Демократической партии Нэнси Пелози (Pelosi): «Существуют вопросы: что это были за изменившиеся на 7 августа условия [sic], которые побудили разведывательные круги обратить прямое внимание президента на информацию, содержащуюся в трех старых сообщениях о возможной террористической акции? И после постановки вопроса на таком высоком уровне, какие действия, если они были вообще, рассматривались в качестве соответствующих в свете этой информации?»


События 11 сентября нельзя объяснить простой «некомпетентностью»

Средства массовой информации, некоторые демократы и республиканцы в Конгрессе начали ставить вопросы о поведении администрации, и особенно разведывательных служб США, в месяцы, предшествующие атакам 11 сентября. Это знаменательный сдвиг после восьми месяцев некритической поддержки «войны с терроризмом» и угодливого восхваления лично Буша.

Однако внезапный вал публичной критики остается ограниченным узкими рамками. Есть обвинения, что разведслужбы США и администрация Буша ответственны за медлительность, некомпетентность или полное безразличие к явным угрозам террористических атак, направленных на цели в Америке. Однако не было никаких вопросов относительно общей политики военной интервенции Буша в Центральной Азии, на Ближнем Востоке и в других местах. И ни один критик Буша, ни официальный, ни из средств массовой информации, не поднял самого принципиального вопроса: что бездействие до 11 сентября было умышленным, что правительство США воспользовалось угрожающей террористической атакой в качестве удобного предлога для развязывания давно планировавшейся кампании американской военной агрессии.

С этой точки зрения, самым важным из разоблачений недели было сообщение NBC News, согласно которому 9 сентября — за два дня до атак на Всемирный Торговый центр и Пентагон — на рабочем столе Буша лежал текст президентской директивы по национальной безопасности, в которой детально расписывалась мировая кампания военных, дипломатических и разведывательных мероприятий, нацеленных на Усаму бен Ладена и его организацию «Аль-Каида», включая предъявление ультиматума режиму Талибан в Афганистане, подкрепленное угрозой войны.

Проект постановления, согласно NBC, «в сущности содержал набросок того самого военного плана, который Белый дом, ЦРУ и Пентагон привели в действие после атак 11 сентября». Он был подготовлен в результате длившихся на протяжении многих месяцев консультаций, в которых участвовали Пентагон, ЦРУ, Госдепартамент и другие службы безопасности и разведки. Другими словами, задолго до террористических захватов администрация Буша готовилась к началу военных действий, которые позднее были предприняты в ответ на ужасные события 11 сентября.

Существует одно базовое противоречие в оценке положения дел, данной администрацией Буша. Райс и другие представители нарисовали картину правительства, все в большей степени концентрирующегося на надвигающейся угрозе крупной террористической атаки на территории Соединенных Штатов. Более того, как подчеркивает сообщение NBC, администрация готовилась начать военную акцию против «Аль-Каиды» и государства, которое ее предположительно поддерживало — режим Талибана в Афганистане, — действие, которое несомненно вызвало бы ответные удары. Однако в действительности ничего не было сделано для того, чтобы усилить защиту американских городов, гражданской авиации, общественных зданий или явных целей, вроде Всемирного Торгового центра, который уже подвергся удару исламских фундаменталистских террористов в 1993 году.

Исключительные разоблачения, касающиеся обращения ФБР с сообщениями из Миннесоты и Аризоны, не допускают невинного объяснения. Руководство ФБР наложило вето на призывы к действиям, которые в тот момент уже выглядели как вполне обычное дело. Намного более правдоподобной, чем натянутые попытки объяснить это как «неумение связать факты», является вероятность того, что на высшем уровне американской государственной машины было принято решение позволить «Аль-Каиде» совершить захваты, чтобы обеспечить повод для развязывания военного нападения, которое уже находилось на весьма продвинутой стадии планирования.

Если и есть частица правды в заявлениях Райс, что «мы не представляли» себе похитителей, использующих коммерческие авиалайнеры в качестве ракет, то она может заключаться в следующем: те люди в высших эшелонах государства, которые отдали службам безопасности приказ «выйти из дела», чтобы обеспечить casus belli [предлог для начала войны], не могли предвидеть, что захваты завершатся разрушением нью-йоркского небоскреба.

Тот, кто считает немыслимым, что правительство США могло посмотреть сквозь пальцы на кровавую бойню своих собственных граждан, недооценивает как жестокость американского империализма, так и степень криминальности администрации Буша. Не раз буржуазное правительство, терзаемое противоречиями и кризисом внутри страны и за границей, стремилось вывести себя из затруднительного положения путем создания предлога военной акции, надеясь захватить ресурсы и стратегическое преимущество за границей и добиться патриотического согласия внутри страны. Несомненно, что летом 2001 года администрация Буша являлось правительством, которое находилось в кризисе. Оно уступило контроль над Сенатом демократам и столкнулось с целым ворохом проблем: крушением фиктивного роста на фондовом рынке, стремительным увеличением безработицы, принимающим угрожающие размеры бюджетным кризисом и возрастающим международным противодействием своей неуклюжей, односторонней внешней политике.

Каждая война, которую вели Соединенные Штаты за последнее столетие, сопровождалась провокациями, организованными правительством США для того, чтобы взбудоражить общественное мнение и обеспечить «оборонительное» прикрытие военной агрессии. Схема остается неизменной, начиная с кампании по поводу подрыва военного корабля «Maine», который привел к войне США против Испании в 1898 году, и заканчивая инцидентом в Тонкинском заливе (Вьетнам) и резней в Рачаке, которая послужила предлогом для интервенции США в Косово в 1999 году.

Более того, обман и провокация являются характерным неотделимым свойством администрации Буша, ее второй натурой. В конце концов, она пришла к власти посредством таких мер, как кража результатов президентских выборов 2000 года и антидемократического вмешательства правого большинства Верховного суда. Своим политическим возвышением Буш обязан вполне бандитским элементам корпоративной Америки, таким, например, как верхушка «Enron». Внутренние документы «Enron» ныне подтвердили, что бывший председатель Enron Кеннет Лэй (Lay), самый значительный финансовый спонсор политической карьеры Буша, создал для повышения прибылей своей компании почти катастрофический дефицит электроэнергии в Калифорнии, который потенциально угрожал жизням тысяч людей.

Углубляющийся политический кризис вполне может привести к еще более поразительным разоблачениям. В пятницу 17 мая Washington P ost сообщила, почти мимоходом, что в некий момент лета 2001 года администрация Буша решила, что по соображениям безопасности генеральный прокурор Джон Эшкрофт (Ashcroft) больше не должен летать рейсами коммерческих авиалиний. Как это далеко от заявления, что предупреждение о надвигающихся террористических захватах являлось «общим» и «точно не определенным»!

Однако при проведении серьезного расследования трагедии 11 сентября нельзя полагаться ни на американские средства массовой информации, ни на демократических политиков в Конгрессе. Ведущие органы американской прессы, такие как New York Times и Washington Post, уже опубликовали редакционные комментарии, в которых заявляется, что сообщения о том, что Буш заранее знал об 11 сентября, «раздуты» (Post) или являются примером типичной вашингтонской «игры в ответственность» (Times).

Мировой Социалистический Веб Сайт с самого начала был на переднем крае критического анализа и разоблачения подоплеки атак 11 сентября, предупреждая, что администрация Буша и средства массовой информации умышленно скрывали от американского народа действительные обстоятельства этой террористической акции и империалистические цели войны США в Афганистане. Более четырех месяцев назад мы опубликовали серию из четырех статей под названием, «Было ли правительство США предупреждено об опасности атаки 11 сентября?».

Сегодня этот анализ полностью подтвердился.

www.wsws.org/ru/2002/jun2002/cons-j06.shtml






ЧЕТВЕРТАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА


2006


Выражение «события 11 сентября» уже стало привычным политическим штампом. Встречается оно и на страницах «Дуэли». Но не приобщаемся ли мы к навязанной версии событий, воспроизводя его раз за разом?

Почему-то до сих пор никто не обратил внимание на одно важное событие, произошедшее за сутки до разрушения небоскрёбов в Нью-Йорке - убийство одного из лидеров афганской оппозиции (тогда) - Ахмад-шаха Масуда. А ведь, если верить официальной версии, в обоих случаях проявляется один почерк - смертники и «Аль-Каида».

Как оказалось впоследствии, гибель Масуда имела решающее влияние на судьбу Афганистана. Если бы он уцелел, то вместе с остальными группировками «северного альянса» его отряды вошли бы в Кабул, брошенный талибами, и тогда неприятности американцам в Афганистане были бы гарантированы. Масуд, как один из самых авторитетных лидеров оппозиции, стал бы наиболее влиятельной фигурой во временном руководстве страны. Вполне вероятно, что он выступил бы против ввода регулярных американских войск, а если не смог бы этому противостоять, то наверняка сопротивлялся бы их длительному присутствию. Сомнителен был бы и успех американцев в продвижении своего человека в руководители Афганистана.

Масуд, пожалуй, единственный из известных афганцев не был гарантированно продажным. И дело здесь не в каких-то патриотических чувствах, а в том, что он прекрасно понимал, как на него посмотрят соотечественники и что будет с его влиянием, если он станет сотрудничать с оккупантами. Игнорировать Масуда было невозможно - он мог бы уйти в оппозицию, укрыться в насиженном Панджшерском ущелье и оттуда вести войну. Такого человека можно было только убить.

Осуществить задуманное оказалось легко - Масуд ещё не догадывался о своём значении и запросто принимал посетителей. 10 сентября он встретился с двумя «журналистами», один из которых взорвал бомбу, спрятанную под одеждой.

Со стороны может показаться, что организаторы всей этой заварухи сильно рисковали с покушением на Масуда. Уже на следующий день он мог бы догадаться принять меры предосторожности и усилить охрану, став недосягаемым для врагов. Здесь есть место для версий, но я уверен, что никакого риска не было и дата покушения выбрана не случайно.

Итак, выстраивается логически связанная цепочка: убийство Масуда - «теракты» в США - война и последующая смена власти в Афганистане, которая указывает на наличие единого плана в этих событиях. Получается, что ещё до 11 сентября 2001 года Афганистан был намеченной целью агрессии, и 10 сентября была проведена «зачистка» территории.

Если война не объявлена, то её началом принято считать первый выстрел на поле боя. Американскую «войну с терроризмом» иногда называют Четаерьой мировой войной. Тогда правильнее считать её началом 10 сентября 2001 года, а говорить следует о событиях 10-11 сентября, если речь не идёт о проблемах собственно Нью-Йорка. Что и предлагаю делать.

М. КОЛОДИЕВ

http://www.duel.ru/200605/?05_6_1