ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

1981. Легенда о сбитом нами южнокорейском "Боинге"


Содержание страницы:

  • “Цель поражена!”

  • Максим Калашников "Южнокорейский «боинг» сбили не мы"

  • Василий ГОЛОВНИН "ПОДСАДНАЯ УТКА ЦРУ"



“Цель поражена!”


Казалось бы, в этой истории уже давно поставлена точка. 20 лет назад, 1 сентября 1983 года, советский истребитель “Су-15” над Сахалином сбил пассажирский “Боинг-747” авиакомпании “Кориэн Эйрлайнз”. 269 человек, в основном корейцы, японцы и американцы, летевшие с Аляски в Сеул, погибли, а их тела так никогда и не были найдены.

Два с половиной часа южнокорейский самолет находился в советском воздушном пространстве, отклонившись от трассы на 600 километров в сторону наших секретных военных объектов.

Всего 90 секунд — и он бы оказался над международными водами. Какие-то полторы минуты!.. Но уже отдана команда на поражение, и военный летчик Геннадий Осипович нажал на гашетку. “Пуск произвел. Цель уничтожена”, — доклад нашего пилота, записанный американскими радиоперехватчиками, крутили по всему миру. Молчало только правительство СССР.

“Дело КАЛ-007” советские спецслужбы засекретили на 50 лет. Так же поступили их американские коллеги из ЦРУ. Гриф “совсекретно”, несмотря на глобальные геополитические изменения, не снят с него до сих пор.

— Можете писать что угодно — до истины, подтвержденной документально, все равно не докопаться. Уж слишком много в этой трагедии заинтересованных сторон — политики, военные, спецслужбы... А правда ни одной из них невыгодна. И это касается не только нашей страны, но и США, Японии, Южной Кореи — поверьте, история КАЛ-007 не красит никого. — Этот человек молчал 20 лет, и он знает, о чем говорит. Лишь несколько высокопоставленных советских чиновников имели доступ ко всем материалам расследования сахалинской трагедии, и наш собеседник входил в их число. — Когда речь идет о безопасности государства, срока давности не существует, — по-прежнему убежден он.


Что-то должно случиться

20 апреля 1978 года. Североморск, главная база Северного флота, командный пункт ПВО.

“Обнаружена цель! Цель нарушила воздушное пространство севернее Североморска и сейчас пролетает Мурманск. На запросы не отвечает”, — докладывает дежурный офицер.

“Поднять дежурное звено истребителей-перехватчиков и принудить нарушителя к посадке”, — следует команда.

“Боинг-707”, той же авиакомпании КАЛ. Пассажирский рейс Париж — Анкоридж, проходящий через полярный регион. Самолет “заблудился” и вместо Аляски оказался над Кольским полуостровом. Прямо по курсу — базы хранения советских АПЛ. Гремиха, Видяево, Западная Лица, Североморск, Полярный — после гибели “Курска” эти названия известны всему миру, а тогда — суперзасекреченные военные объекты.

И с земли, и с воздуха на международной частоте “корейцу” следуют четкие указания: “Вы нарушили воздушное пространство СССР. Следуйте за мной”, “машину посадить”. Десять минут (!) летчик Босов на “Су-15” обходит нарушителя со всех сторон, мелькая в 50—100 метрах от пилотской кабины. Эти маневры видят пассажиры — “не замечает” их лишь экипаж. Наконец “Боинг” резко поворачивает на запад и летит в сторону Финляндии. С КП следует новая команда: “Нарушителя сбить”. В хвост “Боингу” летит ракета и сносит часть крыла. Командир лайнера виртуозно сажает раненую машину на замерзшее озеро. Итог — двое погибших, 13 раненых. Опытнейший пилот Ким Чанг Кью, отлетавший по полярному маршруту больше 70 раз, “включает дурака” и на все вопросы отвечает, что “ничего не слышал”

Спустя годы аналитики назовут этот полет пробным. СССР не дождется ни извинений со стороны Южной Кореи, ни должной реакции ИКАО (Международной организации гражданской авиации), не накажут даже экипаж.

1983 год, Дальний Восток, Курильские острова. В 250—300 км восточнее Урупа, Итурупа, Кунашира и Шикотана развернул учения 7-й флот США. Вдоль государственной границы воды открытого моря бороздили десятки кораблей, среди которых было два авианосца, на каждом — по 100—120 многофункциональных самолетов палубной авиации. Истребители один за другим взлетали с палубы и кружились в одной зоне. Неожиданно из общей массы отделялись 3—4 борта и неслись в сторону СССР.

— Этот год был просто сумасшедший, мы не сомневались: что-то должно случиться, — говорит генерал армии Анатолий Корнуков, командовавший в то время 40-й авиадивизией ВВС, разбросанной по Дальнему Востоку. — С начала 1983-го наша дивизия совершила более 4 тысяч вылетов из состава дежурных сил — это значит, что каждые сутки по 4—5 самолетов нахально “прощупывали” надежность границ. К тому же вдоль Курильской гряды постоянно барражировали “РС-135” — самолеты-разведчики США. Как только в небо поднимались наши дежурные звенья истребителей, они тут же поворачивали назад.

Самый дерзкий прорыв был в апреле 83-го. С авианосца “Энтерпрайзис” к госгранице на юге Курил рванула четверка “Ф-14”, “черканула” над спорными островами и безнаказанно улизнула назад. ПВОшники получили тогда по первое число: разве так нужно охранять секретные военные базы, где стоят сотни АПЛ и только полученные стратегические ракеты?

Когда на рассвете 1 сентября 1983-го летчик Осипович получил приказ “цель уничтожить”, ни у самого пилота, ни у его командиров не было никаких сомнений: ТАК ЗДЕСЬ заблудиться невозможно.


Доклад ИКАО — блеф?

Передо мной — итоговый доклад ИКАО, дважды — в 1983 и 1993 годах — проводившей расследование гибели южнокорейского “Боинга”. Считается, что “рейс 007” рассчитан здесь буквально по секундам. Собственно, на основании этого документа и написаны сотни статей о последних часах жизни лайнера. Результаты хорошо известны: экипаж заблудился, а советские военные не смогли отличить обычный гражданский борт от самолета-разведчика ни с земли, ни в небе. Пилоты КАЛ 007 не подчинились ни одному требованию советской стороны, и тогда была отдана команда уничтожить самолет-нарушитель. Виновные — летчики и авиакомпания “Кориэн Эйрлайнз”, которая и оплачивала страховки родственникам погибших. Тогда-то и была в этом деле поставлена точка. Выводы комиссии устроили всех, но не приблизили к разгадке рейса КАЛ-007.

— Это расследование — не более чем формальность. Таково мнение многих экспертов “МК”, принимавших участие в расследовании сахалинской трагедии.

2 сентября 1983 г., Москва. Меньше чем через сутки после ЧП на Дальний Восток вылетела представительнейшая комиссия из генералов и офицеров Генштаба, главкоматов ВВС, ПВО, ВМФ и Центральной инспекции безопасности полетов.

— То, что “залет” “рейса 007” не был случайным, стало окончательно понятно к середине сентября. Мы детально проанализировали данные наших постов ПВО, а затем, учитывая скорость ветра и массу других данных, “восстановили” его полет с самого начала — от взлета с аэродрома Анкориджа до места гибели у острова Монерон, — уверен эксперт “МК”, штурман с 40-летним стажем, лично участвовавший в расследованиях обоих ЧП с южнокорейскими “Боингами” (в 1978 и 1983 годах). — Когда наша “прокладка” была несколько раз перепроверена, оказалось, что “Боинг” с заданного маршрута не сбивался — он ни одной минуты на нем просто не находился! Сразу после взлета был взят другой курс — больше на 12 градусов, и он не менялся на протяжении всего полета. Эта траектория проходила через Камчатку, Охотское море, южную часть Сахалина и выходила в итоге на Сеул.

Трасса R 20 — самый удобный и короткий воздушный путь с западной Аляски до восточного берега Японии. “Восточную” часть полета контролируют американские наземные службы Анкориджа, “западную” — японские диспетчеры в Токио. Между Анкориджем и Сеулом девять контрольных точек, а значит, кроме надежных и несколько раз продублированных приборов лайнер ведут еще и наземные службы. R 20 проходит через северную часть Тихого океана, в 50 километрах от дальневосточной воздушной границы СССР. Сколько помимо гражданских американских и японских радиолокационных станций (РЛС) “курируют” это пространство — есть тайна великая. На дворе — начало 80-х, новая волна “холодной войны”...


“Вполне надежные копии”

Когда были подняты и дешифрованы оба “черных” ящика с погибшего самолета, оказалось, что весь курс “Боинга” — все 5 часов 20 минут полета — были неизменными и превышали R 20 на те же 12 градусов.

— “Боинг” должны были завалить еще на Камчатке, но северные роты сидели на сопках без топлива, а радарные станции из-за непонятных помех никак не могли точно засечь цель, — рассказывает генерал армии Анатолий Корнуков. — В итоге по команде подняли два “Су-15” и направили их в другую сторону. Когда разобрались, выяснилось, что расстояние между ними больше 400 км.
Самое удивительное, что в погоню за “Боингом” отправился пилот Босов — тот самый, заваливший “корейца” пять лет назад над Кольским полуостровом. “Эх, знал бы, что это еще один “гость” из того же гнезда, — гнался бы за ним до сухих баков”, — сказал он тогда в сердцах.

Впрочем, вернемся пока к диспетчерам. Дело в том, что американцы и японцы ко второму расследованию 1993 года якобы предоставили комиссии пленки радиопереговоров своих наземных станций. Якобы — потому что вместо “не сохранившихся” (или все-таки сразу же уничтоженных? — Е.М.) оригиналов были предъявлены “вполне надежные копии”.

Прежде чем попасть на Сахалин, КАЛ 007 два часа находился в зонах ВВС США, самым наглым образом нарушая все летные законы. А если верить “вполне надежным копиям”, ни один наблюдательный пункт американских ВВС даже не попытался с ним связаться.

Истребители в воздух тоже не поднимались. Получается одно из двух: или видели, но о фатальном отклонении экипаж не предупредили. Или знали об этом полете заранее. А значит, и предположить, чем все это может закончиться, тоже могли.

— И тогда, и сейчас у меня не было никаких сомнений насчет истинных намерений южнокорейского “Боинга”, — говорит генерал армии Валентин Варенников, в то время — начальник Главного оперативного управления Генштаба СССР, отвечавший за все виды боевого дежурства, в т.ч. и войск ПВО. — В ночь на 1 сентября на Дальнем Востоке был развернут и функционировал целый разведывательный комплекс — “случайно” залетевший “Боинг”, разведчики “РС-135”, несколько кораблей ВМС США, наземные пункты слежения на Гавайях, Алеутских островах, в Японии и Южной Корее. И, наконец, спутник-разведчик “Феррет” — он появился над Камчаткой и Сахалином как раз в тот момент, когда там пролетал “Боинг”. Им нужно было “вскрыть” нашу систему ПВО в зоне важных стратегических объектов. Военные тогда действовали как надо, у нас был только один просчет: мы не смогли воспользоваться своим главным оружием — правдой.


“Мы бы сбили его раньше”

Вместо того чтобы сказать правду, советское правительство молчало почти неделю — как всегда, госмужи боялись ответственности. “Необходимо принять жесточайшие санкции против бездушных убийц 269 человек”, — возмущенно гудел весь мир. “Неизвестный иностранный самолет вторгся в суверенное пространство Советского Союза и ушел в сторону моря”, — мировую общественность “успокоили” этой заметкой в “Правде”. Мелкие буквы, без подписи — значит, готовил Отдел пропаганды ЦК.

Санкции последовали незамедлительно. В СССР прекращены полеты всех авиакомпаний (кроме стран Варшавского договора и “Эр Франс”), отменены регулярные рейсы “Аэрофлота”. Наконец, озвучена официальная версия советской стороны: наглая провокация ЦРУ, в небе сбит самолет-разведчик.

— Чрезвычайную Ассамблею ООН, в работе которой приняли участие 136 стран, созвали уже 15 сентября — случай до этого небывалый, потому что на подготовку мероприятия такого рода уходит обычно не меньше года, — рассказывает Анатолий Брылов, на тот момент заместитель исполнительного секретаря комиссии СССР по делам ИКАО. — Речь шла не только о снятии или наложении новых санкций, но и о выплате многомиллионных и даже многомиллиардных сумм в качестве компенсаций.

Американцы доказывали, что мы знали, что самолет гражданский, но убедительных доказательств предоставить так и не смогли. Наши — полет разведывательный, но доказательств тоже нет — никакой разведаппаратуры на “Боинге” не нашли.

А правда действительно была на нашей стороне — полет, без всяких сомнений, намеренный. И такие примеры в авиации хорошо известны: достаточно вспомнить “прошагавшего” полстраны Пауэрса или приземлившегося на Красной площади авиабалбеса Руста (по-другому его летчики не называют). Просто намерения у всех разные. Умышленное нарушение “Боинга” убедительно доказали еще в начале 1984 года. На “Ил-76” наши летчики повторили оба его полета — по трассе R 20 и реальному маршруту следования. Но наша страна даже не смогла этими доказательствами толком воспользоваться. В итоге все санкции с СССР сняли и материальных претензий больше не предъявляли. “Если его приняли за шпиона, почему он два с половиной часа летал над их территорией? Наши ПВО сбили бы его сразу”, — лишь удивлялись в кулуарах ООН.

— Полеты южнокорейских самолетов в 1978-м и 1983-м имеют общие корни, хотя ни тот, ни другой так никогда толком и не были расследованы, — утверждает Владимир Подберезный, участник расследования гибели КАЛ 007 в комиссии СССР по делам ИКАО. — В июне 1985 года был арестован самый ценный агент ЦРУ в Советском Союзе, сэкономивший ЦРУ, по самым скромным подсчетам, 50 миллиардов долларов. Это супершпион Адольф Толкачев, сдавший американцам бесценную информацию в области авионики: речь шла об аппаратуре электронного слежения и противодействия, в том числе и о новых радарах. Потом, в середине 90-х, в США объявился другой шпион — Виктор Шеймов, исчезнувший в мае 1980-го и открывший недавно с экс-директором ЦРУ Джеймсом Вулси компанию по разработке систем компьютерной безопасности. В Союзе он занимался системами наведения ракет со спутников, а потом работал в 8-м Главном управлении КГБ, был ведущим специалистом в области криптографии и безопасности средств связи. Вот эту-то информацию под руководством ЦРУ и проверяли “корейцы” сначала на Кольском полуострове, а потом на Дальнем Востоке. Правда, для того чтобы это доказать, нужно рассекретить архивы спецслужб, а делать это пока никто не собирается.


Версии или выдумки

За эти годы у военного летчика Николая Осиповича, сбившего южнокорейский “Боинг”, десятки раз спрашивали, видел ли он, что это был гражданский борт.

— Похож он был на гражданский, очень похож, но ведь любой военный самолет можно закамуфлировать. Я до сих пор уверен, что это был разведчик, — отвечает он.

Самолет-разведчик “РС-135” фигурирует и в отчете ИКАО. По данным международных расследователей, он разминулся с “Боингом” на 4-м часу полета. Это зафиксировали советские радары и снова “не заметили” американцы — хотя сами до этого предоставили тот самый радиоперехват Осиповича с землей, где уточнялась позиция “РС-135” и звучала знаменитая финальная фраза “цель уничтожена”. На этот счет не сохранились даже “вполне надежные копии”. Отсюда, собственно, и пошло рождение самых фантастических версий гибели “рейса 007”.

Самая простая из всех — Осипович действительно сбил “РС-135”, а корейский “Боинг” никогда с маршрута не сбивался, потому что все время летел по трассе R 20. Тогда понятны сообщаемые им данные диспетчерам. Его уничтожили или японцы, или американцы, тоже приняв за разведчика, или же, по сценарию “провокация”, его все равно должны были сбить. Чтобы свалить все на русских.

Другая версия — воздушный бой у Хоккайдо между советскими и американскими истребителями. И, наконец, третья — очень популярная у наших генералов — кроме экипажа, пассажиров в “Боинге” вообще не было. Поэтому-то и не нашли тел. Водолазы действительно обнаружили лишь кучу осколков от лайнера — ни двигателей, ни кресел, ни тем более останков людей...

— Скоро ли мир забудет гибель корейского лайнера? — в самый разгар тяжелейшего политического кризиса спросили у тогдашнего министра иностранных дел СССР Андрея Громыко.

— Я в этом уверен, — ни секунды не сомневаясь, ответил он.

Хотелось бы поспорить с ветераном дипломатии, но, видно, время для подлинно независимого расследования гибели 269 людей еще не пришло...

“Цель поражена!” Московский комсомолец 03.09.2003
http://anews.ru/archive/509881.html



Южнокорейский «боинг» сбили не мы


Максим Калашников

Новые подробности шокирующей истории 1983 года. Именно после гибели «заблудившегося» над территорией Советского Союза «боинга» наша страна получила титул «империи зла».

Французский автор Мишель Брюн считает, что 1 сентября 1983 года над Дальним Востоком СССР шел настоящий воздушный бой между девятью военными самолетами США и советскими истребителями. Боинг стал случайной жертвой этой неизвестной войны...


Официальная версия Москвы

...В ночь на 1 сентября 1983 года южнокорейский пассажирский самолет вошел в воздушное пространство Советского Союза над Камчаткой. Он летел над нашими секретными объектами, совершая маневры уклонения от локаторов русской ПВО, и не отвечал на запросы, обменивался сигналами с американским самолетом-разведчиком RC-135. Пролетев Камчатку, «боинг» пошел над Сахалином. В конце концов, после неудачных попыток связаться с экипажем по радио и посадить самолет-нарушитель, советское командование распорядилось его сбить. Приговор привел в исполнение Геннадий Осипович, пилот перехватчика Су-15. Южно-корейский лайнер рухнул в воду у острова Монерон юго-восточнее Сахалина.


Официальная версия США

Американская версия отличается от советской только тем, что экипаж корейского «боинга» рейса Нью-Йорк-Сеул просто сбился с курса, и не советовался по пути с американским самолетом-разведчиком. А людоедский коммунистический режим распорядился всех убить.
Многие сравнивают гибель рейса «KAL-007» с потоплением пассажирского лайнера «Лузитания» немецкой подлодкой в 1915 году, после чего Германия в глазах всего мира предстала как отвратительный убийца. Именно после истории с «боингом» правительства Западной Европы согласились на развертывание американских ракет средней дальности на своей земле.


Версия Мишеля Брюна

Француз Мишель Брюн сопоставил сообщения японцев и американцев в тот злополучный день. Японские свидетельства особенно ценны: драма разыгрывалась в радиусе обзора военных и гражданских радаров на острове Хоккайдо.

Утром 1 сентября японцы, у которых есть мощный радар в Вакканае (северный остров Хоккайдо), сообщали, что зафиксировали, как русские заставили лайнер сесть у Южно-Сахалинска. И о том, что самолет уничтожен, заговорили в Токио и в Вашингтоне. Японское Агентство сил самоообороны сообщило, что самолет был сбит в 3 часа 29 минут, а госсекретарь США Джордж Шульц твердил о времени 3 часа 38 минут. Японцы сообщали, что лайнер преследовал истребитель МиГ-23, а в Вашингтоне называли Су-15. Внимательно проанализировав сообщения северояпонских газет, француз пришел к выводу: самолетов-нарушителей было несколько.
Газета «Хоккайдо Симбун», 3 сентября 1983 г.

Уничтожение самолета наблюдалось в Японии. Основываясь на наблюдениях, сделанных японскими воздушными силами самообороны (JASDF) в Вакканае, можно заключить, что корейский самолет был сбит ракетой «воздух-воздух», выпущенной советским перехватчиком МиГ-23. Это заключение основывается на радарных отметках корейского авиалайнера и советских перехватчиков, так же как и на анализе радиопереговоров между советским самолетом и наземными станциями наведения, которые были перехвачены разведкой JASDF. «Американская версия событий полностью отличается от наших данных», - прокомментировал на пресс-конференции генерал Хайяши, глава Департамента воздушной обороны JASDF.


Странные обломки

Постепенно улики стали складываться одна к другой. Например, обломки «боинга», сбитого у Сахалина, никак не могло прибить к берегам Хоккайдо через девять дней, поперек течения и против господствующих ветров.

Мишель Брюн, проанализировав данные записей японских радаров, уличил американцев в подлогах. Подсчеты говорили, что южнокорейский рейс, если верить американским картам инцидента, летел быстрее, чем обычно летают эти «боинги-747». Да и курс самолета получался каким-то дико изломанным, причем американцы каждый раз предоставляли прессе поправленные карты злосчастного полета.

Версия о том, что самолетов было несколько, находила все новые и новые подтверждения. Обломки, прибитые морем к Японии, оказались обломками отнюдь не гражданской машины.

«Обломок номер 31 - кусок закрылка от небольшого или среднего по размерам самолета. Закрылок интересен тем, что его передняя кромка прямоугольная. Передние кромки большинства самолетов имеют обтекаемую форму. Единственный самолет, у которого закрылки имеют прямоугольную кромку, - высокотехнологичный, двухместный истребитель F-111 или его близнец, оснащенный средствами радиоэлектронной борьбы - EF-111. Обломок номер 31 имеет слоистую структуру, выполненную из алюминиевых листов и ячеистого материала. Двухдюймовой ширины отметка, параллельная передней кромке, была сделана тормозом закрылка в выпущенном положении. Тормоз удерживает закрылок в выпущенном положении, действуя как демпфер вибрации. На номере 31 есть также еще одна отметка, оставленная под углом 60 градусов к передней кромке. Эта линия характеризует сверхзвуковой самолет с изменяемой геометрией крыла».

Принадлежать пассажирскому тихоходу эта деталь никак не могла.

«Фотография на рис. 6 показывает другой обломок, который мог принадлежать только военному самолету и только американского производства. На нем стоит номер 34, это сиденье катапульты пилота от МакДоннелл-Дуглас ACES II Zero Zero или похожей модели (см. рис. 6), с отстрелянными пороховыми зарядами. Специалист из Пентагона, которому я показал фотографию, тотчас же узнал сиденье, еще даже до того, как я сказал ему, откуда оно взялось. Значение всех этих фактов заключается не только в том, что мы имеем дело с катастрофой американского военного самолета к северу от острова Монерон, оно также в том, что пилот, самолет которого был подбит, сумел катапультироваться и опустился на парашюте».

«Обломок был найден 14 сентября в Абашири, дальше к востоку вдоль побережья Хоккайдо, примерно на полпути между поселком Момбетсу и полуостровом на крайнем востоке. Абашири находится к югу от точки, где шесть лет спустя японская рыбацкая лодка, занимавшаяся одиночным промыслом над песчаным дном, случайно зацепила сетью фрагмент титанового крыла. Этот обломок оказался принадлежащим самолету SR-71 («Блекберд»), американскому скоростному высотному самолету-разведчику. Перегородка могла оказаться на дне в результате той же катастрофы, но у нас нет способа установить, когда именно этот фрагмент попал в воду».


Девять остовов

Какие же обломки тогда нашли русские? Брюн заинтересовался свидетельствами советских военных моряков, которые профессионально занимались подводными поисками остатков катастрофы. И в результате обнаружил, что они нашли на дне остовы сбитых военных самолетов США.

«Тихоокеанский флот находился под командованием адмирала Сидорова, который был ответственным за советские поисковые работы. Во время встречи в Москве с семьями жертв, которая проводилась 11 марта 1993 года, адмирал Сидоров сказал, что как только была объявлена тревога, советский флот немедленно послал группу военных судов в тот район, где, как полагали, разбился самолет. Этот район было легко обнаружить по наличию обломков, плавающих на поверхности. Были установлены границы, и территория была промаркирована буйками. Через тридцать семь минут после катастрофы на сцене появилось небольшое советское судно, и были подняты небольшие обломки. Но никаких тел не было».

Если небольшое судно оказалось на сцене в пределах 37 минут, место падения самолета должно располагаться близко к Невельску. Если мы учтем минимум десять или двенадцать минут, чтобы предупредить команды, дать им возможность подняться на борт катеров, запустить двигатели и выбрать якоря, это оставляет только пятнадцать минут на переход из Невельска к месту падения самолета, которое, таким образом, должно быть не далее нескольких миль от Невельска. Это именно то место падения самолета, указанное на карте, которую президент Ельцин передал представителям Кореи, ИКАО и родственникам погибших в Москве 14 октября 1992 года. ...В первые несколько дней после катастрофы интенсивные поисковые операции шли в узкой, линзообразной области, полностью находящейся в пределах советских территориальных вод, приблизительно в шести морских милях от побережья Сахалина и с центром в точке с координатами 46 град. 35’ северной широты, 141 град. 45’ восточной долготы, вдоль 100-метровой изобаты...

26 сентября Советы передали «пострадавшей стороне» первую партию того, что, по их словам, было плавающими обломками «KAL-007». ...Среди обломков, которые не имели никакого отношения к KAL, были два спасательных плотика (один на десять человек, другой одноместный), элементы конструкции, такие как воздушные тормоза от сверхзвукового истребителя, куски фюзеляжа, окрашенные в белый, голубой и золотой цвета (цвета американского флота), и пилон для подкрыльного оружия. Это были обломки военных самолетов, найденных 13, 16 и 17 сентября. Но пассажирские «боинги-747» не имеют на борту спасательных плотиков (вместо этого они используют ЭВАКУАЦИОННЫЕ ЖЕЛОБА)! Эти самолеты не красят в белый, голубой и золотой цвета, хотя некоторые самолеты морской авиации выкрашены именно в такие цвета. Пассажирские «боинги» не имеют также воздушных тормозов и пилонов для бортового оружия!

К 17 сентября Советы обнаружили целых три места падения самолетов, разбросанные в районе площадью примерно 30 квадратных миль...»


Загадочное фото

Совершенно неожиданно Брюн наткнулся на еще один след. «История начинается в 1983 году, в маленьком пограничном посту Перепутье, к югу от Невельска. Командиром пограничного поста и политработником был лейтенант Белов. Репортер французского телевидения русского происхождения Миша Лобко находился на Сахалине в июне 1983 года, где он расспрашивал лейтенанта Белова. Лейтенант Белов вспоминал:

Приказы были прямолинейными: «Уничтожь все и подтверди рапортом. Никогда не рассказывай об этом». Они прибыли в большом десятитонном грузовике ЗИЛ-131. Они спросили: «Где эта яма?» Я показал им. Они разгрузили грузовик в яму с помощью моих солдат. Они прикатили бочку и все залили бензином. Затем они все это подожгли. Огонь горел два часа. Когда все было сожжено, мы бульдозером разровняли то, что осталось. Затем мы забросали все землей. Я позвонил по телефону своим вышестоящим начальникам в Невельск и доложил. Я уверен, что имена и звания начальников были вымышленными, но, тем не менее, я сказал: «Все уничтожено». Вот и все.

Я встретил Мишу Лобко в Париже в феврале 1994 года, и он рассказал мне еще кое-что. В ноябре 1992 года яма у Перепутья была снова «найдена» и вскрыта. Прибыла правительственная комиссия и приказала, чтобы были взяты все металлические обломки с идентификационными номерами. Затем яма была закрыта. Она была вскрыта вновь в январе 1993 года, и все оставшиеся обломки были вынуты и сложены в ангаре в Холмске, где ФСК отсортировала их и отправила в Москву. В марте этого же года остальное было снова похоронено в этой воронке у Перепутья. В июне 1993 года яма была раскопана в третий раз, как раз в то время, когда там был Миша Лобко. На этот раз все обломки были взяты из нее и посланы в тот же самый ангар в Холмске, что и прежде. Миша Лобко снял обломки видеокамерой, прежде чем ФСК рассортировала их и отправила в Москву».

В 1994 году Лобко удалось купить у одного из российских чиновников фото из толстого бумажника, который тоже свалили в яму у Перепутья, но который не сгорел. В нем обнаружили фотографию корейской девочки. «Из-за того, что эта фотография задевает человеческие чувства, японская телестанция TBS, на которую Миша Лобко в то время работал, показала в эфире фотографию этой маленькой девочки в вечерней программе новостей. В тот же вечер кто-то позвонил на телестанцию в Сеуле и назвал имя девочки и ее отца. Ее отец, военный, исчез в 1983 году. Когда на TBS услышали о таком повороте событий, они немедленно попытались узнать больше, но далее им не удалось продвинуться. Им мешали на каждом шагу. Ходили слухи, что отец этой маленькой девочки не находился на борту «KAL-007». Он был офицером южнокорейской армии и работал на корейскую разведку KCIA (КЦРУ). Он исчез в то же самое время, что и корейский авиалайнер, и больше о нем никто никогда не слышал». Но соль заключалась в том, что среди пассажиров погибшего рейса этого человека не было. (Брюн не раскрывает имени погибшего.)

Он делает вывод о том, что пропавший в сентябре 1983 года офицер корейского ЦРУ был прикомандирован к экипажу американского разведывательного самолета RC-135 в качестве разведчика, который знает корейский язык. Именно этот самолет должен был изображать пассажирский лайнер, якобы влетевший в советские пределы, и вести радиопереговоры на корейском от имени пилотов рейса «KAL-007». Тем паче что RC-135 был переделан из гражданского «боинга-707». Самолеты электронной разведки часто имеют языковых специалистов в составе экипажа из 25-30 человек, хотя обычно это граждане США.


Сбит у берегов Японии!

Общепринятая версия трещала по швам. А анализ радарных записей не оставил от нее ни следа. Нашли свое объяснение и дикие зигзаги, которыми якобы летел погибший южнокорейский «боинг»: то были несколько самолетов, которые шли с разных направлений. Как минимум два советских истребителя уничтожили два самолета. Оба они, и МиГ-23 (истребитель, засеченный японцами), и Су-15 (истребитель с позывными «805», по информации американцев) сбили по самолету - один в 03:25, другой в 03:26:20. И оба сбитых тоже были боевыми самолетами: это видно из расчета их скорости по данным японских локаторов.

А что же рейс «KAL-007»? Он спокойно летел по своей трассе, никуда не сворачивая. Француз пришел к выводу: кто-то хотел скрыть тот факт, что корейский лайнер сбили не около острова Монерон, в советских водах, как принято считать, а в 400 милях к югу, неподалеку от японского города Ниигата. То есть у берегов Японии! С диспетчером в том городе, как оказалось, второй пилот погибшего «боинга» вел обычный радиообмен через сорок минут после официально признанного времени гибели лайнера от советской ракеты. Брюн сам выезжал в Ниигату в 1989 году и, опросив свидетелей на побережье, установил: и сюда море прибивало обломки, причем это были легкие ячеистые конструкции из пассажирского салона авиалайнера. А вскоре он и сам обнаружил такой кусок!

«Ниигата была следующей контрольной точкой на официальном маршруте «КАL-007» в Сеул. Таким образом, самолет пролетел почти весь путь вплоть до контрольной точки, где он мог снова выйти на связь в открытом эфире, как будто на его маршруте не произошло ничего неожиданного. Жаль, что он так и не достиг Ниигаты. Но даже и в этом случае мне казалось, что есть большая вероятность, что он вел переговоры по радио и после того, когда, как нам было сказано, его сбили».

А сбили его в горячке настоящего сражения. И кто сбил?


Жаркое лето 1983-го

Нет ничего удивительного в том, что 1 сентября 1983 года стало драматическими сутками. В тот год американцы начали массированную кампанию по запугиванию Москвы: у власти в Вашингтоне находился «ястреб» Рональд Рейган. Вот что пишет французский автор:

«4 апреля того года (1983) две эскадрильи истребителей с авианосцев «Мидуэй» и «Энтерпрайз» нарушили советское воздушное пространство над островом Зеленый в Курильской гряде. Они проникли более чем на 30 км в глубину советской территории и в течение 15 минут практиковались в заходе на наземные цели. В тот раз советские перехватчики в воздух не поднимались. Чувствуя, что это была преднамеренная провокация, командующий авиабазой держал свои самолеты на земле. Генерал Третьяк, командующий Дальневосточным военным округом, спросил позже командующего авиабазой:

- Почему вы не подняли самолеты по боевой тревоге?

- Потому что я не хотел начинать войну. Это могло вылиться в крупный вооруженный конфликт, и мне показалось, что я не могу рисковать началом полномасштабной войны.

- Кто-то другой, в отличие от вас, мог бы об этом не подумать.

У командира авиабазы были все основания беспокоиться о начале третьей мировой войны, связанной с началом американских провокаций в западной части Тихого океана. Полеты над советской территорией, упомянутые Осиповичем, были частью более широких операций. Весной 1982 года две авианосные группы прошли в море перед самым Петропавловском и вышли в Охотское море, на берегах которого располагались базы советских ракетных подводных лодок, основного компонента советских сил сдерживания. Весной 1983 года три американские авианосные группы в сопровождении бомбардировщиков В-52, АВАКСов, истребителей F-15, подводных лодок и противолодочных самолетов впервые появились в обычных районах патрулирования советского подводного флота. Авианосец «Мидуэй», соблюдая все меры предосторожности, с выключенными радиопередатчиками и всеми электронными сиcтемами, вошел в советские территориальные воды неподалеку от Петропавловска.

Командир авиабазы не был наказан за свои действия. Существуют свидетельства, что в июне того же года в том же самом районе имели место массовые и постоянные нарушения советского воздушного пространства истребителями, базировавшимися на американских авианосцах. Мы не знаем, какие уроки были извлечены Соединенными Штатами из этих инцидентов и из отсутствия советской реакции. Возможно, американцы подумали, что не последует никакой реакции и на провокацию 31 августа. Если это так, они недооценили уроки, которые Советы извлекли из событий апреля и июня.

К 31 августа русские разместили в этом районе МиГ-31, дав пилотам разрешение покидать самолеты для того, чтобы увеличить их боевой радиус действия, а также приняли другие подготовительные меры и были полны решимости энергично реагировать на новые провокации». И эта провокация случилась - в ночь на 1 сентября 1983 года.


Сражение в ночи

Американцы затеяли психолого-разведывательную операцию с воздушными вторжениями в пространство СССР. Смысл был в том, чтобы лишний раз прощупать ПВО русских и заставить ее включить радары, собрав ценную информацию об их характеристиках. Заодно США хотели ознакомиться и с возможностями новейших тогда истребителей МиГ-31. Для этого операция была совмещена с прохождением над районом американского спутника-шпиона «Феррет-Д». А экипаж злополучного корейского лайнера шел по заданному маршруту.

В ночь на 1 сентября ряд самолетов нарушил советское воздушное пространство над Сахалином, некоторые из них пересекли Камчатку, а некоторые - гряду Курильских островов к югу от нее. Во вторжении участвовали и самолеты радиоэлектронной борьбы ЕФ-111, и разведчики «Тандерберд», и самолеты-шпионы RC-135, и летающие танкеры. Очевидно, американцы рассчитывали «забить» нашу систему ПВО постановкой радиопомех. Но советские, которые тогда были в полной военной силе, подтянули воздушные подкрепления с материка и даже два летающих радара марки А-50 с авиабазы в Ванино (аналог американского самолета АВАКС), устроив американцам форменный разгром.

«...Именно российские документы, переданные ИКАО для отчета 1993 года... дают наиболее драматическое доказательство масштабов сахалинских событий и позволяют нам понять очевидные противоречия между японскими и американскими данными.

Большинство российских документов являются расшифровками переговоров между различными наземными командными постами на Сахалине, начиная от главнокомандующего авиацией Дальневосточного округа генерала Каменского вплоть до офицеров более низкого ранга. В действительности российские документы ярче всего обнаруживают, что события начались в четыре часа по сахалинскому времени и продолжались без перерыва почти три часа, до тех пор пока в 06:49 не взошло солнце. Пилот Осипович, так же как и пилот 805-го, сбили по одному нарушителю несколькими минутами ранее и приземлились незадолго до восхода солнца.

Российская расшифровка дает нам доказательство нескольких нарушений, перехватов и применения по нарушителям оружия, которые происходили за достаточно долгий период времени, поскольку советские АВАКСы и подкрепления, посланные с материка, успели подойти к Сахалину и вступить в бой. Иначе говоря, расшифровки дают нам доказательство крупномасштабных военных столкновений, интенсивность которых подтверждается материальными и документальными источниками, которые я рассматриваю в других главах. Достоверность интерпретации того, что случилось на самом деле, основывается на фактах.

«Но когда мы приступаем к написанию связного рассказа о том, что произошло над Сахалином, мы встаем перед трудной задачей...», - пишет французский исследователь. Тем не менее он рисует захватывающую картину воздушной схватки, за два первых часа которой американцы лишились четырех самолетов. Как считает французский исследователь, Геннадий Осипович, которому приписывают уничтожение гражданского лайнера, в ночь и раннее утро 1 сентября дважды поднимался в воздух, завалив двух противников: самолет электронной разведки RC-135 и еще одну машину, внешне похожую на советский бомбардировщик Ту-16. (Возможно, это был Б-52.) Причем вылетал майор Осипович не на стареньком Су-15, как принято считать, а на новейшем МиГ-31. И Осипович же сообщает, что противник вызывал его по радио на русском языке, пытаясь сбить с толку.

При чем здесь южнокорейский рейс «KAL-007»? Мишель Брюн убежден, что один из самолетов электронной разведки США изображал пассажирский лайнер. На его борту как раз и находился офицер корейской разведки.


Кто же сбил настоящий лайнер?

Кто же тогда уничтожил пассажирский лайнер с пассажирами на борту? Видимо, его уничтожили по ошибке. Ночной бой над Сахалином и Камчаткой многим показался возможным началом войны между США и СССР. По тревоге были подняты и японские ВВС. Нервы у всех натянулись до предела. «Самолет был вне досягаемости советских перехватчиков, так что их атака к северу от Ниигаты кажется маловероятной. Катастрофа в результате повреждений, нанесенных советскими истребителями во время схватки над Сахалином, также кажется маловероятной. «KAL-007» обменивался обычными, хотя и загадочными сообщениями с другими самолетами KAL гораздо позже после того, как он пролетел над Сахалином. Он не послал ни одного сигнала бедствия и ни разу не сообщал о каких-либо проблемах. Корейский авиалайнер исчез внезапно, за несколько минут до прохода над Ниигатой, без всяких явных причин. Либо авиалайнер был сбит американцами, решившими, что это - советский самолет, намеренный совершить возмездие за то, что произошло севернее. Или же его сбили японцы, которые решили, что это советский самолет, который угрожает втянуть Японию в углубляющийся вооруженный конфликт между русскими и американцами».

Ну, а дальше и в США, и в СССР решили скрыть истину о настоящем воздушном сражении. Японцы присоединились к этому заговору молчания. Но зато в США быстро сообразили, как можно изобразить гибель пассажирского самолета и какие пропагандистские выгоды извлечь. И эта операция прошла блестяще. «За этим лежала растущая самонадеянность американской политики весной и летом 1983 года и нежелание Советов публично бросать ей вызов. Если бы стало известно, что Советы сбили несколько американских военных самолетов, существовала бы достаточно большая вероятность того, что общественное мнение, независимо от обстоятельств, при которых это произошло, привело бы администрацию к отставке. И риск ядерной войны, который создала бы операция «КАL-007», усилился бы», - пишет французский исследователь.

Остается загадкой пассивность Москвы в этой ситуации и ее явная игра на руку Вашингтону. Как бы то ни было, мы с нетерпением ждем, когда в России издадут книгу Мишеля Брюна. Она тем более актуальна в связи с событиями 11 сентября 2001 года, в которых главными действующими лицами выступили все те же «пассажирские» самолеты.

"Стрингер", 05.10.02
http://www.stringer-news.ru/Publication.mhtml?PubID=1488&Part=39



ПОДСАДНАЯ УТКА ЦРУ


(Василий ГОЛОВНИН)

Бывший высокопоставленный сотрудник японской военной разведки на основе собственного расследования утверждает, что южнокорейский "Боинг-747", сбитый 1 сентября 1983 г. в воздушном пространстве СССР, выполнял задание американских спецслужб. Об этом говорится в книге "Правда о полете КАЛ 007", которую написал отставной офицер Иосиро Танака, руководивший до своего выхода на пенсию электронным прослушиванием военных объектов СССР со станции слежения в Вакканае на самом севере острова Хоккайдо. Именно этот объект, кстати, зафиксировал переговоры советских пилотов, преследовавших в ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 г. "Боинг-747" южнокорейской авиакомпании КАЛ, далеко вторгшийся в воздушное пространство Сахалина во время полета из американского города Анкоридж в Сеул.

Свои утверждения Танака основывает на анализе данных о крайне странном маршруте движения этого лайнера, а также на сведениях о советских радиопереговорах в связи с этим инцидентом. Эти материалы были, в частности, предоставлены Россией в распоряжение Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в 1991 г.

В результате проведенного исследования бывший офицер японской разведки пришел к выводу, что американские спецслужбы сознательно направили южнокорейский пассажирский самолет в советское воздушное пространство, чтобы вызвать переполох в системе противовоздушной обороны СССР и выявить ее засекреченные и обычно "молчащие" объекты. Как подчеркивает Танака, США в то время прилагали все усилия к сбору информации о советской ПВО на Дальнем Востоке, которая в 1982 г. была модернизирована и значительно усилена.

Американские разведывательные самолеты и раньше регулярно нарушали воздушное пространство СССР в районе гибели южнокорейского "Боинга-747', однако они могли залетать туда только на очень короткое время. Именно поэтому, считает японский эксперт, для проведения операции был выбран пассажирский лайнер, который, по мнению спецслужб США, мог безнаказанно много часов лететь над объектами советской ПВО.

В результате "Боинг-747" после длительного пребывания в воздушном пространстве СССР был сбит. Погибли все 269 человек, находившиеся у него на борту, а сам инцидент дал возможность США развернуть небывалую по размаху и эффективности кампанию международного осуждения "советского варварства".

В 1993 г. Международная организация гражданской авиации (ИКАО) "пришла к выводу", что "Боинг-747" попал в воздушное пространство СССР из-за навигационной ошибки и был сбит, поскольку его приняли за разведывательный самолет. Однако многие материалы по этому делу, в частности данные японского радиоперехвата, до сих пор держатся в секрете.

http://www.duel.ru/199720/?20_3_5