ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

США и Война Судного Дня


Тридцать лет с момента начала войны Судного Дня

Создание стратегического ядерного паритета между США и СССР в конце 1960-х привело к политике так называемой разрядки. США и СССР подписали первое стратегическое соглашение об ограничении вооружений в Москве в мае 1972 года, и в конце июня 1973 года достигли соглашения о "правилах поведения", согласно которому обе державы должны согласовывать свои действия в случае событий, угрожающих стабильности мирового порядка. Соглашение о предотвращении войн, подписанное в июне 1973 года утверждало, что державы "согласились, что они будут действовать таким образом, чтобы предотвратить развитие ситуаций, способных причинить опасное обострение отношений между ними, чтобы избежать военного противостояния и исключить вовлечение стран, не являющихся сторонами в данном соглашении, способное вызвать опасность атомной войны". В нем также утверждалось, что "если отношения между странами, не являющихся сторонами в данном соглашении угрожают вызвать опасность атомной войны, то ...(две державы) должны немедленно начать срочные консультации друг с другом и предпринять все усилия для избежания этой опасности". (Garthoff, L. Raymond. Detente and Confrontation: American-Soviet Relations from Nixon to Reagan. Washington D.C: The Brookings Institution, 1994.p.435).


Времена разрядки породили множество иллюзий. Некоторые верили, что это был настоящий шаг в направлении продолжительного мира во всем мире и конец угрозе атомной войны. Проблема в том, что все шло куда дальше. За всем этим скрывалась политика классового сотрудничества. СССР сознательно сдерживал революционные движения. Это вело к поражению в борьбе рабочего класса и обездоленных масс. Именно эта политика в конце концов привела к развалу самого СССР.


Тем временем, американский империализм был готов согласиться на более или менее равные отношения сил с СССР. Американские власти создали новые планы поражения СССР и борьбы масс, особенно в бывших колониях, основанные на более развитых средствах производства в их распоряжении и более высоком уровне производительности труда в империалистических странах. Эта политика предусматривала разрушение СССР другими методами. Американские стратеги знали, что советская экономическая система страдала от многочисленных дефицитов.

Согласно этим экспертам, проблемой советской экономики были "неравномерный уровень экономического роста, хроническая нехватка сельскохозяйственных и промышленных товаров". У нее было "мало или вовсе никакой возможности конкурировать с Западом в прославленной НТР". (Gati, Charles & Gati T. Trister. The Debate over Detente. New York: Foreign Policy Association. Headline Series, No. 234, February 1977 p.9)

Они решили воспользоваться проблемами советского экономического роста для получения политических преимуществ. Говоря их собственными словами: "перевести неравновесие силы против СССР в политическое превосходство - то есть, благоприятное соотношение сил, а не просто равновесие". (Litwak, S Robert, ed., Detente and the Nixon Doctrine: American Foreign Policy and the Pursuit of Stability, 1969-1976. Cambridge: Cambridge University Press, 1984 at p.90).

Киссинджер признал, что разрядка была направлена на беспрепятственное достижение его страной политического влияния в стратегически важных регионах, вроде Ближнего Востока. В своих мемуарах Киссинджер заметил, что "разрядка была не одолжением, которое мы сделали Советам. Это была отчасти необходимость; отчасти успокоительное для Москвы, пока мы старались привязать Ближний Восток к США в ущерб Советам; частично моральное требование атомной эпохи". Политика сдерживания СССР на Ближнем Востоке со стороны США была "на деле продвижением под прикрытием разрядки". То же самое можно сказать о советской политике. Советская бюрократия желала расширить свое влияние на Ближнем Востоке под шумок разрядки. Они пытались сотрудничать с США для решения арабо-израильского конфликта. Такая роль могла усилить их позицию в регионе и повысить их престиж в глазах подчиненных стран.


Однако США желали сорвать любую попытку СССР усилить свою позицию в этом регионе. Любое соглашение под эгидой двух сверхдержав повысило бы статус советской бюрократии на Ближнем Востоке, что было неприемлемо для США.


Брежнев сказал, что "борьба за утверждение принципов мирного сосуществования, прочного мира и разрядки, и, в конечном счете, за предотвращение новой мировой войны было и остается основой наших отношений с капиталистическими странами." (Gromyko, Andrei. Address to the Twenty-Eighth Session of the U.N. General Assembly. Pravda, 26 September 1976 at p.16)


Может быть, сам Брежнев и верил в свои слова. В любом случае его слова не расходились с делами. В июне 1973 года на встрече в верхах между двумя сверхдержавами, Брежнев предупредил о серьезности ближневосточной проблемы и призвал к совместным согласованным действиям для нахождения мирного решения этой проблемы. Киссинджер и Никсон уклонились от обсуждения этого вопроса. Как пишет Киссинджер, они не желали переговоров об этом с СССР: "Мы не собирались платить за разрядку в валюте нашего геополитического положения". ." (Kissinger, Henry. Years of

Upheaval. Boston: Little, Brown, c1982 at 299 at 885). СССР, тем не менее, продолжал призывать к срочному вмешательству двух сверхдержав для смягчения напряженности в регионе вплоть до начала войны. В обращении к генассаблее ООН 25 сентября Громыко предупредил, "что огонь войны может вспыхнуть в любой момент и никто не знает, каковы будут последствия". (Gromyko,

Andrei. Address to the Twenty-Eighth Session of the U.N. General Assembly. Pravda, 26 September 1976 at 366 ). Более того, есть доказательства, что власти СССР в самом деле использовали свое влияние на Ближнем Востоке для удерживания Сирии от разгрома Израиля во время войны. О США такого сказать нельзя. США использовали войну для расширения своего влияния в деле контроля кровавого сокровища региона - нефти. Как откровенно признался в своих мемуарах Киссинджер, США вмешивались в войну так, чтобы не дать арабам добиться победы на поле боя, в то же время "пытаясь добиться доверия арабов, чтобы мы могли сразу и действовать как посредник и показать, что дорога к миру лежит через Вашингтон".


Это могло произойти только в результате войны, которая "восстановила бы самоуважение на арабской стороне (Египет) и осознания Израилем необходимости в дипломатии". Цель США была начать строительство "Пакс Американа", "с арабами на том основании, что мы остановили наступление Израиля и с израильтянами - что мы были неизменно на их стороне". (Kissinger, Henry. Years of Upheaval. Boston: Little, Brown, c1982 at pp 468,470,471,476,487.)


Политика "мирного сосуществования" СССР в момент кризиса привела арабов в ярость. Анвар Сададт был убежден, что не может полагаться на советскую военную, экономическую и политическую поддержку, чтобы получить обратно территории, оккупированные Израилем в 1967 году. Советское присутствие в Египте, как пишет Уильям Квандт, "мешало Саддаму договориться с США, беспокоило консервативных саудовцев и вызывало резкую критику внутри страны, особенно в армии" (Quandt, William B. Soviet Policy in the October 1973 War. Santa Monica, Calif.: Rand Corporation, 1976 at pp 5-6).

Египетское недоверие к советской политике достигло вершины в июле 1972 года, когда Саддат решил выслать советских военных советников и техников из Египта. СССР считали неспособным решить проблемы Египта. Саддат пришел к выводу, что только США может разрешить израильско-египетский конфликт. И США встретили его с распростертыми объятиями. Киссинджер был в восторге от действий Саддата, как способствующих его планам превратить США в главную силу на Ближнем Востоке. "Время работало на нас, ничто не могло совершиться без нашего содействия, уповавшие на поддержку СССР все больше разочаровывались. Открылся путь к более ведущей и устойчивой роли США". (Kissinger, Henry. Years of Upheaval. Boston: Little, Brown, c1982 at 205 ). Однако, прежде чем США смогли надавить на Израиль, израильтяне должны были быть запуганы до смерти, чтобы поверить в то, что без США и их дипломатии они обречены.


Сразу после вступления в должность государственного секретаря доктор Генри Киссинджер созвал послов 13 арабских стран в ООН и сказал им, что понимает, что арабские страны не могут смириться с положением на Ближнем Востоке. Он обещал им, что США будут трудиться над решением этой проблемы. (Haaretz, Tel-Aviv, September 26, 1973). 11 дней спустя началась война.


Война Судного Дня, 1973 год

Война началась 6 октября, в Йом Кипур - самый священный день для евреев. Египетские войска быстро пересекли Суэцкий канал и преодолели линию Бар-Лев. Сирия продвинулась на Голанские высоты и почти достигла границы 1967 года с Израилем (рядом с Хулой). Израиль на Голанах имел только 157 танков против 1400 сирийских. Поэтому, в первые дни войны израильские контратаки захлебнулись, и Израиль понес потери, измеряемые сотнями, и потерял почти 150 самолетов.


Сирийцы могли бы нанести тяжелые удары по Израилю, но они приостановили наступление, вместо того, чтобы взять Голанские высоты и двинуться в Галилею. Это позволило израильтянам перегруппироваться и начать контратаку. Поскольку у Сирии были советники из СССР, вполне вероятно, что они приостановили наступление из-за политики разрядки. Поражение Израиля было бы неприемлемо для США!


Течение войны повернулось 19 октября. Сирийцев оттеснили, и Израиль вторгнулся в Сирию. В свете возможности, что Израиль оккупирует Дамаск, СССР организовал воздушные мосты в Дамаск и Каир. Израильские требования о воздушном мосте из США остались без ответа до 12-13 октября, после чего начались в крупных размерах. Официальная линия США: послать оружие в Израиль до 12 октября было невозможно. Однако, Киссинжер объяснил, что хотел, чтобы Израиль "размягчили".


Израильская армия пересекла Суэцкий канал и окружила египетскую Третью Армию 21 октября. Для предотвращения нежелательных последствий, СССР ответил на мольбу Египта спасти армию угрозами послать свои войска на помощь Египту. Генри Киссинджер, тогдашний госсекретарь США, отправился в Москву на переговоры о прекращении огня. Результатом стала резолюция ООН номер 338, немедленное прекращении огня, подтверждающая резолюцию номер 242, "направленную на установление справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке". Прекращение огня было нарушено, и вновь СССР угрожал вмешаться. Однако США принудили Израиль согласиться на второе прекращение огня 25 октября. Война кончилась, Израиль и Египет каждый объявили о своей победе.


Процесс продолжался Первым Синайским соглашением об освобождении в январе 1974 года. Оно призывало Израиль отвести войска за Суэцкий канал и ООН - восстановить буферную зону. Израильско-Сирийское соглашение об освобождении в июне 1974 года принудило Израиль отойти к линии прекращения огня 1967 года на Голанских высотах. Освободительно-Наблюдательные силы ООН заняли буферную зону между израильскими и сирийскими войсками. Второе соглашение между Израилем и Сирией было подписано в сентябре 1975 года. Оно расширило буферную зону и подтвердило дальнейший отход Израиля из Синая.


Результаты войны были весьма серьезными. Приблизительно 15 000 арабских солдат было убито, экономические потери равнялись годовому ВНП. Миф о непобедимой израильской армии был разрушен.


Ложь

Правительство Израиля знало о готовящемся нападении, но не предприняло ничего, чтобы его предотвратить. Недавно газета Едиот Ахоронот напечатала множество историй и интервью с генералами резерва. 19 сентября 2003 года она опубликовала интервью, данное Шароном местному изданию Алохем, в котором он утверждал, что, основываясь на данных воздушной разведки, он заранее знал, что война должна была начаться утром в пятницу, на полтора дня раньше, чем она действительно началась. Не только это, ни кто иной, как сам Зеев Шиф, самый авторитетный военный корреспондент Израиля, написал статью, опровергающую утверждение Мордехая Газита, советника Голды Меир, что она не получила никакой информации о надвигающейся войне от короля Иордании Хуссейна незадолго до ее начала.


Согласно некоторым отчетам, Хуссейн, как пишет Шиф "встретился с Меир 25 сентября 1973 года. Газит неоднократно заявлял (включая недавнюю статью в Хаарец), что никакого предупреждения не было. На этот раз, однако, он выразился иначе: "Голда не получила никакого предупреждения о совместном нападении Египта и Сирии".


Такого рода предупреждение - редкая роскошь для разведки. Между прочим, предостережение Хуссейна сопровождалось советом: только политические действия могут предотвратить запланированную войну.


Более важна в этих обстоятельствах реакция офицера разведки, уже во время встречи Голды и Хуссейна. Офицер услышал те же слова, что и Мордехай Газит, но сделал другой вывод. Это было недвусмысленное предупреждение, что война неизбежна. Это был подполковник Зисия Князер, глава иорданского отдела военной разведки Израиля. Князер, опытный разведчик, предпринял необычный шаг, фактически, нарушил инструкции, поскольку ему было приказано относиться к словам Хуссена и их содержанию как к совершенно секретной информации. Позже ночью он позвонил руководителю сирийского отдела подполковнику Ави Яари, и посоветовал ему привести северный округ в состояние боевой готовности. Яари действительно позвонил главе начальнику разведки северного округа, который поставил в известность командира округа гетерал-майора Ицхака Хофи. Когда об этом стало известно бригадному генералу Арье Шалеву, главе расследования разведки, он вызвал Князера и Яаари и сделал им выговор, первому - за неподчинение приказу и распространение информации о встрече Хуссейна с Голдой, а второму - за предупреждение северного округа без сообщения вышестоящему командованию. (Было ли предупреждение? Зеев Шиф, пятница, 12 июня 1998 года).


Стоит иметь в виду, что Киссинджер объяснил своему коллеге, главе американских военно-морских действий адмиралу Элмо. Р. Равольту-мл., что он намеревался вынудить Израиль "потерять как раз столько крови, чтобы смягчиться для послевоенной дипломатии согласно его планам" (Нью-Йорк таймс, 17 марта 1976 года).


Почему же израильские власти были готовы на частичное поражение? В 1973 году они не были готовы вернуть земли, оккупированные в 1967 году, без большого политического кризиса. С 1968 года правительство Аводы использовало оккупированные земли для создания еврейских поселений. Единственный способ убедить израильтян в необходимости возвращения Синая Египту в обмен на "мир", было частичное поражение. Это в самом деле привело к "мирному" соглашению с Египтом, но не спасло Аводу от политического поражения. В 1977 году к власти пришел Ликуд.


Марксистский подход

Хотя Сирия и Египет были союзниками, эти страны отличались не только классовым характером, но и военными целями. Египет был развивающейся капиталистической страной, воюющей за возвращение земель, отнятых Израилем в 1967 году, поэтому марксисты могли защищать Египет против израильского империализма. Однако мы должны помнить, что некоторые из земель, утраченных Египтом в 1967 году, были оккупированными территориями и принадлежали на самом деле палестинцам, а не Египту.


Но следует взглянуть за пределы этого непосредственного и, видимо, простого вопроса. Подлинная цель Египта в этой войне была не в возвращении части территории. Главная цель была представить себя как местного полицейского США. Они отказывались от связей с СССР и двигались к опоре на американский империализм. Поэтому марксистам не стоило защищать военные задачи ни Египта, ни Израиля, которые оба служили интересам империализма.
http://www.iraqwar.ru/iraq-read_article.php?articleId=42402〈=ru