ТАЙНЫ АМЕРИКИ

факты о настоящей Империи Зла

1953. Гренландия


Майк Дэвис

Край света или конец света для Буша

В начале лета 1951 года группа иннуитиов(эскимосов)-охотников, сопровождавших французского этнографа, вернулась домой в Туле на северо-западе Гренландии после отважной экспедиции на канадский остров Эллесмээ. Когда они отправились в путь год назад, Туле был одним из самых труднодоступных населенных пунктов на земле : два десятка иглу и фактория, основанная в 1910 году национальным героем Гренландии Кнудом Расмуссеном как база для его прославленных этнографических исследований.

Когда они приблизились по замерзшему морю, их поразил невиданный "мираж". "Целый город ангаров и палаток, стальных листов и алюминия, блестевшего на солнце в дыму и клубах пыли, вырос перед нами на равнине, которая только вчера была пустынной". В их отсутствие американская армада - 120 судов и 12 000 человек - крупнейшая высадка десанта со времен Нормандии (в 1944 году -пер.) - захватила залив Норз Стар. Без всякого разговора с жителями Туле, Пентагон превратил их охотничьи угодья в базу бомбардировщиков для ядерной войны, которая казалась неизбежной в то время, как армии США и Китая столкнулись в Корее.

В 1953 году, чтобы освободить место для новой ракетной батареи, американский командир велел иннуитам убираться, дав им на сборы четыре дня. Их силой увезли в новую деревню - "скоростным методом построенные трущобы", как некоторые их называют - на расстоянии 125 миль. Датские и американские власти врали миру, что этот переезд был "добровольным". Сейчас полвека спустя, их внуки, многие из которых-члены социалистической партии Инуит Атакатигиит (ИА), стали одним из главных препятствий на пути вашингтонских "Звездных войн" - бреда о вселенском всемогуществе.

Как и в начале холодной войны, местоположение Туле - на пути через северный полюс к Средней Азии и Ближнему Востоку, рассматривается сейчас как один из важнейших пентагоновских геополитических активов. Правительство Буша утверждает, что создание Национальной Противоракетной Обороны (NDM) настоятельно требует модернизации огромных радарных установок в Туле и Файлингдейле (Англия).

Разумеется, Лондон незамедлительно подчинился, а Копенгаген, действуя более скрытно, также дал понять, что готов, как и прежде, обменять Туле на скромные чаевые. Но Нуук, крошечная столица самоуправляющегося Калааллит Нунаат (так иннуиты называют свою землю), до сих пор отказывается поучаствовать в этом "ненормальном проекте".

На исторических выборах в декабре прошлого года большинство гренландцев проголосовало за коалицию против NDM - социал-демократическую партию Сиумут и радикальную ИА, чьи представители поклялись противостоять любым односторонним действиям Дании в отношении Туле и добиваться полной независимости. Этот сдвиг влево, наперекор и Вашингтону, и Копенгагену - значительное событие, чьи основы следует искать в тяжелом и малоизвестном колониальном прошлом.


Колония Пентагона

Хотя датчане установили теократическое колониальное правление в юго-западной Гренландии еще в начале 18-го века, иннуиты восточного побережья не были "открыты" до 1880-ых годов, и регион Туле оставался самоуправляемым (даже со своими собственными почтовыми марками) вплоть до 1930-ых годов. В это же самое десятилетие дипломатическое признание датских претензий на весь остров (давно оспаривающихся Норвегией) совпало с разведкой воздушных путей над Гренландией военными Германии, Англии и США. (Одним из немецких "исследователей" был убийца Розы Люксембург и Карла Либкнехта).

Весной 1941 года президент Рузвельт, обеспокоенный предложенной канадцами высадкой не меньше, чем немецким вторжением, распространил доктрину Монро (согласно которой все Западное полушарие - зона интересов США -пер.) на Гренландию, которая скоро превратилась в крупнейший пролет знаменитого воздушного моста для переправки самолетов Б-17 и Б-24 в Англию. В страну, которую Дания изолировала от внешнего мира не меньше, чем Тибет, за несколько месяцев наполнилась тысячами американских солдат с 17 военных баз вдоль южного побережья. Пока Дания была оккупирована Германией, Гренландия стала американской военной колонией.

После войны Пентагон не собирался отказываться от "крупнейшего в мире авианосца" и предложил Трумену купить Гренландию у Дании. В конце концов Вашингтон и Дания сошлись на том, что по договору 1951 года Стратегическое Коммандование ВВС(SAC) получило Туле в неограниченное пользование в качестве трамплина для Армагеддона. Осенью 1956 года базирующиеся на Туле Б-47 постоянно вторгались в советское воздушное пространство, чтобы довести Кремль до нервного срыва. Позднее командир SAC Кертис Ле Мэй (крайне темная личность) вспоминал с сожалением, что "немножко удачи - и мы могли бы тогда начать Третью Мировую войну".

В 1961 году командование SAC едва не приказало нанести атомный удар, после потери связи с Туле из-за технического сбоя, который приняли за советское нападение. Семь лет спустя Б-52Б с четырьмя водородными бомбами на борту загорелся и разбился у побережья рядом с Туле. Хотя ВВС настаивали, что обнаружили все бомбы, местные рабочие-спасатели утверждают, что одну бомбу так и не нашли. В 2001 году газаета Индипендент подтвердила их слова (пропавшая бомба имела номер 78252) и подсчитала, что 12 килограммов плутония попали в окружающую среду. Согласно данным Союза Рабочих Туле, представляющего рабочих-спасателей, это может объяснить высокий местный уровень раковых заболеваний, а также странные явления вроде тюленей без шерсти и мускусных быков с изуродованными копытами.

Хотя Б-25 в конце концов вывели из Туле во время войны против Вьетнама и большие американские базы в Нарсарсуаке и Канкерлусаке были закрыты, Пентагон не убрал оставшееся загрязнение. Пособник-колониальный хозяин и не подумал протестовать. Однако, по данным Гринпис, покинутые базы и радарные станции США оставили после себя отравленную окружающую среду.


Датская трущоба.

В договоре 1951 года "О Защите Гренландии" (плате за пентагоновскую милитаризацию Арктики) строго запрещались малейшие контакты между американцами и местными жителями. Чтобы навеки обеспечить датскую гегемонию над коренным населением, Гренландия была признана частью Дании в 1953 году : этот статус, как и в случае "французского" Алжира, усугубил, а не смягчил неравенство.

Поколения гренландцев - включая изгнанных охотников Туле - подверглось насильственной и унизительной "модернизации", разрушительной для их культуры. Датчане решили собрать все население десятков рыбачьих поселков и охотничьих лагерей в несколько "эффективных" центров вокруг громадных консервных фабрик и административных зданий.

Независимых арктические охотники - ныне безработных - поселили в многоэтажных бетонных башнях, их дети учили датский, а жены работали уборщицами или на конвейере в консервной промышленности. Квалифицированная работа предназначалась для высокооплачиваемых контрактников, привезенных издалека. Именно они пользовались огромными субсидиями, на которые так любят жаловаться датские правые.

Политика Копенгагена полностью соответствовала политэкономии американских военных баз ( со спросом на обсуживающий персонал, огромным количеством производимого мусора и культурой потребления). Результатом была катастрофическая урбанизация культуры иннуитов. В современной Гренландии 56 000 человек выкуривают 120 миллионов сигарет и выпивают 40 миллионов банок пива в год. Точно так же, современный Нуук, с населением всего в 15 000, ухитряется выглядеть похожим на южный Лос-Анжелес: гневные надписи на стенах панельных домов, войны банд в переулках, и торговцы наркотиками, разъезжающие в шикарных мотосанях.

Гренландцы, хорошо помнящие свое общинное прошлое и героический образ жизни, мужественно боролись против американского и датского колониализма. Самоуправление 1979 года было как уступкой гренландскому национализму, так и попыткой установить неоколониальное датское господство при посредстве новой иннуитской элиты, обучавшейся в Копенгагене. Препятствием оказалась ИА - политическая организация, созданная новыми левыми, вдохновленными Вьетнамом и антиколониальными революциями 1970-ых годов.

ИА иногда называют гренландским двойником датской центристской Социалистической Народной партии, но ее программа вполне самобытна : националистическая, общеиннуитская, зеленая и красная одновременно. ИА играла ведущую роль в создании иннуитского союза Полярного Круга, НГО, выполняющей роль негласного правительства 152 000 иннуитов в четырех странах и предвосхищающей мечты ИА о народной Арктике, без атомных бомб, наркотиков и загрязнения.

В декабре прошлого года все ожидали, что ИА получит больше всего голосов на выборах. Если она этого и не добилась, то только потому, что лидером Сиумут стал Ханнс Эноксен, отстранивший предыдущего многолетнего руководителя и премьер-министра Джонотана Мотцфельда после того, как тот принял участие во встрече НАТО в Праге.

Но новое правительство - коалиция Сиумут-ИА во главе с Эноксеном - распалось в январе спустя несколько недель после создания. Иностранные газеты карикатурно изображали причиной кризиса то, что представитель Сиумут нанял шамана для изгнания злых духов из здания правительства. На самом деле ИА вышла из состава правителсьства - как и несколькими годами раньше - в знак протеста против коррупции и фаворитизма. Сиумит быстренько сформировала новое правительство с неоколониальной партией Атассут, готовой не меньше Копенгагена заключить с Вашингтоном сделку насчет Звездных Войн.

Но разрыв ИА с Эноксеном только усилил ее позиции как единственного подлинного представителя гренландского самоопределения. Более того, она продолжает яростно противостоять вашингтонским планам милитаризации Арктики. Как один из лидеров ИА Джохан Ольсен заявил в прошлом году в Европарламенте : "Грендандия не должна участвовать в сделках с США, желающих модернизировать радары в Туле. Мы считаем, что Арктику следует провозгласить демилитаризированной зоной, свободной от оружия".

Перевод Аллы Никоновой.
Оригинал опубликован на http://zmag.org/content/showarticle.cfm?SectionID=30&ItemID=3240
http://www.left.ru/2003/6/grenlandia82.html