ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

Война в Афганистане. Роль США


Содержание страницы:

  • Сергей Пахмутов "Бадабера: неизвестный подвиг"

  • „ИМПЕРИЯ ЛЖИ“ (отрывок)

  • "ЦРУ заманило СССР в Афганистан"

  • "Афганистан: бумеранг террора"

  • Сергей БАЖЕНОВ "СТАРО КАК МИР"

  • Олег ГУБАЙДУЛИН "Как рота спецназа "Каскад" разгромила гвардию Бен Ладена"

  • Александр ГОРОХОВСКИЙ "О СТРАХЕ"

  • Виктор КУЛИКОВ "УРОКИ АФГАНИСТАНА НАПОМИНАЮТ И ОБЯЗЫВАЮТ"

  • Гареев М. А. «Моя последняя война» (отрывок)

  • Отрывки статей из крупных советских газет. Роль США в афганской войне.

  • "Общие сведения о войне"



См. тж. Ляховский А. А. «Трагедия и доблесть Афгана», 2, 3. В книге есть многочисленные сведения об роли США в афганской войне (1979 - 1989). К сожалению, они рассыпаны по всему тексту, поэтому привожу книгу целиком.

...если бы не массированная поддержка оружием, инструкторами и материалами, которую оказывали афганским партизанам Соединенные Штаты, Саудовская Аравия, Китай и Пакистан, советские войска несомненно одержали бы победу. Даже несмотря на всю иностранную военную помощь, афганские партизаны часто оказывались беспомощными, пытаясь противостоять советской военной машине. Объявление в 1988 году тогдашним советским президентом Михаилом Горбачевым, что советские войска будут через год выведены из Афганистана, было сделано на основе политического и дипломатического, а не военного решения. «Лос-Анджелес таймс»

http://www.duel.ru/200505/?05_8_1



/25.4.2005/

Бадабера: неизвестный подвиг


Нас не сломили рабские колодки,
И даже автоматы нас не взяли…
Враги трусливо всех прямой наводкой
Из пушек пакистанских расстреляли.
(«Голубые береты», «В горах под Пешаваром»)

В славной истории нашей страны есть множество городов и городков, поселков и крепостей, чьи имена являются синонимами беспримерного мужества и героизма русского воинства. Козельск, Рязань, Молоди, Баязет, Порт-Артур, Брест, Москва, Берлин, Улус-Керт – нет им числа. Среди них скромно смотрится немного непривычное для русского слуха имя Бадабера. Нет, не ищите этот населенный пункт на карте Российской Федерации или же Советского Союза – расположен он на далекой южной чужбине – в Пакистане. Но и там нашлось место подвигу русских солдат. Ровно двадцать лет назад здесь, в 24 километрах от Пешавара – второго по величине города Пакистана – произошел неравный бой между регулярными частями пакистанской армии и отрядами афганских душманов с одной стороны, и группой советских и афганских военнопленных – с другой.

Советских военнопленных начали привозить сюда, на базу, где проходили обучение под руководством опытных американских инструкторов афганские мятежники, в 1983-84 гг., незадолго до описываемых событий. До этого они содержались преимущественно в зинданах (ямах-тюрьмах), оборудованных каждым бандформированием самостоятельно.

Советских пленных использовали на самых тяжелых работах – в каменоломнях, при погрузке и разгрузке боеприпасов; за малейшую провинность (а зачастую – и без таковой) изможденных русских ребят жестко избивали (по некоторым свидетельствам, комендант тюрьмы Абдурахман избивал их плетью со свинцовым наконечником). Одновременно душманы склоняли пленных к принятию ислама. Всего в Бадабере, по разным данным, насчитывалось от 6 до 12 советских и около 40 афганских военнопленных.

Но всякому терпению когда-нибудь приходит предел. Так произошло и здесь. 26 апреля 1985 года, в пятницу, большинство душманов, находившихся на базе, ушли в мечеть на вечерний намаз. Охранять пленников остались лишь двое мятежников. Воспользовавшись этим, один из них, выходец с Украины по имени Виктор (предположительно, Духовченко Виктор Васильевич из Запорожья) связал их и поместил в одну из камер, где до этого сидели пленники. Охранять их поставили одного из афганских пленников, бывшего бойца «Царандоя», сами же тем временем, взломав замки в арсенале, вооружились, подтащили боеприпасы к спаренной зенитной установке и пулемету ДШК, установленным на крыше. В боевую готовность был приведен миномет и гранатометы РПГ. Русские воины и их афганские союзники заняли все ключевые точки крепости – несколько угловых башен, здание арсенала и т.д. Они знали, на что шли – некоторые из этих русских ребят в плену пребывали уже по три года, насмотрелись на мусульманские зверства и порядки, поэтому обратного пути у них не было.

Однако солдат-афганец, поставленный охранять бывших стражей, купился на обещание одного из них о вознаграждении и переметнулся к душманам. По тревоге немедленно был поднят весь личный состав базы – около 300 мятежников во главе с инструкторами из США, Пакистана и Египта. Они попытались штурмом вернуть контроль над крепостью, но были встречены шквальным огнем из всех видов оружия и, понеся чувствительные потери, вынуждены были отступить. К месту событий явился Бурханутдин Раббани – главарь бандформирования, в чьем ведении находилась база в Бадабере (впоследствии, в 1992 году, он стал «президентом» Афганистана, но через три года был свергнут талибами, среди которых весомую часть составляли бывшие функционеры НДПА, «Царандоя» и вооруженных сил ДРА). Он предложил восставшим сдаться, однако последние выдвинули свои, справедливые и законные, требования – встреча с послом СССР в Пакистане, встреча с представителями Красного Кресте, немедленное освобождение. Раббани все их жестко отклонил. Начался второй штурм, который также был отбит восставшими русскими воинами. Место боестолкновения к тому времени было жестко блокировано тройным кольцом окружения, составленным из душманов и военнослужащих пакистанской армии, бронетехники и артиллерии 11 армейского корпуса ВС Пакистана. В воздухе барражировали боевые вертолеты ВВС Пакистана.

Жесточайшее боестолкновение продолжалось всю ночь. Штурм следовал за штурмом, силы восставших таяли, однако и враг нес чувствительные потери. Отчаявшись подавить восстание малыми силами, командование вооруженных сил Пакистана приняло решение: расстрелять восставших из реактивных установок залпового огня и ствольной тяжелой артиллерии, установленной на прямую наводку.

Утром 27 апреля начался артобстрел Бадаберы силами пакистанской артиллерии. Один из снарядов угодил прямо в здание арсенала, где сгруппировались оставшиеся в живых русские воины. От его взрыва сдетонировали боеприпасы, хранившиеся там. Мощнейший взрыв сровнял с землей базу Бадабера. Рухнувшее здание арсенала погребло под своими руинами тела русских героев, а троих израненных, контуженых и обессиленных воинов, выживших после такой развязки, озверевшие мятежники стащили в один угол крепости и взорвали гранатами. Погибли все…

Дорогую цену заплатили душманы за гибель русских героев. В результате боестолкновения было уничтожено 120 душманов, от 40 до 90 военнослужащих регулярной армии Пакистана и все 6 американских военных инструкторов. База Бадабера была полностью уничтожена, в результате взрыва арсенала мятежники потеряли 3 установки РСЗО «Град», 2 миллиона патронов, около 40 единиц орудий, минометов и пулеметов, десятки тысяч ракет и снарядов. Погибла и канцелярия тюрьмы, а с ней, к сожалению, и списки узников.

Это «чрезвычайное происшествие» произвело настоящий переполох среди главарей афганских банд, никак не ожидавших подобного развития событий. Своеобразным «признанием» мужества русских парней со стороны их противников является приказ, изданный другим афганским бандглаварем Гульбетдином Хекматиаром 29 апреля, который гласил: «Шурави (то есть «советских») в плен не брать».

Пакистан, замерев в ужасе в ожидании удара возмездия со стороны СССР, делал все, чтобы информация о битве в Бадабере не получила никакой огласки. Был изъят и уничтожен тираж единственной пакистанской газеты, напечатавшей репортаж с места событий, район Бадабера был закрыт для посещения журналистами и дипломатами, главарям банформирований было приказано отвечать, что в районе Бадаберы произошла стычка между двумя конкурирующими бандами. Официальные же власти Пакистана никак не прокомментировали происшедшие события, ссылаясь на неосведомленность.

Но и наша страна, точнее, ее правители, увы, тоже делали все возможное для того, чтобы о происшедшем под Пешаваром не узнали широкие слои советского общества. О событиях под Пешаваром было сказано лишь в информационном сообщении ТАСС в позднем выпуске новостей.

Почему же руководство нашей страны не сделало ничего, чтобы если и не освободить узников, то хотя бы рассказать всем об их подвиге? Дело в том, что официально война в Афганистане классифицировалась как «оказание интернациональной помощи дружественному афганскому народу в борьбе с контрреволюцией». Репортажи из Афганистана рассказывали не о подвигах советских воинов, а о том, как они помогают афганцам рыть арыки, сажать деревья и строить дороги. На упоминание об участии их в боевых действиях было наложено табу. Соответственно, раз войны не было, то не могло быть и военнопленных, а советские воины, захваченные афганскими душманами объявлялись или без вести пропавшими, или же даже самовольно оставившими расположение своих частей. В общем, высшее политическое руководство фактически бросило их и предпочло не портить отношения с Пакистаном и стоящими за его спиной США.

Однако в последние годы появились версии (впрочем, документально не подтвержденные) о том, что советскими спецслужбами готовилась операция по вызволению узников Бадаберы. Некоторые люди, занимавшиеся этим вопросом, заявляют, что в недрах КГБ готовилась специальная группа, в задачу которой входило освобождение пленных и отход с ними на территорию Афганистана. Однако восстание произошло ранее, чем была подготовлена операция.

По другой версии, восстание было специально подготовлено нашими спецслужбами Как рассказывал бывший сотрудник военной разведки Алексей Чикишев, ему удалось узнать от информатроа, входившего в охрану Бадаберы интересную подробность. Незадолго до начала восстания в лагере появился неизвестный человек, который и предложил пленным план восстания. Согласно этому плану, пленные должны были захватить радиостанцию и выйти в эфир с обращением к правительствам СССР, Пакистан, к ООН и Красному Кресту. Однако радиостанцию сразу захватить не удалось и ситуация стала развиваться по-другому. Однако есть сведения о том, что восставшим все-таки удалось выйти в эфир. В 40-ой армии уже готовили десант для их освобождения. Но потом посчитали, что это провокация.

После этого про события в Бадабере было приказано забыть и не вспоминать больше. Но неравнодушные люди есть везде. Собиранием по крупицам правды о событиях в Бадабере начали заниматься в Комитете по делам воинов-интернационалистов, в других организациях, объединяющих воинов, выполнявших боевые задачи в Афганистане. Большой вклад в расследование внесли российские журналисты, которые, сильно рискуя, выезжали в Пакистан, на место событий, встречались с оставшимися в живых их непосредственными участниками. Естественно, что они стараются всячески принизить значение событий, свести их к обычной перестрелке. Себя при этом они выставляют «белыми и пушистыми», чуть ли не закадычными друзьями наших пленных ребят. Но те, кто служил в Афганистане, знают, что стоят слова душманов.

Тем не менее результатом проведенной громадной работы стало установление имен семи героев. Вот они, имена русских героев, павших в Бадабере:

1. Рядовой Васьков Игорь Николаевич, 1963 г. р., из Костромской области.

2. Ефрейтор Дудкин Николай Иосифович, 1961 г. р., с Алтая.

3. Рядовой Левчишин Сергей Николаевич, 1964 г. р., из Самарской области.

4. Младший сержант Саминь Николай Григорьевич, 1964 г. р., из Акмолинской области Казахстана.

5. Рядовой Зверкович Александр Николаевич, 1964 г. р., из Витебской области Беларуси.

6. Рядовой Коршенко Сергей Васильевич, 1964 г. р., из города Белая Церковь, Украина.

7. Духовченко Виктор Васильевич, 1954 г.р., из города Запорожье, Украина.

Рядовой Сергей Коршенко 8 февраля 2003 года Указом Президента Украины был награжден орденом "За мужество" 3-й степени, а младший сержант Н.Г.Саминь Указом Президента Казахстана - орденом "Айбын" ("Доблесть") 3-й степени. Уроженцы же России пока не отмечены никакими наградами.


События в Бадабере стали первым прецедентом в череде случаев, когда официальная власть нашей страны просто «забывала» о своих людях, попавших в плен в разных точках Земного шара. Так получилось в Чечне в ноябре 1994 года, когда от попавших в плен к дудаевцам танкистов отказались на официальном уровне. Так чуть не произошло с нашими офицерами, попавшими в катарские застенки по обвинению в устранении террориста Яндарбиева (только мощный голос общественности и честных и бескомпромиссных журналистов подвинул власти к поиску решения проблемы и освобождению захваченных офицеров). А уж сколько было случаев ареста русских экипажей кораблей по всему миру – и говорить не приходится. От их спасения власть просто устранилась, заявляя, что аресты экипажей – это всего лишь спор хозяйствующих субъектов и частное дело компаний, нанявших их.

Но, как бы то ни было, подвиг был. Подвиг, совершенный 20 лет назад и достойный того, чтобы быть вписанным золотыми буквами на страницы российской истории.

Вечная память павшим русским солдатам!

Сергей Пахмутов
http://www.rustrana.ru/article.php?nid=8803



«Сегодня правящие круги США отказываются признавать тот факт, что именно они сыграли главную роль в создании исламских организаций террористического толка и, в частности, Талибана, где был воспитан и взращен будущий международный террорист # 1 - Осама Бен Ладен» - пишет некто Норм Диксон (Norm Dixon) в своей статье «Как ЦРУ создавало Осаму Бен Ладена» и продолжает, - «Американские СМИ тоже почему-то крайне мало интересуются историей происхождения этой зловещей фигуры и тем, как зарождался и эволюционировал исламский фундаментализм».

Еще в 1985 году американский президент Рональд Рейган не переставал расхваливать «подвиги борцов за свободу», противостоящих «империи зла» (СССР) в горах Афганистана, в Анголе, в Кампучии и в Центральной Америке... В ряду «воюющих за святое дело» далеко не последним стоял тогда еще мало кому известный Осама Бен Ладен. Но времена изменились. После нападения неизвестных террористов на Америку 11 сентября 2001 года, что унесло жизни более шести тысяч ни в чем не повинных людей, недавний «борец за свободу» Бен Ладен тут же превратился в «бесчеловечного злодея» и «организатора и руководителя террористов».

В апреле 1978 года власть в Афганистане перешла в руки НДПА, которая провозгласила проведение радикальных социальных реформ, включающих передачу земли крестьянам, развитие образования и соцобеспечения, установление равенства женщины с мужчиной, отделение церкви от государства и т.д. Во внешней политике был взят курс на укрепление и расширение отношений с СССР. Подобные перемены не могли не вызвать ярость у крупных землевладельцев, клерикалов и племенных вождей. Прикрываясь лозунгом о «защите Ислама», они тут же приступили к организации сопротивления прогрессивной политике нового правительства. Вашингтон, опасаясь распространения «влияния Советов» не только на Афганистан, но и на Пакистан, Иран и государства Персидского залива, немедленно предложил свою помощь нарождающемуся «движению моджахедов».

После свержения очередного афганского лидера в декабре 1979 года советские войска вошли в Афганистан, что только активизировало сопротивление со стороны исламских фундаменталистов, так как их борьба приобрела статус «джихада» и «национально-освободительной войны» в глазах большинства простых афганцев. В конце концов, в 1989 году СССР был вынужден вывести свои войска из Афганистана, и Кабул заняли моджахеды.

В период с 1978 по 1992 годы США потратили на поддержку «движения сопротивления» моджахедов от 6 до 20 млрд. долларов. Примерно такие же денежные вливания были сделаны Саудовской Аравией, плюс еще миллионы долларов поступили от арабских богачей, включая и Бен Ладена.

С самого начала формированием американской политики в Афганистане занимался советник по национальной безопасности в администрации президента Картера Збигнев Бжезинский. Он считал, что «задачей США является не только заставить Советы убраться из Афганистана, но и распространить исламский фанатизм на центрально-азиатские республики и дестабилизировать ситуацию в СССР». Подобные планы Бжезинского полностью совпадали с амбициями пакистанского военного диктатора 3ия Уль Хака, стремящегося к доминированию в этом регионе. Подконтрольные американскому правительству «Радио Свобода» и «Радио Свободная Европа» развернули широкое вещание на Центральную Азию, воспевая «исламскую революцию» в соседнем Афганистане.

Среди движения моджахедов Вашингтон выделял фракцию под руководством Гульбеддина Хекматияра. Этот «борец за свободу» «прославился» еще в 70-х годах, когда на улицах плескал кислотой в лицо женщин, осмелившихся появиться без паранджи. А в 1992 году, когда Кабул уже фактически был взят моджахедами, Хекматияр обстреливал город ракетами американского производства до тех пор, пока ему не гарантировали пост премьер-министра в новом правительстве. (Тогда было убито не менее 2 тысяч мирных горожан). В то время с Хекматияром и его организацией тесно сотрудничал и Бен Ладен.

Мало кто знает, что помимо «национально-освободительной борьбы» Хекматияр контролировал разведение мака и наркотрафик из Афганистана в Европу и США. (В те годы афганский героин составлял около 60% американского рынка наркотиков). Несмотря на это Хекматияр пользовался большой поддержкой со стороны ЦРУ. В связи с этим хочется привести слова бывшего высокопоставленного сотрудника ЦРУ, руководившего операциями в Афганистане: «Нашей главной задачей было нанесение как можно большего ущерба Советам... Что касается наркотиков, то эта проблема несколько выпала из поля зрения. Но главная задача была выполнена - Советы ушли из Афганистана».

По словам корреспондента "Far Eastern Economic Review" Ахмеда Рашида (Ahmed Rashid), в 1986 году тогдашний директор ЦРУ Вильям Кейси дал добро на вербовку моджахедов для афганского «джихада». В период с 1982 по 1992 годы в соседний Пакистан прибыло не менее 100 тысяч исламских боевиков, готовых принять участие в боевых действиях в Афганистане.

Согласно собственному расследованию, проведенному бывшим корреспондентом АВС Джоном Кули (John Cooley), перед тем, как отправиться в Афганистан, будущие «воины Аллаха» проходили спецподготовку в тренировочном лагере ЦРУ в штате Вирджиния. Там рекрутов-мусульман из Египта, Иордании и других арабских стран, а также так называемых «черных мусульман» обучали искусству ведения «партизанской войны» и проведения «терактов».

В британской газете Independent за 1 ноября 1998 года была напечатана заметка о том, что один из террористов, участвовавших в подрыве американских посольств в Кении и Танзании Али Моххамед, в 1989 году занимался подготовкой и обучением боевиков из организации Бен Ладена. В свою очередь эти боевики были завербованы в Центре беженцев «Kifar», расположенном в Бруклине (Нью-Йорк). Затем на территории США они прошли полувоенную подготовку и с помощью американских спецслужб были переброшены в Афганистан, где успешно влились в отряды Хекматияра. А вышеупомянутый Моххамед даже проходил службу в американском элитном подразделении «Зеленые береты».

Как утверждала Independent, вся эта программа была лишь частью одобренного Вашингтоном плана под названием «Операция Циклон». Для распределения денег, оружия и оборудования среди различных организаций и движений моджахедов в Пакистане было создано специальное «управление материально-технического обеспечения» Maktab al Khidamat (МАК). Этот самый МАК фактически управлялся и контролировался управлением ЦРУ, отвечающим за взаимодействие с разведслужбами других стран (так называемое ISI - Inter-Service Intelligence).

Именно через ISI ЦРУ и Саудовская Аравия осуществляли тайную поддержку "афганского сопротивления». А Бен Ладен был одним из трех руководителей МАК. Позднее, в 1989 году, он единолично возглавил эту организацию, распределявшую всю помощь, поступавшую в адрес моджахедов из-за рубежа. Среди воспитанников Али Мохаммеда был некто Эль Саид Носэр (El Sayyid Nosair), посаженный в 1995 году в тюрьму за убийство израильского политика правого толка Рабби Кохане и планирование взрывов ВТЦ в Нью- Йорке в 1993 году. По предположению Independent, египетскому религиозному проповеднику шейху Омару Абдель Рахману, также оказавшемуся в тюрьме за планирование взрыва в ВТЦ, в «Операции Циклон» была отведена особая роль. Известно, что с согласия спецслужб в 1996 году шейх побывал в США. И как сообщила Independent, в секретном докладе ЦРУ говорилось, что «Управление частично признает свою вину» за взрыв ВТЦ в 1993 году.



Осама Бен Ладен, один из 20 сыновей арабского миллиардера, появился в Афганистане в 1980 году. Религиозный фанатик и крупный бизнесмен, Бен ладен стал заниматься вербовкой, финансированием и подготовкой новых моджахедов. (Через его руки прошли примерно 35 тысяч добровольцев из других стран). Семья Бен Ладена занимает важное положение среди правящей элиты Саудовской Аравии, имеет тесные связи с королевской семьей Саудитов. В свое время отец Бен Ладена получил крупные и очень важные строительные контракты на реконструкцию главных мусульманских святынь - мечетей в Мекке и Медине. К 1966 году его бизнес превратился в крупнейшую частную строительную компанию в мире.

До того, как в 1994 году семья Осамы отреклась от него и лишила его доли в семейной собственности, его личное состояние оценивалось в 5 млрд долларов.

Однако в 80-х годах Бен Ладен действовал в Афганистане с молчаливого благословения своей семьи и реакционного режима Саудовской Аравии. ЦРУ также было полностью в курсе всех его дел. Вот слова бывшего резидента ЦРУ в Пакистане (который, правда, заявлял, что никогда не встречался в Бен Ладеном) Милта Бердена (Milt Bearden): «Знал ли я, что он там находился в тот период времени? Конечно, знал. Для поддержки моджахедов он ежемесячно получал из Саудовской Аравии и других государств Залива порядка 20-25 млн. долларов. Это серьезная сумма. Более 200-300 млн. в год - большая личная заслуга Бен Ладена».

В 1986 году Бен Ладен сумел доставить в Афганистан тяжелую строительную технику, с помощью которой построил в афганских горах хорошо укрепленные тренировочные лагеря для моджахедов и даже провел к ним дороги. Эти лагеря, строившиеся с помощью ISI и ЦРУ, сегодняшний Вашингтон называет «академией террористов». А все так называемые моджахеды, включая рекрутов из-за рубежа, оплачивались Бен Ладеном, вооружались ЦРУ и обучались инструкторами из США, Великобритании и Пакистана.

В интервью газете Observer 13 августа 2000 года бывший британский спецназовец, тайно воевавший на стороне моджахедов, Том Кэрью (Тот Carew), заявил: «Американцы особенно стремились научить афганцев проведению терактов в городе, подрыву машин и тому подобное, для того, чтобы иметь возможность наносить удары по русским войскам, расквартированным в городах... Многие из тех учеников сегодня используют приобретенные знания и опыт против всех, кого они ненавидят».

Организация Аль Кайда была создана Бен Ладеном в 1987-88 годах для того, чтобы придать статус законного бизнес-предприятия своей активности по материально-техническому обеспечению «джихада» в Афганистане. Правда, в качестве его главного бизнес-партнера стал выступать Талибан, а не ISI и ЦРУ.

США стали называть Бен Ладена «террористом» только после того, как он рассорился с Саудовской королевской семьей по поводу размещенного в Саудовской Аравии 540-тысячного контингента американских войск. Поняв, что после окончания первой войны в персидском заливе, американские войска остаются в Саудовской Аравии, Бен Ладен буквально вскипел от ярости и встал в жесткую оппозицию правящему режиму. Он обозвал режимы в Саудовской Аравии и Египте такими же марионетками в руках США, какой была НДПА в руках СССР.

Бен Ладен призвал «всех правоверных мусульман» вышвырнуть американцев из всех государств Персидского залива и свергнуть «холуйские режимы». За это в 1994 году он был лишен саудовского гражданства и вынужден был покинуть страну. После двухгодичного пребывания в Судане в мае 1996 года Бен Ладен вернулся в Афганистан. Там его услуги и опыт были востребованы новым правящим режимом Талибана. Бен Ладен возродил деятельность своих тренировочных лагерей и приступил к подготовке новых моджахедов для будущего джихада. Со временем его боевики превратились в главную военную силу Талибана.

До терактов 11 сентября правящая элита в США так и не решилась повиниться в своих «грязных играх» с людьми, подобными Бен Ладену, Хекматияру и представителями Талибана. Однако, и после трагедии ничего не изменилось. Власть абсолютно лицемерна, отказываясь признать возможную связь между «семенами зла», посеянными в 80-х, и сегодняшними угрозами и вызовами самой этой власти. В этой связи характерны слова из интервью бывшего члена сенатского комитета по разведке и нынешнего сенатора Орина Хэтча (Orrin Hatch), который на вопрос о «сомнительных сделках» администрации с моджахедами заявил, что поступил бы точно так же, если бы даже знал, каким злом обернутся «игры с Бен Ладеном»: «Игра стоит свеч. Она сыграла важную роль в деле распада СССР». Сегодня же голос Хэтча слышен в хоре тех, кто призывает к немедленным «ударам возмездия».


В заключение приведем слова мэтра от политики Збигнева Бжезинского: «Что было важнее с исторической точки зрения? Проблема Талибана или падение советской империи? Кучка возбужденных мусульман «с тараканами в голове» или освобождение Центральной Европы и окончание холодной войны?»

„ИМПЕРИЯ ЛЖИ“.
http://namakon.ru/articles.php?id=12&p=1&page=1



ЦРУ заманило СССР в Афганистан. В связи с варварской агрессией США против Афганистана газета «Volksstimme» перепечатала отрывки из старого интервью Збигнева Бзежинского французскому журналу «Le Nouvel Observateur» (15-21 января 1999 г.). Американский иудополяк подтвердил, что ЦРУ начало оказывать помощь моджахедам за 6 месяцев до ввода советских войск в Афганистан. ЦРУ их там ждало и заранее готовилось. Картер подписал указ о тайной помощи еще 3 июля 1979 г. Бжезинский похвалился, что он сам это все «провернул». На вопрос, не сожалеет ли он о содеянном, ответил: «Сожалеть? Эта тайная операция была отличной идеей. Она привела к тому, что русские попались в афганскую мышеловку, и вы хотите, чтобы я об этом сожалел?!»

http://www.duel.ru/200206/?06_7_12



Афганистан: бумеранг террора


Все чаще в один прекрасный момент друзья западных разведок становятся их врагами. Особо ясно это проявилось после войны в Афганистане. Она предоставила американцам желанную возможность без особых усилий получать военную технику и вооружение, которое иначе можно было бы найти лишь в странах Варшавского договора. В американских, британских, французских и немецких оружейных лабораториях образцы трофейного советского оружия исследовались на предмет выявления слабых мест. Но в первую очередь Афганская война стала примером того, как люди, обученные спецслужбами сегодня в качестве друзей, уже завтра могут стать врагами.

Афганские моджахеды подготавливались, обучались, вооружались и финансировались западными спецслужбами, прежде всего ЦРУ и пакистанской “межведомственной“ разведкой ISI (Inter-Services Intelligence Directorate) - одной из лучших разведслужб мира. Они должны были вести “священную войну” против советских оккупантов. Но после ухода советских войск из Афганистана питомцы ЦРУ повернулись против своих бывших защитников и учителей. Они поставили свои способности и умение на службу террористам во всем мире.

Группы пакистанцев, афганцев и тысячи иностранных мусульманских добровольцев из арабских стран, Ирана, Турции и даже далеких исламских сообществ, вроде Филиппин и Малайзии, прибывали для обучения в ЦРУ. И ISI, и ЦРУ закрывали в Афганистане глаза на продолжавшуюся в Афганистане и поныне прибыльную торговлю опиумом и героином, которая началась, чтобы финансировать войну. Эта торговля продолжает заливать и Западную Европу, и территорию бывшего СССР наркотиками.

ЦРУ и спецподразделения американской армии готовили моджахедов к “малой войне”. В учебном центре ЦРУ Камп-Пири в Вирджинии они постигали эту сложную науку: как задушить человека стальной струной, как пользоваться автоматическим оружием с глушителем, как делать бомбы и осуществлять с их помощью акты саботажа. Кроме того, сотрудники ЦРУ и бывшие бойцы британских сил спецназначения SAS обучали моджахедов в секретных лагерях в Султанате Оман и в Саудовской Аравии. Но после ухода русских из Афганистана ни ЦРУ, ни сотрудничавшие с ними в Афганистане спецслужбы (БНД, Моссад и СИС), не поняли, что демобилизовать следует и воинственных мусульманских добровольцев. Таким образом вышло так, что палестинские “афганцы” организовали у себя на родине палестинскую террористическую группировку “Хамас”. С того времени она совершила немало кровавых террористических нападений на израильтян. Другие бойцы вернулись к себе домой в Алжир, Египет или Судан и обучали местную молодежь тем навыкам, которыми их в свое время обучило ЦРУ. Иорданские “афганцы” после своего возвращения взорвали кинотеатр и планировали покушение на короля Хуссейна.

Египетские и алжирские “афганцы” сегодня стали вождями радикальных исламских группировок GIA (“Вооруженная исламская группа”) и “Джихад”. Как и брат убийцы египетского президента Анвара Садата, сыновья слепого шейха Омара Абделя Рахмана, который отбывает в США пожизненное заключение за причастность к взрыву бомбы во Всемирном торговом центре в Нью‑Йорке (1993), воевали в Афганистане. Там они, кроме военного обучения, впитали в себя и цели исламского фундаментализма и совершают во всем мире нападения и террористические акты, чтобы воплотить свое мировоззрение. Все чаще бывшие “заводилы” “афганцев” становятся их жертвами. Как и в теракте в Саудовской Аравии в 1995 году, когда погибли 5 американцев, так и в нападении на Дахран, где в июне 1996 года было убито 19 американцев, были замешаны “афганцы”. “Афганцы”, продукт ЦРУ, стали сегодня соединяющим звеном, вернее, даже детонатором исламистского террора в арабском мире.
Удо Ульфкотте, "Совершенно секретно: БНД.

Скачать файл: За кулисами Федеральной разведывательной службы Германии" [222,1 Kb]


СТАРО КАК МИР


Укрепление мусульманского экстремизма и расширение нынешних проявлений терроризма со стороны исламистов лежит целиком на совести разведок Великобритании и США. Этот вывод сделан бывшим сотрудником британских частей спецназначения Томом Кэрью, опубликовавшим в Лондоне мемуары "Джихад" - книгу воспоминаний о борьбе британских и американских разведслужб в Афганистане в 80-е годы против СССР.

"Мусульманские наемники со всего мира, - пишет офицер, - получили военную и идеологическую подготовку. - И сегодня многие из "непримиримых" активно используют накопленный багаж знаний и опыта для войны против того, что они ненавидят".

В мемуарах отмечается, что Великобритания и США в годы советско-афганского военного конфликта вели против СССР тайную операцию под кодовым названием "Фарадей". Ее суть заключалась в создании тренировочных лагерей, в том числе в Шотландии, для подготовки боевиков-мусульман; в засылке американских и британских диверсантов из элитных частей спецназа для ведения разведки в районах Кандагар-Баграм-Кабул; организации нелегальных поставок вооружений для муджахеддинов; инструктировании "непримиримых" по тактике диверсионной деятельности.

Операция "Фарадей" курировалась министерством обороны Великобритании и Пентагоном. Непосредственными исполнителями задач были сотрудники британских десантных подразделений САС и американского Агентства военной разведки ДИА. Рассказ Кэрью об операции "Фарадей" - первое публичное упоминание об этой закулисной военно-политической акции Запада против России. В Афганистане Том Кэрью воевал против советских солдат, сбивал вертолеты, собирал образцы вооружений и проводил диверсионные акции. Он не имел при себе никаких документов, был вооружен трофейным оружием и одет по исламским обычаям. По воспоминанию офицера, он неоднократно был свидетелем нелегальной перевозки из Афганистана наркотиков, но Запад "предпочитал закрывать на это глаза".

"Одной из точек несогласия" Лондона и Вашингтона по операции "Фарадей" Том Кэрью назвал противодействие Великобритании "активным намерениям" США учить муджахеддинов технике проведения диверсий в крупных городах России - организации террористических взрывов в жилых кварталах.

Сергей БАЖЕНОВ
http://www.duel.ru/200036/?36_7_7



Олег ГУБАЙДУЛИН

Как рота спецназа "Каскад" разгромила гвардию Бен Ладена


/5.7.2004/

Ровно 20 лет назад детище известных террористов Гульбеддина Хекматияра и Усамы бен Ладена - элитное спецподразделение афганских моджахедов "Черный аист" - впервые потерпело сокрушительное поражение. В роли обидчиков пернатых духов выступили 23 бойца cпецназа Главного разведывательного управления СССР.


СПЕЦНАЗ ЕСТЬ СПЕЦНАЗ

Вспоминает председатель совета директоров ОАО "КТК" Сергей Клещенков:

- Хотя я как военнослужащий был откомандирован во время конфликта в Афганистан, лично с "аистами" мне сталкиваться не приходилось. Однако наслышаны о них были все - и рядовые, и командование.

Подразделение "Черный аист" Гульбеддин Хекматияр организовал из отборнейших головорезов, прошедших усиленную подготовку под руководством американских и пакистанских инструкторов. Каждый "аист" одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т.д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия и отличались звериной жестокостью: советских военнопленных они пытали не хуже гестаповцев.

Хотя "Черные аисты" гордо заявляли, что ни разу не терпели поражения от советских войск, это было правдой лишь отчасти. И касалось только первых лет войны. Дело в том, что наши строевые части были подготовлены не для партизанской войны, а для проведения широкомасштабных боевых операций. Поэтому сначала они несли ощутимые потери.

Учиться приходилось на практике. Причем как солдатам, так и офицерам. Но не обходилось без трагических казусов. Например, майор, носивший странное прозвище Ноль восемь, поднял в небо боевые вертолеты и полностью уничтожил на марше колонну наших союзников, бойцов Бабрака Кармаля. Позже я узнал, что "ноль-восемь" - это плотность дуба. В то же время бойцы спецназа были намного лучше подготовлены и на фоне таких "дубовых" майоров выглядели просто блестяще.

Кстати, до афганской войны в этом подразделении служили исключительно офицеры. Решение о привлечении солдат и сержантов срочной службы в ряды спецназа было принято советским командованием уже во время конфликта.


ЗАДАНИЕ - СВОБОДНЫЙ ПОИСК

В том страшном бою принял участие единственный казахстанец сержант отдельной 459-й роты отряда "Каскад" ГРУ СССР алматинец Андрей Дмитриенко.

Группа советских спецназовцев угодила в засаду, умело расставленную "аистами", при выполнении самого обычного задания.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

- Мы получили информацию о том, что какая-то банда разгромила караван наливников-бензовозов в 40 километрах от Кабула. По сведениям армейской разведки, эта автоколонна везла секретный груз - новые китайские реактивные минометы и, возможно, химическое оружие. А бензин был простым прикрытием.

Нашей группе было необходимо найти уцелевших солдат, груз и доставить их в Кабул. Численность обычной штатной группы спецназа - десять человек. Причем чем меньше группа, тем легче работать. Но в этот раз было решено объединить две группы под командованием старшего лейтенанта Бориса Ковалева и усилить их опытными бойцами. Поэтому в свободный поиск отправился стажер старший лейтенант Ян Кушкис, а также два прапорщика Сергей Чайка и Виктор Строганов.

Выступили мы днем, налегке, в самую жару. Ни касок, ни бронежилетов брать не стали. Считалось, что спецназовцу стыдно надевать всю эту амуницию. Глупо, конечно, но это неписаное правило всегда строго выполнялось. Мы даже еды достаточно с собой не взяли, так как планировали вернуться засветло.

Каждый из бойцов нес автомат АКС-74 калибра 5,45 мм, а офицеры предпочитали АКМ калибра 7,62 мм. Кроме того, на вооружении группы находились 4 ПКМ - модернизированные пулеметы Калашникова. Это очень мощное оружие стреляло теми же патронами, что и снайперская винтовка Драгунова - 7,62 мм на 54 мм. Хотя калибр тот же, что и у АКМ, но гильза длиннее, поэтому и заряд пороха более мощный. Кроме автоматов и пулеметов каждый из нас прихватил с собой около десятка оборонительных гранат "эфок" - Ф-1, с разлетом осколков 200 метров. Наступательные РГД-5 мы презирали за маломощность и глушили ими рыбу.

Сводная группа шла по холмам параллельно трассе Кабул - Газни, которая очень сильно напоминает трассу в Алматинской области Чилик - Чунджа.

Отлогие и длинные подъемы вымотали нас намного сильнее, чем самые крутые скалы. Казалось, что им никогда не будет конца. Идти было очень трудно. Спину жарили лучи высокогорного солнца, а раскаленная, словно сковорода, земля дышала нам в лицо нестерпимым обжигающим жаром.


ЛОВУШКА НА КАЗАЖОРЕ

Около 19 часов вечера командир объединенной группы Ковалев принял решение "садиться" на ночь. Бойцы заняли вершину сопки Казажора и принялись складывать из базальтового камня бойницы - круглые ячейки высотой в полметра.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

- В каждом таком укреплении находилось по 5-6 человек. Я лежал в одной ячейке с Алексеем Афанасьевым, Толкыном Бектановым и двумя Андреями - Моисеевым и Школеновым. Командир группы Ковалев, старший лейтенант Кушкис и радиотелеграфист Калягин расположились метрах в двухстах пятидесяти от основной группы.

Когда стемнело, мы решили закурить, и тут с соседних высоток по нам внезапно ударили пять ДШК - крупнокалиберных пулеметов Дегтярева-Шпагина. Этот пулемет, красноречиво прозванный в Афганистане "королем гор", СССР в семидесятых годах продал Китаю. Во время афганского конфликта функционеры Поднебесной не растерялись и перепродали это мощное оружие душманам. Теперь нам пришлось испытать страшную силу пяти крупнокалиберных "королей" на своей собственной шкуре.

Тяжелые пули калибра 12,7 мм крошили хрупкий базальт в пыль. Выглянув в бойницу, я увидел, как снизу на нашу позицию накатывает толпа душманов. Их было человек двести. Все строчили из "калашниковых" и орали. Кроме кинжального огня ДШК атакующих прикрывали автоматы их затаившихся в укрытиях единоверцев.

Мы сразу же обратили внимание на то, что духи вели себя совсем не так, как всегда, а чересчур уж профессионально. Пока одни делали стремительный рывок вперед, другие били по нам из автоматов так, что не давали поднять головы. В темноте мы могли разглядеть только силуэты стремительно наступающих моджахедов, которые сильно смахивали на бестелесные призраки. И от этого зрелища становилось жутко. Но даже нечеткие контуры бегущих врагов то и дело терялись.

Сделав очередной бросок, душманы мгновенно падали на землю и натягивали на головы темные капюшоны черных американских "алясок" или темно-зеленые камуфляжные куртки. Из-за этого они полностью сливались с каменистой почвой и на некоторое время затаивались. После чего атакующие и прикрывающие менялись ролями. При этом огонь не затихал ни на секунду.

Это было очень странно, если принять во внимание, что большинство моджахедов обычно были вооружены автоматами Калашникова китайского и египетского производства. Дело в том, что египетские и китайские подделки АКМ и АК-47 не выдерживали длительной стрельбы, так как были изготовлены из низкокачественной стали. Их стволы, нагреваясь, расширялись, и пули летели очень слабо. Выпустив два-три рожка, такие автоматы просто начинали "плеваться".

Подпустив "духов" метров на сто, мы ударили в ответ. После того как наши очереди скосили несколько десятков атакующих, душманы поползли назад. Однако радоваться было рано: врагов оставалось еще слишком много, а боеприпасов у нас явно не хватало. Хочу особо отметить совершенно идиотский приказ министерства обороны СССР, согласно которому на один боевой выход бойцу выдавалось не более 650 патронов. Забегая вперед, скажу, что после возвращения мы сильно поколотили того старшину, что выдавал нам боеприпасы. Чтобы больше не выполнял таких тупых приказов. И помогло!


ПРЕДАТЕЛЬСТВО КОМАНДОВАНИЯ

Сообразив, что ни сил, ни боеприпасов нашей группе не хватит, радиотелеграфист Афанасьев принялся вызывать Кабул. Я лежал рядом с ним и собственными ушами слышал ответ оперативного дежурного по гарнизону. Этот офицер на просьбу выслать подкрепление безразлично ответил: "Выкручивайтесь сами".

Только теперь я понял, почему бойцов спецназа называли одноразовыми.

Тут в полной мере проявился героизм Афанасьева, который выключил рацию и громко заорал: "Ребята, держитесь, помощь уже идет!"

Это известие воодушевило всех, кроме меня, так как я один знал страшную правду.

Патронов у нас оставалось совсем немного, группа вынуждена была переставить переводчики огня на одиночные выстрелы. Все наши бойцы стреляли прекрасно, поэтому многие из моджахедов были поражены именно одиночным огнем. Осознав, что в лоб нас не взять, "духи" пошли на хитрость. Они принялись кричать, что мы по ошибке напали на своих союзников, бойцов царандоя - афганской милиции.

Зная, что душманы при свете дня воюют очень плохо, прапорщик Сергей Чайка принялся тянуть время в надежде дожить до утра и дождаться подкрепления. С этой целью он предложил противнику переговоры. Душманы согласились.

В качестве парламентеров отправился сам Чайка с Матвиенко, Барышкиным и Рахимовым. Подпустив их метров на 50, "духи" неожиданно открыли огонь. Александр Матвиенко был убит первой же очередью, а Миша Барышкин получил тяжелые ранения. До сих пор помню, как он, лежа на земле, судорожно дергается и кричит: "Ребята, помогите! Мы истекаем кровью!"

Все бойцы как по команде открыли заградительный огонь. Благодаря этому Чайке с Рахимовым каким-то чудом удалось вернуться. К сожалению, спасти Барышкина нам не удалось. Он лежал метрах в ста пятидесяти от наших позиций, на открытом месте. Вскоре он затих.


НЕОЖИДАННЫЙ ПРОРЫВ

Интересно, что по ячейке командира группы Ковалева, где он находился вместе со старшим лейтенантом Кушкисом и радиотелеграфистом Калягиным, "духи" почти не стреляли. Все силы противник сосредоточил на нас. Может быть, моджахеды решили, что трое бойцов все равно никуда не денутся? Такое пренебрежение сыграло с нашими врагами злую шутку. В тот момент, когда наш огонь от недостатка патронов катастрофически ослаб и мы не могли больше сдерживать натиск наступающих "духов", им в тыл неожиданно ударили Ковалев, Кушкис и Калягин.

Услышав разрывы гранат и треск автоматных очередей, мы поначалу даже решили, что к нам подошло подкрепление.

Но тут в нашу ячейку скатился командир группы вместе со стажером и радистом. Во время прорыва они уничтожили около полутора десятков "духов".

В ответ обозленные моджахеды, не ограничиваясь убийственным огнем пяти ДШК, принялись бить по ячейкам из ручных гранатометов. От прямых попаданий слоистый камень разлетался на куски. Многие бойцы были ранены осколками гранат и камня. Так как мы не взяли с собой перевязочных пакетов, то пришлось перевязывать раны рваными тельниками.

К сожалению, у нас не было тогда ночных прицелов, а инфракрасный бинокль имелся только у Сергея Чайки. Высмотрев гранатометчика, он кричал мне: "Гад на семь часов! Мочи его!" И я посылал туда короткую очередь. Сколько человек я уложил тогда, точно не знаю. Но, наверное, около 30.

Этот бой не был для меня первым, и мне уже приходилось убивать людей. Но на войне убийство убийством не считается - это просто способ выжить самому. Здесь надо быстро на все реагировать и очень точно стрелять.

Когда я уходил в Афган, мой дед-пулеметчик, ветеран Великой Отечественной войны, сказал мне: "Никогда не разглядывай врага, а сразу стреляй в него. Рассмотришь потом".

Перед отправкой политработники говорили нам, что моджахеды отрезали у наших убитых солдат уши, носы и другие органы, выкалывали глаза.

После своего прибытия в Кабул я обнаружил, что наши тоже отрезают уши у убитых "духов". Дурной пример заразителен, и вскоре я занялся тем же самым. Но мою страсть к коллекционированию прервал особист, который поймал меня на 57-м ухе. Все сушеные экспонаты, разумеется, пришлось выбросить.


НЕ ПОПАЛ В ЦИРК - ОКАЗАЛСЯ В СПЕЦНАЗЕ

Признаюсь, за весь тот бой я десять раз пожалел, что не остался в Печорах сержантом.

Печеры-Псковские - это город под Питером, где расположена база подготовки спецназа ГРУ СССР.

Там готовили командиров отделений, радиотелеграфистов, разведчиков и минеров.

Я искусно сымитировал полное отсутствие слуха и, успешно "откосив" от рации, прорвался в разведчики.

Готовили нас очень основательно. Мы постоянно бегали 10-километровые кроссы, бесконечно отжимались на брусьях и подтягивались на турнике, стреляли из всех видов стрелкового оружия и отрабатывали действия с ножом на чучелах из гофрированного картона. Такой картон лучше всего имитирует человеческое тело.

Кроме того, изучали подрывное дело и тренировали силу воли в подземных лабиринтах, где нас атаковали виртуальные танки.

Учился я так хорошо, что меня даже хотели оставить там инструктором-сержантом. Чтобы этого не произошло, я совершил несколько дисциплинарных нарушений и полностью разочаровал в себе начальника курсов. Он махнув на меня рукой сказал, что в спецназ попадают все разгильдяи, которых не принимают в цирк или в тюрьму.

Кроме того, что я рвался в Афган, у меня абсолютно не сложились отношения с неким сержантом Перетяткевичем. Он, будучи кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе, проиграл мне борцовский поединок. После этого стал ко мне придираться и "стучал" на меня командирам. Поэтому, когда 27 апреля 1984 года мы, двое разведчиков и пятеро радиотелеграфистов, оказались в Кабуле, я был просто счастлив.


РАЗВЯЗКА

Ночной бой достиг своей кульминации в 4 часа утра, когда "духи" решительно пошли в очередную атаку. Патронов они не жалели и громко вопили: "Шурави, таслим!" - аналог фашистского "Рус, сдавайс!"

Меня трясло от холода и нервного напряжения, но больше всего угнетала полная неопределенность. И я очень боялся. Боялся неминуемой смерти и возможных пыток, боялся неизвестности. Тот, кто говорит, что на войне не страшно, - либо там не был, либо лжет.

Мы израсходовали почти все боеприпасы. Последний патрон для себя никто не берег. Его роль у спецназовцев исполняет последняя граната. Это гораздо надежнее и еще нескольких врагов с собой утащить можно.

У меня оставалось еще семь патронов, пара гранат и нож, когда мы принялись договариваться между собой о том, кто добьет раненых. Решили, что те, на кого укажет жребий, заколют их ножами. Оставшиеся патроны - только для врага. Это звучит ужасно, но в живых оставлять товарищей было нельзя. Моджахеды зверски пытали бы их перед смертью.

Бросая жребий, мы услышали шум вертолетных винтов. Я на радостях бросил в душманов последние гранаты. А потом, как холодом, обдала страшная мысль: вдруг вертолеты пройдут мимо?

Но мимо они не прошли. Оказалось, что нам на выручку прилетели вертолетчики "залетного" Александрийского полка, базировавшегося под Кандагаром. В этом полку служили офицеры-штрафники, имевшие многочисленные проблемы по службе. Когда наша рота стояла рядом с этими вертолетчиками, мы не раз пили с ними водку. Но хотя дисциплина хромала у них на обе ноги, зато они ничего не боялись. Несколько транспортных Ми-8 и боевых Ми-24, более известных как "крокодилы", ударили по душманам из пулеметов и отогнали их от наших позиций. Быстро загрузив в вертолеты двух убитых и 17 раненых товарищей, мы запрыгнули сами и оставили противника кусать локти.


УСАМА ОТ ЗЛОСТИ РАСТОПТАЛ ЧАЛМУ

Впоследствии разведцентр ограниченного контингента советских войск в Афганистане получил данные, что в том бою нашей группой было уничтожено 372 натасканных боевика. Также выяснилось, что командовал ими молодой и мало кому известный тогда Усама бен Ладен. Агентура свидетельствовала, что после этого боя будущий знаменитый террорист вне себя от ярости топтал собственную чалму и последними словами крыл своих помощников. Это поражение легло на "аистов" несмываемым пятном позора.

Во всех афганских селениях, контролируемых "духами", был объявлен недельный траур, а главари моджахедов поклялись уничтожить всю нашу 459-ю роту.

Жаль, что никто из нас не всадил в бен Ладена пулю: в мире было бы теперь гораздо спокойнее и башни-близнецы в Нью-Йорке стояли бы сейчас на своем месте. Правда, он вряд ли бегал в атаку вместе с "аистами". Наверняка отсиживался за каким-нибудь бугорком.

После этого боя мы не просыхая пили целых две недели. И никто не высказал нам ни единого слова упрека. Командир группы старший лейтенант Борис Ковалев, стажер старший лейтенант Ян Кушкис, прапорщик Сергей Чайка, радиотелеграфист Калягин и геройски погибшие Александр Матвиенко и Михаил Барышкин были награждены орденами Красной Звезды. Остальных бойцов награждать почему-то не стали. Они получили награды уже за другие операции.

Хоть и частично, но "духам" удалось исполнить свою клятву. Так, 19 сентября 1984 года они на наших глазах расстреляли из ДШК вертолет, в котором находились Борис Ковалев, Алексей Афанасьев, Стратьев и другие наши товарищи. Они летели к нам вместе с подкреплением, когда наша группа заперла в ущелье крупный караван душманов с оружием. Подбитый вертолет загорелся и рухнул вниз. Пару часов спустя мы сполна расплатились с моджахедами, но ребят уже не вернешь…

В настоящее время кавалер боевых российских орденов "За доблесть" и "Боевое братство", медалей "За отвагу", "За ратную доблесть" Андрей Дмитриенко воспитывает молодежь в военно-спортивном патриотическом клубе "Аскер", созданном при Союзе ветеранов Афганистана в Алматы.

http://www.afghanistan.ru/doc.xhtml?id=2518



О СТРАХЕ


Пусть это звучит и пафосно, но заговорить о ранее засекреченных операциях спецслужб СССР и написать об этом роман Николай Крещановский решил в память о боевых товарищах, которые погибли в пустынях Африки и джунглях Центральной Америки. По словам отставного полковника, в какой-то момент ему стало невыносимо смотреть американские боевики о подвигах западных суперменов. Наши бойцы спецподразделений подчас были на голову выше своих противников в холодной войне. Но об их подвигах и уникальных операциях фильмов не снимают. Возможно, именно поэтому автор назвал свою трилогию «Потерянные». Первая книга «Безвизовый транзит» на днях увидела свет в издательстве «Нора-Друк».

- Несмотря на то, что вы «засветили» операции советских спецслужб, сами стараетесь оставаться в тени. Это что, страх или привычка разведчика?

- В романе «Потерянные» я не выдаю никаких государственных тайн бывшего Союза, - рассказывает Николай Крещановский. - Никогда не забываю о кодексе чести офицера, военной присяге и долге. То, о чем я рассказываю, уже не является суперсекретной информацией. Просто об этом до меня никто не говорил. И чтобы избежать лишних разговоров, я избрал для книги форму приключенческого романа, а не документальных мемуаров. Мой литературный псевдоним не имеет в данном случае ничего общего с псевдонимом разведчика... Если же говорить о страхе, то он скоропостижно скончался вместе с Советским Союзом в 1991 году. А привычек у разведчика быть не может.

- Когда вас отобрали в батальон глубинной тыловой разведки, вы знали, что будете совершать рейды на территорию противника, причем с ничтожными шансами вернуться назад?

- Ну, скажем, отбирали не меня, а литературного героя. Но если вам удобно считать меня в какой-то мере прототипом, что ж, извольте... Конечно, мы отдавали себе отчет в том, что нам придется делать и какие у нас шансы на выживание. Нас готовили «работать» без поддержки, а иногда и без связи, готовили выживать, уничтожать противника и... спасать людей. Одной спасательной операции, после которой из нашей группы живыми вернулись только двое, я посвятил часть второй книги. Это было в середине восьмидесятых - мы получили задание вытащить из пакистанского лагеря для военнопленных племянницу первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Шарафа Рашидова.

- Даже такие люди попадали в плен?

- Как раз в это время разгорелись так называемые хлопковые скандалы. Следователи Гдлян и Иванов вели расследования многомиллионных махинаций в Узбекистане, к которым были причастны высшие руководители республики. Опасаясь разоблачения, Рашидов застрелился. Или ему помогли это сделать, чтобы избавиться от важного свидетеля. Но поиски его денег не прекращались и после смерти. Вероятно, некоторые руководители в Кремле предполагали, что любимая племянница покойного владеет какой-то информацией о тайнах узбекского хлопкового короля. Должен сказать, что те из нас, кто был причастен к спасательной операции, до сих пор вспоминают эту мужественную порядочную женщину и поражаются ее скромности. Она была геологом. Оказавшись в Афганистане, где еще вовсю полыхала война, она, как и многие советские специалисты, работала в геологоразведывательной экспедиции. И хотя геологи вели работы на территории, контролируемой нашими войсками, моджахеды умудрились выкрасть всю группу (похищение «шурави» в Афганистане было тогда обычным делом). Думаю, что моджахеды даже не представляли, кто попал к ним в плен. Как бы там ни было, племянницу Рашидова переправили в лагерь на севере Пакистана. Судьба ее, возможно, сложилась бы иначе, если бы не случай.

Каким-то образом моджахеды узнали, кого они захватили. Такой гостьей сразу же заинтересовались пакистанские спецслужбы. Проявляли интерес и американцы. Неожиданно у Рашидовой случился приступ аппендицита. В виде исключения к больной привезли врача из гуманитарной миссии, обслуживавшей лагеря афганских беженцев. Им оказался Филипп Одиер, впоследствии известная личность. Он сделал операцию. А вскоре его попросили прооперировать одного тяжелораненого полевого командира. И Одиер с караваном отправился в сторону Файзабада. В одном из горных кишлаков «духи» попали в засаду. Уцелевших взял в плен афганский спецназ. На допросе Одиер рассказал о томящейся в плену «племяннице большого советского руководителя». Вскоре эту информацию доложили в Москву, и было принято решение провести операцию по освобождению...


- Чтобы сократить путь и сберечь силы, нашу группу выбросили с парашютами прямо в горах Хиндураджа над пакистанской территорией, - продолжает рассказ Николай Крещановский. - К операции готовились тщательно, так как должны были выполнить задачу без поддержки извне - под видом небольшого отряда моджахедов планировали пробраться в лагерь и освободить пленницу.

В одну из ночей мы взяли лагерь... Все делали тихо и быстро. Изначально приказ гласил освободить только племянницу Рашидова, но когда мы добрались до бараков с пленными, то не нарушить приказ мы не могли.

Мы были уже тертые мужики, но то зрелище забыть трудно. Особенно глаза женщин, которые поняли, что мы свои. Это невозможно передать словами. Конечно, вид у женщин был жуткий: грязные, истерзанные, изголодавшиеся. А на наших пленных солдат без боли в сердце вообще невозможно было смотреть. Их нещадно били прикладами и бамбуковыми палками, пытали. На прогулку некоторых выводили, как собак, в ошейнике. Всех связывали вместе одной веревкой так, что даже справить нужду было большой проблемой. Кормежка - арбузные, дынные корки, кости. В одном из бараков застали и вовсе жуткую картину - тела двух молодых солдат были, как туши животных, разрублены на куски на большой колоде для разделки мяса. Это была месть «духов» за то, что наши ребята отказались принять ислам.

- Вы отомстили за изуверства или сдержали чувства?

- Думаю, хватило того, что в ту ночь практически все душманы отправились в «сады Аллаха». Правда, с одним большим «любителем» наших женщин, от которых они с лихвой натерпелись унижений и побоев, мы все же поквитались: оставили его, раненого, с ручной гранатой в штанах - растяжку от кольца запала прикрепили к входной двери барака...

Мы увели с собой двадцать семь пленных. Раздали всем, даже женщинам, оружие. Никогда не забуду их лица, когда они сжимали в руках автоматы, - чувствовалось, что второй раз в плен эти хрупкие униженные существа уже не сдадутся, скорее убьют себя. Несмотря на то, что сработали мы тихо, преследования со стороны моджахедов избежать не удалось. Пришлось принять неравный бой. В итоге - из группы в живых осталось только двое, но все пленные были спасены. Из огненного ада нас выхватили вертолетчики и армейский спецназ. Сейчас, когда бываю в церкви, молюсь об их здравии. Что касается племянницы Рашидова, то ее специальным самолетом отправили в Москву.

- В предисловии к вашей книге вы упоминаете, что не раз участвовали в спецоперациях на Ближнем Востоке и как раз в то время, когда там было особенно горячо?

- Об одном рейде стоит упомянуть более детально. Можно сказать, что наша группа глубинной разведки тогда сыграла один из матчей большой политики. Речь шла действительно о глобальных проблемах - возможном размещении в Афганистане на контролируемой некоронованным эмиром этой страны Тураном Исмаилом (он держал под своим контролем пять провинций) американских ракет средней дальности «Джасм» и «Томагавк». В открытую разместить там ракетные установки американцы не решались. И тогда, в середине 80-х, они спланировали многоходовую комбинацию. Запускалась «деза», что инициаторами размещения ракет является не Пентагон, а сами моджахеды. Дело выглядело примерно так. Партия американских ракет средней дальности была списана военными как отслужившие срок годности. Но на самом деле ракеты были в полной боеготовности. Вместе со старыми «томагавками» списанными оказываются и новейшие «джасмы». Через посредников, работавших на ЦРУ, эти ракеты были перепроданы арабским толстосумам на Ближний Восток. После этого, вероятно, еще через какую-то страну, эти ракеты должны были попасть в Афганистан. К слову, нам уже тогда было известно, что одним из посредников, сотрудничавших со спецслужбами США, был не кто иной, как ныне злейший враг Америки Усама бен Ладен. Со своими связями и авторитетом в арабском мире он был просто необходим Западу для контроля над моджахедами.

Когда информация достигла Москвы, это вызвало настоящий переполох. Стало известно, что уже около тридцати ракет находятся на засекреченном складе в Бейруте и ждут своего часа отправки. Нашей группе была поставлена задача уничтожить склад и доставить в Союз навигационный блок, который позволяет ракете отслеживать траекторию полета и цель.

- Вы, наверное, не смогли обойтись без помощи внешней разведки?

- Действительно, ребята из внешней разведки нам здорово помогли. Они добыли план склада, где размещались ракеты, весьма интересным способом. Наши вышли на одного богатого хасида по имени Иосиф. Сейчас о нем можно говорить, поскольку этого человека нет в живых. Оказалось, что ОГПУ еще в 1927 году завербовало его деда. Тогда советская сторона скрепила эту дружбу, передав хасидам несколько ценных религиозных реликвий. Работал на нас и его отец, а потом - он сам. Вероятно, сколотить капитал Иосиф смог не без участия нашей стороны - он был руководителем фирмы, изготавливающей и устанавливающей лифты. Склад же с ракетами размещался в подземных помещениях разрушенного отеля, где были и лифтовые сооружения. Это помогло добыть схему.

Высаживали нас в нейтральных водах с подводной лодки вблизи ливанского побережья. В условленном месте нас встречали бойцы группировки ХАМАС - сейчас в СМИ ее называют террористической. Но тогда они нам помогали и были не террористами, а борцами за свободу. Несколько дней, пока проводили разведку, жили у повстанцев в лагере, который тоже располагался в подземных строениях разрушенного здания. Мы, как говорится, косили под арабов - даже друзья из ХАМАСа и других группировок не должны были понять, что мы русские. Хотя русских там уважают и любят! Поэтому следили за каждой мелочью, чтобы не проколоться. А агенты израильского «Моссада» не дремали в Бейруте. Нужно было всегда помнить, что пищу надо брать правой рукой, что яблоко араб никогда не откусит - они едят фрукты, отрезая дольки. Попасться можно было, даже идя по нужде: местные жители не пользуются в гигиенических целях туалетной бумагой, только водой.

Брать объект пришлось почти вслепую. Охрану убрали быстро и с минимальным шумом. А вот дверь в подземные этажи пришлось взрывать из гранатометов - ни о какой скрытности теперь уже не было речи. Рассчитывали ошеломить противника внезапной атакой. Но когда добрались до нижних этажей, то внутри охраны было столько, что, когда начался бой, я услышал в переговорном устройстве слова командира: «Мы их косим и косим, а они все лезут и лезут!» А нас-то менее десятка! Началась такая мясорубка, что пришлось даже идти врукопашную.

Бой длился минут пятнадцать. Охрана рассеялась, но и мы потеряли четверых, а почти все остальные были ранены. К тому же в самом начале боя мы не отключили связь - охрана успела вызвать помощь. Мы заминировали склад и вынесли один блок наведения. Нас прикрыли бойцы из Народного фронта освобождения Палестины. Когда отъехали на безопасное расстояние, рванули склад. Облако было, словно от ядерного заряда. Через несколько минут после мощного взрыва весь Бейрут и прилегающие территории напоминали вселенское столпотворение. Зашевелились все - израильтяне, арабы всех противоборствующих группировок и формирований.

Когда отходили, на пару минут засели в развалинах. За это время арабские бойцы раздобыли в разрушенных и брошенных домах персидские ковры ручной работы. В них они завернули тела наших погибших товарищей. И надо отдать должное арабским повстанцам: если бы не их помощь, от преследования нам вряд ли удалось бы уйти. Ценой своей жизни они задержали погоню, так никогда и не узнав, кому они помогали на самом деле. После операции вопрос о поставке ракет через третьи страны в Афганистан западные спецслужбы больше не поднимали.

- Понятно, что семья ни о чем не должна была знать. Но все же, как вы оправдывали постоянные командировки, ранения?

- С какого-то момента родные стали понимать, что служу я в необычных войсках. Строили догадки. Конечно, они тогда и не знали, в каких странах Советский Союз проводил военные операции. У всех на устах был лишь Афганистан. Поэтому, когда приезжал домой из очередной «командировки» с ранением или, наоборот, наградой, пытались у меня выведать: ну, мол, признайся, был в Афганистане? Я клялся, что не был в Афгане, и думал: «Эх, знали бы вы, в какие уголки мира нас иногда забрасывала судьба».

Александр ГОРОХОВСКИЙ
http://www.duel.ru/200433/?33_6_3



УРОКИ АФГАНИСТАНА НАПОМИНАЮТ И ОБЯЗЫВАЮТ


Маршал Советского Союза Виктор КУЛИКОВ, председатель Комитета по делам ветеранов Государственной Думы.

Любое упоминание об Афганистане вызывает у людей в погонах прилив особых чувств и воспоминаний. Так уж случилось: "Афган" прошел через судьбы десятков тысяч советских воинов, выполнявших на территории этой страны интернациональный долг. Афганские события оказали немалое воздействие и на внутреннюю жизнь Советского Союза, став, к сожалению, одним из факторов, подтолкнувших крушение нашего государства.

События в Афганистане, безусловно, вошли в историю как одна из сложнейших и противоречивых страниц истории XX века, отношение к которым и оценка которых еще долго будут неоднозначными. Объективный взгляд складывается из видения разных людей - политиков, дипломатов, военных. Тут важно услышать и учесть голос и опыт каждого участника афганской эпопеи. Таким, причем одним из основных участников "афганской страды" в качестве главного военного советника президента ДРА, был генерал армии М.А. Гареев, рассказавший о пережитом в книге "Моя последняя война. Афганистан без советских войск", которая увидела свет в 1996 году. Работа известного военачальника, видного военного ученого, президента Академии военных наук сразу же привлекла внимание военной общественности. Сегодня читатель получил возможность познакомиться с третьим, дополненным изданием книги.

М.А. Гареев прибыл в Афганистан в феврале 1989 года, когда вывод советских войск уже завершался и правительству ДРА и его армии предстояло самостоятельно, без помощи наших войск, противостоять непримиримой оппозиции. Вместе со своей оперативной группой Махмут Ахметович показал себя с самой лучшей стороны, проявляя мужество и так необходимые военно-политические, организаторские и другие профессиональные качества крупного военачальника.

Все, о чем он пишет в рецензируемой книге, увидено им самим, продумано, прочувствовано, проанализировано. Иначе говоря, мы имеем дело с взглядом очевидца, непосредственного участника событий, и это первое, чем подкупает книга, отличающаяся завидной объективностью и непредвзятостью.

Из весьма обширной литературы на афганскую тематику новая работа М.А. Гареева выгодно выделяется также полнотой охвата различных аспектов событий и глубиной их анализа. Достаточно привести названия хотя бы некоторых глав: "Апрельская революция и война в Афганистане", "Неверных" нет, а война продолжается", "Вооруженная оппозиция", "Афганцы и мы". Не преувеличу, если скажу: нет ни одной сколько-нибудь серьезной проблемы, касающейся нашего южного соседа за последние 20 лет, которая не нашла бы отражения в книге генерала армии Гареева.

Так, возвращаясь к истокам Апрельской революции 1978 года, он убедительно показал ее историческую предопределенность. В самом деле, крайне бедственное положение, в котором пребывал Афганистан к концу 70-х годов, не могло быть вечно терпимым. Рано или поздно наиболее активная часть населения должна была выступить за избавление народа от средневековой отсталости, нищеты и мракобесия. Но революционные преобразования в таком радикальном виде, как они осуществлялись после 1978 года, не могли быть приняты большинством народа, что явилось основной причиной гражданской войны.

В этих условиях советскому руководству, конечно, надо было принять нелегкое решение и, очевидно, уклониться от вмешательства в афганские события. Ввод советских войск в Афганистан, по оценке М.А. Гареева, оказался неоправданным, неадекватным сложившейся обстановке политическим шагом. Ожесточенная борьба оппозиционных сил против существующего режима, которая, кстати, шла и при короле Захир Шахе, и после свержения его, и прихода к власти М.Дауда, особенно обострилась после декабря 1979 года. Своим острием она теперь оказалась направленной не только против новых властей в Кабуле, но и против советских воинов. А ведь вначале в ряде мест население встречало их цветами и практически никакого сопротивления не оказывало. Со временем, однако, ввод советских войск был использован оппозиционными силами для выдвижения лозунга борьбы против "неверных" и защиты ислама.

Автор книги не уклоняется от оценок последствий ввода советских войск в соседнюю страну. Десять лет, пишет он, продолжалась война на территории Афганистана, вызвав огромные человеческие жертвы и разрушение экономики страны. Было допущено много роковых ошибок и просчетов. Но все же историю той войны нельзя сводить к обвинению и обличению действий лишь одной стороны.

Я разделяю оценку М.А.Гареева, что нет оснований считать афганский поход советских войск неким "русским позором", как пытаются интерпретировать ныне некоторые скорые на суд "знатоки" Востока. Не следует забывать, что положение там усугубилось в результате вмешательства со стороны Пакистана, Ирана, США и других стран. Именно тогда, когда внешние силы начали вооружать моджахедов, начались нападения на советские гарнизоны и колонны. Как заявил Президент РФ В.В.Путин, "...часто говорят о поражении Советского Союза в Афганистане. Но, если мы внимательно и профессионально, а не пропагандистски, посмотрим на то, что происходило в те годы в Афганистане, мы увидим, что собственно военного-то поражения Советского Союза не было. Он достиг всех целей, которые перед собой ставил. В военном плане".

В свое время западные политики и историки пытались отрицать вмешательство в афганские дела извне. Но вот появилась книга американского историка Петера Швейцера "Победа", где приводятся убедительные документы, свидетельствующие о том, как американские политики и спецслужбы всеми путями подталкивали СССР к вторжению в Афганистан, оказывали большую финансовую и военно-техническую помощь моджахедам, координировали помощь извне вооруженной афганской оппозиции.

Вспомним, каким оказался ход событий после вывода ограниченного контингента советских войск. Разве война там прекратилась? После распада СССР Россия и другие страны СНГ вообще прекратили поддержку республиканского правительства Наджибуллы. Но поскольку Пакистан и другие страны не выполнили Женевские соглашения и продолжали снабжать и поддерживать оппозиционные силы, а позднее и движение "Талибан", война в Афганистане приняла еще большие масштабы и продолжалась еще 10 лет. Все это говорит о том, что причиной войны было не только вмешательство Советского Союза в афганские дела. В свете событий последнего времени видно также, что в конце 70-х годов обеспокоенность советских руководителей возможным проникновением США в Афганистан была далеко не преувеличенной. Создание сегодня американских баз в ряде республик Центральной Азии только подтверждает эти опасения.

Важной стороной новой книги М.А. Гареева является также анализ роли религиозного фактора в афганских событиях. При Советском Союзе об этом писалось мало, но это очень важно в наше время, когда некоторые влиятельные международные силы пытаются искусственно противопоставить мусульманский мир России и другим цивилизациям. Ислам, как и все традиционные религии, призывает людей к миру. Любые религиозные движения становятся опасными, когда их используют в неблаговидных политических целях. Это чревато особой угрозой в России, где православные, мусульмане и представители других конфессий веками жили вместе. В наше время нет объективных причин и почвы для религиозных или межнациональных раздоров. Поэтому стремление некоторых политических кругов и СМИ в России и за рубежом искать корни любого терроризма только в среде мусульманских народов и изображать происходящие события как цивилизационное противоборство с мусульманским миром правомерно расценивается автором как носящее явно провокационный характер.

Особого внимания заслуживает глава об уроках и выводах, основанных на опыте не только афганской, но и других шести больших и малых войн, в которых довелось участвовать М.А. Гарееву. Его выводы из опыта действий в Афганистане советских, правительственных войск РА и моджахедов при критическом и творческом использовании с учетом конкретных условий обстановки могут, уверен, принести свою пользу. Этому, в частности, послужат и ценные приложения, которые приведены в книге: например, инструкция моджахедам по тактике партизанской войны; доклад генерал-лейтенанта Д.Г. Шкруднева, обобщающего опыт боевых действий советских войск, и другие.

Бесспорен вывод автора: "Что бы там ни говорили "умные" задним числом политики и журналисты в свете того, что уже произошло, можно со всей определенностью сказать: если бы новые власти России не отвернулись от правительства Наджибуллы и продолжалась бы реализация провозглашенной им политики национального примирения, то на долю афганского народа не выпали бы те чудовищные страдания, которые пришлось пережить в последние 10 лет. А на подступах к России и на границах центральноазиатских стран СНГ была бы обеспечена более надежная безопасность".

Опыт подхода к решению афганской проблемы в прошлом способен подсказать пути установления мира в сегодняшнем Афганистане, да и в других странах и регионах. Остановлюсь здесь только на одном из выводов автора. Как верно пишет генерал армии Гареев, опыт Афганистана, Вьетнама, Югославии и других конфликтов показывает бесперспективность вмешательства "сверхдержав" во внутренние дела суверенных государств. В частности, сегодня для всех очевидно, что ввод советских войск в Афганистан в 1979 году был непродуманным, политически ошибочным шагом, нанесшим огромный урон Советскому Союзу и афганскому народу.

Но и советское руководство действовало не в вакууме. Многие внешние обстоятельства подталкивали его к этому роковому шагу. Хорошо известны факты того, как усиленно и активно пытались США проникнуть и закрепиться в Иране, Пакистане, создавали в этих районах свои базы. В условиях соперничества двух "сверхдержав" в крупных военных конфликтах ни одна из сторон не могла одержать решающую победу, ибо они опирались на материальную и военную поддержку этих держав.

Сегодня же с переходом от биполярного к однополярному миру возникает опасность, что одна из оставшихся "сверхдержав" может теперь течение всех военных конфликтов повернуть лишь в своих интересах и установить свой диктат в международных делах. Но все же мир в будущем будет, видимо, не монополярным, а многополярным, основанным на учете баланса интересов ведущих стран. В такой обстановке для того, чтобы призывы к новым подходам в политике не остались декларативными лозунгами, необходимо, чтобы все государства наряду со своими национальными интересами учитывали и интересы международной стабильности во взаимной безопасности.

С этой точки зрения военный опыт Афганистана свидетельствует о том, что при международном вмешательстве в региональные конфликты и при проведении миротворческих акций важно, чтобы не допускалась предвзятая однозначная поддержка лишь одной из конфликтующих сторон. Должны учитываться интересы различных общественных сил и движений.

Принципиальны выводы М.А. Гареева, относящиеся к урокам ведущейся в Афганистане антитеррористической операции. К началу XXI в. территория этой страны превратилась в огромную базу сосредоточения международных террористов, воинствующих экстремистов, способных не только изнутри и окончательно взорвать афганское общество, отбросив его в пещерный век, но и дестабилизировать военно-политическую обстановку в целом на Среднем Востоке и в Центральной Азии. Возникала немалая угроза и для самого Пакистана, выступавшего покровителем движения "Талибан". Интересы многих стран совпали в том, чтобы ликвидировать эту общую угрозу.

Пока нет полной ясности, как поведут себя США в Афганистане после завершения антитеррористической операции, как, впрочем, и рассеявшиеся талибы. Самое опасное - это непоследовательность и непредсказуемость тех или иных политических шагов, стремление принимать союзников и партнеров по совместным действиям за временных попутчиков, с интересами которых можно не считаться. Основанием для таких опасений является слишком легкое отношение некоторых ведущих держав к международно-правовым нормам, заключенным международным договорам.

За последнее десятилетие, как верно пишет М.А. Гареев, нарушены не только Женевские соглашения по Афганистану, разрушены Ялтинские, Потсдамские, Хельсинские соглашения (1975 г.), определявшие послевоенные границы в Европе, растоптаны заверения, данные западными странами при объединении Германии относительно расширения НАТО. Были даны заверения, что Косово будет в составе Югославии, а там при попустительстве миротворческих сил власть захватывают сепаратисты.

Хочется надеяться, что печальная история с созданием и вооружением движения "Талибан", трагедия в США 11 сентября 2001 г. должны заставить задуматься о несостоятельности политики двойных стандартов.

Некоторые политики и политологи, как пишет М.А. Гареев, после теракта в США полагают даже, что россияне, пережившие и взрывы домов, и войну с терроризмом на Кавказе, оказались как бы в одной лодке с американцами. Раздаются настоятельные призывы воспользоваться уникальным шансом и форсировать интеграцию с Западом и сотрудничество с НАТО. Конечно, такой шанс желательно максимально использовать. Конфронтация нам не нужна.

Но из уроков недавнего прошлого, в т.ч. опыта афганской войны, следует, что односторонние шаги не только не способствуют решению назревших международных проблем, но и весьма опасны для международной стабильности.

В целях объединения усилий международного сообщества в интересах борьбы с терроризмом и другими современными угрозами в наше время особенно важны радикальные шаги ведущих государств навстречу друг другу.

Президент РФ В.В. Путин, отвечая на вопрос о политических ошибках в Афганистане в 80-х годах, сказал, что они были предопределены "расколом международного сообщества по идеологическому принципу. Слава Богу, сейчас этого раскола нет, и мы в состоянии уйти от ошибок подобного рода. В этом, собственно говоря, и есть основная ценность международной антитеррористической коалиции".

Это обстоятельство действительно обнадеживает. Ибо если бы Россия, как предлагали некоторые политические лидеры, оказала поддержку талибам, то американцы попали бы в не менее сложное положение, чем советские войска в 80-е годы. Но возникает все тот же вопрос: на что может рассчитывать Россия? Получит ли она адекватную поддержку в борьбе с терроризмом на своей собственной территории, в своих усилиях по равноправной интеграции в мировой рынок и по ряду других проблем? Может быть, например, с нас спишут прошлые долги, которых Россия и не делала, или в ответ на ликвидацию российской базы на Кубе США закроют свою базу в Гуантанамо, а НАТО убавит свои расширительные аппетиты? Очень хочется надеяться на это, но об уроках истории все же не следует забывать.

Возвращаясь к проблеме Афганистана, нельзя не согласиться с мнением автора, что при всех обстоятельствах международному сообществу, США, России и центральноазиатским странам СНГ важно содействовать сохранению целостности афганского государства, не допускать его ливанизации и возникновения новой войны на этнической почве. Россия и другие страны СНГ особенно заинтересованы в стабильности обстановки на Юге, в создании в Афганистане нейтрального дружественного государства. И мир в целом только выиграет, если этому будут способствовать также США, Китай, Пакистан, Иран, Саудовская Аравия и другие страны. Совместными усилиями надо сделать все для того, чтобы из Афганистана к нам шли мир и спокойствие, чтобы нерешенность афганской проблемы не обернулась новой бедой.

Именно к такому выводу побуждает интересная и поучительная книга М.А.Гареева "Афганская страда", ознакомиться с которой я настоятельно рекомендую читателям.
http://www.redstar.ru/2002/08/07_08/1_04.html



Гареев М. А. «Моя последняя война»

(отрывок)

2. Ввод советских войск в Афганистан

Был ли оправданным ввод советских войск в Афганистан?


На вопрос об оправданности или неоправданности ввода советских войск в Афганистан (как и по поводу других решений и исторических событий) невозможно однозначно ответить, если подходить к нему отвлеченно, с точки зрения так называемых «общечеловеческих» соображений. Кстати, пока речь шла о роспуске Варшавского Договора и развале СССР, провозглашенные советскими лидерами «перестройки» принципы «нового мышления» и «общечеловеческих ценностей» поддерживались на Западе. Но сами руководители западных стран предпочитали заботиться о своих национальных интересах. Ибо, если говорить серьезно, то подлинные общечеловеческие интересы и проявляются как совокупность взаимоувязанных национальных интересов различных народов и государств, а не только их определенной части.

Если исходить с точки зрения людей, которые заведомо считают ошибкой и исторически неоправданной и объединение Московской Руси, укрепление Российского государства и его защиту от внешних нашествий (Смердяков у Ф. Достоевского считал, что и в 1812 г. лучше было бы покориться французам), и революцию 1917 г., и защиту Отечества в Великую Отечественную войну (оказывается было бы лучше, если бы Гитлер победил), если считать за благо и развал СССР, а затем и России, то при таком «общечеловеческом» подходе любые действия нашей страны, вся ее история — это сплошные ошибки и преступления. Не является исключением и Афганистан.

При таком подходе и прямолинейном взгляде на историю все ясно и просто и никаких вопросов не возникает. Но это сугубо политизированный, конъюнктурный подход, который не проясняет, а только уводит в сторону от сути дела. В любых событиях можно объективно разобраться лишь при рассмотрении их в конкретных исторических условиях, в которых они происходили.

Тогдашнее руководство Советского Союза не могло исходить из тех политических и идеологических установок, которые возникли позже. Над ним давлели иные обстоятельства и веяния. При всей ущербности этого руководства и решения по Афганистану принимались в рамках обстановки того времени с учетом государственных интересов страны в соответствии с тем, как они тогда понимались. И главное не в том, чтобы оправдать или осудить эти решения и действия. Это самое легкое дело и зависит только от приверженности тем или иным политическим настроениям. Речь в данном случае идет о том, чтобы глубже понять мотивы принятых тогда решений.

Если исходить из таких позиций, то вопрос о вводе советских войск в Афганистан выглядит более сложным и по крайней мере не таким однозначным, как его иногда изображают.

При этом «забывают» или сознательно умалчивают о ряде очень важных обстоятельств, в том числе, связанных с воздействием внешних сил, которые подталкивали советское руководство к действиям определенной направленности. Какими были реальные условия обстановки в конце 70-х годов и какие факторы предопределили принятие решения на ввод советских войск в Афганистан?

Во-первых, для Советского Союза исключительное большое значение имело обеспечение безопасности на юге страны. При содержании крупных группировок войск на Западе и Востоке для нашей страны было невыгодно, а практически и непосильно постоянно поддерживать примерно такие же оборонные усилия на юге страны. Задача обеспечения военной безопасности на этом направлении решалась значительно надежнее и более экономно при наличии в Иране и Афганистане дружественных, лояльных или хотя бы нейтральных государств, не вовлеченных в военно-политические блоки, направленные против нашей страны. Поэтому, когда в 1978 г. к власти в Афганистане пришли силы, которые собирались создать государство наиболее близкое к СССР в политическом и идеологическом отношениях, с которыми можно было поддерживать более разносторонние союзнические отношения и объединить свои усилия для обеспечения безопасности в Средне-Азиатском и Средне-Восточных регионах, Советский Союз был кровно заинтересован в поддержке этих сил в Афганистане.

Надо не забывать и о том, что шла «холодная война» и происходило жесткое противостояние и конфронтация НАТО и ОВД, СССР и США. Не является секретом и то, что США стремилось окружить нашу страну своими военными базами. Американцы усиленно вооружали противостоящие нам государства. Особое внимание они уделяли южному направлению и в первую очередь укреплению своих позиций в Турции, Иране, Пакистане. После изгнания из Ирана Шаха Пехлеви и вместе с ним американцев, последние первоочередное внимание стали уделять Афганистану. Победа и закрепление в этой стране. просоветского политического режима резко ухудшало положение США в этом регионе. При победе народно-освободительных сил в Пакистане и укреплении позиций Индии, дружественно расположенного к СССР, катастрофически рушились позиции США на Среднем Востоке. Кроме того, хотя Советский Союз и не имел таких намерений, но в госдепартаменте США и Пентагоне могли предполагать, что Советский Союз может попытаться выйти к Персидскому заливу, создавая угрозу очень важным для США нефтяным районам Ближнего Востока.

Исторически США и Великобритания всегда проявляли большой интерес к Афганистану. В американском журнале «Каррент Хистори» говорилось, что «одна из причин заинтересованности Америки в Афганистане — возможное значение этой страны в будущем в качестве плацдарма для нападения на Россию. Рано или поздно Западные страны предпримут вторжение в Советский Союз».*

*Коммунист Вооруженных Сил. 1991, № 12, с. 73.

Тем более возросла настороженность руководства США после вторжения советских войск в Афганистан. «Оккупация Афганистана, — говорил американский президент Дж. Картер, — угрожая одновременно и Ирану, и Пакистану, является для возможного контроля над добычей значительной части мировых запасов нефти. Если СССР добьется успеха в этой интервенции и сохранит свое господство в Афганистане, а затем распространит свой контроль над соседними странами, то тем самым нарушится равновесие в мире, создастся угроза безопасности всех наций».*

*La Drole de Crice: De Kabul a Geneve. 1979-1985, Paris, Fayard, 1986, р. 30.

Были и другие подобные заявления. И о некоторых аспектах американского вмешательства в афганские дела приходится напоминать только потому, что некоторые российские журналисты в последнее время все чаще с ухмылкой говорят как о каких-то выдумках и преувеличениях об американских акциях в Афганистане. Но есть многочисленные факты, которые теперь и сами американцы не отрицают.

Если бы США удалось поставить под свое влияние Афганистан и установить там враждебный для СССР режим, они получили бы возможность создать для Советского Союза весьма серьезную и долгосрочную угрозу. И в самом деле США приняли самые энергичные меры, чтобы задушить в самом зародыше афганскую революцию и не допустить советского проникновения в этот регион.

Президент США Дж. Картер уже 29.12.79 г. отреагировал на ввод советских войск в Афганистан, упрекая советское правительство в том, что оно не проконсультировалось с правительством США по афганским делам. На что с советской стороны резонно было сказано, что и американское правительство не консультировалось прежде, чем начать массивную концентрацию военноморских сил в водах, прилегающих к Ирану и в районе Персидского залива.

Американцы непосредственно и через другие страны оказывали помощь вооружениям, продовольствием и финансовыми средствами оппозиционным силам. Через ООН и структуры НАТО оказывали на СССР и Демократическую Республику Афганистан постоянное политическое, дипломатическое и экономическое давление. Посылали в Пакистан и в учебные лагеря моджахедов своих инструкторов.

Газета «Вашингтон пост»* приводила следующие данные о роли ЦРУ США в войне в Афганистане. Директор ЦРУ Уильям Кейси, посетивший Пакистан в октябре 1984 г., поразил своих пакистанских коллег, предложив им не только активизировать противодействие советским войскам в Афганистане, но и перенести афганскую войну во вражескую территорию — в сам Советский Союз. Именно после этого визита Кейси в Пакистан появилось секретное решение администрации Рейгана, нашедшее отражение в директиве по национальной безопасности № 166, о резком усилении тайных операций США в Афганистане. Эти сведения нашли подтверждение и в книге «Ловушка для медведя» пакистанского генерала Юсафа, руководившего тайной войной в Афганистане с 1983 по 1987 гг.

*В номере от 19.07.92 г.




Начиная с 1985 г., США широко снабжали моджахедов получаемыми с космических спутников разведывательными данными о советских целях на поле боя в Афганистане, перехватами советских сообщений, секретными средствами связи, поставляли взрывчатые устройства замедленного действия, снайперские винтовки для стрельбы на дальние дистанции, прицельные приспособления для артиллерии, связанные со спутником американских ВМС, противотанковые снаряды с проводным наведением и другие средства. Моджахеды получили тяжелые зенитные установки «Эрликон» швейцарского производства и британские ракеты «Блоупайп». В 1985 г. было принято решение о поставке моджахедам американских зенитных ракет «Стингер». Последние поставили советское командование и войска в особенно тяжелое положение. Ибо ввиду блокированности большинства дорог все передвижение старшего и высшего офицерского состава на территории Афганистан осуществлялись на самолетах и вертолетах. В основном по воздуху производилась доставка наиболее срочных грузов войск, находящихся в отрыве от своих войск. Да и большинство боевых задач выполнялось в основном при поддержке авиации и боевых вертолетов. В связи с появлением «Стингеров» советскому командованию пришлось в срочном порядке устраивать на самолетах и вертолетах специальные приспособления, способные уводить от цели зенитные ракеты моджахедов, изменять способы действий авиации и принимать ряд других мер по предотвращению поражения самолетов и вертолетов «Стингерами».

Причем по американским планам предусматривалось, что ЦРУ будет предоставлять финансовые средства, оружие и обеспечит общее наблюдение за поддержкой моджахедов, а повседневное руководство операциями будет осуществляться пакистанским управлением межведомственной разведки. Для оказания помощи афганским моджахедам США привлекали Саудовскую Аравию, Китай, Египет и другие страны. Причем Саудовская Аравия выполняла в основном роль банкира, а Израиль и Египет наряду с Китаем являлись поставщиками оружия советского производства. Непосредственное распределение оружия среди афганских мятежников осуществлял Пакистан. Позиция Израиля определялась известной установкой: чем больше мусульмане убивают друг друга, тем лучше для Израиля. А Садат после Кэмпдевидского соглашения, приведшего к изоляции Египта в арабском мире, стремился выдать себя «защитником ислама». Причем все эти страны, действуя под эгидой США, стремились поставлять оружие тайно, в основном советского производства с тем, чтобы сформировать мнение будто афганские моджахеды воюют оружием, добытым у правительственных и советских войск.

В подготовке и поставке кадров боевиков для мятежников главную роль играли американские, пакистанские специалисты, саудовские ваххабиты и арабские братья-мусульмане. Позже выявилась, например, связь между помощью афганцам и скандалом, разразившимся в США по делу «Иранконтрас». Секретный счет в одном из швейцарских банков, на который поступила сумма более, чем 10 млн. долларов, вырученная от продажи оружия Ирану, был счетом ЦРУ, на котором помимо этого находилось 500 млн. долларов, предназначенных для афганских моджахедов.*

*Woodward Bob, Veili: The Secret Wars of the CIA, 1981-1987, NY, 1987, р. 582.

В общей сложности США направили моджахедам оружие и деньги на сумму 8 млрд. долларов. Это была самая крупная программа тайных операций со времен второй мировой войны. Как пакистанские, так и западные источники согласны с тем, что наиболее фундаменталистские партии афганской оппозиции и прежде всего Хекматьяр получали большую часть поставляемого вооружения.*

*ИТАР-ТАСС 18.08.92 (Компас № 158), с. 15-26.

Многого из того, как развивались подспудные события вокруг Афганистана в конце 70-х в начале 80-х годов мы еще не знаем. Немало тайного и неизвестного в деятельности американского ЦРУ. Только российская сторона раскрыла важнейшие секретные документы тех лет. Об американских тайнах мы, видимо, еще не скоро узнаем. Но нас в этой области со временем ждут не менее крупные сенсации, чем те, о которых рассказал в своих воспоминаниях Судоплатов.

Вообще некоторые афганские и советские политические и военные деятели, хорошо знавшие обстановку в Афганистане, довольно уверенно высказывали предположение, что соответствующие западные спецслужбы путем внедрения своих людей и фабрикации дезинформации, которая умело подбрасывалась и советскому руководству, немало сделали для того, чтобы глубже втянуть СССР в Афганские события. Хотя эта версия пока и не имеет документального подтверждения, но было очень много свидетельствующих об этом фактов. С одной стороны американцы шумели на весь мир, требуя вывода советских войск из Афганистана; с другой стороны — прилагали усилия к тому, чтобы Советский Союз поглубже увяз в этой стране.

Примечательно, что когда новый Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев через месяц после прихода к власти дал поручение проанализировать состояние афганской проблемы и выразил свою поддержку посреднической миссии ООН, конгресс США принял резолюцию о количественном и качественном увеличении помощи афганской оппозиции. В то же время президент Р. Рейган подписал директиву по национальной безопасности № 166, в которой предписывалось при решении афганской проблемы в интересах США действовать «любыми доступными средствами».*

*New York Times. June 19, 1985.

Все их действия довольно последовательно укладывались в общий стратегический замысел, составляющий основу политики США в период «холодной войны» и связанный с политической дискредитацией, экономическим истощением и военным ослаблением Советского Союза.

Советское руководство в 1979 г. не всё из сказанного предвидело и должным образом оценивало, но не могло не отдавать себе отчет в том, что на юге страны происходят события исключительной важности, имеющие огромное значение для безопасности советского государства. Не реагировать на них было невозможно.

Внешне-политические и военно-стратегические интересы СССР требовали определенных действий и решений.

Во-вторых, при принятии решения о вводе советских войск в Афганистан немаловажное значение имели и идеологические соображения. Если США и другие Западные страны ставили своей целью покончить с коммунизмом и прямо заявляли о необходимости сокрушения «империи зла», то Советский Союз и другие социалистические страны не скрывали своего сокровенного желания, чтобы во всем мире восторжествовал социалистический строй. Поэтому считали необходимым поддерживать национально-освободительное движение и тем более такие революции, как апрельская в Афганистане, где провозглашались цели строительства социализма. СССР официально хотя и не признавал экспорта революции, вместе с тем считал необходимым не допускать и экспорта контрреволюции и тем более в соседних странах. Если бы, скажем, советское руководство не пришло на помощь Апрельской революции в Афганистане, и тем более, если бы эта революция была сразу подавлена, то бездействие Советского Союза было бы непонято, а то и встречено с осуждением в международном коммунистическом движении и в ряде неприсоединившихся стран.

Поэтому при принятии решения на ввод советских войск в Афганистан приходилось оглядываться и на эту сторону проблемы.

В-третьих, критическое положение складывалось внутри Афганистана. Оно особенно обострилось в связи со сменой руководства и приходом к власти Бабрака Кармаля.

Дело осложнялось тем, что при Тараки и Амине в НДПА, в государственном аппарате преобладали «халькисты» (от слова «хальк» — народ). Они были ближе к трудовым слоям населения и составляли большинство среди офицерского состава армии, особенно в среднем и низовом звене. С приходом к власти Б. Кармаля господствующее положение начали занимать «парчамисты» (парчам — знамя), которые представляли в основном зажиточные слои населения. Для многих, в том числе и для меня, такая перестановка, сделанная по настоянию КГБ, была неожиданной. В ходе бесед советский посол в Афганистане Ф. А. Табеев — очень опытный и энергичный политический деятель, как и другие представители ЦК КПСС и МИД, объясняли необходимость такой трансформации власти тем, что «халькистское» крыло себя дискредитировало, а «парчамистское» буржуазно-демократическое крыло НДПА является менее экстремистским, более умеренным и оно сможет быстрее войти в доверие к народу. Но эти надежды не оправдались. «Парчамисты», представляющие в основном буржуазные круги интеллигенции, были далеки от народа еще больше, чем когда-то декабристы в России.

Приход к власти «парчамистов» еще больше обострил противоречия в НДПА, в государственном аппарате и армии, сделав еще более неустойчивым социально-политическую обстановку в Афганистане, породив новый разброд в обществе и воинских частях. Поэтому парчамистские органы власти постепенно укреплялись только под большим нажимом советских представителей и советников. Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев рассказывал мне, как перед очередной конференцией НДПА он, наряду с другими партийными и военными советниками, был в одном из соединений афганской армии, «обеспечивая» выполнение указания высших советских руководителей по непременному избранию большинства делегатов от «парчамистского» крыла партии.

Но «халькисты», составляя большинство, не хотели голосовать за «парчамистов», они вполне естественно, стремились направить на конференцию своих («халькистских») представителей. И маршалу вместе с нашими политработниками и советниками пришлось трое суток уламывать офицеров — членов НДПА, чтобы они все же голосовали за «парчамистов», доказывая, что этого требуют «высшие интересы» партии и государства. Сергей Федорович вполне искренне говорил, что ему самому было противно после этой «успешно выполненной им операции».

Все мы прикрывали свою подобную деятельность партийным и воинским долгом. И чем хуже становилась обстановка в Афганистане, тем больше возникало доводов в пользу ввода советских войск в Афганистан.

В-четвертых, сыграли свою роль, как это нередко бывает в ходе развития исторических событий, и многие привходящие моменты стечения случайных обстоятельств и некоторые субъективные факторы, о которых подробнее будет еще сказано.

Все эти обстоятельства подталкивали к военному вмешательству в афганские дела, но были и другие не менее важные обстоятельства, которые должны были удержать от такого рокового шага, но они не были должным образом оценены.

Л. И. Брежнев в интервью газете «Правда» (13.01.80 г.) говорил: «Для нас было непростым решением направить в Афганистан советские военные контингенты. Но ЦК партии и Советское правительство действовали с полным сознанием своей ответственности, учитывали всю совокупность обстоятельств. Единственная задача, поставленная перед советским контингентом, — содействие афганцам в отражении агрессии извне. Они будут полностью выведены из Афганистана, как только отпадут причины, побудившие афганское руководство обратиться с просьбой об их вводе».

Действительно, это было трудное решение. И, конечно, это неправда будто собрались несколько человек в Политбюро (Л. И. Брежнев, Ю. В. Андропов, Д. Ф. Устинов, А. А. Громыко) и на скорую руку приняли опрометчивое решение.

Правительство Республики Афганистан около 20 раз обращалось к Советскому правительству о вводе советских войск в Афганистан. Первоначально все эти просьбы отклонялись. Советское руководство не считало возможным посылать войска в Афганистан, ограничиваясь направлением в афганскую армию советников, специалистов и предоставлением ей оружия, военной техники, горючесмазочных материалов и продовольствия.

На заседаниях Политбюро ЦК КПСС при обсуждении афганской проблемы неизменно исходили из того, что «Мы не можем потерять Афганистан», вместе с тем подчеркивалась нецелесообразность военного вмешательства. На заседании Политбюро 19.03.79 г. Л. И. Брежнев говорил: «Был поставлен вопрос о непосредственном участии наших войск в конфликте, возникшем в Афганистане. Мне думается, что правильно определили члены Политбюро, что нам сейчас не пристало втягиваться в эту войну. Надо объяснить Тараки и другим афганским товарищам, что мы можем помочь им всем, что необходимо для ведения всех действий в стране. Участие наших войск в Афганистане может нанести вред не только нам, но и прежде всего им».*

*Архив Президента РФ. Рабочая запись заседания Политбюро ЦК КПСС 19.03.79 г.

В беседе с Тараки А. Н. Косыгин разъяснял ему: «Наши общие враги только и ждут того момента, чтобы на территории Афганистана появились советские войска… Мы тщательно изучали все аспекты этой акции и пришли к выводу о том, что если ввести наши войска, то обстановка в нашей стране не только не улучшится, а наоборот осложнится. Нельзя не видеть, что нашим войскам пришлось бы бороться не только с внешним агрессором, но и с какой-то частью вашего народа. А народ таких вещей не прощает».*

*Архив Президента РФ. Рабочая запись беседы А. Н. Косыгина с Тараки, 20 марта 1979 г.

В августе 1979 г. в беседе с главным военным советником генералом Л. Гореловым X. Амин говорил: «Возможно советские руководители беспокоятся о том, что недруги в мире расценят это как вмешательство во внутренние дела ДРА. Но я заверяю Вас, что мы являемся суверенным и независимым государством и решаем все вопросы самостоятельно. Ваши войска не будут участвовать в боевых действиях. Они будут использованы только в критический для нас момент. Думаю, что советские подразделения потребуются нам до весны».* Но не приходилось сомневаться, что критический момент обязательно наступит. И поэтому до определенного времени все просьбы афганского руководства о вводе советских войск в Афганистан отклонялись.

*«Коммунист Вооруженных Сил», 1990, № 19, с. 72.

И все же, вопреки обоснованной политической линии, которой советское руководство придерживалось, в декабре 1979 г. было принято решение на ввод советских войск в Афганистан.

Л. И. Брежнева к этому шагу подтолкнуло убийство Тараки, с которым он незадолго до этого встречался в Москве. Амин даже не посчитался с мнением советских представителей, которые от имени правительства обращались к нему с просьбой сохранить жизнь Тараки после того, как он был отстранен от должности. Все это свидетельствовало о том, что на Амина полагаться нельзя, а пришедший вместо него к власти Бабрак Кармаль без поддержки советских войск не сможет переломить сложившееся положение.

После убийства Тараки спокойной взвешенной оценки обстановки уже не было. Многое делалось в спешке. О решении направить войска в Афганистан не были своевременно проинформированы даже некоторые члены Политбюро ЦК КПСС, руководители союзных стран по Варшавскому Договору. В печати не было вразумительного объяснения причин военного вмешательства для своего народа. Советские военные советники в Афганистане узнавали о вступлении советских войск в Афганистан из передач иностранных радиостанций.

Таким образом, в условиях, когда политическая обстановка внутри Афганистана все больше обострялась, вмешательство США и Пакистана в афганские дела усиливалось, когда стали возникать подозрения и поступать данные о том, что X. Амин после убийства Тараки начал искать пути блокирования с американцами, — советское руководство не нашло других путей выхода из этого положения, как прямое военное вмешательство.

Если говорить о международно-правовой стороне этого решения, то оно основывалось на советско-афганском договоре в 1921 г., в преамбуле которого было сказано, что он заключается в целях «ограждения действительной независимости Афганистана…» и Договоре от 5 декабря 1978 года «О дружбе, добрососедстве и сотрудничестве», где указывалось, что «Высокие договаривающиеся стороны, действуя в традициях дружбы и добрососедства, а также Устава ООН, будут консультироваться и с согласия обеих Сторон предпринимать соответствующие меры в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих Сторон».

Не состоятельными являются и ссылки на то, что Советский Союз помогал «антинародному», «незаконному» правительству. После Апрельской революции это правительство было признано и с ним поддерживали дипломатические отношения более 40 стран, в том числе США.

Сейчас много говорят о том, что совершенно неприемлемыми «недемократичными» были методы принятия решения по этому исключительно важному и ответственному государственному вопросу. Но такой была система государственной власти, таковы были методы принятия решения по партийным и государственным (в том числе по венгерским событиям 1956 г. или чехословацким в 1968 г. и др.), и они не могли быть иными, какими-то особыми по афганской проблеме. Ничего не изменилось и после крушения «тоталитаристского режима». Если вспомнить, как принимались решения об упразднении СССР или вторжении США в Гаити, то становится ясным: все разговоры о «методах» принятия решений — от лукавого. Поэтому речь может идти о рациональности или нерациональности принятого решения.

Была и военная сторона дела, с которой нельзя было не считаться. Если бы, исходя из формальных соображений, начали вопрос о вводе войск обсуждать в комитетах и на заседаниях Верховного Совета, придавая его широкой огласке, то афганская оппозиция могла бы с самого начала поднять и мобилизовать народ для оказания сопротивления советским войскам, что только увеличило бы наши потери и общее кровопролитие. Обеспечение определенной скрытности подготовки и внезапности ввода войск позволили осуществлять его практически без потерь. А население в целом доброжелательно встречало советские войска. Это потом уже начали настраивать его против советских войск.

При принятии решения о вводе войск в Афганистан советским руководством учитывалось, видимо, и то обстоятельство, что военное вмешательство в других странах (в Венгрии в 1956 г., Чехословакии в 1968 г.) обходилось без тяжелых внутренних и международных последствий. Но не замечалось, что международная обстановка с тех пор существенно изменилась.

Кстати, Л. И. Брежнев (не в категоричной форме, а в виде предложения) уже в феврале 1980 г. дал задание проработать возможность вывода советских войск из Афганистана, до конца 1980 года, полагая, что они уже в основном выполнили задачу «по стабилизации обстановки» в стране. Об этом свидетельствует несколько справок, подготовленных Генштабом, в которых обосновывается нецелесообразность столь быстрого вывода войск из Афганистана, что подтверждает и генерал В. А. Богданов, который готовил эти справки. Военная сила, будучи уже запущенной, начинала действовать по своим внутренним законам.

Некоторые политические деятели, которые по мере изменения политического климата снимали свое тоталитарное одеяние и очень быстро «демократизировались» и нещадно критиковали решение по вводу советских войск в Афганистан, без зазрения совести голосовали «за» и безоговорочно поддержали это решение на Пленуме ЦК КПСС и на заседании Верховного Совета.

Таковы некоторые обстоятельства, которые привели к принятию решения о вводе войск в Афганистан. Одни из них действительно настоятельно диктовали необходимость такого решения, другие лишь подталкивали к этому.

Но несмотря на казалось бы формальную логичность и действительную обоснованность каждого из приводимых выше доводов в отдельности, при их рассмотрении в цельном виде, в общей системе и с учетом ближайшей перспективы развития международной обстановки и внутреннего положения СССР, решение советского руководства о вооруженном вмешательстве в афганские дела имело в конечном счете больше минусов, чем плюсов. В целом можно со всей определенностью сказать, что в конечном счете ввод советских войск в Афганистан был ошибочным шагом, нанесшим огромный урон афганскому и советскому народам как на международной арене, так и внутри страны.

Прежде всего были подорваны достигнутые с таким трудом Хельсинские соглашения о разрядке международной напряженности. Советский Союз оказался в международной изоляции. Даже не все западноевропейские и другие коммунистические партии поддерживали эту акцию СССР. Обострились отношения не только с США, с другими странами НАТО, но и с Китаем. Затянувшаяся война в Афганистане, необходимость постоянной поддержки кабульского режима потребовали огромных финансовых и материальных расходов, подорвав и без того хромавшую экономику. Непрерывное и первоочередное направление в Афганистан личного состава и вооружения ослабили боеспособность армии на других важнейших ТВД. Война отвлекала усилия и внимание Министерства обороны от назревших проблем реформирования вооруженных сил.

Непонятные цели войны, замалчивание хода военных действий, большой поток убитых и раненых, которых в тайне хоронили и лечили в различных районах страны, вызывали негативные настроения в обществе и вооруженных силах, подрывали авторитет армии. В целом война в Афганистане немало способствовала усилению противостояния различных социально-политических сил в стране и обострению многих других негативных явлений, которые в конечном счете привели к развалу СССР и ко всему тому, что мы теперь имеем….

С учетом всего этого, если рассматривать вопрос в более широком плане, то ошибки советского руководства, связанные с Афганистаном, носят лишь частный, производный характер от общих глобальных проблем, которые вставали перед Советским Союзом в тот переломный исторический период.

К концу 70-х началу 80-х годов все более очевидными становились трудности, испытываемые Советским Союзом в экономическом развитии и несоразмерность глобальных политических и стратегических целей с экономическими и технологическими возможностями. Было ясно, что надо искать пути выхода из глобальной конфронтации и связанной с ней гонкой вооружений. Но для этого требовались крупные, кардинальные изменения в политике, экономике и идеологии, но, конечно, не такими хаотическими методами, как осуществлялась так называемая «перестройка». В рамках такой переоценки и нового курса совсем по-другому решался бы и афганский вопрос.

Задним числом все мы становимся более зрячими. И если судить с высоты сегодняшнего видения хода событий, то и решения того времени, видимо, могли быть более рациональными. Некоторые политологи полагают, что можно было принять более решительные и энергичные политические и дипломатические меры, чтобы ограничить вмешательства США, Пакистана, Ирана и других в афганские дела. Например, высказывается точка зрения, что на худой конец можно было бы пойти на серьезные уступки Китаю, заинтересовать Индию крупными выгодными для нее соглашениями и совместными усилиями осуществить мощное давление на Пакистан, вынудив его отказаться от открытой поддержки вооруженной афганской оппозиции.

Наконец, можно было бы найти болевые и уязвимые точки в глобальных интересах США, надавив на которые, возможно, удалось бы умерить аппетиты США по вмешательству в афганские дела.

http://www.rsva.ru/biblio/prose_af/last_war/index.shtml



Отрывки статей из крупных советских газет. Роль США в афганской войне.


(взято из книги Виноградова В. М. «Афганистан: 10 лет глазами СМИ»)

1982

Весна борьбы и надежд
«Красная Звезда» от 21 марта, Г. Мусаелян, Кабул – Москва.

Сегодня клеветнической кампании дал новый импульс Президент Рейган, который объявил 21 марта «днем Афганистана». Очередное пропагандистское шоу его организаторы стремятся поставить на широкую ногу. В Соединённые Штаты для участия в гнусном спектакле прибыли представители банд басмачей. Подключены и такие ультраправые организации, как «Коалиция за мир с позиции силы», «Совет защиты свободы», «общество Джона Бэрча» и т. д. В сенате американского конгресса состоялись провокационные слушания по этому поводу, на которых выступил заместитель госсекретаря США У. Стессел. Игнорируя очевидные и общеизвестные факты, представитель администрации США обрушил поток клеветы на законное правительство Демократической Республики Афганистан и на Советский Союз. В Вашингтоне не прекращают нагромождать и лживые обвинения по адресу воинов советского ограниченного контингента, выполняющего по просьбе правительства ДРА благородную миссию защиты республики от агрессии извне.

По этому же поводу издана и роскошная цветная брошюра объемом в 52 страницы. В ней — тщательно отобранные и технически безукоризненно выполненные фотографии, и сопровождающий их текст. Всё рассчитано на то, чтобы вызвать у читателя определенные эмоции. «Эта брошюра. — пишет французская газета «Юманите», пытается предъявить мятежников как героев; афганцев, верных правительству Кабула, — коллаборационистами; советских солдат — чудовищами. На что только не способны эти русские! Например. Он применяют «скрытные бомбы» в виде игрушек или других предметов, разбрасывая их сотнями тысяч. Они предназначены убивать детей. Для того, кто хоть немного знает Советскую страну, такое обвинение — верх тупости и гнусности! В подтверждение приводится ни одного документа.». Кампания по надуманному афганскому вопросу, заключает газета, включена в большую стратегию администрации Р. Рейгана вопреки всякой реальности.

Чего-чего, а реализма явно не хватает организаторам антиафганского шоу. Дело дошло до того, что на днях президент США во время выступления балета в Центре искусства имени Джона Кеннеди попытался заставить руководителя труппы включить в театральную программу провокационную приписку, что спектакль посвящается «народу Афганистана, борющемуся за свободу» — то есть афганской контрреволюции, поощряемой США. В ответ публика освистала Рейгана. Когда эта попытка провалилась, президент не нашёл ничего лучшего, как заявить, что намечаемый на 22 марта запуск космического корабля «Шатл» он посвящает «борьбе афганского народа», иными словами — тем же басмачам. Комментарии, как говорится, излишни.



Необъявленная война
«Советская Россия», 28 ноября 1982 года, В. Матяш, обозреватель ТАСС.

Именно администрация США несет главную ответственность за сохранение напряженности вокруг Афганистана и в регионе в целом. Сразу же после вступления в должность президент Р. Рейган заявил о своем намерении оказывать военную и иную помощь афганским контрреволюционерам. К настоящему времени США уже ассигновали в общей сложности 217 млн. долларов, без учета так называемых «тайных операций», для ведения подрывной деятельности против ДРА. Она выражается прежде всего в оснащении и интенсивной военной подготовке басмачей на территории соседнего Пакистана. Под нажимом Вашингтона его союзники по НАТО также оказывают всемерную военную помощь и поддержку афганскому контрреволюционному отребью. Так, например, правительство Англии выделило 17,5 млн. фунтов стерлингов на поддержку афганской контрреволюции.

В последнее время империалистическая реакция резко активизировала подрывные действия против демократического Афганистана. Более того, в конгресс США недавно была внесена резолюция. В которой предлагается возвести вооруженное вмешательство в дела Афганистана в ранг государственной политики Белого дома и предоставить афганским контрреволюционерам столько оружия, «сколько США сочтут необходимым» для обеспечения «эффективности» борьбы против апрельской революции Инструктора из Пентагона и ЦРУ готовят в Пакистане банды басмачей, осуществляющие бандитские вторжения на афганскую территорию. В связи с этим глава духовенства афганской провинции Тахар — Балх Абдул Маджиб заявил недавно в проповеди, что «убийство невинных детей, стариков и служителей религии, сожжение духовных книг несовместимо с исламом и разоблачает ханжество и лицемерие людей, спекулирующих религией. Их имя — убийцы».





1983

Дезинформаторы
«Известия» от 5 мая, Л. Басин, В. Кротов.

Очередная вылазка контрреволюционеров закончилась для них плачевно. Пытаясь совершить набег на пост регулярных частей афганской Народной армии, бандиты попали под сильный перекрестный обстрел и были быстро рассеяны.

Группа оставшихся в живых бежала в горы, где и спряталась на ночлег в одной из отдаленных пещер. Настроение у всех было отчаянное. И вдруг под сводами тайного убежища затрещал портативный приемник. Сквозь шум атмосферных помех в эфире неожиданно четко раздался размеренный голос диктора, читавшего сводку новостей Би-би-си.

«Афганские борцы за свободу, — бодро вещал лондонский баритон, — осуществили одну из самых смелых и успешных атак против правительственных войск близ Кабула. По сообщениям, полученным из надежных дипломатических источников в Исламабаде, противнику нанесен серьезный ущерб в живой силе и технике. Все участники этой дерзкой операции вернулись без потерь на свои базы…»

Диктор продолжал читать новости, но их уже никто не слушал. Озверевшие от ярости бандиты набросились на включившего радио голландского журналиста Э. Ван Линдена. Находившегося при этой группе. Размахивая у него перед глазами обнаженными кинжалами, «борцы за свободу» с пеной у рта угрожали «изрезать его на куски», полагая, что именно он передал на Би-би-си сообщение об «успешной атаке» на правительственный гарнизон. Особенно истерично вел себя один изможденный парень. Который всего несколько часов назад зарыл в песок тело погибшего в перестрелке родного брата.

Голландский журналист Э. Ван Линден чудом избежавший тогда жестокой расправы, поведал об этом эпизоде из своей биографии на страницах «Гардиан». Тем самым он невольно признал, насколько «объективна» информация, поступающая от иных корреспондентов, воровски пробирающихся в Афганистан. А надо сказать, «утка», запущенная тогда Британской радиовещательной корпорацией, была подхвачена другими западными информационными агентствами и радиостанциями и оказалась на страницах многих сотен иностранных газет, падких до сенсаций.

Деятельность фальсификаторов носит планомерный, долговременный характер. И этим занимаются не только отдельные искатели «острых ощущений», которые привлекаются к такой кампании за деньги, выплачиваемые из фондов ЦРУ. Неодолимое стремление нынешней американской администрации расширить необъявленную войну против народа Афганистана побуждает Центральное разведывательное управление прибегать ко все более изощренным способам дезинформации мирового общественного мнения о событиях в этой стране. И поэтому американская разведка не довольствуется лишь военной и финансовой помощью афганским контрреволюционерам, сосредоточенным в пограничных районах Пакистана. ЦРУ из кожи лезет вон, подавая дело таким образом, что деньги, потраченные на бандитов, израсходованы не зря. Что бандиты и контрреволюционеры. Грабящие местное пакистанское население и презирающие установленные там веками порядки и нормы поведения, якобы одерживают в Афганистане «одну победу за другой». А уж если дело идет совсем из рук вон плохо, то сваливают вину за провалы на «химическое оружие», которое якобы используется против пресловутых «борцов за свободу».

Фабрики лжи создаются на деньги ЦРУ США. Одна из них называется «Афганский центр документации», другая — «Эйдженси Афган Пресс». Весьма характерно, что к работе в этих пропагандистских центрах привлекаются наиболее реакционные пакистанские журналисты, тесно связанные с ЦРУ. Это в первую очередь Шабир Хуссейн, Ахтар Рашид, А. X. Ризви и некоторые другие. О характере деятельности, скажем, «Эйдженси Афган Пресс» можно судить по его директору — Мухтару Хасану. В свое время этот платный агент ЦРУ из газеты «Джассарат» арестовывался афганскими властями за подрывную шпионскую деятельность.

Другим мутным источником сведений «об успешных операциях в Афганистане» бандитов является посольство США в Исламабаде. Каждый вторник оно организует так называемый брифинг или «встречу» с представителями пакистанской и зарубежной прессы. В ходе этих «встреч» кадровые сотрудники центрального разведывательного управления. Работающие «под прикрытием» в политической секции американского дипломатического представительства, «выдают» специально подготовленные, строго дозированные порции лжи об обстановке в Демократической Республике Афганистан. Задавать уточняющие вопросы журналистам не разрешается…

Поскольку нынешняя американская администрация не только не скрывает, но, наоборот, рекламирует свою очевидную причастность к «успехам» бандитов в Афганистане, пропагандистскому аппарату ЦРУ потребовалось создание «представительного» органа. С которым можно было бы поддерживать «легальные международные» связи и контакты. Так появился на свет «Отдел внешних сношений» афганских контрреволюционеров. С учетом «специфики» этого отдела был подобран и его руководитель. Им оказался некто Эхсан Джан Ариф. Агент ЦРУ, завербованный американской разведкой в 1978 году.

Голландский журналист Э. Ван Линден писал в своей статье о том, что, находясь в Афганистане, он много раз был свидетелем того, что информация, передаваемая западными информационными агентствами со ссылкой на «дипломатические источники», была неаккуратной», т. е., неточной. Он так и озаглавил свою статью «Афганские военные новости из дипломатических источников — ненадежны». И к этому трудно что-то добавить.




Кто вооружает афганскую контрреволюцию
«Правда» от 7 мая, соб. корр. В. Байков.

Кабул, 6 (Соб. корр. «Правды») «Как видите, необъявленная война против нашей страны продолжается», — с этими словами представитель министерства национальной обороны ДРА полковник Хамид Улла, приглашает нас, иностранных и местных журналистов, ознакомиться с новыми трофеями, захваченными афганской армией и добровольческими отрядами самообороны.

Просторный холл кабульской гостиницы «Интерконтиненталь» напоминает международный салон «продавцов смерти» — перед нами целый арсенал самого разнообразного оружия: от ампул с ядом, крошечных пистолетов, изготовленных в виде авторучек и тростей с вмонтированными в них кинжалами, до крупнокалиберных пулеметов, минометов, реактивных снарядов. Как свидетельствует маркировка на оружии, оно изготовлено в США, Англии, ФРГ, Египте и других странах.

— Всё это оружие, — пояснил полковник Хамид Улла, — захвачено в последнее время на территории ДРА, в основном в приграничных её районах у разгромленных банд, пришедших из-за кордона.

Рассматриваю американскую противотанковую мину, читаю «визитную карточку» миномета: «Ланкастер коммандер, Пешавар дистрикт, Пакистан». А вот итальянский 82-миллиметровый миномет, английские пулеметы, египетские автоматы.

В «Интерконтинентале» состоялась пресс-конференция, в которой приняли участие бывшие члены и главари басмаческих банд, порвавшие с прошлым и перешедшие на сторону революционного правительства Афганистана. Их выступления явились своеобразной иллюстрацией того, как западное оружие вкладывается иностранными инструкторами в кровавые руки басмачей.

Говорит Абдулла, бывший член контрреволюционной группировки «Джамиате исламийе Афганистан»:

— Я прошел военную подготовку в лагере «Кхалед бен Вали», расположенного на территории Пакистана недалеко от Пешавара. Американские, пакистанские и египетские инструкторы обучали нас стрельбе из различных видов оружия, передавали нам свой опыт по проведению различных диверсионных актов: минированию местности, взрыву мостов, поджогам, убийствам.

Его выступление дополняет Башир, бывший в свое время личным телохранителем главаря контрреволюционной организации «исламской партии Гульбеддина». Эта окопавшаяся на территории Пакистана организация, как показал Башир, получает оружие и финансовую помощь от США, Египта, Пакистана, поддерживает тесные отношения с ЦРУ и израильской разведкой «Моссад».




Темные дела Белого Дома — необъявленная война против Афганистана
«Правда» от 25 мая, Ю. Глухов.

«Расширило ли правительство США поставки материалов афганским мятежникам?» — такой вопрос был задан недавно на пресс-конференции американскому министру обороны К. Уайнбергу. Шеф Пентагона поспешил уклониться от ответа. «Им помогают некоторые их соседи, — заявил он журналистам. — И это, я думаю, предел тех моих сведений, которыми я могу поделиться». Однако затеянная Уайнебергером «игра в прятки» выглядела по-детски наивной попыткой спрятать за спину перепачканные руки.

Между тем вопрос был задан не случайно. В американской печати только что появились новые сообщения о расширении масштабов преступной необъявленной войны, которую ведут США против Афганистана, используя в качестве подручных и афганскую контрреволюцию, и натовских союзников, и некоторые реакционные режимы на Ближнем и Среднем Востоке, стремясь превратить пакистанскую и иранскую территорию в постоянные очаги агрессии против ДРА.

Так, недавно в «Нью-Йорк Таймс» была опубликована статья Лесли Гелба. Ссылаясь на представителей американской администрации, он пишет о том, что США «количественно и качественно наращивают тайную военную помощь афганским повстанцам». По утверждению американских официальных лиц, свидетельствует Гелб, ЦРУ получило указание снабжать мятежников минометами, гранатометами, безоткатными орудиями, зенитными ракетами. Налицо дальнейшая эскалация вооруженного вмешательства Вашингтона в дела суверенной страны в нарушение элементарных норм международного права.

Как известно, США включили Афганистан в список 19 государств, находящихся в зоне действия Сенткома ( центрального командования США), рассматривая эту страну как объект не только тайной, но и открытой интервенции. Именно ЦРУ и Пентагон содержат на территории Пакистана многочисленные базы подготовки, оснащения и засылки вооруженных банд афганских контрреволюционеров. В Белом доме даже не гнушаются принимать главарей бандитских формирований, именуя их «борцами за свободу».

Не секрет, что представляют собой эти «борцы». Не раз уже на страницах мировой печати приводились факты зверств, насилий, жестокости, чинимых душманами. Показательно, что именно эти лица стали постоянными героями журнала «Солджер оф фортун» — «СОФ» (Солдаты удачи), издаваемого ежемесячно в США для наемников и профессиональных убийц. Журнал по сути дела рекрутирует всякого рода сброд, обслуживая ЦРУ.

Напомним, что ЦРУ и госдепартамент США выступили, например, с фальшивыми обвинениями в адрес Советского союза и афганского правительства о применении в Афганистане химического оружия. Полное отсутствие доказательств поставило авторов фальшивок в глупое положение. И вот теперь «СОФ» хочет помочь им выпутаться из этой истории, надеясь «купить необходимые улики». На сей счет печатается рекламное объявление. «Солдат удачи» явно подталкивают на фабрикацию новых фальшивок.

В другом объявлении афишируется сбор средств в пользу душманов. В отличии от стыдливо помалкивающего К. Уайнбергера у «СОФ» нет «предела» для откровений. Он сообщает, что собранные средства будут «переданы прозападным афганским группировкам». Кому же? Посмотрим ещё раз, с кем имеет дело ЦРУ. Вот репортаж из Афганистана некоего Марка Вормена, опубликованный в журнале. Он описывает «трудности», которые испытывают душманы в своем оснащении. Чего же им не хватает? Оказывается, пластиковых масок, чтобы скрывать лица во время диверсий, часовых механизмов для закладываемой взрывчатки, химических средств, особенно газовых пистолетов, и глушителей для легкого оружия, чтобы не было слышно звука выстрелов. Кроме того, главарь одной шайки Ахмед жаловался Вормену, что «он никак не мог достать яда, которого достаточно было бы взять на кончик иглы», чтобы отправить на тот свет намеченную жертву.

Итак, речь идет о бандитах. «СОФ» не скрывает и того, что у этих «борцов за свободу» типично бандитские задачи — террор, нападение на активистов Народно-демократической партии Афганистана и их дома, уничтожение школ, мостов, электростанций, государственных учреждений. Как известно, понеся большие потери, растеряв крупные формирования, интервенты перешли к диверсионной тактике мелких группировок, поставляя им новые партии оружия, США всеми силами стремится не допустить полного разгрома контрреволюционного отребья, начать новый этап крупномасштабной интервенции против ДРА.

Нельзя не видеть, что эти действия предпринимаются в то время, когда между ДРА и Пакистаном при посредничестве представителя генерального секретаря ООН Д. Кордовеса ведутся интенсивные переговоры о политическом урегулировании ситуации, сложившейся вокруг Афганистана. Хорошо известно значение, которое придают этим переговорам их участники.

Отчитываясь на заседании Совета Министров ДРА, министр иностранных дел Ш. М. Дост сообщил, что переговоры с пакистанской делегацией в Женеве проходили в духе откровенности. Охарактеризовав их как полезные, он отметил, что в сравнении с предшествующим этапом на них достигнут большой прогресс.

Министр иностранных дел Пакистана Якуб Али Хан также заявил, что в ходе переговоров «был достигнут определенный прогресс по ряду пунктов повестки дня». Другие нерешенные вопросы, продолжал он, будут обсуждены во время очередной встречи в Женеве 16 июня. Касаясь позиции СССР, он отметил, что «Москва неоднократно давала понять о намерении вывести войска из Афганистана». На днях, сообщает агентство Франс Пресс, Якуб Али Хан вновь заявил о своей убежденности и искренности позиции Советского Союза.

Со своей стороны Генеральный Секретарь ООН X. Перес де Куэльяр, выступая на пресс-конференции в штаб-квартире ООН и выразив надежду на прогресс, отметил, что Советский Союз оказывает твердую поддержку усилиям ООН в этой области. Мы движемся в правильном направлении, заявил он.

Что же означает в этой ситуации действия США по усилению помощи афганским мятежникам? Только стремление торпедировать Женевские переговоры, сорвать наметившийся прогресс нормализации обстановки, сохранить здесь очаг напряженности обстановки и и повод для вмешательства в дела стран этого региона. Явно по команде Вашингтона против ведущихся переговоров раздался отчаянный визг со стороны афганских контрреволюционных группировок, находящихся на содержании ЦРУ. Из-под американской подворотни подали голос, например, главарь «Хезби Ислами» Ю. Халес и главарь «Джамиате Исламийе Афганистан» Б. Раббани.

В противовес поискам урегулирования в регионе США делают ставку на реанимацию афганской контрреволюции. Они хотели бы канализировать свою военную помощь Пакистану, обратив ее против демократического Афганистана. Таким образом, продолжается недостойная и постыдная игра.

Вот уже несколько лет мировая общественность с тревогой следит за развитием обстановки, сложившейся в Юго-западной Азии из-за империалистического вмешательства. Народы ждут, что этот многострадальный район обретет, наконец, мир и спокойствие. Они приветствуют каждый шаг в этом направлении. И для США не заказан открытый и прямой путь участия в процессе нормализации. Как известно, афганское правительство предложило им выступить в роли гаранта политического урегулирования наряду с Советским Союзом и некоторыми другими странами. Но пока американская администрация предпочитает этому пути темные закоулки грязной необъявленной войны против Афганистана.




Под личиной дипломата
«Фрунзевец» от 2 июня, соб. корр. В. Байков.

Агенты ЦРУ в Афганистане
Кабул, 1. Около двух лет пробыл в столице ДРА второй секретарь посольства США Питер Грэхэм.

В начале мая этого года министерство иностранных дел Афганистана объявило Питера Грэхэма «персоной нон грата». Деятельность дипломата, отмечалось в сообщении Бахтар, противоречила «нормам международного права и законодательства страны». Что же за этой лаконичной, сжатой формулировкой? Вот что рассказали нашему корреспонденту сотрудники МИД ДРА и службы безопасности (ХАД).

Около трех месяцев назад, в один из мартовских вечеров, патруль царандоя остановил в центре Кабула автомашину, водитель которой грубо нарушил правила уличного движения. Как оказалось, за рулем находился 17-летний подросток — сын одного из кабульских лавочников. На заднем сиденье автомашины стояли две картонные коробки, доверху набитые порнографическими журналами. Подросток рассказал, что он был в гостях у американского дипломата П. Грэхэма, в доме, которого состоялась сделка: он продал дипломату четыре афганских ковра, а тот их стоимость предложил «возместить» порнографией.

Уже после выдворения «дипломата» за пределы страны в распоряжение ХАД попали документы и материалы, неопровержимо свидетельствующие о том, что под личиной бизнесмена с дипломатическим паспортом, скрывался не только грязный делец, но и матерый шпион, сотрудник ЦРУ.

В разное время органы безопасности ДРА разоблачили сотрудников американского посольства в Кабуле — Арнольда Лонга, Фредерико Турко, Джорджа Гриффина, Неда Морриса, Д. М. Кроу как агентов ЦРУ. Теперь этот список пополнился еще одной фамилией — Питера Грэхэма.




Неприглядная роль
«Правда» от 4 июля, соб. корр. В. Байков.

Кабул, 3. Группа афганских журналистов длительное время собирала материал о подрывной деятельности Соединенных Штатов против Демократической Республики Афганистан. Результатом этой работы стала появившаяся сейчас на прилавках книжных киосков афганской столицы книга «Вмешательство Америки в дела Афганистана».

Афганистан стал мишенью необъявленной войны, ведущейся международным, в первую очередь американским империализмом, пишут авторы книги. Еще в июне 1978 года, как свидетельствовала газета «Нью-Йорк Таймс», в американском городе Аннаполисе по инициативе Вашингтона состоялся «симпозиум командования НАТО», посвященный обсуждению ситуации в Афганистане. Тогда же ЦРУ США начало устанавливать тесные контакты с афганскими контрреволюционерами, окопавшимися за границей. Уже через месяц после апрельской революции на территории Пакистана была создана первая база по подготовке террористов для ведения подрывных действий против ДРА. За минувшие пять лет таких баз создано более ста.

На первом этапе необъявленной войны Вашингтон всячески замалчивал свою причастность к ней. Приход же к власти администрации Р. Рейгана ознаменовался очередным шагом в усилении неприкрытого вмешательства США во внутренние дела ДРА. Американские власти в марте 1981 года публично объявили о своем намерении и в дальнейшем оснащать оружием банды, засылаемые на территорию страны.

За пять лет банды террористов сожгли 1814 школьных зданий, уничтожили 31 госпиталь, разорили 906 крестьянских кооперативов.




Мины на дорогах
«Красная Звезда» от 26 июня, спец. корр. полковник Ю. Теплов.

Не так давно по случаю так называемого «дня Афганистана» президент США устроил прием, на котором он назвал главарей бандформирований «мужественными борцами за свободу». Эти «борцы» взорвали и уничтожили на сегодняшний день 14 процентов всего государственного транспорта, несколько опор линии электропередачи, сожгли половину всех школ и больниц в стране, убили и продолжают убивать сотни и тысячи ни в чем не повинных людей. Лишь по данным западной печати, США и их союзники скормили «борцам» более миллиарда долларов, и всегда улыбающийся господин Рейган пообещал главарям бандформирований увеличить размеры «помощи» на необъявленную войну в Афганистане.

Вот что писал голландский журналист Э. Ван Линден, который несколько месяцев провел среди душманов в районе пакистано-афганской границы: «Поток оружия из Пакистана в Афганистан все время возрастает. Сегодня только через Парачинар оружия перебрасывается втрое больше, чем год назад. Организуют и координируют переброску оружия США».




1985

«Радиоголос» для бандитов
«Советская Россия» от 5 октября, В. Кабанов.

«Войну можно вести и выиграть с помощью как ракет, самолетов, танков и кораблей, так слов и идей» — утверждает американский проповедник «неоконсерватизма» Р. Ирвинг. Если применить эту теорию к нынешней ситуации в Афганистане, то легко можно обнаружить, что с оружием у поддерживаемых Вашингтоном бандитов, ведущих борьбу против законного правительства в Кабуле, дело обстоит неплохо. Хуже с идеями.

Сей недостаток на Потомаке решили восполнить опять же исходя из формулы Ирвинга потоком слов. Проведена большая подготовительная работа, затрачены огромные средства и вот из баварского города Мюнхена заговорила радиостанция с малооригинальным названием «Свободный Афганистан». Характерно, что о начале работы нового подрывного радиоголоса сообщила дирекция печально известных центров «Свобода» и «Свободная Европа».

Однако еще до выхода в эфир «новорожденный» обладал солидной финансовой «страховкой». Об этом позаботились добрые дяди из американского сената, еще летом предусмотревшие выделение на 1986 год значительных средств специально для нужд антиафганской пропаганды. В рамках специально разработанной программы, помимо создания антиафганского «голоса», предусматривается подготовка из числа душманов профессиональных идеологических диверсантов. Намечается также снабдить этих «специалистов» видеомагнитофонами — для записи своих «подвигов» на территории Афганистана. В дальнейшем такие материалы будут использоваться для фабрикации кинофальшивок о «зверствах советских и афганских солдат. Причем, уже появились первые образчики этой продукции и, удовлетворенный плодами своей деятельности, американский конгресс дал разрешение на демонстрацию в США еще трех «документальных» фильмов об Афганистане…



Решимость вести борьбу
«Правда» от 24 ноября.

Агентство Бахтар отмечает, что для «усмирения» племен, выступающих за выдворение с пакистанской земли окопавшегося там афганского контрреволюционного отребья, военные правители Пакистана направили в район Хайберского перевала танки, бронетранспортеры, вертолеты и другую боевую технику. Предпринятые против пуштунов «усмирительные акции» превратились в кровавые побоища. В неравных схватках с карателями гибнут пуштунские патриоты.

За преступными акциями, творимыми пакистанским режимом в зоне расселения племен, стоит американская администрация, отмечает агентство. Стремясь подорвать революционные завоевания афганского народа, Вашингтон продолжает подготовку бандитских формирований из числа контрреволюционного отребья. Только за последние семь лет США затратили на оснащение банд более полуора миллиардов долларов… Этот курс американской администрации остается неизменным, о чем свидетельствует последний отчет госдепартамента, указывает Бахтар. На словах выступая за урегулирование ситуации вокруг Афганистана, США на деле создают препятствия на этом пути. В рамках того же курса, подчеркивает агентство, США оказывают содействие и военному пакистанскому режиму, территория которого превратилась в основной плацдарм агрессии против суверенного Афганистана.




Покровители душманов
«Правда» от 4 декабря, Владимир Большаков.

Американский журнал «Таймс» опубликовал на днях сообщение о том, что помощь США афганским душманам составит в нынешнем финансовом году 470 миллионов долларов, а не 250 миллионов долларов, как утверждалось ранее.

Сумма огромная. Независимо от ее точности и тайное, и открытое субсидирование Вашингтоном афганской контрреволюции — это давно уже секрет Полишинеля. За океаном не скрывают своих симпатий к душманам, принимают их главарей в Белом доме и госдепартаменте, не говоря уже о ЦРУ, штаб-квартира которого в Лэнгли украшена афганскими коврами, преподнесенными душманами в знак «благодарности» шефу ЦРУ У. Кейси.

Бандитов, творящих чудовищные зверства против мирного населения ДРА, в Вашингтоне объявили «борцами за свободу». С высоких американских и международных трибун официальные представители США заявляют о своей поддержке душманов и их кровавой войне против народа и правительства ДРА.

Поддержка эта осуществляется, конечно, не только на словах. Используя зависимость нынешнего режима Пакистана от военной и экономической помощи США, американские спецслужбы в контакте с соответствующими звеньями НАТО и других союзных стран превратили приграничные с ДРА пакистанские провинции в плацдарм, с которого осуществляется открытая агрессия против Афганистана. Ежедневно туда доставляются грузы с оружием, в том числе ракетная техника, мины и взрывчатка для диверсий и террористических актов.

Вашингтон упорно заявляет, что он — за быстрейшее решение «афганской проблемы». Даже включил ее одной из первых в «региональные проблемы», которые осложняют, дескать, международную обстановку. Но если это так, то почему же именно, в то время. Когда в Кабуле выражена готовность к широкому общенациональному сотрудничеству в интересах всего народа и национального примирения, Вашингтон предоставляет новые средства душманам, иначе говоря, подливают масло в огонь.




Преступления афганской контрреволюции
«Правда» от 13 декабря, соб. корр. В. Байков.

Кабул, 12. Утро 8 декабря началось в афганской столице как обычно: спешили к своим рабочим местам рабочие и служащие, оживленно шумели базары, в кабульском аэропорту пассажиры готовились к посадке на рейс самолета Кабул – Кандагар. И вдруг над городом гулко прокатилось эхо взрыва — это сработала заложенная в аэропорту контрреволюционерами мощная мина. Итог — девять погибших и 54 раненых. На следующий день взрыв раздался в Кабульском политехническом институте (КПИ). Зияющая дыра в стене, разбитое оборудование в классах, хрустящие под ногами бетонная крошка и стекло — так и предстало перед нами, журналистами здание лабораторного корпуса, когда мы приехали в КПИ.

— Бандиты заложили взрывчатку у главного входа, рассчитывая на массовое поражение студентов, — рассказал декан строительного факультета Мухаммад Найер. — Но часовой механизм сработал на несколько минут раньше, чем закончились занятия, вестибюль был еще пустынным. От взрыва пострадал 21 человек. Сейчас пока трудно оценить материальный ущерб, но думаю, он составит несколько миллионов афгани.

Таковы очередные преступления афганской контрреволюции, осуществляющей диверсионные акты против демократической республики. Мишень террористов — мирные жители, представители народной власти, школы, больницы, даже мечети. Налицо — целенаправленное разрушение народного достояния в сферах экономики и национальной культуры. Руку матерых убийц направляют опытные инструкторы из Центрального разведывательного управления США. Имеются многочисленные свидетельства, что ЦРУ принимает непосредственное участие в подготовке бандитов для осуществления подрывных акций в ДРА.

Как сообщил осведомленный вашингтонский бюллетень «Конгрешил куотерли» подрывные службы Вашингтона приступили к финансированию «мятежников» и начали готовить в Афганистане «пятую колонну» по меньшей мере с середины 1979 года.

Недавно мне довелось беседовать с бывшим душманом Алифуддином, сыном Исламуддина из кишлака Исталиф под Кабулом, захваченным в плен народной милицией. Неграмотный крестьянин, он обманным путем три года назад был втянут в банду некоего Мухаммада Разека. В феврале 1984 года вместе с бандой пришел в Пакистан, где в течение трех месяцев в лагере, расположенном в окрестностях Пешавара, овладевал приемами убийства.

— Нас обучали, — рассказал Алифуддин, — не только пакистанские, но и два американских инструктора. Свои имена они скрывали. Мы обращались к ним: «мистер». Основное внимание они уделяли изучению нами различных видов стрелкового оружия, а также изготовлению взрывных устройств для совершения диверсий на дорогах и в населенных пунктах. Нам внушали, что школы нужно сжигать, чтобы в них не прививали людям идеи революции…

Вскормленные на американские доллары душманы выполняют инструкции своих американских советников — взрывают мины в людных местах, учебных заведениях, устраивают диверсии на промышленных предприятиях.



Горячие точки планеты
«Правда» от 31 декабря.

Корреспондент газеты «Аризона рипаблик» Чарльз Торнтон, променявший перо репортера на душманский тюрбан, три недели он и еще трое американцев — агентов ЦРУ — рыскали по афганской земле с автоматами в руках в составе банды отъявленного головореза муллы Маланга.

Конец Ч. Торнтона закономерен — он погиб во время стычки двух душманских банд.

Но он и трое его соотечественников — не единственные. Достоверно установлено, что группа «тихих американцев» обучала бандитов приемам обращения с тяжелым оружием, в том числе ракетами типа «земля-земля», «земля-воздух». 4 сентября этого года агенты ЦРУ находились в банде Гауса, сбившей в тот день ракетой американского производства гражданский самолет афганской авиакомпании. При этом один из американцев хладнокровно вел киносъемку запуска ракеты и падения самолета… Всего же в Афганистане действуют свыше 200 агентов ЦРУ.




1986

Кем оплачен геноцид (Исламабад против пуштунов)
«Комсомольская Правда» от 14 января, Александр Проханов. Кабул — Москва.

Вижу эту волнистую темно-серую гряду гор, остроги Гиндукуша, вознесенные в поднебесье, с внезапным провалом, с глубоким овальным прогалом, над которым проносится из Пакистана в Афганистан бетонная извилистая трасса. Вижу воочию крохотный приграничный городок Торхам: быструю зеленую пенную реку, пакистанских пограничников в красных фесках на противоположном ее берегу. Вижу непрерывное движение азиатских толп через каменный мостик: белобородые старики в чалмах, женщины в паранджах, которые тянут за собой детей. Шарканье ног, стук посохов. Время от времени через границу медленно проходит огромный, весь в наклейках, узорах и брелоках грузовик, похожий на разноцветный короб или шатер.

Вижу эту границу, знаю, что по ту сторону, в малых ущельях, в отрогах, и долинах идут бои. По землям племен шинвари и африди движутся войска пакистанской армии, блокируют селения. Орудия направлены на глинобитные стены, на квадратные прокаленные на солнце башни, звучат выстрелы. В ответ из башен, из виноградных давилен тоже звучат выстрелы — пуштуны отбиваются, но силы неравны — танки стирают их кишлаки с лица земли… Пыль, кровь. Там, по ту сторону границы, в «зоне свободных племен» — борьба, насилие.

С Хайберским перевалом, с этим маленьким городком Торхам связаны мои первые афганские впечатления шестилетней давности. Помню, как мы подъехали к этому поселку, я замешался в толпе и медленно стал продвигаться к реке. Внезапно с той стороны на придорожную площадь вылетел небольшой микроавтобус. Из него, окруженные охраной, вышли люди. Один из них — в форме полковника американской сухопутной армии, рядом с ним другой, светловолосый, в гражданской одежде. Они подошли к самой границе и о чем-то разговаривали, долго просматривали и эту толпу, и эту реку, и этот путь, ведущий в Афганистан.

Появление здесь американского военного для меня было неким символом. Я понимал, что этот стратегический проход сквозь горы чрезвычайно интересовал его: ведь в азиатскую толпу можно было внедрить свою агентуру, своих людей. Так оно в сущности, и случилось в дальнейшем.

Приграничный участок пакистанских земель превращен в много эшелонированный плацдарм агрессии против Афганистана, вообще против всего севера. В том числе против Советского Союза. Именно отсюда, из-под Пешавара в свое время взлетел самолет известного американского разведчика Пауэрса, сбитый впоследствии советской зенитной ракетой. Весь Пешавар сегодня окружен американскими базами, военными центрами слежения и разведки. И здесь же, под сенью этих центров ЦРУ и Пентагона, развернута сеть лагерей подготовки афганских диверсантов.

Здесь, в районе Хайберского перевала, через горы, по широким автострадам и по малым, пробитым лошадьми горным дорогам, по крохотным овечьим тропам из Пакистана непрерывным потоком движется оружие, движутся в Афганистан беда, смерть, насилие. Ведь это оружие, изготовленное на заводах США и Западной Европы, взрывается и стреляет в Афганистане, убивает детей, женщин, солдат…

В последние годы афганская армия, набирающая силу и способность воевать, отражать агрессию, проводит ряд сложных и очень важных операций вдоль границы. Пограничники выставляют систему застав, препятствующую проникновению душманов на территорию Афганистана.

Это, однако, связано с рядом не только военных, но и экономических трудностей. Ведь вся эта зона является традиционным для пуштунов районом кочевий, племенных миграций. Племена, широко рассеянные на территории сегодняшнего Пакистана и Афганистана, живут за счет отгонного скотоводства. Зимой они отгоняют скот на южные пастбища, где тепло, где влага. Весной же эти бессчетные стада овец и верблюдов медленно движутся на север — на выпасы, находящиеся в Афганистане, и это является гарантом существования племен, гарантом процветания их экономики.

Кроме того, «кучи»-кочевники захватывают с собой массу мелкого розничного товара из Гонконга, Сингапура, Японии, Индии. Ложки, сервизы, ткани — обиходный товар. И, нагрузив им тюки верблюжьих караванов, направляются в Кабул, Герат, Кандагар… Невозможно блокировать границу жестко, накрепко, не подорвав экономику племен, экономику самой страны. Ведь весь Афганистан сегодня как бы соткан из племенных узоров, из лоскутьев, как огромный ковер, как огромное восточное пестрое одеяло.

Пуштунские племена по-разному встретили революцию, по-разному воспринимают сегодняшний афганский военно-политический процесс.

Я бывал среди племен, которые враждебно относятся к народной власти. Выходят на дороги, уничтожают и грабят транспортные колонны, нападают на подразделения и посты афганской армии. Именно в этих племенах действуют душманы, работает их реакционная исламская пропаганда, и сюда, в эти племена проникают спецслужбы западных стран. Здесь набираются рекруты в банды. Они проливают кровь и сами становятся объектами удара афганской армии, сами теряют лучших своих сыновей. Племена, поднявшиеся против революции, стреляющие в революцию из западного оружия.

Во многих племенах идет переосмысление процесса. Я был в кишлаках, которые еще не перешли на сторону революции, но уже заключили с ней договор. Даже не мир, а перемирие: обещали прекратить нападения на колонны, прекратить военные действия. Они делали выбор… Я видел этих людей, которые вчера еще были душманами и завтра, может быть, опять ими станут.

В основном это были молодые люди, хорошо сложенные, худощавые, с открытыми лицами. Они были увешаны оружием, патронташами со множеством автоматных рожков. Автоматы свои они украсили аппликациями, цветами, птицами. Это оружие, само по себе зловещее, напоминало у них елочную игрушку, разукрашенного идола… Они прекрасно сидели в седлах, их кавалерийский отряд следовал за нашим бронетранспортером. Было странно, видеть этих улыбающихся, приветливых людей, которые вчера еще, может быть, сидели в засадах, стрелял в колонну, среди которой двигался и ты.

Я был в племени, что сделало свой выбор. В кишлаках, которые приняли сторону революции, которые действительно стали контролировать свои действия, не пропуская сквозь них душманов. Я был на мусульманском погребении, где хоронили двоих молодых людей из этих кишлаков, погибших накануне в стычке с душманской бандой.

Мучительно и не просто, порой отступая, племена, живущие по обе стороны афгано-пакистанской границы, выбирают прогресс, выбирают союз с правительством народной власти. В сентябре прошлого года правительство Афганистана обратилось к ним с призывом взять на себя миссию охраны границ. Племена сошлись на свой совет, на свою джиргу, — свой «племенной парламент». Они обсуждали эту непростую проблему. И, наконец, после дебатов, после размышлений коллективным умом всех старейшин пришли к решению: необходимо положить конец войне, бушующей в Афганистане, необходимо взять на себя контроль над границей. Они решили охранять свои исконные земли силой своего пуштунского оружия, своего зоркого пуштунского глаза, всей силой своего племенного чувства. Не пропускать через эту территорию душманские караваны, не пропускать диверсантов и наемников.

Вопреки воле пуштунов, Пакистан и стоящая за ним Америка пытаются проводить через границу «караваны смерти». Племена встали на их пути преградой…

События в Хайберах еще раз опровергают миф о существовании некой «панисламской солидарности», которая будто объединяет всех мусульман против народно-демократической власти, против революции в Афганистане. Нет такой солидарности, нет такого исламского единства. Есть мусульмане, которые взяли сторону Кабула. Есть мусульмане, которые находятся под воздействием реакционной, хорошо продуманной пропаганды. Пуштуны рассечены не потому, что одни из них являются верными мусульманами, а другие — неверными. Рассечение идет по другой линии. По одну сторону ее действуют и набирают силы тенденции прогресса, нового мира, нового общества. По другую сторону — мрак, прошлое.

…Думаю, об этом и знаю, что где-то там, в кишлаках под раскаленным солнцем, идет борьба. Быть может, как раз сейчас в эти кишлаки пытаются прорваться пакистанские танки, делает залп минометная батарея пакистанцев, и очередной глинобитный дом превращается в пыльный солнечный прах. Мне хочется из мирной Москвы прийти им на помощь, спасти их от этого залпа, от этих выстрелов. Мысленно, своей волей, своим чувством, я, как и многие из нас, вместе с ними.

Когда верстался номер: «пакистанская военщина чинит на нашей земле произвол и беззаконие, убивает беззащитных детей, женщин, стариков, разрушают и сжигают дома пуштунов. Она попирает все нормы ислама, уничтожая мечети, святые места и гробницы», — заявил вчера в интервью агентству Бахтар представитель племен африди Хейрхан Кукихейль.




«Сценаристы» из спецслужб
«Известия» от 14 января, соб. корр. Г. Устинов.

Это случилось в мирном афганском кишлаке Яхчаль близ уездного центра Гиришк провинции Гильменд. В ясный, солнечный день сюда прибыли съемочная группа телевидения и большой отряд вооруженных людей, одетых в форму солдат афганской армии. Деловито осмотрев объекты съемки и расставив своих ассистентов, сценарист и режиссер будущего фильма скомандовали сопровождающим их солдатам: «Приступайте!».

И в кишлаке начало твориться нечто невообразимое. В считанные минуты селение превратилось в огромный пылающий костер. Переодетые бандиты бросали в огонь активистов здешнего кооператива и добровольцев — защитников революции. Головы людей разбивали о глинобитные стены и стволы деревьев; нескольких женщин зарубили шашками. Результаты этого хладнокровного истребления ни в чем не повинных крестьян тщательно фиксировались на видеопленку. Один из звукооператоров в стороне с помощью двух головорезов выколачивал из жителей села «свидетельские показания» о том, как «афганская армия бесчинствует в непокорных кишлаках».

Немногие обитатели Яхчаля пережили эту бойню, в которой было убито и замучено более ста человек. Как удалось установить органам порядка ДРА, палачом с видеокамерой оказался некто Майкл Бэрри, американский гражданин, давний агент ЦРУ, работающий под прикрытием тележурналиста и получивший довольно широкую известность в своей стране после создания нескольких телевизионных клеветнических шоу об Афганистане. Как убедился читатель, он не довольствовался павильонными съемками и предпочитал им живую натуру. Точнее говоря, живую до включения его камеры Бэрри и прежде неоднократно проникал в Афганистан по бандитским тропам и с бандитскими целями. И тем самым заслужил особое признание американской администрации.

Как знать, возможно такого же признания удостоился бы и Чарльз Торнтон, еще одно доверенное лицо ЦРУ, а официально репортер провинциальной американской газеты «Аризона рипаблик», вернись он живым из своей «творческой командировки» в Афганистан. В сентябре прошлого года ему удалось претворить в жизнь сенсационный сценарный замысел: уничтожение при наборе высоты гражданского самолета ДРА, на борту которого было 52 человека. Торнтон и два его американских спутника сами доставили в банды муллы Гауса ракеты, проинструктировали душманов, а потом спокойно засняли запланированную ими воздушную катастрофу на кинопленку. Но случилось так, что, возвращаясь в Пакистан, он попал в засаду и погиб.

Враги афганского народа переходят ко все более открытым и активным формам поддержки контрреволюции, поднимают спираль необъявленной войны против ДРА на новый виток. Особенно это касается США. Если ранее дело ограничивалось — по крайней мере внешне — визитами в Пакистан высокопоставленных чиновников администрации Рейгана, их посещением лагерей беженцев и центров подготовки душманских боевиков, финансированием банд по закрытым каналам ЦРУ, то сейчас США заявили об официальной помощи душителем афганской революции.

Ревизуется, совершенствуется и специализируется вся система боевой и моральной подготовки душманского воинства. При этом особое внимание уделяется освоению нового современного оружия. Когда после уничтожения пассажирского самолета я прилетел в Кандагар, местные товарищи рассказали мне, что мулла Гауе шесть месяцев провел в Пакистане, где получил навыки владения зенитным и ракетным оружием.

Недавно в Кабуле меня познакомили со взятым пи переходе границы душманом Рахматуллой. Около двух лет он провел в пакистанском городе Пешавар: сначала в лагере беженцев, а потом в учебном центре «Низампур». Когда-то здесь размещались военная школа и полигон пакистанской армии. Затем власти Пакистана гостеприимно передали учебные классы, казармы и стрельбища контрреволюционной афганской организации — «Исламское революционное движение», которую возглавляет ортодоксальный теолог Мохаммад Наби, известный своей звериной ненавистью к бывшей родине. Как говорит Рахматулла, учебный центр «Низампур» рассчитан на 220 слушателей; здесь обучают стрельбе ракетами класса «земля-земля», обращению с другим современным оружием. В центре часто появляются высокопоставленные американские советники в ранге полковников. А то и генералов.

Такие же «классы» имеются в пакистанском городе Кветта, в пакистанских районах Авальни и Муч. По оценке афганских специалистов. Сегодня не менее двадцати диверсионно-террористических школ, центров и лагерей, занимавшихся в прошлом общевойсковой подготовкой душманов переквалифицировались в последние год-два в учебные заведения с зенитным и ракетным «уклоном». Поставлена задача: обучить искусству стрельбы реактивными снарядами и ракетами всех главарей банд.

По-прежнему обучают душманов и обращению с химическим оружием. Некоторое время назад в тридцати километрах восточнее города Пешавар был создан специальный центр. Здесь слушателей готовят к использованию боеприпасов со слезоточивым газом, нервно-паралитическими и другими отравляющими веществами. Активные участники недавней операции афганской армии по очистке от душманов пограничной с Пакистаном провинции Пактия полковник Мухаммад Хашим и подполковник Абдул Заргун рассказали мне, что отступающие душманы несколько раз устраивали «химический заслон» на пути преследующих их воинов ДРА.

Нельзя не отметить, что в последнее время диверсионно-террористичекая подготовка «борцов за веру» пополнилась неведомыми раньше элементами. Так, к подрывной деятельности решено активно привлекать женщин. Специально для такой цели в Пакистане с «подачи» американских спецслужб созданы двухгодичные женские курсы, где обучаются одновременно сто слушательниц. Им выплачивается необычно высокая стипендия. После сдачи экзаменов они будут направляться в Афганистан для подрывной работы. Когда одна такая «Мата Хари из Пешавара» была задержана в Кабуле, она сообщила об одном характерном требовании к выпускницам курсов: «Нас снабжают ядом и говорят, чтобы мы все время имели его с собой — на случай ареста…»

В конце 1984 года в Кветте открылись шестимесячные разведкурсы для афганских беженцев с высшим и средним образованием. Здесь под патронатом американских советников обучаются семьдесят будущих подмастерьев ЦРУ. Основная задача выпускников — проникновение в ДРА, устройство на работу по специальности, сбор и передача секретной информации.

В прошедшем году иностранные советники на территории Пакистана подготовили афганских водителей «особого назначения». Их планируется внедрять в различные государственные учреждения ДРА в качестве персональных шоферов к людям, занимающим ответственные должности. Завоевав доверие, они должны совершать убийства или похищения. Принято также решение о направлении в ДРА большой группы контрреволюционеров призывного возраста для внедрения в вооруженные силы ДРА или в органы внутренних дел.

За всеми этими «новшествами» ясно вырисовываются более систематический и изощренный подход к организации и ведению преступной войны против ДРА, рука могущественных и опытных спецслужб.

Выделяя огромные средства на обучение. Вооружение и содержание душманских полчищ. Опекуны и покровители контрреволюции стали значительно строже спрашивать со своих подшефных за каждый «серьезный» прокол, каждую крупную неудачу. Как стало здесь известно, 21 марта 1985 года (в этот день начинается новый год по мусульманскому календарю) в лагере диверсионно-террористической подготовки «Варсак» близ Пешавара состоялось совещание командиров душманских «фронтов», подчиняющихся главным контрреволюционным партиям и организациям.

На нем взял слово официальный американский представитель и в угрожающем тоне заявил: «Прошлый год не принес успеха муджахедлинам. Они теряют свои позиции… Если борцы за веру не объединятся и не станут воевать по-настоящему, США откажут им в помощи… В будущем причины поражения того или иного фронта будут тщательно анализироваться, а виновные строго наказываться».

Интересно, что скажет эмиссар США на следующем ежегодном сборище главарей контрреволюции. В результате успешных действий афганской армии, заявил в беседе со мной министр национальной обороны ДРА, кандидат в члены Политбюро ЦК НДПА Назар Мухаммед, весной, летом и осенью 1985 года врагам был нанесен решительный удар по всем их «фронтам» в Панджшерской долине, провинциях Балх, Нангархар, Кунар, Герат… Особенно значительной и важной была операция по расчистке от душманского отребья южной части провинции Пактия и окрестностей пограничного города Хост — той самой восточной территории, где контрреволюция мечтала закрепиться и создать так называемое свободное правительство Афганистана. В ходе этой операции были уничтожены десятки сильных банд, захвачено 40 пусковых установок реактивных снарядов и четыре тысячи ракет, 160 крупнокалиберных пулеметов, 50 противотанковых гранатометов, свыше ста минометов, более одного миллиона патронов, десятки тысяч снарядов и мин — всего сорок складов оружия и боеприпасов. Которые строились и наполнялись, смертоносным содержанием на протяжении семи лет.

— Самое интересное, — отметил министр, — что нам удалось взять бандитскую радиостанцию, с помощью которой контрреволюция предполагала объявить миру о создании на востоке страны своего фиктивного правительства.




Врачи или зенитчики
«Известия» от 11 марта, соб. корр. Александр Игнатов.

«Как и десятки других молодых французских врачей, я отравился в Афганистан через пакистанскую границу, чтобы оказать помощь «угнетенному населению» страны. Этот свой шаг я сделал под влиянием антисоветской пропаганды, настолько сильной во Франции, что поневоле начинаешь ей верить. И что же я увидел? Под прикрытием «гуманных акций» в Афганистан текут сотни миллионов долларов, чтобы сохранить и даже расширить инфекцию войны, а вовсе не для того, чтобы с ней покончить.»

Под «инфекцией войны» мой собеседник имеет ввиду террористические акции противников афганского правительства, или душманов. «Нас просили доставить им аппаратуру для военной связи и зенитные установки, — продолжает он, — а также получить у лидеров душманов новые заказы на оружие».

Это говорит французский медик Шарль Андре Конфорто. Говорит быстро, резко, не скрывая возмущения. Чувствуется, что увиденное и понятое в Афганистане запало ему в душу, изменило его настроения. Хотя для того, чтобы прийти к подобным выводам, ему понадобилось немало времени.

В далекую поездку с «гуманными целями» его снарядила Международная медицинская помощь (ММП), штаб которой занимает две большие комнаты в старом доме на улице Миндальных деревьев, в XIX округе Парижа. «Правда» эпитет «международная» применительно к этой ассоциации, основанной в 1979 году, явно излишен: ее деятельность направляется в основном из Франции. Раз в квартал издают тут бюллетень, который я сейчас просматриваю. «Единственной нашей задачей, — читаю, — служит медицинская помощь населению, которое оказалось в бедственном положении и до которого не могут добраться официальные органы. У крови нет партий».

Красиво сказано, не так ли? Один из «отцов-основателей» ММП, врач Филипп Ревийон добавляет: «У нас нет никаких политических предвзятостей». Но почему же тогда медицинская помощь оказывается контрреволюционерам Афганистана, противникам законных лаосского и кампучийского правительств, «беженцам» из этих стран, а не их населению, также нуждающемуся в ней? И почему не посылают врачей из ассоциации в Никарагуа, Анголу, Мозамбик, где антинародные силы при поддержке извне тоже ведут боевые действия? Почему не лечат патриотов Намибии и ЮАР, ведущими борьбу с расистами Претории.

Почему же, собственно, они готовы помогать диверсантам из УНИТА или душманам, а не их жертвам? «Мы оказываем чисто гуманную помощь гражданскому населению», — уверяют нас на улице Миндальных деревьев. За прекрасным лозунгом «добровольная медицина на службе всех» здесь скрывают, по сути, содействие участникам подрывных операций в Афганистане и Лаосе, Кампучии и Эфиопии.

Одетые в белоснежные, отлично сшитые, экзотические наряды, некоторые лидеры антиафганских группировок, направляющие душманов, часто появляются на экранах французского телевидения. Складно, по-французски или по-английски, излагают заготовленные тексты. Нет, это не дети кочевников или безземельных крестьян. Крупные торговцы или высокопоставленные чиновники бывшего режима, помещики или ханы, живущие ныне на содержании, они до смерти будут защищать феодальные порядки, неграмотность, не забывая посылать своих детей учиться в Лондон или Париж.

Ради сохранения своих привилегий они готовы устанавливать мины на улицах Кабула, отравлять колодцы, убивать учителей и врачей, преданных идее справедливости. Вот кому оказывают медицинские услуги наивные молодые французы, спешащие в Пешавар со стетоскопом на шее.

Кто же оплачивает «командировки» в Азию? Частные лица и общественные организации вроде клубов «Лайонз» или «Круглого стола», утверждают в ММП. Как правило, они объединяют представителей мелкой буржуазии, чиновников, интеллигенции, скучающей в провинции и жаждущей приобщиться к мировой политике.

Не исключаю, впрочем, что по вопросу о деньгах мне сказали в Париже лишь малую часть правды. Связаны ли врачи из Международной медицинской помощи с оружием? Не бывают ли они замешаны в военных действиях? «Нет, нет и нет, — отвечает Филипп Ревийон. — Только гуманная, только мирная задача, ничего военного или полувоенного…»

Что ж, давайте, послушаем Конфорто. На путешествие в Афганистан, по его словам, многих толкает молодость, желание посмотреть мир и оказаться полезным, надежда, наконец, попрактиковаться профессионально. Тем более что начинающему врачу устроиться во Франции нелегко. «Благородная» миссия за рубеж по крайней мере позволит завязать полезные знакомства и заработать авторитет.

Тем не менее, уже первые впечатления Конфорто в пешаварской гостинице «Динюз-отель» не соответствовали ожиданиям. Оказалось, интересы Франции там представлял… английский дипломат. А миссию из Парижа радушно встретил американец, некто Джо Айс. Представившись посланцем гуманитарных организаций США, он поспешил выдать французам 10 тысяч долларов в счет будущей информации о положении в Афганистане. Агент ЦРУ был явно не одинок.

В лагере афганских беженцев французский врач долго беседовал по-английски с выходцем из Европы, пока не выяснилось, что родной язык обоих — французский. Кто он и откуда, Шарль Андре так и не узнал. Вряд ли, однако, тот заехал в Пешавар погостить. Специалисты-европейцы занимаются тут обычно одним делом — обучают душманов саботажу и диверсиям.

Ничего общего с медициной не имела и работа в Пешаваре представителя Красного Креста, как убедился Конфорто. Зато немало людей связали там свою жизнь с поставками оружия, в частности бельгийского и итальянского происхождения. А на одном из бивуаков, уже в пути на» афганскую базу«, услышал француз и итальянскую речь.

«Путешественники» с Апенинского полуострова были, впрочем, недовольны своим хлопотным и небезопасным занятием. Они перевозили из Пакистана в Европу наркотики. Для мафии? Не исключено. Французского врача насторожила фраза, брошенная одним из итальянцев другому: «Надоело покупать гостиницы между Ниццей и Ментоной». Скупку гостиниц на Средиземном море мафиози ведут для ого, чтобы «обелить» свои нелегальные доходы.

Итальянец мечтал о другом бизнесе — торговле оружием, выгоды от которой здесь несравненно выше. Увы, продажу вооружений здесь крепко держит в руках пакистанское правительство при содействии международных банков и монополий вроде «Хабиб бэнк компани», отделения которой французский доктор встречал между Пешаваром и афганской границей едва ли не на каждом шагу.

Какое все это имеет отношение к лечению населения? Законный вопрос, которым врач из Франции задался после того, как узнал, что их группу просили доставить аппаратуру для военной связи и зенитные установки одному из вождей душманов.

Вывод Конфорто категоричен. В Афганистане ММП и иже с ней помогают контрреволюционной вандее, опирающейся на США. Вандее, столь же далекой от защиты свобод, как организаторы «гуманной» помощи — от настоящей медицины. Хотя буржуазная печать не жалеет красок, выдавая «гуманистов» с зенитными ракетами за новый идеал для французской молодежи.




Антиафганский шабаш
«Правда» от 20 марта.

Бонн, 19. (ТАСС) В эти дни Бонн стал местом проведения злопыхательской пропагандистской акции, которой политические круги ФРГ вознамерились внести свою лепту в раздувание психологической войны против народа и законного правительства Демократической Республики Афганистан. В комиссии бундестага ФРГ по иностранным делам начались двухнедельные «слушания» по афганскому вопросу, которые по своему духу и направленности вписываются в форсируемую империалистическими силами, прежде всего США, кампанию клеветы и дезинформации, создания условий, мешающих такому политическому урегулированию, которое обеспечит реальное прекращение и надежно гарантирует невозобновление вооруженного вмешательства извне во внутренние дела ДРА.

На эти «слушания» организаторы акции пригласили группу «экспертов», выражающих интересы и разделяющие убеждения врагов апрельской революции, черпающих «информацию» о положении в Афганистане исключительно из источников спецслужб и контрреволюционных бандитских формирований. Среди организаторов этих «слушаний» — главари душманских группировок, лица, в разное время сбежавших из демократического Афганистана, некоторые члены парламента ФРГ. В нарушение дипломатических норм в акции принимает участие посол Пакистана в ФРГ — страны, территория которой наиболее активно используется империалистическими кругами для вмешательства во внутренние дела ДРА.

В рамках «слушаний» в здании бундестага развернута тенденциозная антиафганская «выставка», шефство на которой взяла группа депутатов западногерманского парламента. В их числе — депутат бундестага от ХДС Ю. Тоденхефер, «прославившийся» тремя нелегальными переходами афганской государственной границы в составе вооруженных бандитских формирований, а также злобной клеветой в адрес ДРА.

Обращает на себя внимание, что в подготовке и проведении нынешней злопыхательской акции весьма активную роль сыграли представители правого крыла СДПГ. В канун «слушаний» трое депутатов от ее фракции посетили Пакистан, встречались с окопавшимися там главарями контрреволюционных формирований. На манер Тоденхефера один из участников «вояжа» Фолькер Нойман нелегально проник на территорию Афганистана. Теперь троица вещает о «героизме» душманов и «злодеяниях красных». При этом Нойман явно вознамерился превзойти по оголтелости даже «самого» Тоденхефера. Сейчас он нагло требует, чтобы правительство ФРГ разорвало дипломатические отношения с ДРА, а антиафганские бандитские формирования, сжигающие школы и мечети, убивающие женщин, стариков и детей, получили «особый статус» при Организации Объединенных Наций.

Посольство ДРА в Бонне квалифицировало антиафганский шабаш, инсценируемый на берегах Рейна как грубое вмешательство во внутренние дела Афганистана, как действия, направленные против национального суверенитета страны.

Уместно напомнить, что власти ФРГ, действуя вкупе с империалистическими государствами, вносят довольно весомый вклад в продолжение необъявленной войны против Афганистана, в раздувание агтиафганской клеветнической кампании. Бонн, как отмечалось на состоявшейся недавно пресс-конференции в посольстве ДРА, оказывает контрреволюционным бандитским формированиям обширную материальную и политическую поддержку. Их главарей весьма часто принимают здесь на самом высоком уровне. С ведома и при попустительстве официальных инстанций на территории ФРГ действуют различные «представительства» душманов, с недавнего времени отсюда ведет подстрекательские передачи специальный радио диверсионный центр. В общей сложности, как сообщает печать, на ведение необъявленной войны против Афганистана различные инстанции ФРГ ассигновали уже более 350 миллионов марок, а в перспективе намерены предоставить на эти цели еще 150 миллионов.

Провокационные «слушания» в бундестаге служат откровенным поощрением ряда других антиафганских акций, проводимых в эти дни правыми кругами ФРГ с целью очернить завоевания апрельской революции, скрыть от населения ФРГ реальные завоевания афганского народа, затруднить возможности мирного урегулирования обстановки вокруг ДРА.




Основы урегулирования
«Правда» от 11 июля.

В ответ на роли Ирана Наджиб заявил, что средневековый режим иранских богословов, нарушая все международные нормы и принципы. Открыто вмешивается во внутренние дела Афганистана. Тегеран при этом цинично заявляет, что занимается экспортом так называемой «исламской революции», но эти неблаговидные дела полностью противоречат чаяниям трудящихся и Ирана, и Афганистана.

Касаясь роли Китая в необъявленной войне против ДРА, Наджиб отметил, что существует тайный сговор между США, их наемниками и Пекином. Вашингтон несет основную часть ответственности за убийство тысяч стариков и детей, за наиболее страшные преступления и разрушения на афганской земле. Наемники из контрреволюционных банд уже получили от США свыше 2 млрд. долларов. Главная цель американского империализма — создание непреодолимых препятствий на пути социально-экономического развития ДРА — основной задачи апрельской революции, заявил в заключение Наджиб.




Пресс-конференция в Кабуле
«Известия» от 29 июля.

Кабул, 29 июля (ТАСС). Экономическая агрессия наряду с военной и политической — составная часть необъявленной войны против Афганистана, подчеркивалось на пресс-конференции в Кабуле организованной агентством Бахтар для афганских и зарубежных журналистов.

Представители министерства торговли ДРА, МИД, Прокуратуры, Государственного банка отмечали, что враги Апрельской революции пытаются затормозить развитие национальной экономики ДРА, подорвать ее финансовую систему, не допустить осуществления широкомасштабных планов социально-экономического развития. США вычеркнули Афганистан из списка стран, пользующихся режимом наибольшего благоприятствования. Жесткие ограничения на ввоз афганских товаров ввела Япония.

На пресс-конференции указывалось на особую роль Пакистана в экономической войне против Афганистана. Многочисленные искусственные ограничения на пути афганского импорта стали причиной заметного снижения товарооборота между двумя странами. В нарушение существующего афгано-пакистанского торгового соглашения афганским предпринимателям не предоставляются склады в порту Карачи.

Большую опасность для экономики ДРА представляет ввоз в страну фальшивых денег, изготавливаемых в Пакистане и на Западе. Журналистам были предъявлены пачки поддельных афгани и долларов, захваченных у душманов.

Пресс-конференция завершилась оглашением заявления Бахтар, в котором резко осуждаются методы экономического терроризма, используемые врагами демократического Афганистана.




Афганистан борется и строит
«Правда» от 27 января, Н. Якубов.

В то время как СССР, другие социалистические страны поддерживают Афганистан в решении нелегких хозяйственных проблем, США и их союзники вскоре после апрельской революции начали сокращать, а затем и вовсе прекратили экономическую помощь молодой республике. Западные страны по существу установили ее экономическую блокаду. Вопреки Уставу и принципам ООН США оказывают беспрецедентное давление на специализированные международные организации с тем, чтобы не допустить экономического содействия Афганистану, одной из беднейших стран мира. Только потому, что она не хочет идти в фарватере империалистической политики.

Более того, американские службы особо нацеливают душманов на уничтожение хозяйственных объектов. И все это делается под лозунгом «защиты демократии», «заботы об интересах афганского народа».





1987

Происки врагов примирения

«Красная Звезда» от 26 июня 1987, полковник О. Чернета

Совсем недавно газета «Вашингтон пост» поведала своим читателям, что в апреле 1985 года президент Рейган в секретной директиве №166 четко изложил истинные цели американской политики в отношении Афганистана. Из директивы становится ясно, что Белый дом стоит за военный путь решения проблемы посредством вооружения контрреволюционных банд. Подтверждением этой позиции Вашингтона явилось и заявление американского президента от 20 марта с. г., в котором он провозгласил, что «национальное примирение», которого добивается правительство ДРА, невозможно«.

Вашингтон наращивает снабжение банд афганских контрреволюционеров, совершающих набеги из Пакистана, различными видами современного вооружения, в том числе и зенитными ракетами «Стингер». Постоянно растут и размеры финансовой помощи контрреволюции. Если в 1980-1983 годы для ведения необъявленной войны против афганского народа Вашингтон выделял, по свидетельству самой американской прессы, в среднем по 100 млн. долларов ежегодно, то затем администрация Рейгана стала ассигновать на эти цели уже по нескольку сотен миллионов долларов. Так, в 1987 году эта сумма достигла 670 млн. долларов, а в 1988 году, как ожидается, превысит миллиард долларов.

Таким образом, американская администрация по-прежнему делает ставку на вмешательство во внутренние дела Афганистана. А в качестве плацдарма для осуществления своих зловещих планов Соединенные Штаты используют территорию Пакистана. Как реакция на предложение Кабула к мирному диалогу, в специальных лагерях на пакистанской территории с помощью иностранных инструкторов активизировалась подготовка наемных убийц и террористов. Выполняя приказы своих заокеанских хозяев и главарей, бандитские формирования обстреливают населенные пункты, совершают диверсионно-террористические акты, устраивают взрывы и поджоги. В течение четырех месяцев со дня объявления перемирия враги примирения уже более тысячи раз нарушали его условия



Разбой в афганском небе
«Правда» от 15 сентября, соб. корр. В. Окулов.

Кабул, 14. Вчера в 13 часов 22 минуты в небе над Кундузом, провинциальным центром на севере ДРА, бандиты сбили транспортный самолет АН-26, выполнявший рейс из Кабула. На борту, кроме шестерых членов экипажа, было девять пассажиров. Среди них — две женщины.

Свидетелей преступления немало: самолет совершал маневр над аэропортом, заходя на посадку, и когда до земли оставалось 1.000-1.200 метров, на аэродроме услышали один за другим два взрыва ракет и затем взрыв в самолете. Охваченная пламенем машина рухнула на землю…

Счет жертв воздушного террора душманов, вооруженных американскими ракетами «Стингер» и английскими «Блоупайп», перевалил за 150 человек. Это только те афганцы, которые погибли в самолетах транспортной авиации ДРА с начала нынешнего года.

Мы же, журналисты, работающие в Афганистане, ведем эту трагическую летопись с сентября 1985 года, когда американской ракетой класса «земля-воздух» под Кандагаром был сбит самолет афганской авиакомпании «Бахтар-аль-Ватана», совершавший рейс по маршруту Кабул – Кандагар – Фарах, в котором погибло 52 человека. Тогда казалось, что эта безумная акция, гневно осужденная афганским народом, будет последней, что цивилизованное государство за океаном с администрацией, провозгласившей одной из главных целей своей политику борьбу за права человека во всем мире, не посмеет перед лицом вкладывать смертоносное оружие в руки наемных убийц. Тогда еще верилось в это… Белый дом, однако, объявил о поставке наемным бандитам сначала 300 «Стингеров», затем еще шестисот. Не стесняясь, ведут теперь речь об испытаниях в Афганистане усовершенствованной зенитной ракеты.

По данным компетентных афганских органов, за последнее время количество ПЗРК (подвижных зенитных ракетных комплексов), состоящих на вооружении у душманов. Резко возросло. Это произошло за счет проникновения из Пакистана и Ирана новых отрядов и групп, прошедших там подготовку, а так же за счет перераспределения американских и английских ракет среди банд, действующих в наиболее важных районах ДРА. Есть свидетельства, что у прицелов ПЗРК — не только террористы-наемники, получающие огромные суммы, но и их иноземные наставники.



Каратели против пуштунов
«Известия» от 6 августа, Ю. Штыканов.

«Зона свободных племен» — исторически сложившаяся территория, на которой проживают пуштуны. С конца XIX века существует на картах навязанная английскими колонизаторами афганским правителям тех времен так называемая «линия Дюранда», разделившая владения Британской империи и непокоренный ее Афганистан. Однако ни одно из последующих афганских правительств не признавало эту линию в качестве границы. Не признавали ее и многочисленные пуштунские племена, издавна обитающие в этих краях.

После апрельской революции 1978 года в Афганистане стало проявляться повышенное внимание к«зоне свободных племен» со стороны афганской контрреволюции, пакистанского режима и американских спецслужб. Здесь обосновались лагеря, перевалочные базы и склады бандитских организаций. Пуштунские племена стали соринкой в глазу душманов и их покровителей.

Отсюда и вытекает нынешняя политика Исламабада по отношению к «свободной зоне», карательные рейды против непокорных. Не в первый раз здесь предпринимаются военные операции. Так было в конце 1985-начале 1986 года, когда пакистанские войска повели широкое наступление в районе Хайберского прохода. Тогда карательной акции подверглись племена африди и шинвари. Пакистанские власти хотели преподнести «наглядный урок» пуштунам, сломить их сопротивление попыткам использовать их исконные земли в качестве «проходного двора» для вооруженных вылазок против ДРА.

Кстати, в карательной операции против племен африди и шинвари участвовали американские военные советники. Не исключено их участие и на этот раз. Уж очень хотелось бы кое-кому в Вашингтоне очистить «свободную зону» от племен и предоставить ее в полное распоряжение афганской контрреволюции. Ведь так называемые «моджахеды» сейчас, как никогда нуждаются в допинге, потому что курс на национальное примирение, провозглашенный правительством ДРА, завоевывает все больше сторонников даже среди оппозиционных сил.



Возвращение к жизни
«Известия» от 19 августа, соб. корр. Д. Мещанинов, Кабул.

Гулям Сарвар Эбрам — преподаватель сельскохозяйственного факультета Кабульского университета. Работает там совсем недавно. А до этого у него были долгие злоключения на чужбине — в Западном Берлине, ФРГ, США. Встретившись с Эбрамом, я попросил его вспомнить подробности, места, где он побывал, людей, с которыми его сводила судьба…

— Начну все по порядку, — начал свой рассказ Эбрам. — Родился в уездном центре Джабаль-ус-Сирадж провинции Парван. Окончив двенадцать классов, поехал в столицу и поступил в Кабульский университет. Но поучиться долго не пришлось. Через несколько месяцев меня, и многих других студентов, исключили за участие в демонстрации против монархии. Пару лет перебивался случайными заработками. Снова сдал вступительные экзамены на сельскохозяйственный факультет. Закончил его в 1977 году и был оставлен ассистентом на кафедре лесоводства.

Спустя два года по линии ЮНЕСКО меня направили в ГДР на курсы по экологии при Дрезденском Техническом университете. В июне 1980 года решил перебежать в Западный Берлин. Почему? Тогда мне казалось, что только на Западе можно безбедно жить и плодотворно заниматься научной деятельностью.

Однако иллюзия начала рассеиваться буквально же в первый день, когда я обратился в полицейский участок на Кухештрассе с просьбой о получении вида на жительство. Дородный полицейский попросту вышвырнул меня за дверь, даже не поинтересовавшись, зачем собственно, я явился в участок. Я стоял на улице в полном смятении, не зная, куда идти, что делать, когда ко мне подошли два молодых афганца — мужчина и женщина. Приветливые молодожены сказали, что помогут с жильем, работой, деньгами на первое время, пообещали свести с соотечественниками, проживающими в Западном Берлине.

Так я познакомился с членами так называемого «исламского комитета». Его возглавлял Абдул Касым Сумо (кстати, молодой человек, встретивший меня у полицейского участка, оказался его сыном: вместе с супругой он специализировался на привлечении в комитет афганцев, оказавшихся по разным причинам в Западном Берлине). Сумо тогда было чуть больше сорока. Жил он на широкую ногу.

Первые дни я жил на квартире одного из активистов комитета — некоего Гуляма Хайдара Мохсени. Сам он афганец по национальности, но родился в ФРГ, его жена — немка. Хайдара интересовали весьма специфические вопросы: есть ли у меня знакомые среди партийных и государственных руководителей Афганистана, высокопоставленных сотрудников царандоя, министерства государственной безопасности, министерства национальной безопасности. Таких знакомых у меня не было, что явно разочаровало Хайдара.

Аналогичные и многие другие вопросы задавали мне в лагере «Мариенфельд-алле», где я вскоре оказался. Здесь со мной «работали» уже профессионалы из западных спецслужб. Имен своих они не называли и представлялись по-разному. Американец, к примеру, называл себя «крупным политиком», женщина, хорошо говорившая по-русски (национальности ее я не знаю) — «специалист по России», француз — «дипломатом»

Этих людей вовсе не интересовали проблемы Афганистана. Они не интересовались ни национальными вопросами, ни религией, ни положением дел в области науки. Их занимало одно — как выйти на людей, которые были бы готовы вести борьбу против «коммунистического правительства» ДРА. Мне предлагали разные варианты: вернуться в Афганистан, поехать в Пакистан, чтобы за хорошие деньги работать на них. Я отказался…

И меня отправили жить в отель «Шпорт-плац». Одно название отель, а на самом деле — маленькое грязное общежитие, где ютились сотни людей из азиатских стран. Постоянные скандалы, слезы, драки, ни у кого ни гроша за душой, одеты кто во что горазд. У меня самого тогда, кроме рубашки, брюк да разных ботинок, ничего не было. Прошло несколько месяцев. Переправили меня в в ФРГ в Дюссельдорф. Думал, полегче будет. Не тут-то было.

Поселили в маленькой каморке в мрачном здании на улице Айзенштрассе, 49 принадлежавшем когда-то благотворительной организации. Оказалось, что раньше это была камера. Во время фашизма здесь располагалась женская тюрьма. Снова ко мне начали заходить разные типы с предложением «сотрудничать». Около двух лет прожил в Дюссельдорфе. Впрочем, жизнью это не назовешь. Мизерного пособия едва хватало чтобы не протянуть ноги. Время от времени удавалось подработать: убирал мусор на улицах, копал могилы на кладбищах, мыл окна в богатых особняках. Какая уж там научная работа? Выезжать за пределы города мне не разрешалось.

Написал письмо знакомому американцу, который когда-то преподавал в Кабульском университете, умолял помочь добраться до Штатов. Весной 1982 года с его помощью приехал в США. Сначала жил в городе Тался, штат Оклахома. Затем перебрался в соседний городок Стилуотер. С трудом пристроился на черную работу при местном университете, а потом добился разрешения посещать занятия.

В тот момент мне казалось, что теперь наконец-то все наладится. Но началась самая настоящая травля: оскорбления, издевательства, избиения. Стоило мне подружиться с кем-нибудь, как через несколько дней, будто по чьему-то приказу (так оно и было на самом деле), друзья начинали сторониться меня, словно прокаженного. Я все терпел. Надеялся, что получив американский диплом, смогу устроиться на приличную работу.

Диплом получил в 1984 году, но самая «приличная» работа, которую мне удалось найти (да и то временно) — наклейка обоев. Ни о какой научной деятельности думать не приходилось. Обращался в разные инстанции, писал президенту США, в конгресс. В ответ — молчание. В стране, где кичатся правами человека, человеческое достоинство стоит больших денег. Когда их нет, все бесполезно. Особенно, если ты выходец из Азии, Африки, Латинской Америки.

Все эти годы за рубежом у меня постоянно оставался шанс поправить в финансовом отношении свои дела — «сотрудничать» с соответствующими службами или войти в состав какого-нибудь антиафганского комитета, существующего на долларовые подачки. Подобных предложений хватало и в Америке. Но я продолжал отказываться. Я уехал из Афганистана, но предавать родину за деньги?! Нет, такой мысли у меня никогда не возникало. Все чаще возникало желание вернуться домой. «Доброжелатели» из афганских эмигрантов предупреждали: «Если тебя не расстреляют прямо в аэропорту, то наверняка сгноят в тюрьме». Уже после обращения в посольство ДРА о возвращении меня вызвали в полицейский участок и посоветовали «не делать глупостей». Но единственная глупость в моей жизни как раз и заключалась в том, что я покинул родину, поверив в россказни западной пропаганды.

…И вот кабульский аэропорт. Меня встретили мать и отец (больше у меня никого нет). Поехали в наш небольшой домик на окраине города, где не был много лет. Вскоре решил повидать старых знакомых в университете, где мне, к полной неожиданности, предложили место преподавателя на сельскохозяйственном факультете. Я не просто вернулся на родину. В 36 лет снова вернулся к жизни, наполненной смыслом и планами на будущее.



Душманы получают отпор. Свидетельствуют очевидцы
«Известия» от 16 сентября, соб. корр. Д. Мещанинов.

Религиозный деятель Мазхар Уль-Хак Хусейн:
Причины кровопролитных событий просты. По указке США пакистанский режим решил очистить от нас наши земли для строительства складов оружия и боеприпасов, аэродромов, лагерей по подготовке душманских бандитов. Территория свободных племен, чьей составной частью является Куррам, должна стать, по их планам, стратегическим плацдармам для ведения необъявленной войны против Афганистана.



Провокация на границе
«Правда» от 2 апреля, соб. корр. В. Окулов. Кабул — Кундуз.

Вечером 8 марта афганские душманы обстреляли ракетными снарядами районный центр Пяндж, расположенный близ границы СССР с ДРА на территории Советского Таджикистана. Погиб один человек, двое ранены, в том числе ребенок.

Возмездие последовало неотвратимо. В бой с бандами вступили подразделения афганской армии и подразделения ограниченного контингента советских войск в ДРА. Мы прилетели в пограничную провинцию Кундуз на операцию по разгрому банд.

Склонившись над картой, подполковник В. Боровой очертил район, где развивались события.

— Установлено, что акт терроризма против мирных советских людей совершила специальная группа обстрела, сформированная по прямому указанию Гульбеддина Хекматиара, одного из главарей контрреволюции, окопавшегося в Пакистане. Отряд террористов выдвинулся из зоны, контролируемой бандитами, на местность, прилегающую к центру приграничной афганской волости — кишлаку Имамсахиб. Впереди шла группа обеспечения — около сотни душманов. За ними — столько же «специалистов» с ракетными снарядами и безоткатным орудием. Последней следовала группа прикрытия — человек пятьдесят.

С расстояния примерно в два-три километра от советской границы бандиты успели сделать два пуска реактивных снарядов и восемь выстрелов из безоткатного орудия. Тут же их накрыли ответным огнем. Душманы ушли, унося убитых. При отходе из приграничья их обстреляло местное афганское население.

Момент для провокации, заметим, был выбран не случайно. Праздничный вечер 8 Марта в советском пограничном поселке отмечали, как и повсюду в стране. Расчет бандитов был поистине злодейским — превратить праздник в трагедию, продемонстрировать уязвимость советской границы. Акт международного терроризма носил откровенно политический характер. Его инициаторы ставили целью сорвать процесс национального примирения в ДРА. Но не только.

В те дни в Женеве заканчивался очередной этап афгано-пакистанских переговоров через представителя генерального секретаря ООН. Переговоры шли по проблемам, касающимся политического урегулирования положения в регионе, и одним из самых острых был вопрос о сроках возвращения на родину ограниченного контингента советских войск в ДРА. Которое должно состояться после прекращения вмешательства извне в дела Афганистана. Ясно, что удар по советскому приграничью был выгоден тем, кто стремится не допустить политического урегулирования обстановки вокруг ДРА, кто, разглагольствуя о мире на афганской земле, хотел бы сохранить на ней, у южных границ СССР, постоянный очаг напряженности.

Кому принадлежат эти замыслы — секрета не представляет. О них разболтал, к примеру, в недавнем интервью газете «Вашингтон тайме» заместитель министра обороны США по политическим вопросам Фред Икле. Враждебные вооруженные формирования, заявил он (то есть душманы), могут нарушить «уязвимую южную границу СССР».

Обстрел Пянджа, должен был, как видно, подкрепить огнем пророчество «политика» из военного ведомства США.


1988

Я внимательно просмотрел раздел статей 1988 года о войне в Афганистане и обнаружил, что упоминания Америки из них исчезли. Очевидно, СМИ получили указ сверху больше не критиковать участие западных спецслужб в конфликте. К этому моменту горбачёвское правительство уже сдало наших солдат, нашу страну, и только искало повода закрепить свою "дружбу" с американскими хозяевами.



Общие сведения о войне


Она длилась девять лет, один месяц и девятнадцать дней. Через Афганистан прошло более полумиллиона воинов ОКСВ. Общие потери на страны в этой войне составили 13 833 человек. Пропали вести и были захвачены в плен 330 человек.

Честно признаем: та война принесла неисчислимые беды, страдания и афганскому народу течение девяти лет погибло более миллиона афганцев. И солдат революции, и оппозиционеров и мирных жителей, оказавшихся под перекрестным огнем "своих" и "шурави" (советских).

Еще и еще раз пробегаем глазами скорбный список. Он мало о чем расскажет непосвященному: каждый из павших вызывает острое чувство жалости и утраты. Им, двадцатилетним, жить ~ да жить! А они с беззаботной улыбкой, с интересом оглядывая фантастические пейзажи, перешагнули границу, разделявшую не просто два государства, а нечто большее - жизнь и смерть.

В середине 50-х в Афганистан пришли первые группы специалистов из СССР. Строили предприятия, прокладывали дороги, линии электропередач, перекидывали через речки и ущелья мосты: мирные заботы мирных людей. Могли ли тогда предполагать отцы, что через четверть века по их стопам придется пойти сыновьям, но с иной целью. И те, и другие географию страны, ее традиции, обычаи, уклад жизни да и самих людей изучали и узнавали не по кинолентам и учебникам, а прямо в депе, заключалось ли оно в строительстве объекта или в яростном бою.

Им было, в среднем, по двадцать... Как это много в измерении, исторических перемен последнего времени! И как ничтожно мало, если столько отведено тебе судьбой. Они уходили от нас в этом возрасте. Иные - моложе, иные - постарше. Ни один не гадал, что погибнет, совершив поступок, о котором скажут потом: подвиг. В лексиконе ребят отсутствовало это слово, заменялось на куда более прозаические: спасение, выручка, помощь, защита. И тем не менее, неосознанно каждый вложил в свой поступок не только всю свою энергию, силу и волю в последний момент, но и страсть будущей жизни - недожитой, недопетой, недолюбленной. Совершая подвиг в таком возрасте, да и в любом другом, человек вкладывает в него свое будущее. И смерть становится последней, ярчайшей вспышкой, освещающей и собственную жизнь, и жизнь поколения, ровесником которого он был.

Они навсегда остались в памяти родных и близких, земляков - всех, кто их знал лично. Их образы, имена обрели иной смысл и содержание: мы, живые, должны ощущать кровное родство с их осиротевшими родителями, детьми, вдовами.

"О мертвых - или ничего, или только хорошее". Давайте не согласимся хотя бы ради справедливости. Они совершали ошибки. Не все заслоняли собой от душманской пули командиров или вызывали огонь на себя. Гибли и по неопытности, безрассудству. Но хочется верить: если существует в загробной жизни рай - они обязательно там, прощенные и обласканные, возвеличенные и по-прежнему трогательно скромные, вечно юные.

В Афганистане воины из ограниченного контингента с первых же дней знакомились со многими своеобразными обстоятельствами, познавали окружающую действительность. Будучи в северных провинциях, они убедились, что Мазари-Шариф действительно важнейший экономический центр страны: в результате совместных усилий советских к афганских специалистов невдалеке от города разведаны крупные запасы газа и нефти, что заложило основу для создания газовой и химической промышленности. Им достаточно было при патрулировании проехать на БМП (боевой машине пехоты) каких-нибудь 17 километров от города и опять найти подтверждение: да, их прислали сюда не напрасно. Разве не стоит уберечь для разоренной и съедаемой противоборством страны первый в ДРА завод азотных удобрений, сооруженный опять же с помощью их земляков! И сохранить заводской поселок "Сорок красавиц" с его великолепными коттеджами для рабочих, бассейном, клубом, спортивными площадками - тоже их долг. И эту тепло-электростанцию на природном газе, преобразившую быт населения, невозможно представить взорванной, как некогда Днепрогэс. Да и многое-многое другое представлялось своим, выстраданным, понятным и, безусловно, нуждающимся в их присутствии здесь, в их защите.

Предприятие - символ прежней дружбы - стало костью в горле контрреволюции. Оно не просто давало мощный импульс экономическому развитию округи, но и крепило ряды местной организации НДПА. И душманы устраивали диверсии на комбинате, охотились за его партийными активистами. Не гнушались ничем. Напали на местную школу: на глазах детей убили двух учителей, а одной девочке, дочери члена комитета НДПА Мазари-Шарифа, плеснули в лицо кислотой...

Спустя менее десяти лет после пуска комбината отцов на строительных площадках сменили их дети. Только держали они в руках не мастерки каменщиков и молотки плотников, а автоматы.

И все-таки - спросите простого афганца, на земельный надел которого подана вода, а в дом - свет и тепло, кишлак которого благодаря "бетонке" и мостам через пропасти приблизился к столице, цивилизации на расстояние часовой доступности, спросите у горца, чьих детей спас от смерти русский врач, спросите у многих других, близко соприкоснувшихся и с первой, и со второй волнами советского "нашествия" - и в глазах непременно заметите ласковый блеск: "О, шурави, спасибо!".

Конечно же, большая половина промолчит, даже если люди испытывают к нам дружеское расположение, признательность за помощь: страх и теперь гуляет по горным селениям и городам, в том числе и по Кабулу.

Безусым мальчишкам, по-видимому, было страшно, хотя ни один не подавал вида. Страшно было остаться наедине с самим собой. Страшно даже в автомобильной колонне, когда впереди, и сзади тебя до боли в суставах сжимают "баранки" твои сверстники: дорога, как кровяная артерия, связывала наш Таджикистан с северными провинциями Афганистана, а те с Кабулом, югом страны. По ней нескончаемым потоком текли грузы. Преимущественно мирные - продовольствие, строительные материалы, товары первой необходимости. Боеприпасы и вооружение переправлялись воздухом. Однако и за эти чистые рейсы наши дети расплачивались жизнью.

Как говорят в народе, хорошо, если смерть настигнет внезапно: ни боли, ни страданий, раздумий. Но бывает и по-другому. Уже в начальный период войны нередко приходили сообщения такого рода:

"Это случилось в Герате. Рядовой Сергеев, попал в душманский плен. Несмотря на пытки на допросах, не пошел на соглашательство с врагом. Изуверы ослепили бесстрашного воина".

Г. В. Гришаков, водитель в/ч 50756 19 мая 3980 года пишет домой: "Положение сейчас очень серьезное. Почти каждый день выступления против нас. Все недовольны советской властью. В Джелалабаде басмачи целую роту, примерно 80 человек зарезали. Там очень тяжело нашим ребятам...".

Письмо сержанта Н. А. Колпачкова (в/ ч 51931) домой:

"Душманы очень любят поиздеваться над нами солдатами. Недавно к нам в полк привезли двух изуродованных солдат. У них выколоты глаза, отрублены руки и ноги, обрезаны уши и нос, "тела все истыканы штыками...".

Несколько эпизодов из бесконечной вереницы, чаще всего замалчиваемых даже в ограниченном контингенте, не говоря о стране. Туда же шли трафаретные извещения военкоматов.

Первыми жертвами той войны были, бесспорно, водители, потому что они торили тропу к Гиндукушу...

Эх, водители-водители! Короли горных дорог! У каждого свой опыт, привычки. На бортах иногда имена погибших друзей-водителей. Один рейс через перевал Саланг - событие, десяток - подвиг, отмечаемый обычно на дверце кабины красной звездочкой, двадцать рейсов - двумя. Точь-в-точь как в годы Отечественной рисовали звезды на фюзеляжах самолетов за сбитые вражеские машины. И здесь требовалось такое мужество, выдержка, терпение, каких человек и не подозревал в себе. Саланг... Не ошибиться бы: существует ли где-либо в мире автомобильный перевал, лежащий выше этого, выше 3300 метров? Дорога - извилистый и крутой серпантин: левым бортом царапаешь отвесные скалы, прижимаясь к ним, желая слиться с надежным камнем, потому что правый борт чуть ли не висит над бездонной пропастью. Тысячи машин полируют бетонное полотно до блеска, а когда образуется гололед - лучше не выезжай на трассу. Но выезжать надо. И необходимость эту диктовала порой не столько военная обстановка, сколько долг водителя, точнее - понимание этого долга перед теми, кто ждет на том конце дороги продукты, горючее, а то и просто кирпич, цемент, сантехнические трубы. Двое суток - подъем на низкой скорости, под надрывный гул двигателя, готового вот-вот задохнуться из-за разреженного воздуха. Спуск еще опасней, хотя он и поровней: не дай Бог откажут тормоза или просто "понесет" - либо врежешься в поворотную скалу, либо пнешь реди идущий грузовик, либо слетишь в пропасть. Это не нагнетание страхов. Это простое объяснение, почему на машинах рисовали звезды за рейсы, трудные в мирных условиях, и невероятные - под обстрелом.

Хайратон - Саланг - Кабул... В чемоданах ребят бережно хранились вымпелы - "За сорок рейсов", еще один - "За шестьдесят рейсов". Последних было слишком мало, потому что редко кто из водителей накручивал шоферский стаж за два года.

Да, все они - солдаты Саланга, несмотря на то, что большинство было занято на перевозке мирных грузов. Солдаты, потому что душманы не оставляли дорогу в покое, стремились вывести ее из строя: минировали, обстреливали машины, отбивали оставшиеся. Пулеметная очередь, засада ожидали за каждым поворотом каждым выступом. А простора для маневра нет - и шофер должен быть в постоянном напряжении, неусыпной готовности дать отпор, сориентироваться, доставить по назначению груз, а главное постоять за себя, выйти из переплета живым. Защитник и надежда - автомат в кабине и мотор под капотом.

Мамы-мамочки, если б вы знали, как ваши дети в часы смертельной опасности обращались к вам, просили вашего прощения благословения, шептали спекшимися губами последние слова, адресованные вам. И эти человеческие молитвы нередко спасали от казалось бы неминуемой гибели, а бывало уже не доходили адресата, ни до Бога...

Итак, 1980-й, первый год необъявленной войны, как и следовало ожидать, закончился с тяжелыми последствиями и для той, и для другой стороны.

Похоронки, за редким исключением, получали все регионы громадной страны: одни - чуть меньше, другие - побольше. Потери несли не "патрулирующие подразделения", как предполагалось вначале, а воинские части в боевых операциях.

Информационный вакуум не давал возможности обобщить, осознать размах и жестокость происходящего. Напротив, людей трогательно убаюкивали легендами о героизме патриотов-афганцев, молодых бойцах республики, поднявшихся на защиту "революционных завоеваний". Факт бесспорный: они действительно дрались самоотверженно.

Еще полно сообщений даже в середине года о советской помощи Афганистану - кредитами, техникой, продовольствием, о строительстве предприятий, дорог, ирригационных систем. О боевых действиях с нашим участием - по прежнему ни слова. А уже гибли солдаты-интернационалисты, гибли командированные в республику строители. Лишь изредка мимо взгляда военного цензора проскальзывали намеки на правду. Тотальный запрет на истину действовал безукоризненно.

О подвигах пишут много, обстоятельно. Всетаки, что мы вкладываем в понятие "подвиг в бою".

Прежде всего, подвиг - это не деяние одиночки, ибо никто из нас не формируется, как личность, вне действительности.

Да, в бою можно оказаться один на один с опасностью, но все равно действия одиночки подготовлены всем ходом предшествующих событий, и стало быть, воздействием товарищей.

Подвиг - это стоическое поведение многих и многих. воины своими усилиями создали на поле боя обстановку, в которой избранники судьбы смогли в опасных ситуациях совершить то, что принято называть подвигом.

Словом, год 1980-й для наших солдат и офицеров стал начальным классом суровой школы.

http://soyuzssr.narod.ru/afgan/aboutwar.html



Горбачёв предал просоветское правительство Афганистана. В результате выпестованный Америкой Талибан кастрировал и повесил президента Наджибуллу на радость всему "цивилизованному" миру.